Акафист святителю Иннокентию (Вениаминову), митрополиту Московскому, апостолу Америки и Аляски

Предназначен для келейного чтения

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 13 апреля (31 марта ст. ст.); 06 октября (23 сентября ст. ст.); 18 октября (05 октября ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Кондак 1

Возбранный Святителю и добрый пастырю Богоданных словесных овец. Посвятивый всю жизнь твою, горение сердца и душу Христу. В полунощных странах неустанно трудивыйся, Святыя ради Церкви и спасения всех, не помышляя земныя награды. Мы же наследницы велия благодати твоея, воспеваем ти похвальныя песни сия. Ты бо предстоиши пред престолом Бога Славы, и ходатайствуеши о земле нашей и людех ея. Сия совокупльше воедино, Святая Церковь с нею же и мы благодарственная воспеваем ти тако:

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Икос 1

Ангелов сожителю бывый святый Иннокентие, яко новый апостол возсиял от малыя веси сибирския до стран дальневосточных и мира западнаго. Из млада избра тя Господь, да прославиши светом православия древния языческая народы аляскинския и азиатския, да вкупе с нами прославят тя песненными похвалы сицевыми:

Радуйся, великий подражателю Христов и приемников его, Апостолов:

Радуйся, благовестителю арктических народов.

Радуйся, учителю Богомудрый алеутов и колошей:

Радуйся, светильниче пресветлый эскимосов и коряков.

Радуйся, смиренне подвижниче, стопы бо твоя от Бога исправляли бо ся:

Радуйся, устроителю церкви православныя Американския.

Радуйся, проповедати Евангелие вожделевый:

Радуйся, к неведающим спасения жалости исполненный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 2

Видяще отличныя от иных отрок добрыя познания в учении Божественнем, многия стремления и таланты твоя, такожде и велию радость в служении Богу и Церкви святей его, сродник твой от младых лет наставляя тя на путь веры и благочестия, во еже воспевати Богу: Аллилуиа.

Икос 2

Разум духовный от юности твоея Богом ти даровася, во еже служити Ему вся дни живота твоего и премудрости мира сего познавати. Мы же поминая святость жития твоего, празднуем с веселием память твою:

Радуйся, наставницы и учители твоя мудростию своею поразивый.

Радуйся, смирения и кротости исполненный:

Радуйся, твердое православия укрепление:

Радуйся, честное Пресвятыя Троицы носило и похваление.

Радуйся, подвиги твоими всех удививый:

Радуйся, ересь идольскую искоренивый.

Радуйся, употребивый таланты твоя на служение Вышнему.

Радуйся, нас вдохновивый на служение Богу и ближнему:

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 3

Сила вышняго вразуми тя к приятию Божественныя воли на служение Апостольское во Аляске, егда завершися учение твое во Иркутске. Идеже ты вместе с супружницею твоею возлюбленною Екатериною и чадом малым, отправися во апостольское путьшествие ко Российстей Америке воспевая Богу: Аллилуиа.

Икос 3

Имеяше воистину, отче Иннокентие, с небесе благодать тебе дана быти, а не от земли: како бо кто от человек возможет твоея ревности по Бозе познати? Ты бо не возбоялся еси расстояния дальнего и пути длительного, ради Евангелия Христова, по тундре замороженной и бурным морям путьшесвовавый. Тем же и мы, вдохновляемии подвиги твоими, вопием ти сице:

Радуйся, Апостолом бывый Америце:

Радуйся, основателю Церкви Православныя в мире западнем.

Радуйся, славный подражателю Апостола Павла:

Радуйся, храбро путьшествовавый по бурным морям северным.

Радуйся, Духом Святым укрепляемый:

Радуйся, Ангелы Господни носимый и охраняемый.

Радуйся, столпе православия непоколебимый:

Радуйся, пастырю Христов небоязненный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 4

Бурю внутрь имея помышлений сумнительных, како достойно есть пети и познати чудеса Твоя подвиги и терпение, блаженне Иннокентие? Никтоже бо может я исчести, ты же достигнув благополучно островов Уналашкинских, Ангелы хранимый в море бурнем, на брегу воспел хвалебную ангельскую песнь Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаша, Богомудре Иннокентие, ближнии и дальнии величие чудес твоих, яко уподобися ты в труде своем святым Кириллу и Мефодию, дал еси азбуку Алеутом Колошам и прочим северным народом, во еже могли бы Бога Истиннаго познати, и славити Его непрестанно, много потрудился на поприще сем, переводя писание Божественное на наречия северныя, мы же прославляем Бога, даровавшего нам светильника таковаго, вопием тебе с радостию:

Радуйся, просветителю древних северных народов:

Радуйся, Триединаго Божества благовеститель в штате Аляска.

Радуйся, устроивый Церковь Христову на камени твердом:

Радуйся, мудро сеявый благое и истинное на ниве благоплодной.

Радуйся, рабе усердный не скрывый таланта Божественнаго:

Радуйся, малое стадо Христово собравый воедино.

Радуйся, закона Христова скрижали, Богом писанныя:

Радуйся, яко истину Христову неведущии имут тя учителя.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 5

Боготечная звезда явися тебе святаго Иннокентия Иркутскаго подвиг. Ты же примеру его подражая, наставляя вере православней язычники, путьшествоваше всюду, собирая рассеянное свое стадо, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, верныя же научая, спасающему тобою Богу взывати: Аллилуиа.

Икос 5

Видеша людие язычестии подвиги и труды твоя, притекаху к тебе аки доброму пастырю, внимаху всякому слову из уст твоих исходящему, ты же имея радение о них, открываше школы повсюду во еже учити отроки истине, сего ради слышиши от всех сице:

Радуйся, наблюдателю проницательный чудес Зиждителевых:

Радуйся, преподавателю терпеливый истин простых и мудрых.

Радуйся, богатство неисчерпаемое в неверии живущим:

Радуйся, просветителю темноты невежества.

Радуйся, промышления о людех приятелище:

Радуйся, чистоты веры усердный хранителю.

Радуйся, всего мира во Христе утверждение:

Радуйся, наставниче добрый ко спасению.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 6

Проповедника велия Богоносна чтит тя, преблаженне Иннокентие, Сибирь вся, Америка и Аляска, ты бо проповеда Евангелие на языках северных научая всех взывати Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси свет животный, идяше просветити новокрещенныя люди земли полунощныя Христовым учением. Тии же, узревше Тя, яко ангела светла, спасение благовестити грядуща, яко пастыря добра, душу свою за овцы полагающа, восприяша реку Амур новым Иорданом в ней крестишася, с нимиже и мы вкупе воспеваем тебе сице:

Радуйся, в миру живый, но мирскаго не искавый:

Радуйся, Христа славити всеми языки завещавый.

Радуйся, просветителю великий племен всех северных:

Радуйся, подателю света Христова даже до последних времен.

Радуйся, делателю славный винограда Христова:

Радуйся, пастырю добрый и милостивый стада Иисусова.

Радуйся, слова Божия верный толкователю:

Радуйся, мира Христова всюду насадителю.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 7

Хотя веру православную укоренити во стране полунощней повеле строити храм соборный, сам же таланты Богом ти данныя и приумноженныя, употребляя на дело благое сие, самостоятельно назираше строительство его, да в нем вернии воспоют Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго тя Павла, проповедника ревнастнаго разумеем, отче святый Иннокентие, давый не токмо грамоту новопросвещенным северным людем, целя их недуги не токмо душевныя, но и телесныя, порази всех знанием медицины таже и Богословия, мы же с познавшими чрез тя Христа воспеваем ти тако:

Радуйся, просветителю Тунгусов и Индейцев:

Радуйся, благовестителю эвенком и якутом.

Радуйся, таланты своими всех удививый:

Радуйся, Господеви, а не человеком угождати учивый.

Радуйся, врачу душевный вкупе же и телесный:

Радуйся, архитриклине пира церковнаго чудесный.

Радуйся, чрез все житие на ниве Господней потрудивыйся:

Радуйся, и по смерти от паствы своея любовию не отлучивыйся.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 8

Странно бысть кругосветное путешествие твое, егда тя призваша предстати пред Святейшим Синодом, да представиши велия труды твоя и переводы, ради духовного одобрения, ты же достигше града Святаго Петра верно возопи Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь еси предан быв душею же и телом заветам Христовым, мужественно прият весть о блаженной кончине супружницы твоея, посети святыни Киевския и Сергиевския, моляся усердно Господу о даровании ти благодати велия и помощи в трудех, с благодарением прият от руки святителя Филарета чин ангельский и сан архиерейский. Мы же поминающии сие дерзаем вопити к тебе сице:

Радуйся, Иоанну Крестителю в крещении людей поревновавый:

Радуйся, Кириллу и Мефодию в просвещении равный.

Радуйся, Герману Аляскинскому сомолитвенниче истинный:

Радуйся, Николая Японскаго наставниче славный.

Радуйся, Иннокентия Иркутскаго в проповедании подражателю:

Радуйся, Филарета Московскаго дел великий последователю.

Радуйся, венцем терпения на земли венчанный:

Радуйся, светом вечным на небеси осиянный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 9

Всякое древо по плоду познавается, плод же трудов твоих велий есть пред Господем. Возвратяся в сане епископа в новую епархию полунощной страны, усугуби труды во устроении и укреплении церкви Христовы. Сам устрои часы в колокольне новаго соборнаго храма, и повеле открытии семинарию на Ситхе обучения ради духовенства местного, да вси взывают Господу Сил: Аллилуиа.

Икос 9

Ветии многовещанныя подвигом твоим удивляются, ангели с тобою ликовствуют. Велика бо бысть епархия твоя, насеянная многими народы языческими, ты же посылаше проповедницы во вся удаленныя страны Сибири Восточной и на Аляску, да вси языцы познают веру истинную. Сего ради вопием ти сице,

Радуйся, Апостоле великий Арктический:

Радуйся, первый иерарше Американский.

Радуйся, истинный образе архипастыря православнаго:

Радуйся, не древле, а ныне подвизавыйся.

Радуйся, истинныя веры исповедниче:

Радуйся, Царствия Божия наследниче.

Радуйся, триязычную ересь поправый:

Радуйся, туземцам двери Царствия Небеснаго отверзый.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 10

Спасти хотя всех притекающих к тебе, Богом водимый и ангелы укрепляемый, святителю Христов Иннокентие, посети народы Амурския долины Сибири, изучая нравы и обычаи, язык и традиции тоя страны, примером к подражанию им явился еси, непрестанно научая взывати Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена еси всем, о православии трудящимся, и заступление к тебе с верою притекающим, святче Божий Иннокентие, пример достойный подражанию явивый, да продолжатся труды твоя в просвещении неведущих Христовой истины, мы же воспоминающее подвиги и труды твоя взываем ти сице:

Радуйся, добродетельми, яко виссоном, украшенный:

Радуйся, в премудрости с Соломоном сравненный.

Радуйся, подобно Иоанну Богослову Господа возлюбивый:

Радуйся, такожде и малыя чада твоя наставивый.

Радуйся, Евангелие переведый на языки туземныя:

Радуйся, основавый школы для изучения истины Божественныя.

Радуйся, семена Истины насадивый на почве Американстей:

Радуйся, трубо громогласная Евангельскаго благовестия.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 11

Пение Всемогущему Богу паче иных принесл еси, святе Иннокентие, жизнь свою посвятивый просвещению иноверных, свет Евангельский донесый даже до конец земли, стопами обошед всю вселенную, на склоне лет своих быв призван на служения святительское, ты же восприяв сие со смирением Богу воспевая: Аллилуиа.

Икос 11

Светозарнаго светильника обретше в тебе, святителю Иннокентие, земля Русская, уподобися бо ты вселенским учителям, паству Российскую добре упасл еси, не забывая малая чада тобою оставленныя, поревноваше о них даже до смерти, мы же с ними согласно вопием ти таковая:

Радуйся, свете миру и соль земли бывый:

Радуйся, яко светильник, горяй во тьме, языком светивый.

Радуйся, ко Владыце всех нас покаянныя молитвы приносящий:

Радуйся, и сам о нас к Нему выну всегда молящийся.

Радуйся, светлое Православия проповедание:

Радуйся, златозрачное света Евангельскаго сияние.

Радуйся, сего ради велиим во Царствии Божием нареченный:

Радуйся, на земли в Церкви Господней прославленный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 12

Благодать просвещения и мира испроси нам, Святителю Христов Иннокентие, мира во всем мире, любви друг ко другу. Евангелие Христово до конца жития своего благовестивый, завещавый не плакати а радоватися о преставлении твоем, речей надгробных не глаголати но токмо проповедь назидательную и поучительную, мирно отшел еси в вышняя селения приявше Христовы тайны, мы же дивящееся таковому смирению вопием Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще труды твоя и подвиги, дивное житие на земли, прославляем тя, равноапостоле Христов Иннокентие: в тебе бо Бог в Троице прославляемый, дивно прославися, смиренно молим тя, силу свыше на укрепление православия ниспошли нам, на враги видимыя и невидимыя победу даруй, да вси народи приведенныя тобою ко Христу, вкупе же и мы воспеваем ти похвалы сия:

Радуйся, поминающих тя поминаяй:

Радуйся, нестроения наша исправляяй.

Радуйся, людем верным поможение:

Радуйся, рода христианскаго возвышение.

Радуйся, православия твердое ограждение:

Радуйся, неверия живое обличение.

Радуйся, Троицу Святую Богомудре исповедавый:

Радуйся, службу Божию совершати коемуждо своими языки завещавый.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 13

О, преблагословенне отче Иннокентие, просвещение всех Христа чающих, нынешнее приемше малое приношение сие наше, вся народы православныя от находящих им зол и бед свободи, в мире любви и единении соблюди. И в царствие небесное предстательством твоим приведи всех нас, Богоприятным твоим ходатайством, да с тобою воспеваем: Аллилуиа.

Сей Кондак глаголи трижды. А по сем читается Икос 1 и Кондак 1.

Молитва

О пастырю добрый и учителю премудрый, образе благонравия всем, благочестно жити хотящим, святителю отче наш Иннокентие! К тебе, яко чада ко отцу, прибегаем и молимся, поминая твою любовь к людем: буди щит несокрушим Святей Церкви Православней и отечеству нашему, архиереи благолепием святительства и премудростию украси, пастырем в служении ревность даруй, монашествующия к подвигом добраго течения в послушании утверди, православным христианом веру святую непорочну соблюсти умоли, мир весь предстательством твоим умири.

Теплый наш молитвенниче, всероссийский светильниче, просветителю Сибири и Америки, осени горним благословением нас, в скорбех сущих, и подаждь утешение и избавление от болезней душевных и телесных; испроси нам свыше дух кротости, целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве, да прочее время жития нашего в вере и покаянии поживем и в жизни вечней благодарне восхвалим прославльшаго тя Господа — Отца, и Сына, и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва иная

О святителю Христов Иннокентие, новоявленный угодниче! К тебе припадаем, раби Божии (имена), и молимся: всели в сердца наша любовь твою, еюже к Богу и ближним твоим в житии твоем преисполнен был еси.

Моли Христа Бога, да отпустятся нам согрешения наша вольная и невольная, да избавимся от всех враг видимых и невидимых, от всяких бед и скорбей и всяких недугов. Моли, да милостив будет нам Господь и зде, и в будущем веце и преставльшияся от нас отцы и братию, матери и сестры, и чада наша, в лики святых вчинив, в месте светле упокоит: да предстояще и поклоняющеся иконе твоей, имамы тя неусыпающаго молитвенника и предстоятеля о нас ко Господу, и благодарно с любовию величаем прославльшаго и послушающаго тя, в Троице славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков.

Ґкafістъ и4же во с™ыхъ nтцY нaшему їннокeнтію, митрополjту моск0вскому, ґпcлу ґмeрики и3 ґлsски

Кондaкъ №

Возбрaнный с™и1телю и3 д0брый пaстырю бGодaнныхъ словeсныхъ nвє1цъ. Посвzти1вый всю2 жи1знь твою2, горeніе сeрдца и3 дyшу хrтY. Въ полyнощныхъ стрaнахъ неустaннw труди1выйсz, с™hz рaди цRкви и3 сп7сeніz всёхъ, не помышлsz земнhz нагрaды. Мh же наслёдницы вeліz бlгодaти твоеS, воспэвaемъ ти2 похвaльныz пёсни сіS. Тh бо предстои1ши пред8 пrт0ломъ бGа слaвы, и3 ходaтайствуеши њ землЁ нaшей и3 лю1дэхъ є3S. СіS совокyпльше воеди1нw, с™az цRковь съ нeю же и3 мы2 бlгодaрственнаz воспэвaемъ ти2 тaкw: Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Јкосъ №

ҐгGлHвъ сожи1телю бhвый с™hй їннокeнтіе, ћкw н0вый ґпcлъ возсіsлъ t мaлыz вeси сиби1рскіz до стрaнъ дальневост0чныхъ и3 мjра зaпаднагw. И#з8 млaда и3збрA тS гDь, да прослaвиши свётомъ правослaвіz дрeвніz kзhческаz нар0ды ґлsскинскіz и3 ґзіaтскіz, да вкyпэ съ нaми прослaвzтъ тS пёсненными похвалы2 сицевhми: Рaдуйсz, вели1кій подражaтелю хrт0въ и3 пріeмникwвъ є3гw2 ґпcлwвъ. Рaдуйсz, бlговэсти1телю ґркти1ческихъ нар0дwвъ. Рaдуйсz, ўчи1телю бGомyдрый ґлеyтwвъ и3 кол0шей. Рaдуйсz, свэти1льниче пресвётлый є3ск‡м0сwвъ и3 корsкwвъ. Рaдуйсz, смирeнне подви1жниче, стопы6 бо тво‰ t бGа и3спрaвлzли бо сS. Рaдуйсz, ўстрои1телю цRкви правослaвныz ґмерикaнскіz. Рaдуйсz, проповёдати є3ђліе вожделёвый. Рaдуйсz, къ невёдающимъ сп7сeніz жaлости и3сп0лненный. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ в7

Ви1дzще tли1чныz t и3нhхъ џтрwкъ д0брыz познaніz въ ўчeніи б9eственнэмъ, мн0гіz стремлeніz и3 талaнты твоS, тaкожде и3 вeлію рaдость въ служeніи бGу и3 цRкви с™eй є3гw2, ср0дникъ тв0й t младhхъ лётъ наставлsz тS на пyть вёры и3 бlгочeстіz, во є4же воспэвaти бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ в7

Рaзумъ дух0вный t ю4ности твоеS бGомъ ти2 даровaсz, во є4же служи1ти є3мY вс‰ дни2 животA твоегw2 и3 прем{дрости м‡ра сегw2 познавaти. Мh же помин†z с™ость житіS твоегw2, прaзднуемъ съ весeліемъ пaмzть твою2: Рaдуйсz, настaвницы и3 ўчи1тели твоS мyдростію своeю порази1вый. Рaдуйсz, смирeніz и3 кр0тости и3сп0лненный. Рaдуйсz, твeрдое правослaвіz ўкрэплeніе. Рaдуйсz, чтcн0е прес™hz трbцы носи1ло и3 похвалeніе. Рaдуйсz, п0двиги твои1ми всёхъ ўдиви1вый. Рaдуйсz, є4ресь јдwльскую и3скорени1вый. Рaдуйсz, ўпотреби1вый тал†нты тво‰ на служeніе вhшнему. Рaдуйсz, нaсъ вдохнови1вый на служeніе бGу и3 бли1жнему: Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ G

Си1ла вhшнzгw вразуми2 тS къ пріsтію б9eственныz в0ли на служeніе ґпcльское во ґлsскэ, є3гдA заверши1сz ўчeніе твоE во и3ркyтскэ. И#дёже ты2 вмёстэ съ супр{жницею твое6ю возлю1бленною є3катерjною и3 чaдомъ мaлымъ, tпрaвисz во ґпcльское путешeствіе ко рwссjйстэй ґмeрикэ воспэвaz бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ G

И#мёzше вои1стину, џтче їннокeнтіе, съ нб7сЁ бlгодaть тебЁ данA бhти, ґ не t земли2: кaкw бо кто2 t чlвёкъ возм0жетъ твоеS рeвности по бз7э познaти; Тh бо не возбоsлсz є3си2 расстоsніz дaльнегw и3 пути2 дли6тельнагw, рaди є3ђліz хrт0ва, по тyндрэ замор0женной и3 б{рнымъ морsмъ путьшeствовавый. Тёмъ же и3 мы2, вдохновлsеміи п0двиги твои1ми, вопіeмъ ти2 си1це: Рaдуйсz, ґпcломъ бhвый ґмeрицэ. Рaдуйсz, њсновaтелю цRкви правослaвныz въ мjрэ зaпаднэмъ. Рaдуйсz, слaвный подражaтелю ґпcла пavла. Рaдуйсz, хрaбрw путьшeствовавый по б{рнымъ мор‰мъ сёвернымъ. Рaдуйсz, д¦омъ с™hмъ ўкрэплsемый. Рaдуйсz, ѓгGлы гDни носи1мый и3 њхранsемый. Рaдуйсz, ст0лпе правослaвіz непоколеби1мый. Рaдуйсz, пaстырю хrт0въ небоsзненный. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ д7

Бyрю вн{трь и3мёz помышлeній сумни1тельныхъ, кaкw дост0йнw є4сть пёти и3 познaти чудесA твоS п0двиги и3 терпeніе, бlжeнне їннокeнтіе; Никт0же бо м0жетъ | и3счeсти, тh же дости1гнувъ бlгополyчнw nстровHвъ ўналaшкинскихъ, ѓгGлы храни1мый въ м0рэ бyрнемъ, на брегY воспёлъ хвале6бную ѓгGльскую пёснь бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ д7

Слhшаша, бGомyдре їннокeнтіе, бли1жніи и3 дaльніи вели1чіе чудeсъ твои1хъ, ћкw ўпод0бисz ты2 въ трудЁ своeмъ с™hмъ кmрjллу и3 меf0дію, дaлъ є3си2 ѓзбуку ґлеyтwмъ, кол0шамъ и3 пр0чимъ сёвернымъ нар0дwмъ, во є4же могли2 бы бGа и4стиннагw познaти, и3 слaвити є3гw2 непрестaннw, мн0го потруди1лсz на п0прищэ сeмъ, переводS писaніе б9eственное на нарeчіz сёверныz, мh же прославлsемъ бGа, даровaвшегw нaмъ свэти1льника таковaгw, вопіeмъ тебЁ съ рaдостію: Рaдуйсz, просвэти1телю дрeвнихъ сёверныхъ нар0дwвъ. Рaдуйсz, тріеди1нагw б9ествA бlговэсти1тель въ штaтэ ґлsска. Рaдуйсz, ўстр0ивый цRковь хrт0ву на кaмени твeрдомъ. Рaдуйсz, мyдрw сёzвый бlг0е и3 и4стинное на ни1вэ бlгопл0дной. Рaдуйсz, рaбе ўсeрдный не скрhвый талaнта б9eственнагw. Рaдуйсz, мaлое стaдо хrт0во собрaвый воеди1нw. Рaдуйсz, зак0на хrт0ва скрижaли, бGомъ писaнныz. Рaдуйсz, ћкw и4стину хrт0ву невёдущіи и4мутъ тS ўчи1телz. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ є7

БGотeчнаz ѕвэздA kви1сz тебЁ с™aгw їннокeнтіz и3ркyтскагw п0двигъ. Тh же примёру є3гw2 подражaz, наставлsz вёрэ правосл†внэй kзы6чники, путьшeствоваше всю1ду, собирaz рассёzнное своE стaдо, крестS и5хъ во и4мz nц7A и3 сн7а, и3 с™aгw д¦а, вёрныz же научaz, сп7сaющему тоб0ю бGу взывaти: Ґллилyіа.

Јкосъ є7

Ви1дэша лю1діе kзhчестіи п0двиги и3 труды2 твоS, притекaху къ тебЁ ѓки д0брому пaстырю, внимaху всsкому сл0ву и3з8 ќстъ твои1хъ и3сходsщему, тh же и3мёz радeніе њ ни1хъ, tкрывaше шк0лы повсю1ду во є4же ўчи1ти џтроки и4стине, сегw2 рaди слhшиши t всёхъ си1це: Рaдуйсz, наблюдaтелю проницaтельный чудeсъ зижди1телевыхъ. Рaдуйсz, преподавaтелю терпэли1вый и4стинъ простhхъ и3 мyдрыхъ. Рaдуйсz, богaтство неисчерпaемое въ невёріи живyщимъ. Рaдуйсz, просвэти1телю темноты2 невёжества. Рaдуйсz, промышлeніz њ лю1дэхъ пріsтелище. Рaдуйсz, чистоты2 вёры ўсeрдный храни1телю. Рaдуйсz, всегw2 мjра во хrтэ ўтверждeніе. Рaдуйсz, настaвниче д0брый ко сп7сeнію. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ ѕ7

Проповёдника вeліz бGон0сна чти1тъ тS, преблажeнне їннокeнтіе, сиби1рь вс‰, ґмeрика и3 ґлsска, тh бо проповёда є3ђліе на kзhкахъ сёверныхъ научaz всёхъ взывaти бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ ѕ7

Возсіsлъ є3си2 свётъ жив0тный, и3дsше просвэти1ти новокRщeнныz лю1ди зeмли полyнощныz хrт0вымъ ўчeніемъ. Тjи же, ўзрёвше тS, ћкw ѓгGла свётла, сп7сeніе бlговэсти1ти грzдyща, ћкw пaстырz д0бра, дyшу свою2 за џвцы полагaюща, воспріsша рёку ґмyръ н0вымъ їoрдaномъ въ нeй кRсти1шасz, съ ни1миже и3 мы2 вкyпэ воспэвaемъ тебЁ си1це: Рaдуйсz, въ мірY жи1вый, но мірскaгw не и3скaвый. Рaдуйсz, хrтA слaвити всeми kзhки завэщaвый. Рaдуйсz, просвэти1телю вели1кій племeнъ всёхъ сёверныхъ. Рaдуйсz, подaтелю свёта хrт0ва дaже до послёднихъ времeнъ. Рaдуйсz, дёлателю слaвный віногрaда хrт0ва. Рaдуйсz, пaстырю д0брый и3 ми1лостивый стaда ї}сова. Рaдуйсz, сл0ва б9іz вёрный толковaтелю. Рaдуйсz, ми1ра хrт0ва всю1ду насади1телю. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ з7

ХотS вёру правослaвную ўкорени1ти во странЁ полун0щней повелЁ стр0ити хрaмъ соб0рный, сaмъ же талaнты бGомъ ти2 дaнныz и3 пріумн0женныz, ўпотреблsz на дёло бlг0е сіE, самостоsтельнw назирaше строи1тельство є3гw2, да въ нeмъ вёрніи воспою1тъ бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ з7

Н0вагw тS пavла, проповёдника рeвнастнагw разумёемъ, џтче с™hй їннокeнтіе, дaвый не т0кмw грaмоту новопросвэщeннымъ сёвернымъ лю1демъ, цэлS и5хъ недyги не т0кмw душeвныz, но и3 тэлeсныz, порази2 всёхъ знaніемъ медици1ны тaже и3 бGосл0віz, мh же съ познaвшими чрез8 тS хrтA воспэвaемъ ти2 тaкw: Рaдуйсz, просвэти1телю тунгyсwвъ и3 їндeйцєвъ. Рaдуйсz, бlговэсти1телю є3вeнкwмъ и3 kкyтwмъ. Рaдуйсz, талaнты свои1ми всёхъ ўдиви1вый. Рaдуйсz, гDеви, ґ не чlвёкwмъ ўгождaти ўчи1вый. Рaдуйсz, врачY душeвный вкyпэ же и3 тэлeсный. Рaдуйсz, ґрхітріклjне пи6ра цRко6внагw чудeсный. Рaдуйсz, чрез8 всE житіE на ни1вэ гDнэй потруди1выйсz. Рaдуйсz, и3 по смeрти t пaствы своеS люб0вію не tлучи1выйсz. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ }

Стрaннw бhсть кругосвётное путешeствіе твоE, є3гдA тS призвaша предстaти пред8 с™ёйшимъ сmн0домъ, да предстaвиши вeліz труды2 твоS и3 перев0ды, рaди дух0внагw њдобрeніz, тh же дости1гше грaда с™aгw петрA вёрнw возопи2 бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ }

Вeсь є3си2 прeданъ бhвъ душeю же и3 тёломъ завётамъ хrт0вымъ, мyжественнw пріsтъ вёсть њ бlжeннэй кончи1нэ супрyжницы твоеS, посэти2 с™hни кjевскіz и3 сeргіевскіz, молsсz ўсeрднw гDу њ даровaніи ти2 бlгодaти вeліz и3 п0мощи въ трудёхъ, съ бlгодарeніемъ пріsтъ t руки2 с™и1телz філaрета чи1нъ ѓгGльскій и3 сaнъ ґрхіерeйскій. Мh же поминaющіи сіE дерзaемъ вопи1ти къ тебЁ си1це: Рaдуйсz, їwaнну кrти1телю въ кRщeніи людeй поревновaвый. Рaдуйсz, кmрjллу и3 меf0дію въ просвэщeніи рaвный. Рaдуйсz, гeрману ґлsскинскому сомоли1твенниче и4стинный. Рaдуйсz, ніколaz kп0нскагw настaвниче слaвный. Рaдуйсz, їннокeнтіz и3ркyтскагw въ проповёданіи подражaтелю. Рaдуйсz, філарeта моск0вскагw дёлъ вели1кій послёдователю. Рaдуйсz, вэнцeмъ терпёніz на земли2 вэнчaнный. Рaдуйсz, свётомъ вёчнымъ на нб7си2 њсіsнный. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ f7

Всsкое дрeво по пл0ду познавaетсz, пл0дъ же трудHвъ твои1хъ вeлій є4сть пред8 гDэмъ. Возвратsсz въ сaнэ є3пjскопа въ н0вую є3пaрхію пол{нощной страны2, ўсугуби2 труды2 во ўстроeніи и3 ўкрэплeніи цRкви хrт0вы. Сaмъ ўстр0и часы2 въ колок0льнэ н0вагw соб0рнагw хрaма, и3 повелЁ tкрhтіи семінaрію на си1тхэ њбучeніz рaди духовeнства мёстнагw, да вси2 взывaютъ гDу си1лъ: Ґллилyіа.

Јкосъ f7

Вэтjи многовэщaнныz п0двигwмъ твои1мъ ўдивлsютсz, ѓгGли съ тоб0ю ликовствyютъ. Вели1ка бо бhсть є3пaрхіz твоS, насёzннаz мн0гими нар0ды kзhческими, тh же посылaше проповёдницы во всS ўдалeнныz стрaны сиби1ри вост0чнэй и3 на ґлsску, да вси2 kзhцы познaютъ вёру и4стинную. Сегw2 рaди вопіeмъ ти2 си1це: Рaдуйсz, ґпcле вели1кій ґрктjческій. Рaдуйсz, пeрвый їерaрше ґмерикaнскій. Рaдуйсz, и4стинный џбразе ґрхіпaстырz правослaвнагw. Рaдуйсz, не дрeвлэ, ґ нhнэ подвизaвыйсz. Рaдуйсz, и4стинныz вёры и3сповёдниче. Рaдуйсz, цRствіz б9іz наслёдниче. Рaдуйсz, тріzзhчную є4ресь попрaвый. Рaдуйсz, тузeмцамъ двeри цrтвіz нбcнагw tвeрзый. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ ‹

Сп7сти2 хотS всёхъ притекaющихъ къ тебЁ, бGомъ води1мый и3 ѓгGлы ўкрэплsемый, с™и1телю хrт0въ їннокeнтіе, посэти2 нар0ды ґмyрскіz доли1ны сиби1ри, и3зучaz нрaвы и3 nбhчаи, kзhкъ и3 тради1ціи т0z страны2, примёромъ къ подражaнію и4мъ kви1лсz є3си2, непрестaннw научaz взывaти бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ ‹

СтэнA є3си2 всёмъ, њ правослaвіи трудsщимсz, и3 заступлeніе къ тебЁ съ вёрою притекaющимъ, с™че б9ій їннокeнтіе, примёръ дост0йный подражaнію kви1вый, да прод0лжатсz труды2 твоS въ просвэщeніи невёдущихъ хrт0вой и4стины, мh же воспоминaющее п0двиги и3 труды2 твоS взывaемъ ти2 си1це: Рaдуйсz, добродётельми, ћкw вmссHномъ, ўкрaшенный. Рaдуйсz, въ премyдрости съ соломHномъ сравнeнный. Рaдуйсz, под0бнw їwaнну бGосл0ву гDа возлюби1вый. Рaдуйсz, тaкожде и3 мaлыz чaда твоS настaвивый. Рaдуйсz, є3ђліе перевёдый на kзhки тузeмныz. Рaдуйсz, њсновaвый шк0лы длS и3зучeніz и4стины б9eственныz. Рaдуйсz, сэменA и4стины насади1вый на п0чвэ ґмерикaнстэй. Рaдуйсz, трубо2 громоглaснаz є3ђльскагw бlговёстіz. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ №i

Пёніе всемогyщему бGу пaче и3нhхъ принeслъ є3си2, с™е їннокeнтіе, жи1знь свою2 посвzти1вый просвэщeнію и3новёрныхъ, свётъ є3ђльскій донесhй дaже до конeцъ земли2, стопaми њбошeдъ всю2 вселeнную, на скл0нэ лётъ свои1хъ бhвъ призвaнъ на служeніz с™и1тельское, тh же воспріsвъ сіE со смирeніемъ бGу воспэвaz: Ґллилyіа.

Јкосъ №i

Свэтозaрнагw свэти1льника њбрётше въ тебЁ, с™и1телю їннокeнтіе, землS р{сскаz, ўпод0бисz бо ты2 вселе6нскимъ ўчи1телzмъ, пaству рwссjйскую д0брэ ўпaслъ є3си2, не забывaz мaлаz чaда тоб0ю њстaвленныz, поревновaше њ ни1хъ дaже до смeрти, мh же съ ни1ми соглaснw вопіeмъ ти2 таковaz: Рaдуйсz, свэте мjру и3 с0ль земли2 бhвый. Рaдуйсz, ћкw свэти1льникъ, горsй во тмЁ, kзhкwмъ свэти1вый. Рaдуйсz, ко вцdэ всBхъ н†съ покаsнныz моли1твы приносsщій. Рaдуйсz, и3 сaмъ њ нaсъ къ немY вhну всегдA молsщійсz. Рaдуйсz, свётлое правослaвіz проповёданіе. Рaдуйсz, златозрaчное свёта є3ђльскагw сіsніе. Рaдуйсz, сегw2 рaди вeліимъ во цrтвіи б9іемъ наречeнный. Рaдуйсz, на земли2 въ цRкви гDней прослaвленный. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ в7i

БLть просвёщеніz и3 ми1ра и3спроси2 нaмъ, с™и1телю хrт0въ їннокeнтіе, ми1ра во всёмъ мjрэ, любви2 дрyгъ ко дрyгу. Е#ђліе хrт0во до концA житіS своегw2 бlговэсти1вый, завэщaвый не плaкати, ґ рaдоватисz њ преставлeніи твоeмъ, речeй надгр0бныхъ не глаг0лати но т0кмw пр0повэдь назидaтельную и3 поучи1тельную, ми1рнw tшeлъ є3си2 въ вhшнzz селeніz пріsвше хrт0вы тaйны, мh же дивsщеесz таков0му смирeнію вопіeмъ бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ в7i

Пою1ще труды2 тво‰ и3 п0двиги, ди1вное житіE на земли2, прославлsемъ тS, равноапcле хrт0въ їннокeнтіе: въ тебЁ бо бGъ въ трbцэ прославлsемый, ди1внw прослaвисz, смирeннw м0лимъ тS, си1лу свhше на ўкрэплeніе правослaвіz ниспошли2 нaмъ, на враги2 ви1димыz и3 неви1димыz побёду дaруй, да вси2 нар0ди приведeнныz тоб0ю ко хrтY, вкyпэ же и3 мы воспэвaемъ ти2 похвалы2 сіS: Рaдуйсz, поминaющихъ тS поминazй. Рaдуйсz, нестроeніz наша и3справлszй. Рaдуйсz, лю1демъ вёрнымъ поможeніе. Рaдуйсz, р0да хrтіaнскагw возвышeніе. Рaдуйсz, правослaвіz твeрдое њграждeніе. Рaдуйсz, невёріz жив0е њбличeніе. Рaдуйсz, трbцу с™yю бGомyдре и3сповёдавый. Рaдуйсz, слyжбу б9ію совершaти коемyждо свои1ми kзhки завэщaвый. Рaдуйсz, с™и1телю моск0вскій їннокeнтіе, ґпcлwмъ рaвный и3 ґлsски просвэти1телю.

Кондaкъ Gi

Q, пребlгословeнне џтче їннокeнтіе, просвёщеніе всёхъ хrтA чaющихъ, нhнэшнее пріeмше мaлое приношeніе сіE нaше, всS нар0ды правослaвныz t находsщихъ и5мъ ѕHлъ и3 бёдъ свободи2, въ ми1рэ, любви2 и3 є3динeніи соблюди2: и3 въ цrтвіе нбcное предстaтельствомъ твои1мъ приведи2 всёхъ нaсъ, бGопріsтнымъ твои1мъ ходaтайствомъ, да съ тоб0ю воспэвaемъ: Ґллилyіа. Сeй кондaкъ глаг0ли три1жды. И# пaки јкосъ №-й: 2:ҐгGлHвъ сожи1телю: И# кондaкъ №-й: 1:Возбрaнный с™и1телю:

Мlтва №

Q, пaстырю д0брый и3 ўчи1телю премyдрый, џбразе бlгонрaвіz всёмъ, бlгочeстнw жи1ти хотsщимъ, с™и1телю џтче нашъ їннокeнтіе! Къ тебЁ, ћкw чaда ко nтцY, прибэгaемъ и3 м0лимсz, поминaz твою2 люб0вь къ лю1демъ: бyди щи1тъ несокруши1мъ с™ёй цRкви правослaвнэй и3 nтeчеству нaшему, ґрхіерeи бlголёепіемъ с™и1тельства и3 премyдростію ўкрaси, пaстыремъ въ служeніи рeвность дaруй, монaшествующіz къ п0двигwмъ д0брагw течeніz въ послушaніи ўтверди2, правослaвнымъ хrтіaнwмъ вёру с™yю непор0чну соблюсти2 ўмоли2, мjръ вeсь предстaтельствомъ твои1мъ ўмири2. Тeплый нaшъ моли1твенниче, всерwссjйскій свэти1льниче, просвэти1телю сиби1ри и3 ґмeрики, њсэни2 г0рнимъ бlгословeніемъ нaсъ, въ ск0рбехъ сyщихъ, и3 подaждь ўтэшeніе и3 и3збавлeніе t болёзней душeвныхъ и3 тэлeсныхъ: и3спроси2 нaмъ свhше дyхъ кр0тости, цэломyдріz, смиренномyдріz, терпёніz и3 любвE, да пр0чее врeмz житіS нaшегw въ вёрэ и3 покаsніи поживeмъ и3 въ жи1зни вёчнэй бlгодaрне восхвaлимъ прослaвльшагw тS гDа nцA и3 сн7а, и3 с™aгw д¦а, трbцу є3диносyщную и3 нераздёльную, нhнэ и3 при1снw и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Мlтва в7

Q, с™и1телю хrт0въ їннокeнтіе, новоsвленный ўг0дниче! Къ тебЁ припaдаемъ, раби2 б9іи и3менA, и3 м0лимсz: всели2 въ сердцA нaша люб0вь твою2, є4юже къ бGу и3 бли1жнимъ твои1мъ въ житіи2 твоeмъ преисп0лненъ бhлъ є3си2. Моли2 хrтA бGа, да tпyстzтсz нaмъ согрэшeніz нaша во6льнаz и3 нево6льнаz, да и3збaвимсz t всёхъ врaгъ ви6димыхъ и3 неви6димыхъ, t всsкихъ бёдъ и3 ск0рбей и3 всsкихъ недyгwвъ. Моли2, да ми1лостивъ бyдетъ нaмъ гDь и3 здЁ, и3 въ бyдущемъ вёцэ и3 престaвльшіzсz t нaсъ nтцы2 и3 брaтію, мaтери и3 сє1стры, и3 чaда нaша, въ ли1ки с™hхъ вчини1въ, въ мёстэ свётлэ ўпок0итъ: да предстоsще и3 поклонsющесz їкHнэ твоeй, и3мaмы тS неусыпaющагw моли1твенника и3 предстоsтелz њ нaсъ ко гDу, и3 бlгодaрнw съ люб0вію величaемъ прослaвльшагw и3 послyшающагw тS, въ трbцэ слaвимагw бGа, nцA и3 сн7а и3 с™aгw д¦а, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Краткое житие святителя Иннокентия, митрополита Московского

Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский (в ми­ру Иван Ев­се­е­вич По­пов-Ве­ни­а­ми­нов), ро­дил­ся 26 ав­гу­ста 1797 г. в се­ле Ан­гин­ском Ир­кут­ской епар­хии в се­мье по­но­ма­ря. Маль­чик ра­но усво­ил гра­мо­ту и с 7 лет уже чи­тал Апо­стол в церк­ви. В 1806 г. его от­да­ли в Ир­кут­скую се­ми­на­рию. Здесь, как луч­ше­му вос­пи­тан­ни­ку, юно­ше да­ли фа­ми­лию Ве­ни­а­ми­нов в честь по­чив­ше­го Ир­кут­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на († 8 июля 1814 г.). 13 мая 1817 г. он был ру­ко­по­ло­жен в диа­ко­на к Бла­го­ве­щен­ской церк­ви Ир­кут­ска, а 18 мая 1821 г. – во свя­щен­ни­ка.

С 1823 г. на­ча­лось мис­си­о­нер­ское слу­же­ние бу­ду­ще­го апо­сто­ла Аме­ри­ки и Си­би­ри. 45 лет от­дал свя­ти­тель Ин­но­кен­тий де­лу про­све­ще­ния на­ро­дов Кам­чат­ки, Але­ут­ских ост­ро­вов, Се­вер­ной Аме­ри­ки, Яку­тии, Ха­ба­ров­ско­го края, со­вер­шая свой апо­столь­ский по­двиг в су­ро­вых усло­ви­ях, с боль­ши­ми опас­но­стя­ми для жиз­ни. Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий кре­стил де­сят­ки ты­сяч лю­дей, стро­ил хра­мы, при ко­то­рых ос­но­вы­вал шко­лы и сам обу­чал в них ос­но­вам хри­сти­ан­ской жиз­ни. Мно­го по­мо­га­ло ему в тру­дах зна­ние раз­лич­ных ре­ме­сел и ис­кусств.

Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий был за­ме­ча­тель­ным про­по­вед­ни­ком. Со­вер­шая ли­тур­гии, мо­леб­ны и все­нощ­ные бде­ния, он неиз­мен­но на­став­лял паст­ву. Во вре­мя мно­го­чис­лен­ных по­ез­док свя­ти­тель Ин­но­кен­тий изу­чал язык, быт и нра­вы на­ро­дов, сре­ди ко­то­рых про­по­ве­до­вал. Его тру­ды по гео­гра­фии, эт­но­гра­фии и язы­ко­зна­нию по­лу­чи­ли ми­ро­вую из­вест­ность. Он со­ста­вил ал­фа­вит и грам­ма­ти­ку але­ут­ско-ли­сьев­ско­го язы­ка и пе­ре­вел на него Ка­те­хи­зис, Еван­ге­лие и мно­гие мо­лит­вы. Од­но из луч­ших его про­из­ве­де­ний, «Ука­за­ние пу­ти в Цар­ство Небес­ное» (1833 г.), пе­ре­ве­де­но на раз­ные язы­ки ма­лых на­ро­дов Си­би­ри и вы­дер­жа­ло бо­лее 40 из­да­ний. Бла­го­да­ря тру­дам свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия в 1859 г. впер­вые услы­ша­ли Сло­во Бо­жие и бо­го­слу­же­ние на сво­ем род­ном язы­ке яку­ты.

29 но­яб­ря 1840 г. мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фила­рет со­вер­шил по­стри­же­ние от­ца Иоан­на в мо­на­ше­ство с име­нем Ин­но­кен­тий, в честь свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия Ир­кут­ско­го. 15 де­каб­ря ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Кам­чат­ско­го, Ку­риль­ско­го и Але­ут­ско­го. 21 ап­ре­ля 1850 г. епи­скоп Ин­но­кен­тий был воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па.

Про­мыс­лом Бо­жи­им 5 ян­ва­ря 1868 г. свя­ти­тель Ин­но­кен­тий стал пре­ем­ни­ком мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та на ка­фед­ре мос­ков­ских пер­во­и­е­рар­хов. Через Свя­тей­ший Си­нод мит­ро­по­лит Ин­но­кен­тий за­кре­пил ве­ко­вой мис­си­о­нер­ский опыт Рус­ской Церк­ви (еще в 1839 г. он пред­ло­жил про­ект улуч­ше­ния ор­га­ни­за­ции мис­си­о­нер­ско­го слу­же­ния). По­пе­че­ни­ем мит­ро­по­ли­та Ин­но­кен­тия бы­ло со­зда­но Мис­си­о­нер­ское об­ще­ство, мос­ков­ский По­кров­ский мо­на­стырь пре­об­ра­зо­ван в мис­си­о­нер­ский, в 1870 г. учре­жде­на Япон­ская Пра­во­слав­ная Ду­хов­ная Мис­сия во гла­ве с ар­хи­манд­ри­том Ни­ко­ла­ем Ка­сат­ки­ным (впо­след­ствии свя­ти­тель Ни­ко­лай Япон­ский, па­мять 3/16 фев­ра­ля), ко­то­ро­му свя­ти­тель Ин­но­кен­тий пе­ре­дал мно­гое из сво­е­го ду­хов­но­го опы­та. Весь­ма пло­до­твор­но бы­ло и управ­ле­ние свя­ти­те­лем Ин­но­кен­ти­ем Мос­ков­ской епар­хи­ей. Его ста­ра­ни­я­ми по­стро­е­на цер­ковь По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Мос­ков­ской ду­хов­ной ака­де­мии.

Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду 31 мар­та 1879 г., в Ве­ли­кую суб­бо­ту, и по­гре­бен в Свя­то-Ду­хов­ском хра­ме Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры. 6 ок­тяб­ря 1977 г. Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью свя­ти­тель Ин­но­кен­тий про­слав­лен в ли­ке свя­тых. Па­мять его уста­нов­ле­но со­вер­шать два­жды в год: 31 мар­та/13 ап­ре­ля – в день его бла­жен­ной кон­чи­ны и 23 сен­тяб­ря/6 ок­тяб­ря – в день про­слав­ле­ния.

Полное житие святителя Иннокентия, митрополита Московского

26 ав­гу­ста 1797 го­да в глу­хом си­бир­ском се­ле Ан­гин­ском, что в Ир­кут­ской гу­бер­нии, у по­но­ма­ря церк­ви свя­то­го Ильи Про­ро­ка Ев­се­вия По­по­ва ро­дил­ся сын Иван, бу­ду­щий мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и Ко­ло­мен­ский Ин­но­кен­тий. Но не свя­ти­тель­ские тру­ды на мос­ков­ской ка­фед­ре при­нес­ли ему ве­нец угод­ни­ка Бо­жия, хо­тя и это слу­же­ние нес вла­ды­ка до­стой­но. Бо­лее то­го, про­слав­лен мит­ро­по­лит за свой апо­столь­ский по­двиг, за рев­ност­ный мис­си­о­нер­ский труд на ни­ве Хри­сто­вой сре­ди на­ро­дов При­аму­рья, Яку­тии, Кам­чат­ки и Аляс­ки.

Бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю, в то вре­мя Ване По­по­ву, не бы­ло и пя­ти лет, ко­гда отец стал учить его гра­мо­те. Маль­чик ока­зал­ся на ред­кость смыш­ле­ным. К вось­ми го­дам он уже чи­тал в хра­ме за бо­го­слу­же­ни­ем Апо­стол, да так, что до­став­лял при­хо­жа­нам боль­шое уте­ше­ние. В шесть лет Ва­ня оси­ро­тел – умер его отец, и мать, имея на ру­ках еще тро­их ма­лень­ких си­рот, вы­нуж­де­на бы­ла от­дать Ва­ню на вос­пи­та­ние бра­ту по­кой­но­го му­жа – Ди­мит­рию По­по­ву. В де­вять лет Иван был при­ве­зен в Ир­кутск и опре­де­лен в та­мош­нюю ду­хов­ную се­ми­на­рию. Дя­дя его, Ди­мит­рий По­пов, к те­му вре­ме­ни ов­до­вел и, при­няв мо­на­ше­ство с име­нем Да­вид, был пе­ре­ме­щен так­же в Ир­кутск, где по­се­лил­ся в ар­хи­ерей­ском до­ме уже в сане иеро­мо­на­ха. В сво­бод­ное вре­мя Иван ча­сто на­ве­щал сво­е­го дя­дю и все­гда за­ста­вал его за ка­ким-ли­бо за­ня­ти­ем. Осо­бен­но тот лю­бил за­ни­мать­ся ме­ха­ни­кой; пле­мян­ник при­смат­ри­вал­ся, по­мо­гал и на­ко­нец сам при­стра­стил­ся к это­му де­лу. Так в од­ной из ком­нат се­ми­на­рии он устро­ил во­дя­ные ча­сы с бо­ем. Ко­ле­са сде­ла­ны бы­ли при по­мо­щи про­сто­го но­жа и ши­ла из де­ре­ва, ци­фер­блат – из пис­чей бу­ма­ги, стрел­ки – из лу­чи­нок.

В 1814 го­ду в се­ми­на­рии сме­нил­ся рек­тор, и но­вый рек­тор ре­шил пе­ре­ме­нить фа­ми­лии уче­ни­кам. Преж­де все­го из­ме­не­ны бы­ли небла­го­звуч­ные фа­ми­лии, за­тем наи­бо­лее упо­треб­ля­е­мые – чтобы не бы­ло пу­та­ни­цы. Так Иван По­пов стал Ве­ни­а­ми­но­вым, по­лу­чив фа­ми­лию в честь умер­ше­го в том го­ду ува­жа­е­мо­го все­ми епи­ско­па Ир­кут­ско­го Ве­ни­а­ми­на (Баг­рян­ско­го). В 1817 го­ду, за год до окон­ча­ния се­ми­на­рии, Иван Ве­ни­а­ми­нов всту­пил в брак и был по­свя­щен в диа­ко­на ир­кут­ской Бла­го­ве­щен­ской церк­ви. В этом сане ему при­шлось про­слу­жить че­ты­ре го­да, и толь­ко в 1821 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка той же церк­ви. Как свя­щен­ник отец Иоанн про­слу­жил здесь все­го два с неболь­шим го­да, но успел снис­кать лю­бовь при­хо­жан ис­то­вым со­вер­ше­ни­ем бо­го­слу­же­ния и в осо­бен­но­сти тем, что по вос­кре­се­ньям пе­ред ли­тур­ги­ей со­би­рал в храм де­тей и да­вал им уро­ки За­ко­на Бо­жье­го. Но про­мыс­лом Бо­жи­им отец Иоанн был пред­на­зна­чен к ино­го ро­да де­я­тель­но­сти.

В на­ча­ле 1823 го­да ир­кут­ский епи­скоп Ми­ха­ил по­лу­чил пред­пи­са­ние от Свя­тей­ше­го Си­но­да по­слать свя­щен­ни­ка на Але­ут­ские ост­ро­ва (ост­ров Уна­лаш­ку), вхо­див­шие то­гда в со­став рус­ских вла­де­ний, для про­све­ще­ния све­том Хри­сто­вой ве­ры та­мош­них ино­род­цев. Од­на­ко, бо­ясь даль­но­сти рас­сто­я­ния и су­ро­вых усло­вий жиз­ни, ни­кто из ду­хо­вен­ства ехать не хо­тел. Епи­скоп Ми­ха­ил ока­зал­ся в боль­шом за­труд­не­нии: доб­ро­воль­цев не на­хо­ди­лось, а на­силь­но по­сы­лать бы­ло нель­зя. И вдруг при­хо­дит к нему отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов и вы­ра­жа­ет же­ла­ние ехать.

С гру­стью от­пу­стил епи­скоп Ми­ха­ил та­ко­го при­мер­но­го свя­щен­ни­ка, и 7 мая 1823 го­да отец Иоанн вы­ехал из Ир­кут­ска со сво­им се­мей­ством, ко­то­рое со­сто­я­ло то­гда из ста­руш­ки-ма­те­ри, же­ны, го­до­ва­ло­го сы­на и бра­та.

Нуж­но за­ме­тить, что ко­гда ир­кут­ское ду­хо­вен­ство по­лу­чи­ло пред­ло­же­ние прео­свя­щен­но­го, отец Иоанн, как и дру­гие свя­щен­ни­ки, и не ду­мал его при­ни­мать. Об Уна­лаш­ке он слы­шал от од­но­го вы­ход­ца из тех мест, неко­е­го Ива­на Крю­ко­ва. Тот мно­го рас­ска­зы­вал ему о та­мош­ней жиз­ни и да­же убеж­дал его при­нять пред­ло­же­ние прео­свя­щен­но­го, но убеж­де­ния эти не дей­ство­ва­ли. О том, как по­яви­лось же­ла­ние у от­ца Иоан­на от­пра­вить­ся в столь да­ле­кое пу­те­ше­ствие, он сам на­пи­сал мно­го лет спу­стя: «Ко­гда этот же вы­хо­дец, Иван Крю­ков, уже про­стив­ший со мною со­всем и на про­ща­ние все еще убеж­дав­ший ме­ня ехать в Уна­лаш­ку – в тот же са­мый день, при про­ща­нии сво­ем с прео­свя­щен­ным (у ко­то­ро­го и мне слу­чи­лось быть в то вре­мя), стал рас­ска­зы­вать об усер­дии але­утов к мо­лит­ве и слу­ша­нию Сло­ва Бо­жия – то (да бу­дет бла­го­сло­вен­но Имя Гос­подне!) я вдруг и, мож­но ска­зать, весь за­го­рел­ся же­ла­ни­ем ехать к та­ким лю­дям. Жи­во пом­ню и те­перь, как я му­чил­ся нетер­пе­ни­ем, ожи­дая ми­ну­ты объ­явить мое же­ла­ние прео­свя­щен­но­му, и он точ­но уди­вил­ся это­му, но ска­зал толь­ко: по­смот­рим».

От­пра­вил­ся он преж­де все­го на свою ро­ди­ну, в се­ло Ан­гин­ское, а от­ту­да на па­воз­ке (род бар­жи) по ре­ке Лене до Якут­ска. Из Якут­ска пу­те­ше­ствен­ни­ки долж­ны бы­ли ехать на го­род Охотск, ле­жа­щий на во­сто­ке Си­би­ри, у по­бе­ре­жья Охот­ско­го мо­ря. Весь этот труд­ный путь в ты­ся­чу верст отец Иоанн со всей се­мьей про­ехал вер­хом на ло­ша­дях. А до­ро­га шла то уз­ки­ми тро­па­ми через гу­стые ле­са, то и во­все по бо­ло­ту; по­рой при­хо­ди­лось взби­рать­ся на длин­ный ко­со­гор или на кру­тую ка­ме­ни­стую го­ру и дви­гать­ся по ее скольз­кой, по­кры­той сне­гом вер­шине... С по­мо­щью Бо­жи­ей все эти труд­но­сти бы­ли пре­одо­ле­ны, и пу­те­ше­ствен­ни­ки услы­ша­ли на­ко­нец глу­хой рев мор­ских волн, бив­ших­ся о вы­со­кие ска­лы, ма­ло-по­ма­лу им ста­ли по­ка­зы­вать­ся мач­ты су­дов, сто­яв­ших на ре­ке Охо­те, а по­том и са­мый го­род Охотск. По­сле дол­го­го и труд­но­го пу­ти до Охот­ска пла­ва­ние от­ту­да до Уна­лаш­ки по­ка­за­лось пут­ни­кам несрав­нен­но лег­ким. 29 июля 1824 го­да, бо­лее чем через год, они бла­го­по­луч­но при­бы­ли на ме­сто.

Ост­ров Уна­лаш­ка, где дол­жен был по­се­лить­ся отец Иоанн, при­над­ле­жит к груп­пе Але­ут­ских ост­ро­вов, ко­то­рые, вме­сте с при­ле­га­ю­щей тер­ри­то­ри­ей Аляс­ки, бы­ли от­кры­ты рус­ски­ми в по­ло­вине XVIII сто­ле­тия и вско­ре объ­яв­ле­ны вла­де­ни­я­ми Рос­сии. За­се­ле­ние их рус­ски­ми про­мыш­лен­ни­ка­ми, при­вле­ка­е­мы­ми бо­га­тым пуш­ным про­мыс­лом, на­ча­лось с кон­ца XVIII ве­ка. Од­новре­мен­но на­ча­лась и про­по­ведь хри­сти­ан­ства сре­ди ту­зем­цев. В кон­це XVIII ве­ка здесь под­ви­за­лась мис­сия под на­чаль­ством ар­хи­манд­ри­та Иоса­фа, ко­то­рой уда­лось кре­стить жи­те­лей на Ка­дья­ке и дру­гих ост­ро­вах.

Несмот­ря на крат­ковре­мен­ность про­по­ве­ди, хри­сти­ан­ство в этих кра­ях име­ло боль­шой успех. Осо­бен­но усерд­но при­ни­ма­лось оно але­ута­ми, ко­то­рые по сво­е­му мяг­ко­му и крот­ком ха­рак­те­ру охот­но при­ни­ма­ли хри­сти­ан­скую ве­ру, на­все­гда остав­ляя язы­че­ство. Ко вре­ме­ни при­бы­тия от­ца Иоан­на в рус­ских вла­де­ни­ях в Се­вер­ной Аме­ри­ке на раз­ных ост­ро­вах слу­жи­ли еще три свя­щен­ни­ка-мис­си­о­не­ра.

При­е­хав на Уна­лаш­ку, отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов на­шел край­нюю ску­дость ре­ши­тель­но во всех сто­ро­нах жиз­ни и мис­си­о­нер­ско­го де­ла. На ост­ро­ве не бы­ло да­же хра­ма, и Бо­го­слу­же­ние со­вер­ша­лось в вет­хой ча­совне. По­это­му пер­вой за­бо­той от­ца Иоан­на бы­ло по­стро­е­ние хра­ма, что, од­на­ко, ока­за­лось де­лом нелег­ким, так как из але­утов ни­кто ра­бо­тать не умел, и мис­си­о­не­ру при­шлось пред­ва­ри­тель­но обу­чать их плот­нич­но­му, сто­ляр­но­му и дру­гим ре­мес­лам. В по­стро­ен­ном на­ко­нец хра­ме мно­гое, как, на­при­мер, пре­стол и ико­но­стас, бы­ло сде­ла­но ру­ка­ми са­мо­го от­ца Иоан­на. Од­новре­мен­но он усерд­но изу­чал але­ут­ский язык. Все это по­мог­ло ему с боль­шим успе­хом за­ни­мать­ся мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­стью. Его по­сто­ян­ные про­по­ве­ди и бе­се­ды от­ли­ча­лись про­сто­тою и до­ступ­но­стью и бы­ли со­гре­ты та­ким непо­сред­ствен­ным хри­сти­ан­ским чув­ством, что про­из­во­ди­ли боль­шое впе­чат­ле­ние и уста­нав­ли­ва­ли на­сто­я­щие сы­нов­ние от­но­ше­ния паст­вы к сво­е­му пас­ты­рю.

По­ми­мо Уна­лаш­ки, отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов ча­сто бы­вал и на дру­гих ост­ро­вах, на­став­ляя свою паст­ву и про­по­ве­дуя Сло­во Бо­жие сре­ди некре­ще­ных. Невоз­мож­но се­бе пред­ста­вить те труд­но­сти и опас­но­сти, ко­то­рые ему при­хо­ди­лось пе­ре­но­сить в по­доб­ных пу­те­ше­стви­ях, со­вер­шав­ших­ся на ут­лой ту­зем­ной лод­ке в хо­лод и непо­го­ду. Но за­то во вре­мя бе­сед с але­ута­ми, ко­гда, по сло­вам от­ца Иоан­на, «ско­рее уто­мит­ся са­мый неуто­ми­мый про­по­вед­ник, чем ослабнет их вни­ма­ние и усер­дие к услы­ша­нию сло­ва», он «де­я­тель­но узнал уте­ше­ния хри­сти­ан­ской ве­ры, эти сла­дост­ные и невы­ра­зи­мые при­кос­но­ве­ния бла­го­да­ти». О чу­дес­ном же слу­чае во вре­мя од­но­го из та­ких по­се­ще­ний отец Иоанн рас­ска­зы­ва­ет так.

«Про­жив­ши на Уна­лаш­ке по­чти че­ты­ре го­да, я в Ве­ли­кий пост от­пра­вил­ся в пер­вый раз на ост­ров Акун к але­утам, чтобы при­го­то­вить их к го­ве­нию. Подъ­ез­жая к ост­ро­ву, я уви­дел, что они все сто­я­ли на бе­ре­гу на­ря­жен­ны­ми, как в тор­же­ствен­ный празд­ник, и ко­гда я вы­шел на бе­рег, то они все ра­дост­но бро­си­лись ко мне и бы­ли чрез­вы­чай­но со мною лас­ко­вы и пре­ду­пре­ди­тель­ны. Я спро­сил их: по­че­му они та­кие на­ря­жен­ные? Они от­ве­ча­ли: «По­то­му, что мы зна­ли, что ты вы­ехал и се­го­дня дол­жен быть у нас. На ра­до­стях мы и вы­шли на бе­рег, чтобы встре­тить те­бя». – «Кто же вам ска­зал, что я бу­ду у вас се­го­дня, и по­че­му вы узна­ли ме­ня, что я имен­но отец Иоанн?» – «Наш ша­ман, ста­рик Иван Сми­рен­ни­ков, ска­зал нам: жди­те, к вам се­го­дня при­е­дет свя­щен­ник, он уже вы­ехал и бу­дет учить вас мо­лить­ся Бо­гу; и опи­сал нам твою на­руж­ность так, как те­перь ви­дим те­бя». – «Мо­гу ли я ви­деть это­го ва­ше­го ста­ри­ка-ша­ма­на? – "От­че­го же, мо­жешь; но те­перь его здесь нет, и ко­гда он при­е­дет, то мы ска­жем ему, да он и сам без нас при­дет к те­бе».

Это об­сто­я­тель­ство хо­тя чрез­вы­чай­но ме­ня и уди­ви­ло, но я все это оста­вил без вни­ма­ния и стал го­то­вить их к го­ве­нию, пред­ва­ри­тель­но объ­яс­нив им зна­че­ние по­ста и про­чее, как явил­ся ко мне этот ста­рик-ша­ман и изъ­явил же­ла­ние го­веть, и хо­дил очень ак­ку­рат­но. Я все-та­ки не об­ра­щал на него осо­бен­но­го вни­ма­ния и во вре­мя ис­по­ве­ди упу­стил да­же спро­сить его, по­че­му але­уты на­зы­ва­ют его ша­ма­ном. При­об­щив его Свя­тых Та­ин, я от­пу­стил его... И что же? К мо­е­му удив­ле­нию, он по­сле при­ча­стия от­пра­вил­ся к сво­е­му то­е­ну (стар­шине) и вы­ска­зал свое неудо­воль­ствие на ме­ня, а имен­но за то, что я не спро­сил на ис­по­ве­ди, по­че­му але­уты на­зы­ва­ют его ша­ма­ном, так как ему крайне непри­ят­но но­сить та­кое на­зва­ние от сво­их со­бра­тий, и что он во­все не ша­ман.

То­ен, ко­неч­но, пе­ре­дал мне неудо­воль­ствие ста­ри­ка Сми­рен­ни­ко­ва, и я тот­час же по­слал за ним для объ­яс­не­ния. Ко­гда по­слан­ные от­пра­ви­лись, то Сми­рен­ни­ков по­пал­ся им на­встре­чу со сло­ва­ми: «Я знаю, что ме­ня зо­вет свя­щен­ник отец Иоанн, и я иду к нему». Я стал по­дроб­но рас­спра­ши­вать его о неудо­воль­ствии ко мне, о его жиз­ни. На во­прос, гра­мо­тен ли он, он от­ве­тил, что хо­тя и негра­мо­тен, но Еван­ге­лие и мо­лит­вы зна­ет. За­тем я по­про­сил его объ­яс­нить, от­ку­да он зна­ет ме­ня, что да­же опи­сал мою на­руж­ность сво­им со­бра­тьям, и от­ку­да узнал, что в из­вест­ный день дол­жен явить­ся к вам и что бу­ду учить вас мо­лить­ся. Ста­рик от­ве­чал, что ему все это ска­за­ли двое его то­ва­ри­щей. «Кто же эти двое тво­их то­ва­ри­щей?» – спро­сил я его. «Бе­лые лю­ди», – от­ве­чал ста­рик. – «Где же эти твои бе­лые лю­ди, что они за лю­ди и ка­кой на­руж­но­сти?» – спро­сил я его. «Они жи­вут неда­ле­ко, здесь в го­рах, и при­хо­дят ко мне каж­дый день», – и ста­рик пред­ста­вил мне их так, как изо­бра­жа­ют свя­то­го Ар­хан­ге­ла Гав­ри­и­ла, т. е. в бе­лых одеж­дах и пе­ре­по­я­сан­но­го ро­зо­вою лен­тою через пле­чо. – «Ко­гда же яви­лись к те­бе эти лю­ди в пер­вый раз?» – «Они яви­лись вско­ре по­сле то­го, как окре­стил нас иеро­мо­нах Ма­ка­рий». По­сле се­го раз­го­во­ра я спро­сил Сми­рен­ни­ко­ва, мо­гу ли я их ви­деть. – «Я спро­шу их», – от­ве­тил ста­рик и ушел от ме­ня. Я же от­пра­вил­ся на неко­то­рое вре­мя на бли­жай­шие ост­ро­ва для про­по­ве­да­ния Сло­ва Бо­жия и по воз­вра­ще­нии сво­ем уви­дел Сми­рен­ни­ко­ва и спро­сил его: «Что же, ты спра­ши­вал этих бе­лых лю­дей, мо­гу ли я их ви­деть, и же­ла­ют ли они при­нять ме­ня?» – «Спра­ши­вал, – от­ве­тил ста­рик. – они, хо­тя и изъ­яви­ли же­ла­ние ви­деть и при­нять те­бя, но при этом ска­за­ли: «За­чем ему ви­деть нас, ко­гда он сам учит вас то­му, че­му мы учим?» – Так пой­дем, я при­ве­ду к ним». То­гда что-то необъ­яс­ни­мое про­изо­шло во мне, ка­кой-то страх на­пал на ме­ня и пол­ное сми­ре­ние. Что, еже­ли в са­мом де­ле, по­ду­мал я, уви­жу их, этих Ан­ге­лов, и они под­твер­дят ска­зан­ное ста­ри­ком? и как я пой­ду к ним? ведь я же че­ло­век греш­ный, сле­до­ва­тель­но, и недо­стой­ный го­во­рить с ни­ми, и это бы­ло бы с мо­ей сто­ро­ны гор­до­стью и са­мо­на­де­ян­но­стью, ес­ли бы я ре­шил­ся ид­ти к ним; на­ко­нец, сви­да­ни­ем мо­им с ан­ге­ла­ми я, мо­жет быть, пре­воз­нес­ся бы сво­ею ве­рою или воз­меч­тал бы мно­го о се­бе... И я, как недо­стой­ный, ре­шил­ся не хо­дить к ним, сде­лав пред­ва­ри­тель­но по это­му слу­чаю при­лич­ное на­став­ле­ние как ста­ри­ку Сми­рен­ни­ко­ву, так и его со­бра­тьям-але­утам, чтобы они бо­лее не на­зы­ва­ли Сми­рен­ни­ко­ва ша­ма­ном».

Отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов весь­ма уте­шал­ся усер­ди­ем але­утов к слу­ша­нию Сло­ва Бо­жия и ис­пол­не­нию за­по­ве­дей. Ред­кие из них при его по­се­ще­нии укло­ня­лись по ле­ни или нера­де­нию от го­ве­ния и очи­ще­ния со­ве­сти, и так как их пи­ща все­гда оди­на­ко­ва, то они, чтобы от­ме­тить пост, в дни го­ве­ния со­всем ни­че­го не ели. Во вре­мя бо­го­слу­же­ния они сто­я­ли вни­ма­тель­но и на­столь­ко непо­движ­но, что мож­но бы­ло по сле­дам их ног узнать, сколь­ко на­ро­ду бы­ло в хра­ме. Мно­гие бы­ли боль­ши­ми мо­лит­вен­ни­ка­ми, что ча­сто об­на­ру­жи­ва­лось лишь слу­чай­но или при их кон­чине. К свя­щен­ни­кам пи­та­ли пре­дан­ность и лю­бовь и го­то­вы бы­ли услу­жить им, чем мог­ли. С рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ства ста­ло пре­кра­щать­ся мно­го­жен­ство и вне­брач­ное со­жи­тие, а так­же убий­ство ра­бов при по­гре­бе­нии знат­ных лиц. Да­же ссо­ры и дра­ки ста­ли про­ис­хо­дить ред­ко, а меж­до­усо­бия, силь­но рас­про­стра­нен­ные до то­го, со­всем пре­кра­ти­лись.

Кро­ме сво­ей паст­вы на ост­ро­вах, отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов по­се­тил так­же се­ле­ние Ну­ше­гак на ма­те­ри­ке Аме­ри­ки, где в пер­вое его по­се­ще­ние кре­сти­лось три­на­дцать че­ло­век, а во вто­рой при­езд чис­ло уве­ро­вав­ших воз­рос­ло до двух­сот два­дца­ти.

Жизнь сре­ди але­утов, по­сто­ян­ная про­по­ведь им Сло­ва Бо­жия спо­соб­ство­ва­ли углуб­ле­нию зна­ния от­цом Иоан­ном але­ут­ско­го язы­ка. В даль­ней­шем он сам изоб­рел для але­утов аз­бу­ку и ма­ло-по­ма­лу стал пе­ре­во­дить свя­щен­ные кни­ги. Так, он пе­ре­вел Ка­те­хи­зис и Еван­ге­лие от Мат­фея. По­яв­ле­ние этих пе­ре­во­дов але­уты встре­ти­ли с боль­шой ра­до­стью и ста­ли усерд­но учить­ся гра­мо­те. Отец Иоанн устро­ил на Уна­лаш­ке учи­ли­ще для маль­чи­ков и сам учил их, со­ста­вив все учеб­ни­ки.

Кро­ме язы­ка, отец Иоанн усерд­но изу­чал быт сво­ей паст­вы. Так, он со­брал пес­ни але­утов, по сво­им на­блю­де­ни­ям за при­род­ны­ми яв­ле­ни­я­ми со­ста­вил «За­пис­ку об ост­ро­вах Уна­лаш­кин­ско­го от­де­ла». Хо­ро­шо изу­чив фа­у­ну ост­ро­ва, он да­же по­да­вал цен­ные со­ве­ты рус­ским про­мыш­лен­ни­кам от­но­си­тель­но охо­ты на мор­ских ко­ти­ков, на­прав­лен­ные к со­хра­не­нию и умно­же­нию ста­да этих цен­ных жи­вот­ных.

Сам отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов жил с се­мьей сна­ча­ла в тес­ной зем­лян­ке, или юр­те, а по­том пе­ре­шел в скром­ный до­мик, вы­стро­ен­ный соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми. Сво­бод­ное вре­мя он по­свя­щал де­ла­нию ор­ган­чи­ков, а так­же бе­се­дам и иг­ра­ми с детьми, сво­и­ми и чу­жи­ми, ко­то­рых он очень лю­бил и был с ни­ми очень нежен.

В та­ких за­бо­тах и неусып­ных тру­дах отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов про­вел на Уна­лаш­ке де­сять лет. В те­че­ние это­го вре­ме­ни он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство всех жи­те­лей ост­ро­ва. Тру­ды и по­дви­ги от­ца Иоан­на Ве­ни­а­ми­но­ва не мог­ли остать­ся неза­ме­чен­ны­ми со сто­ро­ны на­чаль­ства, и он был на­граж­ден на­перс­ным кре­стом и пе­ре­ве­ден на ост­ров Сит­ху, в Но­во­ар­хан­гельск – адми­ни­стра­тив­ный центр рус­ских вла­де­ний в Се­вер­ной Аме­ри­ке, для про­све­ще­ния дру­го­го на­ро­да – ко­ло­шей.

Но­вая паства от­ца Иоан­на силь­но от­ли­ча­лась от але­утов как по внеш­не­му ви­ду, так и ха­рак­те­ром. В от­ли­чие от некра­си­вых, неук­лю­жих, но доб­рых але­утов, ко­ло­ши бы­ли до­воль­но кра­си­вы: у них боль­шие чер­ные гла­за, пра­виль­ные чер­ты ли­ца, чер­ные во­ло­сы, сред­ний рост. По нра­ву бы­ли они гор­ды и са­мо­лю­би­вы. Идя в го­сти к рус­ским, они на­де­ва­ли са­мые луч­шие свои на­ря­ды и дер­жа­ли се­бя с боль­шим до­сто­ин­ством. Они очень мсти­тель­ны: ес­ли ко­лош по­че­му-ли­бо не мог ото­мстить за оби­ду при жиз­ни, он за­ве­щал свою месть по­том­кам. О про­по­ве­ди хри­сти­ан­ства сре­ди ко­ло­шей не мог­ло быть и ре­чи, так как к рус­ским они от­но­си­лись с боль­шим по­до­зре­ни­ем.

При­быв на Сит­ху, отец Иоанн за­нял­ся сна­ча­ла изу­че­ни­ем язы­ка и обы­ча­ев ко­ло­шей. Вско­ре осо­бен­ный слу­чай из­ме­нил от­но­ше­ние ко­ло­шей к рус­ским. На ост­ро­ве на­ча­лась эпи­де­мия оспы, от ко­то­рой ко­ло­ши, от­ка­зы­вав­ши­е­ся при­ни­мать при­вив­ки от рус­ских, гиб­ли в боль­шом ко­ли­че­стве. Меж­ду тем рус­ские и але­уты, ко­то­рым оспа бы­ла при­ви­та, оста­лись невре­ди­мы­ми. Это за­ста­ви­ло и ко­ло­шей про­сить рус­ских о по­мо­щи, и по­сле сво­е­го спа­се­ния они пе­ре­ста­ли смот­реть на них как на сво­их вра­гов. Тем са­мым от­кры­лась воз­мож­ность про­по­ве­ди хри­сти­ан­ства. И хо­тя об­ра­ще­ние ко­ло­шей шло мед­лен­но, од­на­ко они от­но­си­лись к про­по­вед­ни­кам с ува­же­ни­ем и не пре­пят­ство­ва­ли же­ла­ю­щим кре­стить­ся.

На ост­ро­ве Сит­хе отец Иоанн про­был пять лет. Вся его пят­на­дца­ти­лет­няя де­я­тель­ность, сна­ча­ла на ост­ро­ве Уна­лаш­ке, а по­том на Сит­хе, от­ли­ча­лась тем же рве­ни­ем, ко­то­рое из­древ­ле про­сла­ви­ло про­по­вед­ни­ков Еван­ге­лия. Он все­гда с боль­шой осто­рож­но­стью при­ни­мал­ся за свое де­ло и тем при­вле­кал к се­бе гру­бые серд­ца ди­ка­рей; ста­рал­ся бо­лее убеж­дать, чем при­нуж­дать, и тер­пе­ли­во вы­жи­дал доб­ро­воль­но­го же­ла­ния кре­стить­ся. Для де­тей он устра­и­вал шко­лы, в ко­то­рых пре­по­да­вал по им са­мим со­став­лен­ным учеб­ни­кам. На­ко­нец, кро­ме про­све­ще­ния све­том Еван­ге­лия, он обу­чал ту­зем­цев куз­неч­но­му и плот­ниц­ко­му ре­мес­лам, на­учил их при­ви­вать оспу. При этом он снис­кал сер­деч­ное рас­по­ло­же­ние к се­бе: ди­ка­ри по­лю­би­ли его. И по­ис­ти­не он был их бла­го­де­те­лем и на­став­ни­ком.

За вре­мя пре­бы­ва­ния на Сит­хе от­цом Иоан­ном бы­ла на­ча­та кни­га «За­ме­ча­ния о ко­лош­ском и ка­дьяк­ском язы­ках и от­ча­сти о про­чих на­ре­чи­ях в Рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских вла­де­ни­ях», ко­то­рая, как и грам­ма­ти­ка але­ут­ско­го язы­ка, удо­сто­и­лась лест­ных от­зы­вов спе­ци­а­ли­стов и внес­ла мно­го но­во­го в на­у­ку.

Мно­го­лет­ний опыт в де­ле рас­про­стра­не­ния Сло­ва Бо­жия убе­дил от­ца Иоан­на в том, что при раз­бро­сан­но­сти ту­зем­ных по­се­ле­ний и все воз­рас­тав­шем чис­ле кре­ще­ных труд­но под­дер­жи­вать дух хри­сти­ан­ства у паст­вы. Для это­го бы­ла нуж­на по­сто­ян­ная про­по­ведь, что бы­ло невоз­мож­но при ма­ло­чис­лен­но­сти свя­щен­ни­ков и недо­стат­ке средств. Ре­ше­ние это­го за­ви­се­ло от выс­ше­го на­чаль­ства, сле­до­ва­тель­но, нуж­но бы­ло хло­по­тать. Кро­ме то­го, ему нуж­но бы­ло лич­но про­сить раз­ре­ше­ния на из­да­ние свя­щен­ных книг на але­ут­ском язы­ке. С этой це­лью отец Иоанн ре­шил­ся от­пра­вить­ся в Пе­тер­бург. При­няв та­кое ре­ше­ние, Иоанн взял от­пуск и, от­пра­вив су­пру­гу и де­тей на ро­ди­ну в Ир­кутск, 8 но­яб­ря 1838 го­да от­плыл с ост­ро­ва Сит­хи. Пла­ва­ние его про­дол­жа­лось око­ло вось­ми ме­ся­цев. 25 июня 1839 го­да он при­был в Пе­тер­бург.

По при­бы­тии в сто­ли­цу отец Иоанн в тот же день явил­ся в Свя­тей­ший Си­нод и сво­и­ми рас­ска­за­ми жи­во за­ин­те­ре­со­вал его чле­нов. Од­на­ко хло­по­ты в Си­но­де рас­тя­ну­лись на несколь­ко ме­ся­цев, ко­то­рые отец Иоанн не по­тра­тил на­прас­но. Он за­нял­ся сбо­ром по­жерт­во­ва­ний для рас­про­стра­не­ния и утвер­жде­ния хри­сти­ан­ства на Але­ут­ских ост­ро­вах и с этой це­лью от­пра­вил­ся в Моск­ву. В Москве он явил­ся к прео­свя­щен­но­му Фила­ре­ту, то­гдаш­не­му мит­ро­по­ли­ту Мос­ков­ско­му. Свя­ти­тель с пер­во­го взгля­да по­лю­бил тру­до­лю­би­во­го про­по­вед­ни­ка. «В этом че­ло­ве­ке есть что-то апо­столь­ское», — го­во­рил он об от­це Иоанне. Не раз в сво­бод­ное вре­мя бе­се­до­ва­ли они на­едине, и свя­ти­тель с удо­воль­стви­ем слу­шал див­ные рас­ска­зы от­ца Иоан­на о его жиз­ни сре­ди але­утов. Осе­нью отец Иоанн вер­нул­ся в Пе­тер­бург, где его жда­ло ре­ше­ние Свя­тей­ше­го Си­но­да об уве­ли­че­нии шта­та свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей в аме­ри­кан­ских вла­де­ни­ях Рос­сии. Ему так­же бы­ло раз­ре­ше­но пе­ча­тать свои пе­ре­во­ды, и, кро­ме то­го, за свои дол­го­лет­ние апо­столь­ские по­дви­ги он был на­граж­ден зва­ни­ем про­то­и­е­рея.

Но не толь­ко ра­дост­ные ве­сти жда­ли его в Пе­тер­бур­ге; из Ир­кут­ска со­об­щи­ли о кон­чине его су­пру­ги. Тяж­ко по­ра­зи­ло его это го­ре. Мит­ро­по­лит Фила­рет, уте­шая его, убеж­дал при­нять мо­на­ше­ство. Но из-за обре­ме­нен­но­сти боль­шой се­мьей и невоз­мож­но­сти в мис­си­о­нер­ских разъ­ез­дах вы­пол­нять все тре­бо­ва­ния мо­на­ше­ско­го уста­ва отец Иоанн со­гла­сил­ся не сра­зу. Ко­гда же, по хо­да­тай­ству мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та, де­ти его (а их у него бы­ло ше­сте­ро: две до­че­ри и че­ты­ре сы­на) бы­ли устро­е­ны на ка­зен­ное со­дер­жа­ние, то он, ви­дя в этом ука­за­ние Бо­жие, по­дал про­ше­ние о по­стри­же­нии в мо­на­ше­ство. По­стриг был со­вер­шен 19 но­яб­ря 1840 го­да с на­ре­че­ни­ем име­ни Ин­но­кен­тия, в честь свя­ти­те­ля Ир­кут­ско­го. На дру­гой день иеро­мо­нах Ин­но­кен­тий был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та.

Меж­ду тем в Свя­тей­шем Си­но­де со­сто­я­лось ре­ше­ние об об­ра­зо­ва­нии но­вой епар­хии, к ко­то­рой бы­ли от­не­се­ны и Але­ут­ские ост­ро­ва. Воз­ник во­прос о на­зна­че­нии ар­хи­ерея на но­вое ме­сто. Им­пе­ра­то­ру Ни­ко­лаю Пав­ло­ви­чу был пред­став­лен спи­сок из трех из­бран­ни­ков, в чис­ле ко­то­рых был и ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий. Го­су­дарь по­же­лал его ви­деть. Об­лас­кав но­во­по­став­лен­но­го ар­хи­манд­ри­та, им­пе­ра­тор ска­зал ему на про­ща­нье: «Пе­ре­дай­те мит­ро­по­ли­ту, что я же­лаю, чтобы вы бы­ли на­зна­че­ны ар­хи­ере­ем но­вой епар­хии».

По­свя­ще­ние Ин­но­кен­тия во епи­ско­па Кам­чат­ско­го, Ку­риль­ско­го и Але­ут­ско­го по­сле­до­ва­ло 15 де­каб­ря 1840 го­да в Ка­зан­ском со­бо­ре. «Я твер­до упо­ваю и ве­рую, – го­во­рил во вре­мя сво­е­го на­ре­че­ния во епи­ско­па Ин­но­кен­тий, – что Гос­подь, так дав­но пу­те­во­дя­щий ме­ня и да­ю­щий мне ныне но­вый жре­бий слу­же­ния бла­го­да­тию Сво­ею, да­ру­ет мне и но­вые си­лы к со­вер­ше­нию мо­е­го слу­же­ния. Мо­лю вас, Бо­го­из­бран­ные от­цы и пред­сто­я­те­ли су­щей на зем­ле Церк­ви! Вос­при­и­ми­те ме­ня в мо­лит­вы ва­ши и мо­ли­те Гос­по­да, да бу­дет со мною бла­го­дать и ми­лость Его все­гда». 10 ян­ва­ря 1841 го­да прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий уже вы­ехал из Пе­тер­бур­га к ме­сту сво­е­го слу­же­ния на ост­ров Сит­ху, в Но­во­ар­хан­гельск, где бы­ло на­зна­че­но его ме­сто­пре­бы­ва­ние.

Об­рат­ный путь епи­скоп Ин­но­кен­тий со­вер­шал уже через Си­бирь. По пу­ти он за­ехал в Ир­кутск. Мож­но се­бе пред­ста­вить, с ка­ким чув­ством въез­жал прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий в свой род­ной го­род и с ка­ким бла­го­го­ве­ни­ем и ра­до­стью встре­ча­ли жи­те­ли Ир­кут­ска быв­ше­го сво­е­го свя­щен­ни­ка. На­род тол­па­ми встре­чал его при въез­де, все церк­ви при­вет­ство­ва­ли ко­ло­коль­ным зво­ном. Прео­свя­щен­ный по­се­тил Бла­го­ве­щен­скую цер­ковь, где преж­де слу­жил свя­щен­ни­ком, и со­вер­шил там ли­тур­гию с бла­годар­ствен­ным мо­леб­стви­ем. Отъ­ез­жая из Ир­кут­ска, он за­ехал на ме­сто сво­е­го рож­де­ния в се­ло Ан­гин­ское, за­хо­дил в из­бу, в ко­то­рой ро­дил­ся и про­вел дет­ство, по­се­тил сво­их ста­рых зна­ко­мых и, от­слу­жив мо­ле­бен, пу­стил­ся в даль­ний путь, на­пут­ству­е­мый доб­ры­ми по­же­ла­ни­я­ми зем­ля­ков. На­ко­нец, 27 сен­тяб­ря 1841 го­да по­сле уто­ми­тель­но­го и дол­го­го пу­ти Ин­но­кен­тий бла­го­по­луч­но при­был на ост­ров Сит­ху.

Те­перь, с при­ня­ти­ем но­во­го зва­ния, круг про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­сти епи­ско­па Ин­но­кен­тия силь­но рас­ши­рил­ся. Он на­чал с от­кры­тия но­вых при­хо­дов, в ко­то­рых до сих пор чув­ство­вал­ся силь­ный недо­ста­ток. По­став­ляя свя­щен­ни­ков во вновь от­кры­тые при­хо­ды, прео­свя­щен­ный да­вал им са­мые по­дроб­ные на­став­ле­ния и убеж­дал их дей­ство­вать си­лой про­по­вед­ни­че­ско­го сло­ва, а не при­нуж­де­ни­ем или за­ман­чи­вы­ми обе­ща­ни­я­ми.

Об­ра­ще­ния ту­зем­цев шли так­же успеш­но и по­чти без вся­ких на­сто­я­ний мис­си­о­не­ров; на­про­тив, ис­кав­шие Кре­ще­ния под­вер­га­лись са­мо­му стро­го­му ис­пы­та­нию. Осо­бен­но уте­ши­тель­ны­ми для мис­си­о­не­ров бы­ли об­ра­ще­ния тех языч­ни­ков, ко­то­рые сначла со­про­тив­ля­лись об­ра­ще­нию, а за­тем са­ми яв­ля­лись с моль­бой о Кре­ще­нии.

В ме­стах, ре­гу­ляр­но по­се­ща­е­мых мис­си­о­не­ра­ми, на­се­ле­ние осо­бен­но рев­ност­но ис­пол­ня­ло их на­став­ле­ния. Слу­ча­ев от­па­де­ния или воз­вра­ще­ния к ша­ман­ству по­чти не бы­ва­ло, ес­ли же они про­ис­хо­ди­ли, то ско­ро окан­чи­ва­лись рас­ка­я­ни­ем и ис­прав­ле­ни­ем. Бы­ва­ли слу­чаи и чу­дес­но­го ис­це­ле­ния по­сле Кре­ще­ния. Так, од­на ста­ру­ха, бу­дучи при смер­ти, по­же­ла­ла при­нять Кре­ще­ние, но так как са­ма она хо­дить уже не мог­ла, то бы­ла при­не­се­на для та­ин­ства на но­сил­ках. По­сле Кре­ще­ния она вер­ну­лась до­мой са­мо­сто­я­тель­но, лишь опи­ра­ясь на пал­ку. Точ­но так­ же мо­ло­дой муж­чи­на, с дет­ства стра­дав­ший при­пад­ка­ми безу­мия, по­сле Кре­ще­ния со­вер­шен­но ис­це­лил­ся. Нече­го и го­во­рить, что по­доб­ные слу­чаи, сви­де­тель­ствуя о Бо­же­ствен­ной си­ле хри­сти­ан­ства, осо­бен­но спо­соб­ство­ва­ли об­ра­ще­нию ту­зем­цев. По­ми­мо про­по­ве­ди и на­став­ле­ний в За­коне Бо­жи­ем, епи­скоп Ин­но­кен­тий пред­пи­сы­вал мис­си­о­не­рам учить де­тей и всех же­ла­ю­щих гра­мо­те как на мест­ном, так и на рус­ском язы­ке, что на­се­ле­ние де­ла­ло очень охот­но, и вско­ре гра­мот­ность ту­зем­но­го на­се­ле­ния ста­ла да­же вы­ше, чем гра­мот­ность на­се­ле­ния ко­рен­ной Рос­сии.

Про­жив в Но­во­ар­хан­гель­ске око­ло се­ми ме­ся­цев, прео­свя­щен­ный от­пра­вил­ся обо­зре­вать свою епар­хию. На каж­дом ост­ро­ве, в каж­дой де­ревне при­ни­ма­ли его с ве­ли­чай­шим тор­же­ством и ра­до­стью, и ни­где не остав­лял он жи­те­лей без ар­хи­пас­тыр­ско­го на­зи­да­ния. Его епар­хия бы­ла чрез­вы­чай­но об­шир­ной и об­ни­ма­ла мно­го­чис­лен­ные на­ро­ды, жив­шие на аме­ри­кан­ском ма­те­ри­ке, Але­ут­ских и Ку­риль­ских ост­ро­вах, на Кам­чат­ке и на по­бе­ре­жье Охот­ско­го мо­ря. Так, в первую свою по­езд­ку по епар­хии он пре­одо­лел бо­лее пя­ти ты­ся­чи верст где мо­рем, а где и на со­ба­ках. Та­ких по­ез­док для обо­зре­ния епар­хии, во вре­мя ко­то­рых он ста­ра­тель­но осмат­ри­вал вновь устро­ен­ные при­хо­ды, освя­щая церк­ви, лич­но по­учал ино­род­цев Сло­ву Бо­жию и устра­и­вал, где мож­но, учи­ли­ща для де­тей, у него бы­ло три.

За свою пло­до­твор­ную мис­си­о­нер­скую де­я­тель­ность сре­ди на­ро­дов да­ле­кой окра­и­ны Рос­сии епи­скоп Ин­но­кен­тий в 1850 го­ду был воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па.

Во вре­мя сво­их пу­те­ше­ствий по ма­те­ри­ко­вой ча­сти Рос­сии ар­хи­епи­скоп Ин­но­кен­тий бы­вал так­же и у яку­тов, и тун­гу­сов, за от­да­лен­но­стью жи­тель­ства ни­ко­гда не по­се­щав­ших­ся сво­и­ми ар­хи­пас­ты­ря­ми. Ар­хи­епи­скоп был зна­ком с эти­ми на­ро­да­ми еще с дет­ства, ко­гда стал­ки­вал­ся с ни­ми у се­бя на ро­дине, в се­ле Ан­гин­ском и в Ир­кут­ске. След­стви­ем та­ко­го по­пе­че­ния бы­ло то, что Якут­ская об­ласть бы­ла от­чис­ле­на от Ир­кут­ской епар­хии и при­со­еди­не­на к Кам­чат­ской. По этой при­чине прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий дол­жен был пе­ре­ме­нить ме­сто сво­е­го по­сто­ян­но­го жи­тель­ства и пе­ре­ехать в Си­бирь, в го­род Якутск.

Но­вые мис­си­о­нер­ские тру­ды пред­сто­я­ли здесь ар­хи­епи­ско­пу Ин­но­кен­тию. Яку­ты, при­ни­мая Кре­ще­ние, глав­ным об­ра­зом, из-за по­дар­ков и неко­то­рых льгот, оста­ва­лись по­чти в пол­ном неве­де­нии хри­сти­ан­ства и, вслед­ствие ред­ко­го по­се­ще­ния их свя­щен­ни­ка­ми, ча­сто со­хра­ня­ли преж­ние язы­че­ские ве­ро­ва­ния и обы­чаи. Вер­ный сво­им прин­ци­пам, ар­хи­епи­скоп Ин­но­кен­тий немед­лен­но при­нял­ся за про­све­ще­ние стра­ны, от­кры­вая хра­мы и ча­сов­ни, пе­ре­во­дя на якут­ский язык свя­щен­ные и бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, для че­го им бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на спе­ци­аль­ная ко­мис­сия. Несмот­ря на труд­но­сти это­го пе­ре­во­да, ко­мис­сия успеш­но спра­ви­лась со сво­ей за­да­чей, и 19 июля 1859 го­да в Якут­ском Тро­иц­ком со­бо­ре впер­вые бы­ло со­вер­ше­но бо­го­слу­же­ние на якут­ском язы­ке. Прео­свя­щен­ный сам слу­жил мо­ле­бен и чи­тал Еван­ге­лие. Яку­тов до то­го тро­ну­ло это со­бы­тие, что стар­ши­ны их от ли­ца всех сво­их со­бра­тьев пред­ста­ви­ли вла­ды­ке Ин­но­кен­тию прось­бу, чтобы день этот на­все­гда стал празд­нич­ным. Кро­ме это­го, ве­лась ра­бо­та по пе­ре­во­ду свя­щен­ных и бо­го­слу­жеб­ных книг и на тун­гус­ский язык.

Несмот­ря на свои уже пре­клон­ные ле­та, ар­хи­епи­скоп по­чти по­сто­ян­но пред­при­ни­мал пу­те­ше­ствия по сво­ей еще бо­лее рас­ши­рив­шей­ся епар­хии, ча­сто под­вер­гая се­бя раз­но­го ро­да ли­ше­ни­ям и опас­но­стям. В од­но из та­ких пу­те­ше­ствий, на­хо­дясь в Аян­ском пор­ту, он ед­ва не был взят в плен ан­гли­ча­на­ми, ко­то­рые в свя­зи с Крым­ской вой­ной на­па­ли на рос­сий­ские даль­не­во­сточ­ные вла­де­ния. Прео­свя­щен­ный убе­дил ан­гли­чан не брать его в плен, так как поль­зы им от это­го не бу­дет, что, при­нуж­ден­ные кор­мить его, они по­не­сут толь­ко ущерб. Ан­гли­чане не толь­ко оста­ви­ли его в по­кое, но да­же осво­бо­ди­ли за­хва­чен­но­го ими ра­нее од­но­го свя­щен­ни­ка.

Мис­си­о­нер­ское рве­ние ар­хи­епи­ско­па Ин­но­кен­тия про­сти­ра­лось и на бо­лее от­да­лен­ные на­ро­ды, жив­шие по Аму­ру и да­же за гра­ни­цей с Ки­та­ем. Как че­ло­век, пре­дан­ный сво­ей Ро­дине, близ­ко при­ни­мав­ший к серд­цу ее ин­те­ре­сы и ра­де­ю­щий о ее ве­ли­чии, он про­яв­лял боль­шую за­бо­ту о бла­го­при­ят­ном для Рос­сии раз­ре­ше­нии амур­ско­го во­про­са. С этой це­лью он сам пред­при­нял пу­те­ше­ствие по Аму­ру и со­ста­вил по­дроб­ную за­пис­ку «Нечто об Аму­ре», в ко­то­рой на ос­но­ва­нии лич­ных на­блю­де­ний и опро­сов обос­но­вал воз­мож­ность на­ви­га­ции по Аму­ру и за­се­ле­ния его бе­ре­гов. Со­дей­ствие ар­хи­епи­ско­па Ин­но­кен­тия при­со­еди­не­нию Аму­ра к Рос­сии бы­ло оце­не­но очень вы­со­ко: в его честь был на­зван го­род Бла­го­ве­щенск – в па­мять на­ча­ла его свя­щен­но­слу­же­ния в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви Ир­кут­ска.

В кон­це июня 1857 го­да ар­хи­епи­скоп Ин­но­кен­тий был вы­зван в Пе­тер­бург для при­сут­ствия в Свя­тей­шем Си­но­де. Его уча­стие в ра­бо­те выс­ше­го ор­га­на цер­ков­но­го управ­ле­ния по­мог­ло бла­го­по­луч­но раз­ре­шить во­прос об от­кры­тии ви­ка­ри­ат­ства на Сит­хе и в Якут­ске. Ка­фед­ру ре­ше­но бы­ло пе­ре­ве­сти в Бла­го­ве­щенск.

Вер­нув­шись из Пе­тер­бур­га, прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий пе­ре­се­лил­ся в Бла­го­ве­щенск, где так же неуто­ми­мо, так же рев­ност­но про­дол­жал де­ло сво­е­го слу­же­ния, неусып­но за­бо­тясь о под­дер­жа­нии пра­во­сла­вия в епар­хии. От­сю­да он так­же пред­при­ни­мал ча­стые пу­те­ше­ствия по Аму­ру и по дру­гим об­ла­стям для лич­но­го над­зо­ра и на­став­ле­ния но­во­об­ра­щен­ных. Но пре­клон­ные ле­та и пло­хое здо­ро­вье за­став­ля­ли его за­ду­мы­вать­ся об от­дох­но­ве­нии. Но не к по­кою от тру­дов, а к но­вой де­я­тель­но­сти го­то­вил ар­хи­епи­ско­па Ин­но­кен­тия Про­мы­сел Бо­жий. В 1867 го­ду скон­чал­ся Мос­ков­ский мит­ро­по­лит Фила­рет, и на ме­сто по­чив­ше­го был на­зна­чен ар­хи­епи­скоп Ин­но­кен­тий. Сам прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий был по­ра­жен этой ве­стью бо­лее всех. Про­чи­тав де­пе­шу, он из­ме­нил­ся в ли­це и несколь­ко ми­нут был в раз­ду­мье. За­тем це­лый день оста­вал­ся один, а но­чью дол­го и усерд­но мо­лил­ся, стоя на ко­ле­нях. Ди­вил­ся он соб­ствен­ной судь­бе: сын бед­но­го сель­ско­го по­но­ма­ря, ко­то­ро­му во вре­мя оно и в по­но­ма­ри, на ме­сто от­ца, невоз­мож­но бы­ло по­пасть, де­ла­ет­ся пре­ем­ни­ком ве­ли­ко­го ар­хи­пас­ты­ря, од­ним из пер­вых иерар­хов Рус­ской Церк­ви – мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским!

С глу­бо­ким сми­ре­ни­ем при­нял прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий но­вое свое на­зна­че­ние и стал со­би­рать­ся в путь. Из­лишне го­во­рить, с ка­ким чув­ством ра­до­сти и бла­го­го­ве­ния встре­ча­ли его жи­те­ли си­бир­ских го­ро­дов, через ко­то­рые ему при­хо­ди­лось про­ез­жать по пу­ти в Моск­ву. В пер­вый раз на сво­ем ве­ку ви­де­ли они мит­ро­по­ли­та. С осо­бой тор­же­ствен­но­стью при­вет­ство­ва­ли мит­ро­по­ли­та Ин­но­кен­тия в его род­ном Ир­кут­ске, где из-за рас­пу­ти­цы он про­был до­воль­но дол­го и несколь­ко раз со­вер­шал ли­тур­гию в со­слу­же­нии с дру­ги­ми ар­хи­ере­я­ми.

На­ко­нец 25 мая 1868 го­да, ве­че­ром, огла­сив­ший всю Моск­ву ко­ло­коль­ный звон воз­ве­стил о при­бы­тии в сто­ли­цу ее но­во­го ар­хи­пас­ты­ря. На дру­гой день вы­со­ко­прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и Ко­ло­мен­ский, всту­пил в Боль­шой Успен­ский со­бор, на сту­пе­нях ко­то­ро­го про­из­нес речь, ис­пол­нен­ную ис­тин­но­го сми­ре­ния. «Кто я, – го­во­рил он, – дер­за­ю­щий вос­при­ять и сло­во и власть мо­их пред­ше­ствен­ни­ков? Уче­ник от­да­лен­ней­ше­го вре­ме­ни, от­да­лен­ней­ше­го края и в от­да­лен­ной стране про­вед­ший бо­лее по­ло­ви­ны сво­ей жиз­ни; не бо­лее как сми­рен­ный де­ла­тель на ни­ве Хри­сто­вой, учи­тель мла­ден­цев и мла­ден­че­ству­ю­щих в ве­ре».

С та­ким сми­ре­ни­ем всту­пал прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий в но­вое свое слу­же­ние. Ему бы­ло уже бо­лее се­ми­де­ся­ти лет, он был удру­чен бо­лез­нью, по­чти слеп, но все-та­ки был пре­ис­пол­нен сил и рве­ния к де­я­тель­но­сти. За но­вы­ми за­бо­та­ми он не за­бы­вал сво­е­го мис­си­о­нер­ско­го при­зва­ния. С це­лью про­по­ве­ди Еван­ге­лия на окра­и­нах Рос­сии им бы­ло учре­жде­но мис­си­о­нер­ское об­ще­ство. От­кры­тое в Москве в ян­ва­ре 1870 го­да, оно встре­ти­ло боль­шое со­чув­ствие во всех угол­ках Рос­сии. Во мно­гих епар­хи­ях бы­ли от­кры­ты со­от­вет­ству­ю­щие ко­ми­те­ты. Но глав­ной его за­бо­той оста­ва­лось на­став­ле­ние на­ро­да в ис­ти­нах хри­сти­ан­ской ве­ры и нрав­ствен­но­сти.

31 мар­та/13 ап­ре­ля – Пре­став­ле­ние

Од­на­ко сре­ди всех пас­тыр­ских тру­дов и за­бот ста­рость неду­ги те­лес­ные да­ва­ли о се­бе знать. Мит­ро­по­лит два­жды хо­да­тай­ство­вал об уволь­не­нии на по­кой, од­на­ко прось­бы его бы­ли от­кло­не­ны. С неко­то­ро­го вре­ме­ни ему при­шлось от­ка­зать­ся от по­ез­док по епар­хии, ко­то­рые те­перь за него со­вер­ша­ли его ви­ка­рии. С се­ре­ди­ны 1878 го­да мит­ро­по­лит Ин­но­кен­тий по­чти непре­рыв­но хво­рал и да­же от­ме­нил в кон­це это­го го­да по­езд­ку в Пе­тер­бург для при­сут­ствия в Свя­тей­шем Си­но­де. На Страст­ной неде­ле, по­чув­ство­вав при­бли­же­ние кон­чи­ны, он по­про­сил се­бя по­со­бо­ро­вать. По­след­ний раз при­об­щал­ся в Ве­ли­кий чет­верг. 30 мар­та 1879 го­да он по­тре­бо­вал к се­бе прео­свя­щен­но­го Ам­вро­сия (позд­нее епи­ско­па Харь­ков­ско­го) для чте­ния ка­но­на на ис­ход ду­ши, а 31 мар­та в 2 ча­са но­чи его не ста­ло.

«Дай­те знать, – го­во­рил, уми­рая, прео­свя­щен­ный, – чтобы при по­гре­бе­нии мо­ем ре­чей не бы­ло, в них мно­го по­хвал. А про­по­ведь по мне ска­жи­те, она мо­жет иметь на­зи­да­ние, и вот текст для нее: от Гос­по­да сто­пы че­ло­ве­ку ис­прав­ля­ют­ся (Пс.36,23)».

На дру­гой день в один­на­дцать ча­сов утра ко­ло­кол Ива­на Ве­ли­ко­го воз­ве­стил моск­ви­чам о кон­чине их свя­ти­те­ля, а 5 ап­ре­ля те­ло по­чив­ше­го бы­ло пре­да­но зем­ле ря­дом с мо­ги­лой мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре.

23 сен­тяб­ря/6 ок­тяб­ря – Про­слав­ле­ние

Не остав­ля­ет Гос­подь Сво­их пра­вед­ни­ков и, преду­го­тов­ляя им ме­сто в Цар­ствии Небес­ном, за­бо­тит­ся о их про­слав­ле­нии сре­ди вер­ных чад Сво­их под омо­фо­ром зем­ной Церк­ви. В мар­те 1974 го­да на за­се­да­нии Свя­тей­ше­го Си­но­да Пра­во­слав­ной Церк­ви в Аме­ри­ке был под­нят во­прос о ка­но­ни­за­ции прис­но­па­мят­но­го про­све­ти­те­ля Аляс­ки мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и Ко­ло­мен­ско­го Ин­но­кен­тия (Ве­ни­а­ми­но­ва). 8 мая то­го же го­да аме­ри­кан­ские иерар­хи об­ра­ти­лись к Ма­те­ри-Церк­ви в Моск­ву с прось­бой изу­чить во­прос о воз­мож­ной ка­но­ни­за­ции мит­ро­по­ли­та Ин­но­кен­тия, ес­ли на то из­во­лит­ся Ду­ху Свя­то­му и Свя­щен­но­му Си­но­ду Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Три го­да ушло на изу­че­ние бе­реж­но со­бран­ных в США и на ро­дине свя­ти­те­ля сви­де­тельств о его жиз­ни и рав­ноап­о­столь­ных тру­дах. А 23 сен­тяб­ря (6 ок­тяб­ря по но­во­му сти­лю) 1977 го­да Свя­щен­ный Си­нод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, воз­дав сла­ву и хва­лу Гос­по­ду, опре­де­лил: прис­но­па­мят­но­го мит­ро­по­ли­та Ин­но­кен­тия, свя­ти­те­ля Мос­ков­ско­го и апо­сто­ла Аме­ри­ки и Си­би­ри, при­чис­лить к ли­ку свя­тых, бла­го­да­тию Бо­жи­ею про­слав­ля­е­мых, и со­вер­шать его па­мять два­жды в год – 31 мар­та, в день бла­жен­ной кон­чи­ны, и 23 сен­тяб­ря – в день его про­слав­ле­ния. 10 июня па­мять свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия празд­ну­ет­ся вме­сте со все­ми Си­бир­ски­ми свя­ты­ми, про­слав­лен­ны­ми в 1984 го­ду.