Акафист святому преподобному Александру, Ошевенскому чудотворцу

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 03 мая (20 апреля ст. ст.)

Пре­по­доб­ный Алек­сандр Оше­вен­ский ро­дил­ся 17 мар­та 1427 го­да в 80 вер­стах от Бе­ло­зер­ска в Вы­ше­озер­ской во­ло­сти, за несколь­ко ме­ся­цев до кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла Бе­ло­зер­ско­го († 9 июня 1427 г.), с ко­то­рым был свя­зан в по­сле­ду­ю­щем ду­хов­ны­ми уза­ми всю жизнь.

Алек­сей (мир­ское имя пре­по­доб­но­го Алек­сандра Оше­вен­ско­го), пя­тый сын бо­га­то­го зем­ле­дель­ца Ни­ки­фо­ра Оше­ве­на и су­пру­ги его Фо­ти­нии, был дол­го­ждан­ным ре­бен­ком и ро­дил­ся по усерд­ным мо­лит­вам Фо­ти­нии. Са­ма Бо­жия Ма­терь вме­сте с пре­по­доб­ным Ки­рил­лом Бе­ло­зер­ским яви­лась ей и обе­ща­ла рож­де­ние сы­на по хо­да­тай­ству пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. Хо­тя Алек­сей был млад­шим сы­ном, ро­ди­те­ли ча­я­ли ви­деть в нем на­след­ни­ка и их пи­та­те­ля в ста­ро­сти. В дет­стве маль­чи­ка обу­чи­ли гра­мо­те и го­то­ви­ли из него пред­при­им­чи­во­го хо­зя­и­на. В 18 лет юно­шу пы­та­лись же­нить. С доз­во­ле­ния ро­ди­те­лей он от­пра­вил­ся по­мо­лить­ся в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь и остал­ся там.

Игу­мен по­лю­бил юно­шу за сми­ре­ние и вско­ре пред­ло­жил ему при­нять по­стриг. Но Алек­сей от­ка­зал­ся, ре­шив ис­пы­тать се­бя. Изу­чая Свя­щен­ное Пи­са­ние, он шесть лет при­слу­жи­вал бра­тии по­слуш­ни­ком и лишь то­гда при­нял ино­че­ский по­стриг.

К то­му вре­ме­ни ро­ди­те­ли его пе­ре­се­ли­лись в се­ло Во­ло­со­во, в 30 вер­стах от Кар­го­по­ля вниз по ре­ке Оне­ге. Вско­ре Ни­ки­фор ис­про­сил у нов­го­род­ско­го бо­яри­на Иоан­на ме­сто для по­се­ле­ния у ре­ки Чу­рью­ги, по­лу­чив­шее на­зва­ние Оше­вен­ской сло­бо­ды.

Пре­по­доб­ный Алек­сандр про­сил у игу­ме­на раз­ре­ше­ния при­нять от ро­ди­те­лей по­след­нее бла­го­сло­ве­ние и про­ще­ние, чтобы за­тем уй­ти на уеди­нен­ное жи­тие. Не сра­зу бла­го­сло­вил игу­мен мо­ло­до­го ино­ка. Он пре­ду­пре­ждал его об опас­но­сти пу­стын­но­жи­тель­ства. Но пре­по­доб­ный Алек­сандр бо­ял­ся по­движ­ни­че­ской сла­вы, ко­то­рую он имел сре­ди бра­тии, и вто­рич­но про­сил от­пу­стить его из мо­на­сты­ря. На­ко­нец, на­сто­я­тель бла­го­сло­вил его.

Об­ра­до­ван­ный встре­чей отец пред­ло­жил сы­ну по­се­лить­ся на ре­ке Чу­рью­ге и обе­щал со­дей­ство­вать в устро­е­нии пу­сты­ни. Пре­по­доб­но­му Алек­сан­дру по­нра­ви­лось ме­сто. Он во­дру­зил крест в ос­но­ва­ние бу­ду­щей оби­те­ли и дал обет пре­бы­вать здесь до кон­ца жиз­ни. По­сле то­го пре­по­доб­ный Алек­сандр вер­нул­ся в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь и неко­то­рое вре­мя нес по­слу­ша­ние на кли­ро­се, в по­варне и на хлебне. Его по­свя­ти­ли в сан диа­ко­на. На­ко­нец, ко­гда пре­по­доб­ный Алек­сандр при­шел к игу­ме­ну в тре­тий раз и рас­ска­зал ему, как звал его на устро­е­ние оби­те­ли чуд­ный го­лос, как обе­щал­ся он пре­бы­вать на том ме­сте, на­сто­я­тель от­пу­стил его, бла­го­сло­вив ико­на­ми Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии и свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца.

Пре­по­доб­ный Алек­сандр освя­тил из­бран­ное ме­сто ико­на­ми, по­ру­чил от­цу на­блю­дать за стро­и­тель­ством церк­ви, а сам от­пра­вил­ся к ар­хи­епи­ско­пу Нов­го­род­ско­му Ионе (1459–1470). Ар­хи­епи­скоп Иона по­свя­тил его в сан пре­сви­те­ра и по­ста­вил игу­ме­ном оби­те­ли. Бо­яры­ня Ана­ста­сия и ее сын Юрий го­то­вы бы­ли от­дать мо­на­сты­рю всю во­лость, но пре­по­доб­ный Алек­сандр при­нял гра­мо­ты лишь на необ­хо­ди­мые зем­ли. По­стро­ен­ный храм был освя­щен во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. С твер­до­стью и му­же­ством на­чал пре­по­доб­ный тру­дить­ся в со­здан­ной оби­те­ли. Ста­рец, ко­то­рый при­е­хал вме­сте с ним из Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря, не вы­дер­жал труд­ной пу­стын­ной жиз­ни и уехал об­рат­но. Но ма­ло-по­ма­лу со­бра­лась бра­тия. Пре­по­доб­ный ввел стро­гий об­ще­жи­тель­ный устав, ко­то­рый тре­бо­вал пол­но­го мол­ча­ния в хра­ме и на тра­пе­зе, ко­гда чи­та­лись жи­тия; в кел­лии ино­ки не долж­ны бы­ли быть без де­ла, а во вре­мя ис­пол­не­ния по­слу­ша­ния тво­рить Иису­со­ву мо­лит­ву или чи­тать псал­мы. "Бра­тия, – го­во­рил пре­по­доб­ный игу­мен, – пусть не стра­шат нас тру­ды и скор­би пу­сты­ни. Вы зна­е­те, что пу­тем скор­бей вхо­дят в Цар­ствие Небес­ное. Пусть жи­вет в вас вза­им­ная лю­бовь и сми­ре­ние. Бог есть лю­бовь, и Он лю­бит сми­рен­ных".

Мно­гие да­же из ми­рян при­хо­ди­ли к пре­по­доб­но­му и поль­зо­ва­лись его на­став­ле­ни­я­ми. Два пле­мян­ни­ка свя­то­го при­ня­ли по­стриг в его мо­на­сты­ре, чем раз­гне­ва­ли од­но­го из бра­тьев пре­по­доб­но­го, Ам­вро­сия. Пре­по­доб­ный Алек­сандр кро­то­стью смяг­чил бра­та, но пле­мян­ни­ки охла­де­ли в рев­но­сти к по­дви­гам и оста­ви­ли оби­тель. Скор­би за спа­се­ние ду­хов­ных чад рас­стро­и­ли здо­ро­вье пре­по­доб­но­го. Он ле­жал и не мог не толь­ко при­под­нять ру­ку или го­ло­ву, но да­же вы­го­во­рить сло­во. В та­ком из­не­мо­же­нии свя­той Алек­сандр мо­лил­ся пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу, сво­е­му по­кро­ви­те­лю. Пре­по­доб­ный Ки­рилл явил­ся в бе­лых ри­зах и, осе­нив боль­но­го кре­стом, ска­зал: "Не скор­би, брат! Я по­мо­люсь, и бу­дешь здо­ров. Толь­ко не за­бы­вай обе­та, не остав­ляй это­го ме­ста. Я бу­ду по­мо­гать те­бе". Проснув­шись, пре­по­доб­ный по­чув­ство­вал се­бя здо­ро­вым и на­ут­ро по­шел в цер­ковь. В под­креп­ле­ние бра­тии он рас­ска­зал о по­се­ще­нии пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. 27 лет пре­по­доб­ный тру­дил­ся в ос­но­ван­ной им оби­те­ли и мир­но скон­чал­ся 20 ап­ре­ля 1479 го­да.

По­сле кон­чи­ны игу­ме­на оби­тель на­ча­ла быст­ро при­хо­дить в упа­док. Но пре­по­доб­ный не оста­вил по­пе­че­ния о ней. Од­на­жды мо­на­стыр­ско­му слу­жи­те­лю Мар­ку бы­ло ви­де­ние во сне: оби­тель пол­на на­ро­ду; се­дой ста­рец в свя­ти­тель­ской одеж­де кре­стом осе­ня­ет ра­бо­та­ю­щих на по­строй­ке. Дру­гой ста­рец, с длин­ной бо­ро­дой, окроп­ля­ет свя­той во­дой, а тре­тий, сред­не­го ро­ста, с ру­сы­ми во­ло­са­ми, ка­дит. Чет­вер­тый, мо­ло­дой, сле­дит за ни­ми из­да­ли. Тре­тий ста­рец, а это был пре­по­доб­ный Алек­сандр Оше­вен­ский, объ­яс­нил, что ему по­мо­га­ют свя­ти­тель Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец и пре­по­доб­ный Ки­рилл Бе­ло­зер­ский, а юно­ша, сто­яв­ший по­одаль, был дья­ком Мат­фе­ем, ко­то­ро­го вско­ре по­стриг­ли с име­нем Мак­сим и из­бра­ли в игу­ме­на оби­те­ли, как и пред­рек в ви­де­нии пре­по­доб­ный Алек­сандр. Инок Мак­сим был по­став­лен во игу­ме­на ар­хи­епи­ско­пом Нов­го­род­ским Сер­ги­ем (1483–1485) и вос­ста­но­вил оби­тель. Он на­сто­я­тель­ство­вал до 1525 го­да.

При по­стро­е­нии но­во­го хра­ма во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая по ука­за­нию явив­ше­го­ся пре­по­доб­но­го Алек­сандра бы­ли об­ре­те­ны его нетлен­ные мо­щи. То­гда же был на­пи­сан его об­раз со­глас­но с тем, ка­ким он яв­лял­ся ино­кам, и по рас­ска­зу знав­ше­го его стар­ца. Пре­по­доб­ный Алек­сандр Оше­вен­ский был сред­не­го ро­ста, с су­хим ли­цом и впа­лы­ми ще­ка­ми, с неболь­шой и негу­стой бо­ро­дой, с про­се­дью в ру­сых во­ло­сах. В та­ком ви­де он и изо­бра­жа­ет­ся на ико­нах.