Акафист святому благоверному царевичу Димитрию Угличскому

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 28 мая (15 мая ст. ст.); 16 июня (03 июня ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нному страстоте́рпцу и преди́вному чудотво́рцу, гра́да У́глича небе́сному покрови́телю, сла́вному благове́рному кня́зю царе́вичу Дими́трию соста́вим похвалы́, пра́вды ра́ди, я́ко А́вель, от врага́ пострада́вшему, преди́вному удобре́нию земли́ Росси́йския. Ты́ же, я́ко име́яй дерзнове́ние ко Го́споду, от вся́ких на́с бе́д свободи́, да зове́м ти́:

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

И́кос 1.

А́нгелов и челове́ков Творе́ц и Госпо́дь яви́ ду́шу твою́ непоро́чну и нра́в а́нгельский от святы́я купе́ли Креще́ния твоего́, страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие; избе́гл еси́ обы́чных све́та сего́ суе́т и собла́знов, чу́жд бы́л еси́ претыка́ний и паде́ний, чи́стым се́рдцем моля́ся ко Еди́ному Всеблаго́му Бо́гу, ми́лостивно взира́ющему на кро́тких и смире́нных. Сего́ ра́ди тя́ чти́м, я́ко моли́твенника те́пла и чудотво́рца изря́дна, и к честне́й твое́й ико́не припа́дающе, уми́льно тебе́ зове́м:

Ра́дуйся, гра́да Москвы́ прозябе́ние свято́е. Ра́дуйся, ро́да ца́рскаго блага́я о́трасле. Ра́дуйся, от отца́, благода́ти тезоимени́та, и ма́тери, госпожи́ нарече́нныя, рожде́нный. Ра́дуйся, твоего́ А́нгела Храни́теля непреста́нное увеселе́ние. Ра́дуйся, У́глича гра́да неруши́мое утвержде́ние. Ра́дуйся, отроко́м похвало́ и сла́во. Ра́дуйся, неви́нностию и чистото́ю убеле́нный. Ра́дуйся, честно́ю твое́ю кро́вию обагре́нный. Ра́дуйся, Це́ркве Христо́вы лучеза́рный свети́льниче. Ра́дуйся, все́х спаса́емых кро́ткий наста́вниче.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 2.

Ви́дя Госпо́дь Бо́г чи́стую твою́ ду́шу, восхоте́ бы́ти тебе́ освяще́нному сосу́ду Ду́ха Свята́го, все́льшагося в непоро́чное се́рдце твое́ и воздыха́нии неизглаго́ланными научи́вшаго тя́ благоприя́тно пе́ти Пресвяте́й Тро́ице: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зум иму́ще помраче́нный зло́бою, врази́ твои́, царе́вичу Дими́трие, не терпя́ще тя́ зре́ти во гра́де Москве́, отосла́ша тя́ с ма́терию твое́ю во гра́д У́глич. Мы́ же тя́ срета́ем пе́нием таковы́м:

Ра́дуйся, непови́нный изгна́нниче. Ра́дуйся, Ца́рствия Небе́снаго насле́дниче. Ра́дуйся, в ю́ности твое́й креста́ своего́ усе́рдный носи́телю. Ра́дуйся, и́го Христо́во и бре́мя Его́ благоду́шно подъе́мый. Ра́дуйся, в страда́нии твое́м до́блесть чу́дную яви́вый. Ра́дуйся, я́звы Го́спода Иису́са Христа́ на те́ле твое́м носи́вый. Ра́дуйся, гра́да У́глича и всея́ страны́ на́шея кре́пкое защище́ние. Ра́дуйся, святы́я Правосла́вныя Це́ркве све́тлая похвало́ и утвержде́ние.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 3.

Си́ла Вы́шняго вои́стину тя́ храня́ше, свя́те Дими́трие, егда́ врази́ твои́ я́дом тя́ уби́ти хотя́ху; ты́ же, а́ще и сме́ртное испи́л еси́, оба́че без вреда́ пребы́л еси́, всехва́льне, чи́стыми усты́ твои́ми поя́ спа́сшему тя́ Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Име́я от ю́ности твоея́ чистоту́ се́рдца, чу́жд бы́л еси́ мирски́я уте́хи отроко́в; сего́ ра́ди Промысли́тель Бо́г, призира́яй всеви́дящим о́ком на всю́ тва́рь, испо́лни ду́шу твою́ благода́ти. Прославля́я у́бо Его́ благо́е о тебе́ промышле́ние, усе́рдно к тебе́ взыва́ем:

Ра́дуйся, смире́ннаго и благода́тнаго о́трочества Христо́ва подража́телю. Ра́дуйся, благода́ти Бо́жия досто́йное храни́лище. Ра́дуйся, све́рстником твои́м приме́ре благонра́вия. Ра́дуйся, иску́са мирски́х сласте́й не прие́мый. Ра́дуйся, благода́тное отроча́, ду́х стра́ха Бо́жия стяжа́вшее. Ра́дуйся, жите́йских зо́л неприча́стный. Ра́дуйся, за лише́ние земно́е ра́йским наслажде́нием уте́шенный. Ра́дуйся, за ну́жды врeменныя изоби́лия бла́г ве́чныя несконча́емыя ра́дости сподо́бивыйся.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 4.

Бу́рям жите́йских скорбе́й утоле́ния и́щущи, благове́рная Мари́я, ма́ти твоя́, Царе́вичу Дими́трие, с во́плем кре́пким моля́шеся и ко Го́споду взыва́ше: «Изми́ на́с, Го́споди, от челове́ков лука́вых и от муже́й непра́ведных изба́ви на́с». Те́мже в ско́рби се́рдца своего́ и́злиха вопия́ла е́сть к Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 4.

Слы́шаще и ви́дяще лю́дие гра́да У́глича равноа́нгельное житие́ твое́, благове́рне царе́вичу Дими́трие, зело́ почита́ху тя́, я́ко Бо́жия избра́нника, и попремно́гу тя́ чествова́ху пе́нием таковы́м:

Ра́дуйся, кня́же на́ш вожделе́нный. Ра́дуйся, во благове́рии на́м утвержде́ние. Ра́дуйся, я́ко Христа́ в неви́нней души́ твое́й всели́л еси́. Ра́дуйся, луча́ми Свята́го Ду́ха озаре́нный. Ра́дуйся, милосе́рдия Христо́ва подража́телю. Ра́дуйся, вдо́в и сиро́т прибе́жище и пита́телю. Ра́дуйся, младе́нцем и отроко́м на́шим небе́сный покрови́телю. Ра́дуйся, и все́м чту́щим тя́ усе́рдный к Бо́гу моли́твенниче.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 5.

Боготе́чной звезде́, украша́ющей не́бо церко́вное, уподо́бити тя́ дерза́ем, страстоте́рпче кня́же Дими́трие, на́м, блудя́щим во тьме́ нече́стия и беззако́ния, пу́ть спасе́ния указу́ющей и на стези́ пра́вды и благоче́стия лю́ди Бо́жия наставля́ющей, усе́рдно Го́споду, Зижди́телю вся́ческих, немо́лчно взыва́ющих: Аллилу́иа.

И́кос 5.

Ви́дим тя́, благове́рне царе́вичу Дими́трие, подо́бника тезоимени́тому ти́ великому́ченику Дими́трию Солу́нскому: я́коже о́н ко́пиями избоде́н бя́ше, та́ко и ты́ от твои́х рабо́в, я́ко а́гнец непоро́чен ноже́м закла́н бы́л еси́. Мы́ же, со стра́хом помина́юще му́ченическую кончи́ну твою́, к тебе́ взыва́ем си́це:

Ра́дуйся, непови́нный страда́льче. Ра́дуйся, же́ртво беззако́ннаго властолю́бия. Ра́дуйся, ца́рскую диади́му кро́вию твое́ю обагри́вый. Ра́дуйся, я́ко кре́ст в ру́ку вме́сто ски́птра прия́л еси́. Ра́дуйся, я́ко вме́сто земна́го ца́рства, Небе́сное Ца́рство восприя́л еси́. Ра́дуйся, я́ко осмоле́тним во́зрастом, я́ко кла́с незре́л, пожа́лся еси́. Ра́дуйся, кро́вию твое́ю зе́млю У́гличскую освяти́вый. Ра́дуйся, я́ко с му́ченики и со все́ми святы́ми при́сно торжеству́еши. Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 6.

Пропове́дник непови́ннаго твоего́ убие́ния яви́ся гро́б тво́й, страстоте́рпче кня́же Дими́трие, и́же пятьна́десять ле́т храня́ше нетле́нным те́ло твое́; те́мже и до дне́сь благове́рнии лю́дие, припа́дающе к ра́це многоцеле́бных моще́й твои́х, благода́рно пою́т Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́ я́ко со́лнце па́мять твоя́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, и тече́т сла́ва, я́ко река́ в Росси́йстей земли́, пове́дающи, я́ко не по мно́зе вре́мене настоя́щее житие́ ви́де и осмоле́тним во́зрастом лю́тую, непови́нную сме́рть прия́л еси́; я́ко а́гнец незло́бив, ничи́м же проти́вился еси́ рабу́ твоему́ и уби́йце. Сего́ ра́ди мы́ со умиле́нием тебе́ взыва́ем си́це:

Ра́дуйся, непови́нное закла́ние претерпе́вый. Ра́дуйся, я́ко кро́вь твоя́, я́коже А́велева, вопие́т от земли́ ко Христу́ Бо́гу. Ра́дуйся, би́сере драгоце́нный, в небе́сной сокро́вищнице Христо́ве сохране́нный. Ра́дуйся, диади́му княже́ния земна́го с венце́м му́ченическим сочета́вший. Ра́дуйся, исцеле́ний благода́тный исто́чниче. Ра́дуйся, дарова́ний вели́ких вмести́лище. Ра́дуйся, я́ко тобо́ю ди́вен Бо́г во Святы́х свои́х явля́ется. Ра́дуйся, я́ко тобо́ю благоче́стно и́мя Христо́во прославля́ется.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 7.

Хотя́й Госпо́дь спасти́ зе́млю Ру́сскую, егда́ лю́тое колеба́ние бы́сть в земли́ на́шей по сме́рти твое́й, благове́рне царе́вичу Дими́трие, от о́ных злы́х и наве́тных челове́к, лжу́щих и́менем твои́м; твои́м же заступле́нием и моли́твами Бо́г те́х погуби́ и лю́тое колеба́ние от ни́х укроти́. Мы́ же хвале́бно о се́м ко Го́споду взыва́ем: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Но́вый яви́ся вра́г в Росси́йстей земли́ по сме́рти твое́й, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, и́же пре́жде нося́й на себе́ о́браз и́ноческий, по́слежде све́рже его́ с себе́, и возложи́ на ся́ тезоимени́тство твое́, и бы́сть ца́рь; Бо́г же, моли́тв ра́ди твои́х, до конца́ сего́ погуби́. Лю́дие же Росси́йския, от злы́х изба́вльшеся, благода́рно к тебе́ взыва́ху:

Ра́дуйся, земли́ Росси́йския неусы́пный засту́пниче. Ра́дуйся, о спасе́нии ея́ те́плый моли́твенниче. Ра́дуйся, отра́до на́ша и в ско́рбех утеше́ние. Ра́дуйся, согреша́ющих исправле́ние и неду́гующих исцеле́ние. Ра́дуйся, благовре́менная на́ша в напа́стех по́моще. Ра́дуйся, предваря́яй проше́ния призыва́ющих тя́ в беда́х. Ра́дуйся, граждани́не Иерусали́ма Небе́снаго. Ра́дуйся, ца́рства Христо́ва насле́дниче.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 8.

Стра́нное ми́рови житие́ твое́ ви́дяще, устрани́мся и мы́ того́ суе́т, и у́м на небеса́ прело́жше, возопии́м к тебе́: о страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие! Утоли́ боле́зни и источи́ благода́тная врачева́ния все́м, усе́рдно к по́мощи твое́й притека́ющим и вопию́щим вы́ну к Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Все́ми вы́шними и ни́жними влады́чествуяй Госпо́дь, яви́ тя́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, при́снаго на́м помо́щника и от вра́г ви́димых и неви́димых кре́пкаго защи́тника, науча́ющаго на́с подража́ти тебе́ в чистоте́ и незло́бии, да напра́виши сердца́ на́ша ко смире́нию, покая́нию и неосла́бному исполне́нию за́поведей Христо́вых. Мы́ же взыва́ем ти́ си́це:

Ра́дуйся, гре́шных ко исправле́нию приведе́ние. Ра́дуйся, ми́ро враче́бное неду́гов многоразли́чных. Ра́дуйся, храни́телю на́ш кре́пкий и неусы́пный. Ра́дуйся, не то́кмо теле́сных, но и душе́вных боле́зней изря́дный цели́телю. Ра́дуйся, в честны́х твои́х ико́нах и моща́ми с на́ми пребыва́яй. Ра́дуйся, испо́лнивый на себе́ сло́во Бо́жие: храни́т Госпо́дь вся́ ко́сти и́х. Ра́дуйся, Небе́снаго Сио́на жи́телю. Ра́дуйся, нерукотворе́нных ски́ний ра́йских обита́телю.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 9.

Все́ естество́ а́нгельское возра́довася, ви́дяще тя́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие: а́ще и я́ко кла́с незре́л пожа́лся еси́, но свято́ю твое́ю душе́ю невреди́м пребы́л еси́, и ны́не с ли́ки а́нгельскими в небе́сных селе́ниих пребыва́еши, ра́дуяся, и с ни́ми немо́лчно Святе́й Тро́ице пое́ши: Аллилу́иа.

И́кос 9.

Вети́я многовеща́нныя не возмо́гут по достоя́нию восхвали́ти ми́лости и вся́ чудеса́ твоя́, царе́вичу Дими́трие, и́миже отце́м на́шим вспомоществова́л еси́; не отри́ни и на́с, ча́д и́х, стопа́ми и́х к тебе́ ше́ствующих и моле́бне к тебе́ взыва́ющих:

Ра́дуйся, ми́лостивый уте́шителю в беда́х на́м су́щим. Ра́дуйся, безпомо́щных спаси́тельное призре́ние. Ра́дуйся, боля́щих младе́нцев безме́здный целе́бниче. Ра́дуйся, ни́щих и убо́гих ско́рое услы́шание. Ра́дуйся, то́ки чуде́с ми́ру явля́яй. Ра́дуйся, слепце́м зре́ние возвраща́яй. Ра́дуйся, де́вственных лико́в сла́во и похвало́. Ра́дуйся, земны́х упова́ние и небе́сных сла́во.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 10.

Спасти́ся на́м хотя́щим до́бр во́ждь ко спасе́нию яви́лся еси́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие; сего́ ра́ди со усе́рдным моле́нием к чудотво́рному твоему́ о́бразу притека́ем, твое́ю всеси́льною о Го́споде по́мощию, я́ко необори́мою стено́ю, огражда́емся, усе́рдно взыва́юще ко Спа́су Христу́: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Стена́ и заступле́ние земли́ Росси́йския яви́лся еси́, страстоте́рпче Христо́в царе́вичу Дими́трие, я́ко твои́ми моли́твами Госпо́дь Бо́г посла́ на раба́ твоего́ и уби́йцу — не́коего врага́ и отме́тника пра́выя ве́ры, наре́кшагося тезоимени́тством твои́м, да све́ржет уби́йцу твоего́ с престо́ла ца́рска, е́же и бы́сть. Сего́ ра́ди тебе́ припа́дающе зове́м:

Ра́дуйся, в беда́х и напа́стех ско́рый на́ш помо́щниче. Ра́дуйся, ве́рных огражде́ние и свяще́нное прибе́жище. Ра́дуйся, ревну́ющих о спасе́нии души́ кре́пкий помо́щниче. Ра́дуйся, предста́тельство бе́дствующим на́м в мо́ре жите́йском. Ра́дуйся, послу́шателю тебе́ моля́щихся. Ра́дуйся, пода́телю ми́лости тоя́ тре́бующим. Ра́дуйся, нетле́нием моще́й твои́х в и́стине воскресе́ния ме́ртвых на́с уверя́яй. Ра́дуйся, о́браз безсме́ртия в сме́ртном телеси́ показу́яй.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 11.

Пе́ния и пе́сни духо́вныя соверша́ху лю́дие в пренесе́нии честны́х и многоцеле́бных моще́й твои́х, царе́вичу Дими́трие, из богоспаса́емаго гра́да У́глича в ца́рствующий гра́д Москву́, его́же па́мять свята́я Це́рковь и до дне́сь соверша́ет, со все́ми ве́рными ча́ды свои́ми взыва́ющи ко Го́споду: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Светоза́рнаго свети́льника пред Престо́лом Бо́жиим стоя́щаго, оча́ми ве́ры зри́м тя́, царе́вичу Дими́трие. Те́мже со умиле́нием припа́дающе ко изображе́нию лица́ твоего́, благода́рственно к тебе́ взыва́ем:

Ра́дуйся, гра́да У́глича небе́сный покрови́телю. Ра́дуйся, все́м чту́щим па́мять твою́ небе́сных бла́г хода́таю. Ра́дуйся, прекра́сный кри́не, ве́рных сердца́ услажда́яй. Ра́дуйся, непоро́чнаго младе́нчества и о́трочества изря́дная похвало́. Ра́дуйся, целому́дрия и воздержа́ния ю́ных ве́рный наста́вниче. Ра́дуйся, веду́щим бра́нь проти́ву ми́ра, пло́ти и диа́вола до́брый споспе́шниче. Ра́дуйся, на́м, бе́дствующим, на по́мощь ускоря́яй. Ра́дуйся, от жития́ отходя́щим заступле́ние твое́ многомо́щное явля́яй.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 12.

Благода́ть Боже́ственную и благовре́менную по́мощь испроси́ на́м, уго́дниче Бо́жий, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, во дни́ безпомо́щия на́шего, и бу́ди на́м в напа́стех уте́шитель, в беда́х засту́пник, в неду́зех вра́ч, ту́не подава́яй на́м да́ры целе́бныя от святы́х моще́й твои́х, к ни́м же усе́рдно припа́дающе, взыва́ем чуде́с Творцу́ Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Пою́ще твоя́ чудеса́, страстоте́рпче Христо́в, царе́вичу Дими́трие, ублажа́ем му́ченическую кончи́ну твою́, восхваля́ем хода́тайство и си́льное заступле́ние твое́ о все́х, тре́бующих по́мощи твоея́, пред свято́ю ико́ною твое́ю с ве́рою и любо́вию тебе́ покланя́ющихся и к тебе́ моле́бно взыва́ющих:

Ра́дуйся, у Престо́ла Святы́я Тро́ицы усе́рдный на́ш хода́таю. Ра́дуйся, к Пречи́стей Де́ве Богоро́дице немо́лчный на́ш моле́бниче. Ра́дуйся, собесе́дниче и слико́вниче святы́х А́нгелов. Ра́дуйся, святы́х му́чеников равностоя́телю и совсе́льниче. Ра́дуйся, я́ко в хра́мех, во и́мя твое́ созда́нных, неви́димо пребыва́еши. Ра́дуйся, я́ко моля́щихся в ни́х люде́й моли́твы во бла́го исполня́еши. Ра́дуйся, градо́в Москвы́ и У́глича недви́жимое утвержде́ние. Ра́дуйся, всея́ страны́ Росси́йския благонаде́жное от все́х бе́д заступле́ние.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 13.

О святы́й страстоте́рпче благове́рный кня́же царе́вичу Дими́трие! Приими́ сие́ ма́лое моле́ние на́с, пред свято́ю ико́ною твое́ю с ве́рою и любо́вию тебе́ покланя́ющихся, и те́плыя моли́твы о на́с ко Го́споду вознеси́, и от бе́д и скорбе́й на́с свободи́, вопию́щих Ему́ вы́ну: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа.

Этот конда́к чита́ется три́жды, зате́м и́кос 1 и конда́к 1.

Моли́тва благове́рному царе́вичу Дими́трию У́гличскому

О пресла́вный и ди́вный в чудесе́х, красото́ му́чеников, страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие! Ско́ро предста́ни Небе́сному Царю́ и му́ченическия твоя́ ру́це о на́с, гре́шных, моле́бне к Нему́ простри́, я́ко име́яй дерзнове́ние ве́лие. Сохрани́ же твои́ми моли́твами гра́д се́й и вся́ гра́ды и ве́си правосла́вныя, и святе́йшия патриа́рхи и преосвяще́нныя митрополи́ты, архиепи́скопы и епи́скопы, и ве́сь свяще́нный чи́н церко́вный, и вся́ правосла́вныя христиа́ны; все́х на́с приими́ в твое́ заступле́ние, от все́х бе́д и зо́л избавля́я и от наше́ствия ви́димых и неви́димых, борю́щих на́с враго́в, свобожда́я, и те́х вся́к наве́т и злохи́трство погубля́я и отгоня́я; та́же прегреше́ний на́ших проще́ние испроси́ и в ве́к бу́дущий Небе́снаго Ца́рствия на́с сподо́би и спасе́нных Бо́гу предста́ви, благода́тию и человеколю́бием Го́спода и Спа́са на́шего Иису́са Христа́, Ему́ же че́сть и поклоне́ние подоба́ет, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва ина́я.

О святы́й му́чениче, благове́рный царе́вичу и кня́же Дими́трие! Я́ко а́гнец незло́бив от раба́ заколе́нный, венце́м ца́рским от Го́спода венча́лся еси́, и сы́н царе́в бы́в, му́ченик непобеди́м яви́лся еси́, и вме́сто земны́х и тле́нных на небеси́ нетле́нная восприя́л еси́. И ны́не предстоя́ в ра́дости Святе́й Тро́ице, посеща́й творя́щих ве́рно твою́ светоно́сную па́мять: соблюда́й оте́чествие твое́ и гра́д тво́й невреди́м, тому́ бо еси́ утвержде́ние; утверди́ правосла́вных жи́тельство в ми́ре глубо́це: междоусо́бную бра́нь укроти́, и вся́ поле́зная да́руй всегда́ лю́дем моли́твами твои́ми, да ве́рою и любо́вию вопие́м ти́: ра́дуйся, свя́те Дими́трие, ве́рных люде́й те́плый засту́пниче и прибе́жище и земли́ Росси́йския украше́ние. Ами́нь.

Моли́тва тре́тья.

О вели́кий и ми́лостивый страстоте́рпче, царе́вичу кня́же Дими́трие! Услы́ши на́с, гре́шных, моле́ние со усе́рдием тебе́ принося́щих, и помози́ на́м в жи́зни се́й, от грехо́в и скорбе́й избавля́я, и в бу́дущем ве́це бу́ди помо́щник и засту́пник, от муче́ний а́довых свобожда́я и сподобля́я ку́пно с тобо́ю покланя́тися и воспева́ти Всесвяту́ю Тро́ицу, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Краткое житие благоверного царевича Димитрия, Угличского и Московского

Свя­той бла­го­вер­ный ца­ре­вич Ди­мит­рий Уг­лич­ский (Мос­ков­ский) ро­дил­ся 19 ок­тяб­ря 1582 г. Он был сы­ном ца­ря Иоан­на Гроз­но­го. В цар­ство­ва­ние Фе­о­до­ра Иоан­но­ви­ча, ко­гда фак­ти­че­ски пра­ви­те­лем Рус­ско­го го­су­дар­ства был его шу­рин – вла­сто­лю­би­вый бо­ярин Бо­рис Го­ду­нов, ца­ре­вич Ди­мит­рий вме­сте с ма­те­рью, ца­ри­цей Ма­ри­ей Фе­о­до­ров­ной, был уда­лен от дво­ра в г. Уг­лич. Же­лая из­ба­вить­ся от за­кон­но­го на­след­ни­ка рус­ско­го тро­на, Бо­рис Го­ду­нов стал дей­ство­вать про­тив ца­ре­ви­ча как про­тив лич­но­го вра­га. Сна­ча­ла он пы­тал­ся окле­ве­тать юно­го на­след­ни­ка пре­сто­ла, рас­пу­стив лжи­вые слу­хи о его мни­мой неза­кон­ной рож­ден­но­сти. По­том рас­про­стра­нил но­вый вы­мы­сел, что буд­то бы Ди­мит­рий уна­сле­до­вал су­ро­вость го­су­да­ря – от­ца сво­е­го. По­сколь­ку эти дей­ствия не при­нес­ли же­ла­е­мо­го, то ко­вар­ный Бо­рис ре­шил­ся по­гу­бить ца­ре­ви­ча. По­пыт­ка отра­вить Ди­мит­рия не увен­ча­лась успе­хом: смер­то­нос­ное зе­лье не вре­ди­ло от­ро­ку. То­гда зло­деи ре­ши­лись на яв­ное пре­ступ­ле­ние.

В суб­бот­ний день 15 мая 1591 г., ко­да от­рок гу­лял с кор­ми­ли­цей во дво­ре, по­до­слан­ные убий­цы, Осип Волх­вов, Да­ни­ло Би­тя­гов­ский и Ни­ки­та Ка­ча­лов, звер­ски за­ре­за­ли ца­ре­ви­ча.

Ца­ре­вич Ди­мит­рий был по­гре­бен в Уг­ли­че, во двор­цо­вом хра­ме в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Мно­же­ство чу­дес и ис­це­ле­ний ста­ло со­вер­шать­ся у его гроб­ни­цы, осо­бен­но ча­сто ис­це­ля­лись боль­ные гла­за­ми. А 3 июля 1606 г. свя­тые мо­щи стра­сто­терп­ца ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми.

Пе­ре­не­се­ние свя­тых мо­щей бла­го­вер­но­го ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия, уби­то­го 15 мая 1591 го­да, из Уг­ли­ча в Моск­ву со­вер­ши­лось в 1606 го­ду. По­буж­де­ни­ем к это­му бы­ло же­ла­ние, по вы­ра­же­нию ца­ря Ва­си­лия Шуй­ско­го, "уста лжу­щия за­гра­дить и очи неве­ру­ю­щия осле­пить гла­го­лю­щим, яко жи­вый из­бе­же (ца­ре­вич) от убий­ствен­ных дла­ней", вви­ду по­яв­ле­ния са­мо­зван­ца, объ­яв­ляв­ше­го се­бя ис­тин­ным ца­ре­ви­чем Ди­мит­ри­ем. Тор­же­ствен­но бы­ли пе­ре­не­се­ны свя­тые мо­щи и по­ло­же­ны в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля, "в при­де­ле Иоан­на Пред­те­чи, иде­же отец и бра­тья его". По­сле мно­го­чис­лен­ных чу­дес­ных ис­це­ле­ний от свя­тых мо­щей в том же 1606 го­ду "со­ста­ви­ша празд­не­ство ца­ре­ви­чу Ди­мит­рию три­жды в год – рож­де­ние (19 ок­тяб­ря), уби­е­ние (15 мая), пе­ре­не­се­ние мо­щей к Москве (3 июня)".

Полное житие благоверного царевича Димитрия, Угличского и Московского

Свя­той бла­го­вер­ный ца­ре­вич Ди­мит­рий, сын ца­ря Иоан­на IV Гроз­но­го от его седь­мо­го бра­ка с Ма­ри­ей Фе­до­ров­ной (из ро­да На­гих), ро­дил­ся 19 ок­тяб­ря 1582 го­да (а по дру­гим ис­точ­ни­кам, 1583 или 1585 гг.) в Москве. Царь Иоанн на­зна­чил в удел ца­ре­ви­чу с его ма­те­рью Уг­лич. По­сле смер­ти Иоан­на Гроз­но­го на пре­стол всту­пил стар­ший брат ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия Фе­о­дор Иоан­но­вич. Од­на­ко фак­ти­че­ским пра­ви­те­лем Рус­ско­го го­су­дар­ства был его шу­рин, вла­сто­лю­би­вый бо­ярин Бо­рис Го­ду­нов. Доб­рый Фе­о­дор Иоан­но­вич остал­ся по­чти при од­ном име­ни ца­ря, а все де­ла­лось, как хо­тел Бо­рис; ино­стран­ные дво­ры при­сы­ла­ли Го­ду­но­ву да­ры на­равне с ца­рем. Меж­ду тем Бо­ри­су из­вест­но бы­ло, что в го­су­дар­стве, на­чи­ная с ца­ря Фе­о­до­ра, при­зна­ют Ди­мит­рия на­след­ни­ком пре­сто­ла, и имя его по­ми­на­лось в церк­вях. Сам Бо­рис в раз­ных де­лах Фе­о­до­ро­ва вре­ме­ни при­зна­вал Ди­мит­рия на­след­ни­ком пре­сто­ла.

Ис­ко­ни нена­ви­дя­щий доб­ро в ро­де че­ло­ве­че­ском диа­вол, ви­дя си­рых бра­тьев, ца­ря Фе­о­до­ра и ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия, ни о чем зем­ном не ра­де­ю­щих, ибо ни сла­вы ми­ра се­го, ни бо­гатств не же­ла­ли, и, не в си­лах бу­дучи ни в чем их ис­ку­сить, вло­жил в серд­це Бо­ри­са твер­дый по­мысл вос­хи­тить са­мо­дер­жав­ство, чтобы быть вла­сте­ли­ном на Ру­си, ко­гда ис­тре­бит­ся ко­рень цар­ский, не ве­дая то­го, что Бог власть ко­му хо­чет, то­му да­ет. И, тре­во­жимый опа­се­ни­я­ми за свою бу­дущ­ность и обо­льща­е­мый меч­та­ми о вла­сти, Бо­рис Го­ду­нов, при­вык­ший рас­по­ря­жать­ся всем с по­мо­щью са­мо­дер­жав­но­го ца­ря, стал дей­ство­вать про­тив ца­ре­ви­ча, как про­тив лич­но­го вра­га сво­е­го, же­лая из­ба­вить­ся от за­кон­но­го на­след­ни­ка рус­ско­го тро­на.

Для осу­ществ­ле­ния сво­е­го пре­ступ­но­го за­мыс­ла Бо­рис Го­ду­нов ре­шил уда­лить ца­ре­ви­ча от мос­ков­ско­го цар­ско­го дво­ра. Вме­сте с ма­те­рью – вдов­ству­ю­щей ца­ри­цей Ма­ри­ей Фе­о­до­ров­ной и ее род­ствен­ни­ка­ми ца­ре­вич Ди­мит­рий был от­прав­лен в свой удель­ный го­род Уг­лич.

Ста­ра­ясь из­бе­жать опас­но­го кро­во­про­ли­тия, Бо­рис Го­ду­нов пы­тал­ся сна­ча­ла окле­ве­тать юно­го на­след­ни­ка пре­сто­ла, рас­пу­стив через сво­их при­вер­жен­цев лжи­вые слу­хи о мни­мой неза­кон­но­рож­ден­но­сти ца­ре­ви­ча и за­пре­тив по­ми­нать его имя во вре­мя бо­го­слу­же­ний. По­сколь­ку эти дей­ствия не при­нес­ли же­ла­е­мо­го, ко­вар­ный Бо­рис при­бег к рас­про­стра­не­нию но­вых вы­мыс­лов: буд­то бы Ди­мит­рий I с юных лет уже яв­ля­ет в се­бе на­след­ствен­ную су­ро­вость го­су­да­ря, от­ца сво­е­го. Но все это ка­за­лось Бо­ри­су недо­ста­точ­ным; он не мог рас­счи­ты­вать на цар­ский пре­стол, по­ка жив Ди­мит­рий, а по­то­му ре­шил­ся по­гу­бить ца­ре­ви­ча. По­пыт­ка отра­вить юно­го ца­ре­ви­ча с по­мо­щью Ва­си­ли­сы Во­ло­хо­вой, кор­ми­ли­цы Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча, не увен­ча­лось успе­хом: смер­то­нос­ное зе­лье не вре­ди­ло от­ро­ку.

Но ко­гда зло­деи убе­ди­лись, что нель­зя со­вер­шить зло­де­я­ние в тайне, они ре­ши­лись на яв­ное. Через сво­е­го со­общ­ни­ка Ан­дрея Клеш­ни­на Бо­рис отыс­кал зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, дья­ка Ми­ха­и­ла Би­тя­гов­ско­го, взяв­ше­го­ся соб­ствен­но­руч­но умерт­вить ца­ре­ви­ча. И по­слан­ный в Уг­лич со сво­им сы­ном Да­ни­и­лом и пле­мян­ни­ком Ни­ки­той Ка­ча­ло­вым, буд­то бы для управ­ле­ния зем­ски­ми де­ла­ми и хо­зяй­ством вдов­ству­ю­щей ца­ри­цы, Би­тя­гов­ский по­ру­чил Во­ло­хо­вой вы­ве­сти в на­зна­чен­ное вре­мя ца­ре­ви­ча во двор. В суб­бот­ний день 15 мая 1591 го­да утром бо­яры­ня мам­ка Во­ло­хо­ва по­зва­ла Ди­мит­рия гу­лять во двор; кор­ми­ли­ца Ири­на, как бы пред­чув­ствуя, удер­жи­ва­ла ца­ре­ви­ча во двор­це, но мам­ка си­лой вы­ве­ла его из гор­ни­цы в се­ни, к ниж­не­му крыль­цу, где уже бы­ли Осип Во­ло­хов, Да­ни­ло Би­тя­гов­ский и Ни­ки­та Ка­ча­лов. Во­ло­хов, взяв Ди­мит­рия за ру­ку, ска­зал: «Сие у те­бя но­вое оже­ре­лье, го­су­дарь?» Он же, крот­кий аг­нец, под­няв го­ло­ву, ти­хим го­ло­сом от­ве­чал: «Сие есть ста­рое оже­ре­лье». И Во­ло­хов коль­нул его но­жом по шее, но не за­хва­тил гор­та­ни. Кор­ми­ли­ца, ви­дя па­гу­бу сво­е­го го­су­да­ря, па­ла на него и на­ча­ла кри­чать, и убий­ца, бро­сив нож, по­бе­жал, но со­юз­ни­ки его Да­ни­ло Би­тя­гов­ский и Ни­ки­та Ка­ча­лов би­ли кор­ми­ли­цу ед­ва не до смер­ти и, от­няв из рук ее пра­вед­но­го от­ро­ка, до­ре­за­ли и сбро­си­ли его вниз с лест­ни­цы. В это вре­мя вы­шла на крыль­цо ца­ри­ца и, уви­дев ги­бель сы­на сво­е­го, гром­ко ста­ла во­пи­ять над ним. При ви­де это­го страш­но­го зло­де­я­ния по­но­марь со­бор­но­го хра­ма, за­пер­шись на ко­ло­кольне, уда­рил в на­бат, со­зы­вая на­род. Сбе­жав­ши­е­ся со всех кон­цов го­ро­да лю­ди ото­мсти­ли за невин­ную кровь вось­ми­лет­не­го от­ро­ка Ди­мит­рия, са­мо­чин­но рас­пра­вив­шись с же­сто­ки­ми за­го­вор­щи­ка­ми. До­не­се­но бы­ло в Моск­ву об уби­е­нии ца­ре­ви­ча, и сам царь хо­тел от­пра­вить­ся в Уг­лич для ис­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ния, но Го­ду­нов под раз­ны­ми пред­ло­га­ми удер­жал Фе­о­до­ра Иоан­но­ви­ча в Москве. И через сво­их лю­дей кня­зя В.И. Шуй­ско­го (впо­след­ствии царь), околь­ни­че­го Клеш­ни­на и дья­ка Вы­луз­ги­на, по­слан­ных в Уг­лич для су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства, Бо­рис Го­ду­нов су­мел убе­дить ца­ря в том, что его млад­ший брат яко­бы стра­дал па­ду­чей бо­лез­нью и умер неча­ян­но, упав на нож.

Ца­ри­ца-мать, об­ви­нен­ная в недо­стат­ке над­зо­ра за ца­ре­ви­чем, бы­ла со­сла­на в от­да­лен­ный скуд­ный мо­на­стырь свя­то­го Ни­ко­лая на Во­схе, по ту сто­ро­ну Бе­ло­го озе­ра, и по­стри­же­на в ино­че­ство с име­нем Мар­фы. Бра­тья ее бы­ли со­сла­ны по раз­ным ме­стам в за­то­че­ние; жи­те­ли Уг­ли­ча за са­мо­воль­ную рас­пра­ву с убий­ца­ми од­ни бы­ли каз­не­ны, дру­гие со­сла­ны на по­се­ле­ние в Пе­лым, а мно­гим уре­зы­ва­ли язы­ки.

Ка­за­лось, все за­глу­ше­но или все умер­ло; но глас Бо­жий – глас на­ро­да: воз­ник­ла мол­ва на­род­ная о усоп­шем ца­ре­ви­че, и глу­хой ро­пот, тщет­но по­дав­ля­е­мый, все воз­рас­тал. Несмот­ря на при­го­вор бо­яр­ский и указ ца­рев, ни­кто не ве­рил уг­лич­ско­му ро­зыс­ку кня­зя Шуй­ско­го, хо­тя и укреп­лен­но­му ру­ко­при­клад­ством столь­ких сви­де­те­лей мир­ских и ду­хов­ных. Нель­зя ду­мать, чтобы ве­рил и сам князь Шуй­ский, ко­гда при дру­гих об­сто­я­тель­ствах, уж пят­на­дцать лет спу­стя, увен­чан­ный сам на­след­ствен­ным вен­цом Ди­мит­рия, пи­сал в окруж­ных гра­мо­тах сво­их на­ро­ду, что «за гре­хи все­го хри­сти­ан­ства пра­во­слав­но­го ве­ли­ко­го го­су­да­ря ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча не ста­ло, убит же он, как непо­роч­ный аг­нец, в Уг­ли­че». Он пе­ред всей Рос­си­ею сви­де­тель­ство­вал, что «ца­ре­вич Ди­мит­рий Иоан­но­вич, по за­ви­сти Бо­ри­са Го­ду­но­ва, яко ов­ча незлоб­ли­во, за­кла­ся». И пат­ри­арх Иов в гра­мо­те 1606 го­да пи­сал: «При­ят за­кла­ние непо­вин­но от рук из­мен­ни­ков сво­их»; и пат­ри­арх Ер­мо­ген в ска­за­нии об уби­е­нии ца­ре­ви­ча, и мно­гие рос­сий­ские и ино­стран­ные совре­мен­ни­ки – все еди­но­душ­но го­во­ри­ли, что ца­ре­вич убит по тай­но­му при­ка­за­нию Го­ду­но­ва. Ложь, при­кры­ва­ю­щая убийц, ста­ла яв­ной, ко­гда в 1606 го­ду от­кры­ли гроб ца­ре­ви­ча, и то­гда на­шли, что «в ле­вой ру­ке ца­ре­вич дер­жал по­ло­тен­це, ши­тое зо­ло­том, а в дру­гой – оре­хи», в та­ком ви­де его и по­стиг­ла смерть. Ца­ре­вич Ди­мит­рий был по­гре­бен в Уг­ли­че в двор­цо­вом хра­ме в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня.

Но Гос­подь, зря­щий не на ли­ца, а на по­мыс­лы, преж­де да­же неже­ли они со­зре­ют в де­я­ния, про­из­нес уста­ми про­ро­ка Ис­а­ии: Мне от­мще­ние, Аз воз­дам (Рим.12,19). И уста­ми ино­го про­ро­ка: «Что грех от­цев взы­щет на сы­нех до тре­тье­го и чет­вер­то­го ро­да, ми­лость же Его на ты­ся­чи ро­дов» (Исх.20,5-6). Он по­се­тил див­ны­ми судь­ба­ми Сво­и­ми всех, при­част­ных к смер­ти Ди­мит­ри­е­вой. Од­ним име­нем мни­мо вос­крес­ше­го от­ро­ка по­ра­жен сам Бо­рис на пре­сто­ле и все его се­мей­ство. И князь Ва­си­лий Шуй­ский, бли­жай­ший су­дья в смер­ти ца­ре­ви­ча, низ­ло­жив­ший пер­во­го Лже­д­мит­рия, сам низ­ло­жен с пре­сто­ла во вре­мя смут вто­ро­го; и опять тень ца­ре­ви­ча ока­зы­ва­ет­ся силь­нее об­ла­да­ю­ще­го ца­ря: сам он неволь­но по­стри­жен, как бы за неволь­ное по­стри­же­ние ма­те­ри ца­ре­ви­ча и, как бра­тья ее На­гие, тер­пит он с бра­тья­ми сво­и­ми дол­го­лет­ние узы и кон­ча­ет­ся в пле­ну со всем сво­им ро­дом, неко­гда столь мо­гу­щим. Та­ко­вы бы­ли де­ла Бо­жии в лю­дех Сво­их.

Уже в цар­ство­ва­ние Бо­ри­са Го­ду­но­ва у гроб­ни­цы бла­го­вер­но­го ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия ста­ли со­вер­шать­ся ис­це­ле­ния боль­ных. 3 июня 1606 го­да, в цар­ство­ва­ние Ва­си­лия Шуй­ско­го, при пат­ри­ар­хе Ер­мо­гене, свя­тые мо­щи стра­сто­терп­ца бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми и пе­ре­не­се­ны в со­бор во имя Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла в Москве мит­ро­по­ли­том Ро­стов­ским и Яро­слав­ским Фила­ре­том, от­цом бу­ду­ще­го ца­ря Ми­ха­и­ла Фе­о­до­ро­ви­ча Ро­ма­но­ва.

По­буж­де­ни­ем к это­му бы­ло же­ла­ние, по вы­ра­же­нию ца­ря Ва­си­лия Шуй­ско­го, «уста лжу­щия за­гра­дить и очи неве­ру­ю­щия осле­пить гла­го­лю­щим, яко жи­вый из­бе­же (ца­ре­вич) от убий­ствен­ных дла­ней», вви­ду по­яв­ле­ния са­мо­зван­ца, объя­вив­ше­го се­бя ис­тин­ным ца­ре­ви­чем Ди­мит­ри­ем. Тор­же­ствен­но бы­ли пе­ре­не­се­ны свя­тые мо­щи и по­ло­же­ны в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля, «в при­де­ле Иоан­на Пред­те­чи, иде­же отец и бра­тия его». По­сле мно­го­чис­лен­ных чу­дес­ных ис­це­ле­ний от свя­тых мо­щей в том же 1606 го­ду «со­ста­ви­ша празд­не­ство ца­ре­ви­чу Ди­мит­рию три­жды в год – рож­де­ние (19 ок­тяб­ря/1 но­яб­ря), уби­е­ние (15/28 мая), пе­ре­не­се­ние мо­щей к Москве (3/16 июня)». Рус­ская Цер­ковь бла­го­го­вей­но чтит па­мять св. ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия. Го­род Уг­лич, по­чи­та­ю­щий свя­то­го ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия сво­им осо­бым небес­ном по­кро­ви­те­лем, к этим дням при­со­еди­ня­ет еще 16 мая. В этот день г. Уг­лич со­вер­ша­ет так на­зы­ва­е­мую «празд­не­ство пла­ща­ни­це св. ца­ре­ви­ча». Пла­ща­ни­ца (пе­ле­на) с изо­бра­же­ни­ем св. ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия бы­ла вы­ши­та его ма­те­рию на про­слав­лен­ные его мо­щи и одр, на ко­то­ром они бы­ли несе­ны из Уг­ли­ча в Моск­ву. Эта пла­ща­ни­ца, а так­же об­раз свя­то­го ца­ре­ви­ча, «на дос­ке пи­сан­ный», бы­ли при­сла­ны из Моск­вы в Уг­лич (ве­ро­ят­но, пат­ри­ар­хом Ер­мо­ге­ном). Впо­след­ствии «умыс­ли чин ду­хов­ный и граж­дане, да уста­но­вят празд­не­ство пла­ща­ни­цы сей ме­ся­ца мая в 16 день, но­си­те во­круг двор­ца его и мла­ден­цы под­но­си­те, яко же и ца­ре­вич имел семь лет с по­ло­ви­ною, ис­прав­ляя сие и до ра­зо­ре­ния Уг­ли­ча от Лит­вы». Празд­ник этот от­ли­ча­ет­ся глу­бо­ко уми­ли­тель­ной тор­же­ствен­но­стью. В этот день по­сле ли­тур­гии во­круг «ца­ре­ви­че­ва двор­ца» с тор­же­ствен­ным крест­ным хо­дом об­но­си­лись при пе­нии тро­па­ря ца­ре­ви­чу пла­ща­ни­ца и одр, на ко­то­ром свя­тые мо­щи ца­ре­ви­ча бы­ли несе­ны из Уг­ли­ча в Моск­ву. Под пла­ща­ни­цу и одр уг­лич­ские граж­дане все – без раз­ли­чия зва­ний и со­сто­я­ний – по­чи­та­ли непре­мен­но сво­ей обя­зан­но­стью под­ве­сти или под­не­сти сво­их де­тей, на­чи­ная с груд­ных и до 8-лет­не­го воз­рас­та. Глу­бо­кая ве­ра, что зло­дей­ская ру­ка уби­ла толь­ко те­ло свя­то­го ца­ре­ви­ча, а свя­тая ду­ша пред­сто­ит пре­сто­лу сла­вы Ца­ря Небес­но­го, пре­вра­щая день за­кла­ния – этот неко­гда ужас­ней­ший день – в свет­ло-ра­дост­ный празд­ник – в «ца­ре­ви­чев день»! День уби­е­ния свя­то­го ца­ре­ви­ча есть день его небес­ной ра­до­сти, и свою небес­ную ра­дость он со­об­ща­ет де­тям, при­шед­шим на его празд­ник.

Свя­ти­тель Ди­мит­рий Ро­стов­ский со­ста­вил жи­тие и опи­са­ние чу­дес­ных ис­це­ле­ний по мо­лит­вам свя­то­го ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия, из ко­то­ро­го вид­но, что осо­бен­но ча­сто ис­це­ля­лись боль­ные гла­за­ми.

В Уг­ли­че на ме­сте уби­е­ния свя­то­го ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия был по­стро­ен храм его име­ни, ко­то­рый в на­ро­де по­лу­чил на­зва­ние «цер­ковь ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия на кро­ви». В этом хра­ме хра­ни­лось ру­ко­пис­ное жи­тие бла­го­вер­но­го ца­ре­ви­ча, на­пи­сан­ное свя­ти­те­лем Ди­мит­ри­ем, мит­ро­по­ли­том Ро­стов­ским.

Во вре­мя Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 го­да свя­тые мо­щи бла­го­вер­но­го ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия бы­ли спа­се­ны от по­ру­га­ния свя­щен­ни­ком мос­ков­ско­го Воз­не­сен­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря Иоан­ном Ве­ни­а­ми­но­вым, ко­то­рый вы­нес их под сво­ей одеж­дой из Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра и спря­тал в ал­та­ре, на хо­рах вто­ро­го яру­са со­бор­но­го хра­ма в Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре. По­сле из­гна­ния фран­цу­зов свя­тые мо­щи бы­ли тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны на преж­нее ме­сто – в Ар­хан­гель­ский со­бор.

В «Ико­но­пис­ном под­лин­ни­ке» под 15 мая ска­за­но: «По­до­би­ем млад от­рок в вен­це цар­ском и баг­ря­ни­це, ру­ки мо­леб­ные; уби­ен бысть на Уг­ли­че по­ве­ле­ни­ем Бо­ри­са Го­ду­но­ва».