Акафист святым царственным страстотерпцам

Одобрен Священным Синодом 10 октября 2009 года журнал №95

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 17 июля (04 июля ст. ст.)

Утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1

Избра́ннии ца́рственнии страстоте́рпцы, еди́на дома́шняя це́рковь Христо́ва, Нико́лае, Алекса́ндро, Алекси́е, О́льго, Татиа́но, Мари́е и Анастаси́е, вы, сою́зом любве́ связу́еми, я́ко а́гнцы, Христу́ Бо́гу ве́рою после́довали есте́ и, в страда́ниих смерть претерпе́вше, Ца́рствия Небе́снаго насле́дницы яви́лися есте́. Ны́не же, дерзнове́ние ко Го́споду иму́ще, моли́теся о земне́м оте́честве ва́шем, да прославля́ем вас си́це:

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

И́кос 1

А́нгельскими си́лами укрепля́еми во и́стиннем пути́, седмочи́сленнии страстоте́рпцы, о житии́ пра́веднем и богоуго́днем ревнова́ли есте́, да я́вите наро́ду ру́сскому о́браз благочести́вых царе́й. Сего́ ра́ди прославля́ем вас си́це:

Ра́дуйтеся, страх Бо́жий в се́рдце, я́ко основа́ние, положи́вшии;

ра́дуйтеся, прему́дрость Бо́жию и́стинне возлюби́вшии.

Ра́дуйтеся, все упова́ние на Бо́га возложи́вшии;

ра́дуйтеся, оте́честву ва́шему ве́рно послужи́вшии.

Ра́дуйтеся, христиа́нскаго благоче́стия тве́рдое пра́вило;

ра́дуйтеся, ца́рственнаго ро́да Росси́йскаго похвало́.

Ра́дуйтеся, Правосла́вныя ве́ры кре́пкое испове́дание;

ра́дуйтеся, стра́ждущаго наро́да на́шего утеше́ние.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 2

Ви́дя Госпо́дь покая́ние наро́да на́шего, егда́ сму́тная времена́ наста́ша, умилосе́рдися и яви́ ми́лость Свою́ во избра́нии Михаи́ла царя́, его́же ико́ною Пречи́стыя Богоро́дицы, Фео́доровская имену́емою, чрез роди́тельницу благослови́, да бу́дет ико́на сия́ покро́в и защище́ние ему́ и всему́ новоизбра́нному ца́рскому ро́ду и во утвержде́ние держа́вы Росси́йския. Сего́ ра́ди благода́рне вопие́м Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 2

Разуме́ша лю́дие Росси́йстии, я́ко избра́нием на ца́рство но́ваго ро́да благочести́ваго, утиши́ Госпо́дь нестрое́ния и сму́ты в Земли́ на́шей, принесо́ша обе́т ве́рнаго служе́ния ро́ду сему́. Мы же, любви́ и ре́вности тех подража́юще, к вам, ца́рственнии страстоте́рпцы, я́ко насле́дником сего́ избра́ния со умиле́нием вопие́м:

Ра́дуйтеся, вене́ц и похвало́ ро́да ца́рскаго и свяще́ннаго;

ра́дуйтеся, ко́рене благочести́ваго пресла́вныя о́трасли.

Ра́дуйтеся, Патриа́рха Росси́йскаго Филаре́та свято́е прозябе́ние;

ра́дуйтеся, попече́нию его́ о Це́ркви и оте́честве подража́вшии.

Ра́дуйтеся, вели́кия ста́рицы и́нокини Ма́рфы благослове́нное насле́дие;

ра́дуйтеся, поко́рность во́ли Бо́жией от нея́ восприи́мшии.

Ра́дуйтеся, пред ико́ною Бо́жия Ма́тере Фео́доровския моли́твы при́сно возноси́вшии;

ра́дуйтеся, все упова́ние на по́мощь Богоро́дицы с ве́рою возлага́вшии.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 3

Сила Бо́жия и промышле́ние Всевы́шняго яви́ся в рожде́нии твое́м, ца́рственный страстоте́рпче Нико́лае, вели́каго бо святи́теля и́мя восприе́м, засту́пник Росси́йския Земли́ показа́лся еси́. Мно́гия же ско́рби и боле́зни, подо́бне И́ову пра́ведному, в житии́ претерпе́в, ны́не с ли́ки страстоте́рпцев наслажда́ешися ра́йскаго блаже́нства, воспева́я Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 3

Име́я сугу́быя засту́пники и покрови́тели в рожде́нии твое́м И́ова многострада́льнаго и Никола́я чудотво́рца, держа́вный страстоте́рпче, доброде́телем тех после́довал еси́. Мы же, дивя́щеся промышле́нию Творца́, во святы́х сих о́браз благоче́стия указа́вшаго ти, благогове́йне воспева́ем си́це:

Ра́дуйся, в моли́твах святи́теля Мир Лики́йских при́сно призыва́яй;

ра́дуйся, по́мощию того́ Росси́йскую Держа́ву пра́ведно окормля́яй.

Ра́дуйся, о́бразом кро́тости тому́ уподо́бивыйся;

ра́дуйся, милосе́рдие мно́гое, я́коже о́ный, яви́вый.

Ра́дуйся, терпе́ние И́овле в се́рдце твое́м име́вый.

ра́дуйся, ве́рность Бо́гу в житии́ твое́м до конца́ сохрани́вый.

Ра́дуйся, в тя́жких беда́х, я́коже о́ный, благодаре́ние Бо́гу приноси́вый;

ра́дуйся, вся находя́щая на тя со смире́нием прие́мый.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 4

Бу́рю смуще́ния, воздвиза́емую от челове́к безбо́жных в стране́ на́шей, ви́дя, страстоте́рпче Нико́лае, не смути́лся еси́ в се́рдце твое́м и, все упова́ние на Бо́га возложи́в, не возропта́л еси́, егда́ отверго́ша тя лю́ди твоя́; оба́че с ве́рою воспе́л еси́ Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 4

Слы́ша о мяте́жех, боле́знех и междоусо́бных бра́нех, наше́дших на зе́млю Ру́сскую, во у́зах сый, страстоте́рпче царю́ Нико́лае, моле́ние о лю́дех ея́ непреста́нне приноси́л еси́, милосе́рдие Бо́жие к ним призыва́я. Сего́ ра́ди мы воспева́ем тебе́ та́ко:

Ра́дуйся, от ю́ности оте́чество и наро́д твой возлюби́вый;

ра́дуйся, я́ко и во отверже́нии любо́вь сию́ сохрани́вый.

Ра́дуйся, пома́зание на ца́рство с благогове́нием прие́мый;

ра́дуйся, о́браз благочести́ваго царя́ ми́ру яви́вый.

Ра́дуйся, ца́рский вене́ц со смире́нием на ся возложи́вый;

ра́дуйся, венца́ страда́ний от Го́спода удосто́енный.

Ра́дуйся, ца́рское служе́ние, я́ко послуша́ние Бо́гу, разуме́вый;

ра́дуйся, поноше́ния, я́ко крест, взе́мый и с терпе́нием понесы́й.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 5

Богосве́тлый свети́льник во мра́це скорбе́й благове́рней супру́жнице твое́й яви́лся еси́, ца́рственный страстоте́рпче Нико́лае, указу́я и возглавля́я путь ея́, я́коже повеле́ Госпо́дь. Мы же, прославля́юще ваш благослове́нный сою́з во Христе́, хвалу́ Бо́гу воздае́м, пою́ще: Аллилу́ия.

И́кос 5

Ви́дя ца́рственный страстоте́рпец ю́ницу Алекса́ндру, я́ко голуби́цу чи́сту, избра́ ю себе́ в благове́рную супру́жницу, Правосла́вную цари́цу и ма́терь наро́да Росси́йскаго. Мы же, ве́дуще усе́рдное служе́ние ея́, воспева́ем си́це:

Ра́дуйся, имени́таго ро́да благочести́вое прозябе́ние;

ра́дуйся, от лю́терския ве́ры к Правосла́вию о́бразе спаси́тельнаго прехожде́ния.

Ра́дуйся, всем се́рдцем моли́тву возлюби́вшая;

ра́дуйся, о слу́жбе Бо́жией серде́чно ревнова́вшая.

Ра́дуйся, сло́вом Бо́жиим и писа́нием святы́х оте́ц себе́ назда́вшая;

ра́дуйся, уста́вы церко́вныя благогове́йно соблюда́вшая.

Ра́дуйся, ру́сское благоче́стие досто́йне восприе́мшая;

ра́дуйся, и́стинныя жи́зни во Христе́ приобщи́вшаяся.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 6

Пропове́дует житие́ ва́ше бра́ка свята́го чистоту́, благове́рнии Нико́лае и Алекса́ндро. Вы бо, благода́ть сего́ вели́каго та́инства досто́йно восприе́мше, да́же до му́ченическия кончи́ны ве́рность Христу́ и любо́вь друг ко дру́гу сохрани́ли есте́, при́сно воспева́юще Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 6

Возсия́ в стране́ Росси́йстей, я́ко прекра́сная свети́ла, благове́рная ца́рственная чета́ Никола́й и Алекса́ндра, супру́зи, сою́зом любве́ Христо́вы связу́емии. Мы же, прославля́юще о́браз их целому́дреннаго и добронра́внаго жития́ в ми́ре сем, со благогове́нием воспева́ем си́це:

Ра́дуйтеся, всем се́рдцем Бо́га взыска́вшии;

ра́дуйтеся, в путе́х Госпо́дних непоро́чно ходи́вшии.

Ра́дуйтеся, дво́ице честна́я, свы́ше избра́нная;

ра́дуйтеся, дво́ице свята́я, сла́вою и че́стию от Бо́га венча́нная.

Ра́дуйтеся, целому́дрие супру́жеское многоча́дием просла́вившии;

ра́дуйтеся, ча́да ва́ша, я́ко новосажде́ния ма́сличная, о́крест трапе́зы Небе́сныя собра́вшии.

Ра́дуйтеся, супру́ги во благоче́стии и любви́ жи́ти науча́ющии;

ра́дуйтеся, мир Христо́в о́ным ми́лостивно низпосыла́ющии.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 7

Хотя́ще ваш дом благоче́стно устро́ити, любо́вь, я́ко основа́ние, положили есте́ и брак че́стен до́бре соблюли́ есте́, благове́рнии супру́зи Нико́лае и Алекса́ндро. Те́мже, и дще́ри ва́ша, я́ко му́дрыя ева́нгельския де́вы, воспита́вше, в неве́сты Христу́ угото́вали есте́. С ни́миже ны́не вку́пе воспева́ете Бо́гу: Аллилу́ия.

Икос 7

Но́вую ми́лость дарова́ Госпо́дь наро́ду ру́сскому, целому́дренныя дще́ри ца́рственныя четы́ О́льгу, Татиа́ну, Мари́ю и Анастаси́ю. Ты́я бо, жена́м мироно́сицам подража́ющыя, еле́ем милосе́рдия боля́щим и стра́ждущим послужи́ша и, сме́рть за Христа́ прие́мшя, ны́не Престо́лу Бо́жию предстоя́т. Сего́ ра́ди прославля́ем их си́це:

Ра́дуйтеся, дще́ри царе́вы, обетова́ний Бо́жиих сподо́бльшыяся;

ра́дуйтеся, за́поведь Бо́жию о почита́нии роди́телей соблю́дшыя.

Ра́дуйтеся, досто́инство ца́рственное свя́то сохра́ньшыя;

ра́дуйтеся, стихи́ями ми́ра сего не порабоще́нныя.

Ра́дуйтеся, лю́дем, су́щым в беда́х и ско́рбех, я́ко Христу́, послужи́вшыя;

ра́дуйтеся, за враго́в свои́х усе́рдно моли́вшыяся.

Ра́дуйтеся, а́гницы непоро́чныя, в же́ртву Бо́гу себе́ прине́сшыя;

ра́дуйтеся, неве́сты Христо́вы, в черто́зех Жениха́ Небе́снаго пребыва́ющыя.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 8

Стра́нно и чу́дно бысть рожде́ние твое́, святы́й царе́вичу Алекси́е. Плод бо благосла́вен моли́тв Саро́вскаго чудотво́рца и ча́емый насле́дник ца́рственных роди́телей быв, сла́ва, наде́жда и упова́ние яви́лся еси́ всем конце́м Земли́ на́шея. Сего́ ра́ди лю́дие Росси́йстии с ра́достию благода́рственно воспе́ша Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 8

К вы́шним душе́ю чи́стою устремля́яся, святы́й царе́вичу Алекси́е, измла́да боле́знь, я́ко крест от Го́спода да́нный, безро́потно поне́сл еси́, последи́ же, я́ко а́гнец незло́бивый, рука́ми злочести́вых убие́н, моли́твенник пред Бо́гом яви́лся еси́. Сего́ ра́ди воспева́ем ти си́це:

Ра́дуйся, отроча́, от утро́бы ма́тере Бо́гом предызбра́нное;

ра́дуйся, ча́до, моли́твами Саро́вскаго чудотво́рца Росси́и дарова́нное.

Ра́дуйся, страда́льче, измла́да ско́рби и неду́ги безро́потно понесы́й;

ра́дуйся, царе́вичу, в боле́знех сострада́ние к лю́дем обреты́й.

Ра́дуйся, насле́дниче, лише́ние ца́рства земна́го со смире́нием прие́мый;

ра́дуйся, страстоте́рпче, Ца́рствия Небе́снаго от Бо́га удосто́енный.

Ра́дуйся, а́гнче незло́биве, от безбо́жных закла́нный;

ра́дуйся, ца́рственный о́троче, венце́м нетле́нным от Царя́ ца́рствующих увенча́нный.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 9

Всяк ум челове́ческий смути́ся, егда́ в земли́ на́шей беззако́ние умно́жися, и́стина помрачи́ся и ме́рзость запусте́ния на ме́сте святе́м ста. Ты же, царю́ Нико́лае, изгна́ние, поруга́ние и темни́чное заточе́ние му́жественне претерпе́в, сын ве́рный Святы́я Це́ркве и страстоте́рпец Христо́в яви́лся еси́. Сего́ ра́ди Це́рковь Ру́сская, прославля́ющи тя, Бо́гу вопие́т: Аллилу́ия.

И́кос 9

Вети́и злому́дреннии тща́шася оболга́ти тя клевето́ю, пома́занниче Бо́жий Нико́лае, ты же, ева́нгельски вся терпя́, о благоче́стии наро́да Правосла́внаго попече́ние сугу́бое прилага́л еси́. Сего́ ра́ди, па́мять твою́ све́тло пра́зднующе, воспева́ем ти си́це:

Ра́дуйся, прославле́ния уго́дников Бо́жиих до́брый рачи́телю;

ра́дуйся, па́стыря Кроншта́дтскаго благогове́йный почита́телю.

Ра́дуйся, Саро́вских торже́ств держа́вный возглави́телю;

ра́дуйся, и́ноческих оби́телей благочести́вый покрови́телю.

Ра́дуйся, духо́вных вертогра́дов усе́рдный попечи́телю;

ра́дуйся, Правосла́вных хра́мов боголюби́вый зда́телю.

Ра́дуйся, Святы́я Земли́ и Афо́нския Горы́ ще́дрый благотвори́телю;

ра́дуйся, устрое́ния Це́ркве Ру́сския му́дрый ревни́телю.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 10

Спасти́ хотя́ лю́ди Росси́йския от ро́зни братоуби́йственныя, царю́ Нико́лае, престо́л земны́й оста́вил еси́, оба́че, на ми́лость Бо́жию упова́я, непоколеби́м в ве́ре и благоче́стии пребы́л еси́, воспева́я: Аллилу́ия.

И́кос 10

Стена́ и огражде́ние бысть Госпо́дь тебе́, царю́ Нико́лае, Ему́ же те́пле моли́лся еси́, да сохрани́т держа́ву Росси́йскую от наше́ствия иноплеме́нник и братоуби́йственныя бра́ни, наипа́че же лю́ди Правосла́вныя во благоче́стии да укрепи́т. Сего́ ра́ди благода́рне воспева́ем ти си́це:

Ра́дуйся, полко́в Росси́йских му́дрый предводи́телю;

ра́дуйся, ра́тных люде́й христолюби́вый попечи́телю.

Ра́дуйся, оте́чества на́шего держа́вный храни́телю;

ра́дуйся, слове́нских наро́дов ре́вностный защи́тителю.

Ра́дуйся, мечи́ на ора́ла прекова́ти наро́ды призва́вый;

ра́дуйся, мир име́ти со все́ми язы́ки преи́скренне жела́вый.

Ра́дуйся, благове́рным князе́м в благоче́стии подража́вый;

ра́дуйся, о́браз царя́ Правосла́внаго во смире́нии ми́ру яви́вый.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 11

Пе́ния вся́каго досто́йна па́мять ва́ша, святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы. Вы бо, о́браз испове́дничества и ре́вности по Бо́зе ве́рным лю́дем показа́вше, запове́дасте не мсти́ти злоде́ющим, па́че же проща́ти гоня́щим и моли́тву твори́ти за них, пою́ще Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 11

Светоно́сный свети́льник седмочи́сленный ве́мы вас, святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы, ца́рским бо путе́м ше́ствующе, угото́васте себе́ за Христа́ пострада́ти. Те́мже, просвети́те омраче́нная сердца́ на́ша и ева́нгельским путе́м ше́ствовати научи́те нас, прославля́ющих вас си́це:

Ра́дуйтеся, а́гнцы незло́бивии, А́гнцу Бо́жию в кро́тости подража́вшии;

ра́дуйтеся, о́браз терпе́ния в злострада́ниих ве́рным показа́вшии.

Ра́дуйтеся, во всем житии́ со́весть чи́сту храни́вшии;

ра́дуйтеся, убие́ние беззако́нное смире́нно восприе́мшии.

Ра́дуйтеся, седмочи́сленнии страстоте́рпцы, во еди́ном ду́се Бо́гу предста́вшии;

ра́дуйтеся, кро́вию му́ченическою зе́млю на́шу обагри́вшии.

Ра́дуйтеся, лик благове́рных царе́й и князе́й воспо́лнившии;

ра́дуйтеся, собо́р святы́х земли́ Росси́йския украси́вшии.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 12

Благода́ть изря́дну Бог дарова́ Це́ркви Росси́йстей, просла́вив вас на Небеси́, ца́рственнии страстоте́рпцы, храни́телие и покрови́телие страны́ на́шея. Сего́ ра́ди и мы на земли́ почита́ем вас, Бо́гу вопию́ще: Аллилу́ия.

И́кос 12

Воспева́юще по́двиги ва́ша, ца́рственнии страстоте́рпцы, прославля́ем Триеди́наго Бо́га. Вы бо соизволе́нием Отца́ Безнача́льнаго, соверше́нием Сы́на Единоро́днаго и соде́йствием Свята́го Ду́ха Бо́жия прича́стницы Ца́рствия Небе́снаго соде́ластеся и засту́пницы оте́чества на́шего яви́стеся. Сего́ ра́ди дерза́ем взыва́ти вам си́це:

Ра́дуйтеся, я́ко прославле́нию ва́шему Це́рковь ра́дуется;

ра́дуйтеся, я́ко чудесы́ ва́шими ве́ра укрепля́ется.

Ра́дуйтеся, я́ко о́бразы ва́ши мироточе́нием прославля́ются;

ра́дуйтеся, я́ко в честь ва́шу хра́мы созида́ются.

Ра́дуйтеся, я́ко житие́м ва́шим лю́ди благоче́стию науча́ются.

ра́дуйтеся, я́ко терпе́нием ва́шим во страда́ниих ве́рнии назида́ются;

Ра́дуйтеся, я́ко ева́нгельския заве́ты исполня́ти нас наставля́ете;

ра́дуйтеся, я́ко бе́ды и ско́рби му́жественне нести́ нам помога́ете.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 13

О, святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы! Приими́те от нас похва́льное сие́ пе́ние и ми́лостивым ва́шим хода́тайством умоли́те Царя́ Сла́вы мир стране́ на́шей дарова́ти, Це́рковь в Правосла́вии и еди́нстве сохрани́ти, нас же во благоче́стии утверди́ти, да вопие́м Бо́гу: Аллилу́ия.

Сей конда́к глаго́лется три́жды. И па́ки чте́тся 1-й и́кос и 1-й конда́к.

Моли́тва

О, свята́я седмери́це, ца́рственнии страстоте́рпцы, Нико́лае, Алекса́ндро, Алекси́е, Мари́е, О́льго, Татиа́но и Анастаси́е!

Вы, сою́зом любве́ Христо́вы связу́еми, дом ваш, я́ко ма́лую Це́рковь, благоче́стно устро́или есте́ и смире́нием себе́ посреде́ земна́го вели́чия украси́ли есте́. В годи́ну же братоуби́йственныя бра́ни и гоне́ний безбо́жных во оте́честве на́шем, все упова́ние на Бо́га возложи́вше, о́браз терпе́ния и страда́ния всей земли́ Росси́йстей яви́ли есте́ и, моля́щеся о мучи́телех, клевету́, у́зы и изгна́ние, глумле́ние, насмея́ние и оболга́ние, убие́ние и теле́с поруга́ние му́жественне претерпе́ли есте́. Сего́ ра́ди от земна́го ца́рствия к Небе́сному прешли́ есте́ и те́плии хода́таи о нас яви́лися есте́.

О, святи́и уго́дницы Бо́жии! Моли́теся о нас Бо́гу, да Це́рковь в единомы́слии и тве́рдей ве́ре соблюде́т, страну́ на́шу ми́ром и благоде́нствием огради́т и от междоусо́бныя бра́ни и разделе́ния изба́вит, власть предержа́щую умудри́т, во́инство му́жеством украси́т, супру́ги в ве́рности и любви́ укрепи́т, ча́да в благоче́стии и послуша́нии возрасти́т, и вся ны ку́пно с ва́ми сподо́бит воспева́ти Пречестно́е и Великоле́пое и́мя Живонача́льныя Тро́ицы Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

И́на моли́тва, страстоте́рпцу царю́ Никола́ю

О, святы́й страстоте́рпче, царю́ му́чениче Нико́лае! Госпо́дь тя избра́ пома́занника Своего́, во е́же ми́лостивно и пра́во суди́ти лю́дем твои́м и храни́телем Це́ркве Правосла́вныя бы́ти. Сего́ ра́ди со стра́хом Бо́жиим ца́рское служе́ние и о душа́х попече́ние соверша́л еси́. Госпо́дь же, испыту́я тя, я́ко И́ова Многострада́льнаго, попусти́ тебе́ поноше́ния, ско́рби го́рькия, изме́ну, преда́тельство, бли́жних отчужде́ние и в душе́вных му́ках земна́го ца́рства оставле́ние. Вся сия́ ра́ди бла́га Росси́и, я́ко ве́рный сын ея́, претерпе́в, и, я́ко и́стинный раб Христо́в, му́ченическую кончи́ну прие́м, Небе́снаго Ца́рства дости́гл еси́, иде́же наслажда́ешися Вы́шния сла́вы у Престо́ла всех Царя́, ку́пно со свято́ю супру́жницею твое́ю цари́цею Алекса́ндрою и ца́рственными ча́ды Алекси́ем, О́льгою, Татиа́ною, Мари́ею и Анастаси́ею. Ны́не, име́я дерзнове́ние ве́лие у Христа́ Царя́, моли, да пода́ст нам Госпо́дь грехо́в проще́ние и на вся́кую доброде́тель наста́вит нас, да стяжи́м смире́ние, кро́тость и любо́вь, и сподо́бимся Небе́снаго Ца́рствия, иде́же ку́пно с тобо́ю и все́ми святы́ми новому́ченики и испове́дники Росси́йскими просла́вим Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Ґкafістъ с™ы6мъ цaрствєннымъ стrтотeрпцємъ

Кондaкъ №

И#збрaнніи цaрственніи стrтотeрпцы, є3ди1на домaшнzz цRковь хrт0ва, нік0лае, ґлеxaндро, ґлеxjе, џльго, татіaно, марjе и3 ґнастасjе, вы2 сою1зомъ любвE свzзyеми, ћкw ѓгнцы, хrтY бGу вёрою послёдовали є3стE, и3 въ страдaніихъ смeрть претерпёвше, цrтвіz нбcнагw наслBдницы kви1лисz є3стE. Нhнэ же дерзновeніе ко гDу и3мyще, моли1тесz њ земнёмъ nтeчествэ вaшемъ, да прославлsемъ вaсъ си1це:

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Јкосъ №

ЃгGльскими си1лами ўкрэплsеми во и4стиннэмъ пути2, седмочи1сленніи стrтотeрпцы, њ житіи2 прaведнэмъ и3 бGоуг0днэмъ ревновaли є3стE, да ћвите нар0ду рyсскому џбразъ бlгочести1выхъ царeй. Сегw2 рaди прославлsемъ вaсъ си1це:.

Рaдуйтесz, стрaхъ б9ій въ сeрдцэ, ћкw њсновaніе, положи1вшіи. Рaдуйтесz, премyдрость б9ію и4стиннэ возлюби1вшіи. Рaдуйтесz, всЁ ўповaніе на бGа возложи1вшіи. Рaдуйтесz, nтeчеству вaшему вёрнw послужи1вшіи. Рaдуйтесz, хrтіaнскагw бlгочeстіz твeрдое прaвило. Рaдуйтесz, цaрственнагw р0да рwссjйскагw похвало2. Рaдуйтесz, правослaвныz вёры крёпкое и3сповёданіе. Рaдуйтесz, стрaждущагw нар0да нaшегw ўтэшeніе.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ в7

Ви1дz гDь покаsніе нар0да нaшегw, є3гдA см{тнаz временA настaша, ўмлrдисz и3 kви2 млcть свою2 во и3збрaніи міхаи1ла царS, є3г0же їкHною пречтcыz бцdы, fе0дwровскаz и3менyемою, чрез8 роди1тельницу бlгослови2, да бyдетъ їкHна сіS покр0въ и3 защищeніе є3мY и3 всемY новоизбрaнному цaрскому р0ду, и3 во ўтверждeніе держaвы рwссjйскіz. Сегw2 рaди бlгодaрнэ вопіeмъ бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ в7

Разумёша лю1діе рwссjйстіи, ћкw и3збрaніемъ на цaрство н0вагw р0да бlгочести1вагw, ўтиши2 гDь нестроє1ніz и3 см{ты въ земли2 нaшей, принес0ша nбётъ вёрнагw служeніz р0ду семY. Мh же любви2 и3 рeвности тёхъ подражaюще, къ вaмъ, цaрственніи стrтотeрпцы, ћкw наслёдникwмъ сегw2 и3збрaніz со ўмилeніемъ вопіeмъ:

Рaдуйтесz, вэнeцъ и3 похвало2 р0да цaрскагw и3 сщ7eннагw. Рaдуйтесz, к0рене бlгочести1вагw пресл†вныz tрасли. Рaдуйтесz, патріaрха рwссjйскагw філарeта с™0е прозzбeніе рaдуйтесz, попечeнію є3гw2 њ цRкви и3 nтeчествэ подражaвшіи. Рaдуйтесz, вели1кіz стaрицы и4нокини мaрfы бlгословeнное наслёдіе. Рaдуйтесz, пок0рность в0ли б9іей t неS воспріи1мшіи. Рaдуйтесz, пред8 їкHною б9іz м™ре fе0дwровскіz мlтвы при1снw возноси1вшіи. Рaдуйтесz, всЁ ўповaніе на п0мощь бцdы съ вёрою возлагaвшіи.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ G

Си1ла б9іz и3 промышлeніе всевhшнzгw kви1сz въ рождeніи твоeмъ, цaрственный стrтотeрпче нік0лае, вели1кагw бо с™и1телz и4мz воспріeмъ, застyпникъ рwссjйскіz земли2 показaлсz є3си2. МнHгіz же скHрби и3 болBзни, под0бнэ јwву првdному, въ житіи2 претерпёвъ, нhнэ съ ли6ки стrтотeрпцєвъ наслаждaешисz рaйскагw бlжeнства, воспэвaz бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ G

И#мёz суг{быz застyпники и3 покрови1тєли въ рождeніи твоeмъ, јwва многострадaльнагw и3 ніколaа чудотв0рца, держaвный стrтотeрпче, добродётелемъ тёхъ послёдовалъ є3си2. Мh же дивsщесz промышлeнію творцA, во с™hхъ си1хъ џбразъ бlгочeстіz ўказaвшагw ти2, бlгоговёйнэ воспэвaемъ си1це:

Рaдуйсz, въ мlтвахъ с™и1телz мЂръ лmкjйскихъ при1снw призывazй рaдуйсz, п0мощію тогw2 рwссjйскую держaву прaведнw њкормлszй. Рaдуйсz, џбразомъ кр0тости томY ўпод0бивыйсz. Рaдуйсz, млrдіе мн0гое, ћкоже џный, kви1вый. Рaдуйсz, терпёніе јwвле въ сeрдцэ твоeмъ и3мёвый. Рaдуйсz, вёрность бGу въ житіи2 твоeмъ до концA сохрани1вый. Рaдуйсz, въ тsжкихъ бэдaхъ, ћкоже џный, бlгодарeніе бGу приноси1вый. Рaдуйсz, вс‰ наход‰щаz на тS со смирeніемъ пріeмый.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ д7

Бyрю смущeніz, воздвизaемую t человBкъ безб0жныхъ въ странЁ нaшей, ви1дz, стrтотeрпче нік0лае, не смути1лсz є3си2 въ сeрдцэ твоeмъ, и3 всЁ ўповaніе на бGа возложи1въ, не возроптaлъ є3си2, є3гдA tверг0ша тS лю1ди тво‰, nбaче съ вёрою воспёлъ є3си2 бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ д7

Слhша њ мzтeжехъ, болёзнехъ и3 междоус0бныхъ брaнехъ, нашeдшихъ на зeмлю рyсскую, во ќзахъ сhй, стrтотeрпче царю2 нік0лае, молeніе њ лю1дехъ є3S непрестaннэ приноси1лъ є3си2, млrдіе б9іе къ ни6мъ призывaz. Сегw2 рaди мы2 воспэвaемъ тебЁ тaкw:

Рaдуйсz, t ю4ности nтeчество и3 нар0дъ тв0й возлюби1вый рaдуйсz, ћкw и3 во tвержeніи люб0вь сію2 сохрани1вый. Рaдуйсz, помaзаніе на цaрство съ бlгоговёніемъ пріeмый. Рaдуйсz, џбразъ бlгочести1вагw царS мjру kви1вый. Рaдуйсz, цaрскій вэнeцъ со смирeніемъ на сS возложи1вый. Рaдуйсz, вэнцA страдaній t гDа ўдост0енный. Рaдуйсz, цaрское служeніе ћкw послушaніе бGу разумёвый. Рaдуйсz, поношє1ніz, ћкw кrтъ, взeмый и3 съ терпёніемъ понесhй.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ є7

БGосвётлый свэти1льникъ во мрaцэ скорбeй бlговёрнэй супрyжницэ твоeй kви1лсz є3си2, цaрственный стrтотeрпче нік0лае, ўказyz и3 возглавлsz пyть є3S, ћкоже повелЁ гDь. Мh же прославлsюще вaшъ бlгословeнный сою1зъ во хrтЁ, хвалY бGу воздаeмъ, пою1ще: Ґллилyіа.

Јкосъ є7

Ви1дz цaрственный стrтотeрпецъ ю4ницу ґлеxaндру, ћкw голуби1цу чи1сту, и3збрA ю5 себЁ въ бlговёрную супрyжницу, правослaвную цари1цу и3 мaтерь нар0да рwссjйскагw. Мh же вёдуще ўсeрдное служeніе є3S, воспэвaемъ си1це:

Рaдуйсz, и3мени1тагw р0да бlгочести1вое прозzбeніе. Рaдуйсz, t лю1терскіz вёры къ правослaвію џбразе сп7си1тельнагw прехождeніz. Рaдуйсz, всёмъ сeрдцемъ мlтву возлюби1вшаz. Рaдуйсz, њ слyжбэ б9іей сердeчнw ревновaвшаz. Рaдуйсz, сл0вомъ б9іимъ и3 писaніемъ с™hхъ nтє1цъ себE наздaвшаz. Рaдуйсz, ўстaвы цRкHвныz бlгоговёйнw соблюдaвшаz. Рaдуйсz, рyсское бlгочeстіе дост0йнэ воспріeмшаz. Рaдуйсz, и4стинныz жи1зни во хrтЁ пріwбщи1вшаzсz.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ ѕ7

Проповёдуетъ житіE вaше брaка с™aгw чистотY, бlговёрніи нік0лае и3 ґлеxaндро. Вh бо блгdть сегw2 вели1кагw тaинства дост0йнw воспріeмше, дaже до м§нческіz кончи1ны вёрность хrтY и3 люб0вь дрyгъ ко дрyгу сохрани1ли є3стE, при1снw воспэвaюще бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ ѕ7

ВозсіS въ странЁ рwссjйстэй, ћкw прекр†снаz свэти6ла, бlговёрнаz цaрственнаz четA ніколaй и3 ґлеxaндра, супрyзи, сою1зомъ любвE хrт0вы свzзyеміи. Мh же прославлsюще џбразъ и4хъ цэломyдреннагw и3 добронрaвнагw житіS въ мjрэ сeмъ, со бlгоговёніемъ воспэвaемъ си1це:

Рaдуйтесz, всёмъ сeрдцемъ бGа взыскaвшіи. Рaдуйтесz, въ путeхъ гDнихъ непор0чнw ходи1вшіи. Рaдуйтесz, дв0ице чтcнaz, свhше и3збрaннаz. Рaдуйтесz, дв0ице с™az, слaвою и3 чeстію t бGа вэнчaннаz. Рaдуйтесz, цэломyдріе супрyжеское многочaдіемъ прослaвившіи. Рaдуйтесz, ч†да в†ша, ћкw новосаждє1ніz м†сличнаz, w4крестъ трапeзы нбcныz собрaвшіи. Рaдуйтесz, супрyги во бlгочeстіи и3 любви2 жи1ти научaющіи. Рaдуйтесz, ми1ръ хrт0въ џнымъ млcтивнw низпосылaющіи.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ з7

Хотsще вaшъ д0мъ бlгочeстнw ўстр0ити, люб0вь ћкw њсновaніе положи1ли є3стE, и3 брaкъ чeстенъ д0брэ соблюли2 є3стE, бlговёрніи супрyзи нік0лае и3 ґлеxaндро. Тёмже и3 дщє1ри вaшz, ћкw м{дрыz є3ђльскіz дBвы воспитaвше, въ невBсты хrтY ўгот0вали є3стE. Съ ни1миже нhнэ вкyпэ воспэвaете бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ з7

Н0вую млcть даровA гDь нар0ду рyсскому, цэломyдрєнныz дщє1ри цaрственныz четы2, џльгу, татіaну, марjю и3 ґнастасjю. Ты6z бо женaмъ мmрон0сицамъ подражaющыz, є3лeемъ млcрдіz болsщымъ и3 стрaждущымъ послужи1ша, и3 смeрть за хrтA пріeмшz, нhнэ пrт0лу б9ію предстоsтъ. Сегw2 рaди прославлsемъ и5хъ си1це:

Рaдуйтесz, дщє1ри царє1вы, њбэтовaній б9іихъ спод0бльшыzсz. Рaдуйтесz, зaповэдь б9ію њ почитaніи роди1телей соблю1дшыz. Рaдуйтесz, дост0инство цaрственное с™о сохрaньшыz. Рaдуйтесz, стіхjzми мjра сегw2 не порабощє1нныz. Рaдуйтесz, лю1демъ, сyщымъ въ бэдaхъ и3 ск0рбехъ, ћкw хrтY, послужи1вшыz. Рaдуйтесz, за врагHвъ свои1хъ ўсeрднw моли1вшыzсz. Рaдуйтесz, ѓгницы непорHчныz, въ жeртву бGу себE принeсшыz. Рaдуйтесz, невBсты хrтHвы, въ черт0зэхъ женихA нбcнагw пребывaющыz.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ }

Стрaнно и3 чyдно бhсть рождeніе твоE, с™hй царeвичу ґлеxjе. Пл0дъ бо бlгослaвенъ мlтвъ сар0вскагw чудотв0рца, и3 чaемый наслёдникъ цaрственныхъ роди1телей бhвъ, слaва, надeжда и3 ўповaніе kви1лсz є3си2 всBмъ концє1мъ земли2 нaшеz. Сегw2 рaди лю1діе рwссjйстіи съ рaдостію бlгодaрственнw воспёша бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ }

Къ вы6шнимъ душeю чи1стою ўстремлszсz, с™hй царeвичу ґлеxjе, и3змлaда болёзнь ћкw кrтъ, t гDа дaнный, безр0потнw понeслъ є3си2, послэди1 же, ћкw ѓгнецъ неѕл0бивый, рукaми ѕлочести1выхъ ўбіeнъ, мlтвенникъ пред8 бGомъ kви1лсz є3си2. Сегw2 рaди воспэвaемъ ти2 си1це:

Рaдуйсz, nтрочA, t ўтр0бы мaтере бGомъ пред8избрaнное. Рaдуйсz, чaдо, мlтвами сар0вскагw чудотв0рца рwссjи даровaнное. Рaдуйсz, страдaльче, и3змлaда скHрби и3 нед{ги безр0потнw понесhй рaдуйсz, царeвичу, въ болёзнехъ сострадaніе къ лю1демъ њбрэтhй. Рaдуйсz, наслёдниче, лишeніе цaрства земнaгw со смирeніемъ пріeмый. Рaдуйсz, стrтотeрпче, цrтвіz нбcнагw t бGа ўдост0енный. Рaдуйсz, ѓгнче неѕл0биве, t безб0жныхъ заклaнный. Рaдуйсz, цaрственный џтроче, вэнцeмъ нетлённымъ t цRS цaрствующихъ ўвэнчaнный.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ f7

Всsкъ ќмъ чlвёческій смути1сz, є3гдA въ земли2 нaшей беззак0ніе ўмн0жисz, и4стина помрачи1сz и3 мeрзость запустёніz на мёстэ с™ёмъ стA. Тh же, царю2 нік0лае, и3згнaніе, поругaніе и3 темни1чное заточeніе мyжественнэ претерпёвъ, сhнъ вёрный с™hz цRкве и3 стrтотeрпецъ хrт0въ kви1лсz є3си2. Сегw2 рaди цRковь рyсскаz, прославлsющи тS, бGу вопіeтъ: Ґллилyіа.

Јкосъ f7

Вэт‡и ѕломyдренніи тщaшасz њболгaти тS клевет0ю, помaзанниче б9ій нік0лае, тh же є3ђльски вс‰ терпS, њ бlгочeстіи нар0да правослaвнагw попечeніе сугyбое прилагaлъ є3си2. Сегw2 рaди, пaмzть твою2 свётлw прaзднующе, воспэвaемъ ти2 си1це:

Рaдуйсz, прославлeніz ўг0дникwвъ б9іихъ д0брый рачи1телю. Рaдуйсz, пaстырz кронштaдтскагw бlгоговёйный почитaтелю. Рaдуйсz, сар0вскихъ торжeствъ держaвный возглави1телю рaдуйсz, и4ноческихъ nби1телей бlгочести1вый покрови1телю. Рaдуйсz, дух0вныхъ вертогрaдwвъ ўсeрдный попечи1телю рaдуйсz, правослaвныхъ хрaмwвъ бGолюби1вый здaтелю. Рaдуйсz, с™hz земли2 и3 ґfHнскіz горы2 щeдрый бlготвори1телю. Рaдуйсz, ўстроeніz цRкве рyсскіz мyдрый ревни1телю.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ ‹

Сп7сти2 хотS лю1ди рwссjйскіz t р0зни братоубjйственныz, царю2 нік0лае, прест0лъ земнhй њстaвилъ є3си2, nбaче на млcть б9ію ўповaz, непоколеби1мь въ вёрэ и3 бlгочeстіи пребhлъ є3си2, воспэвaz: Ґллилyіа.

Јкосъ ‹

СтэнA и3 њграждeніе бhсть гDь тебЁ, царю2 нік0лае, є3мy же тeплэ моли1лсz є3си2, да сохрани1тъ держaву рwссjйскую t нашeствіz и3ноплемє1нникъ и3 братоубjйственныz брaни, наипaче же лю1ди правосл†вныz во бlгочeстіи да ўкрэпи1тъ. Сегw2 рaди бlгодaрнэ воспэвaемъ ти2 си1це:

Рaдуйсz, полкHвъ рwссjйскихъ мyдрый предводи1телю. Рaдуйсz, рaтныхъ людeй хrтолюби1вый попечи1телю. Рaдуйсz, nтeчества нaшегw держaвный храни1телю рaдуйсz, словeнскихъ нар0дwвъ рeвностный защи1тителю. Рaдуйсz, мечы2 на њрaла прековaти нар0ды призвaвый. Рaдуйсz, ми1ръ и3мёти со всёми kзы6ки преи1скреннэ желaвый. Рaдуйсz, бlговBрнымъ кн7зє1мъ въ бlгочeстіи подражaвый. Рaдуйсz, џбразъ царS правослaвнагw во смирeніи мjру kви1вый.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ №i

Пёніz вс‰кагw дост0йна пaмzть вaша, с™jи цaрственніи стrтотeрпцы. Вh бо џбразъ и3сповёдничества и3 рeвности по бз7э вBрнымъ лю1демъ показaвше, заповёдасте не мсти1ти ѕлодёющымъ, пaче же прощaти гонsщымъ и3 мlтву твори1ти за ни1хъ, пою1ще бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ №i

Свэтон0сный свэти1льникъ седмочи1сленный вёмы вaсъ, с™jи цaрственніи стrтотeрпцы, цaрскимъ бо путeмъ шeствующе, ўгот0васте себE за хrтA пострадaти. Тёмже просвэти1те њмрачє1ннаz сердцA н†ша, и3 є3ђльскимъ путeмъ шeствовати научи1те нaсъ, прославлsющихъ вaсъ си1це:

Рaдуйтесz, ѓгнцы неѕл0бивіи, ѓгнцу б9ію въ кр0тости подражaвшіи. Рaдуйтесz, џбразъ терпёніz въ ѕлострадaніихъ вBрнымъ показaвшіи. Рaдуйтесz, во всeмъ житіи2 с0вэсть чи1сту храни1вшіи. Рaдуйтесz, ўбіeніе беззак0нное смирeннw воспріeмшіи. Рaдуйтесz, седмочи1сленніи стrтотeрпцы, во є3ди1номъ дyсэ бGу предстaвшіи. Рaдуйтесz, кр0вію м§нческою зeмлю нaшу њбагри1вшіи. Рaдуйтесz, ли1къ бlговёрныхъ царeй и3 кн7зeй восп0лнившіи. Рaдуйтесz, соб0ръ с™hхъ земли2 рwссjйскіz ўкраси1вшіи.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ в7i.

Бlгодaть и3зрsдну бGъ даровA цRкви рwссjйстэй, прослaвивъ вaсъ на нб7си2, цaрственніи стrтотeрпцы, храни1теліе и3 покрови1теліе страны2 нaшеz. Сегw2 рaди и3 мы2 на земли2 почитaемъ вaсъ, бGу вопію1ще: Ґллилyіа.

Јкосъ в7i.

Воспэвaюще п0двиги вaшz, цaрственніи стrтотeрпцы, прославлsемъ тріеди1наго бGа. Вh бо соизволeніемъ nц7A безначaльнагw, совершeніемъ сн7а є3динор0днагw и3 содёйствіемъ с™aгw д¦а б9іz прич†стницы цrтвіz нбcнагw содёластесz, и3 заст{пницы nтeчества нaшегw kви1стесz. Сегw2 рaди дерзaемъ взывaти вaмъ си1це:

Рaдуйтесz, ћкw прославлeнію вaшему цRковь рaдуетсz. Рaдуйтесz, ћкw чудесы2 вaшими вёра ўкрэплsетсz. Рaдуйтесz, ћкw џбразы вaши мmроточeніемъ прославлsютсz рaдуйтесz, ћкw въ чeсть вaшу хрaмы созидaютсz. Рaдуйтесz, ћкw житіeмъ вaшимъ лю1ди бlгочeстію научaютсz. Рaдуйтесz, ћкw терпёніемъ вaшимъ во страдaніихъ вёрніи назидaютсz. Рaдуйтесz, ћкw є3ђльскіz завBты и3сполнsти нaсъ наставлsете. Рaдуйтесz, ћкw бёды и3 скHрби мyжественнэ нести2 нaмъ помогaете.

Рaдуйтесz, цaрственніи стrтотeрпцы, земли2 рwссjйскіz храни1теліе и3 мlтвєнницы.

Кондaкъ Gi

Q, с™jи цaрственніи стrтотeрпцы. Пріими1те t нaсъ похвaльное сіE пёніе, и3 млcтивымъ вaшимъ ходaтайствомъ ўмоли1те цRz слaвы ми1ръ странЁ нaшей даровaти, цRковь въ правослaвіи и3 є3ди1нствэ сохрани1ти, нaсъ же во бlгочeстіи ўтверди1ти, да вопіeмъ бGу: Ґллилyіа.

Сeй кондaкъ глаг0ли три1жды. И# пaки чтeтсz јкосъ №-й: ЃгGльскими си1лами ўкрэплsеми: И# кондaкъ №-й: И#збрaнніи цaрственніи стrтотeрпцы.

Мlтва

Q, с™az седмери1це, цaрственніи стrтотeрпцы, нік0лае, ґлеxaндро, ґлеxjе, марjе, џльго, татіaно и3 ґнастасjе. Вы2 сою1зомъ любвE хrт0вы свzзyеми, д0мъ вaшъ, ћкw мaлую цRковь, бlгочeстнw ўстр0или є3стE и3 смирeніемъ себE посредЁ земнaгw вели1чіz ўкраси1ли є3стE. Въ годи1ну же братоубjйственныz брaни и3 гонeній безб0жныхъ во nтeчествэ нaшемъ, всЁ ўповaніе на бGа возложи1вше, џбразъ терпёніz и3 страдaніz всeй земли2 рwссjйстэй kви1ли є3стE, и3 молsщесz њ мучи1телехъ, клеветY, ќзы и3 и3згнaніе, глумлeніе, насмэsніе и3 њболгaніе, ўбіeніе и3 тэлeсъ поругaніе мyжественнэ претерпёли є3стE. Сегw2 рaди t земнaгw цaрствіz къ нбcному прешли2 є3стE и3 тeпліи ход†таи њ нaсъ kви1лисz є3стE.

Q, с™jи ўгHдницы б9іи. Моли1тесz њ нaсъ бGу, да цRковь въ є3диномhсліи и3 твeрдэй вёрэ соблюдeтъ, странY нaшу ми1ромъ и3 бlгодeнствіемъ њгради1тъ и3 t междоус0бныz брaни и3 раздэлeніz и3збaвитъ, влaсть предержaщую ўмудри1тъ, в0инство мyжествомъ ўкраси1тъ, супр{ги въ вёрности и3 любви2 ўкрэпи1тъ, ч†да въ бlгочeстіи и3 послушaніи возрасти1тъ, и3 вс‰ ны2 кyпнw съ вaми спод0битъ воспэвaти пречтcн0е и3 великолёпое и4мz живоначaльныz трbцы, nц7A, и3 сн7а, и3 с™aгw д¦а, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

И$на мlтва, стrтотeрпцу царю2 ніколaю.

Q, с™hй стrтотeрпче, царю2 м§нче нік0лае. ГDь тS и3збрA помaзанника своего2, во є4же млcтивнw и3 прaвw суди1ти лю1демъ твои6мъ, и3 храни1телемъ цRкве правослaвныz бhти. сегw2 рaди со стрaхомъ б9іимъ цaрское служeніе и3 њ душaхъ попечeніе совершaлъ є3си2. ГDь же и3спытyz тS, ћкw јwва многострадaльнаго, попусти2 тебЁ поношє1ніz, скHрби гHрькіz, и3змёну, предaтельство, бли1жнихъ tчуждeніе и3 въ душeвныхъ мyкахъ земнaгw цaрства њставлeніе. Вс‰ сі‰ рaди бlга рwссjи ћкw вёрный сhнъ є3S претерпёвъ, и3 ћкw и4стинный рaбъ хrт0въ м§нческую кончи1ну пріeмъ, нбcнагw цrтва дости1глъ є3си2, и3дёже наслаждaешисz вhшніz слaвы ў пrт0ла всёхъ цRS, кyпнw со с™0ю супрyжницею твоeю, цари1цею ґлеxaндрою, и3 цaрственными чaды ґлеxjемъ, џльгою, татіaною, марjею и3 ґнастасjею.

Нhнэ, и3мёz дерзновeніе вeліе ў хrтA цRS, моли2, да подaстъ нaмъ гDь грэхHвъ прощeніе и3 на всsкую добродётель настaвитъ нaсъ, да стzжи1мъ смирeніе, кр0тость и3 люб0вь, и3 спод0бимсz нбcнагw цrтвіz, и3дёже кyпнw съ тоб0ю и3 всёми с™hми новом§нки и3 и3сповBдники рwссjйскими прослaвимъ nц7A, и3 сн7а, и3 с™aго д¦а, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Страстотерпцы царь Николай II, царица Александра, царевич Алексий, великие княжны Ольга, Татиана, Мария и Анастасия

Бу­ду­щий им­пе­ра­тор Все­рос­сий­ский Ни­ко­лай II ро­дил­ся 6 (18) мая 1868 го­да, в день свя­то­го пра­вед­но­го Иова Мно­го­стра­даль­но­го. Он был стар­шим сы­ном им­пе­ра­то­ра Алек­сандра III и его су­пру­ги им­пе­ра­три­цы Ма­рии Фе­о­до­ров­ны. Вос­пи­та­ние, по­лу­чен­ное им под ру­ко­вод­ством от­ца, бы­ло стро­гим, по­чти су­ро­вым. «Мне нуж­ны нор­маль­ные здо­ро­вые рус­ские де­ти» – та­кое тре­бо­ва­ние вы­дви­гал им­пе­ра­тор к вос­пи­та­те­лям сво­их де­тей. А та­кое вос­пи­та­ние мог­ло быть по ду­ху толь­ко пра­во­слав­ным. Еще ма­лень­ким ре­бен­ком на­след­ник це­са­ре­вич про­яв­лял осо­бую лю­бовь к Бо­гу, к Его Церк­ви. Он по­лу­чил весь­ма хо­ро­шее до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние – знал несколь­ко язы­ков, изу­чил рус­скую и ми­ро­вую ис­то­рию, глу­бо­ко раз­би­рал­ся в во­ен­ном де­ле, был ши­ро­ко эру­ди­ро­ван­ным че­ло­ве­ком. У им­пе­ра­то­ра Алек­сандра III бы­ла про­грам­ма все­сто­рон­ней под­го­тов­ки на­след­ни­ка к ис­пол­не­нию мо­нар­ших обя­зан­но­стей, но этим пла­нам в пол­ной ме­ре не суж­де­но бы­ло осу­ще­ствить­ся...

Им­пе­ра­три­ца Алек­сандра Фе­о­до­ров­на (прин­цес­са Али­са Вик­то­рия Еле­на Лу­и­за Бе­ат­ри­са) ро­ди­лась 25 мая (7 июня) 1872 го­да в Дарм­штад­те, сто­ли­це неболь­шо­го гер­ман­ско­го гер­цог­ства, к то­му вре­ме­ни уже на­силь­ствен­но вклю­чен­но­го в Гер­ман­скую им­пе­рию. От­цом Али­сы был ве­ли­кий гер­цог Гес­сен-Дарм­штадт­ский Лю­двиг, а ма­те­рью – прин­цес­са Али­са Ан­глий­ская, тре­тья дочь ко­роле­вы Вик­то­рии. В мла­ден­че­стве прин­цес­са Али­са – до­ма ее зва­ли Аликc – бы­ла ве­се­лым, жи­вым ре­бен­ком, по­лу­чив за это про­зви­ще «Сан­ни» (Сол­ныш­ко). Де­ти гес­сен­ской че­ты – а их бы­ло се­ме­ро – вос­пи­ты­ва­лись в глу­бо­ко пат­ри­ар­халь­ных тра­ди­ци­ях. Жизнь их про­хо­ди­ла по стро­го уста­нов­лен­но­му ма­те­рью ре­гла­мен­ту, ни од­ной ми­ну­ты не долж­но бы­ло про­хо­дить без де­ла. Одеж­да и еда де­тей бы­ли очень про­сты­ми. Де­воч­ки са­ми за­жи­га­ли ка­ми­ны, уби­ра­ли свои ком­на­ты. Мать ста­ра­лась с дет­ства при­вить им ка­че­ства, ос­но­ван­ные на глу­бо­ко хри­сти­ан­ском под­хо­де к жиз­ни.

Пер­вое го­ре Аликс пе­ре­нес­ла в шесть лет – от диф­те­рии в воз­расте трид­ца­ти пя­ти лет умер­ла ее мать. По­сле пе­ре­жи­той тра­ге­дии ма­лень­кая Аликс ста­ла за­мкну­той, от­чуж­ден­ной, на­ча­ла сто­ро­нить­ся незна­ко­мых лю­дей; успо­ка­и­ва­лась она толь­ко в се­мей­ном кру­гу. По­сле смер­ти до­че­ри ко­роле­ва Вик­то­рия пе­ре­нес­ла свою лю­бовь на ее де­тей, осо­бен­но на млад­шую, Аликс. Ее вос­пи­та­ние, об­ра­зо­ва­ние от­ныне про­хо­ди­ло под кон­тро­лем ба­буш­ки.

Пер­вая встре­ча шест­на­дца­ти­лет­не­го на­след­ни­ка це­са­ре­ви­ча Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча и со­всем юной прин­цес­сы Али­сы про­изо­шла в 1884 го­ду, ко­гда ее стар­шая сест­ра, бу­ду­щая пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ели­за­ве­та, всту­пи­ла в брак с Ве­ли­ким кня­зем Сер­ге­ем Алек­сан­дро­ви­чем, дя­дей це­са­ре­ви­ча. Меж­ду мо­ло­ды­ми людь­ми за­вя­за­лась креп­кая друж­ба, пе­ре­шед­шая за­тем в глу­бо­кую и все воз­рас­та­ю­щую лю­бовь. Ко­гда в 1889 го­ду, до­стиг­нув со­вер­шен­но­ле­тия, на­след­ник об­ра­тил­ся к ро­ди­те­лям с прось­бой бла­го­сло­вить его на брак с прин­цес­сой Али­сой, отец от­ка­зал, мо­ти­ви­руя от­каз мо­ло­до­стью на­след­ни­ка. При­шлось сми­рить­ся пе­ред от­цов­ской во­лей. В 1894 го­ду, ви­дя непо­ко­ле­би­мую ре­ши­мость сы­на, обыч­но мяг­ко­го и да­же роб­ко­го в об­ще­нии с от­цом, им­пе­ра­тор Алек­сандр III да­ет бла­го­сло­ве­ние на брак. Един­ствен­ным пре­пят­стви­ем оста­вал­ся пе­ре­ход в пра­во­сла­вие – по рос­сий­ским за­ко­нам неве­ста на­след­ни­ка рос­сий­ско­го пре­сто­ла долж­на быть пра­во­слав­ной. Про­те­стант­ка по вос­пи­та­нию, Али­са бы­ла убеж­де­на в ис­тин­но­сти сво­е­го ис­по­ве­да­ния и по­на­ча­лу сму­ща­лась необ­хо­ди­мо­стью пе­ре­ме­ны ве­ро­ис­по­ве­да­ния.

Ра­дость вза­им­ной люб­ви бы­ла омра­че­на рез­ким ухуд­ше­ни­ем здо­ро­вья от­ца – им­пе­ра­то­ра Алек­сандра III. По­езд­ка в Крым осе­нью 1894 го­да не при­нес­ла ему об­лег­че­ния, тя­же­лый недуг неумо­ли­мо уно­сил си­лы...

20 ок­тяб­ря им­пе­ра­тор Алек­сандр III скон­чал­ся. На сле­ду­ю­щий день в двор­цо­вой церк­ви Ли­ва­дий­ско­го двор­ца прин­цес­са Али­са бы­ла при­со­еди­не­на к пра­во­сла­вию через Ми­ро­по­ма­за­ние, по­лу­чив имя Алек­сан­дры Фе­о­до­ров­ны.

Несмот­ря на тра­ур по от­цу, бы­ло ре­ше­но не от­кла­ды­вать бра­ко­со­че­та­ние, но оно со­сто­я­лось в са­мой скром­ной об­ста­нов­ке 14 но­яб­ря 1894 го­да. На­сту­пив­шие за­тем дни се­мей­но­го сча­стья вско­ре сме­ни­лись для но­во­го им­пе­ра­то­ра необ­хо­ди­мо­стью при­ня­тия на се­бя все­го бре­ме­ни управ­ле­ния Рос­сий­ской им­пе­ри­ей.

Ран­няя смерть Алек­сандра III не поз­во­ли­ла вполне за­вер­шить под­го­тов­ку на­след­ни­ка к ис­пол­не­нию обя­зан­но­стей мо­нар­ха. Он еще не был пол­но­стью вве­ден в курс выс­ших го­судар­ствен­ных дел, уже по­сле вос­ше­ствия на пре­стол мно­гое ему при­шлось узна­вать из до­кла­дов сво­их ми­ни­стров.

Впро­чем, ха­рак­тер Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча, ко­то­ро­му при во­ца­ре­нии бы­ло два­дцать шесть лет, и его ми­ро­воз­зре­ние к это­му вре­ме­ни вполне опре­де­ли­лись.

Ли­ца, сто­яв­шие близ­ко ко дво­ру, от­ме­ча­ли его жи­вой ум – он все­гда быст­ро схва­ты­вал су­ще­ство до­кла­ды­ва­е­мых ему во­про­сов, пре­крас­ную па­мять, осо­бен­но на ли­ца, бла­го­род­ство об­ра­за мыс­лей. Но це­са­ре­ви­ча за­сло­ня­ла мощ­ная фигу­ра Алек­сандра III. Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич сво­ей мяг­ко­стью, так­тич­но­стью в об­ра­ще­нии, скром­ны­ми ма­не­ра­ми на мно­гих про­из­во­дил впе­чат­ле­ние че­ло­ве­ка, не уна­сле­до­вав­ше­го силь­ной во­ли сво­е­го от­ца.

Ру­ко­вод­ством для им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II бы­ло по­ли­ти­че­ское за­ве­ща­ние от­ца: «Я за­ве­щаю те­бе лю­бить все, что слу­жит ко бла­гу, че­сти и до­сто­ин­ству Рос­сии. Охра­няй са­мо­дер­жа­вие, па­мя­туя при­том, что ты несешь от­вет­ствен­ность за судь­бу тво­их под­дан­ных пе­ред Пре­сто­лом Все­выш­не­го. Ве­ра в Бо­га и свя­тость тво­е­го цар­ско­го дол­га да бу­дет для те­бя ос­но­вой тво­ей жиз­ни. Будь тверд и му­же­ствен, не про­яв­ляй ни­ко­гда сла­бо­сти. Вы­слу­ши­вай всех, в этом нет ни­че­го по­зор­но­го, но слу­шай­ся са­мо­го се­бя и сво­ей со­ве­сти».

С са­мо­го на­ча­ла сво­е­го прав­ле­ния дер­жа­вой Рос­сий­ской им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II от­но­сил­ся к несе­нию обя­зан­но­стей мо­нар­ха как к свя­щен­но­му дол­гу. Го­су­дарь глу­бо­ко ве­рил, что и для сто­мил­ли­он­но­го рус­ско­го на­ро­да цар­ская власть бы­ла и оста­ет­ся свя­щен­ной. В нем все­гда жи­ло пред­став­ле­ние о том, что ца­рю и ца­ри­це сле­ду­ет быть бли­же к на­ро­ду, ча­ще ви­деть его и боль­ше до­ве­рять ему.

1896 год был озна­ме­но­ван ко­ро­на­ци­он­ны­ми тор­же­ства­ми в Москве. Вен­ча­ние на цар­ство – важ­ней­шее со­бы­тие в жиз­ни мо­нар­ха, в осо­бен­но­сти ко­гда он про­ник­нут глу­бо­кой ве­рой в свое при­зва­ние. Над цар­ской че­той бы­ло со­вер­ше­но Та­ин­ство Ми­ро­по­ма­за­ния – в знак то­го, что как нет вы­ше, так и нет труд­нее на зем­ле цар­ской вла­сти, нет бре­ме­ни тя­же­лее цар­ско­го слу­же­ния, Гос­подь... даст кре­пость ца­рем на­шим (1Цар.2,10). С это­го мгно­ве­ния го­су­дарь по­чув­ство­вал се­бя под­лин­ным по­ма­зан­ни­ком Бо­жи­им. С дет­ства об­ру­чен­ный Рос­сии, он в этот день как бы по­вен­чал­ся с ней.

К ве­ли­кой скор­би го­су­да­ря, тор­же­ства в Москве бы­ли омра­че­ны ка­та­стро­фой на Ходын­ском по­ле: в ожи­дав­шей цар­ских по­дар­ков тол­пе про­изо­шла дав­ка, в ко­то­рой по­гиб­ло мно­го лю­дей. Став вер­хов­ным пра­ви­те­лем огром­ной им­пе­рии, в ру­ках ко­то­ро­го прак­ти­че­ски со­сре­до­та­чи­ва­лась вся пол­но­та за­ко­но­да­тель­ной, ис­пол­ни­тель­ной и су­деб­ной вла­сти, Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич взял на се­бя гро­мад­ную ис­то­ри­че­скую и мо­раль­ную от­вет­ствен­ность за все про­ис­хо­дя­щее во вве­рен­ном ему го­су­дар­стве. И од­ной из важ­ней­ших сво­их обя­зан­но­стей по­чи­тал го­су­дарь хра­не­ние ве­ры пра­во­слав­ной, по сло­ву Свя­щен­но­го Пи­са­ния: «царь... за­клю­чил пред ли­цем Гос­под­ним за­вет — по­сле­до­вать Гос­по­ду и со­блю­дать за­по­ве­ди Его и от­кро­ве­ния Его и уста­вы Его все­го серд­ца и от всей ду­ши» (4Цар.23,3). Через год по­сле свадь­бы, 3 но­яб­ря 1895 го­да, ро­ди­лась пер­вая дочь – ве­ли­кая княж­на Оль­га; за ней по­сле­до­ва­ло по­яв­ле­ние на свет трех пол­ных здо­ро­вья и жиз­ни до­че­рей, ко­то­рые со­став­ля­ли ра­дость сво­их ро­ди­те­лей, ве­ли­ких кня­жон Та­ти­а­ны (29 мая 1897 го­да), Ма­рии (14 июня 1899 го­да) и Ана­ста­сии (5 июня 1901 го­да). Но эта ра­дость бы­ла не без при­ме­си го­ре­чи – за­вет­ным же­ла­ни­ем цар­ской че­ты бы­ло рож­де­ние на­след­ни­ка, чтобы Гос­подь при­ло­жил дни ко дням ца­ря, ле­та его про­длил в род и род (Пс.60,7).

Дол­го­ждан­ное со­бы­тие про­изо­шло 12 ав­гу­ста 1904 го­да, через год по­сле па­лом­ни­че­ства цар­ской се­мьи в Са­ров, на тор­же­ства про­слав­ле­ния пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма. Ка­за­лось, на­чи­на­ет­ся но­вая свет­лая по­ло­са в их се­мей­ной жиз­ни. Но уже через несколь­ко недель по­сле рож­де­ния ца­ре­ви­ча Алек­сия вы­яс­ни­лось, что он бо­лен ге­мо­фи­ли­ей. Жизнь ре­бен­ка все вре­мя ви­се­ла на во­лос­ке: ма­лей­шее кро­во­те­че­ние мог­ло сто­ить ему жиз­ни. Стра­да­ния ма­те­ри бы­ли осо­бен­но силь­ны...

Глу­бо­кая и ис­крен­няя ре­ли­ги­оз­ность вы­де­ля­ла им­пе­ра­тор­скую че­ту сре­ди пред­ста­ви­те­лей то­гдаш­ней ари­сто­кра­тии. Ду­хом пра­во­слав­ной ве­ры бы­ло про­ник­ну­то с са­мо­го на­ча­ла и вос­пи­та­ние де­тей им­пе­ра­тор­ской се­мьи. Все ее чле­ны жи­ли в со­от­вет­ствии с тра­ди­ци­я­ми пра­во­слав­но­го бла­го­че­стия. Обя­за­тель­ные по­се­ще­ния бо­го­слу­же­ний в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни, го­ве­ние во вре­мя по­стов бы­ли неотъ­ем­ле­мой ча­стью бы­та рус­ских ца­рей, ибо царь упо­ва­ет на Гос­по­да, и во бла­го­сти Все­выш­не­го не по­ко­леб­лет­ся (Пс.20,8).

Од­на­ко лич­ная ре­ли­ги­оз­ность го­су­да­ря Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча и в осо­бен­но­сти его су­пру­ги бы­ла чем-то бес­спор­но боль­шим, чем про­стое сле­до­ва­ние тра­ди­ци­ям. Цар­ская че­та не толь­ко по­се­ща­ет хра­мы и мо­на­сты­ри во вре­мя сво­их мно­го­чис­лен­ных по­ез­док, по­кло­ня­ет­ся чу­до­твор­ным ико­нам и мо­щам свя­тых, но и со­вер­ша­ет па­лом­ни­че­ства, как это бы­ло в 1903 го­ду во вре­мя про­слав­ле­ния пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го. Крат­кие бо­го­слу­же­ния в при­двор­ных хра­мах не удо­вле­тво­ря­ли уже им­пе­ра­то­ра и им­пе­ра­три­цу. Спе­ци­аль­но для них со­вер­ша­лись служ­бы в цар­ско­сель­ском Фе­о­до­ров­ском со­бо­ре, по­стро­ен­ном в сти­ле XVI ве­ка. Здесь им­пе­ра­три­ца Алек­сандра мо­ли­лась пе­ред ана­ло­ем с рас­кры­ты­ми бо­го­слу­жеб­ны­ми кни­га­ми, вни­ма­тель­но сле­дя за хо­дом цер­ков­ной служ­бы.

Нуж­дам Пра­во­слав­ной Церк­ви им­пе­ра­тор уде­лял огром­ное вни­ма­ние во все вре­мя сво­е­го цар­ство­ва­ния. Как и все рос­сий­ские им­пе­ра­то­ры, Ни­ко­лай II щед­ро жерт­во­вал на по­строй­ку но­вых хра­мов, в том чис­ле и за пре­де­ла­ми Рос­сии. За го­ды его цар­ство­ва­ния чис­ло при­ход­ских церк­вей в Рос­сии уве­ли­чи­лось бо­лее чем на 10 ты­сяч, бы­ло от­кры­то бо­лее 250 но­вых мо­на­сты­рей. Им­пе­ра­тор сам участ­во­вал в за­клад­ке но­вых хра­мов и дру­гих цер­ков­ных тор­же­ствах. Лич­ное бла­го­че­стие го­су­да­ря про­яви­лось и в том, что за го­ды его цар­ство­ва­ния бы­ло ка­но­ни­зи­ро­ва­но свя­тых боль­ше, чем за два пред­ше­ству­ю­щих сто­ле­тия, ко­гда бы­ло про­слав­ле­но лишь 5 свя­тых угод­ни­ков. За вре­мя по­след­не­го цар­ство­ва­ния к ли­ку свя­тых бы­ли при­чис­ле­ны свя­ти­тель Фе­о­до­сий Чер­ни­гов­ский (1896 г.), пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский (1903 г.), свя­тая кня­ги­ня Ан­на Ка­шин­ская (вос­ста­нов­ле­ние по­чи­та­ния в 1909 г.), свя­ти­тель Иоасаф Бел­го­род­ский (1911 г.), свя­ти­тель Ер­мо­ген Мос­ков­ский (1913 г.), свя­ти­тель Пи­ти­рим Там­бов­ский (1914 г.), свя­ти­тель Иоанн То­боль­ский (1916 г.). При этом им­пе­ра­тор вы­нуж­ден был про­явить осо­бую на­стой­чи­вость, до­би­ва­ясь ка­но­ни­за­ции пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, свя­ти­те­лей Иоаса­фа Бел­го­род­ско­го и Иоан­на То­боль­ско­го. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II вы­со­ко чтил свя­то­го пра­вед­но­го от­ца Иоан­на Крон­штадт­ско­го. По­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны царь по­ве­лел со­вер­шать все­на­род­ное мо­лит­вен­ное по­ми­но­ве­ние по­чив­ше­го в день его пре­став­ле­ния.

В го­ды прав­ле­ния им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II со­хра­ня­лась тра­ди­ци­он­ная си­но­даль­ная си­сте­ма управ­ле­ния Цер­ко­вью, од­на­ко имен­но при нем цер­ков­ная иерар­хия по­лу­чи­ла воз­мож­ность не толь­ко ши­ро­ко об­суж­дать, но и прак­ти­че­ски под­го­то­вить со­зыв По­мест­но­го Со­бо­ра.

Стрем­ле­ние при­вно­сить в го­судар­ствен­ную жизнь хри­сти­ан­ские ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные прин­ци­пы сво­е­го ми­ро­воз­зре­ния все­гда от­ли­ча­ло и внеш­нюю по­ли­ти­ку им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II. Еще в 1898 го­ду он об­ра­тил­ся к пра­ви­тель­ствам Ев­ро­пы с пред­ло­же­ни­ем о со­зы­ве кон­фе­рен­ции для об­суж­де­ния во­про­сов со­хра­не­ния ми­ра и со­кра­ще­ния во­ору­же­ний. След­стви­ем это­го ста­ли мир­ные кон­фе­рен­ции в Га­а­ге в 1889 и 1907 го­дах. Их ре­ше­ния не утра­ти­ли сво­е­го зна­че­ния и до на­ших дней.

Но, несмот­ря на ис­крен­нее стрем­ле­ние го­су­да­ря к ми­ру, в его цар­ство­ва­ние Рос­сии при­шлось участ­во­вать в двух кро­во­про­лит­ных вой­нах, при­вед­ших к внут­рен­ним сму­там. В 1904 го­ду без объ­яв­ле­ния вой­ны на­ча­ла во­ен­ные дей­ствия про­тив Рос­сии Япо­ния – след­стви­ем этой тя­же­лой для Рос­сии вой­ны ста­ла ре­во­лю­ци­он­ная сму­та 1905 го­да. Как ве­ли­кую лич­ную скорбь вос­при­ни­мал го­су­дарь про­ис­хо­див­шие в стране бес­по­ряд­ки...

В неофи­ци­аль­ной об­ста­нов­ке с го­су­да­рем об­ща­лись немно­гие. И все, кто знал его се­мей­ную жизнь не по­на­слыш­ке, от­ме­ча­ли уди­ви­тель­ную про­сто­ту, вза­им­ную лю­бовь и со­гла­сие всех чле­нов этой тес­но спло­чен­ной се­мьи. Цен­тром ее был Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич, на нем со­сре­до­та­чи­ва­лись все при­вя­зан­но­сти, все на­деж­ды. По от­но­ше­нию к ма­те­ри де­ти бы­ли пол­ны ува­же­ния и пре­ду­пре­ди­тель­но­сти. Ко­гда им­пе­ра­три­це нездо­ро­ви­лось, до­че­ри устра­и­ва­ли по­оче­ред­ное де­жур­ство при ма­те­ри, и та из них, ко­то­рая в этот день нес­ла де­жур­ство, без­вы­ход­но оста­ва­лась при ней. От­но­ше­ния де­тей с го­су­да­рем бы­ли тро­га­тель­ны – он был для них од­новре­мен­но ца­рем, от­цом и то­ва­ри­щем; чув­ства их ви­до­из­ме­ня­лись в за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств, пе­ре­хо­дя от по­чти ре­ли­ги­оз­но­го по­кло­не­ния до пол­ной до­вер­чи­во­сти и са­мой сер­деч­ной друж­бы.

Об­сто­я­тель­ством, по­сто­ян­но омра­чав­шим жизнь им­пе­ра­тор­ской се­мьи, бы­ла неиз­ле­чи­мая бо­лезнь на­след­ни­ка. При­сту­пы ге­мо­фи­лии, во вре­мя ко­то­рых ре­бе­нок ис­пы­ты­вал тяж­кие стра­да­ния, по­вто­ря­лись неод­но­крат­но. В сен­тяб­ре 1912 го­да вслед­ствие неосто­рож­но­го дви­же­ния про­изо­шло внут­рен­нее кро­во­те­че­ние, и по­ло­же­ние бы­ло на­столь­ко се­рьез­но, что опа­са­лись за жизнь це­са­ре­ви­ча. Во всех хра­мах Рос­сии слу­жи­лись мо­леб­ны о его вы­здо­ров­ле­нии. Ха­рак­тер бо­лез­ни яв­лял­ся го­судар­ствен­ной тай­ной, и ро­ди­те­ли ча­сто долж­ны бы­ли скры­вать пе­ре­жи­ва­е­мые ими чув­ства, участ­вуя в обыч­ном рас­по­ряд­ке двор­цо­вой жиз­ни. Им­пе­ра­три­ца хо­ро­шо по­ни­ма­ла, что ме­ди­ци­на бы­ла здесь бес­силь­на. Но ведь для Бо­га нет ни­че­го невоз­мож­но­го! Бу­дучи глу­бо­ко ве­ру­ю­щей, она всей ду­шой пре­да­ва­лась усерд­ной мо­лит­ве в ча­я­нии чу­дес­но­го ис­це­ле­ния. Под­час, ко­гда ре­бе­нок был здо­ров, ей ка­за­лось, что ее мо­лит­ва услы­ша­на, но при­сту­пы сно­ва по­вто­ря­лись, и это на­пол­ня­ло ду­шу ма­те­ри бес­ко­неч­ной скор­бью. Она го­то­ва бы­ла по­ве­рить вся­ко­му, кто был спо­со­бен по­мочь ее го­рю, хоть как-то об­лег­чить стра­да­ния сы­на, – и бо­лезнь це­са­ре­ви­ча от­кры­ва­ла две­ри во дво­рец тем лю­дям, ко­то­рых ре­ко­мен­до­ва­ли цар­ской се­мье как це­ли­те­лей и мо­лит­вен­ни­ков. В их чис­ле по­яв­ля­ет­ся во двор­це кре­стья­нин Гри­го­рий Рас­пу­тин, ко­то­ро­му суж­де­но бы­ло сыг­рать свою роль в жиз­ни цар­ской се­мьи, да и в судь­бе всей стра­ны – но пре­тен­до­вать на эту роль он не имел ни­ка­ко­го пра­ва. Ли­ца, ис­кренне лю­бив­шие цар­скую се­мью, пы­та­лись как-то огра­ни­чить вли­я­ние Рас­пу­ти­на; сре­ди них бы­ли пре­по­доб­но­му­че­ни­ца ве­ли­кая кня­ги­ня Ели­за­ве­та, свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Вла­ди­мир... В 1913 го­ду вся Рос­сия тор­же­ствен­но празд­но­ва­ла трех­сот­ле­тие До­ма Ро­ма­но­вых. По­сле фев­раль­ских тор­жеств в Пе­тер­бур­ге и Москве вес­ной цар­ская се­мья до­вер­ша­ет по­езд­ку по древним сред­не­рус­ским го­ро­дам, ис­то­рия ко­то­рых свя­за­на с со­бы­ти­я­ми на­ча­ла XVII ве­ка. На го­су­да­ря про­из­ве­ли боль­шое впе­чат­ле­ние ис­крен­ние про­яв­ле­ния на­род­ной пре­дан­но­сти – а на­се­ле­ние стра­ны в те го­ды быст­ро уве­ли­чи­ва­лось: во мно­же­стве на­ро­да ве­ли­чие ца­рю (Притч.14,28).

Рос­сия на­хо­ди­лась в это вре­мя на вер­шине сла­вы и мо­гу­ще­ства: неви­дан­ны­ми тем­па­ми раз­ви­ва­лась про­мыш­лен­ность, все бо­лее мо­гу­ще­ствен­ны­ми ста­но­ви­лись ар­мия и флот, успеш­но про­во­ди­лась в жизнь аг­рар­ная ре­фор­ма – об этом вре­ме­ни мож­но ска­зать сло­ва­ми Пи­са­ния: пре­вос­ход­ство стра­ны в це­лом есть царь, за­бо­тя­щий­ся о стране (Ек­кл.5,8). Ка­за­лось, что все внут­рен­ние про­бле­мы в неда­ле­ком бу­ду­щем бла­го­по­луч­но раз­ре­шат­ся.

Но это­му не суж­де­но бы­ло осу­ще­ствить­ся: на­зре­ва­ла Пер­вая ми­ро­вая вой­на. Ис­поль­зо­вав как пред­лог убий­ство тер­ро­ри­стом на­след­ни­ка ав­ст­ро-вен­гер­ско­го пре­сто­ла, Ав­стрия на­па­ла на Сер­бию. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II по­счи­тал сво­им хри­сти­ан­ским дол­гом всту­пить­ся за пра­во­слав­ных серб­ских бра­тьев...

19 июля (1 ав­гу­ста) 1914 го­да Гер­ма­ния объ­яви­ла Рос­сии вой­ну, ко­то­рая вско­ре ста­ла об­ще­ев­ро­пей­ской. В ав­гу­сте 1914 го­да необ­хо­ди­мость по­мочь сво­ей со­юз­ни­це Фран­ции за­ста­ви­ла Рос­сию на­чать слиш­ком по­спеш­ное на­ступ­ле­ние в Во­сточ­ной Прус­сии, что при­ве­ло к тя­же­ло­му по­ра­же­нию. К осе­ни ста­ло яс­но, что близ­ко­го кон­ца во­ен­ных дей­ствий не пред­ви­дит­ся. Од­на­ко с на­ча­ла вой­ны на волне пат­ри­о­тиз­ма в стране за­тих­ли внут­рен­ние раз­но­гла­сия. Да­же са­мые труд­ные во­про­сы ста­но­ви­лись раз­ре­ши­мы­ми – уда­лось осу­ще­ствить дав­но за­ду­ман­ное го­су­да­рем за­пре­ще­ние про­да­жи спирт­ных на­пит­ков на все вре­мя вой­ны. Его убеж­де­ние в по­лез­но­сти этой ме­ры бы­ло силь­нее всех эко­но­ми­че­ских со­об­ра­же­ний.

Го­су­дарь ре­гу­ляр­но вы­ез­жа­ет в Став­ку, по­се­ща­ет раз­лич­ные сек­то­ры сво­ей огром­ной ар­мии, пе­ре­вя­зоч­ные пунк­ты, во­ен­ные гос­пи­та­ли, ты­ло­вые за­во­ды – од­ним сло­вом, все, что иг­ра­ло роль в ве­де­нии этой гран­ди­оз­ной вой­ны. Им­пе­ра­три­ца с са­мо­го на­ча­ла по­свя­ти­ла се­бя ра­не­ным. Прой­дя кур­сы се­стер ми­ло­сер­дия, вме­сте со стар­ши­ми до­черь­ми – ве­ли­ки­ми княж­на­ми Оль­гой и Та­тья­ной – она по несколь­ко ча­сов в день уха­жи­ва­ла за ра­не­ны­ми в сво­ем цар­ско­сель­ском ла­за­ре­те, пом­ня, что тре­бу­ет Гос­подь лю­бить де­ла ми­ло­сер­дия (Мих.6,8).

22 ав­гу­ста 1915 го­да го­су­дарь вы­ехал в Мо­гилев, чтобы при­нять на се­бя ко­ман­до­ва­ние все­ми во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми Рос­сии. Им­пе­ра­тор с на­ча­ла вой­ны рас­смат­ри­вал свое пре­бы­ва­ние на по­сту Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го как ис­пол­не­ние нрав­ствен­но­го и го­судар­ствен­но­го дол­га пе­ред Бо­гом и на­ро­дом: на­зна­чал пу­ти им и си­дел во гла­ве и жил как царь в кру­гу во­и­нов, как уте­ши­тель пла­чу­щих (Иов.29,25). Впро­чем, го­су­дарь все­гда предо­став­лял ве­ду­щим во­ен­ным спе­ци­а­ли­стам ши­ро­кую ини­ци­а­ти­ву в ре­ше­нии всех во­ен­но-стра­те­ги­че­ских и опе­ра­тив­но-так­ти­че­ских во­про­сов.

С это­го дня им­пе­ра­тор по­сто­ян­но на­хо­дил­ся в Став­ке, ча­сто вме­сте с ним был и на­след­ник. При­мер­но раз в ме­сяц го­су­дарь на несколь­ко дней при­ез­жал в Цар­ское Се­ло. Все от­вет­ствен­ные ре­ше­ния при­ни­ма­лись им, но в то же вре­мя он по­ру­чил им­пе­ра­три­це под­дер­жи­вать сно­ше­ния с ми­ни­стра­ми и дер­жать его в кур­се про­ис­хо­дя­ще­го в сто­ли­це. Го­су­да­ры­ня яв­ля­лась са­мым близ­ким ему че­ло­ве­ком, на ко­то­ро­го все­гда мож­но бы­ло по­ло­жить­ся. Са­ма Алек­сандра Фе­о­до­ров­на за­ня­лась по­ли­ти­кой не из лич­но­го че­сто­лю­бия и жаж­ды вла­сти, как об этом то­гда пи­са­ли. Един­ствен­ным ее же­ла­ни­ем бы­ло быть по­лез­ной го­су­да­рю в труд­ную ми­ну­ту и по­мо­гать ему сво­и­ми со­ве­та­ми. Еже­днев­но она от­прав­ля­ла в Став­ку по­дроб­ные пись­ма-до­не­се­ния, что хо­ро­шо бы­ло из­вест­но ми­ни­страм.

Ян­варь и фев­раль 1917 го­да го­су­дарь про­вел в Цар­ском Се­ле. Он чув­ство­вал, что по­ли­ти­че­ская об­ста­нов­ка ста­но­вит­ся все бо­лее и бо­лее на­тя­ну­той, но про­дол­жал на­де­ять­ся на то, что чув­ство пат­ри­о­тиз­ма все же возь­мет верх, со­хра­нял ве­ру в ар­мию, по­ло­же­ние ко­то­рой зна­чи­тель­но улуч­ши­лось. Это все­ля­ло на­деж­ды на успех боль­шо­го ве­сен­не­го на­ступ­ле­ния, ко­то­рое на­не­сет ре­ши­тель­ный удар Гер­ма­нии. Но это хо­ро­шо по­ни­ма­ли и враж­деб­ные го­су­да­рю си­лы.

22 фев­ра­ля Го­су­дарь вы­ехал в Став­ку – этот мо­мент по­слу­жил сиг­на­лом для вра­гов по­ряд­ка. Им уда­лось по­се­ять в сто­ли­це па­ни­ку из-за на­дви­гав­ше­го­ся го­ло­да, ведь во вре­мя го­ло­да бу­дут злить­ся, ху­лить ца­ря сво­е­го и Бо­га Сво­е­го (Ис.8,21). На сле­ду­ю­щий день в Пет­ро­гра­де на­ча­лись вол­не­ния, вы­зван­ные пе­ре­бо­я­ми с под­во­зом хле­ба, они ско­ро пе­ре­рос­ли в за­ба­стов­ку под по­ли­ти­че­ски­ми ло­зун­га­ми – «До­лой вой­ну», «До­лой са­мо­дер­жа­вие». По­пыт­ки разо­гнать ма­ни­фе­стан­тов не увен­ча­лись успе­хом. В Ду­ме тем вре­ме­нем шли де­ба­ты с рез­кой кри­ти­кой пра­ви­тель­ства – но в первую оче­редь это бы­ли вы­па­ды про­тив го­су­да­ря. Пре­тен­ду­ю­щие на роль пред­ста­ви­те­лей на­ро­да де­пу­та­ты слов­но за­бы­ли на­став­ле­ние пер­во­вер­хов­но­го апо­сто­ла: Всех по­чи­тай­те, брат­ство лю­би­те, Бо­га бой­тесь, ца­ря чти­те (1Пет.2,17).

25 фев­ра­ля в Став­ке бы­ло по­лу­че­но со­об­ще­ние о бес­по­ряд­ках в сто­ли­це. Узнав о по­ло­же­нии дел, го­су­дарь по­сы­ла­ет вой­ска в Пет­ро­град для под­дер­жа­ния по­ряд­ка, а за­тем сам от­прав­ля­ет­ся в Цар­ское Се­ло. Его ре­ше­ние бы­ло, оче­вид­но, вы­зва­но и же­ла­ни­ем быть в цен­тре со­бы­тий для при­ня­тия в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти быст­рых ре­ше­ний, и тре­во­гой за се­мью. Этот отъ­езд из Став­ки ока­зал­ся ро­ко­вым. За 150 верст от Пет­ро­гра­да цар­ский по­езд был оста­нов­лен – сле­ду­ю­щая стан­ция Лю­бань бы­ла в ру­ках мя­теж­ни­ков. При­шлось сле­до­вать через стан­цию Дно, но и тут путь ока­зал­ся за­крыт. Ве­че­ром 1 мар­та го­су­дарь при­был в Псков, в став­ку ко­ман­ду­ю­ще­го Се­вер­ным фрон­том ге­не­ра­ла Н.В. Руз­ско­го.

В сто­ли­це на­сту­пи­ло пол­ное без­вла­стие. Но го­су­дарь и ко­ман­до­ва­ние ар­ми­ей счи­та­ли, что Ду­ма кон­тро­ли­ру­ет по­ло­же­ние; в те­ле­фон­ных пе­ре­го­во­рах с пред­се­да­те­лем Го­судар­ствен­ной ду­мы М.В. Ро­дзян­ко го­су­дарь со­гла­шал­ся на все уступ­ки, ес­ли Ду­ма смо­жет вос­ста­но­вить по­ря­док в стране. От­вет был: уже позд­но. Бы­ло ли это так на са­мом де­ле? Ведь ре­во­лю­ци­ей бы­ли охва­че­ны толь­ко Пет­ро­град и окрест­но­сти, а ав­то­ри­тет ца­ря в на­ро­де и в ар­мии был еще ве­лик. От­вет Ду­мы ста­вил ца­ря пе­ред вы­бо­ром: от­ре­че­ние или по­пыт­ка ид­ти на Пет­ро­град с вер­ны­ми ему вой­ска­ми – по­след­нее озна­ча­ло граж­дан­скую вой­ну в то вре­мя, как внеш­ний враг на­хо­дил­ся в рос­сий­ских пре­де­лах.

Все окру­жа­ю­щие го­су­да­ря так­же убеж­да­ли его в том, что от­ре­че­ние – един­ствен­ный вы­ход. Осо­бен­но на этом на­ста­и­ва­ли ко­ман­ду­ю­щие фрон­та­ми, тре­бо­ва­ния ко­то­рых под­дер­жал на­чаль­ник Ге­не­раль­но­го шта­ба М.В. Алек­се­ев – в вой­ске про­изо­шли страх и тре­пет и ро­пот на ца­рей (3Езд.15,33). И по­сле дол­гих и му­чи­тель­ных раз­мыш­ле­ний им­пе­ра­тор при­нял вы­стра­дан­ное ре­ше­ние: от­речь­ся и за се­бя и за на­след­ни­ка, вви­ду его неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни, в поль­зу бра­та, ве­ли­ко­го кня­зя Ми­ха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча. Го­су­дарь по­ки­дал вер­хов­ную власть и глав­но­ко­ман­до­ва­ние как царь, как во­ин, как сол­дат, до по­след­ней ми­ну­ты не за­бы­вая о сво­ем вы­со­ком дол­ге. Его Ма­ни­фест – это акт вы­со­чай­ше­го бла­го­род­ства и до­сто­ин­ства.

8 мар­та ко­мис­са­ры Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства, при­быв в Мо­гилев, объ­яви­ли через ге­не­ра­ла Алек­се­е­ва об аре­сте го­су­да­ря и необ­хо­ди­мо­сти про­сле­до­вать в Цар­ское Се­ло. В по­след­ний раз он об­ра­тил­ся к сво­им вой­скам, при­зы­вая их к вер­но­сти Вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству, то­му са­мо­му, ко­то­рое под­верг­ло его аре­сту, к ис­пол­не­нию сво­е­го дол­га пе­ред Ро­ди­ной до пол­ной по­бе­ды. Про­щаль­ный при­каз вой­скам, в ко­то­ром вы­ра­зи­лись бла­го­род­ство ду­ши Го­су­да­ря, его лю­бовь к ар­мии, ве­ра в нее, был скрыт от на­ро­да Вре­мен­ным пра­ви­тель­ством, за­пре­тив­шим его пуб­ли­ка­цию. Но­вые пра­ви­те­ли, од­ни дру­гих одоле­вая, воз­не­ра­де­ли о ца­ре сво­ем (3Езд.15,16) – они, ко­неч­но, бо­я­лись, что ар­мия услы­шит бла­го­род­ную речь сво­е­го им­пе­ра­то­ра и Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го.

В жиз­ни им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II бы­ло два нерав­ных по про­дол­жи­тель­но­сти и ду­хов­ной зна­чи­мо­сти пе­ри­о­да – вре­мя его цар­ство­ва­ния и вре­мя пре­бы­ва­ния в за­то­че­нии; ес­ли пер­вый из них да­ет пра­во го­во­рить о нем как о пра­во­слав­ном пра­ви­те­ле, ис­пол­нив­шем свои мо­нар­шие обя­зан­но­сти как свя­щен­ный долг пе­ред Бо­гом, о го­су­да­ре, па­мя­ту­ю­щем сло­ва Свя­щен­но­го Пи­са­ния: Ты из­брал мя еси ца­ря лю­дем Тво­им (Прем.9,7), то вто­рой пе­ри­од – крест­ный путь вос­хож­де­ния к вер­ши­нам свя­то­сти, путь на рус­скую Гол­го­фу...

Рож­ден­ный в день па­мя­ти свя­то­го пра­вед­но­го Иова Мно­го­стра­даль­но­го, го­су­дарь при­нял свой крест так же, как биб­лей­ский пра­вед­ник, пе­ре­нес все нис­по­слан­ные ему ис­пы­та­ния твер­до, крот­ко и без те­ни ро­по­та. Имен­но это дол­го­тер­пе­ние с осо­бен­ной яс­но­стью от­кры­ва­ет­ся в ис­то­рии по­след­них дней им­пе­ра­то­ра. С мо­мен­та от­ре­че­ния не столь­ко внеш­ние со­бы­тия, сколь­ко внут­рен­нее ду­хов­ное со­сто­я­ние го­су­да­ря при­вле­ка­ет к се­бе вни­ма­ние. Го­су­дарь, при­няв, как ему ка­за­лось, един­ствен­но пра­виль­ное ре­ше­ние, тем не ме­нее пе­ре­жи­вал тя­же­лое ду­шев­ное му­че­ние. «Ес­ли я по­ме­ха сча­стью Рос­сии и ме­ня все сто­я­щие ныне во гла­ве ее об­ще­ствен­ные си­лы про­сят оста­вить трон и пе­ре­дать его сы­ну и бра­ту сво­е­му, то я го­тов это сде­лать, го­тов да­же не толь­ко цар­ство, но и жизнь свою от­дать за Ро­ди­ну. Я ду­маю, в этом ни­кто не со­мне­ва­ет­ся из тех, кто ме­ня зна­ет», – го­во­рил го­су­дарь ге­не­ра­лу Д.Н. Ду­бен­ско­му.

В са­мый день от­ре­че­ния, 2 мар­та, тот же ге­не­рал Ду­бен­ский за­пи­сал сло­ва ми­ни­стра им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра гра­фа В.Б. Фре­де­рик­са: «Го­су­да­рю глу­бо­ко груст­но, что его счи­та­ют по­ме­хой сча­стью Рос­сии, что его на­шли нуж­ным про­сить оста­вить трон. Его вол­но­ва­ла мысль о се­мье, ко­то­рая оста­ва­лась в Цар­ском Се­ле од­на, де­ти боль­ны. Го­су­дарь страш­но стра­да­ет, но ведь он та­кой че­ло­век, ко­то­рый ни­ко­гда не по­ка­жет на лю­дях свое го­ре». Сдер­жан Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич и в лич­ном днев­ни­ке. Толь­ко в са­мом кон­це за­пи­си на этот день про­ры­ва­ет­ся его внут­ренне чув­ство: «Нуж­но мое от­ре­че­ние. Суть та, что во имя спа­се­ния Рос­сии и удер­жа­ния ар­мии на фрон­те в спо­кой­ствии нуж­но ре­шить­ся на этот шаг. Я со­гла­сил­ся. Из Став­ки при­сла­ли про­ект Ма­ни­фе­ста. Ве­че­ром из Пет­ро­гра­да при­бы­ли Гуч­ков и Шуль­гин, с ко­то­ры­ми я пе­ре­го­во­рил и пе­ре­дал им под­пи­сан­ный и пе­ре­де­лан­ный Ма­ни­фест. В час но­чи уехал из Пско­ва с тя­же­лым чув­ством пе­ре­жи­то­го. Кру­гом из­ме­на и тру­сость и об­ман!».

Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство объ­яви­ло об аре­сте им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II и его ав­гу­стей­шей су­пру­ги и со­дер­жа­нии их в Цар­ском Се­ле. Арест им­пе­ра­то­ра и им­пе­ра­три­цы не имел ни ма­лей­ше­го за­кон­но­го ос­но­ва­ния или по­во­да.

Ко­гда на­чав­ши­е­ся в Пет­ро­гра­де вол­не­ния пе­ре­ки­ну­лись и на Цар­ское Се­ло, часть войск взбун­то­ва­лась, и гро­мад­ная тол­па бун­тов­щи­ков – бо­лее 10 ты­сяч че­ло­век – дви­ну­лась к Алек­сан­дров­ско­му двор­цу. Им­пе­ра­три­ца в тот день, 28 фев­ра­ля, по­чти не вы­хо­ди­ла из ком­на­ты боль­ных де­тей. Ей до­кла­ды­ва­ли, что бу­дут при­ня­ты все ме­ры для без­опас­но­сти двор­ца. Но тол­па бы­ла уже со­всем близ­ко – все­го в 500 ша­гах от огра­ды двор­ца был убит ча­со­вой. В этот мо­мент Алек­сандра Фе­о­до­ров­на про­яв­ля­ет ре­ши­мость и неза­у­ряд­ное му­же­ство – вме­сте с ве­ли­кой княж­ной Ма­ри­ей Ни­ко­ла­ев­ной она об­хо­дит ря­ды вер­ных ей сол­дат, за­няв­ших обо­ро­ну во­круг двор­ца и уже го­то­вых к бою. Она убеж­да­ет их до­го­во­рить­ся с вос­став­ши­ми и не про­ли­вать кро­ви. К сча­стью, в этот мо­мент бла­го­ра­зу­мие воз­об­ла­да­ло. По­сле­ду­ю­щие дни го­су­да­ры­ня про­ве­ла в страш­ной тре­во­ге за судь­бу им­пе­ра­то­ра – до нее до­хо­ди­ли лишь слу­хи об от­ре­че­нии. Толь­ко 3 мар­та она по­лу­чи­ла от него крат­кую за­пис­ку. Пе­ре­жи­ва­ния им­пе­ра­три­цы в эти дни яр­ко опи­са­ны оче­вид­цем про­то­и­е­ре­ем Афа­на­си­ем Бе­ля­е­вым, слу­жив­шим во двор­це мо­ле­бен: «Им­пе­ра­три­ца, оде­тая сест­рою ми­ло­сер­дия, сто­я­ла под­ле кро­ва­ти На­след­ни­ка. Пе­ред ико­ною за­жгли несколь­ко то­нень­ких вос­ко­вых све­чей. На­чал­ся мо­ле­бен... О, ка­кое страш­ное, неожи­дан­ное го­ре по­стиг­ло Цар­скую се­мью! По­лу­чи­лось из­ве­стие, что Го­су­дарь, воз­вра­щав­ший­ся из Став­ки в род­ную се­мью, аре­сто­ван и да­же, воз­мож­но, от­рек­ся от пре­сто­ла... Мож­но се­бе пред­ста­вить, в ка­ком по­ло­же­нии ока­за­лась бес­по­мощ­ная Ца­ри­ца, мать с пя­тью сво­и­ми тяж­ко за­болев­ши­ми детьми! По­да­вив в се­бе немощь жен­скую и все те­лес­ные неду­ги свои, ге­рой­ски, са­мо­от­вер­жен­но, по­свя­тив се­бя ухо­ду за боль­ны­ми, [с] пол­ным упо­ва­ни­ем на по­мощь Ца­ри­цы Небес­ной, она ре­ши­ла преж­де все­го по­мо­лить­ся пред чу­до­твор­ною ико­ною Зна­ме­ния Бо­жьей Ма­те­ри. Го­ря­чо, на ко­ле­нях, со сле­за­ми про­си­ла зем­ная Ца­ри­ца по­мо­щи и за­ступ­ле­ния у Ца­ри­цы Небес­ной. При­ло­жив­шись к иконе и по­дой­дя под нее, по­про­си­ла при­не­сти ико­ну и к кро­ва­тям боль­ных, чтобы и все боль­ные де­ти сра­зу мог­ли при­ло­жить­ся к Чу­до­твор­но­му Об­ра­зу. Ко­гда мы вы­но­си­ли ико­ну из двор­ца, дво­рец уже был оцеп­лен вой­ска­ми, и все на­хо­дя­щи­е­ся в нем ока­за­лись аре­сто­ван­ны­ми».

9 мар­та аре­сто­ван­но­го на­ка­нуне им­пе­ра­то­ра пе­ре­во­зят в Цар­ское Се­ло, где его с нетер­пе­ни­ем жда­ла вся се­мья. На­чал­ся по­чти пя­ти­ме­сяч­ный пе­ри­од неопре­де­лен­но­го пре­бы­ва­ния в Цар­ском Се­ле. Дни про­хо­ди­ли раз­ме­рен­но – в ре­гу­ляр­ных бо­го­слу­же­ни­ях, сов­мест­ных тра­пе­зах, про­гул­ках, чте­нии и об­ще­нии с род­ны­ми людь­ми. Од­на­ко при этом жизнь уз­ни­ков под­вер­га­лась ме­лоч­ным стес­не­ни­ям – го­су­да­рю бы­ло объ­яв­ле­но А.Ф. Ке­рен­ским, что он дол­жен жить от­дель­но и ви­деть­ся с го­су­да­ры­ней толь­ко за сто­лом, при­чем раз­го­ва­ри­вать толь­ко по-рус­ски. Ка­ра­уль­ные сол­да­ты в гру­бой фор­ме де­ла­ли ему за­ме­ча­ния, до­ступ во дво­рец близ­ких цар­ской се­мье лиц вос­пре­щал­ся. Од­на­жды сол­да­ты да­же от­ня­ли у на­след­ни­ка иг­ру­шеч­ное ру­жье под пред­ло­гом за­пре­та но­сить ору­жие.

Отец Афа­на­сий Бе­ля­ев, ре­гу­ляр­но со­вер­шав­ший в этот пе­ри­од бо­го­слу­же­ния в Алек­сан­дров­ском двор­це, оста­вил свои сви­де­тель­ства о ду­хов­ной жиз­ни цар­ско­сель­ских уз­ни­ков. Вот как про­хо­ди­ла во двор­це служ­ба утре­ни Ве­ли­кой Пят­ни­цы 30 мар­та 1917 го­да. «Служ­ба шла бла­го­го­вей­но и уми­ли­тель­но... Их Ве­ли­че­ства всю служ­бу слу­ша­ли стоя. Пе­ред ни­ми бы­ли по­став­ле­ны склад­ные ана­лои, на ко­то­рых ле­жа­ли Еван­ге­лия, так что по ним мож­но бы­ло сле­дить за чте­ни­ем. Все про­сто­я­ли до кон­ца служ­бы и ушли через об­щее за­ло в свои ком­на­ты. На­до са­мо­му ви­деть и так близ­ко на­хо­дить­ся, чтобы по­нять и убе­дить­ся, как быв­шая цар­ствен­ная се­мья усерд­но, по-пра­во­слав­но­му, ча­сто на ко­ле­нях, мо­лит­ся Бо­гу. С ка­кою по­кор­но­стью, кро­то­стью, сми­ре­ни­ем, все­це­ло пре­дав се­бя в во­лю Бо­жию, сто­ят за бо­го­слу­же­ни­ем».

На сле­ду­ю­щий день вся се­мья ис­по­ве­до­ва­лась. Вот как вы­гля­де­ли ком­на­ты цар­ских де­тей, в ко­то­рых со­вер­ша­лось Та­ин­ство Ис­по­ве­ди: «Ка­кие уди­ви­тель­но по-хри­сти­ан­ски убран­ные ком­на­ты. У каж­дой княж­ны в уг­лу ком­на­ты устро­ен на­сто­я­щий ико­но­стас, на­пол­нен­ный мно­же­ством икон раз­ных раз­ме­ров с изо­бра­же­ни­ем чти­мых осо­бен­но свя­тых угод­ни­ков. Пе­ред ико­но­ста­сом склад­ной ана­лой, по­кры­тый пе­ле­ной в ви­де по­ло­тен­ца, на нем по­ло­же­ны мо­лит­вен­ни­ки и бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, а так­же Свя­тое Еван­ге­лие и крест. Убран­ство ком­нат и вся их об­ста­нов­ка пред­став­ля­ют со­бой невин­ное, не зна­ю­щее жи­тей­ской гря­зи, чи­стое, непо­роч­ное дет­ство. Для вы­слу­ши­ва­ния мо­литв пе­ред ис­по­ве­дью все чет­ве­ро де­тей бы­ли в од­ной ком­на­те...».

«Впе­чат­ле­ние [от ис­по­ве­ди] по­лу­чи­лось та­кое: дай, Гос­по­ди, чтобы и все де­ти нрав­ствен­но бы­ли так вы­со­ки, как де­ти быв­ше­го Ца­ря. Та­кое незло­бие, сми­ре­ние, по­кор­ность ро­ди­тель­ской во­ле, пре­дан­ность без­услов­ная во­ле Бо­жи­ей, чи­сто­та в по­мыш­ле­ни­ях и пол­ное незна­ние зем­ной гря­зи – страст­ной и гре­хов­ной, – пи­шет отец Афа­на­сий, – ме­ня при­ве­ли в изум­ле­ние, и я ре­ши­тель­но недо­уме­вал: нуж­но ли на­по­ми­нать мне как ду­хов­ни­ку о гре­хах, мо­жет быть, им неве­до­мых, и как рас­по­ло­жить к рас­ка­я­нию в из­вест­ных мне гре­хах».

Доб­ро­та и ду­шев­ное спо­кой­ствие не остав­ля­ли им­пе­ра­три­цу да­же в эти са­мые труд­ные по­сле от­ре­че­ния го­су­да­ря от пре­сто­ла дни. Вот с ка­ки­ми сло­ва­ми уте­ше­ния об­ра­ща­ет­ся она в пись­ме к кор­не­ту С.В. Мар­ко­ву: «Вы не один, не бой­тесь жить. Гос­подь услы­шит на­ши мо­лит­вы и Вам по­мо­жет, уте­шит и под­кре­пит. Не те­ряй­те Ва­шу ве­ру, чи­стую, дет­скую, остань­тесь та­ким же ма­лень­ким, ко­гда и Вы боль­шим бу­де­те. Тя­же­ло и труд­но жить, но впе­ре­ди есть Свет и ра­дость, ти­ши­на и на­гра­да за все стра­да­ния и му­че­ния. Иди­те пря­мо ва­шей до­ро­гой, не гля­ди­те на­пра­во и нале­во, и ес­ли кам­ня не уви­ди­те и упа­де­те, не стра­ши­тесь и не па­дай­те ду­хом. Под­ни­ми­тесь сно­ва и иди­те впе­ред. Боль­но бы­ва­ет, тя­же­ло на ду­ше, но го­ре нас очи­ща­ет. Помни­те жизнь и стра­да­ния Спа­си­те­ля, и Ва­ша жизнь по­ка­жет­ся вам не так чер­на, как ду­ма­ли. Цель од­на у нас, ту­да мы все стре­мим­ся, да по­мо­жем мы друг дру­гу до­ро­гу най­ти. Хри­стос с Ва­ми, не стра­ши­тесь».

В двор­цо­вой Церк­ви или в быв­ших цар­ских по­ко­ях отец Афа­на­сий ре­гу­ляр­но со­вер­шал все­нощ­ную и Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, за ко­то­ры­ми все­гда при­сут­ство­ва­ли все чле­ны им­пе­ра­тор­ской се­мьи. По­сле дня Свя­той Тро­и­цы в днев­ни­ке от­ца Афа­на­сия все ча­ще и ча­ще по­яв­ля­ют­ся тре­вож­ные со­об­ще­ния – он от­ме­ча­ет рас­ту­щее раз­дра­же­ние ка­ра­уль­ных, до­хо­дя­щих по­рой до гру­бо­сти по от­но­ше­нию к цар­ской се­мье. Не оста­ет­ся без его вни­ма­ния и ду­шев­ное со­сто­я­ние чле­нов цар­ской се­мьи – да, все они стра­да­ли, от­ме­ча­ет он, но вме­сте со стра­да­ни­я­ми воз­рас­та­ли их тер­пе­ние и мо­лит­ва. В сво­их стра­да­ни­ях стя­жа­ли они под­лин­ное сми­ре­ние – по сло­ву про­ро­ка: Ска­жи ца­рю и ца­ри­це: сми­ри­тесь... ибо упал с го­ло­вы ва­шей ве­нец сла­вы ва­шей (Иер.13,18).

«...Ныне сми­рен­ный раб Бо­жий Ни­ко­лай, как крот­кий аг­нец, доб­ро­же­ла­тель­ный ко всем вра­гам сво­им, не пом­ня­щий обид, мо­ля­щий­ся усерд­но о бла­го­ден­ствии Рос­сии, ве­ру­ю­щий глу­бо­ко в ее слав­ное бу­ду­щее, ко­ле­но­пре­кло­нен­но, взи­рая на крест и Еван­ге­лие... вы­ска­зы­ва­ет Небес­но­му От­цу со­кро­вен­ные тай­ны сво­ей мно­го­стра­даль­ной жиз­ни и, по­вер­га­ясь в прах пред ве­ли­чи­ем Ца­ря Небес­но­го, слез­но про­сит про­ще­ния в воль­ных и неволь­ных сво­их пре­гре­ше­ни­ях», – чи­та­ем мы в днев­ни­ке от­ца Афа­на­сия Бе­ля­е­ва.

В жиз­ни цар­ствен­ных уз­ни­ков тем вре­ме­нем на­зре­ва­ли се­рьез­ные из­ме­не­ния. Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство на­зна­чи­ло ко­мис­сию по рас­сле­до­ва­нию де­я­тель­но­сти им­пе­ра­то­ра, но несмот­ря на все ста­ра­ния об­на­ру­жить хоть что-то, по­ро­ча­щее ца­ря, ни­че­го не на­шли – царь был неви­но­вен. Ко­гда неви­нов­ность его бы­ла до­ка­за­на и ста­ло оче­вид­но, что за ним нет ни­ка­ко­го пре­ступ­ле­ния, Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство вме­сто то­го, чтобы осво­бо­дить го­су­да­ря и его ав­гу­стей­шую су­пру­гу, при­ня­ло ре­ше­ние уда­лить уз­ни­ков из Цар­ско­го Се­ла. В ночь на 1 ав­гу­ста они бы­ли от­прав­ле­ны в То­больск – сде­ла­но это бы­ло яко­бы вви­ду воз­мож­ных бес­по­ряд­ков, пер­вой жерт­вой ко­то­рых мог­ла сде­лать­ся цар­ская се­мья. На де­ле же тем са­мым се­мья об­ре­ка­лась на крест, ибо в это вре­мя дни са­мо­го Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства бы­ли со­чте­ны.

30 июля, за день до отъ­ез­да цар­ской се­мьи в То­больск, бы­ла от­слу­же­на по­след­няя Бо­же­ствен­ная ли­тур­гия в цар­ских по­ко­ях; в по­след­ний раз быв­шие хо­зя­е­ва сво­е­го род­но­го до­ма со­бра­лись го­ря­чо по­мо­лить­ся, про­ся со сле­за­ми, ко­ле­но­пре­кло­нен­но у Гос­по­да по­мо­щи и за­ступ­ле­ния от всех бед и на­па­стей, и в то же вре­мя по­ни­мая, что всту­па­ют они на путь, пред­на­чер­тан­ный Са­мим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом для всех хри­сти­ан: Воз­ло­жат на вас ру­ки и бу­дут гнать вас, пре­да­вая в тем­ни­цы, и по­ве­дут пред пра­ви­те­лей за имя Мое (Лк.21,12). За этой ли­тур­ги­ей мо­ли­лась вся цар­ская се­мья и их уже со­всем ма­ло­чис­лен­ная при­слу­га.

6 ав­гу­ста цар­ствен­ные уз­ни­ки при­бы­ли в То­больск. Пер­вые неде­ли пре­бы­ва­ния в То­боль­ске цар­ской се­мьи бы­ли ед­ва ли не са­мы­ми спо­кой­ны­ми за весь пе­ри­од их за­то­че­ния. 8 сен­тяб­ря, в день празд­ни­ка Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, уз­ни­кам поз­во­ли­ли в пер­вый раз от­пра­вить­ся в цер­ковь. Впо­след­ствии и это уте­ше­ние крайне ред­ко вы­па­да­ло на их до­лю. Од­ним из са­мых боль­ших ли­ше­ний за вре­мя жиз­ни в То­боль­ске бы­ло по­чти пол­ное от­сут­ствие вся­ких из­ве­стий. Пись­ма до­хо­ди­ли с огром­ным опоз­да­ни­ем. Что же ка­са­ет­ся га­зет, то при­хо­ди­лось до­воль­ство­вать­ся мест­ным лист­ком, пе­ча­тав­шим­ся на обер­точ­ной бу­ма­ге и да­вав­шим лишь ста­рые те­ле­грам­мы с опоз­да­ни­ем на несколь­ко дней, да и те ча­ще все­го по­яв­ля­лись здесь в ис­ка­жен­ном и уре­зан­ном ви­де. Им­пе­ра­тор с тре­во­гой сле­дил за раз­вер­зав­ши­ми­ся в Рос­сии со­бы­ти­я­ми. Он по­ни­мал, что стра­на стре­ми­тель­но идет к ги­бе­ли.

Кор­ни­лов пред­ло­жил Ке­рен­ско­му вве­сти вой­ска в Пет­ро­град, чтобы по­ло­жить ко­нец боль­ше­вист­ской аги­та­ции, ко­то­рая ста­но­ви­лась изо дня в день все бо­лее угро­жа­ю­щей. Без­мер­на бы­ла пе­чаль ца­ря, ко­гда Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство от­кло­ни­ло и эту по­след­нюю по­пыт­ку к спа­се­нию Ро­ди­ны. Он пре­крас­но по­ни­мал, что это бы­ло един­ствен­ное сред­ство из­бе­жать неми­ну­е­мой ка­та­стро­фы. Го­су­дарь рас­ка­и­ва­ет­ся в сво­ем от­ре­че­нии. «Ведь он при­нял это ре­ше­ние лишь в на­деж­де, что же­лав­шие его уда­ле­ния су­ме­ют все же про­дол­жать с че­стью вой­ну и не по­гу­бят де­ло спа­се­ния Рос­сии. Он бо­ял­ся то­гда, чтобы его от­каз под­пи­сать от­ре­че­ние не по­вел к граж­дан­ской войне в ви­ду непри­я­те­ля. Царь не хо­тел, чтобы из-за него бы­ла про­ли­та хоть кап­ля рус­ской кро­ви... Им­пе­ра­то­ру му­чи­тель­но бы­ло ви­деть те­перь бес­плод­ность сво­ей жерт­вы и со­зна­вать, что, имея в ви­ду то­гда лишь бла­го ро­ди­ны, он при­нес ей вред сво­им от­ре­че­ни­ем», – вспо­ми­на­ет П. Жи­льяр, вос­пи­та­тель це­са­ре­ви­ча Алек­сея.

А меж­ду тем к вла­сти в Пет­ро­гра­де уже при­шли боль­ше­ви­ки – на­сту­пил пе­ри­од, о ко­то­ром го­су­дарь на­пи­сал в сво­ем днев­ни­ке: «го­раз­до ху­же и по­зор­нее со­бы­тий Смут­но­го вре­ме­ни». Из­ве­стие об ок­тябрь­ском пе­ре­во­ро­те до­шло до То­боль­ска 15 но­яб­ря. Сол­да­ты, охра­няв­шие гу­бер­на­тор­ский дом, про­ник­лись рас­по­ло­же­ни­ем к цар­ской се­мье, и про­шло несколь­ко ме­ся­цев по­сле боль­ше­вист­ско­го пе­ре­во­ро­та, преж­де чем пе­ре­ме­на вла­сти ста­ла ска­зы­вать­ся на по­ло­же­нии уз­ни­ков. В То­боль­ске об­ра­зо­вал­ся «сол­дат­ский ко­ми­тет», ко­то­рый, вся­че­ски стре­мясь к са­мо­утвер­жде­нию, де­мон­стри­ро­вал свою власть над го­су­да­рем – то за­став­ля­ют его снять по­го­ны, то раз­ру­ша­ют ле­дя­ную гор­ку, устро­ен­ную для цар­ских де­тей: над ца­ря­ми он из­де­ва­ет­ся, по сло­ву про­ро­ка Ав­ва­ку­ма (Авв.1,10). С 1 мар­та 1918 го­да «Ни­ко­лай Ро­ма­нов и его се­мей­ство пе­ре­во­дят­ся на сол­дат­ский па­ек».

В пись­мах и днев­ни­ках чле­нов им­пе­ра­тор­ской се­мьи за­сви­де­тель­ство­ва­но глу­бо­кое пе­ре­жи­ва­ние той тра­ге­дии, ко­то­рая раз­во­ра­чи­ва­лась на их гла­зах. Но эта тра­ге­дия не ли­ша­ет цар­ствен­ных уз­ни­ков си­лы ду­ха, ве­ры и на­деж­ды на по­мощь Бо­жию.

«Тя­же­ло неимо­вер­но, груст­но, обид­но, стыд­но, но не те­ряй­те ве­ру в Бо­жию ми­лость. Он не оста­вит Ро­ди­ну по­гиб­нуть. На­до пе­ре­не­сти все эти уни­же­ния, га­до­сти, ужа­сы с по­кор­но­стью (раз не в си­лах на­ших по­мочь). И Он спа­сет, дол­го­тер­пе­лив и мно­го­мило­стив – не про­гне­ва­ет­ся до кон­ца... Без ве­ры невоз­мож­но бы­ло бы жить...

Как я счаст­ли­ва, что мы не за гра­ни­цей, а с ней [Ро­ди­ной] все пе­ре­жи­ва­ем. Как хо­чет­ся с лю­би­мым боль­ным че­ло­ве­ком все раз­де­лить, все пе­ре­жить и с лю­бо­вью и вол­не­ни­ем за ним сле­дить, так и с Ро­ди­ной. Я чув­ство­ва­ла се­бя слиш­ком дол­го ее ма­те­рью, чтобы по­те­рять это чув­ство, – мы од­но со­став­ля­ем, и де­лим го­ре и сча­стье. Боль­но она нам сде­ла­ла, оби­де­ла, окле­ве­та­ла... но мы ее лю­бим все-та­ки глу­бо­ко и хо­тим ви­деть ее вы­здо­ров­ле­ние, как боль­но­го ре­бен­ка с пло­хи­ми, но и хо­ро­ши­ми ка­че­ства­ми, так и Ро­ди­ну род­ную...

Креп­ко ве­рю, что вре­мя стра­да­ний про­хо­дит, что солн­це опять бу­дет све­тить над мно­го­стра­даль­ной Ро­ди­ной. Ведь Гос­подь ми­ло­стив – спа­сет Ро­ди­ну...», – пи­са­ла им­пе­ра­три­ца.

Стра­да­ния стра­ны и на­ро­да не мо­гут быть бес­смыс­лен­ны­ми – в это твер­до ве­рят цар­ствен­ные стра­сто­терп­цы: «Ко­гда все это кон­чит­ся? Ко­гда Бо­гу угод­но. По­тер­пи, род­ная стра­на, и по­лу­чишь ве­нец сла­вы, на­гра­ду за все стра­да­ния... Вес­на при­дет и по­ра­ду­ет, и вы­су­шит сле­зы и кровь, про­ли­тые стру­я­ми над бед­ной Ро­ди­ной...

Мно­го еще тя­же­ло­го впе­ре­ди – боль­но, сколь­ко кро­во­про­ли­тий, боль­но ужас­но! Но прав­да долж­на окон­ча­тель­но по­бе­дить...

Как же жить, ес­ли нет на­деж­ды? На­до быть бод­рым, и то­гда Гос­подь даст ду­шев­ный мир. Боль­но, до­сад­но, обид­но, стыд­но, стра­да­ешь, все бо­лит, ис­ко­ло­то, но ти­ши­на на ду­ше, спо­кой­ная ве­ра и лю­бовь к Бо­гу, Ко­то­рый Сво­их не оста­вит и мо­лит­вы усерд­ных услы­шит и по­ми­лу­ет и спа­сет...

...Сколь­ко еще вре­ме­ни бу­дет на­ша несчаст­ная Ро­ди­на тер­за­е­ма и раз­ди­ра­е­ма внеш­ни­ми и внут­рен­ни­ми вра­га­ми? Ка­жет­ся ино­гда, что боль­ше тер­петь нет сил, да­же не зна­ешь, на что на­де­ять­ся, че­го же­лать? А все-та­ки ни­кто как Бог! Да бу­дет во­ля Его свя­тая!»

Уте­ше­ние и кро­тость в пе­ре­не­се­нии скор­бей цар­ствен­ным уз­ни­кам да­ют мо­лит­ва, чте­ние ду­хов­ных книг, бо­го­слу­же­ние, При­ча­ще­ние: «...Гос­подь Бог дал неожи­дан­ную ра­дость и уте­ше­ние, до­пу­стив нас при­об­щить­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн для очи­ще­ния гре­хов и жиз­ни веч­ной. Свет­лое ли­ко­ва­ние и лю­бовь на­пол­ня­ют ду­шу».

В стра­да­ни­ях и ис­пы­та­ни­ях умно­жа­ет­ся ду­хов­ное ве­де­ние, по­зна­ние се­бя, сво­ей ду­ши. Устрем­лен­ность к жиз­ни веч­ной по­мо­га­ет пе­ре­но­сить стра­да­ния и да­ет ве­ли­кое уте­ше­ние: «...Все, что люб­лю, – стра­да­ет, сче­та нет всей гря­зи и стра­да­ни­ям, а Гос­подь не до­пус­ка­ет уны­ния: Он охра­ня­ет от от­ча­я­ния, да­ет си­лу, уве­рен­ность в свет­лое бу­ду­щее еще на этом све­те».

В мар­те ста­ло из­вест­но, что в Бре­сте был за­клю­чен се­па­рат­ный мир с Гер­ма­ни­ей. Го­су­дарь не скры­вал к нему сво­е­го от­но­ше­ния: «Это та­кой по­зор для Рос­сии» и это «рав­но­силь­но са­мо­убий­ству». Ко­гда про­шел слух, что нем­цы тре­бу­ют от боль­ше­ви­ков вы­да­чи им цар­ской се­мьи, им­пе­ра­три­ца за­яви­ла: «Пред­по­чи­таю уме­реть в Рос­сии, неже­ли быть спа­сен­ной нем­ца­ми». Пер­вый боль­ше­вист­ский от­ряд при­был в То­больск во втор­ник 22 ап­ре­ля. Ко­мис­сар Яко­влев осмат­ри­ва­ет дом, зна­ко­мит­ся с уз­ни­ка­ми. Через несколь­ко дней он со­об­ща­ет, что дол­жен увез­ти го­су­да­ря, уве­ряя, что ни­че­го пло­хо­го с ним не слу­чит­ся. Пред­по­ла­гая, что его хо­тят от­пра­вить в Моск­ву для под­пи­са­ния се­па­рат­но­го ми­ра с Гер­ма­ни­ей, го­су­дарь, ко­то­ро­го ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах не по­ки­да­ло вы­со­кое ду­шев­ное бла­го­род­ство (вспом­ним По­сла­ние про­ро­ка Иере­мии: царь, по­ка­зу­яй свое му­же­ство – Посл.Иер.1,58), твер­до ска­зал: «Я луч­ше дам от­ре­зать се­бе ру­ку, чем под­пи­шу этот по­зор­ный до­го­вор».

На­след­ник в это вре­мя был бо­лен, и вез­ти его бы­ло невоз­мож­но. Несмот­ря на страх за боль­но­го сы­на, го­су­да­ры­ня при­ни­ма­ет ре­ше­ние сле­до­вать за су­пру­гом; с ни­ми от­пра­ви­лась и ве­ли­кая княж­на Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на. Толь­ко 7 мая чле­ны се­мьи, остав­ши­е­ся в То­боль­ске, по­лу­чи­ли из­ве­стие из Ека­те­рин­бур­га: го­су­дарь, го­су­да­ры­ня и Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на за­клю­че­ны в дом Ипа­тье­ва. Ко­гда здо­ро­вье на­след­ни­ка по­пра­ви­лось, осталь­ные чле­ны цар­ской се­мьи из То­боль­ска бы­ли так­же до­став­ле­ны в Ека­те­рин­бург и за­то­че­ны в том же до­ме, но боль­шин­ство лиц, при­бли­жен­ных к се­мье, к ним до­пу­ще­но не бы­ло.

О ека­те­рин­бург­ском пе­ри­о­де за­то­че­ния цар­ской се­мьи сви­де­тельств оста­лось го­раз­до мень­ше. По­чти нет пи­сем. В ос­нов­ном этот пе­ри­од из­ве­стен лишь по крат­ким за­пи­сям в днев­ни­ке им­пе­ра­то­ра и по­ка­за­ни­ям сви­де­те­лей по де­лу об убий­стве цар­ской се­мьи. Осо­бен­но цен­ным пред­став­ля­ет­ся сви­де­тель­ство про­то­и­е­рея Иоан­на Сто­ро­же­ва, со­вер­шав­ше­го по­след­ние бо­го­слу­же­ния в Ипа­тьев­ском до­ме. Отец Иоанн слу­жил там два­жды в вос­крес­ные дни обед­ни­цу; в пер­вый раз это бы­ло 20 мая (2 июня) 1918 го­да: «...диа­кон го­во­рил про­ше­ния ек­те­ний, а я пел. Мне под­пе­ва­ли два жен­ских го­ло­са (ду­ма­ет­ся, Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на и еще кто-то из них), по­рой низ­ким ба­сом и Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич... Мо­ли­лись очень усерд­но...»

«Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич был одет в гим­на­стер­ку за­щит­но­го цве­та, та­ких же брю­ках, при вы­со­ких са­по­гах. На гру­ди у него офи­цер­ский Ге­ор­ги­ев­ский крест. По­гон не бы­ло... [Он] про­из­вел на ме­ня впе­чат­ле­ние сво­ей твер­дой по­ход­кой, сво­им спо­кой­стви­ем и осо­бен­но сво­ей ма­не­рой при­сталь­но и твер­до смот­реть в гла­за...» – пи­сал отец Иоанн.

Со­хра­ни­лось нема­ло порт­ре­тов чле­нов цар­ской се­мьи – от пре­крас­ных порт­ре­тов А.Н. Се­ро­ва до позд­них, сде­лан­ных уже в за­то­че­нии, фо­то­гра­фий. По ним мож­но со­ста­вить пред­став­ле­ние о внеш­но­сти го­су­да­ря, им­пе­ра­три­цы, це­са­ре­ви­ча и кня­жон – но в опи­са­ни­ях мно­гих лиц, ви­дев­ших их при жиз­ни, осо­бое вни­ма­ние обыч­но уде­ля­ет­ся гла­зам. «Он смот­рел на ме­ня та­ки­ми жи­вы­ми гла­за­ми...» — го­во­рил о на­след­ни­ке отец Иоанн Сто­ро­жев. На­вер­ное, наи­бо­лее точ­но мож­но пе­ре­дать это впе­чат­ле­ние сло­ва­ми Пре­муд­ро­го Со­ло­мо­на: «В свет­лом взо­ре ца­ря – жизнь, и бла­го­во­ле­ние его – как об­ла­ко с позд­ним до­ждем...» В цер­ков­но­сла­вян­ском тек­сте это зву­чит еще вы­ра­зи­тель­нее: «во све­те жиз­ни сын ца­рев» (Притч.16,15).

Усло­вия жиз­ни в «до­ме осо­бо­го на­зна­че­ния» бы­ли го­раз­до тя­же­лее, чем в То­боль­ске. Стра­жа со­сто­я­ла из 12-ти сол­дат, ко­то­рые жи­ли в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от уз­ни­ков, ели с ни­ми за од­ним сто­лом. Ко­мис­сар Ав­де­ев, за­ко­ре­не­лый пья­ни­ца, еже­днев­но изощ­рял­ся вме­сте со сво­и­ми под­чи­нен­ны­ми в из­мыш­ле­нии но­вых уни­же­ний для за­клю­чен­ных. При­хо­ди­лось ми­рить­ся с ли­ше­ни­я­ми, пе­ре­но­сить из­де­ва­тель­ства и под­чи­нять­ся тре­бо­ва­ни­ям этих гру­бых лю­дей – в чис­ле охран­ни­ков бы­ли быв­шие уго­лов­ные пре­ступ­ни­ки. Как толь­ко го­су­дарь и го­су­да­ры­ня при­бы­ли в дом Ипа­тье­ва, их под­верг­ли уни­зи­тель­но­му и гру­бо­му обыс­ку. Спать цар­ской че­те и княж­нам при­хо­ди­лось на по­лу, без кро­ва­тей. Во вре­мя обе­да се­мье, со­сто­я­щей из се­ми че­ло­век, да­ва­ли все­го пять ло­жек; си­дя­щие за этим же сто­лом охран­ни­ки ку­ри­ли, наг­ло вы­пус­кая дым в ли­цо уз­ни­кам, гру­бо от­би­ра­ли у них еду.

Про­гул­ка в са­ду раз­ре­ша­лась еди­но­жды в день, по­на­ча­лу в те­че­ние 15-20 ми­нут, а по­том не бо­лее пя­ти. По­ве­де­ние ча­со­вых бы­ло со­вер­шен­но непри­стой­ным – они де­жу­ри­ли да­же воз­ле две­ри в туа­лет, при­чем не раз­ре­ша­ли за­пи­рать две­ри. На сте­нах охран­ни­ки пи­са­ли нецен­зур­ные сло­ва, де­ла­ли непри­лич­ные изо­бра­же­ния.

Ря­дом с цар­ской се­мьей оста­ва­лись лишь док­тор Ев­ге­ний Бот­кин, ко­то­рый окру­жил уз­ни­ков за­бо­той и был по­сред­ни­ком меж­ду ни­ми и ко­мис­са­ра­ми, пы­та­ясь за­щи­щать их от гру­бо­сти стра­жи, и несколь­ко ис­пы­тан­ных, вер­ных слуг: Ан­на Де­ми­до­ва, И.С. Ха­ри­то­нов, А.Е. Трупп и маль­чик Ле­ня Сед­нев.

Ве­ра за­клю­чен­ных под­дер­жи­ва­ла их му­же­ство, да­ва­ла им си­лу и тер­пе­ние в стра­да­ни­ях. Все они по­ни­ма­ли воз­мож­ность ско­ро­го кон­ца. Да­же у це­са­ре­ви­ча как-то вы­рва­лась фра­за: «Ес­ли бу­дут уби­вать, толь­ко бы не му­чи­ли...». Го­су­да­ры­ня и ве­ли­кие княж­ны ча­сто пе­ли цер­ков­ные пес­но­пе­ния, ко­то­рые про­тив во­ли слу­шал их ка­ра­ул. В по­чти пол­ной изо­ля­ции от внеш­не­го ми­ра, окру­жен­ные гру­бы­ми и же­сто­ки­ми охран­ни­ка­ми, уз­ни­ки Ипа­тьев­ско­го до­ма про­яв­ля­ют уди­ви­тель­ное бла­го­род­ство и яс­ность ду­ха.

В од­ном из пи­сем Оль­ги Ни­ко­ла­ев­ны есть та­кие стро­ки: «Отец про­сит пе­ре­дать всем тем, кто ему остал­ся пре­дан, и тем, на ко­го они мо­гут иметь вли­я­ние, чтобы они не мсти­ли за него, так как он всех про­стил и за всех мо­лит­ся, и чтобы не мсти­ли за се­бя, и чтобы пом­ни­ли, что то зло, ко­то­рое сей­час в ми­ре, бу­дет еще силь­ней, но что не зло по­бе­дит зло, а толь­ко лю­бовь».

Да­же гру­бые стра­жи по­не­мно­гу смяг­чи­лись в об­ще­нии с за­клю­чен­ны­ми. Они бы­ли удив­ле­ны их про­сто­той, их по­ко­ри­ла пол­ная до­сто­ин­ства ду­шев­ная яс­ность, и они вско­ре по­чув­ство­ва­ли пре­вос­ход­ство тех, ко­го ду­ма­ли дер­жать в сво­ей вла­сти. Смяг­чил­ся да­же сам ко­мис­сар Ав­де­ев. Та­кая пе­ре­ме­на не укры­лась от глаз боль­ше­вист­ских вла­стей. Ав­де­ев был сме­щен и за­ме­нен Юров­ским, стра­жа за­ме­не­на ав­ст­ро-гер­ман­ски­ми плен­ны­ми и вы­бран­ны­ми людь­ми из чис­ла па­ла­чей «чрез­вы­чай­ки» – «дом осо­бо­го на­зна­че­ния» стал как бы ее от­де­ле­ни­ем. Жизнь его оби­та­те­лей пре­вра­ти­лась в сплош­ное му­че­ни­че­ство.

1 (14) июля 1918 го­да от­цом Иоан­ном Сто­ро­же­вым бы­ло со­вер­ше­но по­след­нее бо­го­слу­же­ние в Ипа­тьев­ском до­ме. При­бли­жа­лись тра­ги­че­ские ча­сы... При­го­тов­ле­ния к каз­ни де­ла­ют­ся в стро­жай­шей тайне от уз­ни­ков Ипа­тьев­ско­го до­ма.

В ночь с 16 на 17 июля, при­мер­но в на­ча­ле тре­тье­го, Юров­ский раз­бу­дил цар­скую се­мью. Им бы­ло ска­за­но, что в го­ро­де неспо­кой­но и по­это­му необ­хо­ди­мо пе­рей­ти в без­опас­ное ме­сто. Ми­нут через со­рок, ко­гда все оде­лись и со­бра­лись, Юров­ский вме­сте с уз­ни­ка­ми спу­стил­ся на пер­вый этаж и при­вел их в по­лу­под­валь­ную ком­на­ту с од­ним за­ре­ше­чен­ным ок­ном. Все внешне бы­ли спо­кой­ны. Го­су­дарь нес на ру­ках Алек­сея Ни­ко­ла­е­ви­ча, у осталь­ных в ру­ках бы­ли по­душ­ки и дру­гие мел­кие ве­щи. По прось­бе го­су­да­ры­ни в ком­на­ту при­нес­ли два сту­ла, на них по­ло­жи­ли по­душ­ки, при­не­сен­ные ве­ли­ки­ми княж­на­ми и Ан­ной Де­ми­до­вой. На сту­льях раз­ме­сти­лись го­су­да­ры­ня и Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич. Го­су­дарь сто­ял в цен­тре ря­дом с на­след­ни­ком. Осталь­ные чле­ны се­мьи и слу­ги раз­ме­сти­лись в раз­ных ча­стях ком­на­ты и при­го­то­ви­лись дол­го ждать – они уже при­вык­ли к ноч­ным тре­во­гам и раз­но­го ро­да пе­ре­ме­ще­ни­ям. Меж­ду тем в со­сед­ней ком­на­те уже стол­пи­лись во­ору­жен­ные, ожи­дав­шие сиг­на­ла убий­цы. В этот мо­мент Юров­ский по­до­шел к го­су­да­рю со­всем близ­ко и ска­зал: «Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич, по по­ста­нов­ле­нию Ураль­ско­го об­ласт­но­го со­ве­та вы бу­де­те рас­стре­ля­ны с ва­шей се­мьей». Эта фра­за яви­лась на­столь­ко неожи­дан­ной для ца­ря, что он обер­нул­ся в сто­ро­ну се­мьи, про­тя­нув к ним ру­ки, за­тем, как бы же­лая пе­ре­спро­сить, об­ра­тил­ся к ко­мен­дан­ту, ска­зав: «Что? Что?» Го­су­да­ры­ня и Оль­га Ни­ко­ла­ев­на хо­те­ли пе­ре­кре­стить­ся. Но в этот мо­мент Юров­ский вы­стре­лил в го­су­да­ря из ре­воль­ве­ра по­чти в упор несколь­ко раз, и он сра­зу же упал. По­чти од­новре­мен­но на­ча­ли стре­лять все осталь­ные – каж­дый за­ра­нее знал свою жерт­ву.

Уже ле­жа­щих на по­лу до­би­ва­ли вы­стре­ла­ми и уда­ра­ми шты­ков. Ко­гда, ка­за­лось, все бы­ло кон­че­но, Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич вдруг сла­бо за­сто­нал – в него вы­стре­ли­ли еще несколь­ко раз. Кар­ти­на бы­ла ужас­на: один­на­дцать тел ле­жа­ло на по­лу в по­то­ках кро­ви. Убе­див­шись, что их жерт­вы мерт­вы, убий­цы ста­ли сни­мать с них дра­го­цен­но­сти. За­тем уби­тых вы­нес­ли на двор, где уже сто­ял на­го­то­ве гру­зо­вик – шум его мо­то­ра дол­жен был за­глу­шить вы­стре­лы в под­ва­ле. Еще до вос­хо­да солн­ца те­ла вы­вез­ли в лес в окрест­но­сти де­рев­ни Коп­тя­ки. В те­че­ние трех дней убий­цы пы­та­лись скрыть свое зло­де­я­ние...

Боль­шин­ство сви­де­тельств го­во­рит об уз­ни­ках Ипа­тьев­ско­го до­ма как о лю­дях стра­да­ю­щих, но глу­бо­ко ве­ру­ю­щих, несо­мнен­но, по­кор­ных во­ле Бо­жи­ей. Несмот­ря на из­де­ва­тель­ства и оскорб­ле­ния, они ве­ли в до­ме Ипа­тье­ва до­стой­ную се­мей­ную жизнь, ста­ра­ясь скра­сить угне­та­ю­щую об­ста­нов­ку вза­им­ным об­ще­ни­ем, мо­лит­вой, чте­ни­ем и по­силь­ны­ми за­ня­ти­я­ми. «Го­су­дарь и Го­су­да­ры­ня ве­ри­ли, что уми­ра­ют му­че­ни­ка­ми за свою ро­ди­ну, – пи­шет один из сви­де­те­лей их жиз­ни в за­то­че­нии, вос­пи­та­тель на­след­ни­ка Пьер Жи­льяр, – они умер­ли му­че­ни­ка­ми за че­ло­ве­че­ство. Их ис­тин­ное ве­ли­чие про­ис­те­ка­ло не из их цар­ско­го са­на, а от той уди­ви­тель­ной нрав­ствен­ной вы­со­ты, до ко­то­рой они по­сте­пен­но под­ня­лись. Они сде­ла­лись иде­аль­ной си­лой. И в са­мом сво­ем уни­чи­же­нии они бы­ли по­ра­зи­тель­ным про­яв­ле­ни­ем той уди­ви­тель­ной яс­но­сти ду­ши, про­тив ко­то­рой бес­силь­ны вся­кое на­си­лие и вся­кая ярость и ко­то­рая тор­же­ству­ет в са­мой смер­ти».

Вме­сте с им­пе­ра­тор­ской се­мьей бы­ли рас­стре­ля­ны и их слу­ги, по­сле­до­вав­шие за сво­и­ми гос­по­да­ми в ссыл­ку. К ним, по­ми­мо рас­стре­лян­ных вме­сте с им­пе­ра­тор­ской се­мьей док­то­ром Е.С. Бот­ки­ным, ком­нат­ной де­вуш­кой им­пе­ра­три­цы А.С. Де­ми­до­вой, при­двор­ным по­ва­ром И.М. Ха­ри­то­но­вым и ла­ке­ем А.Е. Труп­пом, при­над­ле­жа­ли уби­ен­ные в раз­лич­ных ме­стах и в раз­ные ме­ся­цы 1918 го­да ге­не­рал-адъ­ютант И.Л. Та­ти­щев, гоф­мар­шал князь В.А. Дол­го­ру­ков, «дядь­ка» на­след­ни­ка К.Г. На­гор­ный, дет­ский ла­кей И.Д. Сед­нев, фрей­ли­на им­пе­ра­три­цы А.В. Генд­ри­ко­ва и гофлек­трисса Е.А. Шней­дер.

Вско­ре по­сле то­го, как бы­ло объ­яв­ле­но о рас­стре­ле го­су­да­ря, свя­тей­ший пат­ри­арх Ти­хон бла­го­сло­вил ар­хи­пас­ты­рей и пас­ты­рей со­вер­шать о нем па­ни­хи­ды. Сам свя­тей­ший 8 (21) июля 1918 го­да во вре­мя бо­го­слу­же­ния в Ка­зан­ском со­бо­ре в Москве ска­зал: «На днях свер­ши­лось ужас­ное де­ло: рас­стре­лян быв­ший Го­су­дарь Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич... Мы долж­ны, по­ви­ну­ясь уче­нию сло­ва Бо­жия, осу­дить это де­ло, ина­че кровь рас­стре­лян­но­го па­дет и на нас, а не толь­ко на тех, кто со­вер­шил его. Мы зна­ем, что он, от­рек­шись от пре­сто­ла, де­лал это, имея в ви­ду бла­го Рос­сии и из люб­ви к ней. Он мог бы по­сле от­ре­че­ния най­ти се­бе без­опас­ность и срав­ни­тель­но спо­кой­ную жизнь за гра­ни­цей, но не сде­лал это­го, же­лая стра­дать вме­сте с Рос­си­ей. Он ни­че­го не пред­при­ни­мал для улуч­ше­ния сво­е­го по­ло­же­ния, без­ро­пот­но по­ко­рил­ся судь­бе».

По­чи­та­ние цар­ской се­мьи, на­ча­тое уже свя­тей­шим пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном в за­упо­кой­ной мо­лит­ве и сло­ве на па­ни­хи­де в Ка­зан­ском со­бо­ре в Москве по уби­ен­но­му им­пе­ра­то­ру через три дня по­сле ека­те­рин­бург­ско­го убий­ства, про­дол­жа­лось – несмот­ря на гос­под­ство­вав­шую идео­ло­гию – на про­тя­же­нии несколь­ких де­ся­ти­ле­тий со­вет­ско­го пе­ри­о­да на­шей ис­то­рии.

Мно­гие свя­щен­но­слу­жи­те­ли и ми­ряне втайне воз­но­си­ли к Бо­гу мо­лит­вы о упо­ко­е­нии уби­ен­ных стра­даль­цев, чле­нах цар­ской се­мьи. В по­след­ние го­ды во мно­гих до­мах в крас­ном уг­лу мож­но бы­ло ви­деть фо­то­гра­фии цар­ской се­мьи, во мно­же­стве ста­ли рас­про­стра­нять­ся и ико­ны с изо­бра­же­ни­ем цар­ствен­ных му­че­ни­ков. Со­став­ля­лись об­ра­щен­ные к ним мо­лит­во­сло­вия, ли­те­ра­тур­ные, ки­не­ма­то­гра­фи­че­ские и му­зы­каль­ные про­из­ве­де­ния, от­ра­жа­ю­щие стра­да­ние и му­че­ни­че­ский по­двиг цар­ской се­мьи. В Си­но­даль­ную Ко­мис­сию по ка­но­ни­за­ции свя­тых по­сту­па­ли об­ра­ще­ния пра­вя­щих ар­хи­ере­ев, кли­ри­ков и ми­рян в под­держ­ку ка­но­ни­за­ции цар­ской се­мьи – под неко­то­ры­ми из та­ких об­ра­ще­ний сто­я­ли ты­ся­чи под­пи­сей. К мо­мен­ту про­слав­ле­ния цар­ствен­ных му­че­ни­ков на­ко­пи­лось огром­ное ко­ли­че­ство сви­де­тельств о их бла­го­дат­ной по­мо­щи – об ис­це­ле­ни­ях боль­ных, со­еди­не­нии раз­об­щен­ных се­мей, за­щи­те цер­ков­но­го до­сто­я­ния от рас­коль­ни­ков, о ми­ро­то­че­нии икон с изо­бра­же­ни­я­ми им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая и цар­ствен­ных му­че­ни­ков, о бла­го­уха­нии и по­яв­ле­нии на икон­ных ли­ках цар­ствен­ных му­че­ни­ков пя­тен кро­ва­во­го цве­та.

Од­ним из пер­вых за­сви­де­тель­ство­ван­ных чу­дес бы­ло из­бав­ле­ние во вре­мя граж­дан­ской вой­ны сот­ни ка­за­ков, окру­жен­ных в непро­хо­ди­мых бо­ло­тах крас­ны­ми вой­ска­ми. По при­зы­ву свя­щен­ни­ка от­ца Илии в еди­но­ду­шии ка­за­ки об­ра­ти­лись с мо­лит­вен­ным воз­зва­ни­ем к ца­рю-му­че­ни­ку, го­су­да­рю Рос­сий­ско­му – и неве­ро­ят­ным об­ра­зом вы­шли из окру­же­ния.

В Сер­бии в 1925 го­ду был опи­сан слу­чай, ко­гда од­ной по­жи­лой жен­щине, у ко­то­рой двое сы­но­вей по­гиб­ли на войне, а тре­тий про­пал без ве­сти, бы­ло ви­де­ние во сне им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая, ко­то­рый со­об­щил, что тре­тий сын жив и на­хо­дит­ся в Рос­сии – через несколь­ко ме­ся­цев сын вер­нул­ся до­мой.

В ок­тяб­ре 1991 го­да две жен­щи­ны по­еха­ли за клюк­вой и за­блу­ди­лись в непро­хо­ди­мом бо­ло­те. На­дви­ну­лась ночь, и бо­лот­ная тря­си­на мог­ла бы лег­ко за­тя­нуть неосто­рож­ных пу­те­ше­ствен­ниц. Но од­на из них вспом­ни­ла опи­са­ние чу­дес­но­го из­бав­ле­ния от­ря­да ка­за­ков – и по их при­ме­ру ста­ла усерд­но мо­лить о по­мо­щи цар­ствен­ных му­че­ни­ков: «Уби­ен­ные цар­ствен­ные му­че­ни­ки, спа­си­те нас, ра­бу Бо­жию Ев­ге­нию и Лю­бовь!» Вне­зап­но в тем­но­те жен­щи­ны уви­де­ли све­тя­щий­ся сук от де­ре­ва; ухва­тив­шись за него, вы­бра­лись на су­хое ме­сто, а за­тем вы­шли на ши­ро­кую про­се­ку, по ко­то­рой до­шли до де­рев­ни. При­ме­ча­тель­но, что вто­рая жен­щи­на, так­же сви­де­тель­ство­вав­шая об этом чу­де, бы­ла в то вре­мя еще да­ле­ким от Церк­ви че­ло­ве­ком.

Уча­ща­я­ся сред­ней шко­лы из го­ро­да По­доль­ска Ма­ри­на – пра­во­слав­ная хри­сти­ан­ка, осо­бо по­чи­та­ю­щая цар­скую се­мью – чу­дес­ным за­ступ­ни­че­ством Цар­ских де­тей бы­ла из­бав­ле­на от ху­ли­ган­ско­го на­па­де­ния. На­па­дав­шие трое мо­ло­дых лю­дей хо­те­ли за­та­щить ее в ма­ши­ну, увез­ти и обес­че­стить, но вне­зап­но в ужа­се бе­жа­ли. Позд­нее они при­зна­лись, что уви­де­ли им­пе­ра­тор­ских де­тей, ко­то­рые за­сту­пи­лись за де­вуш­ку. Это про­изо­шло на­ка­нуне празд­ни­ка Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в 1997 го­ду. Впо­след­ствии ста­ло из­вест­но, что мо­ло­дые лю­ди по­ка­я­лись и в корне из­ме­ни­ли свою жизнь.

Дат­ча­нин Ян-Май­кл в те­че­ние шест­на­дца­ти лет был ал­ко­го­ли­ком и нар­ко­ма­ном, при­чем при­стра­стил­ся к этим по­ро­кам с ран­ней мо­ло­до­сти. По со­ве­ту доб­рых зна­ко­мых в 1995 го­ду он от­пра­вил­ся в па­лом­ни­че­скую по­езд­ку по ис­то­ри­че­ским ме­стам Рос­сии; по­пал он и в Цар­ское Се­ло. На Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в до­мо­вой церк­ви, где неко­гда мо­ли­лись цар­ствен­ные му­че­ни­ки, он об­ра­тил­ся к ним с го­ря­чей моль­бой о по­мо­щи – и по­чув­ство­вал, что Гос­подь из­бав­ля­ет его от гре­хов­ной стра­сти. 17 июля 1999 го­да он при­нял пра­во­слав­ную ве­ру с име­нем Ни­ко­лай в честь свя­то­го ца­ря-му­че­ни­ка.

Мос­ков­ский врач Олег Бель­чен­ко 15 мая 1998 го­да по­лу­чил в по­да­рок ико­ну ца­ря-му­че­ни­ка, пе­ред ко­то­рой прак­ти­че­ски еже­днев­но мо­лил­ся, и в сен­тяб­ре стал за­ме­чать на иконе неболь­шие пят­на кро­ва­во­го цве­та. Олег при­нес ико­ну в Сре­тен­ский мо­на­стырь; во вре­мя мо­леб­на все мо­ля­щи­е­ся по­чув­ство­ва­ли от ико­ны силь­ное бла­го­уха­ние. Ико­на бы­ла пе­ре­не­се­на в ал­тарь, где на­хо­ди­лась в те­че­ние трех недель, при­чем бла­го­уха­ние не пре­кра­ща­лось. Позд­нее ико­на по­бы­ва­ла в несколь­ких мос­ков­ских хра­мах и мо­на­сты­рях; бы­ло мно­го­крат­но за­сви­де­тель­ство­ва­но ми­ро­то­че­ние от это­го об­ра­за, сви­де­те­ля­ми ко­то­ро­го бы­ли сот­ни при­хо­жан. В 1999 го­ду чу­дес­ным об­ра­зом у ми­ро­то­чи­вой ико­ны ца­ря-му­че­ни­ка Ни­ко­лая II ис­це­лил­ся от сле­по­ты 87-лет­ний Алек­сандр Ми­хай­ло­вич: слож­ная глаз­ная опе­ра­ция по­чти не по­мог­ла, но ко­гда он с го­ря­чей мо­лит­вой при­ло­жил­ся к ми­ро­то­чи­вой иконе, а слу­жив­ший мо­ле­бен свя­щен­ник по­крыл его ли­цо по­ло­тен­цем со сле­да­ми ми­ра, на­сту­пи­ло ис­це­ле­ние – зре­ние вер­ну­лось. Ми­ро­то­чи­вая ико­на по­бы­ва­ла в ря­де епар­хий – Ива­нов­ской, Вла­ди­мир­ской, Ко­стром­ской, Одес­ской... Вез­де, где по­бы­ва­ла ико­на, бы­ли за­сви­де­тель­ство­ва­ны мно­го­чис­лен­ные слу­чаи ее ми­ро­то­че­ния, а двое при­хо­жан одес­ских хра­мов со­об­щи­ли о ис­це­ле­нии от бо­лез­ни ног по­сле мо­лит­вы пе­ред ико­ной. Из Туль­чин­ско-Брац­лав­ской епар­хии со­об­щи­ли о слу­ча­ях бла­го­дат­ной по­мо­щи по мо­лит­вам пред этой чу­до­твор­ной ико­ной: от тя­же­ло­го ге­па­ти­та бы­ла ис­це­ле­на ра­ба Бо­жия Ни­на, по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние сло­ман­ной клю­чи­цы при­хо­жан­ка Оль­га, от тя­же­ло­го по­ра­же­ния под­же­лу­доч­ной же­ле­зы ис­це­ли­лась ра­ба Бо­жия Люд­ми­ла.

Во вре­мя Юби­лей­но­го Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра при­хо­жан­ки стро­я­ще­го­ся в Москве хра­ма в честь пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва со­бра­лись для сов­мест­ной мо­лит­вы цар­ствен­ным му­че­ни­кам: один из при­де­лов бу­ду­ще­го хра­ма пла­ни­ру­ет­ся освя­тить в честь но­во­му­че­ни­ков. При чте­нии ака­фи­ста мо­ля­щи­е­ся по­чув­ство­ва­ли силь­ное бла­го­уха­ние, ис­хо­див­шее от книг. Это бла­го­уха­ние про­дол­жа­лось в те­че­ние несколь­ких дней.

К цар­ствен­ным стра­сто­терп­цам мно­гие хри­сти­ане об­ра­ща­ют­ся ныне с мо­лит­вой о укреп­ле­нии се­мьи и вос­пи­та­нии де­тей в ве­ре и бла­го­че­стии, о со­хра­не­нии их чи­сто­ты и це­ло­муд­рия – ведь во вре­мя го­не­ний им­пе­ра­тор­ская се­мья бы­ла осо­бен­но спло­чен­ной, про­нес­ла несо­кру­ши­мую ве­ру пра­во­слав­ную чрез все скор­би.

В страданиях, перенесенных царской семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в XX веке.

Па­мять свя­тым стра­сто­терп­цам им­пе­ра­то­ру Ни­ко­лаю, им­пе­ра­три­це Алек­сан­дре, их ча­дам – Алек­сию, Оль­ге, Та­ти­ане, Ма­рии и Ана­ста­сии со­вер­ша­ет­ся в день их уби­е­ния, 4 (17) июля, и в день со­бор­ной па­мя­ти но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских 25 ян­ва­ря (7 фев­ра­ля), ес­ли этот день сов­па­да­ет с вос­крес­ным днем, а ес­ли не сов­па­да­ет, то в бли­жай­шее вос­кре­се­ние по­сле 25 ян­ва­ря (7 фев­ра­ля).

Жи­тие по жур­на­лу: Мос­ков­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 2000. №10-11. С. 20-33.