Акафист святителю Филиппу, митрополиту Московскому и всея России чудотворцу

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 22 января (09 января ст. ст.); 16 июля (03 июля ст. ст.); 18 октября (05 октября ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Кондак 1

Избранный от Господа сил Российских первопрестольников преемниче, славным подвигом исповедничества, яко светило златозарное, озаривый Церковь православную, чудесы велиими и нетлением твоих мощей от Бога прославленный, святителю отче наш Филиппе, величая дивнаго во святых Своих Господа, восхваляем тя с любовию, яко усерднаго пред престолом Господним молитвенника, чуднаго пастыря и мученика, и от всего сердца вопием ти:

Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Икос 1

Ангельския силы радовахуся, святителю отче наш Филиппе, чистому и святому житию твоему, видяще, яко издетска кротость дивную, благочестие и святое послушание являл еси; мы же, благодаряще Господа, тако о тебе благоволившего, прославляем тя яко Божия избранника восхвалениями сими:

Радуйся, родителей твоих плод благословенный.
Радуйся, из млада Господа Бога возлюбивый.
Радуйся, в чистей молитве твоей пред Господем дитя незлобивое.
Радуйся, с отрочества житиями угодников Божиих сердце твое питавый.
Радуйся, служб Божиих неленостный посетителю.
Радуйся, книжнаго церковного учения искренний любителю.
Радуйся, наказанию отца твоего духовного зело прилежавый.
Радуйся, пустошным играм, яже детей обычай, нимало же внимавый.
Радуйся, родителей твоих радость и утешение.
Радуйся, всех знаемых твоих похвало и удивление.
Радуйся, наш святый молитвенниче.
Радуйся, наш дивный учителю.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 2

Видел еси, святителю Филиппе, отрок млад сый, храмов Божиих благолепие, святых обителей украшение, честных мощей и икон святых от народа почитание, ярких свещей горение, фимиама воскурение и купно с материю твоею службами церковными зело умилялся еси, красоту же храмов Божиих вседушно возлюбил еси; и тако благочестиво возрастая, от юности твоея Отечества Небеснаго искал еси, идеже Господь во славе, идеже непрестанная песнь: Аллилуиа.

Икос 2

Разум твой учением слова Божия и молитвою умудряя, явился еси, святителю Филиппе, юноша благонравен, и за премногую твою добродетель излюблен был еси юным царем Иоанном, иже тя яко отрасль высокого рода приблизи к своему престолу царскому и многими почестьми тя украси; ты же, земную славу ни во чтоже вменяя, искушения земных почестей победил еси и о едином на потребу попечение имел еси, сего ради мы тебе радостно восхваляем тако:

Радуйся, от юности добрый и благочестивый рабе Христов.
Радуйся, благоговейныя матере твоея верный и послушный сыне и друже.
Радуйся, старцы и старицы добре почитавый.
Радуйся, нищия и убогия зело возлюбивый.
Радуйся, юношеских похотей победителю.
Радуйся, целомудрия рачителю.
Радуйся, церковных песен и Божественныя псалтири усердный любителю.
Радуйся, песен срамных, смехотворства и безчинства злаго нелицемерный презрителю.
Радуйся, всякую буесть юности отгнавый.
Радуйся, мудрость Евангельскую возлюбивый.
Радуйся, всех добродетелей вместилище.
Радуйся, благодати Божия искренний причастниче.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 3

Силою благодати Божия влекомь, всем сердцем познал еси, угодниче Божий, суету жизни мира сего: того ради внимание к себе царево видя и общение со избранными слугами того имея, услады душевныя в сих мирских прелестех не обретал еси, но об иноческом житии в сердце твоем помышляя, молился еси о благодатней небесней помощи, и тую в себе ощутив, благодетелю Богу радостно взывал еси: Аллилуиа.

Икос 3

Имея возраст совершен, услышал еси, преподобне отче, в храме Божием словеса Господа не можете Богу работати и мамоне (Мф. VI. 24), сими словесами Христа Спасителя восхищенный, не приложился еси плоти и крови, но Божию призыву повинуяся со усердною молитвою на устах, заступлением Богоматери и угодников Божиих окормляемь, оставил еси царское приближение, отчий дом, богатство тленное, и нищ быв, тайне душевнаго ради спасения ко обители преподобных Зосимы и Савватия устремился еси. Таковому твоему послушанию гласу Господа дивящеся, сице восхваляем тя:

Радуйся, по завету Господа мир и вся, яже в мире, презревый.
Радуйся, крест Христов на рамена твоя с веселием возложивый.
Радуйся, путь тесный к Царствию Небесному избравый.
Радуйся, узкими враты за Господем последовавый.
Радуйся, богатство мира сего возненавидевый.
Радуйся, Христовой нищете себе смиренно покоривый.
Радуйся, Господа и Спасителя паче родителей и дома твоего возлюбивый.
Радуйся, царя земнаго оставивый, да Царю Небесному всего себе поработиши.
Радуйся, добрый странниче ко Отечеству Небесному.
Радуйся, безбоязненный путниче к морю-окиану ледовитому.
Радуйся, земный ангеле.
Радуйся, небесный человече.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 4

Буря смущений найде на тя, святителю Христов, егда Господь, испытуяй любящия Своя, не попусти тя дойти до Лавры Соловецкия, но остави тя в пределах земли Новгородския, у езера Онежского, идеже, в веси Киже, прилепился еси ко единому от житель страны тоя пасти овцы его. Но в сих напастех ты, угодниче Божий, унынию не вдался еси, радостно же вся Господа ради терпевый. Умильно взывал еси, овцы господина твоего пасый, истинному Пастырю Христу ангельскую песнь: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаны быша на езере Онежском подвиги иноков обители Соловецкия, и паки, аки огнь, возгореся желание твое, святителю Филиппе, в сей святей обители во славу Божию потрудитися. Таже, оставль Кижу, устремился еси на оток Соловецкий, идеже никим же знаемь, паче же высокородие твое скрывая, смиренныя ради мольбы твоея принят был еси во обитель, да послушание твое Господеви истинно явиши. И послушник быв, вся повеленная тебе во обители радостно творил еси и своея воли вседушно отреклся еси. Сего ради в похвалу тебе сице глаголем:

Радуйся, кроткий и смиренный послушниче обители Соловецкия.
Радуйся, повеления игумена и старцев, яко веления Самого Господа, исполнявый.
Радуйся, сечением дров во обители смирение стяжавый.
Радуйся, земли копанием и камения ношением плоть свою обручивый.
Радуйся, аки вторый Дамаскин, скаредныя места очищавый.
Радуйся, всякие тягчайшия работы радостно исполнявый.
Радуйся, яко биемь бываем, никакоже злом за зло воздавал еси.
Радуйся, яко многия обиды и уничижения благодушно претерпевал еси.
Радуйся, Христовых заповедей добрый исполнителю.
Радуйся, церковных заветов усердный хранителю.
Радуйся, терпения учителю.
Радуйся, смиренномудрия наставниче.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 5

Богомыслие пустынное ко святому послушанию приложил еси, отче наш Филиппе, сего ради игумен обители радостно по благому твоему хотению сопричисли тя ко избранному стаду иноков Соловецких и твой постриг во инока соверши; ты же, со страхом и трепетом обеты иночества изрекая, о содействии благодати Божия молился еси и со слезами великого умиления взывал еси Господу: Аллилуиа.

Икос 5

Видеша игумен и братия обители Соловецкия в тебе воистину избранный сосуд Божия благодати: ангельский бо чин восприяв, великих подвигов твоих не оставил еси, преподобне, но всяко смиряя себе, носил еси дрова и воду, огнь возгнешал еси, в поварне и пекарне прилежно трудился еси, вкупе же паче прежняго в молитве и прочих духовных трудех ходил еси. Егда же иноцы обители начаша восхваляти тя блаженне, ты сея славы людския не стерпел еси, но оставль обитель, удалился еси на том же отоце во едино пусто место. И тамо денно и нощно не едино лето в молитве, чтении Слова Божия и богомыслии пребывал еси. За таковыя твоя во славу Господа подвиги восхваляем тя усердно:

Радуйся, истинного монашеского жития великий образе.
Радуйся, иноческих обетов пламенный исполнителю.
Радуйся, дневными и нощными подвигами плоть твою всецело духови покоривый.
Радуйся, молитве Иисусовой усердно прилежавый.
Радуйся, умную молитву от Господа стяжавый.
Радуйся, древним восточным подвижником искренний подражателю.
Радуйся, токмо в молитве ко Господу все утешение полагавый.
Радуйся, сладостным общением с Господом в пустыни дух твой питавый.
Радуйся, Божия Матере любимиче.
Радуйся, Ангелов собеседниче.
Радуйся, наше верное прибежище.
Радуйся, наше светлое упование.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 6

Проповедник словом и делом чистаго и святаго монашеского жития был еси, святителю Филиппе, сего ради игумен, престарелый в летех, вкупе с братиею обители умоли твое смирение прияти высокое звание иноков начальника и священства, да водимая тобою святая обитель яко яркий светильник всея Руси православныя явится, да иноцы и мирстии людие, молящиеся в ней, возрастают от силы в силу, воспевая Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия светом велиим обитель Соловецкая, егда святитель Филипп, гласу Божию повинуяся, восприял бремя тяжкое игуменства монастырского. Святый игумен, по заповеди Господа, себе самого яко слугу всех вмени, телесным бо трудом и молитвенным подвигом паче прежняго себе предавая, Христоподражательным своим нравом и иноческим житием братию без слова пленяше, таже чин церковного богослужения исправляше и о благоукрашении святыя обители попечение имеяше. Воспоминающе убо славные труды сего дивнаго игумена, восхваляем его тако:

Радуйся, Соловецкия обители мудрый управителю.
Радуйся, братии обители кроткий и смиренный начальниче.
Радуйся, о вечном спасении братии слезно ко Господу взывавый.
Радуйся, скорби и радости иноков в сердце твоем не тесно вмещавый.
Радуйся, яко поучения инокам усердно вещал еси.
Радуйся, яко Евангельския законы в сердца их глубоце внедрял еси.
Радуйся, добрым иноком сугубую честь воздававый.
Радуйся, строптивыя и нерадивыя иноки судом Божиим вразумлявый.
Радуйся, Христовыя любве и небеснаго мира усердный благовестниче.
Радуйся, вечныя правды Христовы твердый поборниче.
Радуйся, иноческих уставов ревнителю.
Радуйся, красоты церковных служб рачителю.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 7

Хотящих честне изобразити чудныя дела игуменства твоего вразуми, святителю Филиппе: недоумеет бо язык человеческий изрещи достойныя хвалы денным и нощным трудам твоим: твоему о благоукрашении обители попечению, твоему уставом церковным послушанию, твоим слезам молитвенным, твоим воздыханием сердечным, твоему пустынному уединению. Обаче в толиких безмерных трудех твоих силу благодати Божественныя видяще, усердно вопием щедродателю Господу Богу ангельскую песнь: Аллилуиа.

Икос 7

Новый Зосима явился еси обители твоей, святителю Филиппе. Всею душею твоею живя в Господе, присно в молитве пребывая, слезами умиления покрывая ложе твое, ты, святителю великий, не забыл еси и великого дела домовного строительства: новые храмы и скиты воздвигал еси, блатныя места осушал еси, пути по отоку Соловецкому исправлял еси, братския домы, больницы и прочия строения обители созидал еси. Таковому твоему доброделанию дивящеся, тако похваляем тя:

Радуйся, преподобному Савватию в молитве и духовнем делании подобный.
Радуйся, по домовому строительству и во игуменстве великому Зосиме равный.
Радуйся, преподобному Герману в твердей вере и светлем на Господа уповании подражавый.
Радуйся, добродетели всех Соловецких подвижников усвоивый.
Радуйся, честнаго Успения Богоматере и Боголепаго Спасова Преображения храмов мудрый зиждителю.
Радуйся, пустыни твоего имене и скитов обители основателю.
Радуйся, пресныя воды Соловецких источников во единем Святем езере совокупивый.
Радуйся, в красотах севернаго неба славу Премудраго Творца вселенной умильно созерцавый.
Радуйся, всякую пядь земли отоков Соловецких твоими честными стопами освятивый.
Радуйся, чащи лесныя и брега морския слезами умиления обильно орошавый.
Радуйся, пред Богом молитвенниче наш усердный.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 8

Странник безвестен и проситель смиренный иноческого послушания у врат обители Соловецкия явился еси, Филииппе, но како духовных твоих доблестей ради содеяся славно имя твое блаженнее, град бо Москва и вся Русь православная познаша в тебе яве добродетелей твоих светлость и молитв твоих силу; сего ради и был еси вождь духовен всея Руси святыя и всех, спасения ищущих, во еже взывати Господу: Аллилуиа.

Икос 8

Всею душею и телом обители преподобных Зосимы и Савватия поработал еси, отче преподобне, сего ради о нуждах обители сея зело прилежал еси и о сих царя Иоанна Грознаго извещал еси. Грозный же царь, юношеския дружбы твоея и подвигов твоих иноческих ради щедро обители твоей снабдение творяще, подражающе же ему, и прочии града Москвы обитателие от трудов твоих обители прилежаху, и к молитвенному твоему заступлению притекающе, тако прославляху тя:

Радуйся, от царских чертогов до иноческия нищеты нисшедый.
Радуйся, честь земную на богатство неоскудевающее пременивый.
Радуйся, Божественныя литургии пламенный совершителю.
Радуйся, слова Божия усердный изъяснителю.
Радуйся, иноческими подвигами твоими родительницу твою возвеселивый и житием твоим ко иночестей жизни склонивый.
Радуйся, нужды отечества твоего земнаго в сердце твоем имевый и о них пред Богом слезы источивый.
Радуйся, мирских людей наставниче.
Радуйся, столпе православия непоколебимый.
Радуйся, истины поборниче неодоленный.
Радуйся, утешение всех скорбящих.
Радуйся, отрадо к твоей помощи всех прибегающих.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 9

Всяк возраст и чин града Москвы зело возрадовася, егда изыде весть о приятии тобою, смиренным игуменом Соловецким, чести и сана первосвятителя Церкви Российския. Ведомо бо бе людем русским и прежнее твое к царю приближение, и царское твоих иноческих подвигов почитание. Сего ради упованием светлым сердца их исполнишася: новый бо первосвятитель истинный и мощный печальник и заступник пред Грозным царем о всех обидимых и правды ради гонимых восстанет, и в сей великой радости и надежде возгласиша Благодателю всех Богу благодарственно хвалебную песнь: Аллилуиа.

Икос 9

Ветийствующий язык человеческий не возможет достойне изобразити труды и скорби твоя, святителю Филиппе, на первосвятительском престоле Церкве Российския. Грозный бо царь в тыя дни свою державу злою опричниною возмути: люди русские зело сокрушахуся, егда о убиении мужей неповинных слышаху и казни жестокия видяху. И ты, ревнителю Божий, сию неправду цареву видя, в защищение верных сынов русских дерзновенно глас свой возвысил еси и, входя к царю, кротко того поучал еси, и опричнину злую упразднити и убиения невинных прекратити умолял еси. И благослови Господь святительское твое пред царем Грозным печалование. Царь Иоанн, твоим мольбам и слезам внемля, гнев свой на время укроти. Народ же русский и град Москва твое мощное пред царем заступление видяще, сице радостно восхваляху тя:

Радуйся, архиерею истинный.
Радуйся, яко вторый Моисей бремене всего народа русскаго носителю.
Радуйся, граду Москве и всему народу русскому словес Божественных усердный изъяснителю.
Радуйся, российский Златоусте, устами златыми Божия правды и суда Христова провозвестниче.
Радуйся, царя и людей русских во апостольских и отеческих преданиях мудрый наставниче.
Радуйся, непокоряющихся Божьему закону грозный запретителю.
Радуйся, Грознаго царя искренний, нелицеприятный и нельстивый друже.
Радуйся, об исполнении пути его и о вечном его спасении усердный и слезный молитвенниче.
Радуйся, злых опричнины деяний безбоязненный обличителю.
Радуйся, обидимых защитниче и скорбящих душею утешителю.
Радуйся, всех заветов Евангелия Христова смиренный исповедниче.
Радуйся, о земных наших скорбех милостивый печальниче.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 10

Спасти хотя всю Русь православную от суемудренного свирепства царского, яко пастырь добрый, душу твою за паству положити готовый, ты, святителю Христов, всенародно ярость самонравного царя на кротость преложити потщался еси. О новых же злодеяниях опричнины уведев и гнев царский на себе испытав, к венцу мученическому приуготовил себе и в благодатном умилении ко Господу взывал еси чистыми твоими устами хвалебную песнь: Аллилуиа.

Икос 10

Царя Грознаго ярость и свирепство зело угобзил еси, святителю отче наш Филиппе, егда Христову учению внимая, во храме Владычицы честнаго Ея Успения новыя беззакония царя Грознаго обличив еси, еще же и опричника в глумлении над Евангелием укорил еси. За сие твое дерзновение судом неправедным святительского сана лишен был еси, в храме Божием злыми опричниками во святительском одеянии обезчестен был еси и муки жестокия, в темницу ввержен, претерпел еси. Последи же, от смерти избавлен быв, во Отрочь монастырь во изгнание послан был еси. Чада же твоя духовная, твое поругание и страдание видяще, со слезами возглашаху тебе сия:

Радуйся, страдальче наш незлобивый.
Радуйся, паству твою до смерти возлюбивый.
Радуйся, пророку Илии и Предтече Господню во обличении царя беззаконнаго уподобивыйся.
Радуйся, учение Христово в доме царстем аки вторый Павел проповедавый.
Радуйся, великому Амвросию, епископу Медиолана, единоправный.
Радуйся, безбоязненный правды поборниче.
Радуйся, аки вторый Златоуст безчестие и изгнание от царя претерпевый.
Радуйся, о вразумлении царя Грознаго яко верный Христов пастырь непрестанно моливыйся.
Радуйся, наш благий и великий святителю.
Радуйся, наш златословесный учителю.
Радуйся, яко твоему подвигу Ангели возрадовашася.
Радуйся, яко твоему исповедничеству вся вселенныя дивится.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 11

Пение надгробное со слезами скорбными град Москву, обитель Соловецкую и всю Русь православную огласи, егда во вся концы отечества нашего изыде весть о мученической кончине твоей, наш дивный исповедниче. Смерть бо неправедную, горькую, во Отроче монастыре от рук злаго слуги царского восприял еси. Присно со Христом пребывая, молитву за убийц твоих творил еси, святителю, егда праведная душа твоя от тела нуждею разлучашеся. Мы же, прославляюще твою страдальческую кончину, со слезами умиления вопием премудрому Господу: Аллилуиа.

Икос 11

Свет благодатных исцелений обильно возсия от честных мощей твоих, святителю Филиппе, первее в Соловецкой обители, а послежде во граде Москве, в нюже многоцелебныя мощи твоя великим Никоном пренесошася. К сим мощем припадающе, в похвалу тебе, наш великий святителю, тако глаголем:

Радуйся, возвращением твоим в Соловецкую обитель братию обители зело возвеселивый.
Радуйся, игуменство твое в ней духовне возобновивый.
Радуйся, яко Соловецкая обитель части мощей твоих благодарне поклоняется.
Радуйся, яко сию часть мощей твоих обитель твоя, яко драгоценную жемчужину, почитает.
Радуйся, яко прославлением честнаго твоего тела и град Москву и все отечество наше возвеличил еси.
Радуйся, яко чудесами от нетленных мощей твоих благочестие в стране нашей умножил еси.
Радуйся, святителем Христовым Петру, Алексию и Ионе единоправный.
Радуйся, подвигом твоим святителя Ермогена на великое пастырское дерзновение воодушевивый.
Радуйся, светозарное солнце земли Российския.
Радуйся, разумного света заре.
Радуйся, светило церковное и архиерейская красото.
Радуйся, небесных законов на земли живая проповедь и христоподражательного жития образе.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 12

Благодать святаго дерзновения безбоязненно делом и словом вещати Христово учение подаждь нам, немощным, великий угодниче Божий и святителю Филиппе, наипаче подаждь сию благодать пастырем Церкви Христовыя, да возмогут они немолчно свою духовную паству учити и вразумляти, лицеприятия избегати, да таковое дерзновение стяжавше, вси мы на благом пути ко спасению обрящемся и сподобимся в вечном Небесном Царствии выну воспевати Господу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твое дивное житие, твоя иноческия подвиги на отоце Соловецком воспевающе, твою святительскую ревность и дерзновение восхваляюще, поклоняющеся твоему до крове правдолюбию и исповедничеству, святителю отче наш Филиппе, молим тя в борениях и искушениях многоразличных не оставляти нас, но наипаче твоими молитвами укрепити, да возможем и мы твоими подражательми быти и тебе, нашего отца и наставника, восхваляти сице:

Радуйся, звездо Российская.
Радуйся, чистый сосуде Святаго Духа.
Радуйся, вселенским мучеником и исповедником подобниче.
Радуйся,Церкви Российския похвало и всего священства украшение.
Радуйся, иноческия кротости образе.
Радуйся, монашеского постнического жительства истинное правило.
Радуйся, безплотных сожителю.
Радуйся, Христова смирения ревнителю.
Радуйся, чудес велиих совершителю.
Радуйся, о скорбех земнаго отечества твоего милостивый пред Богом печальниче.
Радуйся, яко тобою Соловецкая обитель славится.
Радуйся, яко тобою град Москва и вся Россия украшается.
Радуйся, святителю Христов Филиппе, исповедниче великий и преславный чудотворче.

Кондак 13

О, великий святителю Христов Филиппе! приими от нас, грешных, сие похвальное пение и священными твоими молитвами тя поющия в мире сохрани, от напастей и бед избави, во святей православной вере укрепи, угодное Богу житие проводити помози, уныние наше в радость претвори, дух крепкого стояния за церковныя законы и церковныя предания обнови в нас, да тако сподобимся во веки в райских обителех воспевати нашему Пастыреначальнику и Господу: Аллилуиа. Аллилуиа. Аллилуиа

Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1.

Молитва святителю Христову и чудотворцу Филиппу

О, великий печальниче земли Российския святителю Христов Филиппе! Великими и многими даровании обогати тя щедродаровитый Владыка Господь, ты же, яко раб благий и верный, дарования сия зело умножил еси, от отроческих лет даже до кончины твоея заповедем Господним внимая, пребывая в них и возрастая, полн сый любве и милосердия, кротости и смирения, сими добродетельми ты богатно служил еси Господу и присным твоим, образ евангельского жития показуя, благочестивым житием Бога прославляя. За сие житие твое от Бога прославлен еси, велим даром чудес обогатился еси, святое дерзновение стяжал еси и до днесь земному отечеству и народу твоему служиши, и воздыхания наши предворяеши.

И мы, грешнии, затупничеству твоему перед Богом верующее, молимся тебе усердно. Буди нам, якоже в земнем твоем житии, отец и заступник, помози всем нам крест земнаго жития с терпением и радостию носити. Малодушныя молитвою твоею подкрепи и от житейских соблазнов любовию твоею отврати, сеющия соблазны рукою твоею крепкою вразуми. Даждь нам, святителю Христов, прежде кончины нашея, радость твоего мощнаго заступления ощутити, даждь многострадальному твоему отечеству силы благодатныя присно Христу работати, якоже благочестивии отцы наши своим церковным житием славу Божию и веру Христову на земли множаху, даждь нам их благочестию подражати, уставы церковныя хранити, заповеди Божии благоговейно соблюдати, нищия любити и щедро им благотворити, обидимыя заступати, веру Христову и закон Божий безбоязненно исповедати, всякого греха гнушатися и одеждою всякия правды светло украшатися. Да тако твоими молитвами укрепляеми, возможем и мы житие свое богоугодне устроити, грехов прощение от Господа получити и милостию и человеколюбием Спаса нашего и Господа в небесных селениях водворитися, идеже ангели и вси святи славят великолепое имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Краткое житие святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси

Статьи о святителе Филиппе

• Митрополит Филипп: «Бога ради, живите любовно» Дмитрий Володихин

Свя­той Филипп (в ми­ру Фе­о­дор) про­ис­хо­дил из знат­но­го ро­да бо­яр Ко­лы­че­вых. Фе­о­дор был пер­ве­нец бо­яри­на и его бо­го­бо­яз­нен­ной су­пру­ги Вар­ва­ры. С ран­них лет Фе­о­дор, по вы­ра­же­нию жиз­не­опи­са­те­ля, с сер­деч­ной лю­бо­вью при­ле­пил­ся к бо­го­дух­но­вен­ным кни­гам, от­ли­чал­ся кро­то­стью и сте­пен­но­стью и чуж­дал­ся за­бав. По вы­со­ко­му сво­е­му про­ис­хож­де­нию он ча­сто бы­вал в цар­ском двор­це. Его кро­тость и бла­го­че­стие оста­ви­ли силь­ное впе­чат­ле­ние в ду­ше его сверст­ни­ка, ца­ря Иоан­на.

По при­ме­ру сво­е­го от­ца Фе­о­дор на­чал во­ен­ную служ­бу, и его ожи­да­ло бле­стя­щее бу­ду­щее, но серд­це его не ле­жа­ло к бла­гам ми­ра. Про­тив обы­чая вре­ме­ни он мед­лил же­нить­ся до 30-лет­не­го воз­рас­та. Один раз в церк­ви, в вос­крес­ный день, силь­но по­дей­ство­ва­ли на него сло­ва Спа­си­те­ля: «Ни­кто не мо­жет слу­жить двум гос­по­дам, ибо или од­но­го бу­дет нена­ви­деть, а дру­го­го лю­бить, или од­но­му станет усерд­ство­вать, а о дру­гом нера­деть» (Мф.4:24). Услы­шав в них свое при­зва­ние к ино­че­ству, он тай­но от всех, в одеж­де про­сто­лю­ди­на, оста­вил Моск­ву и на­пра­вил­ся в Со­ло­вец­кую оби­тель. Здесь в те­че­нии де­вя­ти лет он без­ро­пот­но нес тяж­кие тру­ды по­слуш­ни­ка, ра­бо­тал, как про­стой се­ля­нин, то на ого­ро­де, то в куз­ни­це и пе­карне. На­ко­нец, по об­ще­му же­ла­нию бра­тии, был по­став­лен в пре­сви­те­ра и игу­ме­на.

В этом сане он рев­ност­но за­бо­тил­ся о бла­го­со­сто­я­нии оби­те­ли в ма­те­ри­аль­ном, а боль­ше – в нрав­ствен­ном от­но­ше­нии. Он со­еди­нил озе­ра ка­на­ла­ми и осу­шил бо­лот­ные ме­ста для се­но­ко­сов, про­вел до­ро­ги в ме­стах преж­де непро­хо­ди­мых, за­вел скот­ный двор, улуч­шил со­ля­ные вар­ни­цы, воз­двиг два ве­ли­че­ствен­ных со­бо­ра – Успен­ский и Пре­об­ра­жен­ский, и дру­гие хра­мы, устро­ил боль­ни­цу, учре­дил ски­ты и пу­сты­ни для же­ла­ю­щих без­мол­вия и сам по вре­ме­нам уда­лял­ся в од­но уеди­нен­ное ме­сто, из­вест­ное в до­ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя под име­нем Филип­по­вой пу­сты­ни. Он на­пи­сал для бра­тии но­вый устав, в ко­то­ром на­чер­тал об­раз тру­до­лю­би­вой жиз­ни, за­пре­ща­ю­щий празд­ность.

Игу­ме­на Филип­па вы­зва­ли в Моск­ву для ду­хов­но­го со­ве­та, где при пер­вом же сви­да­нии с ца­рем он узнал, что для него на­зна­че­на ка­фед­ра мит­ро­по­ли­та. Со сле­за­ми он умо­лял Иоан­на: «Не раз­лу­чай ме­ня с мо­ей пу­сты­ней; не вру­чай ма­лой ла­дье бре­ме­ни ве­ли­ко­го». Иоанн был непре­кло­нен и по­ру­чил ар­хи­ере­ям и бо­ярам убе­дить Филип­па к при­ня­тию мит­ро­по­лии. Филипп со­гла­сил­ся, но тре­бо­вал уни­что­же­ния оприч­ни­ны. Ар­хи­ереи и бо­яре уго­ва­ри­ва­ли Филип­па не на­ста­и­вать уси­лен­но на этом тре­бо­ва­нии из ува­же­ния к са­мо­дер­жа­вию ца­ря и сми­рен­но при­нять сан. Филипп усту­пил во­ле ца­ря, ви­дя в ней Бо­жие из­бра­ние.

В пер­вое вре­мя свя­ти­тель­ства Филип­па (1567–1568 гг.) утих­ли ужа­сы оприч­ни­ны, но так бы­ло недол­го. Опять на­ча­лись гра­бе­жи и убий­ства мир­ных граж­дан. Филипп несколь­ко раз в уеди­нен­ных бе­се­дах с ца­рем ста­рал­ся вра­зу­мить его, но ви­дя, что убеж­де­ния по­мо­га­ют, ре­шил­ся дей­ство­вать от­кры­то.

21 мар­та (1568 г.), в Кре­сто­по­клон­ную Неде­лю, пе­ред на­ча­лом ли­тур­гии мит­ро­по­лит сто­ял на воз­вы­ше­нии по­сре­ди хра­ма. Вдруг в цер­ковь вхо­дит Иоанн с тол­пой оприч­ни­ков. Все они и сам царь бы­ли в вы­со­ких чер­ных шлы­ках, в чер­ных ря­сах, из-под ко­то­рых бле­сте­ли но­жи и кин­жа­лы. Иоанн по­до­шел к свя­ти­те­лю со сто­ро­ны и три ра­за на­кло­нял свою го­ло­ву для бла­го­сло­ве­ния. Мит­ро­по­лит сто­ял непо­движ­но, устре­мив свой взор на ико­ну Спа­си­те­ля. На­ко­нец бо­яре ска­за­ли: «Вла­ды­ка свя­тый! Царь тре­бу­ет тво­е­го бла­го­сло­ве­ния». Свя­ти­тель обер­нул­ся к Иоан­ну, как бы не узна­вая его, и ска­зал: «В этой одеж­де стран­ной я не узнаю ца­ря пра­во­слав­но­го, не узнаю его и в де­лах цар­ства. Бла­го­че­сти­вый, ко­му по­рев­но­вал ты, ис­ка­зив та­ким об­ра­зом твое бла­го­ле­пие? С тех пор, как све­тит солн­це на небе, не слы­ха­но, чтобы бла­го­че­сти­вые ца­ри воз­му­ща­ли соб­ствен­ную дер­жа­ву... У та­тар и языч­ни­ков есть за­кон и прав­да, а у нас их нет. Мы, го­су­дарь, Бо­гу при­но­сим бес­кров­ную жерт­ву, а за ал­та­рем льет­ся невин­ная кровь хри­сти­ан. Не скорб­лю о тех, ко­то­рые, про­ли­вая свою невин­ную кровь, спо­доб­ля­ют­ся до­ли свя­тых му­че­ни­ков; о тво­ей бед­ной ду­ше стра­даю. Хо­тя и об­ра­зом Бо­жи­им по­чтен ты, од­на­ко ж, смерт­ный че­ло­век, и Гос­подь взы­щет все от ру­ки тво­ей».

Иоанн ки­пел гне­вом, шеп­тал угро­зы, сту­чал жез­лом о пли­ты по­мо­ста. На­ко­нец вос­клик­нул: «Филипп! Или на­шей дер­жа­ве ты сме­ешь про­ти­вить­ся? По­смот­рим, уви­дим, ве­ли­ка ли твоя кре­пость». – «Царь бла­гий, – от­ве­тил свя­ти­тель, – на­прас­но ты ме­ня устра­ша­ешь. Я при­ше­лец на зем­ле, под­ви­за­ясь за ис­ти­ну, и ни­ка­кие стра­да­ния не за­ста­вят ме­ня умолк­нуть». Страш­но раз­дра­жен­ный, Иоанн вы­шел из церк­ви, но за­та­ил зло­бу до вре­ме­ни.

28 июля, в празд­ник Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мой Оди­гит­рия, свя­ти­тель Филипп слу­жил в Но­во­де­ви­чьем мо­на­сты­ре и со­вер­шал крест­ный ход во­круг стен мо­на­сты­ря. Там был и царь, окру­жен­ный оприч­ни­ка­ми. Во вре­мя чте­ния Еван­ге­лия свя­ти­тель за­ме­тил оприч­ни­ка, сто­яв­ше­го по­за­ди ца­ря в та­тар­ской шап­ке, и ука­зал на него Иоан­ну. Но ви­нов­ный по­спе­шил снять и спря­тать шап­ку. То­гда оприч­ни­ки об­ви­ни­ли мит­ро­по­ли­та в том, буд­то он ска­зал неправ­ду с це­лью уни­зить ца­ря пе­ред на­ро­дом. То­гда Иоанн ве­лел су­дить Филип­па. На­шлись кле­вет­ни­ки с лож­ны­ми об­ви­не­ни­я­ми про­тив свя­ти­те­ля, ко­то­ро­му не да­ли воз­мож­но­сти изоб­ли­чить их, и он был осуж­ден на ли­ше­ние ка­фед­ры.

8 но­яб­ря, в празд­ник Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла, свя­ти­тель в по­след­ний раз слу­жил в Успен­ском со­бо­ре; и он так же, как и в день об­ли­че­ния ца­ря Иоан­на Гроз­но­го, сто­ял на ка­фед­ре. Вдруг от­во­ри­лись цер­ков­ные две­ри, во­шел бо­ярин Бас­ма­нов в со­про­вож­де­нии тол­пы оприч­ни­ков и ве­лел про­честь бу­ма­гу, в ко­то­рой изум­лен­но­му на­ро­ду объ­яв­ля­ли, что мит­ро­по­лит ли­ша­ет­ся са­на. Тот­час же оприч­ни­ки со­рва­ли со свя­ти­те­ля об­ла­че­ние и, одев в обо­рван­ную мо­на­ше­скую ря­су, вы­ве­ли его вон из хра­ма, по­са­ди­ли на дров­ни и с ру­га­тель­ства­ми по­вез­ли в один из мос­ков­ских мо­на­сты­рей. Го­во­ри­ли, что царь хо­тел бы­ло сжечь ис­по­вед­ни­ка Хри­сто­ва на ко­ст­ре, и толь­ко по прось­бе ду­хо­вен­ства опре­де­ли­ли ему по­жиз­нен­ное за­то­че­ние. В то же вре­мя он каз­нил мно­гих род­ствен­ни­ков Филип­па. Го­ло­ву од­но­го из них, осо­бен­но лю­би­мо­го Филип­пом пле­мян­ни­ка Ива­на Бо­ри­со­ви­ча Ко­лы­че­ва, Гроз­ный по­слал свя­ти­те­лю. С бла­го­го­ве­ни­ем при­нял ее свя­ти­тель Филипп, по­ло­жил и, зем­но по­кло­нив­шись, по­це­ло­вал и ска­зал: «Бла­жен его же из­брал и при­ял еси Гос­по­ди», – и воз­вра­тил по­слав­ше­му. На­род с утра до ве­че­ра тол­пил­ся во­круг оби­те­ли, же­лая уви­деть хоть тень слав­но­го свя­ти­те­ля, и рас­ска­зы­вал о нем чу­де­са. То­гда Иоанн ве­лел пе­ре­ве­сти его в Твер­ской От­рочь мо­на­стырь.

Год спу­стя царь со всей дру­жи­ной дви­нул­ся про­тив Нов­го­ро­да и Пско­ва и от­пра­вил впе­ре­ди се­бя оприч­ни­ка Ма­лю­ту Ску­ра­то­ва в От­рочь мо­на­стырь. Свя­той Филипп за три дня пред­ска­зал о пред­сто­яв­шей сво­ей кон­чине и при­го­то­вил­ся к ней при­ня­ти­ем Свя­тых Та­ин. Ма­лю­та с ли­це­мер­ным сми­ре­ни­ем по­до­шел к свя­ти­те­лю и про­сил бла­го­сло­ве­ния ца­рю. «Не ко­щун­ствуй, – ска­зал ему свя­той Филипп, – а де­лай то, за­ чем при­шел». Ма­лю­та бро­сил­ся на свя­ти­те­ля и за­ду­шил его. Тот­час же вы­ры­ли мо­ги­лу и опу­сти­ли в нее свя­щен­но­му­че­ни­ка на гла­зах Ма­лю­ты (23 де­каб­ря 1569 г.) Мо­щи свя­ти­те­ля Филип­па по­чи­ва­ли в мос­ков­ском Успен­ском со­бо­ре, ко­то­рый был сви­де­те­лем его ве­ли­чай­ше­го по­дви­га.

По­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны свя­ти­те­ля Филип­па († 23 де­каб­ря 1569 го­да) те­ло его бы­ло по­гре­бе­но в От­ро­че мо­на­сты­ре в Тве­ри. Ино­ки Со­ло­вец­кой оби­те­ли, где он преж­де был игу­ме­ном, ис­про­си­ли в 1591 го­ду поз­во­ле­ние пе­ре­не­сти его мо­щи в свой мо­на­стырь. Мно­го­стра­даль­ное нетлен­ное те­ло бы­ло по­ло­же­но в мо­ги­лу, при­го­тов­лен­ную епи­ско­пом Филип­пом для се­бя еще при жиз­ни, под па­пер­тью хра­ма пре­по­доб­ных Зо­си­мы и Сав­ва­тия Со­ло­вец­ких, око­ло гро­ба стар­ца Ио­ны (Ша­ми­на), лю­би­мо­го на­став­ни­ка его в мо­на­ше­ских по­дви­гах.

29 ап­ре­ля 1646 го­да игу­ме­ну Со­ло­вец­кой оби­те­ли Илии по­сла­на бы­ла гра­мо­та пат­ри­ар­ха Иоси­фа о тор­же­ствен­ном от­кры­тии мо­щей свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Филип­па. 31 мая мо­щи пе­ре­ло­жи­ли в но­вую ра­ку и по­ста­ви­ли в Пре­об­ра­жен­ском со­бо­ре.

В 1652 го­ду Ни­кон, то­гда еще мит­ро­по­лит Нов­го­род­ский, пред­ло­жил пе­ре­не­сти в Моск­ву мо­щи трех свя­ти­те­лей-му­че­ни­ков: мит­ро­по­ли­та Филип­па, пат­ри­ар­хов Иова и Ер­мо­ге­на. По бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Иоси­фа мит­ро­по­лит Ни­кон от­пра­вил­ся в 1652 го­ду в Со­лов­ки за мо­ща­ми свя­ти­те­ля Филип­па и тор­же­ствен­но пе­ре­нес их в Моск­ву. В ру­ки свя­то­го бы­ла вло­же­на по­ка­ян­ная гра­мо­та ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, в ко­то­рой он мо­лил о про­ще­нии гре­хов сво­е­го пра­де­да Иоан­на Гроз­но­го, "скло­няя" свою власть пе­ред вла­стью цер­ков­ной. 3 июля свя­тые мо­щи встре­ча­ли в Москве: "пас­тырь, невин­но из­гнан­ный, был воз­вра­щен на свой пре­стол". В Успен­ском со­бо­ре "на са­мой сре­дине сто­ял он 10 дней" и во все дни с утра до ве­че­ра был звон, как в Пас­халь­ную неде­лю. За­тем свя­тые мо­щи бы­ли по­став­ле­ны в Успен­ском со­бо­ре у юж­ной две­ри ал­та­ря.

На ме­сте встре­чи мо­щей свя­ти­те­ля Филип­па мос­ков­ским ду­хо­вен­ством и на­ро­дом был воз­двиг­нут крест, от ко­то­ро­го по­лу­чи­ла свое на­зва­ние Кре­стов­ская за­ста­ва в Москве (у Риж­ско­го вок­за­ла).

Полное житие святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Филипп, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, в ми­ру Фе­о­дор, про­ис­хо­дил из знат­но­го бо­яр­ско­го ро­да Ко­лы­че­вых, за­ни­мав­ших вид­ное ме­сто в Бо­яр­ской ду­ме при дво­ре мос­ков­ских го­су­да­рей. Он ро­дил­ся в 1507 го­ду. Его отец, Сте­пан Ива­но­вич, "муж про­све­щен­ный и ис­пол­нен­ный рат­но­го ду­ха", по­пе­чи­тель­но го­то­вил сы­на к го­судар­ствен­но­му слу­же­нию. Бла­го­че­сти­вая Вар­ва­ра, мать Фе­о­до­ра, кон­чив­шая свои дни в ино­че­стве с име­нем Вар­со­но­фия, се­я­ла в ду­ше его се­ме­на ис­крен­ней ве­ры и глу­бо­ко­го бла­го­че­стия. Юный Фе­о­дор Ко­лы­чев при­ле­жал к Свя­щен­но­му Пи­са­нию и свя­то­оте­че­ским кни­гам, на ко­то­рых зи­жди­лось ста­рин­ное рус­ское про­све­ще­ние, со­вер­шав­ше­е­ся в Церк­ви и в ду­хе Церк­ви. Ве­ли­кий князь Мос­ков­ский, Ва­си­лий III Иоан­но­вич, отец Иоан­на Гроз­но­го, при­бли­зил ко дво­ру мо­ло­до­го Фе­о­до­ра, ко­то­ро­го, од­на­ко, не ма­ни­ла при­двор­ная жизнь. Со­зна­вая ее су­ет­ность и гре­хов­ность, Фе­о­дор всё глуб­же по­гру­жал­ся в чте­ние книг и по­се­ще­ние хра­мов Бо­жи­их. Жизнь в Москве угне­та­ла мо­ло­до­го по­движ­ни­ка, ду­ша его жаж­да­ла ино­че­ских по­дви­гов и мо­лит­вен­но­го уеди­не­ния. Ис­крен­няя при­вя­зан­ность к нему юно­го кня­жи­ча Иоан­на, пред­ве­щав­шая боль­шое бу­ду­щее на по­при­ще го­судар­ствен­но­го слу­же­ния, не мог­ла удер­жать в гра­де зем­ном взыс­ку­ю­ще­го Гра­да Небес­но­го.

В вос­крес­ный день, 5 июня 1537 го­да, в хра­ме, за Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей, Фе­о­до­ру осо­бен­но за­па­ли в ду­шу сло­ва Спа­си­те­ля: "Ни­кто не мо­жет ра­бо­тать двум гос­по­дам" (Мф.6:24), ре­шив­шие его даль­ней­шую судь­бу. Усерд­но по­мо­лив­шись Мос­ков­ским чу­до­твор­цам, он, не про­ща­ясь с род­ны­ми, тай­но, в одеж­де про­сто­лю­ди­на по­ки­нул Моск­ву и неко­то­рое вре­мя укры­вал­ся от ми­ра в де­ревне Хи­жи близ Онеж­ско­го озе­ра, до­бы­вая про­пи­та­ние пас­ту­ше­ски­ми тру­да­ми. Жаж­да по­дви­гов при­ве­ла его в зна­ме­ни­тый Со­ло­вец­кий мо­на­стырь на Бе­лом мо­ре. Там он ис­пол­нял са­мые труд­ные по­слу­ша­ния: ру­бил дро­ва, ко­пал зем­лю, ра­бо­тал на мель­ни­це. По­сле по­лу­то­ра лет ис­ку­са игу­мен Алек­сий, по же­ла­нию Фе­о­до­ра, по­стриг его, дав в ино­че­стве имя Филипп и вру­чив в по­слу­ша­ние стар­цу Ионе Ша­ми­ну, со­бе­сед­ни­ку пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го († 1533; па­мять 30 ав­гу­ста). Под ру­ко­вод­ством опыт­ных стар­цев инок Филипп воз­рас­та­ет ду­хов­но, уси­ли­ва­ет пост и мо­лит­ву. Игу­мен Алек­сий по­сы­ла­ет его на по­слу­ша­ние в мо­на­стыр­скую куз­ни­цу, где свя­той Филипп с ра­бо­той тя­же­лым мо­ло­том со­че­та­ет де­ла­ние непре­стан­ной мо­лит­вы. К на­ча­лу служ­бы в хра­ме он все­гда яв­лял­ся пер­вым и по­след­ним вы­хо­дил из него. Тру­дил­ся он и в хлебне, где сми­рен­ный по­движ­ник был уте­шен небес­ным зна­ме­ни­ем. В оби­те­ли по­ка­зы­ва­ли по­сле об­раз Бо­го­ма­те­ри "Хле­бен­ный", чрез ко­то­рый За­ступ­ни­ца Небес­ная яви­ла Свое бла­го­во­ле­ние сми­рен­но­му Филип­пу-хлеб­ни­ку. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на свя­той Филипп неко­то­рое вре­мя про­во­дит в пу­стын­ном уеди­не­нии, вни­мая се­бе и Бо­гу.

В 1546 го­ду в Нов­го­ро­де Ве­ли­ком ар­хи­епи­скоп Фе­о­до­сий по­свя­тил Филип­па во игу­ме­на Со­ло­вец­кой оби­те­ли. Но­во­по­став­лен­ный игу­мен ста­рал­ся все­ми си­ла­ми под­нять ду­хов­ное зна­че­ние оби­те­ли и ее ос­но­ва­те­лей – пре­по­доб­ных Сав­ва­тия и Зо­си­мы Со­ло­вец­ких (па­мять 27 сен­тяб­ря, 17 ап­ре­ля). Он разыс­кал об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии, при­не­сен­ный на ост­ров пер­во­на­чаль­ни­ком Со­ло­вец­ким, пре­по­доб­ным Сав­ва­ти­ем, об­рел ка­мен­ный крест, сто­яв­ший ко­гда-то пе­ред кел­ли­ей пре­по­доб­но­го. Бы­ли най­де­ны Псал­тирь, при­над­ле­жав­шая пре­по­доб­но­му Зо­си­ме († 1478), пер­во­му игу­ме­ну Со­ло­вец­ко­му, и ри­зы его, в ко­то­рые с тех пор об­ла­ча­лись игу­ме­ны при служ­бе в дни па­мя­ти чу­до­твор­ца. Оби­тель ду­хов­но воз­рож­да­лась. Для упо­ря­до­че­ния жиз­ни в мо­на­сты­ре был при­нят но­вый устав. Свя­той Филипп по­стро­ил на Со­лов­ках два ве­ли­че­ствен­ных хра­ма – тра­пез­ный храм Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, освя­щен­ный в 1557 го­ду, и Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Игу­мен сам ра­бо­тал как про­стой стро­и­тель, по­мо­гая класть сте­ны Пре­об­ра­жен­ско­го со­бо­ра. Под се­вер­ной па­пер­тью его он ис­ко­пал се­бе мо­ги­лу ря­дом с мо­ги­лой сво­е­го на­став­ни­ка, стар­ца Ио­ны. Ду­хов­ная жизнь в эти го­ды про­цве­та­ет в оби­те­ли: уче­ни­ка­ми свя­то­го игу­ме­на Филип­па бы­ли и при нем под­ви­за­лись сре­ди бра­тии пре­по­доб­ные Иоанн и Лон­гин Яренг­ские (па­мять 3 июля), Вас­си­ан и Иона Пер­то­мин­ские (па­мять 12 июня).

Для тай­ных мо­лит­вен­ных по­дви­гов свя­той Филипп ча­сто уда­лял­ся на без­мол­вие в глу­хое пу­стын­ное ме­сто за две вер­сты от мо­на­сты­ря, по­лу­чив­шее впо­след­ствии на­зва­ние Филип­по­вой пу­сты­ни.

Но Гос­подь го­то­вил свя­то­го угод­ни­ка для ино­го слу­же­ния и ино­го по­дви­га. В Москве о со­ло­вец­ком от­шель­ни­ке вспом­нил лю­бив­ший его ко­гда-то в от­ро­че­ские го­ды Иоанн Гроз­ный. Царь на­де­ял­ся, что най­дет в свя­ти­те­ле Филип­пе вер­но­го спо­движ­ни­ка, ду­хов­ни­ка и со­вет­ни­ка, ко­то­рый по вы­со­те мо­на­ше­ской жиз­ни ни­че­го об­ще­го не бу­дет иметь с мя­теж­ным бо­яр­ством. Свя­тость мит­ро­по­ли­та, по мне­нию Гроз­но­го, долж­на бы­ла од­ним крот­ким ду­хов­ным ве­я­ни­ем укро­тить нече­стие и зло­бу, гнез­див­шу­ю­ся в Бо­яр­ской ду­ме. Вы­бор пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской Церк­ви ка­зал­ся ему наи­луч­шим.

Свя­ти­тель дол­го от­ка­зы­вал­ся воз­ло­жить на се­бя ве­ли­кое бре­мя пред­сто­я­те­ля Рус­ской Церк­ви. Ду­хов­ной бли­зо­сти с Иоан­ном он не чув­ство­вал. Он пы­тал­ся убе­дить ца­ря уни­что­жить оприч­ни­ну, Гроз­ный же ста­рал­ся до­ка­зать ему ее го­судар­ствен­ную необ­хо­ди­мость. На­ко­нец, Гроз­ный царь и свя­той мит­ро­по­лит при­шли к уго­во­ру, чтобы свя­то­му Филип­пу не вме­ши­вать­ся в де­ла оприч­ни­ны и го­судар­ствен­но­го управ­ле­ния, не ухо­дить с мит­ро­по­лии в слу­ча­ях, ес­ли царь не смо­жет ис­пол­нить его по­же­ла­ний, быть опо­рой и со­вет­ни­ком ца­ря, как бы­ли опо­рой мос­ков­ских го­су­да­рей преж­ние мит­ро­по­ли­ты. 25 июля 1566 го­да свер­ши­лось по­свя­ще­ние свя­то­го Филип­па на ка­фед­ру Мос­ков­ских свя­ти­те­лей, к сон­му ко­то­рых пред­сто­я­ло ему вско­ре при­со­еди­нить­ся.

Иоанн Гроз­ный, один из ве­ли­чай­ших и са­мых про­ти­во­ре­чи­вых ис­то­ри­че­ских де­я­те­лей Рос­сии, жил на­пря­жен­ной де­я­тель­ной жиз­нью, был та­лант­ли­вым пи­са­те­лем и биб­лио­фи­лом, сам вме­ши­вал­ся в со­став­ле­ние ле­то­пи­сей (и сам вне­зап­но обо­рвал нить мос­ков­ско­го ле­то­пи­са­ния), вни­кал в тон­ко­сти мо­на­стыр­ско­го уста­ва, не раз ду­мал об от­ре­че­нии от пре­сто­ла и мо­на­ше­стве. Каж­дый шаг го­судар­ствен­но­го слу­же­ния, все кру­тые ме­ры, пред­при­ня­тые им для ко­рен­ной пе­ре­строй­ки всей рус­ской го­судар­ствен­ной и об­ще­ствен­ной жиз­ни, Гроз­ный стре­мил­ся осмыс­лить как про­яв­ле­ние Про­мыс­ла Бо­жия, как дей­ствие Бо­жие в ис­то­рии. Его из­люб­лен­ны­ми ду­хов­ны­ми об­раз­ца­ми бы­ли свя­той Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский (па­мять 20 сен­тяб­ря) и свя­той Фе­о­дор Чер­ный (па­мять 19 сен­тяб­ря), во­и­ны и де­я­те­ли слож­ной про­ти­во­ре­чи­вой судь­бы, му­же­ствен­но шед­шие к свя­той це­ли, сквозь лю­бые пре­пят­ствия, вста­вав­шие пред ни­ми в ис­пол­не­нии дол­га пе­ред Ро­ди­ной и пе­ред Свя­той Цер­ко­вью. Чем силь­нее сгу­ща­лась тьма во­круг Гроз­но­го, тем ре­ши­тель­нее тре­бо­ва­ла его ду­ша ду­хов­но­го очи­ще­ния и ис­куп­ле­ния. При­е­хав на бо­го­мо­лье в Ки­рил­лов Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь, он воз­ве­стил игу­ме­ну и со­бор­ным стар­цам о же­ла­нии по­стричь­ся в мо­на­хи. Гор­дый са­мо­дер­жец пал в но­ги на­сто­я­те­лю, и тот бла­го­сло­вил его на­ме­ре­ние. С тех пор всю жизнь, пи­сал Гроз­ный, "мнит­ся мне, ока­ян­но­му, что на­по­ло­ви­ну я уже чер­нец". Са­ма оприч­ни­на бы­ла за­ду­ма­на Гроз­ным по об­ра­зу ино­че­ско­го брат­ства: по­слу­жив Бо­гу ору­жи­ем и рат­ны­ми по­дви­га­ми, оприч­ни­ки долж­ны бы­ли об­ла­чать­ся в ино­че­ские одеж­ды и ид­ти к цер­ков­ной служ­бе, дол­гой и устав­ной, длив­шей­ся от 4 до 10 ча­сов утра. На "бра­тию", не явив­шу­ю­ся к мо­леб­ну в че­ты­ре ча­са утра, царь-игу­мен на­кла­ды­вал епи­ти­мию. Сам Иоанн с сы­но­вья­ми ста­рал­ся усерд­но мо­лить­ся и пел в цер­ков­ном хо­ре. Из церк­ви шли в тра­пез­ную, и по­ка оприч­ни­ки ели, царь сто­ял воз­ле них. Остав­ши­е­ся яст­ва оприч­ни­ки со­би­ра­ли со сто­ла и раз­да­ва­ли ни­щим при вы­хо­де из тра­пез­ной. Сле­за­ми по­ка­я­ния Гроз­ный, же­лая быть по­чи­та­те­лем свя­тых по­движ­ни­ков, учи­те­лей по­ка­я­ния, хо­тел смыть и вы­жечь гре­хи свои и сво­их со­рат­ни­ков, пи­тая уве­рен­ность, что и страш­ные же­сто­кие де­я­ния вер­шат­ся им ко бла­гу Рос­сии и тор­же­ству пра­во­сла­вия. Наи­бо­лее яр­ко ду­хов­ное де­ла­ние и ино­че­ское трез­ве­ние Гроз­но­го рас­кры­ва­ет­ся в его "Си­но­ди­ке": неза­дол­го до смер­ти по его ве­ле­нию бы­ли со­став­ле­ны пол­ные спис­ки уби­ен­ных им и его оприч­ни­ка­ми лю­дей, ко­то­рые бы­ли за­тем разо­сла­ны по всем рус­ским мо­на­сты­рям. Весь грех пе­ред на­ро­дом Иоанн брал на се­бя и мо­лил свя­тых ино­ков мо­лить Бо­га о про­ще­нии его ис­стра­дав­шей­ся ду­ши.

Са­мо­зван­ное ино­че­ство Гроз­но­го, мрач­ным игом тя­го­тев­шее над Рос­си­ей, воз­му­ща­ло свя­ти­те­ля Филип­па, счи­тав­ше­го, что нель­зя сме­ши­вать зем­но­го и небес­но­го, слу­же­ния кре­ста и слу­же­ния ме­ча. Тем бо­лее, что свя­той Филипп ви­дел, как мно­го нерас­ка­ян­ной зло­бы и нена­ви­сти скры­ва­ет­ся под чер­ны­ми шлы­ка­ми оприч­ни­ков. Бы­ли сре­ди них и про­сто убий­цы, очерст­вев­шие в без­на­ка­зан­ном кро­во­про­ли­тии, и мздо­им­цы-гра­би­те­ли, за­ко­ре­не­лые в гре­хе и пре­ступ­ле­нии. По­пуще­ни­ем Бо­жи­им ис­то­рия ча­сто де­ла­ет­ся ру­ка­ми нече­стив­цев, и как бы ни же­лал Гроз­ный обе­лить пред Бо­гом свое чер­ное брат­ство, кровь, про­ли­тая его име­нем на­силь­ни­ка­ми и изу­ве­ра­ми, взы­ва­ла к небу.

Свя­ти­тель Филипп ре­шил­ся про­ти­во­стать Гроз­но­му. Это бы­ло свя­за­но с но­вой вол­ной каз­ней в 1567–1568 го­дах. Осе­нью 1567 го­да, ед­ва царь вы­сту­пил в по­ход на Ли­во­нию, как ему ста­ло из­вест­но о бо­яр­ском за­го­во­ре. Из­мен­ни­ки на­ме­ре­ва­лись за­хва­тить ца­ря и вы­дать поль­ско­му ко­ро­лю, уже дви­нув­ше­му вой­ска к рус­ской гра­ни­це. Иоанн Гроз­ный су­ро­во рас­пра­вил­ся с за­го­вор­щи­ка­ми и вновь про­лил мно­го кро­ви. Груст­но бы­ло свя­то­му Филип­пу, но со­зна­ние свя­ти­тель­ско­го дол­га по­нуж­да­ло его сме­ло вы­сту­пить в за­щи­ту каз­нен­ных. Окон­ча­тель­ный раз­рыв на­сту­пил вес­ной 1568 го­да. В Неде­лю Кре­сто­по­клон­ную, 2 мар­та 1568 го­да, ко­гда царь с оприч­ни­ка­ми при­шел в Успен­ский со­бор, как обыч­но, в мо­на­ше­ских об­ла­че­ни­ях, свя­ти­тель Филипп от­ка­зал­ся бла­го­сло­вить его, но стал от­кры­то по­ри­цать без­за­ко­ния, тво­ри­мые оприч­ни­ка­ми: "учал мит­ро­по­лит Филипп с го­су­да­рем на Москве враж­до­ва­ти об оприч­нине". Об­ли­че­ние вла­ды­ки пре­рва­ло бла­го­ле­пие цер­ков­ной служ­бы. Гроз­ный в гне­ве ска­зал: "Нам ли про­ти­вишь­ся? Уви­дим твер­дость твою! – Я был слиш­ком мя­гок с ва­ми", – до­ба­вил царь, по сви­де­тель­ству оче­вид­цев.

Царь стал про­яв­лять еще боль­шую же­сто­кость в пре­сле­до­ва­нии всех про­ти­вив­ших­ся ему. Каз­ни сле­до­ва­ли од­на за дру­гой. Участь свя­ти­те­ля-ис­по­вед­ни­ка бы­ла ре­ше­на. Но Гроз­ный хо­тел со­блю­сти ка­но­ни­че­ский по­ря­док. Бо­яр­ская ду­ма по­слуш­но вы­нес­ла ре­ше­ние о су­де над гла­вой Рус­ской Церк­ви. Над мит­ро­по­ли­том Филип­пом был устро­ен со­бор­ный суд в при­сут­ствии по­ре­дев­шей Бо­яр­ской ду­мы. На­шлись лже­сви­де­те­ли: к глу­бо­кой скор­би свя­ти­те­ля, это бы­ли ино­ки из воз­люб­лен­ной им Со­ло­вец­кой оби­те­ли, его быв­шие уче­ни­ки и по­стри­же­ни­ки. Свя­то­го Филип­па об­ви­ня­ли во мно­же­стве мни­мых пре­ступ­ле­ний, до кол­дов­ства вклю­чи­тель­но. "Я – при­ше­лец на зем­ле, как и все от­цы мои, – сми­рен­но от­ве­чал свя­ти­тель, – го­тов стра­дать за ис­ти­ну". От­верг­нув все об­ви­не­ния, свя­той стра­да­лец пы­тал­ся пре­кра­тить суд, объ­явив о доб­ро­воль­ном сло­же­нии мит­ро­по­ли­чье­го са­на. Но от­ре­че­ние его не бы­ло при­ня­то. Му­че­ни­ка жда­ло но­вое по­ру­га­ние. Уже по вы­не­се­нии при­го­во­ра о по­жиз­нен­ном за­то­че­нии в тем­ни­це свя­то­го Филип­па за­ста­ви­ли слу­жить ли­тур­гию в Успен­ском со­бо­ре. Это бы­ло 8 но­яб­ря 1568 го­да. В се­ре­дине служ­бы в храм во­рва­лись оприч­ни­ки, все­на­род­но за­чи­та­ли со­бор­ное осуж­де­ние, по­ро­чив­шее свя­ти­те­ля, со­рва­ли с него ар­хи­ерей­ское об­ла­че­ние, оде­ли в ру­би­ще, вы­тол­ка­ли из хра­ма и на про­стых дров­нях от­вез­ли в Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь. Му­че­ни­ка дол­го то­ми­ли в под­ва­лах мос­ков­ских мо­на­сты­рей, но­ги стар­ца за­би­ва­ли в ко­лод­ки, дер­жа­ли его в око­вах, на­ки­ды­ва­ли на шею тя­же­лую цепь. На­ко­нец, от­вез­ли в за­то­че­ние в Твер­ской От­рочь мо­на­стырь. Там год спу­стя, 23 де­каб­ря 1569 го­да, свя­ти­тель при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от ру­ки Ма­лю­ты Ску­ра­то­ва. Еще за три дня свя­той ста­рец пред­ви­дел окон­ча­ние сво­е­го зем­но­го по­дви­га и при­ча­стил­ся Свя­тых Тайн. Мо­щи его бы­ли пре­да­ны зем­ле пер­во­на­чаль­но там же, в мо­на­сты­ре, за ал­та­рем хра­ма. Поз­же со­вер­ши­лось пе­ре­не­се­ние их в Со­ло­вец­кую оби­тель (11 ав­гу­ста 1591) и от­ту­да – в Моск­ву (3 июля 1652).

Па­мять свя­ти­те­ля Филип­па празд­но­ва­лась Рус­ской Цер­ко­вью с 1591 го­да в день его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны – 23 де­каб­ря. С 1660 го­да празд­но­ва­ние бы­ло пе­ре­не­се­но на 9 ян­ва­ря.


См. так­же: "Па­мять свя­то­го Филип­па, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Празд­но­ва­ние свя­ти­те­лям мос­ков­ским Пет­ру, Алек­сию, Ионе и Филип­пу" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.