Акафист святому преподобному Корнилию, Крыпецкому чудотворцу

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 10 января (28 декабря ст. ст.)

Кондак 1

Избранный от младости на служение Царю Славы Господу Иисусу, преподобне отче наш Корнилие, миру являя чудное житие равноангельное и чудес неисчерпаемое обилие. Ублажаем, восхваляем тя с любовию, яко заступника и предстателя нашего, да зовем ти:
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Икос 1

Ангелов множество удивил еси твоим предивным житием, преподобне Корнилие: от юности бо Господеви благоугождая, странствуя на земли, достигл еси блаженства на Небесех, идеже ныне предстоя, услыши и нас, поющих ти таковая:
Радуйся, чистотою младенческаго сердца Христа возлюбивый.
Радуйся, Тому до конца жития твоего послуживый.
Радуйся, воине Христов, доблественно диавола победивый.
Радуйся, святость жития твоего буйством мнимым мудре сокрывый.
Радуйся, нищеты духовныя блаженство вкусивый.
Радуйся, сотрудниче и сонаследниче возлюбленнаго ученика Христова.
Радуйся, пустынножителя Саввы добрый учениче.
Радуйся, Святыя Церкве благолепное украшение.
Радуйся, земли Псковския Богом дарованный предстателю.
Радуйся, обители Крыпецкия неусыпный хранителю.
Радуйся, многия и дивныя цельбы от святаго гроба твоего источивый.
Радуйся, о всех чтущих тя усердный молитвенниче.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 2

Видя суету мира сего, от юности бо, блаженне, монашескую жизнь возлюбил еси и, отроча сый, молитве и службе Божией зело прилежал еси, воспевая дивному во святых Своих Богови: Аллилуиа.

Икос 2

Разум божественный свыше прием, трехлетен сый, еже быти истинным служителем Святыя Троицы, потщался еси вся красная на земли оставити. Темже вопием ти:
Радуйся, вся красная мира сего ни во что же вменивый.
Радуйся, Бога и ближняго твоего паче себе возлюбивый.
Радуйся, безмолвный проповедниче евангельскаго благовестия.
Радуйся, свеще Богом возжженная, мрак нечестия разгоняющая.
Радуйся, звездо, путь ко спасению показующая.
Радуйся, сосуде Духа Святаго.
Радуйся, в терпении души своея спасение искавый.
Радуйся, в мори слез твоих множество демонов потопивый.
Радуйся, бесов устрашителю.
Радуйся, в человецех чудное удивление.
Радуйся, горькия печали отгнателю.
Радуйся, скорбящых скорый услышателю.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 3

Сила Вышняго стадо твое, преблаженне, невредимо сохраняше, егда ты в храме Божием воспевал еси Богу: Аллилуиа.

Икос 3

Имея неусыпное попечение о стяжании в сердце своем Духа Божия, притекл еси, отче Корнилие, во обитель преподобнаго Саввы, и тамо прием образ иноческий, усердно подвизался еси. Мы же дивящеся пламенней любви твоей ко Господу, со страхом и любовию вопием ти:
Радуйся, паче земных возжелавый вышнюю красоту и сладость.
Радуйся, единаго Бога от сердца возлюбивый.
Радуйся, дольняя и красная мира презревый.
Радуйся, добрый делателю сада Божия.
Радуйся, данный талант не сокрывый.
Радуйся, восприимший венец нетленный.
Радуйся, смирения и кротости учителю.
Радуйся, незлобия и терпения наставниче.
Радуйся, присный ко Богу о нас предстателю.
Радуйся, бесовския силы прогонителю.
Радуйся, болящых здравие и врачевание.
Радуйся, бедствующых защитителю.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 4

Бурю волнующагося житейскаго моря благодатию Божиею безбедно преплыв, преподобне, достигл еси вечноблаженнаго пристанища спасения, идеже со ангелы и всеми святыми поеши Богови: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаша и видеша иноцы обители святаго Саввы, яко, еще отрочищ сый, имаши обилие благодати Божия, егда стадо тобою пасомое невредно прошло сквозе сеяния. Сего ради вопием ти во умилении таковая:
Радуйся, всего себе в волю Господню предавый.
Радуйся, узы Христовы на ся возложивый.
Радуйся, терпением скорбей всяческих просиявый.
Радуйся, вольною нищетою вечное богатство стяжавый.
Радуйся, равноангельное житие явивый.
Радуйся, жития богоугоднаго ревнителю.
Радуйся, отрадо и увеселение к тебе прибегающым.
Радуйся, в бедах и скорбех помощниче.
Радуйся, о всех нас к Богу верный ходатаю.
Радуйся, притекающых к раце мощей твоих, пресладкое утешение.
Радуйся, Божию Славу трудами своими умноживый.
Радуйся, пустыни Крыпецкия доброе украшение.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 5

Боготочною Кровию Владычнею ты, преподобне, всегда напаял еси свою душу, изымая ю от работы вражия: распаляяся же любовию ко Господу, непрестанно пел еси Ему: Аллилуиа.

Икос 5

Видя некий Василий тя, блаженне, суща безграмотна и тем укорил тебя. Ты же, отче Корнилие, дерзновенно отвещал еси: «Что птицы говорят, я и то ведаю». Мы же прославляя Бога, даровавшего тебе неземную мудрость, вопием ти:
Радуйся, грамоты земныя не разумея, премудростию Божиею умудренный.
Радуйся, терпением поношений Иову себе уподобивый.
Радуйся, в кротости и смирении твоем Христу Богу подражавый.
Радуйся, подвижниче прозорливый и богопрославленный.
Радуйся, любви Христовы истый хранителю.
Радуйся, скорбящых скорое услышание.
Радуйся, печальми обуреваемым тихое пристанище.
Радуйся, молитвою твоею от нужд избавляяй.
Радуйся, от тяжкаго сна греховнаго пробуждаяй.
Радуйся, Православныя Веры лучезарный светильниче.
Радуйся, всяким образом Владыце своему угодивый.
Радуйся, Святыя Церкве похвало и радование.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 6

Проповедник дивный истиннаго боговедения и благочестия явился еси блаженне, не токмо во обители Крыпецтей, но и во всей земли Псковстей. Сего ради настави и нас на путь спасительный, да и мы вопием к Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиявша благодатна светильника яви тя Господь, егда твоими молитвами, отче Корнилие, спасена бысть от гибели пустынь Крыпецкая. Сего ради тебе, яко теплому о нас ходатаю благодарственно вопием таковая:
Радуйся, яко обитель Крыпецкую молитвою твоею присно ограждаеши.
Радуйся, яко гнев Божий от нея отвращаеши.
Радуйся, ищущым предстательства твоего неусыпный заступниче.
Радуйся, немощным целебниче.
Радуйся, тайных провидче.
Радуйся, море, нечестие мира потопляяй.
Радуйся, образе и похвало монахов благоговейних.
Радуйся, зерцало совершеннаго терпения.
Радуйся, образе истиннаго смирения.
Радуйся, на земли и на небеси Богом прославленный.
Радуйся, древним подвижником благочестия подражавый.
Радуйся, земли Псковския прозябение пречестное.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 7

Хотящу тебе благоугодити Творцу своему, не седмый токмо день освящал еси: но всю седмицу каждодневно жития твоего во благочестии и благоугождении Богу провождал еси и воспевал Ему: Аллилуиа.

Икос 7

Новый воистину Даниил явился еси, преподобне Корнилие, провидевый грядущия судьбы державы Российския: сим и нас к покаянию возстави. Мы же, тайнозрению твоему дивящеся, со умилением тебе приносим сицевая:
Радуйся, яко тобою дерзновенно Божия милосердия бездну призываем.
Радуйся, будущая, яко настоящая прорицаяй.
Радуйся, ведый и дальняя, яко близ сущая.
Радуйся, провидче дивный.
Радуйся, велений Божиих послушниче усердный.
Радуйся, о спасении державы Российския богоугодный молитвенниче.
Радуйся, прегрешений сокровенных обличителю прозорливый.
Радуйся, смирением и покаянием от бед избавлятися научаяй.
Радуйся, уныние от душ наших прогоняяй.
Радуйся, надеждою на милость Божию окрыляяй.
Радуйся, живый храме Духа Святаго.
Радуйся, единаго Истиннаго Бога верный поклонниче.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 8

Странному и неизреченному смирению воплотившагося Бога Слова подражая, блаженне, сам исполнился еси великаго смирения и незлобия. Испроси убо сию боголюбезную добродетель и нам, одержимим гордынею, яко и мы в смирении и кротости воспоим Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь всем, притекающым к священной раце мощей твоих, воистинну еси, ходатай и молитвенник, преподобне Корнилие, на похвалу всех воздвизая вопити тебе сице:
Радуйся, свеще неугасимая, молитвою пламенеяй.
Радуйся, горо, добродетельми до небес превознесенная.
Радуйся, добротучная ветве лозы Христовы.
Радуйся, злато, седмерицею от скверн греховных очищенное.
Радуйся, источниче, скверны наша омываяй.
Радуйся, яко тобою житие исправляем благонравное.
Радуйся, яко тобою вернии от страстей безчестных избавляются.
Радуйся, яко тобою к покаянию грешнии воздвизаются.
Радуйся, любящим и чтущым тя ходатаю спасения вечнаго.
Радуйся, болящых, врачми оставленных, исцелителю.
Радуйся, светильниче во тме греховней озаряяй.
Радуйся, чадо славы грядущаго воскресения.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 9

Всякий помысл к Богу возводил еси, и многими дарованьми духовными обогатился еси, блаженне. Потщися убо даровати и нам, отче Корнилие, временныя благая к жизни потребныя и вечныя: да с тобою купно в селении праведных воспоим Богу: Аллилуиа.

Икос 9

Ветия суемудренная мира сего видим тобою посрамленная, преподобне, егда Сам Бог прославил тебя в Небесной и земной Церкви, излия на тя обилие благодати Божия. Обаче молим тя не отрини от любве зовущих ти таковая:
Радуйся, Духа Божественнаго селение.
Радуйся, ради благ небесных всякия земныя сладости презревый.
Радуйся, о заповеди любви Христовой ревнителю.
Радуйся, кротости и смирению исполненный.
Радуйся, на путь правый наставниче.
Радуйся, обличителю всякаго нечестия.
Радуйся, добрый сеятелю благочестия.
Радуйся, монашествующих укрепление.
Радуйся, всех христиан удобрение.
Радуйся, почитающых священную память твою спасения ходатаю.
Радуйся, велие к Богу дерзновение.
Радуйся, путь любве и смирения указуяй.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 10

Спасти хотяй душу свою, подъял еси Христа ради в житии твоем многотрудныя подвиги монашества и юродства, смирился еси, подобно Господу, до смерти: тем же Сам Бог превознесе имя твое паче многих сверстник твоих. Мы же славяще Бога дивнаго во святых Своих, вопием Ему: Аллилуиа.

Икос 10

Стена был еси всем, прибегающым к твоему предстательству, блаженне Корнилие, тем же и нас в доброделании убогих от демонскаго ополчения ограждаяй, от нищеты, болезни и нужд различных свобождаяй с верою к тебе молящыхся и взывающих сице:
Радуйся, угодниче Божий истинный.
Радуйся, диавола мучителя посрамивый.
Радуйся, яко веру непорочну соблюл еси.
Радуйся, уста твоя от осуждения и клеветы обуздавый.
Радуйся, сердце свое от зависти и злобы очистивый.
Радуйся, руце свои от лихоимания и хищения удержавый.
Радуйся, суетная и тленная поправый.
Радуйся, пресветлая звездо в земли Псковстей просиявшая.
Радуйся, от погибели избавляяй.
Радуйся, сокровище нетленное подаваяй.
Радуйся, от напастей и в брани помогаяй.
Радуйся, враждующих благое примирение.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 11

Пением всяким бо Христа и Его Пречистую Матерь живый на земли прославлял еси, всеблаженне, ведая день преставления своего, преселился еси от земной в вечную обитель небесную: тамо непрестанне ныне славословиши Святей Троице: Аллилуиа.

Икос 11

Многосветлыми лучами сияет житие твое, отче Корнилие, блаженно успение твое, сокровен бысть девятьнадесят лет и четыре года в земли, не восхоте Господь оставити под спудом твоя мощи: еже исполнитися пророчеству твоему о скончании бедствий на Руси. Да тебе от Бога прославленнаго со тщанием дерзаем пети сице:
Радуйся, яко суды Божии на земли Российстей тобою прореченные исполнились.
Радуйся, тайнозрителю предивный.
Радуйся, грядущаго предсказателю неложный.
Радуйся, дерзновенный пред Богом ходатаю.
Радуйся, яко течение добре скончал еси.
Радуйся, друга Божия преподобнаго Саввы присный друже.
Радуйся, достойный по благодати его преемниче.
Радуйся, ко грядущему Граду Небесному верный путеводителю.
Радуйся, заре, покаянием являющая ныне день спасения верным.
Радуйся, чудесы множеством от Господа прославленный.
Радуйся, утешение и помоще всем требующым твоея помощи.
Радуйся, безнадежных надеяние.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 12

Благодать тебе дадеся от Бога, блаженне, яко еще сый на земли, помогал еси всем с верою к тебе притекающим, и нас не остави в нуждех, скорбех, болезнех и всякой потребе, яже ко спасению, верно вопиющих Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще человеколюбие Божие на земли Российстей, явленное твоим неусыпным молитвенным предстательством ко Господу, буди же и нам всегда ко всякому благу скорый ходатаю, зовущим ти с любовию таковая:
Радуйся, яко в конце времен тобою велия милость земли Российстей явися.
Радуйся, о спасении державы Российския дерзновенный ходатаю.
Радуйся, земли Псковския заступниче.
Радуйся, обители твоея похвало и утверждение.
Радуйся, не гаданием, но лицем к лицу Бога созерцаяй.
Радуйся, о всех нас молитвенниче теплый.
Радуйся, верных мир и утверждение.
Радуйся, светлый лучу ко Царствию Божию путь показующий.
Радуйся, в жизнь вечную кающымся путеводителю.
Радуйся, прелюбимый наставниче иноков.
Радуйся, яко мир Христов в сердца наша водворяеши.
Радуйся, душевредное уныние истребляяй.
Радуйся, блаженне Корнилие, Крыпецкий молитвенниче и чудотворче.

Кондак 13

О всехвальный, преблаженный угодниче Божий и предивный чудотворче, преподобне отче наш Корнилие, приими от нас ныне по силе приносимое тебе моление и твоим богоприятным предстательством к Богу избави нас от всякаго зла, утверди в Православней Вере, вечныя изми муки, да сподобимся вкупе с тобою в радости блаженной воспевати Богу: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем икос 1-й и кондак 1-й

Молитва преподобному Корнилию, Крыпецкому чудотворцу

О святый, преблаженный и богопрославленный угодниче и чудотворче, преподобне отче наш Корнилие, скорый помощниче и усердный заступниче всех, с верою и любовию к тебе прибегающих. Ты от юности твоея мир суетный возненавидел еси, монашества и юродства путь ко спасению и к Царствию Небесному предъизбрал еси: пришед же во обитель сию святаго Саввы, в ней трудолюбно и богоугодне подвизався, горняго Сиона доблественно достигл еси. Ублажающе убо тя, праведный человече Божий, просим и молим тя, испроси нам у Создателя нашего великия и богатыя дары благости Его: земли благоплодие, воздуха благорастворение, дожди благовременны, мир во днех нашех, благочестия умножение, болящым здравие, скорбящым утешение, унывающым ободрение, сирым помощь, убогим снабдение, подвизающымся преспеяние, умирающим благую христианскую кончину и всем правоверующим вечное спасение, державу же нашу и святую обитель сию соблюди в мире и благоустроении. Ей, угодниче Божий, не посрами упования нашего, но яви нам святое твое заступление, да величаем тя немолчно, яко великаго предстателя нашего, и прославляем неизреченное человеколюбие дивнаго во святых Своих Триединаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

В два­дца­ти пя­ти ки­ло­мет­рах от го­ро­да Пско­ва на неболь­шом ост­ров­ке сре­ди бо­лот и ле­сов ныне рас­по­ло­жен Иоан­но-Бо­го­слов­ский Кры­пец­кий мо­на­стырь. Его ос­но­ва­те­лем в ХV ве­ке стал уче­ник пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на пре­по­доб­ный Сав­ва, ко­то­рый, оста­вив Спа­со-Еле­аза­ров­ский мо­на­стырь, по­се­лил­ся в этом, то­гда еще глу­хом и непро­хо­ди­мом, ме­сте. Та­ким об­ра­зом в 1455 го­ду на Псков­щине воз­ник­ла но­вая ино­че­ская оби­тель, ко­то­рая сра­зу же при­влек­ла к се­бе вни­ма­ние пра­во­слав­ных по­движ­ни­ков – лю­би­те­лей пу­стын­но­жи­тель­ства, по­же­лав­ших под­ра­жать ду­хов­ным по­дви­гам ее свя­то­го ос­но­ва­те­ля. В ХVI ве­ке в Кры­пец­ком мо­на­сты­ре при­ня­ли ино­че­ство пре­по­доб­ный Нил Сто­ло­бен­ский и Ни­кандр Пу­стын­но­жи­тель. Так же ис­тин­ным ду­хов­ным ра­то­бор­цем – да­ле­ким сквозь ве­ка, но близ­ким по ду­ху, – пре­ем­ни­ком пре­по­доб­но­го Сав­вы и его луч­ших уче­ни­ков – спо­движ­ни­ков, в кон­це XIX – на­ча­ле XX ве­ков стал бла­жен­ный мо­нах Кор­ни­лий, ко­то­рый все­му пра­во­слав­но­му ми­ру явил уди­ви­тель­ные да­ры бла­го­да­ти Свя­та­го Ду­ха, ко­их ред­ко кто из пра­во­слав­ных по­движ­ни­ков име­ет честь спо­до­бить­ся. Итак, пре­по­доб­ный Кор­ни­лий был уро­жен­цем Псков­ско­го края, из де­рев­ни Ве­ли­кое Се­ло Кри­во­виц­ко­го при­хо­да Выш­не­гал­ков­ской во­ло­сти, что в вось­ми ки­ло­мет­рах от го­ро­да Пско­ва. По вос­по­ми­на­ни­ям по­чи­та­те­лей стар­ца, еще в дет­стве, с трех лет, маль­чик Лу­ка (имя бла­жен­но­го мо­на­ха Кор­ни­лия в ми­ру) был на­де­лен да­ром про­зор­ли­во­сти. С дет­ских лет Лу­ка лю­бил брать на се­бя чу­жие гре­хи. Все про­дел­ки или про­ка­зы сво­их сверст­ни­ков он обыч­но при­пи­сы­вал се­бе.
– Бы­ва­ло, вы­та­щат ре­бя­тиш­ки в ого­ро­де бу­ра­ки, а он уже кри­чит: «Это я. Это я!» Ну, ко­неч­но, его и ру­га­ли, и на­ка­зы­ва­ли, – рас­ска­зы­ва­ет Ва­си­лий Гра­фов, ко­то­рый лич­но знал от­ца Кор­ни­лия и глу­бо­ко его по­чи­тал.
Уже в дет­стве Лу­ка от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем. Лю­бил по­се­щать Бо­жий храм. Бу­дучи пас­ту­хом, он ча­сто остав­лял свое ста­до на во­лю Бо­жию, а сам ухо­дил к цер­ков­ной служ­бе, и ста­до его не раз­бе­га­лось.
– Сам Бог пас его ко­ро­ву­шек, – го­во­рил псков­ский юро­ди­вый бо­ля­щий Мат­фей.
– Лу­ка отро­ду был по­лу­сле­пой. Он не был обу­чен гра­мо­те, и ко­гда я как-то сду­ру по­ста­вил ему это на вид, – рас­ска­зы­ва­ет Ва­си­лий Гра­фов, – отец Кор­ни­лий на это толь­ко крот­ко от­ве­тил: «Что пти­цы го­во­рят, я и то знаю...».
В Кры­пец­кий мо­на­стырь Лу­ка при­шел в ран­ней мо­ло­до­сти, где и был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Кор­ни­лий. В оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сав­вы мо­нах Кор­ни­лий нес по­слу­ша­ние по сбо­ру по­жерт­во­ва­ний на мо­на­стырь. Од­но вре­мя был го­стин­ни­ком. Слу­ча­лось так, и в этом по­зна­ет­ся осо­бое Бо­жие по­пусти­тель­ство, что бра­тия недо­по­ни­ма­ла от­ца Кор­ни­лия. Он в сво­ем по­ве­де­нии ско­рее по­хо­дил на без­за­щит­но­го ре­бен­ка, чем на взрос­ло­го сте­пен­но­го че­ло­ве­ка. Его от­кры­то недо­люб­ли­ва­ли, его стес­ня­ли, ему да­же за­ви­до­ва­ли, ибо у бла­жен­но­го Кор­ни­лия бы­ло мно­го по­чи­та­те­лей. У стар­ца Кор­ни­лия ни­ко­гда не бы­ло от­дель­ной ке­ллии. Со­би­рая по­жерт­во­ва­ния на мо­на­стырь, мо­нах Кор­ни­лий от­ли­чал­ся уди­ви­тель­ной чест­но­стью, бо­ял­ся ко­пей­ку на се­бя из­рас­хо­до­вать, хо­тя ча­сто в том бы­ла ост­рая нуж­да («хо­тя бы хле­ба ку­пить»). Он обыч­но тер­пе­ли­во ждал, ко­гда кто-ни­будь пред­ло­жит по­есть.
Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий от­ли­чал­ся ве­ли­кой лю­бо­вью к лю­дям, всех при­хо­дя­щих к нему чем-ни­будь да уго­щал. «Де­туш­ки мои...» – обыч­но го­во­рил он тем, кто его по­се­щал. Лю­би­мым из­ре­че­ни­ем стар­ца бы­ло: «Дру­го­му по­же­ла­ешь – се­бе по­лу­чишь!» Со­би­рая на мо­на­стырь, мо­нах Кор­ни­лий обык­но­вен­но со­би­рал боль­ше всех. Но и спо­со­бы сбо­ра у него бы­ли осо­бен­ные.
«Бы­ва­ло, при­дет на Та­лаб­ские ост­ро­ва, – рас­ска­зы­ва­ла его од­но­сель­чан­ка Ан­на Фе­до­ро­ва, – ся­дет в ка­кой-ни­будь из­бе под ико­ной, начнет мо­лить­ся, по­ми­нать усоп­ших, всех по­мянет, и от­ку­да он знал име­на? Ну, ры­ба­ки и несут ему снет­ки в бла­го­дар­ность. Ему и хо­дить не на­до...»
Ча­сто отец Кор­ни­лий брал ру­ку при­хо­дя­ще­го к нему, ощу­пы­вал ее и, как буд­то га­дая, на­чи­нал го­во­рить «на поль­зу», пред­ска­зы­вал «и смерть, и бо­гат­ство, и сча­стье, и го­ре...»
– А мне, – сви­де­тель­ству­ет Ва­си­лии Гра­фов, – отец Кор­ни­лий го­во­рил: «За ру­ку бе­ру для от­во­да… Я ведь и так знаю...»
Бла­жен­ный Кор­ни­лий имел уди­ви­тель­но про­стой нрав. «И с пья­ни­ца­ми по­си­дит, бы­ва­ло, – вспо­ми­на­ет Ва­си­лий Гра­фов, – ни­ко­го не осу­дит. Ко всем был очень ра­ду­шен».
Мо­нах Кор­ни­лий, же­лая скрыть от бра­тии и дру­гих лю­дей свои доб­ро­де­те­ли, ко­и­ми его на­де­лил Гос­подь, при­нял на се­бя труд­ней­ший по­двиг юрод­ства во Хри­сте. Вот, на­при­мер, как отец Кор­ни­лий пред­ска­зал смерть од­но­го сво­е­го од­но­сель­ча­ни­на С., за­ни­мав­ше­го­ся из­во­зом. Од­на­жды С. вез от­ца Кор­ни­лия ку­да-то, а тот в пу­ти три­жды вы­ва­ли­вал­ся из са­ней в глу­бо­кий снег. Непо­нят­но бы­ло С., к че­му это Кор­ни­лий ва­ля­ет­ся, и о сво­ем недо­уме­нии рас­ска­зал он сво­им до­маш­ним. Но про­шло несколь­ко дней, и С., воз­вра­ща­ясь в нетрез­вом со­сто­я­нии из го­ро­да, вы­пал сам из са­ней и за­мерз в от­кры­том по­ле.
Ан­на Фе­до­ро­ва, кре­стьян­ка из де­рев­ни Ве­ли­кое Се­ло, од­но­сель­чан­ка от­ца Кор­ни­лия, рас­ска­зы­ва­ла:
– Ча­сто отец Кор­ни­лий де­лал вид, что он яко­бы пьян. При всех ша­тал­ся. Раз он та­кое при мо­ем му­же Ва­си­лии со­тво­рил. Си­де­ли мы у него в ке­ллии. А тут уда­ри­ли к ве­черне. Отец Кор­ни­лий вы­шел вме­сте с мо­им му­жем и, идя в цер­ковь, стал силь­но сам ша­тать­ся и его рас­ка­чи­вать. Пья­ные, да и толь­ко, а они ни­че­го не про­бо­ва­ли...
Ва­си­лию же Гра­фо­ву го­во­рил-де­лил­ся:
– Мне ви­но пить, что на крест ид­ти...
Тот же уче­ник стар­ца, го­во­ря о необы­чай­ном тер­пе­нии и сми­ре­нии от­ца Кор­ни­лия, вспо­ми­нал: «Был без­дна сми­ре­ния и все тер­пел. Скры­вал се­бя».
Ан­на Фе­до­ро­ва рас­ска­зы­ва­ла о стар­це дру­гой та­кой слу­чай:
– Од­на­жды бы­ли мы с му­жем у от­ца Кор­ни­лия. Бы­ли там и бра­тья мо­е­го му­жа. Вы­шло как-то, что бра­тья пред­ло­жи­ли мо­е­му Ва­си­лию по­ко­лоть дров для стар­ца. Ва­си­лий сра­зу со­гла­сил­ся. Вме­сте с ним по­шел и отец Кор­ни­лий. А то­пор-то у них один. Ва­си­лий взял то­пор и стал ко­лоть. Да труд­но ему, дро­ва пло­хие. А отец Кор­ни­лий взял в ру­ки ка­мень и стал кам­нем ко­лоть дро­ва, да так лег­ко, что Ва­си­лий-то мой толь­ко ди­ву ди­вил­ся. «Дей­стви­тель­но, — го­во­рит он мне по­том, — бла­го­дать по­лу­че­на у от­ца Кор­ни­лия...»
Имел ста­рец и дар дерз­но­вен­ной мо­лит­вы у Гос­по­да. Кре­стьян­ка Усти­ния из де­рев­ни Ве­ли­кое Се­ло по­ве­да­ла, как бла­жен­ный мо­нах Кор­ни­лий ис­це­лил сле­пую де­воч­ку. «Взял он ее за руч­ку и по­вел на озе­ро, омыв ей гла­за из озе­ра во­дою, бла­жен­ный ста­рец ска­зал:
– Это свя­тая во­да!
Наутро про­зрев­шая от­ро­ко­ви­ца от­слу­жи­ла мо­ле­бен пре­по­доб­но­му Сав­ве Кры­пец­ко­му и уже здо­ро­вой вер­ну­лась до­мой».
Иеро­мо­нах Кры­пец­ко­го мо­на­сты­ря Иули­ан рас­ска­зы­вал от­цу Ам­фи­ло­хию (Его­ро­ву) о том, как по мо­лит­вам от­ца Кор­ни­лия Кры­пец­кий мо­на­стырь был спа­сен от сти­хий­но­го бед­ствия.
«Я был то­гда еще мо­ло­дым по­слуш­ни­ком – по­но­ма­рем. По­мо­гал из­ред­ка и от­цу Кор­ни­лию. То ке­ллию при­ве­ду в по­ря­док, то дро­вец при­не­су. Од­на­жды отец Кор­ни­лий ска­зал мне:
– Ива­нуш­ка, в та­кой-то день (день на­зна­чил ров­но через две неде­ли!), ко­гда от­зво­нишь к ве­черне и по­дашь на "Гос­по­ди воз­звах…" ка­ди­ло, сра­зу же при­хо­ди ко мне.
Ко­гда на­сту­пил на­зна­чен­ный день, я по обы­чаю от­зво­нил к ве­черне. Ко­гда сто­ял на ко­ло­кольне, об­ра­тил вни­ма­ние на гро­зо­вую ту­чу, что по­вис­ла над Пско­вом. По­дав ка­ди­ло на "Гос­по­ди воз­звах…", вы­шел из хра­ма. По пу­ти к от­цу Кор­ни­лию уви­дел, что гро­зо­вая ту­ча по­кры­ла уже мо­на­стырь. От­ца Кор­ни­лия на­шел в сво­ей ке­ллии на мо­лит­ве в пол­ном мо­на­ше­ском оде­я­нии. Об­ра­тясь ко мне, отец Кор­ни­лий про­мол­вил:
– За гре­хи на­ши хо­чет на­ка­зать нас Гос­подь. Ста­но­вись вме­сте со мной и бу­дем мо­лить­ся, да по­ми­лу­ет Гос­подь на­шу оби­тель.
И мы ста­ли мо­лить­ся. Страш­ный рас­кат гро­мо­во­го уда­ра за­ста­вил нас вздрог­нуть. В пер­вый мо­мент нам по­ка­за­лось, что все в мо­на­сты­ре раз­ру­ши­лось. Отец Кор­ни­лий, пре­рвав мо­лит­ву, ска­зал:
– Сла­ва Бо­гу! Гос­подь по­ми­ло­вал наш мо­на­стырь. Схо­ди-ка, Ива­нуш­ка, на скот­ный двор. По­смот­ри, что там та­кое слу­чи­лось...
На скот­ном дво­ре я уви­дел, что пять гро­мад­ных бе­рез уда­ром мол­нии бы­ли рас­щеп­ле­ны в мел­кие ще­пы. Я сра­зу же вер­нул­ся к от­цу Кор­ни­лию и рас­ска­зал ему о ви­ден­ном.
– Этот удар был на­прав­лен на мо­на­стырь, но ра­ди на­ших мо­литв Гос­подь по­ми­ло­вал на­шу оби­тель, – ти­хо про­мол­вил отец Кор­ни­лий».
Од­на­жды бла­жен­ный Кор­ни­лий пре­ду­пре­ждал бра­тию мо­на­сты­ря об уни­что­же­нии мо­на­стыр­ско­го иму­ще­ства во вре­мя сти­хии: «Бу­дет у вас несча­стье: мол­ния разо­бьет мо­на­стыр­ский по­греб». Мо­на­хи на его сло­ва лишь толь­ко рас­сме­я­лись, но вско­ре во вре­мя гро­зы уда­ром мол­нии по­греб дей­стви­тель­но был раз­бит, по­сле че­го всем ста­ло не до сме­ха.
Отец Кор­ни­лий вы­со­ко чтил па­мять свя­то­го про­ро­ка Бо­жия Илии. При­хо­дя­щих к нему он по­буж­дал мо­лить­ся это­му вет­хо­за­вет­но­му пра­вед­ни­ку. «А то пло­хо бу­дет», – до­бав­лял ста­рец. Этот за­вет бла­жен­но­го Кор­ни­лия свя­то со­хра­ня­ет­ся в Пско­ве до сих пор. По­это­му по­чи­та­те­ли па­мя­ти псков­ских бла­жен­ных все­гда в день слу­же­ния па­ни­хи­ды в их па­мять за­ка­зы­ва­ют мо­ле­бен про­ро­ку Бо­жию Илии и свя­то­му Иоан­ну Бо­го­сло­ву.
Свя­щен­ни­ков, при­хо­дя­щих по обы­чаю в дом со свя­тою ико­ною, отец Кор­ни­лий ве­лел при­ни­мать с боль­шой лю­бо­вию и при этом го­во­рил:
– Да­же ес­ли ико­на чу­до­твор­ная, а ты не уго­стишь ба­тюш­ку, ма­ло бу­дет те­бе поль­зы.
Бла­жен­ный мо­нах Кор­ни­лий пред­ска­зы­вал день и час сво­ей кон­чи­ны. Пе­ред смер­тью он про­сил Ва­си­лия Гра­фо­ва схо­дить к сво­им бла­го­де­те­лям:
– Ско­ро уми­рать бу­ду, пусть при­дут по­про­щать­ся...
Пред­ска­зал отец Кор­ни­лий и то, что его те­ло пре­да­дут зем­ле с на­ру­ше­ни­ем чи­на пра­во­слав­но­го по­гре­бе­ния, не в са­мый день его от­пе­ва­ния и го­ло­вой на се­вер. Дей­стви­тель­но, так и слу­чи­лось. Гроб с те­лом стар­ца по­сле от­пе­ва­ния не сра­зу был пре­дан зем­ле по­то­му, что от­ца на­сто­я­те­ля в то вре­мя не бы­ло в мо­на­сты­ре, и остан­ки от­ца Кор­ни­лия по­ста­ви­ли в склеп под клад­би­щен­ской ча­сов­ней. На­сто­я­те­ля не до­жда­лись, и бла­жен­но­го стар­ца хо­ро­ни­ла не бра­тия, но мо­на­стыр­ские ра­бот­ни­ки, ко­то­рые, мо­жет быть, по небреж­но­сти, а мо­жет быть, да­же из-за же­ла­ния над­ру­гать­ся над бла­жен­ным стар­цем по­ло­жи­ли его го­ло­вой на се­вер.
Это со­бы­тие пре­по­доб­ный Кор­ни­лий свя­зы­вал с гря­ду­щи­ми бед­стви­я­ми Рос­сии.
– По­хо­ро­нят ме­ня – вся зем­ля за­пла­чет, – го­во­рил он еще при жиз­ни, – а ко­гда те­ло мое пе­ре­ло­жат как сле­ду­ет, то­гда и окон­чат­ся бед­ствия Рос­сии.
Сра­зу же по­сле смер­ти стар­ца на его мо­ги­ле ста­ли по­сто­ян­но со­вер­шать­ся па­ни­хи­ды.
– У пре­по­доб­но­го Сав­вы мо­леб­ны слу­жи­лись, а у стар­ца Кор­ни­лия па­ни­хи­ды, – рас­ска­зы­вал иеро­мо­нах Ам­фи­ло­хий (Его­ров), за­став­ший от­ца Кор­ни­лия еще в жи­вых. В день его кон­чи­ны неиз­вест­ный бла­го­де­тель при­сы­лал в оби­тель из го­да в год пуд осет­ри­ны.
Умер бла­жен­ный мо­нах Кор­ни­лий 28 де­каб­ря 1903 го­да, на тре­тий день по Рож­де­ству Хри­сто­ву. И, дей­стви­тель­но, с это­го вре­ме­ни на­ча­ла пла­кать Рус­ская зем­ля, как пред­ска­зал ста­рец. Быст­ро шли го­ды, вой­ны сме­ня­лись од­на за дру­гой, и, на­ко­нец, при­шла ре­во­лю­ция 1917 го­да со все­ми ее ужа­са­ми, рас­стре­ла­ми и бра­то­убий­ствен­ной вой­ной. Звер­ски бы­ла умерщ­вле­на цар­ская се­мья. И сбы­лись та­ким об­ра­зом сло­ва от­ца Кор­ни­лия: «Не бу­дет у нас ца­ря! Сме­нят его, как пло­хо­го хо­зя­и­на».
В 1913 го­ду, спу­стя де­сять лет по­сле смер­ти стар­ца, кре­стья­нин Ва­си­лий Гра­фов по­слал на имя обер-про­ку­ро­ра Свя­щен­но­го Си­но­да В.К. Саб­ле­ра по­дроб­ное жиз­не­опи­са­ние бла­жен­но­го мо­на­ха Кор­ни­лия с прось­бой ис­пол­нить по­след­нюю во­лю по­чив­ше­го: пре­дать его те­ло пра­виль­но­му по­гре­бе­нию, да не об­ру­шат­ся на Рос­сию бед­ствия, пред­ска­зан­ные мо­на­хом Кор­ни­ли­ем.
– И вот при­шел от В.К. Саб­ле­ра при­каз: «Рас­сле­до­вать!» Так мо­на­хи Кры­пец­ко­го мо­на­сты­ря быст­ро «рас­сле­до­ва­ли», – иро­ни­че­ски рас­ска­зы­вал Ва­си­лий Гра­фов, – от­пи­са­ли в Свя­щен­ный Си­нод, что, де­скать, ни­че­го не зна­ют! Да, жил он про­сто. Но бла­го­де­те­лей и по­чи­та­те­лей у него дей­стви­тель­но бы­ло мно­го.
На По­мест­ном Сoбо­ре 1918 го­да ар­хи­манд­рит Спа­со-Еле­аза­ро­вой Пу­сты­ни, что под Пско­вом, отец Си­ме­он сде­лал со­об­ще­ние о бла­жен­ном мо­на­хе Кор­ни­лии Кры­пец­ком и о его за­ве­ща­нии.
– Ес­ли вы, епи­ско­пы, не по­ве­ри­те это­му, – го­во­рил взвол­но­ван­но ар­хи­манд­рит Си­ме­он, – то кто же то­гда по­ве­рит?!
По­сле ре­во­лю­ции вспом­ни­ли ино­ки Кры­пец­ко­го мо­на­сты­ря о про­ро­че­стве бла­жен­но­го мо­на­ха Кор­ни­лия, го­во­рив­ше­го, что, ко­гда его пе­ре­ло­жат, то­гда все успо­ко­ит­ся. В один день игу­мен На­фа­наил с бра­ти­ей от­слу­жи­ли ве­ли­кую па­ни­хи­ду и от­ко­па­ли мо­ги­лу. Гроб дей­стви­тель­но был най­ден по­ло­жен­ным непра­виль­но. В это вре­мя в мо­на­стырь на­гря­ну­ли крас­но­ар­мей­цы от­ря­да Се­реб­ря­ко­ва. Игу­мен На­фа­наил в ту же ночь ушел в Спа­со-Еле­аза­ро­ву Пу­стынь и в Кры­пец­кий мо­на­стырь боль­ше не вер­нул­ся.
В 1943 го­ду мит­ро­по­лит Сер­гий (Вос­кре­сен­ский), эк­зарх Лат­вий­ский и Эс­тон­ский, бла­го­сло­вил свя­щен­ни­ка-мис­си­о­не­ра Алек­сия Ионо­ва по­пы­тать­ся в оче­ред­ной раз от­крыть мо­ги­лу бла­жен­но­го мо­на­ха Кор­ни­лия. Но ис­клю­чи­тель­ные об­сто­я­тель­ства во­ен­но­го вре­ме­ни не поз­во­ли­ли осу­ще­ствить это на­ме­ре­ние. Рай­он Кры­пец­ко­го мо­на­сты­ря был уже взят пар­ти­зан­ски­ми от­ря­да­ми Со­вет­ской Ар­мии.
По­сле мно­гих де­ся­ти­ле­тий ра­зо­рен­ный и раз­ру­шен­ный Иоан­но-Бо­го­слов­ский Кры­пец­кий мо­на­стырь в 1990 го­ду был офи­ци­аль­но воз­вра­щен Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии. С 1993 го­да в нем ста­ла воз­рож­дать­ся мо­на­ше­ская жизнь. Для то­го чтобы убе­дить­ся, пра­виль­но ли по­ло­жен гроб бла­жен­но­го мо­на­ха Кор­ни­лия, осе­нью 1996 го­да ар­хи­епи­скоп Ев­се­вий бла­го­сло­вил от­крыть мо­ги­лу стар­ца. Ле­том 1997 го­да был об­на­ру­жен гроб с остан­ка­ми стар­ца Кор­ни­лия. При этом все ко­сти со­хра­ни­лись це­лы­ми и на вид бы­ли жел­то­ва­то-ко­рич­не­во­го цве­та. На ру­ках со­хра­ни­лись ча­сти нетлен­ной пло­ти. От­кры­тие мо­ги­лы со­про­вож­да­лось ду­хов­ным зна­ме­ни­ем, ибо от остан­ков ис­хо­ди­ло необы­чай­ное бла­го­уха­ние. Всех при­сут­ство­вав­ших охва­тил ду­хов­ный подъ­ем. В этот мо­мент про­лил силь­ный дождь с гра­дом и двой­ной ра­ду­гой, о ко­то­ром ни в окрест­ных се­ле­ни­ях, ни в са­мом го­ро­де Пско­ве ни­кто впо­след­ствии не упо­мя­нул, по­сколь­ку в тот день сто­я­ла жар­кая, сол­неч­ная по­го­да. Са­ма при­ро­да да­ла по­нять, что свя­тые остан­ки не сле­ду­ет остав­лять в во­де и гря­зи в преж­ней мо­ги­ле, а необ­хо­ди­мо пе­ре­не­сти их в храм. По­сле до­кла­да от­ца на­мест­ни­ка игу­ме­на Да­мас­ки­на о слу­чив­шем­ся Псков­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Ев­се­вию тот бла­го­сло­вил оста­вить мо­щи стар­ца Кор­ни­лия в со­бо­ре мо­на­сты­ря до опре­де­ле­ния выс­ше­го цер­ков­но­го свя­щен­но­на­ча­лия.
С мо­мен­та об­ре­те­ния остан­ков свя­то­го стар­ца Кор­ни­лия в оби­те­ли за­мет­но уве­ли­чил­ся при­ток бо­го­моль­цев: едут со Пско­ва, из Моск­вы, Санкт-Пе­тер­бур­га, Укра­и­ны, Бе­ло­рус­сии и Си­би­ри, из раз­ных мест и го­ро­дов Рос­сии. Пра­во­слав­ные па­лом­ни­ки име­ют бла­гое на­ме­ре­ние по­мо­лить­ся в ти­хой оби­те­ли, при­ло­жить­ся к ее свя­ты­ням, осо­бен­но к свя­тым мо­щам пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия. И их труд, как из­вест­но, не оста­ет­ся без ду­хов­но­го пло­да, ибо осо­бая бли­зость «ба­тюш­ки Кор­ни­лия», бла­го­дать, ис­хо­дя­щая от его свя­тых мо­щей, сра­зу же да­ет о се­бе знать. Лю­ди раз­но­го воз­рас­та, по­ла и вос­пи­та­ния про­ни­ка­ют­ся к нему ду­хов­ной лю­бо­вью. Для мно­гих отец Кор­ни­лий в од­но­ча­сье ста­но­вит­ся та­ким же род­ным, ка­ким он был для всех при жиз­ни и к ко­то­ро­му те­перь с ве­рою, как к жи­во­му, мож­но об­ра­тить­ся и по ми­ло­сти Бо­жи­ей, а наи­па­че по при­чине мо­литв пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия, их ве­ли­ко­го дерз­но­ве­ния пе­ред Небес­ным Вла­ды­кой, по­лу­чить про­си­мое. Мно­гие из об­ра­щав­ших­ся к стар­цу Кор­ни­лию со сво­и­ми ду­хов­ны­ми нуж­да­ми и про­ше­ни­я­ми го­во­рят о той зна­чи­тель­ной ду­хов­ной поль­зе, ко­то­рую они от это­го об­ре­ли, у них незри­мо луч­шим об­ра­зом ре­ша­ют­ся жиз­нен­ные об­сто­я­тель­ства и в те­лес­ных бо­лез­нях неред­ко по­да­ет­ся об­лег­че­ние.
8 сен­тяб­ря 1998 го­да остан­ки бла­жен­но­го мо­на­ха Кор­ни­лия бы­ли пе­ре­ло­же­ны в но­вый гроб. С то­го вре­ме­ни и по сей день от пра­вой ки­сти стар­ца, по­ло­жен­ной в осо­бом ков­чеж­це, по­сто­ян­но ощу­ща­ет­ся тон­кое бла­го­уха­ние, за­сви­де­тель­ство­ван­ное мно­ги­ми бо­го­моль­ца­ми.
Бла­жен­ный ста­рец Кор­ни­лий, по­чи­та­е­мый все­ми и на Псков­щине, и за ее пре­де­ла­ми, явил жизнь свою, рав­ную жиз­ни свя­тых. Дей­ствие Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти, со­вер­ша­е­мые стар­цем чу­де­са еще до его пра­вед­ной кон­чи­ны сви­де­тель­ство­ва­ли об этом. Чи­стая, Ан­гель­ская ду­ша бла­жен­но­го Кор­ни­лия, неко­гда от­ле­тев­шая в Небес­ные Оби­те­ли, те­перь в ли­ке по­ю­щих «Свят, Свят, Свят Гос­подь Бог Са­ва­оф» вто­рит этой песне. Ду­хом сво­им он бли­зок к Бо­гу и к нам, пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, жи­ву­щим на зем­ле и пы­та­ю­щим­ся, по си­ле сво­ей, под­ра­жать его ду­хов­но­му при­ме­ру.
Бла­жен­ный Кор­ни­лий свят, и ду­ша его в Цар­ствии Небес­ном пред­сто­ит Бо­гу, мо­лит­ва его дерз­но­вен­на, ибо все это яв­ля­ет и до­ка­зы­ва­ет ре­ли­ги­оз­ный опыт, свя­зан­ный с име­нем это­го до­сто­по­чтен­но­го стар­ца. По­это­му Бог, про­слав­ля­ю­щий сво­их свя­тых, про­сла­вил на зем­ле и бла­жен­но­го стар­ца Кор­ни­лия. 10 ян­ва­ря 2000 го­да, по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II, вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­шим Ев­се­ви­ем, ар­хи­епи­ско­пом Псков­ским и Ве­ли­ко­лук­ским, в Кры­пец­ком мо­на­сты­ре при огром­ном сте­че­нии на­ро­да бы­ло со­вер­ше­но тор­же­ствен­ное бо­го­слу­же­ние с чи­ном про­слав­ле­ния пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия Кры­пец­ко­го в ли­ке мест­но­чти­мых свя­тых.

Пре­по­добне от­че наш Кор­ни­лие, мо­ли Бо­га о нас!