Акафист святому преподобному Варлааму Хутынскому, Новгородскому чудотворцу

Составлен иеромонахом Ювеналием (Медведским). Утвержден решением Св. Синода 4(17) мая 1884 года, №968.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 16 июня (03 июня ст. ст.); 19 ноября (06 ноября ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Избра́нный Чудотво́рче, и изря́дный Уго́дниче Христо́в, мно́гим воздержа́нием на земли́ житие́ Твое́ украси́вый; сего́ ра́ди и венце́м от Христа́ на Небеси́ венча́нный, и с ве́рою приходя́щим источа́яй многоцеле́бныя да́ры. Восхваля́ем Тя́, Засту́пника на́шего, преподо́бне О́тче Варлаа́ме: Ты́ же, я́ко име́яй дерзнове́ние ко Го́споду от вся́ких на́с бе́д свободи́, да зове́м Ти́:

Ра́дуйся, Варлаа́ме, вели́кий и пресла́вный чудотво́рче.

И́кос 1.

А́нгелом уподо́бился еси́, Богому́дре О́тче Варлаа́ме, непоро́чным житие́м Твои́м на земли́: доброде́тельми укра́шен, пресели́лся еси́ от земли́ на Не́бо, ди́вный о́браз соверше́нства духо́внаго на́м оста́вив, да подража́ем доброде́телем Твои́м. Ты́ же со А́нгелы и все́ми святы́ми предстоя́ Престо́лу Го́спода Сла́вы, моли́ся о на́с, почита́ющих Тя́ и во умиле́нии зову́щих Ти́ такова́я:

Ра́дуйся, О́трасле Богодарова́нная ко́рене благочести́ваго; ра́дуйся, Вели́каго Нова́града Прозябе́ние пречестно́е.

Ра́дуйся, Ча́до возлю́бленное Благода́ти Ду́ха Бо́жия испо́лненное; ра́дуйся, Отроча́ Боголюбе́зное.

Ра́дуйся, измла́да Боже́ственными Писа́ньми ду́шу Твою́ насы́тивый; ра́дуйся, во мла́дости му́дрость ста́рца стяжа́вый.

Ра́дуйся, воздержа́нием роди́тели Твоя́ изуми́вый; ра́дуйся, смире́нием и послуша́нием мно́гих удиви́вый.

Ра́дуйся, ю́ность Твою́ Непоро́чностию жития́ украси́вый; ра́дуйся, целому́дрие де́вства невреди́мо сохрани́вый.

Ра́дуйся, от ю́ности в же́ртву Благоприя́тну Го́сподеви Са́м Себя́ принесы́й; ра́дуйся, во все́м житии́ еди́но попече́ние име́вый е́же Триипоста́сному Бо́гу то́кмо служи́ти.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 2.

Ви́девше роди́тели ве́лие воздержа́ние Твое́, О́тче Преблаже́нне, в печа́ли бя́ху, да не в боле́знь впаде́ши ю́н сы́й: Ты́ же Первоверхо́внаго Апо́стола глаго́лу внима́я, я́ко бра́шно и питие́ не поставля́ет на́с пред Бо́гом, но то́кмо по́ст и моли́тва, усе́рдно проси́л еси́ роди́тели Твоя́ да́ти Тебе́ посто́м и моли́твою стра́сти ю́ношеския умерщвля́ти, да не порабо́тят сия́ Ду́ха: они́ же слы́шавше такова́я, почуди́шася и оста́виша Тя́ жи́ти благо́му Твоему́ изволе́нию, воспева́юще Вразуми́вшему Тя́ Бо́гу благода́рственную пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зум благи́й, благоро́дство и́стинное, бога́тство неистощи́мое стяжа́л еси́, Богоблаже́нне Варлаа́ме, егда́ от ю́ности возжела́в го́рняя му́дрствовати, а не земна́я, взыска́л еси́ стези́ к Небе́сным Оби́телем в безмо́лвии и Богомы́слии. Мы́ же помина́юще толи́кую Твою́ к по́двигом духо́вным ре́вность, со умиле́нием взыва́ем Ти́ такова́я:

Ра́дуйся, безмо́лвия и Богомы́слия до́брый Рачи́телю; ра́дуйся, потре́бнаго для души́ сле́зный Иска́телю.

Ра́дуйся, во́лею Свое́ю и́го за́поведей Христо́вых подъя́вый; ра́дуйся, угожде́ние Бо́гу па́че всего́ предъизбра́вый.

Ра́дуйся, кро́ткий После́дователю Христо́в; ра́дуйся, живы́й о́бразе Ева́нгельскаго самоотверже́ния.

Ра́дуйся, воздержа́ния Пра́вило изве́стное; ра́дуйся, я́ко от ю́ности навы́кнувый поще́нию.

Ра́дуйся, всего́ ми́ра кра́сная, зна́тность ро́да и по́чести мирски́я Христа́ ра́ди ни во что́ вмени́вый; ра́дуйся, то́кмо доброде́тельное по Бо́зе житие́ возлюби́вый.

Ра́дуйся, и на́с земны́я ра́дости презира́ти науча́яй; ра́дуйся, к Го́рнему умы́ и сердца́ на́ша направля́яй.

Ра́дуйся, Варлаа́ме Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 3.

Си́ла Вы́шняго измла́да вложи́ в се́рдце Твое́, Преподо́бне О́тче на́ш Варлаа́ме, к и́ноческому житию́ ре́вность, е́юже руководи́м по сме́рти роди́телей Твои́х оста́вил еси́ до́м и́х, и во все́м упова́ние возложи́в на Го́спода, оби́тели Пресвяты́я Богоро́дицы дости́гл еси́, иде́же и водвори́лся еси́, с рабо́тающими Бо́гу во и́ноческом житии́ непреста́нно вопия́ Ему́ а́нгельскую пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Име́я непреодоли́мое жела́ние И́го Христо́во на Себе́ прия́ти и во сле́д Христу́ поити́, в послуша́ние отцу́ Твоему́ духо́вному преда́лся еси́ все́ю душе́ю и все́м се́рдцем. Се́й же проразумева́я в Тебе́ сосу́д избра́нный Свято́му Ду́ху, облече́ Тя́ во А́нгельский О́браз и нарече́ и́мя Ти́ Варлаа́м. Ты́ же вся́ доброде́тели, подоба́ющий и́ноком, соверши́л еси́, и в новонача́лии Свое́м соверше́н бы́ти и́нок и до́бр Подви́жник показа́лся еси́. Сего́ ра́ди из глубины́ серде́ц вопие́м Ти́ такова́я:

Ра́дуйся, и́ноческаго жития́ ско́рби и тесноту́ возлюби́вый; ра́дуйся, сожи́тельство и собесе́дничество с преподо́бными избра́вый.

Ра́дуйся, ве́рою, любо́вию и упова́нием Спасе́ния испо́лненный; ра́дуйся, обе́том де́вства чистоту́ се́рдца яви́вый.

Ра́дуйся, обе́том нестяжа́ния высоту́ Ду́ха показа́вый; ра́дуйся, обе́том послуша́ния всесоверше́нное служе́ние Свое́ Еди́ному Бо́гу утверди́вый.

Ра́дуйся, житию́ и по́двигом дре́вних преподо́бных оте́ц поревнова́вый; ра́дуйся, в труды́ и послуша́ние отцу́ Твоему́ духо́вному преда́тися усе́рдно восхоте́вый.

Ра́дуйся, иску́с долготерпе́ния благоуспе́шно проше́дый; ра́дуйся, вся́кое послуша́ние со смире́нием и кро́тостию соверши́вый.

Ра́дуйся, благочи́ния монасты́рскаго ве́рный Храни́телю; ра́дуйся, равноа́нгельнаго жития́ стро́гий Ревни́телю.

Ра́дуйся. Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 4.

Бу́рю мирска́го жития́ и во́лны страсте́й преше́д, Богому́дре О́тче Варлаа́ме, обре́л еси́ ти́хое приста́нище во Оби́тели Пресвяты́я Богоро́дицы, иде́же и всели́вся неле́ностно порабо́тал еси́ Христу́ во мно́зе долготерпе́нии, со вся́ким воздержа́нием смиря́я Свою́ ду́шу: те́ло же Свое́ труда́ми и по́двигами утомля́я, я́ко все́й бра́тии зело́ удивля́тися вели́кому Твоему́ смире́нию и послуша́нию, и прославля́ти о Тебе́ Бо́га, вопию́ще Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 4.

Слы́шав похваля́ема Тя́ бы́ти во Оби́тели от челове́к, превозноше́ния су́етнаго убоя́лся еси́, О́тче Преподо́бне, и те́пле моли́лся еси́ ко Го́споду да сподо́бит Тя́ в пусты́нном безмо́лвии Ему́ служи́ти. Те́мже, я́ко ища́й Сла́вы Еди́наго Бо́га. прише́л еси́ на го́ру Ху́тынскую, свы́ше Тебе́ луче́м Боже́ственнаго Све́та указа́нную, да та́мо в ми́ре Еди́ному Го́споду рабо́таеши. Мы́ же, дивя́щеся Пречу́дному сему́ указа́нию, ра́достно зове́м Ти́ такова́я:

Ра́дуйся, презре́вый сла́ву челове́ческую. я́ко су́етную; ра́дуйся, восприя́вый Свято́е Смире́ние Иису́сово.

Ра́дуйся, Благода́тию Бо́жиею води́мый, я́ко еди́н от дре́вних Патриа́рхов; ра́дуйся, освяти́вый го́ру Ху́тынскую Твои́м прише́ствием.

Ра́дуйся, Лу́ч о́гнен ви́девый на не́й; ра́дуйся, чрез сие́ прия́вый от Го́спода благо́е извеще́ние о ме́сте поко́я Твоего́.

Ра́дуйся, Зри́телю Боже́ственных виде́ний; ра́дуйся, Го́рлице пустыннолюби́вая, Ху́тынскую де́брь огласи́вшая пе́нием Сла́вы Бо́жия.

Ра́дуйся, Кри́не благоуха́ющий в пусты́ни; ра́дуйся, моли́тв благово́нное Кади́ло.

Ра́дуйся, псалмопе́ния Орга́не изя́щный.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 5.

Боготе́чною Звездо́ю преше́д на го́ру Ху́тынскую, блиста́я и́ноческими по́двиги Твои́ми, Преподо́бне О́тче Варлаа́ме, ди́внаго виде́ния сподо́бился еси́, егда́ узре́в Лу́ч Боже́ственнаго Све́та, указа́вший Тебе́ ме́сто по́двигов Твои́х, зело́ умили́лся еси́ в се́рдце Твое́м, сла́вя Бо́га и воспева́я Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 5.

Спасти́ хотя́й ду́шу Твою́, Уго́дниче Бо́жий, а́ще и всеме́рно бе́гал еси́ сла́вы, я́же от челове́к: ве́рно оба́че Сло́во Го́спода, я́ко не мо́жет гра́д укры́тися верху́ горы́ стоя́, та́ко бо и о Твое́м пусты́нном по́двизе уве́деша Вели́каго Нова́града лю́дие, и нача́ша благогове́йно приходи́ти к Тебе́, прося́ у Тебе́ моли́тв, душеполе́зных наставле́ний и благослове́ния. Ты́ же все́х с любо́вию прие́мля, поуча́л еси́ от Боже́ственнаго Писа́ния е́же твори́ти За́поведи Госпо́дни и име́ти любо́вь нелицеме́рну. Мы́ же ублажа́юще Тя́ вопие́м Ти́ такова́я:

Ра́дуйся, Гра́де, верху́ горы́ стоя́й и не моги́й укры́тися; ра́дуйся, Свети́льниче, Боже́ственным Пла́менем возже́нный.

Ра́дуйся, Огневи́дный Сто́лпе, наставля́яй на пу́ть Спасе́ния; ра́дуйся, Лучеза́рный Свети́льниче, ве́рныя просвеща́яй.

Ра́дуйся, Цве́те духо́вный, Благода́тию привлека́яй взо́ры душе́вныя к Тебе́ приходя́щих; ра́дуйся, Пчело́ трудолюби́вая, со́ты доброде́телей в насыще́ние а́лчущих с Собо́ю нося́щая.

Ра́дуйся, гре́шныя на пу́ть Спасе́ния направля́яй; ра́дуйся, скорбя́щия сла́достию слове́с Твои́х утеша́яй.

Ра́дуйся, ю́ныя наставля́яй; ра́дуйся, ста́рыя не сло́вом то́чию, па́че житие́м укрепля́яй.

Ра́дуйся, притека́ющим к Тебе́, те́плый Моли́твенниче и Боговеща́нный Учи́телю; ра́дуйся, и на́с все́х обремене́нных грехи́ мно́гими, в любви́ дру́г ко дру́гу Ди́вный Наста́вниче.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 6.

Пропове́дника терпе́ния, му́жества и кро́тости зри́м Тя́, Богому́дре О́тче Варлаа́ме, во все́х озлобле́ниих, я́же творя́ху Ти́ ду́си зло́бы: си́и бо иногда́ во о́бразе звере́й ди́виих, иногда́ во о́бразе зми́й ядови́тых явля́хуся к Тебе́ и устраша́ху, понужда́я Тя́ отъити́ от ме́ста того́. Ты́ же ве́рою и кре́стнаго зна́мения си́лою вся́ ко́зни и́х сла́вно победи́л еси́ и зми́ев ядови́тых от Оби́тели Твоея́ навсегда́ дале́че отгна́л еси́. Сего́ ра́ди мы́, прославля́юще о Тебе́ Го́спода, во умиле́нии благода́рственно вопие́м Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́в от Вели́каго Нова́града, О́тче на́ш Варлаа́ме, просвети́л еси́ чу́дным житие́м Твои́м го́ру Ху́тынскую, на не́йже и Оби́тель и́ноком во спасе́ние Бо́жиим изволе́нием устро́ил еси́, и це́рковь во И́мя Преображе́ния Госпо́дня созда́л еси́, и свяще́нства Благода́ть восприя́ти чрез святи́теля Бо́жия и Игу́меном созда́нныя Тобо́ю Оби́тели от него́ нарещи́ся не уклони́лся еси́, а́ще и тужа́ше ду́х Тво́й, ужаса́яся высоты́ сея́. Мы́ же, прославля́юще Тя́, любо́вию вопие́м Ти́:

Ра́дуйся, во удале́нии от ми́ра су́етнаго пусты́нную Оби́тель ра́ди и́щущих спасе́ния до́бре основа́вый; ра́дуйся, водвори́вшимся в не́й Вели́кий Учи́телю и Богому́дрый Наста́вниче.

Ра́дуйся, благогове́йный алтаря́ Госпо́дня Служи́телю, о ве́рных моля́йся; ра́дуйся, со мно́гим дерзнове́нием о на́с недосто́йных ко Го́споду предста́тельствующий.

Ра́дуйся, Та́ин Бо́жиих и́стинный Строи́телю; ра́дуйся, слове́снаго ста́да Твоего́ До́брый Па́стырю.

Ра́дуйся, Предводи́телю Богому́дрый в пути́ Спасе́ния; ра́дуйся, вождю́ до́блий, Мно́гих приведы́й ко спасе́нию.

Ра́дуйся, святы́я Во́ли Бо́жия Исполни́телю; ра́дуйся, оте́ческих преда́ний усе́рдный Храни́телю.

Ра́дуйся, и́ноков благочести́вых Похвало́ и Украше́ние; ра́дуйся, и о на́с гре́шных Судии́ Пра́веднаго Умоле́ние.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 7.

Хотя́щу Ти́ угоди́ти Еди́ному Го́споду, Богоно́сне О́тче Варлаа́ме! ве́сь вда́лся еси́ безме́рным по́двигом и глубине́ смире́ния: труды́ же Твоя́, и моли́твы и поще́ния ко́е сло́во изглаго́лати мо́жет ве́мы то́кмо, я́ко вери́гами тя́жкими и власяни́цею обле́клся еси́, претерпева́я боле́зни любве́ ра́ди Бо́жия. Сего́ ра́ди Человеколю́бец Госпо́дь, ви́дя смире́ние Твое́, возвели́чи Тя́ Благода́тию Чудотворе́ний, Его́же благодаря́ще, вопие́м Ему́ ку́пно с Тобо́ю: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Ди́вное и пресла́вное чу́до показа́ Тобо́ю на земли́ все́х чуде́с Творе́ц и Влады́ка, егда́ премени́шася естества́ уста́вы: среди́ бо ле́та мра́з си́лен и сне́г глубо́к яви́стася в преде́лах Нова́града, е́же Ты́ предре́кл еси́ о́ному святи́телю; Святи́тель Бо́жий и лю́дие Нова́града смути́шася тогда́ зело́, боя́хубося, я́ко гла́д ве́лий наста́нет в стране́ и́х. Егда́ же услы́шаша от Тебе́ изволе́ние Бо́жие, явле́нное в ви́димом и благо́е промышле́ние о лю́дех Свои́х, ра́дости испо́лнишася и возблагодари́ша Бо́га Ди́внаго во Святы́х Свои́х. Мы́ же, дивя́щеся Си́ле Бо́жией, обита́ющей в Тебе́ и помина́юще ско́рое Твое́ заступле́ние, со умиле́нием покланя́емся Тебе́, я́ко ве́лие дерзнове́ние иму́щему пред Го́сподем и благода́рственно вопие́м:

Ра́дуйся, в ми́ре преми́рным яви́выйся; ра́дуйся, страну́ Новагра́дскую удиви́вый чудесы́.

Ра́дуйся, и́мже о Си́ле Бо́жией естества́ уста́вы премени́шася; ра́дуйся, и́мже лю́дие Нова́града от гла́да изба́вишася.

Ра́дуйся, Де́лателю чуде́с пресла́вных; Ра́дуйся, Хода́таю и Пода́телю дарова́ний многообра́зных.

Ра́дуйся, мно́гия от тя́жких напа́стей и скорбе́й изба́вивый; ра́дуйся, ско́рый Помо́щниче все́х в беда́х су́щих.

Ра́дуйся, Нова́града Красото́ и Утвержде́ние; ра́дуйся, горы́ Ху́тынския Сла́во и Похвале́ние.

Ра́дуйся, Промышле́ние о лю́дех благо́е Прия́телище; ра́дуйся, и на́с гре́шных прибега́ющих под кро́в Тво́й, неусы́пный Засту́пниче.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 8.

Неистощи́мый Исто́чник вели́ких чуде́с яви́лся еси́, Достосла́вне О́тче на́ш Варлаа́ме! прия́л бо еси́, еще́ в ми́ре се́м живя́, да́р от Бо́га не то́кмо неду́ги исцеля́ти, но и ме́ртвыя воскреша́ти, я́коже воскреси́л еси́ моли́твою о́наго о́трока: и бу́дущая прорица́ти, я́коже предре́кл еси́ кня́зю Новагра́дскому о рожде́нии ему́ сы́на. По сме́рти же наипа́че просла́ви Тя́ Бо́г мно́гими чудотворе́нии, да вси́ Чудотворя́щему Тобо́ю Бо́гу вопие́м: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Ве́сь еси́ с ве́рою к Тебе́ притека́ющим вои́стинну Помо́щник Вели́кий, Уго́дниче Бо́жий Варлаа́ме! не то́чию прибега́ющим к цельбоно́сным моще́м Твои́м, но и дале́че отстоя́щим и призыва́ющим всечестно́е И́мя Твое́. Те́мже во умиле́нии зове́м Ти́, я́ко вои́стину досто́йному благохвале́ний:

Ра́дуйся, Утеше́ние! скорбя́ми жите́йскими утесне́нных; ра́дуйся, Весе́лие, в печа́лех су́щих.

Ра́дуйся, злостра́ждущих от духо́в зло́бы Ско́рый Помо́щниче и Изба́вителю; ра́дуйся, я́же никто́же с ве́рою притека́яй, то́щь отхо́дит от Тебе́.

Ра́дуйся, я́ко су́щим в пучи́не скорбе́й До́бр обрета́ешися Ко́рмчий; ра́дуйся, я́ко Ми́лостивый при жи́зни, благотвори́ши все́м тре́бующим и по сме́рти.

Ра́дуйся, пла́вающих ле́гкое по вода́м Прехожде́ние; ра́дуйся, путеше́ствующих До́брый Путеводи́телю.

Ра́дуйся, си́льный вдови́ц Покрови́телю; ра́дуйся, сиро́т милосе́рдый и благопопечи́тельный Храни́телю.

Ра́дуйся, а́лчущих любвеоби́льный Пита́телю; ра́дуйся, все́х безпомо́щных ве́рный пред Го́сподем Хода́таю.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 9.

Вся́кия ско́рби и труды́ до́бльственно претерпе́л еси́, О́тче на́ш Варлаа́ме! ше́ствуя по пути́ Спасе́ния до масти́тыя ста́рости. Скончава́я же тече́ние вре́менныя жи́зни сея́, все́х поуча́л еси́ исполне́нием Во́ли Бо́жией благоугожда́ти Го́сподеви. Мы́ же гре́шнии, и́щуще с ве́рою Твоего́ заступле́ния и припа́дающе к Тебе́ я́ко Отцу́ благосе́рдому, смире́нно мо́лим Тя́ бу́ди на́м Покро́в и Защище́ние в де́нь кончи́ны на́шея, да неосужде́нно предста́нем Престо́лу Судии́ все́х, и вопие́м Ему́ с Тобо́ю и со все́ми Небе́сными Си́лами А́нгельскую пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 9.

Вети́йствующий язы́к недоуме́ет досто́йно воспе́ти Твоя́ по́двиги и труды́, Благи́й Ра́бе Бо́жий, я́же поне́сл еси́ любве́ ра́ди и спасе́ния ду́ш при́сных Твои́х: яви́лся бо еси́ Пропове́дник воздержа́ния и терпе́ния и́ноком пустыннолюби́вым и все́м Учи́тель Му́дрый, наставля́яй на пу́ть спасе́ния. Мы́ же, чудя́щеся высоте́ и си́ле Твоея́ доброде́тели, зане́ ви́дим плоды́ ея́ в Твои́х ученика́х и сподви́жниках Анто́ние, Ксенофо́нте, Косьме́ и Константи́не, уже́ просла́вленных вме́сте с Тобо́ю во Ца́рствии Отца́ Небе́снаго, любо́вию прославля́ем Тя́ си́це:

Ра́дуйся, Трудолю́бче, тече́ние жи́зни Твоея́ в вели́ких по́двигах соверши́вый; ра́дуйся, терпе́нию Христо́ву ве́рно Подража́вый.

Ра́дуйся, све́том доброде́телей Твои́х Бо́га просла́вивый; ра́дуйся, Се́мя До́брое, на земли́ бла́зе посе́янное и стори́чный Пло́д прине́сшее.

Ра́дуйся, Свети́ло благоче́стия Немерца́ющее; ра́дуйся, Звездо́, ко спасе́нию пу́ть ве́рным показу́ющая.

Ра́дуйся, не сло́вом то́чию, но па́че житие́м поуча́яй; ра́дуйся, и́ноком пу́ть и́стинный ко спасе́нию показа́вый.

Ра́дуйся, по́стничества и терпе́ния О́браз преди́вный; ра́дуйся, воздержа́ния Учи́телю.

Ра́дуйся, за́поведей Христо́вых ве́рный Исполни́телю; ра́дуйся, и все́х на́с в любви́ к при́сным ди́вный Наста́вниче.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 10.

Спасти́ хотя́й ду́ши учени́к Твои́х, Преподо́бне О́тче Варлаа́ме! и проразуме́вый, е́же к Бо́гу Твое́ отше́ствие, призва́л еси́ всю́ бра́тию Твою́, и я́ко Оте́ц чадолюби́вый наставля́я и́х, предре́кл еси́ о бы́ти име́ющем по блаже́нней кончи́не Твое́й прославле́нии Оби́тели Твоея́, а́ще любо́вь соблюду́т дру́г ко дру́гу. Ны́не же, по предрече́нию Твоему́ исполня́емая зря́ще, в ра́дости ку́пно с Тобо́ю вопие́м Го́споду и Бо́гу благода́рственную пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Царя́ Небе́снаго возлюби́в все́м се́рдцем Твои́м и все́ю душе́ю Твое́ю и все́ю мы́слию Твое́ю, до конца́ жи́зни Твоея́ в терпе́нии и по́двизе неосла́бно пребы́л еси́, и егда́ дости́гнув в ме́ру во́зраста и в му́жа соверше́нна, позна́л приближе́ние вре́мени, ну́жнаго челове́ку измене́ния, во е́же тле́нному насле́довати обетова́нное безсме́ртие, тогда́ завеща́л еси́ ученико́м Твои́м вся́ потре́бная ко спасе́нию, наста́вника же в Себе́ ме́сто Анто́ния сподви́жника Твоего́ оста́вил еси́, ему́же и Оби́тель Святу́ю вручи́л еси́ и бра́тию: Та́же благослови́в все́х, пре́дал еси́ Святу́ю ду́шу Твою́ в ру́це Бо́жии. Мы́ же, помина́юще сия́, из глубины́ серде́ц вопие́м Ти́ такова́я:

Ра́дуйся, и́скреннюю любо́вь к Бо́гу в душе́ и се́рдце непреста́нно име́вый; ра́дуйся, то́юже любо́вию к духо́вным ча́дам Твои́м, при отше́ствии испо́лненный.

Ра́дуйся, стра́х Бо́жий в се́рдце вы́ну сохрани́вый; ра́дуйся, Еди́ному Го́споду до конца́ послужи́вый.

Ра́дуйся, благоче́стно тече́ние вре́менныя жи́зни сконча́вый; ра́дуйся, кончи́ну Свою́ предуве́девый.

Ра́дуйся, я́ко с тве́рдым наде́янием Бла́г Ве́чных преста́вился еси́ к Бо́гу; ра́дуйся, я́ко Ца́рь ца́рствующих прия́л Тя́ в Небе́сное Ца́рствие.

Ра́дуйся, я́ко свя́тостию жития́ Ми́лость Бо́жию обре́л еси́; ра́дуйся, Ра́бе Благи́й и Ве́рный вше́дый в ра́дость Го́спода Твоего́.

Ра́дуйся, я́ко от Оби́тели земны́я в Оби́тель Небе́сную пресели́лся еси́; ра́дуйся, я́ко с Небе́сных высо́т на мольбы́ на́ша ми́лостивно призира́еши.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 11.

Пе́ние погреба́льное слеза́ми растворя́шеся у гро́ба Твоего́, Досточу́дне О́тче Варлаа́ме, мно́жества же ра́ди свеще́й и благово́ния кади́льнаго, све́тлым торжество́м явля́шеся погребе́ние Твое́, и мно́зи тогда́ неду́жнии получи́ша исцеле́ние прикоснове́нием ко Святы́м моще́м Твои́м, ра́дующеся и благода́рственно взыва́юще к Чудотворя́щему Тобо́ю Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Светоза́рное Свети́ло, на Ху́тынской горе́ возсия́вшее, и по честне́м успе́нии Твое́м зри́м Тя́, Богому́дре О́тче Варлаа́ме, зане́ и ны́не све́тиши на́м зна́мении и чудесы́, от Святы́х моще́й Твои́х истека́ющими, я́же изволе́нием Бо́жиим земля́ яви́ Святи́телю Евфи́мию и бы́вшим во хра́ме с ни́м игу́мену Тара́сию, иподиа́кону Иоа́нну, я́ко многоце́нное и Благода́ти испо́лненное Сокро́вище. Те́мже и мы́, благода́рственная Бо́гу принося́ о тебе́ пе́ния, взыва́ем к тебе́ си́це:

Ра́дуйся, нетле́нием моще́й твои́х сла́вно от Бо́га возвели́ченный; ра́дуйся, от моще́й твои́х исцеле́ния неду́гов Благода́тию Бо́жией источа́яй.

Ра́дуйся, Ча́ше, излива́ющая то́ки Милосе́рдия Бо́жия; ра́дуйся, чуде́с Пучи́но, свы́ше излия́нная.

Ра́дуйся, пре́жде сме́рти яви́вый ди́вная; ра́дуйся, и по успе́нии соверша́яй чу́дная.

Ра́дуйся, я́ко и по сме́рти жи́в пребыва́еши, явля́я в Себе́ си́лы Боже́ственныя; ра́дуйся, я́ко моли́твенно Тя́ призыва́ющия, ско́ро посеща́еши.

Ра́дуйся, немощны́х Цели́телю; ра́дуйся, ско́рбных Уте́шителю.

Ра́дуйся, я́ко и по преставле́нии твое́м при́сно с на́ми пребыва́еши; ра́дуйся, я́ко и живя́ в селе́ниих Ра́йских на́с не оставля́еши.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, Вели́кий и Пресла́вный Чудотво́рче.

Конда́к 12.

Хотя́ сокрове́нную та́йну яви́ти, показа́л еси́ ди́вная боголюби́вому му́жу Тара́сию о поги́бели и потопле́нии Вели́каго Нова́града: оба́че са́м же ты́ и вели́кий Покро́в гра́ду бы́л еси́ и гне́в Бо́жий моли́твами твои́ми умягчи́л еси́, и гра́д тво́й от ка́зни изба́вил еси́. Тогда́ вси́ лю́дие ви́девше тя́ ко Го́споду Пречу́днаго хода́тая, вопия́ху к Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Ди́вен показа́лся еси́ ученико́м твои́м, егда́ еди́наго от осужде́нных, никому́ же тя́ моля́щу, от ка́зни сме́ртныя свободи́л еси́, друга́го же и мно́гим тя́ о не́м прося́щим от сме́рти изба́вити не восхоте́л еси́. Мы́ же не дерза́ем испы́тывати сокрове́нная Суде́б Бо́жиих Та́йны, но со стра́хом к тебе́ взыва́ем:

Ра́дуйся, таи́нниче вели́кий, Бо́жия Благода́ти; ра́дуйся, защи́тниче, от бе́д и сме́рти непови́нныя.

Ра́дуйся, свяще́нный у́ме, постига́яй Боже́ственныя Та́йны; ра́дуйся, ра́зуме просвеще́нный све́том Го́рния Сла́вы.

Ра́дуйся, ду́ше, освяще́нный Благода́тию Бо́жиею; Ра́дуйся, се́рдцем очище́нным зря́й Непостижи́мыя Бо́жия Судьбы́.

Ра́дуйся, вну́тренняя се́рдца испыту́яй; ра́дуйся, прозрева́яй сокрове́нныя мы́сли.

Ра́дуйся, све́тлый у́ме озаре́нный Невече́рним Све́том; ра́дуйся, чи́стый душе́ю, просветле́нный Со́лнцем Пра́вды.

Ра́дуйся, Варлаа́ме, вели́кий и пресла́вный чудотво́рче.

Конда́к 13.

О, вели́кий и Пречу́дный О́тче на́ш Варлаа́ме! к Тебе́ припа́дая со умиле́нием мо́лим: приими́ сие́ ма́лое хвале́бное пе́ние на́ше и Богоприя́тным Твои́м Хода́тайством испроси́ на́м от Христа́ Ми́лостиваго Бо́га на́шего проще́ние прегреше́ний на́ших, дарова́ние на́м гре́шным христиа́нския кончи́ны живота́ на́шего и Ца́рствия Небе́снаго насле́дие, да сподо́бимся с Тобо́ю и со все́ми Святы́ми во Ве́ки воспева́ти Бо́гу и Спаси́телю на́шему: Аллилу́иа.

Этот конда́к чита́ется три́жды, зате́м и́кос 1-й и конда́к 1-й.

Моли́тва.

О, преподо́бне и богоно́сне о́тче на́ш Варлаа́ме! Услы́ши на́с моля́щихся тебе́ и бу́ди на́м помо́щник в ско́рбех на́ших, и изба́ви на́с от напа́стей, за мно́жество прегреше́ний находя́щих на ны́; умоли́, уго́дниче Христо́в, всеблага́го Бо́га дарова́ти на́м оставле́ние все́х от ю́ности на́шея до настоя́щаго дне́ и часа́, де́лом, сло́вом, помышле́нием и все́ми чу́вствы соде́янных на́ми согреше́ний, исхода́тайствуй на́м невозбра́нный вхо́д в небе́сное ца́рствие, да прославля́ем непреста́нно сла́вимую от а́нгел всесвяту́ю Тро́ицу: Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, и твое́ ми́лостивное предста́тельство в безконе́чныя ве́ки. Ами́нь.

А҆ка́ѳїстъ прпⷣбномꙋ варлаа́мꙋ хꙋ́тынскомꙋ, новгоро́дскомꙋ чꙋдотво́рцꙋ

Конда́къ а҃.

И҆збра́нный чꙋдотво́рче, и҆ и҆зрѧ́дный ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, мно́гимъ воздержа́нїемъ на землѝ житїѐ твоѐ ᲂу҆краси́вый; сегѡ̀ ра́ди и҆ вѣнце́мъ ѿ хрⷭ҇та̀ на нб҃сѝ вѣнча́нный, и҆ съ вѣ́рою приходѧ́щымъ и҆сточа́ѧй многоцѣлє́бныѧ да́ры. Восхвалѧ́емъ тѧ̀, застꙋ́пника на́шего, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е варлаа́ме: ты́ же, ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ѧй дерзнове́нїе ко гдⷭ҇ꙋ ѿ всѧ́кихъ на́съ бѣ́дъ свободѝ, да зове́мъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

І҆́косъ а҃.

А҆́гг҃лѡмъ ᲂу҆подо́билсѧ є҆сѝ, бг҃омꙋ́дре ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, непоро́чнымъ житїе́мъ твои́мъ на землѝ: добродѣ́тельми ᲂу҆кра́шенъ, пресели́лсѧ є҆сѝ ѿ землѝ на нб҃о, ди́вный ѻ҆́бразъ соверше́нства дх҃о́внагѡ на́мъ ѡ҆ста́вивъ, да подража́емъ добродѣ́телемъ твои̑мъ. Ты́ же со а҆́гг҃лы и҆ всѣ́ми ст҃ы́ми предстоѧ̀ прⷭ҇то́лꙋ гдⷭ҇а сла́вы, моли́сѧ ѡ҆ на́съ, почита́ющихъ тѧ̀ и҆ во ᲂу҆миле́нїи зовꙋ́щихъ тѝ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́трасле бг҃одарова́ннаѧ, ко́рене бл҃гочести́вагѡ: ра́дꙋйсѧ, вели́кагѡ нова́града прозѧбе́нїе пречестно́е.

Ра́дꙋйсѧ, ча́до возлю́бленное бл҃года́ти дх҃а бж҃їѧ и҆спо́лненное: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆троча̀ бг҃олюбе́зное.

Ра́дꙋйсѧ, и҆змла́да бжⷭ҇твенными писа́ньми дꙋ́шꙋ твою̀ насы́тивый: ра́дꙋйсѧ, во мла́дости мꙋ́дрость ста́рца стѧжа́вый.

Ра́дꙋйсѧ, воздержа́нїемъ роди́тели твоѧ̑ и҆зꙋми́вый: ра́дꙋйсѧ, смире́нїемъ и҆ послꙋша́нїемъ мно́гихъ ᲂу҆диви́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ю҆́ность твою̀ непоро́чностїю житїѧ̀ ᲂу҆краси́вый: ра́дꙋйсѧ, цѣломꙋ́дрїе дѣ́вства невреди́мѡ сохрани́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ѿ ю҆́ности въ же́ртвꙋ бл҃гопрїѧ́тнꙋ гдⷭ҇еви са́мъ себѐ принесы́й: ра́дꙋйсѧ, во все́мъ житїѝ є҆ди́но попече́нїе и҆мѣ́вый є҆́же трїѷпоста́сномꙋ бг҃ꙋ то́кмѡ слꙋжи́ти.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ в҃.

Ви́дѣвше роди́тели ве́лїе воздержа́нїе твоѐ, ѻ҆́ч҃е пребл҃же́нне, въ печа́ли бѧ́хꙋ, да не въ болѣ́знь впаде́ши ю҆́нъ сы́й: ты́ же первоверхо́внагѡ а҆пⷭ҇ла глаго́лꙋ внима́ѧ, ꙗ҆́кѡ бра́шно и҆ питїѐ не поставлѧ́етъ на́съ пред̾ бг҃омъ, но то́кмѡ по́стъ и҆ мл҃тва, ᲂу҆се́рднѡ проси́лъ є҆сѝ роди́тели твоѧ̑ да́ти тебѣ̀ посто́мъ и҆ мл҃твою стра̑сти ю҆́ношєскїѧ ᲂу҆мерщвлѧ́ти, да не порабо́тѧтъ сїѧ̑ дх҃а: ѻ҆ни́ же слы́шавше такова̑ѧ, почꙋди́шасѧ и҆ ѡ҆ста́виша тѧ̀ жи́ти бл҃го́мꙋ твоемꙋ̀ и҆зволе́нїю, воспѣва́юще вразꙋми́вшемꙋ тѧ̀ бг҃ꙋ бл҃года́рственнꙋю пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃.

Ра́зꙋмъ бл҃гі́й, благоро́дство и҆́стинное, бога́тство неистощи́мое стѧжа́лъ є҆сѝ, бг҃облаже́нне варлаа́ме, є҆гда̀ ѿ ю҆́ности возжела́въ гѡ́рнѧѧ мꙋ́дрствовати, а҆ не земна̑ѧ, взыска́лъ є҆сѝ стєзѝ къ нбⷭ҇нымъ ѻ҆би́телемъ въ безмо́лвїи и҆ бг҃омы́слїи. Мы́ же помина́юще толи́кꙋю твою̀ къ по́двигѡмъ дꙋхѡ́внымъ ре́вность, со ᲂу҆миле́нїемъ взыва́емъ тѝ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, безмо́лвїѧ и҆ бг҃омы́слїѧ до́брый рачи́телю: ра́дꙋйсѧ, потре́бнагѡ длѧ дꙋшѝ сле́зный и҆ска́телю.

Ра́дꙋйсѧ, во́лею свое́ю и҆́го за́повѣдей хрⷭ҇то́выхъ под̾ѧ́вый: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆гожде́нїе бг҃ꙋ па́че всегѡ̀ пред̾избра́вый.

Ра́дꙋйсѧ, кро́ткїй послѣ́дователю хрⷭ҇то́въ: ра́дꙋйсѧ, живы́й ѻ҆́бразе є҆ѵⷢ҇скагѡ самоѿверже́нїѧ.

Ра́дꙋйсѧ, воздержа́нїѧ пра́вило и҆звѣ́стное: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ ю҆́ности навы́кнꙋвый поще́нїю.

Ра́дꙋйсѧ, всегѡ̀ мі́ра кра̑снаѧ, зна́тность ро́да и҆ по́чєсти мїрскі̑ѧ хрⷭ҇та̀ ра́ди ни во что̀ вмѣни́вый: ра́дꙋйсѧ, то́кмѡ добродѣ́тельное по бз҃ѣ житїѐ возлюби́вый.

Ра́дꙋйсѧ, и҆ на́съ зємны́ѧ ра́дости презира́ти наꙋча́ѧй: ра́дꙋйсѧ, къ го́рнемꙋ ᲂу҆мы̀ и҆ сердца̀ на̑ша направлѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ г҃.

Си́ла вы́шнѧгѡ и҆змла́да вложѝ въ се́рдце твоѐ, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е на́шъ варлаа́ме, къ и҆́ноческомꙋ житїю̀ ре́вность, є҆́юже рꙋководи́мь по сме́рти роди́телей твои́хъ ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ до́мъ и҆́хъ, и҆ во все́мъ ᲂу҆пова́нїе возложи́въ на гдⷭ҇а, ѻ҆би́тели прест҃ы́ѧ бцⷣы дости́глъ є҆сѝ, и҆дѣ́же и҆ водвори́лсѧ є҆сѝ, съ рабо́тающыми бг҃ꙋ во и҆́ноческомъ житїѝ непреста́ннѡ вопїѧ̀ є҆мꙋ̀ а҆́гг҃льскꙋю пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ г҃.

И҆мѣ́ѧ непреѡдоли́мое жела́нїе и҆́го хрⷭ҇то́во на себѐ прїѧ́ти и҆ во слѣ́дъ хрⷭ҇тꙋ̀ поитѝ, въ послꙋша́нїе ѻ҆ц҃ꙋ̀ твоемꙋ̀ дꙋхо́вномꙋ преда́лсѧ є҆сѝ все́ю дꙋше́ю и҆ всѣ́мъ се́рдцемъ. Се́й же проразꙋмѣва́ѧ въ тебѣ̀ сосꙋ́дъ и҆збра́нный ст҃о́мꙋ дх҃ꙋ, ѡ҆блечѐ тѧ̀ во а҆́гг҃льскїй ѻ҆́бразъ и҆ наречѐ и҆́мѧ тѝ варлаа́мъ. Ты́ же всѧ̑ добродѣ́тєли, подоба́ющїй и҆́нокѡмъ, соверши́лъ є҆сѝ, и҆ въ новонача́лїи свое́мъ соверше́нъ бы́ти и҆́нокъ и҆ до́бръ подви́жникъ показа́лсѧ є҆сѝ. Сегѡ̀ ра́ди и҆з̾ глꙋбины̀ серде́цъ вопїе́мъ тѝ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, и҆́ноческагѡ житїѧ̀ скѡ́рби и҆ тѣснотꙋ̀ возлюби́вый: ра́дꙋйсѧ, сожи́тельство и҆ собесѣ́дничество съ прпⷣбными и҆збра́вый.

Ра́дꙋйсѧ, вѣ́рою, любо́вїю и҆ ᲂу҆пова́нїемъ спасе́нїѧ и҆спо́лненный: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆бѣ́томъ дѣ́вства чистотꙋ̀ се́рдца ꙗ҆ви́вый.

Ра́дꙋйсѧ, ѻ҆бѣ́томъ нестѧжа́нїѧ высотꙋ̀ дх҃а показа́вый: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆бѣ́томъ послꙋша́нїѧ всесоверше́нное слꙋже́нїе своѐ є҆ди́номꙋ бг҃ꙋ ᲂу҆тверди́вый.

Ра́дꙋйсѧ, житїю̀ и҆ по́двигѡмъ дре́внихъ прпⷣбныхъ ѻ҆те́цъ поревнова́вый: ра́дꙋйсѧ, въ трꙋды̀ и҆ послꙋша́нїе ѻ҆тцꙋ̀ твоемꙋ̀ дꙋхо́вномꙋ преда́тисѧ ᲂу҆се́рднѡ восхотѣ́вый.

Ра́дꙋйсѧ, и҆скꙋ́съ долготерпѣ́нїѧ бл҃гоꙋспѣ́шно проше́дый: ра́дꙋйсѧ, всѧ́кое послꙋша́нїе со смире́нїемъ и҆ кро́тостїю соверши́вый.

Ра́дꙋйсѧ, бл҃гочи́нїѧ монасты́рскагѡ вѣ́рный храни́телю: ра́дꙋйсѧ, равноа́гг҃льнагѡ житїѧ̀ стро́гїй ревни́телю.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ д҃.

Бꙋ́рю мїрска́гѡ житїѧ̀ и҆ во́лны страсте́й преше́дъ, бг҃омꙋ́дре ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ ти́хое приста́нище во ѻ҆би́тели прест҃ы́ѧ бцⷣы, и҆дѣ́же и҆ всели́всѧ нелѣ́ностнѡ порабо́талъ є҆сѝ хрⷭ҇тꙋ̀ во мно́зѣ долготерпѣ́нїи, со всѧ́кимъ воздержа́нїемъ смирѧ́ѧ свою̀ дꙋ́шꙋ: тѣ́ло же своѐ трꙋды̑ и҆ пѡ́двиги ᲂу҆томлѧ́ѧ, ꙗ҆́кѡ все́й бра́тїи ѕѣлѡ̀ ᲂу҆дивлѧ́тисѧ вели́комꙋ твоемꙋ̀ смире́нїю и҆ послꙋша́нїю, и҆ прославлѧ́ти ѡ҆ тебѣ̀ бг҃а, вопїю́ще є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ д҃.

Слы́шавъ похвалѧ́ема тѧ̀ бы́ти во ѡ҆би́тели ѿ человѣ̑къ, превозноше́нїѧ сꙋ́етнагѡ ᲂу҆боѧ́лсѧ є҆сѝ, ѻ҆́ч҃е прпⷣбне, и҆ те́плѣ моли́лсѧ є҆сѝ ко гдⷭ҇ꙋ да сподо́битъ тѧ̀ въ пꙋсты́нномъ безмо́лвїи є҆мꙋ̀ слꙋжи́ти. Тѣ́мже, ꙗ҆́кѡ и҆ща́й сла́вы є҆ди́нагѡ бг҃а, прише́лъ є҆сѝ на го́рꙋ хꙋ́тынскꙋю, свы́ше тебѣ̀ лꙋче́мъ бжⷭ҇твеннагѡ свѣ́та ᲂу҆каза́ннꙋю, да та́мѡ въ ми́рѣ є҆ди́номꙋ гдⷭ҇ꙋ рабо́таеши. Мы́ же, дивѧ́щесѧ пречꙋ́дномꙋ семꙋ̀ ᲂу҆каза́нїю, ра́достнѡ зове́мъ тѝ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, презрѣ́вый сла́вꙋ человѣ́ческꙋю, ꙗ҆́кѡ сꙋ́етнꙋю: ра́дꙋйсѧ, воспрїѧ́вый ст҃о́е смире́нїе і҆и҃сово.

Ра́дꙋйсѧ, бл҃года́тїю бж҃їею води́мый, ꙗ҆́кѡ є҆ди́нъ ѿ дре́внихъ патрїа́рхѡвъ: ра́дꙋйсѧ, ѡ҆ст҃и́вый го́рꙋ хꙋ́тынскꙋю твои́мъ прише́ствїемъ.

Ра́дꙋйсѧ, лꙋ́чь ѻ҆́гненъ ви́дѣвый на не́й: ра́дꙋйсѧ, чрез̾ сїѐ прїѧ́вый ѿ гдⷭ҇а бл҃го́е и҆звѣще́нїе ѡ҆ мѣ́стѣ поко́ѧ твоегѡ̀.

Ра́дꙋйсѧ, зри́телю бжⷭ҇твенныхъ видѣ́нїй: ра́дꙋйсѧ, го́рлице пꙋстыннолюби́ваѧ, хꙋ́тынскꙋю де́брь ѡ҆гласи́вшаѧ пѣ́нїемъ сла́вы бж҃їѧ.

Ра́дꙋйсѧ, крі́не бл҃гоꙋха́ющїй въ пꙋсты́ни: ра́дꙋйсѧ, мл҃твъ бл҃гово́нное кади́ло.

Ра́дꙋйсѧ, ѱалмопѣ́нїѧ ѻ҆рга́не и҆зѧ́щный.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ є҃.

Бг҃оте́чною ѕвѣздо́ю преше́дъ на го́рꙋ хꙋ́тынскꙋю, блиста́ѧ и҆́ноческими пѡ́двиги твои́ми, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, ди́внагѡ видѣ́нїѧ сподо́билсѧ є҆сѝ, є҆гда̀ ᲂу҆зрѣ́въ лꙋ́чь бжⷭ҇твеннагѡ свѣ́та, ᲂу҆каза́вшїй тебѣ̀ мѣ́сто по́двигѡвъ твои́хъ, ѕѣлѡ̀ ᲂу҆мили́лсѧ є҆сѝ въ се́рдцѣ твое́мъ, сла́вѧ бг҃а и҆ воспѣва́ѧ є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ є҃.

Спастѝ хотѧ́й дꙋ́шꙋ твою̀, ᲂу҆го́дниче бж҃їй, а҆́ще и҆ всемѣ́рнѡ бѣ́галъ є҆сѝ сла́вы, ꙗ҆́же ѿ человѣ̑къ: вѣ́рнѡ ѻ҆ба́че сло́во гдⷭ҇а, ꙗ҆́кѡ не мо́жетъ гра́дъ ᲂу҆кры́тисѧ верхꙋ̀ горы̀ стоѧ̀. Та́кѡ бо и҆ ѡ҆ твое́мъ пꙋсты́нномъ по́двизѣ ᲂу҆вѣ́дѣша вели́кагѡ нова́града лю́дїе, и҆ нача́ша бл҃гоговѣ́йнѡ приходи́ти къ тебѣ̀, просѧ̀ ᲂу҆ тебє̀ мл҃твъ, дꙋшеполе́зныхъ наставле́нїй и҆ бл҃гослове́нїѧ. Ты́ же всѣ́хъ съ любо́вїю прїе́млѧ, поꙋча́лъ є҆сѝ ѿ бжⷭ҇твеннагѡ писа́нїѧ є҆́же твори́ти за́пѡвѣди гдⷭ҇ни и҆ и҆мѣ́ти любо́вь нелицемѣ́рнꙋ. Мы́ же ᲂу҆блажа́юще тѧ̀ вопїе́мъ тѝ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, гра́де верхꙋ̀ горы̀ стоѧ́й и҆ не могі́й ᲂу҆кры́тисѧ: ра́дꙋйсѧ, свѣти́льниче, бжⷭ҇твеннымъ пла́менемъ возже́нный.

Ра́дꙋйсѧ, ѻ҆гневи́дный сто́лпе, наставлѧ́ѧй на пꙋ́ть сп҃се́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, лꙋчеза́рный свѣти́льниче, вѣ̑рныѧ просвѣща́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, цвѣ́те дꙋхо́вный, бл҃года́тїю привлека́ѧй взо́ры дꙋшє́вныѧ къ тебѣ̀ приходѧ́щихъ: ра́дꙋйсѧ, пчело̀ трꙋдолюби́ваѧ, сѡ́ты добродѣ́телей въ насыще́нїе а҆́лчꙋщихъ съ собо́ю носѧ́щаѧ.

Ра́дꙋйсѧ, грѣ̑шныѧ на пꙋ́ть сп҃се́нїѧ направлѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, скорбѧ́щыѧ сла́достїю слове́съ твои́хъ ᲂу҆тѣша́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, ю҆́ныѧ наставлѧ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, ста̑рыѧ не сло́вомъ то́чїю, па́че житїе́мъ ᲂу҆крѣплѧ́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, притека́ющымъ къ тебѣ̀, те́плый мл҃твенниче и҆ бг҃овѣща́нный ᲂу҆чи́телю: ра́дꙋйсѧ, и҆ на́съ всѣ́хъ ѡ҆бремене́нныхъ грѣхи̑ мно́гими, въ любвѝ дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ ди́вный наста́вниче.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ ѕ҃.

Проповѣ́дника терпѣ́нїѧ, мꙋ́жества и҆ кро́тости зри́мъ тѧ̀, бг҃омꙋ́дре ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, во всѣ́хъ ѡ҆ѕлобле́нїихъ, ꙗ҆̀же творѧ́хꙋ тѝ дꙋ́си ѕло́бы: сі́и бо и҆ногда̀ во ѻ҆́бразѣ ѕвѣре́й ди́вїихъ, и҆ногда̀ во ѻ҆́бразѣ ѕмі̑й ꙗ҆дови́тыхъ ꙗ҆влѧ́хꙋсѧ къ тебѣ̀ и҆ ᲂу҆страша́хꙋ, понꙋжда́ѧ тѧ̀ ѿитѝ ѿ мѣ́ста тогѡ̀. Ты́ же вѣ́рою и҆ кре́стнагѡ зна́менїѧ си́лою всѧ̑ кѡ́зни и҆́хъ сла́внѡ побѣди́лъ є҆сѝ и҆ ѕмі́євъ ꙗ҆дови́тыхъ ѿ ѻ҆би́тели твоеѧ̀ навсегда̀ дале́че ѿгна́лъ є҆сѝ. Сегѡ̀ ра́ди мы̀, прославлѧ́юще ѡ҆ тебѣ̀ гдⷭ҇а, во ᲂу҆миле́нїи бл҃года́рственнѡ вопїе́мъ є҆мꙋ̀: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѕ҃.

Возсїѧ́въ ѿ вели́кагѡ нова́града, ѻ҆́тче на́шъ варлаа́ме, просвѣти́лъ є҆сѝ чꙋ́днымъ житїе́мъ твои́мъ го́рꙋ хꙋ́тынскꙋю, на не́йже и҆ ѻ҆би́тель и҆́нокѡмъ во сп҃се́нїе бж҃їимъ и҆зволе́нїемъ ᲂу҆стро́илъ є҆сѝ, и҆ цр҃ковь во и҆́мѧ преѡбраже́нїѧ гдⷭ҇нѧ созда́лъ є҆сѝ, и҆ сщ҃е́нства бл҃года́ть воспрїѧ́ти чрез̾ ст҃и́телѧ бж҃їѧ и҆ и҆гꙋ́меномъ созда́нныѧ тобо́ю ѻ҆би́тели ѿ негѡ̀ нарещи́сѧ не ᲂу҆клони́лсѧ є҆сѝ, а҆́ще и҆ тꙋжа́ше дх҃ъ тво́й, ᲂу҆жаса́ѧсѧ высоты̀ сеѧ̀. Мы́ же, прославлѧ́юще тѧ̀, любо́вїю вопїе́мъ тѝ:

Ра́дꙋйсѧ, во ᲂу҆дале́нїи ѿ мі́ра сꙋ́етнагѡ пꙋсты́ннꙋю ѻ҆би́тель ра́ди и҆́щꙋщихъ сп҃се́нїѧ до́брѣ ѡ҆снова́вый: ра́дꙋйсѧ, водвори́вшымсѧ въ не́й вели́кїй ᲂу҆чи́телю и҆ бг҃омꙋ́дрый наста́вниче.

Ра́дꙋйсѧ, бл҃гоговѣ́йный ѻ҆лтарѧ̀ гдⷭ҇нѧ слꙋжи́телю, ѡ҆ вѣ́рныхъ молѧ́йсѧ: ра́дꙋйсѧ, со мно́гимъ дерзнове́нїемъ ѡ҆ на́съ недосто́йныхъ ко гдⷭ҇ꙋ предста́тельствꙋющїй.

Ра́дꙋйсѧ, та́инъ бж҃їихъ и҆́стинный строи́телю: ра́дꙋйсѧ, слове́снагѡ ста́да твоегѡ̀ до́брый па́стырю.

Ра́дꙋйсѧ, предводи́телю бг҃омꙋ́дрый въ пꙋтѝ сп҃се́нїѧ: ра́дꙋйсѧ, вождю̀ до́блїй, мно́гихъ приведы́й ко сп҃се́нїю.

Ра́дꙋйсѧ, ст҃ы́ѧ во́ли бж҃їѧ и҆сполни́телю: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆те́ческихъ преда́нїй ᲂу҆се́рдный храни́телю.

Ра́дꙋйсѧ, и҆́нокѡвъ бл҃гочести́выхъ похвало̀ и҆ ᲂу҆краше́нїе: ра́дꙋйсѧ, и҆ ѡ҆ на́съ грѣ́шныхъ сꙋдїѝ пра́веднагѡ ᲂу҆моле́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ з҃.

Хотѧ́щꙋ тѝ ᲂу҆годи́ти є҆ди́номꙋ гдⷭ҇ꙋ, бг҃оно́сне ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, ве́сь вда́лсѧ є҆сѝ безмѣ̑рнымъ по́двигѡмъ и҆ глꙋбинѣ̀ смире́нїѧ: трꙋды́ же твоѧ̑, и҆ мл҃твы и҆ пощє́нїѧ ко́е сло́во и҆зглаго́лати мо́жетъ; вѣ́мы то́кмѡ, ꙗ҆́кѡ вери́гами тѧ́жкими и҆ власѧни́цею ѡ҆бле́клсѧ є҆сѝ, претерпѣва́ѧ болѣ̑зни любвѐ ра́ди бж҃їѧ. Сегѡ̀ ра́ди чл҃вѣколю́бецъ гдⷭ҇ь, ви́дѧ смире́нїе твоѐ, возвели́чи тѧ̀ бл҃года́тїю чꙋдотворе́нїй, є҆го́же бл҃годарѧ́ще, вопїе́мъ є҆мꙋ̀ кꙋ́пнѡ съ тобо́ю: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ з҃.

Ди́вное и҆ пресла́вное чꙋ́до показа̀ тобо́ю на землѝ всѣ́хъ чꙋде́съ творе́цъ и҆ влады́ка, є҆гда̀ премѣни́шасѧ є҆стества̀ ᲂу҆ста́вы: среди́ бо лѣ́та мра́зъ си́ленъ и҆ снѣ́гъ глꙋбо́къ ꙗ҆ви́стасѧ въ предѣ́лѣхъ нова́града, є҆́же ты̀ предре́клъ є҆сѝ ѻ҆́номꙋ ст҃и́телю. ст҃и́тель бж҃їй и҆ лю́дїе нова́града смꙋти́шасѧ тогда̀ ѕѣлѡ̀, боѧ́хꙋбосѧ, ꙗ҆́кѡ гла́дъ ве́лїй наста́нетъ въ странѣ̀ и҆́хъ. Е҆гда́ же ᲂу҆слы́шаша ѿ тебє̀ и҆зволе́нїе бж҃їе, ꙗ҆вле́нное въ ви́димомъ и҆ бл҃го́е промышле́нїе ѡ҆ лю́дехъ свои́хъ, ра́дости и҆спо́лнишасѧ и҆ возбл҃годари́ша бг҃а ди́внагѡ во ст҃ы́хъ свои́хъ. Мы́ же, дивѧ́щесѧ си́лѣ бж҃їей, ѡ҆бита́ющей въ тебѣ̀ и҆ помина́юще ско́рое твоѐ застꙋпле́нїе, со ᲂу҆миле́нїемъ покланѧ́емсѧ тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ ве́лїе дерзнове́нїе и҆мꙋ́щемꙋ пред̾ гдⷭ҇емъ и҆ бл҃года́рственнѡ вопїе́мъ:

Ра́дꙋйсѧ, въ мі́ре премі́рнымъ ꙗ҆ви́выйсѧ: ра́дꙋйсѧ, странꙋ̀ новагра́дскꙋю ᲂу҆диви́вый чꙋдєсы̀.

Ра́дꙋйсѧ, и҆́мже ѡ҆ си́лѣ бж҃їей є҆стества̀ ᲂу҆ста́вы премѣни́шасѧ: ра́дꙋйсѧ, и҆́мже лю́дїе нова́града ѿ гла́да и҆зба́вишасѧ.

Ра́дꙋйсѧ, дѣ́лателю чꙋде́съ пресла́вныхъ: ра́дꙋйсѧ, хода́таю и҆ пода́телю дарова́нїй многоѡбра́зныхъ.

Ра́дꙋйсѧ, мнѡ́гїѧ ѿ тѧ́жкихъ напа́стей и҆ скорбе́й и҆зба́вивый: ра́дꙋйсѧ, ско́рый помо́щниче всѣ́хъ въ бѣда́хъ сꙋ́щихъ.

Ра́дꙋйсѧ, нова́града красото̀ и҆ ᲂу҆твержде́нїе: ра́дꙋйсѧ, горы̀ хꙋ́тынскїѧ сла́во и҆ похвале́нїе.

Ра́дꙋйсѧ, промышле́нїе ѡ҆ лю́дехъ бл҃го́е прїѧ́телище: ра́дꙋйсѧ, и҆ на́съ грѣ́шныхъ прибѣга́ющихъ под̾ кро́въ тво́й, неꙋсы́пный застꙋ́пниче.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ и҃.

Неистощи́мый и҆сто́чникъ вели́кихъ чꙋде́съ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, достосла́вне ѻ҆́ч҃е на́шъ варлаа́ме: прїѧ́лъ бо є҆сѝ, є҆щѐ въ мі́рѣ се́мъ живѧ̀, да́ръ ѿ бг҃а не то́кмѡ недꙋ́ги и҆сцѣлѧ́ти, но и҆ мє́ртвыѧ воскреша́ти, ꙗ҆́кѡже воскреси́лъ є҆сѝ мл҃твою ѻ҆́нагѡ ѻ҆́трока: и҆ бꙋ̑дꙋщаѧ прорица́ти, ꙗ҆́кѡже предре́клъ є҆сѝ кнѧ́зю новагра́дскомꙋ ѡ҆ рожде́нїи є҆мꙋ̀ сы́на. По сме́рти же наипа́че просла́ви тѧ̀ бг҃ъ мно́гими чꙋдотворє́нїи, да всѝ чꙋдотворѧ́щемꙋ тобо́ю бг҃ꙋ вопїе́мъ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ и҃.

Ве́сь є҆сѝ съ вѣ́рою къ тебѣ̀ притека́ющымъ вои́стиннꙋ помо́щникъ вели́кїй, ᲂу҆го́дниче бж҃їй варлаа́ме. не то́чїю прибѣга́ющымъ къ цѣльбонѡ́снымъ моще́мъ твои̑мъ, но и҆ дале́че ѿстоѧ́щымъ и҆ призыва́ющымъ всечестно́е и҆́мѧ твоѐ. Тѣ́мже во ᲂу҆миле́нїи зове́мъ тѝ, ꙗ҆́кѡ вои́стиннꙋ досто́йномꙋ бл҃гохвале́нїй:

Ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆тѣше́нїе скорбѧ́ми жите́йскими ᲂу҆тесне́нныхъ: ра́дꙋйсѧ, весе́лїе въ печа́лехъ сꙋ́щихъ.

Ра́дꙋйсѧ, ѕлостра́ждꙋщихъ ѿ дꙋхѡ́въ ѕло́бы ско́рый помо́щниче и҆ и҆зба́вителю: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́же никто́же съ вѣ́рою притека́ѧй, то́щь ѿхо́дитъ ѿ тебє̀.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ сꙋ́щымъ въ пꙋчи́нѣ скорбе́й до́бръ ѡ҆брѣта́ешисѧ ко́рмчїй: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ми́лостивый при жи́зни, бл҃готвори́ши всѣ̑мъ тре́бꙋющымъ и҆ по сме́рти.

Ра́дꙋйсѧ, пла́вающихъ ле́гкое по вода́мъ прехожде́нїе: ра́дꙋйсѧ, пꙋтеше́ствꙋющихъ до́брый пꙋтеводи́телю.

Ра́дꙋйсѧ, си́льный вдови́цъ покрови́телю: ра́дꙋйсѧ, сирѡ́тъ милосе́рдый и҆ бл҃гопопечи́тельный храни́телю.

Ра́дꙋйсѧ, а҆́лчꙋщихъ любвеѻби́льный пита́телю: ра́дꙋйсѧ, всѣ́хъ безпомо́щныхъ вѣ́рный пред̾ гдⷭ҇емъ хода́таю.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ ѳ҃.

Всѧ̑кїѧ скѡ́рби и҆ трꙋды̀ до́бльственнѡ претерпѣ́лъ є҆сѝ, ѻ҆́ч҃е на́шъ варлаа́ме. ше́ствꙋѧ по пꙋтѝ сп҃се́нїѧ до масти́тыѧ ста́рости. Скончава́ѧ же тече́нїе вре́менныѧ жи́зни сеѧ̀, всѣ́хъ поꙋча́лъ є҆сѝ и҆сполне́нїемъ во́ли бж҃їей бл҃гоꙋгожда́ти гдⷭ҇еви. Мы́ же грѣ́шнїи, и҆́щꙋще съ вѣ́рою твоегѡ̀ застꙋпле́нїѧ и҆ припа́дающе къ тебѣ̀ ꙗ҆́кѡ ѻ҆тцꙋ̀ бл҃госе́рдомꙋ, смире́ннѡ мо́лимъ тѧ̀, бꙋ́ди на́мъ покро́въ и҆ защище́нїе въ де́нь кончи́ны на́шеѧ, да неѡсꙋжде́ннѡ предста́немъ престо́лꙋ сꙋдїѝ всѣ́хъ, и҆ вопїе́мъ є҆мꙋ̀ съ тобо́ю и҆ со всѣ́ми нбⷭ҇ными си́лами а҆́гг҃льскꙋю пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ ѳ҃.

Вѣті́йствꙋющїй ѧ҆зы́къ недоꙋмѣ́етъ досто́йнѡ воспѣ́ти твоѧ̀ по́двиги и҆ трꙋды̀, благі́й ра́бе бж҃їй, ꙗ҆́же поне́слъ є҆сѝ любвѐ ра́ди и҆ сп҃се́нїѧ дꙋ́шъ при́сныхъ твои́хъ: ꙗ҆ви́лсѧ бо є҆сѝ проповѣ́дникъ воздержа́нїѧ и҆ терпѣ́нїѧ и҆́нокѡмъ пꙋстыннолюби̑вымъ и҆ всѣ̑мъ ᲂу҆чи́тель мꙋ́дрый, наставлѧ́ѧй на пꙋ́ть сп҃се́нїѧ. Мы́ же, чꙋдѧ́щесѧ высотѣ̀ и҆ си́лѣ твоеѧ̀ добродѣ́тели, занѐ ви́димъ плоды̀ є҆ѧ̀ въ твои́хъ ᲂу҆ченика́хъ и҆ сподви́жникахъ а҆нтѡ́нїѣ, ѯенофѡ́нтѣ, косьмѣ̀ и҆ кѡнстанті́нѣ, ᲂу҆жѐ просла́вленныхъ вмѣ́стѣ съ тобо́ю во црⷭ҇твїи ѻ҆ц҃а̀ нбⷭ҇нагѡ, любо́вїю прославлѧ́емъ тѧ̀ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, трꙋдолю́бче, тече́нїе жи́зни твоеѧ̀ въ вели́кихъ по́двигахъ соверши́вый: ра́дꙋйсѧ, терпѣ́нїю хрⷭ҇то́вꙋ вѣ́рнѡ подража́вый.

Ра́дꙋйсѧ, свѣ́томъ добродѣ́телей твои́хъ бг҃а просла́вивый: ра́дꙋйсѧ, сѣ́мѧ до́брое, на землѝ бла́зѣ посѣ́ѧнное и҆ стори́чный пло́дъ прине́сшее.

Ра́дꙋйсѧ, свѣти́ло бл҃гоче́стїѧ немерца́ющее: ра́дꙋйсѧ, ѕвѣздо̀ ко сп҃се́нїю пꙋ́ть вѣ́рнымъ показꙋ́ющаѧ.

Ра́дꙋйсѧ, не сло́вомъ то́чїю, но па́че житїе́мъ поꙋча́ѧй: ра́дꙋйсѧ, и҆́нокѡмъ пꙋ́ть и҆́стинный ко сп҃се́нїю показа́вый.

Ра́дꙋйсѧ, по́стничества и҆ терпѣ́нїѧ ѻ҆́бразъ преди́вный: ра́дꙋйсѧ, воздержа́нїѧ ᲂу҆чи́телю.

Ра́дꙋйсѧ, за́повѣдей хрⷭ҇то́выхъ вѣ́рный и҆сполни́телю: ра́дꙋйсѧ, и҆ всѣ́хъ на́съ въ любвѝ къ при̑снымъ ди́вный наста́вниче.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ і҃.

Спастѝ хотѧ́й дꙋ́шы ᲂу҆чєни́къ твои́хъ, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, и҆ проразꙋмѣ́вый, є҆́же къ бг҃ꙋ твоѐ ѿше́ствїе, призва́лъ є҆сѝ всю̀ бра́тїю твою̀, и҆ ꙗ҆́кѡ ѻ҆те́цъ чадолюби́вый наставлѧ́ѧ и҆̀хъ, предре́клъ є҆сѝ ѡ҆ бы́ти и҆мѣ́ющемъ по блаже́ннѣй кончи́нѣ твое́й прославле́нїи ѡ҆би́тели твоеѧ̀, а҆́ще любо́вь соблюдꙋ́тъ дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ. Ны́нѣ же, по предрече́нїю твоемꙋ̀ и҆сполнѧ́ємаѧ зрѧ́ще, въ ра́дости кꙋ́пнѡ съ тобо́ю вопїе́мъ гдⷭ҇ꙋ и҆ бг҃ꙋ бл҃года́рственнꙋю пѣ́снь: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ і҃.

Цр҃ѧ̀ нбⷭ҇наго возлюби́въ всѣ́мъ се́рдцемъ твои́мъ и҆ все́ю дꙋше́ю твое́ю и҆ все́ю мы́слїю твое́ю, до конца̀ жи́зни твоеѧ̀ въ терпѣ́нїи и҆ по́двизѣ неѡсла́бнѡ пребы́лъ є҆сѝ, и҆ є҆гда̀ дости́гнꙋвъ въ мѣ́рꙋ во́зраста и҆ въ мꙋ́жа соверше́нна, позна́лъ приближе́нїе вре́мени, нꙋ́жнагѡ человѣ́кꙋ и҆змѣне́нїѧ, во є҆́же тлѣ́нномꙋ наслѣ́довати ѻ҆бѣтова́нное безсме́ртїе, тогда̀ завѣща́лъ є҆сѝ ᲂу҆ченикѡ́мъ твои́мъ всѧ̑ потрє́бнаѧ ко спасе́нїю, наста́вника же въ себє̀ мѣ́сто а҆нтѡ́нїа сподви́жника твоегѡ̀ ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ, є҆мꙋ́же и҆ ѡ҆би́тель ст҃ꙋ́ю врꙋчи́лъ є҆сѝ и҆ бра́тїю: та́же бл҃гослови́въ всѣ́хъ, пре́далъ є҆сѝ ст҃ꙋ́ю дꙋ́шꙋ твою̀ въ рꙋ́цѣ бж҃їи. Мы́ же, помина́юще сїѧ̀, и҆з̾ глꙋбины̀ серде́цъ вопїе́мъ тѝ такова̑ѧ:

Ра́дꙋйсѧ, и҆́скреннюю любо́вь къ бг҃ꙋ въ дꙋшѐ и҆ се́рдце непреста́ннѡ и҆мѣ́вый: ра́дꙋйсѧ, то́юже любо́вїю къ дꙋхѡ́внымъ ча́дамъ твои́мъ, при ѿше́ствїи и҆спо́лненный.

Ра́дꙋйсѧ, стра́хъ бж҃їй въ се́рдцѣ вы́нꙋ сохрани́вый: ра́дꙋйсѧ, є҆ди́номꙋ гдⷭ҇ꙋ до конца̀ послꙋжи́вый.

Ра́дꙋйсѧ, бл҃гоче́стнѡ тече́нїе вре́менныѧ жи́зни сконча́вый: ра́дꙋйсѧ, кончи́нꙋ свою̀ пред̾ꙋвѣ́дѣвый.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ съ тве́рдымъ надѣ́ѧнїемъ бла́гъ вѣ́чныхъ преста́вилсѧ є҆сѝ къ бг҃ꙋ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ цр҃ь ца́рствꙋющихъ прїѧ́лъ тѧ̀ въ нбⷭ҇ное црⷭ҇твїе.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ст҃остїю житїѧ̀ ми́лость бж҃їю ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ра́бе бл҃гі́й и҆ вѣ́рный вше́дый въ ра́дость гдⷭ҇а твоегѡ̀.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ ѡ҆би́тели земны́ѧ въ ѡ҆би́тель нбⷭ҇нꙋю пресели́лсѧ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ съ нбⷭ҇ныхъ высѡ́тъ на мѡльбы̀ на́шѧ ми́лостивнѡ призира́еши.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ а҃і.

Пѣ́нїе погреба́льное слеза́ми растворѧ́шесѧ ᲂу҆ гро́ба твоегѡ̀, досточꙋ́дне ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, мно́жества же ра́ди свѣще́й и҆ бл҃гово́нїѧ кади́льнагѡ, свѣ́тлымъ торжество́мъ ꙗ҆влѧ́шесѧ погребе́нїе твоѐ, и҆ мно́зи тогда̀ недꙋ́жнїи полꙋчи́ша и҆сцѣле́нїе прикоснове́нїемъ ко ст҃ы̑мъ мощє́мъ твои̑мъ, ра́дꙋющесѧ и҆ бл҃года́рственнѡ взыва́юще къ чꙋдотворѧ́щемꙋ тобо́ю бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ а҃і.

Свѣтоза́рное свѣти́ло, на хꙋ́тынской горѣ̀ возсїѧ́вшее, и҆ по честнѣ́мъ ᲂу҆спе́нїи твое́мъ зри́мъ тѧ̀, бг҃омꙋ́дре ѻ҆́ч҃е варлаа́ме, занѐ и҆ ны́нѣ свѣ́тиши на́мъ зна́мєнїи и҆ чꙋдесы̀, ѿ ст҃ы́хъ моще́й твои́хъ и҆стека́ющими, ꙗ҆̀же и҆зволе́нїемъ бж҃їимъ землѧ̀ ꙗ҆вѝ ст҃и́телю є҆ѵфѵ́мїю и҆ бы́вшымъ во хра́мѣ съ ни́мъ и҆гꙋ́менꙋ тара́сїю, ѵ҆подїа́конꙋ і҆ѡа́ннꙋ, ꙗ҆́кѡ многоцѣ́нное и҆ бл҃года́ти и҆спо́лненное сокро́вище. Тѣ́мже и҆ мы̀, бл҃года́рствєннаѧ бг҃ꙋ приносѧ̀ ѡ҆ тебѣ̀ пѣ̑нїѧ, взыва́емъ къ тебѣ̀ си́це:

Ра́дꙋйсѧ, нетлѣ́нїемъ моще́й твои́хъ сла́внѡ ѿ бг҃а возвели́ченный: ра́дꙋйсѧ, ѿ моще́й твои́хъ и҆сцѣлє́нїѧ недꙋ́гѡвъ бл҃года́тїю бж҃їей и҆сточа́ѧй.

Ра́дꙋйсѧ, ча́ше, и҆злива́ющаѧ то́ки милосе́рдїѧ бж҃їѧ: ра́дꙋйсѧ, чꙋде́съ пꙋчи́но, свы́ше и҆злїѧ́ннаѧ.

Ра́дꙋйсѧ, пре́жде сме́рти ꙗ҆ви́вый ди̑внаѧ: ра́дꙋйсѧ, и҆ по ᲂу҆спе́нїи соверша́ѧй чꙋ̑днаѧ.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ и҆ по сме́рти жи́въ пребыва́еши, ꙗ҆влѧ́ѧ въ себѣ̀ си̑лы бж҃є́ственныѧ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ мл҃твеннѡ тѧ̀ призыва́ющыѧ, ско́рѡ посѣща́еши.

Ра́дꙋйсѧ, немощны́хъ цѣли́телю: ра́дꙋйсѧ, ско́рбныхъ ᲂу҆тѣ́шителю.

Ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ и҆ по преставле́нїи твое́мъ при́снѡ съ на́ми пребыва́еши: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ и҆ живѧ̀ въ селе́нїихъ ра́йскихъ на́съ не ѡ҆ставлѧ́еши.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ в҃і.

Хотѧ̀ сокрове́ннꙋю та́йнꙋ ꙗ҆ви́ти, показа́лъ є҆сѝ ди̑внаѧ бг҃олюби́вомꙋ мꙋ́жꙋ тара́сїю ѡ҆ поги́бели и҆ потопле́нїи вели́кагѡ нова́града: ѻ҆ба́че са́мъ же ты̀ и҆ вели́кїй покро́въ гра́дꙋ бы́лъ є҆сѝ и҆ гнѣ́въ бж҃їй мл҃твами твои́ми ᲂу҆мѧгчи́лъ є҆сѝ, и҆ гра́дъ тво́й ѿ ка́зни и҆зба́вилъ є҆сѝ. Тогда̀ всѝ лю́дїе ви́дѣвше тѧ̀ ко гдⷭ҇ꙋ пречꙋ́днагѡ хода́таѧ, вопїѧ́хꙋ къ бг҃ꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

І҆́косъ в҃і.

Ди́венъ показа́лсѧ є҆сѝ ᲂу҆ченикѡ́мъ твои́мъ, є҆гда̀ є҆ди́нагѡ ѿ ѡ҆сꙋжде́нныхъ, никомꙋ́ же тѧ̀ молѧ́щꙋ, ѿ ка́зни сме́ртныѧ свободи́лъ є҆сѝ, дрꙋга́гѡ же и҆ мнѡ́гимъ тѧ̀ ѡ҆ не́мъ просѧ́щымъ ѿ сме́рти и҆зба́вити не восхотѣ́лъ є҆сѝ. Мы́ же не дерза́емъ и҆спы́тывати сокровє́ннаѧ сꙋде́бъ бж҃їихъ та̑йны, но со стра́хомъ къ тебѣ̀ взыва́емъ:

Ра́дꙋйсѧ, таи́нниче вели́кїй, бж҃їѧ бл҃года́ти: ра́дꙋйсѧ, защи́тниче ѿ бѣ́дъ и҆ сме́рти непови̑нныѧ.

Ра́дꙋйсѧ, свѧще́нный ᲂу҆́ме, постига́ѧй бж҃є́ственныѧ та̑йны: ра́дꙋйсѧ, ра́зꙋме просвѣще́нный свѣ́томъ го́рнїѧ сла́вы.

Ра́дꙋйсѧ, дꙋ́ше, ѡ҆свѧще́нный бл҃года́тїю бж҃їею: ра́дꙋйсѧ, се́рдцемъ ѡ҆чище́ннымъ зрѧ́й непостижи̑мыѧ бж҃їѧ сꙋдьбы̑.

Ра́дꙋйсѧ, внꙋ́трєннѧѧ се́рдца и҆спытꙋ́ѧй: ра́дꙋйсѧ, прозрѣва́ѧй сокровє́нныѧ мы̑сли.

Ра́дꙋйсѧ, свѣ́тлый ᲂу҆́ме ѡ҆заре́нный невече́рнимъ свѣ́томъ: ра́дꙋйсѧ, чи́стый дꙋше́ю, просвѣтле́нный со́лнцемъ пра́вды.

Ра́дꙋйсѧ, варлаа́ме вели́кїй и҆ пресла́вный чꙋдотво́рче.

Конда́къ г҃і.

Ѽ вели́кїй и҆ пречꙋ́дный ѻ҆́тче на́шъ варлаа́ме! Къ тебѣ̀ припа́даѧ со ᲂу҆миле́нїемъ мо́лимъ: прїимѝ сїѐ ма́лое хвале́бное пѣ́нїе на́ше и҆ бг҃опрїѧ́тнымъ твои́мъ хода́тайствомъ и҆спросѝ на́мъ ѿ хрⷭ҇та̀ ми́лостивагѡ бг҃а на́шегѡ проще́нїе прегрѣше́нїй на́шихъ, дарова́нїе на́мъ грѣ̑шнымъ хрⷭ҇тїа́нскїѧ кончи́ны живота̀ на́шегѡ и҆ црⷭ҇твїѧ нбⷭ҇нагѡ наслѣ́дїе, да сподо́бимсѧ съ тобо́ю и҆ со всѣ́ми ст҃ы́ми во вѣ́ки воспѣва́ти бг҃ꙋ и҆ сп҃си́телю на́шемꙋ: А҆ллилꙋ́їа.

Се́й конда́къ глаго́ли три́жды, посе́мъ і҆́косъ а҃-й и҆ конда́къ а҃-й.

Мл҃тва.

Ѽ, прпⷣбне и҆ бг҃оно́сне ѻ҆́ч҃е на́шъ варлаа́ме! Оу҆слы́ши на́съ молѧ́щихсѧ тебѣ̀ и҆ бꙋ́ди на́мъ помо́щникъ въ ско́рбехъ на́шихъ, и҆ и҆зба́ви на́съ ѿ напа́стей, за мно́жество прегрѣше́нїй находѧ́щихъ на ны̀: ᲂу҆молѝ, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, всеблага́гѡ бг҃а дарова́ти на́мъ ѡ҆ставле́нїе всѣ́хъ ѿ ю҆́ности на́шеѧ до настоѧ́щагѡ днѐ и҆ часа̀, дѣ́ломъ, сло́вомъ, помышле́нїемъ и҆ всѣ́ми чꙋ̑вствы содѣ́ѧнныхъ на́ми согрѣше́нїй, и҆схода́тайствꙋй на́мъ невозбра́нный вхо́дъ въ нбⷭ҇ное црⷭ҇твїе, да прославлѧ́емъ непреста́ннѡ сла́вимꙋю ѿ а҆́гг҃лъ всест҃ꙋ́ю трⷪ҇цꙋ: ѻ҆ц҃а̀, и҆ сн҃а, и҆ ст҃а́гѡ дх҃а, и҆ твоѐ ми́лостивное предста́тельство въ безконє́чныѧ вѣ́ки. А҆ми́нь.

Крат­кое жи­тие пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма Ху­тын­ско­го

Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам Ху­тын­ский жил в XII ве­ке, был сы­ном знат­но­го нов­го­род­ца и свои дет­ские го­ды про­вел в Нов­го­ро­де. В юно­ше­ском воз­расте, уда­лив­шись в под­го­род­ний Ли­си­чий мо­на­стырь, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам при­нял по­стриг. За­тем он по­се­лил­ся на уеди­нен­ном хол­ме над Вол­хо­вом, в уро­чи­ще, на­зы­вав­шем­ся Ху­тынь, в 10 вер­стах от Нов­го­ро­да. В уеди­не­нии пре­по­доб­ный Вар­ла­ам про­во­дил су­ро­вую жизнь, со­вер­шая непре­стан­ные мо­лит­вы и со­блю­дая очень стро­гий пост. Он рев­ност­но под­ви­зал­ся в тру­дах – сам ру­бил лес, пи­лил дро­ва, па­хал зем­лю, ис­пол­няя сло­ва Свя­щен­но­го Пи­са­ния: "Аще кто не хо­щет де­ла­ти, ни­же да яст" (2Сол.3,10). К нему со­бра­лись неко­то­рые из жи­те­лей Нов­го­ро­да, же­лав­шие раз­де­лить с пре­по­доб­ным тру­ды и по­дви­ги. По­учая при­хо­див­ших, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам го­во­рил: "Ча­да, блю­ди­тесь от вся­кой неправ­ды, не за­ви­дуй­те, не кле­ве­щи­те. Воз­дер­жи­вай­тесь от гне­ва, не от­да­вай­те де­нег в рост. Бе­ре­ги­тесь су­дить непра­во. Не кля­ни­тесь лжи­во, дав­ши клят­ву, ис­пол­няй­те ее. Не пре­да­вай­тесь те­лес­ным стра­стям. Будь­те все­гда крот­ки и ко всем от­но­си­тесь с лю­бо­вью. Сия доб­ро­де­тель – на­ча­ло и ко­рень вся­ко­го добра".

Вско­ре бы­ла воз­двиг­ну­та цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня и ос­но­ван мо­на­стырь. Гос­подь нис­по­слал пре­по­доб­но­му для слу­же­ния ближ­ним дар чу­до­тво­ре­ний и про­зор­ли­во­сти. Ко­гда дни его при­бли­жа­лись к кон­цу, по Бо­жию из­во­ле­нию при­был из Кон­стан­ти­но­по­ля свя­щен­но­и­нок Ан­то­ний – сверст­ник и друг пре­по­доб­но­го. Бла­жен­ный, об­ра­ща­ясь к нему, ска­зал: "Воз­люб­лен­ный брат мой! Бо­жие бла­го­во­ле­ние по­чи­ва­ет над сею оби­те­лью. Ныне я пе­ре­даю в твои ру­ки сей мо­на­стырь. Блю­ди его и за­боть­ся о нем. Я уже от­хо­жу к Ца­рю Небес­но­му. Но не сму­щай­ся этим: те­лом я по­ки­даю вас, ду­хом же все­гда бу­ду с ва­ми". Пре­по­дав на­став­ле­ние сво­ей бра­тии, за­по­ве­дав хра­нить пра­во­слав­ную ве­ру и по­сто­ян­но пре­бы­вать в сми­ре­нии, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду 6 но­яб­ря 1192 го­да.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма Ху­тын­ско­го

Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам, в ми­ре Алек­сей, под­ви­зал­ся в XII ве­ке на бе­ре­гу Вол­хо­ва. Он был сын бо­га­тых и име­ни­тых граж­дан Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, Ми­ха­и­ла и Ан­ны, от­ли­чав­ших­ся бла­го­че­сти­вой жиз­нью. Вос­пи­тан­ный под вли­я­ни­ем доб­ро­де­тель­ных ро­ди­те­лей, Алек­сей с ран­них лет по­чув­ство­вал осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние к бла­го­че­сти­вой и уеди­нен­ной жиз­ни, уда­лял­ся от вся­ких игр и об­ще­ства то­ва­ри­щей, лю­бил чи­тать свя­щен­ные кни­ги, ча­сто по­се­щал храм Бо­жий, а до­ма про­во­дил вре­мя в мо­лит­ве и по­сте. Опа­са­ясь за здо­ро­вье юно­го по­движ­ни­ка, ро­ди­те­ли уго­ва­ри­ва­ли его не из­ну­рять се­бя по­стом, но пре­по­доб­ный крот­ко от­ве­чал им: "Мно­го я, лю­без­ные ро­ди­те­ли, чи­тал свя­щен­ных книг, но ни­где не на­хо­дил, чтобы са­ми ро­ди­те­ли со­ве­то­ва­ли сво­им де­тям что-ли­бо дур­ное, как вы мне со­ве­ту­е­те. Не до­ро­же ли все­го для нас Цар­ство Небес­ное? Но не пи­ща и пи­тие вве­дут нас ту­да, а пост и мо­лит­ва. Вспом­ни­те, сколь­ко бы­ло лю­дей по­сле Ада­ма, и все они умер­ли и сме­ша­лись с зем­лею, а уго­див­шие Бо­гу доб­ро­де­тель­ной жиз­нью, про­лив­шие за Хри­ста кровь свою и из люб­ви ко Хри­сту от­рек­ши­е­ся от ми­ра, по­лу­чи­ли Цар­ство Небес­ное и все­ми про­слав­ля­ют­ся. По­это­му и я, при по­мо­щи Бо­жи­ей, хо­чу по сво­им си­лам под­ра­жать им". Услы­шав та­кой от­вет, ро­ди­те­ли изу­ми­лись ра­зу­му юно­ши и предо­ста­ви­ли ему пол­ную сво­бо­ду жить по сво­е­му же­ла­нию. По смер­ти ро­ди­те­лей пре­по­доб­ный, раз­дав все свое иму­ще­ство бед­ным, уда­лил­ся в пу­сты­ню к по­движ­ни­ку Пор­фи­рию и при­нял от него по­стри­же­ние с име­нем Вар­ла­а­ма.

Ис­кав­ший со­вер­шен­но­го уеди­не­ния пре­по­доб­ный Вар­ла­ам ре­шил по­се­лить­ся в глу­хом ме­сте в 10 вер­стах от Нов­го­ро­да. Ме­сто это на­зы­ва­лось Ху­тынь (ху­дынь, ху­дое ме­сто) и поль­зо­ва­лось дур­ною сла­вой; по мне­нию на­род­но­му, здесь жи­ла нечи­стая си­ла, и все бо­я­лись хо­дить сю­да. Но ни­ка­кая нечи­стая си­ла не страш­на ра­бу Хри­сто­ву, во­ору­жен­но­му неодо­ли­мым ору­жи­ем – кре­стом Хри­сто­вым, да­ле­ко от­го­ня­ю­щим всех вра­гов. Под­хо­дя к Ху­ты­ни, пре­по­доб­ный уви­дел свет­лый луч, про­си­яв­ший из гу­стой ча­щи ле­са. Из это­го зна­ме­ния он по­нял, что его на­ме­ре­ние по­се­лить­ся здесь со­глас­но с во­лей Бо­жи­ей. С чув­ством бла­го­дар­но­сти ко Гос­по­ду вос­клик­нул пре­по­доб­ный сло­ва­ми Про­ро­ка: "3десь по­кой мой и здесь все­лю­ся в век ве­ка!" (Пс.131,14). По­мо­лив­шись усерд­но Гос­по­ду, по­ста­вил се­бе пре­по­доб­ный кел­лию по­сре­ди глу­хой ча­щи. Весь день он про­во­дил в тру­дах, а ночь – в мо­лит­ве, стро­го по­стил­ся, но­сил су­ро­вую одеж­ду и вери­ги (хра­ня­ща­я­ся в Ху­тын­ской оби­те­ли вла­ся­ни­ца пре­по­доб­но­го име­ет 18 ф. ве­су, а вери­ги – 8 фун­тов). Мно­го на­па­де­ний дол­жен был пе­ре­не­сти стро­гий по­движ­ник от диа­во­ла. Ста­ра­ясь из­гнать пу­стын­ни­ка, бе­сы то при­ни­ма­ли вид раз­ных зве­рей, змей, чтобы устра­шить его. то воз­буж­да­ли про­тив него лю­дей, чтобы оскорб­ле­ни­я­ми от них при­ну­дить его оста­вить из­бран­ное им ме­сто, то воз­буж­да­ли в нем раз­ные по­мыс­лы, ста­ра­лись до­ве­сти его до на­ру­ше­ния по­ста, но пре­по­доб­ный крот­ко пе­ре­но­сил все оби­ды, усерд­ной слез­ной мо­лит­вой и стро­гим по­стом по­дав­лял все эти по­мыс­лы и раз­ру­шал все ухищ­ре­ния диа­во­ла.

Вы­со­ко­нрав­ствен­ная жизнь св. Вар­ла­а­ма ско­ро сде­ла­лась из­вест­ной в стране, к нему ста­ли при­хо­дить и кня­зья, и бо­яре, и про­стые лю­ди за со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем; мно­гие про­си­ли поз­во­ле­ния по­се­лить­ся вме­сте с ним. Как ни лю­бил уеди­не­ние пре­по­доб­ный, но, пом­ня за­по­ведь Гос­под­ню о люб­ви к ближ­ним, по ко­то­рой каж­дый преж­де и более все­го дол­жен за­бо­тить­ся о поль­зе дру­гих, с го­тов­но­стью и лю­бо­вью при­ни­мал всех, кто к нему об­ра­щал­ся. Его стро­гая нес­тя­жа­тель­ность, лю­бовь и снис­хо­ди­тель­ность к рас­ка­и­ва­ю­щим­ся, крот­кое и вме­сте с тем про­ник­ну­тое си­лой ис­крен­не­го чув­ства сло­во на­зи­да­ния про­из­во­ди­ло силь­ное впе­чат­ле­ние на всех при­хо­див­ших к нему. Каж­дый по­лу­чал на­став­ле­ние при­ме­ни­тель­но к сво­е­му по­ло­же­нию. На­чаль­ни­кам и кня­зьям он го­во­рил, чтобы все­гда пом­ни­ли о трех ве­щах: пер­вое, что они на­чаль­ству­ют над людь­ми та­ки­ми же, как и са­ми; вто­рое, что на­чаль­ство­вать долж­ны по за­ко­нам; тре­тье, что они не все­гда бу­дут на­чаль­ство­вать и что им так­же при­дет­ся дать от­чет Бо­гу в су­дах сво­их, ибо над ни­ми есть суд Бо­жий. Ино­ков он учил не пре­воз­но­сить­ся, ес­ли они по­став­ле­ны на­чаль­ни­ка­ми оби­те­ли, но тем усерд­нее ра­бо­тать Бо­гу. Вся бра­тия долж­на тру­дить­ся день и ночь на из­бран­ном по­при­ще. Бо­га­тым он вну­шал не за­бы­вать, что есть веч­ность с му­ка­ми для празд­ных, и что мно­ги­ми скор­бя­ми по­крыт путь в цар­ство небес­ное. Ми­ря­нам и всем во­об­ще он вну­шал не воз­да­вать злом за зло, не оби­жать друг дру­га, уда­лять­ся от вся­кой неправ­ды и нечи­сто­ты и пом­нить о сво­их гре­хах.

Чис­ло ино­ков, же­лав­ших под­ви­зать­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го, по­сто­ян­но уве­ли­чи­ва­лось. Св. Вар­ла­ам по­стро­ил неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня в па­мять то­го чу­дес­но­го све­та, ко­то­рый оси­ял это ме­сто, ко­гда св. Вар­ла­ам при­нял на­ме­ре­ние по­се­лить­ся здесь, и несколь­ко кел­лий. Пре­по­доб­ный сво­им при­ме­ром и сво­и­ми на­став­ле­ни­я­ми вел жив­ших с ним ино­ков к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству. Он сам об­ра­ба­ты­вал зем­лю, сам по­стро­ил се­бе ке­ллию; и сей­час цел ко­ло­дец, вы­ко­пан­ный им.

За свою доб­ро­де­тель­ную жизнь св. Вар­ла­ам еще при жиз­ни был про­слав­лен от Гос­по­да да­ром про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ния. По­то­му ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да ча­сто об­ра­щал­ся к пре­по­доб­но­му за со­ве­та­ми.

Од­на­жды, от­пра­вив­шись к ар­хи­епи­ско­пу, св. Вар­ла­ам уви­дел на мо­сту через Вол­хов боль­шую тол­пу на­ро­да и па­ла­ча, ко­то­рый го­то­вил­ся сбро­сить в ре­ку осуж­ден­но­го пре­ступ­ни­ка (обыч­ная смерт­ная казнь в Нов­го­ро­де в древ­нее вре­мя). Пре­по­доб­ный оста­но­вил па­ла­ча, и про­сил на­род от­дать ему осуж­ден­но­го, ска­зав" "Он за­гла­дит ви­ны свои в Ху­тыне". Все тот­час же еди­но­душ­но за­кри­ча­ли: "От­дай­те, от­дай­те осуж­ден­но­го пре­по­доб­но­му от­цу на­ше­му Вар­ла­а­му". Осво­бо­див осуж­ден­но­го от уз, св. Вар­ла­ам по­слал его в свою оби­тель. Через неко­то­рое вре­мя спа­сен­ный от каз­ни при­нял ино­че­ство и, по­жив бла­го­че­сти­во в оби­те­ли, скон­чал­ся. Но в дру­гом по­доб­ном же слу­чае св. Вар­ла­ам по­сту­пил по-ино­му. При­шлось ему опять про­ез­жать мост, ко­гда го­то­ви­лись сбро­сить осуж­ден­но­го. Род­ствен­ни­ки и мно­гие из на­ро­да, уви­дев пре­по­доб­но­го, умо­ля­ли его спа­сти осуж­ден­но­го, но он, не об­ра­щая вни­ма­ния на все прось­бы, ве­лел воз­ни­це сво­е­му ско­рее ехать, и казнь со­вер­ши­лась. Та­кой по­сту­пок свя­то­го изу­мил на­род.

"Что это зна­чит? – го­во­ри­ли все меж­ду со­бой. – Од­но­го пре­по­доб­ный спас от каз­ни, хо­тя его и не про­си­ли об этом, а дру­го­го не за­хо­тел, несмот­ря на все моль­бы". Уче­ни­ки св. Вар­ла­а­ма по воз­вра­ще­нии в оби­тель про­си­ли его объ­яс­нить этот по­сту­пок. "Судь­бы Гос­под­ни, - от­ве­чал пре­по­доб­ный, - без­дна мно­га. Гос­подь всем хо­чет спа­се­ния и не хо­чет смер­ти греш­ни­ка. Пер­вый был осуж­ден спра­вед­ли­во, но по­сле осуж­де­ния со­знал свои гре­хи, и Гос­подь из­ба­вил его от смер­ти через мое недо­сто­ин­ство, чтобы дать ему вре­мя рас­ка­ять­ся и за­гла­дить свои гре­хи, что он и ис­пол­нил в оби­те­ли. Вто­рой же был осуж­ден невин­но, но Гос­подь по­пустил ему уме­реть, чтобы впо­след­ствии он не сде­лал­ся дур­ным че­ло­ве­ком; те­перь же, уме­рев невин­но, он по­лу­чил от Гос­по­да ве­нец му­че­ни­че­ский. Та­ко­ва тай­на су­деб Бо­жи­их: "Кто бо ра­зум ум Гос­по­день или кто со­вет­ник ему бысть" (Рим.2.33-34).

Од­на­жды в пу­сты­ню к пре­по­доб­но­му при­был князь Яро­слав. Св. Вар­ла­ам, бла­го­слов­ляя его, ска­зал: "Будь здо­ров, князь, и с бла­го­род­ным сы­ном тво­им". Это при­вет­ствие изу­ми­ло кня­зя, не знав­ше­го еще о рож­де­нии мла­ден­ца. По­лу­чив вско­ре ра­дост­ную весть о рож­де­нии сы­на, он про­сил пре­по­доб­но­го быть вос­при­ем­ни­ком но­во­рож­ден­но­го, на что св. Вар­ла­ам со­гла­сил­ся охот­но. Это бы­ло в 1190 го­ду.

Об­ла­дая да­ром про­зор­ли­во­сти, пре­по­доб­ный ста­рал­ся предо­сте­речь бра­тию от гре­хов­ных па­де­ний. Как-то мо­на­стыр­ские ры­ба­ки в чис­ле мно­же­ства мел­кой ры­бы пой­ма­ли боль­шо­го осет­ра и скры­ли его, же­лая про­дать, а пре­по­доб­но­му при­нес­ли толь­ко мел­кую ры­бу. По­смот­рев на них с улыб­кою, св. Вар­ла­ам ска­зал: "Вы при­нес­ли ко мне де­тей, ку­да же скры­ли их мать". Сму­щен­ные этим крот­ким об­ли­че­ни­ем, ры­ба­ки па­ли к но­гам пре­по­доб­но­го, про­ся про­ще­ния.

На­учая дру­гих удер­жи­вать­ся от ис­ку­ше­ний, пре­по­доб­ный стро­го сле­дил за со­бой, мо­лит­вой и по­стом по­дав­ляя в се­бе вся­кий дур­ной по­мы­сел. Од­на­жды при­нес­ли пре­по­доб­но­му све­жую ры­бу. Ему за­хо­те­лось вку­сить ее, но, по­да­вив в се­бе это же­ла­ние, ве­лел при­го­то­вить ры­бу и по­ло­жить в со­суд в ке­ллии. Три дня он про­вел в стро­гом по­сте и мо­лит­ве. На чет­вер­тый день свя­той от­крыл со­суд с ры­бой и, уви­дев там мно­же­ство чер­вей, ска­зал: "Вар­ла­ам, Вар­ла­ам. Вся­кое жи­вот­ное по раз­ру­ше­нии сво­ем об­ра­ща­ет­ся в тле­ние; по­до­ба­ет и нам раз­ре­шить­ся от вся­ка­го на­сла­жде­ния бра­шен и при­стра­стия к этой жиз­ни. Ес­ли же хо­чешь здесь есть слад­кую пи­щу и пить слад­кое пи­тье, то за­чем и чер­но­риз­цем на­зы­ва­ешь­ся? Ты уже от­лу­чил­ся от ми­ра в пу­сты­ню, чтобы слу­жить Твор­цу сво­е­му". Ска­зав это, он вы­бро­сил ры­бу, и по­мысл о слад­кой пи­ще не сму­щал бо­лее.

Осо­бен­но за­ме­ча­тель­ный слу­чай про­зор­ли­во­сти св. Вар­ла­а­ма остал­ся на­все­гда па­мят­ным в Нов­го­ро­де.

Пре­по­доб­но­му при­шлось быть у Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па. При про­ща­нии ар­хи­епи­скоп ве­лел ему по­бы­вать через неде­лю. Св. Вар­ла­ам от­ве­чал: "ес­ли Бог бла­го­сло­вит, я при­еду к тво­ей свя­тыне на са­нях в пя­ток пер­вой неде­ли по­ста свв. апо­стол Пет­ра и Пав­ла". Уди­вил­ся ар­хи­епи­скоп та­ко­му от­ве­ту. Дей­стви­тель­но, на­ка­нуне опре­де­лен­но­го дня в ночь вы­пал глу­бо­кий снег и в пят­ни­цу це­лый день был силь­ный мо­роз. Пре­по­доб­ный на са­нях при­е­хал в Нов­го­род к ар­хи­пас­ты­рю. Ви­дя пе­чаль ар­хи­епи­ско­па по слу­чаю та­кой безвре­мен­ной непо­го­ды, вслед­ствие ко­то­рой мог­ли вы­мерз­нуть хле­ба, св. Вар­ла­ам ска­зал ему: "Не пе­чаль­ся, Вла­ды­ка, не скор­беть, а бла­го­да­рить Гос­по­да нуж­но. Ес­ли бы Гос­подь не по­слал это­го сне­га и мо­ро­за, то был бы го­лод во всей стране, ко­то­рым Гос­подь хо­тел на­ка­зать нас за гре­хи на­ши, но по мо­лит­вам Бо­го­ро­ди­цы и свя­тых уми­ло­сер­дил­ся над на­ми и по­слал мо­роз, чтобы пе­ре­мер­ли чер­ви, под­та­чи­вав­шие кор­ни хле­бов. На­ут­ро же на­сту­пит опять теп­ло, снег этот рас­та­ет и на­по­ит зем­лю. По ми­ло­сти Гос­по­да, бу­дет пло­до­ро­дие". На дру­гой день, как пред­ска­зы­вал св. Вар­ла­ам, на­сту­пи­ло теп­ло. Ар­хи­епи­ско­пу при­нес­ли с по­ля ржа­ных ко­ло­сьев с кор­ня­ми, на ко­то­рых ока­за­лось мно­же­ство вы­мер­ших чер­вей. И был в тот год неви­дан­ный уро­жай.

Кро­ме да­ра про­зор­ли­во­сти, Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка да­ром чу­до­тво­ре­ния.

Близ оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма жил один по­се­ля­нин, имев­ший сы­на. Он осо­бен­но чтил пре­по­доб­но­го, ча­сто при­хо­дил в мо­на­стырь слу­шать бе­се­ду его и при­сы­лал на мо­на­стыр­ские нуж­ды, сколь­ко мог по сво­им сред­ствам. Сын это­го по­се­ля­ни­на за­бо­лел, и не бы­ло на­деж­ды на его вы­здо­ров­ле­ние. То­гда отец, взяв боль­но­го сы­на, по­нес его в оби­тель пре­по­доб­но­го. Но на пу­ти маль­чик умер. С горь­ким пла­чем по­до­шел огор­чен­ный отец к ке­ллии пре­по­доб­но­го и ска­зал: "Я на­де­ял­ся, что по тво­им мо­лит­вам сын мой вы­здо­ро­ве­ет, но по­лу­чил боль­шую скорбь. Луч­ше бы­ло бы для ме­ня, ес­ли бы он умер до­ма, неже­ли на до­ро­ге". Св. Вар­ла­ам ска­зал ему: "На­прас­но ты пла­чешь и со­кру­ша­ешь­ся. Раз­ве ты не зна­ешь, что всех ожи­да­ет смерть и об­щий суд, и как вос­хо­тел Гос­подь, так и со­тво­рил. По­се­му, воз­люб­лен­ный, не скор­би об этом, а по­ди при­го­товь все нуж­ное к по­гре­бе­нию". Меж­ду тем св. Вар­ла­ам, тро­ну­тый его го­рем, пре­кло­нив ко­ле­на, стал усерд­но мо­лить Гос­по­да вос­кре­сить от­ро­ка, и Гос­подь услы­шал мо­лит­ву Сво­е­го угод­ни­ка – умер­ший ожил. Отец с изум­ле­ни­ем уви­дел сы­на сво­е­го си­дя­щим на по­сте­ли пре­по­доб­но­го со­вер­шен­но здо­ро­вым. С ра­дост­ны­ми сле­за­ми при­пал он к но­гам св. Вар­ла­а­ма, бла­го­да­ря его и про­слав­ляя Бо­га, чу­до­дей­ству­ю­ще­го во свя­тых Сво­их. Не же­лая сла­вы че­ло­ве­че­ской, св. Вар­ла­ам ста­рал­ся скрыть со­вер­шив­ше­е­ся чу­до и ска­зал по­се­ля­ни­ну: "Ты, как я ви­жу, об­ма­нул­ся и от силь­ной пе­ча­ли, по­те­ряв здра­вый ум, не по­нял дей­стви­тель­но­сти. Сын твой и не уми­рал, и не вос­кре­сал, но, из­не­мог­ши до­ро­гой от хо­ло­да, впал в бес­чув­ствен­ность, а ты по­ду­мал, что он умер. Те­перь же, со­грев­шись в теп­лой кел­лии, он при­шел в со­зна­ние, а те­бе ка­жет­ся, что он вос­крес". Но по­се­ля­нин ни­как не мог со­гла­сить­ся с та­ким объ­яс­не­ни­ем. "За­чем ты, угод­ник Бо­жий, хо­чешь скрыть от ме­ня чу­до? – ска­зал он свя­то­му. – Я хо­ро­шо знаю, что сын мой был мертв. Ес­ли бы я не ви­дел яс­но, что он умер, не стал бы го­то­вить все нуж­ное к по­гре­бе­нию". То­гда пре­по­доб­ный стро­го за­пре­тил ему рас­ска­зы­вать о со­вер­шив­шем­ся чу­де при его жиз­ни, пре­ду­пре­див, что ес­ли он рас­ска­жет ко­му-ли­бо об этом, то и сам ли­шит­ся ми­ло­сти Бо­жи­ей, и опять по­те­ря­ет сы­на. Ра­ду­ясь и про­слав­ляя Бо­га и Его угод­ни­ка Вар­ла­а­ма, воз­вра­тил­ся по­се­ля­нин в дом свой.

Неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны пре­по­доб­ный окон­чил по­стро­е­ние ка­мен­но­го хра­ма в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня вме­сто преж­не­го де­ре­вян­но­го. Пред­ви­дя свою кон­чи­ну. св. Вар­ла­ам при­звал к се­бе всю бра­тию и ска­зал: "На­ста­ло вре­мя, де­ти мои, от­хож­де­ния мо­е­го ко Гос­по­ду, но я не остав­лю вас си­ро­та­ми и все­гда бу­ду с ва­ми ду­хом, и, ес­ли бу­де­те жить в люб­ви, то мо­на­стырь этот и по­сле мо­ей смер­ти не бу­дет иметь ни в чем недо­стат­ка". Пла­ка­ли неутеш­но ино­ки, про­ща­ясь с сво­им лю­би­мым на­став­ни­ком, но пре­по­доб­ный уго­ва­ри­вал их не скор­беть, а мо­лить­ся о нем. В по­след­ней бе­се­де сво­ей он с оте­че­ской лю­бо­вью убеж­дал их не осла­бе­вать в по­дви­гах по­ста и мо­лит­вы, обе­ре­гать ду­шу свою от вся­ких дур­ных по­мыс­лов, но жить так, чтобы каж­дый день быть го­то­вы­ми к смер­ти. "Вве­ряю вас преж­де все­го в ру­ки Бо­жии, – ска­зал он бра­тии, – блю­сти­те­лем же душ и те­лес ва­ших остав­ляю игу­ме­на Ан­то­ния, ко­то­рый сей­час на­хо­дит­ся в Иеру­са­ли­ме". По да­ру про­зор­ли­во­сти пре­по­доб­ный уви­дел при­бли­жав­ше­го­ся к оби­те­ли Ан­то­ния. Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам с бла­го­сло­ве­ни­ем вру­чил ему свое ста­до и мир­но скон­чал­ся в 6-й день но­яб­ря 1192 го­да.

Из­ве­стие о кон­чине го­ря­чо лю­би­мо­го и чти­мо­го все­ми пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма силь­но опе­ча­ли­ло всех жи­те­лей Нов­го­ро­да. На по­гре­бе­ние его при­был ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да со всем ду­хо­вен­ством, ино­ки из всех мо­на­сты­рей и по­чти все жи­те­ли го­ро­да, вся­ко­го воз­рас­та, по­ла и со­сто­я­ния. Плач на­ро­да за­глу­шал по­гре­баль­ные пес­но­пе­ния. За эту на­род­ную лю­бовь пре­по­доб­ный воз­дал лю­бо­вью: мно­гие боль­ные по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние.

День этот остал­ся па­мят­ным для на­ро­да, и в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го до сих пор со­хра­ня­ет­ся обы­чай в день кон­чи­ны его раз­да­вать ми­ло­сты­ню всем убо­гим, сколь­ко бы их ни при­хо­ди­ло, по за­по­ве­ди свя­то­го Вар­ла­а­ма, по­велев­ше­го при­ни­мать всех стран­ных, кор­мить их и по­ко­ить.

Гос­подь да­ро­вал свя­то­му Вар­ла­а­му дар чу­до­тво­ре­ния и по его кон­чине, так что все, при­хо­дя­щие с ве­рой ко гро­бу угод­ни­ка, по­лу­ча­ют про­си­мое.

Труд­но и опи­сать все мно­го­чис­лен­ные чу­де­са свя­то­го Вар­ла­а­ма. Один сле­пой, дол­го стра­дав­ший и мно­го без успе­ха ле­чив­ший­ся от сво­ей бо­лез­ни, про­сил при­ве­сти его в мо­на­стырь св. Вар­ла­а­ма. Во вре­мя пе­ния мо­леб­на Бо­го­ма­те­ри сле­пой усерд­но мо­лил­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го. Ко­гда же за­пе­ли: "Вла­ды­чи­це, при­и­ми мо­лит­вы раб тво­их...", он вдруг уви­дел гроб пре­по­доб­но­го. Не смея ве­рить сво­е­му ис­це­ле­нию, он по­до­шел ко гро­бу и ося­зал его. С чув­ством жи­вой ра­до­сти и бла­го­дар­но­сти к свя­то­му он объ­явил всем о сво­ем чу­дес­ном ис­це­ле­нии, и все про­сла­ви­ли Гос­по­да и Его угод­ни­ка.

Один че­ло­век, имев­ший боль­шую ве­ру к пре­по­доб­но­му, от­пра­вил­ся по во­де вме­сте с же­ной по­кло­нить­ся мо­щам его; на об­рат­ном пу­ти из мо­на­сты­ря лод­ка опро­ки­ну­лась, и он уто­нул. Ры­ба­ки со­сед­не­го се­ле­ния с тру­дом отыс­ка­ли его те­ло и вы­та­щи­ли се­тя­ми. При ви­де уто­нув­ше­го неко­то­рые роп­та­ли на пре­по­доб­но­го, что не спас от смер­ти че­ло­ве­ка, при­хо­див­ше­го к нему с ве­рой. "При­шед­ши к мо­щам пре­по­доб­но­го, че­ло­век этот на­де­ял­ся по­лу­чить здо­ро­вье и дол­го­лет­нюю жизнь, – го­во­ри­ли они, – а вме­сто то­го по­гиб та­кой неча­ян­ной смер­тью. Луч­ше бы ему не при­хо­дить и не мо­лить­ся, неже­ли, по­мо­лив­шись, так уме­реть". Но Гос­подь не по­пустил по­ри­ца­ния на Сво­е­го угод­ни­ка. Уто­нув­ший неожи­дан­но встал, про­слав­ляя Бо­га и свя­то­го Вар­ла­а­ма.

В 1408 го­ду Нов­го­род­ский князь Кон­стан­тин тяж­ко за­бо­лел, так что по­те­ря­ли со­вер­шен­но на­деж­ду на его вы­здо­ров­ле­ние. Он ве­лел от­не­сти се­бя в оби­тель св. Вар­ла­а­ма. Без па­мя­ти при­нес­ли кня­зя ко гро­бу пре­по­доб­но­го, а при­бли­жен­ные ста­ли ду­мать о по­гре­бе­нии. Но бла­го­го­вей­ные ино­ки уте­ша­ли их на­деж­дой на по­мощь св. Вар­ла­а­ма. "Ве­руй­те толь­ко в Бо­га и воз­ло­жи­те на­деж­ду на пре­по­доб­но­го, ко­то­рый по­даст ис­це­ле­ние кня­зю", – го­во­ри­ли они. Со­вер­шив мо­ле­бен при гро­бе свя­то­го, игу­мен и бра­тия от­пра­ви­лись на тра­пе­зу, оста­вив боль­но­го в церк­ви. Вдруг он стал со­вер­ше­но здо­ро­вым, как бы про­бу­див­шись от глу­бо­ко­го сна. По­лу­чив из­ве­стие об этом, игу­мен и бра­тия по­спе­ши­ли в цер­ковь и на­шли кня­зя здо­ро­вым, мо­ля­щим­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го.

В 1445 го­ду ве­ли­кий князь Ва­си­лий Тем­ный с сы­но­вья­ми при­был в Нов­го­род. Там опас­но за­бо­лел лю­би­мый по­стель­ни­чий кня­зя Гри­го­рий и во­семь дней ле­жал без пи­щи. Во сне он от­ве­чал как буд­то спра­ши­вав­шим его, хо­тя с ним ни­кто из быв­ших при нем не го­во­рил. Ко­гда он при­шел в со­зна­ние, его спро­си­ли, с кем он раз­го­ва­ри­вал. Гри­го­рий от­ве­чал: "Ле­жа на по­сте­ли, я ду­мал, как бы мне по­бы­вать в оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма, чтобы по­мо­лить­ся при его гро­бе. Вдруг я услы­шал го­лос, что идет к те­бе сам чу­до­тво­рец. Я уви­дел, что ко мне идет св. Вар­ла­ам с кре­стом в ру­ке. По­дой­дя ко мне, пре­по­доб­ный ска­зал: "Ты мо­лишь­ся Ни­ко­лаю Чу­до­твор­цу и ме­ня при­зы­ва­ешь в по­мощь, не зная ме­ня, и ка­нон мой, и жи­тие спи­сал, да­же дал обет по­стричь­ся в мо­на­сты­ре мо­ем. Мо­лись и впредь Ни­ко­лаю Чу­до­твор­цу, а я твой по­мощ­ник. Те­перь же, уви­дев ме­ня, будь мне ве­рен: я те­бя из­бав­лю от тво­ей бо­лез­ни". "По­это­му про­шу вас, – про­дол­жал Гри­го­рий, – от­ве­зи­те ме­ня в оби­тель пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, ес­ли да­же и смерть по­стигнет ме­ня здесь, по­гре­би­те ме­ня в его оби­те­ли". По этой прось­бе боль­но­го по­ло­жи­ли в са­ни и по­вез­ли в мо­на­стырь. До­ро­гою он умер. Про­во­жав­шие его не зна­ли, как по­сту­пить, вез­ти ли те­ло в оби­тель или от­вез­ти к ро­ди­те­лям. Но, ис­пол­няя прось­бу умер­ше­го, ре­ши­лись от­вез­ти его в оби­тель. У мо­на­стыр­ских во­рот мерт­вый неожи­дан­но ожил и гром­ко вос­клик­нул: "Я был мертв, и ныне здесь!" Про­во­жав­шие его ста­ли спра­ши­вать, но он не мог бо­лее ни­че­го ска­зать. Услы­шав об этом чу­де, игу­мен Леон­тий и бра­тия со­бра­лись в цер­ковь и со­вер­ши­ли мо­ле­бен при гро­бе пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма. Ожив­ший сто­ял на но­гах, но был нем. Ко­гда же его вве­ли в ке­ллию и по его прось­бе при­нес­ли ико­ну св. Вар­ла­а­ма, юно­ша, при­бли­зив­шись к иконе, вне­зап­но за­го­во­рил. Со сле­за­ми бла­го­да­рил он пре­по­доб­но­го за свое ис­це­ле­ние и рас­ска­зал игу­ме­ну и бра­тии о слу­чив­шем­ся с ним: "В час смер­ти ви­дел я око­ло се­бя мно­же­ство бе­сов, и один из них дер­жал сви­ток, где бы­ли за­пи­са­ны гре­хи мои. Но свя­ти­тель Ни­ко­лай, от­го­няя от ме­ня де­мо­нов, ска­зал: "Немно­гие доб­рые де­ла его зна­чат боль­ше, чем гре­хи его, в ко­то­рых он при­том рас­ка­ял­ся ду­хов­но­му от­цу". То­гда бе­сы скры­лись, яви­лись Ан­ге­лы, и один из них по­вел ме­ня в свет­лое ме­сто, где рос­ло мно­же­ство пре­крас­ных де­ре­вьев. Здесь я уви­дел пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма с по­со­хом в ру­ке, как изо­бра­жен он на иконе. По­дой­дя ко мне, он ска­зал: "Гри­го­рий! Я не успел прид­ти к те­бе при ис­хо­де тво­ем. Те­перь ты хо­чешь ли оста­вать­ся здесь?" – "Хо­чу здесь пре­бы­вать", – от­ве­тил я. Св. Вар­ла­ам ска­зал: "Хо­ро­шо бы бы­ло остать­ся те­бе здесь, но бу­дут скор­беть ро­ди­те­ли твои; иди утешь от­ца и мать". Взяв ме­ня за ру­ку, пре­по­доб­ный по­вел ме­ня, а Ан­гел шел впе­ре­ди в диа­кон­ском оде­я­нии. Прой­дя ми­мо цве­ту­щих де­ре­вьев, Ан­гел скрыл­ся, а пре­по­доб­ный, осе­нив ме­ня кре­стом и ико­ною свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, ска­зал: "Через семь лет ты бу­дешь у ме­ня" и стал неви­ди­мым, а я ожил". Это чу­до со­вер­ши­лось 31 ян­ва­ря 1445 го­да.

Чу­де­са, со­вер­шав­ши­е­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, по­бу­ди­ли Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ев­фи­мия при­сту­пить к осви­де­тель­ство­ва­нию свя­тых мо­щей его. С бла­го­го­ве­ни­ем при­сту­пил к это­му ар­хи­епи­скоп. При­звав к се­бе Ху­тын­ско­го игу­ме­на Та­ра­сия, он за­по­ве­дал три­днев­ный пост и мо­лит­ву в оби­те­ли и сам по­стил­ся и мо­лил­ся эти дни. Через три дня ар­хи­епи­скоп с игу­ме­ном и од­ним ипо­ди­а­ко­ном во­шли в храм, с мо­лит­вой сня­ли ка­мен­ную кры­шу с гро­ба и уви­де­ли чест­ное те­ло пре­по­доб­но­го со­вер­шен­но нетлен­ным: ли­цо и бо­ро­да его бы­ли сход­ны с изо­бра­же­ни­ем на иконе, сто­яв­шей над гро­бом. Все про­сла­ви­ли Бо­га, а ипо­ди­а­кон, по­ра­жен­ный чу­дом, при­нял мо­на­ше­ство. Это бы­ло око­ло 1452 го­да.

Мо­щи пре­по­доб­но­го и по­сле то­го оста­лись за­кры­ты­ми. В 1471 го­ду ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Иоанн III, за­во­е­вав Нов­го­род, при­был в Ху­тын­скую оби­тель по­кло­нить­ся свя­то­му Вар­ла­а­му. "По­че­му не от­кры­ва­ют гро­ба свя­то­го?" – спро­сил он игу­ме­на На­фа­наи­ла. "Из­дав­на ни­кто не сме­ет ви­деть мо­щи чу­до­твор­ца, – от­ве­чал игу­мен, – ни для кня­зей, ни для ар­хи­епи­ско­пов, ни для бо­яр не от­кры­ва­ют их, по­ка Гос­по­ду не бла­го­угод­но бу­дет изъ­явить на то Свою во­лю". То­гда ве­ли­кий князь гнев­но ска­зал: "Ни­кто из свя­тых не скры­ва­ет­ся, но они вез­де по все­лен­ной яв­ны бы­ва­ют, чтобы каж­дый хри­сти­а­нин мог с ве­рою при­хо­дить к свя­тым мо­щам, це­ло­вать их и по­лу­чать за­щи­ту. От­кры­ты мо­щи свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Ба­рах, а так­же в Ца­рь­гра­де все­лен­ский пат­ри­арх в празд­ник Рож­де­ства Пред­те­чи все­на­род­но воз­дви­га­ет чест­ную ру­ку его". С эти­ми сло­ва­ми он гроз­но при­ка­зал от­крыть гроб, гнев­но уда­ряя при этом жез­лом в зем­лю. Но Гос­по­ду угод­но бы­ло вра­зу­мить кня­зя, что все силь­ные зем­ли ни­что пред ли­цом Гос­по­да. Ед­ва толь­ко ста­ли под­ни­мать ка­мен­ную дос­ку и ко­пать зем­лю, как из гро­ба свя­то­го вы­шел гу­стой дым и за­тем пла­мень, опа­лив­ший сте­ны хра­ма. В ужа­се бро­сил­ся князь со сво­ей сви­той вон из хра­ма, вы­ро­нив жезл, ко­то­рым гнев­но уда­рял зем­лю. В па­мять чу­да в оби­те­ли хра­нит­ся этот жезл.

Один инок Та­ра­сий но­чью при­го­тов­лял све­чи для утрен­не­го бо­го­слу­же­ния в хра­ме, где на­хо­дят­ся мо­щи св. Вар­ла­а­ма. Вдруг он ви­дит, что са­ми со­бою за­жглись све­чи над гро­бом свя­то­го и пе­ред ико­на­ми, раз­го­ре­лись уго­лья в ка­ди­ле, и храм на­пол­нил­ся бла­го­уха­ни­ем. По­том Та­ра­сий уви­дел, что пре­по­доб­ный встал из гро­ба и, став по­сре­ди хра­ма, дол­го мо­лил­ся о ве­ли­ком Нов­го­ро­де, чтобы че­ло­ве­ко­лю­би­вый Гос­подь от­вра­тил от него гнев Свой и из­ба­вил от ожи­да­ю­ще­го его на­ка­за­ния. В ужа­се Та­ра­сий пал к но­гам пре­по­доб­но­го. Св. Вар­ла­ам, под­няв его, ска­зал: "Не бой­ся, брат Та­ра­сий, хо­чу от­крыть те­бе лю­тое го­ре, ко­то­рое го­то­вит Гос­подь Ве­ли­ко­му Нов­го­ро­ду за то, что он ис­пол­нил­ся неправ­ды. Взой­ди на цер­ков­ную кров­лю и по­смот­ри, что ныне со­вер­ша­ет­ся над Нов­го­ро­дом". Та­ра­сий по­бе­жал и уви­дел, что во­ды озе­ра Иль­ме­ня под­ня­лись вы­со­ко и го­то­вы за­то­пить Нов­го­род. Св. Вар­ла­ам со сле­за­ми мо­лил­ся Гос­по­ду о спа­се­нии го­ро­да. По­том он опять по­слал Та­ра­сия смот­реть на го­род. Та­ра­сий уви­дел мно­же­ство Ан­ге­лов, ко­то­рые бро­са­ли ог­нен­ные стре­лы на тол­пы муж­чин, жен­щин и де­тей. Пре­по­доб­ный сно­ва стал со сле­за­ми мо­лить­ся и по­том ска­зал: "Мо­лит­ва­ми Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и всех свя­тых Гос­подь по­ми­ло­вал Нов­го­род от по­то­па, но в нем бу­дет силь­ный мор на лю­дей . В тре­тий раз по­слал свя­той Вар­ла­ам Та­ра­сия смот­реть на го­род. Тот уви­дел ог­нен­ную ту­чу, ко­то­рая шла на го­род. "Брат Та­ра­сий! – ска­зал пре­по­доб­ный. – По­сле мо­ра бу­дет боль­шой по­жар в Нов­го­ро­де, и вся тор­го­вая сто­ро­на его сго­рит". По­сле это­го свя­той воз­вра­тил­ся в гроб свой, све­чи и фими­ам по­гас­ли са­ми со­бой. Все пред­ска­зан­ное сбы­лось. Чрез че­ты­ре го­да по­сле это­го от­кро­ве­ния Та­ра­сию в 1509 го­ду был мор и силь­ный по­жар в Нов­го­ро­де (Сбор. ле­топ. III. 245-247).

Та­ким об­ра­зом св. Вар­ла­ам и по пре­став­ле­нии сво­ем не остав­лял без по­мо­щи и свою оби­тель, и ро­ди­ну – Нов­го­род, а вме­сте с сим был теп­лым мо­лит­вен­ни­ком и за всю Рус­скую зем­лю.

Из­вест­на так­же по­мощь пре­по­доб­но­го в ду­хов­ной жиз­ни жи­те­лей Нов­го­род­ской зем­ли. Ве­ли­ко­му кня­зю Мос­ков­ско­му Ва­си­лию Иоан­но­ви­чу бы­ло яв­ле­ние: во сне он уви­дел пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма. ко­то­рый ска­зал ему, что в Нов­го­ро­де три оби­те­ли не име­ют пас­ты­рей: на Ху­тыне, св. Ге­ор­гия и св. Ан­то­ния, и бра­тья в них жи­вут дур­но. (Мит­ро­по­ли­том на Ру­си был Вар­ла­ам). Имен­но то­гда же в Моск­ву бы­ли по­сла­ны ино­ки с прось­бой на­пра­вить на­сто­я­те­лей в эти мо­на­сты­ри (в Нов­го­ро­де в это вре­мя не бы­ло ар­хи­епи­ско­па). Это бы­ло в 1517 г.. Ве­ли­кий князь немед­лен­но же ве­лел на­зна­чить на­сто­я­те­лей в озна­чен­ные мо­на­сты­ри. С то­го вре­ме­ни ве­ли­кий князь стал осо­бен­но чтить пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, и пре­по­доб­ный неред­ко яв­лял­ся ему во сне и укреп­лял его в борь­бе с вра­га­ми, так что свои по­бе­ды над ни­ми ве­ли­кий князь при­пи­сы­вал по­мо­щи св. Вар­ла­а­ма. Но па­мять св. Вар­ла­а­ма ста­ли празд­но­вать в Москве го­раз­до рань­ше. В 1461 г. был освя­щен при церк­ви св. Иоан­на Пред­те­чи у Бо­ро­виц­ких во­рот при­дел во имя св. Вар­ла­а­ма Ху­тын­ска­го. В са­мой же оби­те­ли Ху­тын­ской храм в честь св. Вар­ла­а­ма по­стро­ен в 1410 го­ду (Собр. лет. III. 104 235. IV. 114. IV. 182).

Пе­ре­се­лив­шись в небес­ную оби­тель, св. Вар­ла­ам по сво­е­му обе­ща­нию не остав­лял сво­им по­пе­че­ни­ем устро­ен­ную им зем­ную оби­тель. Он стро­го сле­дил за ис­пол­не­ни­ем ино­ка­ми дан­но­го им уста­ва и неред­ко, яв­ля­ясь сам, на­ка­зы­вал или по­мо­гал им. Игу­мен Сер­гий, при­быв­ший в Ху­тын­ский мо­на­стырь из мос­ков­ско­го Ан­д­ро­ни­е­ва мо­на­сты­ря, вел невоз­дер­жан­ную жизнь, был неми­ло­стив к бед­ным и за­пре­тил при­ни­мать стран­ни­ков. Пре­по­доб­ный не по­тер­пел та­ко­го на­ру­ше­ния сво­ей за­по­ве­ди. Од­на­жды во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния один из ино­ков уви­дел, что св. Вар­ла­ам, встав из гро­ба, по­до­шел к Сер­гию, от­нял у него жезл и на­ка­зал им игу­ме­на. Как мерт­вый, упал недо­стой­ный игу­мен, бра­тия от­нес­ла его в кел­лию, где он чрез неде­лю умер.

Та­ким же об­ра­зом на­ка­зал пре­по­доб­ный и дру­го­го игу­ме­на, Ни­ки­фо­ра, за на­ру­ше­ние за­по­ве­ди о ми­ло­сер­дии к бед­ным. В седь­мой год прав­ле­ния Ни­ки­фо­ро­ва оби­те­лью на­чал­ся силь­ный го­лод в Нов­го­род­ской зем­ле. Мно­же­ство бед­ных лю­дей при­хо­ди­ли в оби­тель св. Вар­ла­а­ма и со сле­за­ми про­си­ли хле­ба, но игу­мен Ни­ки­фор ве­лел ото­гнать их и за­пе­реть во­ро­та. Но­чью явил­ся ему св. Вар­ла­ам с жез­лом в ру­ке и ска­зал: "За­чем ты так неми­ло­серд­но по­сту­па­ешь с бед­ны­ми? Они из­не­мо­га­ют от го­ло­да и близ­ки к смер­ти, а ты не толь­ко не дал им пи­щи, но и во­ро­та оби­те­ли за­пер. А я за­по­ве­дал всем жи­ву­щим в мо­ей оби­те­ли преж­де все­го лю­бить друг дру­га, кор­мить и по­ко­ить ни­щих и стран­ных, при­хо­дя­щих в оби­тель. За та­кое ми­ло­сер­дие, по бла­го­да­ти Хри­сто­вой, оби­тель моя ни­ко­гда не оску­де­ет. Ты же сво­ей ску­по­стью и нелю­бо­вью оскор­бил Хри­ста, до­пу­стил уй­ти из на­шей оби­те­ли мно­гих го­лод­ны­ми и из­не­мог­ши­ми". Ска­зав это, пре­по­доб­ный на­ка­зал игу­ме­на жез­лом. С той ми­ну­ты Ни­ки­фор по­чув­ство­вал рас­слаб­ле­ние в ру­ке и но­ге, так что дол­жен был оста­вить управ­ле­ние мо­на­сты­рем и уда­лить­ся в Чу­дов мо­на­стырь, где он рас­ка­ял­ся в сво­ем гре­хе и по­лу­чил ис­це­ле­ние по мо­лит­ве св. Вар­ла­а­ма.

В мо­на­сты­ре св. Вар­ла­а­ма был инок Та­ра­сий, ико­но­пи­сец, бла­го­об­раз­ный по на­руж­но­сти и от­ли­чав­ший­ся ду­шев­ны­ми до­сто­ин­ства­ми, так что бра­тия по­ру­чи­ла ему мо­на­стыр­скую каз­ну. Но Та­ра­сий в непро­дол­жи­тель­ное вре­мя из­ме­нил­ся нра­вом, на­чал упи­вать­ся ви­ном, ко­то­рое дер­жал у се­бя в ке­ллии, и не хо­тел по­мо­гать бед­ным. По за­ве­ща­нию св. Вар­ла­а­ма 6 но­яб­ря, в день его кон­чи­ны, из мо­на­стыр­ской каз­ны долж­ны бы­ли раз­да­вать ми­ло­сты­ню всем бед­ным, сколь­ко бы их ни при­шло в оби­тель. Та­ра­сий не вы­дал бед­ным ни­че­го в тот день, а сам, оста­вив да­же ли­тур­гию, пи­ро­вал со сво­и­ми дру­зья­ми.

В то вре­мя, ко­гда Та­ра­сий си­дел за сто­лом с дру­зья­ми в сво­ей ке­ллии, явил­ся ему пре­по­доб­ный и стро­го стал уко­рять за дур­ную жизнь и неис­пол­не­ние его за­по­ве­ди. Пре­по­доб­ный же­сто­ко на­ка­зал Та­ра­сия жез­лом, и тот упал на зем­лю. Его под­ня­ли, ду­мая что он впал в тяж­кую бо­лезнь, но он рас­ска­зал всем о быв­шем ему яв­ле­нии и рас­ка­ял­ся во гре­хе сво­ем.

Та­ко­му же на­ка­за­нию от пре­по­доб­но­го под­верг­ся и чаш­ник мо­на­стыр­ский, ко­то­рый не хо­тел да­вать ви­на бра­тии в необ­хо­ди­мых слу­ча­ях, а сам по­сто­ян­но на­пи­вал­ся до­пья­на. Св. Вар­ла­ам явил­ся нече­сти­во­му и на­ка­зал его жез­лом, по­сле че­го тот умер в рас­слаб­ле­нии.

Ке­ларь Иоасаф вел невоз­дер­жан­ную жизнь, упи­ва­ясь мо­на­стыр­ским ви­ном и ме­дом, и был же­сто­ко на­ка­зан пре­по­доб­ным. Од­на­жды Иоасаф, на­хо­дясь в по­гре­бе, пил там ви­но. Вдруг явил­ся ему св. Вар­ла­ам и с гне­вом ска­зал ему: "Так ли, ста­рец, сле­ду­ет жить те­бе? Раз­ве доз­во­ля­ет устав безвре­мен­но пить, есть и на­сла­ждать­ся слад­ки­ми ме­да­ми и яст­ва­ми, как ты по­сту­па­ешь, не за­бо­тясь о сво­ем спа­се­нии? Не для то­го нас Гос­подь со­тво­рил, чтобы мы ели и пи­ли, оде­ва­лись в раз­лич­ные одеж­ды и уго­жда­ли это­му тлен­но­му те­лу, а для то­го, чтобы по­стом, мо­лит­вою, по­ка­я­ни­ем, сле­за­ми и ми­ло­сты­ней уго­жда­ли Бо­гу. А ты не бо­ишь­ся Страш­но­го су­да и веч­ных мук, упи­ва­ясь и еще на­сме­ха­ясь над дру­ги­ми, жи­ву­щи­ми по уста­ву мо­на­стыр­ско­му?"

По­сле это­го пре­по­доб­ный на­чал бить его жез­лом, го­во­ря: "По­кай­ся, ока­ян­ный, и об­ра­тись к Бо­гу; ес­ли же не по­ка­ешь­ся, то по­гиб­нешь злой смер­тью''. С то­го вре­ме­ни Иоасаф впал в рас­слаб­ле­ние. Бра­тия при­нес­ли его ед­ва жи­во­го в цер­ковь и ста­ли петь мо­ле­бен. По мо­лит­вам бра­тии ке­ларь по­лу­чил ис­це­ле­ние. Но, за­быв о вра­зум­ле­нии, через неко­то­рое вре­мя Иоасаф вновь стал ве­сти нетрез­вую жизнь и опять был на­ка­зан. Из Моск­вы при­шел бо­га­тый ку­пец на по­кло­не­ние св. Вар­ла­а­му и пред­ло­жил обиль­ную тра­пе­зу всей бра­тии. Как толь­ко нетрез­вый ке­ларь хо­тел вы­пить за­здрав­ную ча­шу, тот­час же упал на зем­лю и умер.

В Нов­го­род­ской зем­ле на­сту­пил силь­ный го­лод. В это вре­мя в Ху­тын­ской оби­те­ли был стро­и­те­лем некто До­си­фей. Он за­пре­тил ке­ла­рю раз­да­вать хлеб ни­щим и кор­мить стран­ни­ков в оби­те­ли. Осе­нью со всех мо­на­стыр­ских по­лей был све­зен хлеб и на­пол­не­ны им все жит­ни­цы. Од­на­жды дьяк жит­ный, Фе­о­дор, вой­дя в глав­ную жит­ни­цу, ко­то­рая бы­ла в са­ду, уви­дел, что хле­ба зна­чи­тель­но уба­ви­лось. За несколь­ко дней хле­ба убы­ло до ста мер. Фе­о­дор объ­явил об этой необык­но­вен­ной убы­ли ключ­ни­ку Сав­ва­тию и стро­и­те­лю До­си­фею. Осмот­рев вни­ма­тель­но жит­ни­цу и не най­дя ни­ка­ких по­вре­жде­ний, До­си­фей по­нял, что св. Вар­ла­ам об­ли­ча­ет его грех – на­ру­ше­ние им за­по­ве­ди пре­по­доб­но­го о ми­ло­сер­дии к бед­ным. То­гда он по-преж­не­му ве­лел раз­да­вать хлеб ни­щим и кор­мить стран­ни­ков. И что же? Чрез три дня по­сле это­го рас­по­ря­же­ния ключ­ник Сав­ва­тий, вой­дя в ту же жит­ни­цу, на­шел ее пол­ной хле­ба.

Инок Ага­пий, быв­ший пе­ка­рем хле­бов для бра­тии, имел обык­но­ве­ние спать на квашне, в ко­то­рой рас­тво­рял хле­бы, не ду­мая о том, что рас­твор этот освя­ща­ет­ся бла­го­сло­ве­ни­ем свя­щен­ни­ка и свя­той во­дой. Св. Вар­ла­ам, явив­шись ему, об­ли­чил его небла­го­го­ве­ние, угро­жая же­сто­ким на­ка­за­ни­ем, ес­ли тот не оста­вит сво­ей дур­ной при­выч­ки. Ужас­нул­ся инок и бо­лел це­лую неде­лю. Ко­гда же боль­но­го при­нес­ли ко гро­бу свя­то­го и со­вер­ши­ли мо­ле­бен, явил­ся ему опять пре­по­доб­ный Вар­ла­ам и, ис­це­лив его от бо­лез­ни, ска­зал: "Вот ты те­перь здо­ров; впе­ред не гре­ши, чтобы не слу­чи­лось с то­бою че­го-ли­бо ху­же".

Стро­гий к на­ру­ши­те­лям уста­ва, св. Вар­ла­ам в то же вре­мя был ми­ло­стив к тем ино­кам, ко­то­рые ис­пол­ня­ли свои обя­зан­но­сти, и яв­лял­ся ско­рым по­мощ­ни­ком в нуж­дах и бо­лез­нях. Так, он ис­це­лил по­но­ма­ря Иону, дол­го болев­ше­го, явив­шись ему во сне и ска­зав: "Не скор­би бо­лее, Иона, о сво­ей бо­лез­ни: вот ты те­перь здо­ров". Проснув­шись, Иона по­чув­ство­вал се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вым.

Дру­гой инок, Ири­нарх, от­ли­чав­ший­ся бо­го­бо­яз­нен­ною жиз­нью, три го­да был се­рьез­но бо­лен, так что бли­зок был к смер­ти и го­то­вил­ся к ней. Как-то но­чью боль­ной за­был­ся и уви­дел, что идет к нему св. Вар­ла­ам в свя­щен­ни­че­ском об­ла­че­нии с кре­стом в ру­ке, а за ним диа­кон с ка­ди­лом и бра­тия с ико­на­ми и све­ча­ми. Вой­дя в ке­ллию Ири­нар­ха, пре­по­доб­ный ве­лел по­ста­вить ико­ны, за­жечь све­чи и бла­го­сло­вил боль­но­го со сло­ва­ми: "Вот ты здо­ров, брат Ири­нарх, не гре­ши, мо­лись Бо­гу, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и ме­ня при­зы­вай в по­мощь". По­сле это­го св. Вар­ла­ам стал неви­дим. Проснув­шись, Ири­нарх по­чув­ство­вал се­бя здо­ро­вым.

У од­ной по­се­лян­ки, жив­шей при ре­ке Мсте, был де­ся­ти­лет­ний сын глу­хой, немой и сле­пой. Взяв его с со­бою, жен­щи­на по­шла в Ху­тын­ский мо­на­стырь по­мо­лить­ся св. Вар­ла­а­му. Ко­гда они по­до­шли к во­ро­там мо­на­сты­ря, от­рок вне­зап­но про­зрел и про­го­во­рил: "Это ли Ху­тынь мо­на­стырь?" Изум­лен­ная мать с ра­до­стью уви­де­ла, что по мо­лит­ве угод­ни­ка Бо­жия сын ее по­лу­чил все, че­го ли­шен был от рож­де­ния, – стал ви­деть, слы­шать и го­во­рить. Со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти при­па­ла она ко гро­бу чу­до­твор­ца и рас­ска­за­ла о слу­чив­шем­ся чу­де ар­хи­епи­ско­пу Ма­ка­рию, ко­то­рый в это вре­мя при­шел в оби­тель с крест­ным хо­дом из Нов­го­ро­да.

Сын од­но­го нов­го­род­ско­го бо­яри­на, Елев­фе­рия, от­рок Си­ме­он был рас­слаб­лен и не вла­дел пра­вой ру­кой, не го­во­рил. Бла­го­че­сти­вая баб­ка его Ев­до­кия при­вез­ла боль­но­го в оби­тель пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма и усерд­но мо­ли­ла его о по­мо­щи. Во вре­мя чте­ния Еван­ге­лия на мо­лебне вдруг боль­ной встал пря­мо на обе но­ги, на­чал кре­стить­ся пра­вой ру­кой и го­во­рить.

В Нов­го­ро­де близ Ни­коль­ско­го мо­на­сты­ря жил один ре­мес­лен­ник Гри­го­рий, у ко­то­ро­го же­на Ма­мел­фа 12 лет стра­да­ла от рас­слаб­ле­ния, не вла­дея ни ру­ка­ми, ни но­га­ми. В сре­ду пер­вой неде­ли по­ста свв. апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла но­чью яви­лись ей во сне два све­то­зар­ных му­жа. Один из них был в ар­хи­ерей­ском об­ла­че­нии, дер­жал в ру­ке ча­шу со Свя­ты­ми Тай­на­ми и, при­ча­стив боль­ную, стал неви­ди­мым. Дру­гой же был ста­рец в мо­на­ше­ском оде­я­нии. Ста­рец спро­сил боль­ную: "Зна­ешь ли, Ма­мел­фа, свя­ти­те­ля, ко­то­рый при­ча­стил те­бя Св. Тайн Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой?" Боль­ная сми­рен­но от­ве­ча­ла: "Нет, отец свя­той, я, греш­ная, в сво­ей бо­лез­ни и се­бя не знаю, а тем бо­лее не мо­гу знать, кто он. Ви­де­ла его толь­ко в свя­ти­тель­ской одеж­де. Ви­де­ла я его в необык­но­вен­ном све­те, си­я­ю­щим, как солн­це, че­го мой ум не мо­жет по­стиг­нуть; мне ли, греш­ной, знать его имя?" То­гда ста­рец ска­зал ей: "Это свя­ти­тель Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец". "А ты кто, свя­той отец?" – спро­си­ла его боль­ная. "Я Вар­ла­ам, игу­мен Ху­тын­ско­го мо­на­сты­ря, – от­ве­чал ей явив­ший­ся, – те­перь встань и иди за мной. Ко­гда же при­дет твой муж, рас­ска­жи ему о том, что ты ви­де­ла, и про­си, чтобы он в пят­ни­цу, ко­гда бу­дет крест­ный ход в мою оби­тель, свел те­бя ту­да, и при мо­ем гро­бе по­лу­чишь ис­це­ле­ние". Ска­зав это, св. Вар­ла­ам стал неви­дим. Боль­ная тот­час же по­чув­ство­ва­ла об­лег­че­ние. В пят­ни­цу она вме­сте с му­жем при­бы­ла в мо­на­стырь св. Вар­ла­а­ма. По­мо­лив­шись при его гро­бе и при­ло­жив­шись к иконе, она по­лу­чи­ла пол­ное ис­це­ле­ние.

В мо­на­сты­ре св. Вар­ла­а­ма жил один мо­нах, среб­ро­лю­би­вый и сла­сто­лю­би­вый, ни­ко­гда не по­мо­гав­ший бед­ным от обиль­ных да­ров, ко­то­рые при­но­си­ли ему из го­ро­да род­ствен­ни­ки. Слу­чи­лось ему од­на­жды с эти­ми да­ра­ми при­нять отра­ву, и он ле­жал при смер­ти. Но­чью во сне он уви­дел се­бя в церк­ви, где на­хо­дят­ся мо­щи св. Вар­ла­а­ма. Пре­по­доб­ный по­до­шел к нему, стал уко­рять его за невоз­дер­жа­ние в еде, быв­шее при­чи­ной его бо­лез­ни, за его ску­пость и неми­ло­сер­дие к бед­ным, и ска­зал ему, что ес­ли он рас­ка­ет­ся в сво­их гре­хах и из­ме­нит свою невоз­дер­жан­ную жизнь, то по­лу­чит про­ще­ние и ис­це­ле­ние от бо­лез­ни. По­том св. Вар­ла­ам ве­лел ему при­звать свя­щен­ни­ка, от­слу­жить мо­ле­бен и вы­пить свя­той во­ды. Ко­гда боль­ной ис­пол­нил по­ве­ле­ние пре­по­доб­но­го, по­лу­чил ис­це­ле­ние. С то­го вре­ме­ни он про­во­дил свою жизнь в по­сте, мо­лит­вах и усерд­но по­мо­гал бед­ным.

За­ни­мав­ший по­но­мар­скую долж­ность в оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма инок Ти­хон око­ло двух лет стра­дал тяж­кой бо­лез­нью, так что не мог на­гнуть­ся до зем­ли или под­нять что-ли­бо. Ча­сто мо­лил­ся Ти­хон при гро­бе пре­по­доб­но­го, но не по­лу­чал ис­це­ле­ния. Од­на­жды, бу­дучи один в церк­ви, он, при­сту­пив ко гро­бу свя­то­го, как бы с уко­ром ска­зал: "Угод­ник Хри­стов и чу­до­тво­рец Вар­ла­ам! Чу­жим, из­да­ле­ка при­хо­дя­щим к те­бе, страж­ду­щим раз­ны­ми неду­га­ми, ты обиль­но по­да­ешь ис­це­ле­ния от вся­ких бо­лез­ней, а ме­ня, прис­но­го тво­е­го ра­ба, не ис­це­ля­ешь. По­ми­луй же ме­ня, свя­той угод­ник Хри­стов и ис­це­ли от бо­лез­ни мо­ей!" В ту же ми­ну­ту боль­ной по­чув­ство­вал со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние.

Кли­рик хра­ма Со­фии в Нов­го­ро­де, Пан­те­лей­мон, род­ствен­ник ар­хи­епи­ско­па Ген­на­дия, впал в рас­слаб­ле­ние, пе­ре­стал го­во­рить и три го­да ле­жал без дви­же­ния. В пят­ни­цу пер­вой неде­ли по­ста свв. апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, ко­гда со­вер­ша­ет­ся крест­ный ход в мо­на­стырь, при­вез­ли ту­да и это­го рас­слаб­лен­но­го и по­ло­жи­ли при гро­бе св. Вар­ла­а­ма. Вдруг боль­ной уви­дел, что св. Вар­ла­ам вы­шел из гро­ба и опа­лил его ог­нем. От стра­ха боль­ной вско­чил и вскри­чал: "Свя­той чу­до­тво­рец Вар­ла­ам! По­ми­луй ме­ня и ис­це­ли от на­сто­я­щей бо­лез­ни!" Пре­по­доб­ный ска­зал ему: "Вот ты те­перь здо­ров и не гре­ши впе­ред". Ска­зав это, св. Вар­ла­ам стал неви­дим. Вне­зап­но боль­ной вы­здо­ро­вел и рас­ска­зал всем о сво­ем ви­де­нии.

Мно­же­ство и дру­гих чу­дес со­вер­ши­лось при гро­бе св. Вар­ла­а­ма, мно­го со­вер­ша­ет­ся их и ныне для всех, с ве­рою при­зы­ва­ю­щих угод­ни­ка Бо­жия. Он все­гда был теп­лым мо­лит­вен­ни­ком и пред­ста­те­лем пе­ред Гос­по­дом и за от­дель­ных лю­дей, и за Нов­го­род, и за всю рус­скую зем­лю. Не раз по его мо­лит­вам Гос­подь со­хра­нял на­шу род­ную Русь от страш­ных вра­гов. Так, в 1521 го­ду при хо­да­тай­стве пре­по­доб­но­го пред Гос­по­дом и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей от­ра­же­но на­па­де­ние на Рус­скую зем­лю та­тар под пред­во­ди­тель­ством Мах­мет-Ги­рея. О спа­се­нии Моск­вы от Мах­мет-Ги­рея так по­вест­ву­ет­ся в ска­за­нии о чу­до­твор­ной иконе Бо­го­ма­те­ри, име­ну­е­мой Вла­ди­мир­ской. В 1521 го­ду крым­ские, но­гай­ские и ка­зан­ские та­та­ры так быст­ро на­па­ли на мос­ков­ские вла­де­ния, что ве­ли­кий князь Ва­си­лий Иоан­но­вич ед­ва успел вы­ве­сти вой­ска свои на бе­ре­га Оки. По­бе­див во­е­вод рус­ских, та­та­ры дви­ну­лись к Москве, ис­треб­ляя все се­ле­ния на пу­ти сво­ем от Ниж­не­го до Моск­вы. Жи­те­ли окрест­но­стей Моск­вы бе­жа­ли в Моск­ву. Мит­ро­по­лит Вар­ла­ам и все жи­те­ли усерд­но мо­ли­лись Гос­по­ду о спа­се­нии, и Гос­подь уте­шил бед­ству­ю­щих чуд­ным ви­де­ни­ем об от­вра­ще­нии от них сво­е­го гне­ва. Жив­шая в Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре пре­ста­ре­лая и сле­пая мо­на­хи­ня, вме­сте с дру­ги­ми усерд­но мо­лив­ша­я­ся Гос­по­ду об из­бав­ле­нии го­ро­да от страш­ных вра­гов, удо­сто­и­лась чуд­но­го ви­де­ния. Она вдруг услы­ша­ла как бы боль­шой шум, вихрь и звон и уви­де­ла, что из Крем­ля в Спас­ские во­ро­та идут свя­ти­те­ли и дру­гие ли­ца в свя­щен­ных одеж­дах, ко­то­рые нес­ли Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­го­ма­те­ри. Ше­ствие это име­ло вид крест­но­го хо­да. В чис­ле свя­ти­те­лей шли свв. Петр, Алек­сий и Иона, мит­ро­по­ли­ты Мос­ков­ские, и дру­гие свя­ти­те­ли. Ко­гда этот со­бор свя­ти­те­лей вы­хо­дил из кремлев­ских во­рот, на­встре­чу им с од­ной сто­ро­ны вы­шел пре­по­доб­ный Сер­гий, а с дру­гой – пре­по­доб­ный Вар­ла­ам Ху­тын­ский. Оба они, встре­тив со­бор свя­ти­те­лей (по древ­не­му ру­ко­пис­но­му ска­за­нию, эта встре­ча про­изо­шла на Лоб­ном ме­сте), при­па­ли к но­гам их и спра­ши­ва­ли, за­чем они идут вон из го­ро­да и на ко­го остав­ля­ют его при на­ше­ствии вра­гов. Свя­ти­те­ли со сле­за­ми от­ве­ча­ли: "Мно­го мо­ли­ли мы Все­ми­ло­сти­во­го Бо­га и Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу об из­бав­ле­нии от на­ле­жа­щей скор­би, Бог же по­ве­лел нам не толь­ко вый­ти из се­го гра­да, но и вы­не­сти с со­бою чу­до­твор­ный об­раз Пре­чи­стой Его Ма­те­ри; ибо лю­ди сии пре­зре­ли страх Бо­жий и о за­по­ве­дях Его не ра­де­ли; по­се­му по­пустил Бог прид­ти се­му вар­вар­ско­му на­ро­ду, да на­ка­жут­ся ныне и через по­ка­я­ние воз­вра­тят­ся к Бо­гу". Свя­тые по­движ­ни­ки Сер­гий и Вар­ла­ам ста­ли умо­лять свя­ти­те­лей, чтобы они сво­и­ми мо­лит­ва­ми уми­ло­сти­ви­ли Гос­по­да. Вме­сте с ни­ми на­ча­ли мо­лить­ся, осе­ни­ли го­род кре­сто­об­раз­но. А за­тем все воз­вра­ти­лись в Кремль с чу­до­твор­ной ико­ной Бо­го­ро­ди­цы. Пред­ста­тель­ством свя­тых Рус­ской Церк­ви гро­зив­шая Москве опас­ность ми­но­ва­ла. Ко­гда та­та­ры хо­те­ли жечь мос­ков­ские по­са­ды, уви­де­ли во­круг го­ро­да бес­чис­лен­ное вой­ско рус­ское и с ужа­сом из­ве­сти­ли об этом ха­на. "Царь! что ты мед­лишь? На нас идет бес­чис­лен­ное мно­же­ство вой­ска из Моск­вы". Ис­пу­ган­ный этим из­ве­сти­ем, Мах­мет по­спеш­но от­сту­пил и бе­жал в свои вла­де­ния (Ска­за­ние о Вла­ди­мир­ской иконе Бо­гом., изд. 1849 г.).

В 1610 г. по мо­лит­вам пре­по­доб­ных Сер­гия, Вар­ла­а­ма и дру­гих свя­тых зем­ли Рус­ской бы­ли из­гна­ны из Моск­вы и Рос­сии по­ля­ки (Па­ли­цын об оса­де Тро­иц­кой Лав­ры).

В 1663 го­ду, в цар­ство­ва­ние ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам но­вым чу­дес­ным ви­де­ни­ем явил, что он не остав­ля­ет сво­им по­пе­че­ни­ем устро­ен­ный им мо­на­стырь Ху­тын­ский. В ча­совне близ Ху­тын­ско­го мо­на­сты­ря пре­по­доб­ный явил­ся од­но­му зем­ле­дель­цу, Ива­ну, по­ве­лел ид­ти ему в мо­на­стырь и ска­зать, что он, пре­по­доб­ный, вслед­ствие со­вер­шав­ших­ся бра­ти­ей без­за­ко­ний ушел из мо­на­сты­ря и жи­вет в ча­совне, и ес­ли бра­тия не по­ка­ет­ся, мо­на­стырь сго­рит и ко­ни изо­мрут. Бра­тия не по­ве­ри­ла Ива­ну, а нов­го­род­цы по рас­по­ря­же­нию гра­до­на­чаль­ни­ка, кня­зя Ива­на Реп­ни­на, по­са­ди­ли его в тюрь­му. За неве­рие князь Реп­нин был на­ка­зан те­лес­ным рас­слаб­ле­ни­ем, и то­гда зем­ле­де­лец Иван был по­слан с гра­мо­той от кня­зя Реп­ни­на к ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу, ко­то­рый его на­гра­дил и от­пу­стил. Мо­на­стырь в том же го­ду сго­рел и ко­ни из­мер­ли, как бы­ло пред­ска­за­но пре­по­доб­ным Вар­ла­а­мом в ви­де­нии. (Ска­за­ние это за­пи­са­но в 1663 го­ду в Со­ло­вец­ком мо­на­сты­ре со слов слу­жеб­ни­ка нов­го­род­ской со­бор­ной церк­ви Льва и со­хра­ни­лось в ру­ко­пи­си XVII ве­ка Им­пе­ра­тор­ской пуб­лич­ной биб­лио­те­ки. "Но­вое Вре­мя". 1898 го­да, 2 фев­ра­ля, N 7879).

Не остав­ля­ет сво­ей по­мо­щью пре­по­доб­ный род­ную зем­лю и ныне, не оста­вит ее и на бу­ду­щее вре­мя, ес­ли толь­ко мы бу­дем при­бе­гать к нему с теп­лой мо­лит­вой и жи­вой ве­рою в Гос­по­да.


См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Вар­ла­а­ма, Нов­го­род­ско­го чу­до­твор­ца" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.