Акафист святому преподобному Иову, игумену Почаевскому, чудотворцу

Составлен прот. Андреем Хойнацким. Одобрен Св. Синодом 27 июля/14 августа 1883 г. №1372.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 19 мая (06 мая ст. ст.); 10 сентября (28 августа ст. ст.); 10 ноября (28 октября ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нный от Го́спода, благи́й ра́бе и ве́рный, уго́дниче Христо́в, преподо́бне о́тче на́ш И́ове, твои́м заступле́нием и предста́тельством огражда́еми, похва́льная воспису́ем ти́, пове́дающе благи́я по́двиги и чудеса́ твоя́, и благода́рственная возсыла́ем моле́ния просла́вльшему тя́ Го́споду и Царю́ сла́вы. Ты́ же, я́ко име́яй дерзнове́ние ко Го́споду и Пречи́стей Его́ Ма́тери, Присноде́ве Богоро́дице, от вся́ких на́с бе́д свободи́, зову́щих ти́:

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

И́кос 1.

А́нгела земна́го нра́вом и челове́ка небе́снаго житие́м соде́ла тя́ Влады́ка а́нгелов и всея́ ви́димыя и неви́димыя тва́ри; те́мже просла́вив тя́, я́ко сообра́зна я́вльшася предуве́дению Его́, благоволи́л е́сть и на́м яви́ти сла́вное житие́ и пренебе́сное прославле́ние твое́, да воспева́ем ти́ си́це:

Ра́дуйся, от утро́бы ма́терния избра́нный на по́двиг служе́ния Царю́ Небе́сному;

Ра́дуйся, и́менем Иоа́нна, благода́ти тезоимени́таго, и́мже по рожде́нии нарече́н бы́л еси́, я́ко печа́тию благода́ти запечатле́нный.

Ра́дуйся, я́ко прия́л еси́ и́мя Крести́теля Госпо́дня, ему́же пустыннолю́бным житие́м до́бре поревнова́л еси́;

Ра́дуйся, я́ко измла́да услы́шал еси́ вну́тренний гла́с призва́вшаго тя́ Го́спода.

Ра́дуйся, я́ко десятоле́тен сы́й, сему́ гла́су охо́тно после́дуя, уклони́лся еси́ от о́чию люби́мых ти́ роди́телей и во оби́тели Уго́рницкой всели́лся еси́;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 2.

Ви́дяще и́ноцы Уго́рницкии доброде́тельное житие́ твое́ и благи́я нра́вы, уго́дниче Бо́жий, по двою́ ле́тех кро́ткаго и трудолю́бнаго послуша́ния твоего́ во оби́тели свое́й, возложи́ша на тя́ а́нгельский чи́н, и, я́коже предобразу́я многотру́дныя по́двиги твоя́, я́же Христа́ ра́ди подъя́ти име́л еси́, И́овом тя́ нареко́ша, воспева́я Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 2.

Ра́зум свы́ше ле́т подава́я тебе́, Бо́г ра́зумов умудри́ тя́ в ве́дении си́х, я́же ко спасе́нию, я́ко преуспева́ти тебе́ в пути́ Госпо́дни и благопоспеши́ти па́че все́х, су́щих во оби́тели. Те́мже и на сте́пень свяще́нства, а́ще и по мно́зем отрица́нии твое́м, а́бие во урече́нный во́зраст подведе́н бы́л еси́. Си́х ра́ди приими́ от на́с хвале́бная пе́ния сия́:

Ра́дуйся, све́том ра́зума Боже́ственнаго от ю́ности твоея́ осия́нный;

Ра́дуйся, во све́те лица́ Бо́жия тму́ неве́дения и плотски́х мудрова́ний во все́м житии́ твое́м от себе́ отгна́вый.

Ра́дуйся, розго́ плодоно́сная, де́лы богоуго́дными приви́тая к и́стинной ле́торасли вертогра́да Госпо́дня;

Ра́дуйся, кри́не, прозя́бший благоче́стие от росы́ Ду́ха Свята́го.

Ра́дуйся, кла́се, пло́д духо́вной ве́ры, наде́жды и любве́ боже́ственныя стори́цею прине́сший;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 3.

Си́ла Вы́шняго, е́юже облече́н бы́л еси́ во уго́дное благода́ти Боже́ственныя ору́дие, толи́кий пла́мень ре́вности Бо́жия возжже́ в се́рдце твое́м, я́ко неусы́пнаго ра́ди хвале́ния Го́спода и вели́кий а́нгельский о́браз по рукоположе́ни вско́ре восприя́ти изво́лил еси́, и́менем Иоа́нна во схимона́сех па́ки нарече́нный, я́ко испо́лнь сугу́быя благода́ти Бо́жия и навы́кнувый пе́ти непреста́нно серафи́мскую пе́снь: Аллилу́ия.

И́кос 3.

Иму́щи дарова́ния многоразли́чная от Го́спода, вои́стину не возмо́гл еси́ утаи́тися от совреме́нник твои́х, от ни́хже мно́зи нача́ша приходи́ти к тебе́ по́льзы ра́ди душе́вныя; благочести́вый же Остро́жский кня́зь Константи́н испроси́ тя́ во оби́тель свою́ Кре́стную на о́строве Ду́бенстем, иде́же и во игу́мена вско́ре поста́влен бы́л еси́, науча́я все́х зва́ти тебе́:

Ра́дуйся, вмести́лище все́х сокро́вищ Госпо́дних;

Ра́дуйся, раздая́телю коему́ждо на по́льзу даро́в духо́вных, я́же прия́л еси́ от Го́спода.

Ра́дуйся, я́ко ревну́я по правосла́вию, во оби́тели Ду́бенстей писа́нием кни́г боже́ственных проти́ву у́нии, тогда́ пе́рвее яви́вшейся, богому́дренно упражня́лся еси́;

Ра́дуйся, я́ко сего́ ра́ди и бра́тию свою́ на по́двиг распростране́ния правосла́вных кни́г богому́дренно подвиза́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко благослове́нию твоему́ и внуше́нию, е́же от Ду́ха Свята́го, после́дуя, Остро́жский кня́зь первопеча́тную слове́нскую Би́блию во утеше́ние ве́рных тисне́нию предаде́;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 4.

Вре́менныя че́сти, е́юже стужа́ху ти́ мно́зи от правосла́вных, ку́пно же и озлобле́ний многоразли́чных за любо́вь к Правосла́вию от клевре́тов у́нии хотя́ изба́витися, умы́слил еси́ избе́гнути от нача́льства, е́же вя́щши два́десяти ле́т име́л еси́ на о́строве Ду́бенстем. Сего́ ра́ди та́й оста́вил еси́ оби́тель свою́ Кре́стную, и, во е́же сокры́тися от треволне́ний ми́ра сего́ мномяте́жнаго, во о́бразе проста́го и́нока прите́кл еси́ на го́ру Поча́евскую, издре́вле све́тлостию чуде́с премно́гих сия́ющую, зовы́й Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 4.

Услы́шаша и уразуме́ша се́рдцем и душе́ю и́ноцы Поча́евстии преизбы́точествующий в тебе́ исто́чник благода́ти Бо́жия, о́тче на́ш И́ове, я́ко сицева́го тя́ наста́вника зело́ подви́жна и иску́сна благоволи́ име́ти Пресвята́я Богоро́дица во Свое́й, небеси́ подо́бящейся, оби́тели; те́мже о́бщим моле́нием со слеза́ми а́бие во игу́мена себе́ поста́виша тя́, взыва́я тебе́:

Ра́дуйся, гра́де, верху́ горы́ стоя́й и изоби́луяй вы́шними добро́тами;

Ра́дуйся, сокро́вищнице, богатя́щая на́с духо́вными би́серы.

Ра́дуйся, сто́лпе, указу́яй пу́ть пра́вый хотя́щим обрести́ его́;

Ра́дуйся, свети́ло, на за́паде Росси́и в просвеще́ние на́ше возсия́вшее.

Ра́дуйся, по следа́м всеблаже́ннаго Феодо́сия Ки́ево-Пече́рскаго о́бщих жити́й на горе́ Поча́евстей первонача́льниче;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 5.

Боготе́чной звезде́ уподо́бился еси́, всеблаже́нне, сия́я де́лы благи́ми и богоуго́дными на горе́ Поча́евстей; и́хже ра́ди мно́зи во сле́д тебе́ направля́ху стопы́ своя́ от распу́тий грехо́вных, о́вии у́бо на ну́жды оби́тели твоея́ от име́ний свои́х принося́ще, о́вии же отце́м духо́вным во испове́дание грехо́в свои́х нарочи́то тебе́ избира́юще, я́ко все́м о тебе́ Бо́гу служа́щим и тобо́ю на спасе́ния стези́ наставля́емым, со дерзнове́нием пе́ти Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 5.

Ви́дев тя́ иеросхимона́х Досифе́й, учени́к тво́й, уго́дниче Бо́жий, дре́вним отце́м в житии́ свое́м после́дующа, начерта́ на́м пресла́вная дела́ и вели́кия по́двиги твои́; и́мже удивля́ющеся, сицевы́м венча́ем тя́ песносло́вием:

Ра́дуйся, я́ко в те́сней и те́мней пеще́ре горы́ Поча́евския та́йно от взо́ров челове́ческих многоле́тне свя́то подвиза́лся еси́;

Ра́дуйся, я́ко иногда́ чрез три́ дни́, овогда́ же чрез це́лую седми́цу еди́н в пеще́ре то́й богомы́слия ра́ди затворе́н бы́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко еди́ною моля́щуся ти́ вну́трь ея́, облиста́ тя́ све́т неизрече́нный, на до́лзе не престая́ осиява́ющи сопреде́льную с пеще́рою це́рковь;

Ра́дуйся, я́ко ничи́мже, то́чию слеза́ми, из глубины́ серде́чныя излива́ющимися, во времена́ о́ны пита́выйся.

Ра́дуйся, я́ко необы́чнаго ра́ди изможде́ния пло́ти и до́лгих стоя́ний согни́ на нога́х те́ло твое́ и да́же от косте́й отпада́ше;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 6.

Пропове́дывати Правосла́вие жела́я во страна́х свои́х, всеблаже́нне, я́коже на о́строве Ду́бенстем, си́це и на горе́ Поча́евстей, кни́ги боже́ственныя в поуче́ние ве́рным подава́л еси́, еще́ же и ти́пом печа́тати ты́я во свое́й типогра́фии Поча́евстей повелева́л еси́ и ку́пно с ни́ми посла́ния архиере́йская и моли́твы многоразли́чныя, во е́же все́м, чту́щим и́х и по о́нем моля́щимся, пе́ти Бо́гу нело́жно: Аллилу́ия.

И́кос 6.

Возсия́л еси́, я́ко заря́, не от восто́ка, но от за́пада Росси́йскаго восходя́щая, уго́дниче Бо́жий, егда́ ну́жд ра́ди церко́вных от обдержа́щия у́нии бы́л еси́ в богоспаса́емом гра́де Ки́еве на собо́ре святы́х оте́ц, иде́же во святе́й Ки́ево-Пече́рской Ла́вре, ея́же преподо́бными отца́ми, от зла́го наше́ствия Баты́ева спаса́вшимися, и оби́тель Поча́евская дре́вле основа́ся, кля́твенно обеща́лся еси́ ку́пно со ины́ми в ве́ре правосла́вней, оте́честей кре́пко и неизме́нно стоя́ти, николи́же и ника́коже о отступле́нии в инове́рие не мы́слити и к сему́ всеросси́йский наро́д увещава́ти, да слы́шиши от все́х:

Ра́дуйся, я́сное зерца́ло апо́стольских преда́ний;

Ра́дуйся, живоприи́мный исто́чниче и́стинных кафоли́ческих пра́вил.

Ра́дуйся, ерети́ческих басносло́вий прему́дрый истреби́телю;

Ра́дуйся, глубины́ правосла́вных догма́тов иску́сный изме́рителю.

Ра́дуйся, боже́ственный орга́не, возшуми́вший на́м уче́ние спаси́тельное;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 7.

Хотя́ Христо́с Госпо́дь и Преблага́я, Пречи́стая Ма́терь Его́ яви́ти в тебе́, о́тче, несказа́нное смотре́ние Свое́ о святе́й горе́ Поча́евстей, дарова́ша ти́ си́лу и прему́дрость благопоспе́шно подвиза́тися проти́ву зле́йшаго врага́ оби́тели твоея́, злове́рнаго боля́рина Андре́я; его́же ты́ судо́м пра́вым иму́щество монасты́рское, веле́нием его́ погра́бленное, возврати́ти пону́дил еси́, и сего́ в примире́ние с собо́ю и со и́ноками свои́ми приве́л еси́, поя́ Бо́гу суда́ и пра́вды: Аллилу́ия.

И́кос 7.

Но́вое тобо́ю показа́ Госпо́дь оби́тели Поча́евстей неизсле́димое промышле́ние Свое́, егда́ жела́нию твоему́ после́дуя, имени́тый боля́рин Фео́дор и Е́ва, благоро́дная жена́ его́, иждиве́нием свои́м сооруди́ша верху́ горы́ Поча́евския це́рковь вели́кую и пресла́вную, я́ко вмести́тися в не́й цельбоно́сней стопе́ Бо́жия Ма́тере; иде́же и ико́ну Ея́ чудотво́рную поста́вил еси́, слы́шащи от все́х:

Ра́дуйся, Тро́ицы Живонача́льныя, во Ея́же и́мя но́вый хра́м са́м освяти́л еси́, избра́нный побо́рниче;

Ра́дуйся, Пречи́стыя Богоро́дицы, ра́ди стопы́ Ея́ и ико́ны Поча́евския, преизя́щный покло́нниче.

Ра́дуйся, я́ко ревну́я о благоустрое́нии оби́тели твоея́, свои́ми рука́ми сады́ на горе́ Поча́евстей насажда́л еси́;

Ра́дуйся, я́ко снабже́ния ра́ди оби́тели и всея́ ве́си Поча́евския водо́ю самоли́чне пруды́ у подно́жия горы́ Поча́евския ископа́л еси́.

Ра́дуйся, все́ монасты́рское иму́щество во бде́ниих свои́х, наипа́че же но́щию, многокра́тне от та́тей храни́вый, и си́х тобо́ю уловля́емых на пу́ть и́стинный наставля́яй;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 8.

Стра́нно и чу́дно житие́ твое́, си́це и успе́ние твое́, преподо́бне о́тче, хотя́щу бо ти́ преста́витися от привре́менныя жи́зни сея́, толи́кия прозорли́вости сподо́бился еси́ от Го́спода, я́ко де́нь и ча́с отше́ствия твоего́ пре́жде седми́цы проре́кл еси́. Во урече́нный же де́нь и ча́с, по Боже́ственней литурги́и, тобо́ю же сами́м соверше́нней, а́бие кроме́ вся́кия боле́зни ми́рно отше́л еси́ ко Го́споду, не престая́ пе́ти Ему́: Аллилу́ия.

И́кос 8.

Ве́сь бе́ в стра́хе наро́д Поча́евский и про́чии окре́стнии лю́дие, ви́дяще све́тлость, от гро́ба твоего́ исходя́щую чрез се́дмь ле́т по успе́нии твое́м, уго́дниче Бо́жий; недоумева́ху бо, отку́ду и ко́ея ра́ди вины́ сия́ луча́ исхожда́ше. Тогда́ са́м яви́лся еси́ в со́нном виде́нии митрополи́ту Ки́евскому Диони́сию, известву́я, я́ко хо́щет Бо́г чрез него́ откры́ти святы́я мо́щи твоя́; е́же слы́шав, архиере́й правосла́вный возглаша́ше о тебе́:

Ра́дуйся, де́лателю до́брый, от у́тра до ве́чера столе́тния жи́зни твоея́ де́лавый благоче́стно в вертогра́де духо́внем;

Ра́дуйся, тяготу́ и ва́р многотру́днаго жития́ твоего́ ра́ди Го́спода охо́тно поне́сший.

Ра́дуйся, я́ко сего́ ра́ди душа́ твоя́ не оста́вися во а́де, ниже́ пло́ть твоя́ ви́де истле́ния;

Ра́дуйся, благи́й ра́бе и ве́рный, за безме́рные по́двиги твои́ вше́дый в ра́дость Го́спода своего́.

Ра́дуйся, свети́льниче, о не́мже не восхоте́ Бо́г, да под спу́дом пребыва́ет, но да на све́щнице всенаро́днаго зре́ния и поклоне́ния поста́вится;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 9.

Вся́кое естество́ земно́е превосходя́щия глаго́лы твоя́ слы́шав Диони́сий, а́ще и слага́ше ты́я в се́рдце свое́м, оба́че, я́ко му́дрый и иску́сный богосло́в, уме́дли от де́ла того́, до́ндеже трети́цею яви́лся еси́ ему́, отмще́нием претя́, а́ще бы повеле́ннаго не испо́лнил вско́ре; уразуме́в же от произволе́ния Бо́жия бы́ти де́ло сие́, прите́к а́бие со все́м кли́ром на го́ру Поча́евскую и испыта́вши изве́стно о богоуго́дном житии́ твое́м, повеле́ откры́ти гро́б, в не́мже обре́те честны́я мо́щи твоя́ кроме́ вся́каго тле́ния, благоуха́ния несказа́ннаго испо́лненны; и та́ко внесе́ ты́я в це́рковь Живонача́льныя Тро́ицы, ублажа́юще тя́ и пою́ще Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 9.

Вити́йство вся́кое не мо́жет изрещи́ вели́чества пресла́вных зна́мений и чуде́с твои́х, я́же нача́л еси́ явля́ти по откры́тии моще́й твои́х, всеблаже́нне о́тче: мно́зи бо от наро́да, разли́чными неду́ги одержи́мии, прите́кши к многоцеле́бней ра́це твое́й, исцеле́ние прия́ша. Я́коже бо в животе́ твое́м вся́кия доброде́тели и благосты́ни испо́лнен бы́л еси́, си́це и по сме́рти добро́ твори́ти не престае́ши все́м, с ве́рою призыва́ющим тя́ и вопию́щим о Бо́зе сицева́я:

Ра́дуйся, зерно́ пшени́чное, по апо́стольскому глаго́лу из земна́го тле́ния произра́стшее, да мно́г пло́д духо́вный тре́бующим принесе́ши;

Ра́дуйся, дре́во, насажде́нное при исто́чнице цельбоно́сныя воды́ от стопы́ Бо́жия Ма́тере, да вси́ жа́ждущии от тебе́ питие́ жи́зни почерпа́ют.

Ра́дуйся, пра́ведниче, по сло́ву псало́мскому, я́ко фи́никс процветы́й от горы́ Поча́евския, да а́лчущих пра́вды и вся́кия благосты́ни и́стинно и благонра́вием напита́еши;

Ра́дуйся, у́зы разруше́ния пе́рстнаго в нетле́нии свое́м благода́тию Бо́жиею расто́ргнувый, да от вся́ких губи́тельных неду́гов стра́ждущим врачевство́ и исцеле́ние подае́ши.

Ра́дуйся, в ми́ре Желе́зом рече́нный, несокруши́мую кре́пость и си́лу немощны́м душе́ю и те́лом свы́ше принося́й;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 10.

Спасти́ хотя́ ученика́ твоего́ Досифе́я от обдержа́щаго его́ смертоно́снаго неду́га, о́тче преподо́бне, а́нгелы во твое́ обще́ние призва́л еси́, с ни́миже и ви́ден бы́л еси́ во све́тлости необы́чней, предстоя́ Бо́жией Ма́тери, но́щию в це́ркви Пресвяты́я Тро́ицы, пла́т, ми́ром целе́бным чуде́сно напое́нный, боля́щему посыла́я, да отре́т и́м те́ло свое́, и а́бие гряде́т в це́рковь на всено́щное бде́ние прилучи́вшагося ра́ди вели́каго пра́здника всеми́рнаго Воздви́жения Креста́ Госпо́дня, поя́ Бо́гу, си́лою кре́стною укрепля́ющему святы́х Свои́х на по́мощь ве́рным: Аллилу́ия.

И́кос 10.

Стена́ еси́ и огражде́ние от враго́в ви́димых и неви́димых достоя́нию твоему́, в не́мже, о́тче, жи́тельствовал еси́ и ны́не пребыва́еши в нетле́ннем телеси́ твое́м. Сего́ ра́ди егда́ нечести́вии исма́илиты обыдо́ша го́ру Поча́евскую во вре́мя бра́ни Зба́ражской, а́бие яви́лся еси́ верху́ ея́ на о́блацех небе́сных, в све́тлости необы́чней предста́тельствующи пред Свято́ю Де́вою Богоро́дицею, да не преда́ст в нево́лю супоста́том оби́тели, иде́же бы́л еси́ игу́меном; е́же ви́девше и́ноцы и лю́дие, во оби́тели обложе́ннии, припа́дающе к ра́це честны́х моще́й твои́х, вопия́ху тебе́:

Ра́дуйся, со а́нгельскими си́лами предстоя́й Цари́це Небе́сной проти́ву полко́м неве́рных ага́рян;

Ра́дуйся, и́хже стрела́ми, на главы́ и́х возвраща́ющимися, я́ко мо́лниею и́х порази́вый.

Ра́дуйся, я́ко сего́ ра́ди врази́ Креста́ Христо́ва спе́шне отбего́ша от оби́тели Поча́евския, дру́г дру́га во у́жасе поража́юще;

Ра́дуйся, я́ко мно́зи от ни́х стра́хом Бо́жиим наставля́еми, христиа́нскую ве́ру прие́мше, на послуша́нии монасты́рстем в Поча́еве да́же до кончи́ны своея́ пребы́ша.

Ра́дуйся, я́ко предста́тельством твои́м к Богоро́дице вся́ блага́я ве́рным во избавле́нии и́х приидо́ша;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 11.

Пе́ние вся́кое не довле́ет к прославле́нию пренебе́снаго вели́чества твоего́ и вла́сти, я́же от Го́спода, всеблаже́нне о́тче; я́ко не то́чию правосла́вным, но и латиноуни́том, егда́ попуще́нием Бо́жиим во вла́сти и́х бя́ше гора́ Поча́евская, неисче́тныя да́ры и благодея́ния ниспосыла́л еси́, о́вых у́бо от духо́в нечи́стых, о́вых от боле́зней и смертоно́сных ра́н исцеля́ющи, о́вых же поуча́ющи судо́м тя́жким и виде́ниями многообра́зными, да чту́т тя́, я́ко и́стиннаго слугу́ Бо́жия; е́же си́и и нача́ша твори́ти, доне́леже честны́я мо́щи твоя́, ку́пно со оби́телию Поча́евскою, не бя́ху па́ки возвраще́ни в одержа́ние правосла́вным, с пе́снию о тебе́ Бо́гу благода́рственною: Аллилу́ия.

И́кос 11.

Я́ко светоприи́мная свеща́, еле́ем благода́ти возже́нная, я́ко све́точ многосве́тлый, на высоте́ стоя́й, светопода́тельне сия́еши все́м конце́м земли́, о́тче на́ш И́ове; сего́ ра́ди и восто́к тя́ ублажа́ет, и се́вер велича́ет, и ю́г восхваля́ет, и за́пад по премно́гу прославля́ет. Мы́ же во све́те лица́ твоего́ теку́ще к све́ту невече́рнему и к ра́зуму боже́ственному наставля́еми, вопие́м ти́ от полноты́ серде́чныя:

Ра́дуйся, преве́чнаго Архиере́я Христа́ ве́рный служи́телю, за благоче́стие свое́ архиере́йскима рука́ма из спу́да земна́го изъя́тый и откры́тый для всенаро́днаго почита́ния;

Ра́дуйся, Царя́ Небе́снаго и Влады́ки непобеди́мый ратобо́рче, благочести́вых же Царе́й на́ших спобо́рниче и утвержде́ние.

Ра́дуйся, моли́твенниче и сопредстоя́телю Пресвяты́я Богоро́дицы непреста́нный, ку́пно с ико́ною Ея́ честно́ю и стопо́ю цельбоно́сною от все́х, на го́ру Поча́евскую притека́ющих, почита́емый;

Ра́дуйся, а́нгелов Бо́жиих и святы́х на небеси́ купножи́телю преизря́дный, во хра́ме, честно́му и́мени твоему́ посвяще́нном на земли́, от приходя́щих к тебе́ ублажа́емый.

Ра́дуйся, сто́лпе ве́ры, про́мыслом Бо́жиим на кра́йнем за́паде Росси́йския земли́ водруже́нный, да все́м от ве́ры и праоте́ческаго благоче́стия заблу́ждшим сыново́м за́пада инозе́мнаго пу́ть до́брый к и́стинному правове́рию, е́же в Це́ркви на́шей Правосла́вней, показу́еши;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 12.

Благода́тию, да́нною ти́ свы́ше, чудоде́йствуя на горе́ Поча́евстей, преподо́бне, не оставля́еши ны́ и во вре́мя сие́; но я́коже дре́вле, си́це и до дне́шняго дне́, не то́чию притека́ющии к ра́це многоцеле́бных моще́й твои́х, но и вси́ отдале́че тебе́ призыва́ющии и на тя́ упова́ющии слепи́и презира́ют, хроми́и хо́дят, разсла́бленнии возстаю́т, бесну́ющиися исцеля́ются, стра́ждущии утеша́ются, угрожа́емии злы́м пове́трием от смертоно́сныя я́звы избавля́ются, земли́ плодоно́сие подае́тся, гра́ды и до́мы от тру́са, пото́па и огня́ спаса́ются, во е́же все́м от тебе́ вспомоществу́емым, и та́ко тобо́ю хва́лящимся, пе́ти Бо́гу в ра́довании се́рдца своего́: Аллилу́ия.

И́кос 12.

Пою́ще пресла́вное о тебе́ смотре́ние Бо́жие и чудеса́ твоя́, преподо́бне о́тче, мо́лим тя́ всеусе́рдно, раби́ твои́, не забу́ди на́с и во вся́ дни́ живота́ на́шего, но всегда́ пребыва́й с на́ми, да твои́м заступле́нием и по́мощию огражда́еми, спаса́еми и избавля́еми от все́х зо́л ви́димых и неви́димых, вопие́м ти́:

Ра́дуйся, ми́лости превели́кия сокро́вище;

Ра́дуйся, Боже́ственнаго проявле́ния о лю́дех прия́телище.

Ра́дуйся, ненаде́жных наде́яние;

Ра́дуйся, са́мых отча́янных спасе́ние.

Ра́дуйся, его́же благопоспе́шными моли́твами от ве́чныя сме́рти свобожда́емся и безконе́чныя жи́зни сподобля́емся;

Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий, и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Конда́к 13.

О, прехва́льный и пречу́дный о́тче И́ове! Приими́ ны́не сие́ ма́лое моле́ние на́ше, тебе́ от любве́ серде́чныя приноси́мое, и твои́м богоприя́тным хода́тайством испо́лни во благи́х вся́ проше́ния на́ша, к тебе́ бо в ну́ждах прибега́ем и на тебе́ по Бо́зе и Богоро́дице все́ упова́ние на́ше возлага́ем, прославля́ющи тя́, и тобо́ю прославля́емому Пода́телю все́х бла́г, Влады́це жи́зни и сме́рти, поя́ усе́рдно: Аллилу́ия.

Этот конда́к читается трижды, затем и́кос и конда́к.

Моли́тва преподо́бному отцу́ на́шему И́ову Поча́евскому.

О, всесвяты́й и пресла́вный уго́дниче Бо́жий, преподо́бне о́тче на́ш И́ове, при́сный о на́с ко Го́споду моли́твенниче и те́плый предста́телю о душа́х на́ших! К тебе́ всеумиле́нно ны́не притека́ем, и, помина́юще по́двиги и чудеса́ твоя́, я́же сотвори́л еси́ и твори́ши на земли́, про́сим и мо́лим твою́ благосты́ню: я́коже тве́рдо и неизме́нно потруди́лся еси́ в ве́ре Христа́ Бо́га на́шего, и сию́ до конца́ в себе́ и во все́х при́сных твои́х це́лу и невреди́му сохрани́вый от вся́ких прираже́ний вра́жиих и ересе́й тлетво́рных, си́це и на́с в Правосла́вии и единомы́слии укрепи́, отгоня́ющи моли́твами твои́ми вся́кую тму́ неве́рия и неправомы́слия от серде́ц и помышле́ний на́ших; послужи́вый Го́споду и Бо́гу твоему́ де́лы благи́ми и неизрече́нным самоотверже́нием в труде́х, бде́ниих и поще́ниих, наста́ви на́с на пу́ть вся́кия доброде́тели и благосты́ни, избавля́ющи от искуше́ний и грехо́в, удаля́ющих на́с от Бо́га и поверга́ющих в бе́здну зла́ все́ житие́ на́ше; яви́выйся иногда́ с Пречи́стою Де́вою Богоро́дицею верху́ горы́ Поча́евския во спасе́ние оби́тели твоея́ от наше́ствия и обложе́ния ага́рянскаго, и ны́не ускори́ на по́мощь Благочести́вейшему Госуда́рю на́шему Импера́тору [и́мярек] и всему́ правосла́вному и боголюби́вому Ца́рству на́шему проти́ву все́х враго́в на́ших вне́шних и вну́тренних, утвержда́я ми́р и тишину́ в земли́ на́шей, да твои́ми моли́твами и предста́тельством, ти́хое и безмо́лвное житие́ поживе́м во вся́ком благоче́стии и чистоте́; и все́м, к тебе́ притека́ющим и припа́дающим к ра́це честны́х и многоцеле́бных моще́й твои́х и твоея́ по́мощи и заступле́ния тре́бующим, неоску́дныя ми́лости незави́стно подава́яй, не оста́ви и на́с си́рых и безпо́мощных, тебе́ моля́щихся, избавля́ющи от вся́кия ско́рби, гне́ва и ну́жды, от гла́да, губи́тельства, тру́са, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нник и междоусо́бныя бра́ни. Е́й, уго́дниче Бо́жий, при́зри ми́лостивно от престо́ла Царя́ сла́вы, Ему́же ты́ ны́не предстои́ши со арха́нгелы и а́нгелы и со все́ми святы́ми, на оби́тель твою́ (сию́) Поча́евскую, е́юже ты́ дре́вле му́дро пра́вил еси́, назда́в ю́ всехва́льным и ди́вным житие́м твои́м, и сохрани́ ю́ моли́твами твои́ми, и вся́кий гра́д и страну́, и все́х отовсю́ду, на мо́ри и на су́ши, в пусты́нях и в злоключе́ниих многоразли́чных тебе́ призыва́ющих, от все́х зо́л ви́димых и неви́димых; да та́ко твое́ю по́мощию и хода́тайством спаса́еми, в ве́це се́м и по сконча́нии живота́ на́шего сподо́бимся ку́пно с тобо́ю сла́вити и воспева́ти всечестно́е и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва втора́я преподо́бному отцу́ на́шему И́ову, игу́мену Поча́евскому чудотво́рцу, для чте́ния в Поча́евской Ла́вре пред его́ моща́ми.

О, всеблаже́нне и богоно́сне о́тче на́ш И́ове! И́ноческаго ангелоподо́бнаго жития́ богому́дрый наста́вниче, ве́ры Правосла́вныя Восто́чно-Кафоли́ческия проти́в лжемудрова́ний За́пада непреобори́мый защи́тниче и побо́рниче, богопре́данных уста́вов Це́ркве и преда́ний оте́ческих ве́рный блюсти́телю и стро́гий взыска́телю, свя́тости и чистоты́, целому́дрия и нестяжа́ния, трудолю́бия и богомы́слия, поста́ и бде́ния вели́кий ревни́телю, долготерпе́ния и злострада́ния неутоми́мый и непобеди́мый ратобо́рче, о́браз кро́тости, зерца́ло смире́ния, приме́р незло́бия, по́стников удобре́ние, де́вственников похвало́, мона́хов и схимона́хов ра́досте. По и́мени твоему́, преподо́бне о́тче, я́коже и дре́вняго о́наго И́ова, многострада́льна и пра́ведна, и житие́ твое́ бы́сть пра́ведно и непоро́чно от младе́нческих пеле́н, все́ми де́лы благи́ми, я́ко многоце́нным би́сером, благоукраше́нно и благоду́шным терпе́нием чрез мно́га ле́та скорбе́й и боле́зней, па́че зла́та и сребра́, в горни́ле искуше́нных, просия́вши. Еще́ бо су́щи двана́десяти то́чию ле́т, восприя́л еси́ на ся́ и́го Христо́во с вели́ким о́бразом мона́шеским и да́же до ста́рости и престаре́ния вя́щше девяти́десяти ле́т, благоду́шно и неосла́бно, непоползнове́нно и небла́зненно поне́сл еси́, проше́д вся́к пу́ть пра́вды и святы́ни в посте́ и моли́тве, в коленопреклоне́ниих и бде́ниих и та́ко на высоту́ доброде́телей изря́дну, вспомоществу́емь благода́тию Бо́жиею, по степе́нем возше́л еси́, я́ко все́м диви́тися и ублажа́ти тя́ за премно́гую доброде́тель и любому́дрие твое́, не то́чию в преде́лех оте́чествия твоего́, но и в страна́х о́крест су́щих, о чесо́м слы́шав боголюби́вый кня́зь Остро́жский и вельми́ возжела́в име́ти тя́ руководи́теля себе́ на пути́ спасе́ния и Крестовоздви́женской оби́тели свое́й, я́же на о́строве Ду́бенстем, предстоя́теля и наста́вника моле́нием любве́ своея́ привлече́ тя́, отону́дуже и святе́й оби́тели Поча́евской, я́ко сокро́вище ве́лие и неоцене́нное, дарова́лся еси́. Те́мже и пра́ведный Судия́ и мздовозда́тель Бо́г, И́же ве́сть су́щия Своя́, пре́жде да́же не бы́ти и́м, обеща́вый ве́рным рабо́м Свои́м за труды́ и по́двиги и́х во сла́ву Его́ и́мени возда́ти стори́цею, свы́ше призре́ на смире́ние твое́ и вознесе́ тя́, и просла́ви тя́ на земли́ живы́х, дарова́в духоно́сному телеси́ твоему́ да́р нетле́ния и благода́ть врачева́ния неду́гов душе́вных и теле́сных, для все́х, с ве́рою и любо́вию ко всечестне́й ра́це твое́й притека́ющих, а моли́тве твое́й си́лу и кре́пость непобеди́мую, враго́в ви́димых и неви́димых устраша́ющую и поража́ющую. Егда́ бо иноплеме́нницы о́ны исмаели́тстии, и́хже Госпо́дь Бо́г еще́ в пра́отце и́х от ро́да и до́му Авраа́мля отри́ну, врази́ Креста́ Христо́ва, облего́ша го́ру и оби́тель Поча́евскую, хотя́ще ю́ до конца́ разори́ти, тогда́ ты́, о́тче прехва́льне, бы́л еси́ хода́тай святы́ми твои́ми моли́твами ко всемогу́щему и всеблаго́му Бо́гу и к Преблагослове́нней Де́ве Мари́и Богоро́дице, и бла́гостию, тебе́ от Бо́га да́нною, и предста́тельством Пресвяты́я Богоро́дицы отгна́л еси́ все́ безу́мие супоста́тов те́х и, всю́ я́рость и́х разруши́в и кре́пость победи́в, сотвори́л еси́ и́х бежа́ти со стра́хом и тре́петом. При́зри у́бо и ны́не о́ком благоутро́бия твоего́, приле́жно мо́лим тя́, обстоя́ще святы́я и многоцеле́бныя мо́щи твоя́ и усе́рдно лобыза́юще я́, при́зри на на́с, недосто́йных ча́д и рабо́в твои́х, вступи́вших в стези́ твои́, но немогу́щих пра́во по ни́м ше́ствовати, и на ме́сто сие́, от ле́т дре́вних богоизбра́нное и чудесы́ просла́вленное, в не́мже и́мя твое́ призыва́ется и его́же ты́ по́ты трудо́в твои́х богоуго́дных ороси́л и возде́лал еси́, и огради́ его́ и на́с моли́твами твои́ми от вся́каго наве́та вра́жия и зла́го обстоя́ния, сохраня́я и соблюда́я все́х и ка́ждаго в ми́ре и тишине́, в ве́ре нелицеме́рней и богоуго́дном жи́тельстве. Пода́ждь же, уго́дниче Бо́жий, и все́м, приходя́щим се́мо и твоея́ по́мощи и заступле́ния и́щущим, бла́гость и ми́лость от Христа́ Бо́га на́шего и Пречи́стыя Его́ Ма́тере, да никто́же изы́дет отсю́ду в туге́ и ско́рби, в печа́ли и се́товании, постыжде́н и посра́млен в наде́янии свое́м, но ки́йждо, по ме́ре ве́ры и любве́ своея́, да восприи́мет себе́ поне́ не́кую отра́ду и утеше́ние, облегче́ние и подкрепле́ние, защи́ту и по́мощь, во сла́ву Бо́га Трисвята́го, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, че́сть и поклоне́ние Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

А҆ка́ѳїстъ ст҃о́мꙋ прпⷣбномꙋ і҆́ѡвꙋ, и҆гꙋ́менꙋ поча́евскомꙋ, чꙋдотво́рцꙋ.

Конда́къ а҃.

И҆збра́нный ѿ гдⷭ҇а, бл҃гі́й ра́бе и҆ вѣ́рный, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е на́шъ і҆́ѡве: твои́мъ застꙋпле́нїемъ и҆ предста́тельствомъ ѡ҆гражда́еми, похва̑льнаѧ восписꙋ́емъ тѝ, повѣ́дающе благі̑ѧ по́двиги и҆ чꙋдеса̀ твоѧ̑: и҆ бл҃года́рствєннаѧ возсыла́емъ молє́нїѧ просла́вльшемꙋ тѧ̀ гдⷭ҇ꙋ и҆ цр҃ю̀ сла́вы. ты́ же, ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ѧй дерзнове́нїе ко гдⷭ҇ꙋ и҆ пречⷭ҇тѣй є҆гѡ̀ мт҃ри, приснодв҃ѣ бцⷣѣ, ѿ всѧ́кихъ на́съ бѣ́дъ свободѝ зовꙋ́щихъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

І҆́косъ а҃.

А҆́гг҃ла земна́го нра́вомъ и҆ чл҃вѣ́ка нбⷭ҇наго житїе́мъ содѣ́ла тѧ̀ влⷣка а҆́гг҃лѡвъ и҆ всеѧ̀ ви́димыѧ и҆ неви́димыѧ тва́ри: тѣ́мже просла́вивъ тѧ̀, ꙗ҆́кѡ соѡбра́зна ꙗ҆́вльшасѧ пред̾ꙋвѣ́дѣнїю є҆гѡ̀, благоволи́лъ є҆́сть и҆ на́мъ ꙗ҆ви́ти сла́вное житїѐ и҆ пренбⷭ҇ное прославле́нїе твоѐ, да воспѣва́емъ тѝ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, ѿ ᲂу҆тро́бы ма́тернїѧ и҆збра́нный на по́двигъ слꙋже́нїѧ цр҃ю̀ нбⷭ҇номꙋ: ра́дꙋйсѧ, и҆́менемъ і҆ѡа́нна, бл҃года́ти тезоимени́тагѡ, и҆́мже по рожде́нїи нарече́нъ бы́лъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ печа́тїю бл҃года́ти запечатлѣ́нный.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ прїѧ́лъ є҆сѝ и҆́мѧ крⷭ҇ти́телѧ гдⷭ҇нѧ, є҆мꙋ́же пꙋстыннолю́бнымъ житїе́мъ до́брѣ поревнова́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ и҆з̾мла́да, ᲂу҆слы́шалъ є҆сѝ внꙋ́треннїй гла́съ призва́вшаго тѧ̀ гдⷭ҇а.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ десѧтолѣ́тенъ сы́й, семꙋ̀ гла́сꙋ ѻ҆хо́тнѡ послѣ́дꙋѧ, ᲂу҆клони́лсѧ є҆сѝ ѿ ѻ҆́чїю люби́мыхъ тѝ роди́телей и҆ во ѡ҆би́тели ᲂу҆го́рницкой всели́лсѧ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ в҃.

Ви́дѧще и҆́ноцы ᲂу҆го́рницкїи добродѣ́тельное житїѐ и҆ благі̑ѧ нра́вы, ᲂу҆го́дниче бж҃їй, по двою̀ лѣ́тѣхъ кро́ткагѡ и҆ трꙋдолюби́вагѡ послꙋша́нїѧ твоегѡ̀ во ѡ҆би́тели свое́й, возложи́ша на тѧ̀ а҆́гг҃льскїй чи́нъ, и҆ ꙗ҆́коже пред̾ѡбразꙋ́юще многотрꙋ̑дныѧ по́двиги твоѧ̑, ꙗ҆́же хрⷭ҇та̀ ра́ди под̾ѧ́ти и҆мѣ́лъ є҆сѝ, і҆́ѡвомъ тѧ̀ нареко́ша, воспѣва́ѧ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃.

Ра́зꙋмъ свы́ше лѣ́тъ подава́ѧ тебѣ̀ бг҃ъ ра́зꙋмѡвъ, ᲂу҆мꙋдрѝ тѧ̀ въ вѣ́дѣнїи си́хъ, ꙗ҆́же ко спасе́нїю, ꙗ҆́кѡ преꙋспѣва́ти тебѣ̀ въ пꙋтѝ гдⷭ҇ни и҆ бл҃гопоспѣши́ти па́че всѣ́хъ сꙋ́щихъ во ѡ҆би́тели. Тѣ́мже и҆ на сте́пень сщ҃е́нства, а҆́ще и҆ по мно́зѣмъ ѿрица́нїи твое́мъ, а҆́бїе во ᲂу҆рече́нный во́зрастъ возведе́нъ бы́лъ є҆сѝ. Си́хъ ра́ди прїимѝ ѿ на́съ хвалє́бнаѧ пѣ̑нїѧ сїѧ̑:

Ра́дꙋйсѧ, свѣ́томъ ра́зꙋма бж҃е́ственнагѡ ѿ ю҆́ности твоеѧ̀ ѡ҆сїѧ́нный: ра́дꙋйсѧ, во свѣ́тѣ лица̀ бж҃їѧ тмꙋ̀ невѣ́дѣнїѧ и҆ пло́тскихъ мꙋдрова́нїй во все́мъ житїѝ твое́мъ ѿ себѐ ѿгна́вый.

Ра́дꙋйсѧ, розго̀ плодоно́снаѧ дѣ́лы бг҃оꙋго́дными, приви́таѧ къ и҆́стинной лѣ́торасли вертогра́да гдⷭ҇нѧ: ра́дꙋйсѧ, крі́не, прозѧ́бшїй благоче́стїе ѿ росы̀ дх҃а ст҃а́гѡ.

Ра́дꙋйсѧ, кла́се, пло́дъ дх҃о́вный вѣ́ры, наде́жды и҆ любвѐ бж҃е́ственныѧ стори́цею прине́сшїй.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ г҃.

Си́ла вы́шнѧгѡ, є҆́юже ѡ҆блече́нъ бы́лъ є҆сѝ во ᲂу҆го́дное бл҃года́ти бж҃е́ственныѧ ѻ҆рꙋ́дїе, толи́кїй пла́мень ре́вности бж҃їѧ возжжѐ въ се́рдцѣ твое́мъ, ꙗ҆́кѡ неꙋсы́пнагѡ ра́ди хвалє́нїѧ гдⷭ҇а и҆ вели́кїй а҆́гг҃льскїй ѡ҆́бразъ по рꙋкоположе́нїи вско́рѣ воспрїѧ́ти и҆зво́лилъ є҆сѝ, и҆́менемъ і҆ѡа́нна во схимона́сѣхъ па́ки нарече́нный, ꙗ҆́кѡ и҆спо́лнь сꙋгꙋ́быѧ бл҃года́ти бж҃їѧ и҆ навы́кнꙋвый пѣ́ти непреста́ннѡ серафі́мскꙋю пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ г҃.

И҆мы́й дарова̑нїѧ многоразли̑чнаѧ ѿ гдⷭ҇а, вои́стиннꙋ не возмо́глъ є҆сѝ ᲂу҆таи́тисѧ ѿ совремє́нникъ твои́хъ, ѿ ни́хже мно́зи нача́ша приходи́ти къ тебѣ̀ по́льзы ра́ди дꙋше́вныѧ: благочести́вый же ѻ҆стро́жскїй кн҃зь кѡнстанті́нъ и҆спросѝ тѧ̀ во ѡ҆би́тель свою̀ крⷭ҇тнꙋю, ꙗ҆́же на ѻ҆́стровѣ дꙋ́бенстѣмъ, и҆дѣ́же и҆ во и҆гꙋ́мена вско́рѣ поста́вленъ бы́лъ є҆сѝ, наꙋча́ѧ всѣ́хъ зва́ти тебѣ̀:

Ра́дꙋйсѧ, вмѣсти́лище всѣ́хъ сокро́вищъ гдⷭ҇нихъ: ра́дꙋйсѧ, раздаѧ́телю коемꙋ́ждо на по́льзꙋ дарѡ́въ дх҃о́вныхъ, ꙗ҆́же прїѧ́лъ є҆сѝ ѿ гдⷭ҇а.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ревнꙋ́ѧ по правосла́вїю во ѡ҆би́тели дꙋ́бенстѣй писа́нїемъ кни́гъ бж҃е́ственныхъ проти́вꙋ ᲂу҆́нїи, тогда̀ пе́рвѣе ꙗ҆ви́вшейсѧ, бг҃омꙋ́дреннѡ ᲂу҆пражнѧ́лсѧ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ сегѡ̀ ра́ди и҆ бра́тїю свою̀ на по́двигъ распростране́нїѧ правосла́вныхъ кни́гъ бг҃омꙋ́жнѡ подвиза́лъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ бл҃гослове́нїю твоемꙋ̀ и҆ внꙋше́нїю, є҆́же ѿ дх҃а ст҃а́го, послѣ́дꙋѧ, ѻ҆стро́жскїй кн҃зь первопеча́тнꙋю слове́нскꙋю бі́блїю во ᲂу҆тѣше́нїе вѣ́рныхъ тисне́нїю предадѐ.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ д҃.

Вре́менныѧ че́сти, є҆́юже стꙋжа́хꙋ тѝ мно́зи ѿ правосла́вныхъ, кꙋ́пнѡ же и҆ ѡ҆ѕлобле́нїй многоразли́чныхъ за любо́вь къ правосла́вїю ѿ клевре́тѡвъ ᲂу҆́нїи хотѧ̀ и҆зба́витисѧ, ᲂу҆мы́слилъ є҆сѝ и҆збѣ́гнꙋти ѿ нача́льства, є҆́же вѧ́щше два́десѧти лѣ́тъ и҆мѣ́лъ є҆сѝ на ѻ҆́стровѣ дꙋ́бенстѣмъ. Сегѡ̀ ра́ди та́й ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ ѡ҆би́тель свою̀ крⷭ҇тнꙋю, и҆ во є҆́же сокры́тисѧ ѿ треволне́нїй мі́ра сегѡ̀ многомѧте́жнагѡ, во ѡ҆́бразѣ проста́гѡ и҆́нока прите́клъ є҆сѝ на го́рꙋ поча́евскꙋю, и҆здре́вле свѣ́тлостїю чꙋде́съ премно́гихъ сїѧ́ющꙋю, зовы́й бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ д҃.

Оу҆слы́шаша и҆ ᲂу҆разꙋмѣ́ша се́рдцемъ и҆ дꙋше́ю и҆́ноцы поча́евстїи преизбы́точествꙋющїй въ тебѣ̀ и҆сто́чникъ бл҃года́ти бж҃їѧ, ѻ҆́ч҃е на́шъ і҆́ѡве, ꙗ҆́кѡ сицева́го тѧ̀ наста́вника ѕѣлѡ̀ подви́жна и҆ и҆скꙋ́сна бл҃говолѝ и҆мѣ́ти прест҃а́ѧ бцⷣа во свое́й, нб҃сѝ подо́бѧщейсѧ, ѡ҆би́тели: тѣ́мже ѻ҆́бщимъ моле́нїемъ со слеза́ми а҆́бїе во и҆гꙋ́мена себѣ̀ поста́виша тѧ̀, взыва́юще тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, гра́де, верхꙋ̀ горы̀ стоѧ́й и҆ и҆з̾ѡби́лꙋѧй вы́шними добро́тами: ра́дꙋйсѧ, сокро́вищнице, богатѧ́щаѧ на́съ дꙋхо́вными би́серы.

Ра́дꙋйсѧ, сто́лпе, ᲂу҆казꙋ́ѧй пꙋ́ть пра́вый хотѧ́щымъ ѡ҆брѣстѝ є҆го̀: ра́дꙋйсѧ, свѣти́ло, на за́падѣ рѡссі́и въ просвѣще́нїе на́ше возсїѧ́вшее.

Ра́дꙋйсѧ, по слѣда́мъ всебл҃же́ннагѡ ѳеодо́сїа кїевопече́рскагѡ ѻ҆́бщихъ жи́тїй на горѣ̀ поча́евстѣй первонача́льниче.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ є҃.

Бг҃оте́чнѣй ѕвѣздѣ̀ ᲂу҆подо́билсѧ є҆сѝ, всебл҃же́нне, сїѧ́ѧ дѣ́лы бл҃ги́ми и҆ бг҃оꙋго́дными на горѣ̀ поча́евстѣй: и҆́хже ра́ди мнѡ́зи бо слѣ́дъ тебѣ̀ направлѧ́хꙋ стѡпы̀ своѧ̑ ѿ распꙋ́тїй грѣхо́вныхъ, ѻ҆́вїи ᲂу҆̀бо на нꙋ̑жды ѡ҆би́тели твоеѧ̀ ѿ и҆мѣ́нїй свои́хъ приносѧ́ще, ѻ҆́вїи же ѻ҆тцє́мъ дх҃о́внымъ во и҆сповѣ́данїе грѣхѡ́въ свои́хъ нарочи́тѡ тебѐ и҆збира́юще, ꙗ҆́кѡ всѣ̑мъ ѿ тебѣ̀ бг҃ꙋ слꙋжа́щымъ и҆ тобо́ю на спасе́нїѧ стєзѝ наставлѧ́ємымъ, со дерзнове́нїемъ пѣ́ти бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ є҃.

Ви́дѣвъ тѧ̀ і҆еросхимона́хъ досїѳе́й, ᲂу҆чени́къ тво́й, ᲂу҆го́дниче бж҃їй, дрє́внимъ ѻ҆тцє́мъ въ житїѝ свое́мъ послѣ́дꙋюща, начерта̀ на́мъ пресла̑внаѧ дѣла̀ и҆ вели́кїѧ пѡ́двиги твоѧ̑: и҆́мже ᲂу҆дивлѧ́ющесѧ, сицевы́мъ вѣнча́емъ тѧ̀ пѣсносло́вїемъ:

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ тѣ́снѣй и҆ те́мнѣй пеще́рѣ горы̀ поча́евскїѧ та́йнѡ ѿ взо́рѡвъ человѣ́ческихъ многолѣ́тнѣ свѧ́тѡ подвиза́лсѧ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ и҆ногда̀ чрез̾ трѝ днѝ, ѻ҆вогда̀ же чрез̾ цѣ́лꙋю седми́цꙋ є҆ди́нъ въ пеще́рѣ то́й бг҃омы́слїѧ ра́ди затворе́нъ бы́лъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ є҆ди́ною молѧ́щꙋсѧ тѝ внꙋ́трь є҆ѧ̀, ѡ҆блиста̀ тѧ̀ свѣ́тъ неизрече́нный, надо́лзѣ не престаѧ̀ ѡ҆сїѧва́ти сопредѣ́льнꙋю съ пеще́рою це́рковь: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ничи́мже то́чїю слеза́ми, и҆з̾ глꙋбины̀ серде́чныѧ и҆злива́ющимисѧ, во времена̀ ѻ҆́ны пита́выйсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ неѡбы́чнагѡ ра́ди и҆зможде́нїѧ пло́ти и҆ до́лгихъ стоѧ́нїй согнѝ на нога́хъ тѣ́ло твоѐ и҆ да́же ѿ косте́й ѿпада́ше.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ ѕ҃.

Проповѣ́дати правосла́вїе жела́ѧ во страна́хъ свои́хъ, всебл҃же́нне, ꙗ҆́коже на ѻ҆́стровѣ дꙋ́бенстѣмъ, си́це и҆ на горѣ̀ поча́евстѣй, кни̑ги бж҃е́ствєнныѧ въ поꙋче́нїе вѣ̑рнымъ подава́лъ є҆сѝ, є҆ще́ же и҆ тѵ́помъ печа́тати ты̑ѧ въ свое́й тѷпогра́фїи поча́евстѣй повелѣва́лъ є҆сѝ и҆ кꙋ́пнѡ съ ни́ми посла̑нїѧ а҆рхїерє́йскаѧ и҆ мл҃твы многоразли̑чныѧ, во є҆́же всѣ́мъ чтꙋ́щымъ и҆̀хъ и҆ по ѻ҆́нѣмъ молѧ́щымсѧ пѣ́ти бг҃ꙋ нело́жнѡ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѕ҃.

Возсїѧ́лъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ зарѧ̀, не ѿ восто́ка, но ѿ за́пада рѡссі́йскагѡ восходѧ́щаѧ, ᲂу҆го́дниче бж҃їй, є҆гда̀ нꙋ́ждъ ра́ди цр҃ко́вныхъ ѿ ѡ҆бдержа́щїѧ ᲂу҆́нїи бы́лъ є҆сѝ въ бг҃оспаса́емѣмъ гра́дѣ кі́евѣ на собо́рѣ ст҃ы́хъ ѻ҆тє́цъ, и҆дѣ́же, во ст҃ѣ́й кїевопече́рской ла́ѵрѣ, є҆ѧ́же прпⷣбными ѻ҆тца́ми, ѿ ѕла́гѡ наше́ствїѧ баты́ева спаса́вшимисѧ, и҆ ѡ҆би́тель поча́евскаѧ дре́вле ѡ҆снова́сѧ, клѧ́твеннѡ ѡ҆бѣща́лсѧ є҆сѝ кꙋ́пнѡ съ и҆ны́ми въ вѣ́рѣ правосла́внѣй, ѻ҆те́честѣй крѣ́пкѡ и҆ неизмѣ́ннѡ стоѧ́ти, николи́же и҆ ника́коже ѡ҆ ѿстꙋпле́нїи въ и҆новѣ́рїе не мы́слити, и҆ къ семꙋ̀ всерѡссі́йскїй наро́дъ ᲂу҆вѣщава́ти, да слы́шиши ѿ всѣ́хъ:

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́сное зерца́ло а҆пⷭ҇льскихъ преда́нїй: ра́дꙋйсѧ, живопрїи́мный и҆сто́чниче и҆́стинныхъ каѳолі́ческихъ пра́вилъ: ра́дꙋйсѧ, є҆реті́ческихъ басносло́вїй премꙋ́дрый и҆стреби́телю.

Ра́дꙋйсѧ, глꙋбины̀ правосла́вныхъ догма́тѡвъ и҆скꙋ́сный и҆змѣри́телю: ра́дꙋйсѧ, бж҃е́ственный ѻ҆рга́не, возшꙋми́вшїй на́мъ ᲂу҆че́нїе спаси́тельное.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ з҃.

Хотѧ̀ хрⷭ҇то́съ гдⷭ҇ь и҆ пребл҃га́ѧ пречⷭ҇таѧ мт҃рь є҆гѡ̀ ꙗ҆ви́ти тѝ, ѻ҆́тче, несказа́нное смотре́нїе своѐ ѡ҆ свѧтѣ́й горѣ̀ поча́евстѣй, дарова́ша тѝ си́лꙋ и҆ премꙋ́дрость бл҃гопоспѣ́шнѡ подвиза́тисѧ проти́вꙋ ѕлѣ́йшагѡ врага̀ ѡ҆би́тели твоеѧ̀, ѕловѣ́рнагѡ болѧ́рина фирле́а: є҆го́же ты̀ сꙋдо́мъ пра́вымъ и҆мꙋ́щество монасты́рское, велѣ́нїемъ є҆го̀ погра́бленное, возврати́ти понꙋ́дилъ є҆сѝ, и҆ сего̀ въ примире́нїе съ собо́ю и҆ со и҆́ноцы свои́ми приве́лъ є҆сѝ, поѧ̀ бг҃ꙋ сꙋда̀ и҆ пра́вды: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ з҃.

Но́вое тобо́ю показа̀ гдⷭ҇ь ѡ҆би́тели поча́евстѣй неизслѣ́димое промышле́нїе своѐ, є҆гда̀ жела́нїю твоемꙋ̀ послѣ́дꙋѧ, и҆мени́тый болѧ́ринъ ѳео́дѡръ и҆ є҆́ѵа, бл҃горо́днаѧ жена̀ є҆гѡ̀, и҆ждиве́нїемъ свои́мъ соѡрꙋди́ша верхꙋ̀ горы̀ поча́евскїѧ цр҃ковь вели́кꙋю и҆ пресла́внꙋю, ꙗ҆́кѡ вмѣсти́тисѧ въ не́й цѣльбоно́снѣй стопѣ̀ бж҃їѧ мт҃ре: и҆дѣ́же и҆ і҆кѡ́нꙋ є҆ѧ̀ чꙋдотво́рнꙋю поста́вилъ є҆сѝ, слы́шаще ѿ всѣ́хъ:

Ра́дꙋйсѧ, трⷪ҇цы живонача́льныѧ, во є҆ѧ́же и҆́мѧ но́вый хра́мъ са́мъ ѡ҆ст҃и́лъ є҆сѝ, и҆збра́нный побо́рниче: ра́дꙋйсѧ, пречⷭ҇тыѧ бцⷣы, ра́ди стопы̀ є҆ѧ̀ и҆ і҆кѡ́ны поча́евскїѧ, преизѧ́щный покло́нниче.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ревнꙋ́ѧ ѡ҆ бл҃гоꙋстрое́нїи ѡ҆би́тели твоеѧ̀, свои́ма рꙋка́ма сады̀ на горѣ̀ поча́евстѣй насажда́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ снабже́нїѧ ра́ди ѡ҆би́тели и҆ всеѧ̀ ве́си поча́евскїѧ водо́ю самоли́чнѣ прꙋды̀ ᲂу҆ подно́жїѧ горы̀ поча́евскїѧ и҆скопа́лъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, всѐ монасты́рское и҆мꙋ́щество во бдѣ́нїихъ свои́хъ, наипа́че же но́щїю, многокра́тнѣ ѿ та́тей храни́вый и҆ си́хъ тобо́ю ᲂу҆ловлѧ́емыхъ на пꙋ́ть и҆́стинный наставлѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ и҃.

Стра́нно и҆ чꙋ́дно житїѐ твоѐ, си́це и҆ ᲂу҆спе́нїе твоѐ, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е: хотѧ́щꙋ бо тѝ преста́витисѧ ѿ привре́менныѧ жи́зни сеѧ̀, толи́кїѧ прозорли́вости сподо́билсѧ є҆сѝ ѿ гдⷭ҇а, ꙗ҆́кѡ де́нь и҆ ча́съ ѿше́ствїѧ твоегѡ̀ пре́жде седми́цы проре́клъ є҆сѝ. во ᲂу҆рече́нный же де́нь и҆ ча́съ, по бж҃е́ственнѣй лїтꙋргі́и, тобо́ю же сами́мъ соверше́ннѣй, а҆́бїе кромѣ̀ всѧ́кїѧ болѣ́зни ми́рнѡ ѿше́лъ є҆сѝ ко гдⷭ҇ꙋ, не престаѧ̀ пѣ́ти є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ и҃.

Ве́сь бѣ̀ въ стра́сѣ наро́дъ поча́евскїй и҆ про́чїи ѡ҆кре́стнїи лю́дїе, ви́дѧще свѣ́тлость ѿ гро́ба твоегѡ̀ и҆сходѧ́щꙋю чрезъ се́дмь лѣ́тъ по ᲂу҆спе́нїи твое́мъ, ᲂу҆го́дниче бж҃їй: недоꙋмѣва́хꙋ бо̀, ѿкꙋ́дꙋ и҆ ко́еѧ ра́ди вины̀ сїѧ̀ лꙋча̀ и҆схожда́ше. тогда̀ са́мъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ въ со́нномъ видѣ́нїи митрополі́тꙋ кі́евскомꙋ дїонѵ́сїю, и҆звѣствꙋ́ѧ, ꙗ҆́кѡ хо́щетъ бг҃ъ чрез̾ него̀ ѿкры́ти ст҃ы̑ѧ мо́щи твоѧ̑: є҆́же слы́шавъ а҆рхїере́й правосла́вный возглаша́ше ѡ҆ тебѣ̀:

Ра́дꙋйсѧ, дѣ́лателю до́брый, ѿ ᲂу҆́тра до ве́чера столѣ́тнїѧ жи́зни твоеѧ̀ дѣ́лавый бл҃гоче́стнѡ въ вертогра́дѣ дх҃о́внѣмъ: ра́дꙋйсѧ, тѧготꙋ̀ и҆ ва́ръ многотрꙋ́днагѡ житїѧ̀ твоегѡ̀ ра́ди гдⷭ҇а ѻ҆хо́тнѡ поне́сшїй.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ сегѡ̀ ра́ди дꙋша̀ твоѧ̀ не ѡ҆ста́висѧ во а҆́дѣ, нижѐ пло́ть твоѧ̀ ви́дѣ и҆стлѣ́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, бл҃гі́й ра́бе и҆ вѣ́рный, за безмѣ̑рныѧ по́двиги твоѧ̑ вше́дый въ ра́дость гдⷭ҇а своегѡ̀.

Ра́дꙋйсѧ, свѣти́льниче, ѡ҆ не́мже не восхотѣ̀ бг҃ъ да под̾ спꙋ́домъ пребыва́етъ, но да на свѣ́щницѣ всенаро́днагѡ зрѣ́нїѧ и҆ поклоне́нїѧ поста́витсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ ѳ҃.

Всѐ є҆стество̀ земно́е превосходѧ́щыѧ глаго́лы твоѧ̑ слы́шавъ дїонѵ́сїй, а҆́ще и҆ слага́ше ты̑ѧ въ се́рдцѣ свое́мъ, ѻ҆ба́че, ꙗ҆́кѡ мꙋ́дрый и҆ и҆скꙋ́сный бг҃осло́въ, ᲂу҆ме́дли ѿ дѣ́ла тогѡ̀, до́ндеже трети́цею ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ є҆мꙋ̀, ѿмще́нїемъ претѧ̀, а҆́ще бы повелѣ́ннагѡ не и҆спо́лнилъ вско́рѣ: ᲂу҆разꙋмѣ́въ же ѿ произволе́нїѧ бж҃їѧ бы́ти дѣ́ло сїѐ, прите́къ а҆́бїе со всѣ́мъ кли́ромъ на го́рꙋ поча́евскꙋю и҆ и҆спыта́въ и҆звѣ́стное ѡ҆ бг҃оꙋго́дномъ житїѝ твое́мъ, повелѣ̀ ѿкры́ти гро́бъ, въ не́мже ѡ҆брѣ́те честны̑ѧ мо́щи твоѧ̑ кромѣ̀ всѧ́кагѡ тлѣ́нїѧ, бл҃гоꙋха́нїѧ несказа́ннагѡ и҆спо́лненны: и҆ та́кѡ внесо́ша ты̑ѧ въ цр҃ковь живонача́льныѧ трⷪ҇цы, ᲂу҆блажа́юще тѧ̀ и҆ пою́ще бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѳ҃.

Виті́йство всѧ́кое не мо́жетъ и҆зрещѝ вели́чества пресла́вныхъ зна́менїй и҆ чꙋде́съ твои́хъ, ꙗ҆́же на́чалъ є҆сѝ ꙗ҆влѧ́ти по ѿкры́тїи моще́й твои́хъ, всебл҃же́нне ѻ҆́тче: мно́зи бо ѿ наро́да, разли́чными недꙋ́ги ѡ҆держи́мїи, прите́кше къ многоцѣле́бнѣй ра́цѣ твое́й, и҆сцѣле́нїе прїѧ́ша. ꙗ҆́коже бо въ животѣ̀ твое́мъ всѧ́кїѧ добродѣ́тели и҆ бл҃госты́ни и҆спо́лненъ бы́лъ є҆сѝ, си́це и҆ по сме́рти добро̀ твори́ти не престае́ши всѣ̑мъ съ вѣ́рою призыва́ющымъ тѧ̀ и҆ вопїю́щымъ ѡ҆ бз҃ѣ сицева̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, зерно̀ пшени́чное, по а҆пⷭ҇льскомꙋ глаго́лꙋ и҆з̾ земна́гѡ тлѣ́нїѧ произра́стшее, да мно́гъ пло́дъ дх҃о́вный тре́бꙋющымъ принесе́ши: ра́дꙋйсѧ, дре́во, насажде́нное при и҆сто́чницѣ цѣльбоно́сныѧ воды̀ ѿ стопы̀ бж҃їѧ мт҃ре, да всѝ жа́ждꙋщїи ѿ тебѐ питїѐ жи́зни почерпа́ютъ.

Ра́дꙋйсѧ, првⷣниче, по сло́вꙋ ѱало́мскомꙋ, ꙗ҆́кѡ фі́нїѯъ процвѣты́й ѿ горы̀ поча́евскїѧ, да а҆́лчꙋщихъ пра́вды и҆ всѧ́кїѧ благосты́ни и҆́стиною и҆ бл҃гонра́вїемъ напита́еши: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆́зы разрꙋше́нїѧ пе́рстнагѡ въ нетлѣ́нїи свое́мъ бл҃года́тїю бж҃їею расто́ргнꙋвый, да ѿ всѧ́кихъ гꙋби́тельныхъ недꙋ́гѡвъ стра́ждꙋщимъ враче́вство и҆ и҆сцѣле́нїе подае́ши.

Ра́дꙋйсѧ, въ мі́рѣ желѣ́зомъ рече́нный, несокрꙋши́мꙋю крѣ́пость и҆ си́лꙋ немощны̑мъ дꙋше́ю и҆ тѣ́ломъ свы́ше приносѧ́й.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ і҃.

Спастѝ хотѧ̀ ᲂу҆ченика̀ твоегѡ̀ досїѳе́а ѿ ѡ҆бдержа́щагѡ є҆го̀ смертоно́снагѡ недꙋ́га, ѻ҆́тче прпⷣбне, а҆́гг҃лы во твоѐ ѻ҆бще́нїе призва́лъ є҆сѝ, съ ни́миже и҆ ви́дѣнъ бы́лъ є҆сѝ во свѣ́тлости неѡбы́чнѣй, предстоѧ̀ бж҃їей мт҃ри, но́щїю въ цр҃кви прест҃ы́ѧ трⷪ҇цы, пла́тъ, мѵ́ромъ цѣле́бнымъ чꙋде́снѡ напое́нный болѧ́щемꙋ посыла́ѧ, да ѡ҆тре́тъ и҆̀мъ тѣ́ло своѐ, и҆ а҆́бїе грѧде́тъ въ цр҃ковь на всено́щное бдѣ́нїе прилꙋчи́вшагѡсѧ ра́ди вели́кагѡ пра́здника всемі́рнагѡ воздви́женїѧ крⷭ҇та̀ гдⷭ҇нѧ, поѧ̀ бг҃ꙋ, си́лою крⷭ҇тною ᲂу҆крѣплѧ́ющемꙋ ст҃ы́хъ свои́хъ на по́мощь вѣ̑рнымъ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ і҃.

Стѣна̀ є҆сѝ и҆ ѡ҆гражде́нїе ѿ врагѡ́въ ви́димыхъ и҆ неви́димыхъ достоѧ́нїю твоемꙋ̀, въ не́мже, ѻ҆́тче, жи́тельствовалъ є҆сѝ и҆ ны́нѣ пребыва́еши въ нетлѣ́ннѣмъ тѣлесѝ твое́мъ. сегѡ̀ ра́ди є҆гда̀ нечести́вїи і҆сма́илиты ѡ҆быдо́ша го́рꙋ поча́евскꙋю во вре́мѧ бра́ни Зба́ражскїѧ, а҆́бїе ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ верхꙋ̀ є҆ѧ̀ на ѻ҆́блацѣхъ нбⷭ҇ныхъ, въ свѣ́тлости неѡбы́чнѣй предста́тельствꙋѧ пред̾ ст҃о́ю дв҃ою бцⷣею, да не преда́стъ въ нево́лю сꙋпоста́тѡмъ ѡ҆би́тели, и҆дѣ́же бы́лъ є҆сѝ и҆гꙋ́менъ: є҆́же ви́дѣвше и҆́ноцы и҆ лю́дїе, во ѡ҆би́тели ѡ҆бложе́ннїи, припа́дающе къ ра́цѣ чтⷭ҇ны́хъ моще́й твои́хъ, вопїѧ́хꙋ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, со а҆́гг҃льскими си́лами предстоѧ́й цр҃и́цѣ нбⷭ҇ной проти́вꙋ полкѡ́въ невѣ́рныхъ а҆га́рѧнъ: ра́дꙋйсѧ, и҆́хже стрѣла́ми, на главы̀ и҆́хъ возвраща́ющимисѧ, ꙗ҆́кѡ мо́лнїею и҆̀хъ порази́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ сегѡ̀ ра́ди вразѝ крⷭ҇та̀ хрⷭ҇то́ва спѣ́шнѣ ѿбѣго́ша ѿ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ, дрꙋ́гъ дрꙋ́га во ᲂу҆́жасѣ поража́юще: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ мно́зи ѿ ни́хъ, стра́хомъ бж҃їимъ наставлѧ́еми, хрⷭ҇тїа́нскꙋю вѣ́рꙋ прїе́мше, на послꙋша́нїи монасты́рстѣмъ въ поча́евѣ да́же до кончи́ны своеѧ̀ пребы́ша.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ предста́тельствомъ твои́мъ къ бцⷣѣ всѧ̑ бл҃га̑ѧ вѣ̑рнымъ во и҆збавле́нїе и҆́хъ прїидо́ша. Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ а҃і.

Пѣ́нїе всѧ́кое не довлѣ́етъ къ прославле́нїю пренбⷭ҇нагѡ вели́чества твоегѡ̀ и҆ вла́сти, ꙗ҆́же ѿ гдⷭ҇а, всебл҃же́нне ѻ҆́ч҃е: ꙗ҆́кѡ не то́чїю правосла̑внымъ, но и҆ врагѡ́мъ, є҆гда̀ попꙋще́нїемъ бж҃їимъ, во вла́сти и҆́хъ бѧ́ше гора̀ поча́евскаѧ, неисчє́тныѧ да́ры и҆ бл҃годѣѧ̑нїѧ вразꙋмлѧ́ѧ ниспосыла́лъ є҆сѝ, ѻ҆́выхъ ᲂу҆̀бо ѿ дꙋхѡ́въ нечи́стыхъ, ѻ҆́выхъ ѿ болѣ́зней и҆ смертоно́сныхъ ра́нъ и҆сцѣлѧ́ѧй, ѻ҆́выхъ же поꙋча́ѧй сꙋдо́мъ тѧ́жкимъ и҆ видѣ̑нїи многоѡбра́зными, да чтꙋ́тъ тѧ̀, ꙗ҆́кѡ и҆́стиннагѡ слꙋгꙋ̀ бж҃їѧ: є҆́же сі́и и҆ нача́ша твори́ти, доне́лѣже чтⷭ҇ны̑ѧ мо́щи твоѧ̑, кꙋ́пнѡ со ѡ҆би́телїю поча́евскою, не бѧ́хꙋ па́ки возвраще́ни во ѡ҆держа́нїе правосла́внымъ, съ пѣ́снїю ѡ҆ тебѣ̀ бг҃ꙋ бл҃года́рственною: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ а҃і.

Ꙗ҆́кѡ свѣтопрїи́мнаѧ свѣща̀ є҆ле́емъ бл҃года́ти возжже́ннаѧ, ꙗ҆́кѡ свѣ́точь многосвѣ́тлый, на высотѣ̀ стоѧ́й, свѣтопода́тельнѣ сїѧ́еши всѣ̑мъ концє́мъ землѝ, ѻ҆́тче на́шъ і҆́ѡвѣ: сегѡ̀ ра́ди и҆ восто́къ тѧ̀ ᲂу҆блажа́етъ: и҆ сѣ́веръ велича́етъ, и҆ ю҆́гъ восхвалѧ́етъ и҆ за́падъ по премно́гꙋ прославлѧ́етъ. мы́ же во свѣ́тѣ лица̀ твоегѡ̀ текꙋ́ще къ свѣ́тꙋ невече́рнемꙋ и҆ къ ра́зꙋмꙋ бж҃е́ственномꙋ наставлѧ́еми, вопїе́мъ тѝ ѿ полноты̀ серде́чныѧ:

Ра́дꙋйсѧ, превѣ́чнагѡ а҆рхїере́а хрⷭ҇та̀ вѣ́рный слꙋжи́телю, за бл҃гоче́стїе своѐ а҆рхїере́йскима рꙋка́ма и҆з̾ спꙋ́да земна́гѡ и҆з̾ѧ́тый и҆ ѿкры́тый длѧ всенаро́днагѡ почита́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, цр҃ѧ̀ нбⷭ҇нагѡ и҆ влⷣки непобѣди́мый ратобо́рче, бл҃гочести́выхъ же царе́й на́шихъ спобо́рниче и҆ ᲂу҆твержде́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, мл҃твенниче и҆ сопредстоѧ́телю прест҃ы́ѧ бцⷣы непреста́нный, кꙋ́пнѡ съ і҆кѡ́ною є҆ѧ̀ чтⷭ҇но́ю и҆ стопо́ю цѣльбоно́сною ѿ всѣ́хъ на го́рꙋ поча́евскꙋю притека́ющихъ почита́емый: ра́дꙋйсѧ, а҆́гг҃лѡвъ бж҃їихъ и҆ ст҃ы́хъ на нбⷭ҇ѝ кꙋпножи́телю преизрѧ́дный, во хра́мѣ, честно́мꙋ и҆́мени твоемꙋ̀ посщ҃е́нномъ на землѝ, ѿ приходѧ́щихъ къ тебѣ̀ ᲂу҆блажа́емый.

Ра́дꙋйсѧ, сто́лпе вѣ́ры, про́мысломъ бж҃їимъ на кра́йнемъ за́падѣ рѡссі́йскїѧ землѝ водрꙋже́нный, да всѣ̑мъ ѿ вѣ́ры и҆ праѻте́ческагѡ бл҃гоче́стїѧ заблꙋ́ждшымъ сыновѡ́мъ за́пада и҆нозе́мнагѡ пꙋ́ть до́брый къ и҆́стинномꙋ правовѣ́рїю, є҆́же въ цр҃кви на́шей правосла́внѣй, показꙋ́еши.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡвѣ, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ в҃і.

Бл҃года́тїю, да́нною тѝ свы́ше, чꙋдодѣ́йствꙋѧ на горѣ̀ поча́евстѣй, прпⷣбне, не ѡ҆ставлѧ́еши ны̀ и҆ во вре́мѧ сїѐ: но ꙗ҆́коже дре́вле, си́це и҆ до дне́шнѧгѡ днѐ, не то́чїю притека́ющїи къ ра́цѣ многоцѣле́бныхъ моще́й твои́хъ, но и҆ всѝ ѿдале́че тебѐ призыва́ющїи и҆ на тѧ̀ ᲂу҆пова́ющїи слѣпі́и прозира́ютъ, хромі́и хо́дѧтъ, разсла́бленнїи возстаю́тъ, бѣснꙋ́ющїисѧ и҆сцѣлѧ́ютсѧ, стра́ждꙋщїи ᲂу҆тѣша́ютсѧ, ᲂу҆грожа́емїи ѕлы́мъ повѣ́трїемъ ѿ смертоно́сныѧ ꙗ҆́звы и҆збавлѧ́ютсѧ, землѝ плодоно́сїе подае́тсѧ, гра́ды и҆ до́мы ѿ трꙋ́са, пото́па и҆ ѻ҆гнѧ̀ спаса́ютсѧ, во є҆́же всѣ́мъ ѿ тебѐ вспомоществꙋ́ємымъ и҆ та́кѡ тобо́ю хва́лѧщымсѧ пѣ́ти бг҃ꙋ въ ра́дованїи се́рдца своегѡ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃і.

Пою́ще пресла́вное ѡ҆ тебѣ̀ смотре́нїе бж҃їе и҆ чꙋдесы̀ твоѧ̑, прпⷣбне ѻ҆́тче, мо́лимъ тѧ̀ всеꙋсе́рднѡ, рабѝ твоѝ, не забꙋ́ди на́съ и҆ во всѐ приснотекꙋ́щее вре́мѧ живота̀ на́шего, но всегда̀ пребыва́й съ на́ми, да твои́мъ застꙋпле́нїемъ и҆ по́мощїю ѡ҆гражда́еми, спаса́еми и҆ и҆збавлѧ́еми ѿ всѣ́хъ ѕѡ́лъ ви́димыхъ и҆ неви́димыхъ, вопїе́мъ тѝ до сконча́нїѧ вѣ́ка:

Ра́дꙋйсѧ, ми́лости вели́кїѧ сокро́вище: ра́дꙋйсѧ, бж҃е́ственнагѡ промышле́нїѧ ѡ҆ лю́дехъ прїѧ́телище.

Ра́дꙋйсѧ, ненаде́жныхъ надѣ́ѧнїе: ра́дꙋйсѧ, са́мыхъ ѿча́ѧнныхъ спасе́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, є҆гѡ́же бл҃гопоспѣ́шными мл҃твами ѿ вѣ́чныѧ сме́рти свобожда́емсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡве, пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ ѡ҆би́тели поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе.

Конда́къ г҃і.

Ѽ прехва́льный и҆ пречꙋ́дный ѻ҆́тче і҆́ѡве: прїимѝ ны́нѣ сїѐ ма́лое моле́нїе на́ше, тебѣ̀ ѿ любвѐ серде́чныѧ приноси́мое, и҆ твои́мъ бг҃опрїѧ́тнымъ хода́тайствомъ и҆спо́лни во бл҃ги́хъ всѧ̑ прошє́нїѧ на́ша: къ тебѣ̀ бо въ нꙋ́ждахъ прибѣга́емъ и҆ на тебѐ по бз҃ѣ и҆ бцⷣѣ всѐ ᲂу҆пова́нїе на́ше возлага́емъ, прославлѧ́юще тѧ̀, и҆ тобо́ю прославлѧ́емомꙋ пода́телю всѣ́хъ бл҃гъ, влⷣцѣ жи́зни и҆ сме́рти, пою́ще ᲂу҆се́рднѡ: А҆ллилꙋ́їа.

Се́й конда́къ глаго́ли три́жды. И҆ па́ки чте́тсѧ а҃-й і҆́косъ и҆ конда́къ а҃-й.

Мл҃тва а҃.

Ѽ всест҃ы́й и҆ пресла́вный ᲂу҆го́дниче бж҃їй, прпⷣбне ѻ҆́тче на́шъ і҆́ѡве, при́сный ѡ҆ на́съ ко гдⷭ҇ꙋ мл҃твенниче и҆ те́плый предста́телю ѡ҆ дꙋша́хъ на́шихъ: къ тебѣ̀ всеꙋмиле́ннѡ ны́нѣ притека́емъ, и҆ помина́юще по́двиги и҆ чꙋдеса̀ твоѧ̑, ꙗ҆́же сотвори́лъ є҆сѝ и҆ твори́ши на землѝ, про́симъ твою̀ бл҃госты́ню: ꙗ҆́коже тве́рдѡ и҆ неизмѣ́ннѡ потрꙋди́лсѧ є҆сѝ въ вѣ́рѣ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ, и҆ сїю̀ до конца̀ въ себѣ̀ и҆ во всѣ́хъ при́сныхъ твои́хъ цѣ́лꙋ и҆ невреди́мꙋ сохрани́вый ѿ всѧ́кихъ прираже́нїй вра́жїихъ и҆ є҆ресе́й тлетво́рныхъ, си́це и҆ на́съ въ правосла́вїи и҆ є҆диномы́слїи ᲂу҆крѣпѝ, ѿгонѧ́ѧ мл҃твами твои́ми всѧ́кꙋю тмꙋ̀ невѣ́рїѧ и҆ неправомы́слїѧ ѿ серде́цъ и҆ помышле́нїй на́шихъ: послꙋжи́вый гдⷭ҇ꙋ и҆ бг҃ꙋ твоемꙋ̀ дѣ́лы бл҃ги́ми и҆ неизрече́ннымъ самоѿверже́нїемъ въ трꙋдѣ́хъ, бдѣ́нїихъ и҆ поще́нїихъ, наста́ви на́съ на пꙋ́ть всѧ́кїѧ добродѣ́тели и҆ бл҃госты́ни, и҆збавлѧ́ѧ ѿ и҆скꙋше́нїй и҆ грѣхѡ́въ, ᲂу҆далѧ́ющихъ на́съ ѿ бг҃а и҆ поверга́ющихъ въ бе́зднꙋ ѕла̀ всѐ житїѐ на́ше: ꙗ҆ви́выйсѧ и҆ногда̀ съ пречⷭ҇тою дв҃ою бцⷣею верхꙋ̀ горы̀ поча́евскїѧ во спасе́нїе ѡ҆би́тели твоеѧ̀ ѿ наше́ствїѧ а҆га́рѧнскагѡ и҆ ны́нѣ ᲂу҆скорѝ на по́мощь, ᲂу҆твержда́ѧ ми́ръ и҆ тишинꙋ̀ въ землѝ на́шей, да твои́ми мл҃твами и҆ предста́тельствомъ ти́хое и҆ безмо́лвное житїѐ поживе́мъ во всѧ́комъ бл҃гоче́стїи и҆ чистотѣ̀: и҆ всѣ̑мъ къ тебѣ̀ притека́ющымъ и҆ припа́дающымъ къ ра́цѣ чтⷭ҇ны́хъ и҆ многоцѣле́бныхъ моще́й твои́хъ и҆ твоеѧ̀ по́мощи и҆ застꙋпле́нїѧ тре́бꙋющымъ неѡскꙋ̑дныѧ ми́лѡсти незави́стнѡ подава́ѧй, не ѡ҆ста́ви и҆ на́съ си́рыхъ и҆ безпомо́щныхъ, тебѣ̀ молѧ́щихсѧ, и҆збавлѧ́ѧ ѿ всѧ́кїѧ ско́рби, гнѣ́ва и҆ нꙋ́жды, ѿ гла́да, гꙋби́тельства, трꙋ́са, пото́па, ѻ҆гнѧ̀, меча̀, наше́ствїѧ и҆ноплемє́нникъ и҆ междоꙋсо́бныѧ бра́ни. Є҆́й, ᲂу҆го́дниче бж҃їй, при́зри ми́лостивнѡ ѿ прⷭ҇то́ла цр҃ѧ̀ сла́вы, є҆мꙋ́же ты̀ ны́нѣ предстои́ши со а҆рха́гг҃лы и҆ со всѣ́ми ст҃ы́ми, на ѡ҆би́тель твою̀ поча́евскꙋю, є҆́юже ты̀ дре́вле мꙋ́дрѡ пра́вилъ є҆сѝ, назда́въ ю҆̀ всехва́льнымъ и҆ ди́внымъ житїе́мъ твои́мъ, и҆ сохранѝ ю҆̀ мл҃твами твои́ми и҆ всѧ́кїй гра́дъ и҆ странꙋ̀ и҆ всѣ́хъ ѿвсю́дꙋ, на мо́ри и҆ на сꙋ́ши, въ пꙋсты́нехъ и҆ въ ѕлоключе́нїихъ многоразли́чныхъ тебѐ призыва́ющихъ, ѿ всѣ́хъ ѕѡ́лъ ви́димыхъ и҆ неви́димыхъ: да та́кѡ твое́ю по́мощїю и҆ хода́тайствомъ спаса́еми, въ вѣ́цѣ се́мъ и҆ по сконча́нїи живота̀ на́шегѡ сподо́бимсѧ кꙋ́пнѡ съ тобо́ю сла́вити и҆ воспѣва́ти всечтⷭ҇но́е и҆́мѧ ѻ҆ц҃а̀, и҆ сн҃а, и҆ ст҃а́гѡ дх҃а во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Мл҃тва в҃.

Ѽ всебл҃же́нне и҆ бг҃оно́сне ѻ҆́тче на́шъ і҆́ѡве, и҆́ноческагѡ а҆гг҃лоподо́бнагѡ житїѧ̀ бг҃омꙋ́дрый наста́вниче, вѣ́ры правосла́вныѧ восточнокаѳолі́ческїѧ проти́вꙋ лжемꙋдрова́нїй за́пада непреѡбори́мый защи́тниче и҆ побо́рниче, бг҃опре́данныхъ ᲂу҆ста́вѡвъ цр҃кве и҆ преда́нїй ѻ҆ч҃ескихъ вѣ́рный блюсти́телю и҆ стро́гїй взыска́телю, свѧ́тости и҆ чистоты̀, цѣломꙋ́дрїѧ и҆ нестѧжа́нїѧ, трꙋдолю́бїѧ и҆ бг҃омы́слїѧ, поста̀ и҆ бдѣ́нїѧ вели́кїй ревни́телю, долготерпѣ́нїѧ и҆ ѕлострада́нїѧ неꙋтоми́мый и҆ непобѣди́мый ратобо́рче, ѡ҆́бразъ кро́тости, зерца́ло смире́нїѧ, примѣ́ръ неѕло́бїѧ, по́стникѡвъ ᲂу҆добре́нїе, дѣ́вственникѡвъ похвало̀, мона́хѡвъ и҆ схимона́хѡвъ ра́досте. По и҆́мени твоемꙋ̀, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е, ꙗ҆́коже и҆ дре́внѧго ѻ҆́наго і҆́ѡва, многострада́льна и҆ пра́ведна, и҆ житїѐ твоѐ бы́сть пра́ведно и҆ непоро́чно ѿ младе́нческихъ пеле́нъ, всѣ́ми дѣ́лы бл҃ги́ми, ꙗ҆́кѡ многоцѣ́ннымъ би́серомъ, бл҃гоꙋкраше́нно и҆ бл҃годꙋ́шнымъ терпѣ́нїемъ чрез̾ мнѡ́га лѣ̑та скорбе́й и҆ болѣ́зней, па́че зла́та и҆ сребра̀ въ горни́лѣ и҆скꙋше́нныхъ просїѧ́въ. Е҆ще́ бо сы́й двана́десѧти то́чїю лѣ́тъ, воспрїѧ́лъ є҆сѝ на сѧ̀ и҆́го хрⷭ҇то́во съ вели́кимъ ѡ҆́бразомъ мона́шескимъ и҆ да́же до ста́рости и҆ престарѣ́нїѧ вѧ́щше девѧти́десѧти лѣ́тъ, бл҃годꙋ́шнѡ и҆ неѡсла́бнѡ, не поползнове́ннѡ и҆ небла́зненнѡ поне́слъ є҆сѝ, проше́дъ всѧ́къ пꙋ́ть пра́вды и҆ ст҃ы́ни въ постѣ̀ и҆ мл҃твѣ, въ колѣнопреклоне́нїихъ и҆ бдѣ́нїихъ и҆ та́кѡ на высотꙋ̀ добродѣ́телей и҆зрѧ́днꙋ, вспомоществꙋ́емь бл҃года́тїю бж҃їею, по степе́нємъ возше́лъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ всѣ̑мъ диви́тисѧ и҆ ᲂу҆блажа́ти тѧ̀ за премно́гꙋю добродѣ́тель и҆ любомꙋ́дрїе твоѐ, не то́чїю въ предѣ́лѣхъ ѻ҆те́чествїѧ твоегѡ̀, но и҆ въ страна́хъ ѡ҆́крестъ сꙋ́щихъ: ѡ҆ чесо́мъ слы́шавъ бг҃олюби́вый кн҃зь ѻ҆стро́жскїй и҆ вельмѝ возжела́въ и҆мѣ́ти тѧ̀ рꙋководи́телѧ себѣ̀ на пꙋтѝ спасе́нїѧ крⷭ҇товоздви́женской ѡ҆би́тели свое́й, ꙗ҆́же на ѻ҆́стровѣ дꙋ́бенстѣмъ, предстоѧ́телѧ и҆ наста́вника, моле́нїемъ любвѐ своеѧ̀ привлечѐ тѧ̀, ѿѻнꙋ́дꙋже и҆ ст҃ѣ́й ѡ҆би́тели поча́евской, ꙗ҆́кѡ сокро́вище ве́лїе и҆ неѡцѣне́нное дарова́лсѧ є҆сѝ. Тѣ́мже и҆ првⷣный сꙋдїѧ̀ и҆ мздовозда́тель бг҃ъ, и҆́же вѣ́сть сꙋ́щыѧ своѧ̑, пре́жде да́же не бы́ти и҆̀мъ, ѡ҆бѣща́вый вѣ̑рнымъ рабѡ́мъ свои́мъ за трꙋды̀ и҆ по́двиги и҆́хъ во сла́вꙋ є҆гѡ̀ и҆́мени возда́ти стори́цею, свы́ше призрѣ̀ на смире́нїе твоѐ и҆ вознесѐ тѧ̀ и҆ просла́ви тѧ̀ на землѝ живы́хъ, дарова́въ дꙋхоно́сномꙋ тѣлесѝ твоемꙋ̀ да́ръ нетлѣ́нїѧ и҆ бл҃года́ть врачева́нїѧ недꙋ́гѡвъ дꙋше́вныхъ и҆ тѣле́сныхъ длѧ всѣ́хъ съ вѣ́рою и҆ любо́вїю ко всечтнѣ́й ра́цѣ твое́й притека́ющихъ, мл҃твѣ же твое́й си́лꙋ и҆ крѣ́пость непобѣди́мꙋю, врагѡ́въ ви́димыхъ и҆ неви́димыхъ ᲂу҆страша́ющꙋю и҆ поража́ющꙋю, є҆гда́ бо и҆ноплеме́нницы ѻ҆́ны і҆смаели́тстїи, и҆̀хже гдⷭ҇ь бг҃ъ є҆щѐ въ пра́ѻтцѣ и҆́хъ ѿ ро́да и҆ до́мꙋ а҆враа́млѧ ѿри́нꙋлъ, вразѝ крⷭ҇та̀ хрⷭ҇то́ва, ѡ҆блего́ша го́рꙋ и҆ ѡ҆би́тель поча́евскꙋю, хотѧ́ще ю҆̀ до конца̀ разори́ти, тогда̀ ты̀, ѻ҆́ч҃е прехва́льне, бы́лъ є҆сѝ хода́тай ст҃ы́ми твои́ми мл҃твами ко всемогꙋ́щемꙋ и҆ всебл҃го́мꙋ бг҃ꙋ и҆ къ пребл҃гослове́ннѣй дв҃ѣ мр҃і́и бцⷣѣ, и҆ бла́гостїю, тебѣ̀ ѿ бг҃а да́нною, и҆ предста́тельствомъ прест҃ы́ѧ бцⷣы, ѿгна́лъ є҆сѝ всѐ безꙋ́мїе сꙋпоста́тѡвъ тѣ́хъ и҆ всю̀ ꙗ҆́рость и҆́хъ разрꙋши́въ и҆ крѣ́пость побѣди́въ, сотвори́лъ є҆сѝ и҆̀хъ бѣжа́ти со стра́хомъ и҆ тре́петомъ. При́зри ᲂу҆̀бо и҆ ны́нѣ ѻ҆́комъ бл҃гоꙋтро́бїѧ твоегѡ̀, прилѣ́жнѡ мо́лимъ тѧ̀, ѡ҆бстоѧ́ще ст҃ы́ѧ и҆ многоцѣлє́бныѧ мо́щи твоѧ̑ и҆ ᲂу҆се́рднѡ лобыза́юще ѧ҆̀, при́зри на на́съ недосто́йныхъ ча́дъ и҆ рабѡ́въ твои́хъ, встꙋпи́вшихъ въ стєзѝ твоѧ̑, но немогꙋ́щихъ пра́вѡ по ни́мъ ше́ствовати, и҆ на мѣ́сто сїѐ ѿ лѣ́тъ дре́внихъ бг҃оизбра́нное и҆ чꙋдесы̀ просла́вленное, въ не́мже и҆́мѧ твоѐ призыва́етсѧ и҆ є҆го́же ты̀ по́ты трꙋдѡ́въ твои́хъ бг҃оꙋго́дныхъ ѡ҆роси́лъ и҆ воздѣ́лалъ є҆сѝ, и҆ ѡ҆градѝ є҆го̀ и҆ на́съ мл҃твами твои́ми ѿ всѧ́кагѡ навѣ́та вра́жїѧ и҆ ѕла́гѡ ѡ҆бстоѧ́нїѧ, сохранѧ́ѧ и҆ соблюда́ѧ всѣ́хъ и҆ ка́ждаго въ ми́рѣ и҆ тишинѣ̀, въ вѣ́рѣ нелицемѣ́рнѣй и҆ бг҃оꙋго́дномъ жи́тельствѣ. Пода́ждь же, ᲂу҆го́дниче бж҃їй, и҆ всѣ̑мъ приходѧ́щымъ сѣ́мѡ и҆ твоеѧ̀ по́мощи и҆ застꙋпле́нїѧ и҆́щꙋщымъ, бла́гость и҆ ми́лость ѿ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ и҆ пречⷭ҇тыѧ є҆гѡ̀ мт҃ре, да никто́же и҆зы́детъ ѿсю́дꙋ въ тꙋзѣ̀ и҆ ско́рби, въ печа́ли и҆ сѣ́тованїи, постыжде́нъ и҆ посра́мленъ въ надѣ́ѧнїи свое́мъ, но кі́йждо, по мѣ́рѣ вѣ́ры и҆ любвѐ своеѧ̀, да воспрїи́метъ себѣ̀ понѐ нѣ́кꙋю ѿра́дꙋ и҆ ᲂу҆тѣше́нїе, ѡ҆блегче́нїе и҆ подкрѣпле́нїе, защи́тꙋ и҆ по́мощь, во сла́вꙋ бг҃а трист҃а́гѡ, є҆мꙋ́же подоба́етъ всѧ́каѧ сла́ва, че́сть и҆ поклоне́нїе ѻ҆ц҃ꙋ̀, и҆ сн҃ꙋ, и҆ ст҃о́мꙋ дх҃ꙋ, ны́нѣ и҆ при́снѡ и҆ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Краткое житие преподобного Иова, игумена Почаевского

Пре­по­доб­ный Иов, игу­мен По­ча­ев­ский, чу­до­тво­рец (в ми­ру Иван Же­ле­зо), ро­дил­ся в се­ре­дине ХVI ве­ка в По­ку­тье в Га­ли­ции. В воз­расте 10 лет он при­шел в Пре­об­ра­жен­ский Угор­ниц­кий мо­на­стырь, а на 12-м го­ду жиз­ни при­нял мо­на­ше­ство. С юно­сти пре­по­доб­ный Иов был из­ве­стен ве­ли­чай­шим бла­го­че­сти­ем, стро­гой по­движ­ни­че­ской жиз­нью и ра­но был удо­сто­ен свя­щен­ни­че­ско­го са­на. Око­ло 1580 го­да, по прось­бе из­вест­но­го по­бор­ни­ка пра­во­сла­вия кня­зя Кон­стан­ти­на Острож­ско­го, он воз­гла­вил Кре­сто­воз­дви­жен­ский мо­на­стырь близ го­ро­да Дуб­но и управ­лял мо­на­сты­рем бо­лее 20 лет в об­ста­нов­ке на­рас­тав­ших го­не­ний на пра­во­сла­вие со сто­ро­ны ка­то­ли­ков и уни­а­тов. В на­ча­ле ХVII ве­ка пре­по­доб­ный уда­лил­ся на По­ча­ев­скую го­ру и по­се­лил­ся в пе­ще­ре непо­да­ле­ку от древ­ней Успен­ской оби­те­ли, слав­ной сво­ей чу­до­твор­ной По­ча­ев­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри. Бра­тия оби­те­ли, по­лю­бив свя­то­го от­шель­ни­ка, из­бра­ли его сво­им игу­ме­ном. Пре­по­доб­ный Иов, рев­ност­но ис­пол­няя долж­ность на­сто­я­те­ля, был кро­ток и лас­ков с бра­тья­ми, сам мно­го ра­бо­тал, са­жал в са­ду де­ре­вья, укреп­лял пло­ти­ны близ мо­на­сты­ря. При­ни­мая де­я­тель­ное уча­стие в за­щи­те пра­во­сла­вия и рус­ской на­род­но­сти, пре­по­доб­ный Иов при­сут­ство­вал на Ки­ев­ском Со­бо­ре 1628 го­да, со­зван­ном про­тив унии. По­сле 1642 го­да пре­по­доб­ный Иов при­нял ве­ли­кую схи­му с име­нем Иоанн. Ино­гда он пол­но­стью за­тво­рял­ся в пе­ще­ре на три дня или на це­лую неде­лю. Иису­со­ва мо­лит­ва бы­ла непре­стан­ным де­ла­ни­ем его крот­ко­го серд­ца. По сви­де­тель­ству уче­ни­ка и со­ста­ви­те­ля жи­тия пре­по­доб­но­го Иова До­си­фея, од­на­жды во вре­мя мо­лит­вы пре­по­доб­но­го пе­ще­ру оси­ял небес­ный свет. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный Иов в 1651 го­ду, про­жив бо­лее 100 лет, по­сле пя­ти­де­ся­ти­лет­не­го управ­ле­ния По­ча­ев­ской оби­те­лью. 28 ав­гу­ста 1659 го­да со­вер­ши­лось про­слав­ле­ние пре­по­доб­но­го Иова.

Пре­по­доб­ный Иов По­ча­ев­ский скон­чал­ся 28 ок­тяб­ря 1651 го­да. 28 ав­гу­ста 1833 го­да мо­щи пре­по­доб­но­го Иова бы­ли тор­же­ствен­но от­кры­ты для все­об­ще­го по­кло­не­ния. В 1902 го­ду Свя­тей­ший Си­нод опре­де­лил в этот день об­но­сить свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Иова во­круг Успен­ско­го со­бо­ра По­ча­ев­ской Лав­ры по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии.

Полное житие преподобного Иова, игумена Почаевского

Пре­по­доб­ный Иов, игу­мен По­ча­ев­ский, ро­дил­ся в Га­ли­ции, в По­кут­ской об­ла­сти, от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей по про­зва­нию Же­ле­зо (око­ло 1551 г.) и на­ре­чен был во свя­том кре­ще­нии Иоан­ном. Жизнь в ро­ди­тель­ском до­ме, как ни бы­ла она крат­ковре­мен­на, име­ла силь­ное вли­я­ние на об­ра­зо­ва­ние бла­го­че­сти­вых на­клон­но­стей и все­го нрав­ствен­но­го ха­рак­те­ра пре­по­доб­но­го. Ед­ва он вы­учил­ся чи­тать, как уже, ко­неч­но, не без ру­ко­вод­ства ро­ди­те­лей, стал зна­ко­мить­ся с вы­со­ки­ми об­раз­ца­ми нрав­ствен­ной жиз­ни, ка­кие он на­хо­дил преж­де все­го в жиз­ни те­зо­име­ни­то­го ему Пред­те­чи Гос­под­ня Иоан­на и по­том в тво­ре­ни­ях пре­по­доб­но­го Иоан­на Ле­ствич­ни­ка и в жи­ти­ях пре­по­доб­ных Сав­вы Освя­щен­но­го и Иоан­на Да­мас­ки­на.

Чте­ние та­ких об­раз­цов вы­со­ко­нрав­ствен­ной жиз­ни не мог­ло не оста­вить сле­да в ду­ше Иоан­на. Мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что под вли­я­ни­ем та­ко­го чте­ния еще в ро­ди­тель­ском до­ме воз­ник­ли в нем те ду­хов­ные стрем­ле­ния к под­ра­жа­нию вы­со­ким об­раз­цам древ­не­го по­движ­ни­че­ства, осу­ществ­ле­ни­ем ко­то­рых слу­жит вся по­сле­ду­ю­щая жизнь пре­по­доб­но­го. Прав­да, пре­по­доб­ный был в то вре­мя еще ма­ло­лет­ним; но, нуж­но за­ме­тить, что он от­ли­чал­ся от обык­но­вен­ных маль­чи­ков и, бу­дучи “мал воз­рас­том”, был, по сло­вам пи­са­те­ля жи­тия его До­си­фея, “со­вер­шен ра­зу­мом”. Кро­ме чте­ния ду­ше­спа­си­тель­ных книг, на пре­по­доб­но­го во вре­мя пре­бы­ва­ния его в до­ме ро­ди­те­лей, ко­неч­но, ока­зы­ва­ла вли­я­ние и вся во­об­ще нрав­ствен­ная об­ста­нов­ка в се­мье, жи­вой при­мер доб­ро­де­тель­ной жиз­ни его ро­ди­те­лей. Так, в юную ду­шу пре­по­доб­но­го с ран­них лет все­я­ны бы­ли се­ме­на стро­го нрав­ствен­но­го ха­рак­те­ра, ка­ки­ми от­ли­чал­ся он всю свою жизнь. Ни­ко­гда сло­во и де­ло, зна­ние и по­ступ­ки не шли у него врозь, но все­гда бы­ло меж­ду ни­ми пол­ное со­от­вет­ствие.

Ду­хов­ные стрем­ле­ния, ка­кие про­яви­лись в пре­по­доб­ном в ро­ди­тель­ском до­ме, не мог­ли по­лу­чить там пол­но­го удо­вле­тво­ре­ния. Пре­по­доб­но­го влек­ло к уеди­не­нию, к пу­стын­ной по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Вле­че­ние это бы­ло в нем так силь­но, что взя­ло верх над силь­ной лю­бо­вью к ро­ди­те­лям, и он ре­шил­ся оста­вить их, чтобы уда­лить­ся в мо­на­стырь. Ему в это вре­мя бы­ло все­го де­сять лет. Пре­по­доб­ный ушел из до­ма и при­был в Угор­ниц­кий Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь, на­хо­див­ший­ся там же, в Га­ли­ции, в Кар­пат­ских го­рах. При­пав к но­гам игу­ме­на это­го мо­на­сты­ря, он умо­лял его при­нять в чис­ло бра­тии. Чер­ты ли­ца пре­по­доб­но­го по­ка­зы­ва­ли в нем юно­го из­бран­ни­ка Бо­жия, та­ким, по край­ней ме­ре, по­ка­зал­ся он игу­ме­ну, и по­то­му тот с ра­до­стью при­нял его в свою оби­тель.

С вступ­ле­ни­ем в мо­на­стырь на­чи­на­ет­ся для юно­го Иоан­на но­вая жизнь. И в до­ме ро­ди­тель­ском при­вык он к бла­го­че­сти­во­му об­ра­зу жиз­ни, имея пе­ред со­бой жи­вой при­мер в ли­це ро­ди­те­лей, но то бы­ли лю­ди мир­ско­го бла­го­че­стия. Здесь же, в мо­на­сты­ре, пред­ста­ли ему лю­ди, в сво­ем жи­тии ста­ра­ю­щи­е­ся на­гляд­но отоб­ра­зить тот путь жиз­ни, ка­кой на­ри­со­вал­ся в уме Иоан­на от чте­ния ду­ше­спа­си­тель­ных книг, лю­ди бла­го­че­стия по­движ­ни­че­ско­го. Иоанн по­чув­ство­вал, что он по­пал в ту сре­ду, ку­да влек­ли его ду­хов­ные стрем­ле­ния, и вот он дал им пол­ную во­лю, с увле­че­ни­ем на­чав про­хо­дить пер­вые сту­пе­ни по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Не до­воль­ству­ясь од­ним по­слу­ша­ни­ем, на ко­то­рое по­ста­вил его ек­кле­си­арх, юный Иоанн каж­до­му ино­ку ста­рал­ся уго­ждать раз­ны­ми услу­га­ми. Он воз­ра­до­вал­ся, что при­шло на­ко­нец вре­мя вполне вос­поль­зо­вать­ся те­ми уро­ка­ми бо­го­угод­ной жиз­ни, ка­кие по­лу­чил он при чте­нии об­раз­цов ее. Он вспом­нил, что и Иоанн Ле­ствич­ник, при­шед­ши в мо­на­стырь в юных ле­тах (15 л.), услу­жи­вал бра­тии, и что то же са­мое рань­ше его де­лал преп. Иоанн Да­мас­кин. При­мер же преп. Сав­вы Освя­щен­но­го по­буж­дал его к под­ра­жа­нию дру­гим чер­там ино­че­ской жиз­ни.

Имея пред со­бою та­кой при­мер, юный Иоанн вся­кое де­ло ста­рал­ся ис­пол­нять с кро­то­стию и сми­ре­ни­ем и во­об­ще под­ви­зать­ся доб­рым жи­ти­ем и успе­вать в доб­ро­де­те­ли. И та­кие ста­ра­ния его не бы­ли тщет­ны­ми. Ви­дя бла­го­нра­вие, при­мер­ную кро­тость и глу­бо­кое его сми­ре­ние, игу­мен с об­ще­го со­гла­сия по­стриг его в ино­че­ский чин, ко­гда ему бы­ло две­на­дцать лет, и на­звал его Иовом. С это­го вре­ме­ни про­свет­лен­но­му уму юно­го ино­ка пред­стал но­вый нрав­ствен­ный об­ра­зец для под­ра­жа­ния. То был об­ра­зец жиз­ни вет­хо­за­вет­но­го пра­вед­ни­ка – мно­го­стра­даль­но­го Иова. Юный инок изу­чил этот об­ра­зец и мно­го нрав­ствен­ных черт из жиз­ни вет­хо­за­вет­но­го Иова осу­ще­ствил в сво­ей соб­ствен­ной ино­че­ской жиз­ни. “Не име­нем толь­ко, – го­во­рит о юном Иове пи­са­тель жи­тия его До­си­фей, – но и са­мым де­лом мно­го­бо­лез­нен­но­му оно­му в Вет­хом За­ве­те Иову бла­жен­ней­ший отец наш Иов не толь­ко упо­до­бил­ся, но, луч­ше ска­жу, во всех про­тив­но­стях жи­тия да­ле­ко пре­взо­шел. По­то­му что у то­го скорбь от скор­би, бо­лезнь от бо­лез­ней рож­да­лись по­пуще­ни­ем Бо­жи­им; этот же доб­ро­воль­но, по соб­ствен­но­му сво­е­му же­ла­нию, то­мил­ся, не ща­дя се­бя, при про­хож­де­нии сте­пе­ней же­сто­чай­ше­го по­движ­ни­че­ско­го жи­тия”.

Жизнь преп. Иова по при­ня­тии им ино­че­ства, на­столь­ко бы­ла чи­ста и без­уко­риз­нен­на, несмот­ря на всю тя­жесть ино­че­ско­го по­дви­га, что До­си­фей в на­пи­сан­ном им жи­тии пре­по­доб­но­го упо­доб­ля­ет его Ан­ге­лу. “Был, – го­во­рит он о пре­по­доб­ном, – инок весь­ма ис­кус­ный, не так ле­та­ми, как доб­ро­де­те­ля­ми укра­шен­ный, жи­вя по­сре­ди бра­тии, как Ан­гел... и с каж­дым днем все бо­лее и бо­лее со­вер­шен­ству­ясь в доб­ро­де­те­ли”. Так умуд­рил­ся пре­по­доб­ный и, несмот­ря на юный воз­раст, стал при­ме­ром и об­раз­цом для бра­тии, сво­им по­ве­де­ни­ем да­вая им ви­деть до­сто­ин­ства и недо­стат­ки их, или, как го­во­рит До­си­фей, “быв всем на по­зор и на поль­зу”.

Та­кое жи­тие пре­по­доб­но­го ино­ка в Угор­ниц­ком Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре про­сла­ви­ло его во всей Га­ли­ции. Не толь­ко про­стой на­род, но и мно­гие знат­ные вель­мо­жи сте­ка­лись в Угор­ниц­кий мо­на­стырь, чтобы взгля­нуть на пре­по­доб­но­го и по­лу­чить от него со­вет для ду­шев­ной поль­зы и на­зи­да­ние или же ис­про­сить от него бла­го­сло­ве­ния и мо­литв. Пре­по­доб­ный не от­ка­зы­вал в прось­бах и на­зи­дал всех при­ме­ром вы­со­ко­го бла­го­че­стия.

Пре­успе­вая день ото дня в доб­ро­де­те­ли и до­стиг­нув со­вер­шен­но­го воз­рас­та, т. е. 30 лет, преп. Иов воз­ве­ден был на сте­пень свя­щен­ства, хо­тя по глу­бо­ко­му сми­ре­нию и дол­го от­ка­зы­вал­ся от это­го са­на; и с тех пор свет по­движ­ни­че­ской и бла­го­че­сти­вой жиз­ни его вос­си­ял еще бо­лее. Он стал из­ве­стен не толь­ко в За­пад­ной Ру­си, но и в стране Поль­ской.

Меж­ду тем в За­пад­ной Ру­си по по­пуще­нию Бо­жию по­сле­до­ва­ло тяж­кое ис­пы­та­ние для пра­во­слав­ной церк­ви. В 1566 г. в Поль­ше и Лит­ве по­яви­лись иезу­и­ты. Эти фа­на­ти­че­ские при­вер­жен­цы ка­то­ли­че­ства вме­сте с нера­зум­ны­ми рев­ни­те­ля­ми по ве­ре – поль­ски­ми маг­на­та­ми на­ча­ли пре­сле­до­вать пра­во­сла­вие и пра­во­слав­ных, вво­дить сре­ди них унию, т. е. ста­рать­ся об­ра­тить их в ка­то­ли­че­ство. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане и их хра­мы пре­да­ва­е­мы бы­ли по­ру­га­нию. Толь­ко свя­тые оби­те­ли бы­ли убе­жи­щем и опло­том го­ни­мо­му пра­во­сла­вию про­тив рев­ни­те­лей ла­тин­ства. По­бор­ник пра­во­сла­вия Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич, князь Острож­ский и Ду­бен­ский, вви­ду это­го по­след­не­го об­сто­я­тель­ства об­ра­тил свое осо­бен­ное вни­ма­ние на внут­рен­нее и внеш­нее бла­го­устрой­ство пра­во­слав­ных оби­те­лей и глав­ным об­ра­зом на под­дер­жа­ние в них ду­ха ис­тин­но хри­сти­ан­ско­го пра­во­слав­но­го мо­на­ше­ства. Ему хо­те­лось ви­деть в ино­ках, на­хо­дя­щих­ся в этих оби­те­лях, ис­тин­ных мо­на­хов, ка­ки­ми они долж­ны быть по ука­за­ни­ям за­ко­но­по­лож­ни­ков мо­на­ше­ства, – лю­дей в осо­бен­но­сти твер­дых в ве­ре и про­во­дя­щих свои убеж­де­ния в жизнь, – т.е. людь­ми с пол­ным со­от­вет­стви­ем сло­ва, чув­ства и де­ла, стой­ких про­тив со­блаз­нов ино­ве­рия и ере­сей. Он же­лал сде­лать пра­во­слав­ные мо­на­сты­ри, на­хо­дя­щи­е­ся в его об­шир­ных вла­де­ни­ях, рас­сад­ни­ка­ми та­ких ис­тин­ных пред­ста­ви­те­лей пра­во­слав­но­го мо­на­ше­ства, и про­ти­во­по­ста­вить их, с од­ной сто­ро­ны, про­те­стант­ским об­щи­нам, с дру­гой – ка­то­ли­че­ским мо­на­ше­ским ор­де­нам, и в осо­бен­но­сти иезу­ит­ско­му.

Та­ким це­лям кня­зя Острож­ско­го все­го бо­лее со­от­вет­ство­ва­ла бо­го­угод­ная жизнь пр. Иова. Князь Острож­ский знал, что пре­по­доб­ный с дет­ства лю­бил за­ни­мать­ся книж­ным чте­ни­ем и ста­рал­ся под­ра­жать в сво­ей жиз­ни вы­со­ким об­раз­цам древ­не­го мо­на­ше­ства. Зная это, он не раз об­ра­щал­ся к игу­ме­ну Угор­ниц­ко­го Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря, усерд­но про­ся его от­пу­стить блаж. Иова в Кре­сто­воз­дви­жен­скую оби­тель, на­хо­див­шу­ю­ся в го­ро­де Дуб­но, на ост­ро­ве, – для то­го, чтобы он сво­им при­ме­ром по­ка­зал ино­кам этой оби­те­ли “об­раз тру­до­люб­но­го и бо­го­угод­но­го жи­тия”, чтобы на­зи­дал бра­тию и ру­ко­во­дил ее в ду­хов­ной жиз­ни. С при­скор­би­ем вы­слу­ши­вал эти прось­бы кня­зя игу­мен Угор­ниц­кий; но так как они по­вто­ря­лись непре­стан­но, то дол­жен был от­пу­стить с ми­ром бла­жен­но­го по­движ­ни­ка в Ду­бен­скую оби­тель.

В Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре, ко­неч­но, уже зна­ли о свя­той по­движ­ни­че­ской жиз­ни пре­по­доб­но­го Иова по слу­хам, и по­то­му вско­ре по­сле при­бы­тия ту­да по на­сто­я­тель­ным прось­бам всей бра­тии он был из­бран игу­ме­ном это­го мо­на­сты­ря. Это зва­ние на­ла­га­ло на пре­по­доб­но­го но­вые обя­зан­но­сти, ко­то­рые бы­ли в осо­бен­но­сти тя­же­лы из-за угне­тен­но­го со­сто­я­ния пра­во­сла­вия в за­пад­ном крае в то вре­мя и осо­бен­но­го по­ло­же­ния Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря. Кре­сто­воз­дви­жен­ский мо­на­стырь на­хо­дил­ся воз­ле са­мо­го го­ро­да, од­но­го из вид­ных цен­тров то­гдаш­ней об­ще­ствен­ной жиз­ни, и по необ­хо­ди­мо­сти дол­жен­ство­вал быть све­тиль­ни­ком для окрест­но­го на­се­ле­ния.

Од­на­ко, несмот­ря на все тя­го­сти игу­мен­ско­го слу­же­ния в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре в то вре­мя, пре­по­доб­ный Иов со­гла­сил­ся по­свя­тить се­бя это­му слу­же­нию, ибо на то и зван был он сю­да кня­зем Острож­ским.

Став игу­ме­ном, пре­по­доб­ный Иов преж­де все­го стал за­бо­тить­ся о вос­ста­нов­ле­нии по­ряд­ка в мо­на­стыр­ской жиз­ни, ко­то­рый на­хо­дил­ся в край­нем упад­ке в то вре­мя не в од­ном толь­ко Ду­бен­ском, но и во всех юго-за­пад­ных мо­на­сты­рях то­го вре­ме­ни. Совре­мен­ник пре­по­доб­но­го Иова, быв­ший игу­мен Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры ста­рец Ар­те­мий, пи­сал о то­гдаш­нем об­ще­жи­тии сле­ду­ю­щее: “о об­ще­жи­тель­ном чине об­ре­то­хом пи­са­но от свя­тых, яко преж­де мно­гих лет раз­ру­ши­ся та­ко­вое жи­тель­ство”. Стре­мясь к вос­ста­нов­ле­нию по­ряд­ка в об­ще­жи­тии мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный об­ра­тил­ся к Сту­дий­ско­му уста­ву, ко­то­рый стро­и­те­ли мо­на­сты­ря по­ло­жи­ли в ос­но­ву устро­ен­но­го ими мо­на­стыр­ско­го об­ще­жи­тия. По­нят­но, что при то­гдаш­нем со­сто­я­нии об­ще­жи­тия он на­шел мно­го от­ступ­ле­ний от ос­нов­но­го уста­ва мо­на­стыр­ской жиз­ни во вве­рен­ном его по­пе­че­нию мо­на­сты­ре. В Сту­дий­ской оби­те­ли пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Сту­ди­та, по об­раз­цу ко­то­рой пер­во­на­чаль­но устро­е­на бы­ла оби­тель Кре­сто­воз­дви­жен­ская, с на­ступ­ле­ни­ем Ве­ли­ко­го по­ста мо­на­стыр­ские вра­та за­тво­ря­лись и от­кры­ва­лись для ми­рян толь­ко в Ла­за­ре­ву суб­бо­ту. В Афон­ском уста­ве 971 го­да, со­став­лен­ном под ре­дак­ци­ей Сту­дий­ско­го игу­ме­на Ев­фи­мия, име­ю­щем сход­ство с Сту­дий­ским уста­вом, пред­пи­сы­ва­лось и для скит­ни­ков и для об­щин­но­жи­те­лей, чтобы в Свя­тую Че­ты­ре­де­сят­ни­цу все, как под­ви­за­ю­щи­е­ся на­едине, так и жи­ву­щие об­щин­но, пре­бы­ва­ли в без­мол­вии и не хо­ди­ли бы друг к дру­гу без бла­го­слов­ной при­чи­ны, или без край­ней нуж­ды, или без по­треб­но­сти вра­че­ва­ния ху­дых и срам­ных по­мыс­лов. Да и са­мим игу­ме­нам не раз­ре­ша­ет­ся в эти свя­тые дни, кро­ме суб­бот, про­из­во­дить ра­бо­ты или яв­но де­лать что-ли­бо дру­гое, кро­ме ду­хов­но­го. Вряд ли со­блю­да­лось все это в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре до игу­мен­ства Иова; меж­ду тем он вос­ста­но­вил этот по­ря­док жиз­ни в мо­на­сты­ре во вре­мя Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы. Есть пре­да­ние, что князь Кон­стан­тин Острож­ский, пи­тая осо­бен­ное ува­же­ние и лю­бовь к Ду­бен­ско­му Кре­сто­воз­дви­жен­ско­му мо­на­сты­рю, на пер­вой неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста уда­лял­ся сю­да для мо­лит­вы и по­ста, при­го­тов­ляя се­бя к ис­по­ве­ди и Свя­то­му При­ча­стию, здесь сбра­сы­вал с се­бя кня­же­ское оде­я­ние и об­ле­кал­ся в ино­че­ское.

За­бо­тясь о воз­вы­ше­нии об­ще­го уров­ня внеш­ней ино­че­ской жиз­ни в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре и по­да­вая ино­кам сво­ею соб­ствен­ною жиз­нью бла­гой при­мер для под­ра­жа­ния, пре­по­доб­ный Иов об­ра­тил так­же боль­шое вни­ма­ние на под­ня­тие внут­рен­ней, ду­хов­ной ино­че­ской жиз­ни во вве­рен­ной ему оби­те­ли.

По­ста­вив на над­ле­жа­щую вы­со­ту ино­че­скую жизнь с внеш­ней ее сто­ро­ны и при­ла­гая усерд­ные ста­ра­ния к воз­вы­ше­нию ее со сто­ро­ны внут­рен­ней, ду­хов­ной, неуто­ми­мый тру­же­ник и св. по­движ­ник, игу­мен Иов не оста­нав­ли­вал­ся на этом. На­плыв ино­вер­цев, ере­ти­ков и сек­тан­тов, вол­но­вав­ших совре­мен­ное преп. Иову пра­во­слав­ное рус­ское об­ще­ство, ука­зы­вал ему на но­вое по­при­ще для его де­я­тель­но­сти, ко­то­рое он не счи­тал для се­бя чуж­дым. Он был да­лек от той мыс­ли, что игу­мен­ское зва­ние обя­зы­ва­ет его к по­пе­че­нию об од­них лишь ис­клю­чи­тель­но мо­на­стыр­ских нуж­дах, хо­тя по­пе­че­ние о них счи­тал пер­вою сво­ею обя­зан­но­стью: он счи­тал сво­им дол­гом стре­мить­ся к то­му, чтобы вве­рен­ный ему мо­на­стырь не од­ною толь­ко доб­ро­де­тель­ной жиз­нью ино­ков по­учал окру­жа­ю­щее мир­ское об­ще­ство, но и учи­тель­ным сло­вом, при­ме­ни­тель­но к об­сто­я­тель­ствам и по­ло­же­нию это­го об­ще­ства. По­это­му он при­ло­жил мно­го уси­лий к об­ли­че­нию иезу­ит­ской про­по­ве­ди, ка­то­ли­че­ства, рез­ко вос­ста­вая про­тив уче­ния о со­вер­ше­нии Та­ин­ства Ев­ха­ри­стии на опрес­но­ках и за­щи­щая упо­треб­ле­ние квас­но­го хле­ба. Еще бо­лее уси­лий на­пра­вил пре­по­доб­ный Иов к об­ли­че­нию про­те­стант­ству­ю­щих сект, ста­ра­ясь предо­хра­нить от них пра­во­слав­ное об­ще­ство.

Та­кая де­я­тель­ность пре­по­доб­но­го Иова в зва­нии игу­ме­на Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря воз­вы­си­ла этот мо­на­стырь над дру­ги­ми Ду­бен­ски­ми мо­на­сты­ря­ми и при­нес­ла ему гром­кую из­вест­ность. Пра­во­слав­ные кня­зья, гос­по­да и на­род с раз­ных мест сте­ка­лись в Ду­бен­скую оби­тель, в осо­бен­но­сти же к са­мо­му бла­жен­но­му игу­ме­ну ее, “сту­жая ему, – как го­во­рит пи­са­тель жи­тия его, – че­стью и по­хва­ла­ми”.

Но су­ет­ная сла­ва ми­ра се­го на­ча­ла сму­щать сми­рен­но­го тру­же­ни­ка и свя­то­го по­движ­ни­ка, не ис­кав­ше­го сла­вы у че­ло­век и же­лав­ше­го иметь сви­де­те­лем тру­дов сво­их и по­дви­гов еди­но­го Тай­но­зри­те­ля Бо­га. При том же лич­ные на­клон­но­сти преп. Иова влек­ли его к уеди­нен­ной, пу­стын­ной жиз­ни, где бы он мог под­ви­зать­ся не в зва­нии на­сто­я­тель­ском, а как про­стой инок. К это­му при­со­еди­ни­лись еще неудо­воль­ствие и неко­то­рые непри­ят­ные столк­но­ве­ния с кня­зем Ду­бен­ским Кон­стан­ти­ном Кон­стан­ти­но­ви­чем Острож­ским, ко­то­рый хо­тя и ува­жал пре­по­доб­но­го, од­на­ко не все­гда дей­ство­вал со­глас­но с его взгля­да­ми. Вслед­ствие все­го это­го пре­по­доб­ный Иов, по­слу­жив по ме­ре сил сво­их и воз­мож­но­сти на поль­зу Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря и воз­вы­сив его пе­ред дру­ги­ми ду­бен­ски­ми мо­на­сты­ря­ми, оста­вил этот мо­на­стырь по­сле два­дца­ти­лет­не­го управ­ле­ния им и уда­лил­ся на По­ча­ев­скую го­ру, – в ту оби­тель, ко­то­рая те­перь из­вест­на под име­нем По­ча­ев­ской Лав­ры.

Пре­по­доб­ный Иов при­был ту­да в то са­мое вре­мя, ко­гда оби­тель на По­ча­ев­ской го­ре толь­ко еще на­чи­на­ла бла­го­устро­ять­ся по­сле пе­ре­не­се­ния ту­да из до­ма бла­го­че­сти­вой вла­де­тель­ни­цы По­ча­ев­ской чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри. В оби­те­ли не бы­ло да­же игу­ме­на. По­ча­ев­ские ино­ки чрез­вы­чай­но об­ра­до­ва­лись при­бы­тию пре­по­доб­но­го и ста­ли упра­ши­вать его при­нять над ни­ми игу­мен­ство. Но не для это­го шел на По­ча­ев­скую го­ру Иов. Он ис­кал ме­ста для уеди­нен­ных по­дви­гов, и По­ча­ев­ская го­ра при­вле­ка­ла его сво­им срав­ни­тель­но от­да­лен­ным на­хож­де­ни­ем от шум­ной го­род­ской жиз­ни и пу­стын­но­стью мест­но­сти, то­гда еще быв­шей в без­вест­но­сти и еще не успев­шей про­сла­вить­ся чуд­ною ико­ной Бо­го­ма­те­ри. Не ду­мал пре­под. Иов игу­мен­ство­вать в По­ча­ев­ской оби­те­ли, он хо­тел под­ви­зать­ся здесь про­стым ино­ком; но по сми­ре­нию сво­е­му не мог от­ка­зать­ся от пред­ло­же­ния. К то­му же он на­де­ял­ся, что здесь, в По­ча­ев­ской оби­те­ли, при управ­ле­нии ею, у него оста­нет­ся мно­го вре­ме­ни и для пу­стын­ных уеди­нен­ных по­дви­гов, и что, сле­до­ва­тель­но, слу­жа оби­те­ли, он най­дет воз­мож­ность удо­вле­тво­рять и за­вет­ным стрем­ле­ни­ям сво­ей ду­ши. И вот он со­гла­сил­ся и из­бран был во игу­ме­на.

По­ло­же­ние, в ка­ком на­хо­ди­лась то­гда но­во­со­зи­дав­ша­я­ся По­ча­ев­ская оби­тель, ука­зы­ва­ло пре­по­доб­но­му Иову на за­ня­тия прак­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра. В то вре­мя здесь, на ме­сте быв­ше­го пу­стын­но­жи­тель­ства, толь­ко еще на­чи­на­ло устра­и­вать­ся об­ще­жи­тие. Пре­по­доб­ный преж­де все­го по­за­бо­тил­ся о по­стро­е­нии ка­мен­но­го хра­ма вме­сто де­ре­вян­но­го, по­стро­ен­но­го древни­ми ино­ка­ми по­ча­ев­ски­ми вбли­зи ска­лы на доб­ро­хот­ные по­да­я­ния жерт­во­ва­те­лей и те­перь при­шед­ше­го в вет­хость. По­за­бо­тил­ся так­же о проч­ном обес­пе­че­нии средств на со­дер­жа­ние мо­на­сты­ря, вы­хло­по­тав при­пис­ку к нему раз­лич­ных зе­мель и уго­дий. Кро­ме то­го, при­ла­гал ста­ра­ние к устрой­ству в мо­на­сты­ре ко­лод­цев, пру­дов, ого­ро­дов, са­дов и т. п. Во всех этих ра­бо­тах он сам с лю­бо­вью при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие. Соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми на­саж­дал он пло­до­вые де­ре­вья, при­ви­вал их, ока­пы­вал. Устро­ен­ный им сад и до се­го вре­ме­ни су­ще­ству­ет у под­но­жия По­ча­ев­ской Лав­ры. Сам же ко­пал он и озе­ро, об­но­ся его пло­ти­на­ми. Озе­ро это так­же су­ще­ству­ет и те­перь за огра­дою мо­на­сты­ря По­ча­ев­ской Лав­ры.

В са­мом на­ча­ле та­ких за­бот и по­пе­че­ний пре­по­доб­но­го Иова, на­прав­лен­ных к со­зи­да­нию и бла­го­устро­е­нию По­ча­ев­ской оби­те­ли, оби­тель эту по­стиг­ло несча­стье. По смер­ти бла­го­че­сти­вой вла­де­тель­ни­цы По­ча­ев­ской Ан­ны Гой­ской, ко­то­рая вве­ри­ла мо­на­сты­рю хра­не­ние чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри, все вла­де­ния ее пе­ре­шли по на­след­ству к бель­ско­му каш­те­ля­ну, впо­след­ствии сан­до­мир­ско­му во­е­во­де Ан­дрею Фер­лею. Он, бу­дучи лю­те­ран­ско­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния, нена­ви­дел По­ча­ев­скую оби­тель и оби­тав­ших в ней ино­ков. По­это­му все­ми ме­ра­ми ста­рал­ся де­лать им при­тес­не­ния: от­нял у них зем­ли, по­жерт­во­ван­ные им Гой­скою, за­пре­тил да­же да­вать во­ду, ко­то­рую ино­ки бра­ли в По­ча­е­ве, так как сво­е­го ко­лод­ца в оби­те­ли то­гда еще не бы­ло; не до­пус­кал усерд­ных бо­го­моль­цев на по­кло­не­ние иконе Бо­го­ма­те­ри и яв­но ху­лил са­му чу­до­твор­ную ико­ну. За­тем, на­ко­нец, же­лая со­вер­шен­но уни­что­жить оби­тель По­ча­ев­скую, он за­ду­мал от­нять у ино­ков ико­ну, пред­по­ла­гая, что они, ли­шась ее, не оста­нут­ся на ме­сте и разой­дут­ся в раз­ные сто­ро­ны. В 1623 го­ду, 19-го июня, он по­слал сво­е­го слу­гу Гри­го­рия Ко­зен­ско­го с во­и­на­ми-лю­те­ра­на­ми в По­ча­ев­скую оби­тель с ору­жи­ем, при­ка­зав раз­гра­бить ее. Гри­го­рий, во­рвав­шись в мо­на­стырь, устре­мил­ся в храм и по­хи­тил чу­до­твор­ную ико­ну Бо­го­ма­те­ри и вме­сте с нею все цер­ков­ные цен­но­сти, ка­кие толь­ко на­шел в хра­ме: со­су­ды, свя­щен­ные одеж­ды, зо­ло­то, се­реб­ро, жем­чу­ги и все се­реб­ря­ные изо­бра­же­ния, при­не­сен­ные в храм те­ми, ко­то­рые по мо­лит­вам чу­до­твор­ной иконе Бо­го­ма­те­ри ис­це­ле­ны бы­ли от раз­ных бо­лез­ней. Огра­бив все со­кро­ви­ща мо­на­сты­ря, Гри­го­рий при­вез их вме­сте с ико­ною Бо­го­ма­те­ри в го­ро­док Ко­зин в име­ние Ан­дрея Фер­лея. Фер­лей чрез­вы­чай­но об­ра­до­вал­ся та­ко­му без­бож­но­му де­лу и, не зная, что еще пред­при­нять к по­ру­га­нию свя­ты­ни, ре­шил­ся на сле­ду­ю­щий ко­щун­ствен­ный по­сту­пок. Он при­звал свою же­ну, на­дел на нее свя­щен­ные одеж­ды, дал в ру­ки свя­той по­тир (ча­шу), и она в та­ком ви­де при боль­шом со­бра­нии го­стей ста­ла ху­лить Бо­го­ма­терь и див­ную Ее ико­ну.

То­гда Са­ма Вла­ды­чи­ца при­шла на по­мощь пре­по­доб­но­му игу­ме­ну По­ча­ев­ско­му Иову и бра­тии. За ко­щун­ствен­ное об­ра­ще­ние со Сво­ей ико­ной Она пре­да­ла же­ну Фер­ле­е­ву тяж­кой бо­лез­ни, ко­то­рая не пре­кра­ща­лась до тех пор, по­ка чу­до­твор­ная ико­на не бы­ла воз­вра­ще­на в По­ча­ев­ский мо­на­стырь; утварь же и со­кро­ви­ща цер­ков­ные так и оста­лись в ру­ках свя­то­тат­ца.

На­де­ясь на по­мощь выш­ней По­кро­ви­тель­ни­цы го­ры, Иов с та­ким же усер­ди­ем, как и ра­нее, по ме­ре сил сво­их ста­рал­ся о вос­со­зда­нии оби­те­ли, и на­деж­да не по­сра­ми­ла пре­по­доб­но­го. Чу­де­са, ко­то­рые сно­ва ста­ла ис­то­чать ико­на всем, с ве­рою к ней при­те­ка­ю­щим, ста­ли с пре­кра­ще­ни­ем непри­я­тель­ских на­па­де­ний при­вле­кать в оби­тель бо­го­моль­цев. Сно­ва воз­рас­та­ла оби­тель По­ча­ев­ская. Мно­гие бла­го­че­сти­вые хри­сти­ане со­чув­ствен­но от­но­си­лись к тру­дам и за­бо­там Иова об оби­те­ли и по­мо­га­ли ей сво­и­ми ма­те­ри­аль­ны­ми сред­ства­ми на бла­го­ле­пие ее и бла­го­укра­ше­ние.

За­бо­ты пре­по­доб­но­го Иова о бла­го­устрой­стве оби­те­ли не ме­ша­ли ему, как ра­нее и пред­по­ла­гал он, пре­да­вать­ся по­дви­гам по­движ­ни­че­ским. Ес­ли уже в юном воз­расте, под­ви­за­ясь в Угор­ниц­ком Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре, пре­по­доб­ный удив­лял сво­их спо­движ­ни­ков и жил “как Ан­гел” сре­ди мо­на­стыр­ской бра­тии, “быв всем на по­зор и на поль­зу”, то что ска­зать о по­дви­гах его те­перь, ко­гда он уже умуд­рил­ся в по­движ­ни­че­стве? Пре­по­доб­ный Иов, раз из­брав се­бе об­раз­цы для под­ра­жа­ния по­движ­ни­че­ско­го, остал­ся ве­рен им и те­перь.

“Что ска­зать, – го­во­рит о нем До­си­фей, – о нощ­ных по­дви­гах его мо­литв, ко­то­рые со­вер­шал он с усерд­ным ко­ле­но­пре­кло­не­ни­ем? В пе­ще­ре, в ко­то­рой он под­ви­зал­ся, до сих пор оста­ют­ся сле­ды его ко­ле­но­пре­кло­не­ний. Ча­сто уеди­ня­ясь в эту пе­ще­ру, он ино­гда в про­дол­же­ние трех дней, а ино­гда и в про­дол­же­ние це­лой неде­ли пре­бы­вал в мо­лит­вен­ных по­дви­гах и по­сте, пи­та­ясь обиль­но сле­за­ми уми­ле­ния, из­ли­ва­е­мы­ми от чи­сто­го серд­ца, и при­леж­но мо­лясь о бла­го­со­сто­я­нии и спа­се­нии ми­ра”.

Пре­по­доб­ный Иов по при­ме­ру древ­них мол­чаль­ни­ков был на­столь­ко мол­ча­лив, что по вре­ме­нам с тру­дом мож­но бы­ло услы­шать от него что-ни­будь дру­гое, кро­ме мо­лит­вы, ко­то­рая по­сто­ян­но ис­хо­ди­ла из уст его: “Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя”. Кро­ме по­ста, непре­стан­ной мо­лит­вы, ко­ле­но­пре­кло­не­ний, слез и мол­ча­ния, – бра­то­лю­бие, глу­бо­кое сми­ре­ние, по­слу­ша­ние, кро­тость и ми­ло­сер­дие со­став­ля­ли от­ли­чи­тель­ные ка­че­ства бла­жен­но­го по­движ­ни­ка. От по­сто­ян­ных тру­дов и по­дви­гов плоть пре­по­доб­но­го Иова бы­ла из­мож­де­на, и те­ло его, и осо­бен­но но­ги ис­пол­не­ны бы­ли язв, так что он с апо­сто­лом мог ска­зать: “аз яз­вы Гос­по­да Иису­са на те­ле мо­ем но­шу” (Гал.6,17).

Стро­гий и взыс­ка­тель­ный к са­мо­му се­бе, пре­по­доб­ный Иов по люб­ви к ближ­ним был снис­хо­ди­те­лен к немо­щам дру­гих и крайне незло­бив. Вот до­ка­за­тель­ство его незло­бия: од­на­жды в глу­бо­кую ночь, про­хо­дя ми­мо гум­на, уви­дел он че­ло­ве­ка, по­хи­щав­ше­го мо­на­стыр­скую пше­ни­цу, и так неждан­но по­до­шел к по­хи­ти­те­лю, что тот и ша­гу не мог сде­лать от на­пол­нен­но­го пше­ни­цею меш­ка. За­стиг­ну­тый на ме­сте пре­ступ­ле­ния, по­хи­ти­тель не столь­ко ис­пу­гал­ся, сколь­ко усты­дил­ся пре­по­доб­но­го и в оце­пе­не­нии сто­ял пред ним непо­движ­но, как ка­мень. По­том пал к но­гам его и умо­лял ни­ко­му не рас­ска­зы­вать о его по­ступ­ке, бо­ясь про­слыть за во­ра, меж­ду тем как ра­нее все счи­та­ли его чест­ным че­ло­ве­ком и ува­жа­ли его. Незло­би­вый ста­рец не угро­жал ви­нов­но­му ни­чем, но еще сам соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми по­мог по­хи­ти­те­лю под­нять на пле­чо ме­шок с пше­ни­цей, сде­лав ему при этом на­став­ле­ние о том, как предо­су­ди­тель­но по­хи­ще­ние чу­жой соб­ствен­но­сти и, при­вед­ши ему на па­мять за­по­ве­ди Бо­жии и Страш­ный Суд Гос­по­день, на ко­то­ром он дол­жен бу­дет дать от­чет в сво­ем по­ступ­ке, с ми­ром от­пу­стил его.

Так в под­ра­жа­нии свя­тым древним по­движ­ни­кам Хри­сто­вым под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный игу­мен По­ча­ев­ский Иов. Мно­же­ство по­дви­гов его, как за­ме­ча­ет пи­са­тель жи­тия его, “мож­но упо­до­бить раз­ве без­чис­лен­но­му мно­же­ству звезд на твер­ди небес­ной, и они из­вест­ны еди­но­му Бо­гу, про­зи­ра­ю­ще­му в тай­ные из­ги­бы сер­дец че­ло­ве­че­ских”.

Сре­ди за­бот о бла­го­устро­е­нии По­ча­ев­ской оби­те­ли и по­движ­ни­че­ских тру­дов пре­по­доб­ный Иов на­хо­дил вре­мя и для ду­хов­но-про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­сти. Пре­по­доб­ный игу­мен По­ча­ев­ский в 1628 г. при­ни­мал уча­стие в Ки­ев­ском Со­бо­ре, за­ста­вив­шем из­вест­но­го от­ступ­ни­ка от пра­во­сла­вия Ме­ле­тия Смот­риц­ко­го от­речь­ся от сво­их за­блуж­де­ний. Вме­сте с дру­ги­ми ли­ца­ми, при­сут­ство­вав­ши­ми на со­бо­ре, Иов под­пи­сал со­бор­ное опре­де­ле­ние, в ко­то­ром за­явил, что он “твер­до сто­ит в пра­во­слав­ной ве­ре, не мыс­лит об от­ступ­ле­нии в унию и под клят­вою обе­ща­ет­ся не от­сту­пать и к то­му же уве­ще­вать весь пра­во­слав­ный на­род”.

Пре­по­доб­ный Иов – в ве­ли­кой схи­ме Иоанн. Несмот­ря на неустан­ные за­бо­ты о мо­на­стыр­ском бла­го­устрой­стве, на же­сто­кие по­движ­ни­че­ские тру­ды и на всю во­об­ще пол­ную неусып­ной де­я­тель­но­сти жизнь, пре­по­доб­ный до­жил до 100 лет и, пред­ска­зав день смер­ти сво­ей за неде­лю, ти­хо, без вся­ких стра­да­ний по­чил 28 ок­тяб­ря 1651 г., оста­вив как в оби­те­ли По­ча­ев­ской, так и во всей стране Во­лын­ской бла­го­го­вей­ное вос­по­ми­на­ние о неусып­ных мо­лит­вах, непод­ра­жа­е­мом тру­до­лю­бии и вы­со­ких сво­их доб­ро­де­те­лях. По­чил он в уеди­не­нии, так как под ко­нец сво­ей жиз­ни, имен­но в 1649 г., чув­ствуя сла­бость сил сво­их, сдал игу­мен­скую долж­ность от­цу Са­му­и­лу (Доб­рян­ско­му), про­дол­жая, од­на­ко, и по­сле это­го име­но­вать­ся игу­ме­ном По­ча­ев­ским.

Те­ло пре­по­доб­но­го по­сле по­гре­бе­ния оста­ва­лось в зем­ле семь лет. По­том мно­гие на­ча­ли за­ме­чать ис­хо­див­ший из мо­ги­лы его свет, и сам он три­жды во сне яв­лял­ся пра­во­слав­но­му мит­ро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му Ди­о­ни­сию Ба­ла­ба­ну и уве­ще­вал его от­крыть мо­щи, ле­жав­шие под спу­дом. В 1659 г. 8 ав­гу­ста мит­ро­по­лит Ди­о­ни­сий с ар­хи­манд­ри­том Фе­о­фа­ном и с бра­ти­ею оби­те­ли от­кры­ли гроб пре­по­доб­но­го, и свя­тые мо­щи его об­ре­те­ны бы­ли нетлен­ны­ми. С по­до­ба­ю­щей че­стию, при мно­го­чис­лен­ном со­бра­нии на­ро­да, пе­ре­не­се­ны бы­ли они в ве­ли­кую цер­ковь Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и по­ло­же­ны в па­пер­ти.

С тех пор от мо­щей пре­по­доб­но­го Иова по­тек­ли ис­це­ле­ния, о чем мож­но про­чи­тать в его жи­тии.

Со вре­ме­ни пре­по­доб­но­го Иова утвер­жден­ная им оби­тель По­ча­ев­ская ис­пы­та­ла мно­го бед­ствий. В осо­бен­но­сти па­мят­но для нее и ни­ко­гда не из­гла­дит­ся из ле­то­пи­сей ее од­но: в пе­ри­од во­дво­ре­ния унии в Юго-За­пад­ной Рос­сии По­ча­ев­ская оби­тель не усто­я­ла про­тив уни­а­тов и в 1720 г. бы­ла от­ня­та ими у пра­во­слав­ных – здесь по­се­ли­лись уни­ат­ские ба­зи­ли­ан­ские мо­на­хи. Во вла­де­нии уни­а­тов пра­во­слав­ная оби­тель на­хо­ди­лась до 1831 г. В этом го­ду по­ча­ев­ские ба­зи­ли­ан­ские мо­на­хи за их воз­му­ти­тель­ное по­ве­де­ние во вре­мя поль­ско­го мя­те­жа и за воз­буж­де­ние на­ро­да к вос­ста­нию бы­ли уда­ле­ны из По­ча­ев­ской оби­те­ли по по­ве­ле­нию в Бо­зе по­чив­ше­го им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча, и оби­тель воз­вра­ще­на пра­во­слав­ным. Пер­вым на­сто­я­те­лем По­ча­ев­ско­го мо­на­сты­ря по пе­ре­хо­де его к пра­во­слав­ным был прео­свя­щен­ный епи­скоп Во­лын­ский Ам­вро­сий, ко­то­рый из­брал сво­им на­мест­ни­ком кре­ме­нец­ко­го про­то­и­е­рея Гри­го­рия Ра­фаль­ско­го, впо­след­ствии вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го Ан­то­ния, мит­ро­по­ли­та Нов­го­род­ско­го и Санкт-Пе­тер­бург­ско­го.

Па­мять пре­по­доб­но­го Иова праз­ну­ет­ся в По­ча­ев­ской Лав­ре три­жды в год: 19 мая – в день па­мя­ти Иова Мно­го­стра­даль­но­го; 10 сен­тяб­ря – в день об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Иова; 10 но­яб­ря – в день его кон­чи­ны. (Да­ты ука­за­ны по но­во­му сти­лю.)

И в на­ши дни чест­ные мо­щи обиль­но ис­то­ча­ют чу­де­са во сла­ву Трии­по­стас­но­го Бо­га, Ему же по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и по­кло­не­ние, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.