Акафист святому преподобному Корнилию Александровскому

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Кондак 1

Избранный от Царя Сил и Духа Святаго исполненный, преподобне и Богоносне отче наш Корнилие, преизящное земли Александровския прозябение, пречудное обителей, тобою устроенных, украшение, величающе прославльшаго тя Славы Господа, воспеваем ти похвальная, добрый наш пастырю. Моли Христа Бога и Пресвятую Богородицу от всяких нас бед свободити, зовущих: Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Икос 1

Ангелов Творец, предуведевый по самовластнаго чистаго сердца твоего изволению всеусердствующее Его воли исполнение избра тя изначала, да прославиши житием твоим пречудное имя Святыя Троицы. Темже яко луч пресветлый вечнаго Солнца Правды, просветися евангельское житие твое. Мы же, любовию понуждаеми, со благоговением и радостию глаголем ти сицевая: Радуйся, за-поведей Христовых усердный исполнителю; радуйся, учений святаго наставника твоего Лукиана ревнителю. Радуйся, отче Богоносне, вся благая и красная мира сего презревый; радуйся, сердце свое во всегдашнее Богу и Божией Матери служение предавый. Радуйся, родителей благих плод добрый и избранный; радуйся, яко благодатию Божиею оправданный. Радуйся, правило веры и благочестия; радуйся, образе кротости и смирения. Радуйся, прелюбимое иноков похваление; радуйся, живущим в мире предивное поможение. Радуйся, проповедниче покаяния и ходатаю спасения; радуйся, обителей твоих священное украшение. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 2

Видящи Владычица Богородица велию любовь твою, преподобне отче Корнилие, к рождшемуся от Нея и распеншемуся за ны Христу Богу нашему, настави тя на тесный и скорбный путь иноческий, да сподобишися во славе небесней с ликом преподобных воспевати ангельскую песнь Пресвятей Троице: Аллилуиа.

Икос 2

Разум Божественных Писаний стяжав, от юности твоея в страсе Божии непрестанно помышляя о небесном, удалился еси мирскаго мятежа, Царствия Божия ради и правды Его. Мы же, дивящеся твоему благому намерению, воспеваем ти: Радуйся, подмосковныя Троицкия слободы чадо Богоизбранное; радуйся, родителей благочестивых - Игнатия и Евдокии - утешение Богодарованное. Радуйся, купеческаго наследия отца твоего отвержение благоразумное; радуйся, яко уподобился еси купцу, ищущему бисера умнаго. Радуйся, небеснаго отечества пламенне возжелевый; радуйся, благое иго Христово от детства на себе восприемый. Радуйся, от юности твоея всем сердцем и мыслию Бога возлюбивый; радуйся, любве ради Божия дом отеческий оставивый. Радуйся, на Бога Промыслителя всю надежду возложивый; радуйся, ангелом Его выну хранимый. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 3

Сила Божия укрепляше тя, славне Корнилие, егда мир отвергнув, иноческое житие восприял еси. Вселився в пустынь Флорищеву, скорое преуспеяние в подвизех благочестия показал еси, многия тамо своим любомудрым житием в посте и молитве, неустанном труде и бдении, и безответном, Господа ради, послушании удививый. Темже таковое твое о спасении души зряще тщание, умильно Всесильному Богу поем: Аллилуиа.

Икос 3

Имея крепкую веру во благое промышление Божие о спасении человека, неврежден явился еси от напасти и препятия, иже злобный враг тебе, Богомудре отче, содела: разжегл бо еси, окаянный, начальника обители тоя завистию к любве, еюже братия почиташа тя за смирение и богодухновенное учение. Ты же, аки адамант, сия злострадания терпеливо понесл еси, с миром изшед в пустынь Лукианову. Мы же, дивящеся таковому о тебе Божию промышлению, вопием ти хвалебно: Радуйся, непоколебимый столпе терпения; радуйся, пречудный образе кротости и смирения. Радуйся, незлобие Христово смирением стяжавый; радуйся, на обидящия тя евангельски взиравый. Радуйся, всем обидящим тебе вседушно прегрешения простивый; радуйся, многообразный козни лукаваго силою Божиею победивый. Радуйся, Божия произволения о спасении души твоея искавый; радуйся, в угождении Ему единому намерение полагавый. Радуйся, всякое испытание во спасение души своея понести готовый; радуйся, вступивый на путь тернистый и суровый. Радуйся, Богомудрый наставниче во всяких обстояниих; радуйся, пришедый в пустынь Лукианову, Богом наставляемый. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 4

Бурею богомерзких страстей и волнений непреодоленный, притекл еси, блаженне Корнилие, к преподобному Лукиану и обрел еси в нем добраго наставника монашескому деланию. Егоже отеческим наказанием в страсе Божий повинуяся, на кийждо день на большая простирался еси труды, и на кийждо день приятнейшим и любезнейшим Богу быти усердствовал еси; всякое же мира сладострастие и любочестие побеждая, единому Богу воспевал еси: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаще и видяще братия пустыни Рождества Пресвятыя Богородицы, осиротевшия по преставлении первоначальника своего - преподобнаго Лукиана богоугодное житие твое, славне Корнилие, моляху тя, да восприимеши сан священнический и будеши им наставником, а обители строителем. Ты же, приявши крест пастырскаго служения, добре упасл еси словесныя овцы. Сего ради воспеваем ти таковая: Радуйся, заповедей и советов Божиих ревностный исполнителю; радуйся, к чистому и непорочному житию благопоспешный предводителю. Радуйся, Небеснаго Царя рабе благий и верный; радуйся, винограда Христова делателю усердный. Радуйся, не словом точию, но паче делом и слезною к Богу молитвою чада своя поучаяй; радуйся, твоих купножителей монашескими правилы боголепно наставляяй. Радуйся, яко собранную тобою братию духовною сладостию преизобильно насыщал еси; радуйся, яко огнь Божественныя любве в них при-лежно возгревал еси. Радуйся, избранный Богом на освященное служение; радуйся, руководивый словесныя овцы на пажити спасения. Радуйся, прилежавый церковному строению и благоукрашению. Радуйся, во славу Святыя Троицы воздвигнувый храм Богоявления. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 5

Боготечней звезде подобен явился еси, преподобне, небо церковное украшаяй и люди веси Александровския лучами твоея святости, восприятия от истиннаго Солнца Правды, Христа Иисуса, озаряяй: иныя к иночеству наставляяй, инем в миру путь к Царствию Небесному указуяй. Темже смиренно молим тя: просвети и наша сердца, мглою страстей омраченная, да достойно воспеваем спасающему тобою Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видяще велие смиренномудрие твое, дивимся, святче Божий: преуспевая бо в подвизех, вящще жаждал еси духовнаго назидания. Сего ради обитель свою на время оставил еси, и со святыми отцы пребывати вожделел еси. Обаче, вновь в обитель возвратился еси на радость братии и людем. К тебе убо и мы прибегающе, сице глаголем: Радуйся, ища разума духовнаго к пустынным отцем при-текший; радуйся, лжеименный разум века сего несумненно отвергший. Радуйся, многая в пустынных местех благая и душеполезная сокровища стяжавый; радуйся, аки богомудрая пчела от труждающихся тамо отец сладость иноческую собравый. Радуйся, туюжде сладость в землю Александровскую сохранно принесший; радуйся, зде обитель благоуспешно насадивший и сторицею возрастивший. Радуйся, равноангельскаго жития достигнути сподобивыйся; радуйся, в иноческих трудех и подвизех древним отцем уподобивыйся. Радуйся, алчущих жизни вечныя питателю; радуйся, жаждущих духовный напоителю. Радуйся, вертограда церковнаго крине благовонный; радуйся, проповеди евангельския глас богопросвещенный. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 6

Проповедник неленостный православныя веры и истиннаго жития во Христе Иисусе явился еси, преподобне, мирския и духовныя управляя. Прихождаше же в Александрову слободу потребы ради монастырския, многочастне в Успенском монастыре тоя слободы инокинь посещал еси, душевне и телесне их укрепляя, да поют благодарственно благих Подателю Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия земли Александровстей просвещение совершенных твоих добродетелей, изрядный угодниче Христов. Сего ради сестры обители Успенския, преклоньше колена, согласно моляху тя, дабы и им был еси пастырем. Ты же, зряху веру их, восприял еси их во свою паству духовную и был еси им учитель благочестивый и праведный. Сопричти и нас Богом собранному твоему стаду, со умилением зовущих: Радуйся, светильниче веры и добродетелей учителю; радуйся, паствы твоея изрядный душепопечителю. Радуйся, прибегающим к тебе отец чадолюбивый; радуйся, спастися хотящим усердно послуживый. Радуйся, в духовную паству твою таковых приимавый; радуйся, путь веры и благочестия тем указавый. Радуйся, жезле силы Божия, падающих укреплявший; радуйся Христу Богу многия души уневестивший. Радуйся, свеще неугасимая, мрак неведения прогоняющая; радуйся, учителя твоего, преподобнаго Лукиана, почитающим помогающий. Радуйся, водительства иноков и инокинь богоносный зиждителю; радуйся, обителей твоих непреоборимый поборниче и неусыпный храни-телю. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 7

Хотя дати добрый ответ на Страшнем Судищи Христове о земнем житии твоем, начал еси зело скорбети, яко толикою тяготою обложися, два монастыря окормляя. Во обители бо своей живяше, новоприведенную паству из недели в неделю посещал еси, насыщая пищею духовною. Обаче Человеколюбец Господь незримо благою надеждою на неизследную бездну Своего милосердия тя укрепляше, из глубины души вопиющаго Ему: Аллилуиа.

Икос 7

Новыя труды и подвиги ко устроению обители Успенския подъял еси, отче преподобне. На обновление бо разоренных храмов и расширение монашеских келлий неленостно устремился еси, да инокинь на усерднейшее Христу Богу служение подвигнеши, пове-левая на послушаниих в молитве и молчании пребывати, и благодарение единому Богу возсылати. Темже, хвалу поюще Подвигоположнику Христу Богу, взываем ти сице: Радуйся, обители твоя на утешение нам даровавый; радуйся, Богу единому работати всего себе подвигнувый. Радуйся, учениче пустынножителей и общаго жития устроителю; радуйся, трудолюбия, еже всякому благу начало и утверждение, теплейший рачителю. Радуйся, веру и любовь к Богу делы явивый; радуйся, многия истинно Христу служити научивый. Радуйся, иноческий путь неусыпною смиренною молитвою освятивый; радуйся, в тойже пребывати молитве твоих последователей добре наставивый. Радуйся, в молитвах своих душею в иной мир восходивый; радуйся, на поприще земнем новую и совершенную жизнь узревый. Радуйся, в иноческих трудех неутружденный подвижниче; радуйся, неутомимый хвалы и чести Божия в мире ревнителю и проповедниче. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 8

Странное и вельми скорбное житие проходя, блаженне отче, тяготы и немощи обольщенных диаволом чад твоих понесл еси, за сту-жающих ти Господеви моляся. Понеже братия Лукиановой пустыни начаша роптати и злословити тя при благодетелех и везде поносити, и нелепая глаголати. Егда же услыша сие игумения Анисия с сестрами, испросиша у Святителя Московскаго жити ти в обители Успения, а Лукианову пустынь кийжду неделю посещати. Мы же, дивящеся неисповедимым судьбам Божиим, воспеваем: Аллилуиа.

Икос 8

Все твое, богоносне отче, бяше тщание, да выну всезлобному врагу рода христианскаго сопротивлятися, общаго же всем Творца купно со ученики твоими в душе и теле прославляти. И в сем благоугоднем подвизе, укрепляемый силою свыше, толико преуспел еси, яко многия души из руки диаволи восхитил еси, сего ради окаянный зело разъ-яришася и начаша гневатися и всякия козни творити и человецы противу тя вооружати, укорами и поношением досаждаше. Обаче вся сия о Христе Иисусе преодолел еси, чесого и нас молитвами твоими сподоби, зовущих: Радуйся, противу вражиих наветов путь одоления нам показавый; радуйся, на мысленныя враги пост, молитвы и коле- нопреклонения вместо оружия употребивый. Радуйся, силою крестнаго знамения стрелы лукаваго отразивый; радуйся, крилома богомыслия сети вражия сокрушивый. Радуйся, надеждою на помощь свыше себе вооруживый; радуйся, незлобием Христовым духа злобы победивый. Радуйся, высокоумныя гордыни вражия крепкий смирителю; радуйся, пагубных наветов и стужений достохвальный упразднителю. Радуйся, плененных духами злобы свобождающий; радуйся, в невидимой брани от отчаяния избавляющий. Радуйся, от супостат боримым скоро пособствующий; радуйся, за одолеваемых от сопротивных присно ходатайствующий. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 9

Всякое естество ангельское удивися благодатному свыше тебе дарованию, яко на земли невещественное житие в творении заповедей Господних показал еси, и, взем на рамо свое крест Христов, плоть распял еси со страстьми и похотьми. Кто доволен изрещи болезни и борения твоя, преподобне отче, яже претерпел еси, Амалика мыслен-наго побеждая. Темже, сам искушен быв, можеши и искушаемым помощи избран дом Духу Святому себе сотворити и в прекрасный вертоград вышний внити, идеже ты ныне благодарственно поеши Всесильному Богу: Аллилуиа.

Икос 9

Ветии многовещаннии не возмогут изрещи крепость любве твоея, блаженне, яже к Богу и людем: предал бо еси себе на служение братиям Христовым меньшим - странным и нищим трапезу учреждая, больных посещая, сирым и убогим отроковицем школу устрояя, всякую душу страждущую от Божественнаго Писания утешая. Сего ради уготованное верным рабом Божиим от сложения мира Царствие Небесное наследовал еси. Темже приими от нас сицевая: Радуйся, божественную любовь, яко соуз совершенства стяжавый; радуйся, вси концы земли нашея тою любовию объявый. Радуйся, ревностию в делех любве мир препобедивый; радуйся, горечь земныя юдоли многим усладивый. Радуйся, приходящих к тебе в болезнех и печалех терпению научивый; радуйся, благодатным словом ободрение и утешение им подававый. Радуйся, ненадежным надеяние и быстрое нищим услышание; радуйся, сирым, убогим и странным приятное попечение. Радуйся, за обидимых, озлобляемых и уничижаемых присно ходатайствующий; радуйся, благодетелей молитвенно почитати пример нам показующий. Радуйся, милости превеликия и скорбным сострадания сокровище; радуйся, всеусерднаго о людех промышления приятелище. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 10

Спасительнаго твоего подвига, преподобне Корнилие, достигл еси скончания и святую душу твою в руце Божии предал еси, юже Ангели святии вознесоша горе ко Престолу Вседержителя, всех грешных обращения и спасения милостивно ожидающаго. Сие помышляюще, молим тя: приведи нас, обуреваемых страстьми, к тихому пристанищу спасения, да в радости блаженней сподобимся вечно воспевати Премилосердому Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена всем святым и иноком Отрада, Пресвятая Дева сподоби тя попечение творити с двух обителех, в честь и славу Ея устроенных: наченши бо поприще пастырское в пустыни Рождества Пресвятыя Богородицы, добре скончал еси сие во обители пречестнаго Ея Успения. Мы же, дивящеся таковому произволению Богоматере, вопием ти: Радуйся, служение Божией Матери по Бозе паче всего вседушно возлюбивый; радуйся, неотступно на милость Ея упования возложивый. Радуйся, смиренно моливый Владычицу путь твой управити; радуйся всепетое имя Ея благодарне прославивый. Радуйся, Божия Матере чадо верное и возлюбленное; радуйся, силы Ея священнаго Покрова постижение тайное и чудное. Радуйся, благословения преподобнаго Лукиана чрез образ Ея Рождества добронравный хранителю; радуйся, Заступницы усердныя бла- гоговейный почитателю. Радуйся, многочастне в нощи молитвы к Ней слезно возносивый; радуйся, небесныя помощи от Нея непостыдно восприемый. Радуйся, Пресвятыя Богородицы милостями нас ущед-ряющий; радуйся, невидимых даров благодати от Нея сподобляющий. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 11

Пение всеумиленное Пресвятей Троице возносил еси, преподобне, всем житием твоим заблуждших к покаянию призывая и плоды достойны покаяния творити научая. Сподоби и нас, почитающих любовию святую память твою, в чистоте и правде дни земнаго жития скончати, да поем вкупе: Аллилуиа.

Икос 11

Светоподательный светильник быв в житии, богоблаженне отче, заповедям Евангелия, в Царствие Небесное ведущим, усердно по-учал еси монахов и всех людей, притекавших к тебе. По смерти же твоей явился еси яко светозарное светило Александровския земли. Божественными лучами Трисолнечнаго Света осияваем, облиставаеши верныя, вопиющия к тебе таковая: Радуйся, Трисолнечнаго Святыя Троицы Света выну просвещающее озарение; радуйся, доброзрачнаго света евангельскаго всесветлое сияние. Радуйся, в омрачении страстей пребывающих кроткий обличителю; радуйся, в суете и самозабвении жительствующих предивный вразумителю. Радуйся, нерадения и праздности известный прогонителю; радуйся, кающимся оставление прегрешений от Христа Бога подателю. Радуйся, чистому и непорочному житию благопоспешный предводителю; радуйся, бодрости и трезвения предобрый учителю. Радуйся, множества ино-ков духовное просвещение; радуйся, изящный и верный путеводителю ко спасению. Радуйся, всех подвизающихся во благочестии под твой кров и заступление отечески приемлющий; радуйся, заповедей Божиих исполнителю усерднейший. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 12

Благодатию священства облеченный и сладость церковную познавый, велию ревность имел еси ко святей Церкви Божией, усердно совершая служение Богу, украшая ю благоговейным чтением и пением. Паче бо всех красот мира возлюбил еси, святче Божий, благолепие дому Господня, имея благое рассуждение, яко сего на сем свете несть честнейши. К сему боголюбезному устроению и нас подвигни, зовущих: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твое прославление в лике святых, ублажаем тя, преподобне Корнилие, купно с преподобным Лукианом, яко многомощныя молитвенники о нас пред Господем, утешители и заступники явилися есте. Новое бо и велие чудо нам, недостойным, показавше, обители, вами устроенныя, возродили есте, врата их вновь черноризцам, ищущим Лице Бога Живаго, отверзающе. Сего ради с любовию возглашаем ти сице: Радуйся, Православныя Церкве Российския похвало и украшение; радуйся, всея Александровския земли увеселение. Радуйся, предстателю о нас пред Господем непостыдный; радуйся, к Богородице молитвенниче наш неусыпный. Радуйся, душу свою силою Божиею преобразивый; радуйся, праведною кончиною святость жития своего показавый. Радуйся, возшедый на гору превысокую добродетелей божественных; радуйся, яко от тоя удобь возшел еси на гору небесную. Радуйся, сонма преподобных отец причастниче; радуйся, преблагий и добрый иноков наставниче. Радуйся, осиянный Духа Святаго благодатию; радуйся, любящим и чтущим тя спасения ходатаю. Радуйся, преподобне Корнилие, монашескаго жития изрядный устроителю.

Кондак 13

О, предивный угодниче Христов, преподобне отче наш Корнилие! Приими сие малое моление наше, в похвалу тебе возносимое; настави нас на путь покаяния и спасения, испроси у Господа Сил муки вечныя избавления. Да с тобою вкупе в Царствии Небеснем воспеваем немолчно Триипостасному Богу: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

Бла­го­дат­ный от­рок

Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий ро­дил­ся в на­ча­ле XVII сто­ле­тия, в тя­же­лое, скорб­ное и ра­зо­ри­тель­ное для Ру­си Смут­ное вре­мя, по­пущен­ное Бо­гом для вра­зум­ле­ния и по­ка­я­ния ее на­ро­да. Ро­ди­те­ли его – Иг­на­тий и Ев­до­кия – бы­ли куп­ца­ми и жи­ли близ цар­ству­ю­ще­го гра­да Моск­вы, в Тро­иц­кой сло­бо­де. Во Свя­том Кре­ще­нии они на­рек­ли сво­е­го сы­на Кос­мой[1].

От­дан­ный в на­уче­ние гра­мо­те, он при­леж­но изу­чал Свя­щен­ное Пи­са­ние и дру­гие ду­ше­по­лез­ные кни­ги, на­вы­кая об­ра­щать ум свой к Бо­гу, рас­по­ла­гая се­бя лю­бить То­го, Кто явил­ся неиз­ре­чен­ной лю­бо­вью во всем и ко всем. От юно­сти на Кос­ме ле­жа­ла пе­чать осо­бо­го, из­бран­но­го Бо­гом че­ло­ве­ка.

Он воз­рас­тал го­да­ми, а вме­сте с тем зрел ра­зу­мом и осо­бен­но пре­успе­вал доб­ро­де­те­лью. Кос­ма очень ра­но по­знал сла­дость и ра­дость мо­лит­вы к Бо­гу, Бо­жи­ей Ма­те­ри, свя­тым угод­ни­кам Бо­жи­им. Храм Гос­по­день был пер­вым до­мом его ду­хов­но­го жи­тия. Дет­ских игр, ве­се­лых за­ня­тий он не знал, но по­лон был стра­ха Бо­жия – этой выс­шей ду­хов­ной муд­ро­сти. От­ро­ка не по воз­рас­ту укра­ша­ли сми­ре­ние, кро­тость, уеди­не­ние и без­мол­вие. Кос­ма толь­ко и раз­мыш­лял о том, как ему спа­стись в этой жиз­ни от пре­ле­стей ми­ра, как точ­нее и пол­нее уго­дить Гос­по­ду Бо­гу и стать бли­же к Нему.

Серд­це бла­го­че­сти­во­го от­ро­ка со­всем не ле­жа­ло к тор­го­во­му де­лу, ко­то­рым за­ни­мал­ся его отец. Ду­ша его стре­ми­лась к выс­ше­му, нетлен­но­му и по­ис­ти­не бла­жен­но­му бо­гат­ству, со­кры­то­му в ве­ре и люб­ви к Бо­гу. К та­кой по­движ­ни­че­ской жиз­ни влек­ли Кос­му свет­лые и бла­го­дат­ные при­ме­ры мно­гих пре­по­доб­ных от­цов, про­си­яв­ших на Свя­той Ру­си чи­стым сво­им жи­ти­ем и мно­ги­ми чу­до­тво­ре­ни­я­ми. Еще в ран­ней юно­сти им овла­де­ла жи­вая мысль – ид­ти из люб­ви к Бо­гу тес­ным и скорб­ным пу­тем ино­че­ско­го жи­тия, как са­мой пря­мой сте­зей к выс­ше­му бы­тию. На всю жизнь за­па­ли в его ду­шу сло­ва Свя­то­го Еван­ге­лия: «Всяк, иже оста­вит дом, или бра­тию, или сест­ры, или от­ца, или ма­терь, или же­ну, или ча­да, или се­ла имене Мо­е­го ра­ди, сто­ри­цею при­и­мет и жи­вот веч­ный на­сле­дит» (Мф.19,29).

По­стри­же­ние и пер­вые по­дви­ги

Жи­вя в ро­ди­тель­ском до­ме, Кос­ма уже го­то­вил се­бя к ду­хов­ной ино­че­ской жиз­ни. До­стиг­нув 23-х лет от ро­ду, он ре­шил окон­ча­тель­но от­речь­ся от ми­ра и от все­го, что в ми­ре. В од­ном из мос­ков­ских мо­на­сты­рей Кос­ма при­нял Ан­гель­ский мо­на­ше­ский об­раз с име­нем Кор­ни­лия и про­жил там по из­во­ле­нию Бо­жию пять лет. Ища бо­лее со­вер­шен­но­го жи­тия, он пе­ре­шел во Фло­ри­ще­ву пу­стынь[2], то­гда уже из­вест­ную стро­го­стью сво­е­го уста­ва.

Уго­ждая еди­но­му Бо­гу, бла­жен­ный Кор­ни­лий рев­ност­но под­ра­жал в по­дви­гах древним и но­вым устро­и­те­лям мо­на­ше­ства. Для него свя­ты бы­ли мо­на­стыр­ские пра­ви­ла и уста­вы. Кли­рос­ное и дру­гие брат­ские по­слу­ша­ния по­движ­ник нес с боль­шим при­ле­жа­ни­ем. Цель у него бы­ла од­на – умерт­вить плот­ские стра­сти че­ло­ве­че­ско­го есте­ства и дать ме­сто ду­ху, его бес­смерт­ным си­лам. Мо­на­стыр­ские бо­го­слу­же­ния ста­ли для Кор­ни­лия луч­шей ду­хов­ной сре­дой жиз­ни, Он все­гда пом­нил, что Гос­подь воз­даст ино­ку не за про­из­не­сен­ные, а за ис­пол­нен­ные им обе­ты. Тво­ря Свя­тую Псал­тирь, пре­по­доб­ный с уми­ле­ни­ем вни­мал сло­вам псал­мо­пев­ца, по ко­то­рым усерд­но на­прав­лял свою жизнь: «Бла­жен муж иже не иде на со­вет нече­сти­вых..., но в за­коне Гос­подне во­ля его и в за­коне Его по­учит­ся день и нощь. И бу­дет яко дре­во, на­саж­ден­ное при ис­хо­дя­щих вод, еже плод свой даст во вре­мя свое, и лист его не от­па­дет, и вся, ели­ка аще тво­рит, успе­ет» (Пс.1,1-3).

Но вос­хо­дя от си­лы в си­лу, по­движ­ник непре­стан­но ограж­дал се­бя глу­бо­ким сми­ре­ни­ем, пом­ня сло­ва Гос­по­да: «Егда со­тво­ри­те вся по­ве­лен­ная вам, гла­го­ли­те, яко ра­би неклю­чи­ми есмы» (Лк.17,10).

Коз­ни диа­во­ла

При ви­де та­ких по­дви­гов бла­жен­но­го Кор­ни­лия ис­кон­ный враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го ярост­но во­ору­жил­ся на него раз­лич­ны­ми ис­ку­ше­ни­я­ми и стра­хо­ва­ни­я­ми, яв­ля­ясь по­рой да­же в че­ло­ве­че­ском об­ра­зе. Но свя­той, хра­ни­мый дес­ни­цей Бо­жи­ей, «име­нем Гос­под­ним про­тив­лях­ся» ему (Пс.117,12) и си­лою Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста от­го­нял от се­бя пол­чи­ща неви­ди­мых вра­гов.

Бла­го­че­сти­вая и пра­вед­ная жизнь пре­по­доб­но­го, его ду­хов­ная опыт­ность, его лю­бя­щая, крот­кая ду­ша жи­во влек­ли лю­дей, же­лав­ших по­лу­чить от по­движ­ни­ка на­став­ле­ние, а то и бла­го­сло­ве­ние на но­вый об­раз жиз­ни. Диа­вол не мог тер­петь та­ко­го пре­успе­я­ния Кор­ни­лия в по­дви­гах и на­чал стро­ить но­вые коз­ни, дабы уда­лить свя­то­го из пу­сты­ни: он вну­шил на­сто­я­те­лю оби­те­ли недоб­рое о нем и да­же нена­висть к нему, как по­чи­та­е­мо­му бра­ти­ей мо­на­сты­ря. Од­на­ко пре­по­доб­ный с кро­то­стью при­нял го­не­ние, ибо, по сло­ву апо­сто­ла, ни­ко­гда не воз­да­вал злом за зло (Рим.12,17).

Но­вая оби­тель и на­сто­я­тель­ство

Бла­жен­но­му Кор­ни­лию при­шлось оста­вить Фло­ри­ще­ву пу­стынь. Свои скор­би он вос­при­ни­мал с ве­рою в То­го, Кто ими ис­прав­лял и спа­сал его ду­шу – Все­бла­го­го Про­мыс­ли­те­ля Бо­га. На­став­ля­е­мый и управ­ля­е­мый свы­ше, бо­го­лю­би­вый по­движ­ник при­шел на жи­тель­ство в ос­но­ван­ную пре­по­доб­ным Лу­ки­а­ном Бо­го­ро­ди­це-Рож­де­ствен­скую пу­стынь.

Узнав о тру­дах и по­дви­гах бла­жен­но­го пер­во­на­чаль­ни­ка пу­сты­ни, Кор­ни­лий про­ник­ся боль­шим по­чте­ни­ем к его свя­той па­мя­ти. Он по­же­лал остать­ся в этой бо­го­спа­са­е­мой оби­те­ли, освя­щен­ной бла­го­че­сти­вым жи­ти­ем пре­по­доб­но­го Лу­ки­а­на и за­хо­ро­не­ни­ем его свя­тых мо­щей, дабы под­ви­зать­ся да­лее, сле­дуя его за­ве­там. Оси­ро­тев­шая по­сле кон­чи­ны бла­жен­но­го Лу­ки­а­на бра­тия вско­ре по­лю­би­ла пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия и ста­ла мо­лить его при­нять свя­щен­ни­че­ский сан, быть им пас­ты­рем и в то же вре­мя стро­и­те­лем оби­те­ли. По­чи­тая се­бя недо­стой­ным, он ед­ва со­гла­сил­ся на прось­бы бра­тии стать их игу­ме­ном, и то лишь по­то­му, что ви­дел в сем во­лю Гос­под­ню.

При­хо­дя по де­лам оби­те­ли в Алек­сан­дров­скую сло­бо­ду, пре­по­доб­ный Кор­ни­лий не остав­лял без вни­ма­ния ино­кинь Успен­ско­го мо­на­сты­ря, ос­но­ван­но­го свя­тым Лу­ки­а­ном, по­да­вая им ми­ло­сты­ню и уте­шая в скор­бях. Игу­ме­ния мо­на­сты­ря Иулит­та с сест­ра­ми, по­доб­но бра­тии Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни, то­же ста­ла мо­лить бла­жен­но­го Кор­ни­лия быть их пас­ты­рем. Ста­рец сна­ча­ла от­ка­зал­ся, как бы ис­пы­ты­вая их, но, уви­дев ис­крен­ность мо­ле­ния, при­нял в свою паст­ву. И с то­го вре­ме­ни пре­по­доб­ный Кор­ни­лий окорм­лял два мо­на­сты­ря, как и свя­той Лу­ки­ан. Каж­дую неде­лю он бы­вал у ино­кинь, на­сы­щая их ду­хов­но.

В 1658 го­ду пат­ри­арх Ни­кон утвер­дил пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия в зва­нии стро­и­те­ля Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни и воз­ло­жил на него управ­ле­ние обе­и­ми оби­те­ля­ми, муж­ской и жен­ской. В де­лах Успен­ской оби­те­ли в зва­нии стро­и­те­ля ее свя­то­му по­мо­гал мо­нах Фе­о­фан из той же Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни.

Сми­рен­ный пас­тырь

Ду­хов­ную власть пре­по­доб­но­го в обо­их мо­на­сты­рях ви­де­ли в доб­ром при­ме­ре его жиз­ни. Са­мые труд­ные об­сто­я­тель­ства прав­ле­ния не мог­ли из­ме­нить преж­них по­дви­гов свя­то­го. Он еще с боль­шим усер­ди­ем ис­пол­нял мо­на­ше­ские пра­ви­ла, на­хо­дя в них си­лу для сво­е­го цер­ков­но­го слу­же­ния. Рев­ност­ный по­движ­ник счи­тал сво­им пас­тыр­ским дол­гом непре­стан­но и тща­тель­но по­учать бра­тию и се­стер оби­те­лей до­стой­но нести бла­гое иго Хри­сто­вых за­по­ве­дей.

Путь мо­на­ше­ско­го по­слу­ша­ния при­нес пре­по­доб­но­му Кор­ни­лию ду­шев­ную чи­сто­ту. Он спо­до­бил­ся от Бо­га осо­бых бла­го­дат­ных да­ро­ва­ний и от­ли­чал­ся глу­бо­ким рас­суж­де­ни­ем, учи­тель­но­стью в дей­стви­ях и по­ступ­ках. Буд­то мед ис­те­кал со сло­ва­ми про­по­ве­ди свя­то­го, ко­то­рую он тво­рил в хра­мах оби­те­лей, не вме­щав­ших по­рой всех лю­дей, с раз­ных сто­рон при­хо­див­ших по­слу­шать бла­жен­но­го стар­ца. Его лю­бовь и со­стра­да­ние, по­доб­но солн­цу, ши­ро­ко про­сти­ра­лись как на ино­ков, так и на ми­рян. Уди­ви­тель­но, что пре­по­доб­ный удо­вле­тво­рял и успо­ка­и­вал всех ищу­щих его на­став­ле­ний; ни­кто не ухо­дил от него без уми­ро­тво­ре­ния и бла­го­дат­но­го уте­ше­ния. И вот свя­той ста­рец стал для окрест­ных жи­те­лей боль­шой ду­хов­ной опо­рой, как бы но­вой звез­дой в но­щи зем­но­го стран­ствия, пу­те­во­дя­щей их к Цар­ству Небес­но­му. И сно­ва вос­пря­ну­ли ду­хом ино­ки и ми­ряне, ви­дя для се­бя вто­ро­го пре­по­доб­но­го Лу­ки­а­на – бла­жен­но­го Кор­ни­лия, взяв­ше­го их под кров сво­их мо­литв.

Но свя­то­го весь­ма тя­го­ти­ла сла­ва че­ло­ве­че­ская, в ко­ей он ви­дел пер­вый вред для ду­ши. Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий, сле­за­ми омы­вая свою ду­шу, же­лал уни­чи­же­ния, под­лин­но­го сми­ре­ния. Вско­ре ста­рец ре­шил на неко­то­рое вре­мя уда­лить­ся в уеди­нен­ные ме­ста, ибо как «же­ла­ет елень на ис­точ­ни­ки вод­ныя» (Пс.41,2), так и он хо­тел жи­вой во­дой по­дви­гов без­мол­вия об­но­вить и укре­пить свой дух. Но си­ла Бо­жия влек­ла свя­то­го воз­вра­тить­ся к сво­им оби­те­лям. Со сми­ре­ни­ем при­нял он зов Гос­по­день всту­пить на преж­нее по­при­ще пас­тыр­ско­го слу­же­ния в Алек­сан­дров­ской зем­ле. Бра­тия, ино­ки­ни и хри­сто­лю­би­вый на­род встре­ти­ли бла­жен­но­го стар­ца с ве­ли­кой ра­до­стью, вновь об­ре­тя неоце­ни­мое для се­бя ду­хов­ное со­кро­ви­ще в об­ще­нии с ним.

Нам боль­ше из­вест­но о тру­дах пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия в Успен­ском мо­на­сты­ре, но по ним мож­но со­ста­вить пред­став­ле­ние и об об­ра­зе его по­дви­га как стро­и­те­ля и ду­хов­ни­ка Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни. До­стой­ный пре­ем­ник пре­по­доб­но­го Лу­ки­а­на, он, по его про­ре­че­нию, для обе­их оби­те­лей стал «учи­те­лем бла­го­че­сти­вым и пра­вед­ным», с осо­бой оте­че­ской лю­бо­вью за­бо­тясь о сво­ей пастве.

Вос­ста­нов­ле­ние об­ще­жи­тия

На­став­ля­е­мый Бо­гом, ис­кус­ный и ра­зум­ный в управ­ле­нии, пре­по­доб­ный Кор­ни­лий вся­че­ски уве­ще­вал се­стер Успен­ской оби­те­ли воз­об­но­вить рас­стро­ив­ше­е­ся вско­ре по­сле пре­став­ле­ния пре­по­доб­но­го Лу­ки­а­на об­ще­жи­тие как угод­ное Бо­гу и спа­си­тель­ное для них. Сна­ча­ла он пред­ло­жил об­ще­жи­тие не всем, но, по жре­бию, толь­ко трем мо­на­ше­ским кел­ли­ям, с це­лью их ис­пы­та­ния. Бла­го­че­сти­вый царь Алек­сий Ми­хай­ло­вич то­же вни­мал устро­е­нию жен­ской оби­те­ли в Алек­сан­дров­ской сло­бо­де. Он да­же по­ве­лел дать ру­гу (ка­зен­ное жа­ло­ва­ние) на­сель­ни­цам, ес­ли все пой­дут в об­ще­жи­тие. На­шлись и дру­гие бо­го­лю­би­вые бла­го­де­те­ли, ко­то­рые сво­и­ми вкла­да­ми, и очень щед­ры­ми, спо­соб­ство­ва­ли луч­шей ор­га­ни­за­ции мо­на­сты­ря.

Ста­ри­цы бы­ло опе­ча­ли­лись, опа­са­ясь мя­те­жа, ко­то­рый бы­ва­ет при несо­гла­си­ях в об­ще­жи­тель­ных оби­те­лях и от ко­то­ро­го да­же са­ми они неза­дол­го до это­го вре­ме­ни по­стра­да­ли. Но бла­жен­ный Кор­ни­лий муд­ро убе­дил се­стер в поль­зе об­ще­жи­тия для них. Он го­во­рит: «Не скор­би­те о сем и не про­тивь­тесь цар­ско­му по­ве­ле­нию, не бу­де­те ни­чем скуд­ны. Бог вас не оста­вит, яко­же и Хри­стос гла­го­лет: «Аще со­бе­рут­ся во имя Мое два или три, ту есмь Аз по­сре­де их» (Мф.18,20) или про­рок гла­го­лет: «Се что доб­ро или что крас­но, но еже жи­ти бра­тии вку­пе» (Пс.132,1). И Ве­ли­кий Го­су­дарь вас не оста­вит, и бла­го­де­те­ли... По­слу­шай­те, Гос­по­да ра­ди, со­бе­ри­те­ся вси во об­щее жи­тель­ство и сне­си­те все име­ние ва­ше вку­пе, и Бог да бу­дет с ва­ми, и го­су­дар­ская ми­лость, и свя­ти­тель­ское бла­го­сло­ве­ние, и мое греш­ное, аще вос­тре­бу­е­те. Не ута­и­те, Гос­по­да ра­ди, да не по­ст­раж­де­те, яко Ана­ния и Сап­фи­ра». По­слу­ша­лись ино­ки­ни сво­е­го пас­ты­ря и от­ца, тот­час со­бра­ли име­ния свои и на­ча­ли все вме­сте жить и тру­дить­ся, сла­вя и бла­го­да­ря Бо­га, устро­я­ю­ще­го спа­се­ние душ в уста­нов­лен­ных Им за­ко­нах жиз­ни.

По­уче­ние сло­вом и де­лом

Все бо­лее и бо­лее се­стер при­хо­ди­ло в Успен­скую оби­тель, же­лая спа­сти свою ду­шу под ру­ко­вод­ством свя­то­го по­движ­ни­ка ве­ры. Он же, зная на опы­те труд­ность мо­на­ше­ской жиз­ни, не ско­ро при­ни­мал их в мо­на­стырь и об­ле­кал в мо­на­ше­ские одеж­ды. Но­во­на­чаль­ных тща­тель­но ис­пы­ты­вал, по­сто­ян­но по­учал всех сло­ву Бо­жию. К труд­ным и упор­ным в стра­стях пло­ти и ду­ши ста­рец упо­треб­лял на­ка­за­ния, да­вал епи­ти­мьи, и пас­тыр­ский его жезл стро­го хра­нил об­щи­ну от нестро­е­ний и гре­хов­ных па­де­ний.

Преж­де все­го пре­по­доб­ный Кор­ни­лий учил ино­кинь свя­то­му по­слу­ша­нию как пер­вой доб­ро­де­те­ли мо­на­ха, ибо Сам Гос­подь «по­слуш­лив был да­же до смер­ти» (Флп.2,8) и «не тво­рил во­лю Свою, но во­лю по­слав­ше­го Его От­ца» (Ин.5,3). У апо­сто­ла Пав­ла мы на­хо­дим по­доб­ное по­уче­ние о по­слу­ша­нии: «По­ви­нуй­те­ся на­став­ни­ком ва­шим и по­ко­ряй­те­ся, тии бо бдят о ду­шах ва­ших, яко сло­во воз­да­ти хо­тя­ще, да с ра­до­стию сие тво­рят, а не воз­ды­ха­ю­ще, несть бо по­лез­но вам сие» (Евр.13,17). Сест­ры Успен­ской оби­те­ли по­ви­но­ва­лись сво­е­му ду­хов­но­му от­цу как Ан­ге­лу Бо­жию и ис­тин­но­му на­став­ни­ку. Без его бла­го­сло­ве­ния ни­кто ни­че­го не де­лал. Пре­по­доб­ный за­по­ве­до­вал им по­ви­но­вать­ся и ке­лей­ной на­чаль­ни­це, как са­мо­му ему и на­сто­я­тель­ни­це. «Бу­ди во­ля Бо­жия и оте­че­ская», – го­во­ри­ли ино­ки­ни, идя на по­слу­ша­ние.

Осо­бо об­ра­щал вни­ма­ние бла­жен­ный ста­рец на стя­жа­ние мо­лит­вы как ос­нов­но­го де­ла­ния ду­ши, о чем учил и апо­стол, го­во­ря: «Непре­стан­но мо­ли­те­ся» (1Фес.15,17). Он за­по­ве­до­вал пред­ва­рять мо­лит­вою все, чем бы ни за­ни­мал­ся инок, и ни­ко­гда не по­ры­вать с ней свя­зи. Боль­шим злом пре­по­доб­ный счи­тал празд­но­сло­вие, ко­то­рым враг ча­сто пре­льща­ет ино­ков, от­да­ля­ет их от спа­си­тель­но­го де­ла­ния. Как доб­рый пас­тырь, ста­рец по­сто­ян­но на­по­ми­нал сест­рам, что Бог зрит «ток­мо на крот­ко­го и мол­ча­ли­во­го, и тре­пе­щу­ще­го сло­вес Его» (Ис.66,2).

Сам пре­по­доб­ный Кор­ни­лий все вре­мя, сво­бод­ное от цер­ков­ных дел и ке­лей­ной мо­лит­вы, ис­поль­зо­вал для усерд­ных за­ня­тий те­лес­ным тру­дом, не да­вая ме­ста празд­но­сти, как ма­те­ри всех по­ро­ков. Он сам устра­и­вал мо­на­стыр­ские служ­бы, уча се­стер необ­хо­ди­мо­му ма­стер­ству. Так, ке­лар­ская, хлеб­ная, квас­ная, жи­тен­ная, швей­ная, кра­силь­ная, са­пож­ная и дру­гие служ­бы бы­ли тес­но свя­за­ны с уме­ни­ем и тру­да­ми свя­то­го стро­и­те­ля. Он за­бот­ли­во и вни­ма­тель­но об­хо­дил оби­тель, на­блю­дая, все ли бла­го­чин­но на по­слу­ша­ни­ях. Се­стер, нера­ди­вых в де­ле, ста­рец крот­ко по­учал, на­по­ми­ная сло­во Бо­жие; успех же в тру­дах вра­зум­лял при­пи­сы­вать не се­бе, но еди­но­му Бо­гу, по сло­ву псал­мо­пев­ца: «Не нам, Гос­по­ди, не нам, но име­ни Тво­е­му даждь сла­ву о ми­ло­сти Тво­ей» (Пс.113,9).

Су­гу­бую рев­ность яв­лял свя­той о церк­ви Бо­жи­ей, о устав­но­сти бо­го­слу­же­ния, учил се­стер цер­ков­но­му пе­нию, ма­ло­гра­мот­ных – чте­нию. Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий по­мыш­лял о хра­ме Бо­жи­ем как ме­сте се­ле­ния сла­вы Гос­под­ней, ко­е­му, как до­му Бо­жию, по­до­ба­ет ве­лие бла­го­ле­пие, ибо он боль­ше и кра­ше всех че­ло­ве­че­ские стро­е­ний. И паст­ву свою на­став­лял он по­чи­тать цер­ковь Бо­жию, го­во­ря: «По­не­же бо в ней Ду­хом Свя­тым по­ро­ди­хом­ся, и да­де­ся ею жи­вот че­ло­ве­ком, в ней бо остав­ле­ние гре­хов при­ем­лем, и при­ча­стия Пре­чи­стых и Жи­во­тво­ря­щих Тайн спо­доб­ля­ем­ся, а по смер­ти же об­ре­та­ем ею Цар­ствие Небес­ное». По­чи­тал свя­той и при­чет­ни­ков цер­ков­ных, вся­кую по­тре­бу для них ис­пол­няя. По­доб­но зор­ко­му ор­лу сле­дил он за по­ве­де­ни­ем се­стер в хра­ме: дрем­лю­щих воз­буж­дал, а бодр­ству­ю­щих в мо­лит­ве обод­рял.

Как еван­гель­ский доб­рый пас­тырь опе­кал и обу­чал пре­по­доб­ный Кор­ни­лий свое сло­вес­ное ста­до ду­хов­ным на­у­кам жиз­ни. Ры­бак ис­кус­ный, пой­мав боль­шую ры­бу, не сра­зу вле­чет ее, чтобы не по­рвать уди­цу и не по­те­рять ры­бу. Так и оный бо­го­муд­рый ло­вец душ че­ло­ве­че­ских по­сте­пен­но от­учал се­стер от мир­ской жиз­ни, от при­вя­зан­но­сти к ее пре­ле­стям и сла­до­стям. Из бы­то­вых ве­щей он по­веле­вал иметь са­мое необ­хо­ди­мое, де­нег ка­зен­ных на ру­ки ни­ко­му из се­стер не да­вать, кро­ме кли­ро­ша­нок, и то немно­го, на уте­ше­ние, немо­щи ра­ди. Но са­мым глав­ным пре­по­доб­ный счи­тал то, чтобы сест­ры с ра­до­стью жи­ли в оби­те­ли, как небес­ной при­ста­ни, и неис­ход­но в ней пре­бы­ва­ли. Ко­гда же ста­рец ви­дел свое ста­до уны­ва­ю­щим, ми­ло­сти­во от­пус­кал их с игу­ме­ни­ей или стар­ши­ми сест­ра­ми на от­дых, устра­и­вал им про­гул­ку, ука­зы­вая ти­хое ме­сто в по­ле или близ ре­ки, где нет люд­ско­го пу­ти, дабы уте­ши­лись от на­шед­шей пе­ча­ли.

Ми­ло­сер­дие свя­то­го

Не за­мед­лил пре­по­доб­ный устро­ить для се­стер и боль­ни­цу. Каж­дую неде­лю по­се­щал он на­хо­див­ших­ся в ней, осо­бен­но же в те дни, ко­гда сам слу­жил Свя­тую ли­тур­гию. Боль­ные спо­доб­ля­лись во встре­че с ним ка­ких-то осо­бых, обиль­ных бла­го­сло­ве­ний для се­бя, рас­тво­рен­ных глу­бо­ким и вдох­но­вен­ным пас­тыр­ским сло­вом. Об­нов­лен­ные ду­ше­по­лез­ны­ми на­став­ле­ни­я­ми стар­ца, боль­ные чу­дом ожи­ва­ли ду­хом и с че­стью его про­во­жа­ли. От­шед­ших, умер­ших в оби­те­ли, бла­жен­ный Кор­ни­лий сам от­пе­вал и по­гре­бал, а по суб­бо­там усерд­но по­ми­нал всех по­чив­ших ино­кинь.

Пре­по­доб­ный с боль­шим уча­сти­ем тво­рил по­пе­че­ние о си­ро­тах и убо­гих от­ро­ко­ви­цах. На­чи­ная с двух­лет­не­го воз­рас­та он со­би­рал их в шко­лу, что ос­но­вал при мо­на­сты­ре, и при­став­лял к ним од­ну из ма­сте­риц-кли­ро­ша­нок для вос­пи­та­ния и пер­во­го обу­че­ния гра­мо­те. Ста­рец ча­сто при­хо­дил с бо­го­моль­ца­ми в эту шко­лу, где де­ти, им со­бран­ные, со ста­ра­ни­ем чи­та­ли ему сти­хи.

Для стран­ни­ков и ни­щих свя­той по­веле­вал все­гда устра­и­вать в оби­те­ли тра­пе­зу, уча по­чи­тать в них Са­мо­го Хри­ста, ска­зав­ше­го: «Ал­кал Я, и вы да­ли Мне ясти, жаж­дал, и вы на­по­и­ли Мене, стра­нен бех, и вве­до­сте Мене» (Мф.25,35).

Неусып­ные тру­ды

По мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия, бла­го­да­ря его неустан­ным за­бо­там обе оби­те­ли зна­чи­тель­но рас­ши­ри­лись и укре­пи­лись. Их бла­го­устро­е­ние он про­во­дил на сред­ства щед­рых бла­го­тво­ри­те­лей из чле­нов цар­ской се­мьи, кня­зей, бо­яр, на вкла­ды са­мо­го го­су­да­ря.

Так, в Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни несколь­ко раз воз­во­ди­лись но­вые де­ре­вян­ные церк­ви вме­сто вет­хих, а в 1680 го­ду пре­по­доб­ный за­ло­жил ка­мен­ный храм Бо­го­яв­ле­ния с при­де­лом ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та, стро­и­тель­ство ко­то­ро­го бы­ло за­кон­че­но уже при его пре­ем­ни­ке по на­сто­я­тель­ству.

В Успен­ской оби­те­ли при нем бы­ла об­нов­ле­на Успен­ская цер­ковь[3], за­но­во по­стро­е­ны Сре­тен­ская цер­ковь и боль­нич­ные кел­лии при ней, ка­мен­ные кел­лии и тра­пез­ная для се­стер, часть ка­мен­ной огра­ды; за­ло­жен храм ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та над свя­ты­ми вра­та­ми. Ча­сто бы­ва­ло так, что днем ра­бо­та­ли го­су­да­ре­вы ме­сте­ра, а с ве­че­ра до утре­ни – пре­по­доб­ный Кор­ни­лий с сест­ра­ми, не ща­дя се­бя, во сла­ву Бо­жию и на бла­го свя­той оби­те­ли. При­став­лен­ный к стро­и­тель­ству Иван Ва­си­лье­вич Ге­ра­си­мов при­зна­вал­ся, го­во­ря: «От­че свя­тый, у ме­ня днем сто че­ло­век столь­ко не сде­ла­ют, сколь­ко ты но­щию со ста­ри­ца­ми».

Ро­пот бра­тии

Од­на­ко диа­вол, не остав­ля­ю­щий в по­кое ис­тин­ных угод­ни­ков Бо­жи­их, во­ору­жил на свя­то­го бра­тию Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни, ко­то­рые на­ча­ли роп­тать. Несмот­ря на то, что пре­по­доб­ный за­бо­тил­ся об обе­их оби­те­лях, они го­во­ри­ли: «Не доб­ро сие бу­дет, что свою оби­тель оста­вил, а пе­чет­ся о дру­гой; к на­шей бо церк­ви по­став­лен в стро­и­те­ли и в свя­щен­ни­ки учи­нен, а та­мо жи­вет без свя­ти­тель­ско­го бла­го­сло­ве­ния». Так зло­сло­ви­ли пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия пря­мо при бла­го­де­те­лях мо­на­сты­ря, по­но­си­ли его вез­де, го­во­ри­ли о нем са­мое неле­пое. Но свя­той все тер­пел и пе­ре­но­сил с кро­то­стью, пом­ня апо­столь­ское сло­во, что «мно­ги­ми скор­бь­ми по­до­ба­ет нам вни­ти в Цар­ствие Бо­жие» (Деян.14,22).

Игу­ме­ния Ани­сия, услы­шав о недо­воль­стве бра­тии Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни, с дву­мя ста­ри­ца­ми по­еха­ла в Моск­ву к пат­ри­ар­ху Иоаса­фу II (1667–1672). Она мо­ли­ла пер­во­свя­ти­те­ля пре­по­дать бла­го­сло­ве­ние на пре­бы­ва­ние пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия в Успен­ской оби­те­ли в свя­зи с во­про­са­ми ее ду­хов­ной жиз­ни, да и стро­и­тель­ства в ней, что пат­ри­арх и утвер­дил сво­ей гра­мо­той. С то­го вре­ме­ни ста­рец не остав­лял Успен­ской оби­те­ли в за­про­сах ее жиз­ни, про­дол­жая с неослаб­ным вни­ма­ни­ем за­бо­тить­ся и о Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни. Сна­ча­ла пре­по­доб­ный жил в осо­бо устро­ен­ной кел­лии, что у свя­тых врат Успен­ско­го мо­на­сты­ря, а впо­след­ствии пе­ре­шел в дом за его огра­дой близ стен, где жил с ке­лей­ни­ком из Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни, бла­го­го­вей­ным стар­цем Ис­и­хи­ем.

Бес­си­лие диа­во­ла

Диа­вол же еще боль­ше разъ­ярил­ся на пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия, на­чал тво­рить вся­кие коз­ни: на­во­дил стра­хо­ва­ния во сне и на­яву, в об­ра­зе мы­ши грыз его но­гу, страш­но бил в сте­ны кел­лии. А од­на­жды ле­том, ко­гда свя­той ехал из Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни в Успен­скую оби­тель, в ле­су вне­зап­но под­ня­лась силь­ная бу­ря, так что да­же кло­бук сле­тел с его го­ло­вы; ло­шад­ка тот­час упа­ла под ним. В тре­пе­те пре­по­доб­ный услы­шал из ле­са чей-то гром­кий го­лос, но ни­ко­го не уви­дел: «О злой ка­лу­ге­р[4]! Я бу­ду с то­бой непре­стан­но бо­роть­ся, по­ка не по­беж­ду, по­то­му что мно­гие мои со­су­ды вос­хи­тил еси». Ста­рец ед­ва при­шел в се­бя от устра­ша­ю­щей бу­ри, огра­дил тот­час се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и дол­го слез­но мо­лил­ся. То­гда все утих­ло, и он бла­го­по­луч­но до­брал­ся до оби­те­ли, где по­ве­дал сест­рам о слу­чив­шем­ся, бла­го­да­ря и сла­во­сло­вя Бо­га об из­бав­ле­нии его от ис­ку­ше­ния диа­воль­ско­го.

То­гда ис­кон­ный враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го, ви­дя, что свя­той непо­бе­дим, воз­двиг на него еще и злых лю­дей. Слу­чи­лось пре­по­доб­но­му воз­вра­щать­ся в Успен­скую оби­тель по­сле лов­ли ры­бы на озе­ре. Вдруг вы­ско­чи­ли из ле­са раз­бой­ни­ки, схва­ти­ли ло­шадь за уз­ду и на­ча­ли бить бла­жен­но­го пал­кой. Но конь, ко­гда уда­ри­ли его, вы­рвал­ся из их рук и унес стар­ца сно­ва на озе­ро, оста­вив толь­ко кло­бук на пу­ти. Раз­бой­ни­ки в яро­сти и зло­бе го­во­ри­ли: «Ушел из рук на­ших, мы ведь на то вы­шли, чтобы его смер­ти пре­дать». Мно­го и от дру­гих злых лю­дей по­стра­дал свя­той. Так, да­же хо­те­ли сжечь его ог­нем. Он же с по­мо­щью Бо­жи­ей бла­го­душ­но все пе­ре­но­сил, ни во что вме­няя эти коз­ни и ис­ку­ше­ния. Пе­ча­лил­ся же и про­ли­вал мно­гие сле­зы об од­ном – о спа­се­нии вве­рен­но­го ему сло­вес­но­го ста­да мо­на­ше­ству­ю­щих как в Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни, так и в Успен­ском жен­ском мо­на­сты­ре.

Кон­чи­на и по­чи­та­ние пре­по­доб­но­го

Бо­лее два­дца­ти лет ми­ло­стью Бо­жи­ей и за­ступ­ле­ни­ем Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы под­ви­зал­ся бла­жен­ный Кор­ни­лий в устро­е­нии оби­те­лей, ос­но­ван­ных пре­по­доб­ным Лу­ки­а­ном. Тру­ды его в раз­ви­тии и укреп­ле­нии мест­но­го мо­на­ше­ства по­ис­ти­не ис­клю­чи­тель­ны. Жи­вя в боль­шом воз­дер­жа­нии, сре­ди неусып­ных мо­литв и тру­дов, пре­воз­мо­гая мно­гие бо­лез­ни, свя­той до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти, но рев­ность и бод­рость ду­ха не остав­ля­ли его. Усо­вер­шив­шись в по­дви­гах, он обо­га­тил­ся ис­тин­ным со­кро­ви­щем – да­ра­ми Ду­ха Свя­то­го. Че­ло­век и при­зван бо­га­теть в Бо­га хри­сти­ан­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми.

Но вот при­шло вре­мя пе­ре­се­ле­ния пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия в оби­те­ли гор­ние, к От­цу Небес­но­му, ко­то­ро­му он всю жизнь слу­жил всем серд­цем и ду­шой, всей мыс­лью и кре­по­стью сво­ей. Вру­чив мо­на­сты­ри Гос­по­ду Бо­гу и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри, свя­той с мо­лит­вой пре­дал свою чест­ную и тру­до­лю­би­вую ду­шу в ру­це Бо­жии. Тяж­ка и неутеш­на бы­ла скорбь ду­хов­ных чад бла­жен­но­го стар­ца, ли­шив­ших­ся сво­е­го от­ца и на­став­ни­ка. Един­ствен­ной их от­ра­дой бы­ла на­деж­да, что он бу­дет мо­лить­ся о них у Пре­сто­ла Все­дер­жи­те­ля и, пре­ста­вив­шись те­лом, неот­луч­но бу­дет с ни­ми сво­им ду­хом.

Кон­чи­на пре­по­доб­но­го иерос­хи­мо­на­ха Кор­ни­лия по­сле­до­ва­ла 11/24 ав­гу­ста 1681 го­да. Чест­ные мо­щи его по­греб­ли в скле­пе под ал­та­рем Тро­иц­ко­го Со­бо­ра Успен­ско­го мо­на­сты­ря[5]. Па­мять свя­то­го из­дав­на по­чи­та­лась и в рас­про­стра­нен­ных им оби­те­лях, и мест­ны­ми жи­те­ля­ми: еже­год­но в день пре­став­ле­ния пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия у над­гро­бия над его мо­ща­ми при боль­шом сте­че­нии на­ро­да со­вер­ша­лась па­ни­хи­да. Хри­сто­лю­би­вый люд при­те­кал к бла­го­дат­ным мо­щам свя­то­го стар­ца со сво­и­ми нуж­да­ми и скор­бя­ми и в дру­гие дни. Так, на од­ной из стен скле­па вы­ре­за­на над­пись: «Ис­це­ле­ние Иоан­на в День Свя­той Тро­и­цы. 1882 год».

Про­слав­ле­ние и об­ре­те­ние мо­щей

В 1984 го­ду пре­по­доб­ные Лу­ки­ан и Кор­ни­лий бы­ли про­слав­ле­ны в Со­бо­ре Вла­ди­мир­ских свя­тых для мест­но­го по­чи­та­ния в г. Алек­сан­дро­ве. В 1995 го­ду им со­став­ле­ны служ­бы, ака­фи­сты, на­пи­са­ны жи­тия, ико­ны. В мае то­го же го­да об­ре­те­ны чест­ные мо­щи пре­по­доб­ных, ко­то­рые Гос­подь со­хра­нил от тле­ния и по­ру­га­ния. Мо­щи пре­по­доб­но­го Лу­ки­а­на от­кры­то по­чи­ва­ют в Бо­го­яв­лен­ском хра­ме Лу­ки­а­но­вой пу­сты­ни, а мо­щи пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия – в Тро­иц­ком со­бо­ре Успен­ско­го мо­на­сты­ря. От­ныне по бла­го­сло­ве­нию ар­хи­епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го и Суз­даль­ско­го Ев­ло­гия па­мять свя­тых угод­ни­ков чтит­ся по­все­мест­но на Вла­ди­мир­ской зем­ле. Пусть же эта бла­жен­ная па­мять пре­по­доб­ных Лу­ки­а­на и Кор­ни­лия Алек­сан­дров­ских станет для пра­во­слав­но­го на­ро­да Бо­жия еще од­ной пу­те­вод­ной звез­дой в но­чи страст­но­го и гре­хов­но­го ми­ра се­го, по­мо­га­ю­щей сде­лать как мож­но бо­лее доб­ро­го, веч­но­го и спа­си­тель­но­го во сла­ву Бо­жию, во укра­ше­ние Церк­ви на­шей, во укреп­ле­ние Оте­че­ства на­ше­го.


При­ме­ча­ния

[1] В си­но­ди­ке Успен­ско­го мо­на­сты­ря II пол. XVII ве­ка чи­та­ем: «В ле­то 7189/1681 ме­ся­ца ав­гу­ста в 11 день пре­ста­ви­ся отец Кор­ни­лий (игу­мен Лу­кья­но­вой пу­сты­ни и устро­и­тель Алек­сан­дров­ска­го Успен­ска­го де­ви­чья­го мо­на­сты­ря по­сле о. Лу­кья­на). Па­мять от­ца Кор­ни­лия ме­ся­ца но­ем­брия в 1 день». 1/14 но­яб­ря Цер­ковь со­вер­ша­ет па­мять свя­то­го бес­среб­рен­ни­ка и чу­до­твор­ца Кос­мы Асий­ско­го, в честь ко­то­ро­го, ви­ди­мо, был на­ре­чен во Свя­том Кре­ще­нии пре­по­доб­ный Кор­ни­лий.

[2] Фло­ри­ще­ва Успен­ская пу­стынь ос­но­ва­на в 1651 го­ду по бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Иоси­фа схи­мо­на­хом Ме­фо­ди­ем в Го­ро­хо­вец­ком уез­де Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии (ныне на тер­ри­то­рии Ни­же­го­род­ской об­ла­сти).

[3] В 1667 го­ду, через 13 лет по­сле пер­во­на­чаль­но­го освя­ще­ния пре­по­доб­ным Лу­ки­а­ном Успен­ско­го хра­ма, вновь да­на пат­ри­ар­хом Иоаса­фом гра­мо­та на имя игу­ме­нии Ани­сии об освя­ще­нии той церк­ви, и Успен­ский храм вто­рич­но освя­щен пре­ем­ни­ком Лу­ки­а­на пре­по­доб­ным Кор­ни­ли­ем, что сви­де­тель­ству­ет со­хра­нив­ша­я­ся на во­дру­жен­ном в Успен­ской церк­ви кре­сте сле­ду­ю­щая над­пись: «Освя­ти­ся сей ал­тарь Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста во хра­ме Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы чест­на­го и слав­на­го Ея Успе­ния в де­ви­че мо­на­сты­ре, что в Алек­сан­дров­ской сло­бо­де, ле­то 7175/1667/ ав­гу­ста в 14 день при бла­го­вер­ном ца­ре и ве­ли­ком кня­зе Алек­сее Ми­хай­ло­ви­че всея Ру­си, при пат­ри­ар­хе Иоаса­фе Вто­ром, при ду­хов­ни­ке стро­и­те­ле иеро­мо­на­хе Кор­ни­лии, при игу­ме­нии Ани­сии». – Мо­на­сты­ри, со­бо­ры и при­ход­ские церк­ви Вла­ди­мир­ской епар­хии, по­стро­ен­ные до на­ча­ла XIX сто­ле­тия. Часть 1, гла­ва VIII.

[4] Ка­ло­гер, или ка­лу­гер (с греч. – доб­рый ста­рец) – в древ­но­сти так на­зы­ва­ли млад­шие стар­ших мо­на­ше­ству­ю­щих лиц; впо­след­ствии ста­ло при­ме­нять­ся ко всем мо­на­хам.

[5] На ка­мен­ном над­гро­бии над свя­ты­ми мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия вы­ре­за­на сле­ду­ю­щая над­пись: «Ле­та 7189/1681/ ав­гу­ста в 11 день, на па­мять свя­та­го му­че­ни­ка и ар­хи­ди­а­ко­на Евпла пре­ста­ви­ся раб Бо­жий Алек­сан­дро­вой сло­бо­ды Успен­ско­го де­ва­го мо­на­сты­ря ду­хов­ник схи­и­еро­мо­нах Кор­ни­лий».