Акафист святому благоверному великому князю Димитрию Донскому

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 01 июня (19 мая ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Кондак 1

Избранному воеводе земли Русския святому благоверному великому князю Димитрию благодарственная пения приносим мы, сынове и дщери российския, яко избавившему Русь Святую от ига и нашествия агарянскаго и призвавшаго многия русския люди свято стояти за веру Христову, за Отечество Православное и за други своя, и душей не страшитися смерти телесной за веру Божию и всегда готовыми быти положити на поле брани главы своя. Сего ради с верою и любовию вопием:

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Икос 1

Ангельское от младых ногтей стяжав житие, святе княже Димитрие и от юности возлюбив Бога, воспитан убо бысть во благочестии с наставлениями душеполезными. Темже прославляюще Господа, вознесшаго в славянских землях избранника Божиего и воеводу дивнаго, вопием тако:

Радуйся, княже Димитрие, благочестие от родителей унаследовавый.

Радуйся, кротостию нрава украшенный.

Радуйся, славянский род имевый от святыя великия равноапостольныя княгини Ольги.

Радуйся, пречестная леторасль святаго великаго равноапостольнаго князя Владимира.

Радуйся, правнук явивыйся святому великому князю Александру Невскому.

Радуйся, благомужество и мудрость сего восприявый.

Радуйся, измлада Бога возлюбивый.

Радуйся, Ему единому себя всецело предавый.

Радуйся, всякую праздность возненавидевый.

Радуйся, добродетели христианския в сердце своем носивый.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 2

Видя святитель московский Алексий юность отрока Димитрия сиротствующего и заменивше ему его родителя, явился яко друг богомудрый и скорый советник юнну князю Димитрию Иоанновичу. Сего же архиерея Божия Алексия, за доброту души его зело любляху вси, наипаче же почитаху его в доме великокняжеском, тако Богу пещися изволившему о благочестии наследника престола московскаго Димитрия, ему же поем: Аллилуиа.

Икос 2

Разум великий даровал ти Господь от юности твоея, великий княже Димитрие. Ибо егда изыде великий князь Иоанн с тобою и многим духовенством и народом за град Москву на встречу первосвятителя своего, возвратившагося из татарской Орды, ты рекл еси, юный княже святителю Божию тако: "Владыко, что воздадим ти за труды твоя? Ты даруеши нам живот мирен." Поминая сие праведное смирение и почитание святителя Божия, со умилением вопием ти:

Радуйся, смирение Христово стяжавый.

Радуйся, гордыню диавольскую далече от себя отгнавый.

Радуйся, по успении родителя своего к святителю Алексию прилепивыйся.

Радуйся, к среде русскаго подвижничества издетска приобщивыйся.

Радуйся, детство свое под покровом митрополита-старца проведший.

Радуйся, яко окормитель твой другом преподобному Сергию пребывавый.

Радуйся, общение и единомыслие со учениками сего святаго игумена имевый.

Радуйся, яко Божие Провидение дарова ти пестунов и мудрых советников.

Радуйся, яко молитвами их дух твой укрепляшеся.

Радуйся, на великое служение Всевидящим Богом предъизбранный.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 3

Силой свыше укрепляемый святый благоверный княже, егда святитель Алексий благослови тебе по успении великаго князя Иоанна путешествие в Орду Мамаеву совершити, дабы своими очима узрети агарян зело мучивших народ русский более ста лет. Мы же благодаряще Бога, давшему ти таковую любовь к Отечеству земному, поем: Аллилуиа.

Икос 3

Имея, святе Димитрие, в сердце своем веру крепкую, надежду несумненную, любовь истинную ко Творцу Богу всяческих, посему и возлюбил еси княже, благословенную Землю Русскую, на ней же рожден и воспитан бысть в вере православной, разделяя вся тяготы и скорби с людьми земли своея. И Бог взирая на сердце избранника своего, болезнующего о славе Руси Святой, содела тя великим князем московским. Мы же радующиеся сему, вопием:

Радуйся, отрок сущ летами, мудростию же зело украшенный.

Радуйся, Богу ти поспешествующу, древний обряд вокняжения восприявый.

Радуйся, под руководством святителя Алексия разум державнаго правителя приобретый.

Радуйся, стольный град Москву возвысивый.

Радуйся, Московское княжество укрепивый.

Радуйся, яко святою Владимирскою иконою святитель Алексий на великокняжение тя благословивый.

Радуйся, в единомыслии единодержавия Святую Русь сплотивый.

Радуйся, усердный попечителю в великом и спасительном деле бывый.

Радуйся, уме чистый, Бога зрящий.

Радуйся, благия желания седрца своего единому Господу посвящавый.

Радуйся, святительское благословение Божиего архиерея на всякое доброе дело браша.

Радуйся, ибо на всех твоих великокняженских делах благодать святителя Алексия почиваше.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 4

Бурю внутрь имеяй дванадесятилетний князь, Божий отрок Димитрий, егда взем в немощныя свои руце кормило правления государства Русскаго, повсюду же раздробленнаго, теснимаго извне игом магометан и возмущаемаго и раздираемаго внутренним междуусобием меж князьми и простым людом. Кто возможет изрещи многия скорби и страдания подъятыя на рамена твоя, святе княже Димитрие? Мы же вопием ко Господу Божиих Сил: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша благоверный князь, святой Димитрий, яко суть нестроения в Суздальском княжестве и соблаговоли скоро укрепити союз с сею землею через венчание с княжною Евдокиею, дабы положить зачало возвышению Москвы в доброй славе. Ибо тако явися воля Божия благочестно упрочити князю Димитрию семейными узами собственный дом. Мы же дивящеся мудрости княжеской, вопием сице:

Радуйся, яко супруга твоя подвижническое житие на земли провождаше.

Радуйся, яко трие чада твои крещение от великаго игумена Сергия прияша.

Радуйся, яко в целомудрии и святости с супружницею поживый.

Радуйся, многия алчущия хлебом княжеским щедро напитавый.

Радуйся, многия жаждущия добре напоивый.

Радуйся, обидимых покровителю.

Радуйся, сирот призрение.

Радуйся, вдов заступление.

Радуйся, нагих одеяние.

Радуйся, Земли Русския печальниче.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 5

Боготечней звезде подобен был еси, святый благоверный княже Димитрие, обходя Землю Русскую и спасая ея от врагов внешних и внутренних. И особо присныя княжества: Нижегородское, Рязанское и Тверское. Мы же хвалим Бога, давшему ти разум духовный и вопием: Аллилуиа.

Икос 5

Ведуще благоверный князь Димитрий вкупе со святителем Алексием, яко суть многочисленны полчища Ольгерда литовскаго движущиеся чрез Русскую Землю к Москве и всякия непотребства творяща на пути своем, не попустиша его, но затворишася в стольнем граде Москве и помолишася Богу. Борзяся прииде же Ольгерд литовский и смути его вид каменнаго Кремля московскаго и последи триех дний возвратися вспять. Мы же видяще сию силу молитв великаго князя и святителя Божия, вопием вси:

Радуйся, яко Бог ти во бранех не токмо земных, но и духовных помогаше.

Радуйся, яко верою Христовою всех врагов Отечества своего превозмогаше.

Радуйся, и ныне Православной Российстей стране крепкий страже.

Радуйся, яко вси святии земли Русския ти помогаху и молитвами своими от козней вражеских ограждаху.

Радуйся, правым путем выну шествовавый.

Радуйся, святителя Алексия во всю жизнь свою помощником себе имевый.

Радуйся, яко же горести и радости с ним вкупе разделивый.

Радуйся, благодушно вся посылаемыя испытания от Бога приимавый.

Радуйся, с Новуградом и Псковом союз чрез князя Владимира заключивый.

Радуйся, яко князья Смоленский и Брянский за помощь Литве достойное Господнее наказание претерпеша.

Радуйся, яко силою духовною тя Всеблагий Бог снабдивый.

Радуйся, яко ты сподобился еси верным сыном Святой Славы Божией Руси быти наследником.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 6

Проповедует страна Российская подвиги твоя и болезни, подъятыя ради земнаго Отечества и ближних. Егда Тверской князь Михаил изыде к Мамаю просити ярлык для своего великокняжения. Ты же никакоже сего убояхся, но предаваясь на волю Божию, пел еси: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял аки солнце великое в Русской стране, святе княже Димитрие, праведностью и благомужеством своим. Сего ради, бояся тя злочестивый хан Мамай. И многажды наблюдахом за тобою, устрашился, яко ты не восхочеши дань платити. Посему и пригласи тя во град Владимир на великопрестольное венчание Михаила, ты же сие приглашение мужественно отвергл еси. Сего ради вопием ти:

Радуйся, яко бы богоблажен еси, ибо Единаго Господа Иисуса Христа крепце возлюбивый.

Радуйся, на Него же все упование свое возложивый.

Радуйся, яко святый великомученик Димитрий Солунский явлейся твоим небесным покровителем.

Радуйся, яко и оный сей святый бысть на земли Русской воеводою.

Радуйся, град Владимир Тверскому князю не отдавый.

Радуйся, в Переяславле своя ратники поставивый.

Радуйся, яко по слову Господню мудрость змиину в управлении Московским княжеством проявивый.

Радуйся, ордынскому послу христианскую любовь показавый.

Радуйся, безбоязненно путешествие в Орду сотворивый.

Радуйся, на сие благословение святительское имевый.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 7

Восхотел еси Русской Земле Божию Славу стяжати, не убоялся великий княже Димитрие отправитися в Орду, ибо имел еси на сие благословение Святой Церкви Христовой в лице благочестиваго старца-митрополита Алексия, его же молитвенное провождение имел еси до града Коломны. Святый же архиерей, велию значимость придавал сему путешествию воспитанника своего, и уповая на помощь Божию, пел еси: Аллилуиа.

Икос 7

Дивен Бог во святых своих, ибо молитвами святителя Алексия, преподобнаго Сергия и святаго Феодора Симановскаго, твое благочестивое мужество благословенно бысть, благочестне княже Димитрие, егда свое богоугодное путешествие в Орду предпринял еси, и егда со славою с правом великокняжения из Орды возвратился еси, паки в радосте благословляху и моляшеся за тя, княже, сии святии мужи, всегда имеющие велие дерзновение пред Господем. Мы же дивящиеся силе Божиего Духа в тебе обитающаго, воспеваем и рцем ти:

Радуйся, с Богом вся творящий и за Него ратоборствовавший.

Радуйся, царским саном облаченный.

Радуйся, житие великоняжеское ангельски проводивый.

Радуйся, в посте и воздержании строго пребывавый.

Радуйся, в молитвах неленостно упражнявыйся.

Радуйся, крест Христов на раменах своих носивый.

Радуйся, седяй на престоле высоцем, сердцем же об отшельническом житии помышлявый.

Радуйся, всякий день в монашеския ризы облещися желавый.

Радуйся, в чистоте все божественные дни поста Церкви Православной соблюдавый.

Радуйся, святых Христовых Тайн всякую неделю приобщавыйся.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 8

Всяк возраст и всяк мужеский и женский род Земли Русския свято чтит память твою, великославный княже Димитрие, ибо несть более той любви, да кто душу свою положит за други своя, еяже ты имел еси. Светло рек Господь наш и Спаситель мира во евангельской проповеди священныя сии словеса, кои наипаче сильно и дивно исполнишася на тебе, великий княже Донской Димитрие. Мы же удивляшеся благородству души твоея, поем Богу велегласно: Аллилуиа.

Икос 8

Весь был исполнен ревности о вере православной, встал еси на защиту Отечества рода славянскаго, избавляя народ свой от нечестивых агарян, и подвизаясь на битву с врагами, Бога имел помощником себе. И сие благочествие почитаем в тебе, доблестный княже Димитрие, егда ты тридесят лет укрепляше дух свой богомудрым наставничеством и молитвами святых мужей, добре воинствовал еси с врагами Отечества твоего. Мы же зряще благодатный плод веры твоей, крепость духа и силу воинскую, воспеваем тако:

Радуйся, Успенский Стромынский монастырь в Москве основавый.

Радуйся, благословением на сие святым игуменом аввой Сергием покровенный.

Радуйся, боголюбезных молитвенников Земли Русския в сию обитель собравый.

Радуйся, из молитвами духовно укрепити всю Русь пред решающей бранью вожделевый.

Радуйся, игуменом в сию обитель богобоязненнаго Леонтия поставивый.

Радуйся, благочестиваго сего ученика преподобнаго Сергия почтивый.

Радуйся, за Божию веру биться с врагами и за Бога Христа пострадати восхотевый.

Радуйся, в походе на Волжскую Булгарию успех возымевый.

Радуйся, воеводу Бегича славно победиша.

Радуйся, яко сия брань преддверием великаго сражения быша.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 9

Ветии многовещанныя не возмогут достойно изрещи твое смирение и мужество, благоверне княже Димитрие. Егда ты падше коленопреклоненно пред святым аввой Сергием, игуменом Радонежским и слезно умоляше его о помощи духовной, кротко моля себе благословение на святую брань с полчищем поганским. На смирение же твое и кротость твою слезно воззрел великий авва Сергий, и яко велий пророк Бога Вышняго предрек ти победу над войском Мамая, прорекая и о многих венцах на главах православных воинов святаго войска княжескаго. Сих же великих знаменательных событий вспоминающе, поем Триединому Богу в Троице Живоначальней славяще: Аллилуиа.

Икос 9

Всякое естество Ангельское и Архангельское возвеселишася, богосветлые небесные соборы святых мучеников, великомучеников подвигнулись, праведные, преподобные мужи и жены, сонмы святителей и Божии угодники возрадовашеся, предстоя у престола Бога Вседержителя и с небес восхваляху и благословляху тя, благоверне княже Димитрие, егда видяще твою решимось и безстрашие идти на священную битву противу врагов Отечества твоего Православнаго. Сего ради мы токмо рцем вси:

Радуйся, беседою с великим святым Земли Русския преподобным игуменом Сергием утешенный.

Радуйся, на его богомощныя молитвы и на всю небесную Божию помощь уповавый.

Радуйся, велие благословение Божие от преподобнаго старца Сергия получивый.

Радуйся, яко сим благословением на битву с Мамаем, яко на великое правое дело поспешивый.

Радуйся, и нас уповати на Бога в скорбях сущих научаяй.

Радуйся, извещение от аввы Сергия, светоча Земли Русския, о победе многочисленных и гордых агарян паки приявый.

Радуйся, яко двух монахов в святое войско твое от иноческаго лика преподобный Сергий на сопротивных в помощь тебе давый.

Радуйся, яко прежде битвы Александр и Родион от рук великаго игумена Сергия пострижением схимническим освященные.

Радуйся, яко оные два монаха-воина от святаго игумена Богом благословенные.

Радуйся, яко тии два монаха Александр Пересвет и Родион Ослабя бишася в первых рядах против супостатов.

Радуйся, яко в лице сих двух схимонахов, аки сам авва Сергий идяше на брань с тобою.

Радуйся, яко от сугубаго благословения старца Сергия новы силы в себе ощутивый.

Радуйся, яко в лице схимонаха Александра Пересвета сам авва Сергий против галиафскаго воина мамаева противоставый и победивый.

Радуйся, яко и ты княже молитвами преподобнаго Сергия, к Богу вопия, на враги победу сотворил еси.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 10

Спасти хотяще Всемогущий Бог Землю Русскую от нечестивых агарян показа чудо и силу Божию, еже бысть во граде Владимире. Егда бяху сама собою открышася рака со святыми мощами благовернаго великаго князя Александра Невскаго. Сие же Божие знамение узре инок-пономарь среди нощи и зело удивляшеся, яко свещи пред гробницею сами собою возжегошася. Разумея же присутствие Божие, и мы со страхом и трепетом воспоем Непостижимому Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Яко велия адамантова стена и Господнее заступление, явишися сие знамение Божие, укрепляше тебя, всечестный княже Димитрие, егда прадед твой святый благоверный великий князь Александр Невский, востал из раки мощей своих духом своим, и аки лев пробужденный в силе и славе Божией потек на брань с нечестивыми агарянами. Сие же страшно бысть, егда узрел пономарь, и паки двух светолепных старцев, пришедших из алтаря ко гробу великаго князя, повелевая и взываше к нему, дабы скоро шел на помощь и пособствовал в победе правнуку своему, князю Димитрию. Мы же сему таковому Божиему явлению дивящеся, вопием:

Радуйся, княже Димитрие Божественным сим знамением укрепленный.

Радуйся, на врагов видимых, яко горний орлан, безстрашно ополчивыйся.

Радуйся, поле Куликово к велией битве избравый.

Радуйся, яко пред святою бранью с Мамаем мощи твоего прадеда великаго князя Невскаго нетленными обреташеся.

Радуйся, яко помощь Господня от прадеда твоего незримо прииде на тя.

Радуйся, по пути идеже избранна поле битвы, икона с образом святителя Мир-Ликийскаго Николая чудесно обретеся.

Радуйся, яко сие место богоявления от хлада смертной битвы тя угреша.

Радуйся, яко знамение явленной иконы сей благоприятный знак тебе быша.

Радуйся, яко сие началом основания Николо-Угрешскому монастырю явишися.

Радуйся, ибо самим великим святителем Николаем сие место благословися.

Радуйся, яко велием белокаменным храмом на месте сем в Божией славе возвеличися.

Радуйся, яко не всуе приял еси от князя Владислава Серпуховскаго престол великокняжения, а благовременно.

Радуйся, яко той князь уступиша тебе престол Московский, да объединиши земли русския смиренномудренно.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 11

Пение всеумиленное приносим ти, святе княже Димитрие, егда во смирении сердца своего возвысил еси глас свой пред воины своими, призывая их мужественно сражаться и не посрамиться в день празднования Рождества Царицы Пресвятой Богородицы. Дивно бысть, яко ты, великокняже Димитрие, в молитвах призывал еси Триединаго Бога, Силу Честнаго Креста и Богородицу, с сокрушенным сердцем возложив всю печаль свою и надежду победы на Господа Саваофа. И мы зде смиренно помолимся Богу, времена и лета во своей власти положившему, и воспоем Ему победную песнь: Аллилуиа.

Икос 11

Светоприемным светильником святаго княжескаго рода явился ты еси пред воинами своими, благоверне княже Димитрие, призывая всех доблестно сражатися Господа ради на поле брани с врагами Божиими, и тако же ревностно хранити святыни Христовых церквей и чистоту веры православной. Ты же, болезнуя о славе Святой Руси, многажды взываху к воинам своим: не убойтеся смерти и врагов, души не могущих убити. Стойте за Русь Святую! Ибо смертию за Божию веру и Отечество Богохранимое, обретем себе живот вечный. Мы же, поклоняемся ти, святый великий княже Димитрие, яко светлому воеводе войска русскаго, и поминая твою любовь к Богу, егда по-архангельски призывал ратников своих, непрестанно увещевая их, никогдаже в бою с врагами помышляти о земных вещех, но паче всего ревновати о венцах небесных. И мы преклоенные пред мужеством твоим, поем ти умиленно:

Радуйся, в день Рождества Пресвятыя девы Богородицы брань на агарянские полчища сотворивый.

Радуйся, живота своего ради любви к ближним своим не щадивый.

Радуйся, избранниче Божией Матери преизрядный.

Радуйся, чистотою сердца своего Ей благочестне угодивый.

Радуйся, рекший воинам своим: "Яко аще будем живы, ради Господа своего".

Радуйся, паки рекший: "Яко аще смерть приимем, ради Господа своего".

Радуйся, с образом Нерукотворнаго Спаса на знамении воинском ратовати изволивый.

Радуйся, благочестию предков своих поревновавый.

Радуйся, на тебе воистину сбыстся слова: "не в силе Бог, а в правде".

Радуйся, частицу Животворящего Древа Креста Господня при себе имевый.

Радуйся, яко первый твой воин Александр Пересвет скоротечно на вызов сопротивника отозвашеся.

Радуйся, яко оный благословенный воин старца Сергия за всю Святую Русь в единоборство с гордым Челубеем славне вступися.

Радуйся, идеже изнемогает плоть, тамо побеждает Дух Божий.

Радуйся, княже, яко твой воин Александр не шлемом и кольчугой, а схимонашескими крестами покровенный.

Радуйся, яко той Александр-инок, воинским копием и верою Христовою против иноземца вооруживыйся.

Радуйся, яко княжеский инок за вся воинства Державы Русския бой держаше.

Радуйся, яко на поле брани вся земля Русская от удара двух сошедшихся воинов содрогнушася и пробудишася.

Радуйся, яко самый сильный воин агарянский низложися.

Радуйся, яко славный воин Пересвет мертв сущ в седле удержася.

Радуйся, яко той жив сущ в гриву своего коня заблаговременно крепце вцепися.

Радуйся, яко сидением своим в седле, всех воинов-братиев свих воодушевивый и приободривый.

Радуйся, яко сие добрым знаком явися.

Радуйся, яко и мертвый Пересвет, на том коне по всему полю до конца битвы скакаше и победу предвозвещаше.

Радуйся, княже Димитрие, яко твоим воином Святая Русь во вся веки прославися.

Радуйся, яко и ты не в великокняжеских одеяниях, но в рубищных одеждах простого воина в первых рядах ревностно сражавыйся.

Радуйся, яко многими ранами за веру святую изъязвленный.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 12

Благодать ти дана от Бога, святый княже, изначала юнна возраста, во еже добре правити страной Русской и народом ея православным. Темже благодарим Господа, даровавшего Российской земле храбраго воеводу, пламеннаго молитвенника, мудраго строителя церковных святынь, смиреннаго послушника и собеседника святых угодников Божиих, и русскаго победоносца, столь дивную победу над врагами иноплеменными сотворшему. Мы же доблесть твою почитаем и победу твою над Мамаем помним, и духовно преданные тебе, трепетно глаголем из уст в уста святое житие твое, из рода в род нами хранимое, прославляя и поя Христу Спасителю и Богу нашему: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще священные подвиги твоя, святолепный княже Димитрие, содеянные в сей временней жизни, наипаче же победу в побоище над Мамаем одержавшего и спасшего через сие Отечество наше православное от зловерия агарянскаго. Поклоняемся ти, яко течение свое добре совершил еси, веру соблюл и ныне венцем нетленным увенча тя Бог Христос, Небесный Царь и подвигоположник нашего спасения. Сего ради молим тя, святе княже Димитрие, яко ты имаши дерзновенно предстательствовать о нас у Престола Царя Славы, к тебе же радостно вопием вси:

Радуйся, в лютой брани на реке Доне Донским нареченный.

Радуйся, богомощным искусным полководцем в бранях с врагами явленный.

Радуйся, знак Божий в сопростивном ветре распознавый и засадный полк богомудро удержавый.

Радуйся, яко той полк обоюдоострым мечем на сокрушение врагов соблюдашеся.

Радуйся, и на поле брани верный исполнителю слов Христовых, рекшего, яко никто не может без Мене творити ничесоже.

Радуйся, яко в явленном благоприятном ветре волю Божию усмотревше и своевременно вступити в бой князю волынскому повелеша.

Радуйся, яко полк засадный в сече русских с погаными благоприятный исход битвы принесоша.

Радуйся, боголюбивый ратоборче, яко в сем ветре сам Господь с тобою пребываше.

Радуйся, яко той ветер тебе помогаше разверзая знамя с ликом Господним, дабы всех врагов погубити.

Радуйся, яко светлые ангелы во главе с Архистратигом Михаилом помогаху ти воинствовати.

Радуйся, яко с тобою и с воинами твоими святии мученицы шествоваху по небеси.

Радуйся, яко с тобою и с твоими воинами спребывал Георгий Победоносче, Димитрий Мироточивый и страстотерпцы Глебе и Борисе.

Радуйся, яко из облака Божиего множество венцев опускахуся на главы православных воинов.

Радуйся, яко в предначалии брани многия моления ко Спасу и Богородице сотворивый.

Радуйся, яко сама Пресвятая Небесная Царице со святыми Апостолами души убиенных воинов на поле брани отпевала.

Радуйся, яко Мати Божия их, яко чад своих в свои пречистыя руце принимала.

Радуйся, яко полки поганых агарян в три раза числом превосходящих Божиею помощию победивый.

Радуйся, малым числом своих воинов, яко малым стадом Христовым сатанинскую силу посрамивый.

Радуйся, в надежде на заступничество и ходатайства аввы Сергия преподобнаго не посрамил тя Бог Христос.

Радуйся, яко Господь сохрани тя в брани сей живым суща.

Радуйся, паки благодарне посетивый преподобнаго игумена и службы по убиенным воином в Троицкой обители со многими слезами совершивый.

Радуйся, яко вся силы телесныя во смертном бою истощивый, Духом же Божиим не угасший.

Радуйся, и по ныне коегождо лето память творят вси православные русские чада во церквях по всем убиенным воином в субботу Димитриевскую.

Радуйся, яко ты сподобился христианскими таинствами пред своею кончиною от рук преподобнаго Сергия приобщитися.

Радуйся, святый благоверный великий княже и воеводо Донской Димитрие, православной веры и Святой Руси защитниче.

Кондак 13

О великий русский воеводо и храбрый воине земный, благоверный княже, избранниче Божий, гражданине небеснаго Царствия вышняго Иерусалима, святый добропобедный Христов страстотерпче Димитрие! Приими от нас ныне возносимыя тебе мольбы и спаси Отечество Российское и Церковь Русскую и люди Божии от ига иноплеменников. Умоли Господа Небесных Сил, да подаст нам силу свыше к погублению врагов видимых и невидимых. Буди ходатай крепкий о славянском народе Божием, да и мы грешные и недостойные потомки Великой Державый твоей вкупе с тобою на земли, яко и на небеси воспоем славу Живоначальней Пресвятой Троице вечно благодарственную песнь: Аллилуиа.

Трижды, затем Икос 1 и Кондак 1

Молитва ко святому великому и славному русскому князю Димитрию Донскому

Восхваляя, величаем тя, святе благоверне великий княже Димитрие! Благодарение приносим триединому Богу Отцу, Сыну и Святому Духу, в Троице единосущней сславимому и исповедуемому, яко на небеси и на земли.

Восхваляя, ублажаем Пресвятую Богородицу, и паче всего Сына Ея, Господа нашего Иисуса Христа, Подвигоположника и вечно царствующего военноначальника и Победоносца над всеми врагами видимыми и невидимыми, яко издревле изволившему воздвигнути нам от народа русскаго дивно просвященнаго верой Христовою великаго угодника Божиего, славнаго князя Донского Димитрия, зело великаго защитника веры православной и все Святой Руси. Иже велий оный князь Димитрй, бысть нам совершенный образ, како подобает всем сердцем любити Отечество Российское и охраняти Царство Божие на земле, хранить веру Православную и заветы великих святых своих предков. Но паче всего показа нам Господь самоотверженную любовь твою, яже к Богу Спасу Христу и ближним, какая явлена тобою, святый княже Димитрие, на поле брани Куликова побоища, слава коей битвы возсияла в земле Русской, юже славне просвятил державный сродник твой святый великий равноапостольный князь Владимир, ибо оный державный просветитель благовременно, промыслительно и богомудренно изволил крестити славянский народ в веру Божию православную.

Не остави нас и ныне, великий и славный княже Донской Димитрие, услыши нас вскоре и помоги сохранити в благочестивой вере Христовой Землю Русскую, научи нас в заповедях Господних ходити и самоотверженною Божиею любовию ближних своих любити. Огради нас мощными молитвами своими от нашествия иноплеменников и пленения иноземных супостат, от их гибельных ересей и расколов, от разорения земли Русской, от глада и греховной нечистоты.

Молим тя, избранниче Божий, благоверный княже Димитрие, ибо ты в животе земнаго бытия явился еси миротворцем мудрейшим и собирателем разрозненных и враждующих князей Отечества земли Славянской. На всякое время и час являл свое попечительство и ревность о Божией доброй славе единодержавия Святой Руси. Попекися и ныне о людях Божиих, живущих в землях славянских и пошли им свою небесную помощь и разум Божий созидающий, сплочающий и умножающий Царство Божие в православной стране российской. Всех же разрушителей Отечества Православнаго и всех губителей и растлителей народа русскаго христианскаго низложи, да твоим праведным ратоборством враги Христовые скоротечно приимут позор и погибель на славянской земле. И аще Богу вся невозможная возможно, силою Креста Господня и помощию Богородицы, изгони из Отечества нашего поганых и коварных врагов.

Молим тя, святый богоносный княже Димитрие, испроси у Господа Отца Светов и Бога Сына Иисуса Христа, просвещающего весь мир Духом Святым, да снидет на нас свыше Дух Истины, дарующий прозрение российскому народу во тьме и сени смертней лежащему, да возсияет Слава Божия в сынах российских, да приидет полнота познания православной веры и любовь Божия, да совершит нас Христовым совершенством: благочестию навыкнути, страх Божий внутрь сердца стяжати, веру святую и благородство имети, почтения к родителям не оставляти, родителям Божией мудростию обладати, в страхе Божием своих чад сохраняти, воином же в вере православной стояти и Отечество свое охраняти.

Подвизающимся на пути Христовом испроси дух ревности богомудренной, не токмо об Отечестве земном, но и о небесном Отечестве ревновати. Молитвами своими, княже Димитрие, наполни сердца малодушных храбростию в ратоборствах с врагами видимыми и невидимыми. Укрепи блюстителей благочестивых и стражей земли Русской, испроси им от Бога имети орлиную зоркость на все козни вражии, всегда хранити верность друг ко другу и нелицеприятие.

Православных пастырей подвигни имети попечение и любовь к чадам Христовой Церкви, мирским людям испроси разум Божий и дух смирения быти послушными к учению Евангельскаго душеспасительнаго слова, к учениям Святых Апостолов и поучениям святых отцев Церкви. Святителям боголюбивым пособствуй ограждати им вверенное стадо Христово от различных волков льстивых, приходящих вкрадчиво разделяти, расхищати и соблазняти христианския души, богатых вразуми быти милосердными и милостивыми к бедным и обездоленным, и всем вся нужная даруй молитвами своими, да не погибнут от уныния и отчаяния, старых поддержи, немощных укрепи, болящих исцели, да всяким благополезным твоим ходатайством приобщимся и мы, грешные рабы Божии (имена) к делам веры Христовой и сподобимся стяжати в себе полноту любви Божией, еяже плодами питаемые, последуем за тобою в небесных обителях, светлый княже Димитрие, идеже ты ныне следуеши путями Господа нашего Иисуса Христа, да и мы сподобится оной райской сладости в царстве Бога Христа, и ныне получим утешительный небесный покров Преблагословенной Богородицы, скорой Заступницы всего рода христианскаго, Ея же мольбами и Материнскою любовию чаем улучити и достигнути богоугодно земнаго благоденствия и вечнаго наследия Небеснаго Царствия, идеже ты, святый княже Димитрие, в сонме святых праведников солнцевидно сияеши и в безконечные веки веселишися и огнезрачным ликом Бога Христа Святейшим Светом Его наслаждаешися и насыщаешися, вкупе со всеми угодниками Божиими, воспевая трисвятую песнь Троице Животворящей и Нераздельней, Богу Отцу, Сыну и Святому Духу. Аминь.

Молитва вторая ко Святому благоверному великому русскому князю Димитрию Донскому

Войска русскаго Христова собирателю, славне княже и воеводо Донской Димитрие, мудрый военноначальниче, мученическаго сонма святых Христовых воинов предводителю, со многими князи, подручными слугами и верными другами душу свою за веру Святую и Православное Отечество положивый, от преподобнаго Сергия Радонежскаго благословенный, Богородицею возлюбленный, молися ко Пресвятей Троице, да вси Божии воины в земле российстей меж собою разобщенныя и духом злобы сатанинской разделенныя во едино стадо Христово собраны будут, верой православною и любовию Божией друг со другом сплоченные и тобою водительствуемые, на полях духовной брани и в битвах земных всех врагов ненавидящих Бога победить скоро имут, и славу Святой Руси умножат, благодать на землю Русскую привлекут, и православное Царство Божие на своей российской земле узрят; достойный плод покаяния о грехах своих принесут; и яко велий дар Божий, богопомазанным царем в земле славянской увенчаны будут; и от сего Богоизбраннаго Православнаго самодержавнаго русскаго царя благослоевние приимут; и под святительскою его власти благочестию православных верноподданных навыкнут; иго сатанинское сокрушат и чистоту евангельскаго света всему миру явят, якоже и ты, всечестный княже Димитрие, зриши ныне Царство Небесное, и стоиши пред Великим Архиереем, Господом и Спасом Иисусом Христом, и от всевышней Его Божией Благости, веруем, яко испросить нам великие милости можеши, да и мы присно Славу Бога Отца, Бога Сына и Бога Святаго Духа всегда величающии, наипаче же твое святое великое княжеское предстояние за Русь Святую, яко великаго воеводу в великой битве поминаем и почитаем, идеже слава праведной жизни твоей, княже Димитрие, сияет пред всеми небесными Ангелами и Архангелами, святыми человеками и грешными людьми, и нам на земле присно являемая, всех нас за веру Христову, Отечество и Царя до смерти стоять вдохновляемая, всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

Краткое житие благоверного великого князя Димитрия Донского

Бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Дон­ской  ро­дил­ся в 1350 го­ду, вос­пи­ты­вал­ся под ру­ко­вод­ством свя­ти­те­ля Алек­сия Мос­ков­ско­го. Хри­сти­ан­ское бла­го­че­стие свя­то­го кня­зя Ди­мит­рия со­че­та­лось с его та­лан­том вы­да­ю­ще­го­ся го­судар­ствен­но­го де­я­те­ля. Он по­свя­тил се­бя де­лу объ­еди­не­ния рус­ских зе­мель и осво­бож­де­нию Ру­си от та­та­ро-мон­голь­ско­го ига.

Со­би­рая си­лы для ре­ша­ю­ще­го сра­же­ния с пол­чи­ща­ми Ма­мая, св. Ди­мит­рий про­сил бла­го­сло­ве­ния у пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Ста­рец во­оду­ше­вил кня­зя, на­пра­вил ему в по­мощь мо­на­хов-схим­ни­ков Алек­сандра (Пе­ре­све­та) и Ан­дрея (Ос­ля­бю). За по­бе­ду на Ку­ли­ко­вом по­ле (меж­ду ре­ка­ми До­ном и Непряд­вой) в день празд­ни­ка Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы князь Ди­мит­рий стал име­но­вать­ся Дон­ским. Он устро­ил Успен­ский мо­на­стырь на ре­ке Ду­бен­ке и со­здал храм Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы на мо­ги­лах пав­ших во­и­нов. Свя­той Ди­мит­рий пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду 19 мая 1389 го­да, был по­хо­ро­нен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля.

Полное житие благоверного великого князя Димитрия Донского

Бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ди­мит­рий, про­зван­ный Дон­ским, ро­дил­ся в 1350 го­ду.

О дет­стве бу­ду­ще­го ве­ли­ко­го кня­зя сы­на Иоан­на Крас­но­го и ве­ли­кой кня­ги­ни Алек­сан­дры из­вест­но со­всем немно­го. «Вос­пи­тан же был он в бла­го­че­стии и сла­ве, с на­став­ле­ни­я­ми ду­ше­по­лез­ны­ми, – го­во­рит­ся в «Сло­ве о жи­тии» Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча, – и с мла­ден­че­ских лет воз­лю­бил Бо­га. Еще юн был он го­да­ми, но ду­хов­ным пре­да­вал­ся де­лам, празд­ных бе­сед не вел, непри­стой­ных слов не лю­бил и зло­нрав­ных лю­дей из­бе­гал, а с доб­ро­де­тель­ны­ми все­гда бе­се­до­вал».

Дет­ство свя­то­го Ди­мит­рия про­шло под непо­сред­ствен­ным вли­я­ни­ем свя­то­го мит­ро­по­ли­та Алек­сия, быв­ше­го дру­гом и со­вет­ни­ком от­цу Ди­мит­рия, Иоан­ну Иоан­но­ви­чу.

1359 год. Ве­ли­кий князь Иоанн Иоан­но­вич, крот­кий брат Си­мео­на Гор­до­го, по­сле ше­сти лет кня­же­ния пре­ста­вил­ся в схи­ме на 33-м го­ду от рож­де­ния. Оста­лись сы­но­вья: 10-лет­ний Ди­мит­рий, млад­ший Иоанн, ше­сти­лет­ний пле­мян­ник Вла­ди­мир (в бу­ду­щем – ге­рой Ку­ли­ков­ской бит­вы, за­слу­жив­ший на­име­но­ва­ние Храб­ро­го). По­на­ча­лу роль свя­ти­те­ля в го­судар­ствен­ной де­я­тель­но­сти сво­ди­лась к ду­хов­ной под­держ­ке пер­во­го сре­ди рус­ских кня­зей, но по­сле смер­ти Иоан­на Иоан­но­ви­ча мит­ро­по­лит ста­но­вит­ся фак­ти­че­ски гла­вой рус­ских кня­жеств. На него, воз­гла­вив­ше­го Бо­яр­скую ду­му, ло­жит­ся от­вет­ствен­ность за весь ход по­ли­ти­че­ских дел на Ру­си. Де­вя­ти­лет­не­му Ди­мит­рию он на дол­гое вре­мя за­ме­ня­ет от­ца, до са­мой смер­ти в 1378 го­ду. Свя­ти­тель – один из бли­жай­ших лю­дей в ве­ли­ко­кня­же­ском до­ме. Его вос­пи­та­тель­ное воз­дей­ствие раз­ви­ло соб­ствен­ные вы­со­кие ка­че­ства Ди­мит­рия; этот об­лик юно­го кня­зя и был уве­ко­ве­чен древним опи­са­те­лем его жи­тия. С са­мо­го на­ча­ла жиз­ни ве­ли­кий князь был при­об­щен к сре­де рус­ско­го по­движ­ни­че­ства, пре­бы­вал в ат­мо­сфе­ре, ко­то­рую со­зда­вал во­круг се­бя пре­по­доб­ный Сер­гий.

С ран­них лет ве­ли­кий князь дол­жен был учить­ся тер­пе­нию и му­же­ству, пре­одоле­вать се­бя, гля­деть в ли­цо смер­тель­ной опас­но­сти, дей­ство­вать в об­ста­нов­ке со­вер­шен­но неве­до­мой.

По­сле кон­чи­ны его от­ца Иоан­на Иоан­но­ви­ча в 1359 го­ду ве­ли­ко­кня­же­ский ти­тул от­хо­дит от Моск­вы: ма­ло­лет­не­му кня­зю Мос­ков­ско­му Ор­да пред­по­чла Суз­даль­ско­го Ди­мит­рия Кон­стан­ти­но­ви­ча, му­жа зре­ло­го.

В Ор­де так­же то­гда ца­ри­ли меж­до­усо­бия, и сре­ди этих смут зло­счаст­ные рус­ские кня­зья жи­ли в Ор­де, до­би­ва­ясь ве­ли­ко­кня­же­ско­го пре­сто­ла. В 1359 (или 1361, по дру­гим пред­по­ло­же­ни­ям) го­ду ма­ло­лет­ний Ди­мит­рий вы­нуж­ден был пред­при­нять пу­те­ше­ствие в Ор­ду, это бы­ло свя­за­но с дву­мя сов­пав­ши­ми со­бы­ти­я­ми – кон­чи­ной рус­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя и оче­ред­ной пе­ре­ме­ной на хан­ском пре­сто­ле. По­езд­ка от­ро­ка Ди­мит­рия в Ор­ду – все это со­зна­ва­ли – по-преж­не­му со­про­вож­да­лась смер­тель­ной опас­но­стью. Но она бы­ла и крайне по­лез­ной ему, бу­ду­ще­му гла­ве го­су­дар­ства, ви­ди­мо, об этом ду­мал свя­ти­тель Алек­сий, бла­го­сло­вив­ший Ди­мит­рия на нее. Он дол­жен был соб­ствен­ны­ми гла­за­ми уви­деть по­ло­же­ние дел: со­при­кос­нуть­ся с вра­гом, уже бо­лее ве­ка му­чив­шим род­ную зем­лю, с ко­то­рым на­до бы­ло уметь го­во­рить, а так­же, про­плыв по трем рус­ским ре­кам, обо­зреть Рус­скую зем­лю, ко­то­рой ему над­ле­жа­ло пра­вить. Но в 1362 го­ду в ре­зуль­та­те оче­ред­но­го пе­ре­во­ро­та в Ор­де при­шел к вла­сти хан Аму­рат. Со­чтя дей­ствия сво­их пред­ше­ствен­ни­ков без­за­кон­ны­ми, он на­пра­вил ве­ли­ко­кня­же­ский яр­лык с по­слом в Моск­ву. Суз­даль­ский князь не мог с этим сми­рить­ся. Со сво­и­ми вой­ска­ми он за­нял Пе­ре­я­с­лавль, не же­лая про­пу­стить Ди­мит­рия Мос­ков­ско­го во Вла­ди­мир, ку­да тот, со­про­вож­да­е­мый сво­ею ра­тью, шел вен­чать­ся на ве­ли­кое кня­же­ство. Над­ле­жа­ло ре­шить спор ору­жи­ем. Три­на­дца­ти­лет­ний Ди­мит­рий Иоан­но­вич вы­сту­пил в свой пер­вый по­ход. Уви­дев пол­ки Моск­вы, Суз­даль­ский князь в стра­хе бе­жал и за­тво­рил­ся в Суз­да­ле; Ди­мит­рий же, до­стиг­нув Вла­ди­ми­ра, про­шел здесь через древ­ний об­ряд во­кня­же­ния.

Здесь впер­вые от­ме­тим чер­ту уме­рен­но­сти и ми­ро­лю­бия в юном кня­зе Ди­мит­рии. Он оста­вил сво­е­го со­пер­ни­ка Ди­мит­рия Кон­стан­ти­но­ви­ча мир­но кня­жить в его род­ном уде­ле – Суз­даль­ском, хо­тя осто­рож­нее бы­ло бы со­всем ли­шить то­го вся­кой вла­сти и си­лы... И в са­мом де­ле, Суз­даль­ский князь, за­ис­кав в хане Аму­ра­те, опять, по­чти немед­лен­но, за­нял Вла­ди­мир. Опять по­ход, опять из­гна­ние со­пер­ни­ка из ве­ли­ко­кня­же­ской сто­ли­цы... Ди­мит­рий Иоан­но­вич оса­жда­ет Суз­даль, но сно­ва, вер­ный сво­е­му неиз­мен­но­му ми­ро­лю­бию, ща­дит Суз­даль­ско­го кня­зя, остав­ля­ет его на удель­ном кня­же­нии и толь­ко бе­рет с него при­ся­гу в вер­но­сти.

Ве­ли­кий князь-от­рок по­сти­гал на­у­ку мос­ков­ской по­ли­ти­ки, за­клю­чав­шу­ю­ся в со­че­та­нии си­лы и ми­ло­сер­дия. Под ру­ко­вод­ством мит­ро­по­ли­та князь по­сте­пен­но при­об­ре­тал ту осо­бую муд­рость го­судар­ствен­но­го пра­ви­те­ля, ко­то­рую совре­мен­ни­ки свя­зы­ва­ли с его лич­но­стью. Утвер­див­шись в ве­ли­ко­кня­же­ском до­сто­ин­стве, Ди­мит­рий уже на за­ре сво­е­го прав­ле­ния на­чи­на­ет ра­бо­ту по объ­еди­не­нию Мос­ков­ской зем­ли. Москва воз­вы­ша­лась. Она укре­пи­ла со­юз и с Суз­да­лем, за­вер­шив­ший­ся в 1366 го­ду бра­ком ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия и суз­даль­ской княж­ны Ев­до­кии Ди­мит­ри­ев­ны.

Тем не ме­нее по­сто­ян­ная труд­ность по­ло­же­ния ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча со­сто­я­ла в том, что прак­ти­че­ски на про­тя­же­нии всей жиз­ни ему при­хо­ди­лось ве­сти непре­кра­ща­ю­щи­е­ся вой­ны с мно­го­чис­лен­ны­ми вра­га­ми. Кро­ме по­сто­ян­но­го про­ти­во­сто­я­ния Ру­си дер­жав внеш­них – Ор­ды и Лит­вы, ве­ли­кий князь дол­жен был неусып­но пом­нить о про­тив­ни­ках внут­ри­рус­ских, силь­ней­ши­ми из ко­то­рых бы­ли кня­же­ства Ни­же­го­род­ское, Ря­зан­ское и осо­бен­но Твер­ское.

1368 год был озна­ме­но­ван кон­цом со­ро­ка­лет­не­го от­но­си­тель­но­го спо­кой­ствия на Ру­си: через Рус­скую зем­лю к Москве шли вой­ска Оль­гер­да Ли­тов­ско­го, всё уни­что­жая на сво­ем пу­ти. Ве­ли­кий князь, мит­ро­по­лит Алек­сий, князь Вла­ди­мир Ан­дре­евич, дво­ю­род­ный брат Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча, за­тво­ри­лись в Москве. Оль­герд на­чал оса­ду, но вид ка­мен­но­го крем­ля сму­тил его; за но­вы­ми по­строй­ка­ми про­смат­ри­ва­лась уве­рен­ность в сво­их си­лах и в сво­ем пра­ве, со­сре­до­то­чен­ная мощь; и, по­сто­яв в ви­ду Моск­вы три дня, Оль­герд снял оса­ду и ушел в Лит­ву. Страш­ным на­ше­стви­ем ли­тов­цев Мос­ков­ская зем­ля бы­ла опу­сто­ше­на. Но Ди­мит­рий Иоан­но­вич во­все не со­би­рал­ся от­ка­зы­вать­ся от сво­ей ши­ро­кой объ­еди­ни­тель­ной по­ли­ти­ки. В ве­че­вые рес­пуб­ли­ки Нов­го­род и Псков был по­слан – ра­ди за­клю­че­ния со­ю­за с ни­ми – бли­жай­ший друг, князь Вла­ди­мир Ан­дре­евич; за под­держ­ку Лит­вы по­нес­ли на­ка­за­ние кня­зья Смо­лен­ский и Брян­ский. Мит­ро­по­лит Алек­сий от­лу­чил от Церк­ви кня­зей Ми­ха­и­ла Твер­ско­го и Свя­то­сла­ва Смо­лен­ско­го. Чи­тая ис­то­рию, не успе­ва­ешь сле­дить за гро­зо­вы­ми ту­ча­ми, то и де­ло на­ле­та­ю­щи­ми в эту эпо­ху на стой­кое Мос­ков­ское кня­же­ство и его вла­сти­те­ля.

В 1371 го­ду Твер­ской князь Ми­ха­ил от­пра­вил­ся к Ма­маю про­сить яр­лы­ка для се­бя. Ма­май, ко­то­рый уже дав­но на­блю­дал за дей­стви­я­ми Мос­ков­ско­го кня­зя Ди­мит­рия, дав­но не вы­пла­чи­вав­ше­го ему да­ни, охот­но дал яр­лык Ми­ха­и­лу. В Моск­ву же был на­прав­лен по­сол Са­ры-хо­жа с оскор­би­тель­ным при­гла­ше­ни­ем Ди­мит­рию Иоан­но­ви­чу во Вла­ди­мир на вен­ча­ние Ми­ха­и­ла. И здесь ве­ли­кий князь по­сту­пил как сво­бод­ный че­ло­век, ис­тин­ный хо­зя­ин по­ло­же­ния: «К яр­лы­ку не еду, а в зем­лю на кня­же­ние Вла­ди­мир­ское не пу­щу, а те­бе по­слу, путь чист». Глав­ным в этом по­ступ­ке бы­ло непо­ви­но­ве­ние Ор­де – и в де­ле весь­ма важ­ном. Ди­мит­рий Иоан­но­вич дей­стви­тель­но пе­ре­крыл путь Ми­ха­и­лу во Вла­ди­мир, вве­дя свои вой­ска в Пе­ре­я­с­лавль: ор­дын­ский же по­сол, при­быв­ший в Моск­ву, был встре­чен ве­ли­ким кня­зем пре­крас­но. За­доб­рен­ный, Са­ры-хо­жа в Ор­де по­хо­да­тай­ство­вал за Мос­ков­ско­го кня­зя, чем в ка­кой-то ме­ре под­го­то­вил и даль­ней­ший его успех.

Вско­ре, в этом же го­ду, Ди­мит­рий Иоан­но­вич от­пра­вил­ся в Ор­ду, чтобы пре­кра­тить про­ис­ки Ми­ха­и­ла; на этот по­сту­пок – как и на про­чие свои важ­ные по­ли­ти­че­ские дей­ствия – ве­ли­кий князь имел бла­го­сло­ве­ние мит­ро­по­ли­та Алек­сия. Прак­ти­че­ски ни од­но­го зна­чи­тель­но­го го­судар­ствен­но­го ре­ше­ния ве­ли­кий князь не при­нял без бла­го­сло­ве­ния Церк­ви. Три фигу­ры, об­ле­чен­ные ду­хов­ным са­ном, ока­за­лись клю­че­вы­ми для его жиз­нен­но­го пу­ти: это свя­ти­тель Алек­сий, пре­по­доб­ный Сер­гий и Фе­о­дор Си­мо­нов­ский, впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский; каж­дый имел осо­бен­ное вли­я­ние на ве­ли­ко­го кня­зя. Ру­ко­вод­ство мит­ро­по­ли­та Алек­сия, про­дол­жав­ше­е­ся вплоть до его смер­ти в 1378 го­ду, со­от­вет­ствен­но са­мой лич­но­сти свя­ти­те­ля, име­ло жиз­нен­но-прак­ти­че­ский ха­рак­тер, бы­ло для Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча шко­лой не толь­ко ду­хов­ной жиз­ни, но и управ­ле­ния стра­ной. Ве­ли­кий князь вер­нул­ся в Моск­ву с нуж­ным яр­лы­ком. Ми­ха­и­лу же от Ма­мая при­шло по­сла­ние, в ко­то­ром со­дер­жа­лось от­ри­ца­ние пра­ва на ве­ли­кое кня­же­ние.

Де­ло воз­вы­ше­ния Моск­вы тре­бо­ва­ло ре­ше­ния и за­дач со­зи­да­тель­ных, устро­е­ния соб­ствен­но­го до­ма – с это­го на­чи­нал дав­нее об­ще­го­судар­ствен­ное де­ло ве­ли­кий князь. В ос­но­ве жиз­нен­но­го укла­да ве­ли­ко­кня­же­ско­го до­ма на­хо­дил­ся ис­тин­но хри­сти­ан­ский брак. Се­мей­ная жизнь ве­ли­ко­кня­же­ской че­ты про­хо­ди­ла под ду­хов­ным ру­ко­вод­ством свя­ти­те­ля Алек­сия, поз­же – Фе­о­до­ра Си­мо­нов­ско­го. Ока­зы­вал на нее вли­я­ние и пре­по­доб­ный Сер­гий: из две­на­дца­ти де­тей Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча и Ев­до­кии Ди­мит­ри­ев­ны двое сы­но­вей бы­ли кре­ще­ны Тро­иц­ким игу­ме­ном.

В ка­че­стве же ос­нов­ной лич­ной чер­ты ве­ли­ко­го кня­зя ав­тор «Сло­ва о жи­тии...» на­зы­ва­ет необык­но­вен­ную лю­бовь к Бо­гу. Од­но из имен, ко­то­рым на­де­ля­ет древ­ний книж­ник Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча в по­хва­лу ему – «С Бо­гом все тво­ря­щий и за Него бо­рю­щий­ся». «Цар­ским са­ном об­ле­чен­ный, жил он по-ан­гель­ски, по­стил­ся и сно­ва вста­вал на мо­лит­ву и в та­кой бла­го­сти все­гда пре­бы­вал. Тлен­ное те­ло имея, жил он жиз­нью бес­плот­ных». «Зем­лею Рус­скою управ­ляя и на пре­сто­ле си­дя, он в ду­ше об от­шель­ни­че­стве по­мыш­лял, цар­скую баг­ря­ни­цу и цар­ский ве­нец но­сил, а в мо­на­ше­ские ри­зы вся­кий день об­ле­кать­ся же­лал. Все­гда по­че­сти и сла­ву от все­го ми­ра при­ни­мал, а Крест Хри­стов на пле­чах но­сил. Бо­же­ствен­ные дни по­ста в чи­сто­те хра­нил и каж­дое вос­кре­се­нье Свя­тых Та­инств при­об­щал­ся. С чи­стей­шей ду­шой пе­ред Бо­гом хо­тел он пред­стать; по­ис­ти­не зем­ной явил­ся Ан­гел и небес­ный че­ло­век».

С лиш­ком пол­то­рас­та лет то­ми­лась мно­го­стра­даль­ная Русь под тя­же­лым игом та­тар­ским. И вот, на­ко­нец, при­з­рел Гос­подь Бог на моль­бы Ру­си Пра­во­слав­ной – при­бли­жал­ся час осво­бож­де­ния. На­род, сто лет при­вык­ший дро­жать при од­ном име­ни та­та­ри­на, со­брал­ся на­ко­нец с ду­хом, встал му­же­ствен­но на по­ра­бо­ти­те­лей. Как мог­ло это слу­чить­ся? От­ку­да взя­лись, как вос­пи­та­лись лю­ди, от­ва­жив­ши­е­ся на та­кое де­ло, о ко­то­ром бо­я­лись и ду­мать их де­ды?.. Мы зна­ем од­но, что пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­сло­вил на этот по­двиг глав­но­го во­ждя рус­ско­го опол­че­ния, и этот мо­ло­дой вождь был че­ло­век по­ко­ле­ния, воз­му­жав­ше­го под его бла­го­дат­ным вос­пи­та­ни­ем.

В 1370-е го­ды вклю­чил­ся ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич в борь­бу с Зо­ло­той Ор­дой. Это дви­же­ние, вдох­нов­ля­е­мое Рус­ской Цер­ко­вью, ши­ро­ко раз­ви­ва­лось сре­ди по­ра­бо­щен­но­го на­ро­да.

В 1376 го­ду со­сто­ял­ся по­ход на Волж­скую Бол­га­рию. Рус­ские оса­ди­ли бол­гар и, несмот­ря на на­ли­чие у го­ро­да пу­шек – неви­дан­но­го по то­му вре­ме­ни ору­жия, – вы­ну­ди­ли его к сда­че. Это был зна­чи­тель­ный успех Моск­вы, ее пер­вая на­сту­па­тель­ная по­бе­да в борь­бе с та­та­ра­ми.

В 1378 го­ду Ма­май по­слал на Русь боль­шое вой­ско, во гла­ве ко­то­ро­го сто­ял во­е­во­да Бе­гич; в июле та­та­ры вторг­лись в ря­зан­ские зем­ли. По­ход этот имел це­лью не толь­ко ограб­ле­ние Ря­зан­ско­го кня­же­ства, но, су­дя по раз­ме­рам обо­зов, Бе­гич не ис­клю­чал воз­мож­но­сти дой­ти и до са­мой Моск­вы. На­встре­чу вра­гу вы­сту­пил Ди­мит­рий Иоан­но­вич, пол­ки ко­то­ро­го раз­би­ли та­тар.

Вы­иг­ран­ная бит­ва на ре­ке Во­же бы­ла ге­не­раль­ной ре­пе­ти­ци­ей сра­же­ния на Ку­ли­ко­вом по­ле. При­бли­жал­ся гроз­ный 1380 год. На­прас­но ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич пы­тал­ся уми­ло­сти­вить ха­на да­ра­ми и по­кор­но­стью: Ма­май и слы­шать не хо­тел о по­ща­де. Как ни тя­же­ло бы­ло ве­ли­ко­му кня­зю по­сле недав­них во­ин с ли­тов­ца­ми и дру­ги­ми бес­по­кой­ны­ми со­се­дя­ми сно­ва го­то­вить­ся к войне, а де­лать бы­ло нече­го: та­тар­ские пол­чи­ща на­дви­га­лись, по­доб­но гро­зо­вой ту­че, к пре­де­лам то­гдаш­ней Рос­сии.

Го­то­вясь вы­сту­пить в по­ход, ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич счел пер­вым дол­гом по­се­тить оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, чтобы там по­кло­нить­ся Еди­но­му Бо­гу, в Тро­и­це сла­ви­мо­му, и при­нять на­пут­ствен­ное бла­го­сло­ве­ние от пре­по­доб­но­го игу­ме­на Сер­гия. Он при­гла­сил с со­бой бра­та Вла­ди­ми­ра Ан­дре­еви­ча, всех быв­ших то­гда в Москве пра­во­слав­ных кня­зей и во­е­вод рус­ских с от­бор­ной дру­жи­ной во­ин­ской, и по­сле дня Успе­ния вы­ехал из Моск­вы. На дру­гой день они при­бы­ли в Тро­иц­кую оби­тель. Воз­дав здесь свое сми­рен­ное по­кло­не­ние Гос­по­ду Сил, ве­ли­кий князь ска­зал свя­то­му игу­ме­ну: «Ты уже зна­ешь, от­че, ка­кое ве­ли­кое го­ре со­кру­ша­ет ме­ня, да и не ме­ня од­но­го, а всех пра­во­слав­ных: ор­дын­ский князь Ма­май дви­нул всю ор­ду без­бож­ных та­тар. И вот они идут на мою от­чиз­ну, на Рус­скую зем­лю, разо­рять свя­тые церк­ви и гу­бить хри­сти­ан­ский на­род... По­мо­лись же, от­че, чтобы Бог из­ба­вил нас от этой бе­ды!».

Свя­той ста­рец успо­ко­ил ве­ли­ко­го кня­зя на­деж­дой на Бо­га: «Гос­подь Бог те­бе по­мощ­ник; еще не при­спе­ло вре­мя те­бе са­мо­му но­сить ве­нец этой по­бе­ды с веч­ным сном; но мно­гим, без чис­ла мно­гим со­труд­ни­кам тво­им пле­тут­ся вен­цы му­че­ни­че­ские с веч­ной па­мя­тью». И, осе­няя пре­кло­нив­ше­го­ся пе­ред ним ве­ли­ко­го кня­зя свя­тым кре­стом, бо­го­нос­ный Сер­гий во­оду­шев­лен­но про­из­нес: «Иди, гос­по­дине, небо­яз­нен­но, Гос­подь по­мо­жет те­бе на без­бож­ных вра­гов!» А за­тем, по­ни­зив го­лос, ска­зал ти­хо од­но­му ве­ли­ко­му кня­зю: «По­бе­ди­ши вра­ги твоя»... С сер­деч­ным уми­ле­ни­ем вни­мал ве­ли­кий князь про­ро­че­ско­му сло­ву свя­то­го игу­ме­на: он про­сле­зил­ся от ду­шев­но­го вол­не­ния и стал про­сить се­бе у пре­по­доб­но­го осо­бо­го да­ра в бла­го­сло­ве­ние сво­е­му во­ин­ству и как бы в за­лог обе­щан­ной ему ми­ло­сти Бо­жи­ей.

В то вре­мя в оби­те­ли Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы в чис­ле бра­тии, под­ви­зав­шей­ся под ру­ко­вод­ством Сер­гия про­тив вра­гов неви­ди­мых, бы­ли два ино­ка-бо­яри­на: Алек­сандр Пе­ре­свет, быв­ший бо­ярин брян­ский, и Ан­дрей Ос­ля­бя, быв­ший бо­ярин лю­бец­кий. Их му­же­ство, храб­рость и ис­кус­ство во­ин­ское бы­ли еще у всех в све­жей па­мя­ти: до при­ня­тия мо­на­ше­ства оба они сла­ви­лись как доб­лест­ные во­и­ны, храб­рые бо­га­ты­ри и лю­ди очень опыт­ные в во­ен­ном де­ле. Вот этих-то ино­ков-бо­га­ты­рей и про­сил се­бе в свои пол­ки ве­ли­кий князь у пре­по­доб­но­го Сер­гия: он на­де­ял­ся, что эти лю­ди, по­свя­тив­шие се­бя все­це­ло Бо­гу, сво­им му­же­ством мо­гут слу­жить при­ме­ром для его во­ин­ства и тем са­мым со­слу­жат ему ве­ли­кую служ­бу. И пре­по­доб­ный Сер­гий не за­ду­мал­ся ис­пол­нить прось­бу ве­ли­ко­го кня­зя, на ве­ре ос­но­ван­ную. Он тот­час же по­ве­лел Пе­ре­све­ту и Ос­ля­бе вза­мен лат и шле­мов воз­ло­жить на се­бя схи­мы, укра­шен­ные изо­бра­же­ни­ем Кре­ста Хри­сто­ва: «Вот вам, де­ти мои, ору­жие нетлен­ное», – го­во­рил при сем пре­по­доб­ный.

Бла­го­сло­вив кре­стом и окро­пив еще раз освя­щен­ной во­дой ве­ли­ко­го кня­зя, сво­их ино­ков-ви­тя­зей и всю дру­жи­ну кня­же­скую, пре­по­доб­ный Сер­гий ска­зал ве­ли­ко­му кня­зю: «Гос­подь Бог да бу­дет твой по­мощ­ник и за­ступ­ник: Он по­бе­дит и низ­ло­жит су­по­ста­тов тво­их и про­сла­вит те­бя!» Тро­ну­тый до глу­би­ны ду­ши про­ро­че­ски­ми ре­ча­ми стар­ца, ве­ли­кий князь от­ве­чал ему: «Ес­ли Гос­подь и Пре­свя­тая Ма­терь Его по­шлет мне по­мощь про­ти­ву вра­га, то я по­строю мо­на­стырь во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы».

Меж­ду тем быст­ро про­нес­лась по ли­цу Рус­ской зем­ли мол­ва о том, что ве­ли­кий князь хо­дил к Тро­и­це и по­лу­чил бла­го­сло­ве­ние и обод­ре­ние на брань с Ма­ма­ем от ве­ли­ко­го стар­ца, Ра­до­неж­ско­го пу­стын­ни­ка. Свет­лый луч на­деж­ды блес­нул в серд­цах рус­ских лю­дей, а те, ко­то­рые го­то­вы бы­ли стать про­ти­ву ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го за­од­но с Ма­ма­ем, по­ко­ле­ба­лись. Та­ков был ста­рый Ря­зан­ский князь Олег. Он уже го­то­вил­ся со­еди­нить­ся с Ма­ма­ем, чтобы по­жи­вить­ся на счет Мос­ков­ско­го кня­зя, со сто­ро­ны ко­е­го не ожи­дал боль­шо­го со­про­тив­ле­ния та­ко­му силь­но­му вра­гу. Но, по­лу­чив из­ве­стие, что мос­ков­ские си­лы уже пе­ре­пра­ви­лись через Оку, что инок-по­движ­ник по име­ни Сер­гий бла­го­сло­вил Мос­ков­ско­го кня­зя ид­ти про­тив Ма­мая, князь Олег очень встре­во­жил­ся. Так вы­со­ко ста­ви­ли бла­го­сло­ве­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия да­же са­ми вра­ги Мос­ков­ско­го кня­зя. Бла­го­сло­ве­ние свя­то­го стар­ца да­же в их гла­зах счи­та­лось уже до­ста­точ­ным ру­ча­тель­ством по­бе­ды ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го. И Олег от­ло­жил вся­кую мысль ид­ти на по­мощь та­та­рам про­тив мос­ков­ских пол­ков.

Как раз пе­ред вы­ступ­ле­ни­ем ве­ли­ко­го кня­зя про­тив та­тар про­изо­шло Бо­же­ствен­ное зна­ме­ние – чу­дес­ное со­бы­тие: во Вла­ди­ми­ре бы­ли от­кры­ты мо­щи бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го, пра­де­да Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча. Инок-по­но­марь той церк­ви, где на­хо­ди­лась гроб­ни­ца кня­зя, но­чью спав­ший на па­пер­ти, вне­зап­но уви­дел, что све­чи, сто­я­щие пе­ред ико­на­ми, са­ми со­бой за­го­ре­лись, и к гро­бу по­до­шли два стар­ца, вы­шед­шие из ал­та­ря. Об­ра­тив­шись к ле­жа­ще­му там кня­зю, они воз­зва­ли к нему, по­нуж­дая встать и вый­ти на по­мощь пра­вну­ку, иду­ще­му на бой с ино­пле­мен­ни­ка­ми. Князь встал и вме­сте со стар­ца­ми сде­лал­ся неви­ди­мым. На­ут­ро гроб был вы­ко­пан, и бы­ли об­на­ру­же­ны нетлен­ные мо­щи. Ви­ди­мо, об этом со­бы­тии Ди­мит­рий Иоан­но­вич узнал еще до бит­вы; оно бы­ло до­сто­вер­ным сви­де­тель­ством незри­мой по­мо­щи ему со сто­ро­ны его ве­ли­ко­го пред­ка.

8 сен­тяб­ря 1380 го­да с ран­не­го утра они ста­ли в бо­е­вой по­ря­док меж­ду рек До­на и Непряд­вы, го­то­вые встре­тить без­бож­но­го вра­га. В это са­мое вре­мя яв­ля­ет­ся пе­ред ве­ли­ким кня­зем инок Нек­та­рий, по­слан­ный с дру­ги­ми бра­ти­я­ми от пре­по­доб­но­го Сер­гия, неся мир и бла­го­сло­ве­ние ему и все­му хри­сто­лю­би­во­му его во­ин­ству. Свя­той ста­рец про­ви­дел ду­хом нуж­ду еще раз укре­пить му­же­ство ве­ли­ко­го кня­зя пе­ред са­мой бит­вой и при­слал ему в бла­го­сло­ве­ние Бо­го­ро­дич­ную просфо­ру и свое­руч­ную гра­мот­ку, ко­нец ко­то­рой со­хра­ни­ла для потом­ства од­на из на­ших ле­то­пи­сей. Гра­мот­ка эта, уве­ще­вая ве­ли­ко­го кня­зя сра­жать­ся му­же­ствен­но за де­ло Бо­жие и пре­бы­вать в несо­мнен­ном упо­ва­нии, что Бог увен­ча­ет их де­ло счаст­ли­вым успе­хом, окан­чи­ва­лась сле­ду­ю­щим из­ре­че­ни­ем: «Чтобы ты, гос­по­дине, та­ки по­шел, а по­мо­жет ти Бог и Тро­и­ца».

Быст­ро раз­нес­лась по пол­кам весть о по­слан­цах Сер­ги­е­вых, в ли­це их ве­ли­кий пе­чаль­ник Рус­ской зем­ли как бы сам по­се­тил и бла­го­сло­вил рус­ское во­ин­ство, и это по­се­ще­ние в та­кую важ­ную и ре­ши­тель­ную для всех ми­ну­ту бы­ло сколь­ко неожи­дан­но, столь­ко же и бла­говре­мен­но. Те­перь и сла­бые ду­хом во­оду­ше­ви­лись му­же­ством, и каж­дый во­ин, обод­рен­ный на­деж­дой на мо­лит­вы ве­ли­ко­го стар­ца, бес­страш­но шел на бит­ву, го­то­вый по­ло­жить ду­шу свою за свя­тую ве­ру пра­во­слав­ную, за сво­е­го кня­зя лю­би­мо­го, за до­ро­гое свое Оте­че­ство.

При мыс­ли, что мно­гие ты­ся­чи храб­рых ви­тя­зей па­дут через несколь­ко ча­сов, как усерд­ные жерт­вы люб­ви к Оте­че­ству, Ди­мит­рий Иоан­но­вич в уми­ле­нии пре­кло­нил ко­ле­на и, про­сти­рая ру­ки к зла­то­му об­ра­зу Спа­си­те­ля, си­яв­ше­му вда­ли на черм­ном зна­ме­нии ве­ли­ко­кня­же­ском, в по­след­ний раз го­ря­чо мо­лил­ся за хри­сти­ан и Рос­сию. По­том бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий сел на ко­ня, объ­е­хал все пол­ки, во­оду­шев­ляя их сло­ва­ми: «От­цы и бра­тья мои! Гос­по­да ра­ди сра­жай­тесь и свя­тых ра­ди церк­вей и ве­ры ра­ди хри­сти­ан­ской, ибо эта смерть нам ныне не смерть, но жизнь веч­ная; и ни о чем, бра­тья, зем­ном не по­мыш­ляй­те, не от­сту­пим, ведь и то­гда вен­ца­ми по­бед­ны­ми увен­ча­ет нас Хри­стос Бог и Спа­си­тель душ на­ших».

При­бы­ли еще на по­мощь Москве кня­зья Оль­гер­до­ви­чи: Ан­дрей По­лоц­кий и Ди­мит­рий Брян­ский и с ни­ми 70 ты­сяч во­и­нов.

На­сту­пил гроз­ный час этой бит­вы, ко­то­рая долж­на бы­ла ре­шить участь то­гдаш­ней Рос­сии. Над Ку­ли­ко­вым по­лем сто­ял ту­ман; ко­гда же он рас­се­ял­ся, то об­на­ру­жи­лись две ра­ти, са­мим сво­им ви­дом зна­ме­ну­ю­щие про­ти­во­сто­я­ние мра­ка и све­та. Та­тар­ские пол­чи­ща ви­де­лись тем­ны­ми, как за­ме­ча­ет ле­то­пи­сец; «до­спе­хи же рус­ских сы­нов буд­то во­да, что при вет­ре стру­ит­ся, шле­мы зо­ло­че­ные на го­ло­вах их, слов­но за­ря утрен­няя в яс­ную по­го­ду, све­тят­ся; ялов­цы же шле­мов их, как пла­мя ог­нен­ное, ко­лы­шут­ся», по­сре­ди вой­ска раз­ве­ва­лось алое ве­ли­ко­кня­же­ское зна­мя с изо­бра­же­ни­ем Неру­ко­твор­но­го Спа­са.

Вдруг с та­тар­ской сто­ро­ны вы­ехал впе­ред бо­га­тырь огром­но­го ро­ста, креп­ко­го сло­же­ния, страш­ной на­руж­но­сти; зва­ли его Че­лу­бей. Страш­но бы­ло смот­реть на это­го ве­ли­ка­на. И хо­тя бы­ло сре­ди них нема­ло храб­рых во­и­нов, но ни­кто не ре­шал­ся сам доб­ро­воль­но вы­звать­ся на та­кой по­двиг.

Про­шло несколь­ко ми­нут то­ми­тель­но­го ожи­да­ния, и вот вы­сту­пил один из Сер­ги­е­вых ино­ков – его усерд­ный по­слуш­ник схи­мо­нах Алек­сандр Пе­ре­свет. Все бы­ли тро­ну­ты до слез са­мо­от­вер­же­ни­ем ино­ка; все мо­ли­ли Бо­га, да по­мо­жет ему, как древ­ле Да­ви­ду на Го­лиа­фа. А он, в од­ном схим­ни­че­ском оде­я­нии, без лат и шле­ма, во­ору­жен­ный тя­же­ло­вес­ным ко­пьем, по­доб­но мол­нии устре­мил­ся на сво­ем быст­ром коне про­ти­ву страш­но­го та­та­ри­на – оба бо­га­ты­ря па­ли мерт­вы­ми на зем­лю!

То­гда-то «за­ки­пе­ла бит­ва кро­ва­вая, за­бле­сте­ли ме­чи ост­рые, как мол­нии, за­тре­ща­ли ко­пья, по­ли­лась кровь» – по­вест­ву­ет свя­ти­тель Ди­мит­рий Ро­стов­ский.

Не вы­дер­жал и ве­ли­кий князь: он со­шел с ко­ня ве­ли­ко­кня­же­ско­го, от­дал его сво­е­му лю­би­мо­му бо­яри­ну (Ми­ха­и­лу Брен­ко), по­ве­лел ему вме­сто се­бя быть под зна­ме­нем, а сам до­стал быв­ший у него на пер­сях под одеж­дою крест с ча­сти­ца­ми Жи­во­тво­ря­ще­го Дре­ва, по­це­ло­вал его и ри­нул­ся в бит­ву с та­та­ра­ми на­равне с про­сты­ми во­и­на­ми... Са­мым го­ря­чим стрем­ле­ние кня­зя бы­ло же­ла­ние при­нять уча­стие в бит­ве; им ру­ко­во­ди­ла го­тов­ность сра­зить­ся за ве­ру и по­стра­дать за Хри­ста. Он пре­не­брег сво­им при­ви­ле­ги­ро­ван­ным по­ло­же­ни­ем и в сво­ем по­ры­ве слить­ся с во­ин­ской мас­сой явил свое ве­ли­кое сми­ре­ние. Сви­де­те­ли ви­де­ли его, пе­ре­но­ся­ще­го­ся на коне от пол­ка к пол­ку, твер­до бью­щим­ся с та­та­ра­ми, вы­дер­жи­ва­ю­щим по­рой ата­ку несколь­ких во­и­нов.

«И бы­ла се­ча лю­тая и ве­ли­кая, и бит­ва же­сто­кая, и гро­хот страш­ный, – по­вест­ву­ет ле­то­пи­сец, – от со­тво­ре­ния ми­ра не бы­ло та­кой бит­вы у рус­ских ве­ли­ких кня­зей, как при этом ве­ли­ком кня­зе всея Ру­си». Лю­ди гиб­ли не толь­ко от ме­чей, ко­пий и под ко­пы­та­ми ко­ней – мно­гие за­ды­ха­лись от страш­ной тес­но­ты и ду­хо­ты: Ку­ли­ко­во по­ле как бы не вме­ща­ло бо­рю­щей­ся ра­ти, зем­ля про­ги­ба­лась под их тя­же­стью, пи­шет один из древ­них ав­то­ров. Осо­бо чут­ким в эти ча­сы от­кры­ва­лось ду­хов­ное су­ще­ство про­ис­хо­дя­ще­го. Ви­де­ли Ан­ге­лов, по­мо­га­ю­щих хри­сти­а­нам – во гла­ве «три­сол­неч­но­го» пол­ка сто­ял Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил, по небе­сам ше­ство­ва­ли ра­ти свя­тых му­че­ни­ков и с ни­ми – свя­тые во­и­ны Ге­ор­гий По­бе­до­но­сец, Ди­мит­рий Со­лун­ский, свя­тые кня­зья Бо­рис и Глеб. От ду­хов­ных во­инств на та­тар ле­те­ли ту­чи ог­нен­ных стрел. Ви­де­ли же, как над рус­ским вой­ском яви­лось об­ла­ко, из ко­то­ро­го на го­ло­вы пра­во­слав­ных во­и­нов опу­сти­лось мно­же­ство вен­цов.

Ко­гда Ма­май со сво­и­ми пол­ка­ми по­зор­но бе­жал, по­бро­сав обо­зы, князь Вла­ди­мир Ан­дре­евич, вер­нув­шись на Ку­ли­ко­во по­ле, по­кры­тое те­перь мерт­вы­ми те­ла­ми, при­нял­ся рас­спра­ши­вать всех о ве­ли­ком кня­зе. Сви­де­тель­ство­ва­ли о том, то он сра­жал­ся в пер­вых ря­дах, что бы­вал окру­жен мно­же­ством вра­гов; кто-то го­во­рил о его ра­не­нии – по­след­ний ви­дев­ший его утвер­ждал, что князь брел с по­ля бит­вы, ша­та­ясь от ран. При­ня­лись ис­кать кня­зя сре­ди мерт­вых; на­ко­нец, он был най­ден в ро­ще непо­да­ле­ку ле­жа­щим без со­зна­ния. Бог хра­нил кня­зя; несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные уда­ры, при­ня­тые им от вра­гов, он остал­ся невре­ди­мым от се­рьез­ных ра­не­ний. Услы­шав го­ло­са, он при­шел в се­бя, из­ве­стие же о по­бе­де окон­ча­тель­но вер­ну­ло ему си­лы.

Меж­ду тем, как дли­лась гроз­ная бит­ва Ку­ли­ков­ская, в оби­те­ли Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы свя­той игу­мен Сер­гий со­брал всю свою бра­тию и воз­но­сил мо­лит­вы сер­деч­ные за успех ве­ли­ко­го де­ла. Те­лом сто­ял он на мо­лит­ве во хра­ме Пре­свя­той Тро­и­цы, а ду­хом был на по­ле Ку­ли­ко­вом, про­зре­вая оча­ми ве­ры все, что со­вер­ша­лось там.

И мно­го доб­лест­ных рус­ских во­и­нов по­лег­ло на по­ле том. Ле­то­пи­си го­во­рят, что из 150 ты­сяч во­и­нов вер­ну­лось в Моск­ву не бо­лее 40 ты­сяч.

Ку­ли­ков­ская по­бе­да на­столь­ко обес­си­ли­ла рус­ское вой­ско, что ему необ­хо­ди­мо бы­ло дать от­дых, а у Мос­ков­ско­го кня­зя, как мы уже ви­де­ли, то­гда бы­ло нема­ло вра­гов и кро­ме та­тар. И тут пре­по­доб­ный Сер­гий, предот­вра­щая столк­но­ве­ние ве­ли­ко­го кня­зя с Оле­гом Ря­зан­ским и пре­ду­пре­ждая страш­ное про­ли­тие род­ной, брат­ской, рус­ской же кро­ви, по­слал сво­е­го ке­ла­ря. И не на­прас­но бы­ло это по­соль­ство: ле­то­пись го­во­рит о рас­ка­я­нии Оле­га, хо­тя и не на­дол­го.

Воз­вра­тясь в Моск­ву и рас­пу­стив по до­мам во­и­нов-по­бе­ди­те­лей, ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич, про­зван­ный за эту по­бе­ду Дон­ским, сно­ва при­был в оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, чтобы воз­дать бла­го­да­ре­ние силь­но­му во бра­нех Гос­по­ду, лич­но по­ве­дать ве­ли­ко­му стар­цу о Бо­го­да­ро­ван­ной по­бе­де. В Тро­иц­ком мо­на­сты­ре по по­гиб­шим во­и­нам слу­жи­лись мно­го­чис­лен­ные па­ни­хи­ды; был учре­жден осо­бый день их еже­год­но­го по­ми­но­ве­ния, на­зван­ный Ди­мит­ри­ев­ской суб­бо­той, пе­ред 26-м чис­лом ок­тяб­ря (день Ан­ге­ла ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча) и, ко­неч­но, уста­нов­лен не без со­ве­та с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем. Поз­же он стал днем об­ще­го вос­по­ми­на­ния усоп­ших пред­ков, ро­ди­тель­ским днем. Так в цер­ков­ной па­мя­ти бы­ла уве­ко­ве­че­на Ку­ли­ков­ская бит­ва.

С име­нем Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча свя­за­но стро­и­тель­ство це­ло­го ря­да но­вых мо­на­сты­рей и хра­мов. По бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Сер­гия он за­ло­жил в 1378 го­ду Успен­ский Стро­мын­ский мо­на­стырь; пред­по­ла­га­лось в пред­две­рии ре­ша­ю­щей бит­вы с Ор­дой со­брать в него мо­лит­вен­ни­ков со всей Рус­ской зем­ли, чтобы ду­хов­но под­дер­жать Русь. На­сто­я­те­лем мо­на­сты­ря стал уче­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия Леон­тий. Дру­гой, так­же Успен­ский, мо­на­стырь ве­ли­кий князь по­стро­ил в бла­го­дар­ность Бо­гу за по­бе­ду в Ку­ли­ков­ской бит­ве. Его на­зы­ва­ют мо­на­сты­рем на ре­ке Ду­бен­ке; пер­вым его игу­ме­ном так­же был уче­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, бу­ду­щий свя­той Сав­ва Зве­ни­го­род­ский. На са­мом Ку­ли­ко­вом по­ле был по­стро­ен мо­на­стырь Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы: по­бе­да про­изо­шла имен­но в этот празд­ник. Так­же по­сле по­бе­ды Ди­мит­рий Иоан­но­вич по­стро­ил Ни­ко­ло-Уг­реш­ский мо­на­стырь под Моск­вой и опять-та­ки с по­мо­щью пре­по­доб­но­го Сер­гия Ди­мит­рий Иоан­но­вич вы­стро­ил Го­лутвин­ский мо­на­стырь, а так­же ка­мен­ный Успен­ский со­бор Си­мо­но­ва мос­ков­ско­го мо­на­сты­ря.

По­след­ние го­ды жиз­ни ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча бы­ли, ве­ро­ят­но, са­мы­ми труд­ны­ми для него; по­сле Ку­ли­ков­ской бит­вы его жда­ли мно­гие тя­же­лые ис­пы­та­ния. Осе­нью 1380 го­да, сви­де­тель­ству­ют ле­то­пи­си, Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча впер­вые по­се­ти­ли тя­же­лые бо­лез­ни – ска­за­лось нече­ло­ве­че­ское на­пря­же­ние ве­ли­ко­го боя. В из­не­мо­же­нии бы­ла и вся Рус­ская зем­ля. Не успе­ла она опра­вить­ся от страш­ных по­терь в Ку­ли­ков­скую бит­ву, как явил­ся но­вый враг, 1382 год озна­ме­но­вал­ся на­ше­стви­ем Тох­та­мы­ша, ра­зо­ре­ни­ем Моск­вы. Это бед­ствие бы­ло еще тя­же­лее по­сле бле­стя­щей по­бе­ды. Ве­ли­кий князь из-за раз­но­гла­сий сре­ди бо­яр, как го­во­рит древ­ний ав­тор, не смог со­брать до­ста­точ­но­го для от­по­ра та­та­рам вой­ска; то­гда, чтобы най­ти лю­дей, он от­пра­вил­ся в Пе­ре­я­с­лавль, а за­тем в Ко­стро­му. В Москве остал­ся мит­ро­по­лит Ки­при­ан – он не смог про­ти­во­сто­ять на­чав­шим­ся здесь бес­по­ряд­кам.

Мит­ро­по­лит ре­шил уй­ти из Моск­вы, так­же и ве­ли­кая кня­ги­ня с детьми. С тру­дом уда­лось им вый­ти за го­род­ские сте­ны. Мит­ро­по­лит на­пра­вил­ся в Тверь, кня­ги­ня – к му­жу в Ко­стро­му. На­ча­лась оса­да Моск­вы, и три дня го­род дер­жал­ся, но на чет­вер­тый во­и­ны Тох­та­мы­ша во­рва­лись в го­род. Стра­шен был учи­нен­ный по­гром в Москве: уби­ва­ли под­ряд лю­дей, осквер­ня­ли ал­та­ри, гра­би­ли церк­ви, со­кро­вищ­ни­ца ве­ли­ко­го кня­зя бы­ла рас­хи­ще­на; сжи­га­лись кни­ги, све­зен­ные со всех окрест­но­стей в мос­ков­ские хра­мы – сам го­род был в кон­це кон­цов по­до­жжен. Ко­гда ве­ли­кий князь вер­нул­ся в Моск­ву, он за­стал го­род ра­зо­рен­ным и опу­стев­шим. И толь­ко храб­рый Вла­ди­мир по­гнал­ся за та­та­ра­ми и по­ра­зил 6000 вра­гов и от­нял мно­го плен­ных и обо­зы. По пре­да­нию, Ди­мит­рий Иоан­но­вич пла­кал на раз­ва­ли­нах Моск­вы и ве­лел по­хо­ро­нить уби­тых на соб­ствен­ные день­ги.

Дру­гим боль­шим го­рем для ве­ли­ко­го кня­зя бы­ло воз­об­нов­ле­ние ста­рой враж­ды с Тве­рью: пре­зрев все пись­мен­ные обе­ща­ния 1375 го­да, князь Ми­ха­ил от­пра­вил­ся к но­во­му ха­ну про­сить яр­лы­ка на ве­ли­кое кня­же­ние. В 1383 го­ду ве­ли­кий князь Ди­мит­рий был вы­нуж­ден от­пра­вить в Ор­ду сво­е­го стар­ше­го сы­на, один­на­дца­ти­лет­не­го Ва­си­лия, для от­ста­и­ва­ния ве­ли­ко­кня­же­ско­го яр­лы­ка. Це­ной воз­об­нов­ле­ния еже­год­ной да­ни Москве уда­лось оста­вить яр­лык за со­бой – Ми­ха­ил по­тер­пел неуда­чу, но Ва­си­лий был на два го­да за­дер­жан в Ор­де за­лож­ни­ком.

Дру­гой бес­по­кой­ный со­сед Мос­ков­ско­го кня­зя был Олег, князь Ря­зан­ский. Хит­рый и ве­ро­лом­ный, он не раз на­ру­шал до­го­во­ры, вхо­дил в сно­ше­ния то с Оль­гер­дом и Твер­ским кня­зем, то с Ма­ма­ем и Тох­та­мы­шем. Ве­ли­кий князь не раз по­сы­лал к нему до­ве­рен­ных лиц с мир­ны­ми пред­по­ло­же­ни­я­ми, но Олег не хо­тел и слы­шать о ми­ре. То­гда ве­ли­кий князь при­звал пре­по­доб­но­го Сер­гия и лич­но про­сил его при­нять на се­бя труд убе­дить упря­мо­го кня­зя Ря­зан­ско­го к при­ми­ре­нию. Позд­ней осе­нью 1385 го­да сми­рен­ный ста­рец от­пра­вил­ся, по сво­е­му обык­но­ве­нию пеш­ком, в Ря­зань. Олег уже мно­го слы­шал о Ра­до­неж­ском игу­мене: еще пять лет на­зад он не ре­шил­ся при­со­еди­нить­ся к пол­чи­щам Ма­мая толь­ко по­то­му, что Мос­ков­ский князь по­лу­чил от пре­по­доб­но­го Сер­гия бла­го­сло­ве­ние на бит­ву с Ма­ма­ем, и те­перь рад был ви­деть свя­то­го стар­ца сво­им го­стем и бла­го­сло­вить­ся у него. Крот­кие уве­ща­ния бо­го­муд­ро­го Сер­гия смяг­чи­ли серд­це су­ро­во­го кня­зя Ря­зан­ско­го, и он чи­сто­сер­деч­но от­крыл­ся пре­по­доб­но­му в сво­их за­мыс­лах и «взял с ве­ли­ким кня­зем Ди­мит­ри­ем веч­ный мир и лю­бовь в род и род». Этот мир впо­след­ствии скреп­лен был се­мей­ным со­ю­зом: сын Оле­га Фе­о­дор взял за се­бя дочь ве­ли­ко­го кня­зя Со­фию Ди­мит­ри­ев­ну.

Так при неусып­ном по­пе­че­нии и оте­че­ском ру­ко­вод­стве свя­ти­те­ля Алек­сия и бла­го­да­ря де­я­тель­но­му уча­стию игу­ме­на Ра­до­неж­ско­го, пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Сер­гия ста­ла по­сте­пен­но объ­еди­нять­ся и Рус­ская зем­ля, обес­си­лен­ная раз­до­ра­ми удель­ных кня­зей.

Ве­ли­кий князь про­дол­жал свое труд­ное де­ло: вос­ста­нав­ли­вал раз­ру­шен­ную Мос­кву и дер­жал на­го­то­ве меч, хра­ня бди­тель­но ин­те­ре­сы Мос­ков­ско­го кня­же­ства. Об­раз дей­ствий ве­ли­ко­го кня­зя оста­вал­ся все тот же: он сна­ча­ла устра­шал и ра­зил вра­гов и ослуш­ни­ков, по­том ми­ло­вал и про­щал их.

Ма­ло-по­ма­лу эти кня­зья свык­лись с мыс­лью о необ­хо­ди­мо­сти под­чи­нить­ся вла­сти Мос­ков­ско­го кня­зя, а в на­ро­де про­буж­да­лось со­зна­ние нуж­ды спло­тить­ся во­еди­но, дабы об­щи­ми си­ла­ми сбро­сить с се­бя нена­вист­ное иго та­тар­ское. Бог зна­ет, мог ли бы до­стиг­нуть ка­ко­го-ни­будь успе­ха в этом ве­ли­ком де­ле ве­ли­кий князь Мос­ков­ский, предо­став­лен­ный са­мо­му се­бе, без со­дей­ствия Церк­ви в ли­це та­ких свя­тых му­жей, ис­пол­нен­ных Ду­ха и си­лы, ка­ко­вы бы­ли угод­ни­ки Бо­жии мит­ро­по­лит Алек­сий и бо­го­нос­ный Сер­гий, игу­мен Ра­до­неж­ский.

Хо­тя, по сло­вам ле­то­пи­си, Ди­мит­рий Иоан­но­вич был бо­га­тыр­ско­го сло­же­ния – «бя­ше же кре­пок зе­ло, и те­лом ве­лик и ши­рок, и пле­чист и чре­ват вель­ми и тя­жек; бра­дою и вла­сы черн; взо­ром же ди­вен зе­ло», – но и при этих мощ­ных си­лах непре­стан­ная 26-лет­няя бран­ная тре­во­га долж­на бы­ла из­му­чить его те­лес­но и ду­шев­но. По­чув­ство­вав при­бли­же­ние смер­ти, Ди­мит­рий Иоан­но­вич по­слал за пре­по­доб­ным Сер­ги­ем. Пре­по­доб­ный, на­блю­дав­ший все те­че­ние жиз­ни ве­ли­ко­го кня­зя, не толь­ко был глав­ным сви­де­те­лем при со­став­ле­нии его ду­хов­но­го за­ве­ща­ния (что под­твер­жде­но до­ку­мен­та­ми), но и пре­по­дал Ди­мит­рию Иоан­но­ви­чу все необ­хо­ди­мые ему хри­сти­ан­ские та­ин­ства. Древ­ний ис­точ­ник вос­про­из­во­дит ес­ли не са­мые пред­смерт­ные сло­ва ве­ли­ко­го кня­зя в их ис­то­ри­че­ской бук­валь­но­сти, то об­щий дух его на­зи­да­ния ближ­ним. «Вы, де­ти мои, – го­во­рил бла­го­че­сти­вый князь, – жи­ви­те за­од­но, а ма­те­ри сво­ей слу­шай­тесь во всем... Ко­то­рый сын не станет слу­шать­ся ма­ти сво­ей, на том не бу­дет мо­е­го бла­го­сло­ве­ния... Вот я от­хо­жу к Бо­гу, и вас по­ру­чаю Бо­гу и ма­те­ри ва­шей: под стра­хом ея будь­те все­гда... Бой­тесь Бо­га; бо­яр сво­их лю­би­те, будь­те при­вет­ли­вы ко всем сво­им слу­гам. А вы, бо­яре, зна­е­те мой обы­чай и нрав – я ро­дил­ся у вас на гла­зах, при вас я воз­рос, с ва­ми хо­дил на вра­гов, с ва­ми свою от­чиз­ну за­щи­щал... Я лю­бил вас и де­тей ва­ших, с ва­ми де­лил и ра­дость, и го­ре... Вспом­ни­те, что го­во­ри­ли вы мне все­гда: на служ­бе те­бе и де­тям тво­им мы долж­ны сло­жить и свои го­ло­вы... Будь­те же вер­ны сло­ву сво­е­му, по­слу­жи­те кня­гине мо­ей и ча­дом мо­им, по­ве­се­ли­тесь с ни­ми в их ра­до­сти, не оставь­те их и во вре­мя скор­би»... Так го­во­рил уми­ра­ю­щий Дон­ской ге­рой; а в сво­ей ду­хов­ной гра­мо­те он на­все­гда за­по­ве­дал сво­им де­тям и потом­ству сво­е­му, чтобы по­сле от­ца на­сле­до­вал ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол стар­ший сын его, по­ми­мо дру­гих лиц, стар­ших в ро­де, и та­ким об­ра­зом уста­но­вил но­вый по­ря­док пре­сто­ло­на­сле­дия, не до­пус­кав­ший ни­ка­ких спо­ров и пре­тен­зий со сто­ро­ны бра­тьев усоп­ше­го ве­ли­ко­го кня­зя. И вот охра­не­ние это­го, столь важ­но­го по­ста­нов­ле­ния, ко­то­ро­му не толь­ко Москва, но и вся Рос­сия на­ве­ки обя­за­на укреп­ле­ни­ем еди­ной са­мо­дер­жав­ной вла­сти, бы­ло вве­ре­но Про­мыс­лом Бо­жи­им не ино­му ко­му, как ве­ли­ко­му пе­чаль­ни­ку зем­ли Рус­ской пре­по­доб­но­му Сер­гию!

Кня­же­ние Ди­мит­рия Дон­ско­го за ред­ким ис­клю­че­ни­ем не зна­ло слу­ча­ев ухо­да от него слу­жи­вых лю­дей; на его ду­хов­ном за­ве­ща­нии сто­ит са­мое боль­шое чис­ло бо­яр­ских под­пи­сей. И пе­ред са­мой кон­чи­ной ве­ли­кий князь по­же­лал сво­им род­ным, ближ­ним, бо­ярам и всей Ру­си: «Бог ми­ра да бу­дет с ва­ми!». Глу­бо­кий смысл со­крыт в этих сло­вах! Вся на­тру­див­ша­я­ся, из­болев­ша­я­ся за Ро­ди­ну ду­ша ве­ли­ко­го и доб­ро­го кня­зя вы­ли­лась в этом бла­го­че­сти­вом го­ря­чем по­же­ла­нии...

19 мая 1389 го­да ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич пре­ста­вил­ся. Кон­чи­на его на 41-м го­ду жиз­ни по­ра­зи­ла всю Русь. По­сле Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха и Алек­сандра Нев­ско­го ни­ко­го так не лю­бил и не чтил на­род рус­ский. Он был по­хо­ро­нен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре, ря­дом с гроб­ни­ца­ми его от­ца, де­да, пра­де­да. По пре­да­нию, на от­пе­ва­нии сре­ди мно­го­чис­лен­но­го ду­хо­вен­ства на­хо­дил­ся по­к­ро­ви­тель, мо­лит­вен­ник, ста­рец ве­ли­ко­го кня­зя, пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский.

В сво­ем рев­ност­ном слу­же­нии Церк­ви Хри­сто­вой, пат­ри­о­ти­че­ских тру­дах Оте­чест­ву и на­ро­ду в гроз­ные го­ды вра­же­ско­го ига бла­го­вер­ный князь явил­ся ис­тин­ным сы­ном Церк­ви Рус­ской, вдох­нов­ля­ю­щим и ныне ее вер­ных чад на са­мо­от­вер­жен­ное слу­же­ние Бо­гу и лю­дям. Пра­вед­ный по­двиг кня­зя, от­дав­ше­го «ду­шу свою за дру­ги своя» (Ин.15,13), не был за­быт пра­во­слав­ным ве­ру­ю­щим на­ро­дом. Он по­буж­да­ет и ныне чад цер­ков­ных к слу­же­нию на бла­го Ро­ди­ны и ее на­ро­да.

Осо­бым зна­ком про­из­во­ле­ния Гос­под­ня ста­ло по­чи­та­ние кня­зя Ди­мит­рия как из­бран­ни­ка Бо­жия. По сви­де­тель­ству мно­го­чис­лен­ных ис­точ­ни­ков, па­мят­ни­ков пись­мен­но­сти и ико­но­гра­фии, сна­ча­ла в Москве, а по­том по­все­мест­но по всей Рос­сии на­ча­лось про­слав­ле­ние кня­зя. Уже вско­ре по­сле кон­чи­ны его бы­ли на­пи­са­ны «По­хваль­ное сло­во», текст ко­то­ро­го во­шел в со­став рус­ских ле­то­пи­сей, и жи­тие. В жи­тии от­ме­ча­ют­ся хри­сти­ан­ское ве­ли­ко­ду­шие и боль­шая лю­бовь к на­ро­ду, со­че­тав­ши­е­ся с ши­ро­кой бла­го­тво­ри­тель­но­стью.

Со­хра­ни­лись и ико­но­гра­фи­че­ские изо­бра­же­ния ве­ли­ко­го кня­зя: на фрес­ке Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра и в Гра­но­ви­той па­ла­те. Опи­са­ние об­ра­за кня­зя мож­но про­чи­тать и в «Ико­но­пис­ном под­лин­ни­ке» (под 9 мая).

Па­мять о ве­ли­ком кня­зе жи­ва все­гда и осо­бен­но уве­ли­чи­ва­ет­ся в го­ды войн и опас­но­стей. Так, в Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную вой­ну имя кня­зя Ди­мит­рия в пат­ри­о­ти­че­ских по­сла­ни­ях пат­ри­ар­ше­го ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­та Сер­гия сто­я­ло ря­дом с име­нем свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го; оба кня­зя-во­и­на при­зы­ва­лись в по­мощ­ни­ки страж­ду­ще­му Оте­че­ству. Име­нем Ди­мит­рия Дон­ско­го бы­ла на­зва­на тан­ко­вая ко­лон­на, со­здан­ная на сред­ства ве­ру­ю­щих.

Ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ди­мит­рий Дон­ской ка­но­ни­зи­ро­ван как свя­той бла­го­вер­ный на ос­но­ва­нии его боль­ших за­слуг пе­ред Цер­ко­вью и на­ро­дом Бо­жи­им, а так­же на ос­но­ва­нии его лич­ной бла­го­че­сти­вой жиз­ни, во­пло­тив­шей спа­си­тель­ную хри­сти­ан­скую идею по­жерт­во­ва­ния со­бой до кро­ви ра­ди бла­га и спа­се­ния ближ­них.