Акафист святителю Афанасию III, патриарху Константинопольскому

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 15 мая (02 мая ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Кондак 1

Избранниче Христов, патриарше Афанасие, скорбное житие и подвиги твоя воспоминающе, любовию Тя, яко пастыря добраго и заступника нашего, песньми почтим. Ты же, имеяй дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободи, да зовем ти:

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Икос 1

Ангелов Творец и Господь сил благоплодную доброту души твоея провидя, святителю отче наш Афанасие, ум твой высоким благомыслием просвети, и стопы твоя от юности направи единаго на потребу взыскати. Ты же, уразумев мира сего непостоянство, возжелел единому Богу во иноческом чине служити. Тем же приими от нас сицевые похвалы:

Радуйся, верный рабе Христов, от юных лет Царю Небесному послуживший. Радуйся, человече Божий, непорочным житием своим Ангелом подобный. Радуйся, благодарственного юга благодатное прозябение. Радуйся, острова Крита рождение и возрастание. Радуйся, иноческое пострижение в тихой обители приявший. Радуйся, от подвижников благочестию наученный. Радуйся, млеком истиннаго Евангельскаго учения напоенный. Радуйся, догматы православнаго богословия добре уразумевый. Радуйся, заповеди Христовы изучивый и совершивый. Радуйся, непрестанною молитвою на высоту богомыслия возносимый. Радуйся, постом и воздержанием душепагубныя страсти умиривый.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 2

Видя, яко отчизна твоя тяжкому пленению от нечестивых агарян подпала, ты, отче Афанасие, утеснения и гонения от слуг Магомета претерпевая, помыслы своя к небесной отчизне возносил, во Едином Христе утешение имея, и Ему среди скорбных искушений радостные песни, яко Царю и Богу, воспеваше взывал: Аллилуиа.

Икос 2

Разум твой, Богом просвещенный, не утаися от Патриарха Цареградскаго, иже из уединения Критскаго тя призва и митрополитом града Солуни постави, да неуклонно возвестиши слово истины стаду словесных овец Христовых, душеспасительною пищею учения Евангельскаго их научая, темже тя, яко пастыря добраго, сице прославляем:

Радуйся, светильниче немеркнущий света невечерняго. Радуйся, неутомимый проповедниче правды Евангельския. Радуйся, апостолов преемниче и подражателю. Радуйся, солунян равноапостольный архипастырю и учителю. Радуйся, яко Богом врученное тебе стадо среди трудов и злых напастей добре пасый. Радуйся, яко овцы своя словесныя от душегубных волков охранявый. Радуйся, и на кафедре святительстей иноческих подвигов не оставивый. Радуйся, в посте и молитве непрестанно пребывавый.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 3

Сила Божия почивала на тебе, святителю Афанасие, и невидимо в борьбе с еретиками и от православный веры отступниками, укрепляла. Темже ни хитросплетения еретическая, ни острые стрелы лукаваго учения не поколебаша тебе. Яко твердый адамант стоял еси на камени веры святоотеческия и Единому главе Церкве Христовы, Пастыреначальнику Христу воспевал: Аллилуиа.

Икос 3

Первосвятитель Цареграда всеблаженный Кирилл возлюбив тебе, яко отец любит чадо свое, имеюще тебе в трудех своих помощника, и в гонении от неверных сострадальца, темже и мы тебе. Богом и людьми возлюбленному, взываем:

Радуйся, звездо, на тверди Церкви Христовой сияющая. Радуйся, веры православныя столпе непоколебимый. Радуйся, лицемернаго учения латинскаго непобедимый обличителю. Радуйся, православия истиннаго всемощный защитителю. Радуйся, в винограднике Христове добре потрудивыйся. Радуйся, овец заблудших ко Христу приведый. Радуйся, богослове златословесный. Радуйся, благодати Божией тайновидче.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 4

Буря гонений, юже подъяша на Церковь Христову латиняне со агаряны, сняла с кафедры вселенскаго патриарха, блаженнаго Кирилла, иже лютую смерть в муках претерпе, от врагов удавление приемый. Ты же, святителю Афанасие, жребий его понести сподобися и, приявши в свои богоноснии руце кормило корабля церковнаго, песнь серафимскую Христу, Церкви Основоположнику, воспел: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаша, яко ты, святителю Афанасие, подобно великому Афанасию из Александрии, зело посрамлял своим учением врагов веры православныя, и за сие с кафедры своея изгнан был еси еретиками. Темже, яко исповедника Христова, сицевыми похвалы ублажаем:

Радуйся, апостолов наследниче. Радуйся, мучеников сострадальниче. Радуйся, твердый Христов исповедниче. Радуйся, в гонениях терпение явивый. Радуйся, злобу врагов любовию Христовою победивый Радуйся, яко двоекратно с кафедры святительския был изгоняем. Радуйся, яко великими скорбями был искушаем. Радуйся, единое утешение в молитве к Богу имевый.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 5

Подобно звезде боготечней пришел еси, святителю отче Афанасие, из Цареграда на гору Афонскую в удел Пресвятыя Богородицы, и тамо уединенную келию создав, добрым трудом в безмолвии, посте и молитве потрудися, день и нощь Пресвятей Троице, воспевая песнь хвалебную: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше, святителю отче Афанасие, яко келия твоя многи иноки к себе собра и во благоустроенный скит расширися, где и до ныне имя Христово иноками прославляется; и память о тебе сицевыми похвалы утверждается:

Радуйся, иноческого уединения устроителю. Радуйся, благовонный фимиаме молитвы к Богу. Радуйся, яко тихое и благоприятное для спасения пристанище на Афоне обретший. Радуйся, под покровом Богоматери в покое богоугодно поживший. Радуйся, лукавые хитросплетения диавола победивый. Радуйся, яко изгнание и жестокия муки мужемудренно претерпевый. Радуйся, яко подобно Христу и ты не имел где главу подклонити. Радуйся, все добродетели усовершивый.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 6

Проповедником православнаго вероучения был ты в земли молдавстей и тамо в монастыре святителя и чудотворца Николая временный покой от трудов, гонений и злобы обрел еси, и на спасение верных чад Церкви тамо потрудися, безпрестанно наставляя их богоприятно воспевати Триединому Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Немеркнущий свет Богопознания, возсия в боголюбивой душе твоей, святителю Божий, вознесе тя на высоту духовнаго совершенства, яко на некий таемный Фавор, отонюдуже и наша затемненным души твоим молитвенным пред Господем предстательством просвети, во еже глаголати тебе сия похвалы:

Радуйся, пресветлая заре, верным душам путь к Солнцу Правды показующая. Радуйся, бисере честный, боголюбивая сердца просвещающий. Радуйся, Божественныя благодати непорочное жилище. Радуйся, Духа Святаго избранный сосуде. Радуйся, главе, десницею Вышняго освященная. Радуйся, реко, водами богомудрия напоенная. Радуйся, граде, верху горы стояй. Радуйся, чаше, Божественнаго мира исполненная.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 7

Человеколюбец Господь, возжелав содеяти тя, святителю Афанасие, близким стране нашей, вложи тебе мысль шествовати в землю нашу, да обрящеши зде духовное утешение и молитвами твоими освятиши страну нашу, в ней же с древних лет Пресвятой Троице песнь хвалебная воспевается: Аллилуиа.

Икос 7

Видя в тебе нового поборника благочестия царь Алексий, с любовию прият тя, святителю, и богатыми дары тя одари. Мы же смиренно приносим тебе, яко дары, сии словесныя похвалы:

Радуйся, яко землю нашу стопами ног твоих освятивый. Радуйся, яко в старости маститей душевную юность явивый. Радуйся, яко сердца людей наших молитвами твоими утешивый. Радуйся, яко боголюбивый народ наш своим пришествием возвеселивый. Радуйся, церковнаго благочестия поборниче. Радуйся, ересей и расколов обличителю. Радуйся, верных мудрый наказателю. Радуйся, чистоты веры православныя охранителю.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 8

Странник чуждый был еси святителю Афанасие в земли нашей, но токмо по языку, по вере же и благочестию близок был еси народу нашему, и по воле Божией скоро и второе отечество в стране нашей обрел, и сном смерти зде почил, да содеешися заступником и молитвенником пред Богом за народ наш, иже всечасно воспевает Богу хвалебную песнь: Аллилуиа.

Икос 8

Сердцем всем предавшись Богу и Богом наставляемый, пришел еси ты, святителю Афанасие, в монастырь Лубенский, и в болезни пребывая, благоволил остатися тамо. Но и в немощи сущий, молитвенных подвигов не оставил и, уединенное место избрав, молитвы ко Господу непрестанно возносил. Темже и мы с любовию тебе зовем:

Радуйся, святителю Божий, своим пришествием тихую обитель Лубенскую прославивший. Радуйся, своими дивными чудесы ту возвеличивший. Радуйся, яко и наш храм нетлением своих мощей обогативый. Радуйся, яко благодатию цельбоносных мощей его освятивый. Радуйся, среди непрестанных псалмопений мирную кончину приявый. Радуйся, в коленопреклоненней молитве ангела смерти сретивый. Радуйся, к сонму святых сопричтенный. Радуйся, нетлением от Бога награжденный.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 9

Вси ангели Божии с радостным пением сретили праведную душу твою, святителю Афанасие, егда из темницы телесныя до небесных обителей она возношашеся и Творцем ангелов в райския селения прията была и купно с сонмом ангелов немолчно песнь Богу воспела: Аллилуиа.

Икос 9

Буесловцы витийствующие, иже онеправдовали тя, посрамлены быша. Ты же, святителю Афанасие, нетлением и чудесы от Господа по смерти прославлен был еси. Ибо святыя мощи твоя по восьмилетнем в могиле пребывании обретены были целы и невредимы и даже святительских риз твоих не коснуся тление. Радуяся сему явному свидетельству твоея святости, приносим ти сия похвалы:

Радуйся, смерть приявый, но тления не познавый. Радуйся, благодатными цельбами своя мощи прославивый. Радуйся, яко раку мощей целебницей недугов являеши. Радуйся, яко от нея ежечасно людям великия милости подаеши. Радуйся, яко и по смерти на кафедре святительстей возседаеши. Радуйся, яко десницею твоею, для лобзания положенною, невидимо нас благословляеши. Радуйся, яко от бед и скорбей, молитвами твоими нас избавляеши. Радуйся, целебниче безмездный.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 10

Спасение вечное наследовал еси, незабвенный Святителю. Нам же, волнами житейскаго моря обуреваемым, верным кормчим и заступником себе являеши даже до сего дне. Онем тя призывающим в сониих и видениих помощь подаеши; инех же верных к тихому пристанищу направляеши, да купно с тобою дивному во святых Богу воспоют: Аллилуиа.

Икос 10

Царя Небеснаго Христа верный служителю, святителю отче Афанасие, нас рабов Его ленивых и непотребных – подвигни данною тебе с небесе благодатию на совершение добродетелей и призови к исполнению заповедей Христовых, да подражатели тебе будем; в час смерти нашея, благую надежду на спасение имамы, взывая к тебе сими похвалы:

Радуйся, Афанасие, Богом прославленный. Радуйся, архиерею, от Превечнаго Архиерея Христа благодатными дарами исполненный. Радуйся, рода христианскаго благодатный покровителю. Радуйся, почитающих тя неусыпный молитвенниче. Радуйся, вдов и сирот неумытный заступниче. Радуйся, тяжких страдальцев скорый помощниче. Радуйся, недугующих врачу. Радуйся, разслабленных целителю.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 11

Хвалебных пений наших не отрини, святителю Божий, но милостивно приими их и вознеси за нас своя теплыя молитвы ко Господу Богу, да милостив будет к неправдам нашим. Мы же не дерзаем ко Господу взывати о благодати, имея же тебе великаго угодника Божия за нас пред Ним ходатая, взываем к Нему тя прославившему: Аллилуиа.

Икос 11

Яко светлосияннаго светильника почитаем тя, святителю отче Афанасие, ибо свет добрых твоих дел, имиже Отец Небесный славится, во веки не померкнет. И ныне пред Его Престолом святым во славе предстоя, от нас сии похвалы приими:

Радуйся, яко во славе святых пребываеши. Радуйся, яко о душах наших усердныя молитвы возносиши. Радуйся, святости и чистоты крине ароматный. Радуйся, всех добродетелей цвете прекрасный. Радуйся, всех окраденных и обездоленных милостивый защитниче. Радуйся, пастырю добрый и по смерти овец словесных назидающий. Радуйся, всем к твоей честней раце притекающим, добрыя дары подающий. Радуйся, и наш град неусыпно охраняющий.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 12

Благодати Божией исполненная рака святых мощей твоих, святителю отче Афанасие, взоры наша радует и сердца умиляет, ибо мы зрим тя на кафедре святительстей возседающим и жезл архиерейский в руце держащим. Темже поклоняяся нетленным и многоцелебным мощем твоим, прославляем Бога, даровавшаго их нам на утешение и исцеление, немолчно Ему вопием: Аллилуиа.

Икос 12

Воспевая многая и предивная чудеса твоя, чудотворче святителю Афанасие, величаем и восхваляем тя, таковую благодать от Бога приемшаго и усердно молим тя: в час смерти, егда убогая душа наша к своему исходу приблизится и ужасы демонския ю окружат, яви нам твое заступление и молитвами твоими избави нас от власти велиара, да благодарственно воззовем к тебе сице:

Радуйся, яко велие дерзновение пред Господем имаши. Радуйся, апостольскаго престола наследниче. Радуйся, яко на небеси со апостолы во славе возседаеши. Радуйся, яко и на земли на кафедре святительстей нетленными мощами пребываеши. Радуйся, страны нашея славо и похвало. Радуйся, града нашего ежечасная радосте. Радуйся, телес наших врачу благодатный. Радуйся, душ наших предстателю спасающий.

Радуйся, святителю Афанасие, великий чудотворче.

Кондак 13

О великий чудотворче, святителю Христов отче наш Афанасие, многая моления оставльше о едином тя молим и просим: вознеси твоя святыя молитвы ко Господу Богу и избави нас от осуждения вечнаго и мучений адских, да твоим заступлением сподобимся купно с тобою блаженство рая наследовати и со всеми святыми пети Творцу нашему: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

Молитва

О святителю Христов, угодниче Божий Афанасие! Велением Божиим жребий служения святительскаго восприим и крест Христов на рамена своя возложив, был еси пастырь добрый, светильник всесветлый, столп непоколебимый, Церкве служитель верный, иерархов начальник, Православия защитник, нечестия искоренитель, сего ради и водворился еси в дому Господа твоего. Тебе убо просим: молися о нас, с верою и любовию притекающих к честным и многоцелебным мощем твоим, не отрини просящих у тебе помощи в скорбех и болезнех. Молитвою твоею предстани ко Всевышнему Владыце, исходатайствуй яже на пользу душ и телес наших и отверзи нам двери милосердия Божия. Ходатайством твоим сохрани Церковь Святую тверду и непоколебиму от навет вражиих. Моли Господа и Владыку, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте. Соблюди храм сей, в немже вселился еси, от всяких бед и напастей и от всех враг видимых и невидимых, и, якоже в жизни критския люди от неправеднаго агарянскаго убиения избавил еси, тако и ныне на Небесех непрестанно молися ко Господу избавитися нам от всякаго злаго обстояния. Подаждь руку помощи и всем православным христианам, притекающим к честным и нетленным мощем твоим и в молитвах своих тя призывающим. Ускори на молитву и потщися на помощь, имиже веси судьбами, да вси, бесприкладное Божие милосердие видяще и чаемую помощь получивше, славят подавшаго тебе силу и славу Отца и Сына и Святаго Духа, во Единем Существе славимаго Бога, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Краткое житие святителя Афанасия III Пателария, патриарха Константинопольского

Свя­ти­тель Афа­на­сий Си­дя­щий, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский, ро­дил­ся в 1597 г. в г. Ре­вимне на о. Крит. Он про­ис­хо­дил из знат­но­го гре­че­ско­го ро­да Па­те­ла­ри­ев, быв­ше­го в род­стве с ви­зан­тий­ской им­пе­ра­тор­ской ди­на­сти­ей Па­лео­ло­гов. Св. Афа­на­сий по­лу­чил бле­стя­щее раз­но­сто­рон­нее об­ра­зо­ва­ние. Но несмот­ря на об­ра­зо­ван­ность и из­вест­ность в об­ще­стве, свет­ская жизнь с ее су­ет­ны­ми удо­воль­стви­я­ми и при­зрач­ной сла­вой не со­блаз­ни­ли его, свя­то­го влек­ла жизнь хри­сти­ан­ских по­движ­ни­ков. По­сле смер­ти от­ца св. Афа­на­сий при­нял ино­че­ское по­стри­же­ние в од­ном из со­лун­ских мо­на­сты­рей, а поз­же под­ви­зал­ся на Афоне. Вско­ре свя­той стал из­ве­стен как вы­да­ю­щий­ся про­по­вед­ник, тол­ко­ва­тель Свя­щен­но­го Пи­са­ния и гим­но­граф, ав­тор ду­хов­ных пес­но­пе­ний в честь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и неко­то­рых свя­тых. Свя­той пе­ре­вел с ев­рей­ско­го на но­во­гре­че­ский язык Псал­тирь, ко­то­рая впо­след­ствии хра­ни­лась в оби­те­ли св. апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва на о. Пат­мо­се.

В 1626 г. свя­ти­тель Афа­на­сий был на­зна­чен в Ва­ла­хию, где про­по­ве­до­вал Хри­сто­во уче­ние сре­ди ва­ла­хов и мол­да­ван.

За свои тру­ды и ду­хов­ные да­ро­ва­ния свя­той был на­зна­чен Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­хом Ки­рил­лом I про­по­вед­ни­ком при Кон­стан­ти­но­поль­ской ка­фед­ре, а в 1631 г. – епи­ско­пом Фес­са­ло­ни­кий­ским (Со­лун­ским). В мар­те 1634 г., по­сле из­гна­ния ту­рец­ки­ми вла­стя­ми пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла I, свя­ти­тель был воз­ве­ден на пат­ри­ар­ший пре­стол. По­сле воз­вра­ще­ния пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла из ссыл­ки свя­ти­тель Афа­на­сий оста­вил пат­ри­ар­ший пре­стол и бо­лее го­да про­жил на Афоне, со­вер­шен­ству­ясь в по­дви­гах по­ста и мо­лит­вы. За­тем он жил один год в Ита­лии, где па­па пред­ло­жил ему при­нять ка­то­ли­че­ство, обе­щая воз­ве­сти его в кар­ди­наль­ское до­сто­ин­ство. Но свя­ти­тель Афа­на­сий остал­ся ве­рен свя­то­му пра­во­сла­вию. С 1638 г. он вновь стал управ­лять Со­лун­ской ка­фед­рой. В то вре­мя в хра­мах Со­лун­ской мит­ро­по­лии, тер­пев­шей при­тес­не­ния со сто­ро­ны ту­рок, не хва­та­ло бо­го­слу­жеб­ных книг, цер­ков­ной утва­ри и об­ла­че­ний. Свя­ти­тель неод­но­крат­но об­ра­щал­ся за по­мо­щью к рус­ско­му ца­рю, а за­тем и сам со­вер­шил несколь­ко пу­те­ше­ствий в Рос­сию, где по­се­щал свя­тые ме­ста и со­вер­шал бо­го­слу­же­ния в мо­на­сты­рях и хра­мах.

Од­на­жды, воз­вра­ща­ясь из Рос­сии, он тя­же­ло за­бо­лел и оста­но­вил­ся в Пре­об­ра­жен­ском Мгар­ском мо­на­сты­ре г. Луб­ны, где 5 ап­ре­ля 1654 г. мир­но ото­шел ко Гос­по­ду и был по­гре­бен по во­сточ­но­му обы­чаю: те­ло свя­то­го в пол­ном об­ла­че­нии бы­ло по­ме­ще­но в крес­ло и опу­ще­но в ка­мен­ную гроб­ни­цу в мо­на­стыр­ском Пре­об­ра­жен­ском хра­ме. 1 фев­ра­ля 1662 г. об­ре­ли нетлен­ные мо­щи свя­ти­те­ля, от ко­то­рых мно­гие бо­ля­щие по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние. Необыч­ное для Рос­сии по­гре­бе­ние свя­ти­те­ля Афа­на­сия в си­дя­чем по­ло­же­нии ста­ло при­чи­ной име­но­ва­ния его Афа­на­си­ем Си­дя­щим.

Ныне свя­тые мо­щи пат­ри­ар­ха Афа­на­сия по­ко­ят­ся в Бла­го­ве­щен­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре в г. Харь­ко­ве.

Полное житие святителя Афанасия III Пателария, патриарха Константинопольского

Свя­ти­тель Хри­стов Афа­на­сий, свя­тей­ший пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский, Лу­бен­ский чу­до­тво­рец, жил в 17 ве­ке, ко­гда на Ру­си цар­ство­ва­ли пер­вые ца­ри из до­ма Ро­ма­но­вых – Ми­ха­ил Фе­до­ро­вич и сын его Алек­сей Ми­хай­ло­вич. Ма­ло­рос­си­ей, или Укра­и­ной, в то вре­мя управ­лял гет­ман Бог­дан Хмель­ниц­кий, а со­сед­ним боль­шим гос­по­дар­ством Мол­да­во-Вла­хи­ей – род­ствен­ник Бог­да­на, гос­по­дарь Ва­си­лий Лу­пул; Гре­ция и ее сто­ли­ца Ца­рь­град бы­ла во вла­сти ту­рок. Ими управ­ля­ли: же­сто­кий сул­тан Му­рад IV, при ко­то­ром умер­ли му­че­ни­че­ской смер­тью два ца­ре­град­ских пат­ри­ар­ха: Ки­рилл Лу­ка­рис и Ки­рилл Кон­та­рис, – Иб­ра­гим 1-й, пе­ре­бив­ший всех хри­сти­ан на о. Кри­те, ро­дине пат­ри­ар­ха Афа­на­сия. 

Те вре­ме­на бы­ли са­мы­ми тя­же­лы­ми в жиз­ни Во­сточ­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви. Тур­ки за­пре­ти­ли хри­сти­а­нам-гре­кам от­кры­то ис­по­ве­до­вать свою ве­ру. Не ис­пол­няв­ших за­пре­ще­ния они об­ла­га­ли непо­силь­ны­ми штра­фа­ми, от­ни­ма­ли и гра­би­ли их иму­ще­ство, са­мих му­чи­ли и уби­ва­ли. То­гда бы­ло мно­го муч­ни­ков за ве­ру, нема­ло бы­ло и от­ступ­ни­ков от Хри­ста. За по­став­ле­ние для хри­сти­ан пат­ри­ар­ха тур­ки бра­ли с них боль­шую пла­ту. Кро­ме ту­рок, Во­сточ­ную Пра­во­слав­ную Цер­ковь тес­ни­ли ино­вер­ные хри­сти­ане-ка­то­ли­ки и про­те­стан­ты. Ка­то­ли­ки, осо­бен­но ка­то­ли­че­ские мо­на­хи-иезу­и­ты, все си­лы при­ла­га­ли к то­му, чтобы под­чи­нить Во­сточ­ную Цер­ковь Рим­ско­му па­пе, а про­те­стан­ты ста­ра­лись пра­во­слав­ное ве­ро­уче­ние за­ме­нить сво­им, не при­зна­ю­щим ни цер­ков­ной иерар­хии, ни та­инств. Те и дру­гие бы­ли весь­ма силь­ны, по­лу­чая для сво­е­го де­ла сред­ства и поль­зу­ясь за­ступ­ни­че­ством ко­ро­лей тех стран, от­ку­да они при­бы­ли. Пра­во­слав­ные гре­ки по сво­ей ма­ло­чис­лен­но­сти и бед­но­сти не мог­ли про­ти­во­сто­ять им, так что са­ми Кон­стан­ти­но­поль­ские пат­ри­ар­хи ино­гда всту­па­ли в друж­бу с ка­то­ли­ка­ми или про­те­стан­та­ми, на­де­ясь в слу­чае нуж­ды най­ти у них по­мощь. Но эта друж­ба ча­сто на­вле­ка­ла на пат­ри­ар­хов по­до­зре­ние в их непра­во­сла­вии. Вот при ка­ких тя­же­лых об­сто­я­тель­ствах при­шлось за­нять все­лен­ский пре­стол пат­ри­ар­ху Афа­на­сию III.
Свя­ти­тель Афа­на­сий – про­ис­хож­де­ни­ем грек, ро­дил­ся в го­ро­де Ре­тимне на о. Кри­те, в Сре­ди­зем­ном мо­ре в 1597 го­ду. Он про­ис­хо­дил из бла­го­че­сти­вой, знат­ной гре­че­ской се­мьи Па­те­ла­ри­ев, быв­шей в близ­ком род­стве с цар­ствен­ным ро­дом Па­лео­ло­гов. Род Па­те­ла­ри­ев от­ли­чал­ся вы­да­ю­щи­ми­ся ум­ствен­ны­ми да­ро­ва­ни­я­ми, о чем со­хра­ни­лись сви­де­тель­ства на­род­ных пе­сен. Отец свя­ти­те­ля Афа­на­сия Гри­го­рий Па­те­ла­рий был вы­да­ю­щим­ся уче­ным, фило­со­фом и пуб­ли­ци­стом. Мир­ское имя свя­ти­те­ля Афа­на­сия неиз­вест­но. Бу­дучи от­ро­ком, свя­ти­тель Афа­на­сий учил­ся в шко­ле зна­ме­ни­то­го в то вре­мя Ар­ка­дий­ско­го мо­на­сты­ря на о. Кри­те. В этой шко­ле он при­об­рел проч­ность зна­ний и твер­дость убеж­де­ний в право­те во­сточ­ной ве­ры. «Я был, – го­во­рил он о се­бе, – зна­то­ком бо­го­сло­вия, ма­те­ма­ти­ки, ри­то­ри­ки, мно­го­труд­ной грам­ма­ти­ки, пи­и­ти­ки, аст­ро­но­ми­че­ской пре­муд­ро­сти, му­зы­ки и дру­гих ис­кусств». Он пре­вос­ход­но вла­дел древ­не­гре­че­ским, ла­тин­ским, араб­ским и ита­льян­ским язы­ка­ми.
В юно­сти свя­ти­тель был весь­ма кра­сив ли­цом, с от­кры­тым доб­рым взгля­дом, рас­по­ла­гав­шим к нему лю­дей при пер­вой встре­че. По­то­мок цар­ско­го ро­да, бо­го­слов, фило­соф и по­эт по при­ро­де, он поль­зо­вал­ся боль­шим вни­ма­ни­ем в совре­мен­ном ему вы­со­ком об­ще­стве о. Кри­та, а при по­кро­ви­тель­стве Тэа­фе­та-па­ши, пра­ви­те­ля ост­ро­ва, ему пред­сто­я­ла и бле­стя­щая бу­дущ­ность. Но шум­ная жизнь свет­ско­го об­ще­ства не по ду­ше бы­ла юно­ше. Его влек­ла к се­бе ти­хая бла­го­че­сти­вая жизнь хри­сти­ан­ских по­движ­ни­ков о. Кри­та, св. го­ры Си­най­ской и Афо­на, про­во­див­ших все вре­мя в мо­лит­вен­ных по­дви­гах и этим пу­тем до­сти­гав­ших ду­хов­но­го со­вер­шен­ства. Пе­ред его мыс­лен­ным взо­ром вста­ва­ли об­ра­зы все­лен­ских свя­ти­те­лей: «бо­же­ствен­но­го, чуд­но­го» ца­ре­град­ско­го пат­ри­ар­ха Гри­го­рия Бо­го­сло­ва; Ва­си­лия Ве­ли­ко­го; Иоан­на Зла­то­уста и осо­бен­но уче­ни­ков и про­по­вед­ни­ков Еван­ге­лия ис­тин­но­го и тол­ко­ва­те­лей Св. Пи­са­ния, ко­то­рые во вре­ме­на свя­ти­те­ля Афа­на­сия все с ост­ро­ва Кри­та бы­ли, где и сам свя­ти­тель про­жил 26 лет. Доб­ро­воль­но оста­вив вы­со­кое свет­ское об­ще­ство, он от­рек­ся от всех его «пре­ле­стей», по­свя­тив се­бя на слу­же­ние Бо­гу, при­няв об­раз сми­рен­но­го ино­ка.
Уда­ле­ние от ми­ра и его со­блаз­нов, ма­те­ри­аль­ные ли­ше­ния, свя­зан­ные с при­ня­ти­ем ино­че­ско­го об­ра­за, по­движ­ни­че­ская жизнь, ко­то­рой он от­да­вал­ся и в по­сле­ду­ю­щие го­ды, ино­ку Афа­на­сию ка­за­лись еще недо­ста­точ­ны­ми для то­го, чтобы осу­ще­ствить в се­бе пре­под­но­сив­ши­е­ся ему об­ра­зы ис­тин­ных пас­ты­рей и учи­те­лей Церк­ви. Мо­нах Афа­на­сий все­це­ло устре­мил свою ду­шу в ум­ное мо­лит­вен­ное де­ла­ние, и от­дал­ся са­мо­усо­вер­шен­ство­ва­нию через чте­ние и изу­че­ние сло­ва Бо­жия. «О свя­щен­ная, чуд­ная, пре­свет­лая кни­га, – мо­лил­ся он в та­кие ча­сы над Св. Еван­ге­ли­ем, – мо­лю те­бя, про­све­ти оче­са ду­ши мо­ея».
Мо­нах Афа­на­сий ско­ро стал из­ве­стен в г. Ка­нее как вы­да­ю­щий­ся про­по­вед­ник и ис­тол­ко­ва­тель Св. Пи­са­ния, был вы­зван в Ца­рь­град, по­слан на про­све­ще­ние све­том Хри­сто­ва уче­ния вла­хов и мол­да­ван, для ко­то­рых он пе­ре­вел на совре­мен­ное на­род­ное на­ре­чие Псал­тирь (пе­ре­ве­ден­ная свя­ти­те­лем с ев­рей­ско­го на но­во­гре­че­ский язык Псал­тирь впо­след­ствии хра­ни­лась в оби­те­ли во имя свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва на о. Пат­мо­се, а спис­ки с нее – в раз­ных мо­на­сты­рях св. го­ры Афон) и в 1631 го­ду за вы­да­ю­щу­ю­ся по­движ­ни­че­скую и про­све­ти­тель­ную де­я­тель­ность был воз­ве­ден в сан епи­ско­па, а за­тем и мит­ро­по­ли­та Фес­са­ло­ни­кий­ско­го, ина­че Со­лун­ско­го.
Со вре­ме­ни воз­ве­де­ния в сан епи­ско­па, а за­тем и пат­ри­ар­ха, для свя­ти­те­ля на­чал­ся тес­ный путь, – путь пе­ча­ли, огор­че­ний, ду­шев­ных и те­лес­ных стра­да­ний, сми­рен­но прой­ден­ный им под тя­же­стью пат­ри­ар­ше­го ти­ту­ла. Гос­по­ду угод­но бы­ло ис­пы­тать тер­пе­ние пат­ри­ар­ха Афа­на­сия в уни­же­нии и твер­дость в ис­по­ве­да­нии, и он остал­ся непре­клон­но ве­рен Ему до кон­ца дней сво­их.
Фес­са­ло­ни­кий­ская мит­ро­по­лия, в пре­де­лах ко­то­рой на­хо­дит­ся Св. Го­ра Афон, са­мая бли­жай­шая к Ца­рь­гра­ду, наи­бо­лее бы­ла и ра­зо­ре­на тур­ка­ми. Бед­ствен­ное со­сто­я­ние, бес­по­ряд­ки в цер­ков­ном управ­ле­нии, ре­ли­ги­оз­ное смя­те­ние умов так тя­же­ло по­ра­зи­ли но­во­го епи­ско­па, что он го­тов был да­же со­всем от­ка­зать­ся от епи­скоп­ства. Но Гос­подь укре­пил во­лю его. «Воз­вра­та нет, – пи­сал по это­му слу­чаю мит­ро­по­лит Афа­на­сий, – во­лей-нево­лей я дол­жен ис­пол­нить то, за что взял­ся. Гос­подь ска­зал: по­ло­жи­вый ру­ку на ора­ло и огля­ды­ва­ю­щий­ся вспять не есть управ­лен в Цар­ствии Бо­жии (Лук.9,62). Зва­но­му на брак не сле­ду­ет пе­ча­лить­ся и по­ло­жив­ше­му ру­ку на ора­ло огля­ды­вать­ся на­зад».
В то вре­мя Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­ар­ший пре­стол за­ни­мал зна­ме­ни­тый пат­ри­арх Ки­рилл Лу­ка­рис. Он был в боль­шой друж­бе с про­те­стан­та­ми. Па­пи­сты вос­поль­зо­ва­лись этим об­сто­я­тель­ством, об­ви­ни­ли его пе­ред сул­та­ном в го­судар­ствен­ной из­мене, в про­те­стант­стве и до­би­лись ссыл­ки его в за­то­че­ние. Они хо­те­ли воз­ве­сти на пат­ри­ар­ший пре­стол сво­е­го еди­но­мыш­лен­ни­ка Ки­рил­ла Кон­та­ри­са, епи­ско­па Вер­рий­ско­го. Пра­во­слав­ные вос­ста­ли про­тив па­пи­ста Ки­рил­ла и на­сто­я­ли на том, чтобы пре­стол вре­мен­но, до воз­вра­ще­ния из ссыл­ки Ки­рил­ла Лу­ка­ри­са, за­ме­щен был Фес­са­ло­ни­кий­ским мит­ро­по­ли­том Афа­на­си­ем. На этот раз ка­то­ли­ки усту­пи­ли их же­ла­ни­ям, так как зна­ли, что мит­ро­по­лит Афа­на­сий весь­ма не одоб­ря­ет уче­ние про­те­стан­тов, их непри­ми­ри­мых вра­гов. Про­шло пять ме­ся­цев, а Ки­рилл не воз­вра­щал­ся из ссыл­ки; то­гда 5 мар­та 1634 г. мит­ро­по­ли­та Афа­на­сия из­бра­ли дей­стви­тель­ным пат­ри­ар­хом. За утвер­жде­ние его в этом сане сул­та­ну упла­ти­ли 180 000 руб. При из­бра­нии мит­ро­по­ли­та Афа­на­сия пат­ри­ар­хом име­лось в ви­ду, что хо­да­тай­ство его в та­ком сане пе­ред сул­та­ном о воз­вра­ще­нии Ки­рил­ла бу­дет иметь боль­ше зна­че­ния. Воз­ве­де­ние мит­ро­по­ли­та Афа­на­сия на пат­ри­ар­ший пре­стол со­сто­я­лось 25 мар­та, в день Бла­го­ве­ще­ния.
Вско­ре по­сле это­го со­бы­тия воз­вра­тил­ся Ки­рилл. Он остал­ся недо­во­лен всем тем, что про­изо­шло здесь в его от­сут­ствие. Хо­тя пат­ри­арх Афа­на­сий и усту­пил ему доб­ро­воль­но пре­стол, но по на­сто­я­нию недру­гов он все-та­ки был об­ви­нен в том, что слиш­ком мно­го бы­ло упла­че­но цер­ков­ных де­нег за его по­став­ле­ние. Про­те­стан­ты хо­те­ли этим об­ви­не­ни­ем опо­ро­чить пат­ри­ар­ха Афа­на­сия в гла­зах Кон­стан­ти­но­поль­ской паст­вы, у ко­то­рой он за ко­рот­кое вре­мя при­об­рел лю­бовь и ува­же­ние.
Ко­гда со­сто­ял­ся над пат­ри­ар­хом Афа­на­си­ем суд, ви­ны за ним не на­шли: хо­тя рас­ход на по­став­ле­ние был нема­лым, но обой­тись без него ни­как бы­ло нель­зя, дру­гим пат­ри­ар­хам за свое по­став­ле­ние при­хо­ди­лось пла­тить да­же зна­чи­тель­но боль­ше, но цель бы­ла до­стиг­ну­та.
Обес­че­щен­ный и оскорб­лен­ный та­ким об­ви­не­ни­ем, свя­ти­тель уда­лил­ся на Св. Го­ру Афон, где от­дал­ся мо­лит­вен­ным по­дви­гам и по­ло­жил ос­но­ва­ние оби­те­ли, ко­то­рая ныне зо­вет­ся рус­ским Свя­то-Ан­дре­ев­ским Ски­том. Через год, ко­гда пат­ри­арх Афа­на­сий был в Ита­лии, Рим­ский па­па, зная о его ду­шев­ном смя­те­нии, пред­ло­жил бы­ло ему пе­рей­ти в ка­то­ли­че­ство, обе­щая за то по­чет­ное ме­сто меж­ду ка­то­ли­че­ски­ми ар­хи­ере­я­ми, но свя­ти­тель с него­до­ва­ни­ем от­верг его пред­ло­же­ние.
В 1638 г. свя­ти­те­ля Афа­на­сия сно­ва хо­те­ли воз­ве­сти на пат­ри­ар­ший Кон­стан­ти­но­поль­ский пре­стол, но это­му по­ме­ша­ли иезу­и­ты. Они по­ста­ви­ли на пат­ри­ар­ше­ство вы­ше­упо­мя­ну­то­го па­пи­ста Ки­рил­ла Вер­рий­ско­го, а чтобы успо­ко­ить пра­во­слав­ных, за­ве­ри­ли их, что пат­ри­ар­ху Афа­на­сию бу­дет предо­став­ле­но ме­сто по­сле Ки­рил­ла (так как они не на­де­я­лись, что он дол­го про­бу­дет пат­ри­ар­хом), а до то­го вре­ме­ни вновь пред­ло­жи­ли пат­ри­ар­ху Афа­на­сию за­нять Фес­са­ло­ни­кий­скую мит­ро­по­лию с пра­вом управ­лять ею и слу­жить там по чи­ну и обы­чаю пат­ри­ар­ше­му.
Фес­са­ло­ни­кий­ская мит­ро­по­лия в это вре­мя ока­за­лась еще в боль­шем ра­зо­ре­нии. Не бы­ло ни со­су­дов цер­ков­ных, ни оде­я­ний, в чем мож­но бы­ло бы слу­жить пат­ри­ар­ху. Пат­ри­арх Афа­на­сий несколь­ко раз пи­сал в Моск­ву к ца­рю Ми­ха­и­лу Фе­до­ро­ви­чу, про­ся его по­мочь Со­лун­ской мит­ро­по­лии, «по­ги­ба­ю­щей, как ко­рабль в пу­чине», но по­мощь от­ту­да при­сы­ла­лась неболь­шая, осо­бен­но по срав­не­нию с нуж­дой, а меж­ду тем но­вый Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Пар­фе­ний гроз­но пре­ду­пре­дил свя­ти­те­ля, что он ли­шит его да­же пат­ри­ар­ше­го са­на, ес­ли он не бу­дет до­став­лять тре­бу­е­мо­го ко­ли­че­ства средств на со­дер­жа­ние его, Ца­ре­град­ско­го пат­ри­ар­ха. Де­ло до­шло до то­го, что через че­ты­ре го­да слу­же­ния пат­ри­ар­ха Афа­на­сия в Со­лу­ни его по­са­ди­ли в тюрь­му. «Бе­ды, му­че­ния и тем­нич­ное си­де­ние, ка­кие ему при­шлось там пе­ре­не­сти, невоз­мож­но и опи­сать»,— го­во­рит мол­дав­ский гос­по­дарь Ва­си­лий Лу­пул. Чтобы до­стать сред­ства на упла­ту дол­гов, свя­ти­тель ре­шил лич­но по­ехать в Моск­ву к ца­рю Ми­ха­и­лу Фе­до­ро­ви­чу и про­сить его о по­мо­щи. По­сле стра­да­ний в тюрь­ме и труд­ных пе­ре­ез­дов через Бал­кан­ские го­ры при­клю­чи­лась в Мол­дав­ской зем­ле бо­лезнь пат­ри­ар­ху, и он дол­жен был здесь оста­но­вить­ся. Боль­ной свя­ти­тель про­жил в Мол­да­вии де­вять лет, не пе­ре­ста­вая за­бо­тить­ся о сво­ей мит­ро­по­лии и от­да­вая свои на­до­рван­ные си­лы на бла­го­устро­е­ние Мол­дав­ской Церк­ви и про­све­ще­ние в Мол­да­вии юно­шей све­том Хри­сто­ва уче­ния.
В 1652 го­ду свя­ти­те­ля Афа­на­сия во вто­рой раз воз­ве­ли на пат­ри­ар­ший Кон­стан­ти­но­поль­ский пре­стол. В это вре­мя тур­ки ве­ли ра­зо­ри­тель­ную для се­бя вой­ну из-за ро­ди­ны пат­ри­ар­ха Афа­на­сия о. Кри­та; ца­ре­град­ская паства бы­ла в боль­шом стра­хе и пе­ча­ли: тур­ка­ми бы­ли уби­ты три ее пат­ри­ар­ха; все цер­ков­ные де­ла бы­ли в за­пу­сте­нии; в пат­ри­ар­шей казне де­нег не бы­ло; вра­ги но­во­го пат­ри­ар­ха про­те­стан­ты ста­ли рас­пус­кать слу­хи, что он весь­ма бла­го­скло­нен к па­пи­стам; мно­гие ка­то­ли­ки и да­же неко­то­рые из пра­во­слав­ных бы­ли в этом уве­ре­ны. Чтобы успо­ко­ить свою пра­во­слав­ную паст­ву, в 1652 г., в день пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла свя­ти­тель Афа­на­сий в сво­ей пат­ри­ар­шей церк­ви ска­зал та­кую про­по­ведь: «На сем ка­ме­ни, а не на Пет­ре, как го­во­рят неко­то­рые (ка­то­ли­ки), Я со­зи­жду цер­ковь Свою, – го­во­рит Хри­стос, – на ис­по­ве­да­нии Пет­ра, ко­то­рое та­ко­во: Ты еси сын Бо­жий – на нем же, ска­зал Он, – Я и со­зи­жду цер­ковь Свою. – Петр не есть ска­ла, ска­ла – Хри­стос, как об этом го­во­рит ап. Па­вел: Ска­лою же бе Хри­стос. Мы не Пет­ро­слу­жи­те­ли, а Хри­сто­слу­жи­те­ли. И дам те­бе клю­чи Цар­ствия Небес­но­го... Это он ска­зал о бу­ду­щем, что и ис­пол­нил в день Пя­ти­де­сят­ни­цы, по­слав Ду­ха Свя­та­го, не так, что од­но­му бо­лее, а дру­го­му ме­нее, но всем в рав­ной сте­пе­ни; не Пет­ру од­но­му, или ему бо­лее, – ни­как, – но всем рав­но, и Петр ни­че­го не имел боль­ше­го или мень­ше­го по срав­не­нию с дру­ги­ми, но все бы­ли рав­ны».
Все при­сут­ство­вав­шие в церк­ви ура­зу­ме­ли из сей про­по­ве­ди, что пат­ри­арх Афа­на­сий – неустра­ши­мый и непо­ко­ле­би­мый ис­по­вед­ник ве­ры пра­во­слав­ной. Для Ри­ма и ка­то­ли­ков это бы­ло тя­же­лым уда­ром и по­срам­ле­ни­ем. Чтобы ото­мстить вер­но­му стра­жу Во­сточ­ной Хри­сто­вой Церк­ви, они рас­про­стра­ни­ли в Ца­рь­гра­де слух, что пат­ри­арх в сво­ей про­по­ве­ди за­щи­щал па­пу, а иезу­и­ты так хит­ро все это де­ло об­ста­ви­ли, что ис­ти­на от­кры­лась спу­стя две­сти с лиш­ком лет. Вме­сте с тем они по­со­ве­то­ва­ли тур­кам по­тре­бо­вать до­бав­ле­ния с пра­во­слав­но­го пат­ри­ар­ха за его по­став­ле­ние. «И в немно­гих днях, – го­во­рит пат­ри­арх Афа­на­сий, – ста­ли на ме­ня ага­ряне пра­вить нема­лые по­да­ти сул­та­но­вы, на ви­зи­ря и дру­гие по­че­сти; все, что я имел име­ния сво­е­го, роз­дал ба­сур­ма­нам, и еще за­нял с ве­ли­ким ро­стом, и, ви­дя их нена­сыт­ность, при­звал к се­бе ар­хи­ерев и кли­ри­ков и вель­мож, пра­во­слав­ных хри­сти­ан, и пат­ри­ар­ше­ский свой пре­стол во­лею сво­ею от­дал». Свя­ти­тель доб­ро­воль­но от­рек­ся от Все­лен­ско­го сво­е­го пре­сто­ла, со­зна­вая, что си­лы его окон­ча­тель­но сла­бе­ют и он не в со­сто­я­нии уже пра­вить все­лен­скою паст­вою.
Ду­шев­ные и те­лес­ные стра­да­ния на­столь­ко на­до­рва­ли здо­ро­вье свя­ти­те­ля, что он же­лал те­перь толь­ко од­но­го: «в по­кое про­ве­сти оста­ток дней сво­их». Вско­ре по­сле от­ре­че­ния он от­был в Мол­да­вию, где он в пер­вое пре­бы­ва­ние на­чал стро­ить Ни­коль­ский мо­на­стырь в г. Га­ла­це, на­де­ясь най­ти там же­лан­ный по­кой. Но Гос­по­ду угод­но бы­ло ина­че на­пра­вить зем­ной путь свя­ти­те­ля.
В то вре­мя об­ра­зо­вал­ся из бал­кан­ских на­ро­дов: сер­бов, мол­да­ван, вла­хов, гре­ков и др., со­юз с це­лью из­гнать из Ца­рь­гра­да ту­рок и та­ким пу­тем на­все­гда осво­бо­дить Хри­сто­ву Цер­ковь от их ига. К это­му со­ю­зу при­мкну­ли и ма­ло­рос­сы. Со­юз по­ру­чил пат­ри­ар­ху Афа­на­сию по­ехать в Моск­ву и убе­дить рус­ско­го ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча встать во гла­ве все­го де­ла и за это вла­деть Ца­рь­гра­дом и всей Гре­ци­ей. Про­зре­вая в сем де­ле пре­ду­ка­за­ние Про­мыс­ла Бо­жия, свя­ти­тель охот­но со­гла­сил­ся на пред­ло­же­ние со­ю­за и по­ехал в Моск­ву.
Тя­жел был путь, но Гос­подь хра­нил си­лы из­бран­ни­ка сво­е­го. Пять ме­ся­цев дли­лось пу­те­ше­ствие до Моск­вы, из ко­то­рых са­мы­ми опас­ны­ми бы­ли март и фев­раль, ко­гда в Ма­ло­рос­сии на­сту­па­ет вес­на, все до­ро­ги ис­пор­че­ны, кро­ме то­го, в то вре­мя Бог­дан Хмель­ниц­кий вел вой­ну с по­ля­ка­ми. 16 ап­ре­ля 1653 г., в суб­бо­ту на Па­схе, пат­ри­арх Афа­на­сий бла­го­по­луч­но при­был в Моск­ву. Его при­ня­ли здесь с по­до­ба­ю­щей че­стью, и он про­жил в Москве до 14 де­каб­ря то­го же го­да. Свя­ти­тель до­стой­но и со всем усер­ди­ем ис­пол­нил взя­тое им на се­бя по­ру­че­ние. «Сам Гос­подь Иисус Хри­стос, Его Пре­чи­стая Ма­терь, все­х­валь­ный свя­ти­тель все­лен­ский Гри­го­рий Бо­го­слов, – убеж­дал пат­ри­арх Афа­на­сий Ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, – по­мо­гут те­бе овла­деть Ца­рь­гра­дом. Го­род сей – сла­ва мир­ская, по­хва­ла все­лен­ной, ца­рям дер­жа­ва, се­ре­ди­на зем­ли, зем­ной рай, сад все­лен­ной, небо укра­ше­но, пи­ща че­ло­ве­че­ская всем при­бе­га­ю­щим меж­ду во­сто­ком и за­па­дом, а во­сток там от­сто­ит от за­па­да все­го на вер­сту. Град сей со­здал пер­вый царь бла­го­че­сти­вый, свя­той рав­ноап­о­столь­ный Кон­стан­тин, он на­ри­ца­ет­ся но­вым Ри­мом. Там долж­но быть гла­ве цер­ков­ной, там долж­но быть и со­бо­рам все­лен­ским, и ве­ли­ко­му ца­рю са­мо­держ­цу и ав­гу­сту. Ва­ше дер­жав­ное Цар­ствие осво­бо­дит Св. Жи­во­тво­ря­щий Гроб Гос­по­день, Бо­го­хо­ди­мую го­ру Си­най, Св. Го­ру Афон: и от­кро­ет­ся то­гда пре­х­валь­ная го­ра Со­фия. По­ра­жа­ет­ся ум че­ло­ве­че­ский кра­со­те и ве­ли­чию ея. И бу­дет в ней про­по­ве­до­вать­ся бла­го­че­стие, и про­сла­вит­ся Св. Тро­и­ца, и воз­двиг­нет­ся на ней Свя­тый Жи­во­тво­ря­щий Крест Гос­по­день. Здесь ты на­ри­ца­ешь­ся ца­рем и са­мо­держ­цем Мос­ков­ским и всея Рос­сии, а овла­дев­ши Ца­рь­гра­дом, ты бу­дешь мо­нар­хом всей все­лен­ной, и по­кло­нят­ся те­бе ко­ро­ли все­го ми­ра. Ныне са­мое при­ят­ное вре­мя ид­ти на осво­бож­де­ние Ца­рь­гра­да. Не опа­сай­ся, му­жай­ся и кре­пись: по­мощ­ни­цы твои непо­бе­ди­мы суть».
Ни­кто, кро­ме гос­по­да­ря Мол­да­вии Ва­си­лия Лу­пу­ла и гет­ма­на Ма­ло­рос­сии Бог­да­на Хмель­ниц­ко­го, не знал, что в Моск­ву при­был к ца­рю хо­да­тай и пе­чаль­ник за Во­сточ­ную страж­ду­щую Хри­сто­ву Цер­ковь. Моск­ви­чи при­ня­ли свя­ти­те­ля как про­си­те­ля ми­ло­сты­ни на ее нуж­ды. Его щед­ро ода­ри­ва­ли на при­е­мах, бо­га­то бла­го­да­ри­ли за слу­же­ние, а ко­гда он объ­явил, что стро­ит в г. Га­ла­це мо­на­стырь и у него нет средств до­кон­чить его, по осо­бым че­ло­бит­ным свя­ти­те­ля ему по­жерт­во­ва­ли на это де­ло мно­го де­нег и ма­те­ри­а­лов, и свя­щен­ных пред­ме­тов.
За то знат­ный ни­щий воз­дал Москве от бо­гатств ума и серд­ца сво­е­го: он ука­зал Москве пу­ти к све­ту и зна­нию, сам при­нял уча­стие в бла­го­устро­е­нии рус­ско­го бо­го­слу­же­ния цер­ков­но­го и по­мог цар­ской се­мье в огор­че­нии ее си­лою мо­лит­вы сво­ей о да­ро­ва­нии на­след­ни­ка пре­сто­лу.
Убеж­де­ния свя­ти­те­ля име­ли над­ле­жа­щее воз­дей­ствие, но за­вер­ше­нию де­ла, на ко­то­рое звал и бла­го­сло­вил рус­ско­го ца­ря свя­ти­тель, по­ме­ша­ла вой­на, на­чав­ша­я­ся в это вре­мя меж­ду Рос­си­ей и Поль­шей из-за Ма­ло­рос­сии.
На воз­врат­ном пу­ти пат­ри­арх Афа­на­сий вре­мен­но оста­но­вил­ся в Луб­нах, глав­ном го­ро­де Ле­во­бе­реж­ной Укра­и­ны. Ко­гда он подъ­ез­жал к Лу­бен­ско­му мо­на­сты­рю (фев­раль 1654 г.), игу­мен о. Пет­ро­ний с бра­ти­ею по чи­ну, в свя­щен­ных ри­зах, его встре­ти­ли. Ко­гда о. игу­мен по­до­шел к нему под бла­го­сло­ве­ние, свя­тей­ший пат­ри­арх из­рек ему: «Же­ла­ет ду­ша моя в сем мо­на­сты­ре греш­ное мое те­ло по­греб­сти». Пред­ре­че­ние свя­ти­те­ля о сво­ей кон­чине ис­пол­ни­лось через ме­сяц его пре­бы­ва­ния в мо­на­сты­ре. От тя­же­ло­го до­рож­но­го пу­ти рас­тре­во­жи­лись ра­ны, по­лу­чен­ные пат­ри­ар­хом еще в фес­са­ло­ни­кий­ской тюрь­ме, те­ло его опух­ло, и он скон­чал­ся 5 ап­ре­ля, в сре­ду, на Фо­ми­ной неде­ле «яко му­че­ник, яко свя­ти­тель, пре­по­да­вая бла­го­сло­ве­ние всем хри­сти­а­нам, ко­их за жизнь еще свою бла­го­слов­лял». Игу­мен, бра­тия мо­на­сты­ря и сви­та пат­ри­ар­ха по­греб­ли его в хра­ме Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня под ам­во­ном, пе­ред цар­ски­ми вра­та­ми, в си­дя­чем по­ло­же­нии, как при­ня­то по­гре­бать во­сточ­ных пат­ри­ар­хов. На него бы­ло на­де­то все ар­хи­ерей­ское об­ла­че­ние, а в ру­ку вло­жен по­сох; его по­са­ди­ли в крес­ла и с крес­ла­ми, си­дя­че­го, вло­жи­ли в ка­мен­ную гроб­ни­цу. На гроб­ни­це при­сут­ство­вав­шие при по­гре­бе­нии сде­ла­ли та­кую над­пись: «Сын! Ес­ли ты по­чти­те­лен, не про­хо­ди ми­мо от­ца без по­кло­на: он был чут­ким, от­зыв­чи­вым на люд­ское го­ре пас­ты­рем апо­столь­ско­го тро­на и по смер­ти сво­ей мо­лит­ся за паст­ву свою пред Пас­ты­рем пас­ты­рей – Хри­стом». И уста­ми над­пи­са­те­лей го­во­ри­ла са­ма ис­ти­на: доб­ро­та, ми­ло­сер­дие, бла­го­де­я­ния и бла­го­тво­ре­ния, снис­хо­ди­тель­ность к немо­щам и недо­стат­кам че­ло­ве­че­ским, – как го­во­рят за­пи­си совре­мен­ни­ков, – бы­ли в очах свя­ти­те­ля те­ми вы­со­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми, ко­то­рые он одоб­рял в дру­гих лю­дях, неиз­мен­но про­яв­лял и сам в счаст­ли­вые и пе­чаль­ные дни сво­ей зем­ной жиз­ни.
По­чив­ше­го свя­ти­те­ля Гос­подь бла­го­во­лил про­сла­вить нетле­ни­ем и чу­де­са­ми. В 1662 г. Газ­ский мит­ро­по­лит Па­и­сий Ли­га­рид, про­ез­жая через г. Луб­ны, про­сил по­ка­зать ему гроб­ни­цу свя­ти­те­ля. Нетлен­ные остан­ки его бы­ли из­не­се­ны из-под спу­да... «Ко­гда с бла­го­сло­ве­ния Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та от­кры­ли гроб­ни­цу, на­пол­ни­лась цер­ковь бла­го­во­ния, и об­ре­ли свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха те­ло це­ло, толь­ко у пра­вой ру­ки, ко­то­рой он дер­жал по­сох, паль­цев двух или трех нет. Свя­щен­ная одеж­да, что бы­ла на свя­ти­те­ле, с те­ла его спа­ла и ис­тле­ла, на чем си­дел он, крес­ла сгни­ли, це­лы­ми об­ре­ли толь­ко па­ли­цу да по­сох». На мо­щи свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха на­де­ли но­вые ри­зы и по­ло­жи­ли в церк­ви Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня сна­ру­жи. В озна­ме­но­ва­ние чу­дес, быв­ших до от­кры­тия чест­ных мо­щей и при от­кры­тии их, на но­вой гроб­ни­це то­гда же бы­ла сде­ла­на та­кая над­пись: "Все­мо­гу­щий и Непо­сти­жи­мый Бог по­чи­ва­ю­ща­го Cвя­тей­ша­го Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го АФАНАСИЯ про­сла­вить бла­го­во­лил чу­до­тво­рень­ми пло­тию неис­тлен­на и бла­го­да­ти пре­ис­пол­не­на во дни Бла­го­че­сти­вей­ша­го Го­су­да­ря, Ца­ря, Ве­ли­ка­го Кня­зя Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча".

С тех пор нетлен­ные мо­щи свя­тей­ше­го кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Афа­на­сия ста­ли пред­ме­том по­чи­та­ния и по­кло­не­ния ве­ру­ю­щих всей пра­во­слав­ной Ру­си. Дра­го­цен­ное со­кро­ви­ще, вы­ну­тое из-под спу­да, не ис­тлев­шее под зем­лею, ока­за­лось вме­сте с тем це­леб­ным ис­точ­ни­ком для всех страж­ду­щих. Ми­ло­сер­дый и люб­ве­обиль­ный при жиз­ни сво­ей, свя­ти­тель не остав­ля­ет сво­ею по­мо­щью все­лен­скую паст­ву и по смер­ти сво­ей. Яв­ля­ясь мно­гим в ви­де­ни­ях, он бла­го­слов­ля­ет, на­став­ля­ет и вра­чу­ет вер­ных сы­нов Хри­сто­вой церк­ви, с нели­це­мер­ною и усерд­ною мо­лит­вою к нему при­те­ка­ю­щих.

Вот что пи­шет быв­ший игу­мен Лу­бен­ско­го мо­на­сты­ря, ныне про­слав­лен­ный свя­ти­тель Бел­го­род­ский Иоасаф, о сво­ем ви­де­нии и бе­се­де во вре­мя се­го ви­де­ния со свя­ти­те­лем Афа­на­си­ем: "1740 г. ок­тяб­ря 26 я ви­дел та­кой сон: ви­дел­ся свя­ти­тель Хри­стов Афа­на­сий хо­дя­щим близ сво­ей ра­ки в пол­ном об­ла­че­нии, ко­то­ро­го я про­во­жал под ру­ку. По­сле это­го он сно­ва воз­лег в свою ра­ку, а я, греш­ный, оправ­лял его в ней и на­чал го­во­рить та­кие сло­ва: "Свя­тей­ший пат­ри­арх, же­лаю я Ва­ше­му Свя­тей­ше­ству день праздн­ствен­ный уста­вить и по­дал об этом про­ше­ние прео­свя­щен­но­му Ра­фа­и­лу" (что, дей­стви­тель­но, так и бы­ло). На это Свя­тей­ший во­про­сил: «А что же?» Я от­ве­тил ему, что прео­свя­щен­ный ска­зал, что нель­зя это­го сде­лать, по­то­му что об этом на­до пи­сать в Си­нод и на­до по­ка­зать его чу­де­са. То­гда свя­ти­тель ска­зал: «О, да, бы­ва­ют здесь из Моск­вы...». Я сно­ва стал ему го­во­рить: «Свя­тей­ший пат­ри­арх, на­ка­жи ме­ня при жиз­ни мо­ей за гре­хи мои». А он го­во­рит: «Ведь я уже на­ка­зал; раз­ве еще на­ка­зать? Доб­ре, доб­ре». По­том по­ло­жил на греш­ной мо­ей го­ло­ве ру­ки и ска­зал: «Да бла­го­сло­вит тя Гос­подь от Си­о­на, жи­вый во Иеру­са­ли­ме...», на чем я и проснул­ся. 1741 г., мар­та 1 дня, ко­гда я немно­го днем за­снул, ви­де­лось мне, что в церк­ви св. Со­фии Ки­ев­ской я слу­жу па­ни­хи­ду с прео­свя­щен­ным Ра­фа­и­лом. Ко­гда я со­вер­шал каж­де­ние церк­ви, при каж­де­нии гор­ня­го ме­ста, с пра­вой сто­ро­ны сно­ва явил­ся свя­ти­тель Афа­на­сий, иже в Мга­ре, в сво­ей ра­ке, свя­тые мо­щи ко­е­го я с ужа­сом ве­ли­ким по­ки­дал; он же про­стер свою ру­ку, взял ме­ня за ру­ку креп­ко, я же на­чал во­пи­ять: «Свя­тей­ший пат­ри­арх, мо­ли Бо­га о мне, греш­ном, да не от­вер­жет ме­ня Гос­подь!» А он ска­зал: «От­вер­жет, от­вер­жет», и при­со­во­ку­пил та­кие сло­ва: «яко же лю­бит мя Отец, та­ко лю­бит тя Сын...». Вме­сте с этим я проснул­ся".
Через три го­да по­сле опи­сан­ных ви­де­ний свя­ти­те­ля Иоаса­фа в ле­то­пи­си Лу­бен­ско­го мо­на­сты­ря опи­са­но та­кое чу­дес­ное со­бы­тие при мо­щах свя­ти­те­ля Афа­на­сия. «В 1745 го­ду 14 мар­та, в чет­верг тре­тьей неде­ли Ве­ли­ко­го по­ста, – го­во­рит ли­цо, ис­пы­тав­шее на се­бе си­лу бла­го­дат­ной по­мо­щи свя­ти­те­ля Афа­на­сия, – с ран­не­го утра у ме­ня раз­бо­ле­лась го­ло­ва, чув­ство­ва­лось боль­шое недо­мо­га­ние во всем те­ле, и кло­ни­ло ко сну. Я лег и за­снул. Во сне мне пред­ста­ви­лось, что я стою в боль­шой бла­го­укра­шен­ной церк­ви и слу­шаю пе­ние. Вдруг чу­дит­ся мне, что цер­ковь ру­шит­ся и по­гре­ба­ет ме­ня под сво­и­ми раз­ва­ли­на­ми. От ис­пу­га я за­кри­чал нече­ло­ве­че­ским го­ло­сом и проснул­ся. Опра­вив­шись, я хо­тел за­го­во­рить с окру­жа­ю­щи­ми, но язык от­ка­зал­ся мне по­ви­но­вать­ся, и я не мог про­из­не­сти ни сло­ва. Так про­шло ча­са три, по­сле че­го ко мне сно­ва вер­нул­ся дар сло­ва, и я го­во­рил до са­мо­го ве­че­ра. К ве­че­ру я окон­ча­тель­но успо­ко­ил­ся, пред­по­ла­гая, что бо­лезнь моя окон­ча­тель­но про­хо­дит, и, до­воль­ный ее ис­хо­дом, я на ночь креп­ко за­снул. Моя ра­дость бы­ла преж­девре­мен­ной. Ко­гда я ра­но в пят­ни­цу проснул­ся, ока­за­лось, что бо­лезнь моя не толь­ко не про­шла, а зна­чи­тель­но уси­ли­лась: я окон­ча­тель­но ли­шил­ся да­ра сло­ва и не мог про­из­не­сти ни зву­ка. В суб­бо­ту с утра на­ча­ли ме­ня ле­чить: пу­сти­ли кровь, да­ли ка­пель для пи­тья и по­лос­ка­нье для гор­ла. Кап­ли я пил, гор­тань по­лос­кал, но об­лег­че­нья ни­ка­ко­го не чув­ство­вал, а, по­ми­мо то­го, у ме­ня уси­ли­лись и го­лов­ные бо­ли.
Ви­дя бес­по­лез­ность ле­че­ния и за­ме­чая, что бо­ли уси­ли­ва­ют­ся, я оста­вил свои ле­кар­ства и ре­шил по­мо­лить­ся у ра­ки свя­ти­те­ля Бо­жия Афа­на­сия, упо­вая при ней несум­ни­тель­но по­лу­чить ис­це­ле­ние сво­е­му язы­ку. О сво­ем на­ме­ре­нии на бу­ма­ге я со­об­щил сво­им то­ва­ри­щам. Они ме­ня одоб­ри­ли и ста­ли то­ро­пить ис­пол­нить обет, вы­звав­шись про­во­дить ме­ня до мо­на­сты­ря. С та­ким на­ме­ре­ни­ем я за­снул в ночь с суб­бо­ты на вос­кре­се­нье. И вот ви­дит­ся мне сон: под­хо­дит ко мне в свет­лой одеж­де ста­рец, в ру­ке у него чуд­ный цве­ток с крас­ны­ми яго­да­ми; он да­ет мне этот цве­ток и го­во­рит: «При­ми сей от ру­ки мо­ей цвет и со­хра­ни у се­бя, има­ши бо се­го дне по­сле от­прав­ле­ния Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии сне­сти его».
Про­бу­див­шись от сна, я со­брал свое ле­кар­ство, по­вы­бра­сы­вал на двор и стал со­би­рать­ся в Лу­бен­ский мо­на­стырь на по­кло­не­ние угод­ни­ку Бо­жию, свя­ти­те­лю Хри­сто­ву Афа­на­сию. От од­но­го это­го на­ме­ре­ния пре­кра­ти­лись мои го­лов­ные бо­ли. Но на­ме­ре­ни­ям мо­им не суж­де­но бы­ло осу­ще­ствить­ся тот­час. Глав­ный пи­сарь на­ше­го Лу­бен­ско­го пол­ка Афа­на­сий Шкля­ре­вич при­ка­зал, чтобы я в тот день ни­ку­да не от­лу­чал­ся, а до­жи­дал­ся ап­те­ка­ря Пет­ра Нейдгар­да. Он дол­жен был прид­ти и пу­стить мне кровь из-под язы­ка. При­каз ме­ня весь­ма огор­чил, и с воз­об­но­вив­ши­ми­ся го­лов­ны­ми бо­ля­ми я стал до­жи­дать­ся при­хо­да ап­те­ка­ря. Ап­те­карь не при­хо­дил дол­го, а бо­ли мои все уси­ли­ва­лись. То­гда я ре­шил ослу­шать­ся ко­ман­ди­ра и тай­но ушел в мо­на­стырь, где ме­ня жда­ли уже мои то­ва­ри­щи. И в оном мо­на­сты­ре, в хра­ме Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, на Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, пред мо­ща­ми угод­ни­ка Бо­жия, свя­ти­те­ля Хри­сто­ва Афа­на­сия и пред ико­ною Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы я со вся­ким усер­ди­ем по­кло­нял­ся, ло­бы­зал их и при­леж­но про­сил раз­ре­ше­ния язы­ку мо­е­му. И по от­пус­ке Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии по­шел я в еди­ну кел­лию и то­гда, по­го­дя с пол­ча­са или немно­го мень­ше, по­мо­щию Угод­ни­ка Бо­жия, свя­ти­те­ля Хри­сто­ва Афа­на­сия, стал го­во­рить. Это мое ис­це­ле­ние от немо­ты как я, так и все при­сут­ство­вав­шие при­зна­ли за знат­ней­шее чу­до. Я же, воз­дав угод­ни­ку Бо­жию, свя­ти­те­лю Хри­сто­ву Афа­на­сию, по­хваль­ное бла­го­да­ре­ние, про­шу, да бу­дет о сем всем из­вест­но. – Ко­пи­ист пол­ко­вой Лу­бен­ской кан­це­ля­рии, сын ка­за­ка Глин­ской сот­ни, жи­те­ля г. Глин­ска Сте­фа­на Га­ли­чи­на, Гав­ри­ло Га­ли­чин».
25 мая 1813 г. при мо­щах свя­ти­те­ля Афа­на­сия по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние при­быв­шая из Моск­вы кня­ги­ня Вол­кон­ская. Она бы­ла убеж­де­на при­е­хать в Луб­ны трое­крат­ным по­ве­ле­ни­ем, слы­шан­ным ею во сне, и ви­де­ни­ем оби­те­ли, сто­я­щей на го­ре, в ко­ей она ви­де­ла си­дя­ще­го свя­ти­те­ля. Род­ствен­ни­ки ее, Ва­силь­чи­ко­вы и Та­ти­ще­вы, рас­ска­за­ли ей о свя­ти­те­ле Афа­на­сии, по­чи­ва­ю­щем в та­ком по­ло­же­нии в Лу­бен­ской оби­те­ли. Кня­ги­ня по­спе­ши­ла в Луб­ны. В цер­ковь она бы­ла при­не­се­на на ков­ре и по­ло­же­на при мо­щах свя­ти­те­ля. Так она про­слу­ша­ла ли­тур­гию и мо­ле­бен и бы­ла от­не­се­на в го­сти­ни­цу. В тот же ве­чер, как толь­ко она услы­ша­ла бла­го­вест к ве­черне, она са­ма под­ня­лась со сво­е­го од­ра и, к все­об­ще­му изум­ле­нию всех бо­го­моль­цев, са­ма при­шла в цер­ковь. О трое­крат­ном ви­де­нии свя­ти­те­ля и при­зы­ве его она са­ма рас­ска­за­ла игу­ме­ну Са­му­и­лу и про­чей бра­тии.
В сле­ду­ю­щем го­ду бы­ло та­кое ис­це­ле­ние при ра­ке свя­ти­те­ля Афа­на­сия. Че­ло­век, пре­да­вав­ший­ся от юно­сти всем сво­им стра­стям и уже по­чти до­шед­ший до ум­ствен­но­го по­ме­ша­тель­ства, по­чув­ство­вал, на­ко­нец, нуж­ду в по­ка­я­нии и ре­шил­ся ид­ти на бо­го­мо­лье в Ки­ев. По до­ро­ге за­шел он с бра­том сво­им в Луб­ны и там во вре­мя ли­тур­гии, ко­то­рой преж­де не мог слу­шать по ду­шев­но­му рас­строй­ству, об­ра­тил­ся мо­лит­вен­но к свя­ти­те­лю Афа­на­сию, и вне­зап­но ис­це­ли­лась его ду­шев­ная бо­лезнь. При­пав­ши к мо­щам свя­ти­те­ля, он це­ло­вал их со сле­за­ми рас­ка­я­ния, и в ту ми­ну­ту ему пред­ста­ви­лось, что сам свя­ти­тель, как бы жи­вой, пред ним си­дит, и ли­цо его, как ли­цо Ан­ге­ла Бо­жия.
В 90-х го­дах ми­нув­ше­го сто­ле­тия в г. Анане, в се­мье ко­мен­дан­та кре­по­сти гвар­дии пол­ков­ни­ка Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Ар­га­ма­ко­ва и же­ны его Олим­пи­а­ды Алек­се­ев­ны Оль­шев­ской, яв­ле­ни­ем свя­ти­те­ля Афа­на­сия был ис­це­лен ма­ло­лет­ний сын ее Ар­ка­дий. Ре­бен­ку шел ше­стой год, и он за­бо­лел тяж­кой фор­мой из­ну­ри­тель­ной ли­хо­рад­ки. Ле­чи­ли его луч­шие док­то­ра, об­ра­ща­лись к мест­ным уро­жен­цам, поль­зо­вав­шим тра­ва­ми, вы­пи­сы­ва­ли спе­ци­а­ли­стов, про­фес­со­ров по дет­ским бо­лез­ням, – все на­прас­но, дни ма­лют­ки бы­ли со­чте­ны. И вот мать, двое су­ток про­сто­яв­шая у по­сте­ли уми­ра­ю­ще­го един­ствен­но­го сы­на, в страш­ной скор­би и от­ча­я­нии вдруг вспом­ни­ла о свя­ти­те­ле Афа­на­сии Лу­бен­ском. Бро­си­лась она на ко­ле­ни и в го­ря­чей мо­лит­ве к свя­ти­те­лю про­си­ла об ис­це­ле­нии бо­ля­ще­го Ар­ка­дия. Вне­зап­но она уви­де­ла свя­ти­те­ля и услы­ша­ла его го­лос: «Сын твой бу­дет здо­ров, и сле­да бо­лез­ни не оста­нет­ся». Дей­стви­тель­но, к утру ре­бе­нок уснул, и си­лы его ста­ли вос­ста­нав­ли­вать­ся с каж­дым днем. Ли­хо­рад­кой он по­том во всю жизнь свою ни­ко­гда не бо­лел. Впо­след­ствии, со­стоя в во­ен­ной служ­бе в чине пол­ков­ни­ка, Ар­ка­дий Ива­но­вич Ар­га­ма­ков все­гда имел при се­бе об­раз свя­ти­те­ля Афа­на­сия, со­вер­шил так­же по­езд­ку в Луб­ны на по­кло­не­ние обла­го­де­тель­ство­вав­ше­му его свя­ти­те­лю.
Мно­го и дру­гих чу­дес со­вер­ши­лось при чест­ных мо­щах свя­ти­те­ля Хри­сто­ва Афа­на­сия, о ко­то­рых здесь не упо­мя­ну­то. Но и при­ве­ден­ных до­ста­точ­но для то­го, чтобы ви­деть, как про­слав­ля­ет Гос­подь из­бран­ных сво­их и как люб­ве­обиль­ный пас­тырь апо­столь­ско­го тро­на и по смер­ти сво­ей ми­ло­серд­ству­ет ча­дам церк­ви Хри­сто­вой, с чи­стою и нели­це­мер­ною ве­рою при­па­да­ю­щим к це­леб­ным его мо­щам.
В 60-х гг. 19 ве­ка бы­ло со­став­ле­но жи­тие свя­ти­те­ля Афа­на­сия с опи­са­ни­ем чу­дес, со­вер­шив­ших­ся при его мо­щах. В 1901 г., при епи­ско­пе Пол­тав­ском Иоанне, в Си­но­даль­ной ти­по­гра­фии бы­ла от­пе­ча­та­на «Служ­ба иже во свя­тых от­цу на­ше­му Афа­на­сию, пат­ри­ар­ху Кон­стан­ти­но­поль­ско­му, Лу­бен­ско­му чу­до­твор­цу».
В 1936 г., ко­гда без­бож­ны­ми вла­стя­ми про­из­во­ди­лось вскры­тие свя­тых мо­щей, в то­гдаш­нюю сто­ли­цу Укра­и­ны, г. Харь­ков, бы­ли при­ве­зе­ны в чис­ле дру­гих и свя­тые мо­щи свя­ти­те­ля Афа­на­сия. Из опа­се­ния ослож­не­ния меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний, т.к. свя­ти­тель Афа­на­сий по про­ис­хож­де­нию был грек, и по уни­каль­но­сти его свя­тых мо­щей вла­сти не ре­ши­лись их уни­что­жить. Та­ким об­ра­зом, бла­го­да­ря Все­про­мыс­ли­тель­ной Во­ле Бо­жи­ей, свя­тые мо­щи свя­ти­те­ля Афа­на­сия со­хра­ни­лись невре­ди­мы­ми в Харь­ков­ском го­род­ском ис­то­ри­че­ском му­зее.
Во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, в 1943 г., был вновь от­крыт Харь­ков­ский Бла­го­ве­щен­ский ка­фед­раль­ный со­бор, ку­да бы­ли пе­ре­не­се­ны свя­тые мо­щи свя­ти­те­ля Афа­на­сия и свя­ти­те­ля Ме­ле­тия, ар­хи­епи­ско­па Харь­ков­ско­го (па­мять 12/25 фев­ра­ля). С тех пор и по на­сто­я­щее вре­мя свя­тые мо­щи свя­ти­те­ля Афа­на­сия от­кры­то по­чи­ва­ют в осо­бо устро­ен­ной ра­ке в пра­вом при­де­ле со­бо­ра, где еже­не­дель­но по чет­вер­гам со­вер­ша­ет­ся осо­бое ве­чер­нее бо­го­слу­же­ние с чте­ни­ем ака­фи­ста свя­ти­те­лю Афа­на­сию на­рас­пев.
Мы твер­до ве­рим, что по мо­лит­вам свя­ти­те­ля Афа­на­сия и свя­ти­те­ля Ме­ле­тия Все­ми­ло­сти­вый Гос­подь со­хра­ня­ет град наш Харь­ков и весь на­род зем­ли Сло­бо­жан­ской от вся­ких бед и на­па­стей. Осо­бое Бо­жие бла­го­во­ле­ние, ве­рим, по мо­лит­вам свя­тых угод­ни­ков зем­ли на­шей про­яви­лось 2 июня 1997 го­да, ко­гда чья-то зло­че­сти­вая ру­ка учи­ни­ла по­жар на ко­ло­кольне со­бо­ра с рас­че­том, что ог­нен­ная сти­хия уни­что­жит весь со­бор. Но дес­ни­ца Бо­жия на гла­зах у все­го на­ро­да от­ве­ла объ­ятый пла­ме­нем па­да­ю­щий верх­ний ярус ко­ло­коль­ни в сто­ро­ну от со­бо­ра. Та­ким об­ра­зом был со­хра­нен Свя­то-Бла­го­ве­щен­ский ка­фед­раль­ный со­бор и мо­щи свя­тых угод­ни­ков, в нем по­чи­ва­ю­щие.
Сла­ва Все­ми­ло­сти­во­му Гос­по­ду и бла­го­да­ре­ние Его свя­тым угод­ни­кам за про­яв­лен­ную неиз­ре­чен­ную ми­лость к нам и на­шей бла­го­дат­ной свя­тыне.

Иное жизнеописание святителя Афанасия III Пателария, патриарха Константинопольского

Свя­ти­тель Афа­на­сий III Па­те­ла­рий, пат­ри­арх Ца­ре­град­ский, Лу­бен­ский чу­до­тво­рец, в ми­ру Алек­сий, ро­дил­ся в 1560 го­ду на ост­ро­ве Крит, в се­мье бла­го­че­сти­во­го гре­ка Па­те­ла­рия. Несмот­ря на об­ра­зо­ван­ность и из­вест­ность в об­ще­стве, Алек­сия влек­ла жизнь хри­сти­ан­ских по­движ­ни­ков. По­сле смер­ти от­ца он по­стриг­ся в ря­со­фор с име­нем Ана­ния в од­ном из Со­лун­ских мо­на­сты­рей, от­ку­да поз­же ушел в мо­на­стырь Ес­фиг­мен на Афоне, где нес по­слу­ша­ние в тра­пез­ной. С Афо­на он пред­при­нял пу­те­ше­ствие в па­ле­стин­ские оби­те­ли и в од­ной из них при­нял ино­че­ское по­стри­же­ние с име­нем Афа­на­сий. По воз­вра­ще­нии в Со­лунь он был по­став­лен во пре­сви­те­ра и рас­про­стра­нял Хри­сто­во уче­ние сре­ди ва­ла­хов и мол­да­ван, для ко­то­рых пе­ре­вел Псал­тирь с гре­че­ско­го на их род­ной язык. Из­ред­ка свя­ти­тель ухо­дил на Афон­скую Го­ру для мо­лит­вен­но­го уеди­не­ния и Бо­жи­его бла­го­сло­ве­ния на пас­тыр­ские тру­ды. Свя­тость его жиз­ни при­вле­ка­ла мно­же­ство хри­сти­ан, же­лав­ших ви­деть ис­тин­но­го про­по­вед­ни­ка пра­во­слав­ной Хри­сто­вой ве­ры.

Сво­и­ми неза­у­ряд­ны­ми спо­соб­но­стя­ми и ду­хов­ны­ми да­ро­ва­ни­я­ми он при­влек вни­ма­ние пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Ки­рил­ла I (Лу­ка­ри­са) (1621–1623), ко­то­рый, при­звав по­движ­ни­ка, на­зна­чил про­по­вед­ни­ком при пат­ри­ар­шей ка­фед­ре. Вско­ре свя­той Афа­на­сий был воз­ве­ден в сан епи­ско­па и по­став­лен мит­ро­по­ли­том Со­лун­ской Церк­ви.

В это вре­мя пат­ри­арх Ки­рилл I (Лу­ка­рис) был окле­ве­тан пе­ред сул­та­ном и за­то­чен на ост­ро­ве Те­не­дос, а свя­ти­тель Афа­на­сий из­бран на пат­ри­ар­ший пре­стол 25 мар­та 1634 го­да, в день Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

На­хо­дясь на пер­во­свя­ти­тель­ской ка­фед­ре, пат­ри­арх Афа­на­сий вел неустан­ную борь­бу за пра­во­сла­вие про­тив ере­ти­ков, иезу­и­тов и му­суль­ман. Про­быв на пат­ри­ар­шем пре­сто­ле око­ло 40 дней, про­ис­ка­ми вра­гов пра­во­сла­вия он был низ­ве­ден, а на ка­фед­ру воз­вра­щен Ки­рилл I (Лу­ка­рис). Свя­ти­тель от­пра­вил­ся на Афон, где неко­то­рое вре­мя под­ви­зал­ся в уеди­не­нии. За­тем он вновь был воз­ве­ден на пат­ри­ар­ше­ство, но через год был низ­ло­жен, по­сле че­го воз­вра­тил­ся в го­род Со­лунь и не пре­ры­вал свя­зи с Афо­ном. Вви­ду нестер­пи­мых го­не­ний му­суль­ма­на­ми пра­во­слав­ных хри­сти­ан свя­ти­те­лю Афа­на­сию при­хо­ди­лось неод­но­крат­но по­сы­лать (с 1633 по 1643 гг.) про­ше­ния рус­ско­му ца­рю Ми­ха­и­лу Фе­о­до­ро­ви­чу (1613–1645) о да­ро­ва­нии ми­ло­сты­ни бед­ству­ю­щей Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви.

Ко­гда пре­бы­ва­ние в Со­лу­ни ста­ло для свя­ти­те­ля невоз­мож­ным, он вы­нуж­ден был уехать в Мол­да­вию под за­щи­ту гос­по­да­ря Ва­си­лия Лу­ку­ла и по­се­лить­ся там в оби­те­ли свя­ти­те­ля Ни­ко­лая близ Га­ла­ца. И здесь он по­сто­ян­но об­ра­щал свой взор к Афон­ской Го­ре, ча­сто по­се­щал ее и на­де­ял­ся там окон­чить свою жизнь. Од­на­ко Про­мы­сел Бо­жий су­дил ина­че.

В 1652 го­ду свя­ти­тель Афа­на­сий по­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла I (Лу­ка­ри­са) вновь был воз­ве­ден на Все­лен­скую ка­фед­ру, но про­был на ней все­го 15 дней, так как му­суль­ма­нам и ка­то­ли­кам не нра­вил­ся этот про­по­вед­ник пра­во­слав­ной Хри­сто­вой ве­ры. Во вре­мя сво­е­го по­след­не­го пат­ри­ар­ше­го слу­же­ния он про­из­нес про­по­ведь, в ко­то­рой об­ли­чил пап­ские при­тя­за­ния на гла­вен­ство во Все­лен­ской Церк­ви и мни­мое апо­столь­ское пре­ем­ство. Пре­сле­ду­е­мый му­суль­ма­на­ми и иезу­и­та­ми, физи­че­ски осла­бев­ший, он пе­ре­дал управ­ле­ние Кон­стан­ти­но­поль­ской Цер­ко­вью мит­ро­по­ли­ту Лаврий­ско­му Па­и­сию и уда­лил­ся в Мол­да­вию, где по­лу­чил от гос­по­да­ря в управ­ле­ние мо­на­стырь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в го­ро­де Га­ла­це. Зная глу­бо­кую ве­ру и от­зыв­чи­вость рус­ско­го на­ро­да, свя­ти­тель Афа­на­сий пред­при­нял пу­те­ше­ствие в Рос­сию. В ап­ре­ле 1653 го­да он был с боль­ши­ми по­че­стя­ми встре­чен в Москве пат­ри­ар­хом Ни­ко­ном (1652–1658) и ца­рем Алек­се­ем Ми­хай­ло­ви­чем. По­лу­чив ще­д­рую ми­ло­сты­ню на нуж­ды мо­на­сты­ря, в де­каб­ре 1653 го­да пат­ри­арх Афа­на­сий отъ­е­хал в Га­лац. В пу­ти он за­бо­лел и оста­но­вил­ся в Пре­об­ра­жен­ском Мгар­ском мо­на­сты­ре го­ро­да Луб­ны в фев­ра­ле 1654 го­да. Пред­чув­ствуя ско­рую кон­чи­ну, свя­ти­тель со­ста­вил за­ве­ща­ние и 5 ап­ре­ля ото­шел к Бо­гу. По­гре­бе­ние пат­ри­ар­ха со­вер­ши­ли игу­мен Пет­ро­ний с бра­ти­ей оби­те­ли. По гре­че­ско­му обы­чаю свя­ти­тель был по­гре­бен в си­дя­чем по­ло­же­нии. 1 фев­ра­ля 1662 го­да свя­ти­тель Афа­на­сий был про­слав­лен в ли­ке свя­тых и бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние 2 мая, в день па­мя­ти со­имен­но­го ему свя­ти­те­ля Афа­на­сия Ве­ли­ко­го.

Мо­щи свя­то­го пат­ри­ар­ха Афа­на­сия, про­слав­лен­ные мно­го­чис­лен­ны­ми чу­де­са­ми и зна­ме­ни­я­ми, по­ко­ят­ся в го­ро­де Харь­ко­ве, в Бла­го­ве­щен­ском ка­фед­раль­ном хра­ме.