Акафист святителю Василию, митрополиту Острожскому, чудотворцу

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 12 мая (29 апреля ст. ст.)

Кондак 1

Богоносный архиерею Церкве Сербския, святый чудотворче отче Василие, от грешных и недостойных душ наших похвальную песнь тебе приносяще, и каясь во гресех наших, молим тя: пребуди и дале, яко бых прежде, хранителю милосердый земли нашея, и спаси нас от всякия беды и напасти да величаем тя во веки: Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Икос 1

Ангел во плоти между людьми явися, Василие чудотворче. Чудесною силою Духа Святаго связал еси вся искушения. Сего ради поем ти таковая: Радуйся, отче отцов преподобных, многия вере праввыя научивый! Радуйся, неустанный служителю Евангелия, поучением и делы своя от зла нас спасавый! Радуйся, Православия хранителю и учителю! Радуйся, в скорбех века сего утешителю! Радуйся, всякой болезни целителю! Радуйся, пастырю овцы заблудшия и усердный их к Богу возвратителю! Радуйся, душ алчущих питатателю! Радуйся, умов помраченных просветителю! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 2

Видих Господь великое благочестие твое от юности твоея и люболь чисту к Церкви. Сего ради украси тя лепотою духовною и дар чудотворения ти дарова, да можеши исцеляти и спасати души человеческия от вския недуги душевныя же и телесныя. Яко свечу негасимую посвяти тя Христос на служение архиерейское в дни тяжкие рода Сербскаго, да сохраниши и ныне всякаго страждущаго и кающагося и с тобою вопиющаго Богу: Аллилуиа!

Икос 2

Разум человеческий познаша, отче богомудре, яко во тьму сомнений и неведения погружен, одарен же пребогато Духом Святым, всякаго подвигом своим вере Православной научиши. Сего ради восхваляем тя, отче преблаженне: Радуйся, богомудре, яко неразумныя умулрил еси! Радуйся, наставниче, яко сущих во тьме неверия просветил еси! Радуйся, трубе богогласная, радость велию являюще! Радуйся, ликование исцеленным дарующе! Радуйся, на Небе и на земли прославленный! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 3

Сила Вышняго прослави тя в келлии обители Острожской яко маслину многоплодную, иже точися милостию чудотворения народу Сербскому и всем взывающим к тебе, молящимся и славящим имя Господне: Аллилуиа!

Икос 3

Силу святую исповедника Христова имаши, терпением и любовию вся демонския мучения и злобу победиши. Сего ради венцем от слезы и молитвы нашея величаем тя, отче милосердый! Радуйся, угодниче Божий, славою Небесною увенчанный! Радуйся, служителю верный Пресвятыя Троицы, за верность свою награду Небесную приявший! Радуйся, Церкве многострадальный обновителю, и в себе самом храм Творцу соорудиша! Радуйся, пустынножителю прекрасный, яко подвигами твоими пустыня Острожская яко лилия неувядаема и благоуханна процветоша! Радуйся, силы нечистыя победителю, смиренномудрием насилие Агарянское посрамиша! Радуйся, имя царское в своем имени носяше, и милость и славу у Царя Небеснаго в труде и бдении стяжяша! Радуйся, слезами страдания своего слепоту нашу греховную омываеше! Радуйся, тайн Небесных боговидче, помощь и утешение нам подавающе! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 4

Бурю посягательств безбожных усмирил еси, егда хотяше врази Божии Захумле от веры Православныя отвести, и научиши народ свой да не боится смерти, но греха, да постом и добродетельми поживе и молитвою с тобою да возвеличит Пресвятую Троицу, Триипостаснаго Бога единаго: Аллилуиа!

Икос 4

Услышаша вся дальняя о благочестии твоем от младости твоея, яко духовник сый земли святаго Саввы. Сего ради слуги демонския страшным оружием злобы своея тя гнаша. Ты же ся от брани мечем Божественнаго слова и Христу Богу до самыя кончины своея непорочно послужил, сего ради вопием ти: Радуйся, за благочестие свое муки от врагов Христовых прияша! Радуйся, в искушениих веру велику сохраниша! Радуйся, народ сей от рабства Агарянскаго крестом защитиша! Радуйся, землю нашу духом своим освятиша! Радуйся, великий беззащитный защитителю! Радуйся, всякия слезы нелицемерныя утешителю! Радуйся, всякия раны душевныя и телесныя целителю! Радуйся, пастырю добрый, Захумля, Черногоры, Приморья и всех краев Сербских просветителю! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 5

Яко звезда пресветлая, щт Бога свыше дарованная, в вышине духовной засияша и просветиша вся, седяща во тьме греха и сени смертныя. Сего ради славят тя вси, иже Творцу поюще: Аллилуиа!

Икос 5

Видих вся неправды и насилия, иже племя твое родное от врагов Христовых приях, пострадал еси с народом своим яко изгнанный правды ради. Сего ради пришед в келлию Острожску и молитве и бдению всего ся предаде. Ради добра всех скорби великия претерпел еси и Бога чудесьми прослави, сего ради вопием ти: Радуйся, до самыя смерти твоея свято Богу послуживый! Радуйся, у Бога в светлости вечной заблиставый! Радуйся, новаго престола митрополии Захумской зиждителю! Радуйся, великий и непостижимый благодетелю! Радуйся, вся молящиися тебе спасавый! Радуйся, и забывшия тя помогавый! Радуйся, высоты Серафимов достигший! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 6

Славный проповедниче, отче святый, возжелал еси для мира мир и мир для души своея, и дабы братския вражды избегнути, чрез страдания великия Горы Афонстей достигоша. В край же свой возвратихомся, мудраго совета патриарха Сербскаго Паисия книголюбца послуша, и яко архипастырь нестрашимо взыдоша, да народ свой спасеши от напасти Агарянской и да тако Христу Спасу нашему послужиши: Аллилуиа!

Икос 6

Просия в Остроге святость жития твоего, сего ради люди, чудеса многа познаша и болести и пороки свободишеся, Бога прослави и тебе благодарную песнь вопиюще: Радуйся, владыко, в бедах сильный, нас, немощных, Небесной силой спасаеши! Радуйся, в камени хладном теплоту Божественную обретоша! Радуйся, многия пред честными мощами твоими примиривый! Радуйся, труд апостольский показавый! Радуйся, славы Ангельския удостоенный! Радуйся, силою, Богом дарованною, яко древле Илия чудеса творящий! Радуйся, теплою милостию своею и по упокоении своем нас не оставляющий! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 7

Егда пришед время оставити братию и из сего мира бреннаго отойти в Царство Небесное, учил еси пастыри и монаси: да хранят веру святую в народе твоем. Душу же твою чисту Херувимы ко Христу носяше и дивно вопияше Богу: Аллилуиа!

Икос 7

Новаго святаго дарова нам Господь и по преставлении твоем тело твое прослави, силою душ спасения и всякия немощи исцеления украсив. Сего ради вся вселенная днесь вопиет ти: Радуйся, многоценных даров ковчеже! Радуйся, источниче, слезми покаяния и прощения грешныя омываяй! Радуйся, в себе жертвенник любви Евангельской воздвигоша! Радуйся, злобу молитвой угасивый! Радуйся, на камени веры православныя лозу благочестия утвердивый! Радуйся, безсмертие на Небе унаследавый! Радуйся, милостию Божией тление победивый! Радуйся, мощи своя в ризницу исцелений претворивый! Радуйся, другом духов безтелесных на Небеси учинивыйся! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 8

Люди великой тайне дивящеся, яко тленное в нетленное претваришеся и источником исцеления сташа. Разум наш то неразуме и верою единою познати могуще, яко сила Божия во святом теле присно живе. Сего ради припадаем к твоим мощам святым, воспевая Богу: Аллилуиа!

Икос 8

Освящен и одарен свыше еси, Василие чудотворче, заступничеством твоим всим милостивно помогаеши, и молитв с верою взывающих к тебе не забываеши. Темже празднество твое святое празднующе, вопием ти: Радуйся, Православия столпе непоколебимый! Радуйся, доброте всяческия люди своя научивый! Радуйся, смирения и незлобия торжество! Радуйся, подвижничества украшение! Радуйся, от путей погибели спасителю! Радуйся, неусыпный за верных молитвенниче! Радуйся, за вся люди теплый заступниче! Радуйся, радости великия дарителю! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 9

Вси чины Ангельстии возрадовалися подвигам твоим и на Небо отшествию. С силами безтелесными в неизреченной славе пребываеши, и с нами телом освященным. В кратком житии земном заботился еси о всякой душе и бедах ея, и по преставлении своем чрез благодатныя мощи твоя милость на нас, грешных, изливаеши. Сего ради Бога благодаряще за сие восклицаем: Аллилуиа!

Икос 9

Чудесами твоими яко светом негасимым просветися земля наша и вси, иже притекают к честным мощам твоим, об исцелении души и тела молят тя. Сего ради вопием ти: Радуйся, великий чудотворче, люди грешныя спасающий! Радуйся, лекарю, раны вси исцеляющий! Радуйся, расслабленным силу возвращаяй! Радуйся, хромым хождение даруяй! Радуйся, немых вещание возвращенное! Радуйся, глухих слышание отворенное! Радуйся, яко бесноватый излечивый! Радуйся, яко скудоумныя умудривый! Радуйся, болящих исцеление! Радуйся, страждущих радование! Радуйся, верным в вере утверждение! Радуйся, малодушных великодушие! Радуйся, всих нас хвала и радование! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 10

Всем людем возжела спастися Господь и сего ради тя показа прославлена и чудеса творяща, да Его учение им благовестише и покаянием к Богу приведоше, славящи Его: Аллилуиа!.

Икос 10

Стено и защито сый всем, к тебе прибегающим, о преблаженне. Верою вознесся еси и любовию, иже языки Ангельстии превосходиши. Тобою хвалится и радуется Церковь Сербская и с нею вся вселенная: Радуйся, предание апостолов сохранивый! Радуйся, пророческое дарование приумноживый! Радуйся, яко мученик, за веру пострада! Радуйся, яко Иов Многострадальный, беды перетерпе! Радуйся, ревностию о Боге, яко пламенем невещественным пылаяй и святым отцам в богомудрии уподобивыйся! Радуйся, дело богоноснаго владыки Саввы продолжиши, землю Сербскую просвещающе! Радуйся, зеркало славы Небесныя! Радуйся, чистым сердцем Бога узривый! Радуйся, наитеплый Солнца Правды луче! Радуйся, яко молния сети демонския попалиша! Радуйся, яко огнь мысли нечистыя сжигоша! Радуйся, зорю, мрак скорби велия прогнавша! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 11

Песнь не могуща прославити великия чудеса твоя, имиже ты всякому новому поколению человеческому о Боге проповедуюши! Пред тобою слово умолкни и суета земная пропаде. В деяниих твоих рай отверзешися, в Соборе святых поюще Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Свеча света негасимая был еси на земли и ныне телом прославлен, к Свету Истинному нас приводиши. Во сне явил еси монаху радость велию, иже обрадова нас Господь! Братия обители Острожския приидоша и целоваша мощи твоя, взывающе:Радуйся, святый отче Василие, яко живот безсмертный унаследова и засвидетельствова нам сие мощей твоих честных нетлением! Радуйся, славой твоей нас спасающий! Радуйся, веру правую нам показующий! Радуйся, душ праведных веселие! Радуйся, в бедах сущих к животу возвращение! Радуйся, к высоте блаженства Богом вознесенный! Радуйся, щитом воздержания вся ложныя чары мира сего посрами! Радуйся, отче богоносне, Христа Бога в сердце непорочно носивый! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 12

Богом дарованную благодать на земли в благодеяниих людям приумножил еси. Сего ради к тебе в бедах и скорбех с теплою молитвою в сердце люди земли твоея притекают и стран сущих далече. И вси ожидают даров от Бога в чудесах твоих, вопиюще: Аллилуиа!

Икос 12

Воспеваем славное упокоение твое – храма Бога Вышняго и селения Духа Божия чудотворящаго и со умилением покаянно вопием ти, величающе: Радуйся, отче богомудре и милосерде! Радуйся, сосуде воды животворящия! Радуйся, Церкви Сербския диадемо многоценная! Радуйся, смирения и кротости дивный светильниче! Радуйся, смертен быша, для жизни вечныя душу сохранивый! Радуйся, душу чисту и святу Создателю всяческих предавый! Радуйся, от Господа славы вящея удостоенный! Радуйся, святый Василие, похвало рода нашего!

Кондак 13

Угодниче Божий, Василие чудотворче, приими милостивно сие моление наше яко молитву покаянну и измоли нам прощение и спасение у всемилостиваго Спаса Христа Бога нашего: Аллилуиа! Аллилуиа! Аллилуиа!

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

Молитва святому и богоносному отцу нашему Василию, митрополиту Острожскому, чудотворцу

Святый Василие, великий угодниче Божий, всим помогающий, помоги и мене грешному. Великий защитниче веры Православныя, защити и нас, твою веру святую исповедующих, и с надеждой к тебе приступающих. Великий архиерею Божий, умоли Бога Вседержителя о всех людех твоих, а после всех и о мне – последнем и недостойном. Твердошский витязю духовный и подвижниче Острожский, спасай нас от всех бед видимых и невидимых. Возжег ты землю Сербскую, яко вечную свечу пред Престолом Бога Живаго, сего ради и нам грешным ныне пути наша освети и тьму скорби прогони. Молитвами и слезами пещеру Острожскую согреша, согрей ныне Духом Божиим и сердца наша, да спасемся и прославим Бога Всевышняго и тебя, святителю Божий. Со всех краев света притекают к кивоту твоему больныя и немощныя, и ты им помог еси: демонов отогнаша, путы диавольския растерзаша, здоровие душевное и телесное людем дароваша. Тако и ныне крещеным и некрещеным помози; иже во веки всим помогаеши, помози и мене грешному! Примиритель был еси братиям враждующим, и ныне вся враждующия и с братиями разделенныя примири, скорбящия возвесели, самовольныя укроти, болящия исцели. Святый Василие, чудотворче и отче наш духовный, услыши чад твоих во Христе Иисусе, Господе нашем. Аминь.

Свя­ти­тель Ва­си­лий Острож­ский – один из са­мых по­чи­та­е­мых серб­ских свя­тых. По сей день не пре­кра­ща­ют­ся бес­чис­лен­ные чу­де­са ис­це­ле­ний у ков­че­га с его мо­ща­ми, на­хо­дя­щи­ми­ся в чер­но­гор­ском мо­на­сты­ре Острог. Каж­дый год при­но­сит но­вые из­ве­стия о чу­де­сах св. Ва­си­лия. Мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства оче­вид­цев – на­ших совре­мен­ни­ков, ви­део­за­пи­си укреп­ля­ют по­чи­та­ние это­го свя­то­го в на­ро­де. Не ис­ся­ка­ет по­ток па­лом­ни­ков и ту­ри­стов со всех стран, стре­мя­щих­ся по­се­тить ме­сто по­движ­ни­че­ства и упо­ко­е­ния Острож­ско­го чу­до­твор­ца. В 70-х – 80-х го­дах про­шло­го ве­ка в день Свя­той Тро­и­цы (пре­столь­ный празд­ник мо­на­сты­ря Ниж­ний Острог) со­би­ра­лось со всех серб­ских зе­мель око­ло 15 ты­сяч че­ло­век, что со­став­ля­ло 1/10 часть то­гдаш­не­го на­се­ле­ния Чер­но­го­рии.

Он ро­дил­ся в се­ле Мр­ко­нич в По­по­вом По­ле 28 де­каб­ря 1610 г. у на­бож­ных ро­ди­те­лей Пет­ра и Ана­ста­сии Йо­ва­но­вич и при Кре­ще­нии по­лу­чил имя Сто­ян. С дет­ства он был на­учен по­сту, мо­лит­ве и стра­ху Бо­жье­му. Ко­гда Сто­ян под­рос, ро­ди­те­ли от­ве­ли его в бли­жай­ший мо­на­стырь За­ва­ла, по­свя­щен­ный Вве­де­нию во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где игу­ме­ном был дя­дя Сто­я­на – Се­ра­фим. В мо­на­сты­ре бы­ло мно­го уче­ных мо­на­хов и боль­шая биб­лио­те­ка. Здесь Сто­ян учил­ся муд­ро­сти Свя­щен­но­го Пи­са­ния и свя­тых от­цов, а так­же по­лез­ным свет­ским на­у­кам.

Про­быв неко­то­рое вре­мя в За­ва­ле, он пе­ре­шел в мо­на­стырь Твр­дош, по­свя­щен­ный Успе­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром на­хо­ди­лась ре­зи­ден­ция Тре­бинь­ской епар­хии. Здесь он при­нял по­стриг с име­нем Ва­си­лий. Вско­ре пре­по­доб­ный был удо­сто­ен диа­кон­ско­го, а за­тем и свя­щен­ни­че­ско­го са­на.

Из мо­на­сты­ря Твр­дош св. Ва­си­лий на­пра­вил­ся в Чер­но­го­рию, где то­гдаш­ний чер­но­гор­ский мит­ро­по­лит Мар­да­рий (по про­зви­щу Кор­нет­ский вла­ды­ка) за­дер­жал его у се­бя в Це­тинь­ском мо­на­сты­ре. В это вре­мя в Чер­но­го­рии при по­пусти­тель­стве Мар­да­рия иезу­и­ты ак­тив­но ве­ли уни­ат­скую про­па­ган­ду. Св. Ва­си­лий убеж­дал мит­ро­по­ли­та вы­сту­пить про­тив ла­тин­ской ере­си, но Мар­да­рий его не слу­шал.

Вско­ре Мар­да­рий со­гре­шил со слу­жан­кой, а об­ви­нил в этом мо­ло­до­го слу­гу Ва­си­лия. Ва­си­лий был осуж­ден на по­ве­ше­ние, но про­сил по­до­ждать с ис­пол­не­ни­ем при­го­во­ра до рож­де­ния ре­бен­ка у слу­жан­ки. Ко­гда ре­бе­нок ро­дил­ся, Ва­си­лий взял его в ру­ки, три ра­за ду­нул и спро­сил, чей он. К ве­ли­ко­му чу­ду, но­во­рож­ден­ный ре­бе­нок про­го­во­рил: "Кор­нет­ско­го вла­ды­ки". То­гда Ва­си­лия оправ­да­ли, а Мар­да­рия за­бро­са­ли кам­ня­ми, на­сы­пав над ним це­лый ка­мен­ный кур­ган, ко­то­рый на­зы­ва­ют "мо­ги­лой Кор­нет­ско­го вла­ды­ки".

По­сле это­го Ва­си­лий вер­нул­ся в Твр­дош. Став ар­хи­манд­ри­том это­го мо­на­сты­ря, он как ду­хов­ник и пас­тырь об­хо­дил гер­це­го­вин­ские се­ла, со­вер­шая бо­го­слу­же­ния и на­став­ляя паст­ву в Еван­гель­ской муд­ро­сти. Пред­при­нял твр­дош­ский ар­хи­манд­рит и даль­нюю по­езд­ку на Русь, от­ку­да при­вез мно­го бо­га­тых цер­ков­ных да­ров, свя­щен­ни­че­ских об­ла­че­ний, цер­ков­ные кни­ги и день­ги для сво­ей паст­вы. По­мощь от еди­но­вер­ных рус­ских бра­тьев по­мог­ла вос­ста­но­вить мно­гие хра­мы, быв­шие в за­пу­сте­нии, и от­крыть на­род­ные шко­лы при мо­на­сты­ре и при­ход­ских церк­вях. Эти тру­ды св. Ва­си­лия вы­зва­ли нена­висть к нему гер­це­го­вин­ских по­тур­чен­цев и аген­тов ла­тин­ской унии, ко­то­рые ис­ка­ли воз­мож­ность его убить.

Вско­ре св. Ва­си­лий на­пра­вил­ся на Афон через мо­на­сты­ри Жу­пу Ник­шич­скую, Мо­ра­чу и Джур­д­же­ви сту­по­ви (Ге­ор­ги­ев­ские стол­бы). По до­ро­ге он за­ехал в Печ к пат­ри­ар­ху Па­и­сию I Янье­ва­цу и по­дроб­но рас­ска­зал ему о тя­же­лом по­ло­же­нии пра­во­слав­ных сер­бов в Гер­це­го­вине, о ту­рец­ких на­си­ли­ях и ла­тин­ской про­па­ган­де. Пат­ри­арх от­пу­стил его на Свя­тую Го­ру, обя­зав вер­нуть­ся в Печ.

На Афоне Cв. Ва­си­лий обо­шел мно­гие мо­на­сты­ри и ски­ты, где учил­ся у афон­ских по­движ­ни­ков. По воз­вра­ще­ни его в Печ пат­ри­арх Па­и­сий со­звал серб­ских ар­хи­ере­ев, ко­то­рые в празд­ник Пре­об­ра­же­ния в 1638 г. ру­ко­по­ло­жи­ли 28-лет­не­го Ва­си­лия в епи­ско­пы, по­ста­вив его мит­ро­по­ли­том Тре­бинь­ским с ре­зи­ден­ци­ей в Твр­до­ше.

Вер­нув­шись в род­ные края, свя­ти­тель на­чал свои ар­хи­пас­тыр­ские тру­ды без огляд­ки на опас­но­сти, ко­то­рые вновь ста­ли ему гро­зить. Си­ла его мо­литв бы­ла так ве­ли­ка, что он уже то­гда стал со­вер­шать чу­де­са ис­це­ле­ния. Тру­да­ми свя­то­го ста­ли об­нов­лять­ся мно­гие мо­на­сты­ри Тре­бинь­ской епар­хии.

В это вре­мя тур­ки уби­ли Во­сточ­но-Гер­це­го­вин­ско­го мит­ро­по­ли­та Па­и­сия Тре­бе­ша­ни­на, чья ре­зи­ден­ция на­хо­ди­лась на окра­ине Ник­ши­ча. То­гдаш­ний печ­ский пат­ри­арх св. Гав­ри­ил (Ра­ич), впо­след­ствии по­стра­дав­ший как свя­щен­но­му­че­ник, вос­со­еди­нил Во­сточ­ную и За­пад­ную Гер­це­го­вин­ские епар­хии в еди­ную За­холм­скую мит­ро­по­лию под на­ча­лом св. Ва­си­лия.

Ту­рец­кие при­тес­не­ния вы­ну­ди­ли свя­ти­те­ля по­ки­нуть свою ре­зи­ден­цию под Ник­ши­чем и обос­но­вать­ся в мо­на­сты­ре Острог у игу­ме­на Ис­айи. В Остро­ге св. Ва­си­лий вме­сте с дру­ги­ми по­движ­ни­ка­ми об­но­вил Вве­ден­скую цер­ковь, а так­же со­ору­дил Кре­сто­воз­дви­жен­ский храм. Его тру­да­ми Острож­ская пе­ще­ра пре­вра­ти­лась в на­сто­я­щий мо­на­стырь.

По­бли­зо­сти от Остро­га жил князь Ра­ич со сво­и­ми ше­стью сы­но­вья­ми, ко­то­рый чи­нил мо­на­хам вся­че­ские при­тес­не­ния. Бу­дучи в 1667 г. у печ­ско­го пат­ри­ар­ха Мак­си­ма, свя­ти­тель по­ве­дал ему о на­си­ли­ях кня­зя, и пат­ри­арх на­пи­сал Ра­и­чу пись­мо, в ко­то­ром при­гро­зил про­кля­ти­ем вся­ко­му, кто дерзнет вре­дить мо­на­сты­рю и его на­сель­ни­кам. И сам Ва­си­лий пред­ска­зы­вал кня­зю, что ес­ли он не пре­кра­тит тво­рить неправ­ду, то ли­шит­ся сво­их сы­но­вей. Это про­ро­че­ство вско­ре ис­пол­ни­лось. Опе­ча­лен­ный князь Ра­ич при­нес ис­крен­нее по­ка­я­ние в сво­их гре­хах, и Гос­подь, по пред­ска­за­нию св. Ва­си­лия, вновь уте­шил его муж­ским потом­ством.

Неустан­но под­ви­за­ясь в по­сте и мо­лит­ве, свя­ти­тель до­стиг кон­ца сво­ей зем­ной жиз­ни и 29 ап­ре­ля (12 мая) 1671 г. мир­но пре­дал свою ду­шу в ру­ки Гос­по­да в сво­ей кел­лии. Из ска­лы, у ко­то­рой на­хо­ди­лась его кел­лия, вы­рос­ла ви­но­град­ная ло­за. Те­ло свя­то­го мо­на­хи по­греб­ли в Вве­ден­ской церк­ви.

Чудеса святителя Василия Острожского

Ис­це­ле­ние тя­же­ло­боль­ной жен­щи­ны

В ав­гу­сте 1957 г. в Верх­ний мо­на­стырь при­ве­ли тя­же­ло­боль­ную жен­щи­ну по име­ни Ле­на Юн­чай из се­ла Дру­ме. При­ве­ли ее муж и де­верь. Ле­на бы­ла на­столь­ко боль­на, что с же­лез­но­до­рож­ной стан­ции Острог муж­чи­ны нес­ли ее до мо­на­сты­ря с боль­шим тру­дом. До­брав­шись до Верх­не­го мо­на­сты­ря, они сра­зу во­шли в цер­ковь и при­сту­пи­ли к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го Ва­си­лия. Они по­про­си­ли, чтобы над боль­ной бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии, что и бы­ло сде­ла­но. По­сле мо­лит­вы род­ствен­ни­ки по­про­си­ли, чтобы их боль­ная оста­лась нена­дол­го по­ле­жать под ра­кой с мо­ща­ми, и по­лу­чи­ли на это бла­го­сло­ве­ние. Боль­ная за­сну­ла под ра­кой с мо­ща­ми и про­спа­ла око­ло двух ча­сов. По­том ее раз­бу­ди­ли, и вме­сте они от­пра­ви­лись до­мой. Боль­ная чув­ство­ва­ла се­бя на­мно­го луч­ше. До­брав­шись до до­ма, она на­ча­ла ощу­щать при­лив сил и вско­ре со­вер­шен­но вы­здо­ро­ве­ла. Спу­стя несколь­ко дней при­шло пись­мо от ее род­ных, в ко­то­ром они со­об­ща­ли, что Ле­на пол­но­стью вы­здо­ро­ве­ла. Все они бла­го­да­ри­ли Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия.

Лич­ное сви­де­тель­ство об ис­це­ле­нии в Остро­ге

В сен­тяб­ре 1956 го­да на по­кло­не­ние мо­щам свт. Ва­си­лия при­шел Дра­го Ча­бар­ка­па из се­ла Вру­лье, что под Пле­ва­льем. Он рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Бо­лее двух лет у ме­ня ча­сто бо­лел же­лу­док. Я об­ра­щал­ся к вра­чам в Пле­ва­лах, Прие­по­лье и Са­ра­е­во. Вра­чи бы­ли в недо­уме­нии по по­во­ду ха­рак­те­ра мо­е­го за­боле­ва­ния. В кон­це кон­цов, они вы­яс­ни­ли, что у ме­ня яз­ва же­луд­ка. По­сле это­го мне пред­ло­жи­ли лечь на два­дцать дней в боль­ни­цу, а по­том, по пись­мен­но­му со­гла­сию ро­ди­те­лей, ме­ня долж­ны бы­ли опе­ри­ро­вать. Несмот­ря на силь­ные бо­ли, ко­то­рые с каж­дым ча­сом ста­но­ви­лись все невы­но­си­мее, я не со­гла­шал­ся на опе­ра­цию и по­шел до­мой. При­дя до­мой, я лег в по­стель, с ко­то­рой ни­ку­да не мог сдви­нуть­ся. В том же го­ду в мар­те ме­ся­це, на­хо­дясь на од­ре бо­лез­ни, я ви­дел один необыч­ный сон. Мне сни­лось, что я иду по со­вер­шен­но мне неиз­вест­ной до­ро­ге. Из-за неиз­вест­но­сти пу­ти ме­ня объ­ял ве­ли­кий страх, ко­то­рый уси­лил­ся, ко­гда я с этой до­ро­ги свер­нул к од­ной ма­лень­кой пе­ще­ре, на­пол­нен­ной мра­ком. Вне­зап­но в ней по­явил­ся неиз­вест­ный мне че­ло­век и спро­сил, по­че­му я пла­чу? Я от­ве­тил ему, что мне страш­но, по­то­му что ни­ко­го нет со мной. То­гда он ска­зал мне, чтобы я шел с ним, и я по­шел. Мы до­шли до неболь­ших во­рот, ко­то­рые бы­ли за­кры­ты. Неиз­вест­ный че­ло­век от­крыл их, и мы оба во­шли внутрь. По­ме­ще­ние бы­ло кра­си­вым и очень свет­лым, хо­тя я ни­где не ви­дел лам­пы. То­гда он ска­зал мне: «Здесь ты бу­дешь но­че­вать. Это дом свя­то­го Ва­си­лия».

По­сле этих слов я про­бу­дил­ся ото сна, глу­бо­ко по­тря­сен­ный уви­ден­ным. Этот сон я тут же рас­ска­зал сво­им ро­ди­те­лям, ко­то­рые со­гла­си­лись, чтобы я сра­зу по­шел в Острог. Так вме­сте с ма­те­рью, хоть и тя­же­ло боль­ной и из­не­мо­жен­ный, я в пер­вый раз от­пра­вил­ся в Острог. В мо­на­сты­ре я пе­ре­но­че­вал у свя­то­го две но­чи. Еже­днев­но на­до мной чи­та­лась мо­лит­ва. Мне сра­зу ста­ло лег­че, а спу­стя два дня я со­вер­шен­но ис­це­лил­ся и ве­се­лый и здо­ро­вый от­пра­вил­ся к се­бе до­мой. Ра­дость мо­их ро­ди­те­лей бы­ла без­гра­нич­на. Из бла­го­дар­но­сти свя­то­му от­цу Ва­си­лию за ис­це­ле­ние я при­шел и в этом го­ду со сво­им дя­дей Да­шей Цми­ля­ни­чем и ма­те­рью Ми­лей. Я все­гда мо­люсь Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию, чтобы и впредь хра­ни­ли ме­ня и всех мо­их род­ных от вся­кой на­па­сти».

Ис­це­ле­ние от нерв­но­го рас­строй­ства

Мо­ло­дая де­вуш­ка из окрест­но­стей Ба­ра Ве­ра Й., ра­бо­тав­шая слу­жа­щей, в 1950 го­ду вне­зап­но за­бо­ле­ла ка­ким-то тя­же­лым нерв­ным рас­строй­ством и бы­ла не в со­сто­я­нии вы­пол­нять ка­кую бы то ни бы­ло ра­бо­ту. Обес­по­ко­ен­ные ро­ди­те­ли во­ди­ли ее по раз­ным вра­чам и ис­ка­ли по­мо­щи у луч­ших спе­ци­а­ли­стов нев­ро­па­то­ло­гов в кли­ни­ках Бел­гра­да и За­гре­ба, но, к со­жа­ле­нию, без­успеш­но. Изо дня в день со­сто­я­ние ее здо­ро­вья стре­ми­тель­но ухуд­ша­лось. Ко­гда уже бы­ла по­те­ря­на вся­кая на­деж­да на вы­здо­ров­ле­ние, мать ре­ши­ла, втайне от со­се­дей, от­ве­сти ее в Острог. В на­ча­ле зи­мы то­го же го­да они от­пра­ви­лась в путь. С огром­ным тру­дом им уда­лось пре­одо­леть рас­сто­я­ние от Ниж­не­го мо­на­сты­ря до Верх­не­го. Де­вуш­ку охва­ти­ла силь­ная сла­бость. Пы­та­ясь вер­нуть­ся на­зад, она дер­га­лась, как бес­но­ва­тая. С боль­ши­ми уси­ли­я­ми ее до­ве­ли до Верх­не­го мо­на­сты­ря, где над ней бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии. Но­че­вать они оста­лись там же, в Верх­нем мо­на­сты­ре, и на сле­ду­ю­щее утро де­вуш­ка, к ве­ли­ко­му изум­ле­нию сво­ей ма­те­ри и всех при­сут­ству­ю­щих, ока­за­лась со­вер­шен­но здо­ро­ва. Она вер­ну­лась ра­дост­ная к се­бе до­мой и уже через несколь­ко дней вер­ну­лась к сво­им слу­жеб­ным обя­зан­но­стям.

Ис­це­ле­ние тя­же­лоболь­ной му­суль­ман­ки

6 мая 1964 го­да му­суль­мане Асиб Гу­шо и Шев­ка Зай­ко при­ве­ли тя­же­ло­боль­ную, так­же му­суль­ман­ку, Фа­ти­му. Фа­ти­ма бы­ла тя­же­ло­боль­ной. Це­лых пять лет она стра­да­ла от ка­ких-то ужас­ных су­до­рог по все­му те­лу. От бо­лей несчаст­ная при­хо­ди­ла в бес­со­зна­тель­ное со­сто­я­ние и в му­ках кри­ча­ла и ру­га­ла сво­их близ­ких. За эти пять лет тя­же­лой бо­лез­ни, пе­ре­хо­див­шей в умо­по­мра­че­ние, они обо­шли с боль­ной всех вра­чей, ле­ка­рей и трав­ни­ков, но ис­це­ле­ния и по­мо­щи не бы­ло.

Род­ствен­ни­ки слы­ша­ли о том, что в Остро­ге бы­ва­ют ис­це­ле­ния от та­ких бо­лез­ней, и Асиб вме­сте с со­се­дом Шев­кой при­ве­ли ее в Верх­ний мо­на­стырь. Ко­гда они под­ве­ли ее к церк­ви, в ко­то­рой по­чи­ва­ет те­ло св. Ва­си­лия, боль­ная гром­ко за­кри­ча­ла: «Не хо­чу ту­да вхо­дить». Так по­вто­ри­лось несколь­ко раз. При этом она пы­та­лась вер­нуть­ся на­зад. Хра­ни­тель мо­щей от­крыл им цер­ковь, а по­том и ра­ку св.Ва­си­лия, и по­мог под­ве­сти боль­ную к мо­щам. Им уда­лось это сде­лать с боль­шим тру­дом. Дер­жа боль­ную за ру­ки, род­ствен­ни­ки убе­ди­ли ее по­це­ло­вать мо­щи свя­то­го. Как толь­ко она это сде­ла­ла, те­ло ее бы­ло охва­че­но силь­ны­ми су­до­ро­га­ми и дро­жью, так что на Фа­ти­му бы­ло страш­но смот­реть. Ко­гда боль­ная немно­го успо­ко­и­лась, над ней бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва, по со­вер­ше­нии ко­то­рой ее вновь охва­ти­ли страш­ные су­до­ро­ги, от ко­то­рых ее бро­си­ло в жар. Но это со­сто­я­ние про­дли­лось недол­го. Неожи­дан­но на гла­зах у всех она со­вер­шен­но успо­ко­и­лась, скло­ни­лась у ра­ки свя­ти­те­ля и ста­ла мо­лить­ся. Про­шло немно­го вре­ме­ни, и Фа­ти­ма вста­ла со сло­ва­ми: «Сла­ва Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию – я здо­ро­ва. У ме­ня ни­че­го не бо­лит».

Ска­зав это, она при­па­ла к ра­ке свя­то­го и ста­ла ее це­ло­вать. При­сут­ство­вав­шие, удив­лен­ные та­кой ми­ло­стью Бо­жи­ей, воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га и Его угод­ни­ка за это чу­дес­ное ис­це­ле­ние.

В эту ночь боль­ная со­вер­шен­но спо­кой­но про­ве­ла в Остро­ге, а ко­гда рас­све­ло, она пер­вая при­шла на утре­ню, чтобы еще раз по­бла­го­да­рить Бо­га, ис­це­лив­ше­го ее по мо­лит­вам св.Ва­си­лия.

Ис­це­ле­ние освя­щен­ным са­ха­ром

Мно­гие па­лом­ни­ки, ко­то­рые не в со­сто­я­нии при­ве­сти сво­их боль­ных к мо­щам свя­то­го, при­но­сят их одеж­ду и остав­ля­ют ее под ра­кой, чтобы она про­бы­ла здесь хо­тя бы од­ну ночь. Кро­ме одеж­ды, при­но­сят и пи­щу, ча­ще все­го са­хар, и по­сту­па­ют та­ким же об­ра­зом. По это­му слу­чаю хра­ни­тель ра­ки чи­та­ет над при­не­сен­ным мо­лит­ву. За­тем освя­щен­ные ве­щи за­би­ра­ют с со­бой и от­но­сят их боль­ным, ве­ря, что и та­ким об­ра­зом св. Ва­си­лий по­мо­жет им.

И дей­стви­тель­но, это по­мо­га­ет, в чем нас убеж­да­ет сле­ду­ю­щий слу­чай. 15 ав­гу­ста 1962 го­да в Верх­нем мо­на­сты­ре Бо­жи­дар Ши­я­ко­вич со сво­ей же­ной Слав­кой рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Наш сын Ви­до­мир был тя­же­ло бо­лен ка­кой-то бо­лез­нью го­ло­вы, от ко­то­рой он ужас­но стра­дал це­лых два го­да. За это вре­мя мы ис­ка­ли ле­че­ния у раз­ных вра­чей и обо­шли мно­гие боль­ни­цы. Вра­чи да­ва­ли раз­ные ле­кар­ства и на­зна­ча­ли уко­лы, но все бы­ло бес­по­лез­но. Го­лов­ная боль не пре­кра­ща­лась.

В по­за­про­шлом го­ду мать мо­ей же­ны, Илин­ка Но­ва­ко­вич, от­пра­ви­лась в Острог по­кло­нить­ся и по­мо­лить­ся свт. Ва­си­лию. Мы да­ли ей ки­ло­грамм кус­ко­во­го са­ха­ра, чтобы его по­ста­ви­ли под ки­вот свт. Ва­си­лия и над ним бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии Ви­до­ми­ра, что она и сде­ла­ла. Вер­нув­шись до­мой, она при­нес­ла нам и этот са­хар.

Мы несколь­ко дней да­ва­ли его Ви­до­ми­ру, ве­ря, что освя­щен­ный в Остро­ге са­хар по­мо­жет. Мы не зна­ем, как и ка­ким об­ра­зом, но зна­ем: ко­гда он съел этот са­хар, то пол­но­стью вы­здо­ро­вел, и до се­го дня его го­ло­ва боль­ше ни­ко­гда не бо­ле­ла. Мы при­шли по­бла­го­да­рить Бо­га и свт. Ва­си­лия за ис­це­ле­ние сы­на».

За­вет пе­ред ра­кой

В де­каб­ре 1962 го­да к ра­ке свт. Ва­си­лия вме­сте со сво­ей ста­рой ма­те­рью при­сту­пил Н. из Ба­ра. Он по­про­сил свя­щен­но­мо­на­ха, хра­ни­те­ля свя­той ра­ки, про­чи­тать мо­лит­ву о здра­вии. По окон­ча­нии мо­лит­вы че­ло­век, ли­цо ко­то­ро­го вы­ра­жа­ло внут­рен­нее стра­да­ние и ка­кую-то стран­ное бес­по­кой­ство, со сле­за­ми на гла­зах об­ра­тил­ся к свя­щен­ни­ку со сло­ва­ми: «От­че, я горь­кий пья­ни­ца. Все, что за­ра­ба­ты­ваю, тра­чу на вы­пив­ку. По­ми­мо это­го, жи­ву бес­по­ря­доч­ной, бес­чест­ной жиз­нью. Не ува­жаю и не при­ни­маю ни­чьи со­ве­ты. По­за­вче­ра я с та­ко­го же гряз­но­го де­ла при­шел до­мой позд­но и сра­зу лег спать. Но­чью, бы­ло это во сне или на­яву, это я не смо­гу Вам объ­яс­нить, пе­ре­до мной по­явил­ся лик, в ко­то­ром я узнал св. Ва­си­лия, и он, уко­ряя ме­ня, ска­зал: «Пой­ди в мо­на­стырь Острог и у ра­ки дай обе­ща­ние, что боль­ше не бу­дешь пить и жить бес­по­ря­доч­но!» По­том ви­де­ние ис­чез­ло. С то­го дня и до сих пор этот об­раз и сло­ва не вы­хо­дят у ме­ня из го­ло­вы, и я неспо­ко­ен. Что-то непре­стан­но го­нит ме­ня и го­во­рит: иди, сде­лай, что те­бе ве­ле­но. Я боль­ше не мог вы­дер­жать и вот при­шел по­мо­лить­ся Бо­гу, по­кло­нить­ся свт. Ва­си­лию и чтобы дать здесь обе­ща­ние, что боль­ше ни­ко­гда не бу­ду пьян­ство­вать и бу­ду жить по­ря­доч­но. Поз­воль­те мне, отец, ска­зать вам еще кое-что, – до­ба­вил Н., – ко­гда я у се­бя до­ма при­нял ре­ше­ние пой­ти в Острог и дать этот свя­щен­ный за­вет, я ощу­тил некую ра­дость и си­лу, так что не мо­гу это сей­час вы­ска­зать. И еще кое-что ска­жу вам, отец. Мо­е­му ре­ше­нию пой­ти в Острог боль­ше все­го бы­ла удив­ле­на и об­ра­до­ва­на моя мать, ко­то­рая со сле­за­ми на гла­зах па­ла на ко­ле­ни и про­го­во­ри­ла: «Сла­ва Те­бе и хва­ла, ве­ли­кий острож­ский свя­той, ко­гда ты сми­ло­вал­ся и при­з­рел на мой дом».

Н. по­ки­дал Острог дру­гим че­ло­ве­ком. Пе­чаль у него сме­ни­лась на ра­дость, а бес­по­кой­ство на ду­шев­ный по­кой. Во вре­мя рас­ста­ва­ния он ска­зал: «С се­го­дняш­не­го дня я и мой дом бу­дем сла­вить Бо­га и свт. Ва­си­лия, как уме­ем, про­ся, чтобы Гос­подь по­мог нам и со­хра­нил нас от вся­ко­го зла».

По­сле сна под ра­кой с мо­ща­ми немой за­го­во­рил

13 июля 1961 го­да Ра­до­мир Пан­то­вич из се­ла Град­ца рас­ска­зал в Верх­нем мо­на­сты­ре свой слу­чай: «В 1929 го­ду я тя­же­ло за­бо­лел. Вслед­ствие бо­лез­ни я по­те­рял и воз­мож­ность го­во­рить. Все по­пыт­ки из­ле­чить­ся и вер­нуть дар ре­чи бы­ли бес­плод­ны­ми. То­гда отец ре­шил от­ве­сти ме­ня в Острог. С боль­шим тру­дом мы до­стиг­ли Верх­не­го мо­на­сты­ря, где при­сту­пи­ли ко свя­то­му. Здесь мо­нах про­чел за ме­ня мо­лит­ву, по­сле ко­то­рой я остал­ся немно­го вздрем­нуть в церк­ви. Я лег и за­снул, а ко­гда проснул­ся, то был со­вер­шен­но здо­ров. Я не чув­ство­вал, чтобы у ме­ня что-ни­будь бо­ле­ло и, к мо­ей ве­ли­кой ра­до­сти, мог го­во­рить. Мо­нах и мой отец бы­ли нема­ло удив­ле­ны, как и осталь­ные при­сут­ство­вав­шие. По­сле это­го все мы вме­сте воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия за ис­це­ле­ние. Вме­сте с от­цом я вер­нул­ся до­мой здо­ро­вый и ве­се­лый. На сле­ду­ю­щий год я при­шел по­бла­го­да­рить свя­ти­те­ля, что де­лаю и сей­час, спу­стя трид­цать лет, и бу­ду де­лать, по­ка жив и в си­лах. Бу­ду при­хо­дить в Острог на по­кло­не­ние и в бла­го­дар­ность ве­ли­ко­му чу­до­твор­цу свя­то­му Ва­си­лию».

Ис­це­ле­ние ду­шев­но­боль­но­го

Сре­ди мно­го­чис­лен­ных па­лом­ни­ков, при­хо­дя­щих в лет­ние ме­ся­цы по­кло­нить­ся свя­то­му Ва­си­лию, был и Слав­ко Йо­ва­но­вич, ко­то­рый, при­дя 4 ав­гу­ста 1961 го­да из Са­ра­е­во, рас­ска­зал про ис­це­ле­ние сво­е­го бра­та.

«Мой брат, – рас­ска­зы­ва­ет Слав­но, – по име­ни Ра­ди­вое был тя­же­лый ду­шев­но­боль­ной. Офи­ци­аль­но он был су­ма­сшед­шим. Бо­лезнь его на­ча­лась где-то в 1948 го­ду. Око­ло 5–6 ме­ся­цев он про­вел в боль­ни­це в Са­ра­е­во, но ка­ко­го бы то ни бы­ло улуч­ше­ния и на­деж­ды на вы­здо­ров­ле­ние не бы­ло. Мои ро­ди­те­ли ре­ши­ли взять его из боль­ни­цы и от­ве­сти сю­да, в Острог, ко свя­то­му Ва­си­лию. Хо­тя вра­чам это и не нра­ви­лось, они все же от­пу­сти­ли его. Мо­жет быть, им бы­ло при­ят­но, что они, хо­тя бы на ко­рот­кое вре­мя, осво­бо­дят­ся от од­но­го тя­же­ло­боль­но­го. Мои ро­ди­те­ли по­ве­ли боль­но­го бра­та свя­зан­ным в Острог, ве­ря, что най­дут здесь ис­це­ле­ние.

Ко­гда его при­ве­ли в Верх­ний мо­на­стырь к ра­ке свя­то­го Ва­си­лия и по­со­бо­ро­ва­ли, ему сра­зу ста­ло луч­ше. С его рук сня­ли ве­рев­ки, и на сле­ду­ю­щий день они ра­дост­ные вер­ну­лись до­мой, бла­го­да­ря свя­то­му Ва­си­лию, по­дав­ше­му мо­е­му бра­ту здо­ро­вье и ис­це­ле­ние. Ко­гда они до­бра­лись до до­ма в на­шем ме­стеч­ке Зу­бач под Са­ра­е­во, все мест­ные жи­те­ли и род­ные, ви­дя Ра­ди­воя здо­ро­вым и в пол­ном рас­суд­ке, бы­ли нема­ло удив­ле­ны. Позд­нее Ра­ди­вой же­нил­ся, и сей­час у него своя се­мья. Он ра­бо­та­ет сто­ля­ром и по­сто­ян­но бла­го­да­рит Бо­га и Его угод­ни­ка, свя­то­го Ва­си­лия Острож­ско­го».

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­шей де­вуш­ки из Во­е­во­ди­ны

Во­сем­на­дца­ти­лет­няя де­вуш­ка Да­ни­ца С. из од­но­го се­ла в окрест­но­стях Зре­ня­ни­на неожи­дан­но по­вре­ди­лась рас­суд­ком. Об­на­ру­жив за­боле­ва­ние, род­ные ста­ли ис­кать по­мо­щи у вра­ча. Но все ста­ра­ния по­мочь ей бы­ли бес­по­лез­ны. Изо дня в день ее со­сто­я­ние бы­ло все ху­же и невы­но­си­мее не толь­ко для ее ро­ди­те­лей, но и для со­се­дей. Един­ствен­ным сред­ством для то­го, чтобы она не бес­по­ко­и­ла окру­жа­ю­щих, бы­ло по­ме­стить де­вуш­ку в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Но преж­де, чем это сде­лать, ее отец ре­шил упо­тре­бить един­ствен­ное остав­ше­е­ся сред­ство – от­ве­сти ее в мо­на­стырь Острог, невзи­рая на все труд­но­сти пред­сто­я­ще­го пу­ти.

В июне 1958 го­да отец с до­че­рью, ру­ки ко­то­рой бы­ли свя­за­ны креп­кой ве­рев­кой, со­брал­ся в Острог. Он не жа­лел тру­да и средств, лишь бы толь­ко его боль­ная дочь по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние. По­сле труд­но­го пу­те­ше­ствия они до­бра­лись до Ниж­не­го мо­на­сты­ря, а от­ту­да пеш­ком про­дол­жи­ли путь в Верх­ний. Ко­гда они при­бли­зи­лись к нему, де­вуш­ка, к ве­ли­ко­му удив­ле­нию сво­е­го от­ца, со­вер­шен­но нор­маль­но ска­за­ла, что чув­ству­ет се­бя лег­че, по­про­сив осво­бо­дить ей ру­ки. Отец сде­лал это, за­ме­тив, что дочь нор­маль­но вы­гля­дит и раз­го­ва­ри­ва­ет. Ис­пол­нен­ный бла­го­дар­но­сти Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию, отец под­вел ис­це­лен­ную дочь к ра­ке с мо­ща­ми свя­ти­те­ля. Он по­про­сил ду­хов­ни­ка, хра­ни­те­ля ра­ки, про­чи­тать над боль­ной мо­лит­ву о здра­вии. По со­вер­ше­нии мо­лит­вы де­вуш­ка ска­за­ла от­цу, к его невы­ра­зи­мой ра­до­сти, что чув­ству­ет се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вой, и по­про­си­ла его оста­вить на ра­ке по­жерт­во­ва­ние за свое чу­дес­ное и ско­рое вы­здо­ров­ле­ние.

Чудесная помощь святителя Василия Острожского, явленная иноверным

Необыч­ные ро­ды

В чер­но­гор­ской Цм­ни­це со­хра­ни­лась па­мять о том, как од­на тур­чан­ка ро­ди­ла в до­ме свя­щен­ни­ка. Эта ис­то­рия про­изо­шла в 70-е го­ды XIX ве­ка в се­ле Г. Бар­ско­го сре­за.

Де­ло бы­ло так. Од­на­жды поп Йо­ко из это­го се­ла был по ка­ко­му-то де­лу в Ска­да­ре (совре­мен­ная Ал­ба­ния) и там, си­дя в дво­ро­вой ко­фейне, он услы­шал раз­го­вор о том, что в од­ном бли­жай­ших сел есть жен­щи­на, ко­то­рая бе­ре­мен­на уже бо­лее го­да и ни­как не мо­жет ро­дить. Од­но­сель­чане смот­ре­ли на это как на на­ка­за­ние Бо­жье не толь­ко хо­зя­и­ну до­ма, но и все­му се­лу. Услы­шав о та­ком неслы­хан­ном де­ле, отец Йо­ко тут же по­про­сил при­сут­ству­ю­щих жи­те­лей то­го се­ла, чтобы муж жен­щи­ны и все се­ло поз­во­ли­ли ему от­ве­сти несчаст­ную в мо­на­стырь Острог, от­ку­да он на­де­ет­ся вер­нуть ее жи­вой и здо­ро­вой вме­сте с но­во­рож­ден­ным.

Услы­шав та­кое пред­ло­же­ние, од­но­сель­чане ре­ши­ли вме­сте со свя­щен­ни­ком до­ста­вить бед­ную жен­щи­ну в Острог и от­вез­ли ее по Ска­дар­ско­му озе­ру до до­ма по­па Йо­ко. На сле­ду­ю­щий день они по­шли под Острог, где отец Йо­ко вме­сте с мо­на­хом со­вер­шил мо­ле­бен о несчаст­ной жен­щине.

На сле­ду­ю­щее утро тур­чан­ка вер­ну­лись в свя­щен­ни­че­ский дом, где на тре­тий день у нее на­ча­лись схват­ки, и она ро­ди­ла кра­си­во­го и здо­ро­во­го маль­чи­ка. Де­сять дней счаст­ли­вая мать вме­сте с по­па­дьей во­зи­лись с но­во­рож­ден­ным, а за­тем все с ве­ли­кой ра­до­стью вер­ну­лись в Ска­дар.

Отец ре­бен­ка, бла­го­да­ря Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия, по­звал свя­щен­ни­ка Йо­ко на уго­ще­ние в свой дом, где они по­бра­та­лись в знак веч­ной друж­бы.

Это сви­де­тель­ство бы­ло за­пи­са­но в 60-х гг. XX ве­ка Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.

Ис­це­ле­ние ослеп­ше­го тур­ка

15 ян­ва­ря 1961 го­да иеро­мо­нах Се­ра­фим Ка­шич за­пи­сал в мо­на­стыр­скую ле­то­пись Остро­га рас­сказ Си­мо То­мо­ва Ста­ни­ши­ча из се­ла По­то­чи­ла, за­сви­де­тель­ство­ван­ный его соб­ствен­но­руч­ной под­пи­сью.

По сло­вам Си­мо, его отец То­мо и дя­дя Ра­шо, как и мно­гие ста­рые лю­ди из тех мест, рас­ска­зы­ва­ли ему со слов сво­их от­цов ис­то­рию о чу­дес­ном ис­це­ле­нии од­но­го ослеп­ше­го тур­ка.

Этот бо­га­тый ту­рок из Ска­да­ра, управ­ляв­ший, по сло­вам неко­то­рых, Ска­дар­ским кра­ем, со­вер­шен­но ослеп и дол­гое вре­мя ни­че­го не ви­дел. Он по­се­щал мно­гие му­суль­ман­ские свя­ты­ни, а под ко­нец ре­шил по­се­тить и мо­на­стырь Острог, чтобы по­мо­лить­ся здесь Бо­гу и чу­до­твор­цу Ва­си­лию, по­то­му что мно­го был на­слы­шан о за­ступ­ни­че­стве свя­то­го.

Ко­гда знат­ный ту­рок до­брал­ся до Верх­не­го мо­на­сты­ря, мо­нах – хра­ни­тель ра­ки под­вел его к мо­щам свя­ти­те­ля. Ту­рок по­це­ло­вал свя­ты­ню, а мо­нах про­чи­тал над ним мо­лит­ву и, под­ве­дя его к ка­мен­но­му со­су­ду, за­черп­нул от­ту­да во­ды, ко­то­рой ту­рок умыл­ся. Умыв­шись, ту­рок ска­зал мо­на­ху и со­про­вож­дав­шим его, что ощу­ща­ет пе­ред сво­и­ми гла­за­ми свет. При­е­хав­шие по­про­си­ли мо­на­ха поз­во­лить им остать­ся пе­ре­но­че­вать в мо­на­сты­ре и бы­ли го­сте­при­им­но при­ня­ты на ноч­лег.

На сле­ду­ю­щий день, ко­гда рас­све­ло, ту­рок уже про­зрел и сам по­шел за мо­на­хом по­кло­нить­ся свя­то­му Ва­си­лию. За­тем он вновь умыл­ся во­дой из ка­мен­но­го со­су­да и стал со­би­рать­ся со сво­и­ми спут­ни­ка­ми об­рат­но в Ска­дар. Из бла­го­дар­но­сти и бла­го­го­ве­ния к Острож­ско­му свя­ти­те­лю ис­це­лен­ный не хо­тел ехать на коне и по­шел до са­мо­го Ска­да­ра пеш­ком.

А по­сле сво­е­го воз­вра­ще­ния до­мой он по­слал мо­на­сты­рю бо­га­тые по­дар­ки. К со­жа­ле­нию, за дав­но­стью лет имя это­го тур­ка в на­род­ной па­мя­ти не со­хра­ни­лось.

Ис­це­ле­ние бес­но­ва­то­го му­суль­ма­ни­на

Пен­си­о­нер из Ба­ра Пе­тар П. в 40-х гг. XX ве­ка рас­ска­зы­вал Мак­си­му Йо­во­ви­чу сле­ду­ю­щий слу­чай.

В ав­гу­сте 1905 го­да он на­хо­дил­ся вме­сте со сво­ей же­ной в Остро­ге. Сре­ди мно­же­ства дру­гих по­се­ти­те­лей его вни­ма­ние при­влек один свя­зан­ный це­пью бес­но­ва­тый му­суль­ма­нин из Бос­нии, ко­то­ро­го во­ди­ли двое креп­ких муж­чин. Несчаст­ный рвал­ся, ры­чал и пы­тал­ся осво­бо­дить­ся от це­пи, но у него ни­че­го не по­лу­ча­лось.

Бес­но­ва­то­го под­ве­ли к свя­тым мо­щам, где свя­щен­ник про­чел над ним мо­лит­ву и по­ма­зал его мас­лом из лам­па­ды. Ко­гда боль­ной немно­го успо­ко­ил­ся, то на­чал дре­мать и от­чет­ли­во про­го­во­рил: «Пу­сти­те ме­ня, не бой­тесь! Этот на­вер­ху при­ка­зал, чтобы я вы­здо­ро­вел!» Из­не­мо­гая от уста­ло­сти, он упал на пли­ты око­ло ра­ки и тут же за­снул.

Свя­щен­ник при­ка­зал не тро­гать его, по­ка он не проснет­ся сам. Так му­суль­ма­нин и про­спал це­лый день и ночь. Через 24 ча­са он встал сам и в доб­ром рас­по­ло­же­нии ду­ха, ве­се­лый и здо­ро­вый вер­нул­ся до­мой. По сло­вам Пе­та­ра, это чу­дес­ное ис­це­ле­ние оста­ви­ло на него и всех при­сут­ство­вав­ших неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние.

Ис­це­ле­ние мо­ло­до­го ал­бан­ца

Филипп Зе­ко­вич из Ник­ши­ча по­ве­дал иеро­мо­на­ху Се­ра­фи­му Ка­ши­чу об од­ном слу­чае ис­це­ле­ния, сви­де­те­лем ко­то­ро­го он был сам, и за­сви­де­тель­ство­вал ис­тин­ность сво­их слов соб­ствен­но­руч­ной под­пи­сью в ле­то­пи­си Остро­га.

«Это бы­ло в 1911 го­ду на Тро­и­цын день, ко­гда в Остро­ге со­би­ра­ет­ся боль­ше все­го бо­го­моль­цев. Я сам то­гда был там и ви­дел, как при­вез­ли на коне од­но­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка из Се­вер­ной Ал­ба­нии, у ко­то­ро­го бы­ли свя­за­ны ру­ки и но­ги.

Это бы­ло в вос­кре­се­нье, а на сле­ду­ю­щий день в по­не­дель­ник это­го же са­мо­го че­ло­ве­ка, до это­го креп­ко свя­зан­но­го, я ви­дел со­вер­шен­но здо­ро­вым и нор­маль­ным. Это ви­дел и весь со­брав­ший­ся на­род. Ис­це­лен­ный по­сто­ян­но мо­лил­ся Бо­гу и кре­стил­ся.

С это­го вре­ме­ни я по­чти каж­дый год по­се­щал мо­на­стырь Острог».

Ис­це­ле­ние ана­то­лий­ско­го хаджи

По сви­де­тель­ству Бай­ро Б. из Ста­ро­го Ба­ра, в 1913 го­ду, во вре­мя прав­ле­ния чер­но­гор­ско­го ко­ро­ля Ни­ко­лы, в бар­ской бух­те при­ча­лил па­ром из Стам­бу­ла. В Ба­ре с ко­раб­ля вме­сте с дру­ги­ми пу­те­ше­ству­ю­щи­ми со­шел мо­ло­дой ход­жа из Ана­то­лии (Ма­лая Азия). Это был вы­со­ко­го ро­ста, ху­до­ща­вый и очень блед­ный че­ло­век. В те­че­ние мно­гих лет ход­жа стра­дал от па­ра­ли­ча и пе­ре­дви­гал­ся толь­ко при по­мо­щи ко­сты­лей. Несмот­ря на то, что он был до­воль­но бо­гат, он так и не смог най­ти необ­хо­ди­мых ле­карств.

Ход­жа оста­но­вил­ся на ноч­лег в Ста­ром Ба­ре и на­шел здесь мно­го сво­их со­пле­мен­ни­ков, с ко­то­ры­ми мог по­го­во­рить на род­ном язы­ке. Он рас­ска­зал, что ви­дел сон о том, что дол­жен пой­ти в мо­на­стырь Острог, чтобы по­лу­чить ис­це­ле­ние. Ве­ра в воз­мож­ное вы­здо­ров­ле­ние за­ста­ви­ла его от­пра­вить­ся в столь да­ле­кое пу­те­ше­ствие.

Вес­ной ход­жа от­пра­вил­ся в Острог и по­том го­во­рил, что был удив­лен ве­ли­че­ствен­но­стью этой ред­кой свя­ты­ни и кра­со­той окру­жав­шей ее при­ро­ды, ко­то­рая его про­сто оча­ро­ва­ла. В мо­на­сты­ре над ним по обы­чаю бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва пе­ред ра­кой с мо­ща­ми свя­то­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия, по­сле че­го ход­жа дей­стви­тель­но по­чув­ство­вал, что здо­ров. Бла­го­дар­ный ход­жа оста­вил в мо­на­сты­ре боль­шое по­жерт­во­ва­ние и свои ко­сты­ли и вер­нул­ся в Под­го­ри­цу пеш­ком, а от­ту­да по­ез­дом до­брал­ся до Ба­ра. На об­рат­ном пу­ти он за­дер­жал­ся на несколь­ко дней в Ста­ром Ба­ре, где по­всю­ду с лег­ко­стью хо­дил да­же без пал­ки.

Так ход­жа вер­нул­ся до­мой со­вер­шен­но здо­ро­вым, бла­го­да­ря Бо­га и Его слав­но­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия Острож­ско­го, по мо­лит­вам к ко­то­ро­му лю­ди по­лу­ча­ют ис­це­ле­ния, невзи­рая на свое ве­ро­ис­по­ве­да­ние.

Сви­де­тель­ство Бай­ро Б. из Ста­ро­го Ба­ра за­пи­сал иеро­мо­нах Се­ра­фим Ка­шич.

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­шей ал­бан­ки

Кре­стья­нин из Ал­ба­нии Зе­фа Си­ништо­вич рас­ска­зы­вал от­цу Мак­си­му Йо­во­ви­чу об ис­це­ле­нии сво­ей со­сед­ки Дро­ны Бер­шич.

Дро­на бы­ла вы­да­на за­муж за до­воль­но бо­га­то­го че­ло­ве­ка из близ­ле­жа­ще­го се­ла, но за­тем по­вре­ди­лась рас­суд­ком и по­сто­ян­но со­вер­ша­ла гру­бые вы­ход­ки в от­но­ше­нии до­маш­них и бли­жай­ших со­се­дей. Опас­но­сти для окру­жа­ю­щих она не пред­став­ля­ла, но ее ча­стые при­пад­ки бы­ли невы­но­си­мы и для нее са­мой, и для близ­ких. Муж ча­сто во­дил ее к вра­чу, но это не при­но­си­ло успе­ха.

Ко­гда ре­ши­ли ве­сти ее в Острог, муж не хо­тел и слы­шать об этом – как это его же­на пой­дет к «влаш­ско­му свя­то­му дру­гой ве­ры». Но все же в июле 1930 го­да ее по­вел в Острог кум До­да Ка­лье­вич, уро­же­нец тех же мест.

Они, как это бы­ло при­ня­то, при­сту­пи­ли в ра­ке с мо­ща­ми, а по­том по­про­си­ли свя­щен­ни­ка про­чи­тать осо­бую мо­лит­ву над боль­ной. В при­сут­ствии несколь­ких па­лом­ни­ков по­сле про­чи­тан­ной мо­лит­вы боль­ная вы­шла на­ру­жу со­вер­шен­но нор­маль­ной. Все бы­ли удив­ле­ны и по­ра­же­ны столь быст­рым вы­здо­ров­ле­ни­ем и Бо­жи­ей ми­ло­стью, ко­то­рая из­ли­ва­ет­ся на несчаст­ных и боль­ных.

Сви­де­тель­ство ал­бан­ца Зе­фы Си­ништо­ви­ча, кре­стья­ни­на из Гру­да в Ал­ба­нии, за­пи­са­но Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.

Ис­це­ле­ние брач­ной па­ры му­суль­ман

Хай­дар Ш. из се­ла Кра­ва­ри рас­ска­зы­вал: «Мой со­сед, Ис­лам Д., со­сто­я­тель­ный и уме­лый хо­зя­ин, в 1928 го­ду же­нил­ся на здо­ро­вой взрос­лой де­вуш­ке Ха­ве из то­го же се­ла. Не про­шло и пол­го­да со свадь­бы, как од­на­жды од­новре­мен­но за­бо­ле­ли и муж и его мо­ло­дая су­пру­га: они оба бы­ли скор­чен­ны­ми на­столь­ко, что под­бо­род­ком мог­ли кос­нуть­ся сво­их ко­лен. Они ле­чи­лись по со­ве­там и на­прав­ле­ни­ям юго­слав­ских и ал­бан­ских вра­чей, ис­ка­ли по­мо­щи и со­ве­та у хад­жей и по­пов из ближ­них и даль­них окрест­но­стей, но ни­что им не по­мо­га­ло, и на про­тя­же­нии дол­гих две­на­дца­ти лет они про­дол­жа­ли му­чить­ся от силь­ных бо­лей на го­ре сво­их род­ных.

В 1940 го­ду по со­ве­ту сво­их дру­зей они от­пра­ви­лись в мо­на­стырь Острог, чтобы по­ис­кать по­мо­щи ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия.

От Ска­да­ра до Плав­ни­цы они плы­ли на ко­раб­ле, а от­ту­да до­бра­лись на по­ез­де до Под­го­ри­цы. До­е­хав до Ниж­не­го мо­на­сты­ря, они с ве­ли­ки­ми му­ка­ми ста­ли под­ни­мать­ся пеш­ком в Верх­ний Острог, так что эта до­ро­га за­ня­ла у них бо­лее по­ло­ви­ны дня.

До­брав­шись на­ко­нец до Верх­не­го мо­на­сты­ря, они вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми при­сту­пи­ли к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го. Ко­гда свя­щен­ник чи­тал мо­лит­ву о здра­вии боль­ных, Ис­лам со сво­ей же­ной, по со­ве­ту свя­щен­ни­ка, ле­жа­ли под ра­кой и так там и усну­ли.

Проснув­шись спу­стя три ча­са, они по­чув­ство­ва­ли об­лег­че­ние и смог­ли встать на но­ги, вы­пря­мив­шись, как аб­со­лют­но здо­ро­вые…

На сле­ду­ю­щий день они вер­ну­лись пеш­ком до­мой к ве­ли­кой ра­до­сти сво­их до­мо­чад­цев и все­го се­ла. Впо­след­ствии у них ро­ди­лись здо­ро­вые де­ти, и они жи­ли счаст­ли­во. В бла­го­дар­ность Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию су­пру­ги ча­сто по­се­ща­ли эту ве­ли­кую пра­во­слав­ную свя­ты­ню».

Сви­де­тель­ство Хай­да­ра Ш. из се­ла Кра­ва­ри за­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич.

Ис­це­ле­ние ума­ли­шен­но­го ал­бан­ско­го маль­чи­ка

Са­ид Ч. из се­ла Р. рас­ска­зал сле­ду­ю­щее:

«Вся окру­га в на­шем крае зна­ет о чу­дес­ном ис­це­ле­нии де­ся­ти­лет­не­го сы­ниш­ки мо­е­го со­се­да, ко­то­рый несколь­ко лет был со­вер­шен­но ума­ли­шен­ным. Из его уст нель­зя бы­ло услы­шать ни еди­но­го сло­ва. Он по­сто­ян­но сто­нал и ре­вел в бес­со­зна­тель­ном со­сто­я­нии.

В 1950 го­ду отец при­вел его пеш­ком в мо­на­стырь Острог и по­про­сил мо­на­ха про­чи­тать над боль­ным мо­лит­ву о вы­здо­ров­ле­нии. По­сле ве­чер­ней мо­лит­вы маль­чик под бо­го­слу­же­ние за­снул пе­ред ра­кой, под ко­то­рой его с боль­шим тру­дом за­став­ля­ли лечь.

Ко­гда он проснул­ся и встал, то его взгляд ка­зал­ся на­мно­го бо­лее осо­знан­ным, но он не мог ни­че­го го­во­рить. По­сле чте­ния утрен­них мо­литв, пе­ред тем, как от­пра­вить­ся до­мой, маль­чик за­го­во­рил и от­чет­ли­во ска­зал на ал­бан­ском язы­ке: «Я го­ло­ден, дай­те мне хле­ба!»

К ве­ли­кой ра­до­сти ро­ди­те­лей и осталь­ных при­сут­ству­ю­щих, сы­нок вер­нул­ся до­мой ве­се­лый и здо­ро­вый. В 1959 го­ду он по­шел в ар­мию на сроч­ную служ­бу как спо­соб­ный и здо­ро­вый ре­крут».

Сви­де­тель­ство за­пи­са­но Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.

Ис­це­ле­ние де­воч­ки-ка­то­лич­ки

Пе­тар Ч. из се­ла С. Бар­ско­го сре­за, дол­гое вре­мя ле­чил свою вось­ми­лет­нюю дочь, но ни один врач не мог ей ни­чем по­мочь. Де­воч­ка за­бо­ле­ла и слег­ла в по­стель в 1942 го­ду, так что не мог­ла уже да­же встать на но­ги. Ее нож­ки со­вер­шен­но ис­сох­ли, и вра­чи толь­ко раз­во­ди­ли ру­ка­ми, го­во­ря, что вся­кое ле­че­ние уже бес­смыс­лен­но. Так как в тех кра­ях ре­ли­ги­оз­ная тер­пи­мость меж­ду ка­то­ли­ка­ми и пра­во­слав­ны­ми с дав­них пор на за­вид­ной вы­со­те, ро­ди­те­ли не счи­та­ли для се­бя за­зор­ным с ве­ли­ким упо­ва­ни­ем на Бо­га об­ра­тить­ся за по­мо­щью к Острож­ско­му чу­до­твор­цу свя­то­му Ва­си­лию в на­деж­де, что их ре­бен­ку станет лег­че.

К этой мыс­ли они при­шли по­сле то­го, как мать од­на­жды на­ма­за­ла де­воч­ку мас­лом, при­не­сен­ным из Остро­га, ко­гда у нее бы­ла вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, и по­сле это­го го­ряч­ка быст­ро про­шла.

По осво­бож­де­ния Юго­сла­вии от ок­ку­пан­тов ро­ди­те­ли ре­ши­ли от­не­сти ре­бен­ка в Острог и, несмот­ря на то, что в это вре­мя бы­ли боль­шие про­бле­мы с транс­пор­том, мать в ав­гу­сте 1945 го­да от­пра­ви­лась с ре­бен­ком в путь. С боль­ши­ми труд­но­стя­ми они, на­ко­нец, до­бра­лись до мо­на­сты­ря. Немно­го от­дох­нув, мать по со­ве­ту мо­на­ха оста­ви­ла ре­бен­ка на несколь­ко ча­сов под ра­кой с мо­ща­ми свя­то­го Ва­си­лия.

Де­воч­ка тут же за­сну­ла, а ко­гда она просну­лась, ей бы­ло на­мно­го лег­че, и она на­ча­ла уже опи­рать­ся на соб­ствен­ные нож­ки. На сле­ду­ю­щий день они с ра­до­стью вер­ну­лись до­мой, ви­дя, что ре­бе­нок чув­ству­ет се­бя хо­ро­шо.

Со­вер­шен­но здо­ро­вая де­воч­ка иг­ра­ла с детьми и по­се­ща­ла шко­лу.

За­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич в 50-х гг. XX ве­ка.

Ис­це­ле­ние скор­чен­ной му­суль­ман­ки

В 60-х гг. XX ве­ка Мак­сим Йо­во­вич за­пи­сал рас­сказ Ра­до­ша Ч. из Хо­ро­го­ша в Во­е­во­дине.

«С дав­них пор, – рас­ска­зы­вал Ра­дош, – я на­чал по­се­щать на­ши ве­ли­чай­шие свя­ты­ни, осо­бен­но мо­на­стырь Острог, ди­вясь мно­гим чу­дес­ным со­бы­ти­ям, ко­то­рые ча­сто там слу­ча­ют­ся, и ис­це­ле­ни­ям боль­ных, ко­то­рые до то­го ни­где не мог­ли най­ти ис­це­ле­ния».

Вес­ной 1948 го­да он при­шел ве­че­ром в Верх­ний мо­на­стырь и пе­ре­но­че­вал в нем. На сле­ду­ю­щий день он сво­и­ми гла­за­ми ви­дел, как двое му­суль­ман из Бос­нии, из окрест­но­стей Ро­га­ти­цы, при­вез­ли на коне боль­ную жен­щи­ну воз­рас­том око­ло 30 лет. У жен­щи­ны бы­ли скор­чен­ные но­ги, и она по­сто­ян­но уже на про­тя­же­нии несколь­ких лет ле­жа­ла до­ма. Жен­щи­на со­вер­шен­но не мог­ла пе­ре­дви­гать­ся на сво­их но­гах, и со­про­вож­дав­шие внес­ли ее в храм и устро­и­ли ле­жать око­ло ра­ки с мо­ща­ми. Так она про­ле­жа­ла здесь око­ло трех ча­сов, и над ней бы­ли про­чи­та­ны по­ло­жен­ные мо­лит­вы. По­сле это­го, к ве­ли­ко­му удив­ле­нию при­сут­ству­ю­щих, при вы­хо­де из церк­ви жен­щи­на с лег­ко­стью и не ис­пы­ты­вая бо­ли уже мог­ла опи­рать­ся на но­ги. Од­на­ко ее спут­ни­ки все же под­дер­жи­ва­ли ее за ру­ки.

Через ночь ее уже не нуж­но бы­ло под­дер­жи­вать, по­то­му что она мог­ла са­мо­сто­я­тель­но хо­дить и немно­го про­гу­ли­ва­лась. На вто­рой день, ве­се­лая и ра­дост­ная, она вме­сте со сво­и­ми спут­ни­ка­ми от­пра­ви­лась до­мой, а позд­нее при­шло из­ве­стие от ее со­се­дей, что она вы­здо­ро­ве­ла пол­но­стью.

Рас­сказ од­но­го му­суль­ма­ни­на из Мр­ко­ев­ца о сво­ем ис­це­ле­нии

Асан Б. из Бар­ско­го сре­за рас­ска­зы­вал Мак­си­му Йо­во­ви­чу:

«Я стра­дал от од­ной неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни, из-за ко­то­рой вра­чи раз­во­ди­ли на­до мной ру­ка­ми. Я му­чал­ся мно­го лет, так что жизнь мне бы­ла нена­вист­на. Я знал по пре­да­ни­ям мо­их пред­ков, что мно­гие на­ши зем­ля­ки из­ле­чи­лись от раз­лич­ных бо­лез­ней, от­пра­вив­шись в Острог, чтобы по­кло­нить­ся и по­мо­лить­ся свя­то­му Ва­си­лию чу­до­твор­цу. Ре­шил и я, чтобы мои бли­жай­шие род­ствен­ни­ки от­ве­ли ме­ня в мо­на­стырь Острог.

Со­вер­шен­но скор­чен­но­го и неспо­соб­но­го сдви­нуть­ся с ме­ста, двое мо­их род­ствен­ни­ков от­вез­ли ме­ня ту­да вес­ной 1932 го­да. Там я пе­ре­но­че­вал. На сле­ду­ю­щий день пе­ред ра­кой на­до мной бы­ла про­чи­та­на длин­ная мо­лит­ва, а сам я по со­ве­ту свя­щен­ни­ка лег под ра­ку. Неко­то­рое вре­мя я слу­шал, как мо­нах по­ми­на­ет в мо­лит­ве мое имя и мо­лит­ся Бо­гу о мо­ем вы­здо­ров­ле­нии. В это вре­мя мной овла­дел ка­кой-то глу­бо­кий сон, и я креп­ко за­снул, не слы­ша уже ни­че­го, что про­ис­хо­ди­ло око­ло ме­ня. Про­спав два ча­са, я проснул­ся, чув­ствуя се­бя лег­ким как пе­рыш­ко, и встал без чьей бы то ни бы­ло по­мо­щи на свои но­ги. Я вер­нул­ся с со­про­вож­дав­ши­ми ме­ня до­мой со­вер­шен­но здо­ро­вым и вот сей­час как здо­ро­вый че­ло­век тру­жусь на вся­кой поле­вой и до­маш­ней ра­бо­те и не таю сво­е­го чу­дес­но­го ис­це­ле­ния, ко­то­рое мне ока­за­но по во­ле Бо­жи­ей, как и мно­гим в мо­на­сты­ре Острог».

Скор­чен­ный му­суль­ма­нин вы­здо­ро­вел

На Пет­ров день 1926 го­да вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми из Бос­нии в Остро­ге бы­ла и од­на му­суль­ман­ка со сво­им сы­ном. Сын с трех до 16 лет силь­но бо­лел и мог пе­ре­дви­гать­ся толь­ко при по­мо­щи ко­сты­лей, ко­то­рые по­всю­ду брал с со­бой. Са­мое раз­но­об­раз­ное ле­че­ние не по­мо­га­ло.

Од­на­жды но­чью мать ви­де­ла сон о том, как один неиз­вест­ный че­ло­век го­во­рил ей, чтобы она ис­ка­ла вы­здо­ров­ле­ния для сво­е­го сы­на у влаш­ско­го свя­то­го в Остро­ге. Недол­го ду­мая, она со­бра­лась, и вме­сте с од­ним род­ствен­ни­ком и боль­ным они от­пра­ви­лись в путь.

По­сле дол­гой до­ро­ги они до­бра­лись до мо­на­сты­ря и об­ра­ти­лись к ду­хов­ни­ку, ко­то­рый их при­нял и раз­ме­стил вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми. Там они оста­ва­лись де­вять дней, по­сто­ян­но мо­лясь Бо­гу, по со­ве­ту свя­щен­ни­ка. Боль­ной с каж­дым днем чув­ство­вал се­бя все луч­ше и луч­ше, а на де­ся­тый день от­бро­сил ко­сты­ли как со­вер­шен­но уже ему не нуж­ные и оста­вил их в мо­на­сты­ре. Так он, со­вер­шен­но здо­ро­вый, вер­нул­ся до­мой, бла­го­да­ря Бо­га за по­лу­чен­ное ис­це­ле­ние. Бла­го­дар­ная мать, со­глас­но дан­но­му за­ве­ту, еже­год­но при­ез­жа­ла в Острог и остав­ля­ла там щед­рые по­жерт­во­ва­ния.

За­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич.

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­ше­го му­суль­ма­ни­на

Оль­га Г. из окрест­но­стей Ба­ра рас­ска­зы­ва­ла иеро­мо­на­ху Се­ра­фи­му Ка­ши­чу.

«Ко­гда в 1921 го­ду моя све­кровь по­шла со сво­и­ми со­сед­ка­ми на по­кло­не­ние в мо­на­стырь Острог, они встре­ти­ли пе­ред во­ро­та­ми Верх­не­го мо­на­сты­ря од­но­го су­ма­сшед­ше­го му­суль­ма­ни­на из Бос­нии. Этот боль­ной был свя­зан же­лез­ны­ми це­пя­ми, ко­то­рые с осто­рож­но­стью дер­жа­ли двое муж­чин, во­див­ших его по­всю­ду. Он рвал­ся и ры­чал стран­ным го­ло­сом: «Уве­ди­те ме­ня от­сю­да! Я не хо­чу при­сту­пать к гя­ур­ско­му свя­то­му!»

На сле­ду­ю­щий день, рас­смат­ри­вая па­лом­ни­ков у Ниж­не­го мо­на­сты­ря, они ви­де­ли то­го са­мо­го бос­ний­ца, как он си­дел и пел под гус­ли и раз­го­ва­ри­вал с на­ро­дом, как со­вер­шен­но здо­ро­вый. Его спут­ни­ки пе­ред все­ми при­сут­ство­вав­ши­ми ра­дост­но рас­ска­зы­ва­ли, как на­си­лу втол­ка­ли его в мо­на­стырь, где пе­ред ра­кой свя­то­го над ним бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва. По­сле мо­литв ду­хов­ни­ка боль­ной успо­ко­ил­ся и через несколь­ко ча­сов был от­пу­щен на сво­бо­ду.

Же­лез­ные це­пи, ко­то­ры­ми он был свя­зан, бы­ли остав­ле­ны в мо­на­сты­ре, где их мож­но уви­деть и сей­час. Они слу­жат убе­ди­тель­ным сви­де­тель­ством чу­дес­но­го ис­це­ле­ния».

 

Пе­ре­вод и со­став­ле­ние Ан­дрея Ше­ста­ко­ва.
По кни­ге «Све­ти Ва­си­лиjе Острош­ки чу­до­тво­рац»