Акафист святителю Иоасафу, епископу Белоградскому, чудотворцу

Составлен прот. Иоанном Слободским. Одобрен в 1911 году.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 17 сентября (04 сентября ст. ст.); 23 декабря (10 декабря ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нных во́инов му́жества насле́дниче и Христо́ва ста́да па́стырю предо́брый, свети́льниче ве́ры, на све́щнице Белогра́да возсия́вый, ни́щих пита́телю и о лю́дех ко Христу́ Бо́гу моли́твенниче, похва́льная воспису́ем ти́ раби́ Го́спода твоего́ от серде́ц на́ших, к любви́ твое́й вопию́ще:

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

И́кос 1.

А́нгел Бо́жий по́слан бы́сть от Богоро́дицы прообразова́тельное де́йствие соверши́ти и о́трока тя́ су́ща ма́нтиею святи́тельскою покры́ти, Иоаса́фе. Сие́ роди́тель тво́й зре́ти в виде́нии сподо́бився, слы́шаше и гла́с Цари́цы Небе́сныя глаго́лющ ти́: Довле́ет Ми́ моли́тва твоя́. Таково́му сла́достному гла́су вне́млюще, и мы́, гре́шнии, любо́вию вопие́м ти́:

Ра́дуйся, от ма́тере твоея́ в де́нь Рождества́ Пречи́стыя рожде́нный; ра́дуйся, покро́вом Богоро́дицы от рожде́ния твоего́ покрове́нный.

Ра́дуйся, сосу́де, от де́тства твоего́ Бо́гом избра́нный; ра́дуйся, под се́нию оби́тели Тро́ицы Святы́я Го́сподеви воспита́нный.

Ра́дуйся, роди́телей благочести́вых возлю́бленный сы́не; ра́дуйся, па́че при́сных твои́х возлюби́вый пусты́ню.

Ра́дуйся, во Ки́еве гра́де ра́зумом науче́ние кни́жное стяжа́вый; ра́дуйся, чи́стое се́рдце твое́ Го́сподеви отда́вый.

Ра́дуйся, до́м роди́телей твои́х Го́спода ра́ди оста́вивый; ра́дуйся, та́йно в Межиго́рскую оби́тель стопы́ твоя́ напра́вивый.

Ра́дуйся, ю́ный моли́твенниче пеще́ры те́сныя; ра́дуйся, презре́вый земна́я, возлюби́вый небе́сная.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 2.

Ви́дя о́браз ми́ра сего́ преходя́щ и сла́ву челове́ческую я́коже ды́м исчеза́ющу, от ю́ности мона́шеское житие́ возлюби́л еси́ и, отроча́ сы́й, моли́тве и слу́жбе Бо́жией зело́ прилежа́л еси́, Иоаса́фе, а́нгельскую пе́снь при́сно воспева́я Го́сподеви: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зум тво́й, науче́нием кни́жным в Богоявле́нском бра́тстве просвеща́емый, богомы́слию преда́л еси́, Иоаса́фе, сокро́вища прему́дрости не себе́ собира́я, па́че же си́ми в Бо́га богате́я, моли́твою же и поще́нием во служе́ние Христу́ себе́ уготовля́я. Те́м же и во ю́ности твое́й сицевы́х ублаже́ний досто́ин яви́лся еси́:

Ра́дуйся, о́бразе чистоты́ и целому́дрия; ра́дуйся, рачи́телю благи́й смиренному́дрия.

Ра́дуйся, отри́нувый, я́коже со́р, ми́ра сего́ душетле́нныя сла́дости; ра́дуйся, омы́вый ду́шу твою́ слеза́ми чи́стыми мла́дости.

Ра́дуйся, де́вство твое́ нерастле́нно Го́сподеви сохрани́вый; ра́дуйся, прельще́ния во́зраста ю́наго победи́вый.

Ра́дуйся, весно́, луча́ми благода́ти осия́нная; ра́дуйся, у́тро, доброде́тельми облагоуха́нное.

Ра́дуйся, я́ко Христу́ путе́м у́зким после́довал еси́; ра́дуйся, я́ко го́рняго Оте́чествия дости́гнути возжеле́л еси́.

Ра́дуйся, на ра́ло Госпо́дне ру́це твои́ возложи́вый; ра́дуйся, лица́ твоего́ николи́же вспя́ть обрати́вый.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 3.

Си́лы ду́ха твоего́ во еди́но наме́рение совокупи́вый, во е́же Христу́ житие́ твое́ безразде́льне преда́ти, а́нгельский о́браз во ю́ности ра́нней восприя́л еси́, Иоаса́фе, и со ста́рцы вку́пе воспе́л еси́ Триеди́ному Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Име́я ору́жие непобеди́мое, кре́ст на се́рдце твое́м, ве́рою начерта́нный, проти́ву страсте́й и грехо́в сме́ртных, возстаю́щих на ны́, кре́пко ополчи́лся еси́, и, Го́споду побе́ды на ты́я враги́ дарова́вшу, сложи́л еси́ пе́снь честны́м доброде́телем, е́йже внима́юще, и мы́ благода́рными усты́ си́це ти́ воспева́ем:

Ра́дуйся, смире́ния о́бразе, и́мже горды́ня низлага́ется; ра́дуйся, благосе́рдия пра́вило, и́мже вся́ческая зло́ба побежда́ется.

Ра́дуйся, целому́дрия носи́телю и нечи́стых по́мыслов отраже́ние; ра́дуйся, любве́ кре́пкия рачи́телю и не́нависти истребле́ние.

Ра́дуйся, поста́ ору́жием от пле́на страсте́й свободи́выйся; ра́дуйся, кро́тости си́лою от гне́ва непра́веднаго огради́выйся.

Ра́дуйся, стра́же благоче́стия, от сна́ грехо́внаго ду́шу твою́ охраня́яй; ра́дуйся, доброде́телей содру́жеством от сме́ртныя тли́ ту́ю избавля́яй.

Ра́дуйся, уго́дниче Бо́жий, си́ми доброде́тельми в па́мяти христиа́н преукраше́нный; ра́дуйся, свети́льниче ве́ры, от Со́лнца Пра́вды во Ца́рствии Небе́снем возжже́нный.

Ра́дуйся, исто́чниче, в жи́знь ве́чную теки́й; ра́дуйся, на диа́вола кре́пце возмоги́й.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 4.

Бу́рю искуше́ний и нападе́ний вра́жиих бо́дрственным житие́м твои́м утиша́я, от архиере́я Бо́жия на степе́нь свяще́нства возведе́н бы́л еси́, и со вся́ким смиренному́дрием на ра́мена твоя́ бре́мя служе́ния церко́внаго во честне́м Ки́еве подъя́л еси́, ко святы́ням гра́да сего́ при́сно припа́дая, иде́же и додне́сь и́ноцы и правосла́внии лю́дие вопию́т Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 4.

Слы́шаху бли́жнии и да́льнии о труде́х твои́х неуста́нных, Иоаса́фе, ка́ко пе́рвее во гра́де Лубна́х оби́тель, тобо́ю благоукраша́емая, благословля́ше тебе́, игу́мена своего́, по си́х же Ла́вра Се́ргиева тобо́ю обнови́ся, ели́ко строе́нием домо́вным, та́ко и жития́ и́ноческаго исправле́нием. Того́ ра́ди гла́с наро́дный восхваля́ше тя́ си́ми:

Ра́дуйся, хра́мов святы́х иску́сный устрои́телю; ра́дуйся, честны́х оби́телей усе́рдный украси́телю.

Ра́дуйся, ревни́телю благоле́пия церко́внаго; ра́дуйся, па́че си́х рачи́телю де́лания духо́внаго.

Ра́дуйся, в се́рдце твое́м о́браз Христа́ носи́вый; ра́дуйся, Спаси́теля твоего́ до конца́ возлюби́вый.

Ра́дуйся, пропове́дниче, его́же послу́шаше в сла́дость Росси́йская цари́ца; ра́дуйся, и́стины глаша́таю, не взира́яй на ли́ца.

Ра́дуйся, богомы́слию дея́ние приложи́вый; ра́дуйся, терпе́нию житие́м твои́м вся́ научи́вый.

Ра́дуйся, я́ко в по́те лица́ твоего́ Бо́га ра́ди труди́лся еси́; ра́дуйся, я́ко в по́двизе до́бре ду́х тво́й усоверши́л еси́.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 5.

Боготе́чней звезде́ послуша́ния, а́ки Вифлее́мстей, мы́сленно после́довав, обре́л еси́ Христа́, во хра́мине души́ твоея́ я́вльшася, о́тче преподо́бне, и тому́ во́лю твою́ подклони́л еси́. Те́мже и Госпо́дь, в боре́нии твое́м тя́ укрепля́я, в виде́нии повелева́ет Афана́сию, святи́телю Мга́рскому, на главу́ твою́ ру́це возложи́ти и те́м гряду́щая твоя́ возвести́ти, да со дерзнове́нием вопие́ши Царю́ Небе́сному: Аллилу́иа.

И́кос 5.

Ви́девше тя́ лю́дие Белогра́дстии наста́вника до́бра Боже́ственных уче́ний на престо́ле святи́тельстем я́вльшеся и оте́ческих преда́ний храни́теля ве́рна себе́ показу́юща, судию́ же нелицеприя́тна и па́стыря неусы́пна быва́юща, ра́довахуся зело́ и единоду́шне восхваля́ху тя́, глаго́люще:

Ра́дуйся, учи́телю и́стиннаго богопозна́ния; ра́дуйся, гони́телю волше́бства и гада́ния.

Ра́дуйся, обличи́телю злочести́ваго неве́рия; ра́дуйся, искорени́телю раско́ла и суеве́рия.

Ра́дуйся, вельмо́жу невозде́ржнаго свято́му посту́ научи́вый; ра́дуйся, уста́вы оте́ческия во оби́телех кре́пко водвори́вый.

Ра́дуйся, правосла́вныя и́стины насади́телю; ра́дуйся, учи́лищ благоче́стия покрови́телю.

Ра́дуйся, и́мже лати́нстии обы́чаи изгоня́ются; ра́дуйся, и́мже семена́ пра́вды Христо́вы посеява́ются.

Ра́дуйся, и́щущим науче́ния отве́рстая врата́; ра́дуйся, сла́вы Бо́жия немо́лчная уста́.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 6.

Пропове́дник сы́й Правосла́вия догма́тов, за́поведи Госпо́дни не усты́ то́кмо, но и все́м житие́м твои́м изъясни́л еси́, Иоаса́фе. Та́ко бо просвети́ся све́т тво́й пред челове́ки, я́ко, ви́девше до́брая дела́ твоя́, вси́ прославля́ху Отца́ Небе́снаго, Ему́же вся́кое дыха́ние пое́т хвалу́: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́вшу Со́лнцу Пра́вды горе́ пред очи́ма твои́ма, но́щь греха́ на земли́ ни́зу не стра́шна бы́сть тебе́, Иоаса́фе святи́телю, от Го́спода я́коже на корабли́ ко́рмчий поста́вленный и руко́ю кре́пкою корми́ло его́ прие́мый. Те́мже досто́йно сла́вим тя́ и не умолчи́м, вопию́ще:

Ра́дуйся, па́стырю, не себе́ угожда́яй; ра́дуйся, ста́до Христо́во от волко́в хи́щных ве́рно огражда́яй.

Ра́дуйся, жезло́м пра́вды нече́стие сокруши́вый; ра́дуйся, небрегу́щия о святы́ни от Це́ркве Бо́жия отлучи́вый.

Ра́дуйся, огра́до кре́пкая непра́ведно оби́димым; ра́дуйся, защище́ние тве́рдое пра́вды ра́ди ненави́димым.

Ра́дуйся, чтеца́ смире́ннаго от кня́жеских слу́г защити́вый; ра́дуйся, презри́тели уста́вов церко́вных низложи́вый.

Ра́дуйся, надме́нных пра́ведный обличи́телю; ра́дуйся, непоко́рных стро́гий смири́телю.

Ра́дуйся, меча́ духо́внаго в но́жны не вложи́вый; ра́дуйся, вене́ц пра́вды от Го́спода получи́вый.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 7.

Хотя́ бы́ти па́стырь и́стинен, и́же своя́ о́вцы глаша́ет по и́мени, многоча́стне ве́си и гра́ды па́ствы твоея́ обходи́л еси́ не ну́ждею, но по Бо́зе, ниже́ непра́ведными прибы́тки, но усе́рдно, о́браз ста́ду подая́ во труде́х твои́х, и ше́ствиих, и боле́знех, непреста́нно поуча́я и облича́я и вся́ челове́ки призыва́я служи́ти Бо́гу и пе́ти Тому́: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Но́ваго не́ба и но́выя земли́ по обетова́нию Христо́ву ча́я и си́х ра́ди вну́тренняго челове́ка на вся́к де́нь обновля́я, посто́м пло́ть твою́ от рабо́ты истле́ния свободи́л еси́, Иоаса́фе прему́дре, и моли́твою криле́ ду́ху твоему́ возрасти́л еси́, и́мже и на́с гре́шных духо́вне воздвиза́еши, во е́же сла́вити тя́ и воспева́ти:

Ра́дуйся, во труде́х и боле́знех обреты́й небе́сныя ра́дости; ра́дуйся, в поще́ниих и бде́ниих вкуси́вый духо́вныя сла́дости.

Ра́дуйся, во страда́ниих твои́х пло́ть смири́вый; ра́дуйся, о́браз терпе́ния лю́дем яви́вый.

Ра́дуйся, сосу́де немощны́й, си́лы духо́вныя храни́лище; ра́дуйся, ста́мно скуде́льная, благода́ти вмести́лище.

Ра́дуйся, кади́ло благово́нных Бо́гу куре́ний; ра́дуйся, хра́мино святы́х песнопе́ний.

Ра́дуйся, та́ин Бо́жиих ди́вный строи́телю; ра́дуйся, ча́д Це́ркве благода́тный учи́телю.

Ра́дуйся, я́ко тебе́ А́нгели незри́мо сослужа́ху; ра́дуйся, я́ко от тебе́ де́мони дале́че отступа́ху.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 8.

Стра́нник в ми́ре се́м бы́в, го́рняя му́дрствовал еси́, а не земна́я, Иоаса́фе преподо́бне, и, помина́я после́дняя твоя́, моли́лся еси́ Христу́ Бо́гу, глаго́ля: в ча́с сме́рти моея́ приими́ ду́х раба́ Твоего́, во стра́нствии су́ща, да со все́ми святы́ми воспою́ Ти́: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Все́м се́рдцем твои́м и свято́ю любо́вию твое́ю ме́ньшей бра́тии послужи́л еси́, святи́телю Иоаса́фе, а́лчущих пита́я, до́мы си́рых и убо́гих согрева́я, свои́ма рука́ма дрова́ вдови́цам уготовля́я, ми́лостыни же твоя́ творя́ в та́йне. Но Го́споду изво́лившу, яви́шася ми́рови блага́я дела́ твоя́, я́же сла́вяще, взыва́ем ти́ си́це:

Ра́дуйся, дре́во благода́тное, от его́же плодо́в пита́ются а́лчущии; ра́дуйся, исто́чниче утеше́ний, от него́же напоя́ются жа́ждущии.

Ра́дуйся, я́ко шу́йца твоя́ не ве́де, я́же творя́ше десни́ца; ра́дуйся, я́ко трапе́за твоя́ бы́сть утеше́ние су́щим в темни́цах.

Ра́дуйся, пи́щею твое́ю воево́ду опа́льнаго пита́вый; ра́дуйся, я́ко воспрети́ти сие́ тебе́ не возмо́же прави́тель лука́вый.

Ра́дуйся, разбо́йники, напа́дшия на тя́, сло́вом твои́м устыди́вый; ра́дуйся, еди́наго от ни́х к покая́нию коне́чному обрати́вый.

Ра́дуйся, ма́терей, млеко́м пита́ющих, благо́е защище́ние; ра́дуйся, о отроча́тех ма́лых му́дрое попече́ние.

Ра́дуйся, я́ко ми́лость и су́д во еди́но совокупи́л еси́; ра́дуйся, я́ко любо́вию твое́ю наро́дную любо́вь себе́ стяжа́л еси́.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 9.

Вся́кую та́йну души́ челове́ческия прозрева́ше духо́вное о́ко твое́. Те́мже откры́ся тебе́ и гре́х иере́я о́наго, ле́ты у́бо согбе́ннаго, кля́твою же А́нгела Бо́жия на земли́ се́й свя́заннаго, его́же к покая́нию приве́д и Бо́гу примири́в, по Литурги́и Боже́ственней от грехо́внаго пле́на и у́з привре́меннаго жития́ изба́вил еси́, поя́ Всеми́лостивому Спа́су: Аллилу́иа.

И́кос 9.

Вети́й многовеща́нных па́че, гла́с наро́дный немо́лчно сла́вит тя́, Иоаса́фе блаже́нне. Те́мже и ны́не приими́ похвалы́ сия́ от все́х на́с, во умиле́нии серде́ц к тебе́ зову́щих:

Ра́дуйся, я́ко моли́твы твоя́ всено́щныя благода́ть Бо́жию на зе́млю низвожда́ху; ра́дуйся, я́ко дни́е твои́ многотру́днии бла́го Це́ркви и лю́дем приноша́ху.

Ра́дуйся, о овца́х слове́сных ста́да твоего́ па́стырское попече́ние при́сно явля́яй; ра́дуйся, чи́н церко́вный благоле́пно исправля́яй.

Ра́дуйся, бра́ни и сва́ры преще́нием твои́м укроти́вый; ра́дуйся, ми́рному житию́ пресви́теры и диа́коны научи́вый.

Ра́дуйся, я́ко в тебе́ но́вый сосу́д благода́ти откры́ся; ра́дуйся, я́ко тобо́ю Пеща́нский о́браз Богома́тери яви́ся.

Ра́дуйся, та́ин серде́чных я́вное возвеще́ние; ра́дуйся, гряду́щих ди́вное прозре́ние.

Ра́дуйся, заве́та ева́нгельскаго ве́рный храни́телю; ра́дуйся, за́поведей церко́вных нелицеме́рный блюсти́телю.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 10.

Спасти́ от расхище́ния о́вцы твоя́ хотя́, во́лки лю́тыя жезло́м святи́тельским дале́че отгна́л еси́ от огра́ды церко́вныя, сло́вом же и́стины, я́коже мече́м обоюдоо́стрым, нападе́ния о́ных отрази́л еси́, Иоаса́фе, побе́дную пе́снь воспева́я Го́сподеви: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Стено́ю кре́пкою огради́л еси́ лю́ди твоя́, блаже́нне, на основа́нии ве́ры сию́ положи́в, от ка́мений же наде́жды и любве́ ту́ю воздви́гнув и па́мятию по́двигов твои́х на ве́ки укрепи́в. Си́х ра́ди пе́снь слага́ем тебе́, взыва́юще:

Ра́дуйся, обы́чаев злы́х гони́телю, до́брых же защи́тителю; ра́дуйся, о́бласти твоея́ прему́дрый упра́вителю.

Ра́дуйся, Росси́йския страны́ ору́жие духо́вное; ра́дуйся, зерца́ло све́тлое пра́вды церко́вныя.

Ра́дуйся, человекоуго́дия ра́ди никого́же пощади́вый; ра́дуйся, мздоприи́мство я́ве обличи́вый.

Ра́дуйся, стра́ха ра́ди челове́ча две́ри пра́вды николи́же затвори́вый; ра́дуйся, еди́ному стра́ху Бо́жию се́рдце твое́ покори́вый.

Ра́дуйся, пла́менем гне́ва Госпо́дня враги́ ве́ры опаля́яй; ра́дуйся, я́рость гне́ва непра́веднаго кро́тостию утиша́яй.

Ра́дуйся, воево́до Христо́в неустраши́мый; ра́дуйся, па́стырю, вся́ любя́й и от все́х люби́мый.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 11.

Пе́ние хвале́бное прино́сим ти́ от смире́нных серде́ц на́ших, Иоаса́фе блаже́нне. Сие́ у́бо любо́вию твое́ю прия́ти не отврати́ся, а́ще и сладча́йшия гла́сы А́нгелов ны́не слы́шиши, на небеси́ Бо́гу пою́щих: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Светоза́рному небеси́ угото́вав ду́х тво́й и ско́рый коне́ц жития́ земна́го проразуме́в, к погребе́нию же телесе́ твоего́ хра́мину угото́вити повеле́в, посети́л еси́ оте́ческий гра́д и роди́тели твоя́, по за́поведи Бо́жией те́м че́сть воздава́я и любо́вию сыно́внею ду́ши и́х в ве́ре и упова́нии усоверша́я, и́миже и на́с просвети́, Иоаса́фе блаже́нне, зову́щих:

Ра́дуйся, ста́рость роди́телей посеще́нием твои́м озари́вый; ра́дуйся, се́ла оте́ческая пред кончи́ною твое́ю благослови́вый.

Ра́дуйся, я́ко неду́зи ду́х тво́й я́коже зла́то очища́ху; ра́дуйся, я́ко доброде́тели твоя́ я́коже ка́мение драго́е сия́ху.

Ра́дуйся, кораблю́, напа́стьми бу́рь жите́йских неодоле́нный; ра́дуйся, сла́вно сверши́вый пу́ть, от Христа́ повеле́нный.

Ра́дуйся, я́ко тебе́ при́стань благооти́шная пресве́тлое Не́бо яви́ся; ра́дуйся, я́ко тебе́ две́рь Ца́рствия Христо́ва откры́ся.

Ра́дуйся, я́ко всели́лся еси́ ду́хом твои́м в го́рняя селе́ния; ра́дуйся, я́ко и на земли́ оста́вил еси́ нетле́нен зало́г воскресе́ния.

Ра́дуйся, звездо́, на тве́рди духо́вней сия́ющая; ра́дуйся, моли́тво о на́с к Бо́гу неумолка́ющая.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 12.

Благода́ти неистощи́мыя зна́мение непререка́емое яви́ на́м Христо́с в нетле́нии моще́й твои́х, Иоаса́фе прему́дре, пред ни́миже лю́дие ве́рнии моля́щеся, от ви́димых к неви́димым духо́вне восходи́ти науча́ются, Бо́га же, ди́внаго во святы́х Свои́х, сла́вити и а́нгельски Ему́ воспева́ти: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Пою́ще пра́ведное житие́ твое́, Иоаса́фе блаже́нне, сла́вяще труды́ твоя́ и восхожде́ния от сла́вы в сла́ву, зри́м и испове́дуем, я́ко кончи́на твоя́ рожде́ние бы́сть в жи́знь приснотеку́щую, ея́же струя́ми благода́тными и на́с, земны́х, окропля́еши и от боле́зней душе́вных и теле́сных, Го́споду изволя́ющу, свобожда́еши, неду́гующим и приско́рбным многоча́стне в виде́нии явля́яся и утеше́ние принося́, наипа́че же моля́щимся пред гробни́цею твое́ю неви́димо вне́млеши и ви́димо по́мощь подае́ши. Те́мже, благода́рственно воспева́юще тя́, глаго́лем:

Ра́дуйся, ра́дости приобщи́выйся, в печа́ли же су́щих не забы́вый; ра́дуйся, у́хо твое́ ко юдо́ли скорбе́й приклони́вый.

Ра́дуйся, я́коже Илия́ Фесви́тянин, огне́м ре́вности по Бо́зе горя́й; ра́дуйся, стопа́ми Чудотво́рца Ми́р Лики́йских в хи́жины бе́дных входя́й.

Ра́дуйся, отча́янным неча́янное вспоможе́ние; ра́дуйся, разсла́бленным благода́тное укрепле́ние.

Ра́дуйся, я́ко твои́ми моли́твами хро́мии хожда́ху; ра́дуйся, я́ко тобо́ю слепи́и зре́ние получа́ху.

Ра́дуйся, от многообра́зных неду́гов исцеля́яй; ра́дуйся, во́ины правосла́вныя на бра́ни охраня́яй.

Ра́дуйся, земли́ росси́йския защи́тниче ве́рный; ра́дуйся, Правосла́вия побо́рниче нелицеме́рный.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 13.

О пресла́вный па́стырю Белогра́дский, святи́телю Иоаса́фе! Приими́ ма́лое сие́ хвале́ние на́ше и моли́ Христа́ Бо́га, да изба́вит зе́млю Росси́йскую и вся́ страны́ христиа́нския от смертоно́снаго неве́рия я́звы, от вся́кия вражды́ и нестрое́ния, от вра́г ви́димых и неви́димых. Це́рковь же святу́ю да возрасти́т и укрепи́т, и вся́ ве́рныя ко Христу́ всеми́рному Па́стырю приведе́т, пою́щия Ему́: Аллилу́иа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос и 1-й кондак.

И́кос 1.

А́нгел Бо́жий по́слан бы́сть от Богоро́дицы прообразова́тельное де́йствие соверши́ти и о́трока тя́ су́ща ма́нтиею святи́тельскою покры́ти, Иоаса́фе. Сие́ роди́тель тво́й зре́ти в виде́нии сподо́бився, слы́шаше и гла́с Цари́цы Небе́сныя глаго́лющ ти́: Довле́ет Ми́ моли́тва твоя́. Таково́му сла́достному гла́су вне́млюще, и мы́, гре́шнии, любо́вию вопие́м ти́:

Ра́дуйся, от ма́тере твоея́ в де́нь Рождества́ Пречи́стыя рожде́нный; ра́дуйся, покро́вом Богоро́дицы от рожде́ния твоего́ покрове́нный.

Ра́дуйся, сосу́де, от де́тства твоего́ Бо́гом избра́нный; ра́дуйся, под се́нию оби́тели Тро́ицы Святы́я Го́сподеви воспита́нный.

Ра́дуйся, роди́телей благочести́вых возлю́бленный сы́не; ра́дуйся, па́че при́сных твои́х возлюби́вый пусты́ню.

Ра́дуйся, во Ки́еве гра́де ра́зумом науче́ние кни́жное стяжа́вый; ра́дуйся, чи́стое се́рдце твое́ Го́сподеви отда́вый.

Ра́дуйся, до́м роди́телей твои́х Го́спода ра́ди оста́вивый; ра́дуйся, та́йно в Межиго́рскую оби́тель стопы́ твоя́ напра́вивый.

Ра́дуйся, ю́ный моли́твенниче пеще́ры те́сныя; ра́дуйся, презре́вый земна́я, возлюби́вый небе́сная.

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Конда́к 1.

Избра́нных во́инов му́жества насле́дниче и Христо́ва ста́да па́стырю предо́брый, свети́льниче ве́ры, на све́щнице Белогра́да возсия́вый, ни́щих пита́телю и о лю́дех ко Христу́ Бо́гу моли́твенниче, похва́льная воспису́ем ти́ раби́ Го́спода твоего́ от серде́ц на́ших, к любви́ твое́й вопию́ще:

Ра́дуйся, святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче преди́вный.

Моли́тва пе́рвая.

О святи́телю Христо́в Иоаса́фе, чудотво́рче Белогра́дский! Ве́руем гре́шнии и недосто́йнии, я́ко о́чи Госпо́дни на пра́ведных и у́ши Его́ на моли́тву и́х, и того́ ра́ди к моли́твам твои́м прибега́ем и хода́тайства твоего́ за на́с про́сим, по глаго́лу апо́стольскому упова́юще, я́ко любы́ твоея́ николи́же отпа́дает. Во гресе́х и боле́знех на́ших льну́ куря́щемуся и тро́сти сокруше́нней уподо́бихомся, и, а́ще живе́м, ми́лостию Бо́га живе́м и за моли́твы пра́ведник Его́. Приклони́ у́бо и ты́, о́тче пра́ведне, се́рдце твое́ к моле́нию на́шему, и предста́тельством твои́м да́ждь ро́ду христиа́нскому от Го́спода ми́р и благослове́ние. Правосла́вие укрепи́, нападе́ния же лука́внующих и беззако́нных на це́рковь Бо́жию отжени́. Умоли́ Отца́ небе́снаго изба́витися на́м от наше́ствия вра́жескаго, от междоусо́бий же и смяте́ний наро́дных, от губи́тельных пове́трий и смертоно́сныя я́звы, от гла́да, огня́, пото́па и ины́х бе́д и обстоя́ний. Испроси́ у Христа́ Бо́га душа́м на́шим кре́пость и телесе́м на́шим потре́бное здра́вие, боле́знем же исцеле́ние: хромы́м хожде́ние, слепы́м прозре́ние, разсла́бленным утвержде́ние, печа́льным утеше́ние и от все́х скорбе́й избавле́ние. Отпа́дшия же лозы́ Христо́вы ве́тви па́ки с то́ю соедини́, ея́же и са́м прича́стник бы́ти сподо́бился еси́, да та́ко просла́вится тобо́ю пречестно́е и великоле́пое и́мя Бо́га на́шего, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва втора́я.

О вели́кий уго́дниче Бо́жий и пресла́вный чудотво́рче, святи́телю Иоаса́фе! От да́льних и бли́жних градо́в и ве́сей соше́дшеся, во е́же на ме́сте по́двигов твои́х помоли́тися и многоцеле́бныя мо́щи твоя́ облобыза́ти, из глубины́ се́рдца взыва́ем к тебе́: жезло́м бла́гости, я́коже па́стырь до́брый, упаси́ заблу́ждшыя о́вцы ста́да Христо́ва, во дворы́ Госпо́дни сия́ всели́, огради́ на́с от собла́зна, ересе́й и раско́лов, научи́ во стра́нствии су́щих го́рняя му́дрствовати: разсе́янный у́м на́ш просвети́ и на пу́ть и́стины напра́ви, охладе́вшее се́рдце согре́й любо́вию ко бли́жнему и ре́вностию к исполне́нию веле́ний Бо́жиих, грехо́м и нераде́нием осла́бленную во́лю на́шу оживотвори́ благода́тию Ду́ха всесвята́го: да твоему́ па́стырскому гла́су после́дующе, сохрани́м в чистоте́ и пра́вде ду́ши на́ша, и та́ко, Бо́гу помога́ющу, небе́снаго ца́рствия дости́гнем, иде́же ку́пно с тобо́ю воспросла́вим пречестно́е и великоле́пое и́мя Отца́ и Сы́на и Ду́ха Свята́го во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва тре́тия.

О вели́кий Святи́телю на́ш и чудотво́рче преди́вный Иоаса́фе, ско́рый помо́щниче к тебе́ припа́дающих! Ми́лостивно при́зри на на́с недосто́йных, со слеза́ми умиле́ния зде́ моля́щихся и благодаре́ние тебе́ по си́ле принося́щих. Благодари́м тя́, уго́дниче Христо́в, я́ко услы́шал еси́ моле́ния на́с недосто́йных и проси́мая на́м оби́льно дарова́л еси́. Ве́мы и усты́ испове́дуем, я́ко вои́стину Христу́ те́плый о на́с еси́ моли́твенник и, по да́нной ти́ благода́ти и да́ру, во спасе́ние все́м на́м потре́бная да́руеши: боля́щыя исцеля́еши, стра́ждущыя утеша́еши, ми́р и отра́ду ско́рбным сердца́м излива́еши, пла́чущыя ра́доватися твори́ти, печа́льныя ликова́ти содева́еши: роди́телем ча́да воздравля́еши, супру́гом подру́жия от одра́ сме́ртнаго возставля́еши, вражду́ющия умиротворя́еши, зави́стливыя твори́ши ми́лостивы, и вся́кия непра́вды кара́еши, я́коже и в житии́ твое́м пра́вды и милосе́рдия му́жественный ревни́тель бы́л еси́. Благодари́м тя́, Святи́телю, за вели́кая твоя́ и на́м явле́нная благодея́ния, и смире́нно мо́лимся тебе́ мы́ недосто́йнии: предста́тельствуй за на́с у престо́ла Христо́ва, и помози́ на́м па́мять при́сную твои́х благодея́ний и щедро́т на на́с излия́нных храни́ти, да во смире́нии се́рдца про́чее соверши́м житие́, и небе́сное да насле́дуем селе́ние Боже́ственное, моли́твами твои́ми, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва четве́ртая, о неду́гующих и стра́ждущих.

О вели́кий уго́дниче Христо́в, святи́телю о́тче на́ш Иоаса́фе, ско́рый помо́щниче и ди́вный чудотво́рче! При́зри ми́лостивно на ны́ неду́гующыя. Ве́мы, уго́дниче Христо́в, ве́мы, и усты́ и се́рдцем испове́дуем, я́ко по дело́м на́шым беды́ постиго́ша на́с. С разбо́йником благоразу́мным испове́дуем Го́сподеви, я́ко досто́йная по дело́м на́шым восприе́млем и зла́я сия́ я́коже раби́ неключи́мии терпи́м. Си́ми бо вре́менными муче́ньми Госпо́дь милосе́рдый сокруша́ет горды́ню и жестоковы́йное се́рдце на́ше, да ве́чныя избежи́м ка́зни, гре́шником угото́ванныя: се́яхом бо се́мена жития́ своево́льнаго, и жне́м те́рния скорбе́й. Оба́че, немощни́и су́ще, но в покая́ние те́плое прише́дше, о се́м моли́тися дерза́ем, да гне́в Госпо́день на ми́лость к на́м преложи́тся, и тебе́, святи́телю Бо́жий и чудотво́рче, усе́рдно про́сим: проли́й те́плую моли́тву твою́ ко Христу́ Го́споду на́шему, ему́же дне́сь предстои́ши и мо́лишися о почита́ющих тя́ с любо́вию и смире́нным на твое́ предста́тельство упова́нием. Се́ бо в житии́ твое́м, Святи́телю Христо́в, ни еди́наго же скорбя́ща и ми́лости твоея́ прося́ща, грехи́ же своя́ испове́дающа, николи́же презре́л еси́. Умоли́ пра́веднаго судию́, да преложи́т гне́в пра́вды своея́ на ми́лование на́ше. Благода́тию его́ тебе́ да́нною, святи́телю милосе́рдый, уврачу́й на́ша не́мощи, боле́зней лю́тых тече́ния уста́ви, сме́рти отити́ повели́, и на покая́ние си́лу на́м да́руй. Ста́рость поддержи́, младе́нцы воспита́й, ю́ность уцелому́дри, супру́жества в чистоте́ и смире́нии утверди́, на́м же все́м послуша́ние трудолю́бное и ми́рное жи́тельство моли́твою твое́ю да́руй, да терпе́нием тече́м на предлежа́щий на́м по́двиг жития́ сего́ вре́меннаго, взира́юще на нача́льника ве́ры и соверши́теля Го́спода Иису́са. Ему́же сла́ва во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва пя́тая, в де́нь прославле́ния.

Вели́кий и пра́зднственный де́нь се́й, де́нь твоего́ на земли́ прославле́ния, святи́телю о́тче на́ш Иоаса́фе, земли́ на́шея сла́во и ра́дование вели́кое, приими́ сия́ смире́нная и те́плая моле́ния на́ша. Дне́сь зри́м испо́лнившийся глаго́л Госпо́день: прославля́ющыя Мя́ просла́влю. Се́ бо во дни́ земна́го жития́ твоего́ ничто́же иска́л еси́, то́чию же во́лю Бо́жию исполня́ти и ча́да па́ствы твоея́ упра́вити во спасе́ние, и того́ ра́ди мно́гия труды́, ско́рби, боле́зни, путеше́ствия подъя́л еси́. По сконча́нии же твое́м просла́ви тя́ милосе́рдый Госпо́дь, телеси́ твоему́ нетле́ние и си́лы целе́бныя дарова́вый; те́мже то́ки исцеле́ний моля́щимся источи́л еси́ и призыва́ющим тя́ неду́гующим и скорбя́щим мно́гажды явля́лся еси́, и утеше́ние и цельбу́ ско́рую те́м подава́я. Сего́ ра́ди, я́коже избра́нника Боже́ственныя благода́ти тя́ ве́дущи, Це́рковь Христо́ва просла́вите тя́ я́коже но́ваго чудотво́рца земли́ на́шея сподо́бися. Благослови́ у́бо и поми́луй, архиере́ю и́стиннаго Бо́га, лю́ди правосла́вныя. Да́руй и́м утеше́ние се́рдца, отра́ду и ми́р и ра́дость при́сную о Го́споде. Сохрани́ в ми́ре держа́ву Росси́йскую и лю́ди ея́ во и́стине утверди́, во́ином му́жество непоколеби́мое да́руй и вся́ лю́ди безпеча́льны сохрани́. Изжени́ вся́кую крамолу́ и крамо́льных челове́к лука́вая разруши́ сове́тования, па́че же те́х са́мых в покая́ние приведи́. Па́стырем и архиере́ем пода́ждь прему́дрость, чистоту́ и пра́ведное житие́, я́коже и са́м си́ми украша́лся еси́. Младе́нцем воспита́ние благо́е да́ждь, ю́ныя научи́, боля́щим и скорбя́щим здра́вие испроси́. Су́щим во труде́х терпе́ние и упова́ние посли́, бога́тым смиренному́дрие и ко бли́жним милосе́рдие да́руй. На́м же все́м ра́дость о Го́споде при́сную пода́ждь, да вси́ благода́рне тя́ ублажа́ем, глаго́люще та́ко: велича́ем тя́, святи́телю о́тче Иоаса́фе, и чти́м святу́ю па́мять твою́, ты́ бо мо́лиши за на́с Христа́ Бо́га на́шего.

А҆ка́ѳїстъ ст҃и́телю і҆ѡаса́фꙋ, є҆пⷭ҇копꙋ бѣлогра́дскомꙋ, чꙋдотво́рцꙋ.

Конда́къ а҃.

И҆збра́нныхъ во́инѡвъ мꙋ́жества наслѣ́дниче и҆ хрⷭ҇то́ва ста́да па́стырю предо́брый, свѣти́льниче вѣ́ры, на свѣ́щницѣ бѣлогра́да возсїѧ́вый, ни́щихъ пита́телю и҆ ѡ҆ лю́дехъ ко хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ моли́твенниче, похва̑льнаѧ восписꙋ́емъ тѝ рабѝ гдⷭ҇а твоегѡ̀, ѿ сердє́цъ на́шихъ къ любвѝ твое́й вопїю́ще:

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

І҆́косъ а҃.

А҆́гг҃лъ бж҃їй по́сланъ бы́сть ѿ бцⷣы проѡбразова́тельное дѣ́йствїе соверши́ти и҆ ѻ҆́трока тѧ̀ сꙋ́ща ма́нтїею ст҃и́тельскою покры́ти, і҆ѡаса́фе. Сїѐ роди́тель тво́й зрѣ́ти въ видѣ́нїи сподо́бивсѧ, слы́шаше и҆ гла́съ цр҃и́цы нбⷭ҇ныѧ, глаго́лющъ тѝ: довлѣ́етъ мѝ мл҃тва твоѧ̀. Таково́мꙋ сла́достномꙋ гла́сꙋ вне́млюще, и҆ мы̀, грѣ́шнїи, любо́вїю вопїе́мъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, ѿ ма́тере твоеѧ̀ въ де́нь рождества̀ пречⷭ҇тыѧ рожде́нный: ра́дꙋйсѧ, покро́вомъ бцⷣы ѿ рожде́нїѧ твоегѡ̀ покрове́нный.

Ра́дꙋйсѧ, сосꙋ́де, ѿ дѣ́тства твоегѡ̀ бг҃омъ и҆збра́нный: ра́дꙋйсѧ, под̾ сѣ́нїю ѡ҆би́тели трⷪ҇цы ст҃ы́ѧ гдⷭ҇еви воспита́нный.

Ра́дꙋйсѧ, роди́телей бл҃гочести́выхъ возлю́бленный сы́не: ра́дꙋйсѧ, па́че при́сныхъ твои́хъ возлюби́вый пꙋсты́ню.

Ра́дꙋйсѧ, во кі́евѣ гра́дѣ ра́зꙋмомъ наꙋче́нїе кни́жное стѧжа́вый: ра́дꙋйсѧ, чи́стое се́рдце твоѐ гдⷭ҇еви ѿда́вый.

Ра́дꙋйсѧ, до́мъ роди́телей твои́хъ гдⷭ҇а ра́ди ѡ҆ста́вивый: ра́дꙋйсѧ, та́йнѡ въ межиго́рскꙋю ѡ҆би́тель стѡпы̀ твоѧ̑ напра́вивый.

Ра́дꙋйсѧ, ю҆́ный мл҃твенниче пеще́ры тѣ́сныѧ: ра́дꙋйсѧ, презрѣ́вый земна̑ѧ, возлюби́вый нбⷭ҇наѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ в҃.

Ви́дѧ ѡ҆́бразъ мі́ра сегѡ̀ преходѧ́щъ и҆ сла́вꙋ человѣ́ческꙋю ꙗ҆́коже ды́мъ и҆счеза́ющꙋ, ѿ ю҆́ности мона́шеское житїѐ возлюби́лъ є҆сѝ и҆, ѻ҆троча̀ сы́й, моли́твѣ и҆ слꙋ́жбѣ бж҃їей ѕѣлѡ̀ прилѣжа́лъ є҆сѝ, і҆ѡаса́фе, а҆́гг҃льскꙋю пѣ́снь при́снѡ воспѣва́ѧ гдⷭ҇еви: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃.

Ра́зꙋмъ тво́й, наꙋче́нїемъ кни́жнымъ въ бг҃оѧвле́нскомъ бра́тствѣ просвѣща́емый, бг҃омы́слїю преда́лъ є҆сѝ, і҆ѡаса́фе, сокрѡ́вища премꙋ́дрости не себѣ̀ собира́ѧ, па́че же си́ми въ бг҃а богатѣ́ѧ, моли́твою же и҆ поще́нїемъ во слꙋже́нїе хрⷭ҇тꙋ̀ себє̀ ᲂу҆готовлѧ́ѧ. Тѣ́мже и҆ во ю҆́ности твое́й сицевы́хъ ᲂу҆блаже́нїй досто́инъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ:

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆́бразе чистоты̀ и҆ цѣломꙋ́дрїѧ: ра́дꙋйсѧ, рачи́телю бл҃гі́й смиренномꙋ́дрїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ѿри́нꙋвый, ꙗ҆́коже со́ръ, мі́ра сегѡ̀ дꙋшетлѣ̑нныѧ сла́дѡсти: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆мы́вый дꙋ́шꙋ твою̀ слеза́ми чи́стыми мла́дости.

Ра́дꙋйсѧ, дѣ́вство твоѐ нерастлѣ́ннѡ гдⷭ҇еви сохрани́вый: ра́дꙋйсѧ, прельщє́нїѧ во́зраста ю҆́нагѡ побѣди́вый.

Ра́дꙋйсѧ, весно̀, лꙋча́ми бл҃года́ти ѡ҆сїѧ́ннаѧ: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆́тро, добродѣ́тельми ѡ҆бл҃гоꙋха́нное.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ хрⷭ҇тꙋ̀ пꙋте́мъ ᲂу҆́зкимъ послѣ́довалъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ го́рнѧгѡ ѻ҆те́чествїѧ дости́гнꙋти возжелѣ́лъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, на ра́ло гдⷭ҇не рꙋ́цѣ твоѝ возложи́вый: ра́дꙋйсѧ, лица̀ твоегѡ̀ николи́же вспѧ́ть ѡ҆брати́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ г҃.

Си́лы дꙋ́ха твоегѡ̀ во є҆ди́но намѣ́ренїе совокꙋпи́вый, во є҆́же хрⷭ҇тꙋ̀ житїѐ твоѐ безраздѣ́льнѣ преда́ти, а҆́гг҃льскїй ѡ҆́бразъ во ю҆́ности ра́нней воспрїѧ́лъ є҆сѝ, і҆ѡаса́фе, и҆ со ста́рцы вкꙋ́пѣ воспѣ́лъ є҆сѝ трїеди́номꙋ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ г҃.

И҆мѣ́ѧ ѻ҆рꙋ́жїе непобѣди́мое кре́стъ, на се́рдце твое́мъ вѣ́рою начерта́нный, проти́вꙋ страсте́й и҆ грѣхѡ́въ сме́ртныхъ, возстаю́щихъ на ны̀, крѣ́пкѡ ѡ҆полчи́лсѧ є҆сѝ, и҆, гдⷭ҇ꙋ побѣ̑ды на ты̑ѧ врагѝ дарова́вшꙋ, сложи́лъ є҆сѝ пѣ́снь честны̑мъ добродѣ́телємъ, є҆́йже внима́юще, и҆ мы̀ бл҃года́рными ᲂу҆сты̑ си́це тѝ воспѣва́емъ:

Ра́дꙋйсѧ, смире́нїѧ ѡ҆́бразе, и҆́мже горды́нѧ низлага́етсѧ: ра́дꙋйсѧ, бл҃госе́рдїѧ пра́вило, и҆́мже всѧ́ческаѧ ѕло́ба побѣжда́етсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, цѣломꙋ́дрїѧ носи́телю и҆ нечи́стыхъ по́мыслѡвъ ѿраже́нїе: ра́дꙋйсѧ, любвѐ крѣ́пкїѧ рачи́телю и҆ не́нависти и҆стребле́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, поста̀ ѡ҆рꙋ́жїемъ ѿ плѣ́на страсте́й свободи́выйсѧ: ра́дꙋйсѧ, кро́тости си́лою ѿ гнѣ́ва непра́веднагѡ ѡ҆гради́выйсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, стра́же бл҃гоче́стїѧ, ѿ сна̀ грѣхо́внаго дꙋ́шꙋ твою̀ ѡ҆хранѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, добродѣ́телей содрꙋ́жествомъ ѿ сме́ртныѧ тлѝ тꙋ́ю и҆збавлѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆го́дниче бж҃їй, си́ми добродѣ́тельми въ па́мѧти хрⷭ҇тїа́нъ преꙋкраше́нный: ра́дꙋйсѧ, свѣти́льниче вѣ́ры, ѿ сл҃нца пра́вды во црⷭ҇твїи нбⷭ҇нѣмъ возжже́нный.

Ра́дꙋйсѧ, и҆сто́чниче, въ жи́знь вѣ́чнꙋю текі́й: ра́дꙋйсѧ, на дїа́вола крѣ́пцѣ возмогі́й.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ д҃.

Бꙋ́рю и҆скꙋше́нїй и҆ нападе́нїй вра́жїихъ бо́дрственнымъ житїе́мъ твои́мъ ᲂу҆тиша́ѧ, ѿ а҆рхїере́а бж҃їѧ на степе́нь сщ҃е́нства возведе́нъ бы́лъ є҆сѝ, и҆ со всѧ́кимъ смиренномꙋ́дрїемъ на ра́мо твоѐ бре́мѧ слꙋже́нїѧ цр҃ко́внагѡ во честнѣ́мъ кі́евѣ под̾ѧ́лъ є҆сѝ, ко свѧты́нѧмъ гра́да сегѡ̀ при́снѡ припа́даѧ, и҆дѣ́же и҆ додне́сь и҆́ноцы и҆ правосла́внїи лю́дїе вопїю́тъ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ д҃.

Слы́шахꙋ бли́жнїи и҆ да́льнїи ѡ҆ трꙋдѣ́хъ твои́хъ неꙋста́нныхъ, і҆ѡаса́фе, ка́кѡ пе́рвѣе во гра́дѣ лꙋбна́хъ ѡ҆би́тель, тобо́ю бл҃гоꙋкраша́емаѧ, бл҃гословлѧ́ше тебѣ̀, и҆гꙋ́мена своегѡ̀, по си́хъ же ла́ѵра се́ргїева тобо́ю ѡ҆бнови́сѧ, є҆ли́кѡ строе́нїемъ домо́внымъ, та́кѡ и҆ житїѧ̀ и҆́ноческагѡ и҆справле́нїемъ. Тогѡ̀ ра́ди гла́съ наро́дный восхвалѧ́ше тѧ̀ си́ми:

Ра́дꙋйсѧ, хра́мѡвъ ст҃ы́хъ и҆скꙋ́сный ᲂу҆строи́телю: ра́дꙋйсѧ, честны́хъ ѡ҆би́телей ᲂу҆се́рдный ᲂу҆краси́телю.

Ра́дꙋйсѧ, ревни́телю бл҃голѣ́пїѧ цр҃ко́внагѡ: ра́дꙋйсѧ, па́че си́хъ рачи́телю дѣ́ланїѧ дх҃о́внагѡ.

Ра́дꙋйсѧ, въ се́рдцѣ твое́мъ ѡ҆́бразъ хрⷭ҇та̀ носи́вый: ра́дꙋйсѧ, сп҃си́телѧ твоегѡ̀ до конца̀ возлюби́вый.

Ра́дꙋйсѧ, проповѣ́дниче, є҆го́же послꙋ́шаше въ сла́дость рѡссі́йскаѧ цари́ца: ра́дꙋйсѧ, и҆́стины глаша́таю, не взира́ѧй на ли́ца.

Ра́дꙋйсѧ, бг҃омы́слїю дѣѧ́нїе приложи́вый: ра́дꙋйсѧ, терпѣ́нїю житїе́мъ твои́мъ всѧ̑ наꙋчи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ по́тѣ лица̀ твоегѡ̀ бг҃а ра́ди трꙋди́лсѧ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ по́двизѣ до́брѣ дꙋ́хъ тво́й ᲂу҆соверши́лъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ є҃.

Бг҃оте́чнѣй ѕвѣздѣ̀ послꙋша́нїѧ, а҆́ки виѳлее́мстѣй, мы́сленнѡ послѣ́довавъ, ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ хрⷭ҇та̀, во хра́минѣ дꙋшѝ твоеѧ̀ ꙗ҆́вльшасѧ, ѻ҆́тче прпⷣбне, и҆ томꙋ̀ во́лю твою̀ подклони́лъ є҆сѝ. Тѣ́мже и҆ гдⷭ҇ь, въ боре́нїи твое́мъ тѧ̀ ᲂу҆крѣплѧ́ѧ, въ видѣ́нїи повелѣва́етъ а҆ѳана́сїю, ст҃и́телю мга́рскомꙋ, на главꙋ̀ твою̀ рꙋ́цѣ возложи́ти и҆ тѣ́мъ грѧдꙋ́щаѧ твоѧ̑ возвѣсти́ти, да со дерзнове́нїемъ вопїе́ши цр҃ю̀ нбⷭ҇номꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ є҃.

Ви́дѣвше тѧ̀ лю́дїе бѣлогра́дстїи наста́вника до́бра бж҃е́ственныхъ ᲂу҆че́нїй, на престо́лѣ ст҃и́тельстѣмъ ꙗ҆́вльшасѧ и҆ ѻ҆те́ческихъ преда́нїй храни́телѧ вѣ́рна себє̀ показꙋ́юща, сꙋдїю́ же нелицепрїѧ́тна и҆ па́стырѧ неꙋсы́пна быва́юща, ра́довахꙋсѧ ѕѣлѡ̀ и҆ є҆динодꙋ́шнѣ восхвалѧ́хꙋ тѧ̀, глаго́люще:

Ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆чи́телю и҆́стиннагѡ бг҃опозна́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, гони́телю волше́бства и҆ гада́нїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆бличи́телю ѕлочести́вагѡ невѣ́рїѧ: ра́дꙋйсѧ, и҆скорени́телю раско́ла и҆ сꙋевѣ́рїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, вельмо́жꙋ невозде́ржнагѡ ст҃о́мꙋ постꙋ̀ наꙋчи́вый: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆ста̑вы ѻ҆те́чєскїѧ во ѡ҆би́телехъ крѣ́пкѡ водвори́вый.

Ра́дꙋйсѧ, правосла́вныѧ и҆́стины насади́телю: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆чи́лищъ бл҃гоче́стїѧ покрови́телю.

Ра́дꙋйсѧ, и҆́мже латі́нстїи ѡ҆бы́чаи и҆згонѧ́ютсѧ: ра́дꙋйсѧ, и҆́мже сѣмена̀ пра́вды хрⷭ҇то́вы посѣѧва́ютсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, и҆́щꙋщымъ наꙋче́нїѧ ѿвє́рстаѧ врата̀: ра́дꙋйсѧ, сла́вы бж҃їѧ немѡ́лчнаѧ ᲂу҆ста̀.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ ѕ҃.

Проповѣ́дникъ сы́й правосла́вїѧ догма́тѡвъ, за́повѣди гдⷭ҇ни не ᲂу҆сты̀ то́кмѡ, но и҆ всѣ́мъ житїе́мъ твои́мъ и҆з̾ѧсни́лъ є҆сѝ, і҆ѡаса́фе. Та́кѡ бо просвѣти́сѧ свѣ́тъ тво́й пред̾ человѣ́ки, ꙗ҆́кѡ, ви́дѣвше дѡ́браѧ дѣла̀ твоѧ̑, всѝ прославлѧ́хꙋ ѻ҆ц҃а̀ нбⷭ҇нагѡ, є҆мꙋ́же всѧ́кое дыха́нїе пое́тъ хвалꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѕ҃.

Возсїѧ́вшꙋ сл҃нцꙋ пра́вды горѣ̀ пред̾ ѻ҆чи́ма твои́ма, но́щь грѣха̀ на землѝ ни́зꙋ не стра́шна бы́сть тебѣ̀, і҆ѡаса́фе ст҃и́телю, ѿ гдⷭ҇а ꙗ҆́коже на кораблѝ ко́рмчїй поста́вленный и҆ рꙋко́ю крѣ́пкою корми́ло є҆гѡ̀ прїе́мый. Тѣ́мже досто́йнѡ сла́вимъ тѧ̀ и҆ не ᲂу҆молчи́мъ, вопїю́ще:

Ра́дꙋйсѧ, па́стырю, не себѣ̀ ᲂу҆гожда́ѧй: ра́дꙋйсѧ, ста́до хрⷭ҇то́во ѿ волкѡ́въ хи́щныхъ вѣ́рнѡ ѡ҆гражда́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, жезло́мъ пра́вды нече́стїе сокрꙋши́вый: ра́дꙋйсѧ, небрегꙋ́щїѧ ѡ҆ ст҃ы́ни ѿ цр҃кве бж҃їѧ ѿлꙋчи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆гра́до крѣ́пкаѧ непра́веднѡ ѡ҆би̑димымъ: ра́дꙋйсѧ, защище́нїе тве́рдое пра́вды ра́ди ненави̑димымъ.

Ра́дꙋйсѧ, чтеца̀ смире́ннагѡ ѿ кнѧ́жескихъ слꙋ́гъ защити́вый: ра́дꙋйсѧ, презри́тели ᲂу҆ста́вѡвъ цр҃ко́вныхъ низложи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, надме́нныхъ првⷣный ѡ҆бличи́телю: ра́дꙋйсѧ, непоко́рныхъ стро́гїй смири́телю.

Ра́дꙋйсѧ, меча̀ дꙋхо́внагѡ въ но́жны не вложи́вый: ра́дꙋйсѧ, вѣне́цъ пра́вды ѿ гдⷭ҇а полꙋчи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ з҃.

Хотѧ̀ бы́ти па́стырь и҆́стиненъ, и҆̀же своѧ̑ ѻ҆́вцы глаша́етъ по и҆́мени, многоча́стнѣ вє́си и҆ гра́ды па́ствы твоеѧ̀ ѡ҆бходи́лъ є҆сѝ не нꙋ́ждею, но по бз҃ѣ, нижѐ непра́ведными прибы́тки, но ᲂу҆се́рднѡ, ѡ҆́бразъ ста́дꙋ подаѧ̀ во трꙋдѣ́хъ твои́хъ и҆ ше́ствїихъ и҆ болѣ́знехъ, непреста́ннѡ поꙋча́ѧ и҆ ѡ҆блича́ѧ, и҆ всѧ̑ человѣ́ки призыва́ѧ слꙋжи́ти бг҃ꙋ и҆ пѣ́ти томꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ з҃.

Но́вагѡ нб҃а и҆ но́выѧ землѝ по ѡ҆бѣтова́нїю хрⷭ҇то́вꙋ ча́ѧ и҆ си́хъ ра́ди внꙋ́треннѧго человѣ́ка на всѧ́къ де́нь ѡ҆бновлѧ́ѧ, посто́мъ пло́ть твою̀ ѿ рабо́ты и҆стлѣ́нїѧ свободи́лъ є҆сѝ, і҆ѡаса́фе премꙋ́дре, и҆ мл҃твою крилѣ̑ дꙋ́хꙋ твоемꙋ̀ возрасти́лъ є҆сѝ, и҆́мже и҆ на́съ грѣ́шныхъ дꙋхо́внѣ воздвиза́еши, во є҆́же сла́вити тѧ̀ и҆ воспѣва́ти:

Ра́дꙋйсѧ, во трꙋдѣ́хъ и҆ болѣ́знехъ ѡ҆брѣты́й нбⷭ҇ныѧ ра́дѡсти: ра́дꙋйсѧ, въ поще́нїихъ и҆ бдѣ́нїихъ вкꙋси́вый дх҃о́вныѧ сла́дѡсти.

Ра́дꙋйсѧ, во страда́нїихъ твои́хъ пло́ть смири́вый: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆́бразъ терпѣ́нїѧ лю́демъ ꙗ҆ви́вый.

Ра́дꙋйсѧ, сосꙋ́де немощны́й, си́лы дх҃о́вныѧ храни́лище: ра́дꙋйсѧ, ста́мно скꙋде́льнаѧ, бл҃года́ти вмѣсти́лище.

Ра́дꙋйсѧ, кади́ло бл҃гово́нныхъ бг҃ꙋ кꙋре́нїй: ра́дꙋйсѧ, хра́мино ст҃ы́хъ пѣснопѣ́нїй.

Ра́дꙋйсѧ, та̑инъ бж҃їихъ ди́вный строи́телю: ра́дꙋйсѧ, ча́дъ цр҃кве бл҃года́тный ᲂу҆чи́телю.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тебѣ̀ а҆́гг҃ли незри́мѡ сослꙋжа́хꙋ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ тебѣ̀ де́мѡни дале́че ѿстꙋпа́хꙋ.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ и҃.

Стра́нникъ въ мі́рѣ се́мъ бы́въ, гѡ́рнѧѧ мꙋ́дрствовалъ є҆сѝ, а҆ не земна̑ѧ, і҆ѡаса́фе прпⷣбне, и҆, помина́ѧ послѣ̑днѧѧ твоѧ̑, моли́лсѧ є҆сѝ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, глаго́лѧ: въ ча́съ сме́рти моеѧ̀ прїимѝ дꙋ́хъ раба̀ твоегѡ̀, во стра́нствїи сꙋ́ща, да со всѣ́ми ст҃ы́ми воспою́ ти: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ и҃.

Всѣ́мъ се́рдцемъ твои́мъ и҆ ст҃о́ю любо́вїю твое́ю ме́ньшей бра́тїи послꙋжи́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю і҆ѡаса́фе, а҆́лчꙋщыѧ пита́ѧ, до́мы си́рыхъ и҆ ᲂу҆бо́гихъ согрѣва́ѧ, свои́ма рꙋка́ма дрова̀ вдови́цамъ ᲂу҆готовлѧ́ѧ, ми́лостыни же твоѧ̑ творѧ̀ въ та́йнѣ. Но гдⷭ҇ꙋ и҆зво́лившꙋ, ꙗ҆ви́шасѧ мі́рови бл҃га́ѧ дѣла̀ твоѧ̑, ꙗ҆́же сла́вѧще, взыва́емъ тѝ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, дре́во бл҃года́тное, ѿ є҆гѡ́же плодѡ́въ пита́ютсѧ а҆́лчꙋщїи: ра́дꙋйсѧ, и҆сто́чниче ᲂу҆тѣше́нїй, ѿ негѡ́же напоѧ́ютсѧ жа́ждꙋщїи.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ шꙋ́йца твоѧ̀ не вѣ́дѣ, ꙗ҆́же творѧ́ше десни́ца: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ трапе́за твоѧ̀ бы́сть ᲂу҆тѣше́нїе сꙋ́щимъ въ темни́цахъ.

Ра́дꙋйсѧ, пи́щею твое́ю воево́дꙋ ѡ҆па́льнагѡ пита́вый: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ воспрети́ти сїѐ тебѣ̀ не возмо́же прави́тель лꙋка́вый.

Ра́дꙋйсѧ, разбѡ́йники, напа́дшїѧ на тѧ̀, сло́вомъ твои́мъ ᲂу҆стыди́вый: ра́дꙋйсѧ, є҆ди́наго ѿ ни́хъ къ покаѧ́нїю коне́чномꙋ ѡ҆брати́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ма́терей, млеко́мъ пита́ющихъ, бл҃го́е защище́нїе: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆ ѻ҆троча́тѣхъ ма́лыхъ мꙋ́дрое попече́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ми́лость и҆ сꙋ́дъ во є҆ди́но совокꙋпи́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ любо́вїю твое́ю наро́днꙋю любо́вь себѣ̀ стѧжа́лъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ ѳ҃.

Всѧ́кꙋю та́йнꙋ дꙋшѝ человѣ́ческїѧ прозрѣва́ше дх҃о́вное ѻ҆́ко твоѐ. Тѣ́мже ѿкры́сѧ тебѣ̀ и҆ грѣ́хъ і҆ере́а ѻ҆́нагѡ, лѣ́ты ᲂу҆̀бо согбе́ннагѡ, клѧ́твою же а҆́гг҃ла бж҃їѧ на землѝ се́й свѧ́заннагѡ, є҆го́же къ покаѧ́нїю приве́дъ и҆ бг҃ꙋ примири́въ, по лїтꙋргі́и бжⷭ҇твеннѣй ѿ грѣхо́внагѡ плѣ́на и҆ ᲂу҆́зъ привре́меннагѡ житїѧ̀ и҆зба́вилъ є҆сѝ, поѧ̀ всеми́лостивомꙋ сп҃сꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѳ҃.

Вѣті́й многовѣща́нныхъ па́че гла́съ наро́дный немо́лчнѡ сла́витъ тѧ̀, і҆ѡаса́фе блаже́нне. Тѣ́мже и҆ ны́нѣ прїимѝ похвалы̑ сїѧ̑ ѿ всѣ́хъ на́съ, во ᲂу҆миле́нїи сердє́цъ къ тебѣ̀ зовꙋ́щихъ:

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ мл҃твы твоѧ̑ всенѡ́щныѧ бл҃года́ть бж҃їю на зе́млю низвожда́хꙋ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ дні́е твоѝ многотрꙋ́днїи бл҃го цр҃кви и҆ лю́демъ приноша́хꙋ.

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆ ѻ҆вца́хъ слове́сныхъ ста́да твоегѡ̀ па́стырское попече́нїе при́снѡ ꙗ҆влѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, чи́нъ цр҃ко́вный бл҃голѣ́пнѡ и҆справлѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, бра̑ни и҆ сва̑ры преще́нїемъ твои́мъ ᲂу҆кроти́вый: ра́дꙋйсѧ, ми́рномꙋ житїю̀ пресвѵ́теры и҆ дїа́коны наꙋчи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ тебѣ̀ но́вый сосꙋ́дъ бл҃года́ти ѿкры́сѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тобо́ю пеща́нскїй ѻ҆́бразъ бг҃омт҃ри ꙗ҆ви́сѧ.

Ра́дꙋйсѧ, та̑инъ серде́чныхъ ꙗ҆́вное возвѣще́нїе: ра́дꙋйсѧ, грѧдꙋ́щихъ ди́вное прозрѣ́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, завѣ́та є҆ѵⷢ҇льскагѡ вѣ́рный храни́телю: ра́дꙋйсѧ, за́повѣдей цр҃ко́вныхъ нелицемѣ́рный блюсти́телю.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ і҃.

Сп҃стѝ ѿ расхище́нїѧ ѻ҆́вцы твоѧ̑ хотѧ̀, во́лки лю̑тыѧ жезло́мъ ст҃и́тельскимъ дале́че ѿгна́лъ є҆сѝ ѿ ѡ҆гра́ды цр҃ко́вныѧ, сло́вомъ же и҆́стины, ꙗ҆́коже мече́мъ ѻ҆боюдоѻ́стрымъ, нападє́нїѧ ѻ҆́ныхъ ѿрази́лъ є҆сѝ, і҆ѡаса́фе, побѣ́днꙋю пѣ́снь воспѣва́ѧ гдⷭ҇еви: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ і҃.

Стѣно́ю крѣ́пкою ѡ҆гради́лъ є҆сѝ лю́ди твоѧ̑, бл҃же́нне, на ѡ҆снова́нїи вѣ́ры сїю̀ положи́въ, ѿ ка́менїй же наде́жды и҆ любвѐ тꙋ́ю воздви́гнꙋвъ и҆ па́мѧтїю по́двигѡвъ твои́хъ на вѣ́ки ᲂу҆крѣпи́въ. Си́хъ ра́ди пѣ́снь слага́емъ тебѣ̀, взыва́юще:

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆бы́чаєвъ ѕлы́хъ гони́телю, до́брыхъ же защи́тителю: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆́бласти твоеѧ̀ премꙋ́дрый ᲂу҆пра́вителю.

Ра́дꙋйсѧ, рѡссі́йскїѧ страны̀ ѡ҆рꙋ́жїе дх҃о́вное: ра́дꙋйсѧ, зерца́ло свѣ́тлое пра́вды цр҃ко́вныѧ.

Ра́дꙋйсѧ, человѣкоꙋго́дїѧ ра́ди никого́же пощади́вый: ра́дꙋйсѧ, мздопрїи́мство ꙗ҆́вѣ ѡ҆бличи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, стра́ха ра́ди человѣ́ча двє́ри пра́вды николи́же затвори́вый: ра́дꙋйсѧ, є҆ди́номꙋ стра́хꙋ бж҃їю се́рдце твоѐ покори́вый.

Ра́дꙋйсѧ, пла́менемъ гнѣ́ва гдⷭ҇нѧ врагѝ вѣ́ры ѡ҆палѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́рость гнѣ́ва непра́веднагѡ кро́тостїю ᲂу҆тиша́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, воево́до хрⷭ҇то́въ неꙋстраши́мый: ра́дꙋйсѧ, па́стырю, всѧ̑ любѧ́й и҆ ѿ всѣ́хъ люби́мый.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ а҃і.

Пѣ́нїе хвале́бное прино́симъ тѝ ѿ смире́нныхъ сердє́цъ, на́шихъ, і҆ѡаса́фе бл҃же́нне. Сїѐ ᲂу҆̀бо любо́вїю твое́ю прїѧ́ти не ѿврати́сѧ, а҆́ще и҆ сладча́йшїѧ гла̑сы а҆́гг҃лѡвъ ны́нѣ слы́шиши, на нб҃сѝ бг҃ꙋ пою́щихъ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ а҃і.

Свѣтоза́рномꙋ нб҃сѝ ᲂу҆гото́вавъ дꙋ́хъ тво́й и҆ ско́рый коне́цъ житїѧ̀ земна́гѡ проразꙋмѣ́въ, къ погребе́нїю же тѣлесѐ твоегѡ̀ хра́минꙋ ᲂу҆гото́вити повелѣ́въ, посѣти́лъ є҆сѝ ѻ҆те́ческїй гра́дъ и҆ роди́тєли твоѧ̑, по за́повѣди бж҃їей тѣ́мъ че́сть воздава́ѧ и҆ любо́вїю сыно́внею дꙋ́ши и҆́хъ въ вѣ́рѣ и҆ ᲂу҆пова́нїи ᲂу҆соверша́ѧ, и҆́миже и҆ на́съ просвѣтѝ, і҆ѡаса́фе бл҃же́нне, зовꙋ́щихъ:

Ра́дꙋйсѧ, ста́рость роди́телей посѣще́нїемъ твои́мъ ѡ҆зари́вый: ра́дꙋйсѧ, се́ла ѻ҆те́чєскаѧ пред̾ кончи́ною твое́ю бл҃гослови́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ недꙋ́зи дꙋ́хъ тво́й, ꙗ҆́коже зла́то, ѡ҆чища́хꙋ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ добродѣ́тєли твоѧ̑, ꙗ҆́коже ка́менїе драго́е, сїѧ́хꙋ.

Ра́дꙋйсѧ, кораблю̀, напа́стьми бꙋ́рь жите́йскихъ неѡдолѣ́нный: ра́дꙋйсѧ, сла́внѡ сверши́вый пꙋ́ть, ѿ хрⷭ҇та̀ повелѣ́нный.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тебѣ̀ при́стань бл҃гоѡти́шнаѧ пресвѣ́тлое нб҃о ꙗ҆ви́сѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тебѣ̀ две́рь црⷭ҇твїѧ хрⷭ҇то́ва ѿкры́сѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ всели́лсѧ є҆сѝ дꙋ́хомъ твои́мъ въ гѡ́рнѧѧ селє́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ и҆ на землѝ ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ нетлѣ́ненъ зало́гъ воскресе́нїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ѕвѣздо̀, на тве́рди дх҃о́внѣй сїѧ́ющаѧ: ра́дꙋйсѧ, мл҃тво ѡ҆ на́съ къ бг҃ꙋ неꙋмолка́ющаѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ в҃і.

Бл҃года́ти неистощи́мыѧ зна́менїе непререка́емое ꙗ҆вѝ на́мъ хрⷭ҇то́съ въ нетлѣ́нїи моще́й твои́хъ, і҆ѡаса́фе премꙋ́дре, пред̾ ни́миже лю́дїе вѣ́рнїи молѧ́щесѧ, ѿ ви́димыхъ къ неви̑димымъ дꙋхо́внѣ восходи́ти наꙋча́ютсѧ, бг҃а же, ди́внаго во ст҃ы́хъ свои́хъ, сла́вити и҆ а҆́гг҃льски є҆мꙋ̀ воспѣва́ти: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃і.

Пою́ще пра́ведное житїѐ твоѐ, і҆ѡаса́фе бл҃же́нне, сла́вѧще трꙋды̀ твоѧ̑ и҆ восхождє́нїѧ ѿ сла́вы въ сла́вꙋ, зри́мъ и҆ и҆сповѣ́дꙋемъ, ꙗ҆́кѡ кончи́на твоѧ̀ рожде́нїе бы́сть въ жи́знь приснотекꙋ́щꙋю, є҆ѧ́же стрꙋѧ́ми бл҃года́тными и҆ на́съ земны́хъ ѡ҆кроплѧ́еши, и҆ ѿ болѣ́зней дꙋше́вныхъ и҆ тѣле́сныхъ, гдⷭ҇ꙋ и҆зволѧ́ющꙋ, свобожда́еши, недꙋ́гꙋющымъ и҆ приско́рбнымъ многоча́стнѣ въ видѣ́нїи ꙗ҆влѧ́ѧсѧ и҆ ᲂу҆тѣше́нїе приносѧ̀, наипа́че же молѧ́щымсѧ пред̾ гробни́цею твое́ю неви́димѡ вне́млеши и҆ ви́димѡ по́мощь подае́ши. Тѣ́мже, бл҃года́рственнѡ воспѣва́юще тѧ̀, глаго́лемъ:

Ра́дꙋйсѧ, ра́дости прїѻбщи́выйсѧ, въ печа́ли же сꙋ́щихъ не забы́вый: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆́хо твоѐ ко ю҆до́ли скорбе́й приклони́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́коже и҆лїа̀ ѳесві́тѧнинъ, ѻ҆гне́мъ ре́вности по бз҃ѣ горѧ́й: ра́дꙋйсѧ, стопа́ми чꙋдотво́рца мѵ́ръ лѷкі́йскихъ въ хи̑жины бѣ́дныхъ входѧ́й.

Ра́дꙋйсѧ, ѿча̑ѧннымъ неча́ѧнное вспоможе́нїе: ра́дꙋйсѧ, разсла́блєннымъ бл҃года́тное ᲂу҆крѣпле́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ твои́ми мл҃твами хро́мїи хожда́хꙋ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тобо́ю слѣпі́и зрѣ́нїе полꙋча́хꙋ.

Ра́дꙋйсѧ, ѿ многоѡбра́зныхъ недꙋ́гѡвъ и҆сцѣлѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, во́ины правосла̑вныѧ на бра́ни ѡ҆хранѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, землѝ рѡссі́йскїѧ защи́тниче вѣ́рный: ра́дꙋйсѧ, правосла́вїѧ побо́рниче нелицемѣ́рный.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ г҃і.

Ѽ, пресла́вный па́стырю бѣлогра́дскїй, ст҃и́телю і҆ѡаса́фе! Прїимѝ ма́лое сїѐ хвале́нїе на́ше и҆ молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, да и҆зба́витъ зе́млю рѡссі́йскꙋю и҆ всѧ̑ страны̑ хрїстїа́нскїѧ ѿ смертоно́снагѡ невѣ́рїѧ ꙗ҆́звы, ѿ всѧ́кїѧ вражды̀ и҆ нестрое́нїй, ѿ вра̑гъ ви́димыхъ и҆ неви́димыхъ, цр҃ковь же ст҃ꙋ́ю да возрасти́тъ и҆ ᲂу҆крѣпи́тъ, и҆ всѧ̑ вѣ́рныѧ ко хрⷭ҇тꙋ̀ всемі́рномꙋ па́стырю приведе́тъ, пою́щїѧ є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

Се́й конда́къ глаго́ли три́жды. Та́же і҆́косъ а҃-й и҆ конда́къ а҃-й.

І҆́косъ а҃.

А҆́гг҃лъ бж҃їй по́сланъ бы́сть ѿ бцⷣы проѡбразова́тельное дѣ́йствїе соверши́ти и҆ ѻ҆́трока тѧ̀ сꙋ́ща ма́нтїею ст҃и́тельскою покры́ти, і҆ѡаса́фе. Сїѐ роди́тель тво́й зрѣ́ти въ видѣ́нїи сподо́бивсѧ, слы́шаше и҆ гла́съ цр҃и́цы нбⷭ҇ныѧ, глаго́лющъ тѝ: довлѣ́етъ мѝ мл҃тва твоѧ̀. Таково́мꙋ сла́достномꙋ гла́сꙋ вне́млюще, и҆ мы̀, грѣ́шнїи, любо́вїю вопїе́мъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, ѿ ма́тере твоеѧ̀ въ де́нь рождества̀ пречⷭ҇тыѧ рожде́нный: ра́дꙋйсѧ, покро́вомъ бцⷣы ѿ рожде́нїѧ твоегѡ̀ покрове́нный.

Ра́дꙋйсѧ, сосꙋ́де, ѿ дѣ́тства твоегѡ̀ бг҃омъ и҆збра́нный: ра́дꙋйсѧ, под̾ сѣ́нїю ѡ҆би́тели трⷪ҇цы ст҃ы́ѧ гдⷭ҇еви воспита́нный.

Ра́дꙋйсѧ, роди́телей бл҃гочести́выхъ возлю́бленный сы́не: ра́дꙋйсѧ, па́че при́сныхъ твои́хъ возлюби́вый пꙋсты́ню.

Ра́дꙋйсѧ, во кі́евѣ гра́дѣ ра́зꙋмомъ наꙋче́нїе кни́жное стѧжа́вый: ра́дꙋйсѧ, чи́стое се́рдце твоѐ гдⷭ҇еви ѿда́вый.

Ра́дꙋйсѧ, до́мъ роди́телей твои́хъ гдⷭ҇а ра́ди ѡ҆ста́вивый: ра́дꙋйсѧ, та́йнѡ въ межиго́рскꙋю ѡ҆би́тель стѡпы̀ твоѧ̑ напра́вивый.

Ра́дꙋйсѧ, ю҆́ный мл҃твенниче пеще́ры тѣ́сныѧ: ра́дꙋйсѧ, презрѣ́вый земна̑ѧ, возлюби́вый нбⷭ҇наѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Конда́къ а҃.

И҆збра́нныхъ во́инѡвъ мꙋ́жества наслѣ́дниче и҆ хрⷭ҇то́ва ста́да па́стырю предо́брый, свѣти́льниче вѣ́ры, на свѣ́щницѣ бѣлогра́да возсїѧ́вый, ни́щихъ пита́телю и҆ ѡ҆ лю́дехъ ко хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ моли́твенниче, похва̑льнаѧ восписꙋ́емъ тѝ рабѝ гдⷭ҇а твоегѡ̀, ѿ сердє́цъ на́шихъ къ любвѝ твое́й вопїю́ще:

Ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче преди́вный.

Мл҃тва а҃.

Ѽ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ і҆ѡаса́фе, чꙋдотво́рче бѣлогра́дскїй! Вѣ́рꙋемъ грѣ́шнїи и҆ недосто́йнїи, ꙗ҆́кѡ ѻ҆́чи гдⷭ҇ни на пра́ведныхъ и҆ ᲂу҆́ши є҆гѡ̀ на мл҃твꙋ и҆́хъ, и҆ тогѡ̀ ра́ди къ мл҃твамъ твои̑мъ прибѣга́емъ и҆ хода́тайства твоегѡ̀ за на́съ про́симъ, по глаго́лꙋ а҆пⷭ҇льскомꙋ ᲂу҆пова́юще, ꙗ҆́кѡ любы̀ твоеѧ̀ николи́же ѿпа́даетъ. Во грѣсѣ́хъ и҆ болѣ́знехъ на́шихъ льнꙋ̀ кꙋрѧ́щемꙋсѧ и҆ тро́сти сокрꙋше́ннѣй ᲂу҆подо́бихомсѧ, и҆, а҆́ще живе́мъ, млⷭ҇тїю бг҃а живе́мъ и҆ за мл҃твы пра́вєдникъ є҆гѡ̀. Приклонѝ ᲂу҆̀бо и҆ ты̀, ѻ҆́тче првⷣне, се́рдце твоѐ къ моле́нїю на́шемꙋ, и҆ предста́тельствомъ твои́мъ да́ждь ро́дꙋ хрⷭ҇тїа́нскомꙋ ѿ гдⷭ҇а ми́ръ и҆ бл҃гослове́нїе. Правосла́вїе ᲂу҆крѣпѝ, нападє́нїѧ же лꙋка́внꙋющихъ и҆ беззако́нныхъ на цр҃ковь бж҃їю ѿженѝ. Оу҆молѝ ѻ҆ц҃а̀ нбⷭ҇нагѡ и҆зба́витисѧ на́мъ ѿ наше́ствїѧ вра́жескагѡ, ѿ междоꙋсо́бїй же и҆ смѧте́нїй наро́дныхъ, ѿ гꙋби́тельныхъ повѣ́трїй и҆ смертоно́сныѧ ꙗ҆́звы, ѿ гла́да, ѻ҆гнѧ̀, пото́па и҆ и҆ны́хъ бѣ́дъ и҆ ѡ҆бстоѧ́нїй. И҆спросѝ ᲂу҆ хрⷭ҇та̀ бг҃а дꙋша́мъ на́шимъ крѣ́пость и҆ тѣлесє́мъ на́шимъ потре́бное здра́вїе, болѣ́знемъ же и҆сцѣле́нїе: хромы̑мъ хожде́нїе, слѣпы̑мъ прозрѣ́нїе, разсла́блєннымъ ᲂу҆твержде́нїе, печа̑льнымъ ᲂу҆тѣше́нїе и҆ ѿ всѣ́хъ скорбе́й и҆збавле́нїе. Ѿпа́дшыѧ же лозы̀ хрⷭ҇то́вы вѣ̑тви па́ки съ то́ю соединѝ, є҆ѧ́же и҆ са́мъ прича́стникъ бы́ти сподо́билсѧ є҆сѝ, да та́кѡ просла́витсѧ тобо́ю пречестно́е и҆ великолѣ́пое и҆́мѧ бг҃а на́шегѡ, ѻ҆ц҃а̀ и҆ сн҃а и҆ ст҃а́гѡ дх҃а, ны́нѣ и҆ при́снѡ, и҆ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Моли́тва в҃.

Ѽ вели́кїй ᲂу҆го́дниче бж҃їй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче, ст҃и́телю і҆ѡаса́фе! ѿ да́льнихъ и҆ бли́жнихъ градѡ́въ и҆ ве́сей соше́дшесѧ, во є҆́же на мѣ́стѣ по́двигѡвъ твои́хъ помоли́тисѧ и҆ многоцѣлє́бныѧ мѡ́щи твоѧ̑ ѡ҆блобыза́ти, и҆з̾ глꙋбины̀ се́рдца взыва́емъ къ тебѣ̀: жезло́мъ бл҃гости, ꙗ҆́коже па́стырь до́брый, ᲂу҆пасѝ заблꙋ́ждшыѧ ѻ҆́вцы ста́да хрⷭ҇то́ва, во дворы̀ гдⷭ҇ни сїѧ̑ вселѝ, ѡ҆градѝ на́съ ѿ собла́зна, є҆ресе́й и҆ раско́лѡвъ, наꙋчѝ во стра́нствїи сꙋ́щихъ гѡ́рнѧѧ мꙋ́дрствовати: разсѣ́ѧнный ᲂу҆́мъ на́шъ просвѣтѝ и҆ на пꙋ́ть и҆́стины напра́ви, ѡ҆хладѣ́вшее се́рдце согрѣ́й любо́вїю ко бли́жнемꙋ и҆ ре́вностїю къ и҆сполне́нїю велѣ́нїй бж҃їихъ, грѣхо́мъ и҆ нерадѣ́нїемъ ѡ҆сла́бленнꙋю во́лю на́шꙋ ѡ҆животворѝ бл҃года́тїю дх҃а всест҃а́гѡ: да твоемꙋ̀ па́стырскомꙋ гла́сꙋ послѣ́дꙋюще, сохрани́мъ въ чистотѣ̀ и҆ пра́вдѣ дꙋ́ши на́ша, и҆ та́кѡ, бг҃ꙋ помога́ющꙋ, нбⷭ҇нагѡ црⷭ҇твїѧ дости́гнемъ, и҆дѣ́же кꙋ́пнѡ съ тобо́ю воспросла́вимъ пречтⷭ҇но́е и҆ великолѣ́пое и҆́мѧ ѻ҆ц҃а̀ и҆ сн҃а и҆ дх҃а ст҃а́гѡ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Моли́тва г҃.

Ѽ вели́кїй ст҃и́телю на́шъ и҆ чꙋдотво́рче преди́вный і҆ѡаса́фе, ско́рый помо́щниче къ тебѣ̀ припа́дающихъ! млⷭ҇тивнѡ при́зри на на́съ недосто́йныхъ, со слеза́ми ᲂу҆миле́нїѧ здѣ̀ молѧ́щихсѧ и҆ бл҃годаре́нїе тебѣ̀ по си́ле приносѧ́щихъ. бл҃годари́мъ тѧ̀, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆слы́шалъ є҆сѝ молє́нїѧ на́съ недосто́йныхъ и҆ проси̑маѧ на́мъ ѻ҆би́льнѡ дарова́лъ є҆сѝ. вѣ́мы и҆ ᲂу҆сты̀ и҆сповѣ́дꙋемъ, ꙗ҆́кѡ вои́стиннꙋ хрⷭ҇тꙋ̀ те́плый ѡ҆ на́съ є҆сѝ моли́твенникъ и҆, по да́нной тѝ блгⷣти и҆ да́рꙋ, во сп҃се́нїе всѣ̑мъ на́мъ потрє́бнаѧ да́рꙋеши: болѧ́щыѧ и҆сцѣлѧ́еши, стра́ждꙋщыѧ ᲂу҆тѣша́еши, ми́ръ и҆ ѿра́дꙋ скѡ́рбнымъ сердца́мъ и҆злива́еши, пла́чꙋщыѧ ра́доватисѧ твори́ти, печа̑льныѧ ликова́ти содѣва́еши: роди́телємъ ча́да воздравлѧ́еши, сꙋпрꙋ́гѡмъ подрꙋ́жїѧ ѿ ѻ҆дра̀ сме́ртнагѡ возставлѧ́еши, враждꙋ́ющыѧ ᲂу҆миротворѧ́еши, зави̑стливыѧ твори́ши ми́лѡстивы, и҆ всѧ̑кїѧ непра̑вды кара́еши, ꙗ҆́коже и҆ въ житїѝ твое́мъ пра́вды и҆ млⷭ҇рдїѧ мꙋ́жественный ревни́тель бы́лъ є҆сѝ. бл҃годари́мъ тѧ̀, ст҃и́телю, за вели́каѧ твоѧ̑ и҆ на́мъ ꙗ҆влє́ннаѧ бл҃годѣѧ̑нїѧ, и҆ смире́ннѡ мо́лимсѧ тебѣ̀ мы̀ недосто́йнїи: предста́тельствꙋй за на́съ ᲂу҆ прⷭ҇то́ла хрⷭ҇то́ва, и҆ помозѝ на́мъ па́мѧть при́снꙋю твои́хъ бл҃годѣѧ́нїй и҆ щедро́тъ на на́съ и҆злїѧ́нныхъ храни́ти, да во смире́нїи се́рдца про́чее соверши́мъ житїѐ, и҆ нбⷭ҇ное да наслѣ́дꙋемъ селе́нїе бжⷭ҇твенное, моли́твами твои́ми, во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Моли́тва д҃.

Ѽ вели́кїй ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, ст҃и́телю ѻ҆́тче на́шъ і҆ѡаса́фе, ско́рый помо́щниче и҆ ди́вный чꙋдотво́рче! при́зри млⷭ҇тивнѡ на ны̀ недꙋ́гꙋющыѧ. вѣ́мы, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, вѣ́мы, и҆ ᲂу҆сты̀ и҆ се́рдцемъ и҆сповѣ́дꙋемъ, ꙗ҆́кѡ по дѣлѡ́мъ на́шымъ бѣды̑ постиго́ша на́съ. съ разбо́йникомъ бл҃горазꙋ́мнымъ и҆сповѣ́дꙋемъ гдⷭ҇ви, ꙗ҆́кѡ достѡ́йнаѧ по дѣлѡ́мъ на́шымъ воспрїе́млемъ и҆ ѕла̑ѧ сїѧ̑ ꙗ҆́коже рабѝ неключи́мїи терпи́мъ. си́ми бо вре́менными мꙋче́ньми гдⷭ҇ь млⷭ҇рдый сокрꙋша́етъ горды́ню и҆ жестоковы́йное се́рдце на́ше, да вѣ́чныѧ и҆збѣжи́мъ ка́зни, грѣ́шникѡмъ ᲂу҆гото́ванныѧ: сѣ́ѧхомъ бо сѣ́мена житїѧ̀ своево́льнагѡ, и҆ жне́мъ те́рнїѧ скорбе́й. ѻ҆ба́че, немощні́и сꙋ́ще, но въ покаѧ́нїе те́плое прише́дше, ѡ҆ се́мъ моли́тисѧ дерза́емъ, да гнѣ́въ гдⷭ҇ень на млⷭ҇ть къ на́мъ преложи́тсѧ, и҆ тебѐ, ст҃и́телю бж҃їй и҆ чꙋдотво́рче, ᲂу҆се́рднѡ про́симъ: пролі́й те́плꙋю мл҃твꙋ твою̀ ко хрⷭ҇тꙋ̀ гдⷭ҇ꙋ на́шемꙋ, є҆мꙋ́же дне́сь предстои́ши и҆ мо́лишисѧ ѡ҆ почита́ющихъ тѧ̀ съ любо́вїю и҆ смире́ннымъ на твоѐ предста́тельство ᲂу҆пова́нїемъ. се́ бо въ житїѝ твое́мъ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ, ни є҆ди́наго же скорбѧ́ща и҆ млⷭ҇ти твоеѧ̀ просѧ́ща, грѣхѝ же своѧ̑ и҆сповѣ́дающа, николи́же презрѣ́лъ є҆сѝ. ᲂу҆молѝ првⷣнагѡ сꙋдїю̀, да преложи́тъ гнѣ́въ пра́вды своеѧ̀ на ми́лованїе на́ше. бл҃года́тїю є҆гѡ̀ тебѣ̀ да́нною, ст҃и́телю милосе́рдый, ᲂу҆врачꙋ́й на̑ша не́мѡщи, болѣ́зней лю́тыхъ течє́нїѧ ᲂу҆ста́ви, сме́рти ѿитѝ повелѝ, и҆ на покаѧ́нїе си́лꙋ на́мъ да́рꙋй. ста́рость поддержѝ, младє́нцы воспита́й, ю҆́ность ᲂу҆цѣломꙋ́дри, сꙋпрꙋ́жества въ чистотѣ̀ и҆ смире́нїи ᲂу҆твердѝ, на́мъ же всѣ̑мъ послꙋша́нїе трꙋдолю́бное и҆ ми́рное жи́тельство моли́твою твое́ю да́рꙋй, да терпѣ́нїемъ тече́мъ на предлежа́щїй на́мъ по́двигъ житїѧ̀ сегѡ̀ вре́меннагѡ, взира́юще на нача́льника вѣ́ры и҆ соверши́телѧ гдⷭ҇а і҆и҃са. є҆мꙋ́же сла́ва во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Моли́тва є҃, въ де́нь прославле́нїѧ.

Вели́кїй и҆ пра́зднственный де́нь се́й, де́нь твоегѡ̀ на землѝ прославле́нїѧ, ст҃и́телю ѻ҆́тче на́шъ і҆ѡаса́фе, землѝ на́шеѧ сла́во и҆ ра́дованїе вели́кое, прїимѝ сїѧ̑ смире́ннаѧ и҆ тє́плаѧ молє́нїѧ на́ша. дне́сь зри́мъ и҆спо́лнившїйсѧ глаго́лъ гдⷭ҇ень: прославлѧ́ющыѧ мѧ̀ просла́влю. се́ бо во дни̑ земна́гѡ житїѧ̀ твоегѡ̀ ничто́же и҆ска́лъ є҆сѝ, то́чїю же во́лю бж҃їю и҆сполнѧ́ти и҆ ча̑да па́ствы твоеѧ̀ ᲂу҆пра́вити во сп҃се́нїе, и҆ тогѡ̀ ра́ди мнѡ́гїѧ трꙋды̑, скѡ́рби, болѣ̑зни, пꙋтешє́ствїѧ под̾ѧ́лъ є҆сѝ. по сконча́нїи же твое́мъ просла́ви тѧ̀ млⷭ҇рдый гдⷭ҇ь, тѣлесѝ твоемꙋ̀ нетлѣ́нїе и҆ си̑лы цѣлє́бныѧ дарова́вый; тѣ́мже то́ки и҆сцѣле́нїй молѧ́щымсѧ и҆сточи́лъ є҆сѝ и҆ призыва́ющимъ тѧ̀ недꙋ́гꙋющымъ и҆ скорбѧ́щимъ мно́гажды ꙗ҆влѧ́лсѧ є҆сѝ, и҆ ᲂу҆тѣше́нїе и҆ цѣльбꙋ̀ ско́рꙋю тѣ́мъ подава́ѧ. сегѡ̀ ра́ди, ꙗ҆́коже и҆збра́нника боже́ствєнныѧ блгⷣти тѧ̀ вѣ́дꙋщи, цр҃ковь хрⷭ҇то́ва просла́вите тѧ̀ ꙗ҆́коже но́ваго чꙋдотво́рца землѝ на́шеѧ сподо́бисѧ. бл҃гословѝ ᲂу҆́бѡ и҆ поми́лꙋй, а҆рхїере́ю и҆́стиннагѡ бг҃а, лю́ди правосла́вныѧ. да́рꙋй и҆̀мъ ᲂу҆тѣше́нїе се́рдца, ѿра́дꙋ и҆ ми́ръ и҆ ра́дость при́снꙋю ѡ҆ гдⷭ҇ѣ. сохранѝ въ ми́ре держа́вꙋ рѡссі́йскꙋю и҆ лю́ди є҆ѧ̀ во и҆́стинѣ ᲂу҆твердѝ, во́инѡмъ мꙋ́жество непоколеби́мое да́рꙋй и҆ всѧ̑ лю́ди безпеча́льны сохранѝ. и҆зженѝ всѧ́кꙋю крамолꙋ̀ и҆ крамо́льныхъ человѣ́къ лꙋка̑ваѧ разрꙋшѝ совѣ́тѡванїѧ, па́че же тѣ́хъ са́мыхъ въ покаѧ́нїе приведѝ. па́стырємъ и҆ а҆рхїере́ємъ пода́ждь премꙋ́дрость, чистотꙋ̀ и҆ првⷣное житїѐ, ꙗ҆́коже и҆ са́мъ си́ми ᲂу҆краша́лсѧ є҆сѝ. младе́нцємъ воспита́нїе бл҃го́е да́ждь, ю҆́ныѧ наꙋчѝ, болѧ́щимъ и҆ скорбѧ́щимъ здра́вїе и҆спросѝ. сꙋ́щимъ во трꙋдѣ́хъ терпѣ́нїе и҆ ᲂу҆пова́нїе послѝ, бога̑тымъ смиренномꙋ́дрїе и҆ ко бли̑жнимъ млⷭ҇рдїе да́рꙋй. на́мъ же всѣ̑мъ ра́дость ѡ҆ гдⷭ҇ѣ при́снꙋю пода́ждь, да всѝ благода́рнѣ тѧ̀ ᲂу҆блажа́емъ, глаго́люще та́кѡ: велича́емъ тѧ̀, ст҃и́телю ѻ҆́тче і҆ѡаса́фе, и҆ чти́мъ ст҃ꙋ́ю па́мѧть твою̀, ты̀ бо мо́лиши за на́съ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ.

Краткое житие святителя Иоасафа Белгородского

Свя­ти­тель Иоасаф ро­дил­ся в При­лу­ках, быв­шей Пол­тав­ской гу­бер­нии, 8 сен­тяб­ря 1705 го­да, на празд­ник Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. При Кре­ще­нии на­зван Иоаки­мом. Он про­ис­хо­дил из древ­не­го бла­го­че­сти­во­го ма­ло­ро­сий­ско­го ро­да Гор­лен­ко­вых. В 1712 го­ду 7-лет­не­го Иоаки­ма отец от­дал в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию. В сте­нах ака­де­мии он ощу­тил вле­че­ние к мо­на­ше­ской жиз­ни. 7 лет ис­пы­ты­вал се­бя бу­ду­щий свя­ти­тель и на­ко­нец от­крыл­ся ро­ди­те­лям. Дол­го мать с от­цом упра­ши­ва­ли сы­на-пер­вен­ца не при­ни­мать мо­на­ше­ский по­стриг. Но в 1725 оду он тай­но от них при­нял ря­со­фор с име­нем Ила­ри­он в Ки­ев­ском Ме­жи­гор­ском мо­на­сты­ре, а 21 но­яб­ря 1727 го­да был по­стри­жен в ман­тию с име­нем Иоасаф в Ки­е­во-Брат­ском мо­на­сты­ре. Это со­бы­тие сов­па­ло с за­вер­ше­ни­ем обу­че­ния в ду­хов­ной ака­де­мии. Через год инок Иоасаф был хи­ро­то­ни­сан ар­хи­епи­ско­пом Вар­ла­а­мом Во­на­то­ви­чем в сан иеро­ди­а­ко­на. Его оста­ви­ли пре­по­да­ва­те­лем в Ки­ев­ской ду­хов­ной ака­де­мии. По­сле смер­ти прео­свя­щен­но­го Вар­ла­а­ма Ки­ев­ской ка­фед­рой стал управ­лять ар­хи­епи­скоп Ра­фа­ил За­бо­рос­кий. Ар­хи­епи­скоп Ра­фа­ил об­ра­тил вни­ма­ние на вы­да­ю­щи­е­ся спо­соб­но­сти мо­ло­до­го по­движ­ни­ка и при­влек его для бо­лее ши­ро­ко­го слу­же­ния Церк­ви. Ему бы­ло по­ру­че­но от­вет­ствен­ное по­слу­ша­ние в долж­но­сти эк­за­ме­на­то­ра при Ки­ев­ской ар­хи­епи­ско­пии. В но­яб­ре 1734 го­да ар­хи­епи­скоп Ра­фа­ил по­свя­тил иеро­ди­а­ко­на Иоса­фа в сан иеро­мо­на­ха и пе­ре­вел из учи­лищ­но­го Брат­ско­го мо­на­сты­ря в Ки­е­во-Со­фий­ский ар­хи­ерей­ский дом. Од­новре­мен­но он был на­зна­чен чле­ном Ки­ев­ской ду­хов­ной кон­си­сто­рии. Ис­пол­няя долж­ность эк­за­ме­на­то­ра, он при­ло­жил мно­го уси­лий к ис­прав­ле­нию нрав­ствен­ных недо­стат­ков при­ход­ско­го ду­хо­вен­ства. Кон­сис­тор­ская долж­ность свя­ти­те­ля бы­ла пре­крас­ной шко­лой для его ор­га­ни­за­тор­ских спо­соб­но­стей. В это вре­мя он хо­ро­шо изу­чил нуж­ды свя­щен­но­слу­жи­те­лей, до­сто­ин­ства и недо­стат­ки. епар­хии. Здесь яс­но опре­де­ли­лась все­сто­рон­ность де­ло­вых ка­честв Иоаса­фа, со­че­та­ю­ща­я­ся с боль­ши­ми внут­рен­ни­ми по­дви­га­ми. Он быст­ро вос­хо­дил по лествице ду­хов­но­го со­вер­шен­ства, о чем сви­де­тель­ству­ет со­хра­нив­ше­е­ся его про­из­ве­де­ние «Брань сед­ми чест­ных доб­ро­де­те­лей с сед­ми гре­ха­ми смерт­ны­ми».

24 июня 1737 го­да иеро­мо­нах Иоасаф был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Свя­то-Пре­об­ра­жен­ско­го Мгар­ско­го мо­на­сты­ря с воз­ве­де­ни­ем в сан игу­ме­на. В сво­ем мо­на­сты­ре все си­лы игу­мен по­ла­гал на бла­го­устрой­ство оби­те­ли, в про­шлом быв­шей опло­том пра­во­сла­вия в борь­бе с уни­ей. В мо­на­сты­ре на­хо­ди­лись мо­щи свя­ти­те­ля Афа­на­сия, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, Лу­бин­ско­го чу­до­твор­ца (па­мять 2 мая). Несколь­ко раз пат­ри­арх Афа­на­сий яв­лял­ся игу­ме­ну Иоаса­фу, сви­де­тель­ствуя о сво­ем по­кро­ви­тель­стве.

В 1744 го­ду мит­ро­по­лит Ра­фа­ил воз­вел игу­ме­на Иоаса­фа в сан ар­хи­манд­ри­та. В кон­це то­го же го­да он был вы­зван в Моск­ву и вско­ре рас­по­ря­же­ни­ем Свя­тей­ше­го Си­но­да на­зна­чен на­мест­ни­ком Свя­то-Тро­иц­кой Лав­ры. В оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия он также са­мо­от­вер­жен­но ис­пол­нял по­слу­ша­ния Церк­ви (в те го­ды тре­бо­ва­лось мно­го сил для вос­ста­нов­ле­ния мо­на­сты­ря по­сле по­жа­ра).

2 июня 1748 го­да в Пет­ро­пав­лов­ском со­бо­ре Пе­тер­бур­га ар­хи­манд­рит Иоасаф был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Бел­го­род­ско­го. Всту­пив на ар­хи­ерей­скую ка­фед­ру, свя­ти­тель Иоасаф стро­го сле­дил за бла­го­че­сти­ем и со­сто­я­ни­ем хра­мов, за пра­виль­но­стью со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ния и осо­бен­но за нрав­ствен­но­стью паст­вы. Осо­бен­но боль­шое вни­ма­ние свя­ти­тель уде­лял об­ра­зо­ва­нию ду­хо­вен­ства, пра­виль­но­му со­блю­де­нию ими уста­ва и цер­ков­ных тра­ди­ций. Как и преж­де, свя­ти­тель Иоасаф все си­лы от­да­вал ар­хи­пас­тыр­ско­му слу­же­нию, не ща­дя сво­е­го здо­ро­вья. Сво­е­му ке­лей­ни­ку Сте­фа­ну на­ка­нуне пре­став­ле­ния свя­ти­тель за­пре­тил до­мо­гать­ся свя­щен­но­го са­на и пре­ду­пре­дил, что в слу­чае непо­слу­ша­ния его по­стигнет безвре­мен­ная кон­чи­на. Дру­го­му ке­лей­ни­ку, Ва­си­лию, свя­ти­тель ука­зал, что он бу­дет дья­ко­ном, са­на свя­щен­ни­ка ни­ко­гда не до­стигнет. И это пред­ска­за­ние впо­след­ствии ис­пол­ни­лось.

10 де­каб­ря 1754 го­да свя­ти­тель пре­ста­вил­ся. Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Иоаса­фа в ли­ке свя­тых со­сто­я­лось 4 сен­тяб­ря 1911 го­да.

Пол­ное жи­тие свя­ти­те­ля Иоаса­фа Белгородского

Свя­ти­тель Иоасаф ро­дил­ся в неболь­шом го­род­ке При­лу­ки Пол­тав­ской гу­бер­нии 8 сен­тяб­ря 1705 го­да в день Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в име­ни­той дво­рян­ской се­мье Гор­лен­ко. На­ре­чен­ный во Свя­том Кре­ще­нии име­нем Иоаки­ма, ро­ди­те­ля Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, мла­де­нец Иоаким (впо­след­ствии свя­ти­тель Иоасаф) все­гда на­хо­дил­ся под осо­бым по­кро­ви­тель­ством Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цы. Ро­ди­те­ли св. Иоаса­фа бы­ли очень бо­го­бо­яз­нен­ны и жи­ли по всем пра­ви­лам Пра­во­слав­ной Церк­ви. Отец – Ан­дрей Ди­мит­ри­е­вич Гор­лен­ко, был бун­чуж­ным, т. е. за­ве­до­вал бун­чу­ком – вой­ско­вым зна­ме­нем при гет­мане Да­ни­и­ле Пав­ло­ви­че Апо­сто­ле, на до­че­ри ко­то­ро­го Ма­рии Да­ни­ловне он и был же­нат. Се­мей­ство Гор­лен­ко в то вре­мя от­ли­ча­лось осо­бой ре­ли­ги­оз­но­стью, ни­ще­лю­би­ем и бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Вос­пи­ты­ва­ясь в та­кой се­мье, мо­ло­дой от­рок Иоаким с ран­них лет от­ли­чал­ся боль­шой ре­ли­ги­оз­ной на­стро­ен­но­стью. Еще в го­ды от­ро­че­ства Иоаки­ма Ми­ло­сер­дый Гос­подь воз­ве­стил Свою Свя­тую во­лю о его бу­ду­щем в чу­дес­ном ви­де­нии, ко­то­рое бы­ло яв­ле­но от­цу Иоаки­ма Ан­дрею Ди­мит­ри­е­ви­чу. Од­на­жды ве­че­ром он си­дел на крыль­це сво­е­го до­ма и вдруг при за­хо­де солн­ца уви­дел сто­яв­шую за го­ри­зон­том на воз­ду­хе Бо­жию Ма­терь с Ан­ге­лом, и у ног Их – сы­на сво­е­го Иоаки­ма, сто­я­ще­го на ко­ле­нях и при­но­ся­ще­го Бо­жи­ей Ма­те­ри мо­лит­вы. По­том он услы­шал сло­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы: «До­вле­ет Мне мо­лит­ва твоя», и в этот мо­мент сле­тел Ан­гел Гос­по­день и об­ла­чил Иоаки­ма в ар­хи­ерей­скую ман­тию.

На вось­мом го­ду жиз­ни Иоаким был от­прав­лен в Ки­ев­скую Ака­де­мию для изу­че­ния на­ук, и в осо­бен­но­сти сло­вес­ных. Бла­го­че­сти­вый склад по­лу­мо­на­ше­ской жиз­ни в ака­де­мии, оби­лие свя­тынь в г. Ки­е­ве – ма­те­ри го­ро­дов Рус­ских и осо­бен­но зна­ком­ство с ино­ка­ми-по­движ­ни­ка­ми Ки­е­во-Пе­чер­ски­ми – все это спо­соб­ство­ва­ло то­му, что уже на 11-ом го­ду сво­ей жиз­ни Иоаким Гор­лен­ко воз­лю­бил мо­на­ше­ство, на 16-ом го­ду жиз­ни, ко вре­ме­ни окон­ча­ния школь­но­го об­ра­зо­ва­ния, в нем утвер­ди­лось на­ме­ре­ние быть мо­на­хом и все­це­ло овла­де­ло его во­лею, а на 18-ом го­ду жиз­ни в Иоаки­ме окон­ча­тель­но со­зре­ла и утвер­ди­лась мысль об от­ре­че­нии от ми­ра и при­ня­тии ино­че­ства.

В ско­ром вре­ме­ни Иоаким оста­вил ака­де­мию и уда­лил­ся в пу­стын­ный и от­ли­чав­ший­ся стро­го по­движ­ни­че­ской жиз­нью Ки­е­во-Ме­жи­гор­ский Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь, в ко­то­ром и пре­дал­ся все­це­ло мо­на­стыр­ско­му по­слу­ша­нию – под­го­то­ви­тель­ной сту­пе­ни к при­ня­тию мо­на­ше­ства. Здесь Иоаким лю­бил уеди­нять­ся для мо­лит­вы в пе­ще­ру од­ной го­ры. Рев­ность мо­ло­до­го по­слуш­ни­ка к мо­лит­вен­ным по­дви­гам, умерщ­вле­нию пло­ти и по­ко­ре­нию ее ду­ху до­хо­ди­ла в это вре­мя до то­го, что он в про­дол­же­нии ис­ку­са не вку­шал да­же ва­ре­ной пи­щи, до­воль­ству­ясь са­мой скуд­ною су­ро­вою пи­щею.

По­сле 2-хго­дич­но­го ис­пы­та­ния по­движ­ник Иоаким Гор­лен­ко на 21 го­ду жиз­ни, 27 ок­тяб­ря 1725 го­да при­нял ря­со­фор и на­ре­чен был в ино­че­стве Ил­ла­ри­о­ном. 21 но­яб­ря, в празд­ник Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, 1727-го го­да 22-хлет­ний Ил­ла­ри­он, по от­ре­че­нии от все­го мир­ско­го, принял ве­ли­кое по­стри­же­ние в ман­тию с име­нем Иоасаф. В сле­ду­ю­щем го­ду, 6 ян­ва­ря 1728 го­да, инок Иоасаф был по­свя­щен в сан иеро­ди­а­ко­на. Спу­стя год иеро­ди­а­кон Иоасаф был опре­де­лен учи­те­лем низ­ше­го клас­са Ки­ев­ской ака­де­мии. Три го­да про­дол­жа­лось его по­слу­ша­ние учи­те­лем.

В 1732 г. Ки­ев­скую ака­де­мию по­се­тил вновь на­зна­чен­ный ар­хи­епи­скоп Ра­фа­ил За­бо­ров­ский. Иеро­ди­а­кон Иоасаф при­вет­ство­вал его сти­хо­твор­ной ре­чью. Ар­хи­пас­тырь за­ме­тил в Иоаса­фе Гор­лен­ко вы­со­кие ду­хов­ные да­ро­ва­ния, при­бли­зил его к се­бе и 13 сен­тяб­ря 1734 го­да на­зна­чил эк­за­ме­на­то­ром при Ки­ев­ской ка­фед­ре, а 8 но­яб­ря то­го же 1734 го­да, на 30 го­ду жиз­ни, по­свя­тил иеро­ди­а­ко­на Иоаса­фа в сан иеро­мо­на­ха.

Бу­ду­щий свя­ти­тель Иоасаф на­чи­на­ет тру­дить­ся на ни­ве пас­тыр­ско­го слу­же­ния. Сна­ча­ла в Ки­е­во-брат­ском мо­на­сты­ре, а по­том в Ки­е­во-Со­фий­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре. Ар­хи­епи­ско­па Ра­фа­ил, ви­дя рев­ность и тру­до­лю­бие мо­ло­до­го пас­ты­ря, бла­го­слов­ля­ет его (в 1737 го­ду) на служ­бу в до­воль­но на­се­лен­ный Лу­бен­ско-Мгар­ский Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь игу­ме­ном оби­те­ли. Здесь мо­ло­дой игу­мен явил се­бя тру­до­лю­би­вым, спра­вед­ли­вым, люб­ве­обиль­ным и весь­ма за­бот­ли­вым упра­ви­те­лем Лу­бен­ской оби­те­лью. В про­дол­же­ние управ­ле­ния Лу­бен­ской оби­те­лью, как в преды­ду­щее, так и в по­сле­ду­ю­щее вре­мя, игу­мен Иоасаф вел стро­го по­движ­ни­че­скую жизнь. Бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю в то вре­мя мно­го при­шлось по­ра­бо­тать над вос­ста­нов­ле­ни­ем раз­ру­шен­но­го хо­зяй­ства оби­те­ли. Для воз­об­нов­ле­ния глав­но­го мо­на­стыр­ско­го хра­ма и про­чих зда­ний не бы­ло ни­ка­ких средств, и в 1742 г. игу­мен от­прав­ля­ет­ся в С.-Пе­тер­бург за сбо­ром по­жерт­во­ва­ний на храм Бо­жий. В С.-Пе­тер­бур­ге игу­мен Иоасаф удо­сто­ил­ся вы­со­чай­ше­го вни­ма­ния им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны. Бла­го­че­сти­вая го­су­да­ры­ня, лю­бив­шая цер­ков­ное бла­го­ле­пие и усерд­но по­се­щав­шая хра­мы и мо­на­сты­ри, ми­ло­сти­во при­ня­ла про­си­те­ля и при­ка­за­ла вы­дать ему на со­ору­же­ние хра­ма 2000 руб­лей. К чис­лу при­чин, рас­по­ло­жив­ших государныю к по­жерт­во­ва­нию на со­ору­же­ние хра­ма в Лу­бен­ской оби­те­ли, нуж­но от­не­сти тро­га­тель­ное и очень на­зи­да­тель­ное сло­во игу­ме­на Иоаса­фа о люб­ви к Бо­гу. 16 ав­гу­ста 1744 го­да по пря­мо­му ука­за­нию им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны он был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та и через неко­то­рое вре­мя вы­зван в Моск­ву, где 29 ян­ва­ря 1745 го­да ар­хи­манд­рит Иоасаф был на­зна­чен на­мест­ни­ком Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ры с остав­ле­ни­ем за ним на­сто­я­тель­ства в Лу­бен­ском мо­на­сты­ре.

За вре­мя слу­же­ния в Лав­ре ар­хи­манд­рит Иоасаф явил се­бя весь­ма рев­ност­ным и по­лез­ным со­ра­бот­ни­ком ее на­сто­я­те­ля, свя­щен­ноар­хи­манд­ри­та Лав­ры и ар­хи­епи­ско­па Ар­се­ния Мо­ги­лян­ско­го. Ис­пы­ты­вая те­лес­ные бо­лез­ни, про­ис­хо­дя­щие от чрез­мер­но стро­гой ас­ке­ти­че­ской жиз­ни, но не оску­де­вая ду­хом, ар­хи­манд­рит Иоасаф с от­мен­ным усер­ди­ем со­вер­шал здесь укро­ще­ние ду­хов­но­го свое­во­лия, углуб­лял­ся в по­сто­ян­ное слу­же­ние Бо­гу, вос­хо­дил от си­лы в си­лу в лич­ном по­дви­ге, внут­рен­ней ду­хов­ной борь­бе и весь­ма мно­го тру­дил­ся на поль­зу вве­рен­ных ему свя­тых оби­те­лей.

Но не дол­гим бы­ло слу­же­ние ар­хи­манд­ри­та Иоаса­фа в Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ре. 15 мар­та 1748 го­да со­сто­я­лось вы­со­чай­шее по­ве­ле­ние о на­зна­че­нии ар­хи­манд­ри­та и на­мест­ни­ка Иоаса­фа во епи­ско­па на Бел­го­род­скую епар­хию. 2 июня то­го же 1748 го­да бла­го­го­вей­ный ар­хи­манд­рит Иоасаф был по­свя­щен во епи­ско­па Бел­го­род­ско­го и Обо­ян­ско­го. Ру­ко­по­ло­же­ние ар­хи­манд­ри­та Иоаса­фа бы­ло со­вер­ше­но в Неде­лю всех свя­тых, в С.-Пе­тер­бург­ском Пет­ропав­лов­ском со­бо­ре, в при­сут­ствии им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны и вы­со­чай­шей фа­ми­лии.

6 ав­гу­ста 1748 го­да, в празд­ник Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня, но­во­по­став­лен­ный свя­ти­тель Иоасаф при­был в свой епар­хи­аль­ный го­род Бел­го­род утром ко вре­ме­ни Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии. Несмот­ря на сла­бое здо­ро­вье свое и из­ну­ре­ние да­ле­ким пу­те­ше­стви­ем из С.-Пе­тер­бур­га в Бел­го­род, он со­вер­шил в этот день Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в ка­фед­раль­ном Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре.

Так на­чал свое ар­хи­пас­тыр­ское слу­же­ние ве­ли­кий угод­ник Бо­жий свя­ти­тель Иа­осаф. Ис­пол­нен­ный глу­бо­чай­ше­го сми­ре­ния и люб­ви к Бо­гу и ближ­не­му, он с ве­ли­кой рев­но­стью и усер­ди­ем при­нял­ся за браз­ды ар­хи­пас­тыр­ско­го слу­же­ния. С це­лью под­ня­тия об­ра­зо­ва­тель­но­го и ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го со­сто­я­ния при­ход­ско­го ду­хо­вен­ства прео­свя­щен­ный Иоасаф с пер­во­го го­да вступ­ле­ния на Бел­го­род­скую ка­фед­ру, несмот­ря на сла­бость здо­ро­вья, еже­год­но со­вер­шал обо­зре­ние сво­ей об­шир­ной епар­хии и оста­нав­ли­вал­ся не в покойных чер­то­гах бо­га­чей, а в бед­ных хи­жи­нах кре­стьян или неза­тей­ли­вых до­ми­ках сель­ских ба­тю­шек. По­лу­чая при­ют в на­зван­ных жи­ли­щах, свя­ти­тель Иоасаф ноч­ное вре­мя по­свя­щал мо­лит­ве, а утром, по со­вер­ше­нии Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, на­став­лял па­со­мых пра­во­слав­но хри­сти­ан­ской ве­ре и бла­го­че­стию.

Его мож­но бы­ло ви­деть то в Бел­го­ро­де, то в Харь­ко­ве, то в боль­шом се­ле­нии, то в за­хо­луст­ной де­ре­вуш­ке. Осо­бен­но зор­ко бди­тель­ный свя­ти­тель сле­дил за тем, чтобы пас­ты­ри церк­ви Хри­сто­вой бы­ли пре­ис­пол­не­ны глу­бо­ко­го бла­го­го­ве­ния к служ­бам цер­ков­ным и свя­ты­ням.

Неред­ко ру­ко­во­ди­мый та­ин­ствен­ным пред­чув­стви­ем свя­ти­тель Иоасаф вскры­вал са­мые со­кро­вен­ные по­мыш­ле­ния ближ­них. Од­на­жды свя­ти­тель со­брал к се­бе в свой ар­хи­ерей­ский дом свя­щен­ни­ков от всех бел­го­род­ских и окрест­ных церк­вей. Меж­ду пас­ты­ря­ми был один 130-лет­ний ста­рец-свя­щен­ник, на ко­то­ро­го свя­ти­тель Иоасаф и об­ра­тил свое вни­ма­ние. Дол­гая жизнь, пре­клон­ная ста­рость и сог­бен­ность стар­ца воз­бу­ди­ли свя­ти­те­ля к даль­ней­ше­му ис­сле­до­ва­нию его жиз­ни. Люб­ве­обиль­ный и крот­кий ар­хи­пас­тырь Иоасаф по­буж­дал стар­ца-свя­щен­ни­ка рас­крыть пред ним со­весть свою, при­не­сти по­ка­я­ние во гре­хах. Ста­рец-свя­щен­ник рас­ска­зал как в быт­ность свя­щен­ни­ком в се­ле N в один ка­кой-то празд­ник со­вер­шил ран­нюю Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, опа­са­ясь стро­го­го те­лес­но­го на­ка­за­ния от свое­власт­но­го су­ро­во­го по­ме­щи­ка, он от­слу­жил для него и позд­нюю (вто­рую) Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, несмот­ря на то, что по­сле про­ско­ми­дии неви­ди­мый го­лос, неиз­вест­но от­ку­да и от ко­го про­ис­хо­дя­щий, го­во­рил ему: «Оста­но­вись, что ты де­ла­ешь? Не дер­зай, ес­ли же дерз­нешь, про­клят ты бу­дешь». «Я, – го­во­рил свя­ти­те­лю Иоаса­фу свя­щен­ник, – не рас­су­дил и дерз­но­вен­но от­ве­тил: «ты будь про­клят» и про­дол­жал как сле­ду­ет со­вер­шать по чи­но­по­ло­же­нию. Свя­ти­тель от та­ко­го объ­яс­не­ния со­дрог­нул­ся и ска­зал: «Что ты сде­лал? Ты про­клял Ан­ге­ла Бо­жия, хра­ни­те­ля то­го ме­ста, оба вы свя­за­ны про­кля­ти­ем и до­ныне. Вот при­чи­на дол­го­ле­тия тво­е­го». Ни­че­го не ска­зал бо­лее то­гда свя­ти­тель, а, оста­вив иерея на несколь­ко дней у се­бя, при­ка­зал отыс­кать ему по­ход­ную цер­ковь. Ра­но утром прео­свя­щен­ный Иоасаф от­пра­вил­ся с по­ход­ною цер­ко­вью за Бел­го­род, где на­хо­ди­лась ра­нее упразд­нен­ная де­ре­вян­ная цер­ковь. Прео­свя­щен­ный по­ве­лел иерею-стар­цу со­вер­шить про­ско­ми­дию, а по окон­ча­нии по­след­ней на­чать и Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Во вре­мя со­вер­ше­ния ли­тур­гии свя­ти­тель сто­ял в ал­та­ре на пра­вой сто­роне. По окон­ча­нии ли­тур­гии свя­ти­тель по­до­звал стар­ца-свя­щен­ни­ка и по­ве­лел чи­тать «Ныне от­пу­ща­е­ши ра­ба тво­е­го, Вла­ды­ко...» все до кон­ца. По про­чте­нии этой мо­лит­вы ар­хи­пас­тырь, бла­го­слов­ляя стар­ца-свя­щен­ни­ка, ска­зал: «Про­щаю и раз­ре­шаю те­бя от всех тво­их гре­хов». При­ми­рен­ный мо­лит­ва­ми свя­ти­те­ля с Бо­гом, Ан­ге­лом, охра­няв­шим свя­тый пре­стол, и сво­ею со­ве­стью, ста­рец-свя­щен­ник в пол­ном об­ла­че­нии стал сла­беть и, опу­стив­шись перед пре­сто­лом, на ко­то­ром толь­ко что при­нес уми­ло­сти­ви­тель­ную Жерт­ву, пре­дал дух свой Бо­гу.

В 1754 го­ду, ко­гда свя­ти­тель при­е­хал в се­ло За­мо­стье (ныне го­род в Харь­ков­ской об­ла­сти), в при­тво­ре мест­ной церк­ви он об­ра­тил вни­ма­ние на сто­яв­шую в уг­лу ико­ну Бо­го­ма­те­ри, око­ло ко­то­рой бы­ли ссы­па­ны уголь и му­сор. Вла­ды­ка оста­но­вил­ся и дол­го с бла­го­го­ве­ни­ем смот­рел на ико­ну, по­том, осе­нив се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, пал пред об­ра­зом на ко­ле­ни и вос­клик­нул: «Ца­ри­ца Небес­ная! Про­сти небреж­ность Тво­их слу­жи­те­лей, не ви­дят бо, что тво­рят». «В об­ра­зе сем, – ска­зал вла­ды­ка со­про­вож­дав­ше­му его бла­го­чин­но­му, – пре­и­зоби­лу­ет бла­го­дать Бо­жия; в нем Пре­свя­тая Вла­ды­чи­ца яв­ля­ет осо­бое зна­ме­ние Сво­е­го за­ступ­ни­че­ства для это­го се­ла и всей стра­ны». Свя­ти­тель во­шел в храм и ука­зал ме­сто для об­ра­за Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы по­за­ди ле­во­го кли­ро­са и ве­лел по­ста­вить его вме­сто на­хо­див­ших­ся там об­вет­шав­ших икон. С то­го вре­ме­ни и на­ча­лось про­слав­ле­ние ико­ны, име­ну­е­мой по все­му югу Рос­сии «Пес­чан­ской». Со­ору­же­ние хра­ма для нее на Пес­ках и пе­ре­не­се­ние ее в но­вый храм, пред­ви­ден­ное свя­ти­те­лем, со­сто­я­лось толь­ко в 1826 го­ду.

Имея без­гра­нич­ное ми­ло­сер­дие и не зна­ю­щую пре­де­лов лю­бовь к ближ­не­му, свя­ти­тель Иоасаф осо­бен­но от­ли­чал­ся де­ла­ми ми­ло­сер­дия и бла­го­тво­ри­тель­но­сти бед­ным и неиму­щим. Так, пред ве­ли­ки­ми хри­сти­ан­ски­ми празд­ни­ка­ми, он имел обык­но­ве­ние по­сы­лать пре­дан­но­го се­бе ке­лей­ни­ка в жи­ли­ща бед­но­сти, к ли­цам, из­вест­ным ему край­ней ни­ще­той с по­да­я­ни­ем (де­нег и одеж­ды). Все де­ла ми­ло­сер­дия св. Иоасаф ста­рал­ся тво­рить так, «чтобы ле­вая ру­ка не зна­ла, что де­ла­ет пра­вая» (Мф.6:3). Но Гос­подь ино­гда от­кры­вал лю­дям их тай­но­го бла­го­де­те­ля. Од­на­жды ке­лей­ник по по­ру­че­нию вла­ды­ки, ку­пив на ба­за­ре дро­ва, при­ка­зал из­воз­чи­ку от­вез­ти их во двор бед­ной се­мьи, но не го­во­рить, от ко­го они при­сла­ны. Хо­зяй­ка до­ма, вдо­ва с тре­мя ма­ло­лет­ни­ми детьми, хо­те­ла бы­ло узнать у из­воз­чи­ка, кто при­слал дро­ва, но, под­няв гла­за вверх, уви­де­ла в воз­ду­хе «в си­я­нии» свя­ти­те­ля Иоаса­фа.

Вся жизнь св. Иоаса­фа его бы­ла непре­стан­ным слу­же­ни­ем Бо­гу, непре­стан­ным хож­де­ни­ем пред Ним. Спа­си­тель­ное уче­ние Хри­ста бы­ло его род­ной сти­хи­ей. От­ра­же­ни­ем ас­ке­ти­че­ско­го ду­ха, ко­то­рым про­ник­ну­та жизнь свя­ти­те­ля Иоаса­фа, слу­жил и внеш­ний его вид, и все сто­ро­ны его жиз­ни. Прис­но­па­мят­ный свя­ти­тель Иоасаф «имел вид пост­ни­че­ский, об­лик несколь­ко стро­гий, с вы­ра­же­ни­ем вдум­чи­вой кро­то­сти, се­дые во­ло­сы и се­дую неболь­шую бо­ро­ду». Стро­гий к дру­гим, свя­ти­тель был еще стро­же к се­бе. В до­маш­ней жиз­ни он со­блю­дал стро­гую про­сто­ту и скром­ность ино­че­скую. Стро­гость св. Иоаса­фа бы­ла вы­ра­же­ни­ем нрав­ствен­ной чи­сто­ты и стро­го ас­ке­ти­че­ско­го на­стро­е­ния, про­ни­кав­ше­го всю его жизнь.

Об­ла­дав­ший мо­лит­вен­ной на­стро­ен­но­стью, ко­то­рая до­хо­ди­ла до пре­де­лов со­зер­ца­ния, бла­жен­ный ар­хи­пас­тырь с обиль­ны­ми сле­за­ми со­вер­шал бес­кров­ное жерт­во­при­но­ше­ние. При бое ча­сов свя­ти­тель про­из­но­сил мо­лит­ву, ко­то­рую сам со­ста­вил и ко­то­рая ста­ла на­зы­вать­ся мо­лит­вой свя­ти­те­ля Иоаса­фа Бел­го­род­ско­го. «Бу­ди бла­го­сло­вен день и час, в онь­же Гос­подь мой Иисус Хри­стос мене ра­ди ро­дил­ся, рас­пя­тие пре­тер­пе и смер­тию по­стра­да. О, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, в час смер­ти мо­ея при­ми дух ра­ба Тво­е­го, во стран­ствии су­ща, мо­лит­ва­ми пре­чи­стыя Ма­те­ре и всех свя­тых Тво­их, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков. Аминь».

Неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны св. Иоасаф от­пра­вил­ся в Ки­ев­скую епар­хию и в род­ной го­род При­лу­ки для сви­да­ния с ро­ди­те­ля­ми. Про­ща­ясь со сво­ей бел­го­род­ской паст­вой, он ска­зал, что они уже бо­лее не уви­дят его жи­вым, про­сил у всех про­ще­ния и в свою оче­редь сам всем про­стил и бла­го­сло­вил.

Сви­да­ние св. Иоаса­фа с ро­ди­те­ля­ми бы­ло весь­ма тро­га­тель­ным. По­чтен­ный ста­рец-отец свя­ти­те­ля, пре­ис­пол­нен­ный ра­до­сти по слу­чаю сви­да­ния с сы­ном-ар­хи­ере­ем, хо­тел зем­ным по­кло­ном воз­дать долж­ную честь сы­ну и вме­сте с тем при­зна­вал нуж­ным со­блю­сти пре­ро­га­ти­вы, ко­то­рые при­ли­че­ству­ют от­цу. Для осу­ществ­ле­ния этой це­ли отец свя­ти­те­ля, встре­тив­ший сы­на сво­е­го при вы­хо­де его из ка­ре­ты, на­роч­но уро­нил свою трость и, под­ни­мая ее, по­кло­нил­ся до зем­ли про­хо­дя­ще­му в это вре­мя свя­ти­те­лю. За­ме­тив та­кое дей­ствие ро­ди­те­ля, свя­ти­тель со сле­за­ми на­кло­нил­ся к но­гам его и по­спе­шил под­нять трость от­ца. В этом род­ствен­ном объ­я­тии встре­ти­лись и об­ло­бы­за­лись по­чти­тель­ность сы­на к от­цу и бла­го­го­вей­ное ува­же­ние от­ца к сы­ну.

По­се­тив свое род­ное гнез­до, св. Иоасаф в се­ре­дине сен­тяб­ря 1754 го­да от­пра­вил­ся об­рат­но в Бел­го­род. Но по пред­ска­за­нию свя­ти­те­ля, Бел­го­род ему не суж­де­но бы­ло боль­ше уви­деть жи­вым. Оста­но­вив­шись в се­ле Грай­во­рон, где бы­ла его ар­хи­ерей­ская вот­чи­на, св. Иоасаф тя­же­ло за­бо­лел и про­ве­дя бо­лее двух ме­ся­цев на од­ре бо­лез­ни, при­об­щив­шись Свя­тыми Тай­на­ми: По­ка­я­ния, При­ча­ще­ния и Со­бо­ро­ва­ния, 10 де­каб­ря 1754 го­да в 5-м ча­су по­по­лу­дни, ти­хо пре­дал дух свой Бо­гу, про­жив 49 лет, 3 ме­ся­ца и 2 дня.

В час бла­жен­ной кон­чи­ны св. Иоаса­фа игу­мен Хот­мыж­ско­го мо­на­сты­ря Ис­а­ия во вре­мя по­сле­обе­ден­но­го от­ды­ха ви­дел сле­ду­ю­щее зна­ме­на­тель­ное сно­ви­де­ние. Буд­то он на­хо­дил­ся у ар­хи­пас­ты­ря Иоаса­фа в Бел­го­ро­де, при­чем свя­ти­тель, стоя у ок­на, ука­зы­вал ему на во­сток и на яр­ко вос­хо­див­шее солн­це, си­яв­шее осле­пи­тель­ным све­том, и ска­зал: «Как сие солн­це яс­но, так свет­ло я пред­стал в сей час пре­сто­лу Бо­жию». 15 де­каб­ря по­сле за­упо­кой­ной ли­тур­гии в до­маш­ней церк­ви грай­во­рон­ско­го ар­хи­ерей­ско­го до­ма те­ло по­чив­ше­го св. Иоаса­фа бы­ло от­прав­ле­но в г. Бел­го­род для по­гре­бе­ния.

Два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца по­сле бла­жен­ной кон­чи­ны св. Иоаса­фа чест­ное те­ло его во гро­бе сто­я­ло от­кры­то в Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре, не пре­да­ва­ясь тле­нию и не те­ряя обыч­но­го цве­та и ви­да. В этом нетле­нии мно­гие из ве­ру­ю­щих в Три­еди­но­го Бо­га ви­де­ли зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей, по­чи­ва­ю­щей на свя­ти­те­ле. Те­ло по­чив­ше­го ар­хи­пас­ты­ря оста­ва­лось непо­гре­бен­ным до кон­ца фев­ра­ля 1755 го­да, по­то­му что на­зна­чен­ный Свя­тей­шим Си­но­дом для со­вер­ше­ния по­гре­бе­ния чест­но­го те­ла св. Иоаса­фа Пе­ре­я­с­лав­ский и Бо­ри­со­поль­ский прео­свя­щен­ный Иоанн Коз­ло­вич был за­дер­жан раз­ли­ти­ем рек.

Лишь 28 фев­ра­ля 1755 го­да в со­слу­же­нии мно­го­чис­лен­но­го сон­ма пас­ты­рей Церк­ви Бо­жи­ей гроб с те­лом ар­хи­пас­ты­ря-по­движ­ни­ка Иоаса­фа был по­став­лен в скле­пе (в юго-за­пад­ной ча­сти Бел­го­род­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го со­бо­ра), ко­то­рый был со­ору­жен по по­ве­ле­нию по­чив­ше­го свя­ти­те­ля.

Спу­стя 2 го­да по по­гре­бе­нии св. Иоаса­фа неко­то­рые из ду­хов­ных чи­нов ка­фед­раль­но­го со­бо­ра, зная свя­тую жизнь ар­хи­пас­ты­ря, тай­но по­шли в его усы­паль­ни­цу и от­кры­ли гроб. При этом не толь­ко те­ло свя­ти­те­ля бы­ло нетлен­ным во всех сво­их со­ста­вах, но и к са­мым одеж­дам его, по­кро­ву и са­мо­му гро­бу не кос­ну­лось да­же ма­лей­ше­го тле­ния, хо­тя и чув­ство­ва­лась до­ста­точ­ная сы­рость в воз­ду­хе при от­кры­тии скле­па. Слух об этом вско­ре рас­про­стра­нил­ся по­всю­ду и стал при­вле­кать к гро­бу свя­ти­те­ля мно­гих недуж­ных, ко­то­рые по со­вер­ше­нии па­ни­хид о пред­ста­вив­шем­ся свя­ти­те­ле до­пус­ка­е­мы бы­ли к нетленным мо­щам его и по ве­ре сво­ей по­лу­ча­ли ис­це­ле­ния. Так жил, так тру­дил­ся на ни­ве Хри­сто­вой, под­ви­зал­ся по­дви­гом доб­рым и по­чил в Гос­по­де Бел­го­род­ский свя­ти­тель Иоасаф, ве­ли­кий све­точ пра­во­слав­ной хри­сти­ан­ской ве­ры.

Иное жиз­не­опи­са­ние свя­ти­те­ля Иоаса­фа Бел­го­род­ско­го

Свя­ти­тель Иоасаф, епи­скоп Бел­го­род­ский ро­дил­ся 8 сен­тяб­ря 1705 го­да, в празд­ник Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в г. При­лу­ки Пол­тав­ской гу­бер­нии в се­мье Ан­дрея Дмит­ри­е­ви­ча и Ма­рии Да­ни­лов­ны Гор­лен­ко. В Кре­ще­нии на­зван Иоаки­мом. Од­на­жды его отец уви­дел на небе Пре­свя­тую Бо­жию Ма­терь, а у ног Ее скло­нен­но­го в мо­лит­ве Иоаки­ма и услы­шал го­лос: «До­вле­ет Ми мо­лит­ва твоя». В то же мгно­ве­ние Ан­гел на­крыл ре­бен­ка ман­ти­ей епи­ско­па. Отец был по­тря­сен, но за­был уви­ден­ное и вспом­нил о нем толь­ко по­сле кон­чи­ны сы­на.

В 1712 го­ду се­ми­лет­не­го Иоаки­ма от­да­ли в Ки­ев­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию. По­се­ще­ния Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры про­бу­ди­ли в маль­чи­ке же­ла­ние стать ино­ком. Семь лет бу­ду­щий свя­ти­тель ис­пы­ты­вал се­бя и, утвер­див­шись, по­про­сил у ро­ди­те­лей бла­го­сло­ве­ния на по­стриг. Отец стро­го от­ка­зал и, чтобы на­блю­дать за сы­ном, при­ста­вил к нему слу­гу. В 1725 го­ду тай­но от ро­ди­те­лей Иоаким при­нял ря­со­фор с име­нем Ила­ри­он в Ки­ев­ском Ме­жи­гор­ском мо­на­сты­ре. Отец и мать сми­ри­лись и по­сла­ли ему свое бла­го­сло­ве­ние.

21 но­яб­ря 1727 го­да, по­сле окон­ча­ния Ду­хов­ной Ака­де­мии, инок Ила­ри­он при­нял по­стриг в ман­тию с име­нем Иоасаф в Ки­е­во-Брат­ском мо­на­сты­ре. А через год он был хи­ро­то­ни­сан ар­хи­епи­ско­пом Ки­ев­ским Вар­ла­а­мом (Во­на­то­ви­чем) в сан иеро­ди­а­ко­на и остав­лен пре­по­да­ва­те­лем в Ки­ев­ской Ду­хов­ной Ака­де­мии. По­сле смер­ти Прео­свя­щен­но­го Вар­ла­а­ма Ки­ев­ской ка­фед­рой управ­лял ар­хи­епи­скоп Ра­фа­ил (За­бо­ров­ский). Необы­чай­ные спо­соб­но­сти мо­ло­до­го по­движ­ни­ка при­влек­ли его вни­ма­ние, и он по­ру­чил ему долж­ность эк­за­ме­на­то­ра при Ки­ев­ской ар­хи­епи­ско­пии. В но­яб­ре 1734 го­да иеро­ди­а­кон Иоасаф был по­свя­щен в сан иеро­мо­на­ха и пе­ре­ве­ден из Брат­ско­го мо­на­сты­ря в Ки­е­во-Со­фий­ский ар­хи­ерей­ский дом. В том же го­ду его на­зна­чи­ли чле­ном Ки­ев­ской ду­хов­ной кон­си­сто­рии. Де­я­тель­ность свя­то­го Иоаса­фа в кон­си­сто­рии яви­лась для него хо­ро­шей шко­лой: он узнал нуж­ды свя­щен­но­слу­жи­те­лей, де­ло­вые ка­че­ства со­че­тал с по­дви­гом мо­лит­вы и по­ста и быст­ро вос­хо­дил по ле­стви­це ду­хов­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния. Об этом сви­де­тель­ству­ет его тво­ре­ние «Брань сед­ми чест­ных доб­ро­де­те­лей с сед­ми гре­ха­ми смерт­ны­ми», а так­же сло­ва, с ко­то­ры­ми он об­ра­тил­ся к сво­ей сест­ре пе­ред кон­чи­ной (у свя­ти­те­ля бы­ло сла­бое здо­ро­вье): «Сест­ри­ца, су­ро­вые по­дви­ги в на­ча­ле не да­ют мне ве­ку до­жить!»

24 июня 1737 го­да иеро­мо­нах Иоасаф был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Свя­то-Пре­об­ра­жен­ско­го Мгар­ско­го мо­на­сты­ря в г. Луб­ны, с воз­ве­де­ни­ем в сан игу­ме­на. Он от­дал все си­лы для бла­го­устрой­ства оби­те­ли — в про­шлом опло­та Пра­во­сла­вия в борь­бе с уни­ей. В од­ном из хра­мов мо­на­сты­ря по­ко­и­лись мо­щи свя­ти­те­ля Афа­на­сия, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, Лу­бен­ско­го чу­до­твор­ца (па­мять 2 мая), ко­то­рый в сви­де­тель­ство о сво­ем по­кро­ви­тель­стве несколь­ко раз яв­лял­ся но­во­му игу­ме­ну.

В 1744 го­ду мит­ро­по­лит Ра­фа­ил воз­вел игу­ме­на Иоаса­фа в сан ар­хи­манд­ри­та. В кон­це то­го же го­да свя­то­го вы­зва­ли в Моск­ву и по рас­по­ря­же­нию Свя­тей­ше­го Си­но­да на­зна­чи­ли на­мест­ни­ком Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ры.

В оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия свя­ти­тель са­мо­от­вер­жен­но ис­пол­нял по­слу­ша­ния Церк­ви (тре­бо­ва­лось мно­го сил для вос­ста­нов­ле­ния мо­на­сты­ря по­сле по­жа­ра).

2 июня 1748 го­да в Пет­ро­пав­лов­ском со­бо­ре Пе­тер­бур­га ар­хи­манд­рит Иоасаф был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Бел­го­род­ско­го. На ар­хи­ерей­ской ка­фед­ре свя­ти­тель Иоасаф стро­го сле­дил за со­блю­де­ни­ем бла­го­че­стия, нрав­ствен­но­стью паст­вы, за пра­виль­но­стью со­вер­ше­ния Бо­го­слу­же­ния, и со­сто­я­ни­ем хра­мов, еже­год­но объ­ез­жал епар­хию. Од­на­жды он уви­дел во сне, что в при­тво­ре ка­кой-то церк­ви на гру­де му­со­ра на­хо­дит­ся ико­на Пре­чи­стой Бо­жи­ей Ма­те­ри и услы­шал го­лос: «Об­раз Мой пред­на­зна­чен быть ис­точ­ни­ком бла­го­да­ти, а его вы­бро­си­ли в му­сор!» Ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, име­ну­е­мую Пес­чан­ской, ко­то­рую свя­ти­тель на­шел в Воз­не­сен­ской церк­ви в пред­ме­стье го­ро­да Изю­ма — За­мо­стье, он при­ка­зал по­ста­вить в хра­ме и дол­го мо­лил­ся пе­ред ней. Как-то на со­бра­нии ду­хо­вен­ства свя­ти­тель за­ме­тил очень ста­ро­го свя­щен­ни­ка (130-ти лет) и из бе­се­ды с ним узнал, что при­чи­на то­ми­тель­но­го дол­го­ле­тия — нерас­ка­ян­ный грех: мест­ный по­ме­щик опоз­дал к Ли­тур­гии и за­ста­вил свя­щен­ни­ка со­вер­шить ее вто­рич­но, что свя­ты­ми ка­но­на­ми за­пре­ще­но. По­сле пер­во­го же воз­гла­са свя­щен­ник услы­шал: «Не дер­зай, про­клят бу­дешь!» В ис­ступ­ле­нии несчаст­ный ска­зал: «Сам ты про­клят!» — и про­дол­жил Ли­тур­гию. Свя­ти­тель ужас­нул­ся и ска­зал: «Ты про­клял Ан­ге­ла Хра­ни­те­ля свя­то­го ме­ста, ко­то­рые все­гда на­хо­дят­ся в тех ме­стах, где сто­ят церк­ви, и это при­чи­на тво­е­го дол­го­ле­тия». Свя­ти­тель взял по­ход­ную цер­ковь и от­пра­вил­ся с по­ка­яв­шим­ся свя­щен­ни­ком в по­ле, на ме­сто быв­шей церк­ви, бла­го­сло­вил его от­слу­жить Ли­тур­гию и во вре­мя ее со­вер­ше­ния усерд­но мо­лил­ся, пре­кло­нив ко­ле­ни. По окон­ча­нии Ли­тур­гии свя­щен­ник про­чи­тал по­сле от­пу­ста мо­лит­ву пра­вед­но­го Си­мео­на Бо­го­при­им­ца. За­тем свя­ти­тель бла­го­сло­вил его и ска­зал: «Про­щаю и раз­ре­шаю тя от всех тво­их гре­хов». При­ми­рен­ный с Бо­гом и со­ве­стью, ста­рец при­пал к под­но­жию пре­сто­ла и скон­чал­ся.

Од­на­жды в ком­на­те од­но­го свя­щен­ни­ка свя­ти­тель по­чув­ство­вал неизъ­яс­ни­мый тре­пет. На пол­ке меж­ду цве­точ­ны­ми горш­ка­ми он на­шел в бу­маж­ке Свя­тые за­пас­ные Да­ры. Ко­ле­но­пре­кло­нен­но всю ночь он мо­лил­ся пе­ред свя­ты­ней, а утром ли­шил недо­стой­но­го пас­ты­ря са­на.

Свя­ти­тель Иоасаф тща­тель­но скры­вал свою внут­рен­нюю жизнь. Он стя­жал бла­го­дат­ный мо­лит­вен­ный дар слез и при каж­дом бое ча­сов чи­тал мо­лит­ву: «Бу­ди бла­го­сло­вен день и час, в онь­же Гос­подь наш Иисус Хри­стос мене ра­ди ро­ди­ся, рас­пя­тие пре­тер­пе и смер­тию по­стра­да». Пись­ма к ма­те­ри сви­де­тель­ству­ют о неж­но­сти серд­ца ар­хи­пас­ты­ря, пе­ред стро­го­стью ко­то­ро­го тре­пе­та­ла вся епар­хия. Он по­ку­пал и сам ко­лол дро­ва для бед­ных вдов и си­рот. Тай­но ока­зы­вал де­неж­ную по­мощь: в ночь на Рож­де­ство из-за бо­лез­ни ке­лей­ни­ка сам раз­нес ее и, неузнан­ный, был из­бит сво­им при­врат­ни­ком, ко­то­ро­го про­стил, ода­рил, но за­ста­вил мол­чать. По­сто­ян­но кор­мил бед­ня­ков, по­сы­лал пи­щу за­клю­чен­ным в тюрь­мах.

В июле 1754 го­да свя­ти­тель в по­след­ний раз по­се­тил ро­ди­тель­ский дом. Вый­дя из эки­па­жа, по­кло­нил­ся от­цу в но­ги. Узнав, что храм, стро­ив­ший­ся род­ствен­ни­ка­ми, не за­вер­шен, он за­ста­вил бра­та по­спе­шить и до­стро­ить при­дел. Рас­по­ря­дил­ся, чтобы просфо­ры вы­пе­ка­ли толь­ко из бе­лой му­ки. За­тем по­се­тил Мгар­ский мо­на­стырь и от­пра­вил­ся в об­рат­ный путь, но до ка­фед­раль­но­го го­ро­да не до­е­хал. Из­не­мо­гая от бо­лез­ни, свя­ти­тель Иоасаф оста­но­вил­ся в за­го­род­ном ар­хи­ерей­ском име­нии Грай­во­рон. На смерт­ном ло­же он пред­ска­зал сво­е­му ке­лей­ни­ку Ва­си­лию, что он бу­дет диа­ко­ном, а свя­щен­ни­ком не станет. Так и слу­чи­лось. По­сле со­бо­ро­ва­ния, ис­по­ве­ди и при­ча­ще­ния Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин 10 де­каб­ря 1754 го­да свя­ти­тель Иоасаф скон­чал­ся. Те­ло по­чив­ше­го при­вез­ли в Бел­го­род, плач и ры­да­ния на­ро­да за­глу­ша­ли пе­ние. По­сле епи­ско­па оста­лось толь­ко 70 ко­пе­ек. Хо­ро­ни­ли его на сред­ства ар­хи­ерей­ско­го до­ма. Прео­свя­щен­ный Иоанн Пе­ре­я­с­лав­ский за­дер­жал­ся и при­был толь­ко в фев­ра­ле, а свя­ти­тель Иоасаф ле­жал в от­кры­том гро­бу до по­гре­бе­ния, и тле­ние не кос­ну­лось его. По­хо­ро­ни­ли свя­ти­те­ля в Тро­иц­ком со­бо­ре 23 фев­ра­ля. Через два го­да его свя­тые мо­щи бы­ли об­на­ру­же­ны нетлен­ны­ми. Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Иоаса­фа в ли­ке свя­тых со­сто­я­лось 4 сен­тяб­ря 1911 го­да.