Акафист святому преподобному Сергию, игумену Радонежскому и всея России чудотворцу

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 июля (05 июля ст. ст.); 08 октября (25 сентября ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Возбра́нный от Царя́ си́л, Го́спода Иису́са, да́нный Росси́и воево́до и чудотво́рче преди́вный, преподо́бне о́тче Се́ргие! Прославля́юще мы́ просла́вльшаго тя́ сла́вы Го́спода, благода́рственное пе́ние воспева́ем ти́, и́бо моли́твами твои́ми от наше́ствия иноплеме́нник и ско́рбных обстоя́ний на́с при́сно избавля́еши, я́ко име́я дерзнове́ние ко Го́споду, от вся́ких на́с бе́д свободи́, да зове́м ти́:

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

И́кос 1.

А́нгелов Творе́ц, предуве́девый, по самовла́стному чи́стаго се́рдца твоего́ изволе́нию, всеусе́рдствующее Его́ во́ли исполне́ние, еще́ во чре́ве ма́терни трикра́тным возглаше́нием, показа́ тя́ ми́ру и́стиннаго служи́теля бы́ти Святы́я Тро́ицы и научи́ все́х вопи́ти тебе́ си́це:

Ра́дуйся, пре́жде ве́к, я́ко и́маши ве́рный ра́б Христо́в бы́ти, предусмо́тренный; ра́дуйся, во о́ноже вре́мя во блаже́нное и небе́сное жили́ще предуста́вленный.

Ра́дуйся, от чре́ва ма́терня на слу́жбу Небе́снаго Царя́, я́ко во́ин, хотя́щий ве́рен Ему́ бы́ти, призва́нный; ра́дуйся, я́ко благода́тию Бо́жиею оправда́нный.

Ра́дуйся, не то́чию Росси́и, но и все́й вселе́нней просла́вленный; ра́дуйся, трикра́тным твои́м во чре́ве возглаше́нием роди́телей и все́х слы́шащих удиви́вый.

Ра́дуйся, по рожде́нии свое́м по́стное и́ноческое житие́ показа́вый; ра́дуйся, от сосца́ ма́терня воздержа́ние чу́дное яви́вый.

Ра́дуйся, я́ко в сре́ду и пято́к млека́ ника́коже вкуси́вый; ра́дуйся, роди́телей благи́х до́брый и избра́нный пло́де.

Ра́дуйся, ра́дости скорбя́щим и ми́лости с ве́рою у тебе́ прося́щим пода́телю; ра́дуйся, печа́лей злы́х во вся́ких приключе́ниих отгони́телю.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 2.

Ви́дящи вся́ Росси́я и ины́я страны́ да́нною тебе́, преподо́бне о́тче Се́ргие, благода́тию Бо́жиею, с ве́рою к святы́м твои́м моще́м приходя́щим, и ско́рое вспоможе́ние, и при́сное пресла́вное чуде́с творе́ние, удивля́ются. И мы́ вси́, веселя́щеся, я́ко име́ем такова́го ми́лостиваго помо́щника, Просла́вльшаго тя́ прославля́юще и тя́, блага́го раба́ и ве́рнаго слугу́ Госпо́дня, восхваля́юще, вопие́м Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зум, еще́ су́щу ти́ во чре́ве ма́терни, Святу́ю Тро́ицу просла́вити Иису́с Христо́с дарова́вый, и ве́ру кре́пкую, наде́жду несумне́нную, любо́вь и́стинную к Нему́ име́ти утверди́вый, сподо́би тя́ во и́мя Святы́я Тро́ицы пресла́вный хра́м и оби́тель чу́дную устро́ити, и во о́ну мно́жество и́нок собра́ти. Сего́ ра́ди ве́рнии научи́шася воспева́ти тебе́ та́ко:

Ра́дуйся, честно́е Пресвяты́я Тро́ицы носи́ло и похвале́ние; ра́дуйся, до́бре ста́до, тобо́ю собра́нное, во спасе́ние наставля́яй.

Ра́дуйся, честны́й о́бразе а́гнцем и па́стырем; ра́дуйся, пра́вило ве́ры и о́бразе кро́тости духо́вныя.

Ра́дуйся, святы́ням чи́стое и непоро́чное жили́ще; ра́дуйся, еще́ при жи́зни сподо́бивыйся ви́дети Пресвяту́ю Богоро́дицу со двема́ апо́столома.

Ра́дуйся, удосто́ивыйся во вре́мя соверше́ния литурги́и сослуже́ния а́нгельскаго; ра́дуйся, во святу́ю литурги́ю в благода́ти Бо́жией ве́сь, а́ки во огни́, стоя́щий.

Ра́дуйся, о́ным Боже́ственным огне́м, в поти́р вше́дшим, причасти́выйся; ра́дуйся, досто́ин бы́вый а́нгельскаго собесе́дования.

Ра́дуйся, преиспо́лненный вся́кия благосты́ни; ра́дуйся, чистоты́ душе́вныя и теле́сныя усе́рдный храни́телю.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 3.

Си́лою, да́нною ти́ свы́ше, бу́дущая, я́ко настоя́щая, созерца́я, возвеща́л еси́ и вели́кому кня́зю Дими́трию о побе́де многочи́сленных прего́рдых ага́рян, хотя́щих Росси́ю огне́м и мече́м опустоши́ти, проре́кл еси́, и от своего́ и́ноческаго ли́ка дву́х мона́хов на проти́вных в по́мощь да́л еси́, и моли́твою твое́ю свято́ю к Бо́гу вопия́, на ага́ряны побе́ду сотвори́л еси́. За е́же тя́ прославля́юще и о таково́й же твое́й на сопроти́вных правосла́вному во́инству по́мощи прося́ще, Бо́гу вопие́м: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Иму́ще помышле́ние роди́телие твои́ и лю́дие о трикра́тном твое́м во чре́ве ма́тернем в це́ркви глаше́нии и уди́вльшеся, разуме́ша не́что пресла́вное и чу́дное бы́ти: и по си́х уве́девше твое́ ра́достное рожде́ние, ра́довахуся и ра́достная тебе́ приноша́ху, глаго́люще:

Ра́дуйся, отроча́ добродуше́вное и благонаде́жное; ра́дуйся, де́тище, вся́кия благода́ти Бо́жия испо́лненное.

Ра́дуйся, пречу́дное в младе́нчестве по́стничество на́м явля́яй; ра́дуйся, о́ным мно́гих приводя́й во удивле́ние и увеселя́яй.

Ра́дуйся, я́ко с тобо́ю всегда́ бе́ благода́ть Госпо́дня; ра́дуйся, от ю́ности твоея́ все́м се́рдцем и мы́слию Бо́га возлюби́вый.

Ра́дуйся, кро́тость, смире́ние и бде́ние име́вый; ра́дуйся, вся́ ми́ра сего́ кра́сная, я́ко ско́ро исчеза́ющая, презре́вый.

Ра́дуйся, вся́ плотски́я по́хоти Бо́га ра́ди умертви́вый; ра́дуйся, многообра́зныя ко́зни лука́ваго си́лою Бо́жиею победи́вый.

Ра́дуйся, мно́гия лю́ди от грехо́внаго пути́ ко Го́споду обрати́вый и спасы́й; ра́дуйся, я́ко тобо́ю сла́достей духо́вных исполня́емся.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 4.

Бу́ри жития́ ми́ра сего́, при́сно вну́тренними и вне́шними злострада́нии волну́ющагося, преподо́бне о́тче Се́ргие, изба́вився, прише́л еси́ во приста́нище немяте́жное небе́сное, на ме́ста зла́чна и прохла́дна, иде́же пото́цы сла́дости неисповеди́мыя, пи́ща сла́вы Бо́жия нетле́нная, пе́ния и гла́сы пра́зднующих. Та́мо почива́еши и весели́шися, со все́ми а́нгельскими си́лами поя́ Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 4.

Слы́шаша, преподо́бне о́тче Се́ргие, бли́жнии и да́льнии ангелоподо́бное твое́ житие́ и благода́ти чуде́с струю́ вы́ну теку́щую, я́ко моли́твою твое́ю прокаже́ннии очища́ются, слепи́и прозира́ют, хро́мии хо́дят и разнообра́зных неду́г с ве́рою притека́ющии здра́вие улуча́ют, си́х изба́вльшеся, вопия́ху к тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, мирова́рнице, на вся́ неду́ги врачева́ние подава́ющая; ра́дуйся, безме́здно па́че естества́ врачу́ скороми́лостивый.

Ра́дуйся, ми́лости превели́кия и ско́рбным сострада́ния сокро́вище; ра́дуйся, всеусе́рднаго о лю́дех промышле́ния прия́телище.

Ра́дуйся, ду́шу свою́ за челове́ки положи́ти гото́вый; ра́дуйся, увеселе́ние и отра́да к тебе́ прибега́ющим.

Ра́дуйся, мертвеца́ пресла́вно моли́твою твое́ю оживи́вый; ра́дуйся, оскуде́ние монасты́рское в пи́щи испо́лнивый.

Ра́дуйся, в су́се ме́сте пото́к водны́й тещи́ у Бо́га испроси́вый; ра́дуйся, я́ко та́яжде вода́, моли́твою твое́ю исцеля́ющи неду́ги, чудоде́йствует.

Ра́дуйся, чуде́с пучи́но, Бо́гом излия́нная; ра́дуйся, жела́емых бла́г прише́дшим к тебе́ пода́телю.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 5.

Боготе́чная пресве́тлая звезда́ яви́лся еси́, преподо́бне о́тче Се́ргие, не́бо церко́вное украша́яй и все́х блудя́щих по мо́рю стра́стнаго жития́ сего́ да́нною тебе́ от Со́лнца Пра́вды Христа́ Иису́са, и́стиннаго Бо́га, благода́тию озаря́яй, мра́к печа́лей и мглу́ вся́ких неду́г и скорбе́й прогоня́яй, наставля́еши все́х к тебе́ с ве́рою притека́ющих на пу́ть спасе́нный, к ве́чному Небе́сному Оте́честву веду́щий, пою́щих Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 5.

Ви́дев преподо́бный Се́ргий, я́ко в ми́ре се́м вся́ческая суета́ и тле́нию прича́стна, потща́ся вседу́шно Преве́чному Бо́гу благоугоди́ти, и вои́стину не вотще́ потруди́ся: премени́ бо тле́нная на нетле́нная, наипа́че же предстоя́ния сподо́бися у стра́шнаго Престо́ла Влады́чня в сла́ве ве́чней. Те́мже вопие́м ему́:

Ра́дуйся, я́ко иде́же Христо́с в телеси́, та́можде и ты́ пребыва́еши; ра́дуйся, та́мо, я́ко в зерца́ле, в Бо́зе вся́ Ему́ любе́зная созерца́еши.

Ра́дуйся, я́ко созерца́я в Не́м моля́щихся ти́ о по́мощи, моли́твою твое́ю и́м поле́зная хода́тайствуеши; ра́дуйся, ско́рый помо́щниче призыва́ющим тя́ во бране́х правосла́вным.

Ра́дуйся, моли́твою твое́ю Росси́йстей стране́ побе́ды на проти́вныя подава́яй; ра́дуйся, скорбя́щим скоропредста́тельный уте́шителю.

Ра́дуйся, не́мощей теле́сных и душе́вных немздоприе́мный исцели́телю; ра́дуйся, мно́гая чудеса́ благода́тию Ду́ха Свята́го содева́яй.

Ра́дуйся, хромы́м хожде́ние и слепы́м прозре́ние подава́яй; ра́дуйся, гро́зд ви́нный, пита́ющий на́с и веселя́щий.

Ра́дуйся, розго́ Христа́ лозы́ и́стинныя, мно́г пло́д в посо́бие правосла́вным творя́щая; ра́дуйся, благи́й ра́бе и ве́рный, и до́брый де́лателю виногра́да Христо́ва.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 6.

Пропове́дует держа́ва Росси́йская, богому́дре Се́ргие, труды́ твоя́ и боле́зни, бде́ние же и сухояде́ние, ра́ди душе́внаго твоего́ спасе́ния подъя́тыя, его́же ра́ди просла́ви тя́ Госпо́дь сла́вою Свое́ю Боже́ственною. Те́мже, я́ко ра́й насажде́нный, в Це́ркви яви́лся еси́, иму́щи дре́во жи́зни Сама́го Го́спода, от Него́же вкуси́вшии вся́ ско́ро ги́бнущая в ми́ре се́м презира́ют и ра́достно в прекра́сный виногра́д вы́шний вхо́дят, иде́же ты́, предстоя́ Ему́, вопие́ши: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́ Це́ркви и стране́ на́шей Росси́йстей просвеще́ние соверше́нных твои́х доброде́телей, преподо́бне о́тче Се́ргие, о ни́хже благодаря́ще Отца́ Небе́снаго, да́вшаго тебе́ толи́кую благода́ть вели́чия Своего́, к тебе́, я́ко к те́плому о на́с моли́твеннику, ра́достная воспева́ем та́ко:

Ра́дуйся, а́нгельское житие́ на́м явля́яй; ра́дуйся, стра́сти грехо́вныя уставля́яй.

Ра́дуйся, о́бразе и́стиннаго смире́ния; ра́дуйся, зерца́ло соверше́ннаго терпе́ния.

Ра́дуйся, наста́вниче вели́кий спасе́нию; ра́дуйся, приводя́й гре́шных ко исправле́нию.

Ра́дуйся, изве́стный исполни́телю за́поведей Христо́вых; ра́дуйся, ду́ш немощны́х исцеле́ние.

Ра́дуйся, ми́лостыню твори́ти науча́яй; ра́дуйся, ри́зы и бра́шна немощны́м подава́ти повелева́яй.

Ра́дуйся, пусты́нниче, мирску́ю че́сть и бога́тство возненави́девый; ра́дуйся, по́стниче, от ю́ности Бо́гу послужи́вый.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 7.

Хотя́ избра́н до́м Ду́ху Свято́му себе́ сотвори́ти, потща́лся еси́ те́сным и приско́рбным путе́м, веду́щим в жи́знь ве́чную, взе́м на ра́мо свое́ Кре́ст Христо́в, ше́ствовати, е́же благода́тию Бо́жиею от ю́ности твоея́ непоро́чно в творе́ниих за́поведей Госпо́дних соверши́в, дости́гл еси́ угото́ваннаго тебе́ в небе́сном всевесе́лом пребыва́нии воздая́ния, и та́мо благода́рственно пое́ши Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Но́вую благода́ть показа́ все́х Творе́ц и Влады́ка тебе́, богому́дре Се́ргие: а́ще бо и у́мерл еси́ на земли́ пло́тию, но душе́ю в вы́шнем селе́нии всегда́ жи́в сы́й, мно́гая и пресла́вная чудеса́ в ми́ре живу́щим лю́дем де́йствуеши, и те́плым твои́м хода́тайством посо́бствуеши, вопию́щим к тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, де́вственниче душе́ю и те́лом; ра́дуйся, и́ноком наста́вниче преди́вный.

Ра́дуйся, ду́ш на́ших ра́дование; ра́дуйся, бы́строе ни́щим услы́шание.

Ра́дуйся, скорбя́щим прия́тное попече́ние; ра́дуйся, чистоты́ усе́рдный храни́телю.

Ра́дуйся, ненаде́жным наде́яние; ра́дуйся, всея́ Росси́и увеселе́ние.

Ра́дуйся, дре́во чудото́чное рая́ Иису́сова; ра́дуйся, кри́не ра́йскаго прозябе́ния.

Ра́дуйся, ми́ро Христо́ва благоуха́ния; ра́дуйся, я́ко тобо́ю прино́сится ра́дование.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 8.

Стра́нное и пресла́вное чу́до явля́ется притека́ющим к тебе́, богому́дре Се́ргие: и́бо да́нною тебе́ Бо́жиею благода́тию с ве́рою прося́щим неме́дленно от вся́ких многообра́зных теле́сных и душе́вных скорбе́й исцеля́еши, от бе́д избавля́еши, от напа́стей охраня́еши, и все́м вся́ко благополе́зное проше́ние исполня́еши, и вопие́ши Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Ве́сь еси́, преподо́бне о́тче Се́ргие, в вы́шних, но и ни́жних не оставля́еши: при́сно со Христо́м Царе́м Ве́чным ца́рствуеши и на́с, гре́шных и недосто́йных, пред Ни́м воспомина́еши, моля́ся о спасе́нии на́шем. Те́мже от усе́рдия на́шего вопие́м к тебе́ си́це:

Ра́дуйся, оста́вльший име́ние и возлюби́вый нищету́ Христо́ву; ра́дуйся, дости́гший к неистощи́мому бога́тству.

Ра́дуйся, Ду́ху Свято́му подклони́выйся со вся́ким смире́нием; ра́дуйся, во́ине Христо́в непобеди́мый я́вльшийся.

Ра́дуйся, крило́ма богомы́слия се́ти вра́жия сокруши́вый; ра́дуйся, смире́нием возвыша́емый, в ве́чныя кро́вы возлете́вый.

Ра́дуйся, просвеще́нный вну́трь благода́тию; ра́дуйся, истреби́вый страсте́й мглу́ душевре́дную.

Ра́дуйся, в по́двизех дневны́х и нощны́х тече́ние соверши́вый; ра́дуйся, в невече́рнем дни́ Ца́рствия Бо́жия при́сно почива́яй.

Ра́дуйся, та́мо снеде́ния пи́щи разу́мныя сподо́бльшийся; ра́дуйся, я́ко того́ блаже́нства от Бо́га ве́чно удосто́ивыйся.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 9.

Вся́кое естество́ а́нгельское удиви́ся вели́кому свы́ше тебе́ дарова́нию, я́ко на земли́ невеще́ственное житие́ показа́л еси́, и во пло́ти, а́ки безпло́тен, яви́лся еси́. Сего́ ра́ди мно́гих чуде́с творе́ния от Го́спода прие́м, чи́стою и боголюбе́зною душе́ю твое́ю Того́ бла́гостию к Небе́сным причте́н еси́ си́лам, в Небесе́х ны́не пое́ши всеси́льному Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 9.

Вити́и многовеща́ннии недоуме́ют досто́йно сла́вити тя́, досто́йный вся́кия сла́вы, сла́вне преподо́бне о́тче Се́ргие, и́бо пачеесте́ственная мно́гая пресла́вная чудоде́йствия, еще́ жи́в су́щь, показа́л еси́, но и по сме́рти та́я благода́тию Бо́жиею твори́ти не престае́ши. Мы́ же, любо́вию понужда́еми, дерза́ем пе́ти тебе́ си́це:

Ра́дуйся, земны́й а́нгеле и небе́сный челове́че; ра́дуйся, во пло́ти живы́й духо́вно, на земли́ небе́сно.

Ра́дуйся, в челове́честве пребыва́яй а́нгельски, в ми́ре преми́рно; ра́дуйся, душе́вныма твои́ма очи́ма вы́ну Го́спода созерца́вый.

Ра́дуйся, пред лице́м Бо́жиим, я́ко ра́б пред Го́сподем, ходи́вый; ра́дуйся, пред О́ным, я́ко сы́н пред Отце́м, я́ко учени́к пред Учи́телем, ше́ствовавый.

Ра́дуйся, я́ко во́ин пред Воево́дою гото́в сы́й вся́ повеле́нная И́м твори́ти; ра́дуйся, до́брый ста́да своего́ и́ночествующих наста́вниче и прави́телю.

Ра́дуйся, ше́ствовавый от си́лы в си́лу, до́ндеже яви́ся тебе́ Бо́г бого́в в Сио́не; ра́дуйся, Еди́наго Го́спода возлюби́вый и к Нему́ очеса́ своя́ вы́ну име́вый.

Ра́дуйся, во вся́ дни́ живота́ своего́ Его́ иска́вый и в Не́м наме́рение полага́вый; ра́дуйся, ничесого́ на Небеси́ и на земли́, ра́зве Христа́ Иису́са, ви́дети жела́вый.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 10.

Спасти́ хотя́ ду́шу твою́, в ю́ности во́зраста своего́ отре́клся еси́ во́ли своея́ и во зна́мение отсече́ния ея́ постри́гл еси́ власы́ главы́ своея́, и бы́л еси́ мона́х, покори́вый себе́ во́ли Бо́жией и нача́льником, от Него́ поста́вленным, и́хже веле́ния та́ко слу́шал еси́, я́ко Сама́го Го́спода, никогда́ же прекосло́вя, но сло́ву веле́ния исполне́нием де́ла отвещава́я. Вся́ческая же приключе́ния благода́рно, я́ко ве́рный ра́б, от Го́спода приима́л еси́, Ему́же на Небесе́х предстоя́, ны́не вопие́ши: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Стена́ еси́ все́м челове́ком, к заступле́нию твоему́ прибега́ющим, преподо́бне богому́дре Се́ргие. Те́мже и на́м, к тебе́ приходя́щим и ми́лостиваго твоего́ во вся́ких ну́ждах заступле́ния у Царя́ Небе́снаго прося́щим, бу́ди стена́ кре́пкая и огражде́ние непреобори́мое, от вся́ких на́с бе́д и напа́стей застеня́я и огражда́я, за е́же мы́ вопие́м тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, во́ине Царя́ Небе́снаго, не обяза́выйся ку́плями жите́йскими, да Ему́ уго́ден бу́деши; ра́дуйся, не восхоте́вый двема́ господи́нома, Бо́гу и ми́ру, рабо́тати, но Еди́ному Бо́гу то́чию.

Ра́дуйся, от ю́ности на те́ло свое́, на ми́р се́й и диа́вола вооружи́выйся; ра́дуйся, посто́м, покло́ны, стоя́нием на моли́тве, бде́нием умертви́вый пло́ть свою́.

Ра́дуйся, умертви́вый о́ную пре́жде, не́жели она́ жи́ва страсте́м бя́ше; ра́дуйся, ме́ртву соде́явый горта́нь проти́ву приима́ния сласте́й.

Ра́дуйся, ме́ртв сотвори́вый язы́к проти́ву глаго́лания скве́рных, клеветны́х и ло́жных; ра́дуйся, ме́ртвы устро́ивый ушеса́ проти́ву слы́шания душевре́дных.

Ра́дуйся, ме́ртвы соде́явый ру́це проти́ву грабле́ния и вся́ких зо́л творе́ния; ра́дуйся, ме́ртво сотвори́вый чре́во проти́ву объяде́ния и пия́нства.

Ра́дуйся, ме́ртва соде́лавый труда́ми чре́сла своя́ проти́ву нечистоты́; ра́дуйся, ме́ртвы сотвори́вый но́зе проти́ву тече́ния в пу́ть гре́шников и на сове́т нечести́вых.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 11.

Пе́ние благода́рственное благотвори́телю Христу́ Иису́су, тя́, преподо́бне о́тче, прославля́юще, вси́ правосла́внии взыва́ют, я́ко дарова́л ти́ мно́гих чуде́с си́лу творе́ния: слепы́я просвеща́ти, прокаже́нныя очища́ти, больны́я врачева́ти, бесны́я от де́монскаго друче́ния свобожда́ти, толи́ко си́льне, я́коже и не у приведе́нным к тебе́ бы́вшим бесны́м, еще́ на пути́ де́мони от ни́х отбега́ху и ктому́ не возвраща́хуся, боя́щеся в тебе́ си́лы Бо́жия, ю́же вы́ну в Небесе́х прославля́я, вопие́ши Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Светоза́рное свети́ло в правосла́вной Росси́йстей держа́ве и во все́й вселе́нней благода́тию немерца́ющаго Со́лнца, Христа́ Иису́са, просвеща́ющею возсия́вшее, зри́м тя́, богому́дре о́тче: с невеще́ственными бо в вы́шних предстоя́ Престо́лу Тро́ицы Пресвяты́я, ра́дости превели́кия испо́лнен еси́ и Боже́ственными луча́ми Трисо́лнечнаго Све́та осиява́емь, облиста́еши ве́рныя, вопию́щия к тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, возше́дый на го́ру превысоку́ доброде́телей Боже́ственных; ра́дуйся, я́ко от тоя́ удо́бь возше́л еси́ на го́ру небе́сную.

Ра́дуйся, я́ко от оби́тели земны́я во оби́тель небе́сную водвори́лся еси́; ра́дуйся, я́ко восходя́ та́мо душе́ю, на́м мо́щи твоя́ святы́я оста́вил еси́.

Ра́дуйся, я́ко мо́щи твоя́ исцелева́ют вся́кия ско́рби и боле́зни; ра́дуйся, я́ко моще́й твои́х де́мони трепе́щут.

Ра́дуйся, я́ко твоя́ мо́щи кому́ждо в приклю́чшихся печа́лех быва́ют увеселе́ние; ра́дуйся, душе́ю востеки́й в Сио́н Го́рний к Царю́ Небе́сному.

Ра́дуйся, я́ко та́мо предстоя́, о все́х к Нему́ те́пле хода́тайствуеши; ра́дуйся, я́ко благоутро́бие Его́ о все́х чту́щих па́мять твою́ умилостивля́еши.

Ра́дуйся, стране́ на́шей на проти́вных побе́ду моли́твою твое́ю содева́еши; ра́дуйся, все́м ве́рным вся́кое проше́ние во и́х по́льзу исполня́еши.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 12.

Благода́ть, да́нную ти́ от Бо́га, све́дуще, тебе́, при́снаго на́шего ми́лостиваго отца́, приле́жно про́сим: проле́й ны́не те́плую твою́ моли́тву о на́с, гре́шных, ко Го́споду, я́ко да презре́в вся́ на́ша согреше́ния, да́рует побе́ды на враги́, я́ко царю́ Константи́ну на Максе́нтиа, я́ко Дави́ду на Голиа́фа; держа́ву Росси́йскую да укрепи́т, Це́рковь Свою́ Святу́ю от ра́спрей и раско́лов непозы́блему да сохрани́т, оби́лие вся́ких плодо́в земли́ да да́рует и вся́ правосла́вныя христиа́ны да спасе́т и поми́лует, чесого́ от Него́ твои́ми моли́твами улучи́ти ожида́юще, вопие́м Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Пою́ще ди́внаго во святы́х Свои́х Царя́ Небе́снаго, просла́вльшаго тя́, ве́рнаго Своего́ раба́, преподо́бнаго отца́ Се́ргия, ми́лостивое твое́, ско́рое на́м во вся́ких ну́ждах и печа́лех поможе́ние прославля́ем, и́бо в тебе́ в Тро́ице прославля́емый Бо́г на́ш пресла́вным мно́гим чудоде́йствием ди́вно просла́вися, о чесо́м удивля́ющеся вопие́м к тебе́ си́це:

Ра́дуйся, великосла́вный Росси́йский на́ш засту́пниче, о́тче Се́ргие; ра́дуйся, соверше́нный в доброде́телех челове́че.

Ра́дуйся, ди́вный подража́телю соверше́нства Отца́ на́шего Небе́снаго; ра́дуйся, преблаги́й и до́брый наста́вниче и́ноков.

Ра́дуйся, о́бразе пустынножи́телей и устрои́телю о́бщаго жития́; ра́дуйся, все́х правосла́вных ско́рый помо́щниче и засту́пниче.

Ра́дуйся, Царя́ Небе́снаго и Бо́га изве́стный умилостиви́телю; ра́дуйся, мно́гажды заступле́нием твои́м проше́ния предваря́яй.

Ра́дуйся, покро́ве, Бо́гом зда́нный, и́мже покрыва́ются мно́зи; ра́дуйся, лени́вых подви́гнувый твои́ми христоподража́тельными нра́вы.

Ра́дуйся, доброзра́чное све́та ева́нгельскаго всесве́тлое сия́ние; ра́дуйся, Трисо́лнечнаго Святы́я Тро́ицы све́та вы́ну просвеща́ющее озаре́ние.

Ра́дуйся, Се́ргие, ско́рый помо́щниче и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 13.

О чудотво́рче пресла́вный и засту́пниче все́м на́м во вся́ких беда́х и ско́рбех ско́рый и пречу́дный, богому́дре о́тче Се́ргие! Ны́нешнее на́ше приими́ приноше́ние и богоприя́тным твои́м хода́тайством умоли́ Го́спода си́л си́лу свы́ше правосла́вному на́шему во́инству на сопроти́вныя пода́ти, и на́м все́м, Того́ благода́тию очи́стившимся, от гее́ны изба́витися, и гряду́щая в Небесе́х блага́я улучи́ти, вопию́щим Ему́: Аллилу́иа.

Этот конда́к читается трижды, затем 1-й и́кос и 1-й конда́к.

Моли́тва пе́рвая.

О свяще́нная главо́, преподо́бне и Богоно́сне о́тче на́ш Се́ргие, моли́твою твое́ю, и ве́рою, и любо́вию, я́же к Бо́гу, и чистото́ю се́рдца, еще́ на земли́ во оби́тель Пресвяты́я Тро́ицы ду́шу твою́ устро́ивый, и а́нгельскаго обще́ния и Пресвяты́я Богоро́дицы посеще́ния сподо́бивыйся, и да́р чудоде́йственныя благода́ти прие́мый, по отше́ствии же твое́м от земны́х наипа́че к Бо́гу прибли́живыйся, и небе́сныя си́лы приобщи́выйся, но и от на́с ду́хом любве́ своея́ не отступи́вый, и честны́я твоя́ мо́щи, я́ко сосу́д благода́ти по́лный и преизлива́ющийся, на́м оста́вивый! Ве́лие име́я дерзнове́ние ко Всеми́лостивому Влады́це, моли́ спасти́ рабы́ Его́, су́щей в тебе́ благода́ти Его́ ве́рующия и к тебе́ с любо́вию притека́ющия. Испроси́ на́м от Великодарови́таго Бо́га на́шего вся́кий да́р, все́м и коему́ждо благопотре́бен, ве́ры непоро́чны соблюде́ние, градо́в на́ших утвержде́ние, ми́ра умире́ние, от гла́да и па́губы избавле́ние, от наше́ствия иноплеме́нных сохране́ние, скорбя́щим утеше́ние, неду́гующим исцеле́ние, па́дшим возставле́ние, заблужда́ющим на пу́ть и́стины и спасе́ния возвраще́ние, подвиза́ющимся укрепле́ние, благоде́лающим в дела́х благи́х преуспе́яние и благослове́ние, младе́нцем воспита́ние, ю́ным наставле́ние, неве́дущим вразумле́ние, сирота́м и вдови́цам заступле́ние, отходя́щим от сего́ вре́меннаго жития́ к ве́чному благо́е уготовле́ние и напу́тствие, отше́дшим блаже́нное упокое́ние, и вся́ ны́ споспешеству́ющими твои́ми моли́твами сподо́би в де́нь Стра́шнаго суда́ шу́ия ча́сти изба́витися, десны́я же страны́ о́бщники бы́ти и блаже́нный о́ный гла́с Влады́ки Христа́ услы́шати: прииди́те, благослове́ннии Отца́ Моего́, насле́дуйте угото́ванное ва́м ца́рствие от сложе́ния ми́ра. Ами́нь.

Моли́тва втора́я.

О свяще́нная главо́, преподо́бне о́тче, преблаже́нне а́вво Се́ргие вели́кий! Не забу́ди убо́гих свои́х до конца́, но помина́й на́с во святы́х свои́х и благоприя́тных моли́твах к Бо́гу. Помяни́ ста́до свое́, е́же са́м упа́сл еси́, и не забу́ди посеща́ти ча́д свои́х. Моли́ за ны́, о́тче свяще́нный, за де́ти своя́ духо́вныя, я́ко име́я дерзнове́ние к Небе́сному Царю́, не премолчи́ за ны́ ко Го́споду и не пре́зри на́с, ве́рою и любо́вию чту́щих тя́. Помина́й на́с, недосто́йных, у престо́ла Вседержи́телева, и не преста́й моля́ся о на́с ко Христу́ Бо́гу, и́бо дана́ тебе́ бы́сть благода́ть за ны́ моли́тися. Не мни́м бо тя́ су́ща ме́ртва: а́ще бо и те́лом преста́вился еси́ от на́с, но и по сме́рти жи́в сы́й пребыва́еши. Не отступа́й от на́с ду́хом, сохраня́я на́с от стре́л вра́жиих, и вся́кия пре́лести бесо́вския, и ко́зней диа́вольских, па́стырю на́ш до́брый; а́ще бо и моще́й твои́х ра́ка пред очи́ма на́шима ви́дима е́сть всегда́, но свята́я твоя́ душа́ со а́нгельскими во́инствы, со безпло́тными ли́ки, с Небе́сными си́лами, у престо́ла Вседержи́теля предстоя́щи, досто́йно весели́тся. Ве́дуще бо тя́ вои́стину и по сме́рти жи́ва су́ща, тебе́ припа́даем и тебе́ мо́лимся, е́же моли́тися о на́с Всеси́льному Бо́гу о по́льзе ду́ш на́ших, и испроси́ти вре́мя на покая́ние, и о невозбра́нном преи́тии от земли́ на Не́бо, мыта́рств же го́рьких, бесо́в, возду́шных князе́й и ве́чныя му́ки изба́вится, и Небе́сному Ца́рствию насле́дником бы́ти со все́ми пра́ведными, от ве́ка угоди́вшими Го́споду на́шему Иису́су Христу́, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, че́сть и поклоне́ние со Безнача́льным Его́ Отце́м и с Пресвяты́м, и Благи́м, и Животворя́щим Его́ Ду́хом ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва тре́тья

О Небе́снаго граждани́не Иерусали́ма, преподо́бне о́тче Се́ргие! Воззри́ на на́с ми́лостиво и к земли́ приве́рженных возведи́ к высоте́ Небе́сней. Ты́ горе́ на Небеси́; мы́, на земли́ ни́зу, удалены́ от тебе́ не толи́ко ме́стом, ели́ко греха́ми свои́ми и беззако́ниями; но к тебе́, я́ко на́м сро́дному, прибега́ем и взыва́ем: наста́ви на́с ходи́ти путе́м твои́м, вразуми́ и руково́дствуй. Сво́йственно е́сть тебе́, о́тче на́ш, благоутро́бие и человеколю́бие: на земли́ живу́щу, не о свое́м то́кмо спасе́нии бы́сть тебе́ попече́ние, но и о все́х к тебе́ притека́ющих. Наставле́ния твоя́ бы́ша тро́стию кни́жника скоропи́сца, на се́рдце ка́ждаго глаго́лы жи́зни начертава́ющаго. Не теле́сныя то́кмо врачева́л еси́ боле́зни, но па́че душе́вных вра́ч изя́щный яви́лся еси́; и вся́ твоя́ свята́я жи́знь бы́сть зерца́лом вся́кия доброде́тели. А́ще толи́к бы́л еси́, свя́тче Бо́жий, на земли́, коли́к ны́не еси́, на Небеси́! Ты́ дне́сь предстои́ши Престо́лу Све́та Непристу́пнаго и в не́м, я́ко в зерца́ле, зри́ши вся́ на́ша ну́жды и проше́ния; ты́ водворя́ешися вку́пе со А́нгелы, о еди́ном гре́шнице ка́ющемся ра́дующимися. И человеколю́бие Бо́жие е́сть неистощи́мо, и твое́ к Нему́ дерзнове́ние мно́го, не преста́ни о на́с вопия́ ко Го́споду. Испроси́ предста́тельством свои́м у Всеми́лостиваго Бо́га на́шего ми́р Це́ркви Его́, под зна́мением креста́ во́инствующей, согла́сие в ве́ре и единому́дрие, суему́дрия же и раско́лов истребле́ние, утвержде́ние во благи́х де́лех, больны́м исцеле́ние, печа́льным утеше́ние, оби́женным заступле́ние, бе́дствующим по́мощь. Не посрами́ на́с, к тебе́ с ве́рою притека́ющих. А́ще бо и недосто́йни есмы́ толи́каго отца́ и хода́тая, но ты́, бы́в подража́тель человеколю́бия Бо́жия, сотвори́ на́с досто́йны чрез обраще́ние от злы́х де́л к благо́му житию́. Вся́ богопросвеще́нная Росси́я, твои́ми чудесы́ испо́лненная и ми́лостьми облагоде́тельствованная, испове́дует тя́ бы́ти своего́ покрови́теля и засту́пника. Яви́ дре́вния ми́лости твоя́ и и́хже отце́м спомоществова́л еси́, не отри́ни и на́с, ча́д и́х, стопа́ми и́х к тебе́ ше́ствующих. Ве́руем, я́ко ду́хом на́м сопрису́тствуеши. Иде́же бо е́сть Госпо́дь, я́коже сло́во Его́ учи́т на́с, та́мо и слуга́ Его́ бу́дет. Ты́ ве́рный еси́ ра́б Госпо́день, и Бо́гу везде́ су́щу, ты́ в Не́м еси́, и О́н в тебе́ е́сть, па́че же и те́лом с на́ми еси́. Се́ нетле́нныя и живоно́сныя твоя́ мо́щи, я́ко сокро́вище безце́нное, вручи́ на́м чуде́с Бо́г. Предстоя́ще и́м, я́ко тебе́ жи́ву су́шу, припа́даем и мо́лимся: приими́ моле́ния на́ша и вознеси́ и́х на же́ртвенник благоутро́бия Бо́жия, да прии́мем тобо́ю благода́ть и благовре́менну в ну́ждах на́ших по́мощь. Укрепи́ на́ше малоду́шие и утверди́ на́с в ве́ре, да несомне́нно упова́ем получи́ти вся́ блага́я от благосе́рдия Влады́ки моли́твами твои́ми. Па́ству же твою́ духо́вную, тобо́ю со́бранную, не преста́ни управля́ти жезло́м духо́вныя му́дрости: подвиза́ющимся помози́, разсла́бленных возста́ви, споспеши́ и́го Христо́во нести́ во благоду́шии и терпе́нии и все́х на́с упра́ви в ми́ре и покая́нии сконча́ти живо́т на́ш и пресели́тися со упова́нием в блаже́нная не́дра Авраа́мова, иде́же ты́ ра́достно по труде́х и по́двизех ны́не почива́еши, прославля́я со все́ми святы́ми Бо́га, в Тро́ице сла́вимаго, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха. Ами́нь.

А҆ка́ѳїстъ ст҃о́мꙋ прпⷣбномꙋ се́ргїю, и҆гꙋ́менꙋ ра́донежскомꙋ и҆ всеѧ̀ рѡссі́и чꙋдотво́рцꙋ.

Конда́къ а҃.

Возбра́нный ѿ цр҃ѧ̀ си́лъ гдⷭ҇а і҆и҃са, да́нный рѡссі́и воево́до и҆ чꙋдотво́рче преди́вный, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе! прославлѧ́юще просла́вльшаго тѧ̀ сла́вы гдⷭ҇а, бл҃года́рственное пѣ́нїе воспѣва́емъ тѝ: и҆́бо мл҃твами твои́ми ѿ наше́ствїѧ и҆ноплеме́нныхъ и҆ ско́рбныхъ ѡ҆бстоѧ́нїй на́съ при́снѡ и҆збавлѧ́еши, ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ѧ дерзнове́нїе ко гдⷭ҇ꙋ, ѿ всѧ́кихъ на́съ бѣ́дъ свободѝ, да зове́мъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

І҆́косъ а҃.

А҆́гг҃лѡвъ творе́цъ, пред̾ꙋвѣ́дѣвый, по самовла́стномꙋ чи́стагѡ се́рдца твоегѡ̀ и҆зволе́нїю, всеꙋсе́рдствꙋющее є҆гѡ̀ во́ли и҆сполне́нїе, є҆щѐ во чре́вѣ ма́терни трикра́тнымъ возглаше́нїемъ, показа́ тѧ мі́рꙋ и҆́стиннаго слꙋжи́телѧ бы́ти ст҃ы́ѧ трⷪ҇цы, и҆ наꙋчѝ всѣ́хъ вопи́ти тебѣ̀ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ пре́жде вѣ̑къ и҆́маши вѣ́рный ра́бъ хрⷭ҇то́въ бы́ти пред̾ꙋсмо́тренный: ра́дꙋйсѧ, во ѻ҆́ноже вре́мѧ во бл҃же́нное и҆ нбⷭ҇ное жили́ще пред̾ꙋста́вленный.

Ра́дꙋйсѧ, ѿ чре́ва ма́тернѧ на слꙋ́жбꙋ нбⷭ҇нагѡ цр҃ѧ̀, ꙗ҆́кѡ во́инъ хотѧ́щїй вѣ́ренъ є҆мꙋ̀ бы́ти, призва́нный: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ бл҃года́тїю бж҃їею ѡ҆правда́нный.

Ра́дꙋйсѧ, не то́чїю въ рѡссі́и, но и҆ во все́й вселе́ннѣй просла́вленный: ра́дꙋйсѧ, трикра́тнымъ твои́мъ во чре́вѣ возглаше́нїемъ роди́телей и҆ всѣ́хъ слы́шащихъ ᲂу҆диви́вый.

Ра́дꙋйсѧ, по рожде́нїи свое́мъ по́стное и҆́ноческое житїѐ показа́вый: ра́дꙋйсѧ, ѿ сосца̀ ма́тернѧ воздержа́нїе чꙋ́дное ꙗ҆ви́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ сре́дꙋ и҆ пѧто́къ млека̀ ника́коже вкꙋси́вый: ра́дꙋйсѧ, роди́телей благи́хъ до́брый и҆ и҆збра́нный пло́де.

Ра́дꙋйсѧ, ра́дости скорбѧ́щымъ, и҆ ми́лости съ вѣ́рою ᲂу҆ тебѐ просѧ́щымъ пода́телю: ра́дꙋйсѧ, печа́лей ѕлы́хъ во всѧ́кихъ приключе́нїихъ ѿгони́телю.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ в҃.

Ви́дѧщи всѧ̀ рѡссі́ѧ и҆ и҆ны́ѧ страны̑, да́нною тебѣ̀, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе, бл҃года́тїю бж҃їею, съ вѣ́рою къ ст҃ы̑мъ твои̑мъ моще́мъ приходѧ́щымъ, и҆ ско́рое вспоможе́нїе, и҆ при́сное пресла́вное чꙋде́съ творе́нїе, ᲂу҆дивлѧ́ютсѧ. И҆ мы̀ всѝ веселѧ́щесѧ, ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́емъ такова́го ми́лостиваго помо́щника, просла́вльшаго тѧ̀ прославлѧ́юще, и҆ тѧ̀, бл҃га́го раба̀ и҆ вѣ́рнаго слꙋгꙋ̀ гдⷭ҇нѧ восхвалѧ́юще, вопїе́мъ є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃.

Ра́зꙋмъ, є҆щѐ сꙋ́щꙋ тѝ во чре́вѣ ма́терни, ст҃ꙋ́ю трⷪ҇цꙋ просла́вити і҆и҃съ хрⷭ҇то́съ дарова́вый, и҆ вѣ́рꙋ крѣ́пкꙋю, наде́ждꙋ несꙋмнѣ́ннꙋю, любо́вь и҆́стиннꙋю къ немꙋ̀ и҆мѣ́ти ᲂу҆тверди́вый, сподо́би тѧ̀ во и҆́мѧ ст҃ы́ѧ трⷪ҇цы пресла́вный хра́мъ и҆ ѻ҆би́тель чꙋ́днꙋю ᲂу҆стро́ити, и҆ во ѻ҆́нꙋ мно́жество и҆́нѡкъ собра́ти. Сегѡ̀ ра́ди вѣ́рнїи наꙋчи́шасѧ воспѣва́ти тебѣ̀ та́кѡ:

Ра́дꙋйсѧ, честно́е прест҃ы́ѧ трⷪ҇цы носи́ло и҆ похвале́нїе: ра́дꙋйсѧ, до́брѣ ста́до, тобо́ю со́бранное, во спасе́нїе наставлѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, честны́й ѻ҆́бразе а҆́гнцємъ и҆ па́стырємъ: ра́дꙋйсѧ, пра́вило вѣ́ры и҆ ѻ҆́бразе кро́тости дꙋхо́вныѧ.

Ра́дꙋйсѧ, свѧты́нѧмъ чи́стое и҆ непоро́чное жили́ще: ра́дꙋйсѧ, є҆щѐ въ жи́зни сподо́бивыйсѧ ви́дѣти прест҃ꙋ́ю бцⷣꙋ со двѣма̀ а҆пⷭ҇лома.

Ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆досто́ивыйсѧ во вре́мѧ соверше́нїѧ лїтꙋргі́и сослꙋже́нїѧ а҆́гг҃льскагѡ: ра́дꙋйсѧ, во ст҃ꙋ́ю лїтꙋргі́ю въ бл҃года́ти бж҃їей ве́сь, а҆́ки во ѻ҆гнѝ стоѧ́щїй.

Ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́нымъ бж҃е́ственнымъ ѻ҆гне́мъ, въ поти́ръ вше́дшимъ, причасти́выйсѧ: ра́дꙋйсѧ, досто́инъ бы́вый а҆́гг҃льскагѡ собесѣ́дованїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, преиспо́лненный всѧ́кїѧ бл҃госты́ни: ра́дꙋйсѧ, чистоты̀ дꙋше́вныѧ и҆ тѣле́сныѧ ᲂу҆се́рдный храни́телю.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ г҃.

Си́лою, да́нною тѝ свы́ше, бꙋ̑дꙋщаѧ ꙗ҆́кѡ настоѧ̑щаѧ созерца́ѧ, возвѣща́лъ є҆сѝ и҆ вели́комꙋ кнѧ́зю дими́трїю ѡ҆ побѣ́дѣ над̾ многочи́сленными прего́рдыми а҆га́рѧнами, хотѧ́щими рѡссі́ю ѻ҆гне́мъ и҆ мече́мъ ѡ҆пꙋстоши́ти, проре́клъ є҆сѝ, и҆ ѿ своегѡ̀ и҆́ноческагѡ ли́ка двꙋ́хъ мона́хѡвъ на проти́вныхъ въ по́мощь да́лъ є҆сѝ, и҆ мл҃твою твое́ю ст҃о́ю къ бг҃ꙋ вы́нꙋ вопїѧ̀, на а҆га́рѧны побѣ́дꙋ сотвори́лъ є҆сѝ. за є҆́же тѧ̀ прославлѧ́юще, и҆ ѡ҆ таково́й же твое́й на сопроти́вныхъ правосла́вномꙋ во́инствꙋ по́мощи просѧ́ще, бг҃ꙋ вопїе́мъ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ г҃.

И҆мꙋ́ще помышле́нїе роди́телїе твоѝ и҆ лю́дїе ѡ҆ трикра́тномъ твое́мъ во чре́вѣ ма́тернемъ въ цр҃кви глаше́нїи, и҆ ᲂу҆ди́вльшесѧ, разꙋмѣ́ша нѣ́что пресла́вное и҆ чꙋ́дное бы́ти: и҆ по си́хъ ᲂу҆вѣ́дѣвше твоѐ ра́достное рожде́нїе, ра́довахꙋсѧ, и҆ ра́дѡстнаѧ тебѣ̀ приноша́хꙋ глаго́люще:

Ра́дꙋйсѧ, ѻ҆троча̀ добродꙋше́вное и҆ бл҃гонаде́жное: ра́дꙋйсѧ, дѣ́тище, всѧ́кїѧ бл҃года́ти бж҃їѧ и҆спо́лненное.

Ра́дꙋйсѧ, пречꙋ́дное въ младе́нчествѣ по́стничество на́мъ ꙗ҆влѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́нымъ мно́гихъ приводѧ́й во ᲂу҆дивле́нїе и҆ ᲂу҆веселѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ съ тобо́ю всегда̀ бѣ̀ блгⷣть гдⷭ҇нѧ: ра́дꙋйсѧ, ѿ ю҆́ности твоеѧ̀ всѣ́мъ се́рдцемъ и҆ мы́слїю бг҃а возлюби́вый.

Ра́дꙋйсѧ, кро́тость, смире́нїе и҆ бдѣ́нїе и҆мѣ́вый: ра́дꙋйсѧ, всѧ̑ мі́ра сегѡ̀ кра̑снаѧ, ꙗ҆́кѡ ско́ро и҆счеза̑ющаѧ, презрѣ́вый.

Ра́дꙋйсѧ, всѧ̑ плотскі̑ѧ по́хѡти бг҃а ра́ди ᲂу҆мертви́вый: ра́дꙋйсѧ, многоѻбра́зныѧ кѡ́зни лꙋка́вагѡ си́лою бж҃їею побѣди́вый.

Ра́дꙋйсѧ, мнѡ́гїѧ лю́ди ѿ грѣхо́внагѡ пꙋтѝ ко гдⷭ҇ꙋ ѡ҆брати́вый и҆ спасы́й: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тобо́ю сла́достей дꙋхо́вныхъ и҆сполнѧ́емсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ д҃.

Бꙋ́ри житїѧ̀ мі́ра сегѡ̀, при́снѡ внꙋ́тренними и҆ внѣ́шними ѕлострада̑нїи волнꙋ́ющагѡсѧ, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе, и҆зба́вивсѧ, прише́лъ є҆сѝ во приста́нище немѧте́жное небе́сное, на мѣста̀ ѕла̑чна и҆ прохла̑дна, и҆дѣ́же пото́цы сла́дости неисповѣди́мыѧ, пи́ща сла́вы бж҃їѧ нетлѣ́ннаѧ, пѣ̑нїѧ и҆ гла́сы пра́зднꙋющихъ. Та́мѡ почива́еши и҆ весели́шисѧ, со всѣ́ми а҆́гг҃льскими си́лами поѧ̀ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ д҃.

Слы́шаша, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе, бли́жнїи и҆ да́льнїи а҆гг҃лоподо́бное твоѐ житїѐ, и҆ бл҃года́ти чꙋде́съ стрꙋю̀ вы́нꙋ текꙋ́щꙋю, ꙗ҆́кѡ мл҃твою твое́ю прокаже́ннїи ѡ҆чища́ютсѧ, слѣпі́и прозира́ютъ, хромі́и хо́дѧтъ и҆ разноѻбра́зныхъ недꙋ̑гъ съ вѣ́рою притека́ющїи здра́вїе ᲂу҆лꙋча́ютъ, си́хъ и҆зба́вльшесѧ вопїѧ́хꙋ къ тебѣ̀ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, мѷрова́рнице на всѧ̑ недꙋ́ги врачева́нїе подава́ющаѧ: ра́дꙋйсѧ, безме́зднѡ па́че є҆стества̀ врачꙋ̀ скороми́лостивый.

Ра́дꙋйсѧ, ми́лости превели́кїѧ и҆ скѡ́рбнымъ сострада́нїѧ сокро́вище: ра́дꙋйсѧ, всеꙋсе́рднагѡ ѡ҆ лю́дехъ промышле́нїѧ прїѧ́телище.

Ра́дꙋйсѧ, дꙋ́шꙋ свою̀ за человѣ́ки положи́ти гото́вый: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆веселе́нїе и҆ ѿра́до къ тебѣ̀ прибѣга́ющымъ.

Ра́дꙋйсѧ, мертвеца̀ пресла́внѡ мл҃твою твое́ю ѡ҆живи́вый: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆скꙋдѣ́нїе монасты́рское въ пи́щи и҆спо́лнивый.

Ра́дꙋйсѧ, на сꙋ́сѣ мѣ́стѣ пото́къ во́дный тещѝ ᲂу҆ бг҃а и҆спроси́вый: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ та́ѧжде вода̀ мл҃твою твое́ю и҆сцѣлѧ́ющи недꙋ́ги, чꙋдодѣ́йствꙋетъ.

Ра́дꙋйсѧ, чꙋде́съ пꙋчи́но бг҃омъ и҆злїѧ́ннаѧ: ра́дꙋйсѧ, жела́емыхъ бла̑гъ прише́дшымъ къ тебѣ̀ пода́телю.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ є҃.

Бг҃оте́чнаѧ пресвѣ́тлаѧ ѕвѣзда̀ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе, нб҃о цр҃ко́вное ᲂу҆краша́ѧй, и҆ всѣ́хъ блꙋдѧ́щихъ по мо́рю стра́стнагѡ житїѧ̀ сегѡ̀, да́нною тебѣ̀ ѿ сл҃нца пра́вды хрⷭ҇та̀ і҆и҃са, и҆́стиннагѡ бг҃а, бл҃года́тїю ѡ҆зарѧ́ѧй, мра́къ печа́лей и҆ мглꙋ̀ недꙋ̑гъ и҆ скорбе́й прогонѧ́ѧй, наставлѧ́еши всѣ́хъ къ тебѣ̀ съ вѣ́рою притека́ющихъ на пꙋ́ть спасе́нный, къ вѣ́чномꙋ нбⷭ҇номꙋ ѻ҆те́чествꙋ ведꙋ́щїй, пою́щихъ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ є҃.

Ви́дѣвъ прпⷣбный се́ргїй, ꙗ҆́кѡ въ мі́рѣ се́мъ всѧ́чєскаѧ сꙋета̀ и҆ тлѣ́нїю прича́стна, потща́сѧ вседꙋ́шнѡ превѣ́чномꙋ бг҃ꙋ бл҃гоꙋгоди́ти, и҆ вои́стиннꙋ не вотщѐ потрꙋди́сѧ: премѣни́ бо тлѣ̑ннаѧ на нетлѣ̑ннаѧ, наипа́че же предстоѧ́нїѧ сподо́бисѧ ᲂу҆ стра́шнагѡ прⷭ҇то́ла влады́чнѧ въ сла́вѣ вѣ́чнѣй. тѣ́мже вопїе́мъ є҆мꙋ̀:

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ и҆дѣ́же хрⷭ҇то́съ въ тѣлесѝ, та́можде и҆ ты̀ пребыва́еши: ра́дꙋйсѧ, та́мѡ, ꙗ҆́кѡ въ зерца́лѣ, въ бз҃ѣ всѧ̑ є҆мꙋ̀ любє́знаѧ созерца́еши.

Ра́дꙋйсѧ, созерца́ѧ въ не́мъ молѧ́щихсѧ тѝ ѡ҆ по́мощи, мл҃твою твое́ю и҆̀мъ поле́зное хода́тайствꙋеши: ра́дꙋйсѧ, ско́рый помо́щниче призыва́ющымъ тѧ̀ во бра́нехъ правосла̑внымъ.

Ра́дꙋйсѧ, мл҃твою твое́ю рѡссі́йстѣй странѣ̀ побѣ̑ды на проти́вныѧ подава́ѧй: ра́дꙋйсѧ, скорбѧ́щымъ скоропредста́тельный ᲂу҆тѣ́шителю.

Ра́дꙋйсѧ, не́мощей тѣле́сныхъ и҆ дꙋше́вныхъ немздопрїе́мный и҆сцѣли́телю: ра́дꙋйсѧ, мнѡ́гаѧ чꙋдеса̀ бл҃года́тїю дх҃а ст҃а́гѡ содѣва́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, хромы̑мъ хожде́нїе и҆ слѣпы̑мъ прозрѣ́нїе подава́ѧй: ра́дꙋйсѧ, гро́зде ві́нный, пита́ющїй на́съ и҆ веселѧ́щїй.

Ра́дꙋйсѧ, розго̀ хрⷭ҇та̀ лозы̀ и҆́стинныѧ, мно́гъ пло́дъ въ посо́бїе правосла̑внымъ творѧ́щаѧ: ра́дꙋйсѧ, благі́й ра́бе и҆ вѣ́рный, и҆ до́брый дѣ́лателю вїногра́да хрⷭ҇то́ва.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ ѕ҃.

Проповѣ́дꙋетъ страна̀ рѡссі́йскаѧ, бг҃омꙋ́дре се́ргїе, трꙋды̀ твоѧ̑ и҆ болѣ̑зни, бдѣ́нїе же и҆ сꙋхоѧде́нїе, ра́ди дꙋше́внагѡ твоегѡ̀ спасе́нїѧ под̾ѧ̑тыѧ, є҆гѡ́же ра́ди просла́ви тѧ̀ гдⷭ҇ь сла́вою свое́ю бж҃е́ственною. тѣ́мже, ꙗ҆́кѡ ра́й насажде́нный въ цр҃кви ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, и҆мꙋ́щей дре́во жи́зни самаго̀ гдⷭ҇а, ѿ негѡ́же вкꙋси́вшїи всѧ̑ ско́рѡ ги̑бнꙋщаѧ въ мі́рѣ се́мъ презира́ютъ, и҆ ра́достнѡ въ прекра́сный вїногра́дъ вы́шнїй вхо́дѧтъ, и҆дѣ́же ты̀, предстоѧ̀ є҆мꙋ̀, вопїе́ши: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѕ҃.

Возсїѧ̀ цр҃кви и҆ странѣ̀ на́шей рѡссі́йстѣй просвѣще́нїе соверше́нныхъ твои́хъ добродѣ́телей, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе, ѡ҆ ни́хже благодарѧ́ще ѻ҆ц҃а̀ нбⷭ҇наго, да́вшаго тебѣ̀ толи́кꙋю бл҃года́ть вели́чїѧ своегѡ̀, къ тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ къ те́пломꙋ ѡ҆ на́съ мл҃твенникꙋ, ра́дѡстнаѧ воспѣва́емъ та́кѡ:

Ра́дꙋйсѧ, а҆́гг҃льское житїѐ на́мъ ꙗ҆влѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, стра̑сти грѣхѡ́вныѧ ᲂу҆ставлѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆́бразе и҆́стиннагѡ смире́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, зерца́ло соверше́ннагѡ терпѣ́нїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, наста́вниче вели́кїй сп҃се́нїю: ра́дꙋйсѧ, приводѧ́й грѣ́шныхъ ко и҆справле́нїю.

Ра́дꙋйсѧ, и҆звѣ́стный и҆сполни́телю за́повѣдей хрⷭ҇то́выхъ: ра́дꙋйсѧ, дꙋ́шъ немощны́хъ и҆сцѣле́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, ми́лостыню твори́ти наꙋча́ѧй: ра́дꙋйсѧ, ри̑зы и҆ бра̑шна немѡщны́мъ подава́ти повелѣва́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, пꙋсты́нниче, мїрскꙋ́ю че́сть и҆ бога́тство возненави́дѣвый: ра́дꙋйсѧ, по́стниче, ѿ ю҆́ности бг҃ꙋ послꙋжи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ з҃.

Хотѧ̀ и҆збра́нъ до́мъ дх҃ꙋ ст҃о́мꙋ себѐ сотвори́ти, потща́лсѧ є҆сѝ тѣ́снымъ и҆ приско́рбнымъ пꙋте́мъ, ведꙋ́щимъ въ жи́знь вѣ́чнꙋю, взе́мъ на ра́мо своѐ кре́стъ хрⷭ҇то́въ, ше́ствовати, є҆́же бл҃года́тїю бж҃їею ѿ ю҆́ности твоеѧ̀ непоро́чнѡ въ творе́нїихъ за́повѣдей гдⷭ҇нихъ соверши́въ, дости́глъ є҆сѝ ᲂу҆гото́ваннагѡ тебѣ̀ въ небе́сномъ всевесе́ломъ пребыва́нїи воздаѧ́нїѧ, и҆ та́мѡ бл҃года́рственнѡ пое́ши бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ з҃.

Но́вꙋю бл҃года́ть показа̀ всѣ́хъ творе́цъ и҆ влⷣка тебѣ̀, бг҃омꙋ́дре се́ргїе: а҆́ще бо и҆ ᲂу҆́мерлъ є҆сѝ на землѝ пло́тїю, но дꙋше́ю въ вы́шнѣмъ селе́нїи всегда̀ жи́въ сы́й, мнѡ́гаѧ и҆ пресла̑внаѧ чꙋдеса̀ въ мі́рѣ живꙋ́щымъ лю́демъ дѣ́йствꙋеши, и҆ те́плымъ твои́мъ хода́тайствомъ посо́бствꙋеши, вопїю́щымъ къ тебѣ̀ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, дѣ́вственниче дꙋше́ю и҆ тѣ́ломъ: ра́дꙋйсѧ, и҆́нокѡмъ наста́вниче преди́вный.

Ра́дꙋйсѧ, дꙋ́шъ на́шихъ ра́дованїе: ра́дꙋйсѧ, бы́строе ни́щымъ ᲂу҆слы́шанїе.

Ра́дꙋйсѧ, скорбѧ́щымъ прїѧ́тное попече́нїе: ра́дꙋйсѧ, чистоты̀ ᲂу҆се́рдный храни́телю.

Ра́дꙋйсѧ, ненадє́жнымъ надѣ́ѧнїе: ра́дꙋйсѧ, всеѧ̀ рѡссі́и ᲂу҆веселе́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, дре́во чꙋдото́чное раѧ̀ і҆и҃сова: ра́дꙋйсѧ, крі́не ра́йскагѡ прозѧбе́нїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, мѵ́ро хрⷭ҇то́ва бл҃гоꙋха́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тобо́ю прино́ситсѧ ра́дованїе.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ и҃.

Стра́нное и҆ пресла́вное чꙋ́до ꙗ҆влѧ́етсѧ притека́ющымъ къ тебѣ̀, бг҃омꙋ́дре се́ргїе: и҆́бо да́нною тебѣ̀ съ вѣ́рою просѧ́щымъ бж҃їею бл҃года́тїею, неме́дленнѡ ѿ всѧ́кихъ многоѡбра́зныхъ тѣле́сныхъ и҆ дꙋше́вныхъ скорбе́й и҆сцѣлѧ́еши, ѿ бѣ́дъ и҆збавлѧ́еши, ѿ напа́стей ѡ҆хранѧ́еши, и҆ всѣ̑мъ всѧ́ко бл҃гополе́зное проше́нїе и҆сполнѧ́еши, и҆ вопїе́ши бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ и҃.

Ве́сь є҆сѝ, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе, въ вы́шнихъ, но и҆ ни́жнихъ не ѡ҆ставлѧ́еши: при́снѡ со хрⷭ҇то́мъ цр҃е́мъ вѣ́чнымъ ца́рствꙋеши, и҆ на́съ грѣ́шныхъ и҆ недосто́йныхъ пред̾ ни́мъ воспомина́еши, молѧ́сѧ ѡ҆ спасе́нїи на́шемъ. тѣ́мже ѿ ᲂу҆се́рдїѧ на́шего вопїе́мъ къ тебѣ̀ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆ста́вльшїй и҆мѣ́нїе и҆ возлюби́вый нищетꙋ̀ хрⷭ҇то́вꙋ: ра́дꙋйсѧ, дости́гшїй къ неистощи́момꙋ бога́тствꙋ.

Ра́дꙋйсѧ, дх҃ꙋ ст҃о́мꙋ подклони́вшїйсѧ со всѧ́кимъ смире́нїемъ: ра́дꙋйсѧ, во́ине хрⷭ҇то́въ непобѣди́мый ꙗ҆́вльшїйсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, крило́ма бг҃омы́слїѧ сѣ̑ти вра̑жїѧ сокрꙋши́вый: ра́дꙋйсѧ, смире́нїемъ возвыша́емый, въ вѣ́чныѧ кро́вы возлетѣ́вшїй.

Ра́дꙋйсѧ, просвѣще́нный внꙋ́трь бл҃года́тїю: ра́дꙋйсѧ, и҆стреби́вшїй страсте́й мглꙋ̀ дꙋшевре́днꙋю.

Ра́дꙋйсѧ, въ по́двизѣхъ дневны́хъ и҆ нощны́хъ тече́нїе соверши́вый: ра́дꙋйсѧ, въ невече́рнемъ днѝ црⷭ҇твїѧ бж҃їѧ при́снѡ почива́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, та́мѡ снѣде́нїѧ пи́щи разꙋ́мныѧ сподо́бльшїйсѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ тогѡ̀ блаже́нства ѿ бг҃а вѣ́чнѡ ᲂу҆досто́ивыйсѧ.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ ѳ҃.

Всѧ́кое є҆стество̀ а҆́гг҃льское ᲂу҆диви́сѧ вели́комꙋ свы́ше тебѣ̀ дарова́нїю, ꙗ҆́кѡ на землѝ невеще́ственное житїѐ показа́лъ є҆сѝ, и҆ во пло́ти а҆́ки безпло́тенъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ. сегѡ̀ ра́ди мно́гихъ чꙋде́съ творє́нїѧ ѿ гдⷭ҇а прїе́мъ, чи́стою и҆ бг҃олюбе́зною дꙋше́ю твое́ю тогѡ̀ бла́гостїю къ нбⷭ҇нымъ причте́нъ є҆сѝ си́ламъ, въ нб҃сѣ́хъ ны́нѣ пое́ши всеси́льномꙋ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѳ҃.

Вѣті̑ѧ многовѣща̑нныѧ недоꙋмѣ́ютъ досто́йнѡ сла́вити тѧ̀, досто́йный всѧ́кїѧ сла́вы, сла́вне прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе: и҆́бо пачеєсте́ствєннаѧ мнѡ́гаѧ пресла̑внаѧ чꙋдодѣ́йствїѧ, є҆щѐ жи́въ сꙋ́щь, показа́лъ є҆сѝ: но и҆ по сме́рти та̑ѧ бл҃года́тїю бж҃їею твори́ти не престае́ши. Мы́ же, любо́вїю понꙋжда́еми, дерза́емъ пѣ́ти тебѣ̀ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, земны́й а҆́гг҃ле и҆ нбⷭ҇ный человѣ́че: ра́дꙋйсѧ, во пло́ти живы́й дꙋхо́внѡ, на землѝ небе́снѡ.

Ра́дꙋйсѧ, въ человѣ́чествѣ пребыва́ѧй а҆́гг҃льски, въ мі́рѣ премі́рнѡ: ра́дꙋйсѧ, дꙋше́вныма свои́ма ѻ҆чи́ма вы́нꙋ гдⷭ҇а созерца́вый.

Ра́дꙋйсѧ, пред̾ лице́мъ бж҃їимъ, ꙗ҆́кѡ ра́бъ пред̾ гдⷭ҇емъ, ходи́вый: ра́дꙋйсѧ, пред̾ ѻ҆́нымъ, ꙗ҆́кѡ сы́нъ пред̾ ѻ҆тце́мъ, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆чени́къ пред̾ ᲂу҆чи́телемъ, ше́ствовавый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ во́инъ пред̾ воево́дою гото́въ сы́й всѧ̑ повелѣ̑ннаѧ и҆́мъ твори́ти: ра́дꙋйсѧ, до́брый ста́да своегѡ̀ и҆́ночествꙋющихъ наста́вниче и҆ прави́телю.

Ра́дꙋйсѧ, ше́ствовавый ѿ си́лы въ си́лꙋ, до́ндеже ꙗ҆ви́сѧ тебѣ̀ бг҃ъ богѡ́въ въ сїѡ́нѣ: ра́дꙋйсѧ, є҆ди́наго гдⷭ҇а возлюби́вый, и҆ къ немꙋ̀ ѻ҆чеса̀ своѧ̑ вы́нꙋ и҆мѣ́вый.

Ра́дꙋйсѧ, во всѧ̑ дни̑ живота̀ своегѡ̀ є҆го̀ и҆ска́вый и҆ въ не́мъ намѣ́ренїе полага́вый: ра́дꙋйсѧ, ничесогѡ̀ на нб҃сѝ и҆ на землѝ, ра́звѣ хрⷭ҇та̀ і҆и҃са, ви́дѣти жела́вый.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ і҃.

Спастѝ хотѧ̀ дꙋ́шꙋ твою̀, въ ю҆́ности во́зраста своегѡ̀, ѿре́клсѧ є҆сѝ во́ли своеѧ̀ и҆ во зна́мѧ ѿсѣче́нїѧ є҆ѧ̀ постри́глъ є҆сѝ власы̀ главы̀ своеѧ̀, и҆ бы́лъ є҆сѝ мона́хъ, покори́вый себѐ во́ли бж҃їей и҆ нача́льникѡмъ, ѿ негѡ̀ поста́влєннымъ: и҆́хже велѣ̑нїѧ та́кѡ слꙋ́шалъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ самагѡ̀ гдⷭ҇а, никогда́же прекосло́вѧ, но сло́вꙋ велѣ́нїѧ и҆сполне́нїемъ дѣ́ла ѿвѣщава́ѧ. всѧ́чєскаѧ же приключє́нїѧ бл҃года́рнѡ, ꙗ҆́кѡ вѣ́рный ра́бъ ѿ гдⷭ҇а прїима́лъ є҆сѝ, є҆мꙋ́же на нб҃сѣ́хъ предстоѧ̀, ны́нѣ вопїе́ши: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ і҃.

Стѣна̀ є҆сѝ всѣ̑мъ человѣ́кѡмъ, къ застꙋпле́нїю твоемꙋ̀ прибѣга́ющымъ, прпⷣбне бг҃омꙋ́дре се́ргїе. тѣ́мже и҆ на́мъ къ тебѣ̀ приходѧ́щымъ, и҆ млⷭ҇тивагѡ твоегѡ̀ во всѧ́кихъ нꙋ́ждахъ застꙋпле́нїѧ ᲂу҆ цр҃ѧ̀ нбⷭ҇нагѡ просѧ́щымъ, бꙋ́ди стѣна̀ крѣ́пкаѧ и҆ ѡ҆гражде́нїе непреѡбори́мое, ѿ всѧ́кихъ на́съ бѣ́дъ и҆ напа́стей застѣнѧ́ѧ и҆ ѡ҆гражда́ѧ, за є҆́же мы̀ вопїе́мъ тебѣ̀ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, во́ине цр҃ѧ̀ нбⷭ҇нагѡ, не ѡ҆бѧза́выйсѧ кꙋ́плѧми жите́йскими, да є҆мꙋ̀ ᲂу҆го́денъ бꙋ́деши: ра́дꙋйсѧ, не восхотѣ́вый двѣма̀ господи́нома, бг҃ꙋ и҆ мі́рꙋ рабо́тати, но є҆ди́номꙋ бг҃ꙋ то́чїю.

Ра́дꙋйсѧ, ѿ ю҆́ности на тѣ́ло своѐ, на мі́ръ се́й и҆ дїа́вола воѡрꙋжи́выйсѧ: ра́дꙋйсѧ, посто́мъ, покло́ны, стоѧ́нїемъ на мл҃твѣ, бдѣ́нїемъ ᲂу҆мертви́вый пло́ть свою̀.

Ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆мертви́вый ѻ҆́нꙋю пре́жде не́жели ѻ҆на̀ жива̀ страсте́мъ бѧ́ше: ра́дꙋйсѧ, ме́ртвꙋ содѣ́ѧвый горта́нь проти́вꙋ прїима́нїѧ сласте́й.

Ра́дꙋйсѧ, ме́ртвъ сотвори́вый ѧ҆зы́къ проти́вꙋ глаго́ланїѧ скве́рныхъ, клеве́тныхъ и҆ ло́жныхъ: ра́дꙋйсѧ, мє́ртвы ᲂу҆стро́ивый ᲂу҆шеса̀ проти́вꙋ слы́шанїѧ дꙋшевре́дныхъ.

Ра́дꙋйсѧ, мє́ртвы содѣ́ѧвый рꙋ́цѣ проти́вꙋ грабле́нїѧ и҆ всѧ́кихъ ѕѡ́лъ творе́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, ме́ртво сотвори́вый чре́во проти́вꙋ ѡ҆б̾ѧде́нїѧ и҆ пїѧ́нства.

Ра́дꙋйсѧ, мє́ртва содѣ́лавый трꙋда́ми чрє́сла своѧ̑ проти́вꙋ нечистѡты̀: ра́дꙋйсѧ, мє́ртвы сотвори́вый нѡ́зѣ проти́вꙋ тече́нїѧ въ пꙋ́ть грѣ́шникѡвъ, и҆ на совѣ́тъ нечести́выхъ.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ а҃і.

Пѣ́нїе бл҃года́рственное бл҃готвори́телю хрⷭ҇тꙋ̀ і҆и҃сꙋ, тѧ̀ прпⷣбне ѻ҆́тче прославлѧ́юще, всѝ правосла́внїи взыва́ютъ, ꙗ҆́кѡ дарова́лъ тѝ мно́гихъ чꙋде́съ си́лꙋ творе́нїѧ: слѣпы̑ѧ просвѣща́ти, прокажє́нныѧ ѡ҆чища́ти, больны̑ѧ врачева́ти, бѣ̑сныѧ ѿ де́мѡнскагѡ дрꙋче́нїѧ свобожда́ти, толи́кѡ си́льнѣ, ꙗ҆́коже и҆ не ᲂу҆ приведє́ннымъ къ тебѣ̀ бы́вшымъ бѣ̑снымъ, є҆щѐ на пꙋтѝ де́мѡни ѿ ни́хъ ѿбѣга́хꙋ, и҆ ктомꙋ̀ не возвраща́хꙋсѧ, боѧ́щесѧ въ тебѣ̀ си́лы бж҃їѧ ю҆́же вы́нꙋ въ нб҃сѣ́хъ прославлѧ́ѧ, вопїе́ши бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ а҃і.

Свѣтоза́рное свѣти́ло въ правосла́вной рѡссі́йстѣй держа́вѣ и҆ во все́й вселе́ннѣй бл҃года́тїю немерца́ющагѡ сл҃нца хрⷭ҇та̀ і҆и҃са просвѣща́ющею, возсїѧ́вшее, зри́мъ тѧ̀ бг҃омꙋ́дре ѻ҆́тче: съ невеще́ственными бо въ вы́шнихъ предстоѧ̀ прⷭ҇то́лꙋ трⷪ҇цы прест҃ы́ѧ, ра́дости превели́кїѧ и҆спо́лненъ є҆сѝ, и҆ бж҃е́ственными лꙋча́ми трисо́лнечнагѡ свѣ́та ѡ҆сїѧва́емь, ѡ҆блиста́еши вѣ́рныхъ, вопїю́щихъ къ тебѣ̀ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, возше́дый на го́рꙋ превысо́кꙋ добродѣ́телей бж҃е́ственныхъ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ тоѧ̀ ᲂу҆до́бь возше́лъ є҆сѝ на го́рꙋ нбⷭ҇нꙋю.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ ѡ҆би́тели земны́ѧ во ѡ҆би́тель нбⷭ҇нꙋю водвори́лсѧ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ восходѧ̀ та́мѡ дꙋше́ю, на́мъ мо́щи твоѧ̑ ст҃ы̑ѧ ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ мо́щи твоѧ̑ и҆сцѣлѣва́ютъ всѧ̑кїѧ скѡ́рби и҆ болѣ̑зни: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ моще́й твои́хъ де́мѡни трепе́щꙋтъ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ твоѧ̑ мо́щи комꙋ́ждо въ приключи́вшихсѧ печа́лехъ быва́ютъ ᲂу҆веселе́нїе: ра́дꙋйсѧ, дꙋше́ю востекі́й въ сїѡ́нъ го́рнїй, къ цр҃ю̀ нбⷭ҇номꙋ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ та́мѡ предстоѧ̀, ѡ҆ всѣ́хъ на́съ къ немꙋ̀ те́плѣ хода́тайствꙋеши: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ бл҃гоꙋтро́бїе є҆гѡ̀ ѡ҆ всѣ́хъ чтꙋ́щихъ па́мѧть твою̀ ᲂу҆милостивлѧ́еши.

Ра́дꙋйсѧ, странѣ̀ на́шей на проти́вныхъ побѣ́дꙋ мл҃твою твое́ю содѣва́ющїй: ра́дꙋйсѧ, всѣ̑мъ правовѣ̑рнымъ всѧ́кое проше́нїе, во и҆́хъ по́льзꙋ и҆сполнѧ́ющїй.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ в҃і.

Бл҃года́ть, да́ннꙋю тѝ ѿ бг҃а, свѣ́дꙋще, тебѐ при́снаго на́шего ми́лостиваго ѻ҆тца̀, прилѣ́жнѡ про́симъ, проле́й ны́нѣ те́плꙋю мл҃твꙋ ѡ҆ на́съ грѣ́шныхъ ко гдⷭ҇ꙋ, ꙗ҆́кѡ да презрѣ́въ всѧ̑ на̑ша согрѣшє́нїѧ, да́рꙋетъ побѣ̑ды на врагѝ, ꙗ҆́кѡ царю̀ кѡнстанті́нꙋ на маѯе́нтїа, ꙗ҆́кѡ даві́дꙋ на голїа́ѳа: держа́вꙋ рѡссі́йскꙋю да ᲂу҆крѣпи́тъ, цр҃ковь свою̀ ст҃ꙋ́ю ѿ ра́спрей и҆ раско́лѡвъ непозы́блемꙋ да сохрани́тъ, ѡ҆би́лїе всѧ́кихъ плодѡ́въ землѝ да да́рꙋетъ и҆ всѧ̑ правосла̑вныѧ хрⷭ҇тїа́ны да спасе́тъ и҆ поми́лꙋетъ. чесогѡ̀ ѿ негѡ̀ твои́ми мл҃твами ᲂу҆лꙋче́нїѧ ѡ҆жида́юще, вопїе́мъ є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃і.

Пою́ще ди́внаго во ст҃ы́хъ свои́хъ цр҃ѧ̀ нбⷭ҇наго, просла́вльшаго тѧ̀ вѣ́рнаго своего̀ раба̀, прпⷣбнаго ѻ҆тца̀ се́ргїа, ми́лостивое твоѐ ско́рое на́мъ во всѧ́кихъ нꙋ́ждахъ и҆ печа́лехъ поможе́нїе прославлѧ́емъ: и҆́бо въ тебѣ̀, въ трⷪ҇цѣ прославлѧ́емый бг҃ъ на́шъ, пресла́внымъ мно́гимъ чꙋдодѣ́йствїемъ ди́внѡ просла́висѧ, ѡ҆ чесо́мъ ᲂу҆дивлѧ́ющесѧ вопїе́мъ къ тебѣ̀ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, великосла́вный рѡссі́йскїй на́шъ застꙋ́пниче, ѻ҆́тче се́ргїе: ра́дꙋйсѧ, соверше́нный въ добродѣ́телехъ человѣ́че.

Ра́дꙋйсѧ, ди́вный подража́телю соверше́нства ѻ҆ц҃а̀ на́шегѡ нбⷭ҇нагѡ: ра́дꙋйсѧ, пребл҃гі́й и҆ до́брый наста́вниче и҆́нокѡвъ.

Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆́бразѣ пꙋстынножи́телей и҆ ᲂу҆строи́телю ѻ҆́бщагѡ житїѧ̀: ра́дꙋйсѧ, всѣ́хъ правосла́вныхъ ско́рый помо́щниче и҆ застꙋ́пниче.

Ра́дꙋйсѧ, цр҃ѧ̀ нбⷭ҇нагѡ и҆ бг҃а и҆звѣ́стный ᲂу҆милостиви́телю: ра́дꙋйсѧ, мно́гажды застꙋпле́нїемъ твои́мъ прошє́нїѧ предварѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, покро́ве, бг҃омъ зда́нный, и҆́мже покрыва́ютсѧ мно́зи: ра́дꙋйсѧ, лѣни́выхъ подви́гнꙋвый твои́ми хрⷭ҇топодража́тельными нра́вы.

Ра́дꙋйсѧ, доброзра́чное свѣ́та є҆ѵⷢ҇льскагѡ всесвѣ́тлое сїѧ́нїе: ра́дꙋйсѧ, трисо́лнечнагѡ ст҃ы́ѧ трⷪ҇цы свѣ́та вы́нꙋ просвѣща́ющее ѡ҆заре́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, се́ргїе, ско́рый помо́щниче и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ г҃і.

Ѽ чꙋдотво́рче пресла́вный, и҆ застꙋ́пниче всѣ̑мъ на́мъ во всѧ́кихъ бѣда́хъ и҆ ско́рбехъ ско́рый и҆ пречꙋ́дный, бг҃омꙋ́дре ѻ҆́тче се́ргїе! ны́нѣшнее на́ше прїимѝ приноше́нїе, и҆ бг҃опрїѧ́тнымъ твои́мъ хода́тайствомъ ᲂу҆молѝ гдⷭ҇а си́лъ, си́лꙋ свы́ше правосла́вномꙋ во́инствꙋ на сопроти̑вныѧ пода́ти и҆ на́мъ всѣ̑мъ тогѡ̀ бл҃года́тїю ѡ҆чи́стившымсѧ, ѿ гее́нны и҆зба́витисѧ, и҆ грѧдꙋ̑щаѧ въ небесѣ́хъ бл҃га̑ѧ ᲂу҆лꙋчи́ти вопїю́щымъ є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

Се́й конда́къ глаго́ли три́жды, та́же і҆́косъ а҃-й, и҆ конда́къ а҃-й.

Моли́тва а҃.

Ѽ сщ҃е́ннаѧ главо̀, прпⷣбне и҆ бг҃оно́сне ѻ҆́тче на́шъ се́ргїе, мл҃твою твое́ю, и҆ вѣ́рою и҆ любо́вїю ꙗ҆́же къ бг҃ꙋ и҆ чистото́ю се́рдца, є҆щѐ на землѝ во ѡ҆би́тель прест҃ы́ѧ трⷪ҇цы дꙋ́шꙋ твою̀ ᲂу҆стро́ивый, и҆ а҆́гг҃льскагѡ ѻ҆бще́нїѧ и҆ прест҃ы́ѧ бцⷣы посѣще́нїѧ сподо́бивыйсѧ, и҆ да́ръ чꙋдодѣ́йственныѧ бл҃года́ти прїе́мый, по ѿше́ствїи же твое́мъ ѿ земны́хъ наипа́че къ бг҃ꙋ прибли́живыйсѧ, и҆ небе́сныѧ си́лы прїѻбщи́выйсѧ, но и҆ ѿ на́съ дꙋ́хомъ любвѐ твоеѧ̀ не ѿстꙋпи́вый, и҆ честны̑ѧ твоѧ̑ мо́щи, ꙗ҆́кѡ сосꙋ́дъ бл҃года́ти по́лный и҆ преизлива́ющїйсѧ, на́мъ ѡ҆ста́вивый! Ве́лїе и҆мѣ́ѧ дерзнове́нїе ко всеми́лостивомꙋ влⷣцѣ, молѝ сп҃стѝ рабы̀ є҆гѡ̀, сꙋ́щей въ тебѣ̀ бл҃года́ти є҆гѡ̀ вѣ́рꙋющыѧ и҆ къ тебѣ̀ съ любо́вїю притека́ющыѧ. И҆спросѝ на́мъ ѿ великодарови́тагѡ бг҃а на́шегѡ всѧ́кїй да́ръ, всѣ̑мъ и҆ коемꙋ́ждо бл҃гопотре́бенъ, вѣ́ры непоро́чны соблюде́нїе, градѡ́въ на́шихъ ᲂу҆твержде́нїе, мі́ра ᲂу҆мире́нїе, ѿ гла́да и҆ па́гꙋбы и҆збавле́нїе, ѿ наше́ствїѧ и҆ноплеме́нныхъ сохране́нїе, скорбѧ́щымъ ᲂу҆тѣше́нїе, недꙋ́гꙋющымъ и҆сцѣле́нїе, па́дшымъ возставле́нїе, заблꙋжда́ющымъ на пꙋ́ть и҆́стины и҆ спасе́нїѧ возвраще́нїе, подвиза́ющымсѧ ᲂу҆крѣпле́нїе, бл҃годѣ́лающымъ въ дѣ́лѣхъ бл҃ги́хъ преꙋспѣ́ѧнїе и҆ бл҃гослове́нїе, младе́нцємъ воспита́нїе, ю҆́нымъ наставле́нїе, невѣ́дꙋщымъ вразꙋмле́нїе, сирота́мъ и҆ вдови́цамъ застꙋпле́нїе, ѿходѧ́щымъ ѿ сегѡ̀ вре́меннагѡ житїѧ̀ къ вѣ́чномꙋ бл҃го́е ᲂу҆готовле́нїе и҆ напꙋ́тствїе, ѿше́дшымъ бл҃же́нное ᲂу҆покое́нїе, и҆ всѧ̑ ны̀ споспѣшествꙋ́ющими твои́ми мл҃твами сподо́би въ де́нь стра́шнагѡ сꙋда̀ шꙋ́їѧ ча́сти и҆зба́витисѧ, десны́ѧ же страны̀ ѻ҆́бщники бы́ти и҆ бл҃же́нный ѻ҆́ный гла́съ влⷣки хрⷭ҇та̀ ᲂу҆слы́шати: прїиди́те, бл҃гослове́ннїи ѻ҆ц҃а̀ моегѡ̀, наслѣ́дꙋйте ᲂу҆гото́ванное ва́мъ црⷭ҇твїе ѿ сложе́нїѧ мі́ра. А҆ми́нь.

Моли́тва в҃.

Ѽ свѧще́ннаѧ главо̀, прпⷣбне ѻ҆́тче, пребл҃же́нне а҆́вво се́ргїе вели́кїй! Не забꙋ́ди ᲂу҆бо́гихъ свои́хъ до конца̀, но помина́й на́съ во ст҃ы́хъ свои́хъ и҆ бл҃гопрїѧ́тныхъ мл҃твахъ къ бг҃ꙋ. помѧнѝ ста́до твоѐ, є҆́же са́мъ ᲂу҆па́слъ є҆сѝ: и҆ не забꙋ́ди посѣща́ти ча́дъ твои́хъ. молѝ за ны̀, ѻ҆́тче сщ҃е́нный, за дѣ́ти своѧ̑ дх҃ѡ́вныѧ, ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ѧ дерзнове́нїе къ нбⷭ҇номꙋ цр҃ю̀: не премолчѝ за ны̀ ко гдⷭ҇ꙋ и҆ не пре́зри на́съ, вѣ́рою и҆ любо́вїю чтꙋ́щихъ тѧ̀. помина́й на́съ недосто́йныхъ ᲂу҆ прⷭ҇то́ла вседержи́телѧ и҆ не преста́й молѧ́сѧ ѡ҆ на́съ ко хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ: и҆́бо дана̀ тебѣ̀ бы́сть бл҃года́ть за ны̀ моли́тисѧ. не мни́мъ бо тѧ̀ сꙋ́ща ме́ртва: а҆́ще бо и҆ тѣ́ломъ преста́вилсѧ є҆сѝ ѿ на́съ, но и҆ по сме́рти жи́въ сы́й пребыва́еши, не ѿстꙋпа́й ѿ на́съ дꙋ́хомъ, сохранѧ́ѧ на́съ ѿ стрѣ́лъ вра́жїихъ, и҆ всѧ́кїѧ пре́лести бѣсо́вскїѧ, и҆ ко́зней дїа́вольскихъ, па́стырю на́шъ до́брый. а҆́ще бо и҆ моще́й твои́хъ ра́ка пред̾ ѻ҆чи́ма на́шима ви́дима є҆́сть всегда̀, но ст҃а́ѧ твоѧ̀ дꙋша̀ со а҆́гг҃льскими во́инствы, со безпло́тными ли́ки, съ нбⷭ҇ными си́лами, ᲂу҆ прⷭ҇то́ла вседержи́телѧ предстоѧ́щи, досто́йнѡ весели́тсѧ. вѣ́дꙋще бо тѧ̀ вои́стиннꙋ и҆ по сме́рти жи́ва сꙋ́ща, тебѣ̀ припа́даемъ, и҆ тебѣ̀ мо́лимсѧ, є҆́же моли́тисѧ ѡ҆ на́съ всеси́льномꙋ бг҃ꙋ, ѡ҆ по́льзѣ дꙋ́шъ на́шихъ, и҆ и҆спроси́ти вре́мѧ на покаѧ́нїе, и҆ ѡ҆ невозбра́нномъ преи́тїи ѿ землѝ на нб҃о, мыта́рствъ же го́рькихъ, бѣсѡ́въ воздꙋ́шныхъ кнѧзе́й, и҆ вѣ́чныѧ мꙋ́ки и҆зба́витисѧ, и҆ нбⷭ҇номꙋ црⷭ҇твїю наслѣ́дники бы́ти со всѣ́ми првⷣными, ѿ вѣ́ка ᲂу҆годи́вшими гдⷭ҇ꙋ на́шемꙋ і҆и҃сꙋ хрⷭ҇тꙋ̀: є҆мꙋ́же подоба́етъ всѧ́каѧ сла́ва, че́сть и҆ поклоне́нїе со безнача́льнымъ є҆гѡ̀ ѻ҆ц҃е́мъ, и҆ съ прест҃ы́мъ и҆ бл҃ги́мъ и҆ животворѧ́щимъ є҆гѡ̀ дх҃омъ, ны́нѣ и҆ при́снѡ и҆ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. А҆ми́нь.

Моли́тва г҃.

Ѽ нбⷭ҇нагѡ граждани́не і҆ерⷭ҇ли́ма, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе! воззрѝ на на́съ ми́лостивѡ, и҆ къ землѝ приве́рженныхъ возведѝ къ высотѣ̀ нбⷭ҇нѣй. ты̀ горѣ̀ на нб҃сѝ, мы̀ на землѝ ни́зꙋ, ᲂу҆далены̀ ѿ тебѐ, не толи́ко мѣ́стѡмъ, є҆ли́кѡ грѣхмѝ свои́ми и҆ беззакѡ́нїи: но къ тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ на́мъ сро́дномꙋ, прибѣга́емъ и҆ взыва́емъ, наста́ви на́съ ходи́ти пꙋте́мъ твои́мъ, вразꙋмѝ и҆ рꙋково́дствꙋй. сво́йственно є҆́сть тебѣ̀, ѻ҆́тче на́шъ, бл҃гоꙋтро́бїе и҆ человѣколю́бїе: на землѝ живꙋ́щꙋ не ѡ҆ свое́мъ то́кмѡ спасе́нїи бы́сть тебѣ̀ попече́нїе, но и҆ ѡ҆ всѣ́хъ къ тебѣ̀ притека́ющихъ. наставлє́нїѧ твоѧ̑ бы́ша тро́стїю кни́жника скоропи́сца, на се́рдцѣ ка́ждагѡ глаго́лы жи́зни начертава́ющаѧ. не тѣлє́сныѧ бо то́кмѡ врачева́лъ є҆сѝ болѣ̑зни, но па́че дꙋше́вныхъ вра́чь и҆зѧ́щный ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, и҆ всѧ̀ твоѧ̀ ст҃а́ѧ жи́знь бы́сть зерца́ломъ всѧ́кїѧ добродѣ́тели. а҆́ще толи́къ бы́лъ є҆сѝ, свѧ́тче бж҃їй, на землѝ: коли́къ ны́нѣ є҆сѝ на нб҃сѝ! ты̀ дне́сь предстои́ши прⷭ҇то́лꙋ свѣ́та непристꙋ́пнагѡ, и҆ въ не́мъ, ꙗ҆́кѡ въ зерца́лѣ, зри́ши всѧ̑ на́шѧ нꙋ̑жды и҆ прошє́нїѧ: ты̀ водворѧ́ешисѧ вкꙋ́пѣ со а҆́гг҃лы, ѡ҆ є҆ди́номъ грѣ́шницѣ ка́ющемсѧ ра́дꙋющимисѧ. и҆ человѣколю́бїе бж҃їе є҆́сть неистощи́мо, и҆ твоѐ къ немꙋ̀ дерзнове́нїе мно́го: не преста́ни ѡ҆ на́съ вопїѧ̀ ко гдⷭ҇ꙋ. и҆спросѝ предста́тельствомъ твои́мъ ᲂу҆ всемлⷭ҇тивагѡ бг҃а на́шегѡ ми́ръ цр҃кви є҆гѡ̀, под̾ зна́менїемъ крⷭ҇та̀ во́инствꙋющей, согла́сїе въ вѣ́рѣ и҆ є҆диномꙋ́дрїе, сꙋемꙋ́дрїѧ же и҆ раско́лѡвъ и҆стребле́нїе, ᲂу҆твержде́нїе во бл҃ги́хъ дѣ́лѣхъ, больны̑мъ и҆сцѣле́нїе, печа̑льнымъ ᲂу҆тѣше́нїе, ѡ҆би́жєннымъ застꙋпле́нїе, бѣ́дствꙋющымъ по́мощь. не посрамѝ на́съ, къ тебѣ̀ съ вѣ́рою притека́ющихъ. а҆́ще бо и҆ недосто́йни є҆смы̀ толи́кагѡ ѻ҆тца̀ и҆ хода́таѧ, но ты̀, подража́тель бы́въ человѣколю́бїѧ бж҃їѧ, сотворѝ ны̀ достѡ́йны чрез̾ ѡ҆браще́нїе ѿ ѕлы́хъ дѣ́лъ къ бл҃го́мꙋ житїю̀. всѧ̀ бг҃опросвѣще́ннаѧ рѡссі́ѧ, твои́ми чꙋдесы̀ и҆спо́лненнаѧ и҆ млⷭ҇тьми ѡ҆бл҃годѣ́тельствованнаѧ, и҆сповѣ́дꙋетъ тѧ̀ бы́ти своегѡ̀ покрови́телѧ и҆ застꙋ́пника. ꙗ҆вѝ дрє́внїѧ ми́лѡсти твоѧ̑, и҆ и҆́хже ѻ҆тцє́мъ спомоществова́лъ є҆сѝ, не ѿри́ни и҆ на́съ, ча́дъ и҆́хъ, стопа́ми и҆́хъ къ тебѣ̀ ше́ствꙋющихъ. вѣ́рꙋемъ, ꙗ҆́кѡ дꙋ́хомъ на́мъ соприсꙋ́тствꙋеши. и҆дѣ́же бо є҆́сть гдⷭ҇ь, ꙗ҆́кѡже сло́во є҆гѡ̀ ᲂу҆чи́тъ на́съ, та́мѡ и҆ слꙋга̀ є҆гѡ̀ бꙋ́детъ. ты̀ вѣ́рный є҆сѝ ра́бъ гдⷭ҇нь, и҆ бг҃ꙋ вездѣ̀ сꙋ́щꙋ, ты̀ въ нѣ́мъ є҆сѝ, и҆ ѻ҆́нъ въ тебѣ̀ є҆́сть, па́че же и҆ тѣ́ломъ съ на́ми є҆сѝ. сѐ нетлѣ̑нныѧ и҆ живонѡ́сныѧ твоѧ̑ мо́щи, ꙗ҆́кѡ сокро́вище безцѣ́нное, врꙋчѝ на́мъ чꙋде́съ бг҃ъ. предстоѧ̀ и҆̀мъ, ꙗ҆́кѡ тебѣ̀ жи́вꙋ сꙋ́щꙋ, припа́даемъ и҆ мо́лимсѧ: прїимѝ молє́нїѧ на̑ша и҆ вознесѝ и҆̀хъ на же́ртвенникъ бл҃гоꙋтро́бїѧ бж҃їѧ, да прїи́мемъ тобо́ю бл҃года́ть и҆ бл҃говре́меннꙋ въ нꙋ́ждахъ на́шихъ по́мощь. ᲂу҆крѣпѝ на́съ малодꙋ́шныхъ, и҆ ᲂу҆твердѝ на́съ въ вѣ́рѣ, да несомнѣ́ннѡ ᲂу҆пова́емъ полꙋчи́ти всѧ̑ блага̑ѧ ѿ бл҃госе́рдїѧ влⷣки мл҃твами твои́ми. па́ствꙋ же твою̀ дꙋхо́внꙋю, тобо́ю со́браннꙋю, не преста́ни ᲂу҆правлѧ́ти жезло́мъ дꙋхо́вныѧ мꙋ́дрости: подвиза́ющымсѧ помозѝ, разсла́блєнныѧ возста́ви, споспѣшѝ и҆́го хрⷭ҇то́во нестѝ во бл҃годꙋ́шїи и҆ терпѣ́нїи, и҆ всѣ́хъ на́съ ᲂу҆пра́ви въ ми́ре и҆ покаѧ́нїи сконча́ти живо́тъ на́шъ и҆ пресели́тисѧ со ᲂу҆пова́нїемъ въ бл҃жє́нныѧ нѣ́дра а҆враа́мѡва, и҆дѣ́же ты̀ ра́достнѡ по трꙋдѣ́хъ и҆ по́двизѣхъ ны́нѣ почива́еши, прославлѧ́ѧ со всѣ́ми ст҃ы́ми бг҃а, въ трⷪ҇цѣ сла́вимаго, ѻ҆ц҃а̀ и҆ сн҃а и҆ ст҃а́го дх҃а. А҆ми́нь.

Краткое житие преподобного Сергия Радонежского

Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их! Про­слав­ляя Сво­их из­бран­ни­ков, Он через них же устро­я­ет и на­ше спа­се­ние.

В труд­ные для Церк­ви вре­ме­на, ко­гда бла­го­по­треб­на бы­ла осо­бен­ная по­мощь Бо­жия к укреп­ле­нию ве­ры пра­во­слав­ной в серд­цах люд­ских или ко­гда нече­стие люд­ское гро­зи­ло по­да­вить со­бою бла­го­че­стие и ве­ру, в та­кие труд­ные вре­ме­на Бог на­ро­чи­то по­сы­лал осо­бых из­бран­ни­ков Сво­их, ко­то­рые, бу­дучи пре­ис­пол­не­ны бла­го­да­ти Бо­жи­ей, сво­ей див­ной жиз­нью, сво­им сми­ре­ни­ем при­вле­ка­ли к се­бе серд­ца лю­дей и де­ла­лись на­став­ни­ка­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми в ду­хов­ной жиз­ни для всех.

Од­ним из та­ких ве­ли­ких из­бран­ни­ков Бо­жи­их был пре­по­доб­ный Сер­гий, да­ро­ван­ный Бо­гом зем­ле Рус­ской имен­но в та­кое тяж­кое вре­мя, ко­гда та­та­ры за­по­ло­ни­ли по­чти все пре­де­лы ее, ко­гда меж­до­усо­бия кня­зей до­хо­ди­ли до кро­ва­вых по­бо­ищ, ко­гда эти усо­би­цы, бес­пра­вие, та­тар­ское на­си­лие и гру­бость то­гдаш­них нра­вов гро­зи­ли рус­ско­му на­ро­ду со­вер­шен­ной ги­бе­лью. Пол­то­рас­та с лиш­ком лет то­ми­лась мно­го­стра­даль­ная Русь под тя­же­лым игом та­тар­ским. И вот на­ко­нец при­з­рел Гос­подь Бог моль­бы Ру­си Пра­во­слав­ной – при­бли­жал­ся час осво­бож­де­ния, в ко­то­ром Сер­гий явил­ся ис­тин­ным пе­чаль­ни­ком род­ной зем­ли.

Но чтобы сбро­сить вар­вар­ское иго и вве­сти ино­род­цев в огра­ду Хри­сти­ан­ской Церк­ви, для это­го нуж­но бы­ло при­под­нять и укре­пить нрав­ствен­ные си­лы, при­ни­жен­ные ве­ко­вым по­ра­бо­ще­ни­ем и уны­ни­ем. Это­му нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию на­ро­да и по­свя­тил свою жизнь пре­по­доб­ный Сер­гий. Са­мым силь­ным сред­ством, до­ступ­ным и по­нят­ным то­му ве­ку, был жи­вой при­мер, на­гляд­ное осу­ществ­ле­ние нрав­ствен­но­го пра­ви­ла. Он на­чал с са­мо­го се­бя и про­дол­жи­тель­ным уеди­не­ни­ем, ис­пол­нен­ным тру­дов и ли­ше­ний сре­ди дре­му­че­го ле­са, при­го­то­вил­ся быть ру­ко­во­ди­те­лем дру­гих пу­стын­но­жи­те­лей. Жиз­не­опи­са­тель, сам жив­ший в брат­стве, вос­пи­тан­ном Сер­ги­ем, жи­вы­ми чер­та­ми опи­сы­ва­ет, как оно вос­пи­ты­ва­лось, с ка­кой по­сте­пен­но­стью и лю­бо­вью к че­ло­ве­ку, с ка­ким тер­пе­ни­ем и зна­ни­ем ду­ши че­ло­ве­че­ской. На стра­ни­цах древ­не­го жи­тия по­вест­ву­ет­ся о том, как Сер­гий, на­чав пра­вить со­би­рав­шей­ся к нему бра­ти­ей, был для нее по­ва­ром, пе­ка­рем, мель­ни­ком, дро­во­ко­лом, порт­ным, плот­ни­ком, ка­ким угод­но труд­ни­ком, слу­жил ей, как раб куп­лен­ный, по вы­ра­же­нию жи­тия, ни на один час не скла­ды­вал рук для от­ды­ха; как по­том, став на­сто­я­те­лем оби­те­ли и про­дол­жая ту же чер­ную хо­зяй­ствен­ную ра­бо­ту, он при­ни­мал ис­кав­ших у него по­стри­же­ния, не спус­кал глаз с каж­до­го но­вич­ка, воз­во­дя его со сте­пе­ни на сте­пень ино­че­ско­го ис­ку­са, ука­зы­вал де­ло вся­ко­му по си­лам, но­чью до­зо­ром хо­дил ми­мо кел­лий, лег­ким сту­ком в дверь или ок­но на­по­ми­нал празд­но­сло­вя­щим, что у мо­на­ха есть луч­шие спо­со­бы про­во­дить до­су­жее вре­мя, а по­ут­ру осто­рож­ны­ми на­ме­ка­ми, не об­ли­чая пря­мо, не за­став­ляя крас­неть, «ти­хой и крот­кой ре­чью» вы­зы­вал в них рас­ка­я­ние без до­са­ды. В этом по­вест­во­ва­нии вид­но прак­ти­че­скую шко­лу бла­го­нра­вия, в ко­то­рой сверх ре­ли­ги­оз­но-ино­че­ско­го вос­пи­та­ния глав­ны­ми жи­тей­ски­ми на­у­ка­ми бы­ли уме­нье от­да­вать все­го се­бя на об­щее де­ло, на­вык к уси­лен­но­му тру­ду и при­выч­ка к стро­го­му по­ряд­ку в за­ня­ти­ях, по­мыс­лах и чув­ствах. На­став­ник вел еже­днев­ную тер­пе­ли­вую ра­бо­ту над каж­дым от­дель­ным бра­том, над от­дель­ны­ми осо­бен­но­стя­ми каж­до­го бра­та, при­спо­соб­ляя их к це­лям все­го брат­ства. На­блю­де­ние и лю­бовь к лю­дям да­ли уме­ние ти­хо и крот­ко на­стра­и­вать ду­шу че­ло­ве­ка и из­вле­кать из нее, как из хо­ро­ше­го ин­стру­мен­та, луч­шие ее чув­ства.

Так вос­пи­ты­ва­лось друж­ное брат­ство, про­из­во­див­шее, по совре­мен­ным сви­де­тель­ствам, глу­бо­кое на­зи­да­тель­ное впе­чат­ле­ние на ми­рян. Мир при­хо­дил к мо­на­сты­рю, пыт­ли­вым взгля­дом смот­рел на чин жиз­ни, и то, что он ви­дел, быт и об­ста­нов­ка пу­стын­но­го брат­ства, по­уча­ли его са­мым про­стым пра­ви­лам, ко­то­ры­ми креп­ко люд­ское хри­сти­ан­ское об­ще­жи­тие. В мо­на­сты­ре все бы­ло бед­но и скуд­но или, как вы­ра­зил­ся разо­ча­ро­ван­но один му­жи­чок, при­шед­ший в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия по­ви­дать про­слав­лен­но­го ве­ли­че­ствен­но­го игу­ме­на, «все ху­дост­но, все ни­щет­но, все си­ро­тин­ско». Слу­ча­лось, все бра­тия по це­лым дням си­де­ли чуть не без кус­ка хле­ба. Но все бы­ли друж­ны меж­ду со­бой и при­вет­ли­вы к при­шель­цам, во всем сле­ды по­ряд­ка и раз­мыш­ле­ния, каж­дый де­лал свое де­ло, каж­дый ра­бо­тал с мо­лит­вой, и все мо­ли­лись по­сле ра­бо­ты. Во всех чу­ял­ся скры­тый огонь, ко­то­рый без искр и вспы­шек об­на­ру­жи­вал­ся жи­ви­тель­ной теп­ло­той, об­да­вав­шей вся­ко­го, кто всту­пал в эту ат­мо­сфе­ру тру­да, мыс­ли и мо­лит­вы. Мир ви­дел все это и ухо­дил обод­рен­ный и осве­жен­ный. Пять­де­сят лет де­лал свое ти­хое де­ло пре­по­доб­ный Сер­гий в Ра­до­неж­ской пу­сты­ни; це­лые пол­ве­ка при­хо­див­шие к нему лю­ди вме­сте с во­дой из его ис­точ­ни­ка чер­па­ли в его пу­сты­ни уте­ше­ние и обод­ре­ние и, во­ро­тясь в свой круг, по кап­лям де­ли­лись им с дру­ги­ми. И эти кап­ли нрав­ствен­но­го вли­я­ния, по­доб­но за­квас­ке, вы­зы­ва­ю­щей жи­ви­тель­ное бро­же­ние, за­па­дая в мас­сы, неза­мет­но из­ме­ня­ли на­прав­ле­ние умов, пе­ре­стра­и­ва­ли весь нрав­ствен­ный строй ду­ши рус­ско­го че­ло­ве­ка XIV ве­ка.

Пре­по­доб­ный Сер­гий при­ме­ром сво­ей свя­той жиз­ни, са­мой воз­мож­но­стью та­кой жиз­ни дал по­чув­ство­вать за­скор­бев­ше­му на­ро­ду, что в нем еще не все доб­рое по­гас­ло и за­мер­ло, по­мог ему за­гля­нуть в свой соб­ствен­ный внут­рен­ний мрак и раз­гля­деть там еще тлев­шие ис­кры то­го же ог­ня, ко­то­рым го­рел сам он. И на­род, при­вык­ший дро­жать при од­ном име­ни та­та­ри­на, со­брал­ся на­ко­нец с ду­хом, встал на по­ра­бо­ти­те­лей и не толь­ко на­шел в се­бе му­же­ство встать, но и по­шел ис­кать та­тар­ские пол­чи­ща в от­кры­той сте­пи и там по­ва­лил­ся на вра­гов несо­кру­ши­мой сте­ной, по­хо­ро­нив их под сво­и­ми мно­го­ты­сяч­ны­ми ко­стя­ми.

Чув­ство нрав­ствен­ной бод­ро­сти, ду­хов­ной кре­по­сти, ко­то­рое пре­по­доб­ный Сер­гий вдох­нул в рус­ское об­ще­ство, еще жи­вее и пол­нее вос­при­ни­ма­лось рус­ским мо­на­ше­ством. В жиз­ни рус­ских мо­на­сты­рей со вре­ме­ни Сер­гия на­чал­ся за­ме­ча­тель­ный пе­ре­лом: за­мет­но ожи­ви­лось стрем­ле­ние к ино­че­ству. Древ­не­рус­ское мо­на­ше­ство бы­ло точ­ным по­ка­за­те­лем все­го мир­ско­го об­ще­ства: стрем­ле­ние по­ки­нуть мир уси­ли­ва­лось не от то­го, что в ми­ру скоп­ля­лись бед­ствия, а по ме­ре то­го, как в нем воз­вы­ша­лись нрав­ствен­ные си­лы. Пре­по­доб­ный Сер­гий со сво­ей оби­те­лью и сво­и­ми уче­ни­ка­ми был об­раз­цом и на­чи­на­те­лем в этом ожив­ле­нии мо­на­стыр­ской жиз­ни, «на­чаль­ни­ком и учи­те­лем всем мо­на­сты­рям, иже в Ру­си», как на­зы­ва­ет его ле­то­пи­сец. Он упо­до­бил и про­дол­жа­ет упо­доб­лять сво­ей ду­хов­ной при­ро­де и всех близ­ко со­при­ка­са­ю­щих­ся с ним лю­дей. Он на­пи­тал сво­им креп­ким ду­хом це­лые сон­мы, це­лые по­ко­ле­ния мо­на­ше­ству­ю­щих. До 70-ти мо­на­сты­рей бы­ло ос­но­ва­но его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков; его ду­хов­ное потом­ство бы­ло од­ной из глав­ных ду­хов­ных сил, со­дей­ство­вав­ших ду­хов­но­му пре­тво­ре­нию раз­ных по­лу­язы­че­ских пле­мен, рас­ки­ну­тых по про­стран­ству Се­вер­ной и Сред­ней Рос­сии, в од­но це­лое ве­ли­ко­рус­ское пле­мя, объ­еди­нен­ное, оду­шев­лен­ное, скреп­лен­ное ду­хом Пра­во­сла­вия. И на­ши ле­то­пис­цы име­ли пол­ное ос­но­ва­ние име­но­вать пре­по­доб­но­го Сер­гия игу­ме­ном всея Ру­си, и Свя­тая Цер­ковь до­стой­но и пра­вед­но ве­ли­ча­ет его воз­бран­ным во­е­во­дою Рус­ской зем­ли!

Ро­ди­ной пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла зем­ля Ро­стов­ская, по­это­му «он вы­шел из нас, был плоть от пло­ти на­шей и кость от ко­стей на­ших, а под­нял­ся на та­кую вы­со­ту, о ко­то­рой мы и не ча­я­ли, чтобы она ко­му-ни­будь из на­ших бы­ла до­ступ­на». А пре­по­доб­ный про­шел об­щим пу­тем скор­бей и по­дви­га крест­но­го преж­де, чем явил­ся тем див­ным бла­го­дат­ным му­жем, ка­ким мы ви­дим его в по­след­ние го­ды жиз­ни. Сбы­лось див­ное обе­то­ва­ние Гос­по­да: Аще кто лю­бит Мя, сло­во Мое со­блю­дет; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Аз воз­люб­лю его, и к нему при­и­дем и оби­тель у него со­тво­рим (Ин.14,21-23). Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, то есть до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства (2Пет.1,4). И в ду­ше его «со­тво­ри­ла оби­тель» Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся «оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы», и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к ней. Спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет его уче­ник и опи­са­тель жи­тия его, что Сер­гий был «яко един от древ­них ве­ли­ких от­цев». За свою креп­кую ве­ру он удо­сто­ил­ся ли­це­зреть кам­ня ве­ры – Пет­ра; за свою дев­ствен­ную чи­сто­ту – дев­ствен­ни­ка и дру­га Хри­сто­ва Иоан­на, а за свое ве­ли­чай­шее сми­ре­ние – сми­рен­ней­шую из земно­род­ных Вла­ды­чи­цу ми­ра, Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. В сми­рен­ном серд­це по­движ­ни­ка ти­хо си­ял неиз­ре­чен­ный свет бла­го­да­ти Бо­жи­ей, со­гре­вая все его ду­хов­ное су­ще­ство. Ему пре­и­зобиль­но со­об­ще­ны бы­ли все да­ры Бо­жии: и дар чу­до­тво­ре­ний, и дар про­ро­че­ства, и дар уте­ше­ния и на­зи­да­ния, со­ве­та и ра­зу­ма ду­хов­но­го. Для его ду­хов­но­го взо­ра как бы не су­ще­ство­ва­ло ни пре­град ве­ще­ствен­ных, ни рас­сто­я­ния, ни са­мо­го вре­ме­ни: он ви­дел да­ле­че от­сто­я­щее яко близ су­щее, зрел бу­ду­щее как бы на­сто­я­щее. За свя­тость жи­тия сво­е­го он был по­чти от всех лю­бим и по­чи­та­ем и ува­жа­ем бо­лее, чем сколь­ко поз­во­ли­ло это его то­гдаш­нее сми­рен­ное со­сто­я­ние. Мно­гое мно­же­ство при­хо­ди­ло к нему из раз­ных стран и го­ро­дов, и в чис­ле при­хо­див­ших бы­ли и ино­ки, и кня­зья, и вель­мо­жи, и про­стые лю­ди, «на се­ле жи­ву­щие».

Как ко­рабль, обре­ме­нен­ный мно­же­ством со­кро­вищ, ти­хо при­бли­жа­ет­ся к доб­ро­му при­ста­ни­щу, так бо­го­нос­ный Сер­гий при­бли­жал­ся к ис­хо­ду из сей вре­мен­ной жиз­ни. Вид смер­ти не стра­шил его, по­то­му что он го­то­вил­ся к ней по­дви­га­ми всей сво­ей жиз­ни. Ему бы­ло уже за 70 лет. Непре­стан­ные тру­ды из­ну­ри­ли его стар­че­ские си­лы, но он ни­ко­гда не опус­кал ни од­ной служ­бы Бо­жи­ей и «чем боль­ше со­ста­ре­вал­ся воз­рас­том, тем боль­ше об­нов­лял­ся усер­ди­ем», по­да­вая со­бою юным по­учи­тель­ный при­мер.

За пол­го­да до кон­чи­ны ве­ли­кий по­движ­ник удо­сто­ил­ся от­кро­ве­ния о вре­ме­ни сво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу. Он со­звал к се­бе бра­тию и в при­сут­ствии всех пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью прис­но­му уче­ни­ку сво­е­му пре­по­доб­но­му Ни­ко­ну (па­мять 17/30 но­яб­ря), а сам на­чал без­молв­ство­вать. На­сту­пил сен­тябрь 1391 го­да, и пре­по­доб­ный ста­рец тяж­ко за­бо­лел... Еще раз со­брал он во­круг се­бя всех уче­ни­ков сво­их и еще раз про­стер к ним свое по­след­нее по­уче­ние.

Сколь­ко про­сто­ты и си­лы в этом пред­смерт­ном по­уче­нии уми­ра­ю­ще­го от­ца ино­ков! Сколь­ко люб­ви к тем, ко­то­рых остав­ля­ет! Он же­лал и за­по­ве­дал, чтобы его ду­хов­ные де­ти шли тем же пу­тем к Цар­ству Небес­но­му, ка­ким ше­ство­вал он сам в про­дол­же­ние всей сво­ей жиз­ни. Преж­де все­го он учил их пре­бы­вать в пра­во­сла­вии: «ос­но­ва­ни­ем вся­ко­го доб­ро­го де­ла, вся­ко­го доб­ро­го на­ме­ре­ния, по уче­нию сло­ва Бо­жия, долж­на быть ве­ра; без ве­ры уго­дить Бо­гу невоз­мож­но. Но ве­ра пра­во­слав­ная, ос­но­ван­ная на уче­нии апо­сто­лов и от­цов, чуж­дая вы­со­ко­мудр­ство­ва­ния, ко­то­рое ча­сто ве­дет к ма­ло­ве­рию и неве­рию и сби­ва­ет с пу­ти спа­се­ния». Да­лее пре­по­доб­ный за­ве­щал бра­тии хра­нить еди­но­мыс­лие, блю­сти чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную и лю­бовь нели­це­мер­ную, со­ве­то­вал уда­лять­ся от злых по­хо­тей, пред­пи­сы­вал уме­рен­ность в пи­ще и пи­тии, сми­ре­ние, стран­но­лю­бие и все­це­лое ис­ка­ние гор­не­го, небес­но­го, с пре­зре­ни­ем су­е­ты жи­тей­ской. Он мно­гое на­пом­нил им из то­го, что го­во­рил преж­де, и на­ко­нец за­по­ве­дал не по­гре­бать его в церк­ви, а по­ло­жить на об­щем клад­би­ще, вме­сте с про­чи­ми усоп­ши­ми от­ца­ми и бра­ти­я­ми.

Без­молв­но сто­я­ли с по­ник­ши­ми гла­ва­ми скор­бя­щие ча­да Сер­ги­е­вы и с бо­лью сер­деч­ной вни­ма­ли по­след­ним на­став­ле­ни­ям лю­би­мо­го стар­ца. Осо­бен­но груст­но им бы­ло слы­шать по­след­нюю во­лю сво­е­го сми­рен­но­го игу­ме­на от­но­си­тель­но ме­ста его по­след­не­го по­коя. Один вид мо­ги­лы его в хра­ме Бо­жи­ем сре­ди со­бо­ра мо­ля­щих­ся бра­тий мог бы слу­жить для них неко­то­рым уте­ше­ни­ем. Но ста­рец не же­лал это­го, а уче­ни­ки не хо­те­ли огор­чать его сми­ре­ние сво­им про­ти­во­ре­чи­ем, и вся­кое сло­во неволь­но за­ми­ра­ло на их устах. «Не скор­би­те, ча­да мои, – с лю­бо­вью уте­шал их ста­рец, – я от­хо­жу к Бо­гу, ме­ня при­зы­ва­ю­ще­му, и вас по­ру­чаю Все­мо­гу­ще­му Гос­по­ду и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри: Она бу­дет вам при­бе­жи­щем и сте­ной от стрел вра­жи­их!».

Пе­ред са­мым ис­хо­дом ду­ши сво­ей ста­рец по­же­лал в по­след­ний раз при­об­щить­ся Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых. Весь ис­пол­нен­ный бла­го­дат­но­го уте­ше­ния, он воз­вел го­ре свои сле­зя­щи­е­ся от ра­до­сти очи и еще раз, при по­мо­щи уче­ни­ков, про­стер к Бо­гу свои пре­по­доб­ные ру­ки... «В ру­це Твои пре­даю дух мой, Гос­по­ди!» – ти­хо про­из­нес свя­той ста­рец и в ды­ха­нии сей мо­лит­вы ото­шел чи­стой сво­ей ду­шой ко Гос­по­ду, Ко­то­ро­го от юно­сти воз­лю­бил.

Это бы­ло 25 сен­тяб­ря 1392 го­да. Лишь толь­ко пре­по­доб­ный Сер­гий ис­пу­стил по­след­ний вздох, неска­зан­ное бла­го­уха­ние раз­ли­лось по его кел­лии. Ли­цо усоп­ше­го пра­вед­ни­ка си­я­ло небес­ным бла­жен­ством, и смерть не по­сме­ла на­ло­жить свою мрач­ную пе­чать на све­то­леп­ный лик но­во­пре­став­лен­но­го стар­ца Бо­жия.

Немед­лен­но ста­рей­шие из бра­тии от­пра­ви­лись в Моск­ву со скорб­ной ве­стью к мит­ро­по­ли­ту Ки­при­а­ну. Они со­об­щи­ли ему как за­ве­ща­ние стар­ца о ме­сте по­гре­бе­ния, так и усерд­ное же­ла­ние всей бра­тии по­ло­жить его в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, им са­мим со­здан­ной, и про­си­ли его ар­хи­пас­тыр­ско­го о том рас­по­ря­же­ния. И свя­ти­тель не за­труд­нил­ся бла­го­сло­вить их на по­гре­бе­ние сми­рен­но­го игу­ме­на в церк­ви, хо­тя сам он не же­лал то­го. Весть о его пре­став­ле­нии при­влек­ла в оби­тель мно­же­ство на­ро­да не толь­ко из окрест­ных се­ле­ний, но и из бли­жай­ших го­ро­дов. Каж­до­му хо­те­лось при­бли­зить­ся и при­кос­нуть­ся ес­ли не к са­мо­му те­лу бо­го­нос­но­го стар­ца, то, по край­ней ме­ре, ко гро­бу его. Тут бы­ли и кня­зья, и бо­яре, по­чтен­ные стар­цы-игу­ме­ны, и чест­ные иереи сто­ли­цы, и мно­же­ство ино­ков, кто со све­ча­ми, кто с ка­ди­ла­ми и свя­ты­ми ико­на­ми, про­во­жая свя­тые остан­ки бла­жен­но­го стар­ца к ме­сту по­след­не­го их упо­ко­е­ния. И по­хо­ро­ни­ли его у пра­во­го кли­ро­са в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы.

Тро­га­тель­ны­ми чер­та­ми изо­бра­жа­ет скорбь оси­ро­тев­ших уче­ни­ков Сер­ги­е­вых бла­жен­ный опи­са­тель жи­тия его, сам сви­де­тель и участ­ник этой скор­би. «Все се­то­ва­ли, – го­во­рил он, – все пла­ка­ли, воз­ды­ха­ли, хо­ди­ли с по­ник­шей го­ло­вой». И в го­ре­сти ду­ши сво­ей ча­сто при­хо­ди­ли они на мо­ги­лу стар­ца, и здесь в слез­ной мо­лит­ве при­па­да­ли к его мо­щам свя­тым, и бе­се­до­ва­ли с ним, как бы с жи­вым, по­ве­ряя ему скорбь свою. «О, свят­че Бо­жий, угод­ни­че Спа­сов, из­бран­ни­че Хри­стов! – го­во­ри­ли они. – О, свя­щен­ная гла­во, преб­ла­жен­ный ав­ва Сер­гие Ве­ли­кий! Не за­бу­ди нас, убо­гих ра­бов тво­их, не за­бу­ди нас, си­рот сво­их; по­ми­най нас все­гда во свя­тых сво­их и бла­го­при­ят­ных мо­лит­вах ко Гос­по­ду, по­ми­най ста­до, то­бою со­бран­ное. Мо­лись за нас, от­че свя­щен­ный, за де­тей тво­их: ты име­ешь дерз­но­ве­ние у Ца­ря Небес­но­го, – не про­мол­чи же, во­пия за нас ко Гос­по­ду! Те­бе да­на бла­го­дать за нас мо­ли­ти­ся... Мы не счи­та­ем те­бя умер­шим, нет! Хо­тя те­лом ты и пре­ста­вил­ся от нас, но дух твой с на­ми; не от­сту­пи же от нас, пас­тырь наш доб­рый».

Так опла­ки­ва­ли свя­тые уче­ни­ки свя­то­го стар­ца, так креп­ко ве­ро­ва­ли они в его бла­го­дат­ное со­пре­бы­ва­ние ду­хом с ни­ми. И по ве­ре их угод­ник Бо­жий не остав­лял их без уте­ше­ния. Так, од­на­жды бла­го­че­сти­вый инок Иг­на­тий ви­дел на­яву во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния, что пре­по­доб­ный Сер­гий сто­ит на сво­ем ме­сте игу­мен­ском и по­ет вме­сте с бра­ти­ей. Это ви­де­ние бы­ло как бы от­ве­том люб­ве­обиль­но­го стар­ца сво­им прис­ным уче­ни­кам из за­гроб­но­го ми­ра, от­ве­том на их сер­деч­ный мо­лит­вен­ный плач над гро­бом его.

5/18 июля – Об­ре­те­ние мо­щей

Спу­стя 30 лет по пре­став­ле­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия Бог бла­го­во­лил явить ми­ру со­кро­ви­ще свя­ты­ни. Неза­дол­го пе­ред по­стро­е­ни­ем но­во­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся од­но­му бла­го­че­сти­во­му му­жу, жив­ше­му близ оби­те­ли, и по­ве­лел воз­ве­стить игу­ме­ну и бра­тии: «Вскую мя оста­ви­сте то­ли­ко вре­мя во гро­бе, зем­лею по­кро­ве­на, во­де утес­ня­ю­щей те­ло мое?». И пре­по­доб­ный Ни­кон, при­сту­пая к со­зда­нию ка­мен­но­го хра­ма, в при­сут­ствии крест­но­го сы­на Сер­ги­е­ва, кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го и Га­лич­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча, при ко­па­нии рвов об­рел и из­нес из зем­ли мо­щи от­ца сво­е­го 5 июля 1422 го­да. При от­кры­тии гро­ба раз­ли­лось бла­го­уха­ние необык­но­вен­ное. И не толь­ко те­ло чу­до­твор­ца ока­за­лось нетлен­ным, но и одеж­ды его бы­ли невре­ди­мы, хо­тя с обо­их сто­рон гро­ба сто­я­ла во­да. Мо­щи на вре­мя бы­ли по­став­ле­ны в де­ре­вян­ной Тро­иц­кой церк­ви (на том ме­сте на­хо­дит­ся те­перь цер­ковь Со­ше­ствия Свя­та­го Ду­ха.) Ка­мен­ный храм, как ме­сто по­коя ве­ли­ко­го Сер­гия, со­зи­дал­ся и укра­шал­ся с бла­го­го­вей­ной лю­бо­вью и с усерд­ны­ми мо­лит­ва­ми. Над укра­ше­ни­ем се­го свя­ти­ли­ща по­тру­ди­лись пре­по­доб­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и Ан­дрей Рублев (па­мять 4/17 июля). При освя­ще­нии в 1426 го­ду ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в него. И до­ныне сто­ит этот храм Ни­ко­но­ва стро­е­ния, не по­тря­са­е­мый ве­ка­ми, и освя­ща­ет мо­ля­щих­ся, и ру­ки нече­сти­вых до­ныне не при­ка­са­лись к нему.

Все ни­ти ду­хов­ной жиз­ни Рус­ской Церк­ви схо­дят­ся к ве­ли­ко­му Ра­до­неж­ско­му угод­ни­ку и чу­до­твор­цу, по всей Пра­во­слав­ной Рос­сии бла­го­дат­ные жи­во­тво­ря­щие то­ки рас­про­стра­ня­ют­ся от ос­но­ван­ной им Тро­иц­кой оби­те­ли. Ду­хов­ный вклад пре­по­доб­но­го Сер­гия в бо­го­слов­ское уче­ние о Свя­той Тро­и­це осо­бен­но ве­лик, ибо он глу­бо­ко про­зи­рал со­кро­вен­ные тай­ны «ум­ны­ми оча­ми» по­движ­ни­ка – в мо­лит­вен­ном вос­хож­де­нии к Трии­по­стас­но­му Бо­гу, в опыт­ном бо­го­об­ще­нии и бо­го­упо­доб­ле­нии.

Ра­до­неж­ский по­движ­ник, его уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки обо­га­ти­ли Рус­скую и Все­лен­скую Цер­ковь но­вым бо­го­слов­ским и ли­тур­ги­че­ским ве­де­ни­ем и ви­де­ни­ем Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, На­ча­ла и Ис­точ­ни­ка жиз­ни, яв­ля­ю­щей Се­бя ми­ру и че­ло­ве­ку в со­бор­но­сти Церк­ви, брат­ском еди­не­нии и жерт­вен­ной ис­ку­пи­тель­ной люб­ви ее пас­ты­рей и чад.

Ду­хов­ным сим­во­лом со­би­ра­ния Ру­си в един­стве и люб­ви ис­то­ри­че­ско­го по­дви­га на­ро­да стал храм Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­двиг­ну­тый пре­по­доб­ным Сер­ги­ем «чтобы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на Нее по­беж­дал­ся страх нена­вист­ной роз­ни ми­ра се­го». «Нена­вист­ная рознь», раз­до­ры и смя­те­ния мир­ской жиз­ни пре­одоле­ва­лись ино­че­ским об­ще­жи­ти­ем, на­саж­ден­ным пре­по­доб­ным Сер­ги­ем по всей Ру­си. Оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла для Рус­ской Церк­ви об­раз­цом вос­ста­нов­ле­ния пер­во­здан­но­го един­ства и свя­то­сти че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, ко­то­рая бы­ла со­зда­на Твор­цом по об­ра­зу Бо­же­ствен­но­го Три­един­ства. В ней вос­пи­та­лись свя­тые, при­нес­шие за­тем на­чер­та­ние ис­тин­но­го пу­ти Хри­сто­ва в от­да­лен­ные пре­де­лы. Во всех сво­их тру­дах и де­я­ни­ях прп. Сер­гий и его уче­ни­ки во­цер­ков­ля­ли жизнь, да­вая на­ро­ду жи­вой при­мер воз­мож­но­сти это­го. Не от­ре­ка­ясь от зем­но­го, но пре­об­ра­жая его, они зва­ли вос­хо­дить и са­ми вос­хо­ди­ли к небес­но­му.

К пре­по­доб­но­му Сер­гию, как к неис­ся­ка­е­мо­му ис­точ­ни­ку мо­лит­вен­но­го ду­ха и бла­го­да­ти Гос­под­ней, во все вре­ме­на шли на по­кло­не­ние – для на­зи­да­ния и мо­лит­вы, за по­мо­щью и ис­це­ле­ни­ем – ты­ся­чи на­ро­да. И каж­до­го из при­бе­га­ю­щих с ве­рою к его чу­до­твор­ным мо­щам он ис­це­ля­ет и воз­рож­да­ет, ис­пол­ня­ет си­лы и ве­ры, пре­об­ра­жа­ет и воз­во­дит к сво­ей све­то­нос­ной ду­хов­но­сти.

Не толь­ко ду­хов­ные да­ры и бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния по­да­ют­ся всем, при­хо­дя­щим с ве­рою к мо­щам пре­по­доб­но­го, но ему да­на так­же от Бо­га бла­го­дать за­щи­щать от вра­гов Рус­скую зем­лю. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ный был с во­ин­ством Ди­мит­рия Дон­ско­го на Ку­ли­ко­вом по­ле; он бла­го­сло­вил на рат­ный по­двиг сво­их по­стри­жен­ни­ков – ино­ков Алек­сандра Пе­ре­све­та и Ан­дрея Ос­ля­бю. Он ука­зал Иоан­ну Гроз­но­му ме­сто для со­ору­же­ния кре­по­сти Сви­яж­ска и по­мо­гал в по­бе­де над Ка­за­нью. Во вре­мя поль­ско­го на­ше­ствия пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся во сне ни­же­го­род­ско­му граж­да­ни­ну Кос­ме Ми­ни­ну, по­веле­вая со­би­рать каз­ну и во­ору­жать вой­ско для осво­бож­де­ния Моск­вы и Рус­ско­го го­су­дар­ства. И ко­гда в 1612 го­ду опол­че­ние Ми­ни­на и По­жар­ско­го по­сле мо­леб­на у Свя­той Тро­и­цы дви­ну­лись к Москве, бла­го­дат­ный ве­тер раз­ве­вал пра­во­слав­ные стя­ги, «яко от гро­ба са­ма­го чу­до­твор­ца Сер­гия».

К пе­ри­о­ду Смут­но­го вре­ме­ни и поль­ско­го на­ше­ствия от­но­сит­ся ге­ро­и­че­ское «Тро­иц­кое си­де­ние», ко­гда мно­гие ино­ки по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ди­о­ни­сия (па­мять 12/25 мая) по­вто­ри­ли свя­щен­ный рат­ный по­двиг Сер­ги­е­вых уче­ни­ков Пе­ре­све­та и Ос­ля­би. Пол­то­ра го­да – с 23 сен­тяб­ря 1608 го­да по 12 ян­ва­ря 1610 го­да – оса­жда­ли по­ля­ки оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, же­лая раз­гра­бить и раз­ру­шить этот свя­щен­ный оплот пра­во­сла­вия. Но за­ступ­ле­ни­ем Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия «со мно­гим сты­дом» бе­жа­ли на­ко­нец от стен мо­на­сты­ря, го­ни­мые Бо­жи­им гне­вом, а вско­ре и сам пред­во­ди­тель их, Ли­сов­ский, по­гиб лю­той смер­тью как раз в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Сер­гия, 25 сен­тяб­ря 1617 го­да. В 1618 го­ду при­хо­дил к сте­нам Свя­той Тро­и­цы сам поль­ский ко­роле­вич Вла­ди­слав, но, бес­силь­ный про­тив охра­ня­ю­щей оби­тель бла­го­да­ти Гос­под­ней, вы­нуж­ден был под­пи­сать пе­ре­ми­рие с Рос­си­ей в при­над­ле­жав­шем мо­на­сты­рю се­ле Де­ули­но. Поз­же здесь был воз­двиг­нут храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия.

А в 1812 го­ду, ко­гда На­по­ле­он под­нял­ся на ко­ло­коль­ню Ива­на Ве­ли­ко­го, чтобы по­лю­бо­вать­ся окрест­но­стя­ми Моск­вы, то был устра­шен ви­де­ни­ем: по воз­ду­ху при­бли­жа­лись три ар­мии рус­ских с необык­но­вен­ным пред­во­ди­те­лем – мо­на­хом с кре­стом в ру­ках. И это был по­кро­ви­тель Моск­вы и Ру­си пре­по­доб­ный Сер­гий, Ра­до­неж­ский чу­до­тво­рец.

В по­сле­ду­ю­щее вре­мя оби­тель про­дол­жа­ла быть неоску­де­ва­ю­щим све­то­чем ду­хов­ной жиз­ни и цер­ков­но­го про­све­ще­ния. Из ее бра­тии из­би­ра­лись на чре­ду слу­же­ния мно­гие про­слав­лен­ные иерар­хи Рус­ской Церк­ви. В 1744 го­ду оби­тель за за­слу­ги пе­ред ро­ди­ной и ве­рой ста­ла име­но­вать­ся Лав­рой. В 1742 го­ду в ее огра­де учре­жде­на ду­хов­ная се­ми­на­рия, в 1814 го­ду сю­да бы­ла пе­ре­ве­де­на Мос­ков­ская ду­хов­ная ака­де­мия.

И ныне Дом Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы слу­жит од­ним из глав­ных бла­го­дат­ных цен­тров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Здесь из­во­ле­ни­ем Свя­та­го Ду­ха со­вер­ша­ют­ся де­я­ния По­мест­ных Со­бо­ров Рус­ской Церк­ви. В оби­те­ли име­ет ме­сто­пре­бы­ва­ние свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, ко­то­рый но­сит на се­бе осо­бен­ное бла­го­сло­ве­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия, яв­ля­ясь по уста­но­вив­ше­му­ся пра­ви­лу «Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ры свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­том». Но са­мое глав­ное: на этом неболь­шом ост­ров­ке сре­ди мно­го­мя­теж­но­го ми­ра, под по­кро­вом Ца­ри­цы Небес­ной, обе­щав­шей быть неот­ступ­ной от ме­ста се­го, осо­бен­но чув­ству­ет­ся уми­ро­тво­ря­ю­щее ды­ха­ние веч­но­сти; имен­но здесь ощу­ща­ет­ся, что оте­че­ство – это не толь­ко зем­ля, не толь­ко по­ля, ре­ки и го­ры, но это преж­де все­го лю­ди, это на­ши свя­тые от­цы, ко­то­рые рож­да­ют нас ду­хов­но, те от­цы, ко­то­рые ру­ко­во­дят нас в Цар­ствие Небес­ное.

5/18 июля, день об­ре­те­ния мо­щей свя­то­го ав­вы Сер­гия, игу­ме­на Рус­ской зем­ли, – са­мое мно­го­люд­ное и тор­же­ствен­ное цер­ков­ное празд­не­ство в оби­те­ли.

Полное житие преподобного Сергия Радонежского

В пер­вой по­ло­вине XIV ве­ка воз­ник­ла зна­ме­ни­тая Тро­и­це-Сер­ги­е­ва Лав­ра. Ос­но­ва­тель ее, пре­по­доб­ный Сер­гий (в ми­ру Вар­фо­ло­мей), был сы­ном ро­стов­ских бо­яр Ки­рил­ла и Ма­рии, пе­ре­се­лив­ших­ся бли­же к Москве в се­ле­ние Ра­до­неж. В се­ми­лет­нем воз­расте Вар­фо­ло­мея от­да­ли учить­ся гра­мо­те. Он всей ду­шой жаж­дал уче­ния, но гра­мо­та не да­ва­лась ему. Скор­бя об этом, он днем и но­чью мо­лил Гос­по­да от­крыть ему дверь книж­но­го ра­зу­ме­ния. Од­на­жды, ища в по­ле про­пав­ших ло­ша­дей, он уви­дел под ду­бом незна­ко­мо­го стар­ца-чер­но­риз­ца. Мо­нах мо­лил­ся. От­рок по­до­шел к нему и по­ве­дал свою скорбь. Со­чув­ствен­но вы­слу­шав маль­чи­ка, ста­рец на­чал мо­лить­ся о его про­све­ще­нии. За­тем, до­став ков­че­жец, вы­нул ма­лую ча­сти­цу просфо­ры и, бла­го­сло­вив ею Вар­фо­ло­мея, ска­зал: «Возь­ми, ча­до, и съешь: сие да­ет­ся те­бе в зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей и ра­зу­ме­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния». Бла­го­дать эта дей­стви­тель­но со­шла на от­ро­ка: Гос­подь дал ему па­мять и ра­зу­ме­ние, и от­рок стал лег­ко усва­и­вать книж­ную муд­рость. По­сле это­го чу­да в юном Вар­фо­ло­мее еще бо­лее окреп­ло же­ла­ние слу­жить толь­ко Бо­гу. Ему хо­те­лось уеди­нить­ся по при­ме­ру древ­них по­движ­ни­ков, но лю­бовь к ро­ди­те­лям удер­жи­ва­ла его в род­ной се­мье. Вар­фо­ло­мей был скро­мен, тих и мол­ча­лив, со все­ми был кро­ток и лас­ков, ни­ко­гда не раз­дра­жал­ся и об­на­ру­жи­вал со­вер­шен­ное по­ви­но­ве­ние ро­ди­те­лям. Обык­но­вен­но он вку­шал толь­ко хлеб и во­ду, а в пост­ные дни со­вер­шен­но воз­дер­жи­вал­ся от пи­щи. По­сле смер­ти ро­ди­те­лей Вар­фо­ло­мей предо­ста­вил на­след­ство сво­е­му млад­ше­му бра­ту Пет­ру и вме­сте со стар­шим бра­том Сте­фа­ном по­се­лил­ся в 10 вер­стах от Ра­до­не­жа, в глу­бо­ком ле­су око­ло реч­ки Кон­ч­ю­ры. Бра­тья ру­би­ли лес сво­и­ми ру­ка­ми и по­стро­и­ли кел­лию и ма­лую цер­ковь. Эту цер­ковь свя­щен­ник, по­слан­ный мит­ро­по­ли­том Фе­о­гно­стом, освя­тил в честь Свя­той Тро­и­цы. Так воз­ник­ла зна­ме­ни­тая оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия.

Вско­ре Сте­фан оста­вил сво­е­го бра­та и стал на­сто­я­те­лем Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря в Москве и ду­хов­ни­ком ве­ли­ко­го кня­зя. Вар­фо­ло­мей же, по­стри­жен­ный в мо­на­ше­стве с име­нем Сер­гий, око­ло двух лет под­ви­зал­ся один в ле­су. Нель­зя и пред­ста­вить, сколь­ко ис­ку­ше­ний пе­ре­нес в это вре­мя юный мо­нах, но тер­пе­ние и мо­лит­ва пре­одо­ле­ли все труд­но­сти и диа­воль­ские на­па­сти. Ми­мо кел­лии пре­по­доб­но­го Сер­гия це­лы­ми ста­я­ми про­бе­га­ли вол­ки, при­хо­ди­ли и мед­ве­ди, но ни один из них не при­чи­нял ему вре­да. Од­на­жды свя­той пу­стын­ник дал хле­ба при­шед­ше­му к его кел­лии мед­ве­дю, и с тех пор зверь стал по­сто­ян­но на­ве­щать пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­то­рый де­лил с ним свой по­след­ний ку­сок хле­ба.

Как ни ста­рал­ся свя­той Сер­гий скры­вать свои по­дви­ги, сла­ва о них рас­про­стра­ни­лась и при­влек­ла к нему дру­гих ино­ков, же­лав­ших спа­сать­ся под его ру­ко­вод­ством. Они ста­ли про­сить Сер­гия при­нять сан свя­щен­ни­ка и игу­ме­на. Сер­гий дол­гое вре­мя не со­гла­шал­ся, но, ви­дя в их неот­ступ­ной прось­бе при­зва­ние свы­ше, ска­зал: «Же­лал бы луч­ше по­ви­но­вать­ся, чем на­чаль­ство­вать, но стра­шусь су­да Бо­жия и пре­даю се­бя в во­лю Гос­под­ню». Это бы­ло в 1354 г., ко­гда свя­ти­тель Алек­сий всту­пил на ка­фед­ру мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та.

Жизнь и тру­ды пре­по­доб­но­го Сер­гия в ис­то­рии рус­ско­го мо­на­ше­ства име­ют осо­бое зна­че­ние, по­то­му что он по­ло­жил на­ча­ло жиз­ни пу­стын­ни­ков, устро­ив вне го­ро­да оби­тель с об­щин­но­жи­ти­ем. Устро­ен­ная на но­вых на­ча­лах оби­тель Свя­той Тро­и­цы сна­ча­ла во всем тер­пе­ла край­нюю ску­дость; ри­зы бы­ли из про­стой кра­ше­ни­ны, свя­щен­ные со­су­ды бы­ли де­ре­вян­ные, в хра­ме вме­сто све­чей све­ти­ла лу­чи­на, но по­движ­ни­ки го­ре­ли усер­ди­ем. Свя­той Сер­гий по­да­вал бра­тии при­мер стро­жай­ше­го воз­дер­жа­ния, глу­бо­чай­ше­го сми­ре­ния и непо­ко­ле­би­мо­го упо­ва­ния на по­мощь Бо­жию. В тру­дах и по­дви­гах он шел пер­вым, а бра­тия сле­до­ва­ла за ним.

Од­на­жды в оби­те­ли со­всем ис­то­щил­ся за­пас хле­ба. Сам игу­мен, чтобы за­ра­бо­тать несколь­ко кус­ков хле­ба, соб­ствен­но­руч­но по­стро­ил се­ни в кел­лии од­но­го бра­та. Но в час край­ней нуж­ды по мо­лит­вам бра­тии неожи­дан­но по­да­ва­лась оби­те­ли щед­рая по­мощь. Через несколь­ко лет по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли око­ло нее ста­ли се­лить­ся кре­стьяне. Невда­ле­ке от нее шла боль­шая до­ро­га к Москве и на се­вер, бла­го­да­ря че­му сред­ства оби­те­ли ста­ли воз­рас­тать, и она по при­ме­ру Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры ста­ла щед­ро раз­да­вать ми­ло­сты­ню и при­ни­мать на свое по­пе­че­ние боль­ных и стран­ни­ков.

Слух о свя­том Сер­гии до­стиг Кон­стан­ти­но­по­ля, и пат­ри­арх Фило­фей при­слал ему свое бла­го­сло­ве­ние и гра­мо­ту, ко­то­рой утвер­жда­лись но­вые по­ряд­ки пу­стын­но­го об­щи­но­жи­тия, за­ве­ден­ные ос­но­ва­те­лем Свя­то-Тро­иц­кой оби­те­ли. Мит­ро­по­лит Алек­сей лю­бил пре­по­доб­но­го Сер­гия как дру­га, по­ру­чил ему при­ми­рять враж­до­вав­ших кня­зей, воз­ла­гал на него важ­ные пол­но­мо­чия и го­то­вил се­бе в пре­ем­ни­ки. Но Сер­гий от­ка­зал­ся от это­го из­бра­ния.

Од­на­жды мит­ро­по­лит Алек­сей хо­тел воз­ло­жить на него зо­ло­той крест в на­гра­ду за тру­ды, но Сер­гий ска­зал: «От юно­сти сво­ей я не но­сил на се­бе зо­ло­то, в ста­ро­сти же тем бо­лее хо­чу пре­быть в ни­ще­те» – и ре­ши­тель­но от­кло­нил от се­бя эту по­честь.

Ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Ива­но­вич, про­зван­ный Дон­ским, чтил пре­по­доб­но­го Сер­гия как от­ца и про­сил у него бла­го­сло­ве­ния на борь­бу с та­тар­ским ха­ном Ма­ма­ем. «Иди, иди сме­ло, князь, и на­дей­ся на по­мощь Бо­жию», – ска­зал ему свя­той ста­рец и дал ему в спо­движ­ни­ки двух сво­их ино­ков: Пе­ре­све­та и Ос­ля­бю, ко­то­рые па­ли ге­ро­я­ми в Ку­ли­ков­ской бит­ве.

Еще при жиз­ни пре­по­доб­ный Сер­гий со­вер­шал чу­де­са и удо­ста­и­вал­ся ве­ли­ких от­кро­ве­ний. Один раз яви­лась ему в див­ном ве­ли­чии Ма­терь Бо­жия с апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном и обе­ща­ла по­кро­ви­тель­ство его оби­те­ли. В дру­гой раз он ви­дел необык­но­вен­ный свет и мно­же­ство птиц, огла­шав­ших воз­дух бла­го­звуч­ным пе­ни­ем, и по­лу­чил от­кро­ве­ние, что мно­же­ство ино­ков со­бе­рет­ся в его оби­те­ли. Через 30 лет по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны (25 сен­тяб­ря 1392 г.) от­кры­лись его свя­тые мо­щи.

Од­на­жды, глу­бо­кой но­чью, пре­по­доб­ный Сер­гий (1314–1392) чи­тал ака­фист Бо­жи­ей Ма­те­ри. Со­вер­шив обыч­ное пра­ви­ло, он сел немно­го от­дох­нуть, но вдруг ска­зал сво­е­му ке­лей­ни­ку, пре­по­доб­но­му Ми­хею († 6 мая 1385): "Бодр­ствуй, ча­до, мы бу­дем иметь чуд­ное по­се­ще­ние". Ед­ва он про­из­нес эти сло­ва, как был услы­шан го­лос: "Пре­чи­стая гря­дет". Пре­по­доб­ный Сер­гий по­спе­шил из кел­лии в се­ни, и вне­зап­но его оси­ял яр­кий свет, силь­нее сол­неч­но­го. Он уви­дел бли­ста­ю­щую в неиз­ре­чен­ной сла­ве Бо­жию Ма­терь, со­про­вож­да­е­мую апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном. Не в си­лах вы­не­сти чуд­но­го све­та, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­го­вей­но скло­нил­ся пе­ред Бо­жи­ей Ма­те­рью, и Она ска­за­ла ему: "Не бой­ся, из­бран­ни­че Мой! Я при­шла по­се­тить те­бя. Не скор­би бо­лее об уче­ни­ках сво­их и об этом ме­сте. Мо­лит­ва твоя услы­ша­на. От­ныне всем бу­дет изоби­ло­вать твое жи­тель­ство, и не толь­ко в дни тво­ей жиз­ни, но и по­сле тво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу неот­ступ­но бу­ду от тво­ей оби­те­ли, по­да­вая ей неоскуд­но все по­треб­ное и по­кры­вая ее во всех нуж­дах". Ска­зав это, Бо­жия Ма­терь ста­ла неви­ди­ма. Дол­го пре­по­доб­ный Сер­гий был в неиз­ре­чен­ном вос­хи­ще­нии, а, при­дя в се­бя, под­нял пре­по­доб­но­го Ми­хея. "Ска­жи мне, от­че, – спро­сил ке­лей­ник, – что это бы­ло за чу­дес­ное ви­де­ние? от ужа­са ду­ша моя ед­ва не раз­лу­чи­лась от те­ла!" Но пре­по­доб­ный Сер­гий мол­чал; толь­ко его све­тив­ше­е­ся ли­цо го­во­ри­ло о той ду­хов­ной ра­до­сти, ко­то­рую пе­ре­жи­вал свя­той. "По­го­ди немно­го, – на­ко­нец про­мол­вил он уче­ни­ку, – по­ка успо­ко­ит­ся дух мой от чуд­но­го ви­де­ния". Через неко­то­рое вре­мя пре­по­доб­ный Сер­гий при­звал двух сво­их уче­ни­ков, пре­по­доб­ных Иса­а­кия и Си­мо­на, и со­об­щил им об­щую ра­дость и на­деж­ду. Все вме­сте они со­вер­ши­ли мо­леб­ное пе­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри. Осталь­ную часть но­чи пре­по­доб­ный Сер­гий про­вел без сна, вни­мая умом Бо­же­ствен­но­му ви­де­нию. Яв­ле­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри в кел­лии пре­по­доб­но­го Сер­гия, на ме­сте ны­неш­ней Се­ра­пи­о­но­вой па­ла­ты, бы­ло в од­ну из пят­ниц Рож­де­ствен­ско­го по­ста 1385 г. Па­мять о по­се­ще­нии Бо­жи­ей Ма­те­рью Тро­иц­кой оби­те­ли и Ее обе­то­ва­нии свя­то хра­ни­лась уче­ни­ка­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия. 5 июля 1422 го­да бы­ли об­ре­те­ны его свя­тые мо­щи, и вско­ре на гро­бе пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла по­став­ле­на ико­на яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. Ико­на чти­лась как ве­ли­кая свя­ты­ня. В 1446 г. ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ва­си­лье­вич (1425–1462) был за­хва­чен в Тро­иц­ком мо­на­сты­ре вой­ска­ми кня­зей Ди­мит­рия Ше­мя­ки и Иоан­на Мо­жай­ско­го. Он за­пер­ся в Тро­иц­ком со­бо­ре, а ко­гда услы­шал, что его ищут, взял ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри и с ней встре­тил кня­зя Иоан­на в юж­ных цер­ков­ных две­рях, го­во­ря: "Брат, мы це­ло­ва­ли Жи­во­тво­ря­щий Крест и эту ико­ну в этой церк­ви Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы у это­го же гро­ба чу­до­твор­ца Сер­гия, чтобы нам не мыс­лить и не же­лать ни­ко­му от бра­тии меж­ду со­бой ни­ка­ко­го зла; а вот сей­час не знаю, что сбу­дет­ся на­до мной".

Тро­иц­кий инок Ам­вро­сий (се­ре­ди­на ХV в.) вос­про­из­вел ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри пре­по­доб­но­му Сер­гию в резь­бе по де­ре­ву.

Царь Иоанн Гроз­ный брал ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в ка­зан­ский по­ход (1552). Наи­бо­лее из­вест­на ико­на, на­пи­сан­ная в 1588 го­ду ке­ла­рем Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры Ев­ста­фи­ем Го­лов­ки­ным (1571–1581; 1583–1593) на дос­ке от де­ре­вян­ной ра­ки пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­то­рая бы­ла разо­бра­на в 1585 го­ду в свя­зи с пе­ре­ло­же­ни­ем мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия в се­реб­ря­ную ра­ку (14 ав­гу­ста). Неод­но­крат­но Ма­терь Бо­жия через эту чу­до­твор­ную ико­ну охра­ня­ла рус­ские вой­ска. Царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич (1645–1676) брал ее в поль­ский по­ход в 1657 г. В 1703 г. ико­на участ­во­ва­ла во всех по­хо­дах вой­ны со швед­ским ко­ро­лем Кар­лом ХII, а в 1812 г. мит­ро­по­лит Пла­тон по­слал ее мос­ков­ско­му опол­че­нию. Ико­на участ­во­ва­ла в рус­ско-япон­ской войне 1905 го­да и во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны бы­ла в Став­ке вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го в 1914 го­ду.

Над гро­бом пре­по­доб­но­го Ми­хея бы­ла по­стро­е­на цер­ковь и на­име­но­ва­на при освя­ще­нии 10 де­каб­ря 1734 г. в честь яв­ле­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы со свя­ты­ми апо­сто­ла­ми пре­по­доб­но­му от­цу Сер­гию Ра­до­неж­ско­му. 27 сен­тяб­ря 1841 г. храм был воз­об­нов­лен и освя­щен Мос­ков­ским мит­ро­по­ли­том Фила­ре­том († 19 но­яб­ря 1867 г.), ко­то­рый ска­зал: "Бла­го­да­тию Все­свя­то­го и Все­о­свя­ща­ю­ще­го Ду­ха со­вер­ши­лось ныне об­нов­ле­ние это­го хра­ма, со­здан­но­го преж­де нас в честь и па­мять яв­ле­ния Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­но­му и бо­го­нос­но­му от­цу на­ше­му Сер­гию, че­му оче­вид­ным сви­де­те­лем был и пре­по­доб­ный Ми­хей, во бла­го­уха­нии свя­ты­ни здесь по­чи­ва­ю­щий. Пра­вед­но бы­ло па­мять это­го бла­го­дат­но­го со­бы­тия по­чтить освя­щен­ным хра­мом, хо­тя, впро­чем, вся оби­тель эта есть па­мят­ник это­го чуд­но­го по­се­ще­ния. По­то­му что вся судь­ба ее в про­дол­же­нии ве­ков есть ис­пол­не­ние обе­то­ва­ния Небес­ной По­се­ти­тель­ни­цы: "Неот­ступ­на бу­ду от это­го ме­ста". В па­мять по­се­ще­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в Тро­иц­ком со­бо­ре Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры по пят­ни­цам чи­та­ет­ся ака­фист Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це, а осо­бая служ­ба в честь яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри со­вер­ша­ет­ся в оби­те­ли 24 ав­гу­ста, на вто­рой день от­да­ния празд­ни­ка Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Мо­щи пре­по­доб­но­го Сер­гия († 1392; па­мять его 25 сен­тяб­ря) бы­ли об­ре­те­ны 5 июля 1422 г. при пре­по­доб­ном игу­мене Ни­коне († 1426; па­мять его 17 но­яб­ря). В 1408 г., ко­гда Москва и ее окрест­но­сти под­верг­лись на­ше­ствию та­тар­ских орд Еди­гея, Тро­иц­кая оби­тель бы­ла опу­сто­ше­на и со­жже­на, ино­ки во гла­ве с игу­ме­ном Ни­ко­ном укры­лись в ле­сах, со­хра­нив ико­ны, свя­щен­ные со­су­ды, кни­ги и дру­гие свя­ты­ни, свя­зан­ные с па­мя­тью пре­по­доб­но­го Сер­гия. В ноч­ном ви­де­нии на­ка­нуне та­тар­ско­го на­бе­га пре­по­доб­ный Сер­гий из­ве­стил сво­е­го уче­ни­ка и пре­ем­ни­ка о гря­ду­щих ис­пы­та­ни­ях и пред­рек в уте­ше­ние, что ис­ку­ше­ние бу­дет непро­дол­жи­тель­но и свя­тая оби­тель, вос­став из пеп­ла, про­цве­тет и еще бо­лее воз­рас­тет. Мит­ро­по­лит Фила­рет пи­сал об этом в "Жи­тии пре­по­доб­но­го Сер­гия": "По по­до­бию то­го, как по­до­ба­ло по­стра­дать Хри­сту, и чрез крест и смерть вой­ти в сла­ву Вос­кре­се­ния, так и все­му, что Хри­стом бла­го­слов­ля­ет­ся на дол­го­ту дней и сла­ву, на­доб­но ис­пы­тать свой крест и свою смерть". Прой­дя через ог­нен­ное очи­ще­ние, вос­крес­ла в дол­го­ту дней оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, вос­стал и сам пре­по­доб­ный Сер­гий, чтобы уже на­ве­ки сво­и­ми свя­ты­ми мо­ща­ми пре­бы­вать в ней.

Пред на­ча­лом стро­и­тель­ства но­во­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы на ме­сте де­ре­вян­но­го, освя­щен­но­го 25 сен­тяб­ря 1412 го­да, пре­по­доб­ный явил­ся од­но­му бла­го­че­сти­во­му ми­ря­ни­ну и ве­лел из­ве­стить игу­ме­ну и бра­тии: "За­чем остав­ля­е­те ме­ня столь­ко вре­ме­ни во гро­бе, зем­лей по­кро­вен­но­го, в во­де, утес­ня­ю­щей те­ло мое?". И вот при стро­и­тель­стве со­бо­ра, ко­гда ры­ли рвы для фун­да­мен­та, от­кры­ты и из­не­се­ны бы­ли нетлен­ные мо­щи пре­по­доб­но­го, и все уви­де­ли, что не толь­ко те­ло, но и одеж­ды на нем бы­ли невре­ди­мы, хо­тя кру­гом гро­ба дей­стви­тель­но сто­я­ла во­да. При боль­шом сте­че­нии бо­го­моль­цев и ду­хо­вен­ства, в при­сут­ствии сы­на Ди­мит­рия Дон­ско­го, кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча († 1425), свя­тые мо­щи бы­ли из­не­се­ны из зем­ли и вре­мен­но по­став­ле­ны в де­ре­вян­ной Тро­иц­кой церк­ви (на том ме­сте на­хо­дит­ся те­перь цер­ковь Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха). При освя­ще­нии в 1426 го­ду ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра они бы­ли пе­ре­не­се­ны в него, где и пре­бы­ва­ют до­ныне.

Все ни­ти ду­хов­ной жиз­ни Рус­ской Церк­ви схо­дят­ся к ве­ли­ко­му Ра­до­неж­ско­му угод­ни­ку и чу­до­твор­цу, по всей пра­во­слав­ной Ру­си бла­го­дат­ные жи­во­тво­ря­щие то­ки рас­про­стра­ня­ют­ся от ос­но­ван­ной им Тро­иц­кой оби­те­ли.

По­чи­та­ние Свя­той Тро­и­цы в рус­ской зем­ле на­ча­лось со свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги († 969;), воз­двиг­шей пер­вый на Ру­си Тро­иц­кий храм в Пско­ве. Поз­же воз­дви­га­лись та­кие хра­мы в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де и дру­гих го­ро­дах.

Ду­хов­ный вклад пре­по­доб­но­го Сер­гия в бо­го­слов­ское уче­ние о Свя­той Тро­и­це осо­бен­но ве­лик. Пре­по­доб­ный глу­бо­ко про­зи­рал со­кро­вен­ные тай­ны бо­го­сло­вия "ум­ны­ми оча­ми" по­движ­ни­ка – в мо­лит­вен­ном вос­хож­де­нии к Трии­по­стас­но­му Бо­гу, в опыт­ном Бо­го­об­ще­нии и Бо­го­упо­доб­ле­нии.

"Со­на­след­ни­ка­ми со­вер­шен­но­го све­та и со­зер­ца­ния Пре­свя­той и Вла­дыч­ной Тро­и­цы, – изъ­яс­нял свя­той Гри­го­рий Бо­го­слов, – бу­дут те, ко­то­рые со­вер­шен­но со­еди­нят­ся с со­вер­шен­ным Ду­хом". Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, т. е. до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став "при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства" (2Пет.1,4). "Кто лю­бит Ме­ня, – ска­зал Гос­подь, – тот со­блю­дет сло­во Мое; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Мы при­дем к нему и оби­тель у него со­тво­рим" (Ин.14,23). Ав­ва Сер­гий, во всем со­блюд­ший за­по­ве­ди Хри­сто­вы, от­но­сит­ся к чис­лу свя­тых угод­ни­ков, в ду­ше ко­то­рых "со­тво­ри­ла оби­тель" Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся "оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы", и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к Ней.

Ра­до­неж­ский по­движ­ник, его уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки обо­га­ти­ли Рус­скую и Все­лен­скую Цер­ковь но­вым бо­го­слов­ским и ли­тур­ги­че­ским ве­де­ни­ем и ви­де­ни­ем Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, На­ча­ла и Ис­точ­ни­ка жиз­ни, яв­ля­ю­щей Се­бя ми­ру и че­ло­ве­ку в со­бор­но­сти Церк­ви, брат­ском еди­не­нии и жерт­вен­ной ис­ку­пи­тель­ной люб­ви ее пас­ты­рей и чад.

Ду­хов­ным сим­во­лом со­би­ра­ния Ру­си в един­стве и люб­ви, ис­то­ри­че­ско­го по­дви­га на­ро­да стал храм Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­двиг­ну­тый пре­по­доб­ным Сер­ги­ем, "чтобы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на Нее по­беж­дал­ся страх нена­вист­ной роз­ни ми­ра се­го".

По­чи­та­ние Свя­той Тро­и­цы в фор­мах, со­здан­ных и за­ве­щан­ных свя­тым игу­ме­ном Ра­до­неж­ским, ста­ло од­ной из наи­бо­лее глу­бо­ких и са­мо­быт­ных черт рус­ской цер­ков­но­сти. В Тро­и­це Жи­во­на­чаль­ной пре­по­доб­ным Сер­ги­ем бы­ло ука­за­но не толь­ко свя­тое со­вер­шен­ство веч­ной жиз­ни, но и об­ра­зец для жиз­ни че­ло­ве­че­ской, ду­хов­ный иде­ал, к ко­то­ро­му долж­но стре­мить­ся че­ло­ве­че­ство, по­то­му что в Тро­и­це как Нераз­дель­ной осуж­да­ют­ся усо­би­цы и бла­го­слов­ля­ет­ся со­бор­ность, а в Тро­и­це как Нес­ли­ян­ной осуж­да­ет­ся иго и бла­го­слов­ля­ет­ся сво­бо­да. В уче­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия о Пре­свя­той Тро­и­це рус­ский на­род глу­бо­ко чув­ство­вал свое ка­фо­ли­че­ское, все­лен­ское при­зва­ние, и, по­стиг­нув все­мир­ное зна­че­ние празд­ни­ка, на­род укра­сил его всем мно­го­об­ра­зи­ем и бо­гат­ством древ­не­го на­цио­наль­но­го обы­чая и на­род­ной по­э­зии. Весь ду­хов­ный опыт и ду­хов­ное устрем­ле­ние Рус­ской Церк­ви во­пло­ти­лись в ли­тур­ги­че­ском твор­че­стве празд­ни­ка Свя­той Тро­и­цы, тро­иц­ких цер­ков­ных об­ря­дов, икон Свя­той Тро­и­цы, хра­мов и оби­те­лей Ее име­ни.

Пре­тво­ре­ни­ем бо­го­слов­ско­го ве­де­ния пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла чу­до­твор­ная ико­на Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­по­доб­но­го Ан­дрея Ра­до­неж­ско­го, про­зва­ни­ем Рубле­ва († 1430), ино­ка-ико­но­пис­ца, по­стри­же­ни­ка Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой оби­те­ли, на­пи­сан­ная по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Ни­ко­на в по­хва­лу свя­то­му ав­ве Сер­гию. (На Сто­гла­вом со­бо­ре 1551 го­да эта ико­на бы­ла утвер­жде­на в ка­че­стве об­раз­ца для всей по­сле­ду­ю­щей цер­ков­ной ико­но­гра­фии Пре­свя­той Тро­и­цы.).

"Нена­вист­ная рознь", раз­до­ры и смя­те­ния мир­ской жиз­ни пре­одоле­ва­лись ино­че­ским об­ще­жи­ти­ем, на­саж­ден­ным пре­по­доб­ным Сер­ги­ем по всей Ру­си. У лю­дей не бы­ло бы раз­де­ле­ния, раз­до­ров и войн, ес­ли бы че­ло­ве­че­ская при­ро­да, со­здан­ная Твор­цом по об­ра­зу Бо­же­ствен­но­го Три­един­ства, не бы­ла ис­ка­же­на и раз­дроб­ле­на пер­во­род­ным гре­хом. Пре­одоле­вая сво­им со­рас­пя­ти­ем Спа­си­те­лю грех особ­но­сти и раз­де­ле­ния, от­вер­га­ясь "сво­е­го" и "се­бя", ино­ки-об­ще­жи­тель­ни­ки, по уче­нию свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, вос­ста­нав­ли­ва­ют пер­во­здан­ное един­ство и свя­тость че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла для Рус­ской Церк­ви об­раз­цом та­ко­го вос­ста­нов­ле­ния и воз­рож­де­ния, в ней вос­пи­та­лись свя­тые ино­ки, про­нес­шие за­тем на­чер­та­ние ис­тин­но­го пу­ти Хри­сто­ва в от­да­лен­ные пре­де­лы. Во всех сво­их тру­дах и де­я­ни­ях пре­по­доб­ный Сер­гий и его уче­ни­ки во­цер­ков­ля­ли жизнь, да­вая на­ро­ду жи­вой при­мер воз­мож­но­сти это­го. Не от­ре­ка­ясь от зем­но­го, но пре­об­ра­жая его, они зва­ли вос­хо­дить и са­ми вос­хо­ди­ли к Небес­но­му.

Шко­ла пре­по­доб­но­го Сер­гия через оби­те­ли, ос­но­ван­ные им, его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков, охва­ты­ва­ет все про­стран­ство Рус­ской зем­ли и про­хо­дит чрез всю даль­ней­шую ис­то­рию Рус­ской Церк­ви. Чет­вер­тая часть всех рус­ских мо­на­сты­рей, твер­дынь ве­ры, бла­го­че­стия и про­све­ще­ния, ос­но­ва­на ав­вой Сер­ги­ем и его уче­ни­ка­ми. "Игу­ме­ном Рус­ской зем­ли" на­звал на­род ос­но­ва­те­ля До­ма Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. Пре­по­доб­ные Ни­кон и Ми­хей Ра­до­неж­ские, Силь­вестр Об­нор­ский, Сте­фан Махри­щский и Ав­ра­амий Чух­лом­ский, Афа­на­сий Сер­пу­хов­ской и Ни­ки­та Бо­ров­ский, Фе­о­дор Си­мо­нов­ский и Фе­ра­понт Мо­жай­ский, Ан­д­ро­ник Мос­ков­ский и Сав­ва Сто­ро­жев­ский, Ди­мит­рий При­луц­кий и Ки­рилл Бе­ло­зер­ский – все они бы­ли уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки "чуд­но­го стар­ца" Сер­гия. Свя­ти­те­ли Алек­сий и Ки­при­ан, мит­ро­по­ли­ты Мос­ков­ские, Ди­о­ни­сий, ар­хи­епи­скоп Суз­даль­ский, и Сте­фан, епи­скоп Перм­ский, со­сто­я­ли с ним в ду­хов­ном об­ще­нии. Пат­ри­ар­хи Кон­стан­ти­но­поль­ские Кал­лист и Фило­фей пи­са­ли к нему по­сла­ния и по­сы­ла­ли свое бла­го­сло­ве­ние. Чрез пре­по­доб­ных Ни­ки­ту и Па­ф­ну­тия Бо­ров­ских идет ду­хов­ная пре­ем­ствен­ность к пре­по­доб­но­му Иоси­фу Во­лоц­ко­му и дру­жине его уче­ни­ков, чрез Ки­рил­ла Бе­ло­зер­ско­го – к Ни­лу Сор­ско­му, к Гер­ма­ну, Сав­ва­тию и Зо­си­ме Со­ло­вец­ким.

Цер­ковь чтит и тех из уче­ни­ков и спо­движ­ни­ков пре­по­доб­но­го Сер­гия, па­мять ко­то­рых не от­ме­че­на в ме­ся­це­сло­ве спе­ци­аль­но, под от­дель­ным днем. Мы пом­ним, что пер­вым при­шел к пре­по­доб­но­му на Ма­ко­вец ста­рец Ва­си­лий Су­хой, на­зван­ный так за его несрав­нен­ное пост­ни­че­ство. Вто­рым был инок Яку­та, т. е. Иа­ков, из про­стых кре­стьян, он без­ро­пот­но дол­гие го­ды нес в оби­те­ли хло­пот­ное и труд­ное по­слу­ша­ние рас­сыль­но­го. При­шли, сре­ди про­чих уче­ни­ков, к пре­по­доб­но­му его зем­ля­ки из Ра­до­не­жа диа­кон Они­сим с сы­ном Ели­се­ем. Ко­гда со­бра­лось 12 ино­ков и по­стро­ен­ные кел­лии об­не­се­ны бы­ли вы­со­кой огра­дой, диа­ко­на Они­си­ма ав­ва на­зна­чил при­врат­ни­ком, по­то­му что кел­лия его бы­ла край­няя от вхо­да в оби­тель. Под се­нью свя­той Тро­иц­кой оби­те­ли про­вел свои по­след­ние го­ды игу­мен Мит­ро­фан, тот са­мый, кто по­стриг ко­гда-то пре­по­доб­но­го Сер­гия в Ан­гель­ский об­раз и на­ста­вил в ино­че­ских по­дви­гах. Мо­ги­ла умер­ше­го вско­ре бла­жен­но­го стар­ца Мит­ро­фа­на ста­ла пер­вой на мо­на­стыр­ском клад­би­ще. В 1357 го­ду при­шел в оби­тель из Смо­лен­ска ар­хи­манд­рит Си­мон, оста­вив по­чет­ную долж­ность на­сто­я­те­ля в од­ном из смо­лен­ских мо­на­сты­рей ра­ди то­го, чтобы стать про­стым по­слуш­ни­ком у бо­го­нос­но­го Ра­до­неж­ско­го игу­ме­на. В на­гра­ду за ве­ли­кое сми­ре­ние Гос­подь спо­до­бил его быть участ­ни­ком див­но­го ви­де­ния пре­по­доб­но­го Сер­гий о бу­ду­щем умно­же­нии его ино­че­ско­го ста­да. По бла­го­сло­ве­нию свя­то­го ав­вы при­нял на се­бя по­двиг мо­лит­вен­но­го без­мол­вия бла­жен­ный ста­рец Иса­а­кий Мол­чаль­ник, чье мол­ча­ние для ино­ков и внеш­них бы­ло по­учи­тель­нее вся­ких слов. Лишь один раз за го­ды без­мол­вия от­верз уста пре­по­доб­ный Иса­а­кий – чтобы сви­де­тель­ство­вать, как ви­ден­ный им Ан­гел Бо­жий со­слу­жил в ал­та­ре пре­по­доб­но­му Сер­гию, со­вер­шив­ше­му Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Оче­вид­цем бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха, со­дей­ство­вав­шей пре­по­доб­но­му, был так­же екк­ли­си­арх Си­мон, ко­то­рый ви­дел од­на­жды, как Небес­ный огонь со­шел на Свя­тые Тай­ны и угод­ник Бо­жий "при­ча­стил­ся ог­ня неопаль­но". Стар­ца Епи­фа­ния († ок. 1420), быв­ше­го поз­же, при игу­мене Ни­коне, ду­хов­ни­ком Сер­ги­е­ва ста­да, Цер­ковь на­зы­ва­ет Пре­муд­рым за вы­со­кую уче­ность и ве­ли­кие ду­хов­ные да­ро­ва­ния. Он из­ве­стен как со­ста­ви­тель жи­тий пре­по­доб­но­го Сер­гия и его со­бе­сед­ни­ка свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го, по­хваль­ных слов им, а так­же "Сло­ва о жиз­ни и пре­став­ле­нии ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Дон­ско­го". Жи­тие пре­по­доб­но­го Сер­гия, со­став­лен­ное Епи­фа­ни­ем через 26 лет по кон­чине пре­по­доб­но­го, т. е. в 1418 г., бы­ло за­тем пе­ре­ра­бо­та­но при­быв­шим с Афо­на ино­ком агио­гра­фом Па­хо­ми­ем Сер­бом, про­зван­ным Ло­го­фе­том.

К пре­по­доб­но­му Сер­гию, как к неис­ся­ка­е­мо­му ис­точ­ни­ку мо­лит­вен­но­го ду­ха и бла­го­да­ти Гос­под­ней, во все вре­ме­на шли на по­кло­не­ние – для на­зи­да­ния и мо­лит­вы, за по­мо­щью и ис­це­ле­ни­ем – ты­ся­чи на­ро­да. И каж­до­го из при­бе­га­ю­щих с ве­рой к его чу­до­твор­ным мо­щам он ис­це­ля­ет и воз­рож­да­ет, ис­пол­ня­ет си­лы и ве­ры, пре­об­ра­жа­ет и воз­во­дит к сво­ей све­то­нос­ной ду­хов­но­сти.

Но не толь­ко ду­хов­ные да­ры и бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния по­да­ют­ся всем, при­хо­дя­щим с ве­рою к мо­щам пре­по­доб­но­го, но ему да­на так­же от Бо­га бла­го­дать за­щи­щать от вра­гов Рус­скую зем­лю. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ный был с во­ин­ством Ди­мит­рия Дон­ско­го на Ку­ли­ко­вом по­ле; он бла­го­сло­вил на рат­ный по­двиг сво­их по­стри­же­ни­ков – ино­ков Алек­сандра Пе­ре­све­та и Ан­дрея Ос­ля­бя. Он ука­зал Иоан­ну Гроз­но­му ме­сто для со­ору­же­ния кре­по­сти Сви­яж­ска и по­мо­гал в по­бе­де над Ка­за­нью. Во вре­мя поль­ско­го на­ше­ствия пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся во сне ни­же­го­род­ско­му граж­да­ни­ну Коз­ме Ми­ни­ну, по­веле­вая со­би­рать каз­ну и во­ору­жать вой­ско для осво­бож­де­ния Моск­вы и Рус­ско­го го­су­дар­ства. И ко­гда в 1612 г. опол­че­ние Ми­ни­на и По­жар­ско­го по­сле мо­леб­на у Свя­той Тро­и­цы дви­ну­лось к Москве, бла­го­дат­ный ветр раз­ве­вал пра­во­слав­ные стя­ги, "яко от гро­ба са­мо­го чу­до­твор­ца Сер­гия".

К пе­ри­о­ду Смут­но­го вре­ме­ни и поль­ско­го на­ше­ствия от­но­сит­ся ге­ро­и­че­ское "Тро­иц­кое си­де­ние", ко­гда мно­гие ино­ки по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ди­о­ни­сия по­вто­ри­ли свя­щен­ный рат­ный по­двиг Сер­ги­е­вых уче­ни­ков Пе­ре­све­та и Ос­ля­би. Пол­то­ра го­да – с 23 сен­тяб­ря 1608 г. по 12 ян­ва­ря 1610 го­да – оса­жда­ли по­ля­ки оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, же­лая раз­гра­бить и раз­ру­шить этот свя­щен­ный оплот пра­во­сла­вия. Но за­ступ­ле­ни­ем Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия, "со мно­гим сты­дом" бе­жа­ли на­ко­нец от стен мо­на­сты­ря, го­ни­мые Бо­жи­им гне­вом, а вско­ре и сам пред­во­ди­тель их, Ли­сов­ский, по­гиб лю­той смер­тью как раз в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го, 25 сен­тяб­ря 1617 г. В 1618 г. при­хо­дил к сте­нам Свя­той Тро­и­цы сам поль­ский ко­роле­вич Вла­ди­слав, но, бес­силь­ный про­тив охра­ня­ю­щей оби­тель бла­го­да­ти Гос­под­ней, вы­нуж­ден был под­пи­сать пе­ре­ми­рие с Рос­си­ей в при­над­ле­жав­шем мо­на­сты­рю се­ле Де­улине. Поз­же здесь был воз­двиг­нут храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия.

В 1619 го­ду по­се­тил Лав­ру при­е­хав­ший в Рос­сию Иеру­са­лим­ский пат­ри­арх Фе­о­фан. Он в осо­бен­но­сти по­же­лал ви­деть тех ино­ков, ко­то­рые в го­ди­ну во­ен­ной опас­но­сти дерз­ну­ли воз­ло­жить на се­бя по­верх ино­че­ских оде­я­ний бо­е­вые коль­чу­ги и с ору­жи­ем в ру­ках вста­ли на сте­нах свя­той оби­те­ли, от­ра­жая непри­я­те­ля. Пре­по­доб­ный Ди­о­ни­сий, игу­мен, воз­глав­ляв­ший обо­ро­ну († 1633), пред­ста­вил пат­ри­ар­ху бо­лее два­дца­ти ино­ков.

Пер­вым из них был Афа­на­сий (Още­рин), са­мых пре­клон­ных лет, до жел­тиз­ны се­дой ста­рец. Пат­ри­арх спро­сил его: "Ты ли хо­дил на вой­ну и на­чаль­ство­вал над во­и­на­ми?" Ста­рец от­ве­тил: "Да, Вла­ды­ко свя­тый, по­нуж­ден был кро­ва­вы­ми сле­за­ми" – "Что же свой­ствен­нее ино­ку – мо­лит­вен­ное уеди­не­ние или во­ин­ские по­дви­ги пред людь­ми?". Бла­жен­ный Афа­на­сий, по­кло­нясь, от­ве­чал: "Вся­кая вещь и вся­кое де­ло по­зна­ет­ся в свое вре­мя. Вот под­пись ла­ти­нян на го­ло­ве мо­ей, от ору­жия. Еще шесть па­мя­тей свин­цо­вых в мо­ем те­ле. В кел­лии си­дя, в мо­лит­вах, раз­ве смог бы я об­ре­сти та­ких по­бу­ди­те­лей к воз­ды­ха­нию и сте­на­нию? А бы­ло все это не на­шим из­во­ле­ни­ем, но по бла­го­сло­ве­нию по­слав­ших нас на Бо­жию служ­бу". Тро­ну­тый муд­рым от­ве­том сми­рен­но­го ино­ка, Пат­ри­арх бла­го­сло­вил и по­це­ло­вал его. Он бла­го­сло­вил и осталь­ных мо­на­хов-во­и­нов и вы­ра­зил одоб­ре­ние все­му брат­ству Лав­ры пре­по­доб­но­го Сер­гия.

По­двиг оби­те­ли в тя­же­лое для все­го на­ро­да Смут­ное вре­мя опи­сан ке­ла­рем Ав­ра­ами­ем (Па­ли­цы­ным) в "Ска­за­нии о со­бы­ти­ях Смут­но­го вре­ме­ни" и ке­ла­рем Си­мо­ном Аза­рьи­ным в двух агио­гра­фи­че­ских со­чи­не­ни­ях: "Кни­ге о чу­де­сах пре­по­доб­но­го Сер­гия" и "Жи­тии пре­по­доб­но­го Ди­о­ни­сия Ра­до­неж­ско­го". В 1650 г. Си­мео­ном Ша­хов­ским был со­став­лен ака­фист пре­по­доб­но­му Сер­гию, как "взбран­но­му во­е­во­де" Рус­ской зем­ли, в па­мять об из­бав­ле­нии Тро­иц­кой оби­те­ли от вра­же­ско­го об­сто­я­ния. Дру­гой су­ще­ству­ю­щий ака­фист пре­по­доб­но­му был со­став­лен в ХVIII ве­ке, ав­то­ром его счи­та­ют мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Пла­то­на (Лев­ши­на; † 1812).

В по­сле­ду­ю­щее вре­мя оби­тель про­дол­жа­ла быть неоску­де­ва­ю­щим све­то­чем ду­хов­ной жиз­ни и цер­ков­но­го про­све­ще­ния. Из ее бра­тии из­би­ра­лись на чре­ду слу­же­ния мно­гие про­слав­лен­ные иерар­хи Рус­ской Церк­ви. В 1744 го­ду оби­тель за за­слу­ги пе­ред Ро­ди­ной и ве­рой ста­ла име­но­вать­ся Лав­рой. В 1742 г. в ее огра­де учре­жде­на ду­хов­ная се­ми­на­рия, в 1814 го­ду сю­да бы­ла пе­ре­ве­де­на Мос­ков­ская ду­хов­ная ака­де­мия.

И ныне Дом Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы слу­жит од­ним из глав­ных бла­го­дат­ных цен­тров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Здесь из­во­ле­ни­ем Свя­то­го Ду­ха со­вер­ша­ют­ся де­я­ния По­мест­ных Со­бо­ров Рус­ской Церк­ви. В оби­те­ли име­ет ме­сто­пре­бы­ва­ние свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, ко­то­рый но­сит на се­бе осо­бен­ное бла­го­сло­ве­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия, яв­ля­ясь, по уста­но­вив­ше­му­ся пра­ви­лу, "Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ры свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­том".

Пя­тое июля, день об­ре­те­ния мо­щей свя­то­го ав­вы Сер­гия, игу­ме­на Рус­ской зем­ли – са­мое мно­го­люд­ное и тор­же­ствен­ное цер­ков­ное празд­не­ство в оби­те­ли.

См. так­же: "Жи­тие и чу­де­са пре­по­доб­но­го и бо­го­нос­но­го от­ца на­ше­го Сер­гия, Ра­до­неж­ско­го чу­до­твор­ца" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Кроссворд «Прп. Сергий Радонежский»