Акафист святому преподобному Сергию, игумену Радонежскому и всея России чудотворцу (другой акафист)

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 июля (05 июля ст. ст.); 08 октября (25 сентября ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Воз­бра́н­ный вое­во́­до во́­ин­ов духо́вных, под зна́мением Крес­та́ во́инствующих на неви́димаго вра­га́, Се́ргие чу­до­тво́р­че: я́ко из­ба́вль­ше­ся от бе́д тво­и́ми победоно́сными предста́тельствы, в бра́­ни жи­тия́ се­го́, по­хва́ль­ная воспису́ем те­бе́ в хвале́ не­бе́с­ней торжеству́ющему добропобе́дно: ты́ же я́ко име́я дерз­но­ве́­ние к Не­по­бе­ди́­мо­му Ца­рю́, посо́бствуй хода́тайственно все́м ве́р­но призыва́ющим тя́, да́руя побе́ду на ви́­ди­мыя и неви́димыя вра­ги́, да зо­ве́м ти́:

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

И́кос 1.

А́н­ге­лов Тво­ре́ц в Тро́­ице Бо́г, сла́вимый от тро́йственных священнонача́лий а́нгельских трисвяты́ми гла́сы, избра́ тя́, преподо́бне Се́ргие, во равноа́нгельное священнослуже́ние Се­бе́ еще́ от утро́бы ма́терни, в не́йже трикра́ты во вре́­мя Свя­ты́я Литурги́и пачеесте́ственно возгласи́л еси́. Те́м я́ко подобноа́нгельному слу­жи́­те­лю Свя­ты́я Тро́ицы, в ра́­дос­ти неизрече́нной со а́н­ге­лы водворя́ющемуся, ра́­дост­ная приглаша́ем те­бе́ си́­це:

Ра́­дуй­ся, от чре́­ва ма́терня освя­ще́н­ный.

Ра́­дуй­ся, в рожде́нии тво­е́м Варфоломе́й, си́речь сы́н ра́­дос­ти нарече́нный.

Ра́­дуй­ся, безпло́тных священнонача́льствию а́нгельским во пло́­ти жи­ти­е́м тво­и́м подража́вый.

Ра́­дуй­ся, о́гненную в се́рд­це тво­е́м к Бо́­гу лю­бо́вь серафи́мски стяжа́вый.

Ра́­дуй­ся, херуви́мски про­све­ще́н­ный зна́нием о Бо́­зе.

Ра́­дуй­ся, Пре­сто́­лу Его́ предста́вый в дерзнове́нии мно́­зе.

Ра́­дуй­ся, госпо́дствию ду́­ха пло́ть свою́ покори́вый.

Ра́­дуй­ся, си́­лу дарова́ния в чудесе́х яви́­вый.

Ра́­дуй­ся, име́яй вла́сть проти́вныя вла́сти тмы́ побежда́ти.

Ра́­дуй­ся, нача́льствующих наста́вивый богоуго́дно управля́ти.

Ра́­дуй­ся, арха́нгельски Бо́­жия дела́ возвеща́яй.

Ра́­дуй­ся, все́х при­бе­га́ю­щих к те­бе́ от бе́д а́нгельски сохраня́яй.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 2.

Ви́­дя­ще стра́н­ное твое́ воз­дер­жа́­ние, великочуде́сне Се́ргие, я́ко от дне́ рожде́ния не сса́л еси́ в сре́ду и пято́к, и никако́ва же вкуша́л еси́ млека́: отсю́ду позна́хом тя́, от сосе́ц ма́терних, чудотво́рца и по́стника су́­ща. Се­го́ ра́­ди Бо́­га из у́ст младе́нец и ссу́щих хва­лу́ соверша́ющаго по­хва­ля́ю­ще, зо­ве́м: Алли­лу́иа.

И́кос 2.

Ра́­зум безчи́сленный подава́я лю́­дем Бо́г ра́зумов Гос­по́дь, отве́рзе те­бе́ у́м ра­зу­ме́­ти писа́ния, Се́ргие преподо́бне, пре́ж­де ко́сну и неудо́бну ко изуче́нию кни́жныя пре­му́д­ро­сти бы́в­шу, да яви́тся, я́ко не от че­ло­ве́к, но и от Бо́­га при­я́л еси́ ра́­зум кни́жный: о не́м­же обра́дованный от я́вльшагося те­бе́ во о́б­ра­зе и́ночестем а́н­ге­ла, при­ими́ от на́с ра́­дост­ное пе́­ние сие́:

Ра́­дуй­ся, изучи́вый во пе́рвых че́сти сло́­во, е́же в нача́ле бе́ у Бо́­га.

Ра́­дуй­ся, обреты́й в не́м со­кро́­ви­ще пре­му́д­ро­сти и ра́­зу­ма мно́га.

Ра́­дуй­ся, на хартии́ телесе́ Хри­сто́­ва, а́ки пя́ть сло­ве́с, пя́ть я́зв бо́льших прочита́вый.

Ра́­дуй­ся, в Писа́нии то́м жи­во́т ве́чный испыта́вый.

Ра́­дуй­ся, у́м тво́й к Не­бе­си́ чте́нием кни́г бо­же́ст­вен­ных воспери́вый.

Ра́­дуй­ся, во тво­ре́­нии ру­ку́ Его́ се­бе́ поучи́вый.

Ра́­дуй­ся, навы́кнувый храни́ти стра́х Бо́­жий пре­му́д­ро­сти на­ча́­ло.

Ра́­дуй­ся, все́м соуча́щымся к те­бе́ бы́вый доброде́тели зер­ца́­ло.

Ра́­дуй­ся, на скрижа́ли се́рд­ца сво­его́ Зако́н Бо́­жий написа́вый.

Ра́­дуй­ся, уче́ние сие́ все́м послу́шающым тя́ пре­да́­вый.

Ра́­дуй­ся, ю́ность твою́ в целому́дрии обучи́вый.

Ра́­дуй­ся, я́ко де́ву чи́с­ту Жениху́ Хри­сту́ се­бе́ обручи́вый.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 3.

Си́­ла Вы́ш­ня­го осени́, преподо́бне, непоро́чную твою́ ду́­шу, в не́йже стра́х Бо́­жий заче́нши, и поболе́вши мно́­ги­ми тру­ды́, раз­ли́ч­ная искуше́ния и ско́р­би му́жественно претерпе́вши, родила́ еси́ ду́х спа­се́­ния, пою́щи всеси́льному Бо́­гу: Алли­лу́иа.

И́кос 3.

Имы́й помышле́ние та­ко­во́е в се­бе́, преподо́бне Се́ргие, по сме́р­ти роди́телей сво­и́х, я́ко вся́ко умре́ти и́мать, благоразу́мно разсуди́в кра́ткость сея́ жи́з­ни, раз­да́л еси́ вся́ оста́вльшая име́ния ни́щым, ни­что́же на пропита́ние се­бе́ оставля́я, ны́­не у́бо в присносу́щных бога́тствех безсме́ртныя насыща́яся сла́­вы, слы́­ши­ши от на́с та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, люб­ве́ ра́­ди Зижди́теля сво­его́ зем­на́я к зем­ли́ возврати́вый.

Ра́­дуй­ся, приобре́тения ра́­ди Хри­сто́­ва, уме́ты вся́ бы́­ти вмени́вый.

Ра́­дуй­ся, отверги́й бо­га́т­ство, я́ко те́рние подавля́ющее се́мена духо́вныя.

Ра́­дуй­ся, возненави́девый то́, я́ко вещество́ пла́мене грехо́вна.

Ра́­дуй­ся, бла­же́н­ство ни­ще­ты́ ду­хо́в­ныя сподо́бльшийся прия́ти.

Ра́­дуй­ся, восхоте́вый нище́тне вни́ти в Не­бе́с­ное Ца́рст­вие у́зкими враты́, и в простра́нстве ста́ти.

Ра́­дуй­ся, и́го Хрис­то́­во благо́е и бре́мя ле́гкое понесы́й измла́да.

Ра́­дуй­ся, не обрати́выйся вспя́ть в ше́ствии до Го́р­ня­го гра́­да.

Ра́­дуй­ся, пре́ж­де кон­чи́­ны твоея́ во умерщвле́ние страс­те́й облече́нный.

Ра́­дуй­ся, во умерщ­вле́н­ном те­ле­си́ не­тле́­ния ри́­зою укра­ше́н­ный.

Ра́­дуй­ся, бога́тства неги́блющаго в жи­во­те́ ве́чнем облада́телю.

Ра́­дуй­ся, непостижи́мыя сла́­вы свя­ты́х созерца́телю.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 4.

Бу́ря безме́рная лу­ка́­вых ду­хо́в, многоразли́чне тща́шеся препя́ти тво­ему́, преподо́бне Се́ргие, трудолю́бному жи­тию́: овогда́ бо в зве́­ри и зми́и преобразова́хуся, овогда́ же я́ко не́кое во́инство со я́рос­тию устремля́хуся на тя́ свире́по: ты́ же му́жественно мо­ли́т­вою се­бе́ вооружа́я, прогна́л еси́ вся́ и́х бе­со́в­ская по́лчища, не убо­я́в­ся ко́з­ней и́х, зо­вы́й Бо́­гу: Алли­лу́иа.

И́кос 4.

Слы́­ша­ще твое́ терпеливоду́шное в безмо́лвии жи­тие́, пре­бла­же́н­не, мно́­зи от окре́стных гра­до́в и стра́н стека́хуся к те­бе́ по́льзы ра́­ди, ини́и же хотя́ще с то­бо́ю жи́ти и наставля́тися от те­бе́ на пу́ть спа­се́­ния: и́хже лю­бе́з­но при­е́м­ля, созда́л еси́ к моле́нию це́р­ковь во и́мя Пре­свя­ты́я Тро́ицы, устроева́я наипа́че сама́го се­бе́ в жи­ли́­ще досто́йно Еди́­но­му в Тро́­ице Бо́­гу. Се­го́ ра́­ди похваля́ем тя́, гла­го́­лю­ще:

Ра́­дуй­ся, трича́стное ду­ши́ твоея́ к Бо́­гу Три­ипо­ста́с­но­му впери́вый.

Ра́­дуй­ся, Бо́­га От­ца́ ве́тхаго де́нми воспомина́нием дре́в­них благодея́ний Бо́­жи­их в па́мяти тво­е́й носи́вый.

Ра́­дуй­ся, я́ко му́дрость Сы́­на, прему́дре о на́с смотре́ние соверши́вшаго, в ра́зуме тво­е́м сия́ше.

Ра́­дуй­ся, я́ко бла­го­да́ть Бо́­га Ду́­ха Свя­та́­го в во́ли тво­е́й бла­ги́х хоте́вшей обита́ше.

Ра́­дуй­ся, три́ изря́дныя доброде́тели и́ночества тво­его́ же́ртвовавый Тро́­ице неле́стно.

Ра́­дуй­ся, отда́вый послуша́ние Бо́­гу Отцу́, Ему́­же Сы́н послушли́в бе́ да́же до сме́р­ти кре́стныя.

Ра́­дуй­ся, нищету́ твою́ Бо́­гу Сы́­ну обнища́вшему на́с ра́­ди, в пло́­ти тво­е́й яви́­вый смире́нно.

Ра́­дуй­ся, чис­то­ту́ свою́ Свя­то́­му Ду́ху, в чи́с­тых сердца́х живу́щему, сохрани́вый нетле́нно.

Ра́­дуй­ся, с доброде́тельными тво­и́ми плоды́ возложи́вый на Бо́­га От­ца́ ве́­ру все­це́­лу.

Ра́­дуй­ся, окрила́тевый я́ко оре́л, наде́ждею на Бо́­га Сы́­на, собира́ющаго на́с ко Сво­ему́ Те́­лу.

Ра́­дуй­ся, Бо́­га Ду́­ха Свя­та́­го, во о́гненных соше́дшаго язы́цех, о́гненною лю­бо́­вию воз­лю­би́­вый.

Ра́­дуй­ся, и́хже о́ко не ви́де, и у́хо не слы́­ша, и на се́рд­це челове́ку не взыдо́ша, сия́ от Тро́ицы получи́вый.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 5.

Богото́чный ис­то́ч­ник пре­све́т­лых чу­де́с яви́л­ся еси́, сла́в­не Се́ргие, из­ли­ва́я благоуго́дных во́д струи́, стремле́нием сво­и́м веселя́щыя гра́д Бо́­жий, оби́­тель Пре­свя­ты́я Тро́ицы, па́­че же и лице́ всея́ зем­ли́ напая́ющыя оби́ль­но: отону́ду же вся́к с ве́­рою почерпа́я, мно́гая ис­це­ле́­ния при­е́м­лет, просла́вльшему тя́ Бо́­гу бла­го­да́р­ствен­но зо­вы́й: Алли­лу́иа.

И́кос 5.

Ви́­дев­ше Росси́йстии сы́нове пречу́дное по Бо́­зе жи­тие́ твое́, Се́ргие преподо́бне, я́ко и а́ще последи́ ле́­ты в новопросвеще́нной стра­не́ Рос­си́й­стей возра́сл еси́, но дре́в­них пре­по­до́б­ных оте́ц че́сти спо­до́­бил­ся еси́, дарова́ния чу­де́с досто́йно при­е́м от Бо́­га, того́ ра́­ди научи́шася пе́­ти те­бе́:

Ра́­дуй­ся, Анто́нию Ве­ли́­кому равнострада́льне в тер­пе́­нии бесо́вских возста́ний.

Ра́­дуй­ся, Феодо́сию общежи́тельства нача́льнику подобонра́вне, в хране́нии общежи́тельных пре­да́­ний.

Ра́­дуй­ся, Са́вве Освяще́нному во мно́жественном числе́ ученико́в счи́сленный.

Ра́­дуй­ся, Ар­се́­нию му́жества и́мя нося́щему, в духо́вном му́­же­стве сравне́нный.

Ра́­дуй­ся, со Иоа́нном Ле́ствичником восхожде́ние в се́рд­це сво­е́м к Не­бе­си́ по­ло­жи́­вый.

Ра́­дуй­ся, с Ма­ка́­ри­ем бла­же́н­ство в нетле́нном тво­е́м те­ле­си́ получи́вый.

Ра́­дуй­ся, Ону́фрию Ве­ли́­кому подража́вый жи­ти­е́м в пусты́ни.

Ра́­дуй­ся, Паи́сию Ве­ли́­кому по­сле́­до­ва­вый во вся́­кой свя­ты́­ни.

Ра́­дуй­ся, Симео́на Сто́лпника приме́ром высо́кий сто́лп доб­ро­де́­те­лей созда́вый.

Ра́­дуй­ся, Па́­вла Препро́стаго се́рд­ца не­зло́­бие во все́м жи­тии́ сво­е́м показа́вый.

Ра́­дуй­ся, Афана́сию без­сме́р­тия уча́стниче, не и́ме­нем, но дела́ми.

Ра́­дуй­ся, с Евфи́мием благоду́шным в без­ко­не́ч­ныя ве­се́­лия возше́дый его́­же стопа́ми.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 6.

Пропове́дует Росси́йский ро́д пре­сла́в­ная и неисче́тная твоя́ чу­де­са́, изрядносла́вне чу­до­тво́р­че Се́ргие: ко́ль мно́­зи от ду­хо́в нечи́стых из­бав­ле­ни то­бо́ю бы́ша, ко́ль мно́­зи от разли́чных не­ду́­гов, бе́д и на­па́с­тей тво­и́ми спасо́шася мо­ли́т­ва­ми. Ты́ бо еси́ кре́пкий во бра́нех су́щым помо́щник, боля́щым вра́ч, оби́димым засту́пник: ты́ все́м вся́ моги́й о чудоде́йствующем то­бо́ю Хрис­те́, да все́х научи́ши пе́­ти: Алли­лу́иа.

И́кос 6.

Воз­сия́ па́­че со́лн­ца воз­дер­жа́­ние твое́, преподо́бный: ег­да́ не пеки́йся о бра́шне, е́же не поста́вит на́с пред Бо́­гом, ску́дости ра́­ди в монастыре́ тво­е́м, без пи́щи три́ дни́ пребы́вшу бра́тию и во мра́це ско́р­би су́­щую, озари́л еси́ лу­ча́­ми благода́рственнаго терпе́ния, и́с­тин­на­го воз­дер­жа́­ния и несомне́ннаго упова́ния на Бо́­га: от Него́же а́бие оби́льство все́х бла́г тво­и́ми мо­ли́т­ва­ми по­лу­чи́в­ше, воспе́ша те­бе́ си́­це:

Ра́­дуй­ся, преподо́бнейший а́лчущих пи­та́­те­лю.

Ра́­дуй­ся, и духо́внаго насыще́ния тре́бующым по­да́­те­лю.

Ра́­дуй­ся, алка́вый и жа́ждавый пра́в­ды, на­сы­ща́­яй­ся же ны́­не.

Ра́­дуй­ся, посажде́нный на трапе́зе не­бе́с­ней в по́стническом чи́не.

Ра́­дуй­ся, отложи́вый о тле́нной пи́щи попече́ние безме́стно.

Ра́­дуй­ся, испо́лнивый оби́­тель свою́ бра́шны принесе́нными безве́стно.

Ра́­дуй­ся, бла́гостию Бо́­жиею, а не то́кмо бра́шны, серд­ца́ на́­ша утвержда́яй.

Ра́­дуй­ся, глаго́лом, исходя́щим из у́ст Бо́­жи­их па́­че, не́­же хле́бом, насыща́яй.

Ра́­дуй­ся, бра́шно де́лавый пребыва́ющее в жи­во́т ве́чный, а не бра́шно теле́сно.

Ра́­дуй­ся, в кре́­пос­ти я́ди тоя́ ше́ствовавый да́же до Горы́ Не­бе́с­ныя.

Ра́­дуй­ся, побежда́яй вра­ги́ на́­ша мо­ли́т­ва­ми тво­и́ми, я́ко хле́бом ви́денным у Гедео́на.

Ра́­дуй­ся, вкуша́яй хле́ба а́н­гель­ска­го во дво́­рех вы́ш­ня­го Сио́на.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 7.

Хо­тя́­щу преблаже́нному Алекси́ю, Всеросси́йскому па́­сты­рю, от ны́нешняго ве́­ка преле́стнаго преста́витися, при­зва́н бы́л еси́ богоно́сне Се́ргие, да прии́меши по не́м са́н святи́тельства, обруче́ннаго те­бе́ от не­го́ возложе́нием крес­та́ архиере́йскаго, зла́том и ка́мением украше́ннаго: ты́ же смиренному́дрия люби́теля, не златоно́сца се­бе́ явля́я, и то­ли́­ка­го са́на недосто́йна бы́­ти вмени́в, сми­рен­но­му́д­рен­но при кре­сте́ и́но­чес­ка­го терпе́ния тво­его́, судьбы́ Госпо́дни вожделе́нныя па́­че зла́та и ка́мене че́стна храни́ти восхоте́л еси́, зо­вы́й Бо́­гу: Алли­лу́иа.

И́кос 7.

Но́вое не́­бо от вы­со­ты́ жи­тия́ тво­его́ разумева́ем тя́, о́т­че, дея́нием и ви­де́­ни­ем, а́ки двема́ заве́сома утвержде́на, неисче́тными же чу­де­сы́ я́ко зве́здами блиста́юща. Те­бе́ кра́с­ная я́ко луна́ Бо­го­ро́­ди­ца, со свя­ты́­ми апо́с­то­лы Петро́м и Иоа́нном, а́ки со за­ре́ю вече́рнею и денни́цею у́треннею, посеща́ше. Чрез зна́­ме­ния у́бо доб­ро­де́­те­лей тво­и́х, пра́в­ды со́лн­це мы́сленное Хрис­то́с Гос­по́дь, те­че́­ние Свое́ творя́, просвеща́ет все́х зо­ву́­щих ти́ си́­це:

Ра́­дуй­ся, во ю́нос­ти посвяти́вый в же́ртву прия́тну Бо́­го­ви, я́ко юнца́, се­бе́ самаго́.

Ра́­дуй­ся, сохрани́вый невре́дно це­ло­му́д­рие де́вст­ва драга́го.

Ра́­дуй­ся, прехожде́нием сво­и́м в пусты́нях мно́­гия оби́­те­ли насади́вый.

Ра́­дуй­ся, чудотво́рных во́д, от Бо́­га умоле́нием, че́рплющих все́х наслади́вый.

Ра́­дуй­ся, возмоги́й рыка́ющаго диа́вола, я́ко льва́ му́жественно победи́ти.

Ра́­дуй­ся, с се́ю по­бе́­дою удосто́ивыйся во врата́ сла́­вы торже́ственно вни́ти.

Ра́­дуй­ся, навы́кнувый кро́­тос­ти от А́гнца, взе́млющаго вся́ зла́я.

Ра́­дуй­ся, я́ко за соблюде́ние пра́в­ды получи́л еси́ ве́ч­ная бла­га́я.

Ра́­дуй­ся, щито́м ве́­ры угаси́вый вся́ разжже́нная лу­ка́­ва­го стре́лы.

Ра́­дуй­ся, сокруши́вый се́дмь гла́в зло́бы а́дскаго зми́я, се́дмь гре­хо́в сме́рт­ных проти́вными благи́ми де́лы.

Ра́­дуй­ся, совоку́плену име́яй лю­бо́вь к Бо́­гу и бли́жним.

Ра́­дуй­ся, ис­то­ча́­яй от ра́ки своея́ цельбы́ в по́ль­зу на́м ни́жним.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 8.

Стра́н­ное и ужа́сное виде́ние ви́де Моисе́й Богови́дец, я́ко купина́ горя́щи, и не сгара́ше: ужа́снаго сподо́бися виде́ния и учени́к тво́й Си́мон, ег­да́ служа́щу ти́ Боже́ственную Литурги́ю, ви́де не­ве­ще́ст­вен­ный о́гнь, осеня́ющь олта́рь и окружа́ющь свя­ще́н­ную трапе́зу: те­бе́ же, преподо́бне Се́ргие, от главы́ до ногу́ во огни́ стоя́щу, и те́м соше́дшим, а́ки плащани́ца, во Свя­ту́ю Ча́шу, не­бе́с­ным прича́щшагося огне́м, Бо́г бо на́ш о́гнь е́сть пояда́яй: оба́­че тя́ не опали́, но па́­че про­све­ти́, во е́же пе́­ти: Алли­лу́иа.

И́кос 8.

Ве́сь ро́д Росси́йский, воеди́но совоку́пленный, не возмо́жет благода́рственнаго воз­да́­ти похвале́ния предста́тельству тво­ему́, достохва́льне Се́ргие: не то́­чию бо бли́з при­те­ка́ю­щих к цель­бо­но́с­ному тво­ему́ гро́бу, но и да­ле́­че от­стоя́­щих, и при­зы­ва́ю­щих все­чест­но́е твое́ и́мя, те́п­лым тво­и́м пред­ста́­тель­ством за­щи­ща́е­ши и храни́ши от вся́­ка­го зла́. Ели́ко у́бо возмо́жно благода́рствующе похваля́ем тя́ таковы́ми гла́сы:

Ра́­дуй­ся, слу­жи́­те­лю Бо́­жий о ве́р­ных умоля́яй.

Ра́­дуй­ся, на­ста́в­ни­че гре́ш­ных к Не­бе­си́ направля́яй.

Ра́­дуй­ся, ду­ши́ бе́дствующия и те́­ла многомо́щный хра­ни́­те­лю.

Ра́­дуй­ся, оскорбля́емым те́п­лый покрови́телю.

Ра́­дуй­ся, предводи́телю до́б­рый в пу́ть спа­се́­ния теку́щым.

Ра́­дуй­ся, защи́тителю до́б­рый во бра́­ни ми́­ра су́щым.

Ра́­дуй­ся, це­ли́­те­лю изя́щный бо­ле́з­ни душе́вной и теле́сной.

Ра́­дуй­ся, про­све­ти́­те­лю чу́д­ный обою́ тмы́ очесно́й.

Ра́­дуй­ся, по­се­ти́­те­лю ско́­рый в не́­мо­щи лежа́щым.

Ра́­дуй­ся, уте́­ши­те­лю му́д­рый в бе­да́х слезя́щым.

Ра́­дуй­ся, пособи́телю кре́пкий во́ем христиа́нским.

Ра́­дуй­ся, прогони́телю стра́шный по́лчищем пога́нским.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 9.

Вся́­кую стя­жа́л еси́ чудоде́йствия си́­лу, бла­го­да́­тию ди́в­на­го во свя­ты́х Сво­и́х Бо́­га, всебога́те Се́ргие: не то́кмо бе́сы от че­ло­ве́к ды́мом мо­ли́тв тво­и́х прогна́л еси́, я́ко Рафаи́л; прокаже́нныя очи́с­тил еси́, в пролия́нии пред Бо́­гом сле́з, я́ко во Иорда́не Елисе́й; плене́нныя от ва́рвар, ско́ро предвари́в освободи́л еси́, я́ко Никола́й Чу́д­ный; уме́ршаго же о́трока воскреси́в, животворя́щему ме́рт­выя, и зову́щему не су́щая, я́ко су́щая, Бо́­гу, о все́х пресла́вных тво­и́х чудотворе́ниих созыва́л еси́ все́х воспе́ти: Алли­лу́иа.

И́кос 9.

Ве­ти́я суему́дренныя отсту́пническия обличи́л еси́, пред­ста́в во сне́ пресви́теру Симео́ну, не низпа́дшему в зло­че́с­тие тщесо́вестное и по преставле́нии тво­е́м отве́рженное от те­бе́: те́м­же вси́ и́стинная Восто́чныя Свя­ты́я Це́рк­ве ча́­да иму́ще тя́ столпа́ церко́внаго в ве́­ре непоколеби́ма, ублажа́ют си́­це:

Ра́­дуй­ся, злосла́вное отсту́пническое любому́дрие укори́вый.

Ра́­дуй­ся, правове́рных бла­го­че́с­тие уясни́вый.

Ра́­дуй­ся, и́с­тин­ныя пре­му́д­ро­сти содержа́вый догма́ты.

Ра́­дуй­ся, научи́вый не пре́нием, но ве́­рою возмога́ти.

Ра́­дуй­ся, обличи́вый отступле́ние ве́­ры, я́ко все́м злы́м вино́вно.

Ра́­дуй­ся, правове́рных в преда́нии свя­ты́х оте́ц утверди́вый богосло́вно.

Ра́­дуй­ся, не благоволи́вый в злове́рных многоглаго́ланию вре́дному.

Ра́­дуй­ся, упраздни́вый те́х великому́дрствие о благоре́чии тще́тном.

Ра́­дуй­ся, не вне́шними сло­ве­сы́, но Бо́­жи­им свиде́тельством вооруже́нный.

Ра́­дуй­ся, на ка́мени краеуго́льном Хрис­те́, неподви́жимою ве́­рою утвержде́нный.

Ра́­дуй­ся, бла­го­че́ст­но те­че́­ние скон­ча́­вый, и ве́­ру со­блю­ды́й нескве́рну.

Ра́­дуй­ся, в венце́ пра́в­ды предста́вый Све́­ту невече́рню.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 10.

Спа­се́­ния ра́­ди хотя́щему ученику́ тво­ему́ Исаа́кию молчали́вое храни́ти жи­тие́, и прося́щему на се́ у те­бе́ благослове́ния, повеле́л еси́ при­ити́ во вре́­мя Бо­же́ст­вен­ныя Литурги́и ко олтарю́, иде́­же ег­да́ благословля́л еси́ его́, ви́де о́н а́ки не́кий вели́к пла́мень изше́д от ру­ку́ твое́ю, чу­до­тво́р­че, и прикосну́вшийся ему́, я́ко клеще́ю о́гнь от ол­та­ря́ взе́мшею, благословя́щею твое́ю ру­ко́ю: се́ же бы́сть ему́ к потребле́нию неключи́маго праздносло́вия, к утвержде́нию же в безстра́стном молча́нии с Серафи́мы пе́­ти Бо́­гу: Алли­лу́иа.

И́кос 10.

Сте­на́ вели́ка и высо́ка, иму́щая основа́ний двана́десять неподви́жимых догма́т Пра­во­сла́вныя на́шея ве́­ры, ты́ еси́, адамантоду́шне Се́ргие, остеня́я велеле́потне пречестну́ю свою́ оби́­тель, а́ки гра́д ве­ли́­кий свя­ты́й Иерусали́м, низше́дый ро́ссом с не­бе­се́, от Бо́­га иму́щь сла́­ву Бо́­жию в чудесе́х тво­и́х, и укра­ше́­ние вся́ким дра­ги́м ка́мением многоце́нных тво­и́х мо­ли́тв, и́ми­же остеня́еши все́х зо­ву́­щих ти́ си́­це:

Ра́­дуй­ся, преподо́бне, я́ко иа́спис пресве́тлейший, во все́й подсо́лнечной сия́яй чу­де́с­но.

Ра́­дуй­ся, я́ко сапфи́р невообра́зный, блиста́яй на́м жи­тие́ поднебе́сно.

Ра́­дуй­ся, я́ко халкидо́н углеви́дный, огне́м люб­ве́ Бо́­жия разжже́нный.

Ра́­дуй­ся, я́ко смара́гд зелене́ющий, присновесе́нним вен­це́м увя́зенный.

Ра́­дуй­ся, я́ко сардо́никс, но́гтя нечу́вственнаго цве́т имы́й, умерщвле́ние страс­те́й по­да­ва́­яй.

Ра́­дуй­ся, я́ко са́рдий, я́з­вы от желе́за целя́щий уя́звленных на бра́­ни, ве́р­ных чудотво́рне исцеля́яй.

Ра́­дуй­ся, я́ко хрисоли́ф златосветя́щий, многоце́нными доброде́тельми блиста́яй.

Ра́­дуй­ся, я́ко вири́лл, но­ся́й морски́й ви́д, пла́­ваю­щих в мо́­ри безбе́дно управля́яй.

Ра́­дуй­ся, я́ко топа́зий цельбоно́сный, исцеля́яй слепоту́ ду­ше́в­ную и теле́сную.

Ра́­дуй­ся, я́ко хрисопра́с надзлатоя́снейший, получи́вый доб­ро́­ту небе́сну.

Ра́­дуй­ся, я́ко яки́нф воздухови́дный, на возду́се восхище́н бы́­ти го­то́в во сре́тение Госпо́дне.

Ра́­дуй­ся, я́ко амефи́ст огнесве́тлый, пожига́яй бесо́в мно́­жест­во преиспо́дне.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 11.

Пе́­ние вся́­кое побежда́ется, звездочи́сленными тво­и́ми тру­ды́, все­бла­же́н­не Се́ргие: кто́ бо от земноро́дных просла́вит жесто́кое твое́ жи­тие́; кто́ возвели́чит свяще́нныя по́д­ви­ги твоя́; безмо́лвие соверше́нное, сми­ре́­ние нелицеме́рное, по́ст протяже́нный, мо­ли́т­ву непреста́нную, чис­то­ту́ по вну́треннему и вне́шнему челове́ку; за ня́же спо­до́­бил­ся еси́ со все́­ми без поро́ка после́дующими А́гнцу, и благоуго́дне подвиза́вшимися, пе́­ти: Алли­лу́иа.

И́кос 11.

Светоза́рным све́­том блиста́ет оби́­тель твоя́, все­све́т­лый чу­до­тво́р­че, изне́сши от зем­на́­го покрове́ния сия́ющыя чудеса́ми нетле́нныя мо́­щи твоя́, и поста́вльши и́х я́ко свети́льник на ме́сте досто́йне, да испо́лнится рече́ние Госпо́дне: «Не вжига́ют свети́лника, и под спу́дом не полага́ют, но на све́щник поставля́ют, да входя́щии ви́дят». Те́м­же вси́ в хра́­ме тво­е́м, и везде́ то­бо́ю просвеща́еми, дерза́ем гла­го́­ла­ти те­бе́:

Ра́­дуй­ся, све́щниче трича́стный, треми́ светле́йшими богосло́вскими доброде́тельми светя́щий.

Ра́­дуй­ся, свети́лниче дво́йственный, лю­бо́­вию ко Бо́­гу и бли́жнему горя́щий.

Ра́­дуй­ся, его́­же сугубоесте́ственный Архиере́й, проше́дый не­бе­са́, в служе́ние Свое́ не­бе́с­ное по­ста́­ви.

Ра́­дуй­ся, его́­же стоя́й посреде́ седми́ свети́лник, я́ко еди́­на­го от те́х Се­бе́ предста́ви.

Ра́­дуй­ся, свети́лниче, дара́ми Ду́­ха Свя­та́­го седмоосвяще́ный, я́ко ви́денный Заха́риею проро́ком.

Ра́­дуй­ся, во свете́ние чуде́сное поста́вленный в Рос­си́и на ме́сте высо́ком.

Ра́­дуй­ся, свети́лниче превознесе́ннейший, па́­че све́­та освеща́ющий пла́­ваю­щих в мо́­ри.

Ра́­дуй­ся, свете́нием тво­и́м на­став­ля́яй препла́вати от ми́­ра к не­бе­си́ вско́ре.

Ра́­дуй­ся, свети́лниче мы́сленный, светя́щий свя­ты́­нею, па́­че поста́вленнаго Соломо́ном, во Свя­ты́х Свя­та́я.

Ра́­дуй­ся, бли­ста́­ни­ем чу­де́с тво­и́х во вся́ концы́ зем­ли́ сия́я.

Ра́­дуй­ся, уме́­рый ми́­ру, жи́в же Бо́­го­ви, ме́ртвому о́троку да­ро­ва́­вый жи́ти.

Ра́­дуй­ся, жи­вы́й во ве́­ки со Хри­сто́м, с Ни́мже и на́м мо­ли́ бы́­ти.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 12.

Бла­го­да́ть Бо́­жию испове́дав дре́в­ле Маккаве́й, ег­да́ гряду́щу ему́ с во́инством на супоста́ты, яви́­ся предводя́й и́х ко́нник в оде́жде бе́ле, укрепля́я те́х и му́жественны творя́. Ра́вное возсыла́ет благода́рствие пре­сла́в­ная оби́­тель чудотво́рца Се́ргиа, от облежа́щих ю́ вра­го́в изба́вленная, яв­ле́­ни­ем преподо́бнаго ста́рца е́здяща, и иму́ща в ру́­це свое́й ме́ч обнаже́н: его́­же по́­мо­щию хра́брственно изше́дше су́щии во обстоя́нии, победи́ша со­про­ти́в­ныя, убла­жа́­юще спобо́рствующаго и́м чудотво́рца, и во­пию́­ще Бо́­гу: Алли­лу́иа.

И́кос 12.

Пою́­ще твое́ успе́ние, преподо́бне о́т­че, Росси́йстии твоя́ ча́­да, про­сла­вля­́ем По­да́­те­ля все́х бла­ги́х Бо́­га, да­ро­ва́в­ша­го на́м те­бе́, та­ко­ва́­го от­ца́, и́же и по преставле́нии тво­е́м не ос­тав­ля́­еши на́с, но благода́тными чу­де́с дарова́нии всег­да́ при­зи­ра́е­ши, посеща́еши, и заступа́еши: Ему́­же надгро́бное соверша́юще пе́­ние, убла­жа́­ем достопа́мятное твое́ жи­тие́ любе́зным воспомина́нием, и па́­ки совоку́пне си́м:

Ра́­дуй­ся, в че́сть Свя­ты́я Тро́ицы трикра́ты во утро́­бе ма́терней стра́н­но возгласи́вый.

Ра́­дуй­ся, в па́­мять Хри­сто́­вых страс­те́й, сре́ду и пято́к пости́выйся.

Ра́­дуй­ся, име́ние свое́ к Не­бе­си́ рука́ми ни́­щих предпосла́вый.

Ра́­дуй­ся, в нищете́ душе́вной и теле́сной безпеча́лно в пусты́ни обита́вый.

Ра́­дуй­ся, претерпе́вый бе­со́в­ская наважде́ния преизли́шше.

Ра́­дуй­ся, созда́вый оби́­тель Свя­те́й Тро́­ице тро́ическою по́­мо­щию свы́­ше.

Ра́­дуй­ся, чуде́сных во́д от Бо́­га умоле́нием напо́лнивый оби́­те­ли твоея́ огра́ду.

Ра́­дуй­ся, бра́шны неви́димо принесе́нными а́лчной бра́тии сотвори́вый отра́ду.

Ра́­дуй­ся, невосхоте́вый прия́ти святи́тельския вла́сти, одея́ния и украше́ния теле́сна.

Ра́­дуй­ся, во вре́­мя литургиса́ния тво­его́, оде́янный пла́менем ог­ня́ Не­бе­си́.

Ра́­дуй­ся, свети́лниче, еле́ем ми́­лос­ти кипя́й.

Ра́­дуй­ся, на све́щнице сла́­вы не­бе́с­ныя горя́й.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне чу­до­тво́р­че Се́ргие, о́т­че на́ш.

Конда́к 13.

О ве­ли́­кий чу­до­тво́р­че Се́ргие все­бла­же́н­не, преизря́днейший Рос­си́й­ския стра­ны́ хра­ни́­те­лю! При­ими́ смире́нно при­но­си́­мое те­бе́ мо­ле́­ние, и тво­и́м у Не­бе́с­на­го Ца­ря́ пред­ста́­тель­ством со­хра­ни́ и по­ми́­луй Оте́чество на́­ше от вра́г ви́­ди­мых и не­ви́­ди­мых, и от вся́­ких скор­бе́й, бе́д и на­па́с­тей, и ис­хо­да́­тай­ствуй в Небе́сном Ца́рст­вии все́м приле́жно моля́щимся, с то­бо́ю пе́­ти: Алли­лу́иа.

Этот конда́к чи­та­ет­ся трижды, затем и́кос 1-й и конда́к 1-й.

Мо­ли́т­ва свя­то́­му преподо́бному Се́ргию, игу́мену Ра́донежскому и всея́ Рос­си́и чудотво́рцу

О свяще́нная главо́, преподо́бне богоно́сне о́т­че на́ш Се́ргие, мо­ли́т­вою твое́ю, и ве́­рою и лю­бо́­вию я́же к Бо́­гу и чис­то­то́ю се́рд­ца, еще́ на зем­ли́ во оби́­тель Пре­свя­ты́я Тро́ицы ду́­шу твою́ устро́­ивый, и а́н­гель­ска­го обще́ния и Пре­свя­ты́я Бо­го­ро́­ди­цы по­се­ще́­ния сподо́бивыйся, и да́р чудоде́йственныя бла­го­да́­ти при­е́мый, по от­ше́ст­вии же тво­е́м от зем­ны́х наипа́че к Бо́­гу прибли́живыйся, и не­бе́с­ныя си́­лы приобщи́выйся, но и от на́с ду́­хом люб­ве́ твоея́ не отступи́вый, и чест­ны́я твоя́ мо́­щи, я́ко со­су́д бла­го­да́­ти по́лный и преизлива́ющийся, на́м оста́вивый! Ве́­лие име́я дерз­но­ве́­ние ко Всеми́лостивому Вла­ды́­це, мо­ли́ спас­ти́ ра­бы́ Его́, су́­щей в те­бе́ бла­го­да́­ти Его́ ве́рующыя и к те­бе́ с лю­бо́­вию притека́ющыя: стра́ждущую стра­ну́ Рос­си́й­скую от лю́­тых безбо́жник и вла́сти и́х Гос­по́дь да свободи́т, и да возста́вит престо́л пра­во­сла́в­ных прави́телей; ве́р­ных ра­бо́в Его́, в ско́р­би и пе­ча́­ли де́нь и но́щь во­пию́­щих к Не­му́, многоболе́зненный во́пль да услы́­шит и да из­ве­де́т от по­ги́­бе­ли жи­во́т на́ш. Ис­про­си́ на́м от великодарови́таго Бо́­га на́­ше­го вся́кий да́р, все́м и коему́ждо благопотре́бен, ве́­ры непоро́чны соблюде́ние, гра­до́в на́­ших утвер­жде́­ние, ми́­ра умире́ние, от гла́­да и па́губы из­бав­ле́­ние, от на­ше́ст­вия ино­пле­ме́н­ных сохране́ние, скорбя́щым уте­ше́­ние, неду́гующым ис­це­ле́­ние, па́дшым возставле́ние, заблужда́ющым на пу́ть и́с­ти­ны и спа­се́­ния возвраще́ние, подвиза́ющымся укреп­ле́­ние, благоде́лающым в де́­лех бла­ги́х преуспе́яние и благослове́ние, мла­де́н­цем воспита́ние, ю́ным наставле́ние, неве́дущым вразумле́ние, сиро́там и вдови́цам за­ступ­ле́­ние. Отходя́щым от се­го́ вре́меннаго жи­тия́ к ве́ч­но­му благо́е уготовле́ние и напу́тствие, отше́дшым блаже́нное упокое́ние, и вся́ ны́ споспешеству́ющими тво­и́ми мо­ли́т­ва­ми спо­до́­би в де́нь Стра́шнаго Суда́ шу́ия ча́сти изба́витися, десны́я же стра­ны́ общи́ники бы́­ти, и бла­же́н­ный о́ный гла́с Влады́ки Хри­ста́ услы́шати: «Прииди́те, благослове́ннии От­ца́ Мо­его́, насле́дуйте угото́ванное ва́м Ца́рст­вие от сложе́ния ми́­ра». Ами́нь.

Мо­ли́т­ва ина́я

О свяще́нная главо́, преподо́бне о́т­че, пре­бла­же́н­не а́вво Се́ргие Ве­ли́­кий! Не за­бу́­ди убо́­гих сво­и́х до кон­ца́, но помина́й на́с во свя­ты́х сво­и́х и благоприя́тных мо­ли́т­вах к Бо́­гу. По­мя­ни́ ста́­до свое́, е́же са́м упа́сл еси́: и не за­бу́­ди посеща́ти ча́д сво­и́х. Мо­ли́ за ны́, о́т­че свяще́нный, за де́ти своя́ ду­хо́в­ныя, я́ко име́я дерз­но­ве́­ние к Небе́сному Ца­рю́: не премолчи́ за ны́ ко Го́с­по­ду, и не пре́­зри на́с, ве́­рою и лю­бо́­вию чту́­щих тя́. Помина́й на́с не­до­сто́й­ных у Пре­сто́­ла Вседержи́теля, и не пре­ста́й моля́ся о на́с ко Хри­сту́ Бо́­гу: и́бо дана́ те­бе́ бы́сть бла­го­да́ть за ны́ мо­ли́­ти­ся. Не мни́м бо тя́ су́­ща ме́ртва: а́ще бо и те́­лом преста́вился еси́ от на́с, но и по сме́р­ти жи́в сы́й пре­бы­ва́е­ши, не отступа́й от на́с ду́­хом, сохраня́я на́с от стре́л вра́жиих, и вся́­кия пре́­лес­ти бесо́вския, и ко́з­ней диа́­воль­ских, па́­сты­рю на́ш до́б­рый. А́ще бо и мо­ще́й тво­и́х ра́ка пред очи́­ма на́шима ви́дима е́сть всег­да́, но свя­та́я твоя́ душа́ со а́нгельскими во́инствы, со безпло́тными ли́ки, с небе́сными си́лами, у Пре­сто́­ла Вседержи́теля предстоя́щи, досто́йно весели́тся. Ве́­ду­ще бо тя́ во­и́с­тин­ну и по сме́р­ти жи́ва су́­ща, те­бе́ припа́даем, и те­бе́ мо́­лим­ся, е́же мо­ли́­ти­ся о на́с всеси́льному Бо́­гу, о по́льзе ду́ш на́­ших, и испроси́ти вре́­мя на по­кая́­ние, и о невозбра́нном преи́тии от зем­ли́ на не́­бо, мыта́рств же го́рьких, бесо́в возду́шных князе́й, и ве́ч­ныя му́­ки изба́витися, и Небе́сному Ца́рствию на­сле́д­ни­ки бы́­ти со все́­ми пра́­вед­ны­ми, от ве́­ка угоди́вшими Го́с­по­ду на́­ше­му Иису́­су Хри­сту́: Ему́­же по­до­ба́­ет вся́кая сла́­ва, че́сть и по­кло­не́­ние, со Без­на­ча́ль­ным Его́ От­це́м, и с Пре­свя­ты́м и Бла­ги́м, и Жи­во­тво­ря́­щим Его́ Ду́­хом, ны́­не и при́с­но и во ве́­ки ве­ко́в. Ами́нь.

Мо­ли́т­ва тре́тья

О Не­бе́с­на­го граждани́не Иерусали́ма, преподо́бне о́т­че Се́ргие! Воз­зри́ на на́с ми́­ло­сти­во, и к зем­ли́ приве́рженных воз­ве­ди́ к вы­со­те́ не­бе́с­ней. Ты́ Го­ре́ на Не­бе­си́, мы́ на зем­ли́ ни́зу, удалены́ от те­бе́, не толи́ко ме́стом, ели́ко грех­ми́ свои́ми и беззако́нии: но к те­бе́, я́ко на́м сро́дному, при­бе­га́­ем и взы­ва́­ем, наста́ви на́с ходи́ти пу­те́м тво­и́м, вразуми́ и руково́дствуй. Сво́йственно е́сть те­бе́, о́т­че на́ш, благоутро́бие и человеколю́бие: на зем­ли́ живу́щу не о сво­е́м то́кмо спа­се́­нии бы́сть те­бе́ попече́ние, но и о все́х к те­бе́ при­те­ка́ю­щих. Наставле́ния твоя́ бы́ша тро́стию кни́жника скоропи́сца, на се́рд­це ка́ждаго гла­го́­лы жи́з­ни начертава́ющаго. Не те­ле́с­ныя бо то́кмо врачева́л еси́ бо­ле́з­ни, но па́­че ду­ше́в­ных вра́ч изя́щный яви́л­ся еси́: и вся́ твоя́ свя­та́я жи́знь бы́сть зерца́лом вся́­кия доброде́тели. А́ще толи́к бы́л еси́, свя́тче Бо́­жий, на зем­ли́: коли́к ны́­не еси́ на Не­бе­си́! Ты́ дне́сь пред­стои́­ши Пре­сто́­лу Све́­та Непристу́пнаго, и в Не́м, я́ко в зерца́ле, зри́ши вся́ на́­ша ну́ж­ды и про­ше́­ния: ты́ водворя́ешися вку́­пе со а́н­ге­лы, о еди́ном гре́шнице ка́ющемся ра́дующимися. И человеколю́бие Бо́­жие е́сть неистощи́мо, и твое́ к Не­му́ дерз­но­ве́­ние мно́­го: не преста́ни о на́с вопия́ ко Го́с­по­ду. Ис­про­си́ пред­ста́­тель­ством сво­и́м у Все­ми́­ло­сти­ва­го Бо́­га на́­ше­го ми́р Це́рк­ви Его́, под зна́мением Крес­та́ во́инствующей: согла́сие в ве́­ре и единому́дрие, суему́дрия же и раско́лов истребле́ние, утвер­жде́­ние во бла­ги́х де́­лех: боль­ны́м ис­це­ле́­ние, печа́льным уте­ше́­ние, оби́женным за­ступ­ле́­ние, бе́дствующым по́­мощь. Не по­сра­ми́ на́с, к те­бе́ с ве́­рою при­те­ка́ю­щих. А́ще бо и недосто́йни есмы́ то­ли́­ка­го от­ца́ и хо­да́­тая: но ты́ бы́в под­ра­жа́­тель че­ло­ве­ко­лю́­бия Бо́­жия, со­тво­ри́ на́с досто́йны чрез обраще́ние от злы́х де́л к благо́му жи­тию́. Вся́ богопросвеще́нная Росси́а, тво­и́ми чу­де­сы́ испо́лненная и ми́лостьми облагоде́тельствованная, испове́дует тя́ бы́­ти сво­его́ покрови́теля и за­сту́п­ни­ка. Яви́ дре́вния ми́­лос­ти твоя́, и и́хже от­це́м спомо́ществовал еси́, не от­ри́­ни и на́с ча́д и́х, стопа́ми и́х к те­бе́ ше́ствущих. Ве́­ру­ем, я́ко ду́­хом на́м сопрису́тствуеши. Иде́­же бо е́сть Гос­по́дь, я́ко­же сло́­во Его́ у́чит на́с, та́­мо и слуга́ Его́ бу́дет. Ты́ ве́р­ный еси́ ра́б Госпо́день: и Бо́­гу везде́ су́щу, ты́ в Не́м еси́, и О́н в те­бе́ е́сть, па́­че же и те́­лом с на́­ми еси́. Се́ нетле́нныя и живоно́сныя твоя́ мо́­щи, я́ко со­кро́­ви­ще безце́нное, вручи́ на́м чу­де́с Бо́г. Пред­стоя́ и́м, я́ко те­бе́ жи́ву су́щу, припа́даем и мо́­лим­ся: при­ими́ мо­ле́­ния на́­ша, и вознеси́ и́х на Же́ртвенник бла­го­утро́­бия Бо́­жия, да прии́мем то­бо́ю бла­го­да́ть и благовре́менну в ну́ж­дах на́­ших по́­мощь. Укре­пи́ на́­ше малоду́шие, и утвер­ди́ на́с в ве́­ре, да несомне́нно упо­ва́­ем получи́ти вся́ бла­га́я от благосе́рдия Влады́ки мо­ли́т­ва­ми тво­и́ми. Па́ству же твою́ духо́вную, то­бо́ю со́бранную, не преста́ни управля́ти жезло́м ду­хо́в­ныя му́дрости: подвиза́ющымся помози́, разсла́бленных возста́ви, споспеши́ и́го Хрис­то́­во нести́ во благоду́шии и тер­пе́­нии: и все́х на́с упра́ви в ми́­ре и по­кая́­нии скон­ча́­ти жи­во́т на́ш, и пресели́тися со упова́нием в блаже́нныя не́дра Авраа́мова, иде́­же ты́ ра́­дост­но по труде́х и по́двизех ны́­не почива́еши, прославля́я со все́­ми свя­ты́­ми Бо́­га, в Тро́­ице сла́­ви­ма­го, От­ца́, и Сы́­на, и Свя­та́­го Ду́­ха. Ами́нь.

Ґкafістъ с™0му прпdбному сeргію, и3гyмену рaдонежскому и3 всеS рwссjи чудотв0рцу.

Кондaкъ №.

Возбрaнный воев0до в0инwвъ дух0вныхъ, под8 знaменіемъ кrтA в0инствующихъ на неви1димаго врагA, сeргіе чудотв0рче: ћкw и3збaвльшесz t бёдъ твои1ми побэдон0сными предстaтельствы, въ брaни житіS сегw2, похв†льнаz восписyемъ тебЁ въ хвалЁ нбcнэй торжествyющему добропобёднw: тh же ћкw и3мёz дерзновeніе къ непобэди1мому цRю, пос0бствуй ходaтайственнw всBмъ вёрнw призывaющымъ тS, дaруz побёду на ви1димыz и3 неви1димыz враги2, да зовeмъ ти2:

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Јкосъ №.

ЃгGлwвъ творeцъ въ трbцэ бGъ, слaвимый t тр0йственныхъ сщ7енноначaлій ѓгGльскихъ трис™hми глaсы, и3збрA тS, прпdбне сeргіе, во равноaгGльное сщ7еннослужeніе себЁ є3щE t ўтр0бы мaтерни, въ нeйже трикрaты во врeмz с™hz літургjи пачеестeственнw возгласи1лъ є3си2. тёмъ ћкw подобноaгGльному служи1телю с™hz трbцы, въ рaдости неизречeнной со ѓгGлы водворsющемусz, рaдwстнаz приглашaемъ тебЁ си1це:

Рaдуйсz, t чревA мaтернz њсщ7eнный: рaдуйсz, въ рождeніи твоeмъ варfоломeй, си1рэчь сhнъ рaдости наречeнный.

Рaдуйсz, безпл0тныхъ сщ7енноначaльствію ѓгGльскимъ во пл0ти житіeмъ твои1мъ подражaвый: рaдуйсz, џгненную въ сeрдцэ твоeмъ къ бGу люб0вь серафjмски стzжaвый.

Рaдуйсz, херувjмски просвэщeнный знaніемъ њ бз7э: рaдуйсz, пrт0лу є3гw2 предстaвый въ дерзновeніи мн0зэ.

Рaдуйсz, госп0дствію дyха пл0ть свою2 покори1вый: рaдуйсz, си1лу даровaніz въ чудесёхъ kви1вый.

Рaдуйсz, и3мёzй влaсть проти1вныz влaсти тмы2 побэждaти: рaдуйсz, начaльствующихъ настaвивый бGоуг0днw ўправлsти.

Рaдуйсz, ґрхaгGльски б9іz дэлA возвэщazй: рaдуйсz, всёхъ прибэгaющихъ къ тебЁ t бёдъ ѓгGельски сохранszй.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ в7.

Ви1дzще стрaнное твоE воздержaніе, великочудeсне сeргіе, ћкw t днE рождeніz не ссaлъ є3си2 въ средY и3 пzт0къ, и3 никаковa же вкушaлъ є3си2 млекA: tсю1ду познaхомъ тS, t сосeцъ мaтернихъ, чудотв0рца и3 п0стника сyща. сегw2 рaди бGа и3з8 ќстъ младeнєцъ и3 ссyщихъ хвалY совершaющаго похвалsюще, зовeмъ: Ґллилyіа.

Јкосъ в7.

Рaзумъ безчи1сленный подавaz лю1демъ бGъ разyмwвъ гDь, tвeрзе тебЁ ќмъ разумёти пис†ніz, сeргіе прпdбне, прeжде к0сну и3 неуд0бну ко и3з8учeнію кни1жныz премyдрости бhвшу, да kви1тсz, ћкw не t человBкъ, но t бGа пріsлъ є3си2 рaзумъ кни1жный: њ нeмже њбрaдованный t ћвльшагwсz тебЁ во w4бразэ и4ночестэмъ ѓгGла, пріими2 t нaсъ рaдостное пёніе сіE:

Рaдуйсz, и3з8учи1вый во пeрвыхъ чeсти сл0во, є4же въ начaлэ бЁ ў бGа: рaдуйсz, њбрэтhй въ нeмъ сокр0вище премyдрости и3 рaзума мн0га.

Рaдуйсz, на хартіи2 тэлесE хrт0ва, ѓки пsть словeсъ, пsть ћзвъ больши1хъ прочитaвый: рaдуйсz, въ писaніи т0мъ жив0тъ вёчный и3спытaвый.

Рaдуйсz, ќмъ тв0й къ нб7си2 чтeніемъ кни1гъ бжcтвенныхъ воспери1вый: рaдуйсz, во творeніи рукY є3гw2 себЁ поучи1вый.

Рaдуйсz, навhкнувый храни1ти стрaхъ б9ій премyдрости начaло: рaдуйсz, всBмъ соучaщымсz къ тебЁ бhвый добродётели зерцaло.

Рaдуйсz, на скриж†ли с®ца своегw2 зак0нъ б9ій написaвый: рaдуйсz, ўчeніе сіE всBмъ послyшающымъ тS предaвый.

Рaдуйсz, ю4ность твою2 въ цэломyдріи њбучи1вый: рaдуйсz, ћкw дёву чи1сту женихY хrтY себE њбручи1вый.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ G.

Си1ла вhшнzгw њсэни2, прпdбне, непор0чную твою2 дyшу, въ нeйже стрaхъ б9ій зачeнши, и3 поболёвши мн0гими труды2, разли6чнаz и3скушє1ніz и3 скHрби мyжественнw претерпёвши, родилA є3си2 дyхъ сп7сeніz, пою1щи всеси1льному бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ G.

И#мhй помышлeніе таков0е въ себЁ, прпdбне сeргіе, по смeрти роди1телей свои1хъ, ћкw всsкw ўмрeти и4мать, бlгорaзумнw разсуди1въ крaткость сеS жи1зни, раздaлъ є3си2 вс‰ њст†вльшаz и3мBніz ни1щымъ, ничт0же на пропитaніе себЁ њставлsz, нhнэ ќбw въ присносyщныхъ богатствэхъ безсмeртныz насыщazсz слaвы, слhшиши t нaсъ такwвaz:

Рaдуйсz, любвE рaди зижди1телz своегw2 зємнaz къ земли2 возврати1вый: рaдуйсz, пріwбрётеніz рaди хrт0ва, ўмє1ты вс‰ бhти вмэни1вый.

Рaдуйсz, tвёргій богaтство, ћкw тeрніе подавлsющее сёмена духHвна: рaдуйсz, возненави1дэвый то2, ћкw вещество2 плaмене грэх0вна.

Рaдуйсz, бlжeнство нищеты2 дух0вныz спод0бльшійсz пріsти: рaдуйсz, восхотёвый нищeтнэ вни1ти въ нбcное цrтвіе ќзкими враты2, и3 въ прострaнствэ стaти.

Рaдуйсz, и4го хrт0во благ0е и3 брeмz лeгкое понесhй и3змлaда: рaдуйсz, не њбрати1вый сS вспsть въ шeствіи до г0рнzгw грaда.

Рaдуйсz, прeжде кончи1ны твоеS во ўмерщвлeніе страстeй њблечeнный: рaдуйсz, во ўмерщвлeнномъ тэлеси2 нетлёніz ри1зою ўкрашeнный.

Рaдуйсz, богaтства неги1блющагw въ животЁ вёчнэмъ њбладaтелю: рaдуйсz, непостижи1мыz слaвы с™hхъ созерцaтелю.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ д7.

Бyрz безмёрнаz лукaвыхъ духHвъ, многоразличне тщaшесz препsти твоемY, прпdбне сeргіе, трудолю1бному житію2: nвогдA бо въ ѕвBри и3 ѕм‡и преwбразовaхусz, nвогдA же ћкw нёкое в0инство со ћростію ўстремлsхусz на тS свирёпw: тh же мyжественнw мlтвою себE воwружaz, прогнaлъ є3си2 вс‰ и4хъ бэсHвскаz пHлчища, не ўбоsвсz к0зней и4хъ, зовhй бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ д7.

Слhшаще твоE терпэливодyшное въ безм0лвіи житіE, пребlжeнне, мн0зи t њкрeстныхъ градHвъ и3 стрaнъ стекaхусz къ тебЁ п0льзы рaди, и3нjи же хотsще съ тоб0ю жи1ти и3 наставлsтисz t тебЁ на пyть сп7сeніz: и4хже любeзнw пріeмлz, создaлъ є3си2 къ молeнію цeрковь во и4мz прес™hz трbцы, ўстроевaz наипaче самогw2 себE въ жили1ще дост0йнw є3ди1ному въ трbцэ бGу. сегw2 рaди похвалsемъ тS, глаг0люще:

Рaдуйсz, тричaстное души2 твоеS къ бGу тріmпостaсному впери1вый: рaдуйсz, бGа nц7A вётхагw дeнми воспоминaніемъ дрeвнихъ бlгодэsній б9іихъ въ пaмzти твоeй носи1вый.

Рaдуйсz, ћкw м®ость сн7а, прмdрэ њ нaсъ смотрeніе соверши1вшагw, въ разумЁ твоeмъ сіsше: рaдуйсz, ћкw блгdть бGа д¦а с™aгw въ в0ли твоeй бlги1хъ хотёвшей њбитaше.

Рaдуйсz, три2 и3зр‰дныz добродBтели и4ночества твоегw2 жeртвовавый трbце нелeстнw: рaдуйсz, tдaвый послушaніе бGу nц7Y, є3мyже сн7ъ послушли1въ бЁ дaже до смeрти кrтныz.

Рaдуйсz, нищетY твою2 бGу сhну њбнищaвшему нaсъ рaди, въ пл0ти твоeй kви1вый смирeннw: рaдуйсz, чистотY свою2 с™0му д¦у, въ чи1стыхъ сердцaхъ живyщему, сохрани1вый нетлённw.

Рaдуйсz, съ добродётельными твои1ми плоды2 возложи1вый на бGа nц7A вёру всецёлу: рaдуйсz, њкрилaтэвый ћкw nрeлъ, надeждею на бGа сн7а, собирающагw нaсъ ко своемY тёлу.

Рaдуйсz, бGа д¦а с™aгw, во џгненныхъ сошeдшаго љзhцэхъ, џгненною люб0вію возлюби1вый: рaдуйсz, и4хже џко не ви1дэ, и3 ќхо не слhша, и3 на сeрдце человёку не взыд0ша, сі‰ t трbцы получи1вый.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ є7.

БGот0чный и3ст0чникъ пресвётлыхъ чудeсъ kви1лсz є3си2, слaвне сeргіе, и3зливaz бlгоуг0дныхъ в0дъ струи6, стремлeніемъ свои1мъ веселsщыz грaдъ б9ій, њби1тель прес™hz трbцы, пaче же и3 лицE всёz земли2 напаsющыz њби1льнw: toнyду же всsкъ съ вёрою почерпaz, мнHгаz и3сцэлє1ніz пріeмлетъ, прослaвльшему тS бGу бlгодaрственнw зовhй: Ґллилyіа.

Јкосъ є7.

Ви1дэвше рwссjйстіи сhнове пречyдное по бз7э житіE твоE, сeргіе прпdбне, ћкw и3 ѓще послэди2 лёты въ новопросвэщeнной странЁ рwссjйстэй возрaслъ є3си2, но дрeвнихъ прпdбныхъ nц7ъ чeсти спод0билсz є3си2, дарwвaніz чудeсъ дост0йнw пріeмъ t бGа, тогw2 рaди научи1шасz пёти тебЁ:

Рaдуйсz, ґнтHнію вели1кому равнострадальне въ терпёніи бэс0вскихъ возстaній: рaдуйсz, fеод0сію nбщежи1тельства начaльнику подобонрaвне, въ хранeніи nбщежи1тельныхъ предaній.

Рaдуйсz, сaввэ њсвzщeнному во мн0жественномъ числЁ ўченикHвъ счи1сленный: рaдуйсz, ґрсeнію мyжества и4мz носsщему, въ дух0вномъ мyжествэ сравнeнный.

Рaдуйсz, со їwaнномъ лёствичникомъ восхождeніе въ сeрдцэ своeмъ къ нб7си2 положи1вый: рaдуйсz, съ макaріемъ бlжeнство въ нетлённомъ твоeмъ тэлеси2 получи1вый.

Рaдуйсz, nнyфрію вели1кому подражaвый житіeмъ въ пустhни: рaдуйсz, паЂсію вели1кому послёдовавый во всsкой с™hни.

Рaдуйсz, сmмеHна ст0лпника примeромъ выс0кій ст0лпъ добродётелей создaвый: рaдуйсz, пavла препр0стагw сeрдца неѕл0біе во всёмъ житіи2 своeмъ показaвый.

Рaдуйсz, ґfанaсію безсмeртіz ўчaстниче, не и4менемъ, но дэлaми: рaдуйсz, съ є3vfЂміемъ благодyшнымъ въ безконeчныz весeліz возшeдый є3г0же стопaми.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ ѕ7.

Проповёдуетъ рwссjйскій р0дъ пресл†внаz и3 неисчє1тнаz тво‰ чудесA, и3зрzднослaвне чудотв0рче сeргіе: к0ль мн0зи t духHвъ нечи1стыхъ и3збaвлени тоб0ю бhша, к0ль мнHзи t разли1чныхъ недyгwвъ, бёдъ и3 напaстей твои1ми спас0шасz мlтвами. тh бо є3си2 крёпкій во брaнехъ сyщымъ пом0щникъ, болsщымъ врaчъ, њби6димымъ застyпникъ: ты2 всBмъ вс‰ могjй њ чудодёйствующемъ тоб0ю хrтэ, да всёхъ научи1ши пёти: Ґллилyіа.

Јкосъ ѕ7.

ВозсіS пaче с0лнца воздержaніе твоE, прпdбный: є3гдA не пекjйсz њ брашнэ, є4же не постaвитъ нaсъ пред8 бGомъ, скyдости рaди въ монастырЁ твоeмъ, без8 пи1щи три2 дни2 пребhвшу брaтію и3 во мрaцэ ск0рби сyщую, њзари1лъ є3си2 лучaми бlгодaрственнагw терпёніz, и4стиннагw воздержaніz и3 несомнeннагw ўповaніz на бGа: t нег0же ѓбіе њби1льство всёхъ бл†гъ твои1ми мlтвами получи1вше, воспёша тебЁ си1це:

Рaдуйсz, прпdбнэйшій ѓлчущихъ питaтелю: рaдуйсz, и3 д¦0внагw насыщeніz трeбующымъ подaтелю.

Рaдуйсz, ґлкaвый и3 жaждавый прaвды, насыщazйсz же нhнэ: рaдуйсz, посаждeнный на трапeзэ нбcнэй въ п0стническомъ чи1нэ.

Рaдуйсz, tложи1вый њ тлённой пи1щи попечeніе безмёстнw: рaдуйсz, и3сп0лнивый њби1тель свою2 брaшны принесeнными безвёстнw.

Рaдуйсz, бlгостію б9іею, ґ не т0кмw брaшны, сердцA н†ша ўтверждazй: рaдуйсz, глаг0ломъ, и3сходsщимъ и3з8 ќстъ б9іихъ пaче, нeже хлёбомъ, насыщazй.

Рaдуйсz, брaшно дёлавый пребывaющее въ жив0тъ вёчный, ґ не брaшно тэлeснw: рaдуйсz, въ крёпости ћди тоS шeствовавый дaже до горы2 нбcныz.

Рaдуйсz, побэждazй враги2 нaшz мlтвами твои1ми, ћкw хлёбомъ ви1дэннымъ ў гедеHна: рaдуйсz, вкушazй хлёба ѓгGльскагw во дворёхъ вhшнzгw сіHна.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ з7.

Хотsщу пребlженному ґлеxjю, всерwссjйскому пaстырю, t нhнэшнzгw вёка прелeстнагw престaвитисz, призвaнъ бhлъ є3си2 бGоносне сeргіе, да пріи1меши по нeмъ сaнъ с™и1тельства, њбручeннагw тебЁ t негw2 возложeніемъ крестA ґрхіерeйскагw, злaтомъ и3 кaменіемъ ўкрашeннагw: тh же смиренномyдріz люби1телz, не златон0сца себE kвлsz, и3 толи1кагw сaна недост0йна бhти вмэни1въ, смиренномyдреннw при кrтЁ и4ноческагw терпёніz твоегw2, судьбы2 гDни вожделeнныz пaче златA и3 кaмене чeстна храни1ти восхотёлъ є3си2, зовhй бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ з7.

Н0вое нeбо t высоты2 житіS твоегw2 разумэвaемъ тS, џ§е, дэsніемъ и3 видёніемъ, ѓки двэмA завёсома ўтверждeна, неисчeтными же чудесы2 ћкw ѕвэздaми блистaюща. тебЁ крaснаz ћкw лунA бцdа, со с™hми ґпcлы петр0мъ и3 їwaнномъ, ѓки со зарeю вечeрнею и3 денни1цею ќтреннею, посэщaше. чрeз8 знaмєніz ќбw добродётелей твои1хъ, прaвды сlнце мhсленное хrт0съ гDь, течeніе своE творS, просвэщaетъ всёхъ зовyщихъ ти2 си1це:

Рaдуйсz, во ю4ности посвzти1вый въ жeртву пріsтну бGови, ћкw ю3нцA, себE сaмаго: рaдуйсz, сохрани1вый неврeднw цэломyдріе дёвства драгaгw.

Рaдуйсz, прехождeніемъ свои1мъ въ пустhнzхъ мнHгіz њби1тєли насади1вый: рaдуйсz, чудотв0рныхъ в0дъ, t бGа ўмолeніемъ, чeрплющихъ всёхъ наслади1вый.

Рaдуйсz, возмогjй рыкaющаго діaвола, ћкw львA мyжественнw побэди1ти: рaдуйсz, съ сeю побёдою ўдост0ивыйсz во вратA слaвы торжeственнw вни1ти.

Рaдуйсz, навhкнувый кр0тости t ѓгнца, взeмлющагw вс‰ ѕл†z: рaдуйсz, ћкw за соблюдeніе прaвды получи1лъ є3си2 вBчнаz благ†z.

Рaдуйсz, щит0мъ вёры ўгаси1вый вс‰ разжжє1ннаz лукaвагw стрёлы: рaдуйсz, сокруши1вый сeдмь глaвъ ѕл0бы ѓдскагw ѕмjz, сeдмь грэхHвъ смeртныхъ проти1вными бlги1ми дёлы.

Рaдуйсz, совокуплeну и3мёzй люб0вь къ бGу и3 бли6жнимъ: рaдуйсz, и3сточazй t рaки своеS цэльбы6 въ п0льзу нaмъ ни6жнимъ.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ }.

Стрaнное и3 ўжaсное видёніе ви1дэ мwmсeй бGови1дец, ћкw купинA горsщи, и3 не сгарaше: ўжaснагw спод0бисz видёніz и3 ўчени1къ тв0й сjмwнъ, є3гдA служaщу ти2 бжcтвенную літургjю, ви1дэ невещeственный џгнь, њсэнsющь nлтaрь и3 њкружaющь сщ7eнную трапeзу: тебЁ же, прпdбне сeргіе, t главы2 до ногY во nгни2 стоsщу, и3 тёмъ сошeдшимъ, ѓки плащани1ца, во с™yю чaшу, нбcнымъ причaщшагосz nгнeмъ, бGъ бо нaшъ џгнь є4сть поzдazй: nбaче тS нE њпали2, но пaче просвэти2, во є4же пёти: Ґллилyіа.

Јкосъ }.

Вeсь р0дъ рwссjйскій, воеди1нw совокуплeнный, не возм0жетъ бlгодaрственнагw воздaти похвалeніz предстaтельству твоемY, достохвaльне сeргіе: не т0чію бо бли1зъ притекaющихъ къ цэльбон0сному твоемY гр0бу, но и3 далeче tстоsщихъ, и3 призывaющихъ всечeстное твоE и4мz, тeплымъ твои1мъ предстaтельствомъ защищaеши и3 храни1ши t всsкагw ѕлA. є3ли1кw u5бо возм0жнw бlгодaрствующе похвалsемъ тS такwвhми глaсы:

Рaдуйсz, служи1телю б9ій њ вёрныхъ ўмолszй: рaдуйсz, настaвниче грёшныхъ къ нб7си2 направлszй.

Рaдуйсz, души2 бёдствующіz и3 тёла многом0щный храни1телю: рaдуйсz, њскорблsємымъ тeплый покрови1телю.

Рaдуйсz, предводи1телю д0брый въ пyть сп7сeніz текyщымъ: рaдуйсz, защити1телю д0брый во брaни мjра сyщымъ.

Рaдуйсz, цэли1телю и3зsщный болёзни душeвной и3 тэлeсной: рaдуйсz, просвэти1телю чyдный nбою2 тмы2 очeсной.

Рaдуйсz, посэти1телю ск0рый въ нeмощи лежaщымъ: рaдуйсz, ўтёшителю мyдрый въ бэдaхъ слезsщымъ.

Рaдуйсz, пособи1телю крёпкій в0ємъ хrті†нскимъ: рaдуйсz, прогони1телю стрaшный п0лчищємъ погaнскимъ.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ f7.

Всsкую стzжaлъ є3си2 чудодёйствіz си1лу, блгdтію ди1внагw во с™hхъ свои1хъ бGа, всебогaте сeргіе: не т0кмw бёсы t человBкъ дhмомъ мlтвъ твои1хъ прогнaлъ є3си2, ћкw рафаи1лъ: прокажє1нныz њчи1стилъ є3си2, въ проліsніи пред8 бGомъ слeзъ, ћкw во їoрдaнэ є3ліссeй: плэнє1нныz t в†рваръ, ск0ро предвари1въ њсвободи1лъ є3си2, ћкw ніколaй чyдный: ўмeршагw же џтрока воскреси1въ, животворsщему мє1ртвыz, и3 зовyшему не с{щаz, ћкw с{щаz, бGу, њ всёхъ преслaвныхъ твои1хъ чудотворeніихъ созывaлъ є3си2 всёхъ воспёти: Ґллилyіа.

Јкосъ f7.

Вэт‡z суемyдрєнныz tстyпническіz њбличи1лъ є3си2, предстaвъ во снЁ пресвЂтеру сmмеHну, не низпaдшему въ ѕлочeстіе тщес0вэстное и3 по преставлeніи твоeмъ tвeрженное t тебЁ: тёмже вси2 и4стиннаz вост0чныz с™hz цRкве чaд6а и3мyще тS столпA цRк0внагw въ вёрэ непоколеби1ма, ўбlжaютъ си1це:

Рaдуйсz, злослaвное tстyпническое любомyдріе ўкори1вый: рaдуйсz, правовёрныхъ бlгочeстіе ўzсни1вый.

Рaдуйсz, и4стинныz премyдрости содержaвый д0гматы: рaдуйсz, научи1вый не прeніемъ, но вёрою возмогaти.

Рaдуйсz, њбличи1вый tступлeніе вёры, ћкw всBмъ ѕлы6мъ вин0внw: рaдуйсz, правовёрныхъ въ предaніи с™hхъ nц7ъ ўтверди1вый бGословнw.

Рaдуйсz, не бlговоли1вый въ ѕловёрныхъ многоглаг0ланію врeдному: рaдуйсz, ўпраздни1вый тёхъ великомyдрствіе њ бlгорёчіи тщeтномъ.

Рaдуйсz, не внёшними словесы2, но б9іимъ свидётельствомъ воwружeнный: рaдуйсz, на кaмени краеуг0льномъ хrтэ, неподви1жимою вёрою ўтверждeнный.

Рaдуйсz, бlгочeстнw течeніе скончaвый, и3 вёру соблюдhй несквeрну: рaдуйсz, въ вэнцЁ прaвды предстaвый свёту невечeрню.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ ‹.

Сп7сeніz рaди хотsщему ўченикY твоемY їсаaкію молчали1вое храни1ти житіE, и3 просsщему на сE ў тебЁ бlгословeніz, повелёлъ є3си2 пріити2 во врeмz бжcтвенныz літургjи ко nлтарю2, и3дёже є3гдA бlгословлsлъ є3си2 є3гw2, ви1дэ џнъ ѓки нёкій вели1къ плaмень и3зшeдъ t рукY твоeю, чудотв0рче, и3 прикоснyвшійсz є3мY, ћкw клещeю џгнь t nлтарS вземшею, благословzщею твоeю рук0ю: сe же бhсть є3мY къ потреблeнію неключи1магw праздносл0віz, къ ўтверждeнію же въ безстрaстномъ молчaніи съ серафjмы пёти бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ ‹.

СтэнA вели1ка и3 выс0ка, и3мyщаz њсновaній дванaдесzть неподви1жимыхъ дwгмaтъ правослaвныz нaшеz вёры, ты2 є3си2, адамантодyшне сeргіе, њстэнsz велелёпотне пречестнyю свою2 њби1тель, ѓки грaдъ вели1кій с™hй їеrли1мъ, низшедый рHссwмъ съ нб7сE, t бGа и3мyщь слaву б9ію въ чудесёхъ твои1хъ, и3 ўкрашeніе всsкимъ драги1мъ кaменіемъ многоцённыхъ твои1хъ мlтвъ, и4миже њстэнsеши всёхъ зовyщихъ ти2 си1це:

Рaдуйсz, прпdбне, ћкw їaспісъ пресвэтлёйшій, во всёй подс0лнечной сіszй чудeснw: рaдуйсz, ћкw сапфjръ невоwбрaзный, блистazй нaмъ житіE поднебесно.

Рaдуйсz, ћкw халкидHнъ ўглеви1дный, nгнeмъ любвE б9іz разжжeнный: рaдуйсz, ћкw смарaгдъ зеленёющій, присновесeннимъ вэнцeмъ ўвzзeнный.

Рaдуйсz, ћкw сард0нmxъ, н0гтz нечyвственнагw цвётъ и3мhй, ўмерщвлeніе страстeй подавazй: рaдуйсz, ћкw сaрдій, ћзвы t желёза цэлsщій ўzзвлeнныхъ на брaни, вёрныхъ чудотв0рнэ и3сцэлszй.

Рaдуйсz, ћкw хрmс0ліфъ златосвэтsщій, многоцёнными добродётельми блистazй: рaдуйсz, ћкw вирЂллъ, носsй морскjй ви1дъ, плaвающихъ въ м0ри безбёднw ўправлszй.

Рaдуйсz, ћкw топaзій цэльбон0сный, и3сцэлszй слэпотY душeвную и3 тэлeсную: рaдуйсz, ћкw хрmс0прасъ надзлатоsснэйшій, получи1вый добр0ту нб7сну.

Рaдуйсz, ћкw kкjнfъ воздухови1дный, на воздyсэ восхищeнъ бhти гот0въ во срётеніе гDне: рaдуйсz, ћкw ґмеfЂстъ nгнесвётлый, пожигazй бэсHвъ мн0жество преисподне.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ №i.

Пёніе всsкое побэждaетсz, звэздочи1сленными твои1ми труды2, всебlжeнне сeргіе: кт0 бо t земнор0дныхъ прослaвитъ жест0кое твоE житіE; кто2 возвели1читъ сщ7є1нныz п0двиги тво‰; безм0лвіе совершeнное, смирeніе нелицемёрное, п0стъ протzжeнный, мlтву непрестaнную, чистотY по внyтреннему и3 внёшнему человёку; за нsже спод0билсz є3си2 со всёми без8 пор0ка послёдующими ѓгнцу, и3 бlгоуг0днэ подвизaвшимисz, пёти: Ґллилyіа.

Јкосъ №i.

Свэтозaрнымъ свётомъ блистaетъ њби1тель твоS, всесвётлый чудотв0рче, и3знeсши t земнaгw покровeніz сіsющыz чудесaми нетлBнныz м0щи тво‰, и3 постaвльши и5хъ ћкw свэти1льникъ на мёсте дост0йнэ, да и3сп0лнитсz речeніе гDне: не вжигaютъ свэти1лника, и3 под8 спyдомъ не полагaютъ, но на свёщникъ поставлsютъ, да входsщіи ви1дzтъ. тёмже вси2 въ хрaмэ твоeмъ, и3 вездЁ тоб0ю просвэщaеми, дерзaемъ глаг0лати тебЁ:

Рaдуйсz, свёщниче тричaстный, треми2 свэтлёйшими бGосл0вскими добродётельми свэтsщій: рaдуйсz, свэти1лниче дв0йственный, люб0вію ко бGу и3 бли1жнему горsщій.

Рaдуйсz, є3г0же сугубоестeственный ґрхіерeй, прошeдый нб7сA, въ служeніе своE нбcное постaви: рaдуйсz, є3г0же стоsй посредЁ седми2 свэти6лникъ, ћкw є3ди1наго t тёхъ себE предстaви.

Рaдуйсz, свэти1лниче, дарaми д¦а с™aгw седмоwсщ7eный, ћкw ви1дэнный захaріею прbр0комъ: рaдуйсz, во свэтeніе чудeсное постaвленный въ рwссjи на мёстэ выс0комъ.

Рaдуйсz, свэти1лниче превознесeннэйшій, пaче свёта њсвэщaющій плaвающихъ въ м0ри: рaдуйсz, свэтeніемъ твои1мъ наставлszй преплaвати t мjра къ нб7си2 вск0рэ.

Рaдуйсz, свэти1лниче мhсленный, свэтsщій с™hнею, пaче постaвленнагw соломHномъ, во с™hхъ с™az: рaдуйсz, блистaніемъ чудeсъ твои1хъ во вс‰ концы2 земли2 сіsz.

Рaдуйсz, ўмeрый мjру, жи1въ же бGови, мeртвому џтроку даровaвый жи1ти: рaдуйсz, живhй во вёки со хrт0мъ, съ ни1мже и3 нaмъ моли2 бhти.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ в7i.

Блгdть б9ію и3сповёдавъ дрeвле маккавє1й, є3гдA грzдyщу є3мY съ в0инствомъ на супостaты, kви1сz предводsй и4хъ к0нникъ въ nдeждэ бёлэ, ўкрэплsz тёхъ и3 мyжественны творS. рaвное возсылaетъ бlгодaрствіе преслaвнаz њби1тель чудотв0рца сeргіа, t њблежaщихъ ю5 врагHвъ и3збaвленнаz, kвлeніемъ прпdбнагw стaрца э4здzща, и3 и3мyща въ руцЁ своeй мeчь њбнажeнъ: є3г0же п0мощію хрaбрственнw и3зшeдше сyщіи во њбстоsніи, побэди1ша сопроти6вныz, ўбlжaюще споб0рствующаго и3мъ чудотв0рца, и3 вопію1ще бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ в7i.

Пою1ще твоE ўспeніе, прпdбне џ§е, рwссjйстіи тво‰ ч†да, прославлsемъ подaтелz всёхъ благи1хъ бGа, даровaвшагw нaмъ тебЁ, таковaго nтцA, и3же и3 по преставлeніи твоeмъ не њставлsеши нaсъ, но бlгодaтными чудeсъ даров†ніи всегдA призирaеши, посэщaеши, и3 заступaеши: є3мyже надгр0бное совершaюще пёніе, ўбlжaемъ достопaмzтное твоE житіE любeзнымъ воспоминaніемъ, и3 пaки совокyпнэ си1мъ:

Рaдуйсz, въ чeсть с™hz трbцы трикрaты во ўтр0бэ мaтерней стрaннw возгласи1вый: рaдуйсz, въ пaмzть хrт0выхъ страстeй, средY и3 пzт0къ пости1выйсz.

Рaдуйсz, и3мёніе своE къ нб7си2 рукaми ни1щихъ предпослaвый: рaдуйсz, въ нищетЁ душeвной и3 тэлeсной безпечaлнw въ пустhни њбитaвый.

Рaдуйсz, претерпёвый бэсHвскаz наваждє1ніz преизли1шше: рaдуйсz, создaвый њби1тель с™ёй трbцэ троическою п0мощію свhше.

Рaдуйсz, чудeсныхъ в0дъ t бGа ўмолeніемъ нап0лнивый њби1тели твоеS њгрaду: рaдуйсz, брaшны неви1димо принесeнными ѓлчной брaтіи сотвори1вый tрaду.

Рaдуйсz, невосхотёвый пріsти с™и1тельскіz влaсти, nдэsніz и3 ўкрашeніz тэлeсна: рaдуйсz, во врeмz літургисaніz твоегw2, њдёzнный плaменемъ nгнS нб7си2.

Рaдуйсz, свэти1лниче, є3лeемъ млcти кипsй: рaдуйсz, на свёщницэ слaвы нбcныz горsй.

Рaдуйсz, прпdбне чудотв0рче сeргіе, џ§е нaшъ.

Кондaкъ Gi.

Q вели1кій чудотв0рче сeргіе всебlжeнне, преизрsднэйшій рwссjйкіz страны2 храни1телю! пріими2 смирeннw приноси1мое тебЁ молeніе, и3 твои1мъ ў нбcнагw цRS предстaтельствомъ сохрани2 и3 поми1луй nтeчество нaше t вр†гъ ви1димыхъ и3 невиди1мыхъ, и3 t всsкихъ скорбeй, бёдъ и3 напaстей, и3 и3сходaтайствуй въ нбcномъ цrтвіи всBмъ прилёжнw молsщымсz, съ тоб0ю пёти: Ґллилyіа.

Конда1къ се1й глаго1лн G-жды, таже i4косъ №-й, и3 кондaкъ №-й.

Моли1тва №.

Q сщ7eннаz главо2, прпdбне бGоносне џ§е нaшъ сeргіе, мlтвою твоeю, и3 вёрою и3 люб0вію ћже къ бGу и3 чистот0ю сeрдца, є3щE на земли2 во њби1тель прес™hz трbцы дyшу твою2 ўстр0ивый, и3 ѓгGльскагw nбщeніz и3 прес™hz бцdы посэщeніz спод0бивыйсz, и3 дaръ чудодёйственныz бlгодaти пріeмый, по tшeствіи же твоeмъ t земнhхъ наипaче къ бGу прибли1живыйсz, и3 нбcныz си1лы пріoбщи1выйсz, но и3 t нaсъ дyхомъ любвE твоеS не tступи1вый, и3 честны6z тво‰ м0щи, ћкw сосyдъ бlгодaти п0лный и3 преизливaющійсz, нaмъ њстaвивый! вeліе и3мёz дерзновeніе ко всеми1лостивому вLцэ, моли2 сп7сти2 рабы2 є3гw2, сyщей въ тебЁ бlгодaти є3гw2 вёрующыz и3 къ тебЁ съ люб0вію притекaющыz: и3спроси2 нaмъ t великодарови1тагw бGа нaшегw всsкій дaръ, всBмъ и3 коемyждо бlгопотрeбенъ, вёры непор0чны соблюдeніе, градHвъ нaшихъ ўтверждeніе, мjра ўмирeніе, t глaда и3 пaгубы и3збавлeніе, t нашeствіz и3ноплемeнныхъ сохранeніе, скорбsщымъ ўтэшeніе, недyгующымъ и3сцэлeніе, пaдшымъ возставлeніе, заблуждaющымъ на пyть и4стины и3 сп7сeніz возвращeніе, подвизaющымсz ўкрэплeніе, бlгодёлающым въ дёлэхъ благи1хъ преуспёzніе и3 бlгословeніе, младeнцємъ воспитaніе, ю4нымъ наставлeніе, невёдущымъ вразумлeніе, сиротaмъ и3 вдови1цамъ заступлeніе. tходsщымъ t сегw2 врeменнагw житіS къ вёчному бlг0е ўготовлeніе и3 напyтствіе, tшeдшымъ бlжeнное ўпокоeніе, и3 вс‰ ны2 споспэшествyющими твои1ми мlтвами спод0би въ дeнь стрaшнагw судA шyіz чaсти и3збaвитисz, деснhz же страны2 џбщиники бhти, и3 бlжeнный џный глaсъ вLки хrтA ўслhшати: пріиди1те, бlгословeнніи nц7A моего2, наслёдуйте ўгот0ванное вaмъ цrтвіе t сложeніz мjра. Ґми1нь.

Моли1тва в7.

Q сщ7eннаz главо2, прпdбне џ§е, пребlжeнне ѓвво сeргіе вели1кій! не забyди ўб0гихъ свои1хъ до концA, но поминaй нaсъ во с™hхъ свои1хъ и3 бlгопріsтныхъ мlтвахъ къ бGу. помzни2 стaдо своE, є4же сaмъ ўпaслъ є3си2: и3 не забyди посэщaти чaдъ свои1хъ. моли2 за ны2, џ§е сщ7eнный, за дёти сво‰ духHвныz, ћкw и3мёz дерзновeніе къ нбcному цRю: не премолчи2 за ны2 ко гDу, и3 не прeзри нaсъ, вёрою и3 люб0вію чтyщихъ тS. поминaй нaсъ недост0йныхъ ў пrт0ла вседержи1телz, и3 не престaй молsсz њ нaсъ ко хrтY бGу: и4бо дaна тебЁ бhсть бlгодaть за ны2 моли1тисz. не мни1мъ бо тS сyща мeртва: ѓще бо и3 тёломъ престaвилсz є3си2 t нaсъ, но и3 по смeрти жи1въ сhй пребывaеши, не tступaй t нaсъ дyхомъ, сохранsz нaсъ t стрёлъ врaжіихъ, и3 всsкіz прeлести бэсHвскіz, и3 к0зней діaвольскихъ, пaстырю нaшъ д0брый. ѓще бо и3 мощeй твои1хъ рaка предъ nчи1ма нaшима ви1дима є4сть всегдA, но с™az твоS душA со ѓгGльскими в0инствы, со безпл0тными ли1ки, съ нбcными си1лами, ў пrт0ла вседержи1телz предстоsщи, дост0йнw весели1тсz. вёдуще бо тS вои1стинну и3 по смeрти жи1ва сyща, тебЁ припaдаемъ, и3 тебЁ м0лимсz, є4же моли1тисz њ нaсъ всеси1льному бGу, њ п0льзэ дyшъ нaшихъ, и3 и3спроси1ти врeмz на покаsніе, и3 њ невозбрaнномъ преи1тіи t земли2 на нб7о, мытaрствъ же г0рькихъ, бэсHвъ воздyшныхъ кнzзeй, и3 вёчныz мyки и3збaвитисz, и3 нбcному цrтвію наслёдники бhти со всёми прaведными, t вёка ўгоди1вшими гDу нaшему ї}су хrтY: є3мyже подобaетъ всsкаz слaва, чeсть и3 поклонeніе, со безначaльнымъ є3гw2 nц7є1мъ, и3 съ прес™hмъ и3 благи1мъ, и3 животворsщимъ є3гw2 д¦омъ, нhнэ и3 при1снw и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Моли1тва G.

Q нбcнагw граждани1не їеrали1ма, прпdбне џ§е сeргіе! воззри2 на нaсъ ми1лостивw, и3 къ земли2 привeрженныхъ возведи2 къ высотЁ нбcнэй. ты2 горЁ на нб7си2, мы2 на земли2 ни1зу, ўдалены2 t тебЁ, не толи1ко мёстомъ, є3ли1кw грэхми2 свои1ми и3 беззакHніи: но къ тебЁ, ћкw нaмъ ср0дному, прибэгaемъ и3 взывaемъ, настaви нaсъ ходи1ти путeмъ твои1мъ, вразуми2 и3 руков0дствуй. св0йственнw є4сть тебЁ, џ§е нaшъ, бlгоутр0біе и3 человэколю1біе: на земли2 живyщу не њ своeмъ т0кмw сп7сeніи бhсть тебЁ попечeніе, но и3 њ всёхъ къ тебЁ притекaющихъ. наставлє1ніz тво‰ бhша тр0стію кни1жника скоропи1сца, на сeрдцэ кaждагw глаг0лы жи1зни начертавaющагw. не тэлє1сныz бо т0кмw врачевaлъ є3си2 болBзни, но пaче душeвныхъ врaчь и3зsщный kви1лсz є3си2: и3 всS твоS с™az жи1знь бhсть зерцaломъ всsкіz добродётели. ѓще толи1къ бhлъ є3си2, с™че б9ій, на земли2: коли1къ нhнэ є3си2 на нб7си2! ты2 днeсь предстои1ши пrт0лу свёта непристyпнагw, и3 въ нeмъ, ћкw въ зерцaлэ, зри1ши вс‰ нaшz н{жды и3 прошє1ніz: ты2 водворsешисz вкyпэ со ѓгGлы, њ є3ди1номъ грёшницэ кaющемсz рaдующимисz. и3 человэколю1біе б9іе є4сть неистощи1мw, и3 твоE къ немY дерзновeніе мн0гw: не престaни њ нaсъ вопіS ко гDу. и3спроси2 предстaтельствомъ свои1мъ ў всеми1лостивагw бGа нaшегw ми1ръ цRкви є3гw2, под8 знaменіемъ кrтA в0инствующей: соглaсіе въ вёрэ и3 є3диномyдріе, суемyдріz же и3 раск0лwвъ и3стреблeніе, ўтверждeніе во бlги1хъ дёлэхъ: больны6мъ и3сцэлeніе, печaльнымъ ўтэшeніе, њби1женнымъ заступлeніе, бёдствующымъ п0мощь. не посрами2 нaсъ, къ тебЁ съ вёрою притекaющихъ. ѓще бо и3 недост0йни є3смы2 толи1кагw nц7A и3 ходaтаz: но ты2 бhвъ подражaтель человэколю1біz б9іz, сотвори2 нaсъ дост0йны чрeз8 њбращeніе t ѕлhхъ дёлъ къ бlг0му житію2. вс‰ бGопросвэщeннаz рwссjа, твои1ми чудесы2 и3сп0лненнаz и3 ми1лостьми њблагодётельствованнаz, и3сповёдуетъ тS бhти своегw2 покрови1телz и3 застyпника. kви2 дрє1вніz ми1лwсти тво‰, и3 и4хже nтцє1мъ спомоществовaлъ є3си2, не tри1ни и3 нaсъ чaдъ и4хъ, стопaми и4хъ къ тебЁ шeствущихъ. вёруемъ, ћкw дyхомъ нaмъ соприсyтствуеши. и3дёже бо є4сть гDь, ћкwже сл0во є3гw2 ќчитъ нaсъ, тaмw и3 слугA є3гw2 бyдетъ. ты2 вёрный є3си2 рaбъ гDень: и3 бGу вездЁ сyщу, ты2 въ нeмъ є3си2, и3 џнъ въ тебЁ є4сть, пaче же и3 тёломъ съ нaми є3си2. сE нетлённыz и3 живонHсныz тво‰ м0щи, ћкw сокр0вище безцённое, вручи2 нaмъ чудeсъ бGъ. предстоS и3мъ, ћкw тебЁ живY сyщу, припaдаемъ и3 м0лимсz: пріими2 молє1ніz нaшz, и3 вознеси2 и4хъ на жeртвенникъ бlгоутр0біz б9іz, да пріи1мемъ тоб0ю бlгодaть и3 бlговременну въ нуждaхъ нaшихъ п0мощь. ўкрэпи2 нaше малодyшіе, и3 ўтверди2 нaсъ въ вёрэ, да несомнённw ўповaемъ получи1ти вс‰ благ†z t бlгосeрдіz вLки мlтвами твои1ми. пaству же твою2 дух0вную, тоб0ю с0бранную, не престaни ўправлsти жезл0мъ дух0вныz мyдрости: подвизaющымсz помози2, разслaбленныхъ возстaви, споспэши2 и4го хrт0во нести2 во бlгодyшіи и3 терпёніи: и3 всёхъ нaсъ ўпрaви въ ми1рэ и3 покаsніи скончaти жив0тъ нaшъ, и3 пресели1тисz со ўповaніемъ въ бlжє1нныz нBдра ґвраaмwва, и3дёже ты2 рaдостнw по трудёхъ и3 п0двизэхъ нhнэ почивaеши, прославлsz со всёми с™hми бGа, въ трbцэ слaвимаго, nц7A, и3 сн7а, и3 с™aгw д¦а. Ґми1нь.

Краткое житие преподобного Сергия Радонежского

Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их! Про­слав­ляя Сво­их из­бран­ни­ков, Он через них же устро­я­ет и на­ше спа­се­ние.

В труд­ные для Церк­ви вре­ме­на, ко­гда бла­го­по­треб­на бы­ла осо­бен­ная по­мощь Бо­жия к укреп­ле­нию ве­ры пра­во­слав­ной в серд­цах люд­ских или ко­гда нече­стие люд­ское гро­зи­ло по­да­вить со­бою бла­го­че­стие и ве­ру, в та­кие труд­ные вре­ме­на Бог на­ро­чи­то по­сы­лал осо­бых из­бран­ни­ков Сво­их, ко­то­рые, бу­дучи пре­ис­пол­не­ны бла­го­да­ти Бо­жи­ей, сво­ей див­ной жиз­нью, сво­им сми­ре­ни­ем при­вле­ка­ли к се­бе серд­ца лю­дей и де­ла­лись на­став­ни­ка­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми в ду­хов­ной жиз­ни для всех.

Од­ним из та­ких ве­ли­ких из­бран­ни­ков Бо­жи­их был пре­по­доб­ный Сер­гий, да­ро­ван­ный Бо­гом зем­ле Рус­ской имен­но в та­кое тяж­кое вре­мя, ко­гда та­та­ры за­по­ло­ни­ли по­чти все пре­де­лы ее, ко­гда меж­до­усо­бия кня­зей до­хо­ди­ли до кро­ва­вых по­бо­ищ, ко­гда эти усо­би­цы, бес­пра­вие, та­тар­ское на­си­лие и гру­бость то­гдаш­них нра­вов гро­зи­ли рус­ско­му на­ро­ду со­вер­шен­ной ги­бе­лью. Пол­то­рас­та с лиш­ком лет то­ми­лась мно­го­стра­даль­ная Русь под тя­же­лым игом та­тар­ским. И вот на­ко­нец при­з­рел Гос­подь Бог моль­бы Ру­си Пра­во­слав­ной – при­бли­жал­ся час осво­бож­де­ния, в ко­то­ром Сер­гий явил­ся ис­тин­ным пе­чаль­ни­ком род­ной зем­ли.

Но чтобы сбро­сить вар­вар­ское иго и вве­сти ино­род­цев в огра­ду Хри­сти­ан­ской Церк­ви, для это­го нуж­но бы­ло при­под­нять и укре­пить нрав­ствен­ные си­лы, при­ни­жен­ные ве­ко­вым по­ра­бо­ще­ни­ем и уны­ни­ем. Это­му нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию на­ро­да и по­свя­тил свою жизнь пре­по­доб­ный Сер­гий. Са­мым силь­ным сред­ством, до­ступ­ным и по­нят­ным то­му ве­ку, был жи­вой при­мер, на­гляд­ное осу­ществ­ле­ние нрав­ствен­но­го пра­ви­ла. Он на­чал с са­мо­го се­бя и про­дол­жи­тель­ным уеди­не­ни­ем, ис­пол­нен­ным тру­дов и ли­ше­ний сре­ди дре­му­че­го ле­са, при­го­то­вил­ся быть ру­ко­во­ди­те­лем дру­гих пу­стын­но­жи­те­лей. Жиз­не­опи­са­тель, сам жив­ший в брат­стве, вос­пи­тан­ном Сер­ги­ем, жи­вы­ми чер­та­ми опи­сы­ва­ет, как оно вос­пи­ты­ва­лось, с ка­кой по­сте­пен­но­стью и лю­бо­вью к че­ло­ве­ку, с ка­ким тер­пе­ни­ем и зна­ни­ем ду­ши че­ло­ве­че­ской. На стра­ни­цах древ­не­го жи­тия по­вест­ву­ет­ся о том, как Сер­гий, на­чав пра­вить со­би­рав­шей­ся к нему бра­ти­ей, был для нее по­ва­ром, пе­ка­рем, мель­ни­ком, дро­во­ко­лом, порт­ным, плот­ни­ком, ка­ким угод­но труд­ни­ком, слу­жил ей, как раб куп­лен­ный, по вы­ра­же­нию жи­тия, ни на один час не скла­ды­вал рук для от­ды­ха; как по­том, став на­сто­я­те­лем оби­те­ли и про­дол­жая ту же чер­ную хо­зяй­ствен­ную ра­бо­ту, он при­ни­мал ис­кав­ших у него по­стри­же­ния, не спус­кал глаз с каж­до­го но­вич­ка, воз­во­дя его со сте­пе­ни на сте­пень ино­че­ско­го ис­ку­са, ука­зы­вал де­ло вся­ко­му по си­лам, но­чью до­зо­ром хо­дил ми­мо кел­лий, лег­ким сту­ком в дверь или ок­но на­по­ми­нал празд­но­сло­вя­щим, что у мо­на­ха есть луч­шие спо­со­бы про­во­дить до­су­жее вре­мя, а по­ут­ру осто­рож­ны­ми на­ме­ка­ми, не об­ли­чая пря­мо, не за­став­ляя крас­неть, «ти­хой и крот­кой ре­чью» вы­зы­вал в них рас­ка­я­ние без до­са­ды. В этом по­вест­во­ва­нии вид­но прак­ти­че­скую шко­лу бла­го­нра­вия, в ко­то­рой сверх ре­ли­ги­оз­но-ино­че­ско­го вос­пи­та­ния глав­ны­ми жи­тей­ски­ми на­у­ка­ми бы­ли уме­нье от­да­вать все­го се­бя на об­щее де­ло, на­вык к уси­лен­но­му тру­ду и при­выч­ка к стро­го­му по­ряд­ку в за­ня­ти­ях, по­мыс­лах и чув­ствах. На­став­ник вел еже­днев­ную тер­пе­ли­вую ра­бо­ту над каж­дым от­дель­ным бра­том, над от­дель­ны­ми осо­бен­но­стя­ми каж­до­го бра­та, при­спо­соб­ляя их к це­лям все­го брат­ства. На­блю­де­ние и лю­бовь к лю­дям да­ли уме­ние ти­хо и крот­ко на­стра­и­вать ду­шу че­ло­ве­ка и из­вле­кать из нее, как из хо­ро­ше­го ин­стру­мен­та, луч­шие ее чув­ства.

Так вос­пи­ты­ва­лось друж­ное брат­ство, про­из­во­див­шее, по совре­мен­ным сви­де­тель­ствам, глу­бо­кое на­зи­да­тель­ное впе­чат­ле­ние на ми­рян. Мир при­хо­дил к мо­на­сты­рю, пыт­ли­вым взгля­дом смот­рел на чин жиз­ни, и то, что он ви­дел, быт и об­ста­нов­ка пу­стын­но­го брат­ства, по­уча­ли его са­мым про­стым пра­ви­лам, ко­то­ры­ми креп­ко люд­ское хри­сти­ан­ское об­ще­жи­тие. В мо­на­сты­ре все бы­ло бед­но и скуд­но или, как вы­ра­зил­ся разо­ча­ро­ван­но один му­жи­чок, при­шед­ший в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия по­ви­дать про­слав­лен­но­го ве­ли­че­ствен­но­го игу­ме­на, «все ху­дост­но, все ни­щет­но, все си­ро­тин­ско». Слу­ча­лось, все бра­тия по це­лым дням си­де­ли чуть не без кус­ка хле­ба. Но все бы­ли друж­ны меж­ду со­бой и при­вет­ли­вы к при­шель­цам, во всем сле­ды по­ряд­ка и раз­мыш­ле­ния, каж­дый де­лал свое де­ло, каж­дый ра­бо­тал с мо­лит­вой, и все мо­ли­лись по­сле ра­бо­ты. Во всех чу­ял­ся скры­тый огонь, ко­то­рый без искр и вспы­шек об­на­ру­жи­вал­ся жи­ви­тель­ной теп­ло­той, об­да­вав­шей вся­ко­го, кто всту­пал в эту ат­мо­сфе­ру тру­да, мыс­ли и мо­лит­вы. Мир ви­дел все это и ухо­дил обод­рен­ный и осве­жен­ный. Пять­де­сят лет де­лал свое ти­хое де­ло пре­по­доб­ный Сер­гий в Ра­до­неж­ской пу­сты­ни; це­лые пол­ве­ка при­хо­див­шие к нему лю­ди вме­сте с во­дой из его ис­точ­ни­ка чер­па­ли в его пу­сты­ни уте­ше­ние и обод­ре­ние и, во­ро­тясь в свой круг, по кап­лям де­ли­лись им с дру­ги­ми. И эти кап­ли нрав­ствен­но­го вли­я­ния, по­доб­но за­квас­ке, вы­зы­ва­ю­щей жи­ви­тель­ное бро­же­ние, за­па­дая в мас­сы, неза­мет­но из­ме­ня­ли на­прав­ле­ние умов, пе­ре­стра­и­ва­ли весь нрав­ствен­ный строй ду­ши рус­ско­го че­ло­ве­ка XIV ве­ка.

Пре­по­доб­ный Сер­гий при­ме­ром сво­ей свя­той жиз­ни, са­мой воз­мож­но­стью та­кой жиз­ни дал по­чув­ство­вать за­скор­бев­ше­му на­ро­ду, что в нем еще не все доб­рое по­гас­ло и за­мер­ло, по­мог ему за­гля­нуть в свой соб­ствен­ный внут­рен­ний мрак и раз­гля­деть там еще тлев­шие ис­кры то­го же ог­ня, ко­то­рым го­рел сам он. И на­род, при­вык­ший дро­жать при од­ном име­ни та­та­ри­на, со­брал­ся на­ко­нец с ду­хом, встал на по­ра­бо­ти­те­лей и не толь­ко на­шел в се­бе му­же­ство встать, но и по­шел ис­кать та­тар­ские пол­чи­ща в от­кры­той сте­пи и там по­ва­лил­ся на вра­гов несо­кру­ши­мой сте­ной, по­хо­ро­нив их под сво­и­ми мно­го­ты­сяч­ны­ми ко­стя­ми.

Чув­ство нрав­ствен­ной бод­ро­сти, ду­хов­ной кре­по­сти, ко­то­рое пре­по­доб­ный Сер­гий вдох­нул в рус­ское об­ще­ство, еще жи­вее и пол­нее вос­при­ни­ма­лось рус­ским мо­на­ше­ством. В жиз­ни рус­ских мо­на­сты­рей со вре­ме­ни Сер­гия на­чал­ся за­ме­ча­тель­ный пе­ре­лом: за­мет­но ожи­ви­лось стрем­ле­ние к ино­че­ству. Древ­не­рус­ское мо­на­ше­ство бы­ло точ­ным по­ка­за­те­лем все­го мир­ско­го об­ще­ства: стрем­ле­ние по­ки­нуть мир уси­ли­ва­лось не от то­го, что в ми­ру скоп­ля­лись бед­ствия, а по ме­ре то­го, как в нем воз­вы­ша­лись нрав­ствен­ные си­лы. Пре­по­доб­ный Сер­гий со сво­ей оби­те­лью и сво­и­ми уче­ни­ка­ми был об­раз­цом и на­чи­на­те­лем в этом ожив­ле­нии мо­на­стыр­ской жиз­ни, «на­чаль­ни­ком и учи­те­лем всем мо­на­сты­рям, иже в Ру­си», как на­зы­ва­ет его ле­то­пи­сец. Он упо­до­бил и про­дол­жа­ет упо­доб­лять сво­ей ду­хов­ной при­ро­де и всех близ­ко со­при­ка­са­ю­щих­ся с ним лю­дей. Он на­пи­тал сво­им креп­ким ду­хом це­лые сон­мы, це­лые по­ко­ле­ния мо­на­ше­ству­ю­щих. До 70-ти мо­на­сты­рей бы­ло ос­но­ва­но его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков; его ду­хов­ное потом­ство бы­ло од­ной из глав­ных ду­хов­ных сил, со­дей­ство­вав­ших ду­хов­но­му пре­тво­ре­нию раз­ных по­лу­язы­че­ских пле­мен, рас­ки­ну­тых по про­стран­ству Се­вер­ной и Сред­ней Рос­сии, в од­но це­лое ве­ли­ко­рус­ское пле­мя, объ­еди­нен­ное, оду­шев­лен­ное, скреп­лен­ное ду­хом Пра­во­сла­вия. И на­ши ле­то­пис­цы име­ли пол­ное ос­но­ва­ние име­но­вать пре­по­доб­но­го Сер­гия игу­ме­ном всея Ру­си, и Свя­тая Цер­ковь до­стой­но и пра­вед­но ве­ли­ча­ет его воз­бран­ным во­е­во­дою Рус­ской зем­ли!

Ро­ди­ной пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла зем­ля Ро­стов­ская, по­это­му «он вы­шел из нас, был плоть от пло­ти на­шей и кость от ко­стей на­ших, а под­нял­ся на та­кую вы­со­ту, о ко­то­рой мы и не ча­я­ли, чтобы она ко­му-ни­будь из на­ших бы­ла до­ступ­на». А пре­по­доб­ный про­шел об­щим пу­тем скор­бей и по­дви­га крест­но­го преж­де, чем явил­ся тем див­ным бла­го­дат­ным му­жем, ка­ким мы ви­дим его в по­след­ние го­ды жиз­ни. Сбы­лось див­ное обе­то­ва­ние Гос­по­да: Аще кто лю­бит Мя, сло­во Мое со­блю­дет; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Аз воз­люб­лю его, и к нему при­и­дем и оби­тель у него со­тво­рим (Ин.14,21-23). Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, то есть до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства (2Пет.1,4). И в ду­ше его «со­тво­ри­ла оби­тель» Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся «оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы», и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к ней. Спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет его уче­ник и опи­са­тель жи­тия его, что Сер­гий был «яко един от древ­них ве­ли­ких от­цев». За свою креп­кую ве­ру он удо­сто­ил­ся ли­це­зреть кам­ня ве­ры – Пет­ра; за свою дев­ствен­ную чи­сто­ту – дев­ствен­ни­ка и дру­га Хри­сто­ва Иоан­на, а за свое ве­ли­чай­шее сми­ре­ние – сми­рен­ней­шую из земно­род­ных Вла­ды­чи­цу ми­ра, Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. В сми­рен­ном серд­це по­движ­ни­ка ти­хо си­ял неиз­ре­чен­ный свет бла­го­да­ти Бо­жи­ей, со­гре­вая все его ду­хов­ное су­ще­ство. Ему пре­и­зобиль­но со­об­ще­ны бы­ли все да­ры Бо­жии: и дар чу­до­тво­ре­ний, и дар про­ро­че­ства, и дар уте­ше­ния и на­зи­да­ния, со­ве­та и ра­зу­ма ду­хов­но­го. Для его ду­хов­но­го взо­ра как бы не су­ще­ство­ва­ло ни пре­град ве­ще­ствен­ных, ни рас­сто­я­ния, ни са­мо­го вре­ме­ни: он ви­дел да­ле­че от­сто­я­щее яко близ су­щее, зрел бу­ду­щее как бы на­сто­я­щее. За свя­тость жи­тия сво­е­го он был по­чти от всех лю­бим и по­чи­та­ем и ува­жа­ем бо­лее, чем сколь­ко поз­во­ли­ло это его то­гдаш­нее сми­рен­ное со­сто­я­ние. Мно­гое мно­же­ство при­хо­ди­ло к нему из раз­ных стран и го­ро­дов, и в чис­ле при­хо­див­ших бы­ли и ино­ки, и кня­зья, и вель­мо­жи, и про­стые лю­ди, «на се­ле жи­ву­щие».

Как ко­рабль, обре­ме­нен­ный мно­же­ством со­кро­вищ, ти­хо при­бли­жа­ет­ся к доб­ро­му при­ста­ни­щу, так бо­го­нос­ный Сер­гий при­бли­жал­ся к ис­хо­ду из сей вре­мен­ной жиз­ни. Вид смер­ти не стра­шил его, по­то­му что он го­то­вил­ся к ней по­дви­га­ми всей сво­ей жиз­ни. Ему бы­ло уже за 70 лет. Непре­стан­ные тру­ды из­ну­ри­ли его стар­че­ские си­лы, но он ни­ко­гда не опус­кал ни од­ной служ­бы Бо­жи­ей и «чем боль­ше со­ста­ре­вал­ся воз­рас­том, тем боль­ше об­нов­лял­ся усер­ди­ем», по­да­вая со­бою юным по­учи­тель­ный при­мер.

За пол­го­да до кон­чи­ны ве­ли­кий по­движ­ник удо­сто­ил­ся от­кро­ве­ния о вре­ме­ни сво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу. Он со­звал к се­бе бра­тию и в при­сут­ствии всех пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью прис­но­му уче­ни­ку сво­е­му пре­по­доб­но­му Ни­ко­ну (па­мять 17/30 но­яб­ря), а сам на­чал без­молв­ство­вать. На­сту­пил сен­тябрь 1391 го­да, и пре­по­доб­ный ста­рец тяж­ко за­бо­лел... Еще раз со­брал он во­круг се­бя всех уче­ни­ков сво­их и еще раз про­стер к ним свое по­след­нее по­уче­ние.

Сколь­ко про­сто­ты и си­лы в этом пред­смерт­ном по­уче­нии уми­ра­ю­ще­го от­ца ино­ков! Сколь­ко люб­ви к тем, ко­то­рых остав­ля­ет! Он же­лал и за­по­ве­дал, чтобы его ду­хов­ные де­ти шли тем же пу­тем к Цар­ству Небес­но­му, ка­ким ше­ство­вал он сам в про­дол­же­ние всей сво­ей жиз­ни. Преж­де все­го он учил их пре­бы­вать в пра­во­сла­вии: «ос­но­ва­ни­ем вся­ко­го доб­ро­го де­ла, вся­ко­го доб­ро­го на­ме­ре­ния, по уче­нию сло­ва Бо­жия, долж­на быть ве­ра; без ве­ры уго­дить Бо­гу невоз­мож­но. Но ве­ра пра­во­слав­ная, ос­но­ван­ная на уче­нии апо­сто­лов и от­цов, чуж­дая вы­со­ко­мудр­ство­ва­ния, ко­то­рое ча­сто ве­дет к ма­ло­ве­рию и неве­рию и сби­ва­ет с пу­ти спа­се­ния». Да­лее пре­по­доб­ный за­ве­щал бра­тии хра­нить еди­но­мыс­лие, блю­сти чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную и лю­бовь нели­це­мер­ную, со­ве­то­вал уда­лять­ся от злых по­хо­тей, пред­пи­сы­вал уме­рен­ность в пи­ще и пи­тии, сми­ре­ние, стран­но­лю­бие и все­це­лое ис­ка­ние гор­не­го, небес­но­го, с пре­зре­ни­ем су­е­ты жи­тей­ской. Он мно­гое на­пом­нил им из то­го, что го­во­рил преж­де, и на­ко­нец за­по­ве­дал не по­гре­бать его в церк­ви, а по­ло­жить на об­щем клад­би­ще, вме­сте с про­чи­ми усоп­ши­ми от­ца­ми и бра­ти­я­ми.

Без­молв­но сто­я­ли с по­ник­ши­ми гла­ва­ми скор­бя­щие ча­да Сер­ги­е­вы и с бо­лью сер­деч­ной вни­ма­ли по­след­ним на­став­ле­ни­ям лю­би­мо­го стар­ца. Осо­бен­но груст­но им бы­ло слы­шать по­след­нюю во­лю сво­е­го сми­рен­но­го игу­ме­на от­но­си­тель­но ме­ста его по­след­не­го по­коя. Один вид мо­ги­лы его в хра­ме Бо­жи­ем сре­ди со­бо­ра мо­ля­щих­ся бра­тий мог бы слу­жить для них неко­то­рым уте­ше­ни­ем. Но ста­рец не же­лал это­го, а уче­ни­ки не хо­те­ли огор­чать его сми­ре­ние сво­им про­ти­во­ре­чи­ем, и вся­кое сло­во неволь­но за­ми­ра­ло на их устах. «Не скор­би­те, ча­да мои, – с лю­бо­вью уте­шал их ста­рец, – я от­хо­жу к Бо­гу, ме­ня при­зы­ва­ю­ще­му, и вас по­ру­чаю Все­мо­гу­ще­му Гос­по­ду и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри: Она бу­дет вам при­бе­жи­щем и сте­ной от стрел вра­жи­их!».

Пе­ред са­мым ис­хо­дом ду­ши сво­ей ста­рец по­же­лал в по­след­ний раз при­об­щить­ся Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых. Весь ис­пол­нен­ный бла­го­дат­но­го уте­ше­ния, он воз­вел го­ре свои сле­зя­щи­е­ся от ра­до­сти очи и еще раз, при по­мо­щи уче­ни­ков, про­стер к Бо­гу свои пре­по­доб­ные ру­ки... «В ру­це Твои пре­даю дух мой, Гос­по­ди!» – ти­хо про­из­нес свя­той ста­рец и в ды­ха­нии сей мо­лит­вы ото­шел чи­стой сво­ей ду­шой ко Гос­по­ду, Ко­то­ро­го от юно­сти воз­лю­бил.

Это бы­ло 25 сен­тяб­ря 1392 го­да. Лишь толь­ко пре­по­доб­ный Сер­гий ис­пу­стил по­след­ний вздох, неска­зан­ное бла­го­уха­ние раз­ли­лось по его кел­лии. Ли­цо усоп­ше­го пра­вед­ни­ка си­я­ло небес­ным бла­жен­ством, и смерть не по­сме­ла на­ло­жить свою мрач­ную пе­чать на све­то­леп­ный лик но­во­пре­став­лен­но­го стар­ца Бо­жия.

Немед­лен­но ста­рей­шие из бра­тии от­пра­ви­лись в Моск­ву со скорб­ной ве­стью к мит­ро­по­ли­ту Ки­при­а­ну. Они со­об­щи­ли ему как за­ве­ща­ние стар­ца о ме­сте по­гре­бе­ния, так и усерд­ное же­ла­ние всей бра­тии по­ло­жить его в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, им са­мим со­здан­ной, и про­си­ли его ар­хи­пас­тыр­ско­го о том рас­по­ря­же­ния. И свя­ти­тель не за­труд­нил­ся бла­го­сло­вить их на по­гре­бе­ние сми­рен­но­го игу­ме­на в церк­ви, хо­тя сам он не же­лал то­го. Весть о его пре­став­ле­нии при­влек­ла в оби­тель мно­же­ство на­ро­да не толь­ко из окрест­ных се­ле­ний, но и из бли­жай­ших го­ро­дов. Каж­до­му хо­те­лось при­бли­зить­ся и при­кос­нуть­ся ес­ли не к са­мо­му те­лу бо­го­нос­но­го стар­ца, то, по край­ней ме­ре, ко гро­бу его. Тут бы­ли и кня­зья, и бо­яре, по­чтен­ные стар­цы-игу­ме­ны, и чест­ные иереи сто­ли­цы, и мно­же­ство ино­ков, кто со све­ча­ми, кто с ка­ди­ла­ми и свя­ты­ми ико­на­ми, про­во­жая свя­тые остан­ки бла­жен­но­го стар­ца к ме­сту по­след­не­го их упо­ко­е­ния. И по­хо­ро­ни­ли его у пра­во­го кли­ро­са в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы.

Тро­га­тель­ны­ми чер­та­ми изо­бра­жа­ет скорбь оси­ро­тев­ших уче­ни­ков Сер­ги­е­вых бла­жен­ный опи­са­тель жи­тия его, сам сви­де­тель и участ­ник этой скор­би. «Все се­то­ва­ли, – го­во­рил он, – все пла­ка­ли, воз­ды­ха­ли, хо­ди­ли с по­ник­шей го­ло­вой». И в го­ре­сти ду­ши сво­ей ча­сто при­хо­ди­ли они на мо­ги­лу стар­ца, и здесь в слез­ной мо­лит­ве при­па­да­ли к его мо­щам свя­тым, и бе­се­до­ва­ли с ним, как бы с жи­вым, по­ве­ряя ему скорбь свою. «О, свят­че Бо­жий, угод­ни­че Спа­сов, из­бран­ни­че Хри­стов! – го­во­ри­ли они. – О, свя­щен­ная гла­во, преб­ла­жен­ный ав­ва Сер­гие Ве­ли­кий! Не за­бу­ди нас, убо­гих ра­бов тво­их, не за­бу­ди нас, си­рот сво­их; по­ми­най нас все­гда во свя­тых сво­их и бла­го­при­ят­ных мо­лит­вах ко Гос­по­ду, по­ми­най ста­до, то­бою со­бран­ное. Мо­лись за нас, от­че свя­щен­ный, за де­тей тво­их: ты име­ешь дерз­но­ве­ние у Ца­ря Небес­но­го, – не про­мол­чи же, во­пия за нас ко Гос­по­ду! Те­бе да­на бла­го­дать за нас мо­ли­ти­ся... Мы не счи­та­ем те­бя умер­шим, нет! Хо­тя те­лом ты и пре­ста­вил­ся от нас, но дух твой с на­ми; не от­сту­пи же от нас, пас­тырь наш доб­рый».

Так опла­ки­ва­ли свя­тые уче­ни­ки свя­то­го стар­ца, так креп­ко ве­ро­ва­ли они в его бла­го­дат­ное со­пре­бы­ва­ние ду­хом с ни­ми. И по ве­ре их угод­ник Бо­жий не остав­лял их без уте­ше­ния. Так, од­на­жды бла­го­че­сти­вый инок Иг­на­тий ви­дел на­яву во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния, что пре­по­доб­ный Сер­гий сто­ит на сво­ем ме­сте игу­мен­ском и по­ет вме­сте с бра­ти­ей. Это ви­де­ние бы­ло как бы от­ве­том люб­ве­обиль­но­го стар­ца сво­им прис­ным уче­ни­кам из за­гроб­но­го ми­ра, от­ве­том на их сер­деч­ный мо­лит­вен­ный плач над гро­бом его.

5/18 июля – Об­ре­те­ние мо­щей

Спу­стя 30 лет по пре­став­ле­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия Бог бла­го­во­лил явить ми­ру со­кро­ви­ще свя­ты­ни. Неза­дол­го пе­ред по­стро­е­ни­ем но­во­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся од­но­му бла­го­че­сти­во­му му­жу, жив­ше­му близ оби­те­ли, и по­ве­лел воз­ве­стить игу­ме­ну и бра­тии: «Вскую мя оста­ви­сте то­ли­ко вре­мя во гро­бе, зем­лею по­кро­ве­на, во­де утес­ня­ю­щей те­ло мое?». И пре­по­доб­ный Ни­кон, при­сту­пая к со­зда­нию ка­мен­но­го хра­ма, в при­сут­ствии крест­но­го сы­на Сер­ги­е­ва, кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го и Га­лич­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча, при ко­па­нии рвов об­рел и из­нес из зем­ли мо­щи от­ца сво­е­го 5 июля 1422 го­да. При от­кры­тии гро­ба раз­ли­лось бла­го­уха­ние необык­но­вен­ное. И не толь­ко те­ло чу­до­твор­ца ока­за­лось нетлен­ным, но и одеж­ды его бы­ли невре­ди­мы, хо­тя с обо­их сто­рон гро­ба сто­я­ла во­да. Мо­щи на вре­мя бы­ли по­став­ле­ны в де­ре­вян­ной Тро­иц­кой церк­ви (на том ме­сте на­хо­дит­ся те­перь цер­ковь Со­ше­ствия Свя­та­го Ду­ха.) Ка­мен­ный храм, как ме­сто по­коя ве­ли­ко­го Сер­гия, со­зи­дал­ся и укра­шал­ся с бла­го­го­вей­ной лю­бо­вью и с усерд­ны­ми мо­лит­ва­ми. Над укра­ше­ни­ем се­го свя­ти­ли­ща по­тру­ди­лись пре­по­доб­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и Ан­дрей Рублев (па­мять 4/17 июля). При освя­ще­нии в 1426 го­ду ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в него. И до­ныне сто­ит этот храм Ни­ко­но­ва стро­е­ния, не по­тря­са­е­мый ве­ка­ми, и освя­ща­ет мо­ля­щих­ся, и ру­ки нече­сти­вых до­ныне не при­ка­са­лись к нему.

Все ни­ти ду­хов­ной жиз­ни Рус­ской Церк­ви схо­дят­ся к ве­ли­ко­му Ра­до­неж­ско­му угод­ни­ку и чу­до­твор­цу, по всей Пра­во­слав­ной Рос­сии бла­го­дат­ные жи­во­тво­ря­щие то­ки рас­про­стра­ня­ют­ся от ос­но­ван­ной им Тро­иц­кой оби­те­ли. Ду­хов­ный вклад пре­по­доб­но­го Сер­гия в бо­го­слов­ское уче­ние о Свя­той Тро­и­це осо­бен­но ве­лик, ибо он глу­бо­ко про­зи­рал со­кро­вен­ные тай­ны «ум­ны­ми оча­ми» по­движ­ни­ка – в мо­лит­вен­ном вос­хож­де­нии к Трии­по­стас­но­му Бо­гу, в опыт­ном бо­го­об­ще­нии и бо­го­упо­доб­ле­нии.

Ра­до­неж­ский по­движ­ник, его уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки обо­га­ти­ли Рус­скую и Все­лен­скую Цер­ковь но­вым бо­го­слов­ским и ли­тур­ги­че­ским ве­де­ни­ем и ви­де­ни­ем Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, На­ча­ла и Ис­точ­ни­ка жиз­ни, яв­ля­ю­щей Се­бя ми­ру и че­ло­ве­ку в со­бор­но­сти Церк­ви, брат­ском еди­не­нии и жерт­вен­ной ис­ку­пи­тель­ной люб­ви ее пас­ты­рей и чад.

Ду­хов­ным сим­во­лом со­би­ра­ния Ру­си в един­стве и люб­ви ис­то­ри­че­ско­го по­дви­га на­ро­да стал храм Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­двиг­ну­тый пре­по­доб­ным Сер­ги­ем «чтобы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на Нее по­беж­дал­ся страх нена­вист­ной роз­ни ми­ра се­го». «Нена­вист­ная рознь», раз­до­ры и смя­те­ния мир­ской жиз­ни пре­одоле­ва­лись ино­че­ским об­ще­жи­ти­ем, на­саж­ден­ным пре­по­доб­ным Сер­ги­ем по всей Ру­си. Оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла для Рус­ской Церк­ви об­раз­цом вос­ста­нов­ле­ния пер­во­здан­но­го един­ства и свя­то­сти че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, ко­то­рая бы­ла со­зда­на Твор­цом по об­ра­зу Бо­же­ствен­но­го Три­един­ства. В ней вос­пи­та­лись свя­тые, при­нес­шие за­тем на­чер­та­ние ис­тин­но­го пу­ти Хри­сто­ва в от­да­лен­ные пре­де­лы. Во всех сво­их тру­дах и де­я­ни­ях прп. Сер­гий и его уче­ни­ки во­цер­ков­ля­ли жизнь, да­вая на­ро­ду жи­вой при­мер воз­мож­но­сти это­го. Не от­ре­ка­ясь от зем­но­го, но пре­об­ра­жая его, они зва­ли вос­хо­дить и са­ми вос­хо­ди­ли к небес­но­му.

К пре­по­доб­но­му Сер­гию, как к неис­ся­ка­е­мо­му ис­точ­ни­ку мо­лит­вен­но­го ду­ха и бла­го­да­ти Гос­под­ней, во все вре­ме­на шли на по­кло­не­ние – для на­зи­да­ния и мо­лит­вы, за по­мо­щью и ис­це­ле­ни­ем – ты­ся­чи на­ро­да. И каж­до­го из при­бе­га­ю­щих с ве­рою к его чу­до­твор­ным мо­щам он ис­це­ля­ет и воз­рож­да­ет, ис­пол­ня­ет си­лы и ве­ры, пре­об­ра­жа­ет и воз­во­дит к сво­ей све­то­нос­ной ду­хов­но­сти.

Не толь­ко ду­хов­ные да­ры и бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния по­да­ют­ся всем, при­хо­дя­щим с ве­рою к мо­щам пре­по­доб­но­го, но ему да­на так­же от Бо­га бла­го­дать за­щи­щать от вра­гов Рус­скую зем­лю. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ный был с во­ин­ством Ди­мит­рия Дон­ско­го на Ку­ли­ко­вом по­ле; он бла­го­сло­вил на рат­ный по­двиг сво­их по­стри­жен­ни­ков – ино­ков Алек­сандра Пе­ре­све­та и Ан­дрея Ос­ля­бю. Он ука­зал Иоан­ну Гроз­но­му ме­сто для со­ору­же­ния кре­по­сти Сви­яж­ска и по­мо­гал в по­бе­де над Ка­за­нью. Во вре­мя поль­ско­го на­ше­ствия пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся во сне ни­же­го­род­ско­му граж­да­ни­ну Кос­ме Ми­ни­ну, по­веле­вая со­би­рать каз­ну и во­ору­жать вой­ско для осво­бож­де­ния Моск­вы и Рус­ско­го го­су­дар­ства. И ко­гда в 1612 го­ду опол­че­ние Ми­ни­на и По­жар­ско­го по­сле мо­леб­на у Свя­той Тро­и­цы дви­ну­лись к Москве, бла­го­дат­ный ве­тер раз­ве­вал пра­во­слав­ные стя­ги, «яко от гро­ба са­ма­го чу­до­твор­ца Сер­гия».

К пе­ри­о­ду Смут­но­го вре­ме­ни и поль­ско­го на­ше­ствия от­но­сит­ся ге­ро­и­че­ское «Тро­иц­кое си­де­ние», ко­гда мно­гие ино­ки по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ди­о­ни­сия (па­мять 12/25 мая) по­вто­ри­ли свя­щен­ный рат­ный по­двиг Сер­ги­е­вых уче­ни­ков Пе­ре­све­та и Ос­ля­би. Пол­то­ра го­да – с 23 сен­тяб­ря 1608 го­да по 12 ян­ва­ря 1610 го­да – оса­жда­ли по­ля­ки оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, же­лая раз­гра­бить и раз­ру­шить этот свя­щен­ный оплот пра­во­сла­вия. Но за­ступ­ле­ни­ем Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия «со мно­гим сты­дом» бе­жа­ли на­ко­нец от стен мо­на­сты­ря, го­ни­мые Бо­жи­им гне­вом, а вско­ре и сам пред­во­ди­тель их, Ли­сов­ский, по­гиб лю­той смер­тью как раз в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Сер­гия, 25 сен­тяб­ря 1617 го­да. В 1618 го­ду при­хо­дил к сте­нам Свя­той Тро­и­цы сам поль­ский ко­роле­вич Вла­ди­слав, но, бес­силь­ный про­тив охра­ня­ю­щей оби­тель бла­го­да­ти Гос­под­ней, вы­нуж­ден был под­пи­сать пе­ре­ми­рие с Рос­си­ей в при­над­ле­жав­шем мо­на­сты­рю се­ле Де­ули­но. Поз­же здесь был воз­двиг­нут храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия.

А в 1812 го­ду, ко­гда На­по­ле­он под­нял­ся на ко­ло­коль­ню Ива­на Ве­ли­ко­го, чтобы по­лю­бо­вать­ся окрест­но­стя­ми Моск­вы, то был устра­шен ви­де­ни­ем: по воз­ду­ху при­бли­жа­лись три ар­мии рус­ских с необык­но­вен­ным пред­во­ди­те­лем – мо­на­хом с кре­стом в ру­ках. И это был по­кро­ви­тель Моск­вы и Ру­си пре­по­доб­ный Сер­гий, Ра­до­неж­ский чу­до­тво­рец.

В по­сле­ду­ю­щее вре­мя оби­тель про­дол­жа­ла быть неоску­де­ва­ю­щим све­то­чем ду­хов­ной жиз­ни и цер­ков­но­го про­све­ще­ния. Из ее бра­тии из­би­ра­лись на чре­ду слу­же­ния мно­гие про­слав­лен­ные иерар­хи Рус­ской Церк­ви. В 1744 го­ду оби­тель за за­слу­ги пе­ред ро­ди­ной и ве­рой ста­ла име­но­вать­ся Лав­рой. В 1742 го­ду в ее огра­де учре­жде­на ду­хов­ная се­ми­на­рия, в 1814 го­ду сю­да бы­ла пе­ре­ве­де­на Мос­ков­ская ду­хов­ная ака­де­мия.

И ныне Дом Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы слу­жит од­ним из глав­ных бла­го­дат­ных цен­тров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Здесь из­во­ле­ни­ем Свя­та­го Ду­ха со­вер­ша­ют­ся де­я­ния По­мест­ных Со­бо­ров Рус­ской Церк­ви. В оби­те­ли име­ет ме­сто­пре­бы­ва­ние свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, ко­то­рый но­сит на се­бе осо­бен­ное бла­го­сло­ве­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия, яв­ля­ясь по уста­но­вив­ше­му­ся пра­ви­лу «Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ры свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­том». Но са­мое глав­ное: на этом неболь­шом ост­ров­ке сре­ди мно­го­мя­теж­но­го ми­ра, под по­кро­вом Ца­ри­цы Небес­ной, обе­щав­шей быть неот­ступ­ной от ме­ста се­го, осо­бен­но чув­ству­ет­ся уми­ро­тво­ря­ю­щее ды­ха­ние веч­но­сти; имен­но здесь ощу­ща­ет­ся, что оте­че­ство – это не толь­ко зем­ля, не толь­ко по­ля, ре­ки и го­ры, но это преж­де все­го лю­ди, это на­ши свя­тые от­цы, ко­то­рые рож­да­ют нас ду­хов­но, те от­цы, ко­то­рые ру­ко­во­дят нас в Цар­ствие Небес­ное.

5/18 июля, день об­ре­те­ния мо­щей свя­то­го ав­вы Сер­гия, игу­ме­на Рус­ской зем­ли, – са­мое мно­го­люд­ное и тор­же­ствен­ное цер­ков­ное празд­не­ство в оби­те­ли.

Полное житие преподобного Сергия Радонежского

В пер­вой по­ло­вине XIV ве­ка воз­ник­ла зна­ме­ни­тая Тро­и­це-Сер­ги­е­ва Лав­ра. Ос­но­ва­тель ее, пре­по­доб­ный Сер­гий (в ми­ру Вар­фо­ло­мей), был сы­ном ро­стов­ских бо­яр Ки­рил­ла и Ма­рии, пе­ре­се­лив­ших­ся бли­же к Москве в се­ле­ние Ра­до­неж. В се­ми­лет­нем воз­расте Вар­фо­ло­мея от­да­ли учить­ся гра­мо­те. Он всей ду­шой жаж­дал уче­ния, но гра­мо­та не да­ва­лась ему. Скор­бя об этом, он днем и но­чью мо­лил Гос­по­да от­крыть ему дверь книж­но­го ра­зу­ме­ния. Од­на­жды, ища в по­ле про­пав­ших ло­ша­дей, он уви­дел под ду­бом незна­ко­мо­го стар­ца-чер­но­риз­ца. Мо­нах мо­лил­ся. От­рок по­до­шел к нему и по­ве­дал свою скорбь. Со­чув­ствен­но вы­слу­шав маль­чи­ка, ста­рец на­чал мо­лить­ся о его про­све­ще­нии. За­тем, до­став ков­че­жец, вы­нул ма­лую ча­сти­цу просфо­ры и, бла­го­сло­вив ею Вар­фо­ло­мея, ска­зал: «Возь­ми, ча­до, и съешь: сие да­ет­ся те­бе в зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей и ра­зу­ме­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния». Бла­го­дать эта дей­стви­тель­но со­шла на от­ро­ка: Гос­подь дал ему па­мять и ра­зу­ме­ние, и от­рок стал лег­ко усва­и­вать книж­ную муд­рость. По­сле это­го чу­да в юном Вар­фо­ло­мее еще бо­лее окреп­ло же­ла­ние слу­жить толь­ко Бо­гу. Ему хо­те­лось уеди­нить­ся по при­ме­ру древ­них по­движ­ни­ков, но лю­бовь к ро­ди­те­лям удер­жи­ва­ла его в род­ной се­мье. Вар­фо­ло­мей был скро­мен, тих и мол­ча­лив, со все­ми был кро­ток и лас­ков, ни­ко­гда не раз­дра­жал­ся и об­на­ру­жи­вал со­вер­шен­ное по­ви­но­ве­ние ро­ди­те­лям. Обык­но­вен­но он вку­шал толь­ко хлеб и во­ду, а в пост­ные дни со­вер­шен­но воз­дер­жи­вал­ся от пи­щи. По­сле смер­ти ро­ди­те­лей Вар­фо­ло­мей предо­ста­вил на­след­ство сво­е­му млад­ше­му бра­ту Пет­ру и вме­сте со стар­шим бра­том Сте­фа­ном по­се­лил­ся в 10 вер­стах от Ра­до­не­жа, в глу­бо­ком ле­су око­ло реч­ки Кон­ч­ю­ры. Бра­тья ру­би­ли лес сво­и­ми ру­ка­ми и по­стро­и­ли кел­лию и ма­лую цер­ковь. Эту цер­ковь свя­щен­ник, по­слан­ный мит­ро­по­ли­том Фе­о­гно­стом, освя­тил в честь Свя­той Тро­и­цы. Так воз­ник­ла зна­ме­ни­тая оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия.

Вско­ре Сте­фан оста­вил сво­е­го бра­та и стал на­сто­я­те­лем Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря в Москве и ду­хов­ни­ком ве­ли­ко­го кня­зя. Вар­фо­ло­мей же, по­стри­жен­ный в мо­на­ше­стве с име­нем Сер­гий, око­ло двух лет под­ви­зал­ся один в ле­су. Нель­зя и пред­ста­вить, сколь­ко ис­ку­ше­ний пе­ре­нес в это вре­мя юный мо­нах, но тер­пе­ние и мо­лит­ва пре­одо­ле­ли все труд­но­сти и диа­воль­ские на­па­сти. Ми­мо кел­лии пре­по­доб­но­го Сер­гия це­лы­ми ста­я­ми про­бе­га­ли вол­ки, при­хо­ди­ли и мед­ве­ди, но ни один из них не при­чи­нял ему вре­да. Од­на­жды свя­той пу­стын­ник дал хле­ба при­шед­ше­му к его кел­лии мед­ве­дю, и с тех пор зверь стал по­сто­ян­но на­ве­щать пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­то­рый де­лил с ним свой по­след­ний ку­сок хле­ба.

Как ни ста­рал­ся свя­той Сер­гий скры­вать свои по­дви­ги, сла­ва о них рас­про­стра­ни­лась и при­влек­ла к нему дру­гих ино­ков, же­лав­ших спа­сать­ся под его ру­ко­вод­ством. Они ста­ли про­сить Сер­гия при­нять сан свя­щен­ни­ка и игу­ме­на. Сер­гий дол­гое вре­мя не со­гла­шал­ся, но, ви­дя в их неот­ступ­ной прось­бе при­зва­ние свы­ше, ска­зал: «Же­лал бы луч­ше по­ви­но­вать­ся, чем на­чаль­ство­вать, но стра­шусь су­да Бо­жия и пре­даю се­бя в во­лю Гос­под­ню». Это бы­ло в 1354 г., ко­гда свя­ти­тель Алек­сий всту­пил на ка­фед­ру мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та.

Жизнь и тру­ды пре­по­доб­но­го Сер­гия в ис­то­рии рус­ско­го мо­на­ше­ства име­ют осо­бое зна­че­ние, по­то­му что он по­ло­жил на­ча­ло жиз­ни пу­стын­ни­ков, устро­ив вне го­ро­да оби­тель с об­щин­но­жи­ти­ем. Устро­ен­ная на но­вых на­ча­лах оби­тель Свя­той Тро­и­цы сна­ча­ла во всем тер­пе­ла край­нюю ску­дость; ри­зы бы­ли из про­стой кра­ше­ни­ны, свя­щен­ные со­су­ды бы­ли де­ре­вян­ные, в хра­ме вме­сто све­чей све­ти­ла лу­чи­на, но по­движ­ни­ки го­ре­ли усер­ди­ем. Свя­той Сер­гий по­да­вал бра­тии при­мер стро­жай­ше­го воз­дер­жа­ния, глу­бо­чай­ше­го сми­ре­ния и непо­ко­ле­би­мо­го упо­ва­ния на по­мощь Бо­жию. В тру­дах и по­дви­гах он шел пер­вым, а бра­тия сле­до­ва­ла за ним.

Од­на­жды в оби­те­ли со­всем ис­то­щил­ся за­пас хле­ба. Сам игу­мен, чтобы за­ра­бо­тать несколь­ко кус­ков хле­ба, соб­ствен­но­руч­но по­стро­ил се­ни в кел­лии од­но­го бра­та. Но в час край­ней нуж­ды по мо­лит­вам бра­тии неожи­дан­но по­да­ва­лась оби­те­ли щед­рая по­мощь. Через несколь­ко лет по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли око­ло нее ста­ли се­лить­ся кре­стьяне. Невда­ле­ке от нее шла боль­шая до­ро­га к Москве и на се­вер, бла­го­да­ря че­му сред­ства оби­те­ли ста­ли воз­рас­тать, и она по при­ме­ру Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры ста­ла щед­ро раз­да­вать ми­ло­сты­ню и при­ни­мать на свое по­пе­че­ние боль­ных и стран­ни­ков.

Слух о свя­том Сер­гии до­стиг Кон­стан­ти­но­по­ля, и пат­ри­арх Фило­фей при­слал ему свое бла­го­сло­ве­ние и гра­мо­ту, ко­то­рой утвер­жда­лись но­вые по­ряд­ки пу­стын­но­го об­щи­но­жи­тия, за­ве­ден­ные ос­но­ва­те­лем Свя­то-Тро­иц­кой оби­те­ли. Мит­ро­по­лит Алек­сей лю­бил пре­по­доб­но­го Сер­гия как дру­га, по­ру­чил ему при­ми­рять враж­до­вав­ших кня­зей, воз­ла­гал на него важ­ные пол­но­мо­чия и го­то­вил се­бе в пре­ем­ни­ки. Но Сер­гий от­ка­зал­ся от это­го из­бра­ния.

Од­на­жды мит­ро­по­лит Алек­сей хо­тел воз­ло­жить на него зо­ло­той крест в на­гра­ду за тру­ды, но Сер­гий ска­зал: «От юно­сти сво­ей я не но­сил на се­бе зо­ло­то, в ста­ро­сти же тем бо­лее хо­чу пре­быть в ни­ще­те» – и ре­ши­тель­но от­кло­нил от се­бя эту по­честь.

Ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Ива­но­вич, про­зван­ный Дон­ским, чтил пре­по­доб­но­го Сер­гия как от­ца и про­сил у него бла­го­сло­ве­ния на борь­бу с та­тар­ским ха­ном Ма­ма­ем. «Иди, иди сме­ло, князь, и на­дей­ся на по­мощь Бо­жию», – ска­зал ему свя­той ста­рец и дал ему в спо­движ­ни­ки двух сво­их ино­ков: Пе­ре­све­та и Ос­ля­бю, ко­то­рые па­ли ге­ро­я­ми в Ку­ли­ков­ской бит­ве.

Еще при жиз­ни пре­по­доб­ный Сер­гий со­вер­шал чу­де­са и удо­ста­и­вал­ся ве­ли­ких от­кро­ве­ний. Один раз яви­лась ему в див­ном ве­ли­чии Ма­терь Бо­жия с апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном и обе­ща­ла по­кро­ви­тель­ство его оби­те­ли. В дру­гой раз он ви­дел необык­но­вен­ный свет и мно­же­ство птиц, огла­шав­ших воз­дух бла­го­звуч­ным пе­ни­ем, и по­лу­чил от­кро­ве­ние, что мно­же­ство ино­ков со­бе­рет­ся в его оби­те­ли. Через 30 лет по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны (25 сен­тяб­ря 1392 г.) от­кры­лись его свя­тые мо­щи.

Од­на­жды, глу­бо­кой но­чью, пре­по­доб­ный Сер­гий (1314–1392) чи­тал ака­фист Бо­жи­ей Ма­те­ри. Со­вер­шив обыч­ное пра­ви­ло, он сел немно­го от­дох­нуть, но вдруг ска­зал сво­е­му ке­лей­ни­ку, пре­по­доб­но­му Ми­хею († 6 мая 1385): "Бодр­ствуй, ча­до, мы бу­дем иметь чуд­ное по­се­ще­ние". Ед­ва он про­из­нес эти сло­ва, как был услы­шан го­лос: "Пре­чи­стая гря­дет". Пре­по­доб­ный Сер­гий по­спе­шил из кел­лии в се­ни, и вне­зап­но его оси­ял яр­кий свет, силь­нее сол­неч­но­го. Он уви­дел бли­ста­ю­щую в неиз­ре­чен­ной сла­ве Бо­жию Ма­терь, со­про­вож­да­е­мую апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном. Не в си­лах вы­не­сти чуд­но­го све­та, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­го­вей­но скло­нил­ся пе­ред Бо­жи­ей Ма­те­рью, и Она ска­за­ла ему: "Не бой­ся, из­бран­ни­че Мой! Я при­шла по­се­тить те­бя. Не скор­би бо­лее об уче­ни­ках сво­их и об этом ме­сте. Мо­лит­ва твоя услы­ша­на. От­ныне всем бу­дет изоби­ло­вать твое жи­тель­ство, и не толь­ко в дни тво­ей жиз­ни, но и по­сле тво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу неот­ступ­но бу­ду от тво­ей оби­те­ли, по­да­вая ей неоскуд­но все по­треб­ное и по­кры­вая ее во всех нуж­дах". Ска­зав это, Бо­жия Ма­терь ста­ла неви­ди­ма. Дол­го пре­по­доб­ный Сер­гий был в неиз­ре­чен­ном вос­хи­ще­нии, а, при­дя в се­бя, под­нял пре­по­доб­но­го Ми­хея. "Ска­жи мне, от­че, – спро­сил ке­лей­ник, – что это бы­ло за чу­дес­ное ви­де­ние? от ужа­са ду­ша моя ед­ва не раз­лу­чи­лась от те­ла!" Но пре­по­доб­ный Сер­гий мол­чал; толь­ко его све­тив­ше­е­ся ли­цо го­во­ри­ло о той ду­хов­ной ра­до­сти, ко­то­рую пе­ре­жи­вал свя­той. "По­го­ди немно­го, – на­ко­нец про­мол­вил он уче­ни­ку, – по­ка успо­ко­ит­ся дух мой от чуд­но­го ви­де­ния". Через неко­то­рое вре­мя пре­по­доб­ный Сер­гий при­звал двух сво­их уче­ни­ков, пре­по­доб­ных Иса­а­кия и Си­мо­на, и со­об­щил им об­щую ра­дость и на­деж­ду. Все вме­сте они со­вер­ши­ли мо­леб­ное пе­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри. Осталь­ную часть но­чи пре­по­доб­ный Сер­гий про­вел без сна, вни­мая умом Бо­же­ствен­но­му ви­де­нию. Яв­ле­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри в кел­лии пре­по­доб­но­го Сер­гия, на ме­сте ны­неш­ней Се­ра­пи­о­но­вой па­ла­ты, бы­ло в од­ну из пят­ниц Рож­де­ствен­ско­го по­ста 1385 г. Па­мять о по­се­ще­нии Бо­жи­ей Ма­те­рью Тро­иц­кой оби­те­ли и Ее обе­то­ва­нии свя­то хра­ни­лась уче­ни­ка­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия. 5 июля 1422 го­да бы­ли об­ре­те­ны его свя­тые мо­щи, и вско­ре на гро­бе пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла по­став­ле­на ико­на яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. Ико­на чти­лась как ве­ли­кая свя­ты­ня. В 1446 г. ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ва­си­лье­вич (1425–1462) был за­хва­чен в Тро­иц­ком мо­на­сты­ре вой­ска­ми кня­зей Ди­мит­рия Ше­мя­ки и Иоан­на Мо­жай­ско­го. Он за­пер­ся в Тро­иц­ком со­бо­ре, а ко­гда услы­шал, что его ищут, взял ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри и с ней встре­тил кня­зя Иоан­на в юж­ных цер­ков­ных две­рях, го­во­ря: "Брат, мы це­ло­ва­ли Жи­во­тво­ря­щий Крест и эту ико­ну в этой церк­ви Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы у это­го же гро­ба чу­до­твор­ца Сер­гия, чтобы нам не мыс­лить и не же­лать ни­ко­му от бра­тии меж­ду со­бой ни­ка­ко­го зла; а вот сей­час не знаю, что сбу­дет­ся на­до мной".

Тро­иц­кий инок Ам­вро­сий (се­ре­ди­на ХV в.) вос­про­из­вел ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри пре­по­доб­но­му Сер­гию в резь­бе по де­ре­ву.

Царь Иоанн Гроз­ный брал ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в ка­зан­ский по­ход (1552). Наи­бо­лее из­вест­на ико­на, на­пи­сан­ная в 1588 го­ду ке­ла­рем Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры Ев­ста­фи­ем Го­лов­ки­ным (1571–1581; 1583–1593) на дос­ке от де­ре­вян­ной ра­ки пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­то­рая бы­ла разо­бра­на в 1585 го­ду в свя­зи с пе­ре­ло­же­ни­ем мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия в се­реб­ря­ную ра­ку (14 ав­гу­ста). Неод­но­крат­но Ма­терь Бо­жия через эту чу­до­твор­ную ико­ну охра­ня­ла рус­ские вой­ска. Царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич (1645–1676) брал ее в поль­ский по­ход в 1657 г. В 1703 г. ико­на участ­во­ва­ла во всех по­хо­дах вой­ны со швед­ским ко­ро­лем Кар­лом ХII, а в 1812 г. мит­ро­по­лит Пла­тон по­слал ее мос­ков­ско­му опол­че­нию. Ико­на участ­во­ва­ла в рус­ско-япон­ской войне 1905 го­да и во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны бы­ла в Став­ке вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го в 1914 го­ду.

Над гро­бом пре­по­доб­но­го Ми­хея бы­ла по­стро­е­на цер­ковь и на­име­но­ва­на при освя­ще­нии 10 де­каб­ря 1734 г. в честь яв­ле­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы со свя­ты­ми апо­сто­ла­ми пре­по­доб­но­му от­цу Сер­гию Ра­до­неж­ско­му. 27 сен­тяб­ря 1841 г. храм был воз­об­нов­лен и освя­щен Мос­ков­ским мит­ро­по­ли­том Фила­ре­том († 19 но­яб­ря 1867 г.), ко­то­рый ска­зал: "Бла­го­да­тию Все­свя­то­го и Все­о­свя­ща­ю­ще­го Ду­ха со­вер­ши­лось ныне об­нов­ле­ние это­го хра­ма, со­здан­но­го преж­де нас в честь и па­мять яв­ле­ния Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­но­му и бо­го­нос­но­му от­цу на­ше­му Сер­гию, че­му оче­вид­ным сви­де­те­лем был и пре­по­доб­ный Ми­хей, во бла­го­уха­нии свя­ты­ни здесь по­чи­ва­ю­щий. Пра­вед­но бы­ло па­мять это­го бла­го­дат­но­го со­бы­тия по­чтить освя­щен­ным хра­мом, хо­тя, впро­чем, вся оби­тель эта есть па­мят­ник это­го чуд­но­го по­се­ще­ния. По­то­му что вся судь­ба ее в про­дол­же­нии ве­ков есть ис­пол­не­ние обе­то­ва­ния Небес­ной По­се­ти­тель­ни­цы: "Неот­ступ­на бу­ду от это­го ме­ста". В па­мять по­се­ще­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в Тро­иц­ком со­бо­ре Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры по пят­ни­цам чи­та­ет­ся ака­фист Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це, а осо­бая служ­ба в честь яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри со­вер­ша­ет­ся в оби­те­ли 24 ав­гу­ста, на вто­рой день от­да­ния празд­ни­ка Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Мо­щи пре­по­доб­но­го Сер­гия († 1392; па­мять его 25 сен­тяб­ря) бы­ли об­ре­те­ны 5 июля 1422 г. при пре­по­доб­ном игу­мене Ни­коне († 1426; па­мять его 17 но­яб­ря). В 1408 г., ко­гда Москва и ее окрест­но­сти под­верг­лись на­ше­ствию та­тар­ских орд Еди­гея, Тро­иц­кая оби­тель бы­ла опу­сто­ше­на и со­жже­на, ино­ки во гла­ве с игу­ме­ном Ни­ко­ном укры­лись в ле­сах, со­хра­нив ико­ны, свя­щен­ные со­су­ды, кни­ги и дру­гие свя­ты­ни, свя­зан­ные с па­мя­тью пре­по­доб­но­го Сер­гия. В ноч­ном ви­де­нии на­ка­нуне та­тар­ско­го на­бе­га пре­по­доб­ный Сер­гий из­ве­стил сво­е­го уче­ни­ка и пре­ем­ни­ка о гря­ду­щих ис­пы­та­ни­ях и пред­рек в уте­ше­ние, что ис­ку­ше­ние бу­дет непро­дол­жи­тель­но и свя­тая оби­тель, вос­став из пеп­ла, про­цве­тет и еще бо­лее воз­рас­тет. Мит­ро­по­лит Фила­рет пи­сал об этом в "Жи­тии пре­по­доб­но­го Сер­гия": "По по­до­бию то­го, как по­до­ба­ло по­стра­дать Хри­сту, и чрез крест и смерть вой­ти в сла­ву Вос­кре­се­ния, так и все­му, что Хри­стом бла­го­слов­ля­ет­ся на дол­го­ту дней и сла­ву, на­доб­но ис­пы­тать свой крест и свою смерть". Прой­дя через ог­нен­ное очи­ще­ние, вос­крес­ла в дол­го­ту дней оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, вос­стал и сам пре­по­доб­ный Сер­гий, чтобы уже на­ве­ки сво­и­ми свя­ты­ми мо­ща­ми пре­бы­вать в ней.

Пред на­ча­лом стро­и­тель­ства но­во­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы на ме­сте де­ре­вян­но­го, освя­щен­но­го 25 сен­тяб­ря 1412 го­да, пре­по­доб­ный явил­ся од­но­му бла­го­че­сти­во­му ми­ря­ни­ну и ве­лел из­ве­стить игу­ме­ну и бра­тии: "За­чем остав­ля­е­те ме­ня столь­ко вре­ме­ни во гро­бе, зем­лей по­кро­вен­но­го, в во­де, утес­ня­ю­щей те­ло мое?". И вот при стро­и­тель­стве со­бо­ра, ко­гда ры­ли рвы для фун­да­мен­та, от­кры­ты и из­не­се­ны бы­ли нетлен­ные мо­щи пре­по­доб­но­го, и все уви­де­ли, что не толь­ко те­ло, но и одеж­ды на нем бы­ли невре­ди­мы, хо­тя кру­гом гро­ба дей­стви­тель­но сто­я­ла во­да. При боль­шом сте­че­нии бо­го­моль­цев и ду­хо­вен­ства, в при­сут­ствии сы­на Ди­мит­рия Дон­ско­го, кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча († 1425), свя­тые мо­щи бы­ли из­не­се­ны из зем­ли и вре­мен­но по­став­ле­ны в де­ре­вян­ной Тро­иц­кой церк­ви (на том ме­сте на­хо­дит­ся те­перь цер­ковь Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха). При освя­ще­нии в 1426 го­ду ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра они бы­ли пе­ре­не­се­ны в него, где и пре­бы­ва­ют до­ныне.

Все ни­ти ду­хов­ной жиз­ни Рус­ской Церк­ви схо­дят­ся к ве­ли­ко­му Ра­до­неж­ско­му угод­ни­ку и чу­до­твор­цу, по всей пра­во­слав­ной Ру­си бла­го­дат­ные жи­во­тво­ря­щие то­ки рас­про­стра­ня­ют­ся от ос­но­ван­ной им Тро­иц­кой оби­те­ли.

По­чи­та­ние Свя­той Тро­и­цы в рус­ской зем­ле на­ча­лось со свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги († 969;), воз­двиг­шей пер­вый на Ру­си Тро­иц­кий храм в Пско­ве. Поз­же воз­дви­га­лись та­кие хра­мы в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де и дру­гих го­ро­дах.

Ду­хов­ный вклад пре­по­доб­но­го Сер­гия в бо­го­слов­ское уче­ние о Свя­той Тро­и­це осо­бен­но ве­лик. Пре­по­доб­ный глу­бо­ко про­зи­рал со­кро­вен­ные тай­ны бо­го­сло­вия "ум­ны­ми оча­ми" по­движ­ни­ка – в мо­лит­вен­ном вос­хож­де­нии к Трии­по­стас­но­му Бо­гу, в опыт­ном Бо­го­об­ще­нии и Бо­го­упо­доб­ле­нии.

"Со­на­след­ни­ка­ми со­вер­шен­но­го све­та и со­зер­ца­ния Пре­свя­той и Вла­дыч­ной Тро­и­цы, – изъ­яс­нял свя­той Гри­го­рий Бо­го­слов, – бу­дут те, ко­то­рые со­вер­шен­но со­еди­нят­ся с со­вер­шен­ным Ду­хом". Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, т. е. до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став "при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства" (2Пет.1,4). "Кто лю­бит Ме­ня, – ска­зал Гос­подь, – тот со­блю­дет сло­во Мое; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Мы при­дем к нему и оби­тель у него со­тво­рим" (Ин.14,23). Ав­ва Сер­гий, во всем со­блюд­ший за­по­ве­ди Хри­сто­вы, от­но­сит­ся к чис­лу свя­тых угод­ни­ков, в ду­ше ко­то­рых "со­тво­ри­ла оби­тель" Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся "оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы", и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к Ней.

Ра­до­неж­ский по­движ­ник, его уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки обо­га­ти­ли Рус­скую и Все­лен­скую Цер­ковь но­вым бо­го­слов­ским и ли­тур­ги­че­ским ве­де­ни­ем и ви­де­ни­ем Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, На­ча­ла и Ис­точ­ни­ка жиз­ни, яв­ля­ю­щей Се­бя ми­ру и че­ло­ве­ку в со­бор­но­сти Церк­ви, брат­ском еди­не­нии и жерт­вен­ной ис­ку­пи­тель­ной люб­ви ее пас­ты­рей и чад.

Ду­хов­ным сим­во­лом со­би­ра­ния Ру­си в един­стве и люб­ви, ис­то­ри­че­ско­го по­дви­га на­ро­да стал храм Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­двиг­ну­тый пре­по­доб­ным Сер­ги­ем, "чтобы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на Нее по­беж­дал­ся страх нена­вист­ной роз­ни ми­ра се­го".

По­чи­та­ние Свя­той Тро­и­цы в фор­мах, со­здан­ных и за­ве­щан­ных свя­тым игу­ме­ном Ра­до­неж­ским, ста­ло од­ной из наи­бо­лее глу­бо­ких и са­мо­быт­ных черт рус­ской цер­ков­но­сти. В Тро­и­це Жи­во­на­чаль­ной пре­по­доб­ным Сер­ги­ем бы­ло ука­за­но не толь­ко свя­тое со­вер­шен­ство веч­ной жиз­ни, но и об­ра­зец для жиз­ни че­ло­ве­че­ской, ду­хов­ный иде­ал, к ко­то­ро­му долж­но стре­мить­ся че­ло­ве­че­ство, по­то­му что в Тро­и­це как Нераз­дель­ной осуж­да­ют­ся усо­би­цы и бла­го­слов­ля­ет­ся со­бор­ность, а в Тро­и­це как Нес­ли­ян­ной осуж­да­ет­ся иго и бла­го­слов­ля­ет­ся сво­бо­да. В уче­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия о Пре­свя­той Тро­и­це рус­ский на­род глу­бо­ко чув­ство­вал свое ка­фо­ли­че­ское, все­лен­ское при­зва­ние, и, по­стиг­нув все­мир­ное зна­че­ние празд­ни­ка, на­род укра­сил его всем мно­го­об­ра­зи­ем и бо­гат­ством древ­не­го на­цио­наль­но­го обы­чая и на­род­ной по­э­зии. Весь ду­хов­ный опыт и ду­хов­ное устрем­ле­ние Рус­ской Церк­ви во­пло­ти­лись в ли­тур­ги­че­ском твор­че­стве празд­ни­ка Свя­той Тро­и­цы, тро­иц­ких цер­ков­ных об­ря­дов, икон Свя­той Тро­и­цы, хра­мов и оби­те­лей Ее име­ни.

Пре­тво­ре­ни­ем бо­го­слов­ско­го ве­де­ния пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла чу­до­твор­ная ико­на Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­по­доб­но­го Ан­дрея Ра­до­неж­ско­го, про­зва­ни­ем Рубле­ва († 1430), ино­ка-ико­но­пис­ца, по­стри­же­ни­ка Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой оби­те­ли, на­пи­сан­ная по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Ни­ко­на в по­хва­лу свя­то­му ав­ве Сер­гию. (На Сто­гла­вом со­бо­ре 1551 го­да эта ико­на бы­ла утвер­жде­на в ка­че­стве об­раз­ца для всей по­сле­ду­ю­щей цер­ков­ной ико­но­гра­фии Пре­свя­той Тро­и­цы.).

"Нена­вист­ная рознь", раз­до­ры и смя­те­ния мир­ской жиз­ни пре­одоле­ва­лись ино­че­ским об­ще­жи­ти­ем, на­саж­ден­ным пре­по­доб­ным Сер­ги­ем по всей Ру­си. У лю­дей не бы­ло бы раз­де­ле­ния, раз­до­ров и войн, ес­ли бы че­ло­ве­че­ская при­ро­да, со­здан­ная Твор­цом по об­ра­зу Бо­же­ствен­но­го Три­един­ства, не бы­ла ис­ка­же­на и раз­дроб­ле­на пер­во­род­ным гре­хом. Пре­одоле­вая сво­им со­рас­пя­ти­ем Спа­си­те­лю грех особ­но­сти и раз­де­ле­ния, от­вер­га­ясь "сво­е­го" и "се­бя", ино­ки-об­ще­жи­тель­ни­ки, по уче­нию свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, вос­ста­нав­ли­ва­ют пер­во­здан­ное един­ство и свя­тость че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла для Рус­ской Церк­ви об­раз­цом та­ко­го вос­ста­нов­ле­ния и воз­рож­де­ния, в ней вос­пи­та­лись свя­тые ино­ки, про­нес­шие за­тем на­чер­та­ние ис­тин­но­го пу­ти Хри­сто­ва в от­да­лен­ные пре­де­лы. Во всех сво­их тру­дах и де­я­ни­ях пре­по­доб­ный Сер­гий и его уче­ни­ки во­цер­ков­ля­ли жизнь, да­вая на­ро­ду жи­вой при­мер воз­мож­но­сти это­го. Не от­ре­ка­ясь от зем­но­го, но пре­об­ра­жая его, они зва­ли вос­хо­дить и са­ми вос­хо­ди­ли к Небес­но­му.

Шко­ла пре­по­доб­но­го Сер­гия через оби­те­ли, ос­но­ван­ные им, его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков, охва­ты­ва­ет все про­стран­ство Рус­ской зем­ли и про­хо­дит чрез всю даль­ней­шую ис­то­рию Рус­ской Церк­ви. Чет­вер­тая часть всех рус­ских мо­на­сты­рей, твер­дынь ве­ры, бла­го­че­стия и про­све­ще­ния, ос­но­ва­на ав­вой Сер­ги­ем и его уче­ни­ка­ми. "Игу­ме­ном Рус­ской зем­ли" на­звал на­род ос­но­ва­те­ля До­ма Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. Пре­по­доб­ные Ни­кон и Ми­хей Ра­до­неж­ские, Силь­вестр Об­нор­ский, Сте­фан Махри­щский и Ав­ра­амий Чух­лом­ский, Афа­на­сий Сер­пу­хов­ской и Ни­ки­та Бо­ров­ский, Фе­о­дор Си­мо­нов­ский и Фе­ра­понт Мо­жай­ский, Ан­д­ро­ник Мос­ков­ский и Сав­ва Сто­ро­жев­ский, Ди­мит­рий При­луц­кий и Ки­рилл Бе­ло­зер­ский – все они бы­ли уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки "чуд­но­го стар­ца" Сер­гия. Свя­ти­те­ли Алек­сий и Ки­при­ан, мит­ро­по­ли­ты Мос­ков­ские, Ди­о­ни­сий, ар­хи­епи­скоп Суз­даль­ский, и Сте­фан, епи­скоп Перм­ский, со­сто­я­ли с ним в ду­хов­ном об­ще­нии. Пат­ри­ар­хи Кон­стан­ти­но­поль­ские Кал­лист и Фило­фей пи­са­ли к нему по­сла­ния и по­сы­ла­ли свое бла­го­сло­ве­ние. Чрез пре­по­доб­ных Ни­ки­ту и Па­ф­ну­тия Бо­ров­ских идет ду­хов­ная пре­ем­ствен­ность к пре­по­доб­но­му Иоси­фу Во­лоц­ко­му и дру­жине его уче­ни­ков, чрез Ки­рил­ла Бе­ло­зер­ско­го – к Ни­лу Сор­ско­му, к Гер­ма­ну, Сав­ва­тию и Зо­си­ме Со­ло­вец­ким.

Цер­ковь чтит и тех из уче­ни­ков и спо­движ­ни­ков пре­по­доб­но­го Сер­гия, па­мять ко­то­рых не от­ме­че­на в ме­ся­це­сло­ве спе­ци­аль­но, под от­дель­ным днем. Мы пом­ним, что пер­вым при­шел к пре­по­доб­но­му на Ма­ко­вец ста­рец Ва­си­лий Су­хой, на­зван­ный так за его несрав­нен­ное пост­ни­че­ство. Вто­рым был инок Яку­та, т. е. Иа­ков, из про­стых кре­стьян, он без­ро­пот­но дол­гие го­ды нес в оби­те­ли хло­пот­ное и труд­ное по­слу­ша­ние рас­сыль­но­го. При­шли, сре­ди про­чих уче­ни­ков, к пре­по­доб­но­му его зем­ля­ки из Ра­до­не­жа диа­кон Они­сим с сы­ном Ели­се­ем. Ко­гда со­бра­лось 12 ино­ков и по­стро­ен­ные кел­лии об­не­се­ны бы­ли вы­со­кой огра­дой, диа­ко­на Они­си­ма ав­ва на­зна­чил при­врат­ни­ком, по­то­му что кел­лия его бы­ла край­няя от вхо­да в оби­тель. Под се­нью свя­той Тро­иц­кой оби­те­ли про­вел свои по­след­ние го­ды игу­мен Мит­ро­фан, тот са­мый, кто по­стриг ко­гда-то пре­по­доб­но­го Сер­гия в Ан­гель­ский об­раз и на­ста­вил в ино­че­ских по­дви­гах. Мо­ги­ла умер­ше­го вско­ре бла­жен­но­го стар­ца Мит­ро­фа­на ста­ла пер­вой на мо­на­стыр­ском клад­би­ще. В 1357 го­ду при­шел в оби­тель из Смо­лен­ска ар­хи­манд­рит Си­мон, оста­вив по­чет­ную долж­ность на­сто­я­те­ля в од­ном из смо­лен­ских мо­на­сты­рей ра­ди то­го, чтобы стать про­стым по­слуш­ни­ком у бо­го­нос­но­го Ра­до­неж­ско­го игу­ме­на. В на­гра­ду за ве­ли­кое сми­ре­ние Гос­подь спо­до­бил его быть участ­ни­ком див­но­го ви­де­ния пре­по­доб­но­го Сер­гий о бу­ду­щем умно­же­нии его ино­че­ско­го ста­да. По бла­го­сло­ве­нию свя­то­го ав­вы при­нял на се­бя по­двиг мо­лит­вен­но­го без­мол­вия бла­жен­ный ста­рец Иса­а­кий Мол­чаль­ник, чье мол­ча­ние для ино­ков и внеш­них бы­ло по­учи­тель­нее вся­ких слов. Лишь один раз за го­ды без­мол­вия от­верз уста пре­по­доб­ный Иса­а­кий – чтобы сви­де­тель­ство­вать, как ви­ден­ный им Ан­гел Бо­жий со­слу­жил в ал­та­ре пре­по­доб­но­му Сер­гию, со­вер­шив­ше­му Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Оче­вид­цем бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха, со­дей­ство­вав­шей пре­по­доб­но­му, был так­же екк­ли­си­арх Си­мон, ко­то­рый ви­дел од­на­жды, как Небес­ный огонь со­шел на Свя­тые Тай­ны и угод­ник Бо­жий "при­ча­стил­ся ог­ня неопаль­но". Стар­ца Епи­фа­ния († ок. 1420), быв­ше­го поз­же, при игу­мене Ни­коне, ду­хов­ни­ком Сер­ги­е­ва ста­да, Цер­ковь на­зы­ва­ет Пре­муд­рым за вы­со­кую уче­ность и ве­ли­кие ду­хов­ные да­ро­ва­ния. Он из­ве­стен как со­ста­ви­тель жи­тий пре­по­доб­но­го Сер­гия и его со­бе­сед­ни­ка свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го, по­хваль­ных слов им, а так­же "Сло­ва о жиз­ни и пре­став­ле­нии ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Дон­ско­го". Жи­тие пре­по­доб­но­го Сер­гия, со­став­лен­ное Епи­фа­ни­ем через 26 лет по кон­чине пре­по­доб­но­го, т. е. в 1418 г., бы­ло за­тем пе­ре­ра­бо­та­но при­быв­шим с Афо­на ино­ком агио­гра­фом Па­хо­ми­ем Сер­бом, про­зван­ным Ло­го­фе­том.

К пре­по­доб­но­му Сер­гию, как к неис­ся­ка­е­мо­му ис­точ­ни­ку мо­лит­вен­но­го ду­ха и бла­го­да­ти Гос­под­ней, во все вре­ме­на шли на по­кло­не­ние – для на­зи­да­ния и мо­лит­вы, за по­мо­щью и ис­це­ле­ни­ем – ты­ся­чи на­ро­да. И каж­до­го из при­бе­га­ю­щих с ве­рой к его чу­до­твор­ным мо­щам он ис­це­ля­ет и воз­рож­да­ет, ис­пол­ня­ет си­лы и ве­ры, пре­об­ра­жа­ет и воз­во­дит к сво­ей све­то­нос­ной ду­хов­но­сти.

Но не толь­ко ду­хов­ные да­ры и бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния по­да­ют­ся всем, при­хо­дя­щим с ве­рою к мо­щам пре­по­доб­но­го, но ему да­на так­же от Бо­га бла­го­дать за­щи­щать от вра­гов Рус­скую зем­лю. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ный был с во­ин­ством Ди­мит­рия Дон­ско­го на Ку­ли­ко­вом по­ле; он бла­го­сло­вил на рат­ный по­двиг сво­их по­стри­же­ни­ков – ино­ков Алек­сандра Пе­ре­све­та и Ан­дрея Ос­ля­бя. Он ука­зал Иоан­ну Гроз­но­му ме­сто для со­ору­же­ния кре­по­сти Сви­яж­ска и по­мо­гал в по­бе­де над Ка­за­нью. Во вре­мя поль­ско­го на­ше­ствия пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся во сне ни­же­го­род­ско­му граж­да­ни­ну Коз­ме Ми­ни­ну, по­веле­вая со­би­рать каз­ну и во­ору­жать вой­ско для осво­бож­де­ния Моск­вы и Рус­ско­го го­су­дар­ства. И ко­гда в 1612 г. опол­че­ние Ми­ни­на и По­жар­ско­го по­сле мо­леб­на у Свя­той Тро­и­цы дви­ну­лось к Москве, бла­го­дат­ный ветр раз­ве­вал пра­во­слав­ные стя­ги, "яко от гро­ба са­мо­го чу­до­твор­ца Сер­гия".

К пе­ри­о­ду Смут­но­го вре­ме­ни и поль­ско­го на­ше­ствия от­но­сит­ся ге­ро­и­че­ское "Тро­иц­кое си­де­ние", ко­гда мно­гие ино­ки по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ди­о­ни­сия по­вто­ри­ли свя­щен­ный рат­ный по­двиг Сер­ги­е­вых уче­ни­ков Пе­ре­све­та и Ос­ля­би. Пол­то­ра го­да – с 23 сен­тяб­ря 1608 г. по 12 ян­ва­ря 1610 го­да – оса­жда­ли по­ля­ки оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, же­лая раз­гра­бить и раз­ру­шить этот свя­щен­ный оплот пра­во­сла­вия. Но за­ступ­ле­ни­ем Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия, "со мно­гим сты­дом" бе­жа­ли на­ко­нец от стен мо­на­сты­ря, го­ни­мые Бо­жи­им гне­вом, а вско­ре и сам пред­во­ди­тель их, Ли­сов­ский, по­гиб лю­той смер­тью как раз в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го, 25 сен­тяб­ря 1617 г. В 1618 г. при­хо­дил к сте­нам Свя­той Тро­и­цы сам поль­ский ко­роле­вич Вла­ди­слав, но, бес­силь­ный про­тив охра­ня­ю­щей оби­тель бла­го­да­ти Гос­под­ней, вы­нуж­ден был под­пи­сать пе­ре­ми­рие с Рос­си­ей в при­над­ле­жав­шем мо­на­сты­рю се­ле Де­улине. Поз­же здесь был воз­двиг­нут храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия.

В 1619 го­ду по­се­тил Лав­ру при­е­хав­ший в Рос­сию Иеру­са­лим­ский пат­ри­арх Фе­о­фан. Он в осо­бен­но­сти по­же­лал ви­деть тех ино­ков, ко­то­рые в го­ди­ну во­ен­ной опас­но­сти дерз­ну­ли воз­ло­жить на се­бя по­верх ино­че­ских оде­я­ний бо­е­вые коль­чу­ги и с ору­жи­ем в ру­ках вста­ли на сте­нах свя­той оби­те­ли, от­ра­жая непри­я­те­ля. Пре­по­доб­ный Ди­о­ни­сий, игу­мен, воз­глав­ляв­ший обо­ро­ну († 1633), пред­ста­вил пат­ри­ар­ху бо­лее два­дца­ти ино­ков.

Пер­вым из них был Афа­на­сий (Още­рин), са­мых пре­клон­ных лет, до жел­тиз­ны се­дой ста­рец. Пат­ри­арх спро­сил его: "Ты ли хо­дил на вой­ну и на­чаль­ство­вал над во­и­на­ми?" Ста­рец от­ве­тил: "Да, Вла­ды­ко свя­тый, по­нуж­ден был кро­ва­вы­ми сле­за­ми" – "Что же свой­ствен­нее ино­ку – мо­лит­вен­ное уеди­не­ние или во­ин­ские по­дви­ги пред людь­ми?". Бла­жен­ный Афа­на­сий, по­кло­нясь, от­ве­чал: "Вся­кая вещь и вся­кое де­ло по­зна­ет­ся в свое вре­мя. Вот под­пись ла­ти­нян на го­ло­ве мо­ей, от ору­жия. Еще шесть па­мя­тей свин­цо­вых в мо­ем те­ле. В кел­лии си­дя, в мо­лит­вах, раз­ве смог бы я об­ре­сти та­ких по­бу­ди­те­лей к воз­ды­ха­нию и сте­на­нию? А бы­ло все это не на­шим из­во­ле­ни­ем, но по бла­го­сло­ве­нию по­слав­ших нас на Бо­жию служ­бу". Тро­ну­тый муд­рым от­ве­том сми­рен­но­го ино­ка, Пат­ри­арх бла­го­сло­вил и по­це­ло­вал его. Он бла­го­сло­вил и осталь­ных мо­на­хов-во­и­нов и вы­ра­зил одоб­ре­ние все­му брат­ству Лав­ры пре­по­доб­но­го Сер­гия.

По­двиг оби­те­ли в тя­же­лое для все­го на­ро­да Смут­ное вре­мя опи­сан ке­ла­рем Ав­ра­ами­ем (Па­ли­цы­ным) в "Ска­за­нии о со­бы­ти­ях Смут­но­го вре­ме­ни" и ке­ла­рем Си­мо­ном Аза­рьи­ным в двух агио­гра­фи­че­ских со­чи­не­ни­ях: "Кни­ге о чу­де­сах пре­по­доб­но­го Сер­гия" и "Жи­тии пре­по­доб­но­го Ди­о­ни­сия Ра­до­неж­ско­го". В 1650 г. Си­мео­ном Ша­хов­ским был со­став­лен ака­фист пре­по­доб­но­му Сер­гию, как "взбран­но­му во­е­во­де" Рус­ской зем­ли, в па­мять об из­бав­ле­нии Тро­иц­кой оби­те­ли от вра­же­ско­го об­сто­я­ния. Дру­гой су­ще­ству­ю­щий ака­фист пре­по­доб­но­му был со­став­лен в ХVIII ве­ке, ав­то­ром его счи­та­ют мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Пла­то­на (Лев­ши­на; † 1812).

В по­сле­ду­ю­щее вре­мя оби­тель про­дол­жа­ла быть неоску­де­ва­ю­щим све­то­чем ду­хов­ной жиз­ни и цер­ков­но­го про­све­ще­ния. Из ее бра­тии из­би­ра­лись на чре­ду слу­же­ния мно­гие про­слав­лен­ные иерар­хи Рус­ской Церк­ви. В 1744 го­ду оби­тель за за­слу­ги пе­ред Ро­ди­ной и ве­рой ста­ла име­но­вать­ся Лав­рой. В 1742 г. в ее огра­де учре­жде­на ду­хов­ная се­ми­на­рия, в 1814 го­ду сю­да бы­ла пе­ре­ве­де­на Мос­ков­ская ду­хов­ная ака­де­мия.

И ныне Дом Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы слу­жит од­ним из глав­ных бла­го­дат­ных цен­тров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Здесь из­во­ле­ни­ем Свя­то­го Ду­ха со­вер­ша­ют­ся де­я­ния По­мест­ных Со­бо­ров Рус­ской Церк­ви. В оби­те­ли име­ет ме­сто­пре­бы­ва­ние свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, ко­то­рый но­сит на се­бе осо­бен­ное бла­го­сло­ве­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия, яв­ля­ясь, по уста­но­вив­ше­му­ся пра­ви­лу, "Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ры свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­том".

Пя­тое июля, день об­ре­те­ния мо­щей свя­то­го ав­вы Сер­гия, игу­ме­на Рус­ской зем­ли – са­мое мно­го­люд­ное и тор­же­ствен­ное цер­ков­ное празд­не­ство в оби­те­ли.

См. так­же: "Жи­тие и чу­де­са пре­по­доб­но­го и бо­го­нос­но­го от­ца на­ше­го Сер­гия, Ра­до­неж­ско­го чу­до­твор­ца" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Кроссворд «Прп. Сергий Радонежский»