Акафист святому преподобному Мартирию, Зеленецкому чудотворцу

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 14 марта (01 марта ст. ст.); 24 ноября (11 ноября ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нниче благода́ти Бо́жией, преподо́бне о́тче на́ш Марти́рие, от ю́ности твоея́ Христа́ возлюби́л еси́ и Тому́ невозвра́тно после́довал еси́. Оби́тель Зелене́цкую созда́в, в то́й мно́гия к спасе́нии упра́вил еси́. Чудесы́ украси́вся в житии́, в масти́тей ста́рости преста́вился еси́ и, дне́сь на Небесе́х лику́юще вы́ну мо́лишися за ны́. Мы́ же, све́тло па́мять то́ю пра́зднующе, та́ко тя́ велича́ем:

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

И́кос 1.

А́нгели и Арха́нгели и вся́ Во́инства Небе́сная Христа́ пе́сньми превозно́сят. Си́м же и ду́хи пра́ведник соверше́нных сликовству́ют, в и́х же ли́це тя́ зря́ще, та́ко хва́лим досто́йно, на́шего засту́пника:

Ра́дуйся, от ю́ности Небе́снаго оте́чествия взыска́вый; ра́дуйся, вся́ ми́ра сего́ кра́сная ни во что́ же вмени́вый.

Ра́дуйся, Христо́ви еди́ному послужи́вый; ра́дуйся, сего́ ра́ди кре́ст жития́ и́ноческаго прие́мый.

Ра́дуйся, оби́тель Зелене́цкую устро́ивый; ра́дуйся, созда́вый и́ноком вита́лище безпеча́льное.

Ра́дуйся, бра́тии ра́ди мно́ги труды́ претерпе́вый; ра́дуйся, еще́ в житии́ чудесы́ от Бо́га просла́вленный.

Ра́дуйся, царе́вича от сме́ртнаго одра́ воздви́гнувый; ра́дуйся, в житии́ явле́ния Ма́тере Бо́жия удосто́енный.

Ра́дуйся, ли́ку пра́ведных вчине́нный.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 2.

Ви́дел еси́, преподо́бне Марти́рие, сме́рть роди́телей твои́х, и от сего́ еще́ в мла́дости позна́л еси́, я́ко стра́нники и прише́льцы есмы́ в юдо́ли се́й земно́й. Мо́ре же жите́йское зря́ напа́стей, бу́рею воздвиза́емое, к ти́хому приста́нищу устреми́лся еси́. В це́рковь бо, я́ко в кора́бль, прите́кл еси́ и Небе́сным Ко́рмчим Христо́м в селе́ния го́рняя упра́влен бы́л еси́, иде́же дне́сь ра́достно вопие́ши Бо́гови: Аллилу́иа!

И́кос 2.

Уразуме́л еси́ пути́ спаси́тельныя, о́тче на́ш Марти́рие, егда́, иере́я Благове́щенския це́ркве Бори́са посеща́я, поуче́ниям его́ внима́л еси́. И, тому́ после́довав, в Великолу́цкую оби́тель Се́ргиеву пресели́лся еси́ и вся́ и́ноческаго жития́ тяготы́ поне́сл еси́. Те́мже та́ко ти́ рце́м:

Ра́дуйся, Вели́ких Лу́к произраста́ние ди́вное; ра́дуйся, сирото́, сохране́нное Бо́гом от напа́стей вся́ческих.

Ра́дуйся, я́ко посла́ ти́ Госпо́дь роди́теля но́ва иере́я пра́ведна; ра́дуйся, я́ко любо́вию то́й благо́му и́гу Христо́ву тя́ покори́.

Ра́дуйся, сла́дце послу́шавый того́ от писа́ния назида́ния; ра́дуйся, ча́сто входи́вый в хра́м Благове́щения Пречи́стыя.

Ра́дуйся, моли́твою та́мо умудря́выйся; ра́дуйся, прия́тием Пречи́стых Та́ин укрепля́выйся.

Ра́дуйся, про́чее дня́ проводи́вый в труде́х вся́ческих; ра́дуйся, целому́дрие душе́вное и теле́сное неруши́мо соблюды́й.

Ра́дуйся, досто́йно на по́двиг и́ноческаго жития́ вше́дый во оби́тель Великолу́цкую.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 3.

Си́лою благода́ти Бо́жией снабдева́емь, се́дмь ле́т со наста́вником твои́м пребы́л еси́, преподо́бне, и́же мно́гим поле́зным тя́ научи́. Наипа́че же уча́ше боля́щих поско́ру Святы́х Та́ин сподобля́ти, зане́ по сме́рти то́й душе́, я́ко несу́щей свята́я, де́мони ника́коже мо́гут каса́тися, а́нгели же ю́ срета́ют с пе́снию: Аллилу́иа!

И́кос 3.

Име́ний не стяжа́в, стяжа́л еси́ му́дрость жи́зни по Бо́зе, преподо́бне Марти́рие, я́ко бо се́мя, в зе́млю вмета́емо, но́вы кла́сы возраща́ет, та́ко и поуче́ния наста́вника твоего́ бы́ша души́ твое́й се́менем жи́зни ве́чныя. Сего́ ра́ди тя́ ублажа́ем:

Ра́дуйся, послуша́нием украси́выйся; ра́дуйся, посто́м истончи́вый пло́ти стра́стная.

Ра́дуйся, препобежда́вый со́н моли́твенным бде́нием; ра́дуйся, трудо́м земледе́лия укрепи́вый си́лы своя́.

Ра́дуйся, послужи́вый больны́м во враче́бнице; ра́дуйся, омыва́вый стру́пы гно́йныя и я́звы неисце́льныя.

Ра́дуйся, поскорбе́вый с скорбя́щими; ра́дуйся, немощны́х ропта́ния кро́тце понесы́й.

Ра́дуйся, за́поведь Христо́ву дея́нием соверши́вый; ра́дуйся, ми́лостиве, я́ко ве́чное поми́лование стяжа́л еси́.

Ра́дуйся, та́ко себе́ предугото́вавый к постриже́нию и́ноческому.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 4.

Бу́ря грехо́вная мно́ги лю́ди погуби́. Оба́че си́лою благода́ти Христо́вы мно́зи спасе́ние улуча́ют, живу́ще благоче́стне, мона́си и мирсти́и. Ки́йждо прие́млет, е́же по ме́ре си́л обрета́ет, о́в о ча́дех спаса́ется, о́в же и́ночестии прие́млет обе́ты и Бо́гови денноно́щно пое́т пе́снь серафи́мскую: Аллилу́иа!

И́кос 4.

Слы́шав Иису́са Христа́, ре́кша о и́ночестем житии́: «моги́й вмести́ти, да вмести́т», и зря́ себе́ к о́ному прикло́нна, усе́рдно моли́л еси́, преподо́бне, наста́вника, да жела́ние твое́ освяти́т и укрепи́т постриже́нием, е́же и получи́л еси́. Те́мже тебе́ вопие́м:

Ра́дуйся, я́ко остри́гл еси́ власы́ главы́ твоея́ в зна́мение мироотрече́ния; ра́дуйся, я́ко обле́клся еси́ в хито́н во́льныя нищеты́.

Ра́дуйся, прие́мый ря́су а́ки оде́жду весе́лия; ра́дуйся, препоя́савый бедра́ свои́ я́ко си́лою и́стины.

Ра́дуйся, ма́нтиею, а́ки броне́ю пра́вды, оде́явыйся; ра́дуйся, покры́вый главу́ свою́ покрыва́лом смире́ния.

Ра́дуйся, с одея́нием санда́лий не ско́р бы́вый на творе́ние во́ли своея́; ра́дуйся, глаго́лом Бо́жиим, а́ки мече́м вооружи́выйся в всегда́шней моли́тве Иису́совой.

Ра́дуйся, кре́ст, щи́т ве́ры прии́м, с любо́вию облобыза́вый и; ра́дуйся, свещу́ взе́м, свеще́ю благоче́стия яви́выйся последи́.

Ра́дуйся, прия́тый в во́инства проти́ву ми́ра, пло́ти и диа́вола.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 5.

Боготе́чная звезда́ дре́вле приведе́ мудрецы́ восто́чныя к я́слем Вифлее́мским, иде́же ти́и обрето́ша Царя́ ца́рствующих и Го́спода госпо́дствующих. Та́ко и тя́, преподо́бне Марти́рие, пу́ть и́ноческаго жития́ приведе́ последи́ в селе́ния го́рняя, иде́же рожде́нному от Де́вы вы́ну прино́сится спасе́нными пе́снь вели́кая и хвале́бная: Аллилу́иа!

И́кос 5.

Врагу́, при́сно на пусты́нных муже́й страхова́нии мно́гими напа́дающу, житие́м моли́твенным противуста́л еси́, преподо́бне, и жесто́ким страсте́й умерщвле́нием. Мы́ же, чудя́щеся твоему́ терпе́нию бра́ни, от того́ воздви́гнутыя, умиле́нно пое́м ти́ хвалы́:

Ра́дуйся, до́бре преуспе́вый в и́ноческих по́двизех; ра́дуйся, пусты́ннаго жи́тельства возжеле́вый зело́.

Ра́дуйся, моли́твою на сие́ Бо́жия благослове́ния проси́вый; ра́дуйся, удосто́ивыйся явле́ния преподо́бнаго Михаи́ла Кло́пскаго.

Ра́дуйся, я́ко то́й благослови́ твое́ изволе́ние; ра́дуйся, за шестьдеся́т по́прищ от оби́тели нача́вый пусты́нное жи́тельство.

Ра́дуйся, я́ко ве́лию бра́нь воздвиго́ша проти́ву тя́ зде́ зли́и де́моны; ра́дуйся, я́ко мно́жицею во́пльми во вре́мя полу́нощи устраша́ху тя́.

Ра́дуйся, изби́ти мня́ще, ничто́же ти́ зло́ сотвори́ти можа́ху; ра́дуйся, я́ко прогоня́л еси́ я́ моли́твою, а́ки пла́менным мече́м.

Ра́дуйся, си́лою креста́ Христо́ва посрами́вый си́лу вра́жию.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 6.

Пропове́дниче благоче́стия, егда́ узре́л еси́, преподо́бне Марти́рие, о́браз Влады́чицы на́шея Богоро́дицы в столпе́ о́гненне и све́тле в стране́ Ти́хфинстей, зело́ умили́лся еси́ Бо́жию к себе́ милосе́рдию. Егда́ же в гра́д Смоле́нск богомоле́ния ра́ди вше́л еси́, яви́шася ти́ преподо́бнии Авраа́мий и Ефре́м и па́ки пусты́нное ти́ прореко́ша житие́, сла́дце воспе́л еси́: Аллилу́иа!

И́кос 6.

Возсия́ благода́ть Бо́жия в оби́тели Ти́хфинстей, егда́ та́мо пожи́л еси́ с ученико́м свои́м Авраа́мием, и́же и сподо́бися зре́ти кре́ст зве́зден, назнамену́ющ ме́сто твоея́ оби́тели. Те́мже ти́ рце́м та́ко:

Ра́дуйся, на Го́спода возложи́вый все́ свое́ упова́ние; ра́дуйся, исше́дый на поклоне́ние святы́м моще́м преподо́бных Авраа́мия и Ефре́ма.

Ра́дуйся, преподо́бне, преподо́бных собесе́дниче; ра́дуйся, незри́мый дне́сь споспе́шниче ко святы́м место́м ше́ствующим.

Ра́дуйся, прише́дый на поклоне́ние ико́не Богома́тери Ти́хфинстей; ра́дуйся, я́ко та́мо доброде́тельным житие́м просия́л еси́.

Ра́дуйся, ключехрани́телю, отверза́вый и затворя́вый две́ри храмо́вныя; ра́дуйся, дне́сь вводя́й в врата́ Небе́сныя моли́твою за немощну́ю бра́тию.

Ра́дуйся, просла́вивый прия́вшую тя́ оби́тель равноа́нгельным житие́м; ра́дуйся, изше́дый из тоя́ на по́двиг устрое́ния но́выя.

Ра́дуйся, возжеги́й свети́льник во спасе́ние немощны́м.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 7.

Хотя́й еди́н Бо́гови моли́тися и бы́ти в безмо́лвии, отше́л еси́, преподо́бне, в ме́сто, над ни́м же Авраа́мий кре́ст ви́де зве́зден, и обре́л еси́ то́е, я́ко о́стров зе́лен посреде́ во́д бла́тных, ле́с же, а́ки стра́ж нощны́й, поко́й его́ от прише́ствия мирски́х люде́й храня́ше. Вельми́ ти́ любе́зна обре́теся пусты́ня сия́ прегорча́йшая, ю́же ви́дящи, умиле́нно воспе́л еси́: Аллилу́иа!

И́кос 7.

Но́вая купе́ль Силоа́мская бы́сть ти́, преподо́бне, Зелене́цкая пу́стынь, в то́й бо от немощны́х и стра́стных естества́ очи́стил еси́ себе́ бде́нием и посто́м и де́ланием духо́вным, и уго́ден Го́сподеви яви́лся еси́, сего́ ра́ди и мы́ та́ко ублажа́ем:

Ра́дуйся, обреты́й ме́сто, ти́ Бо́гом на вселе́ние угото́ванное; ра́дуйся, не убоя́выйся пусты́ннаго одино́чества.

Ра́дуйся, па́мятовавый, я́ко с тобо́ю бе́ при́сно Госпо́дь; ра́дуйся, я́ко Илия́ на Карми́ле, моли́лся еси́ ту́.

Ра́дуйся, я́ко Иоа́нн в Иорда́нской пусты́не посто́м украси́лся еси́; ра́дуйся, ревни́телю преподо́бных Ону́фрия, Мака́рия и Анто́ния, вели́ких отце́в.

Ра́дуйся, проразуме́вый а́бие бы́вшую ко́знь диа́вола; ра́дуйся, предреки́й приве́дшу тя́ му́жеви Ио́сифу дще́ри сме́рть диа́волим ухищре́нием бы́вшую.

Ра́дуйся, откры́вый, я́ко уто́пшая ли́ку му́ченичу причте́ся Бо́жией ми́лостью; ра́дуйся, вола́ поги́бша в ве́твех древе́сных диа́вольским кознова́нием объяви́вый тому́жде.

Ра́дуйся, та́ко от уны́ния му́жа благогове́йна спасы́й.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 8.

Стра́нники и прише́льцы есмы́ на земли́ се́й, преподо́бне, при́сно ны́ вра́г искуша́ет, стра́сти возмуща́я, уны́ние вселя́я, и мно́ги поставля́ет препо́ны теку́щим по пути́ в го́рний Иерусали́м. А́ще же что́ и бла́го сотвори́м бли́жнему, тщи́тся, да поги́бнет мзда́, скорбьми́ а́бие на́м отмсти́ти. Бо́г же сия́ терпи́т, я́коже дре́вле И́овле поруга́ние, да вя́щшее да́ст утеше́ние последи́ пою́щим: Аллилу́иа!

И́кос 8.

Вся́к в житии́ кре́ст скорбе́й и печа́лей, его́же кому́ даде́ Госпо́дь, прено́сит, и а́ще в уны́ние не впаде́т, последи́ сугу́бо прославля́ется. Та́ко и ты́, о́тче, вся́ претерпе́в, ми́лостей Госпо́дних сподо́бился еси́, сего́ ра́ди тя́ ублажа́ем:

Ра́дуйся, изнача́ла согради́вый часо́вницу и ма́лу хи́жину; ра́дуйся, ту́ сла́дце денноно́щно моли́выйся Бо́гови.

Ра́дуйся, Христа́ ра́ди претерпе́вый зно́й и мра́зы мно́гие; ра́дуйся, пита́выйся, я́же то́чию ти́ приноша́ху окре́стнии.

Ра́дуйся, вско́ре уте́шенный виде́нием о́гненна столпа́ с руко́ю, и́скры размета́ющею; ра́дуйся, я́ко сия́ зна́менаше оби́лие благода́ти, от тебе́ исходи́ти иму́щия ко бра́тии.

Ра́дуйся, свети́льниче, его́же позна́ша вско́ре ве́рнии; ра́дуйся, я́ко не отгна́л еси́ жа́ждавших с тобо́ю пожи́ти.

Ра́дуйся, я́ко приима́л еси́ от ми́ра к тебе́ притека́ющих; ра́дуйся, па́стырю слове́сных ове́ц.

Ра́дуйся, послужи́вый немощно́му челове́честву до сконча́ния живота́.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 9.

Всего́ себе́ прине́сл еси́ в же́ртву, Бо́гови уго́дную. Мно́гие труды́, ско́рби и печа́ли поне́сл еси́, устроя́я оби́тель и служа́ще бра́тии, и́же от я́зв мирски́я суеты́ му́дре в чистоту́ жития́ богоуго́днаго вле́кл еси́, словеса́ и дея́ния моли́твою укрепля́яй. Два́ же хра́ма и ке́ллии согради́л и оби́тель стено́ю древя́ною огради́л еси́, да я́коже в вертогра́де цветы́ источа́ют благоуха́ния, и́ноцы зде́ уго́дне Бо́гови пою́т: Аллилу́иа!

И́кос 9.

Ве́твьми дре́во благосенноли́ственное прикрыва́ет мно́гия, и ты́, преподо́бне, мно́гия прикры́л еси́ от наве́тов вра́жиих и мо́ря жите́йскаго бу́рь. Мно́зи бо к тебе́ притеко́ша во оби́тель Зелене́цкую, и́хже ра́ди игу́менства са́н многопопечи́тельный и свяще́нство прия́л еси́ и в ца́рствующий гра́д потре́бных ра́ди оби́тели пешеше́ствовал еси́. Сего́ ра́ди ублажа́ем тя́:

Ра́дуйся, свети́льниче, осия́вый те́мную страну́; ра́дуйся, созда́телю хра́мов, в ни́хже и́мя Бо́жие прославля́ется.

Ра́дуйся, а́ки сокро́вище ве́лие внесы́й в о́ныя святы́я ико́ны, от настоя́теля ти́ пре́жде вда́нныя; ра́дуйся, посто́м, слеза́ми и моли́твою созда́вый основа́ние оби́тели непоколеби́мое.

Ра́дуйся, благоче́стием привлеки́й мно́гие щедрода́тели; ра́дуйся, к тебе́ бо, я́ко пчела́ ко у́лию, приноша́ху боголю́бцы сокро́вища своя́.

Ра́дуйся, ве́роваху бо, я́ко та́ко творя́ще, взаи́м даю́т Бо́гови; ра́дуйся, я́ко еди́н благи́й Фео́дор согради́ ти́ вся́ потре́бная.

Ра́дуйся, поуча́яй, я́ко оби́телей ле́пота моли́твою и́ноков стяжава́ется; ра́дуйся, я́ко за добро́, ти́ да́нное, моли́лся усе́рдно са́м и вся́ бра́тия твоя́.

Ра́дуйся, о́бразе и́стиннаго и́ноческаго жития́.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 10.

Спаси́тельныя ми́лости сподо́бился еси́, преподо́бне о́тче Марти́рие: еди́ножды по моли́тве ма́ло усну́вшу ти́, узре́л еси́ Ма́терь Бо́жию. В деви́чем о́бразе бе́ Пречи́стая, умиле́нна лице́м и прекра́сна, бровми́ черна́. На главе́ бя́ше златы́й вене́ц, от ка́мений многоце́нных светя́щий зело́. Ты́ же, Ю́ узре́в, с слеза́ми умиле́ния преклони́вся, воспе́л еси́: Аллилу́иа!

И́кос 10.

Стена́ ти́ неруши́мая бы́сть, преподо́бне, ико́на Ти́хфинская, е́юже благослови́ тя́ настоя́тель, егда́ в Зелене́цкий ото́к отхожда́л еси́. Егда́ же Пречи́стую зре́ти удосто́ился еси́, а́бие неви́димей бы́вшей, на ико́ну сию́ воззре́л еси́ и позна́в еси́, я́ко в подо́бии тоя́ ико́ны бе́ Влады́чица: я́же помяту́ющи, та́ко ти́ рце́м:

Ра́дуйся, и́стинный Пречи́стыя святы́х ико́н чти́телю; ра́дуйся, и́стиннаго святы́х ико́н почита́ния научи́телю.

Ра́дуйся, Пречи́стыя Влады́чицы ли́к, слеза́ми испо́лненный и прекра́сный ви́дети удосто́енный; ра́дуйся, я́ко келе́йныя ико́ны твои́ и дне́сь осеня́ют гро́б тво́й.

Ра́дуйся, я́ко покланя́ющеся и́м, че́сть не дре́ву, но на не́м изображе́нным воздае́м; ра́дуйся, я́ко не дска́м и ва́пам, но напи́санному Божеству́ на ни́х поклоне́ние прино́сим.

Ра́дуйся, я́ко ли́ки святы́х и тво́й лобыза́юще, а́ки но́зи ва́ша лобыза́ем; ра́дуйся, я́ко фимиа́мом моли́тву на́шу зна́менуем.

Ра́дуйся, свещи́ возжига́юще, о све́те, в не́м же Бо́г живе́т, па́мятуем; ра́дуйся, я́ко от ико́н твои́х исхо́дит си́ла целе́бная.

Ра́дуйся, я́ко возложе́нием и́х, ме́ртва воскреси́ Госпо́дь.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 11.

Пе́сни надгро́бныя и после́днее целова́ние смени́ся пе́нием хвале́бным ми́лости Бо́жией и слеза́ми ра́дости, егда́, в Москву́ ти́ ше́ствующу, во Тве́ри, у царя́ Симео́на сы́на Иоа́нна воскреси́л еси́ моли́твою и святы́х ико́н твои́х возложе́ние по си́ле благода́ти Христо́вы, ти́ да́нныя. Сего́ ра́ди зело́ возлюби́ Симео́н оби́тель твою́, преподо́бне, и три́ но́вы хра́мы ту́ согради́, да о чудеси́ се́м вы́ну Бо́гови возно́сится пе́снь хвале́бная: Аллилу́иа!

И́кос 11.

Я́ко свети́льника тя́ благоче́стия почита́ющий ца́рь Симео́н мно́го потре́бными оби́тель твою́ снабде́. Егда́ же сконча́лся еси́, преподо́бне, чты́й вельми́ па́мять твою́ святи́тель Корни́лий, Новугра́ду влады́ка му́дрый, зело́ возлюби́ и преукраси́, иде́же и ме́сто упокое́ния си́ избра́. Я́же помяту́юще и оби́тель твою́ ра́ди ве́ры и терпе́ния укра́шену ви́дящи, та́ко тебе́ вопие́м:

Ра́дуйся, иска́телю ца́рствия Бо́жия, ему́же вся́ земна́я приложи́шася; ра́дуйся, я́ко оби́тель твоя́ потре́бными не оскуде́.

Ра́дуйся, я́ко треми́ хра́мы, я́ко купе́ль треми́ свеща́ми осия́ся сия́; ра́дуйся, я́ко неду́жнии душе́ю ту́ оздравля́хуся.

Ра́дуйся, я́ко ца́рие и прости́и, бога́тии и убо́зии, посеща́юще ю́, во спасе́ние назида́хуся; ра́дуйся, я́ко уме́ршаго о́трока в утеше́ние роди́телема воскреси́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко те́м си́лу благода́ти Бо́жия яви́л еси́; ра́дуйся, науча́яй те́м, я́ко в Бо́зе живо́т на́ш и сме́рть скончава́ются.

Ра́дуйся, пропове́дниче Бо́жия всемогу́щества; ра́дуйся, благода́ти сосу́де преиспо́лненный.

Ра́дуйся, от гро́ба твоего́ источа́яй многообра́зная исцеле́ния.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 12.

Благода́ти Бо́жией избра́нниче, преподо́бне о́тче на́ш Марти́рие, егда́ состаре́лся еси́ и оста́ви тя́ кре́пость твоя́, са́м рука́ма свои́ма ме́сто упокое́ния и гро́б соде́лал еси́. Прови́дя же кончи́ну свою́, до́бре поуча́л еси́ бра́тию твою́, е́же жи́ти и досто́йно пе́ти вы́ну Бо́гови: Аллилу́иа!

И́кос 12.

Пое́м твоя́ ми́лости и чудеса́, преподо́бне о́тче на́ш Марти́рие, вы́ну бо и по преставле́нии твое́м на́с не оставля́еши и моли́твами твои́ми у Го́спода потре́бная, я́же к животу́ и благоче́стию, исхода́тайствуеши, егда́ тя́ с ве́рою и любо́вию призыва́ем, и мо́лишися, во е́же спасти́ся все́м. Сего́ ра́ди от благода́рных серде́ц ти́ вопие́м усе́рдно:

Ра́дуйся, моли́твенниче на́ш усе́рдный; ра́дуйся, помо́щниче на́ш ско́рый.

Ра́дуйся, ми́р все́м правосла́вным пред кончи́ною твое́ю завеща́вый; ра́дуйся, о ми́ре всего́ ми́ра незри́мый хода́таю.

Ра́дуйся, на су́ше и в мо́ри от все́х оста́вленным по́мощь подава́яй; ра́дуйся, неду́гующих от сме́ртнаго одра́ к жи́зни возвраща́яй.

Ра́дуйся, все́х душе́вных и теле́сных неду́гов врачу́; ра́дуйся, от злы́х духо́в му́чимых изба́вителю.

Ра́дуйся, ско́рбных се́рдце незри́мое умиротворе́ние; ра́дуйся, покро́ве к тебе́ притека́ющих.

Ра́дуйся, о спасе́нии все́х те́плый моли́твенниче.

Ра́дуйся, Марти́рие, ско́рый на́ш помо́щниче, Зелене́цкий чудотво́рче!

Конда́к 13.

О, преподо́бне и богоно́сне о́тче на́ш Марти́рие. Приими́ ма́лое со умиле́нием ти́ приноси́мое на́ми моле́ние сие́, и со Пречи́стою Ма́терию Го́спода и все́ми святы́ми моли́ся Го́споду Иису́су Христу́, да изба́вит на́с от вся́ких бе́д и скорбе́й, от вра́г ви́димых и неви́димых, от напра́сныя сме́рти и бу́дущих му́к, и сподо́бит со избра́нными Его́ воспева́ти Тро́ице Святе́й во ве́ки: Аллилу́иа!

Этот конда́к читается трижды, затем и́кос 1-й и конда́к 1-й.

Моли́тва преподо́бному Марти́рию, Зелене́цкому чудотво́рцу.

О, па́стырю до́брый, наста́вниче на́ш, преподо́бне о́тче Марти́рие! Услы́ши е́же к тебе́ ны́не приноси́мое моле́ние на́ше. Ве́мы бо, я́ко ду́хом с на́ми пребыва́еши. Ты́ у́бо, преподо́бне, я́ко име́я дерзнове́ние ко Влады́це Иису́су Христу́, Бо́гу на́шему, и к Пречи́стей Богома́тери, бу́ди хода́тай и моли́твенник те́плый о оби́тели се́й, ю́же возгради́л еси́, и о на́с, недосто́йных рабе́х, живу́щих в не́й,– ея́же ты́ просвети́тель сы́й и нача́льник, богособра́нному твоему́ бра́тству помо́щник и засту́пник при́сно явля́ешися,– я́ко да твои́м предста́тельством и моли́твами невреди́мы на ме́сте се́м пребу́дем: от бесо́в же и злы́х челове́к ненаве́тованны от все́х бе́д и напа́стей свобо́дни сохрани́мся. Все́м же отовсю́ду приходя́щим во святу́ю оби́тель твою́, и моля́щимся тебе́ с ве́рою, и поклоня́ющимся ра́це моще́й твои́х, о е́же изба́витися от вся́кия ско́рби, боле́зни и напа́сти, ми́лостивне поспеши́,– дарова́ти же правосла́вным ми́р, тишину́, благоде́нствие и изоби́лие плодо́в земны́х. И о все́х на́с те́плый предста́тель ко Го́споду и помо́щник душа́м на́шим бу́ди, е́же отпусти́тися на́м согреше́ниям на́шим и моли́твами твои́ми, свя́те, изба́витися на́м ве́чнаго муче́ния и сподо́битися Ца́рствия со все́ми святы́ми, да сла́ву, благодаре́ние и поклоне́ние возсыла́ем Еди́ному Бо́гу, в Тро́ице сла́вимому, Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Краткое житие преподобного Мартирия Зеленецкого

Ро­дом из Ве­ли­ких Лук, Псков­ской гу­бер­нии, свя­той с юных лет под­ви­зал­ся в Ве­ли­ко­луц­кой Сер­ги­е­вой оби­те­ли. Же­лая уеди­нен­ных по­дви­гов, он по­се­лил­ся на ост­ро­ве Зе­ле­ном и ос­но­вал там мо­на­стырь. Пре­по­доб­ный Мар­ти­рий про­сла­вил­ся да­ром чу­до­тво­ре­ния. Скон­чал­ся он в глу­бо­кой ста­ро­сти в 1603 г.

Полное житие преподобного Мартирия Зеленецкого

В го­ды прав­ле­ния бла­го­че­сти­во­го го­су­да­ря, ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, всея Ру­си са­мо­держ­ца, ро­дил­ся сей бла­жен­ный и пре­по­доб­ный отец наш Мар­ти­рий в об­ла­сти Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, в го­ро­де, на­зы­ва­е­мом Ве­ли­кие Лу­ки. И на­рек­ли имя ему Ми­на. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось во­семь лет, от­да­ли его учить­ся гра­мо­те. Но книж­ное уче­ние да­ва­лось ему с тру­дом. Ко­гда же вы­учил­ся он псал­мам, то­гда ро­ди­те­ли его пре­ста­ви­лись от жиз­ни сей к Бо­гу. И так от­рок, воз­ло­жив всю на­деж­ду и упо­ва­ние на вер­ную По­мощ­ни­цу Бо­го­ро­ди­цу и на Бо­га, к спа­си­тель­но­му пу­ти на­пра­вил­ся, по­сто­ян­но пре­бы­вая в хра­ме Бо­жи­ей Ма­те­ри, чест­но­го и слав­но­го Ее Бла­го­ве­ще­ния.

Слу­жил же то­гда в этом хра­ме некий иерей, име­нем Бо­рис. Как доб­рый пас­тырь, он все­гда за­бо­тил­ся о по­ру­чен­ном ему ста­де, всех лю­дей на­став­ляя, учил их по Бо­же­ствен­но­му Пи­са­нию, к ра­зу­ме­нию ис­ти­ны при­во­дя. Бла­жен­ный же Ми­на, ви­дя та­кое непре­стан­ное усер­дие иерея и слы­ша его по­уче­ния лю­дям, бо­же­ствен­ной люб­ви на­пол­нил­ся и ду­хов­ное рве­ние ощу­тил. Мно­го лет этот иерей был пас­ты­рем лю­дей не как на­ем­ник, но как ис­тин­ный пас­тырь – по пре­да­нию свя­тых апо­сто­лов и по пра­ви­лам свя­тых от­цов. Од­на­жды су­пру­гу иерея по­стиг те­лес­ный недуг, и, недол­го по­болев, усну­ла она веч­ным сном. Иерей же, без вся­ких со­мне­ний воз­бла­го­да­рив Бо­га, те­ло ее по­чтил пес­но­пе­ни­я­ми над­гроб­ны­ми и пре­дал зем­ле. А сам иму­ще­ство свое все раз­дал ни­щим, же­лая уда­лить­ся от ми­ра и ино­че­ским жи­ти­ем пре­дать­ся Бо­гу. В ско­ром вре­ме­ни ушел он из го­ро­да в оби­тель свя­тых чу­до­твор­цев и бес­среб­ре­ни­ков Козь­мы и Да­ми­а­на. И там при­ни­ма­ет он по­стриг, и на­рек­ли имя ему Бо­го­леп. Бла­жен­ный же Ми­на ча­сто при­хо­дил к нему и при­ни­мал ду­хов­ные по­уче­ния. И иерей тот ни­ко­гда не от­пус­кал его без на­став­ле­ния, но с ра­до­стью его по­учал, ибо ви­дел на нем си­я­ю­щую бла­го­дать Бо­жию. И вско­ре ста­ли быв­шие то­гда в том мо­на­сты­ре игу­мен и бра­тия про­сить Бо­го­ле­па, чтобы он при­нял свой преж­ний чин свя­щен­ства. И про­был Бо­го­леп свя­щен­ни­ком в том мо­на­сты­ре несколь­ко лет. И так си­я­ла его доб­ро­де­тель, что рас­про­стра­ни­лась сла­ва о нем по­всю­ду. И мно­гие при­хо­ди­ли по­смот­реть на него. Есть в сто­роне той дру­гой мо­на­стырь, в ко­то­ром сто­ит цер­ковь пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Был этот мо­на­стырь мно­го лет в за­пу­сте­нии из-за небре­же­ния лю­дей и жи­ву­щих там ино­ков. И по ре­ше­нию то­гда там пра­вив­ших знат­ных лю­дей, бо­лее же Бо­жи­им из­во­ле­ни­ем и пре­по­доб­но­го от­ца Сер­гия чу­до­твор­ца мо­лит­ва­ми и по­мо­щью, взя­ли пре­по­доб­но­го свя­щен­но­и­но­ка Бо­го­ле­па из мо­на­сты­ря свя­тых чу­до­твор­цев Козь­мы и Да­ми­а­на и по­ста­ви­ли его на­сто­я­те­лем в мо­на­стырь пре­по­доб­но­го Сер­гия. И Бо­го­леп, Бо­гом на­став­ля­е­мый, стал там жить са­мой стро­гой жиз­нью, в усерд­ных тру­дах по­сто­ян­но пре­бы­вал и все нуж­ное для мо­на­сты­ря де­лал сво­и­ми ру­ка­ми. На­ча­ла оби­тель рас­ти и ста­ла мно­го­люд­на. Бла­жен­ный же Ми­на, сле­дуя во всем сво­е­му учи­те­лю и все в на­зи­да­ние се­бе при­ни­мая, при­хо­дил к сво­е­му на­став­ни­ку для ду­хов­ной бе­се­ды, и пре­по­доб­ный Бо­го­леп мно­ги­ми сло­ва­ми по­учал его, чтобы при­нял он ино­че­ский об­раз и тем са­мым пре­дал­ся Твор­цу. И Ми­на все сло­ва учи­те­ля сво­е­го с ра­до­стью вос­при­ни­мал и взра­щи­вал в се­бе. И по про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни, пре­ис­пол­нив­шись бо­же­ствен­но­го рве­ния, он по­мыс­лил: «…возь­му крест свой и пой­ду вслед за Спа­си­те­лем, и Он мне по­мо­жет, и при­со­еди­нюсь к учи­те­лю сво­е­му». И в то вре­мя, ко­гда он так раз­мыш­лял, был ему глас: «Дер­зай, Ми­на!» И он, услы­шав это, по­шел с ра­до­стью в дом свой, взял необ­хо­ди­мое, осталь­ное же все иму­ще­ство ни­щим раз­дал и ушел из го­ро­да. До­стиг Ми­на оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия, где учи­тель его бла­жен­ный Бо­го­леп жил. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп ска­зал: «Ча­до, ви­жу, что не свое­воль­но устре­мил­ся ты к это­му бла­го­му пу­ти, а неко­ей Бо­же­ствен­ной си­лой на­став­ля­е­мый при­шел сю­да. Не скрой от ме­ня, греш­но­го от­ца сво­е­го, по­ве­дай мне. Дей­стви­тель­но ли ты хо­чешь об­ра­тить­ся к этой кре­сто­нос­ной жиз­ни?» И бла­жен­ный Ми­на со сле­за­ми рас­ска­зал по по­ряд­ку все, что с ним слу­чи­лось. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп, услы­шав рас­су­ди­тель­ный от­вет юно­ши и по­хва­лу ино­че­ской жиз­ни, ска­зал: «Те­перь, ча­до, о тво­ем на­ме­ре­нии во­ис­ти­ну яс­но я все узнал. Итак, му­жай­ся и дер­зай, чтобы по­бе­дить мир и все, что в нем. Ве­рю Бо­гу, что уна­сле­ду­ешь ты бла­жен­ство древ­них пре­по­доб­ных от­цов и воз­двиг­нешь храм в непро­хо­ди­мом пу­стын­ном ме­сте, и там мно­же­ство душ че­ло­ве­че­ских спа­сут­ся бла­го­да­ря те­бе. Бла­го­сло­вен Бог, ко­то­рый все на поль­зу для спа­се­ния на­ше­го устра­и­ва­ет!» И тот­час, по обы­чаю огла­сив его, об­лек юно­шу в ино­че­ский об­раз и на­рек имя ему Мар­ти­рий. Все по­дви­ги и тру­ды пост­ни­че­ской жиз­ни пре­по­доб­ный Бо­го­леп Мар­ти­рию сам по­ка­зы­вал, обу­чал его цер­ков­но­му пе­нию, ке­лей­ным мо­лит­вам и ко­ле­но­пре­кло­не­нию, ду­хов­ное по­уче­ние по­сто­ян­но по­да­вал ему. Мар­ти­рий же с усерд­ным вни­ма­ни­ем слу­шал во всем от­ца сво­е­го, не пре­не­бре­гая ни еди­ным сло­вом, и все ис­пол­нял. И пре­по­доб­ный Бо­го­леп, ви­дя, что Мар­ти­рий ис­пы­тан в ино­че­ской жиз­ни, по­ве­лел ему пре­бы­вать вме­сте с со­бою в кел­лии и на­зна­чил его клю­че­хра­ни­те­лем церк­ви. И ста­ли они еди­но­душ­но под­ви­зать­ся к Бо­гу, друг дру­га пре­вос­хо­дя в доб­ро­де­те­лях.

Имел бла­жен­ный Бо­го­леп обык­но­ве­ние на утре­ни все­гда чи­тать Ше­сто­псал­мие вни­ма­тель­но, с воз­ды­ха­ни­ем и сле­за­ми. Од­на­жды чи­тал он, как обыч­но, это Ше­сто­псал­мие, Мар­ти­рий же, стоя в ал­та­ре, отяг­чен был дре­мо­той. И при­шел Мар­ти­рию на ум злой по­мы­сел о преж­ней его жиз­ни: как он в ми­ру жил, и как со­блаз­ны мир­ские ви­дел, и как уда­лил­ся от ми­ра. При­шел в за­ме­ша­тель­ство Мар­ти­рий из-за это­го, ис­тин­но­го же сво­е­го на­став­ни­ка, свя­то­го стар­ца, непре­стан­ные по­дви­ги и тру­ды и при­леж­ное по­уче­ние слиш­ком тяж­ки­ми для се­бя по­счи­тал; и стал по­мыш­лять о том, где бы ему об­ре­сти лег­кую жизнь и по­сто­ян­ный по­кой. Свя­то­му же стар­цу Бо­го­ле­пу все это о нем ве­до­мо ста­ло, ибо Бог удо­сто­ил его та­ко­го да­ра про­зор­ли­во­сти, что он и тай­ны че­ло­ве­че­ские знал, и бу­ду­щее как на­сто­я­щее пред­ви­дел. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп рас­ска­зал Мар­ти­рию все, о чем тот по­ду­мал. Мар­ти­рий же, услы­шав все о се­бе, пал на зем­лю, про­ся про­ще­ния. То­гда Бо­го­леп ска­зал ему: «Ча­до, Гос­подь да про­стит те­бя мною, недо­стой­ным, и да укре­пит те­бя в стра­хе Бо­жи­ем. Но мо­лись за ме­ня, греш­но­го, уко­рив­ше­го те­бя, да ура­зу­ме­ешь, что не по тво­ей во­ле это с то­бой слу­чи­лось, но при­шло к те­бе это ис­ку­ше­ние от глав­но­го вре­ди­те­ля и гу­би­те­ля, вра­га душ на­ших. Но Вла­ды­ка и Гос­подь, об­щий наш по­кро­ви­тель – Он да со­хра­нит нас от вся­кой зло­бы дья­во­ла мо­лит­ва­ми свя­тых от­цов».

И жи­ли они в од­ной кел­лии семь лет. Од­на­жды при­шел к ним в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия для мо­лит­вы некий бо­го­бо­яз­нен­ный муж из знат­ных лю­дей то­го го­ро­да, име­нем Афа­на­сий. Уви­дел он доб­рую их жизнь и дол­го бе­се­до­вал с ни­ми. Они же мно­ги­ми ду­ше­по­лез­ны­ми сло­ва­ми уте­ши­ли его, мно­го ду­хов­ных слов ска­за­ли, и умяг­чи­ли ду­шев­ную его ни­ву, хо­тев­шую вос­при­нять се­мя Бо­же­ствен­ное. И вско­ре муж тот при­шел к ним и стал про­сить, чтобы они воз­ло­жи­ли на него Ан­гель­ский мо­на­ше­ский об­раз. И бла­жен­ный Бо­го­леп, ви­дя усер­дие и ве­ру му­жа то­го, немед­ля удо­сто­ил его при­ня­тия Ан­гель­ско­го об­ра­за и на­рек имя ему Ав­ра­амий. И по­ру­ча­ет его пре­по­доб­но­му Мар­ти­рию, чтобы тот на­учил его ино­че­ско­му жи­тию. Ибо ви­дел Бо­го­леп, что Мар­ти­рий в доб­ро­де­те­лях его са­мо­го пре­вос­хо­дит. И по­ве­лел им жить в дру­гой кел­лии, и по­ру­чил хра­не­ние клю­чей от церк­ви Бо­жи­ей Ав­ра­амию, Мар­ти­рия же осво­бо­дил от этой служ­бы, чтобы он Ав­ра­амия на­став­лял в бла­гом по­дви­ге. Мар­ти­рий же очень ста­рал­ся по­мо­гать но­во­по­стри­жен­но­му бра­ту и все ис­пы­та­ния ино­че­ской жиз­ни сам по­ка­зал ему на де­ле, как он это­му на­учил­ся у пре­по­доб­но­го Бо­го­ле­па. Ав­ра­амий же по­сто­ян­но ста­рал­ся это пе­ре­нять и вско­ре хо­ро­шо усво­ил строй ино­че­ской жиз­ни. Од­на­жды за­бо­лел Ав­ра­амий тя­же­лым неду­гом, так что был уже при смер­ти, и во вре­мя бо­лез­ни сво­ей мно­же­ство обе­тов да­вал чу­до­твор­но­му об­ра­зу Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, что на Тих­вин­ке, так как слы­шал от мно­гих, что от этой ико­ны мно­же­ство чу­дес­ных ис­це­ле­ний стра­да­ю­щих раз­лич­ны­ми неду­га­ми бы­ва­ет и мерт­вым вос­кре­се­ние да­ру­ет­ся. И вско­ре по­сле обе­та сво­е­го ис­це­ле­ние по­лу­чив, Ав­ра­амий с усер­ди­ем в дол­гий путь от­прав­ля­ет­ся. Ко­гда же до­стиг он мно­го­чу­дес­но­го об­ра­за и по­ло­жен­ные мо­лит­вы и бла­го­дар­но­сти о сво­ем ис­це­ле­нии воз­дал, хо­тел он опять в свой мо­на­стырь воз­вра­тить­ся. А в то вре­мя по ве­ле­нию бла­го­че­сти­во­го ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя всея Ру­си Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча и бла­го­сло­ве­ни­ем свя­тей­ше­го Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, и по со­ве­ту все­го син­кли­та и свя­щен­но­го со­бо­ра при­шел из Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да прео­свя­щен­ный ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да и Пско­ва Пи­мен, и с ним мно­гих чест­ных мо­на­сты­рей ар­хи­манд­ри­ты, игу­ме­ны и ино­ков на­став­ни­ки; и по­ло­жил ар­хи­епи­скоп с этим свя­тым со­бра­ни­ем на­ча­ло то­му мо­на­сты­рю, пер­во­го игу­ме­на по­ста­вил, име­нем Ки­рил­ла, и мно­го ино­ков ему по­ру­чил, име­ю­щих опыт и зна­ю­щих по­ря­док мо­на­стыр­ской жиз­ни. И Ав­ра­амия к ним же при­чис­лил, дав ему служ­бу хра­не­ния цер­ков­ных клю­чей. И так Бо­жи­ей бла­го­да­тию и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы ми­ло­стью и бла­го­во­ле­ни­ем пре­слав­ный об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь был устро­ен на Тих­вин­ке в год 1560-й.

Это устро­е­ние ца­рем пре­чест­ной оби­те­ли Бо­го­ма­те­ри на Тих­вин­ке, слов­но некое чу­дес­ное ви­де­ние, бы­ло пре­по­доб­но­му Мар­ти­рию яв­ле­но так. Ко­гда уче­ник пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, преж­де упо­мя­ну­тый Ав­ра­амий, ушел на Тих­вин­ку, пре­по­доб­ный по­сле его ухо­да остал­ся в сво­ем мо­на­сты­ре и все служ­бы с бла­го­го­ве­ни­ем ис­пол­нял. Под­нял­ся он од­на­жды на­верх ко­ло­коль­ни для бла­го­ве­ста и, вне­зап­но за­дре­мав, уви­дел во сне ог­нен­ный столп, сто­я­щий в той сто­роне, где Тих­вин­ка. На вер­ху же то­го стол­па был об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­доб­ный Тих­вин­ской, раз­ме­ром об­раз этот был очень ве­лик и по­хож был на тот, что на Тих­вин­ке в со­бор­ной церк­ви сто­ит, слов­но он и явил­ся. Пре­по­доб­ный же не знал, как при­бли­зить­ся к нему и по­це­ло­вать его. И неким об­ра­зом чу­дес­но ви­дит­ся ему, буд­то по­до­шел он и с лю­бо­вью его по­це­ло­вал, а по­том при­ло­жил­ся к нему. Был же об­раз этот от стол­па то­го ог­нен­но­го по­лон теп­ло­ты и ни­чуть не по­вре­жда­ем, и еще пре­вы­со­кой бла­го­да­тью си­ял. Про­бу­дил­ся пре­по­доб­ный от сна и в ужа­се был от ви­де­ния это­го, кос­нул­ся ли­ца сво­е­го и ощу­тил, что оно то­же теп­ло­той на­пол­не­но. С это­го вре­ме­ни огонь же­ла­ния в серд­це пре­по­доб­но­го воз­го­рел­ся, чтобы ви­ден­ное во сне по­лу­чить на­яву – пре­чи­сто­му и чу­до­твор­но­му об­ра­зу Бо­го­ма­те­ри по­мо­лить­ся усерд­но и в но­вой устро­ен­ной оби­те­ли Ее, чу­дес­но ему яв­лен­ной, по­ра­бо­тать при­леж­но. И ку­да Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца от­ту­да на­ста­вит, ту­да и ид­ти и там пре­бы­вать.

Итак, пре­по­доб­ный с этим же­ла­ни­ем, на Гос­по­да Бо­га и на Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу на­деж­ду и упо­ва­ние воз­ло­жив, до­го­во­рил­ся с неким му­жем об от­ше­ствии в путь для ис­пол­не­ния усерд­но­го жи­тия и же­ла­ния. То­гда при­шел к пре­по­доб­но­му в кел­лию некий бла­жен­ный юро­ди­вый, име­нем Ми­ха­ил, и ска­зал ему: «Мар­ти­рий, иди один в пу­сты­ню». Пре­по­доб­ный, услы­шав это, ура­зу­мел, что по­велев­ший им так по­сту­пить был от Бо­га по­слан. И вот неуклон­но они в путь устре­ми­лись, тай­но от всех вы­шли из мо­на­сты­ря. Так, всю на­деж­ду об­ра­тив ко все­мо­гу­ще­му Бо­гу и его Пре­чи­стой Ма­те­ри, на­деж­ной По­мощ­ни­це, ото­шли они от оби­те­ли сво­ей на шесть­де­сят по­прищ и об­ре­ли ме­сто пу­стын­ное. И по­бли­зо­сти от неко­е­го вод­но­го по­то­ка вы­ко­па­ли они се­бе пе­ще­ру, на­ча­ли от всей ду­ши Бо­гу мо­лить­ся, да по­даст им ми­ло­серд­ный Гос­подь ми­лость свою и на­ста­вит на все бла­гое и спа­си­тель­ное. И по­ве­лел пре­по­доб­ный Мар­ти­рий му­жу то­му пой­ти в некое се­ле­ние за необ­хо­ди­мым. Тот же по ве­ле­нию бла­жен­но­го в се­ле­ние ушел и по­ве­дал од­но­му из кре­стьян о пре­по­доб­ном и его по­движ­ни­че­ской жиз­ни. А сам не воз­вра­тил­ся к Мар­ти­рию из-за труд­но­сти та­кой жиз­ни и тя­гот от­шель­ни­че­ства. Свя­той же в пу­стыне жил, до­бы­вая про­пи­та­ние ру­ко­де­ли­ем сво­им. Те же, кто знал его, са­ми при­но­си­ли ему необ­хо­ди­мое, и он при­не­сен­ное ими с бла­го­дар­но­стью при­ни­мал, непре­стан­но мо­лясь о них Бо­гу. Итак, жи­вя в пу­стыне, мно­го устра­ше­ний от бе­сов пре­по­доб­ный ис­пы­ты­вал, ибо при­хо­ди­ли они к нему и очень ста­ра­лись устра­шить его. Но непре­стан­но ис­хо­дя­щие из уст пре­по­доб­но­го мо­лит­вы к Бо­гу сде­ла­ли бе­сов без­дей­ствен­ны­ми.

Хри­сто­лю­бец некий, слов­но Бо­гом на­став­ля­е­мый, при­шел как-то на­ве­стить его и при­нес нуж­ное. Свя­той с бла­го­дар­но­стью при­нял это от него, хва­ля и сла­вя Гос­по­да Бо­га, да­ю­ще­го пи­щу ал­чу­щим. За­тем, на­зна­чен­ное свое пра­ви­ло и мо­леб­ные ка­но­ны про­чи­тав, по­ста­вил сто­лец. По­ло­жил пред со­бой при­не­сен­ное и, осуж­дая се­бя, ска­зал: «О ока­ян­ный и недо­стой­ный. Недо­сто­ин ты за ле­ность свою и хлеб есть и во­ду пить, не то что эти уго­ще­ния, из­да­ле­ка пра­во­слав­ны­ми при­не­сен­ные». И, еще боль­ше сле­за­ми об­ли­ва­ясь, го­во­рил: «Гос­подь неба и зем­ли, Царь пре­веч­ный, Ты ска­зал уче­ни­кам сво­им, что дух бодр, плоть же немощ­на (Мф.26:41). И эта бод­рость и немощь, пра­вед­ный Гос­подь, пра­вед­ны­ми Тво­и­ми ду­хов­но до­сти­га­ют­ся. Я же, ока­ян­ный и недо­стой­ный, непре­стан­но пло­ти уго­ждаю, все­гда су­ет­но­го же­лаю…». И с та­ким же­ла­ни­ем и мо­лит­вен­ны­ми сло­ва­ми пре­по­доб­ный ни­че­го дру­го­го не вку­сил, кро­ме хле­ба и во­ды, но и то уме­рен­но. Та­ко­во бы­ло пре­по­доб­но­го тер­пе­ние, та­ко­во воз­дер­жа­ние, та­ко­во уни­чи­же­ние пра­вед­ной ду­ши. И при­шло на ум пре­по­доб­но­му, что без поз­во­ле­ния и бла­го­сло­ве­ния от­ца сво­е­го ушел он в пу­стынь, угод­на ли Бо­гу его от­шель­ни­че­ская жизнь, без бла­го­сло­ве­ния на­ча­тая. Пре­по­доб­ный на­пи­сал по­сла­ние к от­цу сво­е­му бла­жен­но­му Бо­го­ле­пу, чтобы тот дал ему бла­го­сло­ве­ние на пре­бы­ва­ние в пу­стыне и жизнь в без­мол­вии. Бла­жен­ный же Бо­го­леп на­пи­сал ему так: «Иди, гос­по­дин, в об­ще­жи­тель­ство жить – и то­гда при­об­ре­тешь плод ве­ли­кий и не толь­ко се­бя од­но­го спа­сешь, но и мно­гие ду­ши к спа­се­нию при­ве­дешь». Итак, на­деж­ду свою на Бо­го­ро­ди­цу воз­ло­жив, от­пра­вил­ся он в го­род Смо­ленск; и там усерд­но устрем­ля­ет­ся к ее Чу­до­твор­но­му об­ра­зу, бла­го­го­ве­ет и по­кло­ня­ет­ся ему, и при­па­да­ет к ве­ли­ким чу­до­твор­цам пре­по­доб­ным Ав­ра­амию и Еф­ре­му. Ве­ли­кие же чу­до­твор­цы яв­ля­ют­ся ему в ви­де­нии и го­во­рят так: «Мар­ти­рий, сле­ду­ет те­бе жить в пу­сты­ни, где Гос­подь бла­го­во­лит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца на­ста­вит». По­сле это­го пре­по­доб­ный вспом­нил быв­шее ему чу­дес­ное яв­ле­ние ог­нен­но­го стол­па и ико­ны Бо­го­ма­те­ри, что на Тих­вин­ке.

А там, в той оби­те­ли, преж­де упо­мя­ну­тый уче­ник его Ав­ра­амий ми­ло­сти ра­ди Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы неот­ступ­но жил. И так под кро­вом Бо­го­ма­те­ри опять вме­сте со­еди­нив­шись, в од­ной кел­лии жить они ста­ли, сла­вя и бла­го­да­ря Гос­по­да Бо­га и Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу. И ста­ли ве­сти жизнь су­ро­вую, по­слу­ша­ние имея ко всем, не вы­со­ко­мудр­ствуя, но к сми­ре­нию се­бя при­во­дя, по­ми­ная Гос­по­да, сми­рив­ше­го Се­бя да­же до об­ра­за ра­ба и учив­ше­го, что тот, кто хо­чет быть ве­ли­ким, дол­жен быть по­слуш­ным каж­до­му. И по­это­му все пре­бы­вав­шие там сла­ви­ли их. Пре­по­доб­ный же Мар­ти­рий, не же­лая сла­вы от лю­дей, ска­зал сво­е­му уче­ни­ку: «Брат Ав­ра­амий, ес­ли Бог бла­го­во­лит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца по­мощь по­даст, опять хо­чу я на неко­то­рое вре­мя ис­пы­тать се­бя в от­шель­ни­че­ской жиз­ни. Хо­чу ид­ти в стра­ны По­мор­ские, чтобы лю­ди не зна­ли ме­ня». Ав­ра­амий же ска­зал: «Не хо­ди, отец, в стра­ны По­мор­ские, ни ку­да-ни­будь еще, но иди в пу­сты­ню, ко­то­рую Гос­подь Бог тво­их ра­ди мо­литв так мне по­ка­зал. Вы­шел я од­на­жды во вре­мя ве­чер­нее из со­бор­ной церк­ви от чу­до­твор­но­го об­ра­за Бо­го­ма­те­ри, и вдруг за­си­ял луч ве­ли­кий в небе­сах в за­пад­ной сто­роне, и уви­дел на небе­сах крест, звез­да­ми си­я­ю­щий … Ес­ли Бог бла­го­во­лит, мо­жет там сла­вить­ся пре­свя­тое имя Его, в Тро­и­це Свя­той про­слав­ля­е­мое во ве­ки ве­ков. Так­же и ино­кам под­ви­зать­ся там очень удоб­но и весь­ма спо­кой­но. Ме­сто же то, слов­но некий ост­ров, недо­ступ­но, во­круг, как мо­рем, окру­же­но бо­ло­та­ми». От этих слов пла­мя ве­ли­кое в серд­це пре­по­доб­но­го воз­го­ре­лось: как бы по­лу­чить то, о чем бы­ло ему по­ве­да­но. При­па­да­ет он к чу­до­твор­но­му об­ра­зу Бо­го­ма­те­ри, ми­ло­сти и по­мо­щи про­ся для осу­ществ­ле­ния сво­е­го же­ла­ния. А по­лу­чив бла­го­сло­ве­ние у на­сто­я­те­ля оби­те­ли, без про­мед­ле­ния от­пра­вил­ся в путь. Для бла­го­по­луч­но­го же об­ре­те­ния ме­ста и с Бо­жи­ей по­мо­щью там по­се­ле­ния взял он с со­бою две ико­ны, по­доб­ные по раз­ме­ру: од­ну – Все­свя­той и Еди­но­сущ­ной Нераз­де­ли­мой Тро­и­цы, дру­гую – Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии Тих­вин­ской. И при­шел Мар­ти­рий в некое се­ле­ние, на­зы­ва­е­мое Бу­бо­ри­ны, и спро­сил о без­люд­ном том ме­сте. Некий же хри­сто­лю­бец, име­нем Иосиф, все рас­ска­зал ему о том ме­сте. И пре­по­доб­ный тот­час умо­лил то­го Иоси­фа по­ка­зать ему то ме­сто. И немед­лен­но вдво­ем они в путь от­прав­ля­ют­ся, бо­лот­ные ме­ста для осу­ществ­ле­ния сво­е­го же­ла­ния про­хо­дят. По­том пре­по­доб­ный ска­зал это­му кре­стья­ни­ну: «Бог да спа­сет те­бя, хри­сто­лю­би­вый брат, за то, что при­вел ты ме­ня на это бла­гое и ти­хое ме­сто, кре­сто­вид­ным си­я­ни­ем преж­де ука­зан­ное свы­ше вер­ным…». И бла­жен­ный Мар­ти­рий всю на­деж­ду воз­ло­жил на един­ствен­но­го ду­ше­спа­си­те­ля Хри­ста. По сво­е­му же­ла­нию бла­го­че­сти­во по­се­лил­ся в той пу­сты­ни и с Бо­гом креп­ко на вра­гов опол­чил­ся. Ма­лую некую хи­жи­ну по­ста­вил он для пер­во­го по­дви­га и от­ды­ха. А по­том и ча­сов­ню, чтобы сла­вить и бла­го­да­рить Гос­по­да Бо­га и Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. И мно­го по­дви­гов и тру­дов пре­по­доб­ный тут со­вер­шал и без­молв­ную су­ро­вую жизнь в пу­сты­ни той вел, устра­ше­ния же бе­сов­ские и еже­час­ные по­но­ше­ния и коз­ни лу­ка­во­го сме­ло от­ра­жал Бо­же­ствен­ны­ми сло­ва­ми и непре­стан­ны­ми Гос­по­ду Бо­гу сла­во­сло­ви­я­ми. Ни­как не смог­ли сви­ре­пые зве­ри по­ко­ле­бать этот твер­дый ал­маз, пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия – из-за неумол­ка­ю­щих его мо­литв к Пре­свя­той Тро­и­це они все­гда бес­след­но от него ис­че­за­ли. Пра­во­слав­ный же и бо­го­лю­би­вый род ра­дост­но и с же­ла­ни­ем к пре­по­доб­но­му устрем­лял­ся, ни­че­го не стра­шась, труд­но­до­ступ­ную пу­стынь усерд­но до­сти­гая и ее про­слав­ляя, ибо пре­свет­лая бла­го­дать Пре­свя­той и Еди­но­сущ­ной Тро­и­цы в ней в ти­ши бо­лот неждан­но вос­си­я­ла.
Ра­ди бо­же­ствен­ной ду­ше­спа­си­тель­ной ра­до­сти и ду­ше­пи­та­тель­но­го укреп­ле­ния по­же­ла­ли пра­во­вер­ные из окрест­ных мест при­хо­дить к пре­по­доб­но­му, чтобы он удо­сто­ил их ино­че­ско­го чи­на и на­ста­вил на путь ра­зу­ма, то есть бла­гой жиз­ни в Бо­ге. Пре­по­доб­ный же твер­дой ве­рой и де­ла­ми пре­успе­вал в слу­же­нии все­мо­гу­ще­му Бо­гу, и при­шед­ших к нему уче­ни­ков сво­их с усер­ди­ем к это­му по­нуж­дал, и вос­сы­лал вме­сте с ни­ми пес­но­пе­ния и непре­стан­ные мо­лит­вы к Свя­той Тро­и­це. Для со­бор­но­го же пе­ния и все­нощ­но­го бде­ния храм Пре­свя­той Тро­и­цы воз­двиг, все по­до­ба­ю­щее бла­го­об­раз­но устро­ил. По­том по­ве­лел пре­по­доб­ный свя­тые ико­ны из ча­сов­ни пе­ре­но­сить в но­во­со­здан­ную цер­ковь. И взял пре­по­доб­ный чу­до­твор­ный об­раз Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. И по­дал в ру­ки од­но­му из ино­ков, име­нем Гу­рию. А сам взял об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, внес его в цер­ковь и на­чал в церк­ви при­го­тав­ли­вать ме­ста, чтобы по­ста­вить свя­тые ико­ны. Инок же Гу­рий вы­шел из церк­ви и, по­смот­рев вверх, уви­дел на небе­сах си­я­ю­щий крест, как на церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы. Инок тот уди­вил­ся пре­слав­но­му чу­ду и рас­ска­зал пре­по­доб­но­му об этом. Пре­по­доб­ный же воз­ра­до­вал­ся ра­до­стью ду­хов­ной и про­сла­вил Гос­по­да Бо­га за пре­слав­ное чу­до, и от­то­го боль­шое усер­дие возы­мел к устро­е­нию цер­ков­но­му. Все­ви­дя­щий же Бог, все­ми­ло­сти­вый и все­щед­рый, не остав­ля­ет ра­бов Сво­их, усерд­но в бла­гих де­лах под­ви­за­ю­щих­ся, ис­пол­ня­ет чу­дес­но то, во что они ве­рят и че­го же­ла­ют.

Мно­го слы­шав о пре­слав­ных чу­де­сах и бла­гих бо­го­угод­ных де­лах, в непро­хо­ди­мой этой бо­лот­ной пу­сты­ни див­но со­вер­ша­ю­щих­ся, обе­ща­ет некий го­су­да­рев муж из Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, име­нем Фе­дор Сыр­ков, что и он вско­ре еще од­но стро­е­ние в непро­хо­ди­мой пу­сты­ни при­ба­вит, что и свер­ши­лось. Ибо по­ста­ви­ли по его по­ве­ле­нию во сла­ву Бо­жию и Бо­го­ма­те­ри цер­ковь с тра­пез­ной де­ре­вян­ную во имя Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии, чест­но­го и слав­но­го Ее Бла­го­ве­ще­ния, для со­бор­но­го пред­сто­я­ния и усерд­но­го сла­во­сло­вия, чтобы го­ря­чие мо­лит­вы к Гос­по­ду Бо­гу в спо­кой­ствии все­ми вос­сы­ла­лись. Для бра­тии же и всех пра­во­вер­ных на­стал нена­ру­ша­е­мый по­кой, и об­ще­жи­тель­ная жизнь в Бо­ге бы­ла бла­го­устро­е­на.

Из-за та­ких за­бот и ве­ли­ких тру­дов пре­по­доб­ный Мар­ти­рий ма­ло имел по­коя и бра­тию в этом укреп­лял. Бра­тия же этой пу­стын­ной оби­те­ли, ви­дя та­кую его жизнь и стрем­ле­ние к Бо­гу и за­бо­ту о всех, мо­ли­ли его, чтобы он был их пас­ты­рем и при­нял чин игу­ме­на. Пре­по­доб­ный же, толь­ко лишь усту­пая их моль­бам, по­шел в Ве­ли­кий Нов­го­род и там ар­хи­ере­ем был ру­ко­по­ло­жен в чин пре­сви­те­ра. И при­нял жезл пас­ты­ря. И об­рат­но при­хо­дит пре­по­доб­ный в пу­стынь, где преж­де по­ло­жил ос­но­ва­ние по­движ­ни­че­ской жиз­ни и со­вер­шен­но­го без­мол­вия. Бра­тия же и все ока­зав­ши­е­ся тут пра­во­вер­ные встре­ти­ли его с че­стью и при­ня­ли с лю­бо­вью, как от­ца и учи­те­ля, во всем по­ви­ну­ясь ему, как Хри­сту. Он же стал па­сти Хри­сто­во ста­до сло­вес­ных овец как ис­тин­ный пас­тырь, по­сле­дуя во всем ис­тин­но­му Пас­ты­рю Хри­сту, Спа­си­те­лю на­ше­му.

Неко­ей же ра­ди нуж­ды при­шлось пре­по­доб­но­му игу­ме­ну Мар­ти­рию пой­ти в цар­ству­ю­щий град Моск­ву, в цар­ство­ва­ние бла­го­че­сти­во­го ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя всея Ру­си Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, в год 1595-й. До­стиг он го­ро­да Тве­ри, в ко­то­ром жил быв­ший царь Ка­зан­ский Си­ме­он Бек­бу­ла­то­вич. А в то вре­мя слу­чи­лось сы­ну ца­ря Си­мео­на, ца­ре­ви­чу Иоан­ну, тяж­кой бо­лез­нью стра­дать. И пре­бы­вал царь в скор­би, и при­звал он свя­щен­ни­ков, чтобы те умо­ли­ли Бо­га быть к нему ми­ло­сти­вым. Ко­гда же свя­щен­ни­ки по­мо­ли­лись и ни­че­го не до­стиг­ли, воз­ве­сти­ли ца­рю о пре­по­доб­ном Мар­ти­рии и его бо­го­угод­ной жиз­ни. Тот­час же по­слал царь к пре­по­доб­но­му, умо­ляя прий­ти. Пре­по­доб­ный же, по­ви­ну­ясь цар­ско­му про­ше­нию, немед­лен­но по­шел к ца­рю. Царь сам вы­шел ему на­встре­чу и при­нял от него бла­го­сло­ве­ние, и в то са­мое вре­мя сын его, ца­ре­вич Иоанн, умер. Царь ис­пол­нил­ся ве­ли­кой пе­ча­ли. Пре­по­доб­ный же уте­шал его, го­во­ря: «Не скор­би, царь, но на­деж­ду воз­ло­жи на все­щед­ро­го и все­силь­но­го Бо­га, во Свя­той Тро­и­це веч­но сла­ви­мо­го, и Его Пре­свя­тую Ма­терь, Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу. Ибо си­лен Бог все со­тво­рить, и его все­мо­гу­щая Мать нас, недо­стой­ных, бла­го­во­лит по­слу­шать, ес­ли мы с ве­рою по­мо­лим­ся». Был у пре­по­доб­но­го с со­бою об­раз Жи­во­на­чаль­ной тро­и­цы и дру­гой об­раз, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, по­доб­ный Тих­вин­ской. По­мо­лил­ся пре­по­доб­ный, по­ло­жил их на грудь умер­ше­му, а сам со­тво­рил мо­леб­ное пе­ние и освя­тил во­ду. И вдруг чу­до пре­слав­ное и ра­до­стью на­пол­ня­ю­щее свер­ши­лось: вне­зап­но ца­ре­вич, как от сна про­бу­див­шись, встал. Царь, ви­дя та­кое ми­ло­сер­дие все­силь­но­го Бо­га и неиз­ре­чен­ную ми­лость Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы – от­ро­ка сво­е­го, ца­ре­ви­ча Иоан­на, быст­рое от смер­ти к жиз­ни воз­вра­ще­ние, ра­до­стью ве­ли­кой ис­пол­нил­ся и с боль­шим усер­ди­ем вос­сы­лал бла­го­дар­ность Гос­по­ду Бо­гу и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Пре­по­доб­но­го же, как во­ждя к Бо­гу и успеш­но­го хо­да­тая, про­слав­лял и с ве­ли­кой лю­бо­вью по­чи­тал, и усерд­но умо­лял, чтобы он взял у него се­реб­ра до­ста­точ­но для со­зда­ния ка­мен­но­го хра­ма во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии у се­бя в оби­те­ли. Пре­по­доб­ный от­ка­зы­вал­ся от это­го, по­то­му что уже был стар, и, с тру­дом упро­шен­ный ца­рем, при­нял от него немно­гое. Итак, пре­по­доб­ный со­здал в сво­ей бо­лот­ной пу­сты­ни цер­ковь ка­мен­ну во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го ее об­ра­за Оди­гит­рии Тих­вин­ской. И при­стро­ил к ней храм во имя свя­то­го Иоан­на Зла­то­уста, ибо Бог во всех бла­гих де­лах по­мо­гал ему и устро­е­нию церк­вей чу­дес­но спо­соб­ство­вал. И с то­го вре­ме­ни царь Си­ме­он ве­ли­кую ве­ру при­об­рел к Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­це и к Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и мно­гое по­да­вал от име­ния сво­е­го на устро­е­ние свя­то­го то­го ме­ста, а пре­по­доб­но­го игу­ме­на Мар­ти­рия очень по­чи­тал, ибо знал его все­му бла­го­му при­вер­жен­но­го, в тру­дах не ле­ни­во­го, ду­хом го­ря­ще­го, Бо­гу слу­жа­ще­го. Пре­по­доб­ный же по­да­ва­е­мое им, как от ру­ки Ан­ге­ла, с бла­го­дар­но­стью при­ни­мал и все хо­ро­шо устра­и­вал, как бла­го­дать Ду­ха на­став­ля­ла его.

В по­след­ние же го­ды сво­ей жиз­ни воз­лю­бил пре­по­доб­ный со­вер­шен­ное без­мол­вие и воз­же­лал выс­ше­го, по­сту и мо­лит­ве и нощ­но­му сто­я­нию в чест­ных сво­их се­ди­нах еще бо­лее пре­дал­ся. Так хо­ро­шо и бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет и до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти. То­гда пре­по­доб­ный пре­див­но к непре­стан­но­му лю­бо­муд­рию об­ра­ща­ет­ся и его объ­ем­лет, и с лю­бо­вью ло­бы­за­ет. Ис­ко­пал он се­бе ров глу­бо­кий и гроб там сво­и­ми ру­ка­ми устро­ил, и вхо­дил в ров, ко­гда хо­тел, и лю­бил си­деть при гро­бе, с уми­ле­ни­ем пла­ча, – и год и шесть ме­ся­цев так про­вел, пре­зи­рая и про­го­няя от се­бя жизнь сию вре­мен­ную, быст­ро ис­че­за­ю­щую. Так бла­жен­ный го­то­вил се­бя к смер­ти каж­дый день, воз­вы­шая ум к луч­ше­му, от тлен­но­го к нетлен­но­му, от вре­мен­но­го к бес­ко­неч­но­му.

Ко­гда же пре­по­доб­ный игу­мен Мар­ти­рий по­нял, что пре­став­ля­ет­ся от зем­ной жиз­ни, при­звал он бра­тию и ска­зал со сле­за­ми: «Вот, от­цы и бра­тия, по бла­го­да­ти Бо­жи­ей от­хо­дя от све­та се­го, пре­даю вас в ру­ки Гос­под­ни и ду­хов­но мо­лю: имей­те на­деж­ду во всем на Пре­свя­тую и Жи­во­на­чаль­ную Тро­и­цу, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, и все упо­ва­ние воз­ло­жи­те на Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу, как и я, недо­стой­ный, на Нее неиз­мен­но на­де­ял­ся. Она бу­дет и о вас пе­ред Пре­свя­той Тро­и­цей Пред­ста­тель­ни­цей и во всем По­мощ­ни­цей. Я Ее мо­лит­ва­ми и хо­да­тай­ством, че­го же­лал от Гос­по­да, то и по­лу­чил. Так же и вы, ко­гда мо­ли­тесь Ей о чем-ни­будь, ве­руй­те, что мо­лит­ва­ми Ее по­лу­чи­те, – и бу­дет вам. Она во всех бла­гих де­лах всем вер­ным По­мощ­ни­ца, Она Все­выш­не­го Бо­га Мать. Пре­бла­го­сло­вен­ная Ца­ри­ца небес и зем­ли, не зем­но­го, но Небес­но­го Ца­ря, Сы­на Сво­е­го и Бо­га всех, о всех нас Она умо­ля­ет, на­ка­за­ние на ми­лость хо­да­тай­ством Сво­им пе­ре­ме­ня­ет, вме­сто смер­ти жизнь да­ру­ет, ис­тин­но Бо­гу слу­жа­щим спа­се­ние до­став­ля­ет и веч­но су­щее бла­гое все­гда по­да­ет. И, зная о та­ких ми­ло­серд­ных бла­го­де­я­ни­ях Небес­но­го Ца­ря и Вла­ды­чи­цы, пре­бы­вай­те, бра­тия, по­сто­ян­но в свя­той оби­те­ли этой и тру­до­лю­би­во под­ви­зай­тесь. За бла­го­че­сти­во­го же го­су­да­ря ца­ря и его бла­го­че­сти­вую ца­ри­цу, и их бла­го­род­ных де­тей, и за хри­сто­лю­би­вое во­ин­ство, и за всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан все­гда Бо­га мо­ли­те, да по­даст им Все­ми­ло­сти­вый все бла­гое и спа­си­тель­ное. Ко всем при­хо­дя­щим в эту оби­тель будь­те доб­ры и щед­ры, сми­рен­ны и ми­ло­сти­вы, по­сто­ян­но пом­ня спа­си­тель­ный го­лос Хри­ста, го­во­ря­щий так: Будь­те ми­ло­серд­ны, как и Отец ваш Небес­ный ми­ло­серд (Лк.6:36). К то­му же не за­бы­вай­те и слов свя­то­го ве­ли­ко­го Иоан­на Пред­те­чи, ска­зан­ных стар­цу: «Эта пе­ще­ра луч­ше Си­най­ской го­ры, ес­ли с ве­рою жи­вешь в ней». Так и вы, бра­тия, с ве­рою жи­ви­те в оби­те­ли этой, тру­ди­тесь сво­и­ми ру­ка­ми и от сво­их тру­дов пи­тай­тесь, и нуж­да­ю­щим­ся по­да­вай­те. Са­ми же, ко­гда от дру­гих по­да­я­ние при­ме­те – или ми­ло­сты­ню от бла­го­че­сти­во­го ца­ря или ино­го ко­го, или на све­чи и фими­ам, или на иную ка­кую-ни­будь на­доб­ность мо­на­сты­рю, – то с бла­го­дар­но­стью при­ни­май­те, как из дес­ни­цы Бо­га Све­то­дав­ца. Он, Все­ве­ду­щий, все бла­гое со­зи­да­ет. Я же ныне по ми­ло­сти Его со всем вре­мен­ным раз­лу­ча­юсь, а вам, о, от­цы и бра­тия, на­по­сле­док еще обе­щаю: хоть ныне те­лом и от­хо­жу от вас, но ду­хом все­гда пре­бу­ду с ва­ми. Те­перь, вме­сто ме­ня, недо­стой­но­го, из­бе­ри­те се­бе пас­ты­ря, но не хищ­ни­ка. Не на­ем­ни­ка, а пас­ты­ря ис­тин­но­го, путь пу­стын­ный ис­тин­но зна­ю­ще­го, ко­то­рый не даст за­блу­див­шим­ся ов­цам уто­пать в сло­вес­ных бо­ло­тах и в непро­хо­ди­мых де­брях по­ги­бать, но вер­ным пу­тем к веч­ным выш­ним оби­те­лям спо­кой­но их на­пра­вит. Сле­ду­ет вам и вот что ура­зу­меть: ес­ли ока­жет­ся ми­лость Гос­под­ня на мне, недо­стой­ном, то­гда все бла­гое и спа­си­тель­ное в этой бо­лот­ной уеди­нен­ной оби­те­ли, слов­но в зна­ме­ни­той и слав­ной, пре­див­но умно­жит­ся. А ко­гда кто-то из вас в этой оби­те­ли от жиз­ни сей отой­дет, я ста­ну Гос­по­да Бо­га усерд­но с лю­бо­вью о нем мо­лить, о спа­се­нии и упо­ко­е­нии ду­ши его».

Бра­тья же и все тут быв­шие, услы­шав все это, с пла­чем вос­клик­ну­ли: «О, свя­той наш отец, пас­тырь и на­став­ник пре­бла­гой! Хо­те­ли бы мы се­го­дня не остать­ся без те­бя, и все го­то­вы по­гре­бен­ны­ми быть с то­бою, но это не в на­шей во­ле. Об од­ном ныне те­бя усерд­но мо­лим: не за­бы­вай и по­сле сво­е­го к Бо­гу от­ше­ствия с лю­бо­вью по­се­щать пу­стын­ную оби­тель свою. Чтобы эта бо­лот­ная пу­стынь бла­ги­ми и бо­го­угод­ны­ми де­ла­ми воз­рас­тать не пе­ре­ста­ва­ла. Так­же и нас, недо­стой­ных чад тво­их, и всех пра­во­вер­ных не остав­ляй си­ро­та­ми, но все­гда на­прав­ляй на стрем­ле­ния к выс­ше­му, по­беж­дая коз­ни рас­тле­ва­ю­ще­го ду­ши вра­га». Бла­жен­ный же, бла­го­да­ря их, ска­зал: «Бла­го­сло­вен Гос­подь Бог Из­ра­илев, что по­се­тил на­род Свой и со­тво­рил из­бав­ле­ние ему» (Лк.1:68).

За­тем пре­по­доб­ный, по­учив их до­ста­точ­но, при­ча­стил­ся Свя­тых Пре­чи­стых Хри­сто­вых Та­ин. По­том в ду­хов­ной ра­до­сти по­дал бра­тии по­след­нее бла­го­сло­ве­ние и с лю­бо­вью из­рек мир всем пра­во­вер­ным, и пре­дал свя­тую свою ду­шу в ру­ки Бо­га всех в год 1603-й ме­ся­ца мар­та в 1-й день. Бра­тия же, с че­стью убрав чест­но и мно­го по­тру­див­ше­е­ся те­ло от­ца сво­е­го и учи­те­ля, по­чти­ли его пес­ня­ми над­гроб­ны­ми и по­греб­ли его близ церк­ви Бо­го­ма­те­ри, ко­то­рую пре­по­доб­ный сам со­здал по ве­ле­нию и ве­ре быв­ше­го ца­ря Си­мео­на, во сла­ву Еди­но­сущ­ной и Нераз­де­ли­мой Тро­и­цы, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.

Иное жизнеописание преподобного Мартирия Зеленецкого

Пре­по­доб­ный Мар­ти­рий Зе­ле­нец­кий, в ми­ру Ми­на, про­ис­хо­дил из го­ро­да Ве­ли­кие Лу­ки. Ро­ди­те­ли его, Кос­ма и Сте­фа­ни­да, умер­ли, ко­гда ему не бы­ло еще де­ся­ти лет. Вос­пи­ты­вал его ду­хов­ный отец, свя­щен­ник го­род­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма, и маль­чик все бо­лее и бо­лее при­леп­лял­ся ду­шой к Бо­гу.

Ов­до­вев, его на­став­ник при­нял ино­че­ство с име­нем Бо­го­леп в Ве­ли­ко­лук­ском Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мо­на­сты­ре. Ми­на ча­сто по­се­щал его в оби­те­ли, а за­тем и сам при­нял там по­стриг с име­нем Мар­ти­рий. Семь лет неослаб­но тру­ди­лись Гос­по­ду учи­тель и уче­ник в од­ной кел­лии, со­рев­нуя друг дру­гу в по­дви­гах тру­да и мо­лит­вы. Инок Мар­ти­рий нес по­слу­ша­ния ке­ла­ря, каз­на­чея и по­но­ма­ря.

В это вре­мя Ма­терь Бо­жия впер­вые про­яви­ла Свое осо­бое по­пе­че­ние о пре­по­доб­ном Мар­ти­рий. В пол­день он за­дре­мал на ко­ло­кольне и уви­дел на ог­нен­ном стол­пе об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии. Инок с тре­пе­том при­ло­жил­ся к нему, го­ря­че­му от стол­па ог­нен­но­го, и проснув­шись, еще ощу­щал этот жар на сво­ем че­ле.

По ду­хов­но­му со­ве­ту пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия тя­же­ло боль­ной инок Ав­ра­мий хо­дил на по­кло­не­ние чу­до­твор­ной Тих­вин­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри и по­лу­чил ис­це­ле­ние. Пре­по­доб­ный про­ник­ся го­ря­чей ве­рой в за­ступ­ле­ние Бо­го­ма­те­ри. Он стал мо­лить Ца­ри­цу Небес­ную, чтобы Она ука­за­ла, ку­да ему укрыть­ся для про­хож­де­ния по­дви­га со­вер­шен­но­го без­мол­вия, к ко­то­ро­му стре­ми­лась его ду­ша. Пре­по­доб­ный тай­но уда­лил­ся в пу­стын­ное ме­сто за 60 верст от Ве­ли­ких Лук. Как пи­шет сам пре­по­доб­ный в сво­их за­пис­ках, "в той пу­сты­ни при­нял я ве­ли­кие стра­хо­ва­ния от бе­сов, но я мо­лил­ся Бо­гу, и бе­сы бы­ли по­срам­ле­ны". В пись­ме к стар­цу Бо­го­ле­пу пре­по­доб­ный про­сил бла­го­сло­ве­ния на пу­стын­но­жи­тель­ство, но ду­хов­ник по­со­ве­то­вал Мар­ти­рию вер­нуть­ся в об­ще­жи­тие, где он был по­ле­зен бра­тии. Не дер­зая ослу­шать­ся и не зная, как по­сту­пить, свя­той Мар­ти­рий от­пра­вил­ся в Смо­ленск на по­кло­не­ние чу­до­твор­ной иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии и чу­до­твор­цу Ав­ра­амию (па­мять 21 ав­гу­ста). В Смо­лен­ске свя­то­му яви­лись в сон­ном ви­де­нии пре­по­доб­ные Ав­ра­амий и Еф­рем и успо­ко­и­ли его воз­ве­ще­ни­ем, что ему Гос­по­дом на­зна­че­но жить в пу­стыне, "где Бог бла­го­сло­вит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца на­ста­вит".

То­гда пре­по­доб­ный на­пра­вил­ся к Тих­вин­ской оби­те­ли, упо­вая, что там Ма­терь Бо­жия раз­ре­шит окон­ча­тель­но его недо­уме­ния. И дей­стви­тель­но, инок Ав­ра­мий, ко­то­рый в бла­го­дар­ность Ма­те­ри Бо­жи­ей за ис­це­ле­ние на­все­гда остал­ся в той оби­те­ли, по­ве­дал ему о со­кро­вен­ной пу­сты­ни, над ко­то­рой ему бы­ло ви­де­ние си­я­ю­ще­го Кре­ста Гос­под­ня. По­лу­чив на этот раз бла­го­сло­ве­ние стар­ца, пре­по­доб­ный Мар­ти­рий взял с со­бой две ма­лые, оди­на­ко­вой ме­ры ико­ны – Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Тих­вин­ской – и от­пра­вил­ся в пу­стынь, име­но­вав­шу­ю­ся Зе­ле­ной, ибо она воз­вы­ша­лась кра­си­вым зе­ле­ным ост­ро­вом сре­ди ле­си­стой то­пи.

Же­сто­ко, мно­го­бо­лез­нен­но бы­ло жи­тие пре­по­доб­но­го в этой пу­сты­ни, но ни хо­лод, ни ли­ше­ния, ни ди­кие зве­ри, ни коз­ни вра­га не смог­ли по­ко­ле­бать его ре­ши­мо­сти пре­тер­петь ис­пы­та­ния до кон­ца. Он по­ста­вил ча­со­вен­ку в про­слав­ле­ние и бла­го­да­ре­ние Гос­по­да и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­рой вновь удо­сто­ил­ся уви­деть во сне об­раз Бо­го­ма­те­ри, на этот раз – плы­ву­щий по мо­рю. Спра­ва от ико­ны явил­ся Ар­хан­гел Гав­ри­ил и при­гла­сил ино­ка при­ло­жить­ся к об­ра­зу. По­сле ко­ле­ба­ний пре­по­доб­ный Мар­ти­рий всту­пил в во­ду, но об­раз стал по­гру­жать­ся в мо­ре. То­гда пре­по­доб­ный взмо­лил­ся, и его тот­час вол­на пе­ре­нес­ла с об­ра­зом на бе­рег.

Пу­сты­ня освя­ти­лась жиз­нью от­шель­ни­ка, и в нее ста­ли при­хо­дить мно­гие, не толь­ко, чтобы на­зи­дать­ся сло­вом и при­ме­ром пре­по­доб­но­го, но и для во­дво­ре­ния вме­сте с ним. Умно­жив­ше­е­ся брат­ство уче­ни­ков по­бу­ди­ло пре­по­доб­но­го по­стро­ить цер­ковь во Имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, ку­да он по­ста­вил и свои мо­лен­ные ико­ны. Во сви­де­тель­ство бла­го­да­ти Бо­жи­ей, по­чив­шей на оби­те­ли пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, инок Гу­рий спо­до­бил­ся ви­деть над цер­ков­ным кре­стом си­яв­ший на небе Крест.

Так бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло Тро­иц­ко­му Зе­ле­нец­ко­му мо­на­сты­ря – Зе­ле­ной Мар­ти­ри­е­вой пу­сты­ни. Гос­подь бла­го­слов­лял тру­ды пре­по­доб­но­го, и бла­го­дать Бо­жия ви­ди­мо вос­си­я­ла на нем са­мом. Да­ле­ко рас­про­стра­ни­лась сла­ва о его про­зор­ли­во­сти и да­ре ис­це­ле­ний. Мно­гие име­ни­тые нов­го­род­цы ста­ли по­сы­лать при­но­ше­ния в оби­тель. На сред­ства бла­го­че­сти­во­го бо­яри­на Фе­до­ра Сыр­ко­ва бы­ла по­стро­е­на теп­лая цер­ковь, освя­щен­ная в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в па­мять о той, пер­вой церк­ви в Ве­ли­ких Лу­ках, от­ку­да он маль­чи­ком на­чал свой путь к Бо­гу.

От Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­ный про­дол­жал по­лу­чать бла­го­дат­ные под­креп­ле­ния. Од­на­жды в тон­ком сне Ма­терь Бо­жия Са­ма яви­лась ему в кел­лии, на лав­ке, в боль­шом уг­лу, где сто­я­ли ико­ны. "Я гля­дел, не от­ры­ва­ясь, на Ее свя­той лик, на очи, ис­пол­нен­ные слез, го­то­вых кап­нуть на пре­чи­стое ли­цо Ее. Встал я ото сна и был в ужа­се. За­жег све­чу от лам­па­ды, чтобы по­смот­реть, не си­дит ли Пре­чи­стая Де­ва на ме­сте, где я ви­дел Ее во сне. По­до­шел я к об­ра­зу Оди­гит­рии и убе­дил­ся, что во­ис­ти­ну яви­лась мне Бо­го­ро­ди­ца в том об­ра­зе, как изо­бра­же­на Она на иконе мо­ей", – вспо­ми­нал пре­по­доб­ный.

Вско­ре по­сле это­го (око­ло 1570 го­да) пре­по­доб­ный Мар­ти­рий при­нял в Нов­го­ро­де от ар­хи­епи­ско­па (Алек­сандра или Лео­ни­да) свя­щен­ство. Из­вест­но, что в 1582 го­ду он был уже игу­ме­ном.

Поз­же Гос­подь да­ро­вал Зе­ле­ной пу­сты­ни еще бо­лее бо­га­то­го бла­го­тво­ри­те­ля. В 1595 го­ду в Тве­ри свя­той Мар­ти­рий ис­це­лил уми­ра­ю­ще­го сы­на быв­ше­го Ка­си­мов­ско­го ца­ря Си­мео­на Бек­була­го­ви­ча, по­мо­лив­шись пред сво­и­ми ико­на­ми Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и Тих­вин­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри и воз­ло­жив об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы на грудь боль­но­му. На по­жерт­во­ва­ния бла­го­дар­но­го Си­мео­на бы­ли по­стро­е­ны церк­ви в честь Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри и свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста – небес­но­го по­кро­ви­те­ля ис­це­лен­но­го ца­ре­ви­ча Иоан­на.

В 1595 го­ду царь Фе­о­дор Иоан­но­вич дал мо­на­сты­рю жа­ло­ван­ную гра­мо­ту, утвер­див ос­но­ван­ный пре­по­доб­ным мо­на­стырь.

До­стиг­нув глу­бо­кой ста­ро­сти и при­го­тов­ля­ясь к смер­ти, пре­по­доб­ный Мар­ти­рий ис­ко­пал се­бе мо­ги­лу, по­ста­вил в ней сво­и­ми ру­ка­ми сде­лан­ный гроб, и мно­го пла­кал там. По­чув­ство­вав близ­кое от­ше­ствие, пре­по­доб­ный со­звал бра­тию и умо­лял сво­их чад о Гос­по­де иметь непо­ко­ле­би­мую на­деж­ду на Пре­свя­тую Жи­во­на­чаль­ную Тро­и­цу и все­це­ло воз­ло­жить упо­ва­ние на Ма­терь Бо­жию, как и он все­гда упо­вал на Нее. При­об­щив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, он дал бра­тии бла­го­сло­ве­ние и со сло­ва­ми "Мир всем пра­во­слав­ным" в ду­хов­ном ве­се­лии по­чил о Гос­по­де 1 мар­та 1603 го­да.

Пре­по­доб­ный был по­гре­бен в ис­ко­пан­ной им са­мим мо­ги­ле близ церк­ви Бо­го­ма­те­ри, а за­тем его свя­тые мо­щи по­ко­и­лись под спу­дом в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, под под­валь­ным хра­мом в честь свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва. Быв­ший инок Зе­ле­нец­ко­го мо­на­сты­ря, мит­ро­по­лит Ка­зан­ский и Нов­го­род­ский Кор­ни­лий († 1698), со­ста­вил служ­бу и на­пи­сал жи­тие пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, ис­поль­зо­вав лич­ные за­пис­ки и за­ве­ща­ние пре­по­доб­но­го.