Акафист святым преподобным Андронику и Савве

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 26 июня (13 июня ст. ст.)

Андроник Московский

Краткое житие преподобного Андроника, игумена Московского

Бла­жен­ный Ан­д­ро­ник, уро­же­нец Ро­сто­ва, на­чал ду­хов­ную жизнь под ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Он был лю­би­те­лем ду­хов­ной жиз­ни, по­это­му свя­ти­тель Алек­сий из­брал его на­сто­я­те­лем но­вой оби­те­ли, ко­то­рую хо­тел с Бо­жьей по­мо­щью по­стро­ить в честь неру­ко­твор­ной ико­ны Спа­си­те­ля, чтобы ис­пол­нить обет в па­мять спа­се­ния от ве­ли­кой бу­ри на мо­ре, ко­гда он плыл из Ца­рь­гра­да.

Ме­сто бы­ло вы­бра­но на ре­ке Яу­зе, то са­мое, где князь Все­во­лод Юрье­вич встре­тил пол­чи­ща Ба­тыя кро­во­про­лит­ным бо­ем. Пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил сю­да мо­лить­ся за но­вую оби­тель. В 1361 го­ду стро­и­тель­ство бы­ло за­кон­че­но, пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник при­сту­пил к воз­ло­жен­ным на него обя­зан­но­стям.

Игу­мен по­да­вал при­мер бра­тии стро­гим пост­ни­че­ством, кро­то­стью и глу­бо­ким сми­ре­ни­ем, и эти ка­че­ства при­вле­ка­ли в оби­тель мно­же­ство лю­дей, ко­то­рые при­хо­ди­ли сю­да учить­ся За­ко­ну Бо­жье­му и при­ни­ма­ли здесь ино­че­ство. По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия в оби­те­ли устро­е­ны бы­ло об­ще­жи­тие. Пре­по­доб­ный Сер­гий не за­бы­вал по­се­щать сво­е­го уче­ни­ка и во­оду­шев­лять к по­дви­гам.

В 1365 го­ду ве­ли­кий по­движ­ник при­шел по­кло­нить­ся об­ра­зу Спа­са пе­ред от­прав­ле­ни­ем в даль­ний путь – в Ниж­ний Нов­го­род, к кня­зю Бо­ри­су – и по­том дол­го бе­се­до­вал с Ан­д­ро­ни­ком. На ме­сте их про­ща­ния по­ста­ви­ли ча­сов­ню. Свя­ти­тель Алек­сий и ве­ли­кий князь Ди­мит­рий так­же оста­нав­ли­вал­ся в оби­те­ли Ан­д­ро­ни­ка мо­лить­ся пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля пе­ред по­хо­дом кня­зя на Ор­ду (1381).

Ду­хов­ная жизнь цве­ла в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли под над­зо­ром бди­тель­но­го на­сто­я­те­ля. «Свя­той Ан­д­ро­ник, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – си­ял ве­ли­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми. С ним жи­ли уче­ни­ки его Сав­ва и Алек­сандр, чуд­ные, зна­ме­ни­тые ико­но­пис­цы, Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие. Ико­но­пис­цы от­ли­ча­лись та­ким по­движ­ни­че­ством, та­кой рев­но­стью к по­сту и ино­че­ской жиз­ни, что удо­сто­и­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти; ум и мыс­ли их об­ра­ще­ны бы­ли к Бо­же­ствен­но­му све­ту, а чув­ствен­ное око с лю­бо­вью смот­ре­ло на на­пи­сан­ные ли­ки Хри­ста, Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри и всех свя­тых».

Бла­жен­ный Ан­дрей Рублев в 1405 г. рас­пи­сы­вал сте­ны при­двор­но­го Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма и пи­сал ико­ны; в 1408 г. он вме­сте с Да­ни­и­лом укра­шал со­бор­ный храм во Вла­ди­ми­ре. За­тем укра­си­ли они сте­но­пи­сью Спас­ский храм в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли. По­след­ние их тру­ды по­свя­ще­ны бы­ли по прось­бе Ни­ко­на па­мя­ти Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Ан­дрея и их по­мощ­ни­ков. При по­мо­щи Бо­жьей они усерд­но при­ня­лись за де­ло и весь­ма укра­си­ли хра­мы раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя и по­ныне пло­да­ми тру­дов сво­их».

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, до­жив до глу­бо­кой ста­ро­сти, пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью сво­е­му уче­ни­ку Сав­ве, а сам по при­ме­ру на­став­ни­ка Сер­гия в глу­бо­ком без­мол­вии стал го­то­вить­ся к пе­ре­хо­ду в дру­гую жизнь. Скон­чал­ся ве­ли­кий по­движ­ник в 1404 го­ду.

Жития преподобных Андроника, Саввы и Александра Московских, Даниила Черного и Андрея Рублева

Пер­вые све­де­ния о пре­по­доб­ном Ан­д­ро­ни­ке на­хо­дят­ся в жи­тии Пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, со­став­лен­ном око­ло 1418 го­да пре­по­доб­ным Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым. Иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет до­пол­нил (око­ло 1440 го­да) ска­за­ние пре­по­доб­но­го Епи­фа­ния неко­то­ры­ми под­роб­но­стя­ми, ко­то­рые он, ве­ро­ят­но, знал из пре­да­ний Тро­иц­ко­го и Ан­д­ро­ни­ков­ско­го мо­на­сты­рей. Пре­по­доб­ный Анд­ро­ник «был из го­ро­да и оте­че­ства свя­то­го Сер­гия», то есть Ро­стов­ской зем­ли. Юно­шей при­шел он к Пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му и стал умо­лять, чтобы тот об­лек его в свя­той ино­че­ский об­раз. Пре­по­доб­ный Сер­гий не от­верг мо­ле­ния юно­ши: со­вер­шил ино­че­ский по­стриг и на­рек имя Ан­д­ро­ник. Ви­дя, что мо­ло­дой инок очень лю­бит без­мол­вие и мол­ча­ние, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­сло­вил ему жить в кел­лии од­но­му. В воз­дер­жа­нии же и тру­дах Ан­д­ро­ник ста­рал­ся рев­но­вать сво­е­му стар­цу.

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, «ти­хий, крот­кий, сми­рен­ный», по от­зы­ву ле­то­пис­ца, рос и укреп­лял­ся в ду­хов­ной жиз­ни под над­зо­ром ве­ли­ко­го ав­вы Сер­гия. И свя­той на­став­ник очень лю­бил сво­е­го уче­ни­ка за «цве­ту­щие в нем доб­ро­де­те­ли» и без­от­вет­ное по­слу­ша­ние и осо­бен­но мо­лил о нем Бо­га, чтобы по­крыл его невин­ную ду­шу от вра­же­ских коз­ней и по­мог ему до­вер­шить свое те­че­ние до кон­ца. Так про­шло де­сять лет. Од­на­жды пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку при­шел по­мысл вый­ти из Тро­иц­кой оби­те­ли, чтобы ос­но­вать свой мо­на­стырь (как и слу­чи­лось впо­след­ствии, ко­гда еще был жив свя­ти­тель Алек­сий). Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник не скрыл по­мыс­ла от сво­е­го стар­ца, ибо, воз­ла­гая упо­ва­ние на Бо­га, он, по­яс­ня­ет иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет, мо­лил­ся в се­бе: «Ес­ли бу­дет угод­но Бо­гу, то мо­жет и на де­ло про­из­ве­сти».

И вот, ко­гда свя­ти­тель Алек­сий при­шел в Лав­ру к пре­по­доб­но­му Сер­гию для ду­хов­ной бе­се­ды, Пре­по­доб­ный спро­сил его: «Есть неко­то­рые из бра­тии, ко­то­рые, ко­гда при­хо­дят к свя­то­му ино­че­ско­му об­ра­зу, то­гда все­го от­ре­ка­ют­ся, а по­том, про­жив де­сять лет, дру­гие же и бо­лее, хо­тят вос­при­нять свя­щен­ный сан. Ты же как по­ве­лишь, вла­ды­ко свя­тый, бла­го­сло­вить или нет?» Свя­ти­тель Алек­сий от­ве­тил: «Ты име­ешь от Бо­га дар рас­суж­де­ния. Ес­ли ви­дишь ко­го, что он смо­жет па­сти ста­до Хри­сто­во, – не воз­бра­няй ему, а ес­ли ви­дишь ко­го, что он хо­чет при­нять свя­щен­ный сан не ра­ди Бо­га, а ра­ди че­ло­ве­че­ской сла­вы, – та­ко­вым воз­бра­няй». Дол­го еще про­дол­жа­лась бе­се­да. Свя­ти­тель Алек­сий об­ра­тил­ся к пре­по­доб­но­му Сер­гию: «Воз­люб­лен­ный отец, хо­чу про­сить од­но­го бла­го­де­я­ния у тво­ей ду­хов­ной люб­ви ко мне». – «Ни­что не воз­бра­не­но в мо­ей оби­те­ли для тво­ей свя­ты­ни». «Хо­чу, – ска­зал Алек­сий, – чтобы ты дал мне од­но­го из тво­их уче­ни­ков, я на­ме­рен с по­мо­щью Бо­жи­ей по­стро­ить мо­на­стырь во ис­пол­не­ние обе­та мо­е­го. Ко­гда плыл я из Ца­рь­гра­да, под­ня­лась ве­ли­кая бу­ря на мо­ре, так что ко­рабль со­кру­шал­ся от волн и мы все от­ча­я­лись в жиз­ни. То­гда дал я обет со­ору­дить храм в честь то­го празд­не­ства, в ка­кое счаст­ли­во до­стиг­нем при­ста­ни. Мо­ре улег­лось, и мы во­шли в при­стань 16 ав­гу­ста. По­то­му по­ло­жил я устро­ить оби­тель в честь Неру­ко­тво­рен­ной ико­ны Спа­си­те­ля; при­спе­ло вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние». (В те­че­ние пя­ти лет по при­бы­тии из Ца­рь­гра­да мит­ро­по­лит не имел воз­мож­но­сти ис­пол­нять свой обет, т. к. в его от­сут­ствие ско­пи­лось мно­го дел по управ­ле­нию Цер­ко­вью.) «Доб­рое де­ло, – ска­зал пре­по­доб­ный Сер­гий, – да даст те­бе Гос­подь вы­пол­нить его! А все, че­го по­тре­бу­ешь от сы­на тво­е­го, го­то­во пред то­бою», ибо знал ве­ли­кий ста­рец с са­мо­го на­ча­ла, для че­го свт. Алек­сий по­се­тил его. И ко­гда мит­ро­по­лит по­про­сил у него в на­сто­я­те­ли оби­те­ли воз­люб­лен­но­го уче­ни­ка Ан­д­ро­ни­ка, прп. Сер­гий от­дал его. На­де­лив оби­тель Пре­свя­той Тро­и­цы ми­лос­ты­ней, свя­ти­тель то­гда же взял с со­бою в Моск­ву пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка.

Ме­сто бы­ло из­бра­но в че­ты­рех вер­стах от Крем­ля, на реч­ке Яу­зе. Сам пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил бла­го­сло­вить это ме­сто. И уже в 1361 го­ду бы­ла воз­двиг­ну­та пре­крас­ная цер­ковь, освя­щен­ная мит­ро­по­ли­том в честь Пре­чи­сто­го Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля, а ико­ну Об­ра­за Хри­сто­ва, об­ло­жен­ную зо­ло­том, ко­то­рую свя­ти­тель сам при­вез из Кон­стан­ти­но­по­ля, по­ста­вил в церк­ви. В мо­на­сты­ре, где пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник стал пер­вым игу­ме­ном, был при­нят об­ще­жи­тель­ный устав. Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник со сми­ре­ни­ем и усер­ди­ем нес на­сто­я­тель­ские тру­ды, пре­бы­вая во вся­ком воз­дер­жа­нии и мо­лит­ве; он был во­ис­ти­ну кро­ток и сми­рен серд­цем, как бла­го­ра­зум­ный уче­ник крот­ко­го учи­те­ля – пре­по­доб­но­го Сер­гия. К пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку ча­сто при­хо­ди­ли лю­ди за ду­хов­ным со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. Бра­тия мо­на­сты­ря умно­жа­лись в чис­ле и пре­успе­ва­ли в доб­ро­де­те­лях. Через неко­то­рое вре­мя по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли пре­по­доб­ный Сер­гий при­шел по­смот­реть стро­е­ние сво­е­го уче­ни­ка, по­хва­лил его и бла­го­сло­вил, освя­тив мо­лит­вою: «Гос­по­ди, при­з­ри с неба, и виждь, и по­се­ти ме­сто сие, ко­то­рое Ты бла­го­из­во­лил со­здать во сла­ву свя­та­го Тво­е­го име­ни». По­сле это­го, по­учив о поль­зе ду­шев­ной, пре­по­доб­ный Сер­гий ото­шел в свою оби­тель. Мо­нас­тыр­ское пре­да­ние со­хра­ни­ло па­мять и о дру­гом по­се­ще­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­гда он по­сле про­дол­жи­тель­ной бе­се­ды с пре­по­доб­ным Ан­д­ро­ни­ком по­шел в Ниж­ний Нов­го­род (1365 г.). На ме­сте бе­се­ды впо­след­ствии по­став­ле­на бы­ла ча­сов­ня.

Од­но из позд­них пре­да­ний по­вест­ву­ет, что бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий Дон­ской († 1389 г.) за­ез­жал в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь до Ку­ли­ков­ской бит­вы (1380 г.), а по­сле по­бе­ды здесь бы­ло встре­че­но рус­ское вой­ско. Эти со­бы­тия и пре­да­ния сви­де­тель­ству­ют, что Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля поль­зо­вал­ся осо­бым по­кро­ви­тель­ством как ве­ли­ко­кня­же­ско­го до­ма и Мос­ков­ской мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ры, так и Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря. Сла­ва об оби­те­ли и ду­хов­ных по­дви­гах пре­по­доб­но­го Анд­ро­ни­ка рас­про­стра­ня­лась по Ру­си, так что мно­гие, взыс­ку­ю­щие ино­че­ско­го жи­тия, ста­ли к нему со­би­рать­ся. Чем бо­лее умно­жа­лось брат­ство, тем боль­шие по­дви­ги при­ни­мал на се­бя пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник. Он ста­рал­ся пре­успе­вать в уси­лен­ном воз­дер­жа­нии, ноч­ных бде­ни­ях, по­сте и мо­лит­ве. И кто мо­жет по­ве­дать, как он, доб­рый муж, ис­прав­лял дру­гих? Каж­до­го он, как отец, по­учал, за­пре­щал, умо­лял и вос­ста­нав­ли­вал на брань с неви­ди­мы­ми вра­га­ми и всех при­во­дил к со­гла­сию кро­то­стью. Так бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет, но­ся на се­бе тя­жесть всех. Ко­гда же пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник ура­зу­мел свое от­ше­ствие к Бо­гу, он вру­чил паст­ву сво­е­му уче­ни­ку пре­по­доб­но­му Сав­ве, ко­то­рый си­ял мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми. А сам, по­учив бра­тию о ду­хов­ной поль­зе, ото­шел ко Гос­по­ду († 13 июня 1395 го­да). Мо­щи его по­чи­ва­ют под спу­дом в со­бор­ной церк­ви Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

Пре­по­доб­ный Сав­ва так­же со­дер­жал пре­дан­ную ему паст­ву в бла­го­че­стии, чи­сто­те и свя­то­сти. Ра­ди его ве­ли­ких ино­че­ских доб­ро­де­те­лей его по­чи­та­ли ве­ли­кие кня­зья, ино­ки и на­род. По­это­му и умно­жи­лось ду­хов­ное ста­до его уче­ни­ков, из ко­то­рых мно­гие бы­ли по­став­ле­ны игу­ме­на­ми в дру­гие мо­на­сты­ри, а неко­то­рые ста­ли епи­ско­па­ми. По­жив бо­го­угод­но и бла­го­чест­но мно­го лет, пре­по­доб­ный Сав­ва ото­шел ко Гос­по­ду.

Через неко­то­рое вре­мя игу­ме­ном оби­те­ли стал пре­по­доб­ный Алек­сандр, уче­ник пре­по­доб­но­го Сав­вы, муж весь­ма доб­ро­де­тель­ный и пре­успев­ший в мо­на­ше­ских по­дви­гах. С ним под­ви­зал­ся в оби­те­ли и дру­гой его ста­рец – пре­по­доб­ный Ан­дрей, ико­но­пи­сец пре­из­ряд­ный, ко­то­рый имел чест­ные се­ди­ны и всех пре­вос­хо­дил муд­ро­стью. С по­мо­щью Бо­жи­ей пре­по­доб­ные Алек­сандр и Ан­дрей воз­двиг­ли в сво­ей оби­те­ли пре­крас­ную ка­мен­ную цер­ковь, ко­то­рую укра­си­ли чуд­ной рос­пи­сью в па­мять сво­их от­цов.

Пре­по­доб­ный Иосиф Во­лоц­кий († 1515; па­мять 15/28 сен­тяб­ря) в «От­ве­ща­нии лю­бо­за­зор­ным и крат­ком ска­за­нии о свя­тых от­цах, быв­ших в мо­на­сты­рях, ко­то­рые в Рус­ской зем­ле» пи­сал со слов стар­ца Спи­ри­до­на, что свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, ос­но­вав Ан­д­ро­ни­ков­ский и Чу­дов­ский мо­нас­ты­ри, взял игу­ме­на для Ан­д­ро­ни­ков­ской оби­те­ли у пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го – пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка. С ним бы­ли его уче­ни­ки Сав­ва и Алек­сандр и чуд­ные и про­слав­лен­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие та­кие же. Пре­по­доб­ные Да­ни­ил и Ан­дрей бы­ли так доб­ро­де­тель­ны и рев­ност­ны в пост­ни­че­стве и ино­че­ской жиз­ни, что спо­до­би­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти. Они бы­ли так ис­пол­не­ны Бо­же­ствен­ной люб­ви, что ни­ко­гда не упраж­ня­лись в зем­ном, но все­гда ум и мысль воз­но­си­ли к неве­ще­ствен­но­му и Бо­же­ствен­но­му све­ту, чув­ствен­ное же око все­гда воз­во­ди­ли к на­пи­сан­ным ве­ще­ствен­ны­ми крас­ка­ми об­ра­зам Вла­ды­ки Хри­ста и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри и всех свя­тых. В са­мый празд­ник Свет­ло­го Воск­ре­се­ния они, си­дя на се­да­ли­щах и имея пред со­бою все­чест­ные и Бо­же­ствен­ные ико­ны, взи­ра­ли на них неуклон­но, ис­пол­ня­ясь Бо­же­ствен­ной ра­до­сти и свет­ло­сти. И не толь­ко в этот день так тво­ри­ли, но в про­чие дни, ко­гда не за­ни­ма­лись ико­но­пи­са­ни­ем. Ра­ди это­го Вла­ды­ка Хри­стос про­сла­вил их и в ко­неч­ный час смерт­ный. Преж­де пре­ста­вил­ся пре­по­доб­ный Ан­дрей, а по­том раз­бо­лел­ся и спост­ник его пре­по­доб­ный Да­ни­ил. И на­хо­дясь при по­след­нем ды­ха­нии, уви­дел он по­чив­ше­го Ан­дрея во мно­гой сла­ве и с ра­до­стью при­зы­ва­ю­ще­го его в веч­ное и бес­ко­неч­ное бла­жен­ство.

Из это­го сви­де­тель­ства оче­вид­но, что пре­по­доб­ные Ан­д­ро­ник († ок. 1395–1404 гг.) и его уче­ни­ки игу­ме­ны Сав­ва († ок. 1410 г.) и Алек­сандр († по­сле 1427 г.), по­сле­до­ва­тель­но на­сто­я­тель­ство­вав­шие в оби­те­ли, и ико­но­пис­цы Да­ни­ил Чер­ный и Ан­дрей Рублев († до 17 но­яб­ря 1426 г.) рав­но по­чи­та­лись как свя­тые Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Пре­по­доб­ным Да­ни­и­лу Чер­но­му и Ан­дрею Рубле­ву при­над­ле­жат рос­пи­си важ­ней­ших хра­мов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви: Мос­ков­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра в Крем­ле (1405 г.), Успен­ско­го со­бо­ра на Го­род­ке в Зве­ни­го­ро­де (на­ча­ло XV в.), Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре (1408 г.), Тро­иц­ко­го со­бо­ра в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре (1422–1426 гг.) и Спас­ско­го со­бо­ра Анд­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

По­след­ние же тру­ды их по­свя­ще­ны бы­ли, по прось­бе прп. Ни­ко­на, па­мя­ти прп. Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Анд­рея и их по­мощ­ни­ков; по­спеш­но со­вер­ша­ет он де­ло, по­то­му что про­ви­дел ду­хом ско­рое пре­став­ле­ние тех жи­во­пис­цев, как это и бы­ло по окон­ча­нии де­ла. При по­мо­щи Бо­жи­ей они усерд­но при­ня­лись за де­ло, весь­ма укра­си­ли раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя по­ныне всех этим ко­неч­ным тру­дом сво­им. Пре­по­доб­ные, оста­вив па­мять о се­бе, спу­стя немно­го вре­ме­ни в доб­рой ста­ро­сти при­я­ли бла­гий ко­нец».

До недав­не­го вре­ме­ни счи­та­лось, что Спас­ский со­бор был по­стро­ен при игу­мене пре­по­доб­ном Алек­сан­дре, меж­ду 1410–1427 го­да­ми. Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли от­но­сят вре­мя по­стро­е­ния со­бо­ра к 90-м го­дам XIV ве­ка (Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь. М., 1872. С. 12). Ис­точ­ни­ки рас­хо­дят­ся в том, ка­кой из со­бо­ров, Тро­иц­кий или Спас­ский, был «ко­неч­ным ру­ко­де­ли­ем» пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея. Од­на­ко древ­нее сви­де­тель­ство о кон­чине и по­гре­бе­нии пре­по­доб­ных ико­но­пис­цев в род­ном для них Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре бы­ло под­твер­жде­но недав­ней на­ход­кой.

В од­ном из ру­ко­пис­ных сбор­ни­ков на­ча­ла XIX ве­ка некий Иона, име­ну­ю­щий се­бя «кер­жен­ским по­стри­же­ни­ком», при­ве­дя из­вест­ные ему све­де­ния о пре­по­доб­ных Да­ни­и­ле и Ан­дрее, пи­сал: «Свя­тость обо­их их сви­де­тель­ству­ет и древ­ле пись­мен­ныя ме­ся­це­сло­вы. Свя­тыя же их мо­щи по­гре­бе­ны и по­чи­ва­ют в том Ан­д­ро­ни­ко­ве мо­на­сты­ре под ста­рою ко­ло­коль­нею...»

Пре­по­доб­ный Ан­дрей Рублев – ду­хов­ный внук пре­по­доб­но­го Сер­гия, это не раз под­чер­ки­ва­лось. Но по­доб­но то­му, как Тро­иц­кий со­бор во­пло­тил в се­бе ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Сер­гия, ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его уче­ни­ков во­пло­щен в со­бо­ре в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Этот мо­на­стырь явил­ся вы­ра­зи­те­лем ос­нов­ных идей пра­во­слав­но­го ико­но­пи­са­ния.

Об ико­нах пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея еще в XVI–XVII ве­ках сви­де­тель­ство­ва­ли, что они «все чу­до­твор­ные». Ико­на Пре­свя­той Тро­и­цы пись­ма пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва Со­бор­ным опре­де­ле­ни­ем 1551 го­да при­рав­ни­ва­лась к ка­но­ни­чес­ко­му об­раз­цу (Сто­глав. М., 1890. С. 1681). В «Сте­пен­ной кни­ге», со­став­ляв­шей­ся под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ма­ка­рия в 1560–1563 го­дах, пре­по­доб­ные Ан­дрей и Да­ни­ил име­ну­ют­ся «бо­го­дух­но­вен­ны­ми ма­сте­ра­ми».

Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его свя­тых уче­ни­ков со­вер­ша­ет­ся в день кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка – 13/26 июня и в Со­бо­ре Ра­до­неж­ских свя­тых – 6/19 июля, уста­нов­лен­ном по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Пи­ме­на 10 июля (но­во­го сти­ля) 1981 го­да. Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва от­ме­ча­ет­ся так­же в день его те­зо­име­нит­ства – 4/17 июля, за день до празд­ни­ка об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия.

Савва Московский

Краткое житие преподобного Саввы Московсого

Уче­ник пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка Мос­ков­ско­го. Сияя мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми, и ра­ди них по­чи­та­е­мый не толь­ко про­стым на­ро­дом, но и кня­зья­ми, был по­став­лен по­сле смер­ти сво­е­го учи­те­ля игу­ме­ном Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Из мно­го­чис­лен­ных его уче­ни­ков мно­гие бы­ли по­став­ле­ны игу­ме­на­ми в дру­гие мо­на­сты­ри, а неко­то­рые ста­ли епи­ско­па­ми. С ми­ром ото­шел ко Гос­по­ду око­ло 1410 г.

По смер­ти пре­по­доб­но­го Сав­вы мно­гие, при­бе­га­ю­щие с ве­рой к его свя­то­му гро­бу, по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от ду­шев­ных и те­лес­ных немо­щей. Один из его уче­ни­ков, свя­щен­но­и­нок Еф­рем, был бо­рим от бе­са блуд­ной стра­стью. С ве­рою при­дя ко гро­бу пре­по­доб­но­го Сав­вы и в мо­лит­вах при­звав его на по­мощь, вско­ре по­лу­чил ис­це­ле­ние.

Жития преподобных Андроника, Саввы и Александра Московских, Даниила Черного и Андрея Рублева

Пер­вые све­де­ния о пре­по­доб­ном Ан­д­ро­ни­ке на­хо­дят­ся в жи­тии пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, со­став­лен­ном око­ло 1418 го­да пре­по­доб­ным Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым. Иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет до­пол­нил (око­ло 1440 го­да) ска­за­ние пре­по­доб­но­го Епи­фа­ния неко­то­ры­ми под­роб­но­стя­ми, ко­то­рые он, ве­ро­ят­но, знал из пре­да­ний Тро­иц­ко­го и Ан­д­ро­ни­ков­ско­го мо­на­сты­рей. Пре­по­доб­ный Анд­ро­ник «был из го­ро­да и оте­че­ства свя­то­го Сер­гия», то есть Ро­стов­ской зем­ли. Юно­шей при­шел он к пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му и стал умо­лять, чтобы тот об­лек его в свя­той ино­че­ский об­раз. Пре­по­доб­ный Сер­гий не от­верг мо­ле­ния юно­ши: со­вер­шил ино­че­ский по­стриг и на­рек имя Ан­д­ро­ник. Ви­дя, что мо­ло­дой инок очень лю­бит без­мол­вие и мол­ча­ние, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­сло­вил ему жить в кел­лии од­но­му. В воз­дер­жа­нии же и тру­дах Ан­д­ро­ник ста­рал­ся рев­но­вать сво­е­му стар­цу.

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, «ти­хий, крот­кий, сми­рен­ный», по от­зы­ву ле­то­пис­ца, рос и укреп­лял­ся в ду­хов­ной жиз­ни под над­зо­ром ве­ли­ко­го ав­вы Сер­гия. И свя­той на­став­ник очень лю­бил сво­е­го уче­ни­ка за «цве­ту­щие в нем доб­ро­де­те­ли» и без­от­вет­ное по­слу­ша­ние и осо­бен­но мо­лил о нем Бо­га, чтобы по­крыл его невин­ную ду­шу от вра­же­ских коз­ней и по­мог ему до­вер­шить свое те­че­ние до кон­ца. Так про­шло де­сять лет. Од­на­жды пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку при­шел по­мысл вый­ти из Тро­иц­кой оби­те­ли, чтобы ос­но­вать свой мо­на­стырь (как и слу­чи­лось впо­след­ствии, ко­гда еще был жив свя­ти­тель Алек­сий). Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник не скрыл по­мыс­ла от сво­е­го стар­ца, ибо, воз­ла­гая упо­ва­ние на Бо­га, он, по­яс­ня­ет иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет, мо­лил­ся в се­бе: «Ес­ли бу­дет угод­но Бо­гу, то мо­жет и на де­ло про­из­ве­сти».

И вот, ко­гда свя­ти­тель Алек­сий при­шел в Лав­ру к пре­по­доб­но­му Сер­гию для ду­хов­ной бе­се­ды, пре­по­доб­ный спро­сил его: «Есть неко­то­рые из бра­тии, ко­то­рые, ко­гда при­хо­дят к свя­то­му ино­че­ско­му об­ра­зу, то­гда все­го от­ре­ка­ют­ся, а по­том, про­жив де­сять лет, дру­гие же и бо­лее, хо­тят вос­при­нять свя­щен­ный сан. Ты же как по­ве­лишь, вла­ды­ко свя­тый, бла­го­сло­вить или нет?». Свя­ти­тель Алек­сий от­ве­тил: «Ты име­ешь от Бо­га дар рас­суж­де­ния. Ес­ли ви­дишь ко­го, что он смо­жет па­сти ста­до Хри­сто­во, – не воз­бра­няй ему, а ес­ли ви­дишь ко­го, что он хо­чет при­нять свя­щен­ный сан не ра­ди Бо­га, а ра­ди че­ло­ве­че­ской сла­вы, – та­ко­вым воз­бра­няй». Дол­го еще про­дол­жа­лась бе­се­да. Свя­ти­тель Алек­сий об­ра­тил­ся к пре­по­доб­но­му Сер­гию: «Воз­люб­лен­ный отец, хо­чу про­сить од­но­го бла­го­де­я­ния у тво­ей ду­хов­ной люб­ви ко мне». – «Ни­что не воз­бра­не­но в мо­ей оби­те­ли для тво­ей свя­ты­ни». «Хо­чу, – ска­зал Алек­сий, – чтобы ты дал мне од­но­го из тво­их уче­ни­ков, я на­ме­рен с по­мо­щью Бо­жи­ей по­стро­ить мо­на­стырь во ис­пол­не­ние обе­та мо­е­го. Ко­гда плыл я из Ца­рь­гра­да, под­ня­лась ве­ли­кая бу­ря на мо­ре, так что ко­рабль со­кру­шал­ся от волн и мы все от­ча­я­лись в жиз­ни. То­гда дал я обет со­ору­дить храм в честь то­го празд­не­ства, в ка­кое счаст­ли­во до­стиг­нем при­ста­ни. Мо­ре улег­лось, и мы во­шли в при­стань 16 ав­гу­ста. По­то­му по­ло­жил я устро­ить оби­тель в честь Неру­ко­тво­рен­ной ико­ны Спа­си­те­ля; при­спе­ло вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние». (В те­че­ние пя­ти лет по при­бы­тии из Ца­рь­гра­да мит­ро­по­лит не имел воз­мож­но­сти ис­пол­нять свой обет, т. к. в его от­сут­ствие ско­пи­лось мно­го дел по управ­ле­нию Цер­ко­вью.) «Доб­рое де­ло, – ска­зал пре­по­доб­ный Сер­гий, – да даст те­бе Гос­подь вы­пол­нить его! А все, че­го по­тре­бу­ешь от сы­на тво­е­го, го­то­во пред то­бою», ибо знал ве­ли­кий ста­рец с са­мо­го на­ча­ла, для че­го свт. Алек­сий по­се­тил его. И ко­гда мит­ро­по­лит по­про­сил у него в на­сто­я­те­ли оби­те­ли воз­люб­лен­но­го уче­ни­ка Ан­д­ро­ни­ка, прп. Сер­гий от­дал его. На­де­лив оби­тель Пре­свя­той Тро­и­цы ми­лос­ты­ней, свя­ти­тель то­гда же взял с со­бою в Моск­ву пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка.

Ме­сто бы­ло из­бра­но в че­ты­рех вер­стах от Крем­ля, на реч­ке Яу­зе. Сам пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил бла­го­сло­вить это ме­сто. И уже в 1361 го­ду бы­ла воз­двиг­ну­та пре­крас­ная цер­ковь, освя­щен­ная мит­ро­по­ли­том в честь Пре­чи­сто­го Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля, а ико­ну Об­ра­за Хри­сто­ва, об­ло­жен­ную зо­ло­том, ко­то­рую свя­ти­тель сам при­вез из Кон­стан­ти­но­по­ля, по­ста­вил в церк­ви. В мо­на­сты­ре, где пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник стал пер­вым игу­ме­ном, был при­нят об­ще­жи­тель­ный устав. Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник со сми­ре­ни­ем и усер­ди­ем нес на­сто­я­тель­ские тру­ды, пре­бы­вая во вся­ком воз­дер­жа­нии и мо­лит­ве; он был во­ис­ти­ну кро­ток и сми­рен серд­цем, как бла­го­ра­зум­ный уче­ник крот­ко­го учи­те­ля – пре­по­доб­но­го Сер­гия. К пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку ча­сто при­хо­ди­ли лю­ди за ду­хов­ным со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. Бра­тия мо­на­сты­ря умно­жа­лись в чис­ле и пре­успе­ва­ли в доб­ро­де­те­лях. Через неко­то­рое вре­мя по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли пре­по­доб­ный Сер­гий при­шел по­смот­реть стро­е­ние сво­е­го уче­ни­ка, по­хва­лил его и бла­го­сло­вил, освя­тив мо­лит­вою: «Гос­по­ди, при­з­ри с неба, и виждь, и по­се­ти ме­сто сие, ко­то­рое Ты бла­го­из­во­лил со­здать во сла­ву свя­та­го Тво­е­го име­ни». По­сле это­го, по­учив о поль­зе ду­шев­ной, пре­по­доб­ный Сер­гий ото­шел в свою оби­тель. Мо­нас­тыр­ское пре­да­ние со­хра­ни­ло па­мять и о дру­гом по­се­ще­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­гда он по­сле про­дол­жи­тель­ной бе­се­ды с пре­по­доб­ным Ан­д­ро­ни­ком по­шел в Ниж­ний Нов­го­род (1365 г.). На ме­сте бе­се­ды впо­след­ствии по­став­ле­на бы­ла ча­сов­ня.

Од­но из позд­них пре­да­ний по­вест­ву­ет, что бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий Дон­ской († 1389 г.) за­ез­жал в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь до Ку­ли­ков­ской бит­вы (1380 г.), а по­сле по­бе­ды здесь бы­ло встре­че­но рус­ское вой­ско. Эти со­бы­тия и пре­да­ния сви­де­тель­ству­ют, что Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля поль­зо­вал­ся осо­бым по­кро­ви­тель­ством как ве­ли­ко­кня­же­ско­го до­ма и Мос­ков­ской мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ры, так и Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря. Сла­ва об оби­те­ли и ду­хов­ных по­дви­гах пре­по­доб­но­го Анд­ро­ни­ка рас­про­стра­ня­лась по Ру­си, так что мно­гие, взыс­ку­ю­щие ино­че­ско­го жи­тия, ста­ли к нему со­би­рать­ся. Чем бо­лее умно­жа­лось брат­ство, тем боль­шие по­дви­ги при­ни­мал на се­бя пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник. Он ста­рал­ся пре­успе­вать в уси­лен­ном воз­дер­жа­нии, ноч­ных бде­ни­ях, по­сте и мо­лит­ве. И кто мо­жет по­ве­дать как он, доб­рый муж, ис­прав­лял дру­гих? Каж­до­го он, как отец, по­учал, за­пре­щал, умо­лял и вос­ста­нав­ли­вал на брань с неви­ди­мы­ми вра­га­ми и всех при­во­дил к со­гла­сию кро­то­стью. Так бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет, но­ся на се­бе тя­жесть всех. Ко­гда же пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник ура­зу­мел свое от­ше­ствие к Бо­гу, он вру­чил паст­ву сво­е­му уче­ни­ку пре­по­доб­но­му Сав­ве, ко­то­рый си­ял мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми. А сам, по­учив бра­тию о ду­хов­ной поль­зе, ото­шел ко Гос­по­ду († 13 июня 1395 го­да). Мо­щи его по­чи­ва­ют под спу­дом в со­бор­ной церк­ви Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

Пре­по­доб­ный Сав­ва так­же со­дер­жал пре­дан­ную ему паст­ву в бла­го­че­стии, чи­сто­те и свя­то­сти. Ра­ди его ве­ли­ких ино­че­ских доб­ро­де­те­лей его по­чи­та­ли ве­ли­кие кня­зья, ино­ки и на­род. По­это­му и умно­жи­лось ду­хов­ное ста­до его уче­ни­ков, из ко­то­рых мно­гие бы­ли по­став­ле­ны игу­ме­на­ми в дру­гие мо­на­сты­ри, а неко­то­рые ста­ли епи­ско­па­ми. По­жив бо­го­угод­но и бла­го­чест­но мно­го лет, пре­по­доб­ный Сав­ва ото­шел ко Гос­по­ду.

Через неко­то­рое вре­мя игу­ме­ном оби­те­ли стал пре­по­доб­ный Алек­сандр, уче­ник пре­по­доб­но­го Сав­вы, муж весь­ма доб­ро­де­тель­ный и пре­успев­ший в мо­на­ше­ских по­дви­гах. С ним под­ви­зал­ся в оби­те­ли и дру­гой его ста­рец – пре­по­доб­ный Ан­дрей, ико­но­пи­сец пре­из­ряд­ный, ко­то­рый имел чест­ные се­ди­ны и всех пре­вос­хо­дил муд­ро­стью. С по­мо­щью Бо­жи­ей пре­по­доб­ные Алек­сандр и Ан­дрей воз­двиг­ли в сво­ей оби­те­ли пре­крас­ную ка­мен­ную цер­ковь, ко­то­рую укра­си­ли чуд­ной рос­пи­сью в па­мять сво­их от­цов.

Пре­по­доб­ный Иосиф Во­лоц­кий († 1515; па­мять 15/28 сен­тяб­ря) в «От­ве­ща­нии лю­бо­за­зор­ным и крат­ком ска­за­нии о свя­тых от­цах, быв­ших в мо­на­сты­рях, ко­то­рые в Рус­ской зем­ле» пи­сал со слов стар­ца Спи­ри­до­на, что свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, ос­но­вав Ан­д­ро­ни­ков­ский и Чу­дов­ский мо­нас­ты­ри, взял игу­ме­на для Ан­д­ро­ни­ков­ской оби­те­ли у пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го – пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка. С ним бы­ли его уче­ни­ки Сав­ва и Алек­сандр и чуд­ные и про­слав­лен­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие та­кие же. Пре­по­доб­ные Да­ни­ил и Ан­дрей бы­ли так доб­ро­де­тель­ны и рев­ност­ны в пост­ни­че­стве и ино­че­ской жиз­ни, что спо­до­би­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти. Они бы­ли так ис­пол­не­ны Бо­же­ствен­ной люб­ви, что ни­ко­гда не упраж­ня­лись в зем­ном, но все­гда ум и мысль воз­но­си­ли к неве­ще­ствен­но­му и Бо­же­ствен­но­му све­ту, чув­ствен­ное же око все­гда воз­во­ди­ли к на­пи­сан­ным ве­ще­ствен­ны­ми крас­ка­ми об­ра­зам Вла­ды­ки Хри­ста и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри и всех свя­тых. В са­мый празд­ник Свет­ло­го Воск­ре­се­ния они, си­дя на се­да­ли­щах и имея пред со­бою все­чест­ные и Бо­же­ствен­ные ико­ны, взи­ра­ли на них неуклон­но, ис­пол­ня­ясь Бо­же­ствен­ной ра­до­сти и свет­ло­сти. И не толь­ко в этот день так тво­ри­ли, но в про­чие дни, ко­гда не за­ни­ма­лись ико­но­пи­са­ни­ем. Ра­ди это­го Вла­ды­ка Хри­стос про­сла­вил их и в ко­неч­ный час смерт­ный. Преж­де пре­ста­вил­ся пре­по­доб­ный Ан­дрей, а по­том раз­бо­лел­ся и спост­ник его пре­по­доб­ный Да­ни­ил. И на­хо­дясь при по­след­нем ды­ха­нии, уви­дел он по­чив­ше­го Ан­дрея во мно­гой сла­ве и с ра­до­стью при­зы­ва­ю­ще­го его в веч­ное и бес­ко­неч­ное бла­жен­ство.

Из это­го сви­де­тель­ства оче­вид­но, что пре­по­доб­ные Ан­д­ро­ник († ок. 1395–1404 гг.) и его уче­ни­ки игу­ме­ны Сав­ва († ок. 1410 г.) и Алек­сандр († по­сле 1427 г.), по­сле­до­ва­тель­но на­сто­я­тель­ство­вав­шие в оби­те­ли, и ико­но­пис­цы Да­ни­ил Чер­ный и Ан­дрей Рублев († до 17 но­яб­ря 1426 г.) рав­но по­чи­та­лись как свя­тые Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Пре­по­доб­ным Да­ни­и­лу Чер­но­му и Ан­дрею Рубле­ву при­над­ле­жат рос­пи­си важ­ней­ших хра­мов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви: Мос­ков­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра в Крем­ле (1405 г.), Успен­ско­го со­бо­ра на Го­род­ке в Зве­ни­го­ро­де (на­ча­ло XV в.), Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре (1408 г.), Тро­иц­ко­го со­бо­ра в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре (1422–1426 гг.) и Спас­ско­го со­бо­ра Анд­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

По­след­ние же тру­ды их по­свя­ще­ны бы­ли, по прось­бе прп. Ни­ко­на, па­мя­ти прп. Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Анд­рея и их по­мощ­ни­ков; по­спеш­но со­вер­ша­ет он де­ло, по­то­му что про­ви­дел ду­хом ско­рое пре­став­ле­ние тех жи­во­пис­цев, как это и бы­ло по окон­ча­нии де­ла. При по­мо­щи Бо­жи­ей они усерд­но при­ня­лись за де­ло, весь­ма укра­си­ли раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя по­ныне всех этим ко­неч­ным тру­дом сво­им. Пре­по­доб­ные, оста­вив па­мять о се­бе, спу­стя немно­го вре­ме­ни в доб­рой ста­ро­сти при­я­ли бла­гий ко­нец».

До недав­не­го вре­ме­ни счи­та­лось, что Спас­ский со­бор был по­стро­ен при игу­мене пре­по­доб­ном Алек­сан­дре, меж­ду 1410–1427 го­да­ми. Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли от­но­сят вре­мя по­стро­е­ния со­бо­ра к 90-м го­дам XIV ве­ка (Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь. М., 1872. С. 12). Ис­точ­ни­ки рас­хо­дят­ся в том, ка­кой из со­бо­ров, Тро­иц­кий или Спас­ский, был «ко­неч­ным ру­ко­де­ли­ем» пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея. Од­на­ко древ­нее сви­де­тель­ство о кон­чине и по­гре­бе­нии пре­по­доб­ных ико­но­пис­цев в род­ном для них Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре бы­ло под­твер­жде­но недав­ней на­ход­кой.

В од­ном из ру­ко­пис­ных сбор­ни­ков на­ча­ла XIX ве­ка некий Иона, име­ну­ю­щий се­бя «кер­жен­ским по­стри­же­ни­ком», при­ве­дя из­вест­ные ему све­де­ния о пре­по­доб­ных Да­ни­и­ле и Ан­дрее, пи­сал: «Свя­тость обо­их их сви­де­тель­ству­ет и древ­ле пись­мен­ныя ме­ся­це­сло­вы. Свя­тыя же их мо­щи по­гре­бе­ны и по­чи­ва­ют в том Ан­д­ро­ни­ко­ве мо­на­сты­ре под ста­рою ко­ло­коль­нею...»

Пре­по­доб­ный Ан­дрей Рублев – ду­хов­ный внук пре­по­доб­но­го Сер­гия, это не раз под­чер­ки­ва­лось. Но по­доб­но то­му, как Тро­иц­кий со­бор во­пло­тил в се­бе ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Сер­гия, ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его уче­ни­ков во­пло­щен в со­бо­ре в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Этот мо­на­стырь явил­ся вы­ра­зи­те­лем ос­нов­ных идей пра­во­слав­но­го ико­но­пи­са­ния.

Об ико­нах пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея еще в XVI–XVII ве­ках сви­де­тель­ство­ва­ли, что они «все чу­до­твор­ные». Ико­на Пре­свя­той Тро­и­цы пись­ма пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва Со­бор­ным опре­де­ле­ни­ем 1551 го­да при­рав­ни­ва­лась к ка­но­ни­чес­ко­му об­раз­цу (Сто­глав. М., 1890. С. 1681). В «Сте­пен­ной кни­ге», со­став­ляв­шей­ся под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ма­ка­рия в 1560–1563 го­дах, пре­по­доб­ные Ан­дрей и Да­ни­ил име­ну­ют­ся «бо­го­дух­но­вен­ны­ми ма­сте­ра­ми».

Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его свя­тых уче­ни­ков со­вер­ша­ет­ся в день кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка – 13/26 июня и в Со­бо­ре Ра­до­неж­ских свя­тых – 6/19 июля, уста­нов­лен­ном по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Пи­ме­на 10 июля (но­во­го сти­ля) 1981 го­да. Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва от­ме­ча­ет­ся так­же в день его те­зо­име­нит­ства – 4/17 июля, за день до празд­ни­ка об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия.