Акафист святому блаженному Прокопию, Христа ради юродивому, Вятскому чудотворцу

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 03 января (21 декабря ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Краткое житие блаженного Прокопия Вятского

Бла­жен­ный Про­ко­пий, Хри­ста ра­ди юро­ди­вый, Вят­ский, сын бла­го­че­сти­вых кре­стьян. Ко­гда Про­ко­пию ис­пол­ни­лось 20 лет, его хо­те­ли же­нить, но он тай­но ушел в го­род Хлы­нов и при­нял на се­бя по­двиг юрод­ства. Хри­ста ра­ди тер­пел го­лод, хо­лод, на­смеш­ки, зло­бу. Гос­подь про­сла­вил его да­ром про­зор­ли­во­сти. Скон­чал­ся бла­жен­ный Про­ко­пий 49-ти лет от ро­ду в 1627 го­ду.

Полное житие блаженного Прокопия Вятского

В ше­сти вер­стах от Хлы­но­ва, в де­ревне Ко­ря­кин­ской, жил кре­стья­нин Мак­сим Плуш­ков. Он и же­на его Ири­на бы­ли лю­ди бла­го­че­сти­вые и бо­го­бо­яз­нен­ные, по­чти­тель­ные к ду­хов­но­му са­ну, ми­ло­сти­вые к бед­ным. Не имея де­тей, Мак­сим и Ири­на усерд­но про­си­ли их у Гос­по­да, и Он услы­шал их мо­лит­вы: в 1578 го­ду у них ро­дил­ся сын, ко­то­ро­му во Свя­том Кре­ще­нии на­рек­ли имя Про­ко­пий. С ран­не­го воз­рас­та Про­ко­пий от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем и усерд­но по­мо­гал сво­им ро­ди­те­лям в их сель­ских ра­бо­тах. Ко­гда от­ро­ку бы­ло 12 лет от ро­ду, отец по­слал его один раз в по­ле на ра­бо­ту. Вдруг под­ня­лась страш­ная бу­ря. От гро­ма и страш­ной мол­нии Про­ко­пий упал с ло­ша­ди на зем­лю и ле­жал как мерт­вый. Уви­де­ли его бес­чув­ствен­но­го со­се­ди и из­ве­сти­ли ро­ди­те­лей. Мак­сим и Ири­на силь­но скор­бе­ли о сво­ем един­ствен­ном сыне. Ко­гда с пла­чем при­нес­ли они его к се­бе в дом, сю­да со­бра­лись род­ные и со­се­ди. Ро­ди­те­ли Про­ко­пия ста­ли мо­лить­ся Гос­по­ду, при­зы­вая на по­мощь Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу и свя­то­го Ни­ко­лая угод­ни­ка. В то вре­мя Про­ко­пий как бы про­бу­дил­ся от сна, опом­нил­ся. Он вер­нул­ся к жиз­ни, но с то­го вре­ме­ни на­хо­дил­ся в ис­ступ­ле­нии, раз­ди­рал на се­бе одеж­ду и бро­сал ее на зем­лю, хо­дил на­гим. То­гда ро­ди­те­ли при­вез­ли боль­но­го от­ро­ка в Вят­скую оби­тель Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ма­те­ри. В то вре­мя ар­хи­манд­ри­том мо­на­сты­ря был его ос­но­ва­тель прп. Три­фон (па­мять 8/21 ок­тяб­ря). Ро­ди­те­ли усерд­но мо­ли­лись Гос­по­ду и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри за сво­е­го сы­на, при­зы­ва­ли на по­мощь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая и прп. Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. При­пав к но­гам пре­по­доб­но­го Три­фо­на, они про­си­ли его по­мо­лить­ся об ис­це­ле­нии и вра­зум­ле­нии Про­ко­пия. От­слу­жив мо­ле­бен, прп. Три­фон окро­пил боль­но­го свя­той во­дой, и он стал здо­ро­вым. С ра­до­стью воз­вра­ти­лись его ро­ди­те­ли в свой дом, про­слав­ляя Гос­по­да и Его угод­ни­ка пре­по­доб­но­го Три­фо­на.

По­сле ис­це­ле­ния Про­ко­пий жил, как и до бо­лез­ни, со сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми и во всем по­ви­но­вал­ся им.

Через неко­то­рое вре­мя, по­лу­чив от сво­их ро­ди­те­лей бла­го­сло­ве­ние, Про­ко­пий от­пра­вил­ся в го­род Сло­бод­ский. Здесь он по­се­лил­ся у свя­щен­ни­ка Ила­ри­о­на, ко­то­рый слу­жил при церк­ви свя­той ве­ли­ко­му­че­ни­цы Ека­те­ри­ны, и жил у него три го­да, слу­жа ему и по­слуш­но ис­пол­няя все его по­ве­ле­ния. Ко­гда бла­жен­но­му Про­ко­пию ис­пол­ни­лось 20 лет, ро­ди­те­ли ста­ли ду­мать о бра­ке сво­е­го сы­на, но он не чув­ство­вал ни­ка­кой склон­но­сти к се­мей­ной жиз­ни. Тай­но от ро­ди­те­лей свя­той уда­лил­ся в Хлы­нов и вос­при­нял на се­бя по­двиг юрод­ства Хри­ста ра­ди: он раз­ди­рал на се­бе одеж­ды и бро­сал их на зем­лю, хо­дил наг и бос. В сво­их по­дви­гах он под­ра­жал свя­тым Бо­жи­им: Ан­дрею юро­ди­во­му († ок. 936; па­мять 2/15 ок­тяб­ря), Про­ко­пию Устюж­ско­му († ко­нец XIV или на­ча­ло XV в.; па­мять 8/21 июля) и Ва­си­лию Бла­жен­но­му Мос­ков­ско­му († 1552; па­мять 2/15 ав­гу­ста). От все­го серд­ца воз­лю­бив Гос­по­да, он от­верг все зем­ное стя­жа­ние и вся­кую сла­ву зем­ную. Каж­дый день об­хо­дил он го­род­ские церк­ви, тай­но мо­лил­ся пред ни­ми, хо­дил по ули­цам и го­род­ско­му тор­гу. Бла­жен­ный на­ло­жил на се­бя под­виг мол­ча­ния, и по­чти ни­кто не слы­шал от него сло­ва. Мно­гие, счи­тая его безум­ным, сме­я­лись над ним, дру­гие нера­зум­ные лю­ди и улич­ные де­ти ча­сто на­но­си­ли ему по­бои. Ни сло­ва не от­ве­чал свя­той на из­де­ва­тель­ства и на­смеш­ки нера­зум­ных, с бла­го­да­ре­ни­ем тер­пел по­бои, как буд­то они да­ва­лись не его, а чу­жо­му те­лу. Ни­ко­му из обид­чи­ков сво­их он не мстил и мо­лил­ся Гос­по­ду Бо­гу о про­ще­нии им это­го гре­ха. Тер­пе­ли­во пе­ре­но­сил свя­той По­ро­ко­пий и зим­ний хо­лод, и лет­ний зной, от­да­вал плоть свою на съе­де­ние ко­ма­рам и мош­кам. Так под­ви­зал­ся он днем, а но­чью со сле­за­ми по­ка­я­ния непре­стан­но мо­лил­ся. Тер­пел го­лод и жаж­ду. Ни­кто не знал о мо­лит­вен­ных по­дви­гах, ве­ли­ком сми­ре­нии и незло­бии бла­жен­но­го Про­ко­пия. Свя­той не имел по­сто­ян­но­го при­ста­ни­ща и но­че­вал там, где за­ста­ва­ла его ночь: на цер­ков­ной па­пер­ти, на ули­це, в гря­зи или на ку­че на­во­за. У него не бы­ло ни ро­го­жи, ни из­го­ло­вья, ни одеж­ды для по­кро­ва. Одром его бы­ла зем­ля, а по­кро­вом – небо, как вы­ра­жа­ет­ся жиз­не­опи­са­тель бла­жен­но­го.

За та­кие по­дви­ги Гос­подь спо­до­бил Сво­е­го угод­ни­ка да­ра про­зор­ли­во­сти. Свя­той Про­ко­пий на­чал хо­дить по бо­ля­щим го­ро­да Хлы­но­ва. Ес­ли он ви­дел, что боль­ной дол­жен вы­здо­ро­веть, то сво­и­ми ру­ка­ми при­под­ни­мал с од­ра, ра­до­вал­ся и ве­се­лил­ся о нем. Ес­ли же про­ви­дел он, что боль­ной вы­здо­ро­веть не мо­жет, то на­чи­нал пла­кать над ним, це­ло­вать его, скла­ды­вал свои ру­ки на гру­ди и зна­ка­ми ука­зы­вал го­то­вить­ся к по­гре­бе­нию. Не один раз бла­жен­ный Про­ко­пий пред­ска­зы­вал об угро­жав­шем го­ро­ду по­жа­ре. За­дол­го до это­го он под­ни­мал­ся на ко­ло­коль­ни, зво­нил в ко­ло­ко­ла, как бы в на­бат. Ко­гда он хо­тел опо­ве­стить, что в го­род при­дут ука­зы с тре­бо­ва­ни­ем де­неж­ных сбо­ров, то за мно­го вре­ме­ни хо­дил по тор­гу, рас­ста­нав­ли­вал в ряд мо­ло­дые де­рев­ца и, про­хо­дя, уда­рял их де­ре­вом же, изо­бра­жая этим лю­дей на пра­ве­же (взыс­ка­ние дол­га с неис­прав­ных пла­тель­щи­ков по­сред­ством уда­ров пал­ка­ми по го­ле­ням, ко­то­рое про­из­во­ди­лось на пло­ща­ди).

Вят­ский во­е­во­да князь Алек­сандр Ро­стов­ский и же­на его На­та­лия бы­ли по­чи­та­те­ля­ми бла­жен­но­го. Ви­дя, что пред­ска­за­ния его ис­пол­ня­ют­ся, князь ча­сто при­зы­вал по­движ­ни­ка к се­бе в дом; кня­ги­ня сво­и­ми ру­ка­ми об­мы­ва­ла те­ло свя­то­го и оде­ва­ла его в но­вые со­роч­ки, бра­ла его с со­бою в цер­ковь. Бла­жен­ный, по­ви­ну­ясь им, неко­то­рое вре­мя но­сил со­роч­ки кня­ги­ни, но вско­ре опять их раз­ди­рал, бро­сал на зем­лю и по­пи­рал но­га­ми. И сно­ва хо­дил на­гой, как и рань­ше. Ви­дя, что те­ло его об­мы­то от гря­зи, бла­жен­ный Про­ко­пий ло­жил­ся на зем­лю, хо­дил по чер­ным ба­ням, по по­вар­ням и кор­чем­ни­цам го­ро­да до тех пор, по­ка те­ло его ста­но­ви­лось чер­ным, как бы­ло преж­де. Бо­го­бо­яз­нен­ные лю­ди так­же неред­ко снаб­жа­ли его одеж­дой, на­де­ва­ли обувь, но он то раз­да­вал их ни­щим, то раз­ди­рал и бро­сал.

Ча­ще все­го он при­хо­дил к церк­ви Воз­не­се­ния Хри­сто­ва и мо­лил­ся здесь. Свя­щен­ник той церк­ви Иоанн Ко­лач­ни­ков был ду­хов­ни­ком Про­ко­пия. Свя­той ча­сто при­хо­дил к сво­е­му ду­хов­но­му от­цу на ис­по­ведь. То­гда бла­жен­ный раз­ре­шал се­бя от мол­ча­ния и бе­се­до­вал с ду­хов­ни­ком, как все лю­ди, а не как юро­ди­вый. Каж­дый вос­крес­ный день он при­об­щал­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. И с клят­вой за­по­ве­дал бла­жен­ный сво­е­му ду­хов­но­му от­цу ни­ко­му не ска­зы­вать о том, что он го­во­рит с ним, как и все дру­гие лю­ди, чтобы ни­кто не знал о его доб­ро­воль­ном по­дви­ге Хри­ста ра­ди до тех пор, по­ка Гос­подь не пе­ре­се­лит его из сей жиз­ни.

Про­ви­дя бу­ду­щее, свя­той Про­ко­пий пред­ска­зы­вал его без слов, но на­гляд­ным об­ра­зом. В то вре­мя в вят­ской тем­ни­це за­клю­чен был опаль­ный мос­ков­ский бо­ярин Ми­ха­ил Та­ти­щев. Бла­жен­ный Про­ко­пий при­хо­дил к нему и при­но­сил то хле­ба, то во­ды. Бо­ярин с ра­до­стью при­ни­мал при­но­си­мое и бла­го­да­рил Гос­по­да за по­се­ще­ния свя­то­го. При этих по­се­ще­ни­ях бла­жен­ный та­щил уз­ни­ка через ок­но или бил по зам­ку тюрь­мы, сту­чал в ее две­ри. Всем этим он да­вал знать о ско­ром осво­бож­де­нии опаль­но­го бо­яри­на. И про­ро­че­ство вско­ре сбы­лось. При­шел из Моск­вы цар­ский указ: Та­ти­щев был про­щен и сно­ва воз­вра­щен в Моск­ву.

Раз при­шел бла­жен­ный в при­каз­ную из­бу. Во­е­во­да князь Гри­го­рий Жем­чуж­ни­ков си­дел то­гда на сво­ем ме­сте. Свя­той Про­ко­пий снял с его го­ло­вы шап­ку и одел на се­бя. То­гда во­е­во­да усту­пил ему и свое ме­сто. Бла­жен­ный сел на мес­те его как су­дья. По­том взял кня­зя за ру­ку, вы­вел из при­каз­ной из­бы и при­вел к тюрь­ме, за­тво­рил его в ней и ушел. Через несколь­ко дней по по­ве­ле­нию ца­ря во­е­во­да был по­са­жен в тюрь­му на неде­лю за ка­кой-то про­сту­пок.

При­шел од­на­жды свя­той Про­ко­пий к сво­е­му ду­хов­но­му от­цу свя­щен­ни­ку Иоан­ну. В это вре­мя у свя­щен­ни­ка обе­да­ли, и кро­ме до­маш­них был здесь сын его Иоанн, то­же свя­щен­ник. По­са­ди­ли за стол и свя­то­го Про­ко­пия. По окон­ча­нии обе­да бла­жен­ный взял нож и на­чал им ма­хать над го­ло­вой сы­на и под­но­сить к его гру­ди. Все бы­ли в ужа­се, бо­я­лись, что он за­ко­лет свя­щен­ни­ка, но, бро­сив нож на зем­лю, свя­той об­нял мо­ло­до­го свя­щен­ни­ка и на­чал горь­ко пла­кать над ним, как над умер­шим. За­тем ушел. Через год сбы­лось про­ро­че­ство по­движ­ни­ка: род­ствен­ни­ки за­ко­ло­ли но­жом до смер­ти то­го свя­щен­ни­ка.

Од­на­жды бла­жен­ный Про­ко­пий при­шел в го­род Сло­бод­ской. Свя­щен­ник церк­ви во имя Иоан­на Пред­те­чи Иоанн Юмин вме­сте со сво­им ма­лень­ким сы­ном зво­нил к ве­черне. Бла­жен­ный по­до­шел к маль­чи­ку и взял его на ру­ки, но тот с ис­пу­га за­пла­кал. От­пу­стив его, Про­ко­пий лег на зем­лю, вы­тя­нул но­ги, а ру­ки сло­жил на гру­ди. И вско­ре по­сле то­го маль­чик по­мер. Же­на это­го свя­щен­ни­ка Ани­сия силь­но стра­да­ла от зуб­ной бо­ли. Свя­щен­ник, встре­тив бла­жен­но­го в сво­ей церк­ви, про­сил его: «По­мо­лись, раб Бо­жий, Гос­по­ду, чтобы Он по­дал ис­це­ле­ние мо­ей жене, страж­ду­щей от зуб­ной бо­ли». Бла­жен­ный вы­рвал свой зуб, по­дал ему и яс­но ска­зал: «Возь­ми». И бо­лезнь у же­ны свя­щен­ни­ка пре­кра­ти­лась, ко­гда она взя­ла тот зуб в свой рот.

В той же Пред­те­чен­ской церк­ви бы­ло та­кое про­ис­ше­ствие. Один юно­ша, по име­ни Кор­ни­лий Кор­са­ков, пел за ли­тур­ги­ей. Свя­той Про­ко­пий, по­дой­дя к кли­ро­су, встал ря­дом с ним, по­том взял Кор­ни­лия за ру­ку, по­вел его к цар­ским две­рям и толк­нул в ал­тарь. Через шесть лет Кор­ни­лий при­нял на се­бя сан свя­щен­ни­ка, а по­сле, ко­гда ов­до­вел, был игу­ме­ном Ки­при­а­ном.

Так под­ви­зал­ся бла­жен­ный 30 лет. Гос­по­ду бы­ло бла­го­угод­но от­крыть бла­жен­но­му о пред­сто­я­щей кон­чине. По­движ­ник на­хо­дил­ся то­гда в Хлы­но­ве; он сто­ял в од­ной церк­ви за утре­ней, по­том пе­ре­шел в жен­ский мо­на­стырь и был здесь до кон­ца бо­го­слу­же­ния. Из мо­на­сты­ря он вы­шел на Пят­ниц­кий мост и мо­лил­ся. Пе­рей­дя его, он сел и отер свое те­ло сне­гом. По­том при­шел под го­род­скую баш­ню, на­зы­ва­е­мую Выш­кой, об­ра­тил­ся ли­цом на во­сток, сно­ва усерд­но мо­лил­ся Бо­гу и с ми­ром пре­дал Гос­по­ду свою ду­шу. Ру­ки бла­жен­но­го бы­ли мо­лит­вен­но про­стер­ты. Узнав о кон­чине свя­то­го Про­ко­пия, отец его ду­хов­ный Иоанн из­ве­стил го­род­ско­го во­е­во­ду Ни­ки­ту Бо­ря­тин­ско­го и ду­хо­вен­ство го­ро­да.

Один бла­го­че­сти­вый че­ло­век, по­дья­чий Си­ме­он Пав­лов, по­про­сил у во­е­во­ды и ду­хов­ных вла­стей поз­во­ле­ния при­го­то­вить те­ло пра­вед­ни­ка к по­гре­бе­нию, и те­ло по­чив­ше­го с че­стью бы­ло пе­ре­не­се­но в его дом. Здесь со всем усер­ди­ем об­лек­ли его в по­гре­баль­ные ри­зы. Со­бра­лось все ду­хо­вен­ство го­ро­да, жи­те­ли с же­на­ми и с детьми, и все мо­ли­лись по­чив­ше­му пра­вед­ни­ку: «О, преб­ла­женне Про­ко­пие! По­мо­лись за нас при­леж­но Бо­гу».

Свя­тое и тру­до­люб­ное те­ло бла­жен­но­го по­греб­ли в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го Три­фо­на с се­вер­ной сто­ро­ны Успен­ско­го хра­ма. Бла­жен­ная кон­чи­на свя­то­го Про­ко­пия по­сле­до­ва­ла 21 де­каб­ря 1627 го­да. Все­го жи­тия его бы­ло 50 лет, из ко­то­рых 30 лет он про­вел в по­дви­ге юрод­ства Хри­ста ра­ди.

В 1666 го­ду од­на де­ви­ца из Сло­бод­ско­го уез­да Мар­фа Ти­мо­фе­е­ва бы­ла одер­жи­ма нечи­стым ду­хом. По­сле усерд­ной мо­лит­вы в Вят­ском Успен­ском мо­нас­ты­ре ей бы­ло ви­де­ние: два све­то­нос­ных му­жа пред­ста­ли пе­ред ней, на­зы­вая друг дру­га Три­фо­ном и Про­ко­пи­ем, они обе­ща­ли ей ско­рое ис­це­ле­ние, и она ско­ро из­ба­ви­лась от сво­е­го неду­га. Так про­сла­вил Гос­подь угод­ни­ков Сво­их.