Акафист святому преподобному Арсению, Комельскому чудотворцу

Составлен в Арсение-Комельском монастыре, редактор текста - еп. Вологодский и Тотемский Никон (Рождественский)

Утвержен: 18 мая 1912 года

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 06 сентября (24 августа ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Кондак 1.

Избранный чудотворче и изрядный угодниче Христов, Арсение преподобне, восхваляем тя, безмолвия, терпения и нищеты духовныя учителя. Ты же яко имеяй дерзновение ко Господу, моли Его избавити обитель твою и нас, грешных, от всех бед и скорбных обстояний, да со умилением зовем ти:

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Икос 1.

Ангела земнаго и небеснаго человека зрим тя, преподобне; ты бо измлада Отца Небеснаго возлюбил еси и Тому Единому волю твою поработил еси. Сего ради ублажаем тя сице:

Радуйся, измлада гласу Божию в совести внимавый.

Радуйся, образ Божий в души твоей в чистоте хранивый.

Радуйся, земное величие твое по роду ни во что вменивый.

Радуйся, от юности нищету духовную возлюбивый.

Радуйся, смирения учителю.

Радуйся, девства ревнителю.

Радуйся, обитель преподонаго Сергиа, яко тихое пристанище, избравый.

Радуйся, житию Сергиеву ревностне подражавый.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 2.

Видев в иночестве оплот и ограждение от суеты мирския и душевредных помыслов, преподобне, в юных летех, потщался еси прияти на ся ангельский образ, смиренне взывая всевидящему Хранителю душ и телес: Аллилуиа.

Икос 2

Разум твой, преподобне отче, Христовым светом просветити возжелав, вдался еси чтению Божественных писаний; узрев же пользу от сего души твоей, приял еси труд списовати священныя книги и теми ближних твоих умудряти. Сицевому твоему усердию дивящеся, взываем ти:

Радуйся, пищи духовныя, паче телесныя рачителю.

Радуйся, священных книг списателю.

Радуйся, о душевней пользе собратий твоих ревновавый.

Радуйся, молвы житейския избежавый.

Радуйся, труды душеполезныя честне почитавый.

Радуйся, истиною Христовою, аки мечем противу врага душевнаго спасения вооруженный.

Радуйся, словом Господним, яко хлебом небесным насыщенный.

Радуйся, в различных послушаниих испытанный.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 3

Силою свыше преумудренный, ты святе Арсение, избран был еси во игумена обители богоноснаго Сергия, и возлагая надежду на его

многомощное предстательство пред престолом Пресвятыя Троицы, в смирении и покорности Ея святей воли, со страхом и трепетом взывал еси: Аллилуиа.

Икос 3

Имея непрестанное попечение о вверенных твоему водителству иноцех обители Сергиевы, ты, преподобне, первее умножил еси подвиги твоя, прилагая труды ко трудом. Сего ради возглашаем тебе:

Радуйся, совершеннаго терпения наставниче.

Радуйся, смиренномудрия проповедниче.

Радуйся, надежный иночествующих руководителю.

Радуйся, преподобных Сергиа, Никона, Саввы и прочих святых игуменов Лавры Сергиевы достойный приемниче.

Радуйся, свеще на свешнице Церкве Российския поставленная.

Радуйся, иноков добрых образе и украшение.

Радуйся, Богови верный служителю.

Радуйся, преподобных Его небесный сожителю.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 4

Бурю внутрь имея помышлений сумнительных, великий князь Василий смутися, узрев тя, преподобне, игумена великия Лавры в ветсей и

многошвейней одежди; уведев же от братии о твоем велицем смирении и нелицемерней простоте, прослави смирившаго себе до крестныя смерти Господа, зовый: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше иноцы и мирстии людие о подвизех твоих, преславне Арсение, прославляху Господа и тебе, яко Его угодника. Ты же, пребывая в Лавре послушания ради и бегая славы мирския, почасту удалялся еси во обитель Махрищскую, идеже удостоился еси явления славы Божией на мощех преподобнаго Стефана и память его творити уставил еси. Последи же по слову Писания, взыскуя грядущаго града, преподобне, взем святый крест и икону Пречистыя Богородицы, тайно удалился еси в пустыню, чая Бога спасающаго. Сего ради приими благосердне похвалы сия:

Радуйся, самоотвержения учителю.

Радуйся, простоты христианския хранителю.

Радуйся, прославления преподобнаго Стефана свидетелю.

Радуйся, памяти его установителю.

Радуйся, водительству промысла Божия покорный.

Радуйся, буим себе почитавый.

Радуйся, града грядущаго искавый.

Радуйся, горлице пустыннолюбивая, от мира в пустыню возлетевшая.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 5

Боготечною звездою явился еси, богомудре Арсение, стране Вологодстей, и поселился еси в веси Масленстей, идеже пред сим прославися явлением икона Пресвятыя Богородицы Одигитрии, к ней же яко благой путеводильнице притекл еси зовый в восхищении духовнем Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видяще вси окрестнии и проходящии людие пустынное твое житие и подвиги твоя, прославляху Господа, явившаго миру сицеваго угодника. Мы же грешнии, приносим ти похвалы сия:

Радуйся, звездо, страну Вологодскую осиявшая.

Радуйся, лозо вертограда Сергиева.

Радуйся, гордости прогонителю.

Радуйся, ига Христова носителю.

Радуйся, темноты народныя просветителю.

Радуйся, пустыни Масленския первый насельниче.

Радуйся, обуреваемых страстьми пристанище благоутишное.

Радуйся, обидимых прибежище надежное.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 5

Проподведник несумненнаго пути ко спасению явился еси, премудре Арсение, твоими труды, безкорыстием и терпением, на нихже взирающе, усердне славим давшаго ти силу и крепость Господа, вопиюще Ему: Аллилуиа.

Икос 5

Возсия, яко солнце в пустыни Масленстей, но бегая молвы человеческия, преподобне, отшел еси в непроходныя дебри комельския, нося

смирения ради древяный крест, и ту при реце Кохотши, идеже ноша с рамен твоих спаде и свет небесный осия тя, поставил еси крест и

поселился еси, чая в безмолвии работати Господеви со страхом. Сего ради приими похвалы сия:

Радуйся, промышлением Божиим в пустыню Комельскую приведенный.

Радуйся, светом небесным зде осиянный.

Радуйся, пустыню сию от всея души возлюбивый.

Радуйся, от козней вражеских святым крестом себе оградивый.

Радуйся, покрову Пресвятыя Богородицы ся предавый.

Радуйся, единаго на потребу непрестанне искавый.

Радуйся, славолюбия искоренителю.

Радуйся, соименному тебе великому Арсению верный подражателю.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 7

Хотя враг рода человеча изгнати тя, преподобне, из пустыни Комельския, многа искушения тебе деяше; но ты яко твердый адамант неизменне пребывал еси в любви к пустыни, взывая к распятому за ны Господу: Аллилуиа.

Икос 7

Новыя труды подъял еси, блаженне Арсение, егда, по внушению Божию, устроити обитель в пустыни Комельстей восхотел еси и сея ради вины шед неленостне во град Москву и смиренне пред очи царя Василиа Иоанновича представ, молил еси оградити устрояемую обитель от обид и утеснений, яже наущением вражеским деяша окрестнии людие. Царь же, ведая тя яко угодника Божия, и исполняя Писание: толкущему отверзется, повеле дати тебе грамоту во ограждение обители. За сицевыя твоя труды и подвиги вопием ти со умилением:

Радуйся, злато в горниле терпения искушенное.

Радуйся, бисере честный, от скверны греховныя безмолвием очищенный.

Радуйся, пустынных обителей основателю.

Радуйся, вражды и нестроения устранителю.

Радуйся, сердце царево на милость преклонивый.

Радуйся, безмолвие твое ради спасения ближних нарушивый.

Радуйся, прибегающым к тебе в нуждах усердный помощниче.

Радуйся, сущым в напастех скорый заступниче.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 8

Странным твоим житием, преподобне, пустыня Комельская озарися, емуже внимающе, устранимся мира, ум на небеса возложше, аще бо

спасения душевнаго ради и удалился еси в пустыню, но мнози пустыннолюбцы сокровищами души твоея привлекл еси, с нимиже ныне в

невечернем свете сладко воспеваеши светоподателю Христу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь исполнен был еси любве к Богу и ближним твоим, святе Арсение, и сего ради безропотне принимал еси неисчетныя обиды от гонящих тя из пустыни. Егда же временне отшедшу ти из келии твоей, людие нечестивии нападоша на ню и келейнаго твоего старца убиша, ты, преподобне, в велицей скоби и потери брата и о духовней погибели тех буиих людей, дал еси место гневу и удалился еси за тридесять поприщ в дебрь шилегодскую, идеже пожил еси в совершеннем безмолвии, дондеже открыт был еси ловцем зверей. Сицевому терпению дивящеся, возглашаем ти:

Радуйся, любве Христовы верный носителю.

Радуйся, спасительнаго долготерпения учителю.

Радуйся, обиды, яко воздаяние за грехи, приимавый.

Радуйся, содеянное тебе зло незлобием покрывый.

Радуйся, пустыню Шилегодскую житием твоим освятивый.

Радуйся, явлением твоим зверей дубравных удививый.

Радуйся, невинно страждущих твоим примером укрепивый.

Радуйся, сирых и убогих покровителю.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 9

Всякую нашу скорбь утоли твоею многомощную помощию, преподобне Арсение, и испроси нам у Господа силу и крепость понести крест свой до конца живота, взывая Владыце всех: Аллилуиа.

Икос 9

Ветия многовещанныя, яко рыбы безгласныя, видим о тебе, богомудре Арсение; недоумеют бо достойне восхвалити твоя подвиги. Мы же

грешнии, любовию к тебе подвизаемии, дерзаем ублажати тя сице:

Радуйся, пустынников древних, Антониа, Павла, Герасима нелицемерный подражателю.

Радуйся, Христа, не имевшаго где главы преклонити, твердый последователю.

Радуйся, от зверей лютых почитаемый.

Радуйся, от людей зверонравных гонимый.

Радуйся, ловцу зверей себе явивый.

Радуйся, безкорыстием и прозорливостию ловца того поразивый.

Радуйся, новую обитель в дебри шилегодстей основавый.

Радуйся, яко силою молитв твоих обитель та со всеми притекшими к ней от нашествия татар спасеся.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 10

Спасти хотя душу твою на месте, Богом указанном ти, святе Арсение, вознамерился еси возвратитися в любезную тебе пустыню Комельскую и зде обитель устроити; первее же ты направил еси стопы твоя во град Москву к царю Василию Иоанновичу; испросив же от него новую грамоту ради пустыни Комельския, со учеником Герасимом отшел еси из обители Шилегодския на прежнее место в пустыню Комельскую и начал еси устрояти обитель во славу и честь Пресвятыя Богородицы, Юже, яко непрестанную помощницу и скорую заступницу прославляя, с верою и надеждою взывал еси Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена еси крепкая обители твоей и всем прибегающым, преподобне Арсение, твоим бо святым житием многия в пустыню привлекл еси, сего ради вопием ти:

Радуйся, жития иноческаго мудрый устроителю.

Радуйся, смирения, целомудрия и нестяжательности ревностный насадителю.

Радуйся, земный ангеле и небесный человече.

Радуйся, к тебе бо, яко мудрому наставнику, искавшии совершенства прибегаху.

Радуйся, яко слову твоему и звери дубравнии внимаху.

Радуйся, злых сердец умягчение.

Радуйся, обители твоея неусыпный попечителю.

Радуйся, Пречистыя Богородицы верный служителю.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 11

Пение умиленное аще и приносим ти, достохвальне Арсение, ничтоже совершаем достойно, но ты, преподобне, покрый наше недостоинство твоим снисхождением и научи ны чистым сердцем воспевати прославившему тя Господу: Аллилуиа.

Икос 11

Светозарным светилом возсиял еси, преподобне Арсение, в пустынях Шилегодстей и Комельстей, аще и преселился еси в последнюю, но не забыл еси посещати и первую, обличая окрестныя люди в нарушении ими заповедей и уставов церковных. Пред концем же живота твоего ты, преподобне, затворился еси в келии твоей и начал еси готовитися; последи же собрал еси братию к смертному одру твоему, моля их имети любовь между собою, благословив же их, мирно предал еси дух твой Богу, и погребен был еси во обители Комельстей, идеже мощи твоя токи чудес изливают, подвизающе взывати тебе:

Радуйся, светило, свет свой от Христа восприявшее.

Радуйся, яко светом тем пустыни осветишася.

Радуйся, заповедей господних строгий исполнителю.

Радуйся, нарушителей оных скорый обличителю.

Радуйся, кончину твою предъузнавый.

Радуйся, мощи твоя во благословение обители давый.

Радуйся, яко мощи сия токи чудес источают.

Радуйся, яко чудеса тая восхваляти тя благодарне подвизают.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 12

Благодати источник святыя мощи твоя имамы и до днесь, блаженне Арсение, аще бо и обитель твоя убежищем инокинь ныне соделана бысть; в Царствии бо Небеснем несть мужеск пол, ни женск, но вси роди, единым сердцем и едиными усты, немолчне славословят подателя всех благ Святаго Духа утешителя, поюще Ему: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твоя подвиги и чудеса, славословим прославльшаго тя Господа и просим тя, преподобне Арсение, освяти, вразуми и научи ны, грешныя, со умилением взывати тебе:

Радуйся, буиих вразумителю.

Радуйся, разслабленных возстановителю.

Радуйся, слепым зрение, глухим слышание, немым разрешение языка даровавый.

Радуйся, трезвости утвердителю.

Радуйся, враждующих примирителю.

Радуйся, совести пробудителю.

Радуйся, душеполезных благ подателю.

Радуйся, не точию обители твоея, но и всея области Вологодския покровителю.

Радуйся, Арсение, Комельский чудотворче.

Кондак 13

О преподобне и богоносне отче наш Арсение, приими от нас недостойных, малое сие моление и богоприятным ходатайством твоим умоли Господа избавити Церковь Православную от безверия, ересей и расколов, Отечество наше от нашествия иноплеменных, от недуга и глада, от всякия скобри и смертоносныя раны, обитель же твою и нас всех от враг видимых и невидимых. Да твоим всемощным заступлением укрепляеми и твоею любовию согреваеми с верою и надеждою благодарне вопием Творцу небесе и земли: Аллилуиа.

Кондак сей глаголи трижды, таже икос 1-й и кондак 1-й.

Молитва

О священная главо, преподобне отче, и преблаженный авво Арсение! Не забуди нищих нас до конца, но поминай всегда во святых твоих и благоприятных молитвах к Богу. Помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих; моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю. Не премолчи за ны ко Господу и не презри нас, верою и любовию чтущих тя, помяни нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас Христу Богу; дана бо тебе благодать за ны молитися. Не мним тя суща мертва, аще телом и преставился еси от нас, но и по смерти убо жив сый пребываеши; не отступай от нас духом, сохраняй нас от стрел вражиих, и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый! Аще мощей твоих рака предо очима и видима есть всегда, но святая твоя душа, со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с небесными силами, у Престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится. Темже к тебе припадаем, и тебе молим, и тебе милися деем, молися о нас всесильному Богу о спасении душ наших, испроси нам время на покаяние, и еже невозбранным прейти от земли на небо; мытарств же горьких воздушных князей и вечныя муки избавитися, и Небесному Царствию наследники быти, со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Ґкafістъ с™0му прпdбному ґрсeнію, комeльскому чудотв0рцу

Кондaкъ №.

И#збрaнный чудотв0рче и3 и3зрsдный ўг0дниче хrтовъ, ґрсeніе прпdбне, восхвалsемъ тS, безм0лвіz, терпёніz и3 нищеты2 дух0вныz ўчи1телz. тh же ћкw и3мёzй дерзновeніе ко гDу, моли2 є3го2 и3збaвити њби1тель твою2 и3 нaсъ, грёшныхъ, t всёхъ бёдъ и3 ск0рбныхъ њбстоsній, да со ўмилeніемъ зовeмъ ти2:

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Јкосъ №.

ҐгGла земнaгw и3 нбcнагw человёка зри1мъ тS, прпdбне; тh бо и3змлaда nц7A нбcнагw возлю1билъ є3си2 и3 томY є3ди1ному в0лю твою2 пораб0тилъ є3си2. сегw2 рaди ўблажaемъ тS си1це:

Рaдуйсz, и3змлaда глaсу б9ію въ с0вэсти внимaвый: рaдуйсz, w4бразъ б9ій въ души2 твоeй въ чистотЁ храни1вый.

Рaдуйсz, земн0е вели1чіе твоE по р0ду ни во что2 вмэни1вый: рaдуйсz, t ю4ности нищетY дух0вную возлюби1вый.

Рaдуйсz, смирeніz ўчи1телю: рaдуйсz, дёвства ревни1телю.

Рaдуйсz, њби1тель прпdнагw сeргіа, ћкw ти1хое пристaнище, и3збрaвый: рaдуйсz, житію2 сeргіеву рeвностнэ подражaвый.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ в7.

Ви1дэвъ въ и4ночествэ њпл0тъ и3 њграждeніе t суеты2 мірскjz и3 душеврeдныхъ п0мыслwвъ, прпdбне, въ ю4ныхъ лётэхъ, потщaлсz є3си2 пріsти на сS агGльский w4бразъ, смирeннэ взывaz всеви1дzщему храни1телю дyшъ и3 тэлeсъ: Ґллилyіа.

Јкосъ в7.

Рaзумъ тв0й, прпdбне џ§е, хrт0вымъ свётомъ просвэти1ти возжелaвъ, вдaлсz є3си2 чтeнію бжcтвенныхъ писaній: ўзрёвъ же п0льзу t сегw2 души2 твоeй, пріsлъ є3си2 трyдъ списовaти сщ7є1нныz кни1ги и3 тёми бли1жнихъ твои1хъ uмудрsти. сицев0му твоемY ўсeрдію дивsщесz, взывaемъ ти2:

Рaдуйсz, пи1щи дух0вныz, пaче тэлeсныz рачи1телю: рaдуйсz, сщ7eнныхъ кни1гъ списaтелю.

Рaдуйсz, њ душeвнэй п0льзэ собрaтій твои1хъ ревновaвый: рaдуйсz, молвы2 житeйскіz и3збэжaвый.

Рaдуйсz, труды2 душеполє1зныz чeстнэ почитaвый: рaдуйсz, и4стиною хrт0вою, ѓки мечeмъ проти1ву врагA душeвнагw сп7сeніz вооружeнный.

Рaдуйсz, сл0вомъ гDнимъ, ћкw хлёбомъ нбcнымъ насыщeнный: рaдуйсz, въ разли1чныхъ послушaніихъ и3спытaнный.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ G.

Си1лою свhше преумудрeнный, ты2 свsте ґрсeніе, и3збрaнъ бhлъ є3си2 во и3гyмена њби1тели бGоноснагw сeргіа, и3 возлагaz надeжду на є3гw2 многом0щное предстaтельство пред8 пrт0ломъ прес™hz трbцы, въ смирeніи и3 пок0рности є3S с™ёй в0ли, со стрaхомъ и3 трeпетомъ взывaлъ є3си2: Ґллилyіа.

Јкосъ G.

И#мёz непрестaнное попечeніе њ ввёренныхъ твоемY води1телству и4ноцэхъ њби1тели сeргіевы, ты2, прпdбне, пeрвэе ўмн0жилъ є3си2 п0двиги тво‰, прилагaz труды2 ко трудHмъ. сегw2 рaди возглашaемъ тебЁ:

Рaдуйсz, совершeннагw терпёніz настaвниче: рaдуйсz, смиренномyдріz проповёдниче.

Рaдуйсz, надeжный и4ночествующихъ руководи1телю: рaдуйсz, прпdбныхъ сeргіа, нjкwна, сaввы и3 пр0чихъ с™hхъ и3гyменwвъ лavры сeргіевы дост0йный пріeмниче.

Рaдуйсz, свэще на свёшнице цRкве рwссjйскіz постaвленнаz: рaдуйсz, и4нокwвъ д0брыхъ w4бразе и3 ўкрашeніе.

Рaдуйсz, бGови вёрный служи1телю: рaдуйсz, прпdбныхъ є3гw2 нбcный сожи1телю.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ д7.

Бyрю внyтрь и3мёz помышлeній сумни1тельныхъ, вели1кій кнsзь васjлій смути1сz, ўзрёвъ тS, прпdбне, и3гyмена вели1кіz лavры въ вeтсэй и3 многошвейнэй wдeжди; ўвёдэвъ же t брaтіи њ твоeмъ вели1цэмъ смирeніи и3 нелицемёрнэй простотЁ, прослaви смири1вшагw себE до кrтныz смeрти гDа, зовhй: Ґллилyіа.

Јкосъ д7.

Слhшавше и4ноцы и3 мірстjи лю1діе њ п0двизэхъ твои1хъ, преслaвнэ ґрсeніе, прославлsху гDа и3 тебE, ћкw є3гw2 ўг0дника. тh же, пребывaz въ лavрэ послушaніz рaди и3 бёгаz слaвы мірскjz, почaсту uдалsлсz є3си2 во њби1тель махри1щскую, и3дёже ўдост0илсz є3си2 kвлeніz слaвы б9іей на мощeхъ прпdбнагw стефaна и3 пaмzть є3гw2 твори1ти ўстaвилъ є3си2. послэди2 же по сл0ву писaніz, взыскyz грzдyщагw грaда, прпdбне, взeмъ с™hй кrтъ и3 їкHну пречcтыz бцdы, тaйнw ўдали1лсz є3си2 въ пустhню, чaz бGа сп7сaющагw. сегw2 рaди пріими2 бlгосерднэ похвалы6 сі‰:

Рaдуйсz, самоtвержeніz ўчи1телю: рaдуйсz, простоты2 хrтіaнскіz храни1телю.

Рaдуйсz, прославлeніz прпdбнагw стефaна свидётелю: рaдуйсz, пaмzти є3гw2 uстанови1телю.

Рaдуйсz, води1тельству пр0мысла б9іz пок0рный: рaдуйсz, бyимъ себE почитaвый.

Рaдуйсz, грaда грzдyщагw и3скaвый: рaдуйсz, г0рлице пустыннолюби1ваz, t мjра въ пустhню возлетёвшаz.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ є7.

БGотeчною ѕвэзд0ю kви1лсz є3си2, бGомyдре ґрсeніе, странЁ волог0дстэй, и3 посели1лсz є3си2 въ вёси мaсленстэй, и3дёже пред8 си1мъ прослaвисz kвлeніемъ їкHна прес™hz бцdы nдіги1тріи, къ нeй же ћкw бlг0й путеводи1льницэ притeклъ є3си2 зовhй въ восхищeніи дух0внэмъ бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ є7.

Ви1дzще вси2 њкрeстніи и3 проходsщіи лю1діе пустhнное твоE житіE и3 п0двиги тво‰, прославлsху гDа, kви1вшаго мjру сицевaго ўг0дника. мh же грёшніи, прин0симъ ти2 похвалы6 сі‰:

Рaдуйсz, ѕвэздо2, странY волог0дскую њсіsвшаz: рaдуйсz, лозо2 вертогрaда сeргіева.

Рaдуйсz, г0рдости прогони1телю: рaдуйсz, и4га хrт0ва носи1телю.

Рaдуйсz, темноты2 нар0дныz просвэти1телю: рaдуйсz, пустhни мaсленскіz пeрвый насeльниче.

Рaдуйсz, њбуревaемыхъ страстьми2 пристaнище бlгоути1шное: рaдуйсz, wби1димыхъ прибёжище надeжное.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ ѕ7.

Проподвёдникъ несумнённагw пути2 ко сп7сeнію kви1лсz є3си2, премyдрэ ґрсeніе, твои1ми труды2, безкорhстіем и3 терпeніемъ, на ни1хже взирaюще, ўсeрднэ слaвимъ дaвшагw ти2 си1лу и3 крёпость гDа, вопію1ще є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ ѕ7.

ВозсіS, ћкw с0лнце въ пустhни мaсленстэй, но бёгаz молвы2 человёческіz, прпdбне, tшeлъ є3си2 въ непрохHдныz дє1бри комє1льскіz, носS смирeніz рaди древsный кrтъ, и3 тY при рэцЁ к0хотши, и3дёже ноша съ рaменъ твои1хъ спадE и3 свётъ нбcный њсіS тS, постaвилъ є3си2 кrтъ и3 посели1лсz є3си2, чaz въ безм0лвіи раб0тати гDеви со стрaхомъ. сегw2 рaди пріими2 похвалы6 сі‰:

Рaдуйсz, промышлeніемъ б9іимъ въ пустhню комeльскую приведeнный: рaдуйсz, свётомъ нбcнымъ здЁ њсіsнный.

Рaдуйсz, пустhню сію2 t всэS души2 возлюби1вый: рaдуйсz, t к0зней врaжескихъ с™hмъ кrт0мъ себE wгради1вый.

Рaдуйсz, покр0ву прес™hz бцdы сS предaвый: рaдуйсz, є3ди1нагw на потрeбу непрестaннэ и3скaвый.

Рaдуйсz, славолю1біz и3скорени1телю: рaдуйсz, соимeнному тебЁ вели1кому ґрсeнію вёрный подражaтелю.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ з7.

ХотS врaгъ р0да человёча и3згнaти тS, прпdбне, и3з8 пустhни комeльскіz, мнHга и3скушє1ніz тебЁ дёzше, но ты2 ћкw твeрдый ґдамaнтъ неизмённе пребывaлъ є3си2 въ любви2 къ пустhни, взывaz къ распsтому за ны2 гDу: Ґллилyіа.

Јкосъ з7.

НHвыz труды2 под8sлъ є3си2, блажeнне ґрсeніе, є3гдA, по внушeнію б9ію, ўстр0ити њби1тель въ пустhни комeльстэй восхотёлъ є3си2 и3 сеS рaди вины2 шeдъ нелёностнэ во грaдъ москвY и3 смирeннэ пред8 џчи царS васjліа іwaнновича предстaвъ, моли1лъ є3си2 њгради1ти uстроsемую њби1тель t њби1дъ и3 uтэснeний, ±же наущeніемъ врaжескимъ дёzша њкрeстніи лю1діе. цaрь же, вёдаz тS ћкw ўг0дника б9іz, и3 и3сполнsz писaніе: толкyщему tвeрзетсz, повелЁ дaти тебЁ грaмоту во њграждeніе њби1тели. за сицєвhz тво‰ труды2 и3 п0двиги вопіeмъ ти2 со ўмилeніемъ:

Рaдуйсz, злaто въ горни1лэ терпёніz и3скушeнное: рaдуйсz, би1сере честнhй, t сквeрны грэх0вныz безм0лвіемъ њчищeнный.

Рaдуйсz, пустhнныхъ њби1телей њсновaтелю: рaдуйсz, вражды2 и3 нестроeніz uстрани1телю.

Рaдуйсz, сeрдце царeво на ми1лость преклони1вый: рaдуйсz, безм0лвіе твоE рaди спасeніz бли1жнихъ наруши1вый.

Рaдуйсz, прибэгaющымъ къ тебЁ въ нуждaхъ ўсeрдный пом0щниче: рaдуйсz, сyщымъ въ напaстэхъ ск0рый застyпниче.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ }.

Стрaннымъ твои1мъ житіeмъ, прпdбне, пyстынz комeльскаz њзари1сz, є3мyже внимaюще, ўстрани1мсz мjра, ќмъ на нб7сA возл0жше, ѓще бо сп7сeніz душeвнагw рaди и3 ўдали1лсz є3си2 въ пустhню, но мн0зи пустыннолю1бцы сокр0вищами души2 твоеS привлeклъ є3си2, съ ни1миже нhнэ въ невечeрнемъ свётэ слaдкw воспэвaеши свэтоподaтелю хrтY: Ґллилyіа.

Јкосъ }.

Вeсь и3сп0лненъ бhлъ є3си2 любвE къ бGу и3 бли6жнимъ твои6мъ, свsте ґрсeніе, и3 сегw2 рaди безр0потнэ принимaлъ є3си2 неисчє1тныz њби6ды t гонsщихъ тS и3з8 пустhни. є3гдA же врeменнэ tшeдшу ти2 и3з8 кeліи твоeй, лю1діе нечести1віи напад0ша на ню2 и3 келeйнагw твоегw2 стaрца ўби1ша, ты2, прпdбне, въ вели1цэй ск0рби и3 потери брaта и3 њ дух0внэй поги1бели тёхъ бyіихъ людeй, дaлъ є3си2 мёсто гнёву и3 ўдали1лсz є3си2 за три1десzть п0прищъ въ дeбрь шилег0дскую, и3дёже пожи1лъ є3си2 въ совершeннэмъ безм0лвіи, д0ндеже tкрhтъ бhлъ є3си2 ловцeмъ ѕвэрeй. сицев0му терпёнію дивsщесz, возглашaемъ ти2:

Рaдуйсz, любвE хrт0вы вёрный носи1телю: рaдуйсz, сп7си1тельнагw долготерпёніz ўчи1телю.

Рaдуйсz, wби6ды, ћкw воздаsніе за грэхи2, пріимaвый: рaдуйсz, содёzнное тебЁ ѕло2 неѕл0біемъ покрhвый.

Рaдуйсz, пустhню шилег0дскую житіeмъ твои1мъ њс™и1вый: рaдуйсz, kвлeніемъ твои1мъ ѕвэрeй дубрaвныхъ ўдиви1вый.

Рaдуйсz, неви1ннw стрaждущихъ твои1мъ примёромъ ўкрэпи1вый: рaдуйсz, сирыхъ и3 ўб0гихъ покрови1телю.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ f7.

Всsкую нaшу ск0рбь ўтоли2 твоeю многомощную п0мощію, прпdбне ґрсeніе, и3 и3спроси2 нaмъ ў гDа си1лу и3 крёпость понести2 кrтъ св0й до концA животA, взывaz вLцэ всёхъ: Ґллилyіа.

Јкосъ f7.

Вэт‡z многовэщ†нныz, ћкw ры6бы безгл†сныz, ви1димъ њ тебЁ, бGомyдре ґрсeніе, недоумёютъ бо дост0йнэ восхвали1ти тво‰ п0двиги. мh же грёшніи, люб0вію къ тебЁ подвизaеміи, дерзaемъ ўблажaти тS си1це:

Рaдуйсz, пустhнникwвъ дрeвнихъ, ґнтHніа, пavла, герaсіма нелицемёрный подражaтелю: рaдуйсz, хrтA, нE и3мёвшагw гдЁ главы2 преклони1ти, твeрдый послёдователю.

Рaдуйсz, t ѕвэрeй лю1тыхъ почитaемый: рaдуйсz, t людeй ѕвэронрaвныхъ гони1мый.

Рaдуйсz, ловцY ѕвэрeй себE kви1вый: рaдуйсz, безкорhстіемъ и3 прозорли1востію ловцA того2 порази1вый.

Рaдуйсz, н0вую њби1тель въ дeбри шилег0дстэй њсновaвый: рaдуйсz, ћкw си1лою моли1твъ твои1хъ њби1тель тA со всёми притeкшими къ нeй t нашeствіz татaръ спасeсz.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ ‹.

Спасти2 хотS дyшу твою2 на мёстэ, бGомъ uкaзанномъ ти2, свsте ґрсeніе, вознамeрилсz є3си2 возврати1тисz въ любезную тебЁ пустhню комeльскую и3 здЁ њби1тель ўстр0ити: пeрвэе же ты2 напрaвилъ є3си2 стwпы2 тво‰ во грaдъ москвY къ цaрю васjлію їwaнновичу: и3спроси1въ же t негw2 н0вую грaмоту рaди пустhни комeльскіz, со ўченик0мъ герасімомъ tшeлъ є3си2 и3з8 њби1тели шилег0дскіz на прeжнее мёсто въ пустhню комeльскую и3 начaлъ є3си2 ўстроsти њби1тель во слaву и3 чeсть прес™hz бцdы, ю4же, ћкw непрестaнную пом0щницу и3 ск0рую застyпницу прославлsz, съ вёрою и3 надeждою взывaлъ є3си2 бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ ‹.

СтэнA є3си2 крёпкаz њби1тели твоeй и3 всBмъ прибэгaющымъ, прпdбне ґрсeніе, твои1мъ бо с™hмъ житіeмъ мнHгіz въ пустhню привлeклъ є3си2, сегw2 рaди вопіeмъ ти2:

Рaдуйсz, житіS и4ноческагw мyдрый ўстрои1телю: рaдуйсz, смирeніz, цэломyдріz и3 нестzжaтельности рeвностный насади1телю.

Рaдуйсz, земнhй ѓгGле и3 нбcный человёче: рaдуйсz, къ тебё бо, ћкw мyдрому настaвнику, искaвшіи совершeнства прибэгaху.

Рaдуйсz, ћкw сл0ву твоемY и3 ѕвёри дубрaвніи внимaху: рaдуйсz, ѕлhхъ сердeцъ uмzгчeніе.

Рaдуйсz, њби1тели твоеS неусhпный попечи1телю: рaдуйсz, пречcтыz бцdы вёрный служи1телю.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ №i.

Пёніе ўмилeнное ѓще и3 прин0симъ ти2, достохвaльне ґрсeніе, ничт0же совершaемъ дост0йнw, но ты2, прпdбне, покрhй нaше недост0инство твои1мъ снисхождeніемъ и3 научи2 ны2 чи1стымъ сeрдцемъ воспэвaти прослaвившему тS гDу: Ґллилyіа.

Јкосъ №i.

Свэтозaрнымъ свэти1ломъ возсіsлъ є3си2, прпdбне ґрсeніе, въ пустhнzхъ шилег0дстэй и3 комeльстэй, ѓще и3 пресели1лсz є3си2 въ послёднюю, но не забhлъ є3си2 посэщaти и3 пeрвую, њбличaz nкрє1стныz лю1ди въ нарушeніи и4ми зaповэдей и3 ўстaвwвъ цRк0вныхъ. пред8 концeмъ же животA твоегw2 ты2, прпdбне, затвори1лсz є3си2 въ кeліи твоeй и3 начaлъ є3си2 гот0витисz. послэди2 же собрaлъ є3си2 брaтію къ смeртному nдрY твоемY, молS и4хъ и3мёти люб0вь междY соб0ю, бlгослови1въ же и4хъ, ми1рнw прeдалъ є3си2 дyхъ тв0й бGу, и3 погребeнъ бhлъ є3си2 во њби1тели комeльстэй, и3дёже м0щи тво‰ тHки чудeсъ и3зливaютъ, подвизaюще взывaти тебЁ:

Рaдуйсz, свэти1ло, свётъ св0й t хrтA воспріsвшее: рaдуйсz, ћкw свётомъ тeмъ пусты6ни њсвэти1шасz.

Рaдуйсz, зaповэдей гDнихъ стр0гій и3сп0лнителю: рaдуйсz, наруши1телей џныхъ ск0рый њбличи1телю.

Рaдуйсz, кончи1ну твою2 пред8узнавый: рaдуйсz, м0щи тво‰ во бlгословeніе њби1тели дaвый.

Рaдуйсz, ћкw м0щи сі‰ тHки чудeсъ и3сточaютъ: рaдуйсz, ћкw чудесA т†z восхвалsти тS бlгодaрнэ подвизaютъ.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ в7i.

Благодaти и3ст0чникъ с™ы6z м0щи тво‰ и4мамы и3 до днeсь, бlжeнне ґрсeніе, ѓще бо и3 њби1тель твоS uбёжищемъ и4нокинь нhнэ содёлана бhсть: въ цrтвіи бо нбcнэмъ нёсть мyжескъ п0лъ, ни жeнскъ, но вси2 р0ди, є3ди1нымъ сeрдцемъ и3 є3ди1ными ўсты2, нем0лчнэ славосл0вzтъ подaтелz всёхъ бл†гъ с™aгw д¦а ўтёшителz, пою1ще є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ в7i.

Пою1ще тво‰ п0двиги и3 чудесA, славосл0вимъ прослaвльшаго тS гDа и3 пр0симъ тS, прпdбне ґрсeніе, њсвzти2, вразуми2 и3 научи2 ны2, грBшныz, со ўмилeніемъ взывaти ти2:

Рaдуйсz, бyіихъ вразуми1телю: рaдуйсz, разслaбленныхъ возстанови1телю.

Рaдуйсz, слепы6мъ зрёніе, глухи6мъ слhшаніе, нэмы6мъ разрэшeніе љзhка даровaвый: рaдуйсz, трeзвости ўтверди1телю.

Рaдуйсz, враждyющихъ примири1телю: рaдуйсz, с0вэсти пробуди1телю.

Рaдуйсz, душеполeзныхъ бл†гъ подaтелю: рaдуйсz, не т0чію њби1тели твоеS, но и3 всёz w4бласти волог0дскіz покрови1телю.

Рaдуйсz, ґрсeніе, комельский чудотв0рче.

Кондaкъ Gi.

Q прпdбне и3 бGоносне џ§е нaшъ ґрсeніе, пріими2 t нaсъ недост0йныхъ, мaлое сіE молeніе и3 бGопріsтнымъ ходaтайствомъ твои1мъ ўмоли2 гDа и3збaвити цRковь правослaвную t безвёріz, є3ресeй и3 раск0лwвъ, nтeчество нaше t нашeствіz и3ноплемeнныхъ, t недyга и3 глaда, t всsкіz скобри и3 смертон0сныz рaны, њби1тель же твою2 и3 нaсъ всёхъ t вр†гъ ви1димыхъ и3 невиди1мыхъ. да твои1мъ всем0щнымъ заступлeніемъ ўкрэплsеми и3 твоeю люб0вію согрэвaеми съ вёрою и3 надeждою бlгодaрнэ вопіeмъ творцY нб7сE и3 земли2: Ґллилyіа.

Сeй кондaкъ глаг0ли три1жды, посeмъ №-й јкосъ и3 №-й кондaкъ.

Моли1тва.

Q сщ7eннаz главо2, прпdбне џ§е, и3 преблажeнный ѓвво ґрсeніе! не забyди ни1щихъ нaсъ до концA, но поминaй всегдA во с™hхъ твои1хъ и3 бlгопріsтныхъ мlтвахъ къ бGу. помzни2 стaдо твоE, є4же сaмъ ўпaслъ є3си2, и3 не забyди посэщaти чaдъ твои1хъ: моли2 за ны2, џ§е сщ7eнный, за дёти тво‰ духHвныz, ћкw и3мёzй дерзновeніе къ нбcному цRю. не премолчи2 за ны2 ко гDу и3 не прeзри нaсъ, вёрою и3 люб0вію чтyщихъ тS, помzни2 нaсъ недост0йныхъ ў пrт0ла вседержи1телева, и3 не престaй молsсz њ нaсъ хrтY бGу: данa бо тебЁ блгdть за ны2 моли1тисz. Не мни1мъ тS с{ща мeртва, ѓще тёломъ и3 престaвилсz є3си2 t нaсъ, но и3 по смeрти ќбw жи1въ сhй пребывaеши: не tступaй t нaсъ дyхомъ, сохранsй нaсъ t стрёлъ врaжіихъ, и3 всsкіz прeлести бэс0вскіz и3 к0зней діaвольскихъ, пaстырю нaшъ д0брый! ѓще мощeй твои1хъ рaка пред8 nчи1ма и3 ви1дима є4сть всегдA, но с™az твоS душA, со агGльскими в0инствы, со безпл0тными ли1ки, съ нбcными си1лами, ў пrт0ла вседержи1телева предстоsщи, дост0йнw весели1тсz. тёмже къ тебЁ припaдаемъ, и3 тебЁ м0лимъ, и3 тебЁ ми1лисz дёемъ, моли1сz њ нaсъ всеси1льному бGу њ сп7сeніи дyшъ нaшихъ, и3спроси2 нaмъ врeмz на покаsніе, и3 є4же невозбрaннымъ прейти2 t земли2 на нб7о, мытaрствъ же г0рькихъ воздyшныхъ кнzзeй и3 вёчныz мyки и3збaвитисz, и3 нбcному цrтвію наслёдники бhти, со всёми прaведными, t вёка ўгоди1вшими гDу нaшему ї}су хrтY, є3мyже подобaетъ всsкаz слaва, чeсть и3 поклонeніе, нhнэ и3 при1снw и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Краткое житие преподобного Арсения Комельского

Ро­дил­ся в Москве во вто­рой по­ло­вине XV ве­ка. Уже в от­ро­че­ских ле­тах пре­по­доб­ный же­лал оста­вить су­е­ту ми­ра и по­свя­тить свою жизнь слу­же­нию Бо­гу. До­стиг­нув со­вер­шен­но­ле­тия, пре­по­доб­ный Ар­се­ний при­шел в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, где и при­нял мо­на­ше­ский по­стриг.

В оби­те­ли свя­той со­вер­шен­но пре­дал се­бя ино­че­ским тру­дам, с усер­ди­ем вы­пол­няя мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния на скот­ном дво­ре и в хлеб­ной. По сво­е­му сми­ре­нию он счи­тал се­бя по­след­ним и слу­гой для всех. Тру­да­ми и по­стом пре­по­доб­ный Ар­се­ний из­ну­рял свою те­ло, умерщ­вляя стра­сти, и в то же вре­мя он ста­рал­ся укре­пить свою ду­шу мо­лит­вой, чте­ни­ем Свя­щен­но­го Пи­са­ния, и ду­ше­спа­си­тель­ных книг, ко­то­рые свя­той пе­ре­пи­сы­вал для сво­е­го мо­на­сты­ря и для дру­гих церк­вей.

В 1525–1527 гг. св. Ар­се­ний был игу­ме­ном Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры. В этом сане он не из­ме­нил сво­ей люб­ви к по­сту и ни­ще­те: но­сил ветхую одеж­ду, слу­жил всем и тру­дил­ся бо­лее всех.

В 1527 г., стре­мясь к по­дви­гу без­мол­вия, пре­по­доб­ный тай­но оста­вил мо­на­стырь и ушел в го­мель­ский лес. Здесь, на бе­ре­гу ре­ки Кох­тыш, свя­той ос­но­вал оби­тель в честь По­ло­же­ния ри­зы Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Влахерне. В слу­же­нии Бо­гу и ближ­ним, в тру­де и мо­лит­ве про­шла жизнь пре­по­доб­но­го Ар­се­ния. 24 ав­гу­ста 1550 г., при­ча­стив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, пре­по­доб­ный Ар­се­ний мир­но ото­шел Гос­по­ду. Вско­ре по­сле пра­вед­ной его кон­чи­ны у гроб­ни­цы свя­то­го ста­ли со­вер­шать­ся чу­дес­ные ис­це­ле­ния от раз­лич­ных бо­лез­ней.

Полное житие преподобного Арсения Комельского

Пре­по­доб­ный Ар­се­ний ро­дил­ся в Москве в по­след­ней по­ло­вине XV ве­ха, но в ко­то­ром имен­но го­ду – неиз­вест­но, по про­ис­хож­де­нию был из ро­да бо­яр Са­ха­ру­со­вых. Он ра­но на­чал тя­го­тить­ся шу­мом сто­ли­цы и по­чув­ство­вал отвра­ще­ние к мир­ской жиз­ни, хо­тя по пра­вам рож­де­ния мог иметь в ней боль­шие успе­хи, при­об­ре­сти честь и бо­гат­ство. Его юное серд­це, еще не свя­зан­ное ни­ка­ки­ми жи­тей­ски­ми уза­ми, сво­бод­ное от всех мир­ских при­стра­стий, го­ре­ло лю­бо­вью к од­но­му Бо­гу, стре­ми­лось все­це­ло по­свя­тить се­бя на слу­же­ние Ему. И оби­тель Св. Тро­и­цы, про­слав­лен­ная по­дви­га­ми сво­е­го ос­но­ва­те­ля пре­по­доб­но­го Сер­гия, уже при­чис­лен­но­го то­гда к ли­ку свя­тых, пред­став­ля­лась ему луч­шим для то­го ме­стом, по­это­му юный бо­ярин и при­нял в ней ино­че­ское по­стри­же­ние.

Нелег­ка бы­ла жизнь для мо­ло­дых и но­во­на­чаль­ных ино­ков в мно­го­люд­ной оби­те­ли Сер­ги­е­вой. Кро­ме стро­го­го ис­пол­не­ния обя­за­тель­но­го для всех по­всед­нев­но­го мо­на­ше­ско­го пра­ви­ла, каж­дый инок дол­жен был прой­ти длин­ный ряд раз­лич­ных по­слу­ша­ний, на­чи­ная с са­мых низ­ших и труд­ных: служ­бы на скот­ном дво­ре, в мо­на­стыр­ских ого­ро­дах и по­лях, при­врат­ни­ком, в по­варне и на хлебне, в брат­ской тра­пе­зе и церк­ви. При этом инок со­вер­шен­но от­ре­кал­ся от сво­ей во­ли и под­чи­нял се­бя во­ле стар­ца-на­став­ни­ка, по­ка на­ко­нец до­сти­гал пра­ва поль­зо­вать­ся услу­га­ми дру­гих в ти­шине сво­ей кел­лии.

Мо­ло­дой инок Ар­се­ний со­вер­шен­но пре­дал се­бя ино­че­ским тру­дам, со всем усер­ди­ем и с юно­ше­ским жа­ром он на­чал про­хо­дить мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния: в чис­ле пер­вых при­хо­дил в цер­ковь и все­гда пер­вым яв­лял­ся на по­слу­ша­ни­ях, охот­но ис­пол­няя и то, че­го не успе­ва­ли или не хо­те­ли сде­лать дру­гие, по сво­е­му сми­ре­нию счи­тая се­бя по­след­ним в оби­те­ли и слу­гою всех. Тру­да­ми и по­стом из­ну­ряя те­ло и умерщ­вляя стра­сти, он в то же вре­мя ста­рал­ся укреп­лять ду­шу свою мо­лит­вою, чте­ни­ем ду­ше­по­лез­ных книг и пе­ре­пи­сы­ва­ни­ем их, то для сво­е­го мо­на­сты­ря, то для дру­гих церк­вей. Как дра­го­цен­ный па­мят­ник его тру­дов, до­ныне со­хра­ни­лось в его оби­те­ли Еван­ге­лие, на­пи­сан­ное им в Сер­ги­е­вом мо­на­сты­ре в 1506 го­ду, на ко­то­ром мож­но про­чи­тать та­кую сми­рен­ную над­пись: «Пи­сал Еван­ге­лие мно­го­греш­ный чер­нец Ар­се­ньиш­ко Са­ха­ру­сов». Та­кая при­мер­ная тру­же­ни­че­ская жизнь и вы­со­кие доб­ро­де­те­ли не мог­ли не снис­кать ему все­об­щей люб­ви и ува­же­ния. И ко­гда в 1525 го­ду, в сен­тяб­ре ме­ся­це, игу­мен Пор­фи­рий от­ка­зал­ся от управ­ле­ния мо­на­сты­рем, все бра­тия еди­но­глас­но из­бра­ли пре­по­доб­но­го Ар­се­ния на его ме­сто как са­мо­го до­стой­но­го. Но это из­бра­ние, лест­ное для дру­гих, по­ка­за­лось сми­рен­но­му по­движ­ни­ку тя­же­лым бре­ме­нем, ко­то­рое он со­гла­сил­ся при­нять на се­бя толь­ко из по­слу­ша­ния, ра­ди мо­ле­ния и ра­ди слез бра­тии. В сане игу­ме­на бо­га­то­го мо­на­сты­ря Ар­се­ний не из­ме­нил сво­ей люб­ви к ни­ще­те и по­сту и честь игу­мен­ства сво­е­го по­став­лял в том толь­ко, чтобы слу­жить всем и тру­дить­ся бо­лее дру­гих. Оте­че­ски за­бо­тясь о до­воль­стве и успо­ко­е­нии бра­тии, пре­по­доб­ный Ар­се­ний за­бы­вал о са­мом се­бе и не за­ме­чал то­го, что одеж­да его по­кры­та за­пла­та­ми и ху­же всех, да­же то­гда, ко­гда встре­чал и при­ни­мал при­хо­див­ших в мо­на­стырь кня­зей и бо­яр. «Что это зна­чит, что игу­мен ваш хо­дит в та­кой ху­дой одеж­де?» – спра­ши­вал бра­тию ве­ли­кий князь Ва­си­лий Иоан­но­вич, уви­дев­ши Ар­се­ния во вре­мя по­се­ще­ния оби­те­ли ед­ва не в ру­би­ще. «На­став­ник наш – ис­тин­ный раб Бо­жий и жи­вет в Бо­ге; он ду­ма­ет толь­ко о том, как бы оста­вить нас и уда­лить­ся в пу­сты­ню на без­мол­вие», – ска­за­ли в от­вет бра­тия и про­си­ли ве­ли­ко­го кня­зя, чтобы убе­дил их игу­ме­на остать­ся с ни­ми. Ва­си­лию Иоан­но­ви­чу и са­мо­му бы­ло жаль, ес­ли оби­тель ли­шит­ся та­ко­го на­сто­я­те­ля, по­это­му он стал про­сить пре­по­доб­но­го Ар­се­ния остать­ся в оби­те­ли, на что тот и со­гла­сил­ся, по­сты­див­шись огор­чить от­ка­зом вы­со­ко­го по­се­ти­те­ля, хо­тя и силь­но же­лал уда­лить­ся в пу­сты­ню.

В то вре­мя мно­гие окрест­ные мо­на­сты­ри и пу­сты­ни бы­ли под­чи­не­ны Тро­иц­ко­му мо­на­сты­рю, и игу­мен Тро­иц­кий на­блю­дал за их хо­зяй­ством и об­ра­зом жиз­ни бра­тии. Пре­по­доб­ный Ар­се­ний и эту обя­зан­ность ста­рал­ся ис­пол­нять в точ­но­сти. Несмот­ря на то, что мно­го­люд­ство его соб­ствен­но­го мо­на­сты­ря тре­бо­ва­ло неусып­ных тру­дов и над­зо­ра со сто­ро­ны игу­ме­на, он на­хо­дил еще вре­мя по­се­щать и эти мо­на­сты­ри, чтобы лич­но на­блю­дать за ни­ми и собст­вен­ным при­ме­ром ру­ко­во­дить бра­тию. Осо­бен­но он лю­бил по­се­щать оби­тель совре­мен­ни­ка Сер­гия пре­по­доб­но­го Сте­фа­на Махри­щско­го, на­хо­див­шу­ю­ся в 35-ти вер­стах от Тро­иц­кой, чтобы в ее пу­стын­ном без­мол­вии хо­тя несколь­ко успо­ко­ить­ся и при­об­ре­сти но­вые си­лы к про­хож­де­нию сво­ей мно­го­труд­ной долж­но­сти. Там од­на­жды махри­щский игу­мен Иона объ­явил ему, что бла­го­го­вей­ный инок Гер­ман, уже сто­лет­ний ста­рец, вы­шед­ши но­чью из сво­ей кел­лии, уви­дел огонь, го­ря­щий под дре­вес­ны­ми вет­вя­ми над ме­стом по­гре­бе­ния пре­по­доб­но­го Сте­фа­на, и то­гда, ужас­нув­шись необы­чай­но­сти яв­ле­ния, по­спе­шил ска­зать ему о том, что и он сам из ок­на сво­ей кел­лии уви­дел тот огонь, как бы луч све­та, си­яв­ший от мо­ги­лы Сте­фа­на. Пре­по­доб­ный Ар­се­ний, при­няв это за зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей, да­ро­ван­ной пре­по­доб­но­му Сте­фа­ну, при­ка­зал по­ста­вить над его мо­ги­лой гроб­ни­цу, осе­нять ее по­кро­вом и воз­жечь пред ней боль­шую све­чу, за­тем, со­вер­шив со­борне Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, уста­но­вил, чтобы с тех пор еже­год­но празд­но­ва­лась в оби­те­ли па­мять пре­по­доб­но­го.

Ес­ли бы пре­по­доб­ный Ар­се­ний не был воз­ве­ден на вы­со­кую сте­пень игу­ме­на и оста­вал­ся по-преж­не­му в чис­ле брат­ства, не об­ра­щая на се­бя осо­бен­но­го вни­ма­ния дру­гих, то, мо­жет быть, он и не по­ду­мал бы ни­ко­гда оста­вить Тро­иц­кую оби­тель, в ко­то­рой при­нял ино­че­ское по­стри­же­ние, дал обе­ща­ние пре­бы­вать до смер­ти и про­вел уже столь­ко лет. Но на­чаль­ство над бра­ти­ей, неиз­беж­ные от­но­ше­ния с бо­га­ты­ми и силь­ны­ми ми­ра, все­об­щий по­чет и ува­же­ние, ока­зы­ва­е­мое ему как пре­ем­ни­ку Сер­ги­е­ву, ле­жа­ло тя­же­лым бре­ме­нем на сми­рен­ной ду­ше по­движ­ни­ка. Ча­сто вспо­ми­нал он о сво­ей преж­ней жиз­ни, ко­гда, ни­чем не раз­вле­ка­е­мый и за­бо­тясь толь­ко о са­мом се­бе, он мог все­це­ло пре­да­вать­ся бо­го­мыс­лию, лю­бовь к пу­сты­ни и без­мол­вию на­ча­ла воз­го­рать­ся в его серд­це все бо­лее и бо­лее, по­ка на­ко­нец пре­по­доб­ный, бу­дучи не в си­лах про­ти­вить­ся вле­че­нию сво­е­го серд­ца и зная, что ве­ли­кий князь и все бра­тия не со­гла­сят­ся от­пу­стить его, ре­шил­ся тай­но оста­вить свое ме­сто и уда­лить­ся в незна­ко­мые ме­ста, чтобы в уеди­не­нии все­це­ло по­свя­тить се­бя на слу­же­ние еди­но­му Бо­гу.

На­слы­шав­шись о неиз­ме­ри­мых ле­сах се­ве­ра и зная, что еще при пре­по­доб­ном Сер­гии и с его бла­го­сло­ве­ния из Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря ушли ту­да неко­то­рые и ос­но­ва­ли там соб­ствен­ные мо­на­сты­ри и пу­сты­ни, пре­по­доб­ный Ар­се­ний в 1527 (или в 1529) го­ду вы­шел из мо­на­сты­ря и на­пра­вил свой путь в эту сто­ро­ну, для него со­вер­шен­но неиз­вест­ную. Он обо­шел мно­го ле­сов и пу­стын­ных де­брей, ища для се­бя удоб­но­го ме­ста, и на­ко­нец, ру­ко­во­ди­мый Про­мыс­лом, до­стиг Во­ло­год­ской стра­ны. Здесь, неза­дол­го пред тем вре­ме­нем (око­ло 1525 го­да), в рас­сто­я­нии 40 верст к се­ве­ро-за­па­ду от г. Во­лог­ды, в вер­хо­вьях ма­лой реч­ки Ба­бай­ки яви­лась чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии. Услы­шав об этом но­вом зна­ме­нии ми­ло­сер­дия Бо­жия, пре­по­доб­ный Ар­се­ний по­шел в то пу­стын­ное ме­сто, где яви­лась ико­на, и, со­ору­див се­бе ма­лую кел­лию, стал под­ви­зать­ся в ней в по­сте и мо­лит­ве. Но со вре­ме­ни яв­ле­ния св. ико­ны пу­стын­ное ме­сто пе­ре­ста­ло быть без­молв­ным от мно­же­ства при­хо­див­ших ту­да бо­го­моль­цев, по­это­му, про­быв здесь несколь­ко вре­ме­ни, он оста­вил свою кел­лию в ос­но­ва­ние бу­ду­щей Мяс­лян­ской пу­сты­ни и сно­ва по­шел стран­ство­вать по бо­ло­там и де­брям Ко­мель­ско­го ле­са, усерд­но про­ся Гос­по­да, чтобы Он Сам ука­зал ему ме­сто для жи­тель­ства.

И через неко­то­рое вре­мя в гу­стой ча­ще ле­са, у сли­я­ния ре­чек Ле­жа и Кох­тыш, в 40 вер­стах от Во­лог­ды, с его плеч со­рва­ло но­шу. Пре­по­доб­ный при­сел от­дох­нуть и вдруг уви­дел необык­но­вен­ный свет, оза­рив­ший окрест­ность. Ура­зу­мев от­кро­ве­ние Бо­жие, свя­той Ар­се­ний на ме­сте яв­ле­ния све­та по­стро­ил се­бе неболь­шую кел­лию и на­чал под­ви­зать­ся в по­сте и мо­лит­ве, дни про­во­дя в тру­де, а но­чи – в бде­нии. Он ду­мал, что за­шел в та­кую лес­ную глушь, в ко­то­рой ни­кто уже его не по­тре­во­жит и не на­ру­шит его без­мол­вия, но, вид­но, нет на зем­ле та­ко­го ме­ста, где бы ис­ку­ше­ние не мог­ло по­стиг­нуть че­ло­ве­ка. «Ви­дев­ше се­бе бе­си по­ру­га­ни бы­ва­е­мы от бла­жен­на­го Ар­се­ния и из­го­ни­ми от ме­ста то­го свя­та­го, воз­дви­го­ша брань на него и мно­га ис­ку­ше­ния и до­са­жде­ния свя­тый пре­тер­пе от них», – го­во­рит опи­са­тель его жи­тия. Не воз­мог­ши по­бе­дить по­движ­ни­ка са­ми, неви­ди­мые вра­ги на­сы­ла­ли на него ви­ди­мых в ли­це окрест­ных жи­те­лей, воз­буж­дая в них за­висть и гнев про­тив свя­то­го. Кресть­яне, хо­див­шие сю­да то для руб­ки ле­са, то для зве­ри­ной и рыб­ной лов­ли, со­чли се­бе по­ме­хой уеди­нен­ную кел­лию пу­стын­ни­ка, опа­са­ясь, чтобы со вре­ме­нем она не раз­рос­лась в мо­на­стыр­ское об­ще­жи­тие и не овла­де­ла окрест­ны­ми зем­ля­ми. Чтобы из­гнать его из пу­сты­ни и удер­жать за со­бой зем­лю, они ста­ли на­но­сить пре­по­доб­но­му раз­лич­ные оби­ды и при­тес­не­ния. Сми­рен­ный ста­рец про­ти­во­по­став­лял им сна­ча­ла хри­сти­ан­ское тер­пе­ние и кро­тость, ста­ра­ясь по­бе­дить их зло­бу сво­ей лю­бо­вью; по­том, ко­гда при­тес­не­ния сде­ла­лись слиш­ком ча­сты и невы­но­си­мы, так что од­на­жды злые лю­ди, при­шед­ши в кел­лию и не за­став­ши в ней са­мо­го Ар­се­ния, уби­ли жив­ше­го с ним ке­лей­но­го его стар­ца, то­гда он, по сло­ву апо­сто­ла, дал ме­сто гне­ву (Рим.12,19) и, оста­вив­ши Ко­мель­скую пу­сты­ню, уда­лил­ся от­ту­да верст за трид­цать в ди­кий Ши­ле­гон­ский лес, на реч­ку Шин­гор. Пол­ное уеди­нение это­го ме­ста вполне со­от­вет­ство­ва­ло сер­деч­но­му вле­че­нию свя­то­го Ар­се­ния слу­жить Гос­по­ду в без­вест­ной пу­сты­ни. И, при­ла­гая тру­ды к тру­дам и по­дви­ги к по­дви­гам, бла­жен­ный по­движ­ник, как ог­нем, го­рел лю­бо­вью к Бо­гу, впе­рив к небу ум свой. Но сколь­ко ни нра­ви­лась ему эта уеди­нен­ная жизнь и как он ни рад был сво­е­му без­мол­вию, оно ско­ро долж­но бы­ло пре­кра­тить­ся.

Гос­подь, не же­лая до­ле остав­лять све­тиль­ни­ка Сво­е­го как бы под спу­дом, вос­хо­тел, чтобы это ду­хов­ное со­кро­ви­ще обо­га­ти­ло и дру­гих и чтобы по­дви­ги его по­слу­жи­ли при­ме­ром и на­зи­да­ни­ем для мно­гих. Кре­стья­нин Алек­сей Охо­тин один раз при­шел в Ши­ле­гон­ский лес с со­ба­ка­ми ло­вить зве­рей, и со­ба­ки от­бе­жа­ли от него, и он, отыс­ки­вая их, неча­ян­но на­брел на кел­лию от­шель­ни­ка. Ста­рец при­нял его с оте­че­ской лю­бо­вью и стал спра­ши­вать у него, как он на­шел его кел­лию, так как пре­по­доб­ный до него не ви­дел в ле­су ни од­но­го че­ло­ве­ка и не знал, да­ле­ко ли на­хо­дят­ся се­ле­ния. Ко­гда охот­ник рас­ска­зал ему по­дроб­но обо всем, то пре­по­доб­ный, ви­дя в нем че­ло­ве­ка про­сто­го и доб­ро­го, дол­го бе­се­до­вал с ним, по­учая стра­ху Бо­жию, и, от­пус­кая, он ве­лел ему ис­кать со­бак по реч­ке Шин­го­ре на мысу Кри­ви­ке и при этом ска­зал: «Там най­дешь их с боль­шой до­бы­чей». Уди­вил­ся охот­ник про­зор­ли­во­сти стар­ца, ко­гда в са­мом де­ле на­шел сво­их со­бак с до­бы­чей имен­но на том ме­сте, где ска­зал ему пре­по­доб­ный. До­бы­чей, пой­ман­ной со­ба­ка­ми, бы­ла до­ро­гой це­ны ли­си­ца, с ко­то­рой охот­ник тот­час же воз­вра­тил­ся к кел­лии стар­ца и про­сил его при­нять ее в дар, но ста­рец от­ка­зал­ся от по­дар­ка и по­со­ве­то­вал жерт­во­ва­те­лю упо­тре­бить це­ну ее на ми­ло­сты­ню. Через это­го охот­ни­ка кел­лия Ар­се­ния сде­ла­лась из­вест­ной, и один за дру­гим ста­ли при­хо­дить к нему из окрест­но­сти для ду­хов­ных бе­сед мо­на­хи и ми­ряне. Ста­рец всех при­ни­мал с оте­че­ской лю­бо­вью, по­учал всем серд­цем лю­бить Гос­по­да, про­лив­ше­го за нас кровь Свою на Кре­сте, и ближ­них как са­мих се­бя. Ко­гда неко­то­рые из по­се­ти­те­лей, же­лая по­сто­ян­но иметь его сво­им на­став­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем в ду­хов­ной жиз­ни, ста­ли при­ни­мать от него по­стри­же­ние и се­лить­ся близ его кел­лии, пре­по­доб­ный Ар­се­ний во­дру­зил крест и по­ст­ро­ил ча­сов­ню для об­щей мо­лит­вы. Та­ким об­ра­зом в дре­му­чем Ши­ле­гон­ском ле­су со­ста­ви­лось брат­ство лю­би­те­лей без­мол­вия и ос­но­ва­лась пу­сты­ня, из­вест­ная впос­лед­ствии под на­зва­ни­ем Алек­сан­дро-Ко­ро­ви­ной (позд­нее Тро­иц­кая пу­стын­ская цер­ковь).

Уже око­ло се­ми лет пре­по­доб­ный Ар­се­ний под­ви­зал­ся в Ши­ле­гон­ском ле­су, до­­воль­ный его без­мол­ви­ем, как в 1538 го­ду ка­зан­ские та­та­ры неожи­дан­но вторг­лись в Во­ло­год­ские пре­де­лы, сжи­гая се­ле­ния, а без­за­щит­ных жи­те­лей гра­бя, уби­вая и уво­дя неко­то­рых с со­бою в нево­лю. Ужас рас­про­стра­нил­ся в стране, и жи­те­ли, чтобы спа­стись от смер­ти, тол­па­ми бе­жа­ли из се­ле­ний в Ши­ле­гон­ский лес, где на­хо­ди­лась пу­сты­ня пре­по­доб­но­го, ду­мая най­ти се­бе за­щи­ту в непри­ступ­но­сти ме­ста, уда­лен­но­го от до­рог. Вар­ва­ры хо­те­ли бы­ло про­ник­нуть и ту­да вслед за бе­жав­ши­ми жи­те­ля­ми, но бы­ли удер­жа­ны Про­мыс­лом по мо­лит­вам че­ло­ве­ка Бо­жия, так что все те, ко­то­рые ис­ка­ли се­бе убе­жи­ща в его пу­сты­ни, оста­лись невре­ди­мы. По­сле ухо­да та­тар мно­гие из жи­те­лей не за­хо­те­ли бо­лее воз­вра­тить­ся на пе­пе­ли­ща сво­их жи­лищ и по­се­ли­лись со сво­и­ми се­мей­ства­ми близ кел­лии от­шель­ни­ков, вслед­ствие че­го лю­би­мое пре­по­доб­ным без­мол­вие бы­ло на­ру­ше­но бли­зо­стью мир­ско­го шум­но­го се­ле­ния. То­гда Ар­се­нию при­шла мысль опять ид­ти в Ко­мель­ский лес на преж­нее свое ме­сто, и ко­гда он объ­явил о сво­ем на­ме­ре­нии жив­шим с ним пу­стын­ни­кам, то один из уче­ни­ков его, инок Ге­ра­сим, не за­хо­тев­ши раз­лу­чить­ся со сво­им нас­тав­ни­ком, по­же­лал от­пра­вить­ся с ним.

Еще в 1530 го­ду ве­ли­ким кня­зем бы­ла вы­да­на пре­по­доб­но­му Ар­се­нию жа­ло­ван­ная гра­мо­та, ко­то­рой стро­го за­пре­ща­лось всем око­ло пу­сты­ни его в Ко­мель­ском ле­су на реч­ке Кох­ты­ше во все сто­ро­ны на две вер­сты ру­бить лес, ста­вить но­вые по­се­ле­ния, за­ни­мать­ся зве­ро­лов­ством и об­ра­щать в свое вла­де­ние зем­лю или лес. Но, ис­пы­тав­ши по­сле то­го столь­ко при­тес­не­ний и обид, пре­по­доб­ный Ар­се­ний ре­шил­ся сно­ва ид­ти в Моск­ву ис­кать за­щи­ты от свое­во­лия гру­бых лю­дей и в 1539 го­ду по­лу­чил но­вую гра­мо­ту с боль­ши­ми пра­ва­ми и на­де­лом зем­ли уже на пять верст. То­гда, по­ру­чив­ши управ­ле­ние Ши­ле­гон­ской пу­сты­ней од­но­му из сво­их уче­ни­ков, пре­по­доб­ный Ар­се­ний с Ге­ра­си­мом от­пра­вил­ся в Ко­мель­ский лес, во­дво­рил­ся на сво­ем преж­нем ме­сте и стал ру­бить лес, рас­чи­щать и при­го­тов­лять зем­лю под по­ля и ого­ро­ды для бу­ду­щей оби­те­ли. Труд шел успеш­но, ибо пре­пят­ствий со сто­ро­ны жи­те­лей те­перь уже не бы­ло. Но ко­гда пу­стын­ни­ки за­ве­ли несколь­ко го­лов ро­га­то­го ско­та, то ста­ли их оби­жать мед­ве­ди, чем при­чи­ня­ли по­движ­ни­кам по­сто­ян­ный труд и бес­по­кой­ство. Од­на­жды, ко­гда мед­ведь на­пал на ко­ро­ву, про­зор­ли­вый ста­рец мо­лит­вой оста­но­вил и свя­зал зве­ря, при­ка­зав­ши сво­е­му уче­ни­ку ид­ти и на­ка­зать его, чтобы он бо­лее не тре­во­жил их. Ге­ра­сим по­шел и на­чал сечь зве­ря ло­зой, и мед­ведь не толь­ко не рас­сви­ре­пел и не бро­сил­ся на него, но, как бы со­зна­вая свою ви­ну, по­кло­нил­ся ему до зем­ли и ушел на свое ме­сто. С то­го вре­ме­ни зве­ри пе­ре­ста­ли на­па­дать на мо­на­стыр­ский скот. Та­ко­ва бы­ла ве­ра и си­ла мо­лит­вы стар­ца и ис­тин­но дет­ская про­сто­та и по­слу­ша­ние уче­ни­ка!

Ко­гда ря­дом с от­шель­ни­ком ста­ли се­лить­ся ино­ки, пре­по­доб­ный Ар­се­ний по бла­го­сло­ве­нию епи­ско­па Во­ло­год­ско­го Алек­сия (1525–1543) по­стро­ил храм, ко­то­рый был освя­щен 2 июля 1541 го­да в честь По­ло­же­ния Ри­зы Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Влахерне. Так воз­ник­ла Ко­мель­ская Ри­зо­по­ло­жен­ская оби­тель. Пре­по­доб­ный Ар­се­ний не жа­лел ни сил, ни вре­ме­ни, чтобы на­ста­вить ино­ков и при­хо­див­ших по­се­лян ис­ти­нам пра­во­слав­ной ве­ры и пра­ви­лам хри­сти­ан­ской жиз­ни. Он ча­сто сам хо­дил в се­ле­ние, на по­ко­сы и про­по­ве­до­вал сло­во Бо­жие. Не за­бы­вал свя­той Ар­се­ний и Ши­ле­гон­ской оби­те­ли, ко­то­рую так­же неред­ко по­се­щал и на­зи­дал бра­тию.

Пре­по­доб­ный Ар­се­ний не лю­бил лжи и об­ли­чал лю­дей, до­пус­кав­ших об­ман. Од­на­ж­ды кре­стьяне близ­ле­жа­ще­го се­ла ис­про­си­ли у пре­по­доб­но­го раз­ре­ше­ние на лов­лю ры­бы в пре­де­лах мо­на­стыр­ско­го участ­ка в ре­ке Ле­же. Ста­рец, бла­го­сло­вив их, ска­зал, чтобы в слу­чае хо­ро­ше­го уло­ва они при­нес­ли часть ры­бы в мо­на­стырь. По мо­лит­ве пре­по­доб­но­го улов был хо­ро­ший, но ры­ба­ки скры­ли луч­шую до­лю. Пре­по­доб­ный Ар­се­ний об­ли­чил их лу­кав­ство, и ры­ба­ки при­нес­ли ис­крен­нее по­ка­я­ние. Осо­бен­но строг был пре­по­доб­ный к тем, кто на­ру­шал вос­крес­ные дни и оскорб­лял их свя­тость ра­бо­той на поль­зу сво­е­го до­ма. Од­на­жды од­на кре­стьян­ка в вос­крес­ный день вы­шла в по­ле жать. В то вре­мя пре­по­доб­ный на­хо­дил­ся в этом се­ле и, узнав об этом, ве­лел ей пре­кра­тить ра­бо­ту и по­мо­лить­ся Бо­гу. Кре­стьян­ка сна­ча­ла по­слу­ша­лась, а за­тем вновь по­шла в по­ле. То­гда по мо­лит­ве пра­вед­ни­ка под­нял­ся ве­тер и раз­ме­тал все сно­пы непо­слуш­ной жен­щи­ны.

В слу­же­нии Бо­гу и ближ­ним, в тру­де и мо­лит­ве про­шла жизнь пре­по­доб­но­го Ар­се­ния. Пред­чув­ствуя кон­чи­ну, свя­той ста­рец на­зна­чил пре­ем­ни­ком сво­е­го уче­ни­ка Ге­ра­си­ма и, за­тво­рив­шись в кел­лии, стал го­то­вить­ся к смер­ти. Неза­дол­го до кон­чи­ны он пре­по­дал по­след­нее на­став­ле­ние бра­тии: лю­бить друг дру­га и хра­нить мо­на­стыр­ский устав. Пре­по­доб­ный Ар­се­ний мир­но скон­чал­ся 24 ав­гу­ста 1550 го­да, при­ча­стив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. Бра­тия по­греб­ли свя­то­го близ ал­та­ря мо­на­стыр­ско­го хра­ма.

Вско­ре по­сле кон­чи­ны пре­по­доб­но­го от его гроб­ни­цы ста­ли со­вер­шать­ся чу­дес­ные ис­це­ле­ния бо­ля­щих. Опи­са­ние мно­го­чис­лен­ных чу­дес, вхо­див­шее в жи­тие пре­по­доб­но­го, сго­ре­ло во вре­мя по­жа­ра в 1596 го­ду. Позд­нее жи­тие бы­ло вос­ста­нов­ле­но в крат­ком ви­де по со­хра­нив­шим­ся за­пи­сям ино­ком оби­те­ли Иоан­ном.

Через 100 лет игу­мен Ко­мель­ско­го мо­на­сты­ря Иоасаф (1656–1665) по­стро­ил на ме­сте преж­не­го хра­ма но­вый, ка­мен­ный, с дву­мя при­де­ла­ми: во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го и пре­по­доб­но­го Ар­се­ния – над ме­стом его пог­ре­бе­ния. Позд­нее над мо­ща­ми пре­по­доб­но­го бы­ла устро­е­на гроб­ни­ца.