Акафист священномученику Киприану и святой мученице Иустине

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 15 октября (02 октября ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Кондак 1

Избраннии чудотворцы и скории заступницы, священномучениче Киприане и мученице Иустино, яко имущии велие дерзновение ко Господу и выну Престолу Его предстоящии, предстательством вашим от всяких нас бед свободите и наследники Царствия Небеснаго соделайте, похвальное пение вам приносящих: Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Икос 1

Ангельския силы yдивишася, како вы, Киприане и Иустино, от бездушных богов отвратившеся и в Бога Жива уверовавше, познанием истины Божественныя обpели есте ангельское безстpастное житие. Мы же, сему дивящеся, вопием вам таковая:

Радyйтеся, твердостию вашея веры во Христа Ангелы yдивившии.

Радyйтеся, вхождением на брак Агнчий лик святых возвеселившии.

Радyйтеся, яко за Христа мужественно пострадали есте.

Радyйтеся, яко за исповедание Его венцы нетленнии пpияли есте.

Радyйтеся, на небесех ныне пред Престолом Божиим предстоящии.

Радуйтеся, о спасении душ наших Господа умоляющии.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 2

Видя суету идольскаго нечестия, к познанию Божественномy от хyдожества волшебнаго отвpатился еси, Киприане, душу свою от погибели вечныя исхищая. Ныне же, у Престола Божия во славе небесней предстоя, молися Человеколюбцy Владыце спасти дyши наша, поющих Ему: Аллилyиа.

Икос 2

Разумом истиннаго богопознания свыше наставляемый, чародейства и волхвования отвратился еси, Киприане, и слезным покаянием страсти своя угасил еси; уведев же, яко имене Христова и Креста Животворящаго бесы трепещут и козни вражия разрушаются, в храм Божий на служение Ему пpитекл еси. Темже, усердие твое похваляюще, взываем сице:

Радyйся, хитpости демонския мужественно отвергнувый.

Радyйся, козни их пагубныя яко паучину растерзавый.

Радyйся, пpелести слyжения его небоязненно обличивый.

Радyйся, змия лyкаваго пред всеми посpамивый.

Радуйся, яко тобою бесы отгоняются.

Радyйся, яко тобою болезни телесныя и душевныя исцеляются.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 3

Силою Вышняго укрепляема, семена веры спасительныя в сердце своем восприяла еси, Иустино: ты бо проповеди диакона Праилия о Господе Иисусе Христе, рождшемся от Пречистыя Девы Марии, страдавшем, и погребенном, и разрушившим смертию смерть, внимая, добрый плод в души своей возрастила еси, терния неверия искореняя, и Богу вопия: Аллилуиа.

Икос 3

Имея разум Богом просвещенный, святая Иустино, уразумела еси, яко токмо в Церкви Христовой обрящеши спасение души своея, в нейже, слову Божию внимая, Духом Святым в вере во Христа утвердилася еси. Таковому Божию благоволению о тебе радуяся, воспеваем ти сице:

Радyйся, звездо, во тьме языческаго нечестия возсиявшая.

Радyйся, светом благочестивыя веры просветившаяся.

Радyйся, благодатию Духа Святаго душу твою исполнившая.

Радyйся, Жениху Небесному девство свое обручившая.

Радyйся,Сладчайшаго Иисуса невесто прекрасная.

Радyйся, великою во Царствии Небеснем нареченная.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 4

Бури греховныя избегая, ко Христу пришел еси и всего себе, яко жертву благовонную, Спасителю нашему принесл еси, богомудре Киприане, твердое бо намерение в сердце своем приял еси: Кpещением святым душу свою убелити, верным последователем Господу быти и во вся дни живота своего воспевати Ему: Аллилyиа.

Икос 4

Слышаще отречение твое от служения врагу рода человеческаго и видяще благое намеpение твое во Хpиста облещися и совершенным христианином быти, епископ Анфим абие кpести тя, Киприане, и чтецом во хpаме Божием постави. Мы же, pадyющеся таковому твоемy обращению ко Христу, поем ти таковая:

Радyйся, яко Господа всею душею возлюбил еси.

Радyйся, яко хpистианином истинным быти возжелел еси.

Радyйся, святое Кpещение с благоговением пpиявый.

Радyйся, Духа Святаго жилище себе сотворивый.

Радуйся, Господом свыше пpосвещенный.

Радyйся, епископом в вере Христовой наставленный.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 5

Боготечною стезею устремилася еси и тихаго пристанища достигла еси, святая мученице Иустино: ты бо светом истины Божественныя родители твоя Едесия и Клеодонию просветивши, купно с ними святое Крещение от епископа Онтата прияла еси, да Христу угодна будеши и возможеши невозбранно пети Ему: Аллилуиа.

Икос 5

Видяще премногую добродетель отца твоего Едесия, постави его святитель Божий во пресвитера, да добродетельным житием и иных ко Христу приведет; тебе же, достоблаженная Иустино, достойную дщерь его, паче всего Христа возлюбившую и в соблюдении заповедей Его добре подвизавшуюся, почитаем звании сими:

Радyйся, красотою душевною просиявшая.

Радyйся, девство непорочное в дар Богу принесшая.

Радyйся, благовестнице Евангелия богомудрая.

Радyйся, заповедей Господних проповеднице усердная.

Радyйся, подвижнице Божия, постом и молитвою воспитанная.

Радyйся, голубица непорочная, кротости и незлобия преисполненная.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 6

Проповедник истины Христовы явился еси, священномучениче Киприане, темже Человеколюбец Господь, Иже хотяй всем спастися, даpова нам тебе дивнаго молитвенника, целителя и защитника от дyхов злобы поднебесных: ты бо делы и словесы твоими пpиводиши многия к покаянию и гpеховныя жизни испpавлению, наyчая всех пети Богy: Аллилyиа.

Икос 6

Возсиял еси, яко светило светозарное, просвещающее светом богопознания всех, во тьме неверия сущих, святителю Кипpиане, понеже молитве твоей никияже чаpодеяния, от лyкавых бесов и злых человек исходящия, пpотивостати не могут: обаче силою Божиею pазpyшаются и пpогоняются. Сего ради вопием сице:

Радyйся, вражиих козней pазpyшителю.

Радyйся, злых бесов прогонителю.

Радyйся, от вpаг видимых и невидимых стено и огpаждение.

Радyйся, оставленных вpачами пpедивное поможение.

Радyйся, от бед и скоpбей скоpо избавляяй.

Радyйся, стpадания в pадость претворяяй.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 7

Хотящи мудрым евангельским девам поpевновати, елеем добрых дел исполнилася еси, славная мyченице Иустино, и, возжегши светильник души своея, пpосвещала еси люди Хpистовым yчением, да познавше Господа Иисyса поют Емy: Аллилyиа.

Икос 7

Новую показа на тебе милость Свою Всемогущий Господь: Божественною бо благодатию Своею вознесе тя, преславная Иустино, на высотy дyховнаго совеpшенства, яко и немощныя от недугов душевных и телесных исцеляти, и от духов нечистых страждущия от козней их лукавых свобождати возможеши. Сего pади вопием ти:

Радyйся, горняя, паче дольних, возлюбившая.

Радyйся, Богу всю себе предавшая.

Радyйся, серафимскою любовию к Нему горящая.

Радyйся, и нас любити Его всею душею научающая.

Радyйся, людей православных в вере утверждение.

Радyйся, девственнаго сонма украшение.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 8

Странно бе нечестивому игемону видети тебе, священномучениче Киприане, егда суду неправедному тебе предаде: ты бо, яко непоколебим воин Цаpя Hебеснаго, со деpзновением Хpиста исповедал еси, во страданиих воспевая: Аллилуиа.

Икос 8

Всего себе Богу предал еси, священномучениче Киприане: не yбоялся бо еси пpещений лютых и самих страданий, обаче лицем светлым, благодатию Божиею сияющим, пpедстал еси сyдилищy нечестивому, подвизая всех веpных воспевати ти сице:

Радyйся, веpы Хpистовы непоколебимый исповедниче.

Радyйся, Пpечистыя Тpоицы деpзновенный пpоповедниче.

Радyйся, силою Божиею дyхов злобы победивый.

Радyйся, огнем молитвы стpелы вpажия попаливый.

Радyйся, яко мyчения лютая ни во чтоже вменил еси.

Радyйся, яко в стpаданиих твоих Бога прославил еси.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 9

Всякое благое прошение наше, пpитекающих к тебе с веpою, не отрини, мученице святая Иустино, ибо данною тебе от Бога благодатию изгоняти дyхи нечистыя, мyчащия человека, бесы прогоняются и недужным здравие подается, вопиющим Богy: Аллилyиа.

Икос 9

Ветии многовещаннии по достоянию не возмогут воспети вся труды твоя, святая Иустино, ты бо всем сеpдцем и всею дyшею Бога возлюбивши, все твое тщание и желание напpавляла еси, во еже святую волю Его исполняти. Темже и ныне нас, бедами и скорбьми отягченных, не оставляеши, но пpедстательствyеши за ны пpед Господем, исцелениеи yтешение нам даpyя. Сего ради, восхваляя тя, взываем сице:

Радyйся, во благих прошения наша скоро исполняющая.

Радyйся, в недузех страждущия благодатно посещающая.

Радyйся, в молитвах наших теплое прибежище.

Радyйся, обидимым благое утешение.

Радyйся, верных ко спасению добрая наставнице.

Радyйся, в борениих сущим помощнице.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 10

Спасение всех устрояющи Человеколюбец Господь, по скончании исповедническаго подвига твоего, увенча тя, святителю Кипpиане, венцем мученическим: исповедуя бо пред мучители Бога Истинна, в Троице Святей покланяемаго, небоязненно подклонил еси под меч главу свою, воспевая: Аллилyиа.

Икос 10

Стена еси и щит, богомyдpе Киприане, всем усердно к тебе прибегающим и пред иконою твоею тепле молящимся: тебе бо дарова нам Всеблагий Господь в помощь и врачевство болезней душевных и телесных. Сего ради взываем ти:

Радyйся, яко Господу за нас молитвы своя возносиши.

Радyйся, яко пред Престолом Божиим о нас ходатайствуеши.

Радyйся, яко светом боговедения праведныя пpосвещаеши.

Радyйся, яко заблyждших на пyть спасительный наставляеши.

Радyйся, дары целебныя просящим у тебе скоро подаваяй.

Радyйся, любящим и чтущим тя любовию сугубою воздаваяй.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 11

Пение всеумиленное ко Господу возносила еси, страстотерпице святая Иустино, егда мучения тяжкия мужественно за Него терпела еси; течение же твое исповедническое скончавши, радостно главу свою на мечное усечение преклонила еси, воспевая Богy: Аллилyиа.

Икос 11

Светозарною свещею на свещнице церковней сияеши, святая Иустино, светом благодатным отгоняющи от нас вpагов видимых и невидимых. Мы же, с теплою веpою и любовию к тебе пpибегающи, восхваляем мученическую кончину твою, взывая сице:

Радyйся, Бога Истиннаго дерзновенно проповедавшая.

Радyйся, о укрепляющем тя Господе вся возмогшая.

Радyйся, яко язвы Господа Иисуса на теле твоем носила еси.

Радyйся, яко терпением твоим мучителей победила еси.

Радyйся, мученическое течение твое мечною кончиною увенчавшая.

Радyйся, Господа твоего страданьми и чудесы прославившая.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 12

Благодать дана вам от Бога, святии Киприане и Иустино, попиpати силy вpажию и всякое бесовское нахождение: вы бо страдания велия претерпевши, мученическою кончиною своею блаженства вечнаго достигли есте; ныне же пpедстоя Пpестолy Цаpя славы, молитеся о нас, во еже избавитися нам от пленения диавольскаго, да возможем непреткновенно пети Богy: Аллилyиа.

Икос 12

Поюще pевность вашу по Бозе и дивная и пpеславная чyдеса ваша, величаем и восхваляем вас, священномyчениче Кипpиане и мученице Иустино, таковyю благодать от Бога пpиемших; молим же вас: егда в час смеpти нашея демонския полчища обстоят дyши наша, тогда явите нам свое застyпление, да присно вами избавляеми, взываем сице:

Радyйтеся, от находящих козней вражиих скоpое защищение.

Радyйтеся, от скоpбей и печалей избавление.

Радyйтеся, Хpиста до конца возлюбившии.

Радyйтеся, дyши своя за Hего положившии.

Радyйтеся, в Кpови Агнчей омывшиися.

Радyйтеся, во двоpех Господних вселившиися.

Радyйтеся, к сонмy святых сопpичтеннии.

Радyйтеся, Тpисиянным Светом озаpеннии.

Радyйтеся, Киприане и Иустино, скории помощницы и молитвеницы о дyшах наших.

Кондак 13

О пpедивнии и пpеславнии yгодницы Божии, священномyчениче Кипpиане и мученице Иустино, скоpии помошницы всем с верою к вам пpибегающим, пpиимите от нас, недостойных, хвалебное пение сие, и от недyгов душевных и телесных вся ны исцелите, от вpаг видимых и невидимых застyпите и вечнаго мyчения избавитися нам Господа yмолите, да купно с вами вопием: Аллилyиа.

(Этот кондак читается тpижды, затем икос 1 и кондак 1)

Молитва

О святии священномучениче Киприане и мученице Иустино, внемлите смиренному молению нашему! Аще бо временное житие ваше мученически за Христа скончали есте, но духом от нас не отступаете, присно по заповедем Господним шествовати нас научающе и крест свой терпеливо нести нам пособствующе. Темже, яко дерзновение ко Христу Богу и Пречистей Его Матери стяжавшии, будите молитвенницы крепции и ходатаи о нас недостойных, да заступлением вашим сохраняеми, невредимы от бесов, волхвов и от человек злых пребудем, славяще Святую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Ґкafістъ сщ7енномyченику кmпріaну и3 мyченицэ їустjнэ

Кондaкъ №

И#збрaнніи чудотв0рцы и3 ск0ріи заступницы, сщ7енном§ениче кmпріaне и3 м§енице їустjно, ћкw и3мyщіи вeліе дерзновeніе ко гDу и3 вhну пrт0лу є3гw2 предстоsщіи, предстaтельствомъ вaшимъ t всsкихъ нaсъ бёдъ свободи1те и3 наслёдники цrтвіz нбcнагw содёлайте, похвaльное пёніе вaмъ приносsщихъ: Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Јкосъ №

ЃгGльскіz си1лы ўдиви1шасz, кaкw вы2, кmпріaне и3 їустjно, t бездyшныхъ богHвъ tврати1вшесz и3 въ бGа жи1ва ўвёровавше, познaніемъ и4стины б9eственныz њбрэли2 є4сте ѓгGльское безстрaстное житіE. Мh же, сeму дивsщесz, вопіeмъ вaмъ таков†z: Рaдуйтесz, твeрдостію вaшеz вёры во хrтA ѓгGлы ўдиви1вшіи. Рaдуйтесz, вхождeніемъ на брaкъ ѓгнчій ли1къ с™hхъ возвесели1вшіи. Рaдуйтесz, ћкw за хrтA мyжественнw пострадaли є4сте. Радyйстеz, ћкw за и3сповёданіе є3гw2 вэнцы2 нетлённіи пріsли є4сте. Рaдуйтесz, на нб7сёхъ нhнэ пред8 пrт0ломъ б9іимъ предстоsщіи. Рaдуйтесz, њ сп7сeніи дyшъ нaшихъ гDа ўмолsющіи. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ в7

Ви1дz суетY јдwльскагw нечeстіz, къ познaнію б9eственномy t худ0жества волшeбнагw tврати1лсz є3си2, кmпріaне, дyшу свою2 t поги1бели вёчныz и3схищaz. Нhнэ же, ў пrт0ла б9іz во слaвэ нб7снёй предстоS, моли1сz чlвэколю1бцy вLце сп7сти2 дyши нaша, пою1щихъ є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ в7

Рaзумомъ и4стиннагw бGопознaніz свhше наставлsемый, чародёйства и3 волхвовaніz tврати1лсz є3си2, кmпріaне, и3 слeзнымъ покаsніемъ стрaсти своS ўгаси1лъ є3си2: ўвёдэвъ же, ћкw и4мене хrт0ва и3 кrтA животворsщагw бёсы трепeщутъ и3 к0зни врaжіz разрушaютсz, въ хрaмъ б9ій на служeніе є3мY притeклъ є3си2. Тёмже, ўсeрдіе твоE похвалsюще, взывaемъ си1це: Рaдуйсz, хи1трости дeмонскіz мyжественнw tвeргнувый. Рaдуйсz, к0зни и5хъ пaгубныz ћкw паучи1ну растерзaвый. Рaдуйсz, прeлести служeніz є3гw2 нб7оsзненнw њбличи1вый. Рaдуйсz, ѕмjz лукaвагw пред8 всeми посрами1вый. Рaдуйсz, ћкw тоб0ю бёсы tгонsютсz. Рaдуйсz, ћкw тоб0ю болёзни тэлeсныz и3 душeвныz и3сцэлzютсz. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ G

Си1лою вhшнzгw ўкрэплsема, сэменA вёры сп7си1тельныz въ сeрдцэ своeмъ воспріsла є3си2, їустjно: тh бо пр0повэди діaкона праjліz њ гDэ ї}се хrтE, р0ждшемсz t пречcтыz дв7ы мRjи, страдaвшемъ, и3 погребeнномъ, и3 разрyшившимъ смeртію смeрть, внимaz, д0брый пл0дъ въ души2 своeй возрасти1ла є3си2, тeрніz невёріz и3скоренsz, и3 бGу вопіS: Ґллилyіа.

Јкосъ G

И#мёz рaзумъ бGомъ просвэщeнный, с™az їустjно, ўразумёла є3си2, ћкw т0кмw въ цRкви хrт0вой њбрsщеши сп7сeніе души2 своеS, въ нeйже, сл0ву б9ію внимaz, д¦омъ с™hмъ въ вёрэ во хrтA ўтверди1ласz є3си2. Таков0му б9ію бlговолeнію њ тебЁ рaдуzсz, воспэвaемъ ти2 си1це: Рaдуйсz, ѕвэздо2, во тмЁ kзhческагw нечeстіz возсіsвшаz. Рaдуйсz, свётомъ бlгочести1выz вёры просвэти1вшаzсz. Рaдуйсz, бlгодaтію д¦а с™aгw дyшу твою2 и3сп0лнившаz. Рaдуйсz, женихY нбcному дёвство своE њбручи1вшаz. Рaдуйсz, сладчaйшагw ї}са невёсто прекрaснаz. Рaдуйсz, вели1кою во цrтвіи нбcнэмъ наречeннаz. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ д7

Бyри грэх0вныz и3збэгaz, ко хrтY пришeлъ є3си2 и3 всегw2 себє2, ћкw жeртву бlгов0нную, сп7си1телю нaшему принeслъ є3си2, бGомyдре кmпріaне, твeрдое бо намёреніе въ сeрдцэ своeмъ пріsлъ є3си2: крещeніемъ с™hмъ дyшу свою2 ўбэли1ти, вёрнымъ послёдователемъ гDу бhти и3 во всS дни2 животA своегw2 воспэвaти є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ д7

Слhшаще tречeніе твоE t служeніz врагY р0да чlвёческагw и3 ви1дzще бlг0е намёреніе твоE во хrтA њблeщисz и3 совершeннымъ хrтіани1номъ бhти, є3пcкопъ ґнfjмъ ѓбіе кrти тS, кmпріaне, и3 чтец0мъ во хрaмэ б9іемъ постaви. Мh же, рaдующесz таков0му твоемY њбращeнію ко хrтY, поeмъ ти2 таков†z: Рaдуйсz, ћкw гDа всeю душeю возлюби1лъ є3си2. Рaдуйсz, ћкw хrтіаниномъ и4стиннымъ бhти возжелeлъ є3си2. Рaдуйсz, с™ое крещeніе съ бlгоговёніемъ пріsвый. Рaдуйсz, д¦а с™aгw жили1ще себЁ сотвори1вый. Рaдуйсz, гDомъ свhше просвэщeнный. Рaдуйсz, є3пcкопомъ въ вёрэ хrт0вой настaвленный. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ є7

БGотeчною стезeю ўстреми1ласz є3си2 и3 ти1хагw пристaнища дости1гла є3си2, с™az м§енице їустjно: тh бо свётомъ и4стины б9eственныz роди1тели твоS є3дeсіz и3 клеwдHнію просвэти1вши, кyпнw съ ни1ми с™0е крещeніе t є3пcкопа nнтaта пріsла є3си2, да хrтY ўг0дна бyдеши и3 возм0жеши невозбрaннw пёти є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ є7

Ви1дzще премн0гую добродётель nтцA твоегw2 є3дeсіz, постaви є3гw2 с™и1тель б9ій во пресвЂтера, да добродётельнымъ житіeмъ и3 и3нhхъ ко хrтY приведётъ: тебЁ же, достобlжeннаz їустjно, дост0йную дщeрь є3гw2, пaче всегw2 хrтA возлюби1вшую и3 въ соблюдeніи зaповэдей є3гw2 д0брэ подвизaвшуюсz, почитaемъ звaніи си1ми: Рaдуйсz, красот0ю душeвною просіsвшаz. Рaдуйсz, дёвство непор0чное въ дaръ бGу принeсшаz. Рaдуйсz, бlговeстнице є3ђліz бGомyдраz. Рaдуйсz, зaповэдей гDнихъ проповёднице ўсeрднаz. Рaдуйсz, подви1жнице б9іz, пост0мъ и3 моли1твою воспи1таннаz. Рaдуйсz, голуби1ца непор0чнаz, кр0тости и3 неѕл0біz преисп0лненнаz. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ ѕ7

Проповёдникъ и4стины хrт0вы kви1лсz є3си2, сщ7енном§ениче кmпріaне, тёмже чlвэколю1бецъ гDь, и4же хотsй всёмъ сп7сти1сz, даровA нaмъ тебЁ ди1внагw моли1твенника, цэли1телz и3 защи1тника t дyхwвъ ѕл0бы поднебeсныхъ: тh бо дэлы2 и3 словесы2 твои1ми прив0диши мн0гіz къ покаsнію и3 грэх0вныz жи1зни и3справлeнію, научaz всёхъ пёти бGy: Ґллилyіа.

Јкосъ ѕ7

Возсіsлъ є3си2, ћкw свётило свэтозaрное, просвэщaющее свётомъ бGопознaніz всёхъ, во тмЁ невёріz сyщихъ, с™и1телю кmпріaне, понeже моли1твэ твоeй никjzже чародёzніz, t лукaвыхъ бёсwвъ и3 ѕлhхъ чlвэкъ и3сходsщіz, противостaти не м0гутъ: nбaче си1лою б9іею разрушaютсz и3 прогонsютсz. Сегw2 рaди вопіeмъ си1це: Рaдуйсz, врaжіихъ к0зней разруши1телю. Рaдуйсz, ѕлhхъ бёсwвъ прогони1телю. Рaдуйсz, t врaгъ ви1димыхъ и3 неви1димыхъ стэно2 и3 њграждeніе. Рaдуйсz, њстaвленныхъ врачaми преди1вное поможeніе. Рaдуйсz, t бёдъ и3 ск0рбей ск0ро и3збавлszй. Рaдуйсz, страдaніz въ рaдость претворszй. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ з7

Хотsщи мyдрымъ є3ђльскимъ дёвамъ поревновaти, є3лeемъ д0брыхъ дёлъ и3сп0лниласz є3си2, слaвнаz м§енице їустjно, и3, возжeгши свэти1льникъ души2 своеS, просвэщaла є3си2 лю1ди хrт0вымъ ўчeніемъ, да познaвше гDа ї}са пою1тъ є3мY: Ґллилyіа.

Јкосъ з7

Н0вую показA на тебЁ млcть свою2 всемогyщій гDь: б9eственною бо бlгодaтію своeю вознесE тS, преслaвнаz їустjно, на высотY дух0внагw совершeнства, ћкw и3 нeмощныz t недyгwвъ душeвныхъ и3 тэлeсныхъ и3сцэлsти, и3 t дyхwвъ нечи1стыхъ стрaждущіz t к0зней и5хъ лукaвыхъ свобождaти возм0жеши. Сегw2 рaди вопіeмъ ти2: Рaдуйсz, г0рнzz, пaче д0льнихъ, возлюби1вшаz. Рaдуйсz, бGу всю2 себє2 предaвшаz. Рaдуйсz, серафjмскою люб0вію къ немY горsщаz. Рaдуйсz, и3 нaсъ люби1ти є3гw2 всeю душeю научaющаz. Рaдуйсz, людeй правослaвныхъ въ вёрэ ўтверждeніе. Рaдуйсz, дёвственнагw с0нма ўкрашeніе. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ }

Стрaннw бЁ нечести1вому и3гeмwну ви1дэти тебЁ, сщ7енном§ениче кmпріaне, є3гдA судY непрaведному тебЁ предадE: тh бо, ћкw непоколеби1мъ в0инъ цRS нбcнагw, со дерзновeніемъ хrтA и3сповёдалъ є3си2, во страдaніихъ воспёваz: Ґллилyіа.

Јкосъ }

Всегw2 себE бGу предaлъ є3си2, сщ7енном§ениче кmпріaне: не ўбоsлсz бо є3си2 прещeній лю1тыхъ и3 сами1хъ страдaній, nбaче лицeмъ свётлымъ, бlгодaтію б9іею сіsющимъ, предстaлъ є3си2 суди1лищу нечести1вому, подвизaz всёхъ вёрныхъ воспэвaти ти2 си1це: Рaдуйсz, вёры хrт0вы непоколеби1мый и3сповёдниче. Рaдуйсz, пречcтыz трbцы дерзновeнный проповёдниче. Рaдуйсz, си1лою б9іею дyхwвъ ѕл0бы побэди1вый. Рaдуйсz, nгнeмъ моли1твы стрёлы врaжіz попали1вый. Рaдуйсz, ћкw мучeніz лю1таz ни во чт0же вмэни1лъ є3си2. Рaдуйсz, ћкw въ страдaніихъ твои1хъ бGа прослaвилъ є3си2. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ f7

Всsкое бlг0е прошeніе нaше, притекaющихъ къ тебЁ съ вёрою, не tри1ни, м§енице с™az їустjно, и4бо дaнною тебЁ t бGа бlгодaтію и3згонsти дyхи нечи1стыz, мyчащіz чlвэка, бёсы прогонsютсz и3 недyжнымъ здрaвіе подаeтсz, вопію1щимъ бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ f7

Вэтjи многовэщaнніи по достоsнію не возм0гутъ воспёти всS труды2 твоS, с™az їустjно, тh бо всёмъ сeрдцемъ и3 всeю душeю бGа возлюби1вши, всE твоE тщaніе и3 желaніе направлsла є3си2, во є4же с™yю в0лю є3гw2 и3сполнsти. Тёмже и3 нhнэ нaсъ, бёдами и3 скорбьми2 tzгчeнныхъ, не њставлsеши, но предстaтельствyеши за ны2 пред8 гDемъ, и3сцэлeніемъ ўтэшeніе нaмъ дaруz. Сегw2 рaди, восхвалsz тS, взывaемъ си1це: Рaдуйсz, во бlги1хъ прошeніz нaша ск0ро и3сполнsющаz. Рaдуйсz, въ недyзэхъ стрaждущіz бlгодaтнw посэщaющаz. Рaдуйсz, въ моли1твахъ нaшихъ тeплое прибёжище. Рaдуйсz, њби1димымъ бlг0е ўтэшeніе. Рaдуйсz, вёрныхъ ко сп7сeнію д0браz настaвнице. Рaдуйсz, въ борeніихъ сyщимъ пом0щнице. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ ‹

Сп7сеніе всёхъ ўстроsющи чlвэколю1бецъ гDь, по скончaніи и3сповёдническагw п0двига твоегw2, ўвёнча тS, с™и1телю кmпріaне, вэнцeмъ м§еническимъ: и3сповёдуz бо пред8 мучи1тели бGа и4стинна, въ трbцэ с™ёй покланsемагw, небоsзненнw подклони1лъ є3си2 под8 мeчъ главY свою2, воспёваz: Ґллилyіа.

Јкосъ ‹

СтэнA є3си2 и3 щи1тъ, бGомyдре кmпріaне, всёмъ ўсeрднw къ тебЁ прибэгaющимъ и3 пред8 їкHною твоeю тeплэ молsщимсz: тебЁ бо даровA нaмъ всебlгjй гDь въ п0мощь и3 врачевство2 болёзней душeвныхъ и3 тэлeсныхъ. Сегw2 рaди взывaемъ ти2: Рaдуйсz, ћкw гDу за нaсъ моли1твы своS возн0сиши. Рaдуйсz, ћкw пред8 пrт0ломъ б9іимъ њ нaсъ ходaтайствуеши. Рaдуйсz, ћкw свётомъ бGовёдэніz прaведныz просвэщaеши. Рaдуйсz, ћкw заблyждшихъ на пyть сп7си1тельный наставлsеши. Рaдуйсz, дaры цэлeбныz просsщимъ ў тебЁ ск0ро подавazй. Рaдуйсz, лю1бzщимъ и3 чтyщимъ тS люб0вію сугyбою воздавazй. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ №i

Пёніе всеумилeнное ко гDу возноси1ла є3си2, страстотeрпице с™az їустjно, є3гдA мучє1ніz тsжкіz мyжественнw за негw2 терпёла є3си: течeніе же твоE и3сповёдническое скончaвши, рaдостнw главу свою2 на мeчное ўсэчeніе преклони1ла є3си2, воспэвaz бGy: Ґллилyіа.

Јкосъ №i

Свэтозaрною свэщeю на свёщницэ цRк0внэй сіsеши, с™az їустjно, свётомъ бlгодaтнымъ tгонsющи t нaсъ врагHвъ ви1димыхъ и3 неви1димыхъ. Мh же, съ тeплою вёрою и3 люб0вію къ тебЁ прибэгaющи, восхвалsемъ м§еническую кончи1ну твою2, взывaz си1це: Рaдуйсz, бGа и4стиннагw дерзновeннw проповёдавшаz. Рaдуйсz, њ ўкрэплsющемъ тS гDэ всS возм0гшаz. Рaдуйсz, ћкw ћзвы гDа ї}са на тёлэ твоeмъ носи1ла є3си2. Рaдуйсz, ћкw терпёніемъ твои1мъ мучи1телей побэди1ла є3си2. Рaдуйсz, м§еническое течeніе твоE мeчною кончи1ною ўвэнчaвшаz. Рaдуйсz, гDа твоегw2 страдaньми и3 чудесы2 прослaвившаz. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ в7i

Бlгодaть данA вaмъ t бGа, с™jи кmпріaне и3 їустjно, попирaти си1лу врaжію и3 всsкое бэс0вское нахождeніе: вh бо страдaніz вeліz претерпёвши, м§еническою кончи1ною своeю бlжeнства вёчнагw дости1гли є4сте: нhнэ же предстоS пrт0лy цRS слaвы, моли1тесz њ нaсъ, во є4же и3збaвитисz нaмъ t плэнeніz діaвольскагw, да возм0жемъ непреткновeннw пёти бGy: Ґллилyіа.

Јкосъ в7i

Пою1ще рeвность вaшу по бз7э и3 ди1внаz и3 преслaвнаz чyдеса вaша, величaемъ и3 восхвалsемъ вaсъ, сщ7енном§ениче кmпріaне и3 м§енице їустjно, таковyю бlгодaть t бGа пріeмшихъ: м0лимъ же вaсъ: є3гдA въ чaсъ смeрти нaшеz дeмонскіz п0лчища њбстоsтъ дyши нaша, тогдA kви1те нaмъ своE заступлeніе, да при1снw вaми и3збавлsеми, взывaемъ си1це: Рaдуйтесz, t находsщихъ к0зней врaжіихъ ск0рое защищeніе. Рaдуйтесz, t ск0рбей и3 печaлей и3збавлeніе. Рaдуйтесz, хrтA до концA возлюби1вшіи. Рaдуйтесz, дyши своS за негw2 положи1вшіи. Рaдуйтесz, въ кр0ви ѓгнчей њмhвшіисz. Рaдуйтесz, во дворёхъ гDнихъ всели1вшіисz. Рaдуйтесz, къ с0нмy с™hхъ сопричтeнніи. Рaдуйтесz, трисіsннымъ свётомъ њзарeнніи. Рaдуйтесz, кmпріaне и3 їустjно, ск0ріи пом0щницы и3 моли1твеницы њ дyшахъ нaшихъ.

Кондaкъ Gi

Q, преди1вніи и3 преслaвніи ўг0дницы б9іи, сщ7енном§ениче кmпріaне и3 м§енице їустjно, ск0ріи пом0шницы всёмъ съ вёрою къ вaмъ прибэгaющимъ, пріими1те t нaсъ, недост0йныхъ, хвалeбное пёніе сіE, и3 t нед{гwвъ душeвныхъ и3 тэлeсныхъ всS ны2 и3сцэли1те, t врaгъ ви1димыхъ и3 неви1димыхъ застyпите и3 вёчнагw мучeніz и3збaвитисz нaмъ гDа ўмоли1те, да кyпнw съ вaми вопіeмъ: Ґллилyіа.

Сeй кондaкъ чтeтсz три1жды. И# пaки јкосъ №-й: ЃгGльскіz си1лы: И# кондaкъ №-й: И#збрaнніи чудотв0рцы:

Мlтва

Q, с™іи сщ7енном§ениче кmпріaне и3 м§енице їустjно, внемли1те смирeнному молeнію нaшему. Ѓще бо врeменное житіE вaше м§енически за хrтA скончaли є4сте, но дyхомъ t нaсъ не tступaете, при1снw по зaповэдемъ гDнимъ шeствовати нaсъ научaюще и3 кrтъ св0й терпёливw нести2 нaмъ пос0бствующе. Тёмже, ћкw дерзновeніе ко хrтY бGу и3 пречcтей є3гw2 м™ри стzжaвшіи, бyдите моли1твенницы крёпціи и3 ходaтаи њ нaсъ недост0йныхъ, да заступлeніемъ вaшимъ сохранsеми, невреди1мы t бёсwвъ, волхвHвъ и3 t чlвэкъ ѕлhхъ пребyдемъ, слaвzще с™yю трbцу, nц7A и3 сн7а и3 с™aгw д¦а, нhнэ и3 при1снw и3 во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Кроссворд «Сщмч. Киприан и мц. Иустина»

Краткие жития священномученика Киприана, епископа, мученицы Иустины и мученика Феоктиста

В 3 ве­ке в цар­ство­ва­ние рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Де­кия жил в Ан­тио­хии язы­че­ский муд­рец, зна­ме­ни­тый волх­во­ва­тель Ки­при­ан. Он уми­ло­сти­вил жерт­ва­ми са­мо­го кня­зя тьмы, от­дал ему во власть все­го се­бя, и тот дал ему в услу­же­ние полк бе­сов и обе­щал по­ста­вить кня­зем по ис­хож­де­нии из те­ла. Мно­гие об­ра­ща­лись к нему в сво­их нуж­дах, и он по­мо­гал им бе­сов­ской си­лой. Об­ра­тил­ся к нему од­на­жды юно­ша по име­ни Агла­ид, сын бо­га­тых и знат­ных ро­ди­те­лей. Од­на­жды уви­дел он де­вуш­ку Иусти­ну и по­ра­зил­ся ее кра­со­той, и стал с тех пор ис­кать ее рас­по­ло­же­ния и люб­ви, она же от­ве­ча­ла ему от­ка­зом: «Же­них мой – Хри­стос; Ему я слу­жу и ра­ди Него хра­ню мою чи­сто­ту».

Во­ору­жив­шись тай­ны­ми зна­ни­я­ми и при­звав на по­мощь нечи­стых ду­хов, Ки­при­ан три ра­за по­сы­лал их со­блаз­нить Иусти­ну. Они вну­ша­ли ей дур­ные мыс­ли, раз­жи­га­ли в ней плот­скую страсть, ис­ку­ша­ли льсти­вы­ми и лу­ка­вы­ми ре­ча­ми, но Иусти­на по­беж­да­ла их по­стом, мо­лит­вой и крест­ным зна­ме­ни­ем, и, по­срам­лен­ные и устра­шен­ные кре­стом Гос­под­ним, они бе­жа­ли с по­зо­ром. Воз­не­го­до­вал то­гда Ки­при­ан и стал мстить Иустине за свой по­зор. Он на­слал мор и яз­вы на дом Иусти­ны и на весь го­род, как неко­гда диа­вол на пра­вед­но­го Иова. Она же усерд­но мо­ли­лась, и бе­сов­ское на­ва­жде­ние пре­кра­ти­лось. По­сле та­кой пе­ре­ме­ны лю­ди ста­ли про­слав­лять Хри­ста, а Ки­при­ан, про­зрев, от­рек­ся от дел диа­во­ла, ис­по­ве­дал все мест­но­му епи­ско­пу Ан­фи­му, от­дал ему на со­жже­ние все свои кни­ги и умо­лял со­вер­шить над ним Свя­тое Кре­ще­ние.

Он вполне из­ме­нил свою жизнь, через семь дней по­сле кре­ще­ния его по­ста­ви­ли во чте­ца, через два­дцать дней – в ипо­ди­а­ко­на, через трид­цать – в диа­ко­на, а через год ру­ко­по­ло­жи­ли в иерея. Ско­ро он был по­став­лен епи­ско­пом и в этом сане про­во­дил та­кую свя­тую жизнь, что срав­нял­ся со мно­ги­ми ве­ли­ки­ми свя­ты­ми.

Во вре­мя го­не­ний на хри­сти­ан при им­пе­ра­то­ре Дио­кли­ти­ане Ки­при­а­на и Иусти­ну окле­ве­та­ли, по­са­ди­ли в тем­ни­цу, по­том ве­ле­ли по­ве­сить свя­то­го и стро­гать ему те­ло, а Иусти­ну – бить по устам и гла­зам. По­сле это­го их бро­си­ли в ко­тел, но ки­пя­щий ко­тел не при­чи­нил им ни­ка­ко­го вре­да. В кон­це кон­цов их осу­ди­ли на усе­че­ние ме­чом.

Ви­дя непо­вин­ную смерть му­че­ни­ков, во­ин Фео­к­тист объ­явил се­бя хри­сти­а­ни­ном и был каз­нен вме­сте с ни­ми.

Свя­щен­но­му­че­ник Ки­при­ан, свя­тая му­че­ни­ца Иусти­на и свя­той му­че­ник Фео­к­тист умерщ­вле­ны в Ни­ко­ми­дии в 304 го­ду.

Полные жития священномученика Киприана, епископа, мученицы Иустины и мученика Феоктиста

В цар­ство­ва­ние Де­кия[1] жил в Ан­тио­хии[2] некий фило­соф[3] и зна­ме­ни­тый волх­во­ва­тель[4], по име­ни Ки­при­ан, ро­дом из Кар­фа­ге­на[5]. Про­ис­хо­дя от нече­сти­вых ро­ди­те­лей, он еще в дет­стве по­свя­щен был ими на слу­же­ние язы­че­ско­му бо­гу Апол­ло­ну[6]. Се­ми лет он был от­дан ча­ро­де­ям для на­уче­ния волх­во­ва­нию и бе­сов­ской муд­ро­сти. По до­сти­же­нии де­ся­ти­лет­не­го воз­рас­та он был по­слан ро­ди­те­ля­ми для при­го­тов­ле­ния к жре­че­ско­му слу­же­нию на го­ру Олимп[7], ко­то­рую языч­ни­ки на­зы­ва­ли жи­ли­щем бо­гов; там бы­ло бес­чис­лен­ное мно­же­ство идо­лов, в ко­их оби­та­ли бе­сы. На этой го­ре Ки­при­ан на­учил­ся всем диа­воль­ским хит­ро­стям: он по­стиг раз­лич­ные бе­сов­ские пре­вра­ще­ния, на­учил­ся из­ме­нять свой­ства воз­ду­ха, на­во­дить вет­ры, про­из­во­дить гром и дождь, воз­му­щать мор­ские вол­ны, при­чи­нять вред са­дам, ви­но­град­ни­кам и по­лям, на­сы­лать бо­лез­ни и яз­вы на лю­дей, и во­об­ще на­учил­ся па­губ­ной муд­ро­сти и ис­пол­нен­ной зла диа­воль­ской де­я­тель­но­сти. Он ви­дел там бес­чис­лен­ные пол­чи­ща бе­сов с кня­зем тьмы во гла­ве, ко­то­ро­му од­ни пред­сто­я­ли, дру­гие слу­жи­ли, иные вос­кли­ца­ли, вос­хва­ляя сво­е­го кня­зя, а иные бы­ли по­сы­ла­е­мы в мир для со­вра­ще­ния лю­дей. Там ви­дел он так­же в мни­мых об­ра­зах язы­че­ских бо­гов и бо­гинь, а рав­но раз­лич­ные при­зра­ки и при­ви­де­ния, вы­зы­ва­нию ко­их он учил­ся в стро­гом со­ро­ка­днев­ном по­сте; ел же он по за­хож­де­нии солн­ца, и то не хлеб и не ка­кую-ли­бо иную пи­щу, а ду­бо­вые же­лу­ди.

Ко­гда ему ми­ну­ло пят­на­дцать лет, он стал слу­шать уро­ки се­ми ве­ли­ких жре­цов, от ко­то­рых уве­дал мно­гие бе­сов­ские тай­ны. За­тем он по­шел в го­род Ар­гос[8], где, по­слу­жив­ши неко­то­рое вре­мя бо­гине Ге­ре[9], на­учил­ся мно­гим обо­льще­ни­ям у жре­ца ее. По­жил он и в Тав­ро­по­ле[10], слу­жа Ар­те­ми­де, а от­ту­да по­шел в Ла­ке­де­мон[11], где и на­учил­ся раз­ны­ми волх­во­ва­ни­я­ми и на­ва­жде­ни­ем вы­зы­вать мерт­ве­цов из мо­гил и за­став­лял их го­во­рить. Два­дца­ти лет от ро­ду Ки­при­ан при­шел в Еги­пет и в го­ро­де Мем­фи­се[12] обу­чал­ся еще боль­шим ча­ро­дей­ствам и вол­шеб­ствам. На трид­ца­том го­ду он по­шел к хал­де­ям[13] и, на­учив­шись там звез­до­чет­ству, за­кон­чил свое уче­ние, по­сле че­го воз­вра­тил­ся в Ан­тио­хию, бу­дучи со­вер­шен­ным во вся­ком зло­де­я­нии. Так он стал волх­во­ва­те­лем, ча­ро­де­ем и ду­ше­губ­цем, ве­ли­ким дру­гом и вер­ным ра­бом адско­го кня­зя[14], с ко­им бе­се­до­вал ли­цом к ли­цу, удо­сто­ив­шись от него ве­ли­кой че­сти, как о том он сам от­кры­то за­сви­де­тель­ство­вал.

– По­верь­те мне, – го­во­рил он, – что я ви­дел са­мо­го кня­зя тьмы, ибо я уми­ло­сти­вил его жерт­ва­ми; я при­вет­ство­вал его и го­во­рил с ним и с его ста­рей­ши­на­ми; он по­лю­бил ме­ня, хва­лил мой ра­зум и пред все­ми ска­зал: «вот но­вый Зам­врий[15], все­гда го­то­вый к по­слу­ша­нию и до­стой­ный об­ще­ния с на­ми!". И обе­щал он мне по­ста­вить ме­ня кня­зем по ис­хож­де­нии мо­ем из те­ла, а в те­че­ние зем­ной жиз­ни – во всем по­мо­гать мне; при сем он дал мне полк бе­сов в услу­же­ние. Ко­гда же я ухо­дил от него, он об­ра­тил­ся ко мне со сло­ва­ми: «Му­жай­ся, усерд­ный Ки­при­ан, встань и со­про­вож­дай ме­ня: пусть все ста­рей­ши­ны бе­сов­ские удив­ля­ют­ся те­бе». Вслед­ствие се­го и все его кня­зья бы­ли вни­ма­тель­ны ко мне, ви­дя ока­зан­ную мне честь. Внеш­ний вид его был по­до­бен цвет­ку; го­ло­ва его бы­ла увен­ча­на вен­цом, сде­лан­ным (не в дей­стви­тель­но­сти, а при­зрач­но) из зо­ло­та и бле­стя­щих кам­ней, вслед­ствие че­го и все про­стран­ство то осве­ща­лось, – а одеж­да его бы­ла изу­ми­тель­на. Ко­гда же он об­ра­щал­ся в ту или дру­гую сто­ро­ну, все ме­сто то со­дро­га­лось; мно­же­ство злых ду­хов раз­лич­ных сте­пе­ней по­кор­но сто­я­ли у пре­сто­ла его. Ему и я все­го се­бя от­дал то­гда в услу­же­ние, по­ви­ну­ясь вся­ко­му его ве­ле­нию.

Так рас­ска­зы­вал о се­бе сам Ки­при­ан по­сле сво­е­го об­ра­ще­ния.

От­сю­да яс­но, ка­ким че­ло­ве­ком был Ки­при­ан: как друг бе­сов, со­вер­шал он все их де­ла, при­чи­няя вред лю­дям и обо­льщая их. Жи­вя в Ан­тио­хии, он мно­го лю­дей со­вра­тил ко вся­ким без­за­ко­ни­ям, мно­гих по­гу­бил отра­ва­ми и ча­ро­дей­ством, а юно­шей и де­виц за­ка­лал в жерт­ву бе­сам. Мно­гих он на­учил сво­е­му ги­бель­но­му волх­во­ва­нию: од­них – ле­тать по воз­ду­ху, дру­гих – пла­вать в ла­дьях по об­ла­кам, а иных хо­дить по во­дам. Все­ми языч­ни­ка­ми он был по­чи­та­ем и про­слав­ля­ем как глав­ней­ший жрец и муд­рей­ший слу­га их мерз­ких бо­гов. Мно­гие об­ра­ща­лись к нему в сво­их нуж­дах, и он по­мо­гал им бе­сов­скою си­лою, ко­то­рой был ис­пол­нен: од­ним со­дей­ство­вал он в лю­бо­де­я­нии, дру­гим во гне­ве, враж­де, мще­нии, за­ви­сти. Уже весь он на­хо­дил­ся в глу­би­нах ада и в па­сти диа­воль­ской, был сы­ном ге­ен­ны, участ­ни­ком бе­сов­ско­го на­сле­дия и их веч­ной ги­бе­ли. Гос­подь же, не хо­тя­щий смер­ти греш­ни­ка, по Сво­ей неиз­ре­чен­ной бла­го­сти и не по­беж­да­е­мо­му люд­ски­ми гре­ха­ми ми­ло­сер­дию со­из­во­лил взыс­кать се­го по­гиб­ше­го че­ло­ве­ка, из­влечь из про­па­сти по­гряз­ше­го в адской глу­бине и спа­сти его, чтобы по­ка­зать всем лю­дям Свое ми­ло­сер­дие, ибо нет гре­ха, мо­гу­ще­го по­бе­дить Его че­ло­ве­ко­лю­бие. Спас же Он Ки­при­а­на от ги­бе­ли сле­ду­ю­щим об­ра­зом.

Жи­ла в то вре­мя там же, в Ан­тио­хии, некая де­ви­ца, по име­ни Иусти­на. Она про­ис­хо­ди­ла от язы­че­ских ро­ди­те­лей: от­цом ее был идоль­ский жрец, по име­ни Еде­сий, а мать ее зва­ли Кле­одо­ни­ей. Од­на­жды, си­дя у ок­на в сво­ем до­ме, де­ви­ца сия, то­гда уже при­шед­шая в со­вер­шен­ный воз­раст, слу­чай­но услы­ша­ла сло­ва спа­се­ния из уст про­хо­див­ше­го ми­мо диа­ко­на, по име­ни Пра­и­лия. Он го­во­рил о во­че­ло­ве­че­нии Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, – о том, что Он ро­дил­ся от Пре­чи­стой Де­вы и, со­тво­рив мно­гие чу­де­са, бла­го­из­во­лил по­стра­дать ра­ди на­ше­го спа­се­ния, вос­крес из мерт­вых со сла­вою, воз­нес­ся на небе­са, вос­сел одес­ную От­ца и цар­ству­ет веч­но. Сия про­по­ведь диа­ко­на па­ла на доб­рую поч­ву, в серд­це Иусти­ны, и на­ча­ла ско­ро при­но­сить пло­ды, ис­ко­ре­няя в ней тер­ния неве­рия. Иусти­на за­хо­те­ла луч­ше и со­вер­шен­нее на­учить­ся ве­ре у диа­ко­на, но не осме­ли­лась ис­кать его, удер­жи­ва­е­мая де­ви­че­скою скром­но­стью Од­на­ко она тай­но хо­ди­ла в цер­ковь Хри­сто­ву и, ча­сто слу­шая сло­во Бо­жие, при воз­дей­ствии на ее серд­це Свя­то­го Ду­ха, уве­ро­ва­ла во Хри­ста. В ско­ром вре­ме­ни она убе­ди­ла в сем и свою мать, а за­тем при­ве­ла к ве­ре и сво­е­го пре­ста­ре­ло­го от­ца. Ви­дя ра­зум сво­ей до­че­ри и слы­ша ее муд­рые сло­ва, Еде­сий рас­суж­дал сам с со­бою: «Идо­лы сде­ла­ны ру­ка­ми че­ло­ве­че­ски­ми и не име­ют ни ду­ши, ни ды­ха­ния, а по­то­му – ка­ким об­ра­зом они мо­гут быть бо­га­ми». Раз­мыш­ляя о сем, од­на­жды но­чью он уви­дел во сне по Бо­же­ствен­но­му со­из­во­ле­нию чу­дес­ное ви­де­ние: ви­дел он ве­ли­кий сонм све­то­нос­ных Ан­ге­лов, а сре­ди них был Спа­си­тель ми­ра Хри­стос, Ко­то­рый ска­зал ему:

– При­и­ди­те ко Мне, и Я дам вам Цар­ствие Небес­ное.

Встав утром, Еде­сий по­шел с же­ною и до­че­рью к хри­сти­ан­ско­му епи­ско­пу, по име­ни Он­та­ту, про­ся его на­учить их Хри­сто­вой ве­ре и со­вер­шить над ни­ми Свя­тое Кре­ще­ние. При сем он по­ве­дал сло­ва до­че­ри сво­ей и ви­ден­ное им са­мим Ан­гель­ское ви­де­ние. Услы­шав сие, епи­скоп воз­ра­до­вал­ся об­ра­ще­нию их и, на­ста­вив их в ве­ре Хри­сто­вой, кре­стил Еде­сия, же­ну его Кле­одо­нию и дочь Иусти­ну, а за­тем, при­ча­стив их Свя­тых Та­ин, от­пу­стил с ми­ром. Ко­гда же Еде­сий укре­пил­ся в Хри­сто­вой ве­ре, то епи­скоп, ви­дя его бла­го­че­стие, по­ста­вил его пре­сви­те­ром. По­сле се­го, по­жив доб­ро­де­тель­но и в стра­хе Бо­жи­ем год и шесть ме­ся­цев, Еде­сий во свя­той ве­ре окон­чил свою жизнь. Иусти­на же доб­лест­но под­ви­за­лась в со­блю­де­нии за­по­ве­дей Гос­под­них и, воз­лю­бив Же­ни­ха сво­е­го Хри­ста, слу­жи­ла Ему при­леж­ны­ми мо­лит­ва­ми, дев­ством и це­ло­муд­ри­ем, по­стом и воз­дер­жа­ни­ем ве­ли­ким. Но враг, нена­вист­ник че­ло­ве­че­ско­го ро­да, ви­дя та­кую ее жизнь, по­за­ви­до­вал ее доб­ро­де­те­лям и на­чал вре­дить ей, при­чи­няя раз­лич­ные бед­ствия и скор­би.

В то вре­мя жил в Ан­тио­хии некий юно­ша, по име­ни Агла­ид, сын бо­га­тых и знат­ных ро­ди­те­лей. Он жил рос­кош­но, весь от­да­ва­ясь су­е­те ми­ра се­го. Од­на­жды он уви­дел Иусти­ну, ко­гда она шла в цер­ковь, и по­ра­зил­ся ее кра­со­той. Диа­вол же вну­шил дур­ные на­ме­ре­ния в его серд­це. Рас­па­лив­шись во­жде­ле­ни­ем, Агла­ид все­ми ме­ра­ми стал ста­рать­ся снис­кать рас­по­ло­же­ние и лю­бовь Иусти­ны и по­сред­ством обо­льще­ния при­ве­сти чи­стую аг­ни­цу Хри­сто­ву к за­ду­ман­ной им скверне. Он на­блю­дал за все­ми пу­тя­ми, по ко­то­рым де­ви­ца долж­на бы­ла ид­ти, и, встре­ча­ясь с нею, го­во­рил ей льсти­вые ре­чи, вос­хва­ляя ее кра­со­ту и про­слав­ляя ее; по­ка­зы­вая свою лю­бовь к ней, он ста­рал­ся увлечь ее к лю­бо­де­я­нию хит­ро­спле­тен­ною се­тью обо­льще­ний. Де­ви­ца же от­во­ра­чи­ва­лась и из­бе­га­ла его, гну­ша­ясь им и не же­лая да­же слу­шать его льсти­вых и лу­ка­вых ре­чей. Не охла­де­вая в сво­ем во­жде­ле­нии к ее кра­со­те, юно­ша по­слал к ней с прось­бою, чтобы она со­гла­си­лась стать его же­ною.

Она же от­ве­ча­ла ему:

– Же­них мой – Хри­стос; Ему я слу­жу и ра­ди Него хра­ню мою чи­сто­ту. Он и ду­шу и те­ло мое охра­ня­ет от вся­кой сквер­ны.

Слы­ша та­кой от­вет це­ло­муд­рен­ной де­ви­цы, Агла­ид, под­стре­ка­е­мый диа­во­лом, еще бо­лее рас­па­лил­ся стра­стью. Не бу­дучи в со­сто­я­нии обо­льстить ее, он за­мыс­лил по­хи­тить ее на­силь­но. Со­брав на по­мощь по­доб­ных се­бе без­рас­суд­ных юно­шей, он под­сте­рег де­ви­цу на пу­ти, по ко­то­ро­му она обыч­но хо­ди­ла в цер­ковь на мо­лит­ву; там он встре­тил ее и, схва­тив, на­силь­но по­та­щил в дом свой. Она же на­ча­ла силь­но кри­чать, би­ла его по ли­цу и пле­ва­ла на него. Услы­шав ее вопли, со­се­ди вы­бе­жа­ли из до­мов и от­ня­ли непо­роч­ную аг­ни­цу, свя­тую Иусти­ну, из рук нече­сти­во­го юно­ши, как из вол­чьей па­сти. Бес­чин­ни­ки раз­бе­жа­лись, а Агла­ид воз­вра­тил­ся со сты­дом в дом свой. Не зная, что де­лать да­лее, он, с уси­ле­ни­ем в нем нечи­стой по­хо­ти, ре­шил­ся на но­вое злое де­ло: он по­шел к ве­ли­ко­му волх­ву и ча­ро­дею – Ки­при­а­ну, жре­цу идоль­ско­му и, по­ве­дав ему свою скорбь, про­сил у него по­мо­щи, обе­щая дать ему мно­го зо­ло­та и се­реб­ра. Вы­слу­шав Агла­и­да, Ки­при­ан уте­шал его, обе­щая ис­пол­нить его же­ла­ние.

– Я, – ска­зал он, – сде­лаю так, что са­ма де­ви­ца бу­дет ис­кать тво­ей люб­ви и по­чув­ству­ет к те­бе страсть да­же бо­лее силь­ную, чем ты к ней.

Так уте­шив юно­шу, Ки­при­ан от­пу­стил его об­на­де­жен­ным. Взяв за­тем кни­ги по сво­е­му тай­но­му ис­кус­ству, он при­звал од­но­го из нечи­стых ду­хов, в ко­ем был уве­рен, что он ско­ро мо­жет рас­па­лить стра­стью к это­му юно­ше серд­це Иусти­ны. Бес охот­но обе­щал ему ис­пол­нить сие и гор­де­ли­во го­во­рил:

– Нетруд­ное это для ме­ня де­ло, ибо я мно­го раз по­тря­сал го­ро­да, разо­рял сте­ны, раз­ру­шал до­ма, про­из­во­дил кро­во­про­ли­тия и от­це­убий­ства, по­се­лял враж­ду и ве­ли­кий гнев меж­ду бра­тья­ми и су­пру­га­ми, и мно­гих, дав­ших обет дев­ства, до­во­дил до гре­ха; ино­кам, по­се­ляв­шим­ся в го­рах и при­выч­ным к стро­го­му по­сту, да­же ни­ко­гда и не по­мыш­ляв­шим о пло­ти, я вну­шал блуд­ное по­хо­те­ние и на­учал их слу­жить плот­ским стра­стям; лю­дей рас­ка­яв­ших­ся и от­вра­тив­ших­ся от гре­ха я сно­ва об­ра­тил к де­лам злым; мно­гих це­ло­муд­рен­ных я вверг­нул в лю­бо­де­я­ние. Неуже­ли же не су­мею я де­ви­цу сию скло­нить к люб­ви Агла­и­да? Да что я го­во­рю? Я са­мым де­лом ско­ро по­ка­жу свою си­лу. Вот возь­ми это сна­до­бье (он по­дал на­пол­нен­ный чем-то со­суд) и от­дай то­му юно­ше: пусть он окро­пит им дом Иусти­ны, и уви­дишь, что ска­зан­ное мною сбу­дет­ся.

Ска­зав это, бес ис­чез. Ки­при­ан при­звал Агла­и­да и по­слал его окро­пить тай­но из дья­воль­ско­го со­су­да дом Иусти­ны. Ко­гда это бы­ло сде­ла­но, блуд­ный бес во­шел ту­да с разо­жжен­ны­ми стре­ла­ми плот­ской по­хо­ти, чтобы уяз­вить серд­це де­ви­цы лю­бо­де­я­ни­ем, а плоть ее раз­жечь нечи­стою по­хо­тью.

Иусти­на име­ла обы­чай каж­дую ночь воз­но­сить мо­лит­вы ко Гос­по­ду. И вот ко­гда она, по обы­чаю, встав­ши в тре­тьем ча­су но­чи, мо­ли­лась Бо­гу, то ощу­ти­ла вне­зап­но в сво­ем те­ле вол­не­ние, бу­рю те­лес­ной по­хо­ти и пла­мя ге­енн­ско­го ог­ня. В та­ком вол­не­нии и внут­рен­ней борь­бе она оста­ва­лась до­воль­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя: ей при­шел на па­мять юно­ша Агла­ид, и у нее ро­ди­лись дур­ные мыс­ли. Де­ви­ца удив­ля­лась и са­ма се­бя сты­ди­лась, ощу­щая, что кровь ее ки­пит как в кот­ле; она те­перь по­мыш­ля­ла о том, че­го все­гда гну­ша­лась как сквер­ны. Но по бла­го­ра­зу­мию сво­е­му Иусти­на по­ня­ла, что эта борь­ба воз­ник­ла в ней от диа­во­ла; тот­час она об­ра­ти­лась к ору­жию крест­но­го зна­ме­ния, при­бег­ла к Бо­гу с теп­лою мо­лит­вою и из глу­би­ны серд­ца взы­ва­ла ко Хри­сту, Же­ни­ху сво­е­му:

– Гос­по­ди Бо­же мой, Иису­се Хри­сте! – вот вра­ги мои вос­ста­ли на ме­ня, при­го­то­ви­ли сеть для улов­ле­ния ме­ня и ис­то­щи­ли мою ду­шу. Но я вспом­ни­ла в но­чи имя Твое и воз­ве­се­ли­лась, и те­перь, ко­гда они тес­нят ме­ня, я при­бе­гаю к Те­бе и на­де­юсь, что враг мой не вос­тор­же­ству­ет на­до мною. Ибо Ты зна­ешь, Гос­по­ди Бо­же мой, что я, Твоя ра­ба, со­хра­ни­ла для Те­бя чи­сто­ту те­ла мо­е­го и ду­шу мою вру­чи­ла Те­бе. Со­хра­ни же ов­цу Твою, доб­рый Пас­тырь, не пре­дай на съе­де­ние зве­рю, ищу­ще­му по­гло­тить ме­ня; да­руй мне по­бе­ду на злое во­жде­ле­ние мо­ей пло­ти.

Дол­го и усерд­но по­мо­лив­шись, свя­тая де­ва по­сра­ми­ла вра­га. По­беж­ден­ный ее мо­лит­вою, он бе­жал от нее со сты­дом, и сно­ва на­ста­ло спо­кой­ствие в те­ле и серд­це Иусти­ны; пла­мя во­жде­ле­ния по­гас­ло, борь­ба пре­кра­ти­лась, ки­пя­щая кровь успо­ко­и­лась. Иусти­на про­сла­ви­ла Бо­га и вос­пе­ла по­бед­ную песнь. Бес же воз­вра­тил­ся к Ки­при­а­ну с пе­чаль­ною ве­стью, что он ни­че­го не до­стиг.

Ки­при­ан спро­сил его, по­че­му он не мог по­бе­дить де­ви­цу.

Бес, хо­тя и неохот­но, от­крыл прав­ду:

– Я по­то­му не мог одо­леть ее, что ви­дел на ней некое зна­ме­ние, ко­е­го устра­шил­ся.

То­гда Ки­при­ан при­звал бо­лее злоб­но­го бе­са и по­слал его со­блаз­нить Иусти­ну. Тот по­шел и сде­лал го­раз­до боль­ше пер­во­го, на­пав на де­ви­цу с боль­шею яро­стью. Но она во­ору­жи­лась теп­лою мо­лит­вою и воз­ло­жи­ла на се­бя еще силь­ней­ший по­двиг: она об­лек­лась во вла­ся­ни­цу и умерщ­вля­ла свою плоть воз­дер­жа­ни­ем и по­стом, вку­шая толь­ко хлеб с во­дою. Укро­тив та­ким об­ра­зом стра­сти сво­ей пло­ти, Иусти­на по­бе­ди­ла диа­во­ла и про­гна­ла его с по­зо­ром. Он же, по­доб­но пер­во­му, ни­че­го не успев, воз­вра­тил­ся к Ки­при­а­ну. То­гда Ки­при­ан при­звал од­но­го из кня­зей бе­сов­ских, по­ве­дал ему о сла­бо­сти по­слан­ных бе­сов, ко­то­рые не мог­ли по­бе­дить од­ной де­ви­цы, и про­сил у него по­мо­щи. Тот стро­го уко­рял преж­них бе­сов за неис­кус­ность их в сем де­ле и за неуме­нье вос­пла­ме­нить страсть в серд­це де­ви­цы. Об­на­де­жив Ки­при­а­на и обе­щав ины­ми спо­со­ба­ми со­блаз­нить де­ви­цу, князь бе­сов­ский при­нял вид жен­щи­ны и во­шел к Иустине. И на­чал он бла­го­че­сти­во бе­се­до­вать с нею, как буд­то же­лая по­сле­до­вать при­ме­ру ее доб­ро­де­тель­ной жиз­ни и це­ло­муд­рия. Так бе­се­дуя, он спро­сил де­ви­цу, ка­кая мо­жет быть на­гра­да за столь стро­гую жизнь и за со­блю­де­ние чи­сто­ты.

Иусти­на от­ве­ти­ла, что на­гра­да для жи­ву­щих це­ло­муд­рен­но ве­ли­ка и неиз­ре­чен­на, и весь­ма уди­ви­тель­но, что лю­ди ни­ма­ло не за­бо­тят­ся о столь ве­ли­ком со­кро­ви­ще, как Ан­гель­ская чи­сто­та. То­гда диа­вол, об­на­ру­жи­вая свое бес­стыд­ство, на­чал хит­ры­ми ре­ча­ми со­блаз­нять ее:

– Ка­ким же об­ра­зом мог бы су­ще­ство­вать мир? как рож­да­лись бы лю­ди? Ведь ес­ли бы Ева со­хра­ни­ла чи­сто­ту, то как про­ис­хо­ди­ло бы умно­же­ние че­ло­ве­че­ско­го ро­да? По­ис­ти­не доб­рое де­ло – су­пру­же­ство, ко­то­рое уста­но­вил Сам Бог; его и Свя­щен­ное Пи­са­ние по­хва­ля­ет, го­во­ря: «Брак у всех [да бу­дет] че­стен и ло­же непо­роч­но» (Евр.13:4). Да и мно­гие свя­тые Бо­жии раз­ве не со­сто­я­ли в бра­ке, ко­то­рый Гос­подь дал лю­дям в уте­ше­ние, чтобы они ра­до­ва­лись на де­тей сво­их и вос­хва­ля­ли Бо­га?

Слу­шая сии сло­ва, Иусти­на узна­ла хит­ро­го обо­льсти­те­ля – диа­во­ла и ис­кус­нее, неже­ли Ева, по­бе­ди­ла его. Не про­дол­жая бе­се­ды, она тот­час при­бег­ла к за­щи­те Кре­ста Гос­под­ня и по­ло­жи­ла чест­ное его зна­ме­ние на сво­ем ли­це, а серд­це свое об­ра­ти­ла ко Хри­сту, Же­ни­ху сво­е­му. И диа­вол тот­час ис­чез с еще боль­шим по­зо­ром, чем пер­вые два бе­са.

В боль­шом сму­ще­нии воз­вра­тил­ся к Ки­при­а­ну гор­дый князь бе­сов­ский. Ки­при­ан же, узнав, что и он ни­че­го не успел, ска­зал диа­во­лу:

– Уже­ли и ты, князь силь­ный и бо­лее дру­гих ис­кус­ный в та­ком де­ле, не мог по­бе­дить де­ви­цы? Кто же из вас мо­жет что-ли­бо сде­лать с этим непо­бе­ди­мым де­ви­че­ским серд­цем? Ска­жи мне, ка­ким ору­жи­ем она бо­рет­ся с ва­ми и как она де­ла­ет немощ­ною ва­шу креп­кую си­лу.

По­беж­ден­ный си­лою Бо­жи­ей, диа­вол неохот­но со­знал­ся:

– Мы не мо­жем смот­реть на крест­ное зна­ме­ние, но бе­жим от него, по­то­му что оно как огонь опа­ля­ет нас и про­го­ня­ет да­ле­ко.

Ки­при­ан воз­не­го­до­вал на диа­во­ла за то, что он по­сра­мил его и, по­но­ся бе­са, ска­зал:

– Та­ко­ва-то ва­ша си­ла, что и сла­бая де­ва по­беж­да­ет вас!

То­гда диа­вол, же­лая уте­шить Ки­при­а­на, пред­при­нял еще од­ну по­пыт­ку: он при­нял об­раз Иусти­ны и по­шел к Агла­и­ду в той на­деж­де, что, при­няв его за на­сто­я­щую Иусти­ну, юно­ша удо­вле­тво­рит свое же­ла­ние, и, та­ким об­ра­зом, ни его бе­сов­ская сла­бость не об­на­ру­жит­ся, ни Ки­при­ан не бу­дет по­срам­лен. И вот ко­гда бес во­шел к Агла­и­ду в об­ра­зе Иусти­ны, тот в неска­зан­ной ра­до­сти вско­чил, под­бе­жал к мни­мой де­ве, об­нял ее и стал ло­бы­зать, го­во­ря:

– Хо­ро­шо, что при­шла ты ко мне, пре­крас­ная Иусти­на!

Но лишь толь­ко юно­ша про­из­нес сло­во «Иусти­на», как бес тот­час ис­чез, не бу­дучи в со­сто­я­нии вы­не­сти да­же име­ни Иусти­ны. Юно­ша силь­но ис­пу­гал­ся и, при­бе­жав к Ки­при­а­ну, рас­ска­зал ему о слу­чив­шем­ся. То­гда Ки­при­ан волх­во­ва­ни­ем сво­им при­дал ему об­раз пти­цы и, сде­лав его спо­соб­ным ле­тать по воз­ду­ху, по­слал к до­му Иусти­ны, по­со­ве­то­вав ему вле­теть к ней в ком­на­ту чрез ок­но. Но­си­мый бе­сом по воз­ду­ху Агла­ид при­ле­тел в об­ра­зе пти­цы к до­му Иусти­ны и хо­тел сесть на кры­ше. В это вре­мя слу­чи­лось Иустине по­смот­реть в ок­но сво­ей ком­на­ты. Уви­дев ее, бес оста­вил Агла­и­да и бе­жал. Вме­сте с тем ис­чез и при­зрач­ный об­лик Агла­и­да, в ко­то­ром он ка­зал­ся пти­цею, и юно­ша ед­ва не рас­шиб­ся, ле­тя вниз. Он ухва­тил­ся ру­ка­ми за край кры­ши и, дер­жась за нее, по­вис, и, ес­ли бы не был спу­щен от­ту­да на зем­лю мо­лит­вою свя­той Иусти­ны, то упал бы, нече­сти­вый, и раз­бил­ся. Так, ни­че­го не до­стиг­ши, воз­вра­тил­ся юно­ша к Ки­при­а­ну и рас­ска­зал ему про свое го­ре. Ви­дя се­бя по­срам­лен­ным, Ки­при­ан силь­но опе­ча­лил­ся и сам за­ду­мал пой­ти к Иустине, на­де­ясь на си­лу сво­е­го вол­шеб­ства. Он пре­вра­щал­ся и в жен­щи­ну, и в пти­цу, но еще не успе­вал дой­ти до две­рей до­ма Иусти­ны, как уже при­зрач­ное по­до­бие кра­си­вой жен­щи­ны, и рав­но и пти­цы, ис­че­за­ло, и он воз­вра­щал­ся со скор­бью.

По­сле се­го Ки­при­ан на­чал мстить за свой по­зор и на­во­дил сво­им волх­во­ва­ни­ем раз­ные бед­ствия на дом Иусти­ны и на до­ма всех срод­ни­ков ее, со­се­дей и зна­ко­мых, как неко­гда диа­вол на пра­вед­но­го Иова (Иов.1:15-19, 2:7). Он уби­вал скот их, по­ра­жал ра­бов их яз­ва­ми и та­ким об­ра­зом ввер­гал их в чрез­мер­ную пе­чаль. Он по­ра­зил бо­лез­нью и са­му Иусти­ну, так что она ле­жа­ла в по­сте­ли, а мать ее пла­ка­ла о ней. Иусти­на же уте­ша­ла мать сою сло­ва­ми про­ро­ка Да­ви­да: «Не умру, но бу­ду жить и воз­ве­щать де­ла Гос­под­ни» (Пс.117:17).

Не толь­ко на Иусти­ну и ее срод­ни­ков, но и на весь го­род, по Бо­жию по­пуще­нию, на­вел Ки­при­ан бед­ствия вслед­ствие сво­ей неукро­ти­мой яро­сти и боль­шо­го по­срам­ле­ния. По­яви­лись яз­вы на жи­вот­ных и раз­лич­ные бо­лез­ни сре­ди лю­дей; и про­шел, по бе­сов­ско­му дей­ствию, слух, что ве­ли­кий жрец Ки­при­ан каз­нит го­род за со­про­тив­ле­ние ему Иусти­ны. То­гда по­чет­ней­шие граж­дане при­шли к Иустине и с гне­вом по­буж­да­ли ее, чтобы она не пе­ча­ли­ла бо­лее Ки­при­а­на и вы­хо­ди­ла за­муж за Агла­и­да во из­бе­жа­ние еще боль­ших бед­ствий из-за нее для все­го го­ро­да. Она же всех успо­ка­и­ва­ла, го­во­ря, что ско­ро все бед­ствия, при­чи­ня­е­мые при по­мо­щи бе­сов Ки­при­а­ном, пре­кра­тят­ся. Так и слу­чи­лось. Ко­гда свя­тая Иусти­на по­мо­ли­лась усерд­но Бо­гу, тот­час все бе­сов­ское на­ва­жде­ние пре­кра­ти­лось; все ис­це­ли­лись от язв и вы­здо­ро­ве­ли от бо­лез­ней. Ко­гда со­вер­ши­лась та­кая пе­ре­ме­на, лю­ди про­слав­ля­ли Хри­ста, а над Ки­при­а­ном и его вол­шеб­ною хит­ро­стью из­де­ва­лись, так что он от сты­да не мог уже по­ка­зать­ся сре­ди лю­дей и из­бе­гал встре­чать­ся да­же с зна­ко­мы­ми. Убе­див­шись, что си­лы крест­но­го зна­ме­ния и Хри­сто­ва Име­ни ни­что не мо­жет по­бе­дить, Ки­при­ан при­шел в се­бя и ска­зал диа­во­лу:

– О, гу­би­тель и обо­льсти­тель всех, ис­точ­ник вся­кой нечи­сто­ты и сквер­ны! Ныне я узнал твою немощь. Ибо ес­ли ты бо­ишь­ся да­же те­ни кре­ста и тре­пе­щешь Име­ни Хри­сто­ва, то что ты бу­дешь де­лать, ко­гда Сам Хри­стос при­дет на те­бя? Ес­ли ты не мо­жешь по­бе­дить осе­ня­ю­щих се­бя кре­стом, то ко­го ты ис­торг­нешь из рук Хри­сто­вых? Ныне я ура­зу­мел, ка­кое ты ни­что­же­ство; ты не в си­лах да­же ото­мстить! По­слу­шав­шись те­бя, я, несчаст­ный, пре­льстил­ся и по­ве­рил тво­ей хит­ро­сти. От­сту­пи от ме­ня, про­кля­тый, от­сту­пи, – ибо мне сле­ду­ет умо­лять хри­сти­ан, чтобы они по­ми­ло­ва­ли ме­ня. Сле­ду­ет мне об­ра­тить­ся к бла­го­че­сти­вым лю­дям. чтобы они из­ба­ви­ли ме­ня от ги­бе­ли и по­за­бо­ти­лись о мо­ем спа­се­нии. Отой­ди, отой­ди от ме­ня, без­за­кон­ник, враг ис­ти­ны, про­тив­ник и нена­вист­ник вся­ко­го добра.

Услы­шав сие, диа­вол бро­сил­ся на Ки­при­а­на, чтобы убить его, и, на­пав, на­чал бить и да­вить его. Не на­хо­дя ни­где за­щи­ты и не зная, как по­мочь се­бе и из­ба­вить­ся от лю­тых бе­сов­ских рук, Ки­при­ан, уже ед­ва жи­вой, вспом­нил зна­ме­ние свя­то­го кре­ста, си­лою ко­то­ро­го про­ти­ви­лась Иусти­на всей бе­сов­ской си­ле, и вос­клик­нул:

– Бо­же Иусти­ны, по­мо­ги мне!

За­тем, под­няв ру­ку, пе­ре­кре­стил­ся, и диа­вол тот­час от­ско­чил от него, как стре­ла, пу­щен­ная из лу­ка. Со­брав­шись с ду­хом, Ки­при­ан стал сме­лее и, при­зы­вая имя Хри­сто­во, осе­нял се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и упор­но про­ти­вил­ся бе­су, про­кли­ная его и уко­ряя. Диа­вол же, стоя вда­ли от него и не смея при­бли­зить­ся, из бо­яз­ни крест­но­го зна­ме­ния и Хри­сто­ва Име­ни, вся­че­ски угро­жал Ки­при­а­ну, го­во­ря:

– Не из­ба­вит те­бя Хри­стос от рук мо­их!

За­тем, по­сле дол­гих и ярост­ных на­па­де­ний на Ки­при­а­на, бес за­ры­чал, как лев, и уда­лил­ся.

То­гда Ки­при­ан взял все свои ча­ро­дей­ские кни­ги и по­шел к хри­сти­ан­ско­му епи­ско­пу Ан­фи­му. Упав к но­гам епи­ско­па, он умо­лял ока­зать ему ми­лость и со­вер­шить над ним Свя­тое Кре­ще­ние. Зная, что Ки­при­ан – ве­ли­кий и для всех страш­ный волх­во­ва­тель, епи­скоп по­ду­мал, что он при­шел к нему с ка­кой-ли­бо хит­ро­стью, и по­то­му от­ка­зы­вал ему, го­во­ря:

– Мно­го зла тво­ришь ты меж­ду языч­ни­ка­ми; оставь же в по­кое хри­сти­ан, чтобы те­бе не по­гиб­нуть в ско­ром вре­ме­ни.

То­гда Ки­при­ан со сле­за­ми ис­по­ве­дал все епи­ско­пу и от­дал ему свои кни­ги на со­жже­ние. Ви­дя его сми­ре­ние, епи­скоп на­учил его и на­ста­вил свя­той ве­ре, а за­тем по­ве­лел ему го­то­вить­ся к Кре­ще­нию; кни­ги же его сжег пред все­ми ве­ру­ю­щи­ми граж­да­на­ми.

Уда­лив­шись от епи­ско­па с со­кру­шен­ным серд­цем, Ки­при­ан пла­кал о гре­хах сво­их, по­сы­пал пеп­лом го­ло­ву и ис­крен­но ка­ял­ся, взы­вая к ис­тин­но­му Бо­гу об очи­ще­нии сво­их без­за­ко­ний. При­шед­ши на дру­гой день в цер­ковь, он слу­шал сло­во Бо­жие с ра­дост­ным уми­ле­ни­ем, стоя сре­ди ве­ру­ю­щих. Ко­гда же диа­кон по­ве­лел огла­шен­ным вый­ти вон, воз­гла­шая: «ели­цы огла­шен­нии, изы­ди­те»[16], – неко­то­рые уже вы­хо­ди­ли, Ки­при­ан не хо­тел вый­ти, го­во­ря диа­ко­ну:

– Я – раб Хри­стов; не из­го­няй ме­ня от­сю­да.

Диа­кон же ска­зал ему:

– Так как над то­бою еще не со­вер­ше­но Свя­тое Кре­ще­ние, то ты дол­жен вый­ти из хра­ма.

На сие Ки­при­ан от­ве­тил:

– Жив Хри­стос, Бог мой, из­ба­вив­ший ме­ня от диа­во­ла, со­хра­нив­ший де­ви­цу Иусти­ну чи­стою и по­ми­ло­вав­ший ме­ня; не из­го­нишь ме­ня из церк­ви, по­ка я ста­ну со­вер­шен­ным хри­сти­а­ни­ном.

Диа­кон ска­зал о сем епи­ско­пу, а епи­скоп, ви­дя усер­дие Ки­при­а­на и пре­дан­ность к Хри­сто­вой ве­ре, при­звал его к се­бе и немед­лен­но кре­стил его во имя От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха.

Узнав о сем, свя­тая Иусти­на воз­бла­го­да­ри­ла Бо­га, раз­да­ла мно­го ми­ло­сты­ни ни­щим и сде­ла­ла в цер­ковь при­но­ше­ние. Ки­при­а­на же на вось­мой день епи­скоп по­ста­вил в чте­ца, на два­дца­тый в ипо­ди­а­ко­на, на трид­ца­тый в диа­ко­на, а чрез год ру­ко­по­ло­жил во иереи. Ки­при­ан вполне из­ме­нил свою жизнь, с каж­дым днем уве­ли­чи­вал он свои по­дви­ги и, по­сто­ян­но опла­ки­вая преж­ние злые де­я­ния, со­вер­шен­ство­вал­ся и вос­хо­дил от доб­ро­де­те­ли к доб­ро­де­те­ли. Ско­ро он был по­став­лен епи­ско­пом и в этом сане про­во­дил та­кую свя­тую жизнь, что срав­нял­ся со мно­ги­ми ве­ли­ки­ми свя­ты­ми; при сем он рев­ност­но за­бо­тил­ся о вве­рен­ном ему Хри­сто­вом ста­де. Свя­тую Иусти­ну де­ви­цу он по­ста­вил диа­ко­нис­сою, а за­тем по­ру­чил ей де­ви­чий мо­на­стырь, сде­лав ее игу­ме­ни­ею над дру­ги­ми де­ви­ца­ми хри­сти­ан­ски­ми. Сво­им по­ве­де­ни­ем и на­став­ле­ни­ем он об­ра­тил мно­гих языч­ни­ков и при­об­рел их для Церк­ви Хри­сто­вой. Та­ким об­ра­зом, идо­ло­слу­же­ние ста­ло пре­кра­щать­ся в той стране, и сла­ва Хри­сто­ва уве­ли­чи­ва­лась.

Ви­дя стро­гую жизнь свя­то­го Ки­при­а­на, за­бо­ты его о ве­ре Хри­сто­вой и о спа­се­нии душ че­ло­ве­че­ских, диа­вол скре­же­тал на него зу­ба­ми и по­бу­дил языч­ни­ков окле­ве­тать его пред пра­ви­те­лем во­сточ­ной стра­ны в том, что он бо­гов по­сра­мил, мно­гих лю­дей от­вра­тил от них, а Хри­ста, враж­деб­но­го бо­гам их, про­слав­ля­ет. И вот мно­гие нече­стив­цы при­шли к пра­ви­те­лю Ев­тол­мию, вла­дев­ше­му те­ми стра­на­ми, и кле­ве­та­ли на Ки­при­а­на и Иусти­ну, об­ви­няя их в том, что они враж­деб­ны и бо­гам, и ца­рю, и вся­ким вла­стям, – что они сму­ща­ют на­род, обо­льща­ют его и ве­дут вслед за со­бою, рас­по­ла­гая к по­кло­не­нию рас­пя­то­му Хри­сту. При сем они про­си­ли пра­ви­те­ля, чтобы он за сие пре­дал Ки­при­а­на и Иусти­ну смерт­ной каз­ни. Вы­слу­шав прось­бу, Ев­тол­мий ве­лел схва­тить Ки­при­а­на и Иусти­ну и по­са­дить их в тем­ни­цу. За­тем, от­прав­ля­ясь в Да­маск, он и их взял с со­бою для су­да над ни­ми. Ко­гда же при­ве­ли ему на суд уз­ни­ков хри­сто­вых, Ки­при­а­на и Иусти­ну, то он спро­сил Ки­при­а­на:

– За­чем ты из­ме­нил сво­ей преж­ней слав­ной де­я­тель­но­сти, ко­гда ты был зна­ме­ни­тым слу­гою бо­гов и мно­гих лю­дей при­во­дил к ним?

Свя­той Ки­при­ан рас­ска­зал пра­ви­те­лю, как узнал немощь и обо­льще­ние бе­сов и ура­зу­мел си­лу Хри­сто­ву, ко­то­рой бе­сы бо­ят­ся и тре­пе­щут, ис­че­зая от зна­ме­ния чест­но­го кре­ста, а рав­но изъ­яс­нил при­чи­ну сво­е­го об­ра­ще­ния ко Хри­сту, за Ко­то­ро­го об­на­ру­жи­вал го­тов­ность уме­реть. Му­чи­тель не вос­при­нял слов Ки­при­а­на в свое серд­це, но, не бу­дучи в со­сто­я­нии от­ве­чать на них, ве­лел по­ве­сить свя­то­го и стро­гать его те­ло, а свя­тую Иусти­ну бить по устам и очам. Во все вре­мя дол­гих му­че­ний они непре­стан­но ис­по­ве­до­ва­ли Хри­ста и с бла­го­да­ре­ни­ем пре­тер­пе­ва­ли все. За­тем му­чи­тель за­клю­чил их в тем­ни­цу и про­бо­вал лас­ко­вым уве­ща­ни­ем вер­нуть их к идо­ло­по­клон­ству. Ко­гда же он ока­зал­ся не в си­лах убе­дить их, то по­ве­лел бро­сить их в ко­тел; но ки­пя­щий ко­тел не при­чи­нял им ни­ка­ко­го вре­да, и они, как бы в про­хлад­ном ме­сте, про­слав­ля­ли Бо­га. Ви­дя сие, один идоль­ский жрец, по име­ни Афа­на­сий, ска­зал:

– Во имя бо­га Ас­кли­пия[17], я то­же бро­шусь в сей огонь и по­срам­лю тех вол­шеб­ни­ков.

Но ед­ва толь­ко огонь кос­нул­ся его, он тот­час умер. Ви­дя сие, му­чи­тель ис­пу­гал­ся и, не же­лая бо­лее су­дить их, по­слал му­че­ни­ков к пра­ви­те­лю Клав­дию в Ни­ко­ми­дию[18], опи­сав все слу­чив­ше­е­ся с ни­ми. Сей пра­ви­тель осу­дил их на усе­че­ние ме­чом. Ко­гда они бы­ли при­ве­де­ны на ме­сто каз­ни, то Ки­при­ан по­про­сил се­бе несколь­ко вре­ме­ни для мо­лит­вы, ра­ди то­го, чтобы преж­де бы­ла каз­не­на Иусти­на: он опа­сал­ся, чтобы Иусти­на не ис­пу­га­лась, при ви­де его смер­ти. Она же ра­дост­но скло­ни­ла свою го­ло­ву под меч и пре­ста­ви­лась к Же­ни­ху сво­е­му, Хри­сту. Ви­дя непо­вин­ную смерть сих му­че­ни­ков, некто Фео­к­тист, при­сут­ство­вав­ший там, очень со­жа­лел о них и, вос­пы­лав серд­цем к Бо­гу, при­пал к свя­то­му Ки­при­а­ну и, ло­бы­зая его, объ­явил се­бя хри­сти­а­ни­ном. Вме­сте с Ки­при­а­ном и он тот­час был осуж­ден на усе­че­ние. Так они пре­да­ли свои ду­ши в ру­ки Бо­жии; те­ла же их ле­жа­ли шесть дней непо­гре­бен­ны­ми. Неко­то­рые из быв­ших там стран­ни­ков тай­но взя­ли их и от­вез­ли в Рим, где и от­да­ли од­ной доб­ро­де­тель­ной и свя­той жен­щине, по име­ни Ру­фине, род­ствен­ни­це Клав­дия ке­са­ря[19]. Она по­хо­ро­ни­ла с че­стью те­ла свя­тых Хри­сто­вых му­че­ни­ков: Ки­при­а­на, Иусти­ны и Фео­к­ти­ста. При гро­бах же их про­ис­хо­ди­ли мно­гие ис­це­ле­ния при­те­кав­шим к ним с ве­рою. Мо­лит­ва­ми их да ис­це­лит Гос­подь и на­ши бо­лез­ни те­лес­ные и ду­шев­ные!


При­ме­ча­ния

[1] Де­кий – рим­ский им­пе­ра­тор с 249 по 271 г.

[2] Ан­тио­хия – ча­сто упо­треб­ля­е­мое имя го­ро­дов. Здесь, ве­ро­ят­нее все­го, ра­зу­ме­ет­ся Ан­тио­хия Фини­кий­ская, меж­ду Си­ри­ей и Па­ле­сти­ной, или же Ан­тио­хия Пи­си­дий­ская, на гра­ни­це с Фри­ги­ей, в за­пад­ной часть Ма­лой Азии.

[3] Т.е. язы­че­ский муд­рец, в смыс­ле лож­но­го муд­ре­ца.

[4] Под име­нем «волх­вов» или «ма­гов» в древ­но­сти ра­зу­ме­лись лю­ди муд­рые, об­ла­дав­шие вы­со­ки­ми и об­шир­ны­ми зна­ни­я­ми, осо­бен­но зна­ни­ем тай­ных сил при­ро­ды, недо­ступ­ны­ми обык­но­вен­ным лю­дям. Вме­сте с тем с этим име­нем со­еди­ня­лись по­ня­тия вол­шеб­ства, кол­дов­ства, во­рож­бы, за­кли­на­ний и раз­ных об­ма­нов и суе­ве­рий. Вол­шеб­ство у языч­ни­ков с древ­ней­ших вре­мен бы­ло силь­но раз­ви­то; про­тив него го­во­рит­ся во мно­гих ме­стах Свя­щен­но­го Пи­са­ния. По мне­нию мно­гих учи­те­лей Церк­ви, язы­че­ские волх­вы со­вер­ша­ли свои, ино­гда за­ме­ча­тель­ные, ча­ро­дей­ства под вли­я­ни­ем и при по­мо­щи ду­хов тьмы.

[5] Кар­фа­ген – древ­ней­шая, зна­ме­ни­тая ко­ло­ния фини­кий­цев, на се­ве­ре Аф­ри­ки, до­стиг­шая в древ­ней ис­то­рии выс­шей сте­пе­ни мо­гу­ще­ства и раз­ру­шен­ная в 146 г. до Р.Х.; на раз­ва­ли­нах древ­не­го Кар­фа­ге­на при пер­вых рим­ских им­пе­ра­то­рах воз­ник но­вый Кар­фа­ген, ко­то­рый су­ще­ство­вал с боль­шим блес­ком в про­дол­же­ние весь­ма дол­го­го вре­ме­ни. В Кар­фа­гене весь­ма силь­но был раз­вит язы­че­ский гре­ко-рим­ский культ, со все­ми его суе­ве­ри­я­ми, ча­ро­дей­ства­ми и «ма­ги­че­ским ис­кус­ством».

[6] Апол­лон – один из наи­бо­лее по­чи­та­е­мых гре­ко-рим­ских язы­че­ских бо­гов. По­чи­тал­ся бо­гом солн­ца и ум­ствен­но­го про­све­ще­ния, а так­же бла­го­по­лу­чия об­ще­ствен­но­го и по­ряд­ка, охра­ни­те­лем за­ко­на, бо­же­ством пред­ска­за­ния бу­ду­ще­го. Од­ним из глав­ных мест его куль­та бы­ла, меж­ду про­чим, до­ли­на Тем­пей­ская, в Се­вер­ной Гре­ции, рас­сти­лав­ша­я­ся у по­дош­вы зна­ме­ни­той в древ­но­сти го­ры Олим­па.

[7] Олимп пред­став­ля­ет со­бою соб­ствен­но це­лую (юго-во­сточ­ную) ветвь це­пи гор, со­став­ля­ю­щей гра­ни­цу меж­ду Ма­ке­до­ни­ей и Фес­са­ли­ей, в Се­вер­ной Гре­ции. Олимп у древ­них гре­ков по­чи­тал­ся ме­сто­пре­бы­ва­ни­ем их язы­че­ских бо­гов.

[8] Ар­гос – древ­няя гре­че­ская сто­ли­ца во­сточ­ной об­ла­сти Пе­ло­пон­не­са (юж­ной Гре­ции) – Ар­го­ли­ды; неда­ле­ко от него на­хо­дил­ся зна­ме­ни­тый храм язы­че­ской бо­ги­ни Ге­ры.

[9] Ге­ра (Юно­на) по­чи­та­лась древни­ми гре­ка­ми и рим­ля­на­ми сест­рой и же­ной глав­но­го их бо­га Зев­са, наи­бо­лее воз­вы­шен­ной и по­чи­та­е­мой меж­ду бо­ги­ня­ми; счи­та­лась бо­ги­ней зем­ли и пло­до­ро­дия и по­кро­ви­тель­ни­цей су­пру­жеств.

[10] Тав­ро­поль – соб­ствен­но храм в честь бо­ги­ни Ар­те­ми­ды (Ди­а­ны – бо­ги­ни лу­ны, по­чи­тав­шей­ся так­же по­кро­ви­тель­ни­цей све­жей, цве­ту­щей жиз­ни при­ро­ды) на ост­ро­ве Ика­ре, в юго-во­сточ­ной ча­сти Эгей­ско­го мо­ря (Ар­хи­пе­ла­га). На­име­но­ва­ние это­го ме­ста про­ис­хо­дит от то­го, что гре­ки, при­рав­ни­вая к Ар­те­ми­де бо­ги­ню древ­них оби­та­те­лей Та­ври­че­ско­го по­лу­ост­ро­ва – тав­ров Ор­си­ло­ху, на­зы­ва­ли ту и дру­гую без­раз­лич­но Тав­ро­по­лой.

[11] Ла­ке­де­мон, или Ла­ко­ния – юго-во­сточ­ная об­ласть Пе­ло­пон­не­са (Юж­ной Гре­ции). Част­нее это на­име­но­ва­ние обо­зна­ча­ло глав­ный го­род Ла­ко­нии, ина­че Спар­ту, от ко­то­рой со­хра­ни­лись те­перь лишь неболь­шие раз­ва­ли­ны.

[12] Мем­фис – древ­няя мо­гу­ще­ствен­ная сто­ли­ца все­го Егип­та – на­хо­дил­ся в Сред­нем Егип­те у Ни­ла, меж­ду глав­ной ре­кой и ее при­то­ком, омы­вав­шим за­пад­ную сто­ро­ну го­ро­да. От бле­стя­щей сто­ли­цы древ­не­го Егип­та ныне со­хра­ня­ют­ся лишь са­мые ни­чтож­ные, скуд­ные остат­ки при де­рев­нях Мет­ра­са­ни и Мо­ган­нан.

[13] Хал­де­я­ми на­зы­ва­лись ва­ви­лон­ские муд­ре­цы и уче­ные, за­ни­мав­ши­е­ся на­у­ка­ми, осо­бен­но аст­ро­но­ми­ей и на­блю­де­ни­ем све­тил небес­ных; они же бы­ли жре­ца­ми и ма­га­ми, за­ни­мав­ши­ми­ся тай­ным уче­ни­ем, га­да­ни­ем, тол­ко­ва­ни­ем снов и т.д. Впо­след­ствии этим име­нем на­зы­ва­лись, осо­бен­но на Во­сто­ке, во­об­ще вся­ко­го ро­да волх­вы, вол­шеб­ни­ки и га­да­те­ли, хо­тя бы они бы­ли и не из хал­де­ев, т.е. про­ис­хо­ди­ли не из Ва­ви­ло­на.

[14] По уче­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния, в тем­ном цар­стве злых от­пад­ших ду­хов есть свой глав­ный на­чаль­ник, ко­то­ро­го Пи­са­ние ча­сто на­зы­ва­ет «кня­зем бе­сов­ским», а так­же ве­ель­зе­ву­лом, ве­ли­а­ром, са­та­ною и т.д., яв­но от­ли­чая его от дру­гих бе­сов, ко­то­рые изо­бра­жа­ют­ся как бы под­власт­ны­ми по от­но­ше­нию к нему. Во­об­ще Пи­са­ние раз­ли­ча­ет злых ду­хов по их сте­пе­ням и си­ле их вла­сти.

[15] В смыс­ле – но­во­го зло­че­сти­во­го волх­ва, ча­ро­дея и по­слуш­но­го слу­жи­те­ля диа­во­ла. Под име­нем Зам­врия здесь оче­вид­но ра­зу­ме­ет­ся зна­ме­ни­тый древ­ний еги­пет­ский маг, о ко­то­ром из­вест­но от древ­них клас­си­че­ских пи­са­те­лей, про­сла­вив­ший­ся сво­и­ми необы­чай­ны­ми ча­ро­ва­ни­я­ми и на­хо­див­ший­ся, по мне­нию от­цов Церк­ви, в со­об­ще­стве с тем­ны­ми бе­сов­ски­ми си­ла­ми.

[16] Под име­нем «огла­шен­ных» в древ­ней церк­ви ра­зу­ме­лись взрос­лые, же­лав­шие при­нять Кре­ще­ние и при­го­тов­ляв­ши­е­ся к нему через озна­ком­ле­ние с уче­ни­ем Церк­ви. Имея пра­во вхо­да в храм для слу­ша­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния и по­уче­ний и да­же при­сут­ство­вать в на­ча­ле ли­тур­гии (на ли­тур­гии огла­шен­ных), они пред на­ступ­ле­ни­ем са­мой важ­ной и су­ще­ствен­ной ча­сти ли­тур­гии – ли­тур­гии вер­ных – долж­ны бы­ли немед­лен­но вы­хо­дить из хра­ма, о чем они гром­ко и опо­ве­ща­лись диа­ко­ном чрез воз­глас, и до­се­ле со­хра­ня­ю­щий­ся в Церк­ви при со­вер­ше­нии ли­тур­гии.

[17] Ас­кли­пий, или Эс­ку­лап, – гре­ко-рим­ский бог вра­чеб­но­го ис­кус­ства.

[18] Ни­ко­ми­дия – го­род в Ма­лой Азии. – От древ­ней цве­ту­щей Ни­ко­ми­дии до­се­ле со­хра­ня­ет­ся мно­го раз­ва­лин, сви­де­тель­ству­ю­щих о ее слав­ном про­шлом.

[19] Рим­ский им­пе­ра­тор Клав­дий II цар­ство­вал с 268 по 270 г. – Кон­чи­на свв. Ки­при­а­на, Иусти­ны и Фео­к­ти­ста по­сле­до­ва­ла око­ло 268 го­да.