Акафист святому праведному Иоанну Кронштадтскому, чудотворцу

Утвержден Священным Синодом Русской Православной Церкви 24.12.2008 (журнал № 108)

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 02 января (20 декабря ст. ст.); 14 июня (01 июня ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нный уго́дниче и пресла́вный чудотво́рче, о́тче пра́ведный Иоа́нне, гра́да Кроншта́дта пресла́вное украше́ние! Ты́, от младе́нства Христу́ после́дуя, сораспя́тися Ему́ возжеле́л еси́ и, жи́знь твою́ в Не́м утверди́в, да́р чуде́с от Бо́га прия́л еси́ и сло́вом живоно́сным все́х напита́л еси́. Мы́ же, недосто́йнии, благода́рне вопие́м ти́: Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

И́кос 1.

А́нгела све́тла, еще́ о́трок сы́й, я́ве узре́л еси́, о́тче Иоа́нне, и́же и рече́ ти́, я́ко повеле́нием Госпо́дним приста́влен храни́ти тя́ во все́х путе́х твои́х. Те́мже я́ко избра́нника Бо́жия ве́дуще тя́, взыва́ем си́це:

Ра́дуйся, благода́ти Бо́жия сосу́де избра́нный;

Ра́дуйся, сло́вом Бо́жиим измла́да наста́вленный.

Ра́дуйся, во о́трочестве явле́ния А́нгела Храни́теля сподо́бивыйся;

Ра́дуйся, от ю́ности води́тельству Ду́ха Свята́го преда́выйся.

Ра́дуйся, роди́телей боголюби́вых благоче́стие восприе́мый;

Ра́дуйся, целому́дрием и чистото́ю себе́ огради́вый.

Ра́дуйся, духо́вным наста́вником твои́м все́м се́рдцем внима́вый;

Ра́дуйся, почита́нием роди́телей благоволе́ние Бо́жие стяжа́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 2.

Прови́дя, богоно́сне о́тче Иоа́нне, я́ко мно́гия беды́ и собла́зны гряду́т на Це́рковь Ру́сскую и ча́да Бо́жия гони́ма бу́дут, увеща́л еси́ лю́ди, глаго́ля: пока́йтеся, сто́йте в ве́ре правосла́вней, крепи́теся и сла́вите Го́спода, взыва́юще Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зумом Боже́ственным наставля́емь, всеблаже́нне о́тче Иоа́нне, све́том и́стиннаго богопозна́ния все́х, приходя́щих к тебе́, просвеща́л еси́. Мы́ же, писа́ньми твои́ми науча́еми, вопие́м ти́ такова́я:

Ра́дуйся, ева́нгельския И́стины пла́менный служи́телю;

Ра́дуйся, глаго́лов жи́зни ве́чныя немо́лчный возвести́телю.

Ра́дуйся, пра́ведным житие́м твои́м Бо́гу угоди́вый;

Ра́дуйся, Це́рковь Бо́жию писа́нии твои́ми просла́вивый.

Ра́дуйся, Кре́ст Христо́в пред очи́ма твои́ма вы́ну созерца́вый;

Ра́дуйся, сораспя́тися Христу́ вседу́шне возжела́вый.

Ра́дуйся, Бо́га и бли́жних все́м се́рдцем возлюби́вый;

Ра́дуйся, лю́дем, в ско́рбех и печа́лех су́щим, утеше́ние подава́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 3.

Си́лою Боже́ственныя благода́ти, я́ко свети́льник многосве́тлый Правосла́вныя Це́ркве, во гра́де Кроншта́дте просия́л еси́, пра́ведне Иоа́нне, и лю́ди, во тьме́ грехо́вней седя́щия и собла́зном богобо́рчества смуща́емыя, просвети́в, наставля́л еси́ пе́ти Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Име́я любо́вь па́стырскую, пра́ведне о́тче Иоа́нне, поте́кл еси́ к лю́дем, не иму́щим кро́ва и хле́ба насу́щнаго и во отча́янии погиба́ющим, и си́х любо́вию и милосе́рдием Христу́ приобре́л еси́. Мы́ же благода́рне взыва́ем ти́ си́це:

Ра́дуйся, в хра́ме Бо́жии дерзнове́нный о лю́дех моли́твенниче;

Ра́дуйся, си́рым и вдови́цам ми́лостивый помо́щниче.

Ра́дуйся, окамене́нныя се́рдцем к покая́нию побужда́яй;

Ра́дуйся, неве́дущия Бо́га Боже́ственною прему́дростию просвеща́яй.

Ра́дуйся, стро́потных и злонра́вных ти́хое исправле́ние;

Ра́дуйся, лени́вых и малове́рных ре́вностное обличе́ние.

Ра́дуйся, Ца́рствия Бо́жия и пра́вды его́ пропове́дниче неустраши́мый;

Ра́дуйся, проти́ву ко́зней духо́в зло́бы поднебе́сных вои́телю неуста́нный.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 4.

Бу́рю злоче́стия, воздвиза́ему на Це́рковь на́шу святу́ю, прови́дя, о́тче Иоа́нне, я́ко ве́рный стра́ж до́ма Госпо́дня, поуча́л еси́ ча́да Бо́жия бде́ти, во и́стинней ве́ре пра́во ходи́ти и в за́поведех Госпо́дних непоро́чно пребыва́ти, да спасе́т Госпо́дь лю́ди Своя́, в покая́нии Ему́ зову́щия: Аллилу́иа.

И́кос 4.

Слы́шаще лю́дие Бо́жии, я́ко ты́ еси́, о́тче Иоа́нне, сосу́д избра́нный и благода́тных даро́в преиспо́лненный, не то́кмо от Кроншта́дта, но и от все́х конце́в земли́ к тебе́ притека́ху, я́ко да исцеле́ния и по́мощь улуча́т. С ни́ми же и мы́, я́ко хода́таю пред Бо́гом те́плу, уми́льно зове́м ти́:

Ра́дуйся, се́ятелю пра́вды, а́лчущия жи́зни ве́чныя напита́вый;

Ра́дуйся, обличи́телю непра́вды, ве́рныя от пре́лести грехо́вныя огражда́вый.

Ра́дуйся, заблу́ждшим и неразу́мным пу́ть к Бо́гу указу́яй;

Ра́дуйся, писа́ньми твои́ми ча́да Бо́жия наставля́яй.

Ра́дуйся, скорбя́щих и обремене́нных при́сное упова́ние;

Ра́дуйся, боля́щих и стра́ждущих благода́тное врачева́ние.

Ра́дуйся, сосу́де избра́нный, да́ры Ду́ха Свята́го ди́вно укра́шенный;

Ра́дуйся, свети́льниче всесве́тлый, на све́щнице церко́внем Бо́гом поста́вленный.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 5.

Я́ко звезда́ многосве́тлая, священноле́пным житие́м твои́м просия́л еси́, па́стырю Христо́в Иоа́нне! Ты́ бо ста́до, Бо́гом вруче́нное тебе́, от волко́в, губя́щих е́, огражда́л еси́, взыва́я: пока́йтеся и жи́ви бу́дете, отыми́те лука́вство от ду́ш ва́ших, да чи́стым се́рдцем Бо́га у́зрите и воспое́те Ему́: Аллилу́ия.

И́кос 5.

Ве́дая мно́жество люде́й, утеше́ния ча́ющих, я́ко апо́стол Христо́в, обходи́л еси́ гра́ды и ве́си Росси́йския, чудотво́рче изя́щне, сея́ сло́во Бо́жие, исцеля́я неду́жныя и малове́рныя исправля́я, бы́в все́м вся́, да вся́ко не́кия спасе́ши. Мы́ же боле́зни и труды́ твоя́ почита́юще, вопие́м ти́ си́це:

Ра́дуйся, я́ко си́лою благода́ти немощны́я укрепля́л еси́;

Ра́дуйся, я́ко моли́твами твои́ми гре́шныя к покая́нию приводи́л еси́.

Ра́дуйся, а́лчущия и жа́ждущия по за́поведи Госпо́дни насыща́вый;

Ра́дуйся, благове́стием Христо́вым лю́ди к пра́вде Бо́жией приводи́вый.

Ра́дуйся, моли́твами твои́ми малове́рныя в ве́ре укрепля́вый;

Ра́дуйся, си́лою Бо́жиею немощны́м здра́вие подава́вый.

Ра́дуйся, зе́млю на́шу благогове́йно с про́поведию обходи́вый;

Ра́дуйся, ми́р се́й, я́ко прему́дрое творе́ние Бо́жие, воспева́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 6.

Пропове́дницы чу́дных дея́ний твои́х, блаже́нне Иоа́нне, яви́шася мно́зи: бога́тии и ни́щии, ста́рцы и ю́ноши, ты́ бо все́м любо́вь твою́ излива́л еси́ бога́тно. Те́мже не то́кмо правосла́внии, но и инове́рнии си́лою моли́тв твои́х ми́лость Бо́жию обрета́ху, пою́ще Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́л еси́ житие́м твои́м в Це́ркви Правосла́вней па́че сия́ния се́вернаго, блаже́нне Иоа́нне, пу́ть пра́вый лю́дем указу́я. Те́мже моли́ Го́спода Си́л, да любо́вь свята́я утверди́тся в сердца́х на́ших, да ни ско́рбь, ни теснота́, ни сме́рть, ни бла́га ми́ра сего́ возмо́гут разлучи́ти на́с от любве́ Бо́жия, благода́рне тебе́ вопию́щих:

Ра́дуйся, ве́ру Правосла́вную в чистоте́ храни́ти завеща́вый;

Ра́дуйся, те́сным путе́м за́поведей Христо́вых ходи́ти поуча́вый.

Ра́дуйся, в ско́рбех и печа́лех су́щим ра́дость подава́вый;

Ра́дуйся, к и́стинному покая́нию гре́шники призыва́вый.

Ра́дуйся, Бо́жиим смотре́нием гряду́щая на́м возвеща́вый;

Ра́дуйся, от сете́й вра́жиих оте́чество на́ше огражда́вый.

Ра́дуйся, ми́р с Бо́гом свя́то храни́ти запове́давый;

Ра́дуйся, сло́вом и́стины и любо́вию ве́рным лю́дем послужи́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 7.

Хотя́ Всеблаги́й Госпо́дь спасти́ лю́ди земли́ на́шея и угото́вати я́ к же́ртвенному служе́нию, испо́лни тя́, всеблаже́нне Иоа́нне, ду́ха проро́чества, прему́дрости и ра́зума, я́ко да, сло́вом твои́м наста́влени, во дни́ гряду́щих испыта́ний непоколеби́мо вопию́т Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Но́ваго избра́нника Бо́жия, всеблаже́нне Иоа́нне, ве́дуще тя́ боголюби́вии лю́дие, на вся́к де́нь Же́ртву безкро́вную принося́ща и со дерзнове́нием за все́х Христу́ моля́щася, с ве́рою к тебе́ притека́ху и исцеля́хуся. Те́мже и мы́, испо́лненнии твои́х благодея́ний, с любо́вию воспева́ем ти́ сицева́я:

Ра́дуйся, у Престо́ла Бо́жия приле́жный о на́с моли́твенниче;

Ра́дуйся, и́стиннаго покая́ния усе́рдный пропове́дниче.

Ра́дуйся, я́ко неле́ностно рабо́тати Христу́ Бо́гу на́с наставля́еши;

Ра́дуйся, я́ко стоя́ти на боже́ственней стра́жи на́с призыва́еши.

Ра́дуйся, о́браз воздержа́ния и целому́дрия ве́рным яви́вый;

Ра́дуйся, па́ству твою́ от ересе́й и раско́ла му́дре защити́вый.

Ра́дуйся, су́щих во тьме́ неве́дения ре́вностный просвети́телю;

Ра́дуйся, ду́ш челове́ческих от суеты́ жите́йския ди́вный огради́телю.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 8.

Стра́нное чу́до ви́дим, явле́нное тебе́, преди́вный па́стырю Христо́в Иоа́нне! Тя́ бо и лю́ди ве́рныя Сама́ Пречи́стая Ма́ти Бо́жия я́ко миле́йшая ча́да Отца́ Небе́снаго нарече́. Сего́ ра́ди мы́, си́ми словесы́ утеша́еми, вопие́м Царю́ веко́в: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Ве́сь жела́нием Боже́ственным распаля́емь, любве́ Христо́вы преиспо́лнился еси́, па́стырю до́брый! Мы́ же, неради́вии, сокро́вищ ея́ не стяжа́вше, мно́гих скорбе́й и печа́лей досто́йни яви́хомся. Оба́че, ве́дуще тя́ помо́щника неусы́пна, со упова́нием взыва́ем ти́ си́це:

Ра́дуйся, любве́ Христо́вы сосу́де избра́нный;

Ра́дуйся, явле́ния Бо́жия Ма́тере удосто́енный.

Ра́дуйся, Це́ркве Христо́вы неугаса́ющий свети́льниче;

Ра́дуйся, о все́м ми́ре хода́таю и печа́льниче.

Ра́дуйся, ми́ра и пра́вды Бо́жия ревни́телю;

Ра́дуйся, благоче́стия и добронра́вия насади́телю.

Ра́дуйся, Росси́йския Це́ркве похвало́ и украше́ние;

Ра́дуйся, земли́ на́шея благода́тное утвержде́ние.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 9.

Все́м лю́дем, в неве́дении, ско́рбех и печа́лех су́щим, воздви́же тя́ Госпо́дь па́стыря и чудотво́рца преди́вна, о́тче Иоа́нне, е́же гре́шныя на пу́ть пра́вый наста́вити, неве́рныя к Бо́гу обрати́ти и боля́щия исцели́ти, да согла́сно воспою́т вси́ спаси́тельную пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 9.

Вети́и многовеща́нии безгла́сни бы́ша о благода́ти, да́нней тебе́, Иоа́нне преди́вне, егда́ сло́вом еди́нем лю́ди от греха́ к покая́нию приводи́л еси́, неду́жныя от одра́ боле́зни воздвиза́л еси́, бе́сы изгоня́л еси́. Мы́ же я́ко чудотво́рца и уго́дника Бо́жия прославля́ем тя́ си́це:

Ра́дуйся, страстьми́ одержи́мых ди́вный врачева́телю;

Ра́дуйся, в долгонеду́жии су́щих безме́здный цели́телю.

Ра́дуйся, отпа́дшия к Бо́гу приводи́вый;

Ра́дуйся, безбо́жныя гро́зно облича́вый.

Ра́дуйся, ка́ющихся кро́ткий наказа́телю;

Ра́дуйся, ми́лостыни ще́дрый пода́телю.

Ра́дуйся, христиа́нскаго просвеще́ния и благоче́стия ре́вностный насади́телю;

Ра́дуйся, ю́ных по стезя́м пра́вды му́дрый путеводи́телю.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 10.

Спасти́ хотя́ лю́ди Росси́йския, ересьми́ и неве́рием соблазня́емыя, о́тче Иоа́нне, ко́зни бесо́вския обличи́л еси́ и правосла́вное испове́дание ве́ры тве́рдо яви́л еси́. Сего́ ра́ди Ца́рствия Небе́снаго дости́гл еси́, иде́же со А́нгелы и ли́ки святы́х непреста́нно о на́с мо́лиши Бо́га и пое́ши Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Стена́ тве́рда яви́лся еси́ лю́дем стра́ждущим, от все́х конце́в земли́ Росси́йския к тебе́ приходя́щим, богоно́сне о́тче Иоа́нне. Те́мже и на́с, бе́дствующих и немощству́ющих душе́ю и те́лом, укрепи́ моли́твами твои́ми, и́миже огражда́еми, прино́сим ти́ похвалы́ сия́:

Ра́дуйся, свети́льниче неугаси́мый, огне́м Ду́ха Свята́го возжже́нный;

Ра́дуйся, кри́не благоуха́яй, росо́ю благода́ти Бо́жия напое́нный.

Ра́дуйся, лозо́ многопло́дная, благода́тными да́ры ве́рных пита́ющая;

Ра́дуйся, со́ле земли́, от грехо́внаго тле́ния на́с сохраня́ющая.

Ра́дуйся, в мо́ри жите́йстем обурева́емым ти́хое приста́нище;

Ра́дуйся, душе́вне и теле́сне изнемога́ющим благо́е вспоможе́ние.

Ра́дуйся, сердцеве́дче прему́дрый, ве́рныя лю́ди от мудрова́ния ми́ра сего́ огражда́яй;

Ра́дуйся, се́ятелю Христо́в, се́янием ева́нгельским се́рдца мно́гих увеселя́яй.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 11.

Пе́снь достохва́льную прино́сим ти́, о́тче Иоа́нне, все́м житие́м твои́м Бо́га просла́вльшему. И я́коже на земли́ за все́х и за вся́ Влады́ку ми́ра умоля́л еси́, си́це и ны́не на Небеси́ вознеси́ моли́твы твоя́, да во оте́чествии на́шем при́сно воспева́ется Бо́гу побе́дная пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Светоза́рную свещу́ ве́мы тя́, Бо́гом избра́нне о́тче Иоа́нне, ты́ бо и по отше́ствии от земны́х к Небе́сным у Престо́ла Бо́жия в со́нме святы́х и Си́л а́нгельских о на́с при́сно хода́тайствуеши. Сего́ ра́ди благода́рственно взыва́ем ти́ си́це:

Ра́дуйся, я́ко в по́двизе твое́м И́мя Пресвяты́я Тро́ицы ди́вно просла́вися;

Ра́дуйся, я́ко благоче́стием и ве́рою твое́ю Це́рковь Христо́ва украси́ся.

Ра́дуйся, па́стырей богому́дрый наста́вниче;

Ра́дуйся, и́нокинь до́брый учи́телю.

Ра́дуйся, супру́ги соу́з бра́чный свя́то храни́ти поуча́вый;

Ра́дуйся, ча́да почита́ти роди́тели своя́ увещава́вый.

Ра́дуйся, я́ко сострада́нием твои́м к бли́жним ско́рби и печа́ли утоля́ются;

Ра́дуйся, я́ко моли́твами твои́ми гре́шницы на пу́ть спасе́ния обраща́ются.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 12.

Благода́тных даро́в Ду́ха Свята́го испо́лни тя́ Госпо́дь, о́тче на́ш Иоа́нне, и́миже ре́вностно послужи́л еси́ наро́ду Бо́жию. Вознеси́ моли́тву к Бо́гу и о на́с, да ве́ры, наде́жды и любве́ дости́гше, прича́стницы жи́зни во Христе́ бу́дем и сподо́бимся воспева́ти благода́рственную пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Пою́ще твое́ достохва́льное житие́ на земли́ и сла́ву, ю́же стяжа́л еси́ на Небеси́, о́тче Иоа́нне, притека́ем во оби́тель тобо́ю созда́нную и припа́даем к гробни́це твое́й, от нея́же исцеле́ния и по́мощь улуча́юще, возглаша́ем ти́ сицева́я:

Ра́дуйся, пропове́дниче изря́дный, проро́ком и апо́столом до́бре поревнова́вый;

Ра́дуйся, па́стырю земли́ Росси́йския, Бо́гом избра́нный и просла́вленный.

Ра́дуйся, оби́тель преподо́бнаго покрови́теля твоего́ Иоа́нна Ры́льскаго ди́вно устро́ивый;

Ра́дуйся, оби́телию се́ю гра́д свята́го Петра́ сла́вно украси́вый.

Ра́дуйся, в возсозда́нную оби́тель и́нокини собира́яй;

ра́дуйся, я́ко оте́ц чадолюби́вый, при́сное попече́ние о ни́х име́яй.

Ра́дуйся, все́м притека́ющим к тебе́ ско́рое вспоможе́ние подава́яй;

Ра́дуйся, о́браз до́браго па́стыря сло́вом, житие́м и ве́рою на́м яви́вый.

Ра́дуйся, Иоа́нне, земли́ Росси́йския моли́твенниче преди́вный.

Конда́к 13.

О святы́й пра́ведный о́тче Иоа́нне, всеросси́йский свети́льниче и преди́вный чудотво́рче! Приими́ хвале́бное сие́ пе́ние на́ше и умоли́ Христа́ Бо́га Це́рковь Святу́ю в благоче́стии утверди́ти, еди́нство в сою́зе ми́ра и любве́ Христо́вы соблюсти́, да и мы́ воспое́м с тобо́ю Бо́гу: Аллилу́иа.

Этот конда́к чита́ется три́жды, зате́м и́кос 1-й и конда́к 1-й.

Моли́тва.

О вели́кий чудотво́рче и преди́вный уго́дниче Бо́жий, богоно́сне о́тче Иоа́нне! При́зри на на́с и внемли́ благосе́рдно моле́нию на́шему, я́ко вели́ких дарова́ний сподо́би тя́ Госпо́дь, да хода́тай и при́сный моли́твенник за на́с бу́деши. Се́ бо, страстьми́ грехо́вными обурева́еми и зло́бою снеда́еми, за́поведи Бо́жия пренебрего́хом, покая́ния серде́чнаго и сле́з воздыха́ния не принесо́хом, сего́ ра́ди мно́гим ско́рбем и печа́лем досто́йни яви́хомся. Ты́ же, о́тче пра́ведне, ве́лие дерзнове́ние ко Го́споду и сострада́ние к бли́жним свои́м име́я, умоли́ Всеще́драго Влады́ку ми́ра, да проба́вит ми́лость Свою́ на на́с и поте́рпит непра́вдам на́шим, не погуби́т на́с гре́х ра́ди на́ших, но вре́мя на покая́ние ми́лостивно на́м да́рует. О свя́тче Бо́жий, помози́ на́м ве́ру правосла́вную непоро́чно соблюсти́ и за́поведи Бо́жия благоче́стно сохрани́ти, да не облада́ет на́ми вся́кое беззако́ние, ниже́ посрами́тся пра́вда Бо́жия в непра́вдах на́ших, но да сподо́бимся дости́гнути кончи́ны христиа́нския, безболе́зненныя, непосты́дныя, ми́рныя и Та́ин Бо́жиих прича́стныя. Еще́ мо́лим тя́, о́тче пра́ведне, о е́же Це́ркви на́шей Святе́й до сконча́ния ве́ка утвержде́нней бы́ти, Оте́честву же на́шему ми́р и пребыва́ние в пра́вде Бо́жией испроси́ и от все́х зо́л сохрани́, да та́ко наро́ди на́ши, Бо́гом храни́ми, в единомы́слии ве́ры и во вся́ком благоче́стии и чистоте́, в ле́поте духо́внаго бра́тства, трезве́нии и согла́сии свиде́тельствуют: я́ко с на́ми Бо́г! В Не́мже живе́м, и дви́жемся, и есмы́, и пребу́дем во ве́ки. Ами́нь.

И́на моли́тва.

О святы́й пра́ведный о́тче Иоа́нне, всеросси́йский свети́льниче и преди́вный чудотво́рче! Ты́ от младе́нческих ле́т Бо́гом избра́н бы́л еси́ и, ду́хом пламене́я, я́ко и́стинный па́стырь, житие́м, сло́вом, любо́вию, ве́рою, чистото́ю лю́дем послужи́л еси́. Сего́ ра́ди мо́лим тя́, пра́ведный о́тче: моли́ Человеколю́бца Бо́га Це́рковь Святу́ю ми́ром и тишино́ю огради́ти, зе́млю Росси́йскую во благоде́нствии сохрани́ти, па́стыри благода́ти и и́стины преизоби́льно испо́лнити, вла́сти умудри́ти, правосла́вное во́инство укрепи́ти, немощны́я исцели́ти, развраще́нныя испра́вити, ю́ныя воспита́ти, ста́рцы и вдови́цы уте́шити и на́м все́м во Ца́рствии Небе́снем сподо́битися со все́ми святы́ми прославля́ти Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

А҆ка́ѳїстъ ст҃о́мꙋ првⷣномꙋ і҆ѡа́ннꙋ, пресвѵ́терꙋ кроншта́дтскомꙋ, чꙋдотво́рцꙋ.

Конда́къ а҃.

И҆збра́нный ᲂу҆го́дниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче, ѻ҆́тче првⷣный і҆ѡа́нне, гра́да кроншта́дта пресла́вное ᲂу҆краше́нїе! Ты̀, ѿ младе́нства хрⷭ҇тꙋ̀ послѣ́дꙋѧ, сораспѧ́тисѧ є҆мꙋ̀ возжелѣ́лъ є҆сѝ, и҆ жи́знь твою̀ въ не́мъ ᲂу҆тверди́въ, да́ръ чꙋде́съ ѿ бг҃а прїѧ́лъ є҆сѝ, и҆ сло́вомъ живоно́снымъ всѣ́хъ напита́лъ є҆сѝ. Мы́ же, недосто́йнїи, бл҃года́рнѣ вопїе́мъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

І҆́косъ а҃.

А҆́гг҃ла свѣ́тла, є҆щѐ ѻ҆́трокъ сы́й, ꙗ҆́вѣ ᲂу҆зрѣ́лъ є҆сѝ, ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, и҆́же и҆ рече́ ти, ꙗ҆́кѡ повелѣ́нїемъ гдⷭ҇нимъ приста́вленъ храни́ти тѧ̀ во всѣ́хъ пꙋте́хъ твои́хъ. Тѣ́мже ꙗ҆́кѡ и҆збра́нника бж҃їѧ вѣ́дꙋще тѧ̀, взыва́емъ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, бл҃года́ти бж҃їѧ сосꙋ́де и҆збра́нный: ра́дꙋйсѧ, сло́вомъ бж҃їимъ и҆змла́да наста́вленный.

Ра́дꙋйсѧ, во ѻ҆́трочествѣ ꙗ҆вле́нїѧ а҆́гг҃ла храни́телѧ сподо́бивыйсѧ: ра́дꙋйсѧ, ѿ ю҆́ности води́тельствꙋ дх҃а ст҃а́гѡ преда́выйсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, роди́телей бг҃олюби́выхъ бл҃гоче́стїе воспрїе́мый: ра́дꙋйсѧ, цѣломꙋ́дрїемъ и҆ чистото́ю себѐ ѡ҆гради́вый.

Ра́дꙋйсѧ, дꙋхѡ́внымъ наста́вникѡмъ твои̑мъ всѣ́мъ се́рдцемъ внима́вый: ра́дꙋйсѧ, почита́нїемъ роди́телей бл҃говоле́нїе бж҃їе стѧжа́вый.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ в҃.

Прови́дѧ, бг҃оно́сне ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, ꙗ҆́кѡ мнѡ́гїѧ бѣды̑ и҆ собла́зны грѧдꙋ́тъ на цр҃ковь рꙋ́сскꙋю и҆ ча̑да бж҃їѧ гони̑ма бꙋ́дꙋтъ, ᲂу҆вѣща́лъ є҆сѝ лю́ди, глаго́лѧ: пока́йтесѧ, сто́йте въ вѣ́рѣ правосла́внѣй, крѣпи́тесѧ и҆ сла́вите гдⷭ҇а, взыва́юще є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃.

Ра́зꙋмомъ бжⷭ҇твеннымъ наставлѧ́емь, всебл҃же́нне ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, свѣ́томъ и҆́стиннагѡ бг҃опозна́нїѧ всѣ́хъ приходѧ́щихъ къ тебѣ̀ просвѣща́лъ є҆сѝ. Мы́ же, писа́ньми твои́ми наꙋча́еми, вопїе́мъ тѝ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, є҆ѵⷢ҇льскїѧ и҆́стины пла́менный слꙋжи́телю: ра́дꙋйсѧ, глаго́лѡвъ жи́зни вѣ́чныѧ немо́лчный возвѣсти́телю.

Ра́дꙋйсѧ, првⷣнымъ житїе́мъ твои́мъ бг҃ꙋ ᲂу҆годи́вый: ра́дꙋйсѧ, цр҃ковь бж҃їю писа̑нїи твои́ми просла́вивый.

Ра́дꙋйсѧ, крⷭ҇тъ хрⷭ҇то́въ пред̾ ѻ҆чи́ма твои́ма вы́нꙋ созерца́вый: ра́дꙋйсѧ, сораспѧ́тисѧ хрⷭ҇тꙋ̀ вседꙋ́шнѣ возжела́вый.

Ра́дꙋйсѧ, бг҃а и҆ бли́жнихъ всѣ́мъ се́рдцемъ возлюби́вый: ра́дꙋйсѧ, лю́демъ въ ско́рбехъ и҆ печа́лехъ сꙋ́щымъ ᲂу҆тѣше́нїе подава́вый.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ г҃.

Си́лою бжⷭ҇твенныѧ бл҃года́ти, ꙗ҆́кѡ свѣти́льникъ многосвѣ́тлый правосла́вныѧ цр҃кве, во гра́дѣ кроншта́дтѣ просїѧ́лъ є҆сѝ, првⷣне і҆ѡа́нне, и҆ лю́ди во тьмѣ̀ грѣхо́внѣй сѣдѧ́щыѧ и҆ собла́зномъ бг҃обо́рчества смꙋща́ємыѧ просвѣти́въ, наставлѧ́лъ є҆сѝ пѣ́ти бг҃ꙋ:

А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ г҃.

И҆мѣ́ѧ любо́вь па́стырскꙋю, првⷣне ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, поте́клъ є҆сѝ къ лю́демъ, не и҆мꙋ́щымъ кро́ва и҆ хлѣ́ба насꙋ́щнагѡ и҆ во ѿча́ѧнїи погиба́ющымъ, и҆ си́хъ любо́вїю и҆ млⷭ҇рдїемъ хрⷭ҇тꙋ̀ прїѡбрѣ́лъ є҆сѝ. Мы́ же бл҃года́рнѣ взыва́емъ тѝ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, въ хра́мѣ бж҃їи дерзнове́нный ѡ҆ лю́дехъ мл҃твенниче: ра́дꙋйсѧ, си̑рымъ и҆ вдови́цамъ млⷭ҇тивый помо́щниче.

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆каменє́нныѧ се́рдцемъ къ покаѧ́нїю побꙋжда́ѧй: ра́дꙋйсѧ, невѣ́дꙋщыѧ бг҃а бжⷭ҇твенною премꙋ́дростїю просвѣща́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, стропо́тныхъ и҆ ѕлонра́вныхъ ти́хое и҆справле́нїе: ра́дꙋйсѧ, лѣни́выхъ и҆ маловѣ́рныхъ ре́вностное ѡ҆бличе́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, црⷭ҇твїѧ бж҃їѧ и҆ пра́вды є҆гѡ̀ проповѣ́дниче неꙋстраши́мый: ра́дꙋйсѧ, проти́вꙋ ко́зней дꙋхѡ́въ ѕло́бы поднебе́сныхъ вои́телю неꙋста́нный.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ д҃.

Бꙋ́рю ѕлоче́стїѧ, воздвиза́емꙋ на цр҃ковь на́шꙋ ст҃ꙋ́ю, прови́дѧ, ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, ꙗ҆́кѡ вѣ́рный стра́жъ до́мꙋ гдⷭ҇нѧ, поꙋча́лъ є҆сѝ ча̑да бж҃їѧ бдѣ́ти, во и҆́стиннѣй вѣ́рѣ пра́вѡ ходи́ти и҆ въ за́повѣдехъ гдⷭ҇нихъ непоро́чнѡ пребыва́ти, да сп҃се́тъ гдⷭ҇ь лю́ди своѧ̑, въ покаѧ́нїи є҆мꙋ̀ зовꙋ́щыѧ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ д҃.

Слы́шаще лю́дїе бж҃їи, ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ, ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, сосꙋ́дъ и҆збра́нный и҆ бл҃года́тныхъ дарѡ́въ преиспо́лненный, не то́кмѡ ѿ кроншта́дта, но и҆ ѿ всѣ́хъ концє́въ землѝ къ тебѣ̀ притека́хꙋ, ꙗ҆́кѡ да и҆сцѣлє́нїѧ и҆ по́мощь ᲂу҆лꙋча́тъ. Съ ни́ми же и҆ мы̀, ꙗ҆́кѡ хода́таю пред̾ бг҃омъ те́плꙋ, ᲂу҆ми́льнѡ зове́мъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, сѣ́ѧтелю пра́вды, а҆́лчꙋщыѧ жи́зни вѣ́чныѧ напита́вый: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆бличи́телю непра́вды, вѣ̑рныѧ ѿ пре́лести грѣхо́вныѧ ѡ҆гражда́вый.

Ра́дꙋйсѧ, заблꙋ́ждшымъ и҆ неразꙋ̑мнымъ пꙋ́ть къ бг҃ꙋ ᲂу҆казꙋ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, писа́ньми твои́ми ча̑да бж҃їѧ наставлѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, скорбѧ́щихъ и҆ ѡ҆бремене́нныхъ при́сное ᲂу҆пова́нїе: ра́дꙋйсѧ, болѧ́щихъ и҆ стра́ждꙋщихъ бл҃года́тное врачева́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, сосꙋ́де и҆збра́нный, да̑ры дх҃а ст҃а́гѡ ди́внѡ ᲂу҆кра́шенный: ра́дꙋйсѧ, свѣти́льниче всесвѣ́тлый, на свѣ́щницѣ цр҃ко́внѣмъ бг҃омъ поста́вленный.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ є҃.

Ꙗ҆́кѡ ѕвѣзда̀ многосвѣ́тлаѧ, сщ҃еннолѣ́пнымъ житїе́мъ твои́мъ просїѧ́лъ є҆сѝ, па́стырю хрⷭ҇то́въ і҆ѡа́нне! Ты́ бо ста́до, бг҃омъ врꙋче́нное тебѣ̀, ѿ волкѡ́въ, гꙋбѧ́щихъ є҆̀, ѡ҆гражда́лъ є҆сѝ, взыва́ѧ: пока́йтесѧ и҆ жи́ви бꙋ́дете, ѿими́те лꙋка́вство ѿ дꙋ́шъ ва́шихъ, да чи́стымъ се́рдцемъ бг҃а ᲂу҆́зрите и҆ воспое́те є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ є҃.

Вѣ́даѧ мно́жество люде́й ᲂу҆тѣше́нїѧ ча́ющихъ, ꙗ҆́кѡ а҆пⷭ҇лъ хрⷭ҇то́въ, ѡ҆бходи́лъ є҆сѝ гра́ды и҆ вє́си рѡссі̑йскїѧ, чꙋдотво́рче и҆зѧ́щне, сѣ́ѧ сло́во бж҃їе, и҆сцѣлѧ́ѧ недꙋ̑жныѧ и҆ маловѣ̑рныѧ и҆справлѧ́ѧ, бы́въ всѣ̑мъ всѧ̑, да всѧ́кѡ нѣ̑кїѧ сп҃се́ши. Мы́ же болѣ̑зни и҆ трꙋды̀ твоѧ̑ почита́юще, вопїе́мъ тѝ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ си́лою бл҃года́ти немощны̑ѧ ᲂу҆крѣплѧ́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ мл҃твами твои́ми грѣ̑шныѧ къ покаѧ́нїю приводи́лъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, а҆́лчꙋщыѧ и҆ жа́ждꙋщыѧ по за́повѣди гдⷭ҇ни насыща́вый: ра́дꙋйсѧ, бл҃говѣ́стїемъ хрⷭ҇то́вымъ лю́ди къ пра́вдѣ бж҃їей приводи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, мл҃твами твои́ми маловѣ̑рныѧ въ вѣ́рѣ ᲂу҆крѣплѧ́вый: ра́дꙋйсѧ, си́лою бж҃їею немощны̑мъ здра́вїе подава́вый.

Ра́дꙋйсѧ, зе́млю на́шꙋ бл҃гоговѣ́йнѡ съ про́повѣдїю ѡ҆бходи́вый: ра́дꙋйсѧ, мі́ръ се́й, ꙗ҆́кѡ премꙋ́дрое творе́нїе бж҃їе, воспѣва́вый.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ ѕ҃.

Проповѣ̑дницы чꙋ́дныхъ дѣѧ́нїй твои́хъ, бл҃же́нне і҆ѡа́нне, ꙗ҆ви́шасѧ мно́зи: бога́тїи и҆ ни́щїи, ста́рцы и҆ ю҆́нѡши, ты́ бо всѣ̑мъ любо́вь твою̀ и҆злива́лъ є҆сѝ бога́тнѡ. Тѣ́мже не то́кмѡ правосла́внїи, но и҆ и҆новѣ́рнїи си́лою мл҃твъ твои́хъ млⷭ҇ть бж҃їю ѡ҆брѣта́хꙋ, пою́ще бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѕ҃.

Возсїѧ́лъ є҆сѝ житїе́мъ твои́мъ въ цр҃кви правосла́внѣй па́че сїѧ́нїѧ сѣ́вернагѡ, бл҃же́нне і҆ѡа́нне, пꙋ́ть пра́вый лю́демъ ᲂу҆казꙋ́ѧ. Тѣ́мже молѝ гдⷭ҇а си́лъ, да любо́вь ст҃а́ѧ ᲂу҆тверди́тсѧ въ сердца́хъ на́шихъ, да ни ско́рбь, ни тѣснота̀, ни сме́рть, ни бла̑га мі́ра сегѡ̀ возмо́гꙋтъ разлꙋчи́ти на́съ ѿ любвѐ бж҃їѧ, бл҃года́рнѣ тебѣ̀ вопїю́щихъ:

Ра́дꙋйсѧ, вѣ́рꙋ правосла́внꙋю въ чистотѣ̀ храни́ти завѣща́вый: ра́дꙋйсѧ, тѣ́снымъ пꙋте́мъ за́повѣдей хрⷭ҇то́выхъ ходи́ти поꙋча́вый.

Ра́дꙋйсѧ, въ ско́рбехъ и҆ печа́лехъ сꙋ́щымъ ра́дость подава́вый: ра́дꙋйсѧ, къ и҆́стинномꙋ покаѧ́нїю грѣ́шники призыва́вый.

Ра́дꙋйсѧ, бж҃їимъ смотре́нїемъ грѧдꙋ̑щаѧ на́мъ возвѣща́вый: ра́дꙋйсѧ, ѿ сѣте́й вра́жїихъ ѻ҆те́чество на́ше ѡ҆гражда́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ми́ръ съ бг҃омъ ст҃ѡ храни́ти заповѣ́давый: ра́дꙋйсѧ, сло́вомъ и҆́стины и҆ любо́вїю вѣ̑рнымъ лю́демъ послꙋжи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ з҃.

Хотѧ̀ всебл҃гі́й гдⷭ҇ь сп҃стѝ лю́ди землѝ на́шеѧ и҆ ᲂу҆гото́вати ѧ҆̀ къ же́ртвенномꙋ слꙋже́нїю, и҆спо́лни тѧ̀, всебл҃же́нне і҆ѡа́нне, дꙋ́ха прⷪ҇ро́чества, премꙋ́дрости и҆ ра́зꙋма, ꙗ҆́кѡ да сло́вомъ твои́мъ наста́влени, во дни̑ грѧдꙋ́щихъ и҆спыта́нїй непоколеби́мѡ вопїю́тъ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ з҃.

Но́ваго и҆збра́нника бж҃їѧ, всебл҃же́нне і҆ѡа́нне, вѣ́дꙋще тѧ̀ бг҃олюби́вїи лю́дїе, на всѧ́къ де́нь же́ртвꙋ безкро́внꙋю приносѧ́ща и҆ со дерзнове́нїемъ за всѣ́хъ хрⷭ҇тꙋ̀ молѧ́щасѧ, съ вѣ́рою къ тебѣ̀ притека́хꙋ и҆ и҆сцѣлѧ́хꙋсѧ. Тѣ́мже и҆ мы̀, и҆спо́лненнїи твои́хъ бл҃годѣѧ́нїй, съ любо́вїю воспѣва́емъ тѝ сицева̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆ прⷭ҇то́ла бж҃їѧ прилѣ́жный ѡ҆ на́съ мл҃твенниче: ра́дꙋйсѧ, и҆́стиннагѡ покаѧ́нїѧ ᲂу҆се́рдный проповѣ́дниче.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ нелѣ́ностнѡ рабо́тати хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ на́съ наставлѧ́еши: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ стоѧ́ти на бжⷭ҇твеннѣй стра́жи на́съ призыва́еши.

Ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́бразъ воздержа́нїѧ и҆ цѣломꙋ́дрїѧ вѣ̑рнымъ ꙗ҆ви́вый: ра́дꙋйсѧ, па́ствꙋ твою̀ ѿ є҆ресе́й и҆ раско́ла мꙋ́дрѣ защити́вый.

Ра́дꙋйсѧ, сꙋ́щихъ во тьмѣ̀ невѣ́дѣнїѧ ре́вностный просвѣти́телю: ра́дꙋйсѧ, дꙋ́шъ человѣ́ческихъ ѿ сꙋеты̀ жите́йскїѧ ди́вный ѡ҆гради́телю.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ и҃.

Стра́нное чꙋ́до ви́димъ, ꙗ҆вле́нное тебѣ̀, преди́вный па́стырю хрⷭ҇то́въ і҆ѡа́нне! Тѧ́ бо и҆ лю́ди вѣ̑рныѧ сама̀ пречⷭ҇таѧ мт҃и бж҃їѧ ꙗ҆́кѡ милѣ̑йшаѧ ча̑да ѻ҆ц҃а̀ нбⷭ҇нагѡ наречѐ. Сегѡ̀ ра́ди мы̀, си́ми словесы̀ ᲂу҆тѣша́еми, вопїе́мъ цр҃ю̀ вѣкѡ́въ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ и҃.

Ве́сь жела́нїемъ бжⷭ҇твеннымъ распалѧ́емь, любвѐ хрⷭ҇то́вы преиспо́лнилсѧ є҆сѝ, па́стырю до́брый! Мы́ же, неради́вїи, сокро́вищъ є҆ѧ̀ не стѧжа́вше, мно́гихъ скорбе́й и҆ печа́лей досто́йни ꙗ҆ви́хомсѧ. Ѻ҆ба́че, вѣ́дꙋще тѧ̀ помо́щника неꙋсы́пна, со ᲂу҆пова́нїемъ взыва́емъ тѝ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, любвѐ хрⷭ҇то́вы сосꙋ́де и҆збра́нный: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆вле́нїѧ бж҃їѧ мт҃ре ᲂу҆досто́енный.

Ра́дꙋйсѧ, цр҃кве хрⷭ҇то́вы неꙋгаса́ющїй свѣти́льниче: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆ всѣ́мъ мі́рѣ хода́таю и҆ печа́льниче.

Ра́дꙋйсѧ, ми́ра и҆ пра́вды бж҃їѧ ревни́телю: ра́дꙋйсѧ, бл҃гоче́стїѧ и҆ добронра́вїѧ насади́телю.

Ра́дꙋйсѧ, рѡссі́йскїѧ цр҃кве похвало̀ и҆ ᲂу҆краше́нїе: ра́дꙋйсѧ, землѝ на́шеѧ бл҃года́тное ᲂу҆твержде́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ ѳ҃.

Всѣ̑мъ лю́демъ въ невѣ́дѣнїи, ско́рбехъ и҆ печа́лехъ сꙋ́щымъ, воздви́же тѧ̀ гдⷭ҇ь па́стырѧ и҆ чꙋдотво́рца преди́вна, ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, є҆́же грѣ̑шныѧ на пꙋ́ть пра́вый наста́вити, невѣ̑рныѧ къ бг҃ꙋ ѡ҆брати́ти и҆ болѧ́щыѧ и҆сцѣли́ти, да согла́снѡ воспою́тъ всѝ сп҃си́тельнꙋю пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѳ҃.

Вѣті̑и многовѣща́ннїи безгла́сни бы́ша ѡ҆ бл҃года́ти, да́ннѣй тебѣ̀, і҆ѡа́нне преди́вне, є҆гда̀ сло́вомъ є҆ди́нѣмъ лю́ди ѿ грѣха̀ къ покаѧ́нїю приводи́лъ є҆сѝ, недꙋ̑жныѧ ѿ ѻ҆дра̀ болѣ́зни воздвиза́лъ є҆сѝ, бѣ́сы и҆згонѧ́лъ є҆сѝ. Мы́ же ꙗ҆́кѡ чꙋдотво́рца и҆ ᲂу҆го́дника бж҃їѧ прославлѧ́емъ тѧ̀ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, страстьмѝ ѡ҆держи́мыхъ ди́вный врачева́телю: ра́дꙋйсѧ, въ долгонедꙋ́жїи сꙋ́щихъ безме́здный цѣли́телю.

Ра́дꙋйсѧ, ѿпа́дшыѧ къ бг҃ꙋ приводи́вый: ра́дꙋйсѧ, безбѡ́жныѧ гро́знѡ ѡ҆блича́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ка́ющихсѧ кро́ткїй наказа́телю: ра́дꙋйсѧ, ми́лостыни ще́дрый пода́телю.

Ра́дꙋйсѧ, хрⷭ҇тїа́нскагѡ просвѣще́нїѧ и҆ бл҃гоче́стїѧ ре́вностный насади́телю: ра́дꙋйсѧ, ю҆́ныхъ по стезѧ́мъ пра́вды мꙋ́дрый пꙋтеводи́телю.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ і҃.

Сп҃стѝ хотѧ̀ лю́ди рѡссі̑йскїѧ, є҆ресьмѝ и҆ невѣ́рїемъ соблазнѧ́ємыѧ, ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, кѡ́зни бѣсѡ́вскїѧ ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ и҆ правосла́вное и҆сповѣ́данїе вѣ́ры тве́рдѡ ꙗ҆ви́лъ є҆сѝ. Сегѡ̀ ра́ди црⷭ҇твїѧ нбⷭ҇нагѡ дости́глъ є҆сѝ, и҆дѣ́же со а҆́гг҃лы и҆ ли̑ки ст҃ы́хъ непреста́ннѡ ѡ҆ на́съ мо́лиши бг҃а и҆ пое́ши є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ і҃.

Стѣна̀ тве́рда ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ лю́демъ стра́ждꙋщымъ, ѿ всѣ́хъ концє́въ землѝ рѡссі́йскїѧ къ тебѣ̀ приходѧ́щымъ, бг҃оно́сне ѻ҆́тче і҆ѡа́нне. Тѣ́мже и҆ на́съ, бѣ́дствꙋющихъ и҆ немощствꙋ́ющихъ дꙋше́ю и҆ тѣ́ломъ, ᲂу҆крѣпѝ мл҃твами твои́ми, и҆́миже ѡ҆гражда́еми, прино́симъ тѝ похвалы̑ сїѧ̑:

Ра́дꙋйсѧ, свѣти́льниче неꙋгаси́мый, ѻ҆гне́мъ дх҃а ст҃а́гѡ возжже́нный: ра́дꙋйсѧ, крі́не бл҃гоꙋха́ѧй, росо́ю бл҃года́ти бж҃їѧ напое́нный.

Ра́дꙋйсѧ, лозо̀ многопло́днаѧ, бл҃года́тными да̑ры вѣ́рныхъ пита́ющаѧ: ра́дꙋйсѧ, со́ле землѝ, ѿ грѣхо́внагѡ тлѣ́нїѧ на́съ сохранѧ́ющаѧ.

Ра́дꙋйсѧ, въ мо́ри жите́йстѣмъ ѡ҆бꙋрева́ємымъ ти́хое приста́нище: ра́дꙋйсѧ, дꙋше́внѣ и҆ тѣле́снѣ и҆знемога́ющымъ бл҃го́е вспоможе́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, сердцевѣ́дче премꙋ́дрый, вѣ̑рныѧ лю́ди ѿ мꙋдрова́нїѧ мі́ра сегѡ̀ ѡ҆гражда́ѧй: ра́дꙋйсѧ, сѣ́ѧтелю хрⷭ҇то́въ, сѣ́ѧнїемъ є҆ѵⷢ҇льскимъ сердца̀ мно́гихъ ᲂу҆веселѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ а҃і.

Пѣ́снь достохва́льнꙋю прино́симъ тѝ, ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, всѣ́мъ житїе́мъ твои́мъ бг҃а просла́вльшемꙋ. И҆ ꙗ҆́коже на землѝ за всѣ́хъ и҆ за всѧ̑ влⷣкꙋ мі́ра ᲂу҆молѧ́лъ є҆сѝ, си́це и҆ ны́нѣ на нб҃сѝ вознесѝ мл҃твы твоѧ̑, да во ѻ҆те́чествїи на́шемъ при́снѡ воспѣва́етсѧ бг҃ꙋ побѣ́днаѧ пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ а҃і.

Свѣтоза́рнꙋю свѣщꙋ̀ вѣ́мы тѧ̀, бг҃омъ и҆збра́нне ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, ты́ бо и҆ по ѿше́ствїи ѿ земны́хъ къ нбⷭ҇нымъ ᲂу҆ прⷭ҇то́ла бж҃їѧ въ со́нмѣ ст҃ы́хъ и҆ си́лъ а҆́гг҃льскихъ ѡ҆ на́съ при́снѡ хода́тайствꙋеши. Сегѡ̀ ра́ди бл҃года́рственнѡ взыва́емъ тѝ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ по́двизѣ твое́мъ и҆́мѧ прест҃ы́ѧ трⷪ҇цы ди́внѡ просла́висѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ бл҃гоче́стїемъ и҆ вѣ́рою твое́ю цр҃ковь хрⷭ҇то́ва ᲂу҆краси́сѧ.

Ра́дꙋйсѧ, па́стырей бг҃омꙋ́дрый наста́вниче: ра́дꙋйсѧ, и҆́нокинь до́брый ᲂу҆чи́телю.

Ра́дꙋйсѧ, сꙋпрꙋ̑ги соꙋ́зъ бра́чный ст҃ѡ храни́ти поꙋча́вый: ра́дꙋйсѧ, ча̑да почита́ти роди́тєли своѧ̑ ᲂу҆вѣщава́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ сострада́нїемъ твои́мъ къ бли̑жнимъ скѡ́рби и҆ печа̑ли ᲂу҆толѧ́ютсѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ мл҃твами твои́ми грѣ̑шницы на пꙋ́ть сп҃се́нїѧ ѡ҆браща́ютсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ в҃і.

Бл҃года́тныхъ дарѡ́въ дх҃а ст҃а́гѡ и҆спо́лни тѧ̀ гдⷭ҇ь, ѻ҆́тче на́шъ і҆ѡа́нне, и҆́миже ре́вностнѡ послꙋжи́лъ є҆сѝ наро́дꙋ бж҃їю. Вознесѝ мл҃твꙋ къ бг҃ꙋ и҆ ѡ҆ на́съ, да вѣ́ры, наде́жды и҆ любвѐ дости́гше, прича̑стницы жи́зни во хрⷭ҇тѣ̀ бꙋ́демъ и҆ сподо́бимсѧ воспѣва́ти бл҃года́рственнꙋю пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃і.

Пою́ще твоѐ достохва́льное житїѐ на землѝ и҆ сла́вꙋ, ю҆́же стѧжа́лъ є҆сѝ на нб҃сѝ, ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, притека́емъ во ѻ҆би́тель тобо́ю созда́ннꙋю и҆ припа́даемъ къ гробни́цѣ твое́й, ѿ неѧ́же и҆сцѣлє́нїѧ и҆ по́мощь ᲂу҆лꙋча́юще, возглаша́емъ тѝ сицева̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, проповѣ́дниче и҆зрѧ́дный, прⷪ҇ро́кѡмъ и҆ а҆пⷭ҇лѡмъ до́брѣ поревнова́вый: ра́дꙋйсѧ, па́стырю землѝ рѡссі́йскїѧ, бг҃омъ и҆збра́нный и҆ просла́вленный.

Ра́дꙋйсѧ, ѻ҆би́тель прпⷣбнагѡ покрови́телѧ твоегѡ̀ і҆ѡа́нна ры́льскагѡ ди́внѡ ᲂу҆стро́ивый: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆би́телїю се́ю гра́дъ ст҃а́гѡ петра̀ сла́внѡ ᲂу҆краси́вый.

Ра́дꙋйсѧ, въ возсозда́ннꙋю ѻ҆би́тель и҆́нѡкини собира́ѧй: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ѻ҆те́цъ чадолюби́вый, при́сное попече́нїе ѡ҆ ни́хъ и҆мѣ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, всѣ̑мъ притека́ющымъ къ тебѣ̀ ско́рое вспоможе́нїе подава́ѧй: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́бразъ до́брагѡ па́стырѧ сло́вомъ, житїе́мъ и҆ вѣ́рою на́мъ ꙗ҆ви́вый.

Ра́дꙋйсѧ, і҆ѡа́нне, землѝ рѡссі́йскїѧ мл҃твенниче преди́вный.

Конда́къ г҃і.

Ѽ ст҃ы́й првⷣный ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, всерѡссі́йскїй свѣти́льниче и҆ преди́вный чꙋдотво́рче! Прїимѝ хвале́бное сїѐ пѣ́нїе на́ше и҆ ᲂу҆молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а цр҃ковь ст҃ꙋ́ю въ бл҃гоче́стїи ᲂу҆тверди́ти, є҆ди́нство въ сою́зѣ ми́ра и҆ любвѐ хрⷭ҇то́вы соблюстѝ, да и҆ мы̀ воспое́мъ съ тобо́ю бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

Се́й конда́къ глаго́летсѧ три́жды. И҆ па́ки чте́тсѧ і҆́косъ а҃-й и҆ конда́къ а҃-й.

Мл҃тва.

ѽ вели́кїй чꙋдотво́рче и҆ преди́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, бг҃оно́сне ѻ҆́тче і҆ѡа́нне! При́зри на на́съ и҆ внемлѝ бл҃госе́рднѡ моле́нїю на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ вели́кихъ дарова́нїй сподо́би тѧ̀ гдⷭ҇ь, да хода́тай и҆ при́сный мл҃твенникъ за на́съ бꙋ́деши. Се́ бо, страстьмѝ грѣхо́вными ѡ҆бꙋрева́еми и҆ ѕло́бою снѣда́еми, за́пѡвѣди бж҃їѧ пренебрего́хомъ, покаѧ́нїѧ серде́чнагѡ и҆ сле́зъ воздыха́нїѧ не принесо́хомъ, сегѡ̀ ра́ди мнѡ́гимъ ско́рбемъ и҆ печа́лемъ досто́йни ꙗ҆ви́хомсѧ. Ты́ же, ѻ҆́тче првⷣне, ве́лїе дерзнове́нїе ко гдⷭ҇ꙋ и҆ сострада́нїе къ бли̑жнимъ свои̑мъ и҆мѣ́ѧ, ᲂу҆молѝ всеще́драго влⷣкꙋ мі́ра, да проба́витъ млⷭ҇ть свою̀ на на́съ и҆ потерпи́тъ непра́вдамъ на́шымъ, не погꙋби́тъ на́съ грѣ̑хъ ра́ди на́шихъ, но вре́мѧ на покаѧ́нїе млⷭ҇тивнѡ на́мъ да́рꙋетъ. ѽ ст҃че бж҃їй, помозѝ на́мъ вѣ́рꙋ правосла́внꙋю непоро́чнѡ соблюстѝ и҆ за́пѡвѣди бж҃їѧ бл҃гоче́стнѡ сохрани́ти, да не ѡ҆блада́етъ на́ми всѧ́кое беззако́нїе, нижѐ посрами́тсѧ пра́вда бж҃їѧ въ непра́вдахъ на́шихъ, но да сподо́бимсѧ дости́гнꙋти кончи́ны хрⷭ҇тїа́нскїѧ, безболѣ́зненныѧ, непосты́дныѧ, ми́рныѧ и҆ та̑инъ бж҃їихъ прича́стныѧ. Є҆щѐ мо́лимъ тѧ̀, ѻ҆́тче првⷣне, ѡ҆ є҆́же цр҃кви на́шей ст҃ѣ́й до сконча́нїѧ вѣ́ка ᲂу҆твержде́ннѣй бы́ти, ѻ҆те́чествꙋ же на́шемꙋ ми́ръ и҆ пребыва́нїе въ пра́вдѣ бж҃їей и҆спросѝ и҆ ѿ всѣ́хъ ѕѡ́лъ сохранѝ, да та́кѡ наро́ди на́ши, бг҃омъ храни́ми, въ є҆диномы́слїи вѣ́ры и҆ во всѧ́комъ бл҃гоче́стїи и҆ чистотѣ̀, въ лѣ́потѣ дꙋхо́внагѡ бра́тства, трезве́нїи и҆ согла́сїи свидѣ́тельствꙋютъ: ꙗ҆́кѡ съ на́ми бг҃ъ! Въ не́мже живе́мъ, и҆ дви́жемсѧ, и҆ є҆смы̀, и҆ пребꙋ́демъ во вѣ́ки. А҆ми́нь.

И҆́на мл҃тва.

ѽ ст҃ы́й првⷣный ѻ҆́тче і҆ѡа́нне, всерѡссі́йскїй свѣти́льниче и҆ преди́вный чꙋдотво́рче! Ты̀ ѿ младе́нческихъ лѣ́тъ бг҃омъ и҆збра́нъ бы́лъ є҆сѝ, и҆ дꙋ́хомъ пламенѣ́ѧ, ꙗ҆́кѡ и҆́стинный па́стырь, житїе́мъ, сло́вомъ, любо́вїю, вѣ́рою, чистото́ю лю́демъ послꙋжи́лъ є҆сѝ. Сегѡ̀ ра́ди мо́лимъ тѧ̀, првⷣный ѻ҆́тче: молѝ чл҃вѣколю́бца бг҃а цр҃ковь ст҃ꙋ́ю ми́ромъ и҆ тишино́ю ѡ҆гради́ти, зе́млю рѡссі́йскꙋю во бл҃годе́нствїи сохрани́ти, па̑стыри бл҃года́ти и҆ и҆́стины преиз̾ѻби́льнѡ и҆спо́лнити, вла̑сти ᲂу҆мꙋдри́ти, правосла́вное во́инство ᲂу҆крѣпи́ти, немощны̑ѧ и҆сцѣли́ти, развращє́нныѧ и҆спра́вити, ю҆́ныѧ воспита́ти, ста́рцы и҆ вдови̑цы ᲂу҆тѣ́шити и҆ на́мъ всѣ̑мъ во црⷭ҇твїи нбⷭ҇нѣмъ сподо́битисѧ со всѣ́ми ст҃ы́ми прославлѧ́ти ѻ҆ц҃а̀, и҆ сн҃а, и҆ ст҃а́го дх҃а, ны́нѣ и҆ при́снѡ, и҆ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Свя­тый пра­вед­ный отец наш Иоанн, Крон­штадт­ский чу­до­тво­рец, ро­дил­ся 19 ок­тяб­ря 1829 го­да в се­ле Су­ра Пи­неж­ско­го уез­да Ар­хан­гель­ской гу­бер­нии – на да­ле­ком се­ве­ре Рос­сии, в се­мье бед­но­го сель­ско­го дьяч­ка Илии Сер­ги­е­ва и же­ны его Фе­о­до­ры. Но­во­рож­ден­ный ка­зал­ся столь сла­бым и бо­лез­нен­ным, что ро­ди­те­ли по­спе­ши­ли тот­час же окре­стить его, при­чем на­рек­ли его Иоан­ном в честь пре­по­доб­но­го Иоан­на Рыль­ско­го, в тот день Св. Цер­ко­вью празд­ну­е­мо­го. Вско­ре по­сле Кре­ще­ния мла­де­нец Иоанн сталь за­мет­но по­прав­лять­ся. Бла­го­че­сти­вые ро­ди­те­ли, при­пи­сав это бла­го­дат­но­му дей­ствию св. Та­ин­ства Кре­ще­ния, ста­ли с осо­бою рев­но­стью на­прав­лять его мысль и чув­ство к Бо­гу, при­учая его к усерд­ной до­маш­ней и цер­ков­ной мо­лит­ве. Отец с ран­не­го дет­ства по­сто­ян­но брал его в цер­ковь и тем вос­пи­тал в нем осо­бен­ную лю­бовь к бо­го­слу­же­нию.

Жи­вя в су­ро­вых усло­ви­ях край­ней ма­те­ри­аль­ной нуж­ды, от­рок Иоанн ра­но по­зна­ко­мил­ся с без­от­рад­ны­ми кар­ти­на­ми бед­но­сти, го­ря, слез и стра­да­ний. Это сде­ла­ло его со­сре­до­то­чен­ным, вдум­чи­вым и за­мкну­тым в се­бе и, вме­сте с тем, вос­пи­та­ло в нем глу­бо­кое со­чув­ствие и со­стра­да­тель­ную лю­бовь к бед­ня­кам. Не увле­ка­ясь свой­ствен­ны­ми дет­ско­му воз­рас­ту иг­ра­ми, он, но­ся по­сто­ян­но в серд­це сво­ем па­мять о Бо­ге, лю­бил при­ро­ду, ко­то­рая воз­буж­да­ла в нем уми­ле­ние и пре­кло­не­ние пред ве­ли­чи­ем Твор­ца вся­кой тва­ри.

На ше­стом го­ду от­рок Иоанн при по­мо­щи от­ца на­чал учить­ся гра­мо­те. Но гра­мо­та вна­ча­ле пло­хо да­ва­лась маль­чи­ку. Это его пе­ча­ли­ло, но это же по­двиг­ло и на осо­бен­но го­ря­чие мо­лит­вы к Бо­гу о по­мо­щи. Ко­гда отец его, со­брав по­след­ние сред­ства от ску­до­сти сво­ей, от­вез его в Ар­хан­гель­ское при­ход­ское учи­ли­ще, он, осо­бен­но ост­ро по­чув­ство­вав там свое оди­но­че­ство и бес­по­мощ­ность, все уте­ше­ние свое на­хо­дил толь­ко в мо­лит­ве. Мо­лил­ся он ча­сто и пла­мен­но, го­ря­чо про­ся у Бо­га по­мо­щи. И вот по­сле од­ной из та­ких го­ря­чих мо­литв, но­чью, маль­чи­ка вдруг точ­но по­тряс­ло все­го, "точ­но за­ве­са спа­ла с глаз, как буд­то рас­крыл­ся ум в го­ло­ве", "лег­ко и ра­дост­но так ста­ло на ду­ше": ему яс­но пред­ста­вил­ся учи­тель то­го дня, его урок, он вспом­нил да­же, о чем и что он го­во­рил. Чуть за­свет­ле­ло, он вско­чил с по­сте­ли, схва­тил кни­ги – и, о сча­стие! Он стал чи­тать го­раз­до луч­ше, стал хо­ро­шо по­ни­мать все и за­по­ми­нать про­чи­тан­ное.

С той по­ры от­рок Иоанн стал от­лич­но учить­ся: од­ним из пер­вых окон­чил учи­ли­ще, пер­вым окон­чил Ар­хан­гель­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию и был при­нят на ка­зен­ный счет в С.-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию.

Еще учась в се­ми­на­рии, он ли­шил­ся неж­но лю­би­мо­го им от­ца. Как лю­бя­щий и за­бот­ли­вый сын, Иоанн хо­тел бы­ло пря­мо из се­ми­на­рии ис­кать се­бе ме­сто диа­ко­на или пса­лом­щи­ка, чтобы со­дер­жать остав­шу­ю­ся без средств к су­ще­ство­ва­нию ста­руш­ку-мать. Но она не по­же­ла­ла, чтобы сын из-за нее ли­шил­ся выс­ше­го ду­хов­но­го об­ра­зо­ва­ния, и на­сто­я­ла на его по­ступ­ле­нии в ака­де­мию.

По­сту­пив в ака­де­мию, мо­ло­дой сту­дент не оста­вил свою мать без по­пе­че­ния: он вы­хло­по­тал се­бе в ака­де­ми­че­ском прав­ле­нии кан­це­ляр­скую ра­бо­ту и весь по­лу­чав­ший­ся им скуд­ный за­ра­бо­ток пол­но­стью от­сы­лал ма­те­ри.

Учась в ака­де­мии, Иоанн пер­во­на­чаль­но скло­нял­ся по­свя­тить се­бя мис­си­о­нер­ской ра­бо­те сре­ди ди­ка­рей Си­би­ри и Се­вер­ной Аме­ри­ки. Но Про­мыс­лу Бо­жию угод­но бы­ло при­звать его к ино­го ро­да пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти. Раз­мыш­ляя од­на­жды о пред­сто­я­щем ему слу­же­нии Церк­ви Хри­сто­вой во вре­мя уеди­нен­ной про­гул­ки по ака­де­ми­че­ско­му са­ду, он, вер­нув­шись до­мой, за­снул и во сне уви­дел се­бя свя­щен­ни­ком, слу­жа­щим в крон­штадт­ском Ан­дре­ев­ском со­бо­ре, в ко­то­ром в дей­стви­тель­но­сти он ни­ко­гда еще не был. Он при­нял это за ука­за­ние свы­ше. Ско­ро сон сбыл­ся с бук­валь­ной точ­но­стью. В 1855 го­ду, ко­гда Иоанн Сер­ги­ев окон­чил курс ака­де­мии со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия, ему пред­ло­же­но бы­ло всту­пить в брак с до­че­рью про­то­и­е­рея крон­штадт­ско­го Ан­дре­ев­ско­го со­бо­ра К. Несвит­ско­го Ели­са­ве­тою и при­нять сан свя­щен­ни­ка для слу­же­ния в том же со­бо­ре. Вспом­нив свой сон, он при­нял это пред­ло­же­ние.

12 де­каб­ря 1855 го­да со­вер­ши­лось его по­свя­ще­ние в свя­щен­ни­ка. Ко­гда он впер­вые во­шел в крон­штадт­ский Ан­дре­ев­ский со­бор, он оста­но­вил­ся по­чти в ужа­се на его по­ро­ге: это был имен­но тот храм, ко­то­рый за­дол­го до то­го пред­став­лял­ся ему в его дет­ских ви­де­ни­ях. Вся осталь­ная жизнь о. Иоан­на и его пас­тыр­ская де­я­тель­ность про­те­ка­ла в Крон­штад­те, по­че­му мно­гие за­бы­ва­ли да­же его фа­ми­лию "Сер­ги­ев" и на­зы­ва­ли его "Крон­штадт­ский", да и сам он неред­ко так под­пи­сы­вал­ся.

Брак о. Иоан­на, ко­то­рый тре­бо­вал­ся обы­ча­я­ми на­шей Церк­ви для иерея, про­хо­дя­ще­го свое слу­же­ние в ми­ру, был толь­ко фик­тив­ный, нуж­ный ему для при­кры­тия его са­мо­от­вер­жен­ных пас­тыр­ских по­дви­гов: в дей­стви­тель­но­сти он жил с же­ной, как брат с сест­рой. "Счаст­ли­вых се­мей, Ли­за, и без нас мно­го. А мы с то­бою да­вай по­свя­тим се­бя на слу­же­ние Бо­гу", – так ска­зал он сво­ей жене в пер­вый же день сво­ей брач­ной жиз­ни, до кон­ца дней сво­их оста­ва­ясь чи­стым дев­ствен­ни­ком.

Хо­тя од­на­жды о. Иоанн и го­во­рил, что он не ве­дет ас­ке­ти­че­ской жиз­ни, но это, ко­неч­но, ска­за­но бы­ло им лишь по глу­бо­ко­му сми­ре­нию. В дей­стви­тель­но­сти, тща­тель­но скры­вая от лю­дей свое по­движ­ни­че­ство, о. Иоанн был ве­ли­чай­шим ас­ке­том. В ос­но­ве его ас­ке­ти­че­ско­го по­дви­га ле­жа­ла непре­стан­ная мо­лит­ва и пост. Его за­ме­ча­тель­ный днев­ник "Моя жизнь во Хри­сте" яр­ко сви­де­тель­ству­ет об этой его ас­ке­ти­че­ской борь­бе с гре­хов­ны­ми по­мыс­ла­ми, этой "неви­ди­мой бра­ни", ко­то­рую за­по­ве­ду­ют всем ис­тин­ным хри­сти­а­нам древ­ние ве­ли­кие от­цы-по­движ­ни­ки. Стро­го­го по­ста, как ду­шев­но­го, так и те­лес­но­го, тре­бо­ва­ло есте­ствен­но от него и еже­днев­ное со­вер­ше­ние Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­то­рое он по­ста­вил се­бе за пра­ви­ло.

При пер­вом же зна­ком­стве со сво­ей паст­вой о. Иоанн уви­дел, что здесь ему пред­сто­ит не мень­шее по­ле для са­мо­от­вер­жен­ной и пло­до­твор­ной пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти, неже­ли в да­ле­ких язы­че­ских стра­нах. Без­ве­рие, ино­ве­рие и сек­тант­ство, не го­во­ря уже о пол­ном ре­ли­ги­оз­ном ин­диф­фе­рен­тиз­ме, про­цве­та­ли тут. Крон­штадт был ме­стом адми­ни­стра­тив­ной вы­сыл­ки из сто­ли­цы раз­ных по­роч­ных лю­дей. Кро­ме то­го, там мно­го бы­ло чер­но­ра­бо­чих, ра­бо­тав­ших глав­ным об­ра­зом в пор­ту. Все они юти­лись по боль­шей ча­сти в жал­ких ла­чу­гах и зем­лян­ках, по­про­шай­ни­ча­ли и пьян­ство­ва­ли. Го­род­ские жи­те­ли нема­ло тер­пе­ли от этих мо­раль­но опу­стив­ших­ся лю­дей, по­лу­чив­ших на­зва­ние "по­сад­ских". Но­чью не все­гда без­опас­но бы­ло прой­ти по ули­цам, ибо был риск под­верг­нуть­ся на­па­де­нию гра­би­те­лей.

Вот на этих-то, ка­за­лось, нрав­ствен­но по­гиб­ших лю­дей, пре­зи­ра­е­мых все­ми, и об­ра­тил свое вни­ма­ние ис­пол­нен­ный ду­ха под­лин­ной Хри­сто­вой люб­ви наш ве­ли­кий пас­тырь. Сре­ди них-то он и на­чал див­ный по­двиг сво­е­го са­мо­от­вер­жен­но­го пас­тыр­ско­го де­ла­ния. Еже­днев­но стал он бы­вать в их убо­гих жи­ли­щах, бе­се­до­вал, уте­шал, уха­жи­вал за боль­ны­ми и по­мо­гал им ма­те­ри­аль­но, раз­да­вая все, что имел, неред­ко воз­вра­ща­ясь до­мой раз­де­тым и да­же без са­пог. Эти крон­штадт­ские "бо­ся­ки", "по­дон­ки об­ще­ства", ко­то­рых о. Иоанн си­лою сво­ей со­стра­да­тель­ной пас­тыр­ской люб­ви опять де­лал людь­ми, воз­вра­щая им утра­чен­ный ими бы­ло че­ло­ве­че­ский об­раз, пер­вы­ми "от­кры­ли" свя­тость о. Иоан­на. И это "от­кры­тие" очень быст­ро вос­при­ня­ла за­тем вся ве­ру­ю­щая на­род­ная Рос­сия.

Необык­но­вен­но тро­га­тель­но рас­ска­зы­ва­ет об од­ном из та­ких слу­ча­ев ду­хов­но­го воз­рож­де­ния бла­го­да­ря о. Иоан­ну один ре­мес­лен­ник: "Мне бы­ло то­гда го­дов 22–23. Те­перь я ста­рик, а пом­ню хо­ро­шо, как ви­дел в пер­вый раз ба­тюш­ку. У ме­ня бы­ла се­мья, двое де­ти­шек. Я ра­бо­тал и пьян­ство­вал. Се­мья го­ло­да­ла. Же­на по­ти­хонь­ку по ми­ру сби­ра­ла. Жи­ли в дрян­ной ко­нур­ке. При­хо­жу раз не очень пья­ный. Ви­жу, ка­кой-то мо­ло­дой ба­тюш­ка си­дит, на ру­ках сы­ниш­ку дер­жит и что-то ему го­во­рит лас­ко­во. Ре­бе­нок се­рьез­но слу­ша­ет. Мне все ка­жет­ся, ба­тюш­ка был, как Хри­стос на кар­тин­ке "Бла­го­сло­ве­ние де­тей". Я бы­ло ру­гать­ся хо­тел: вот, мол, шля­ют­ся... да гла­за ба­тюш­ки лас­ко­вые и се­рьез­ные ме­ня оста­но­ви­ли: стыд­но ста­ло... Опу­стил я гла­за, а он смот­рит – пря­мо в ду­шу смот­рит. На­чал го­во­рить. Не смею пе­ре­дать все, что он го­во­рил. Го­во­рил про то, что у ме­ня в ка­мор­ке рай, по­то­му что где де­ти, там все­гда и теп­ло и хо­ро­шо, и о том, что не нуж­но этот рай ме­нять на чад ка­бац­кий. Не ви­нил он ме­ня, нет, все оправ­ды­вал, толь­ко мне бы­ло не до оправ­да­ния. Ушел он, я си­жу и мол­чу... Не пла­чу, хо­тя на ду­ше так, как пе­ред сле­за­ми. Же­на смот­рит... И вот с тех пор я че­ло­ве­ком стал..."

Та­кой необыч­ный пас­тыр­ский по­двиг мо­ло­до­го пас­ты­ря стал вы­зы­вать на­ре­ка­ния и да­же на­пад­ки на него со всех сто­рон. Мно­гие дол­го не при­зна­ва­ли ис­крен­но­сти его на­стро­е­ния, глу­ми­лись над ним, кле­ве­та­ли на него уст­но и пе­чат­но, на­зы­ва­ли его юро­ди­вым. Од­но вре­мя епар­хи­аль­ное на­чаль­ство вос­пре­ти­ло да­же вы­да­вать ему на ру­ки жа­ло­ва­ние, так как он, по­лу­чив его в свои ру­ки, все до по­след­ней ко­пей­ки раз­да­вал ни­щим, вы­зы­ва­ло его для объ­яс­не­ний. Но все эти ис­пы­та­ния и глум­ле­ния о. Иоанн му­же­ствен­но пе­ре­но­сил, ни в чем не из­ме­няя в уго­ду на­па­дав­шим на него при­ня­то­го им об­ра­за жиз­ни. И с Бо­жи­ей по­мо­щью он по­бе­дил всех и вся, и за все то, над чем в пер­вые го­ды пас­тыр­ства над ним сме­я­лись, по­но­си­ли, кле­ве­та­ли и пре­сле­до­ва­ли, впо­след­ствии ста­ли про­слав­лять, по­няв, что пе­ред ни­ми ис­тин­ный по­сле­до­ва­тель Хри­стов, под­лин­ный пас­тырь, по­ла­га­ю­щий ду­шу свою за ов­цы своя.

"Нуж­но лю­бить вся­ко­го че­ло­ве­ка и в гре­хе его и в по­зо­ре его, – го­во­рил о. Иоанн. – Не нуж­но сме­ши­вать че­ло­ве­ка – этот об­раз Бо­жий – со злом, ко­то­рое в нем..." С та­ким со­зна­ни­ем он и шел к лю­дям, всех по­беж­дая и воз­рож­дая си­лою сво­ей ис­тин­но пас­тыр­ской со­ст­раж­ду­щей люб­ви.

Ско­ро от­крыл­ся в о. Иоанне и див­ный дар чу­до­тво­ре­ния, ко­то­рый про­сла­вил его на всю Рос­сию и да­же да­ле­ко за пре­де­ла­ми ее. Нет ни­ка­кой воз­мож­но­сти пе­ре­чис­лить все чу­де­са, со­вер­шен­ные о. Иоан­ном. На­ша неве­ру­ю­щая ин­тел­ли­ген­ция и ее пе­чать на­ме­рен­но за­мал­чи­ва­ли эти бес­чис­лен­ные яв­ле­ния си­лы Бо­жи­ей. Но все же очень мно­го чу­дес за­пи­са­но и со­хра­не­но в па­мя­ти. Со­хра­ни­лась точ­ная за­пись рас­ска­за са­мо­го о. Иоан­на о пер­вом его чу­де сво­им со­пас­ты­рям-свя­щен­ни­кам. Глу­бо­ким сми­ре­ни­ем ды­шит этот рас­сказ. "Кто-то в Крон­штад­те за­бо­лел, – так рас­ска­зы­вал об этом о. Иоанн. – Про­си­ли мо­ей мо­лит­вен­ной по­мо­щи. У ме­ня и то­гда уже бы­ла та­кая при­выч­ка: ни­ко­му в прось­бе не от­ка­зы­вать. Я стал мо­лить­ся, пре­да­вая бо­ля­ще­го в ру­ки Бо­жии, про­ся у Гос­по­да ис­пол­не­ния над бо­ля­щим Его свя­той во­ли. Но неожи­дан­но при­хо­дит ко мне од­на ста­руш­ка, ко­то­рую я дав­но знал. Она бы­ла бо­го­бо­яз­нен­ная, глу­бо­ко ве­ру­ю­щая жен­щи­на, про­вед­шая свою жизнь по-хри­сти­ан­ски и в стра­хе Бо­жи­ем кон­чив­шая свое зем­ное стран­ство­ва­ние. При­хо­дит она ко мне и на­стой­чи­во тре­бу­ет от ме­ня, чтобы я мо­лил­ся о бо­ля­щем не ина­че, как о его вы­здо­ров­ле­нии. Пом­ню, то­гда я по­чти ис­пу­гал­ся: как я мо­гу – ду­мал я – иметь та­кое дерз­но­ве­ние? Од­на­ко эта ста­руш­ка твер­до ве­ри­ла в си­лу мо­ей мо­лит­вы и сто­я­ла на сво­ем. То­гда я ис­по­ве­дал пред Гос­по­дом свое ни­что­же­ство и свою гре­хов­ность, уви­дел во­лю Бо­жию во всем этом де­ле и стал про­сить для бо­ля­ще­го ис­це­ле­ния. И Гос­подь по­слал ему ми­лость Свою – он вы­здо­ро­вел. Я же бла­го­да­рил Гос­по­да за эту ми­лость. В дру­гой раз по мо­ей мо­лит­ве ис­це­ле­ние по­вто­ри­лось. Я то­гда в этих двух слу­ча­ях пря­мо уже усмот­рел во­лю Бо­жию, но­вое се­бе по­слу­ша­ние от Бо­га – мо­лить­ся за тех, кто бу­дет это­го про­сить".

По мо­лит­ве о. Иоан­на дей­стви­тель­но со­вер­ша­лось и те­перь, по его бла­жен­ной кон­чине, про­дол­жа­ет со­вер­шать­ся мно­же­ство див­ных чу­дес. Из­ле­чи­ва­лись мо­лит­вою и воз­ло­же­ни­ем рук о. Иоан­на са­мые тяж­кие бо­лез­ни, ко­гда ме­ди­ци­на те­ря­лась в сво­ей бес­по­мощ­но­сти. Ис­це­ле­ния со­вер­ша­лись как на­едине, так и при боль­шом сте­че­нии на­ро­да, а весь­ма ча­сто и за­оч­но. До­ста­точ­но бы­ло ино­гда на­пи­сать пись­мо о. Иоан­ну или по­слать те­ле­грам­му, чтобы чу­до ис­це­ле­ния со­вер­ши­лось. Осо­бен­но за­ме­ча­тель­но про­ис­шед­шее на гла­зах у всех чу­до в се­ле Кон­чан­ском (Су­во­ров­ском), опи­сан­ное слу­чай­но на­хо­див­шей­ся то­гда там су­во­ров­ской ко­мис­си­ей про­фес­со­ров Во­ен­ной ака­де­мии (в 1901 г.). Жен­щи­на, мно­го лет стра­дав­шая бес­но­ва­ни­ем и при­ве­ден­ная к о. Иоан­ну в бес­чув­ствен­ном со­сто­я­нии, через несколь­ко мгно­ве­ний бы­ла им со­вер­шен­но ис­це­ле­на и при­ве­де­на в нор­маль­ное со­сто­я­ние вполне здо­ро­во­го че­ло­ве­ка. По мо­лит­ве о. Иоан­на про­зре­ва­ли сле­пые. Ху­дож­ни­ком Жи­во­тов­ским опи­са­но чу­дес­ное про­ли­тие до­ждя в мест­но­сти, стра­дав­шей за­су­хой и угро­жа­е­мой лес­ным по­жа­ром, по­сле то­го как о. Иоанн воз­нес там свою мо­лит­ву. О. Иоанн ис­це­лял си­лою сво­ей мо­лит­вы не толь­ко рус­ских пра­во­слав­ных лю­дей, но и му­суль­ман, и ев­ре­ев, и об­ра­щав­ших­ся к нему из-за гра­ни­цы ино­стран­цев. Этот ве­ли­кий дар чу­до­тво­ре­ния, есте­ствен­но, был на­гра­дой о. Иоан­ну за его ве­ли­кие по­дви­ги – мо­лит­вен­ные тру­ды, пост и са­мо­от­вер­жен­ные де­ла люб­ви к Бо­гу и ближ­ним.

И вот ско­ро вся ве­ру­ю­щая Рос­сия по­тек­ла к ве­ли­ко­му и див­но­му чу­до­твор­цу. На­сту­пил вто­рой пе­ри­од его слав­ной жиз­ни, его по­дви­гов. Вна­ча­ле он сам шел к на­ро­ду в пре­де­лах од­но­го сво­е­го го­ро­да, а те­перь на­род сам ото­всю­ду, со всех кон­цов Рос­сии, устре­мил­ся к нему. Ты­ся­чи лю­дей еже­днев­но при­ез­жа­ли в Крон­штадт, же­лая ви­деть о. Иоан­на и по­лу­чить от него ту или иную по­мощь. Еще боль­шее чис­ло пи­сем и те­ле­грамм по­лу­чал он: крон­штадт­ская поч­та для его пе­ре­пис­ки долж­на бы­ла от­крыть осо­бое от­де­ле­ние. Вме­сте с пись­ма­ми и те­ле­грам­ма­ми тек­ли к о. Иоан­ну и огром­ные сум­мы де­нег на бла­го­тво­ри­тель­ность. О раз­ме­рах их мож­но су­дить толь­ко при­бли­зи­тель­но, ибо, по­лу­чая день­ги, о. Иоанн тот­час же все раз­да­вал. По са­мо­му ми­ни­маль­но­му под­сче­ту, чрез его ру­ки про­хо­ди­ло в год не ме­нее од­но­го мил­ли­о­на руб­лей (сум­ма по то­му вре­ме­ни гро­мад­ная!). На эти день­ги о. Иоанн еже­днев­но кор­мил ты­ся­чу ни­щих, устро­ил в Крон­штад­те за­ме­ча­тель­ное учре­жде­ние – "Дом Тру­до­лю­бия" со шко­лой, цер­ко­вью, ма­стер­ски­ми и при­ютом, ос­но­вал в сво­ем род­ном се­ле жен­ский мо­на­стырь и воз­двиг боль­шой ка­мен­ный храм, а в С.-Пе­тер­бур­ге по­стро­ил жен­ский мо­на­стырь на Кар­пов­ке, в ко­то­ром и был по кон­чине сво­ей по­гре­бен.

К об­щей скор­би жи­те­лей Крон­штад­та, во вто­рой пе­ри­од сво­ей жиз­ни, пе­ри­од сво­ей все­рос­сий­ской сла­вы, о. Иоанн дол­жен был оста­вить пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия в Крон­штадт­ском го­род­ском учи­ли­ще и в Крон­штадт­ской клас­си­че­ской гим­на­зии, где он пре­по­да­вал свы­ше 25-ти лет. А был он за­ме­ча­тель­ным пе­да­го­гом-за­ко­но­учи­те­лем. Он ни­ко­гда не при­бе­гал к тем при­е­мам пре­по­да­ва­ния, ко­то­рые ча­сто име­ли ме­сто то­гда в на­ших учеб­ных за­ве­де­ни­ях, то есть ни к чрез­мер­ной стро­го­сти, ни к нрав­ствен­но­му при­ни­же­нию неспо­соб­ных. У о. Иоан­на ме­ра­ми по­ощ­ре­ния не слу­жи­ли от­мет­ки, ни ме­ра­ми устра­ше­ния – на­ка­за­ния. Успе­хи рож­да­ло теп­лое, за­ду­шев­ное от­но­ше­ние его как к са­мо­му де­лу пре­по­да­ва­ния, так и к уче­ни­кам. По­это­му у него не бы­ло "неспо­соб­ных". На его уро­ках все без ис­клю­че­ния жад­но вслу­ши­ва­лись в каж­дое его сло­во. Уро­ка его жда­ли. Уро­ки его бы­ли ско­рее удо­воль­стви­ем, от­ды­хом для уча­щих­ся, чем тя­же­лой обя­зан­но­стью, тру­дом. Это бы­ла жи­вая бе­се­да, увле­ка­тель­ная речь, ин­те­рес­ный, за­хва­ты­ва­ю­щий вни­ма­ние рас­сказ. И эти жи­вые бе­се­ды пас­ты­ря-от­ца с сво­и­ми детьми на всю жизнь глу­бо­ко за­пе­чатле­ва­лись в па­мя­ти уча­щих­ся. Та­кой спо­соб пре­по­да­ва­ния он в сво­их ре­чах, об­ра­ща­е­мых к пе­да­го­гам пе­ред на­ча­лом учеб­но­го го­да, объ­яс­нял необ­хо­ди­мо­стью дать оте­че­ству преж­де все­го че­ло­ве­ка и хри­сти­а­ни­на, ото­дви­гая во­прос о на­у­ках на вто­рой план. Неред­ко бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда о. Иоанн, за­сту­пив­шись за ка­ко­го-ни­будь ле­ни­во­го уче­ни­ка, при­го­во­рен­но­го к ис­клю­че­нию, сам при­ни­мал­ся за его ис­прав­ле­ние. Про­хо­ди­ло несколь­ко лет, и из ре­бен­ка, не по­да­вав­ше­го, ка­за­лось, ни­ка­ких на­дежд, вы­ра­ба­ты­вал­ся по­лез­ный член об­ще­ства. Осо­бен­ное зна­че­ние о. Иоанн при­да­вал чте­нию жи­тий свя­тых и все­гда при­но­сил на уро­ки от­дель­ные жи­тия, ко­то­рые раз­да­вал уча­щим­ся для чте­ния на до­му. Ха­рак­тер та­ко­го пре­по­да­ва­ния За­ко­на Бо­жия о. Иоан­ном яр­ко за­пе­чат­лен в адре­се, под­не­сен­ном ему по слу­чаю 25-ле­тия его за­ко­но­учи­тель­ства в Крон­штадт­ской гим­на­зии: "Не сухую схо­ла­сти­ку ты де­тям пре­по­да­вал, не мерт­вую фор­му­лу – тек­сты и из­ре­че­ния – ты им из­ла­гал, не за­учен­ных толь­ко на па­мять уро­ков ты тре­бо­вал от них; на свет­лых, вос­при­им­чи­вых ду­шах ты се­ял се­ме­на веч­но­го и жи­во­тво­ря­ще­го Гла­го­ла Бо­жия".

Но этот слав­ный по­двиг пло­до­твор­но­го за­ко­но­учи­тель­ства о. Иоанн дол­жен был оста­вить ра­ди еще бо­лее пло­до­твор­но­го и ши­ро­ко­го по­дви­га сво­е­го все­рос­сий­ско­го ду­ше­по­пе­че­ния.

На­до толь­ко пред­ста­вить се­бе, как про­хо­дил день у о. Иоан­на, чтобы по­нять и про­чув­ство­вать всю тя­жесть и ве­ли­чие это­го его бес­при­мер­но­го по­дви­га. Вста­вал о. Иоанн еже­днев­но в 3 ча­са но­чи и го­то­вил­ся к слу­же­нию Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии. Око­ло 4 ча­сов он от­прав­лял­ся в со­бор к утре­ни. Здесь его уже встре­ча­ли тол­пы па­лом­ни­ков, жаж­дав­ших по­лу­чить от него хо­тя бы бла­го­сло­ве­ние. Тут же бы­ло и мно­же­ство ни­щих, ко­то­рым о. Иоанн раз­да­вал ми­ло­сты­ню. За­ ут­ре­ней о. Иоанн непре­мен­но сам все­гда чи­тал ка­нон, при­да­вая это­му чте­нию боль­шое зна­че­ние. Пе­ред на­ча­лом ли­тур­гии бы­ла ис­по­ведь. Ис­по­ведь, из-за гро­мад­но­го ко­ли­че­ства же­лав­ших ис­по­ве­ды­вать­ся у о. Иоан­на, бы­ла им вве­де­на, по необ­хо­ди­мо­сти, об­щая. Про­из­во­ди­ла она – эта об­щая ис­по­ведь – на всех участ­ни­ков и оче­вид­цев по­тря­са­ю­щее впе­чат­ле­ние: мно­гие ка­я­лись вслух, гром­ко вы­кри­ки­вая, не сты­дясь и не стес­ня­ясь, свои гре­хи. Ан­дре­ев­ский со­бор, вме­щав­ший до 5.000 чел., все­гда бы­вал по­лон, а по­то­му очень дол­го шло при­ча­ще­ние, и ли­тур­гия рань­ше 12 час. дня не окан­чи­ва­лась. По сви­де­тель­ству оче­вид­цев и со­слу­жив­ших о. Иоан­ну, со­вер­ше­ние о. Иоан­ном Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии не под­да­ет­ся опи­са­нию. Лас­ко­вый взор, то уми­ли­тель­ный, то скорб­ный, в ли­це си­я­ние бла­го­рас­по­ло­жен­но­го ду­ха, мо­лит­вен­ные вздо­хи, ис­точ­ни­ки слез, ис­то­ча­е­мых внут­ренне, по­ры­ви­стые дви­же­ния, огонь бла­го­да­ти свя­щен­ни­че­ской, про­ни­ка­ю­щий его мощ­ные воз­гла­сы, пла­мен­ная мо­лит­ва – вот неко­то­рые чер­ты о. Иоан­на при бо­го­слу­же­нии. Служ­ба о. Иоан­на пред­став­ля­ла со­бою непре­рыв­ный го­ря­чий мо­лит­вен­ный по­рыв к Бо­гу. Во вре­мя служ­бы он был во­ис­ти­ну по­сред­ни­ком меж­ду Бо­гом и людь­ми, хо­да­та­ем за гре­хи их, был жи­вым зве­ном, со­еди­няв­шим Цер­ковь зем­ную, за ко­то­рую он пред­ста­тель­ство­вал, и Цер­ковь небес­ную, сре­ди чле­нов ко­то­рой он ви­тал в те ми­ну­ты ду­хом. Чте­ние о. Иоан­на на кли­ро­се – это бы­ло не про­стое чте­ние, а жи­вая вос­тор­жен­ная бе­се­да с Бо­гом и Его свя­ты­ми: чи­тал он гром­ко, от­чет­ли­во, про­ник­но­вен­но, и го­лос его про­ни­кал в са­мую ду­шу мо­ля­щих­ся. А за Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей все воз­гла­сы и мо­лит­вы про­из­но­си­лись им так, как буд­то сво­и­ми про­свет­лен­ны­ми оча­ми ли­цом к ли­цу ви­дел он пред со­бою Гос­по­да и раз­го­ва­ри­вал с Ним. Сле­зы уми­ле­ния ли­лись из его глаз, но он не за­ме­чал их. Вид­но бы­ло, что о. Иоанн во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии пе­ре­жи­вал всю ис­то­рию на­ше­го спа­се­ния, чув­ство­вал глу­бо­ко и силь­но всю лю­бовь к нам Гос­по­да, чув­ство­вал Его стра­да­ния. Та­кое слу­же­ние необы­чай­но дей­ство­ва­ло на всех при­сут­ству­ю­щих. Не все шли к нему с твер­дой ве­рой: неко­то­рые с со­мне­ни­ем, дру­гие с недо­ве­ри­ем, а тре­тьи из лю­бо­пыт­ства. Но здесь все пе­ре­рож­да­лись и чув­ство­ва­ли, как лед со­мне­ния и неве­рия по­сте­пен­но та­ял и за­ме­нял­ся теп­ло­тою ве­ры. При­ча­ща­ю­щих­ся по­сле об­щей ис­по­ве­ди бы­ва­ло все­гда так мно­го, что на свя­том пре­сто­ле сто­я­ло ино­гда несколь­ко боль­ших чаш, из ко­то­рых несколь­ко свя­щен­ни­ков при­об­ща­ли ве­ру­ю­щих од­новре­мен­но. И та­кое при­ча­ще­ние про­дол­жа­лось неред­ко бо­лее двух ча­сов.

Во вре­мя служ­бы пись­ма и те­ле­грам­мы при­но­си­лись о. Иоан­ну пря­мо в ал­тарь, и он тут же про­чи­ты­вал их и мо­лил­ся о тех, ко­го про­си­ли его по­мя­нуть.

По­сле служ­бы, со­про­вож­да­е­мый ты­ся­ча­ми ве­ру­ю­щих, о. Иоанн вы­хо­дил из со­бо­ра и от­прав­лял­ся в Пе­тер­бург по бес­чис­лен­ным вы­зо­вам к боль­ным. И ред­ко ко­гда воз­вра­щал­ся до­мой ра­нее по­лу­но­чи. На­до по­ла­гать, что мно­гие но­чи он со­всем не имел вре­ме­ни спать.

Так жить и тру­дить­ся мож­но бы­ло, ко­неч­но, толь­ко при на­ли­чии сверхъ­есте­ствен­ной бла­го­дат­ной по­мо­щи Бо­жи­ей!

Но и са­мая сла­ва о. Иоан­на бы­ла его ве­ли­чай­шим по­дви­гом, тяж­ким тру­дом. По­ду­мать толь­ко, что ведь всю­ду, где бы он ни по­ка­зал­ся, око­ло него мгно­вен­но вы­рас­та­ла тол­па жаж­дав­ших хо­тя бы лишь при­кос­нуть­ся к чу­до­твор­цу. По­чи­та­те­ли его бро­са­лись да­же за быст­ро мчав­шей­ся ка­ре­той, хва­тая ее за ко­ле­са с опас­но­стью быть изу­ве­чен­ны­ми.

По же­ла­нию ве­ру­ю­щих о. Иоан­ну при­хо­ди­лось пред­при­ни­мать по­езд­ки в раз­ные го­ро­да Рос­сии. Эти по­езд­ки бы­ли на­сто­я­щим три­ум­фом сми­рен­но­го Хри­сто­ва слу­жи­те­ля. Сте­че­ние на­ро­да опре­де­ля­лось де­сят­ка­ми ты­сяч, и все бы­ва­ли объ­яты чув­ства­ми сер­деч­ной ве­ры и бла­го­го­ве­ния, стра­хом Бо­жи­им и жаж­дою по­лу­чить це­ли­тель­ное бла­го­сло­ве­ние. Во вре­мя про­ез­да о. Иоан­на на па­ро­хо­де тол­пы на­ро­да бе­жа­ли по бе­ре­гу, мно­гие при при­бли­же­нии па­ро­хо­да ста­но­ви­лись на ко­ле­ни. В име­нии Ры­жов­ка око­ло Харь­ко­ва, где по­ме­сти­ли о. Иоан­на, уни­что­же­ны бы­ли мно­го­ты­сяч­ной тол­пой тра­ва, цве­ты, клум­бы. Ты­ся­чи на­ро­да про­во­ди­ли дни и но­чи ла­ге­рем око­ло это­го име­ния. Харь­ков­ский со­бор во вре­мя слу­же­ния о. Иоан­на 15 июля 1890 го­да не мог вме­стить мо­ля­щих­ся. Не толь­ко весь со­бор, но и пло­щадь око­ло со­бо­ра не вме­сти­ла на­ро­да, ко­то­рый на­пол­нял да­же все при­ле­га­ю­щие ули­цы. В са­мом со­бо­ре пев­чие при­нуж­де­ны бы­ли по­ме­стить­ся в ал­та­ре. Же­лез­ные ре­шет­ки ока­за­лись всю­ду сло­ман­ны­ми от дав­ки. 20 июля о. Иоанн со­вер­шал мо­ле­бен на Со­бор­ной пло­ща­ди – на­ро­ду бы­ло бо­лее 60.000. Точ­но та­кие же сце­ны про­ис­хо­ди­ли в по­волж­ских го­ро­дах: в Са­ма­ре, Са­ра­то­ве, Ка­за­ни, Ниж­нем Нов­го­ро­де.

О. Иоанн на­хо­дил­ся в цар­ском двор­це в Ли­ва­дии при по­след­них днях жиз­ни им­пе­ра­то­ра Алек­сандра III, и са­мая кон­чи­на го­су­да­ря по­сле­до­ва­ла в его при­сут­ствии. Боль­ной го­су­дарь встре­тил о. Иоан­на сло­ва­ми: "Я не смел при­гла­сить Вас сам. Бла­го­да­рю, что Вы при­бы­ли. Про­шу мо­лить­ся за ме­ня. Я очень недо­мо­гаю"... Это бы­ло 12 ок­тяб­ря 1894 го­да. По­сле сов­мест­ной ко­ле­но­пре­клон­ной мо­лит­вы го­су­да­ря на­едине с о. Иоан­ном по­сле­до­ва­ло зна­чи­тель­ное улуч­ше­ние здо­ро­вья боль­но­го и яви­лись на­деж­ды на его пол­ное вы­здо­ров­ле­ние. Так про­дол­жа­лось пять дней; 17 ок­тяб­ря на­ча­лось сно­ва ухуд­ше­ние. В по­след­ние ча­сы сво­ей жиз­ни го­су­дарь го­во­рил о. Иоан­ну: "Вы – свя­той че­ло­век. Вы – пра­вед­ник. Вот по­че­му вас лю­бит рус­ский на­род". "Да, – от­ве­чал о. Иоанн, – Ваш на­род лю­бит ме­ня". Уми­рая по при­ня­тии Св. Та­ин и Та­ин­ства Еле­освя­ще­ния, го­су­дарь про­сил о. Иоан­на воз­ло­жить свои ру­ки на его го­ло­ву, го­во­ря ему: "Ко­гда вы дер­жи­те ру­ки свои на мо­ей го­ло­ве, я чув­ствую боль­шое об­лег­че­ние, а ко­гда от­ни­ма­е­те, очень стра­даю – не от­ни­май­те их". О. Иоанн так и про­дол­жал дер­жать свои ру­ки на гла­ве уми­ра­ю­ще­го ца­ря, по­ка царь не пре­дал ду­шу свою Бо­гу.

До­стиг­нув вы­со­кой сте­пе­ни мо­лит­вен­но­го со­зер­ца­ния и бес­стра­стия, о. Иоанн спо­кой­но при­ни­мал бо­га­тые одеж­ды, пре­под­но­си­мые ему его по­чи­та­те­ля­ми, и об­ла­чал­ся в них. Это ему да­же и нуж­но бы­ло для при­кры­тия сво­их по­дви­гов. По­лу­чен­ные же по­жерт­во­ва­ния раз­да­вал все до по­след­ней ко­пей­ки. Так, на­при­мер, по­лу­чив од­на­жды при гро­мад­ном сте­че­нии на­ро­да па­кет из рук куп­ца, о. Иоанн тот­час же пе­ре­дал его в про­тя­ну­тую ру­ку бед­ня­ка, не вскры­вая да­же па­ке­та. Ку­пец взвол­но­вал­ся: "Ба­тюш­ка, да там ты­ся­ча руб­лей!" – "Его сча­стие", – спо­кой­но от­ве­тил о. Иоанн. Ино­гда, од­на­ко, он от­ка­зы­вал­ся при­ни­мать от неко­то­рых лиц по­жерт­во­ва­ния. Из­ве­стен слу­чай, ко­гда он не при­нял от од­ной бо­га­той да­мы 30 000 руб­лей. В этом слу­чае про­яви­лась про­зор­ли­вость о. Иоан­на, ибо эта да­ма по­лу­чи­ла эти день­ги нечи­стым пу­тем, в чем по­сле и по­ка­я­лась.

Был о. Иоанн и за­ме­ча­тель­ным про­по­вед­ни­ком, при­чем го­во­рил он весь­ма про­сто и ча­ще все­го без осо­бой под­го­тов­ки – экс­пром­том. Он не ис­кал кра­си­вых слов и ори­ги­наль­ных вы­ра­же­ний, но про­по­ве­ди его от­ли­ча­лись необык­но­вен­ной си­лой и глу­би­ной мыс­ли, а вме­сте с тем и ис­клю­чи­тель­ной бо­го­слов­ской уче­но­стью, при всей сво­ей до­ступ­но­сти для по­ни­ма­ния да­же про­сты­ми людь­ми. В каж­дом сло­ве его чув­ство­ва­лась ка­кая-то осо­бен­ная си­ла как от­ра­же­ние си­лы его соб­ствен­но­го ду­ха.

Несмот­ря на всю свою необык­но­вен­ную за­ня­тость, о. Иоанн на­хо­дил, од­на­ко, вре­мя ве­сти как бы ду­хов­ный днев­ник, за­пи­сы­вая еже­днев­но свои мыс­ли, при­хо­див­шие ему во вре­мя мо­лит­вы и со­зер­ца­ния, в ре­зуль­та­те "бла­го­дат­но­го оза­ре­ния ду­ши, ко­то­ро­го удо­ста­и­вал­ся он от все­про­све­ща­ю­ще­го Ду­ха Бо­жия". Эти мыс­ли со­ста­ви­ли со­бою це­лую за­ме­ча­тель­ную кни­гу, из­дан­ную под за­гла­ви­ем: "Моя жизнь во Хри­сте". Кни­га эта пред­став­ля­ет со­бою под­лин­ное ду­хов­ное со­кро­ви­ще и мо­жет быть по­став­ле­на на­равне с вдох­но­вен­ны­ми тво­ре­ни­я­ми древ­них ве­ли­ких от­цов Церк­ви и по­движ­ни­ков хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия. В пол­ном со­бра­нии со­чи­не­ний о. Иоан­на из­да­ния 1893 г. "Моя жизнь во Хри­сте" за­ни­ма­ет 3 то­ма в 1000 с лиш­ком стра­ниц. Это – со­вер­шен­но свое­об­раз­ный днев­ник, в ко­то­ром мы на­хо­дим необык­но­вен­но по­учи­тель­ное для каж­до­го чи­та­те­ля от­ра­же­ние ду­хов­ной жиз­ни ав­то­ра. Кни­га эта на веч­ные вре­ме­на оста­нет­ся яр­ким сви­де­тель­ством то­го, как жил наш ве­ли­кий пра­вед­ник и как долж­но жить всем тем, кто хо­тят не толь­ко на­зы­вать­ся, но и в дей­стви­тель­но­сти быть хри­сти­а­на­ми.

За­ме­ча­тель­ным па­мят­ни­ком свя­той лич­но­сти о. Иоан­на и неис­чер­па­е­мым ма­те­ри­а­лом для на­зи­да­ния яв­ля­ют­ся так­же три то­ма его про­по­ве­дей, со­дер­жа­щие об­щим сче­том до 1800 стра­ниц. Впо­след­ствии на­ко­пи­лось еще очень мно­го от­дель­ных со­чи­не­ний о. Иоан­на, из­да­вав­ших­ся от­дель­ны­ми книж­ка­ми в огром­ном ко­ли­че­стве. Все эти сло­ва и по­уче­ния о. Иоан­на – под­лин­ное ве­я­ние Св. Ду­ха, рас­кры­ва­ю­щее нам неис­сле­ди­мые глу­би­ны Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей. В них по­ра­жа­ет див­ное свое­об­ра­зие во всем: в из­ло­же­нии, в мыс­ли, в чув­стве. Каж­дое сло­во – от серд­ца, пол­но ве­ры и ог­ня, в мыс­лях – изу­ми­тель­ная глу­би­на и муд­рость, во всем по­ра­зи­тель­ная про­сто­та и яс­ность. Нет ни од­но­го лиш­не­го сло­ва, нет "кра­си­вых фраз". Их нель­зя толь­ко "про­чи­тать" – их на­до все­гда пе­ре­чи­ты­вать, и все­гда най­дешь в них что-то но­вое, жи­вое, свя­тое.

"Моя жизнь во Хри­сте" уже вско­ре по­сле сво­е­го вы­хо­да в свет на­столь­ко при­влек­ла к се­бе все­об­щее вни­ма­ние, что бы­ла пе­ре­ве­де­на на несколь­ко ино­стран­ных язы­ков, а у ан­гли­кан­ских свя­щен­ни­ков сде­ла­лась да­же лю­би­мей­шей на­столь­ной кни­гой.

Ос­нов­ная мысль всех пись­мен­ных тво­ре­ний о. Иоан­на – необ­хо­ди­мость ис­тин­ной го­ря­чей ве­ры в Бо­га и жиз­ни по ве­ре, в непре­стан­ной борь­бе со страстьми и по­хотьми, пре­дан­ность ве­ре и церк­ви пра­во­слав­ной как еди­ной спа­са­ю­щей.

В от­но­ше­нии к на­шей Ро­дине – Рос­сии о. Иоанн явил со­бою об­раз гроз­но­го про­ро­ка Бо­жия, про­по­ве­ду­ю­ще­го ис­ти­ну, об­ли­ча­ю­ще­го ложь, при­зы­ва­ю­ще­го к по­ка­я­нию и пред­ре­ка­ю­ще­го близ­кую ка­ру Бо­жию за гре­хи и за бо­го­от­ступ­ни­че­ство. Бу­дучи сам об­ра­зом кро­то­сти и сми­ре­ния, люб­ви к каж­до­му че­ло­ве­ку неза­ви­си­мо от на­цио­наль­но­сти и ве­ро­ис­по­ве­да­ния, о. Иоанн с ве­ли­ким него­до­ва­ни­ем от­но­сил­ся ко всем тем без­бож­ным, ма­те­ри­а­ли­сти­че­ским и воль­но­дум­ным ли­бе­раль­ным те­че­ни­ям, ко­то­рые под­ры­ва­ли ве­ру рус­ско­го на­ро­да и под­ка­пы­ва­ли ты­ся­че­лет­ний го­судар­ствен­ный строй Рос­сии.

"На­учись, Рос­сия, ве­ро­вать в пра­вя­ще­го судь­ба­ми ми­ра Бо­га Все­дер­жи­те­ля и учись у тво­их свя­тых пред­ков ве­ре, муд­ро­сти и му­же­ству... Гос­подь вве­рил нам, рус­ским, ве­ли­кий спа­си­тель­ный та­лант пра­во­слав­ной ве­ры... Вос­стань же, рус­ский че­ло­век!.. Кто вас на­учил непо­кор­но­сти и мя­те­жам бес­смыс­лен­ным, ко­их не бы­ло преж­де в Рос­сии... Пе­ре­стань­те безум­ство­вать! До­воль­но! До­воль­но пить горь­кую, пол­ную яда ча­шу – и вам, и Рос­сии". И гроз­но про­ре­ка­ет: "Цар­ство Рус­ское ко­леб­лет­ся, ша­та­ет­ся, близ­ко к па­де­нию". "Ес­ли в Рос­сии так пой­дут де­ла и без­бож­ни­ки и анар­хи­сты-безум­цы не бу­дут под­вер­же­ны пра­вед­ной ка­ре за­ко­на, и ес­ли Рос­сия не очи­стит­ся от мно­же­ства пле­вел, то она опу­сте­ет, как древ­ние цар­ства и го­ро­да, стер­тые пра­во­су­ди­ем Бо­жи­им с ли­ца зем­ли за свое без­бо­жие и за свои без­за­ко­ния". "Бед­ное оте­че­ство, ко­гда-то ты бу­дешь бла­го­ден­ство­вать?! Толь­ко то­гда, ко­гда бу­дешь дер­жать­ся всем серд­цем Бо­га, Церк­ви, люб­ви к Ца­рю и Оте­че­ству и чи­сто­ты нра­вов".

По­сле­ду­ю­щие со­бы­тия кро­ва­вой рус­ской ре­во­лю­ции и тор­же­ства без­бож­но­го че­ло­ве­ко­не­на­вист­ни­че­ско­го боль­ше­виз­ма по­ка­за­ли, на­сколь­ко был прав в сво­их гроз­ных предо­сте­ре­же­ни­ях и про­ро­че­ских пред­ви­де­ни­ях ве­ли­кий пра­вед­ник зем­ли рус­ской.

К тя­же­ло­му по­дви­гу слу­же­ния лю­дям в по­след­ние го­ды жиз­ни о. Иоан­на при­со­еди­нил­ся му­чи­тель­ный лич­ный недуг – бо­лезнь, ко­то­рую он крот­ко и тер­пе­ли­во пе­ре­но­сил, ни­ко­му ни­ко­гда не жа­лу­ясь. Ре­ши­тель­но от­верг он пред­пи­са­ния зна­ме­ни­тых вра­чей, поль­зо­вав­ших его, – под­дер­жи­вать свои си­лы ско­ром­ной пи­щей. Вот его сло­ва: "Бла­го­да­рю Гос­по­да мо­е­го за нис­по­слан­ные мне стра­да­ния для пре­до­чи­ще­ния мо­ей греш­ной ду­ши. Ожив­ля­ет – Свя­тое При­ча­стие". И он при­об­щал­ся по-преж­не­му каж­дый день.

10 де­каб­ря 1908 го­да, со­брав оста­ток сво­их сил, о. Иоанн в по­след­ний раз сам со­вер­шил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в крон­штадт­ском Ан­дре­ев­ском со­бо­ре. А в 7 час. 40 мин. утра 20 де­каб­ря 1908 го­да ве­ли­кий наш пра­вед­ник мир­но ото­шел ко Гос­по­ду, за­ра­нее пред­ска­зав день сво­ей кон­чи­ны.

В по­гре­бе­нии о. Иоан­на участ­во­ва­ли и при­сут­ство­ва­ли де­сят­ки ты­сяч лю­дей, а у гроб­ни­цы его и то­гда и в по­сле­ду­ю­щее вре­мя со­вер­ша­лось нема­ло чу­дес. Необы­чай­ные то бы­ли по­хо­ро­ны! На всем про­стран­стве от Крон­штад­та до Ора­ниен­ба­у­ма и от Бал­тий­ско­го вок­за­ла в Пе­тер­бур­ге до Иоан­нов­ско­го мо­на­сты­ря на Кар­пов­ке сто­я­ли огром­ные тол­пы пла­чу­ще­го на­ро­да. Та­ко­го ко­ли­че­ства лю­дей не бы­ло до то­го вре­ме­ни ни на од­них по­хо­ро­нах – это был слу­чай в Рос­сии со­вер­шен­но бес­при­мер­ный. По­хо­рон­ное ше­ствие со­про­вож­да­лось вой­ска­ми со зна­ме­на­ми, во­ен­ные ис­пол­ня­ли "Коль сла­вен", по всей до­ро­ге через весь го­род сто­я­ли вой­ска шпа­ле­ра­ми. Чин от­пе­ва­ния со­вер­шал С.-Пе­тер­бург­ский мит­ро­по­лит Ан­то­ний во гла­ве сон­ма епи­ско­пов и мно­го­чис­лен­но­го ду­хо­вен­ства. Ло­бы­зав­шие ру­ку по­кой­но­го сви­де­тель­ству­ют, что ру­ка оста­ва­лась не хо­лод­ной, не око­че­нев­шей. За­упо­кой­ные служ­бы со­про­вож­да­лись об­щи­ми ры­да­ни­я­ми лю­дей, чув­ство­вав­ших се­бя оси­ро­тев­ши­ми. Слы­ша­лись воз­гла­сы: "За­ка­ти­лось на­ше сол­ныш­ко! На ко­го по­ки­нул нас, отец род­ной? Кто при­дет те­перь на по­мощь нам, си­рым, немощ­ным?" Но в от­пе­ва­нии не бы­ло ни­че­го скорб­но­го: оно на­по­ми­на­ло со­бою ско­рее свет­лую пас­халь­ную за­ут­ре­ню, и чем даль­ше шла служ­ба, тем это празд­нич­ное на­стро­е­ние у мо­ля­щих­ся все рос­ло и уве­ли­чи­ва­лось. Чув­ство­ва­лось, что из гро­ба ис­хо­дит ка­кая-то бла­го­дат­ная си­ла и на­пол­ня­ет серд­ца при­сут­ству­ю­щих ка­кою-то незем­ною ра­до­стью. Для всех яс­но бы­ло, что во гро­бе ле­жит свя­той, пра­вед­ник, и дух его незри­мо но­сит­ся в хра­ме, объ­ем­ля сво­ею лю­бо­вью и лас­кою всех со­брав­ших­ся от­дать ему по­след­ний долг.

По­хо­ро­ни­ли о. Иоан­на в церк­ви-усы­паль­ни­це, спе­ци­аль­но устро­ен­ной для него в под­валь­ном эта­же со­ору­жен­но­го им мо­на­сты­ря на Кар­пов­ке. Вся цер­ков­ка эта за­ме­ча­тель­но кра­си­во об­ли­цо­ва­на бе­лым мра­мо­ром; ико­но­стас и гроб­ни­ца – то­же из бе­ло­го мра­мо­ра. На гроб­ни­це (с пра­вой сто­ро­ны хра­ма) ле­жит Св. Еван­ге­лие и рез­ная мит­ра, под ко­то­рой го­рит неуга­са­е­мый ро­зо­вый све­тиль­ник. Мно­же­ство до­ро­гих ху­до­же­ствен­но ис­пол­нен­ных лам­пад по­сто­ян­но теп­лят­ся над гроб­ни­цей. Мо­ре све­та от ты­сяч све­чей, воз­жи­га­е­мых бо­го­моль­ца­ми, за­ли­ва­ет этот див­ный си­я­ю­щий храм.

Ныне ве­ли­кое де­ло цер­ков­но­го про­слав­ле­ния на­ше­го див­но­го пра­вед­ни­ка, ми­ло­стью Бо­жи­ей, со­вер­ши­лось. О, ес­ли бы это ра­дост­ное со­бы­тие вос­кре­си­ло в серд­цах всех пра­во­слав­ных рус­ских лю­дей важ­ней­ший за­вет прис­но­па­мят­но­го о. Иоан­на и по­бу­ди­ло их со всей ре­ши­тель­но­стью по­сле­до­вать ему: «Нам необ­хо­ди­мо все­об­щее, нрав­ствен­ное очи­ще­ние, все­на­род­ное, глу­бо­кое по­ка­я­ние, пе­ре­ме­на нра­вов язы­че­ских на хри­сти­ан­ские: очи­стим­ся, омо­ем­ся сле­за­ми по­ка­я­ния, при­ми­рим­ся с Бо­гом – и Он при­ми­рит­ся с на­ми!»

На По­мест­ном Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 7-8 июня 1990 го­да св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский был ка­но­ни­зо­ван и уста­нов­ле­но со­вер­шать его па­мять 20 де­каб­ря / 2 ян­ва­ря – в день бла­жен­ной кон­чи­ны свя­то­го пра­вед­ни­ка.