Акафист святому преподобному Варсонофию Оптинскому

Предназначен для келейного чтения

Находится на рассмотрении в Комиссии по акафистам при Издательском Совете Русской Православной Церкви

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 14 апреля (01 апреля ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Кондак 1

Избранный воине Христов и чудотворче, преподобне отче наш Варсонофие, иже праведным житием твоим полки бесовския низложил еси и Русь Святую на стезях благочестия утвердил еси. Похвальная тебе приносим пения, ты же, яко имея велие дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободи, любовию зовущих:

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Икос 1

Лик Небесный воспевает богоугодное твое житие, зане от рождения избран был еси светити миру подвиги благочестия. Еще во отрочестве твоем старец богомудрый прорече о тебе, «яко отроча сие многия души избавит от огня геенскаго». Темже поминающе душеспасительныя твоя подвиги, с вои небесными совокупляющеся, похвальная тебе вопием:

Радуйся, чадо, млеком благочестия напоенное; радуйся, овен, хлебом премудрости упитанный.

Радуйся, молитвою церковною от млада материю окормленный; радуйся утреневавый Богу во умилении сердечнем.

Радуйся, на пажити церковней собравый крины благочестия; радуйся, рaлом любомудрия искоренивый страстей нечестие.

Радуйся, елень, на горы боговедения востекий; радуйся, яко воды смиренномудрия тамо испил еси.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 2

Сердце имея любвеобильное, нищим и сирым детям сострадал еси, отче Варсонофие. Памятуя, яко таковых есть Цapствие Небесное, угощения им сладкая учреждал еси, пищею земною питая их телеса, в души же их влагая пресладкая Божественная словеса. Темже сирии дети, зряще о них таковое промышление, Богу, питателю всех, возсылаху хвалу: Аллилуия.

Икос 2

В чине воинстем служа отечеству, образ благочестия русскому воинству был еси, откровением же свыше, яко апостол Павел, к почести вышняго звания позван быв. Таковому о тебе промышлению Божию чудящеся, сице тебе вопием:

Радуйся, христолюбиваго воинства добльственный поборниче; радуйся, оптинскаго ангелоподобнаго полка мудрый наставниче.

Радуйся, отечеству благомощное заступление явивый; радуйся, монашествующих духовным бранем искусно научивый.

Радуйся, с небесе Божественным откровением облиставыйся; радуйся, озарением небесным духовно преобразивыйся.

Радуйся, мечу ярости Божественныя на богопротивныя; радуйся, щите духовный, о немже сокрушаются стрелы разженныя.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 3

Житие мирское благочестно управив, отче Варсонофие, волю Божественную о себе взыскати восхотел еси. Темже благословением праведнаго Иоанна, пастыря Кронштадтскаго, священство тебе предуказася, и Гефсиманским старцем Варнавою брак духовный предречеся, в немже душу твою Жениху Христу уневестил еси, поя Ему: Аллилуия.

Икос 3

В Скит Предтечев притек, яко елень жаждущий, измыл еси тину страстей покаяния водою, разум же духовный почерпнул еси от богоносных старцев Оптинских, в возраст мужа духовнаго приспевый. Темже богоразумие твое похваляюще, сице тебе рцем:

Радуйся, от сует мирских, яко лань от тенет, устремивыйся; радуйся, яко на Иордан мысленный в Скит Предтечи притекий.

Радуйся, богоносным старцем, яко железо ковачу, душу свою вручивый; радуйся, послушанием, яко ключом, дверь страстей затворивый.

Радуйся, божественной воли желание постигнувый; радуйся, на недвижимем камени смирения себе утвердивый.

Радуйся, постом и бдением главы змиев сокрушивый; радуйся, Ангельския силы рачением своим возвеселивый.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 4

В чине Ангельстем водворивыйся в пустыни Оптинстей, яко бронею обложился еси постническим житием, и ратоборством искусным низложил еси козни диавольския, песнь победную поя Богу: Аллилуия.

Икос 4

Силою Свыше препоясався, преподобне, и крест на рамо взем иноческих скорбей, доблемудро попрал еси вся искушения бесовская и к почести вышняго звания победоносно потекл еси. Темже венец похвал исплетающе, сице тебе вопием:

Радуйся, святоотеческим учением, яко диадимою, увенчавый разум; радуйся, Ангелоподобными добродетельми украсивый душу.

Радуйся, иноческое житие херувимски пламенне возлюбивый; радуйся, предание богоносных старцев яко мед духовный пивый.

Радуйся, смиренномудрия камень краеуголен во глубине души утвердивый; радуйся, молитву, яко меч духовный, трезвением изостривый. Радуйся, псалмопением непрестанным демонская вышения смиривый; радуйся, яко трудолюбными подвиги храмину добродетелей совершил еси.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 5

Богоносному старцу Анатолию прилепивыйся любовию душевною, и добродетельным его житием душу свою снабдив, яко чадо возлюбленное дары сыноположения приял еси от него пребогатыя, духодвижною молитвою благодарно Богу вопия: Аллилуия.

Икос 5

Яко мудрый пастырь бразды правления скита Оптинскаго приял еси, и стада монашествующих духозлачным учением окормил еси, темже братия, видяще благодать старчества, на тебе почивающую, единогласно воззваша тебе таковая:

Радуйся, терпеливодушно понесый гонения, яко старец Лев; радуйся, украшенный смиренномудрием, яко старец Макарий.

Радуйся, розго, процветшая благословением старца Амвросия; радуйся, верный помощниче и жезле старости преподобнаго Иосифа.

Радуйся, возлюбленное чадо старца Анатолия; радуйся, духовный друже и сотаинниче старца Нектария.

Радуйся, богомудрый управителю скита по заветам старца Моисея; радуйся, любвеобильный авво, воспитавый Никона исповедника.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 6

Солнце Правды предуготови тя, яко стрелу избранну, и к темнонеистовым языкам тя устрели. Ты же молитвами своими христолюбивому воинству на враги споборствовал еси, раненых воев Таинами церковными пастырски снабдевая. Темже славит тя страна Российская и Богу победно вопиет: Аллилуия.

Икос 6

От востока солнечнаго возвращся, добропобедне Варсонофие, нощебденныя своя возставел еси подвиги и яко полная луна добродетельми сияя в нощи, Амалика мысленнаго умертвил еси смиренными своими моленьми. Темже подвиги твоя добльственныя восхваляя, велегласно тебе зовем:

Радуйся, стрела избранная, уязвившая древняго змия; радуйся, звездо Православия, озарившая народы неверныя.

Радуйся, христолюбивому воинству на враги соодоление; радуйся, церковными Таинами тех укрепление.

Радуйся, покаяния проповедниче радостотворный; радуйся, чудодейственный исцелений источниче.

Радуйся, яко молитвою уврачевал еси страждущих; радуйся, яко псалмопением усмирил еси враждующих.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 7

Яко безкровное мученичество, житие монашеское совершив, достигл еси безстрастия пристанища. Сего ради дар пророчества излия на тя Господь и яко светильник разсуждения постави тя на свещнице церковнем, да светиши в греховней нощи и заблуждшия ко стезям благочестия наставиши, еже славити им Бога и вопити Ему: Аллилуия.

Икос 7

Бурю греховную, имущую вскоре сокрушити землю русскую, твоима духовныма очима прозрел еси. Темже, яко новый пророк, к покаянию увещал еси приступити людей заблуждших, верных же укреплял еси претерпети достойно скорби грядущия. Сего ради яко утешителя богодухновеннаго поем тя суща:

Радуйся, мастию Духа Святаго помазанный пророче; радуйся, исполненный Божественных откровений небесный человече.

Радуйся, духовным взором сердца человеческая испытуяй; радуйся, покаянием чистосердечным грешники врачуяй.

Радуйся, разсуждения духовнаго светлейшее обиталище; радуйся, Божественных Таин достойное приятелище.

Радуйся, Оптинскаго старчества чистейшее зерцало; радуйся, народа русскаго православное забрало.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 8

Яко незлобиваго агнца во объятия своя приим пришедшаго к тебе Никона, предуставленнаго исповедника Оптинскаго. Емуже и предрекл еси, колико имать пострадати о Христе, в немже сотаинника себе обрел еси и ученика благопослушнаго, иже и ныне не отлучився от тебе, но в горнем присно ликуя, песнь согласную поет с тобою: Аллилуия.

Икос 8

Пастырскую хитрость восприим, богомудре отче, овцы Христовы на злачных пажитех благодати упасл еси, и словесным учением твоим, яко медоточным пивом, соль спасительнаго пути преложил еси на сладость им. Сего ради агнцы словесныя новомученическому стаду возрастил еси, с нимиже похвалами тя венчаем сими:

Радуйся, пастырю незлобивых агнцев; радуйся, губителю невидимых волков.

Радуйся, крест носивый, яко похвалу Христову; радуйся, плоть распявый со страстьми и похотьми.

Радуйся, новомучеников Оптинских богодухновенное удобрение; радуйся, священно-иноков боголепное украшение.

Радуйся, Никона венче златокованный; радуйся, собора Оптинскаго каменю богоизбранный.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 9

Радость ангельская на небеси явися о житии твоем святем; отче преподобне, демоном же скорбь велика бысть, егда умножил еси пастырския твоя подвиги. Темже многия души от власти демонския тобою свободившася, в лице спасаемых воспеша Богу: Аллилуия.

Икос 9

Мудрецов века сего яко буесловящих обличил еси, помышляющих о Творце своем яко не сущем, чудодействы же своими торжество веры показал еси, егда разверзл еси слух глухонемому. Темже сердечная наша ушеса отверзи ко слышанию слова Божия и приими похвальныя сия словеса, от любве тебе приносимыя:

Радуйся, ангельския крепости исполненный подвижниче; радуйся, демоном нанесый язву всегубительную.

Радуйся, верным подаваяй светозарное просвещение; радуйся, разоряяй тьму нечестиваго неверия.

Радуйся, Божественных чудес изрядный дародателю; радуйся, Богодостойное приятелище благодати.

Радуйся, егоже рака кипит, яко источник исцелений; радуйся, имже до ныне творятся преславная знамения.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 10

Видя богомерзкое нечестие мира сего и хотя прелести углия угасити, отверзл еси медоточивая твоя уста и сладкоглаголивых поучений источил еси реки. Сего ради грешницы отвратишася от греха, вернии же к высоте боголюбиваго устремишася благочестия, песнь сладчайшую Богу поюще: Аллилуия.

Икос 10

Добре упасл еси стада монашествующих на пажитех животных, и миру явился еси яко свет вторый. Сего ради пастырскаго посещения твоего просим, еже избавити от лютаго миродержца стадо твое и от прелесных его сетей. Да в крове крил твоих молитвенных хранимии, сице тебе вопием:

Радуйся, яко стада монашествующих напитал еси духовною пищею; радуйся, яко мирския напоил еси евангельским млеком.

Радйся, благозвучная цевнице, добродетель целомудрия воспевшая; радуйся, Предтечева секира, посекая корения страстей.

Радуйся, яко стрела огневидная поразил еси воздушных князей; радуйся, яко красными ногами сокрушил еси главы невидимых змиев.

Радуйся, источниче, к немуже притекают жаждущии утешения; радуйся, огнь, имже попаляются хврастия сластей.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 11

В Горний Иерусалим восход свой устрояя, скорбми безмерными обложился еси, яко терновым венцем. Поношения подъял еси и оклеветания, даже до смерти крест послушания понесый. Темже страдания твоя воспевающе, Богу, укрепльшему тя, благодарно поем: Аллилуия.

Икос 11

От обители твоея отгнан был еси завистию диавола и в Старо-Голутвенней пустыни яко премудр вертоградарь водворился еси. В нейже крины прекрасныя насадив благочестия, в райския обители духом отшел еси. Мощи же твоя святыя Оптина пустынь, яко победоносный трофей, в недро свое прият, имиже красуется ныне и во умилении велегласно тебе вопиет:

Радуйся, яко благоцветущий вертоград Оптину пустынь возделавый; радуйся, возрождение в Голутвину пустынь, яко масличную ветвь, принесый.

Радуйся, блаженство гонимых правды ради стяжавый; радуйся, кротостию Иисусовою и любовию враги победивый.

Радуйся, голубе предобрый, паряй над сению креста; радуйся, яко в крове крил твоих мирствуют чада твоя.

Радуйся, идеже есть тело твое, ту привитают духовнии орли; радуйся, идеже ублажаема память твоя, ту пребываеши духом твоим.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 12

Яко труба добропобедная, проповедует подвиги твоя Пустынь Оптинская, старцы прославленная. В нейже ангельски пожив и на небеса взят быв, Ангелы и собору Оптинских отцев вменился еси, песнь всесличную с ними поя: Аллилуия.

Икос 12

Яко щит необоримь, предстательство твое за ны, отче преподобне, и молитвенное ходатайство твое яко меч духовный, бесов поражаяй. Сего ради испроси нам благодать у Всемилостиваго Царя Христа Бога, еже возмощи нам противитися всем кознем врага и одеяни во оружия света стати, возвещающе тебе победная сия:

Радуйся, победа невоеванная, свыше к нам сходящая; радуйся, венец присноцветущий добре подвизающимся.

Радуйся, яко на мысленнаго Амалика ратуеши с небеси; радуйся, яко варварская шатания упраждняеши на земли.

Радуйся, невидимое вспоможение иноческому ополчению; радуйся, бесов многоплачевное поражение.

Радуйся, яко тобою Оптинское старчество благоукрасися; радуйся, яко тобою житие наше помраченное просветися.

Радуйся, Варсонофие, Оптинскаго старчества боголепное украшение.

Кондак 13

О непобедимый стратилате Небеснаго Царя Христа, богомудре старче Варсонофие! Тебе акафистное пение сие приносяще, усердно просим тя, яви нам благомощное твое заступление и всем, любовию тя почитающим, испроси у Господа оставления грехов и ангельския крепости в подвизех, да возможем непреткновенно пети Господу сил: Аллилуия.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1).

Молитва

О пречестная и священная главо, Небеснаго Иерусалима гражданине, изрядный угодниче Христов и великий Оптинский чудотворче, преподобне отче Варсонофие! Призри от Горних высот на нас, смиренных и грешных, во умилении сердец к тебе прибегающих. Тебе бо молитвенника благоприятнаго вемы ко Всемилостивому Богу и ко Пресвятей и Пречистей Матери Его, Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии. Вознеси о нас твоя святыя молитвы ко Престолу Человеколюбца Господа, дабы не погибнути нам со беззаконии нашими, но обратитися к покаянию и исправлению, да прочее время жития нашего земнаго не в работе греху и страстем, но в делании заповедей Его святых и в благочестии провождаем, и со благою надеждою достигнем кончины нашея. В час же смертный наипаче явися нам, отче, заступник благий, ускори на молитву о нас, безпомощных, и помози нам со Причастием Таинств Божественных мирную и благую кончину улучити, грозная мытарства воздушная безбедно прейти и унаследовати Горнее Царство.

Ей, отче приснопамятный, не презри нас и не посрами упования нашего, но буди о нас предстатель немолчный к Богу. Пастырю наш добрый, упаси нас бодренными твоими молитвами и сохрани ненаветны от всякаго зла, да славим неизреченное человеколюбие Бога нашего, Отца и Сына и Святаго Духа, и твое отеческое заступление, во веки веков. Аминь.

Ґкafістъ прпdбному и3 бGон0сному nтцY нaшему варсон0фію, стaрцу џптинскому

Кондaкъ №

И#збрaнный в0ине хrт0въ и3 чудотв0рче, прпdбне џтче нaшъ варсон0фіе, и4же првdнымъ житіeмъ твои1мъ полки2 бэс0вскіz низложи1лъ є3си2 и3 рyсь с™yю на стезsхъ бlгочeстіz ўтверди1лъ є3си2. Похв†льнаz тебЁ прин0симъ пBніz, ты2 же, ћкw и3мёz вeліе дерзновeніе ко гDу, t всsкихъ нaсъ бёдъ свободи2, люб0вію зовyщихъ:

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Јкосъ №

Ли1къ нбcный воспэвaетъ бGоуг0дное твоE житіE, занE t рождeніz и3збрaнъ бhлъ є3си2 свэти1ти мjру п0двиги бlгочeстіz. Е#щE во џтрочествэ твоeмъ стaрецъ бGомyдрый проречE њ тебЁ, ћкw nтрочA сіE мнHгіz дyши и3збaвитъ t џгнz геeнскагw. Тёмже поминaюще душесп7си1тельныz тво‰ п0двиги, съ в0и нбcными совокуплsющесz, похвaльнаz тебЁ вопіeмъ:

Рaдуйсz, чaдо, млек0мъ бlгочeстіz напоeнное. Рaдуйсz, џвенъ, хлёбомъ премyдрости ўпитaнный. Рaдуйсz, моли1твою цRк0вною t млaда мaтерію њкормлeнный. Рaдуйсz ќтреневавый бGу во ўмилeніи сердeчнэмъ. Рaдуйсz, на пaжити цRк0внэй собрaвый крjны бlгочeстіz. Рaдуйсz, рaломъ любомyдріz и3скорени1вый страстeй нечeстіе. Рaдуйсz, є3лeнь, на г0ры бGовёдэніz востекjй. Рaдуйсz, ћкw в0ды смиренномyдріz тaмо и3спи1лъ є3си2.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ в7

Сeрдце и3мёz любвеoби1льное, ни1щимъ и3 си1рымъ дётzмъ сострадaлъ є3си2, џтче варсон0фіе. Пaмzтуz, ћкw таковhхъ є4сть цrствіе нбcное, ўгощeніz и4мъ слaдкаz ўчреждaлъ є3си2, пи1щею земн0ю питaz и5хъ тэлесA, въ дyши же и5хъ влагaz пресл†дкаz бжcтвєннаz словесA. Тёмже си1ріи дёти, зрsще њ ни1хъ таков0е промышлeніе, бGу, питaтелю всёхъ, возсылaху хвалY: Ґллилyіа.

Јкосъ в7

Въ чи1нэ в0инстэмъ служA nтeчеству, џбразъ бlгочeстіz рyсскому в0инству бhлъ є3си2, tкровeніемъ же свhше, ћкw ґпcлъ пavелъ, къ п0чести вhшнzгw звaніz позвaнъ бhвъ. Таков0му њ тебЁ промышлeнію б9ію чудsщесz, си1це тебЁ вопіeмъ:

Рaдуйсz, хrтолюби1вагw в0инства д0бльственный поб0рниче. Рaдуйсz, џптинскагw ѓгGлопод0бнагw п0лка мyдрый настaвниче. Рaдуйсz, nтeчеству бlгом0щное заступлeніе kви1вый. Рaдуйсz, монaшествующихъ духHвнымъ брaнємъ и3скyснw научи1вый. Рaдуйсz, съ нб7сЁ бжcтвеннымъ tкровeніемъ њблистaвыйсz. Рaдуйсz, њзарeніемъ нбcнымъ дух0внw преoбрази1выйсz. Рaдуйсz, мечY ћрости бжcтвенныz на бGопроти1вныz. Рaдуйсz, щи1те дух0вный, њ нeмже сокрушaютсz стрBлы разжeнныz.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ G

ЖитіE мірск0е бlгочeстнw ўпрaвивъ, џтче варсон0фіе, в0лю бжcтвенную њ себЁ взыскaти восхотёлъ є3си2. Тёмже бlгословeніемъ прaведнагw їwaнна, пaстырz кронштaдтскагw, сщ7eнство тебЁ предуказaсz, и3 геfсімaнскимъ стaрцемъ варнaвою брaкъ дух0вный предречeсz, въ нeмже дyшу твою2 женихY хrтY ўневёстилъ є3си2, поS є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ G

Въ ски1тъ предтeчевъ притeкъ, ћкw є3лeнь жaждущій, и3змhлъ є3си2 ти1ну страстeй покаsніz вод0ю, рaзумъ же дух0вный почерпнyлъ є3си2 t бGон0сныхъ стaрцевъ џптинскихъ, въ в0зрастъ мyжа дух0внагw приспёвый. Тёмже бGоразyміе твоE похвалsюще, си1це тебЁ рцeмъ:

Рaдуйсz, t суeтъ мірски1хъ, ћкw лaнь t тенeтъ, ўстреми1выйсz. Рaдуйсz, ћкw на їoрдaнъ мhсленный въ ски1тъ предтeчи притекjй. Рaдуйсz, бGон0снымъ стaрцемъ, ћкw желёзо ковачY, дyшу свою2 вручи1вый. Рaдуйсz, послушaніемъ, ћкw ключ0мъ, двeрь страстeй затвори1вый. Рaдуйсz, бжcтвенной в0ли желaніе пости1гнувый. Рaдуйсz, на недви1жимэмъ кaмени смирeніz себE ўтверди1вый. Рaдуйсz, пост0мъ и3 бдёніемъ глaвы ѕміeвъ сокруши1вый. Рaдуйсz, ѓгGльскіz си1лы рачeніемъ свои1мъ возвесели1вый.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ д7

Въ чи1нэ ѓгGльстэмъ водвори1выйсz въ пyстыни џптинстэй, ћкw бронeю њбложи1лсz є3си2 п0стническимъ житіeмъ, и3 ратоб0рствомъ и3скyснымъ низложи1лъ є3си2 к0зни діaвольскіz, пёснь побёдную поS бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ д7

Си1лою свhше препоsсавсz, прпdбне, и3 кrтъ на рaмо взeмъ и4ноческихъ скорбeй, доблемyдро попрaлъ є3си2 вс‰ и3скушeніz бэсHвскаz и3 къ п0чести вhшнzгw звaніz побэдон0снw потeклъ є3си2. Тёмже вэнeцъ похвaлъ и3сплетaюще, си1це тебЁ вопіeмъ:

Рaдуйсz, с™оoтeческимъ ўчeніемъ, ћкw діадЂмою, ўвэнчaвый рaзумъ. Рaдуйсz, ѓгGлопод0бными добродётельми ўкрaсивый дyшу. Рaдуйсz, и4ноческое житіE херувjмски плaменнэ возлюби1вый. Рaдуйсz, предaніе бGон0сныхъ стaрцевъ ћкw мeдъ дух0вный пи1вый. Рaдуйсz, смиренномyдріz кaмень краеуг0ленъ во глубинЁ души2 ўтверди1вый. Рaдуйсz, мlтву, ћкw мeчъ дух0вный, трезвeніемъ и3зoстри1вый. Рaдуйсz, pалмопёніемъ непрестaннымъ дeмонскаz вышє1ніz смири1вый. Рaдуйсz, ћкw трудолю1бными п0двиги хрaмину добродётелей соверши1лъ є3си2.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ є7

БGон0сному стaрцу ґнат0лію прилэпи1выйсz люб0вію душeвною, и3 добродётельнымъ є3гw2 житіeмъ дyшу свою2 снабди1въ, ћкw чaдо возлю1бленное дaры сыноположeніz пріsлъ є3си2 t негw2 пребогaтыz, духодви1жною мlтвою бlгодaрнw бGу вопіS: Ґллилyіа.

Јкосъ є7

Ћкw мyдрый пaстырь бразды6 правлeніz скитA џптинскагw пріsлъ є3си2, и3 стaда монaшествующихъ духоѕлaчнымъ ўчeніемъ њкорми1лъ є3си2, тёмже брaтіz, ви1дzще блгdть стaрчества, на тебЁ почивaющую, є3диноглaснw воззвaша тебЁ таков†z:

Рaдуйсz, терпеливодyшнw понесhй гонє1ніz, ћкw стaрецъ лeвъ. Рaдуйсz, ўкрaшенный смиренномyдріемъ, ћкw стaрецъ макaрій. Рaдуйсz, розго2, процвётшаz бlгословeніемъ стaрца ґмвр0сіz. Рaдуйсz, вёрный пом0щниче и3 жeзле стaрости прпdбнагw їHсифа. Рaдуйсz, возлю1бленное чaдо стaрца ґнат0ліz. Рaдуйсz, дух0вный дрyже и3 сотaинниче стaрца нектaріz. Рaдуйсz, бGомyдрый ўправи1телю ски1та по завётамъ стaрца мwmсez. Рaдуйсz, любвеoби1льный ѓвво, воспитaвый нjкwна и3сповёдника.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ ѕ7

С0лнце прaвды предугот0ви тS, ћкw стрэлY и3збрaнну, и3 къ темнонеи1стовымъ kзhкамъ тS ўстрэли2. Тh же мlтвами свои1ми хrтолюби1вому в0инству на враги2 споб0рствовалъ є3си2, рaненыхъ в0евъ тaинами цRк0вными пaстырски снабдэвaz. Тёмже слaвитъ тS странA рwссjйскаz и3 бGу побёднw вопіeтъ: Ґллилyіа.

Јкосъ ѕ7

T вост0ка с0лнечнагw возврaщсz, добропобёдне варсон0фіе, нощебдённыz сво‰ возстaвелъ є3си2 п0двиги и3 ћкw п0лнаz лунA добродётельми сіsz въ нощи2, ґмали1ка мhсленнагw ўмертви1лъ є3си2 смирeнными свои1ми молeньми. Тёмже п0двиги тво‰ д0бльственныz восхвалsz, велэглaснw тебЁ зовeмъ:

Рaдуйсz, стрэлA и3збрaннаz, ўzзви1вшаz дрeвнzгw ѕмjz. Рaдуйсz, ѕвэздо2 правослaвіz, њзари1вшаz нар0ды невёрныz. Рaдуйсz, хrтолюби1вому в0инству на враги2 соwдолёніе. Рaдуйсz, цRк0вными тaинами тёхъ ўкрэплeніе. Рaдуйсz, покаsніz проповёдниче радостотв0рный. Рaдуйсz, чудодёйственный и3сцэлeній и3ст0чниче. Рaдуйсz, ћкw мlтвою ўврачевaлъ є3си2 стрaждущихъ. Рaдуйсz, ћкw pалмопёніемъ ўсмири1лъ є3си2 враждyющихъ.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ з7

Ћкw безкр0вное мyченичество, житіE монaшеское соверши1въ, дости1глъ є3си2 безстрaстіz пристaнища. Сегw2 рaди дaръ прbр0чества и3зліS на тS гDь и3 ћкw свэти1льникъ разсуждeніz постaви тS на свёщницэ цRк0внэмъ, да свётиши въ грэх0внэй нощи2 и3 заблyждшіz ко стезsмъ бlгочeстіz настaвиши, є4же слaвити и4мъ бGа и3 вопи1ти є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ з7

Бyрю грэх0вную, и3мyщую вск0рэ сокруши1ти зeмлю рyсскую, твои1ма дух0вныма nчи1ма прозрёлъ є3си2. Тёмже, ћкw н0вый прbр0къ, къ покаsнію ўвэщaлъ є3си2 приступи1ти людeй заблyждшихъ, вёрныхъ же ўкрэплsлъ є3си2 претерпёти дост0йнw ск0рби грzд{щіz. Сегw2 рaди ћкw ўтёшителz бGодухновeннагw поeмъ тS сyща:

Рaдуйсz, мaстію д¦а с™aгw помaзанный прbр0че. Рaдуйсz, и3сп0лненный бжcтвенныхъ tкровeній нбcный чlвёче. Рaдуйсz, дух0внымъ вз0ромъ сердцA чlвёческаz и3спытyzй. Рaдуйсz, покаsніемъ чистосердeчнымъ грёшники врачyzй. Рaдуйсz, разсуждє1ніz дух0внагw свэтлёйшее nбитaлище. Рaдуйсz, бжcтвенныхъ тaинъ дост0йное пріsтелище. Рaдуйсz, џптинскагw стaрчества чистёйшее зерцaло. Рaдуйсz, нар0да рyсскагw правослaвное забрaло.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ }

Ћкw неѕл0бивагw ѓгнца во њб8sтіz сво‰ пріи1мъ пришeдшагw къ тебЁ нjкwна, предустaвленнагw и3сповёдника џптинскагw. Е#мyже и3 предрeклъ є3си2, коли1ко и4мать пострадaти њ хrтЁ, въ нeмже сотaинника себЁ њбрёлъ є3си2 и3 ўченикA бlгопослyшнагw, и4же и3 нhнэ не tлучи1всz t тебє2, но въ г0рнэмъ пrнw ликyz, пёснь соглaсную поeтъ съ тоб0ю: Ґллилyіа.

Јкосъ }

Пaстырскую хи1трость воспріи1мъ, бGомyдре џтче, џвцы хrт0вы на ѕлaчныхъ пaжитэхъ бlгодaти ўпaслъ є3си2, и3 словeснымъ ўчeніемъ твои1мъ, ћкw медот0чнымъ пи1вомъ, с0ль сп7си1тельнагw пути2 преложи1лъ є3си2 на слaдость и4мъ. Сегw2 рaди ѓгнцы словeсныz новом§еническому стaду возрасти1лъ є3си2, съ ни1миже похвалaми тS вэнчaемъ си1ми:

Рaдуйсz, пaстырю неѕлоби1выхъ ѓгнцєвъ. Рaдуйсz, губи1телю неви1димыхъ волкHвъ. Рaдуйсz, кrтъ носи1вый, ћкw похвалY хrт0ву. Рaдуйсz, пл0ть распsвый со страстьми2 и3 похотьми2. Рaдуйсz, новом§еникwвъ џптинскихъ бGодухновeнное ўдобрeніе. Рaдуйсz, сщ7eннw и4нокwвъ бGолёпное ўкрашeніе. Рaдуйсz, нjкwна вёнче златок0ванный. Рaдуйсz, соб0ра џптинскагw камeню бGоизбрaнный.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ f7

Рaдость ѓгGльскаz на нбcи kви1сz њ житіи2 твоeмъ с™ёмъ: џтче прпdбне, дeмонwмъ же ск0рбь вели1ка бhсть, є3гдA ўмн0жилъ є3си2 пaстырскіz тво‰ п0двиги. Тёмже мнHгіz дyши t влaсти дeмонскіz тоб0ю свободи1вшасz, въ лицЁ сп7сaемыхъ воспёша бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ f7

МудрецHвъ вёка сегw2 ћкw буесл0вzщихъ њбличи1лъ є3си2, помышлsющихъ њ творцЁ своeмъ ћкw не сyщемъ, чудодёйствы же свои1ми торжество2 вёры показaлъ є3си2, є3гдA развeрзлъ є3си2 слyхъ глухонэм0му. Тёмже сердє1чнаz н†ша ўшесA tвeрзи ко слhшанію сл0ва б9іz и3 пріими2 похвaльныz сіS словесA, t любвE тебЁ приноси1мыz:

Рaдуйсz, ѓгGльскіz крёпости и3сп0лненный подви1жниче. Рaдуйсz, дeмонwмъ нанeсый ћзву всегуби1тельную. Рaдуйсz, вёрнымъ подавazй свэтозaрное просвэщeніе. Рaдуйсz, разорszй тмY нечести1вагw невёріz. Рaдуйсz, бжcтвенныхъ чудeсъ и3зрsдный дародaтелю. Рaдуйсz, бGодост0йное пріsтелище блгdти. Рaдуйсz, є3г0же рaка кипи1тъ, ћкw и3ст0чникъ и3сцэлeній. Рaдуйсz, и4мже до нhнэ творsтсz пресл†внаz зн†меніz.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ ‹

Ви1дz бGомeрзкое нечeстіе мjра сегw2 и3 хотS прeлести ќгліz ўгаси1ти, tвeрзлъ є3си2 медоточи6ваz тво‰ ўстA и3 сладкоглаг0ливыхъ поучeній и3сточи1лъ є3си2 рёки. Сегw2 рaди грёшницы tврати1шасz t грэхA, вёрніи же къ высотЁ бGолюби1вагw ўстреми1шасz бlгочeстіz, пёснь сладчaйшую бGу пою1ще: Ґллилyіа.

Јкосъ ‹

Д0брэ ўпaслъ є3си2 стaда монaшествующихъ на пaжитэхъ жив0тныхъ, и3 мjру kви1лсz є3си2 ћкw свётъ вторhй. Сегw2 рaди пaстырскагw посэщeніz твоегw2 пр0симъ, є4же и3збaвити t лю1тагw міродeржца стaдо твоE и3 t прeлесныхъ є3гw2 сётей. Да въ кр0вэ кри1лъ твои1хъ моли1твенныхъ храни1міи, си1це тебЁ вопіeмъ:

Рaдуйсz, ћкw стaда монaшествующихъ напитaлъ є3си2 дух0вною пи1щею. Рaдуйсz, ћкw мірскjz напои1лъ є3си2 є3ђльскимъ млек0мъ. Рaдуйсz, бlгозвyчнаz цэвни1це, добродётель цэломyдріz воспёвшаz. Рaдуйсz, предтeчева сэки1ра, посэкaz корeніz страстeй. Рaдуйсz, ћкw стрэлA nгнэви1днаz порази1лъ є3си2 воздyшныхъ кнsзей. Рaдуйсz, ћкw крaсными ногaми сокруши1лъ є3си2 главы2 неви1димыхъ ѕміeвъ. Рaдуйсz, и3ст0чниче, къ немyже притекaютъ жaждущіи ўтэшeніz. Рaдуйсz, џгнь, и4мже попалsютсz хврaстіz сластeй.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ №i

Въ г0рній їеrли1мъ восх0дъ св0й ўстроsz, скорбми2 безмёрными њбложи1лсz є3си2, ћкw терн0вымъ вэнцeмъ. Поношeніz под8sлъ є3си2 и3 њклеветaніz, дaже до смeрти кrтъ послушaніz понесhй. Тёмже страд†ніz тво‰ воспэвaюще, бGу, ўкрёпльшему тS, бlгодaрнw поeмъ: Ґллилyіа.

Јкосъ №i

T nби1тели твоеS tгнaнъ бhлъ є3си2 зaвистію діaвола и3 въ староголyтвеннэй пyстыни ћкw премyдръ вертогрaдарь водвори1лсz є3си2. Въ нeйже крjны прекр†сныz насади1въ бlгочeстіz, въ рaйскіz nби1тєли дyхомъ tшeлъ є3си2. М0щи же тво‰ с™ы6z џптина пyстынь, ћкw побэдон0сный трофeй, въ нeдро своE пріsтъ, и4миже красyетсz нhнэ и3 во ўмилeніи велэглaснw тебЁ вопіeтъ:

Рaдуйсz, ћкw бlгоцвэтyщій вертогрaдъ џптину пyстынь воздёлавый. Рaдуйсz, возрождeніе въ голyтвину пyстынь, ћкw мaсличную вётвь, принесhй. Рaдуйсz, бlжeнство гони1мыхъ прaвды рaди стzжaвый. Рaдуйсz, кр0тостію ї}совою и3 люб0вію враги2 побэди1вый. Рaдуйсz, г0лубе пред0брый, парsй над8 сёнію кrтA. Рaдуйсz, ћкw въ кр0вэ кри1лъ твои1хъ ми1рствуютъ ч†да тво‰. Рaдуйсz, и3дёже є4сть тёло твоE, тY привитaютъ дух0вніи џрли. Рaдуйсz, и3дёже ўбlжaема пaмzть твоS, тY пребывaеши дyхомъ твои1мъ.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ в7i

Ћкw трубA добропобёднаz, проповёдуетъ п0двиги тво‰ пyстынь џптинскаz, стaрцы прослaвленнаz. Въ нeйже ѓгGльски пожи1въ и3 на нбcA взsтъ бhвъ, ѓгGлы и3 соб0ру џптинскихъ nтцє1въ вмэни1лсz є3си2, пёснь всесли1чную съ ни1ми поS: Ґллилyіа.

Јкосъ в7i

Ћкw щи1тъ неwбори1мь, предстaтельство твоE за ны2, џтче прпdбне, и3 моли1твенное ходaтайство твоE ћкw мeчъ дух0вный, бёсwвъ поражazй. Сегw2 рaди и3спроси2 нaмъ блгdть ў всеми1лостивагw цRS хrтA бGа, є4же возм0щи нaмъ проти1витисz всBмъ к0знемъ врагA и3 nдёzни во nр{жіz свёта стaти, возвэщaюще тебЁ побёднаz сіS:

Рaдуйсz, побёда невоевaннаz, свhше къ нaмъ сходsщаz. Рaдуйсz, вэнeцъ присноцвэтyщій д0брэ подвизaющимсz. Рaдуйсz, ћкw на мhсленнагw ґмали1ка рaтуеши съ нбcи2. Рaдуйсz, ћкw в†рварскаz шат†ніz ўпражднsеши на земли2. Рaдуйсz, неви1димое вспоможeніе и4ноческому њполчeнію. Рaдуйсz, бёсwвъ многоплачeвное поражeніе. Рaдуйсz, ћкw тоб0ю џптинское стaрчество бlгоукрaсисz. Рaдуйсz, ћкw тоб0ю житіE нaше помрачeнное просвэти1сz.

Рaдуйсz, варсон0фіе, џптинскагw стaрчества бGолёпное ўкрашeніе.

Кондaкъ Gi

Q непобэди1мый стратилaте нбcнагw цRz хrтA, бGомyдре стaрче варсон0фіе! ТебЁ ґкafістное пёніе сіE приносsще, ўсeрднw пр0симъ тS, kви2 нaмъ бlгом0щное твоE заступлeніе и3 всBмъ, люб0вію тS почитaющимъ, и3спроси2 ў гDа њставлeніz грэхHвъ и3 ѓгGльскіz крёпости въ п0двизэхъ, да возм0жемъ непреткновeннw пёти гDу си1лъ: Ґллилyіа.

Сeй кондaкъ чтeтсz три1жды. И# пaки јкосъ №-й: Ли1къ нбcный воспэвaетъ: И# кондaкъ №-й: И#збрaнный в0ине хrт0въ.

Мlтва

Q пречтcнaz и3 сщ7eннаz главо2, нбcнагw їеrли1ма граждани1не, и3зрsдный ўг0дниче хrт0въ и3 вели1кій џптинскій чудотв0рче, прпdбне џтче варсон0фіе! Призри2 t г0рнихъ высHтъ на нaсъ, смирeнныхъ и3 грёшныхъ, во ўмилeніи сердeцъ къ тебЁ прибэгaющихъ. Тебё бо моли1твенника бlгопріsтнагw вёмы ко всеми1лостивому бGу и3 ко прес™ёй и3 пречcтэй м™ри є3гw2, вLчицэ нaшей бцdэ и3 приснодв7э мRjи. Вознеси2 њ нaсъ тво‰ с™ы6z мlтвы ко пrт0лу чlвэколю1бца гDа, дaбы не поги1бнути нaмъ со беззак0ніи нaшими, но њбрати1тисz къ покаsнію и3 и3справлeнію, да пр0чее врeмz житіS нaшегw земнaгw не въ раб0тэ грэхY и3 страстє1мъ, но въ дёланіи зaповэдей є3гw2 с™hхъ и3 въ бlгочeстіи провождaемъ, и3 со бlг0ю надeждою дости1гнемъ кончи1ны нaшеz. Въ чaсъ же смeртный наипaче kви1сz нaмъ, џтче, застyпникъ бlгjй, ўск0ри на моли1тву њ нaсъ, безп0мощныхъ, и3 помози2 нaмъ со причaстіемъ тaинствъ бжcтвенныхъ ми1рную и3 бlгyю кончи1ну ўлучи1ти, гр0знаz мытaрства воздyшнаz безбёднw прейти2 и3 ўнаслёдовати г0рнее цRство.

Е$й, џтче приснопaмzтный, не презри2 нaсъ и3 не посрами2 ўповaніz нaшегw, но бyди њ нaсъ предстaтель нем0лчный къ бGу. Пaстырю нaшъ д0брый, ўпаси2 нaсъ б0дренными твои1ми мlтвами и3 сохрани2 ненавётны t всsкагw ѕлA, да слaвимъ неизречeнное чlвэколю1біе бGа нaшегw, nц7A и3 сн7а и3 с™aгw д¦а, и3 твоE nтeческое заступлeніе, во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

И$на мlтва

Q сщ7eнне в0ине и3 бGомyдрый џтче нaшъ варсон0фіе, џптинскагw стaрчества вэнцен0сный поб0рниче. Ты2 слaву мjра сегw2 не возлюби1въ, нижE п0чести и3 житіE разслaбленнw, но в0инскую чeсть соблю1дъ до концA и3 земн0е три1знище њстaвивъ, ввои1нилсz є3си2 цRю хrтY и3 со безпл0тными ѓгGлы на дeмоны рaтовалъ, и3 побёды п0чести пріsлъ є3си2. Тёмже под8 твоE предстaтельство, ћкw под8 крёпкій щи1тъ, прибэгaемъ, и3 на лyкъ мlтвъ твои1хъ надёющесz, м0лимъ тS, џтче прпdбне, ўтёши ны2 ћкw nтeцъ чадолюби1вый, и3 ћкw сынHвъ нaсъ ўтверди2, њблегчaz ск0рбь належaщую, и3збавлsz t нyждъ дyши нaша. Дaждь нaмъ твоемY житію2 послёдовати и3 неукл0ннw соблюсти2 предaніz с™hхъ nтє1цъ, и5хже ты2 заповёдалъ є3си2 блюсти2 дaже до смeрти. Е$й, џтче, бyди нaмъ поб0рникъ въ мhсленныхъ брaнэхъ нaшихъ, и5хже вёдэмъ со страстьми2 и3 дyхами лукaвыми, ћкw нeмощни є4смы и3 неискyсни. Тh же, ћкw и4скусъ послушaніz прошeдъ и3 блгdть стaрчества ўнаслёдовавъ, м0жеши и3 нaмъ и3скушaемымъ п0мощи. Да под8 кр0вомъ мlтвъ твои1хъ храни1ми, воспоeмъ и3 прослaвимъ подвигопол0жника нaшегw гDа ї}са хrтA со nц7eмъ и3 животворsщимъ є3гw2 д¦омъ всегдA, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Статьи о преподобном Варсонофии Оптинском

• Таблица: Оптинские старцы

Пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий был од­ним из ве­ли­ких оп­тин­ских стар­цев. По от­зы­ву пре­по­доб­но­го Нек­та­рия, «из бле­стя­ще­го во­ен­но­го в од­ну ночь, по со­из­во­ле­нию Бо­жию, он стал ве­ли­ким стар­цем». Отец Вар­со­но­фий но­сил в ми­ру имя Пав­ла, и это чу­до, с ним быв­шее, на­по­ми­на­ет чу­дес­ное при­зва­ние его небес­но­го по­кро­ви­те­ля апо­сто­ла Пав­ла, ко­то­рый во­лею Бо­жи­ей за ночь пре­вра­тил­ся из го­ни­те­ля хри­сти­ан Савла в апо­сто­ла Пав­ла.

Ста­рец Вар­со­но­фий об­ла­дал всей пол­но­той да­ров, при­су­щих Оп­тин­ским стар­цам: про­зор­ли­во­стью, чу­до­тво­ре­ни­ем, спо­соб­но­стью из­го­нять нечи­стых ду­хов, ис­це­лять бо­лез­ни. Он спо­до­бил­ся ис­тин­ных про­ро­честв о рае. Его ви­де­ли на мо­лит­ве оза­рён­ным незем­ным све­том. По смер­ти сво­ей он несколь­ко раз яв­лял­ся оп­тин­ским ино­кам.

Яр­кую ха­рак­те­ри­сти­ку дал ему игу­мен Ин­но­кен­тий (Пав­лов), ду­хов­ное ча­до стар­ца: «Это был ги­гант ду­ха. Без его со­ве­та и бла­го­сло­ве­ния и сам на­сто­я­тель мо­на­сты­ря отец Ксе­но­фонт ни­че­го не де­лал, а о его ду­хов­ных ка­че­ствах и ве­ли­ком оба­я­нии, ко­то­рое он имел на всех сво­их ду­хов­ных чад, мож­но су­дить по крат­ко­му вы­ра­же­нию из над­гроб­но­го сло­ва: «ги­ган­та ма­лы­ми де­рев­ца­ми не за­ме­нишь».

varsonofij-optinskij2

Путь в Оп­ти­ну стар­ца Вар­со­но­фия ока­зал­ся длин­нее всех осталь­ных Оп­тин­ских стар­цев: он при­шёл сю­да по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Ам­вро­сия на со­рок седь­мом го­ду жиз­ни, ко­гда уже силь­ная се­ди­на про­би­лась в его во­ло­сах. Ка­ким же был этот путь?

По­чти со­всем не со­хра­ни­лось до­ку­мен­тов и сви­де­тельств о жиз­ни стар­ца до по­ступ­ле­ния его в чис­ло бра­тии Оп­ти­ной Пу­сты­ни, а это со­рок шесть лет, – мно­гое здесь оста­ёт­ся неиз­вест­ным. Но отец Вар­со­но­фий сам неред­ко рас­ска­зы­вал о се­бе в бе­се­дах с ду­хов­ны­ми ча­да­ми – их за­пи­си и до­нес­ли до нас све­де­ния о его жиз­ни до Оп­ти­ной.

Пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий, в ми­ру Па­вел Ива­но­вич Пли­хан­ков, ро­дил­ся в 1845 го­ду в Са­ма­ре в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, ко­то­ро­го он все­гда счи­тал сво­им по­кро­ви­те­лем. Мать его На­та­лия скон­ча­лась при ро­дах, а сам ре­бё­нок остал­ся жив бла­го­да­ря Та­ин­ству Кре­ще­ния, ко­то­рое немед­лен­но со­вер­шил над ним свя­щен­ник. Отец его про­ис­хо­дил из ка­за­ков, за­ни­мал­ся тор­гов­лей.

Дед и пра­дед маль­чи­ка бы­ли весь­ма бо­га­ты. По­чти все до­ма по Ка­зан­ской ули­це при­над­ле­жа­ли се­мье Пли­хан­ко­вых. Все чле­ны се­мьи бы­ли бла­го­че­сти­вы­ми и глу­бо­ко ве­ру­ю­щи­ми людь­ми, мно­го по­мо­га­ли на­хо­див­ше­му­ся на этой же ули­це хра­му Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Се­мья счи­та­ла, что их род на­хо­дит­ся под осо­бым по­кро­ви­тель­ством Ка­зан­ско­го об­ра­за Бо­жи­ей Ма­те­ри.

По­сле смер­ти ма­те­ри отец же­нил­ся вто­рич­но, и в ли­це ма­че­хи Гос­подь по­слал мла­ден­цу глу­бо­ко ве­ру­ю­щую, доб­рей­шей ду­ши на­став­ни­цу, ко­то­рая за­ме­ни­ла ему род­ную мать. И вот Пав­лу­ша с ран­не­го воз­рас­та – на­сто­я­щий пра­во­слав­ный че­ло­век. Он хо­дит с ма­мой (так на­зы­вал он ма­че­ху) в цер­ковь, ре­гу­ляр­но при­ча­ща­ет­ся, чи­та­ет до­маш­нее пра­ви­ло. Позд­нее он вспо­ми­нал: «Лю­би­ла ма­ма и до­ма мо­лить­ся. Чи­та­ет, бы­ва­ло, ака­фист, а я рас­пе­ваю то­нень­ким го­лос­ком на всю квар­ти­ру: «Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас!» Пя­ти лет Пав­лу­ша на­чал при­слу­жи­вать в ал­та­ре и неред­ко слы­шал, как лю­ди пред­ска­зы­ва­ли: «Быть те­бе свя­щен­ни­ком!»

Зна­ме­на­тель­ный слу­чай про­изо­шёл с ре­бён­ком, ко­гда ему бы­ло око­ло ше­сти лет. Он сам вспо­ми­нал позд­нее: «Был я в са­ду с от­цом. Вдруг по ал­лей­ке идёт стран­ник. И див­но, как он мог по­пасть в сад, ко­гда сад окру­жён боль­ши­ми со­ба­ка­ми, ко­то­рые без лая ни­ко­го не про­пус­ка­ют. Ти­хо по­до­шёл стран­ник к от­цу и, по­ка­зы­вая на ме­ня руч­кой, го­во­рит: «Помни, отец, это ди­тя в своё вре­мя бу­дет тас­кать ду­ши из ада!» И по­сле этих слов он вы­шел. По­том мы его ни­где не мог­ли най­ти. И Бог его зна­ет, кто это был за стран­ник».

Де­вя­ти лет Пав­лу­шу за­чис­ли­ли в гим­на­зию, учил­ся он очень хо­ро­шо, мно­го чи­тал, пре­крас­но знал ми­ро­вую ли­те­ра­ту­ру. Позд­нее, бу­дучи стар­цем, он ча­сто го­во­рил о поль­зе книж­ных зна­ний, в первую оче­редь – жи­тий свя­тых. Об учё­бе в гим­на­зии он вспо­ми­нал: «Ле­том нас пе­ре­се­ля­ли на ка­ни­ку­лы в жи­во­пис­ное ка­зён­ное име­ние... Там бы­ла пре­крас­ная бе­рё­зо­вая ал­лея... Вос­пи­тан­ни­ки обык­но­вен­но вста­ва­ли в шесть ча­сов, а я вста­вал в пять ча­сов, ухо­дил в ту ал­лею и, стоя меж тех бе­рёз, мо­лил­ся. И то­гда я мо­лил­ся так, как ни­ко­гда уже бо­лее не мо­лил­ся: то бы­ла чи­стая мо­лит­ва невин­но­го от­ро­ка. Я ду­маю, что там я се­бе и вы­про­сил, вы­мо­лил у Бо­га мо­на­ше­ство».

За­тем бы­ла учё­ба в Орен­бург­ском во­ен­ном учи­ли­ще, штаб­ные офи­цер­ские кур­сы в Пе­тер­бур­ге. По­сте­пен­но по­вы­ша­ясь в чи­нах, он ско­ро стал на­чаль­ни­ком мо­би­ли­за­ци­он­но­го от­де­ле­ния, а за­тем пол­ков­ни­ком. О по­ступ­ле­нии в мо­на­стырь он то­гда ещё не ду­мал, пред­став­лял се­бе мо­на­ше­скую жизнь так: «страш­ная ску­ка, – там толь­ко редь­ка, пост­ное мас­ло да по­кло­ны» Но он уже был при­зван, – ча­сто неза­мет­но, но ино­гда весь­ма яв­ствен­но Гос­подь вёл его имен­но в мо­на­стырь. От­сю­да и мно­го­чис­лен­ные «стран­но­сти» офи­це­ра Пав­ла Ива­но­ви­ча Пли­хан­ко­ва.

Па­вел Ива­но­вич был мо­ло­дым во­ен­ным, со­слу­жив­цы его про­жи­га­ли жизнь в раз­вле­че­ни­ях, но он при­хо­дил в сво­ём бы­ту к всё боль­ше­му ас­ке­тиз­му. Ком­на­та его на­по­ми­на­ла ке­ллию мо­на­ха про­сто­той убран­ства, по­ряд­ком, а так­же мно­же­ством икон и книг. Шли го­ды. То­ва­ри­щи его один за дру­гим пе­ре­же­ни­лись.

Позд­нее ста­рец вспо­ми­нал об этом вре­ме­ни: «Ко­гда мне бы­ло трид­цать пять лет, ма­туш­ка об­ра­ти­лась ко мне: «Что же ты, Пав­лу­ша, всё сто­ро­нишь­ся жен­щин, ско­ро и ле­та твои вый­дут, ни­кто за те­бя не пой­дёт». За по­слу­ша­ние, я ис­пол­нил же­ла­ние ма­те­ри... В этот день у од­них зна­ко­мых да­вал­ся зва­ный обед. «Ну, – ду­маю, – с кем мне при­дёт­ся ря­дом си­деть, с тем и вступ­лю в про­стран­ный раз­го­вор». И вдруг ря­дом со мной, на обе­де, по­ме­стил­ся свя­щен­ник, от­ли­чав­ший­ся вы­со­кой ду­хов­ной жиз­нью, и за­вёл со мной бе­се­ду о мо­лит­ве Иису­со­вой... Ко­гда же обед кон­чил­ся, у ме­ня со­зре­ло твёр­дое ре­ше­ние не же­нить­ся».

Во­ен­ная служ­ба, бле­стя­щая ка­рье­ра. По служ­бе он был на са­мом бле­стя­щем сче­ту, и не за го­ра­ми был для него ге­не­раль­ский чин. Пря­мая воз­мож­ность к стя­жа­нию всех мир­ских благ. И... от­каз от все­го. Со­слу­жив­цы и зна­ко­мые ни­как не мог­ли по­нять: что же за «изъ­ян» в строй­ном, кра­си­вом пол­ков­ни­ке, весь об­лик ко­то­ро­го так ды­шал ка­ким-то уди­ви­тель­ным внут­рен­ним бла­го­род­ством? Же­нить­ся не же­нит­ся, ба­лов и зва­ных обе­дов, рав­но как и про­чих свет­ских раз­вле­че­ний, из­бе­га­ет. В те­атр, бы­ва­ло, хо­дил, да и тот бро­сил. За спи­ной у Пав­ла Ива­но­ви­ча да­же по­го­ва­ри­ва­ли по­рой: «С ума со­шел, а ка­кой был че­ло­век!..»

Од­на­жды по­ехал Па­вел Ива­но­вич в опер­ный те­атр по при­гла­ше­нию сво­е­го во­ен­но­го на­чаль­ства. Сре­ди раз­вле­ка­тель­но­го пред­став­ле­ния он вдруг по­чув­ство­вал невы­ра­зи­мую тос­ку. Позд­нее он вспо­ми­нал: «В ду­ше как буд­то кто-то го­во­рил: «Ты при­шёл в те­атр и си­дишь здесь, а ес­ли ты сей­час умрёшь, что то­гда? Гос­подь ска­зал: "В чём за­ста­ну, в том и сужу"... С чем и как пред­станет ду­ша твоя Бо­гу, ес­ли ты сей­час умрёшь?»

И он ушёл из те­ат­ра и боль­ше ни­ко­гда не хо­дил ту­да. Про­шли го­ды, и Пав­лу Ива­но­ви­чу за­хо­те­лось узнать, ка­кое чис­ло бы­ло то­гда, чья бы­ла па­мять. Он спра­вил­ся и узнал, что бы­ла па­мять свя­ти­те­лей Гу­рия и Вар­со­но­фия, Ка­зан­ских чу­до­твор­цев. И Па­вел Ива­но­вич по­нял: «Гос­по­ди, да ведь это ме­ня свя­той Вар­со­но­фий вы­вел из те­ат­ра! Ка­кой глу­бо­кий смысл в со­бы­ти­ях на­шей жиз­ни, как она рас­по­ла­га­ет­ся – точ­но по ка­ко­му-то осо­бен­но­му та­ин­ствен­но­му пла­ну».

Бы­ли и ещё зна­ки. За­шёл как-то Па­вел Ива­но­вич в Ка­зан­ский мо­на­стырь на ис­по­ведь и узнал слу­чай­но, что на­сто­я­те­ля мо­на­сты­ря зо­вут игу­мен Вар­со­но­фий. Ко­гда Па­вел Ива­но­вич за­ме­тил, что это имя труд­ное на слух, ему от­ве­ти­ли: «Чем же труд­ное? Для нас при­выч­ное... Ведь в на­шем мо­на­сты­ре по­чи­ва­ют мо­щи свя­ти­те­ля Вар­со­но­фия и ар­хи­епи­ско­па Гу­рия...» С это­го дня Па­вел Ива­но­вич стал ча­сто мо­лить­ся у мо­щей Ка­зан­ско­го чу­до­твор­ца, ис­пра­ши­вая у него по­кро­ви­тель­ства се­бе: «Свя­ти­те­лю от­че Вар­со­но­фие, мо­ли Бо­га о мне!» По­се­щая этот мо­на­стырь, он неволь­но об­ра­тил вни­ма­ние на его бед­ность и стал по­мо­гать: ку­пил лам­пад­ку, ки­от на боль­шую ико­ну, ещё что-то... «И так по­лю­бил всё в этом мо­на­сты­ре! Во­ис­ти­ну: где бу­дет со­кро­ви­ще ва­ше, тут бу­дет и серд­це ва­ше».

Те­перь со­слу­жив­цы уже не зва­ли Пав­ла Ива­но­ви­ча ни на пи­руш­ки, ни в те­атр. За­то у него по­яви­лись ма­лень­кие дру­зья. Ден­щик Пав­ла Ива­но­ви­ча, Алек­сандр, доб­рой ду­ши че­ло­век, по­мо­гал ему най­ти бед­ных де­тей, ко­то­рые жи­ли в бед­ных до­мах и хи­жи­нах, в под­ва­лах. Впо­след­ствии ста­рец рас­ска­зы­вал: «Я очень лю­бил устра­и­вать дет­ские пи­ры. Эти пи­ры до­став­ля­ли оди­на­ко­во и мне, и де­тям ра­дость... А так­же я им рас­ска­зы­вал о чём-ни­будь по­лез­ном для ду­ши, из жи­тий свя­тых или во­об­ще о чём-ни­будь ду­хов­ном. Все слу­ша­ют с удо­воль­стви­ем и вни­ма­ни­ем. Ино­гда же для боль­шей на­зи­да­тель­но­сти я при­гла­шал с со­бой ко­го-ли­бо из мо­на­хов или иеро­мо­на­хов и предо­став­лял ему го­во­рить, что про­из­во­ди­ло ещё боль­шее впе­чат­ле­ние... Пе­ред на­ми по­ля­на, за ней ре­ка, а за ре­кой Ка­зань со сво­им чуд­ным рас­по­ло­же­ни­ем до­мов, са­дов и хра­мов... И хо­ро­шо мне то­гда бы­ва­ло, – сколь­ко ра­до­сти – и чи­стой ра­до­сти – ис­пы­ты­вал я то­гда и сколь­ко бла­гих се­мян бы­ло бро­ше­но то­гда в эти дет­ские вос­при­им­чи­вые ду­ши!»

В Москве Па­вел Ива­но­вич встре­тил­ся со свя­тым и пра­вед­ным от­цом Иоан­ном Крон­штадт­ским. Эта судь­бо­нос­ная встре­ча за­пом­ни­лась ему на всю жизнь, позд­нее он на­пи­шет: «Ко­гда я был ещё офи­це­ром, мне по служ­бе на­до бы­ло съез­дить в Моск­ву. И вот на вок­за­ле я узнаю, что отец Иоанн слу­жит обед­ню в церк­ви од­но­го из кор­пу­сов. Я тот­час по­ехал ту­да. Ко­гда я во­шёл в цер­ковь, обед­ня уже кон­ча­лась. Я про­шёл в ал­тарь. В это вре­мя отец Иоанн пе­ре­но­сил Свя­тые Да­ры с пре­сто­ла на жерт­вен­ник. По­ста­вив Ча­шу, он вдруг под­хо­дит ко мне, це­лу­ет мою ру­ку, и, не ска­зав ни­че­го, от­хо­дит опять к пре­сто­лу. Все при­сут­ству­ю­щие пе­ре­гля­ну­лись и го­во­ри­ли по­сле, что это озна­ча­ет ка­кое-ни­будь со­бы­тие в мо­ей жиз­ни, и ре­ши­ли, что я бу­ду свя­щен­ни­ком... А те­перь ви­дишь, как неис­по­ве­ди­мы судь­бы Бо­жии: я не толь­ко свя­щен­ник, но и мо­нах».

На­ко­нец утвер­дил­ся Па­вел Ива­но­вич в мыс­ли ид­ти в мо­на­стырь, но в ка­кой, ку­да – здесь бы­ла пол­ная неопре­де­лён­ность. В пе­ри­од этих раз­ду­мий по­пал­ся в ру­ки Пав­лу Ива­но­ви­чу один ду­хов­ный жур­нал, а в нем – ста­тья об Оп­ти­ной пу­сты­ни и пре­по­доб­ном стар­це Ам­вро­сии. «Так вот кто ука­жет мне, в ка­кой мо­на­стырь по­сту­пить», – по­ду­мал мо­ло­дой во­ен­ный и взял от­пуск.

Ко­гда он толь­ко под­хо­дил к Оп­тин­ско­му ски­ту, на­хо­див­ша­я­ся в «хи­бар­ке» стар­ца Ам­вро­сия од­на бла­жен­ная неожи­дан­но с ра­до­стью про­из­нес­ла:

– Па­вел Ива­но­вич при­е­ха­ли. 

– Вот и сла­ва Бо­гу, – спо­кой­но ото­звал­ся пре­по­доб­ный Ам­вро­сий... 

Оба они ду­хом зна­ли, что при­е­хал бу­ду­щий ста­рец.

Ко­гда Па­вел Ива­но­вич при­шёл в ке­ллию стар­ца, то на­шёл там, кро­ме от­ца Ам­вро­сия, ещё и от­ца Ана­то­лия (Зер­ца­ло­ва). Оба они встре­ти­ли его, как он вспо­ми­нал, «очень ра­дост­но», а недо­мо­гав­ший отец Ам­вро­сий да­же встал, ока­зы­вая осо­бый по­чёт при­е­хав­ше­му.

Здесь же, в «хи­бар­ке», и услы­шал Па­вел Ива­но­вич по­ра­зив­шие его сло­ва пре­по­доб­но­го: «Ис­кус дол­жен про­дол­жать­ся ещё два го­да, а по­сле при­ез­жай­те ко мне, я вас при­му». Да­но бы­ло и по­слу­ша­ние – жерт­во­вать на опре­де­лён­ные хра­мы неко­то­рые сум­мы из сво­е­го до­воль­но вы­со­ко­го жа­ло­ва­ния пол­ков­ни­ка.

В 1881 го­ду Па­вел за­бо­лел вос­па­ле­ни­ем лёг­ких. Ко­гда по прось­бе боль­но­го пол­ков­ни­ка ден­щик на­чал чи­тать Еван­ге­лие, по­сле­до­ва­ло чу­дес­ное ви­де­ние, во вре­мя ко­то­ро­го на­сту­пи­ло ду­хов­ное про­зре­ние боль­но­го. Он уви­дел от­кры­ты­ми небе­са и со­дрог­нул­ся весь от ве­ли­ко­го стра­ха и све­та. Вся жизнь про­нес­лась мгно­вен­но пе­ред ним. Глу­бо­ко про­ник­нут был Па­вел Ива­но­вич со­зна­ни­ем по­ка­я­ния за всю свою жизнь и услы­шал го­лос свы­ше, по­веле­ва­ю­щий ему ид­ти в Оп­ти­ну пу­стынь. У него от­кры­лось ду­хов­ное зре­ние. По сло­вам стар­ца Нек­та­рия, «из бле­стя­ще­го во­ен­но­го в од­ну ночь, по со­из­во­ле­нию Бо­жи­е­му, он стал стар­цем».

К удив­ле­нию всех, боль­ной стал быст­ро по­прав­лять­ся, а по вы­здо­ров­ле­нии по­ехал в Оп­ти­ну. Пре­по­доб­ный Ам­вро­сий ве­лел ему по­кон­чить все де­ла в три ме­ся­ца, с тем, что, ес­ли он не при­е­дет к сро­ку, то по­гибнет. И вот тут на­ча­лись пре­пят­ствия. По­ехал он в Пе­тер­бург за от­став­кой, а ему пред­ло­жи­ли бо­лее бле­стя­щее по­ло­же­ние и за­дер­жи­ва­ют от­став­ку. То­ва­ри­щи сме­ют­ся над ним, упла­та де­нег за­дер­жи­ва­ет­ся, он не мо­жет за­вер­шить свои де­ла, ищет де­нег взай­мы и не на­хо­дит. Но его вы­ру­ча­ет ста­рец Вар­на­ва из Геф­си­ман­ско­го ски­та, ука­зы­ва­ет ему, где до­стать де­нег, и то­же то­ро­пит ис­пол­нить Бо­жие по­ве­ле­ние. Лю­ди про­ти­вят­ся его ухо­ду из ми­ра, на­хо­дят ему да­же неве­сту. Толь­ко ма­че­ха, за­ме­нив­шая ему род­ную мать, ра­до­ва­лась и бла­го­сло­ви­ла его на ино­че­ский по­двиг.

С Бо­жи­ей по­мо­щью пол­ков­ник Пли­хан­ков пре­одо­лел все пре­пят­ствия и явил­ся в Оп­ти­ну пу­стынь в по­след­ний день сво­е­го трёх­ме­сяч­но­го сро­ка. Ста­рец Ам­вро­сий ле­жал в гро­бу в церк­ви, и Па­вел Ива­но­вич при­ник к его гро­бу. Де­ся­то­го фев­ра­ля 1892 го­да он был за­чис­лен в чис­ло брат­ства Иоан­но-Пред­те­чен­ско­го ски­та и одет в под­ряс­ник. Каж­дый ве­чер в те­че­ние трех лет хо­дил Па­вел для бе­сед к стар­цам: сна­ча­ла к пре­по­доб­но­му Ана­то­лию, а за­тем к пре­по­доб­но­му Иоси­фу, пре­ем­ни­кам стар­ца Ам­вро­сия.

Пре­по­доб­ный Ана­то­лий дал но­во­на­чаль­но­му по­слу­ша­ние быть ке­лей­ни­ком иеро­мо­на­ха Нек­та­рия, по­след­не­го ве­ли­ко­го оп­тин­ско­го стар­ца. Око­ло от­ца Нек­та­рия его ке­лей­ник про­шёл в те­че­ние де­ся­ти лет все сте­пе­ни ино­че­ские: через год, два­дцать ше­сто­го мар­та 1893 го­да, Ве­ли­ким по­стом, по­слуш­ник Па­вел был по­стри­жен в ря­со­фор, в де­каб­ре 1900 го­да, по бо­лез­ни, по­стри­жен в ман­тию с име­нем Вар­со­но­фий, два­дцать де­вя­то­го де­каб­ря 1902 го­да ру­ко­по­ло­жен в иеро­ди­а­ко­на, а пер­во­го ян­ва­ря 1903 го­да был ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­мо­на­ха.

В 1903 го­ду пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий был на­зна­чен по­мощ­ни­ком стар­ца и од­новре­мен­но ду­хов­ни­ком Ша­мор­дин­ской жен­ской пу­сты­ни и оста­вал­ся им до на­ча­ла вой­ны с Япо­ни­ей.

В 1904 го­ду на­чи­на­ет­ся рус­ско-япон­ская вой­на, и пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий за по­слу­ша­ние от­прав­ля­ет­ся на фронт: об­слу­жи­вать ла­за­рет име­ни пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, ис­по­ве­до­вать, при­ча­щать, со­бо­ро­вать ра­не­ных и уми­ра­ю­щих сол­дат. Он сам неод­но­крат­но под­вер­га­ет­ся смер­тель­ной опас­но­сти.

По воз­вра­ще­нии по­сле окон­ча­ния вой­ны в Оп­ти­ну Пу­стынь, в 1907 го­ду, отец Вар­со­но­фий был воз­ве­дён в сан игу­ме­на и на­зна­чен Свя­тей­шим Си­но­дом на­сто­я­те­лем Оп­тин­ско­го ски­та. К это­му вре­ме­ни сла­ва о нем раз­но­сит­ся уже по всей Рос­сии. Ушли в веч­ные оби­те­ли свя­той пра­вед­ный отец Иоанн Крон­штадт­ский, пре­по­доб­ный ста­рец Вар­на­ва Геф­си­ман­ский. Стра­на при­бли­жа­лась к страш­ной войне и неиз­ме­ри­мо бо­лее страш­ной ре­во­лю­ции, жи­тей­ское мо­ре, вол­ну­е­мое вих­ря­ми безум­ных идей, уже «воздви­за­лось на­па­стей бу­рею», лю­ди уто­па­ли в его вол­нах...

Как в спа­си­тель­ную га­вань, стре­ми­лись они в бла­го­сло­вен­ный Оп­тин­ский скит к пре­по­доб­но­му Вар­со­но­фию за ис­це­ле­ни­ем не толь­ко те­лес, но и ис­тер­зан­ных, ис­том­лен­ных гре­хом душ, стре­ми­лись за от­ве­том на во­прос: как жить, чтобы спа­стись? Он ви­дел че­ло­ве­че­скую ду­шу, и, по мо­лит­вам, ему от­кры­ва­лось в че­ло­ве­ке са­мое со­кро­вен­ное. А это да­ва­ло ему воз­мож­ность воз­дви­гать пад­ших, на­прав­лять с лож­но­го пу­ти на ис­тин­ный, ис­це­лять бо­лез­ни, ду­шев­ные и те­лес­ные, из­го­нять бе­сов.

Его дар про­зор­ли­во­сти осо­бен­но про­яв­лял­ся при со­вер­ше­нии им Та­ин­ства Ис­по­ве­ди. С.М. Ло­пу­хи­на рас­ска­зы­ва­ла, как, при­е­хав 16-лет­ней де­вуш­кой в Оп­ти­ну, она по­па­ла в «хи­бар­ку», в ко­то­рой при­ни­мал ста­рец. Пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий уви­дел ее и по­звал в ис­по­ве­даль­ню и там пе­ре­ска­зал всю жизнь, год за го­дом, про­сту­пок за про­ступ­ком, не толь­ко ука­зы­вая точ­но да­ты, ко­гда они бы­ли со­вер­ше­ны, но так­же на­зы­вая и име­на лю­дей, с ко­то­ры­ми они бы­ли свя­за­ны. А за­вер­шив этот страш­ный пе­ре­сказ, ве­лел: «Зав­тра ты при­дешь ко мне и по­вто­ришь мне все, что я те­бе ска­зал. Я хо­тел те­бя на­учить, как на­до ис­по­ве­до­вать­ся»...

А вот ка­кие по­ра­зи­тель­ные вос­по­ми­на­ния об ис­по­ве­ди у стар­ца оста­ви­ла его ду­хов­ная дочь:
– До­шли мы до ски­та, враг вся­че­ски от­вле­кал ме­ня и вну­шал уй­ти, но, пе­ре­кре­стив­шись, я твёр­до всту­пи­ла в хи­бар­ку... Пе­ре­кре­сти­лась я там на ико­ну Ца­ри­цы Небес­ной и за­мер­ла. Во­шёл ба­тюш­ка, я стою по­сре­ди ке­ллии... Ба­тюш­ка по­до­шёл к Тих­вин­ской и сел...
– По­дой­ди по­бли­же.
Я роб­ко по­до­шла.
– Стань на ко­ле­ноч­ки... У нас так при­ня­то, мы си­дим, а око­ло нас, по сми­ре­нию, ста­но­вят­ся на ко­ле­ноч­ки.
Я так пря­мо и рух­ну­ла, не то, что ста­ла... Взял ба­тюш­ка ме­ня за оба пле­ча, по­смот­рел на ме­ня без­гра­нич­но лас­ко­во, как ни­кто ни­ко­гда не смот­рел, и про­из­нёс:
– Ди­тя моё ми­лое, ди­тя моё слад­кое, де­точ­ка моя дра­го­цен­ная! Те­бе два­дцать шесть?
– Да, ба­тюш­ка.
- Те­бе два­дцать шесть, сколь­ко лет те­бе бы­ло че­тыр­на­дцать лет то­му на­зад?
Я, се­кун­ду по­ду­мав­ши, от­ве­ти­ла:
– Две­на­дцать.
– Вер­но, и с это­го го­да у те­бя есть гре­хи, ко­то­рые ты ста­ла скры­вать на ис­по­ве­ди. Хо­чешь, я ска­жу те­бе их?
– Ска­жи­те, ба­тюш­ка, – несме­ло от­ве­ти­ла я.
И то­гда ба­тюш­ка на­чал по го­дам и да­же по ме­ся­цам го­во­рить мои гре­хи так, как буд­то чи­тал их по рас­кры­той кни­ге...
Ис­по­ведь, та­ким об­ра­зом, шла два­дцать пять ми­нут. Я бы­ла со­вер­шен­но уни­что­же­на со­зна­ни­ем сво­ей гре­хов­но­сти и со­зна­ни­ем то­го, ка­кой ве­ли­кий че­ло­век пе­ре­до мной.
Как осто­рож­но от­кры­вал он мои гре­хи, как бо­ял­ся, оче­вид­но, сде­лать боль­но и в то же вре­мя как власт­но и су­ро­во об­ли­чал в них, а, ко­гда ви­дел, что я же­сто­ко стра­даю, при­дви­гал ухо своё к мо­е­му рту близ­ко-близ­ко, чтобы я толь­ко шеп­ну­ла:
– Да...
А я ведь в сво­ём са­мо­мне­нии ду­ма­ла, что вы­де­ля­юсь от лю­дей сво­ей хри­сти­ан­ской жиз­нью. Бо­же, ка­кое ослеп­ле­ние, ка­кая сле­по­та ду­хов­ная!
– Встань, ди­тя моё!
Я вста­ла, по­до­шла к ана­лою.
– По­вто­ряй за мной: «Серд­це чи­сто со­зи­жди во мне, Бо­же, и дух прав об­но­ви во утро­бе мо­ей». От­ку­да эти сло­ва?
– Из Пя­ти­де­ся­то­го псал­ма.
– Ты бу­дешь чи­тать этот пса­лом утром и ве­че­ром еже­днев­но. Ка­кая ико­на пе­ред то­бой?
– Ца­ри­цы Небес­ной.
– А ка­кая это Ца­ри­ца Небес­ная? Тих­вин­ская. По­вто­ри за мной мо­лит­ву...
Ко­гда я на­кло­ни­ла го­ло­ву и ба­тюш­ка, на­крыв ме­ня епи­тра­хи­лью, стал чи­тать раз­ре­ши­тель­ную мо­лит­ву, я по­чув­ство­ва­ла, что с ме­ня сва­ли­лись та­кие неимо­вер­ные тя­же­сти, мне де­ла­ет­ся так лег­ко и непри­выч­но...
– По­сле все­го, что Гос­подь от­крыл мне про те­бя, ты за­хо­чешь про­слав­лять ме­ня, как свя­то­го, это­го не долж­но быть – слы­шишь? Я че­ло­век греш­ный, ты ни­ко­му не ска­жешь...Со­кро­ви­ще ты моё... по­мо­зи и спа­си те­бя Гос­подь! 

Мно­го-мно­го раз бла­го­сло­вил ме­ня опять ба­тюш­ка и от­пу­стил...

Во вре­мя бе­сед с ду­хов­ны­ми детьми ста­рец Вар­со­но­фий го­во­рил: "Есть раз­ные пу­ти ко спа­се­нию. Од­них Гос­подь спа­са­ет в мо­на­сты­ре, дру­гих в ми­ру... Вез­де спа­стись мож­но, толь­ко не остав­ляй­те Спа­си­те­ля. Цеп­ляй­тесь за ри­зу Хри­сто­ву – и Хри­стос не оста­вит вас.

Го­во­ря о ми­ре, счи­таю дол­гом ска­зать, что под этим сло­вом я под­ра­зу­ме­ваю слу­же­ние стра­стям, где бы оно ни со­вер­ша­лось, мож­но и в мо­на­сты­ре жить по-мир­ски. Сте­ны и чер­ные одеж­ды са­ми по се­бе не спа­са­ют.

Вер­ный при­знак омерт­ве­ния ду­ши есть укло­не­ние от цер­ков­ных служб. Че­ло­век, ко­то­рый охла­де­ва­ет к Бо­гу, преж­де все­го на­чи­на­ет из­бе­гать хо­дить в цер­ковь, сна­ча­ла ста­ра­ет­ся прий­ти к служ­бе по­поз­же, а за­тем и со­всем пе­ре­ста­ет по­се­щать храм Бо­жий. Ищу­щие Хри­ста об­ре­та­ют Его, по нелож­но­му еван­гель­ско­му сло­ву: "Сту­чи­те и от­вер­зет­ся вам, ищи­те и об­ря­ще­те", "В до­ме От­ца Мо­е­го оби­те­лей мно­го". И за­меть­те, что здесь Гос­подь го­во­рит не толь­ко о небес­ных, но и о зем­ных оби­те­лях, и не толь­ко о внут­рен­них, но и о внеш­них.

Каж­дую ду­шу ста­вит Гос­подь в та­кое по­ло­же­ние, окру­жа­ет та­кой об­ста­нов­кой, ко­то­рая наи­бо­лее спо­соб­ству­ет ее пре­успе­я­нию. Это и есть внеш­няя оби­тель, ис­пол­ня­ет же ду­шу по­кой ми­ра и ра­до­ва­ния – внут­рен­няя оби­тель, ко­то­рую го­то­вит Гос­подь лю­бя­щим и ищу­щим Его.

Нуж­но пом­нить, что Гос­подь всех лю­бит и о всех пе­чет­ся, но, ес­ли и по-че­ло­ве­че­ски рас­суж­дая, опас­но дать ни­ще­му мил­ли­он, чтобы не по­гу­бить его, а сто руб­лей лег­че мо­гут по­ста­вить его на но­ги, то тем бо­лее Все­ве­ду­щий Гос­подь луч­ше зна­ет, ко­му что на поль­зу. Нель­зя на­учить­ся ис­пол­нять за­по­ве­ди Бо­жии без тру­да, и труд этот трех­стат­ный: мо­лит­ва, пост и трез­ве­ние.

Са­мое труд­ное – мо­лит­ва. Вся­кая доб­ро­де­тель от про­хож­де­ния об­ра­ща­ет­ся в на­вык, а в мо­лит­ве нуж­но по­нуж­де­ние до са­мой смер­ти. Ей про­ти­вит­ся наш вет­хий че­ло­век, и враг осо­бен­но вос­ста­ет на мо­ля­ще­го­ся. Мо­лит­ва – вку­ше­ние смер­ти для диа­во­ла, она по­ра­жа­ет его. Да­же свя­тые, как, на­при­мер, пре­по­доб­ный Се­ра­фим, и те долж­ны бы­ли по­нуж­дать се­бя на мо­лит­ву, не го­во­ря уже о нас, греш­ных.

Вто­рое сред­ство – пост. Пост бы­ва­ет дво­я­кий: внеш­ний – воз­дер­жа­ние от ско­ром­ной пи­щи и внут­рен­ний – воз­дер­жа­ние всех чувств, осо­бен­но зре­ния, от все­го нечи­сто­го и сквер­но­го. Тот и дру­гой нераз­рыв­но свя­за­ны друг с дру­гом. Неко­то­рые по­ни­ма­ют толь­ко пост внеш­ний. При­хо­дит, на­при­мер, та­кой че­ло­век в об­ще­ство, на­чи­на­ют­ся раз­го­во­ры, осуж­де­ние ближ­них, он при­ни­ма­ет в них де­я­тель­ное уча­стие. Но вот на­сту­па­ет вре­мя ужи­на. Го­стю пред­ла­га­ют кот­ле­ты, жар­кое... Он ре­ши­тель­но за­яв­ля­ет, что не ест ско­ром­но­го.

– Ну, пол­но­те, – уго­ва­ри­ва­ют хо­зя­е­ва, – ску­шай­те, ведь не то, что в уста, а то, что из уст.

– Нет, я на­счет это­го строг.

И не по­ни­ма­ет та­кой че­ло­век, что он уже на­ру­шил внут­рен­ний пост, осуж­дая ближ­не­го.

Вот по­че­му так важ­но трез­ве­ние. Тру­дясь для сво­е­го спа­се­ния, че­ло­век ма­ло-по­ма­лу очи­ща­ет свое серд­це от за­ви­сти, нена­ви­сти, кле­ве­ты, и в нем на­саж­да­ет­ся лю­бовь».

Оп­ти­ну за все вре­мя сво­ей мо­на­ше­ской жиз­ни пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий по­ки­дал лишь несколь­ко раз – толь­ко по по­слу­ша­нию. В 1910 го­ду, так­же за по­слу­ша­ние, ез­дил на стан­цию Аста­по­во для на­пут­ствия уми­рав­ше­го Л.Н. Тол­сто­го. Впо­след­ствии он с глу­бо­кой гру­стью вспо­ми­нал: «Не до­пу­сти­ли ме­ня к Тол­сто­му... Мо­лил вра­чей, род­ных, ни­че­го не по­мог­ло... Хо­тя он и Лев был, но не смог разо­рвать коль­цо той це­пи, ко­то­рою ско­вал его са­та­на».

В 1912 го­ду пре­по­доб­но­го Вар­со­но­фия на­зна­ча­ют на­сто­я­те­лем Ста­ро-Го­лутви­на Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря. Сми­рен­но про­сил он оста­вить его в ски­ту для жи­тель­ства на по­кое, про­сил поз­во­лить ему остать­ся хо­тя бы и в ка­че­стве про­сто­го по­слуш­ни­ка. Но, несмот­ря на ве­ли­кие ду­хов­ные да­ро­ва­ния стар­ца, на­шлись недо­воль­ные его де­я­тель­но­стью: пу­тем жа­лоб и до­но­сов он был уда­лен из Оп­ти­ной.

Му­же­ствен­но пе­ре­но­ся скорбь от раз­лу­ки с лю­би­мой Оп­ти­ной, ста­рец при­ни­ма­ет­ся за бла­го­устрой­ство вве­рен­ной ему оби­те­ли, крайне рас­стро­ен­ной и за­пу­щен­ной. И как преж­де, сте­ка­ет­ся к пре­по­доб­но­му Вар­со­но­фию на­род за по­мо­щью и уте­ше­ни­ем. И как преж­де, он, сам уже из­не­мо­гав­ший от мно­го­чис­лен­ных му­чи­тель­ных неду­гов, при­ни­ма­ет всех без от­ка­за, вра­чу­ет те­лес­ные и ду­шев­ные неду­ги, на­став­ля­ет, на­прав­ля­ет на тес­ный и скорб­ный, но един­ствен­но спа­си­тель­ный путь.

Здесь, в Ста­ро-Го­лутвине, со­вер­ша­ет­ся по его мо­лит­вам чу­до ис­це­ле­ния глу­хо­не­мо­го юно­ши. «Страш­ная бо­лезнь – след­ствие тяж­ко­го гре­ха, со­вер­шен­но­го юно­шей в дет­стве», – по­яс­ня­ет ста­рец его несчаст­ной ма­те­ри и что-то ти­хо шеп­чет на ухо глу­хо­не­мо­му. «Ба­тюш­ка, он же вас не слы­шит, – рас­те­рян­но вос­кли­ца­ет мать, – он же глу­хой...». – «Это он те­бя не слы­шит, – от­ве­ча­ет ста­рец – а ме­ня слы­шит», – и сно­ва про­из­но­сит что-то ше­по­том на са­мое ухо мо­ло­до­му че­ло­ве­ку. Гла­за то­го рас­ши­ря­ют­ся от ужа­са, и он по­кор­но ки­ва­ет го­ло­вой... По­сле ис­по­ве­ди пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий при­ча­ща­ет его, и бо­лезнь остав­ля­ет стра­даль­ца.

Мень­ше го­да управ­лял ста­рец оби­те­лью. Стра­да­ния его во вре­мя пред­смерт­ной бо­лез­ни бы­ли по­ис­ти­не му­че­ни­че­ски­ми. От­ка­зав­ший­ся от по­мо­щи вра­ча и ка­кой бы то ни бы­ло пи­щи, он лишь по­вто­рял: «Оставь­те ме­ня, я уже на кре­сте...» При­ча­щал­ся ста­рец еже­днев­но.

Пер­во­го (че­тыр­на­дца­то­го) ап­ре­ля 1913 го­да пре­дал он свою чи­стую ду­шу Гос­по­ду. По­хо­ро­нен был пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий в Оп­ти­ной, ря­дом со сво­им ду­хов­ным от­цом и учи­те­лем, пре­по­доб­ным Ана­то­ли­ем (Зер­ца­ло­вым). В 1996 го­ду пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий был при­чис­лен к ли­ку мест­но­чти­мых свя­тых Оп­ти­ной пу­сты­ни, а в ав­гу­сте 2000 го­да Юби­лей­ным Ар­хи­ерей­ским Со­бо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви про­слав­лен для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния. Мо­щи его по­ко­ят­ся во Вла­ди­мир­ском хра­ме Оп­ти­ной пу­сты­ни.