Акафист святой преподобной Марии Египетской

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 02 апреля (20 марта ст. ст.); 14 апреля (01 апреля ст. ст.)

Кондак 1

Избранной от Господа во образ спасения всем грешным и отчаянным, из глубины греха востекшей на высоту безстрастия, похвальная пения приносим ти, мати преподобная, ты же, яко имея дерзновение к щедрому Богу, молитвами твоими настави на стезю твоего покаяния любовию тебе зовущих:

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Икос 1

Ангела во плоти узрев тя в пустыни Иорданской великий Зосима, на воздусе стоящую и о мире молящуюся, со удивлением и ужасом одержим весь трепетом быв, слезами обливаяся, вопияше тебе таковая:

Радуйся, благодати и света исполненная; радуйся, прозрения даром украшенная.

Радуйся, в молитвах твоих к Богу на воздусе вземлемая; радуйся, пустынное сокровище, от мира утаенное.

Радуйся, безплотных сожительнице; радуйся, Духа Святаго селение.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 2

Видяще старца благоговейнаго ужаса исполнена, тихим гласом рекла еси тому преподобная: не бойся, авво Зосимо, несмь дух, но земля, прах, и пепел, и всячески плоть, ничтоже духовное когда помыслившая и ни единыя добродетели имущая. Жена есмь грешница, недостойная взирати на небо, и со страхом грешными усты зову Богу: Аллилуиа.

Икос 2

Разумети ища дивную тайну, в тебе сокровенную, старец паде пред ногама твоима, глаголя: заклинаю тя именем Господа нашего Иисуса Христа, Егоже ради наготу носиши сию, не скрый от мене жития твоего, да величия Божия яве сотвориши. С нимже и мы дерзаем ублажити тя сице:

Радуйся, смирения светлая высото; радуйся, дарований духовных богатство неисчерпаемое.

Радуйся, любве ради Божия тело свое умертвившая; радуйся, в пустыни непроходней едина, с единым Богом пребывшая.

Радуйся, райскою красотою сияющая; радуйся, безстрастия светом озаренная.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 3

Силою Вышняго укрепляема, исповем ти, человече Божий, грехи и беззакония моя, - отвещала еси Зосиме, - стыжуся, отче, прости мя, но понеже тело мое наго видел еси, обнажу ти и дела моя, обаче молю тя первее: не бежи от мене, не терпя слышати безместная, яже аз содеях; но, милосердствуя о мне, молися за мя, блудную, и Богу, не возгнушавшуся мною, зови: Аллилуиа.

Икос 3

Имея милосердие неизреченное, с мытари и грешники вечерявый, Той и мне, в глубину погибели падшей, простре руку Свою Божественную, егда бо возжелах аз внити в храм Господень, некая сила возбрани ми вход, сердца же моего коснувыйся свет разума, показа ми тину дел моих; и начат плакатися о гресех, в перси биющи и горько рыдающи; мы же, покаянию твоему веселящеся, пение приносим ти сицевое:

Радуйся, яко нощи прешедшей возсиявает ти заря спасения; радуйся, яко глас Христов призывает овча заблуждшее от дебрей далеких греха.

Радуйся, яко слезными токи омываеши вся твоя скверны; радуйся, яко слезами твоими очищаеши одеяние души твоея.

Радуйся, яко Отец щедрот объятия Своея любве тебе отверзает; радуйся, яко ведый твоя тайная рукописания грехов твоих раздирает.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 4

Бурею скорбных помыслов одержима, узрела еси во угле притвора церковнаго икону Причистыя Богоматери и, стеня, воззвала еси к Ней: повели, о Владычице, да и мне, недостойной, отверзутся божественныя входы, и буди Ты ми Споручница, яко егда узрю Крест Сына Твоего, мира и иже в мире отвергуся и изыду, аможе Ты повелиши мне, зовущи Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше глас, издалеча глаголющ: ащи Иордан прейдеши, добре покой обрящеши, на колена падши пред Приснодевою, рекла еси: о Владычице! Не гнушается девственная чистота Твоя моея недостойныя молитвы, буди мне спасения Учительница, руководствующая на путь покаяния! Тем убо Ангели Божии, написующе исповедание твое, возглашаху тебе в той час сицевая:

Радуйся, от тьмы греха к чистому свету покаяния преходящая; радуйся, неистовство страстей и любовь плотскую отринувшая.

Радуйся, вся узы и сети врага растерзавшая; радуйся, тяжкое бремя студныя работы диавола во благое и легкое иго Христово пременившая.

Радуйся, от смерти греховныя к вечному животу возстающая; радуйся, от врат погибели к вратам рая восходящая.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 5

Богосветлыми лучами благодати просвещает тя Пресвятая Дева, Та бо Споручница грешных к Богу сущи, отверзает тебе двери милосердия Божия и врата храма святаго, в оньже внитши, со многими слезами поклонилася еси Живоносному Древу, имже мир спасен бысть, и распеншемуся Господу, Кровь Свою за твое избавление излиявшему, благодарственно воспела еси: Аллилуиа.

Икос 5

Видев тайны Божия и како готов есть приимати кающихся, всехвальная Мария, воззвала еси всем сердцем: Владычице Богородице! Не остави мене! - и устремилася еси в пустыню обонпол Иордана, мы же, почитая бегство твое, сретаем тя пении сими:

Радуйся, яко всепрощающею любовию Спаса уранися сердце твое; радуйся, яко сокровище благодати, тобою приятое, потщалася еси сокрыти в пустыни.

Радуйся, яко мира греховныя сладости скоротечно и невозвратно отбегла еси; радуйся, яко бегством твоим демоны огнем попалила еси.

Радуйся, яко тем бегством Небеса возрадовала еси.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 6

Проповедуеши всем падшим и отчаянным, всечестная, Божие человеколюбие и силу покаяния, како грешную душу омывает, очищает, светлит и возводит горе и веселие творит Ангелом Божиим, с нимиже и мы бренными усты зовем: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия мирови от пустыни Иорданской свет великих подвигов твоих, Марие приснославная, многия бо лета, аки адамант тверд и столп непоколебим, пребыла еси, яко со зверьми лютыми, с похотьми твоими борющися и оружием креста отражая разжженныя стрелы лукаваго, сего ради дивящеся пачеестественному терпению твоему, любовию зовем ти:

Радуйся, яко злострадания и труд в пустыни четыредесят и осмь лет понесла еси; радуйся, яко солнечнаго зноя опаление, наготу и мраз нощный претерпела еси.

Радуйся, яко гладом и жаждою истаявала еси; радуйся, яко всякое пожелание плоти конечно умертвила еси.

Радуйся, яко в борьбе со грехом, в тебе живущим, до крове подвизалася еси.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 7

Хотя препятие сотворити твоему светлому к небеси шествию, всеблаженая, исконный враг рода человеческаго не престаяше влагати ти помыслы нечистыя, огнь греховный в удесех твоих разжигая и предлагая тебе на память прежняго жития твоего; ты же, многострадальная, повергалася еси на землю, слезами обливаяся и призывая в помощь Приснодеву, и не воставала еси от земли день и нощь, дондеже сладкий свет осияваше тя, воздвизая благодарственно пети Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Новый человек, по Богу созданный, явилася еси, преподобная, умертвив бо всеконечно ветхаго человека, во Христа облеклася еси, всечудная, седмьнадесят лет безчисленныя беды пострадах. Зосиме рекла еси: «Оттолеже и до днесь сила Божия грешную мою душу и тело смиренное соблюде». Приими убо и от нас, недостойных, похвалы сицевыя:

Радуйся, яко умертвила еси страстей взыграния; радуйся, яко самое естество победила еси.

Радуйся, яко всякий грех от души и плоти твоея потребила еси; радуйся, яко в сердце и умерщвленных удесех твоих носиши Иисуса, тобою любимаго.

Радуйся, яко облеклася еси в одежду веселия духовнаго; радуйся, яко вошла еси в вечный покой Сына Божия.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 8

Странное и преславное изменение твое, преподобная, видяще, демонов темныя полки горько рыдаху, вся же силы небесныя радостию играюще, песнь Христу воспеваху, прославляюще Божие милосердие, грехами людскими не преодоленное, велиим гласом зовуще: Аллилуиа.

Икос 8

Вся была еси в Бозе, Марие всебогатая, егда Зосима, обходя пустыню, видети тя сподобися. «Заклинаю тя, отче, Спасителем Богом, да никомуже речеши, яже слышал еси от мене, дондеже Бог от земли возмет мя», - вещала еси тому - ныне с миром отыди, в посте же грядущаго лета причасти мя Святых Христовых Таин на брезе Иорданстем, то рекши, аки горлица пустыннолюбивая и неудержимая, от очию старца скрылася еси, той же поклонися до земли и целова место, идеже стоясте стопы ног твоих, зовый таковая:

Радуйся, яко обнажившися студа греховнаго, паче снега убелилася еси; радуйся, яко паче лучей солнечных просветилася еси.

Радуйся, яко вся грехи твоя забвенны и прощенны суть у Бога; радуйся , яко часть твоя со святыми.

Радуйся, яко первее блудница, днесь невеста Христова сотворилася еси.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 9

Всяк помысл и ум ужасают болезни твоя, всехвальная, како труд пустыни любве ради Божией претерпела еси, взываше превеликий во отцех Зосима, рыдая: О мати духовная! Ты Богу приблизилася еси, хотел бых, аще бы можно было, во след тебе ходити и зрети честное лице твое и купно с тобою немолчно пети: Аллилиуиа.

Икос 9

Витийство земнородных не довлеет достойно похвалити твоя подвиги, всесветная, кто же доволен изрещи слезныя токи, яже пролияла еси в молитвах к Богу! Кто болезни твоя изочтет, кто исповесть всенощныя бдения, борения и тесноту жития твоего! Пустыню всю чудесы просветивши, яко солнце, просияла еси, всечудная, тем убо молим тя: озари лучами света твоего наши сердца и испроси оставление грехов всем вопиющим тебе таковая:

Радуйся, помраченный образ Божий в светлости велицей в себе возобразившая; радуйся, небесными ароматы благоухающая.

Радуйся, звездами чудес украшенная; радуйся, лучами добродетелей сияющая.

Радуйся, величия Божия всем концем земли благовествующая; радуйся, небо и землю к пению славы Господа твоего призывающая.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 10

Спасителя Бога животворящее Тело и Кровь вземше, в день таинственныя Христовы вечери, авва Зосима, по завещанию твоему, в вечер зело поздень изыде на брег Иордана, неуклонно в пустыню лунным светом осияваемую, зря, и моляшеся к Богу, глаголя: покажи ми, Господи, сокровище Твое, еже в пустыни сокрыл еси! Покажи ми ангела во плоти, да не отыду тощ, нося моя грехи на обличение, но да радуяся, зову Тебе: Аллилуиа.

Икос 10

Стену непроходну мысляше старец быти Иордану реце, между ним и тобою, преподобная: обаче ты, став на одной стране реки, знамением крестным Иордан знаменала еси и купно с тем знамением взошла еси на воду; Зосима же, видев идущу тя к себе верху воды, ужасеся и радостию вопияше тебе:

Радуйся, горняго рая Божия обитательнице; радуйся, яко тварь повинуется велению твоему.

Радуйся, яко волны стелются под честныя нозе твоя; радуйся, яко Иордан тебе служит, луна и звезды небесныя дивятся святыни твоей.

Радуйся, силы Божией дивное проявление; радуйся, храм одушевленный Бога Живаго.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 11

Пение подобаше тебе приносити Всемогущему Богу, авво, по воде шествующи, рекла еси тому: что твориши, священник сый, како дерзаеши кланятися мне, убозей, сам носяй страшныя Таины Христа Бога! Имже верою и любовию, прах и земля покланяющися, со страхом зову: Аллилуиа.

Икос 11

Светом небесным блистаяся, причастилася еси Божественных Таин и радости премирныя исполнися, на небо руце воздевши, рекла еси: ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко! Обращися к старцу, вещала еси: прости, авво Зосимо! В грядущее же лето узриши мя паки в пустыни, якоже хощет Господь, моли Его о мне, отче мой, моли, поминая всегда мое окаянство. И паки Иордан знаменавши, прешла еси верху той воды, старец же, не смея надолзе держати тя, стеня и рыдая, взываше в след тебе таковая:

Радуйся, мертвость Иисуса в теле носящая; радуйся, Воскресения Его славою сияющая.

Радуйся, благодатию, яко ризою света, облеченная; радуйся, яко ангели Божии дивятся чистоте твоей.

Радуйся, яко силы адския ужасаются и трепещут от славы твоея; радуйся, светозарная обитель Всесвятыя Троицы.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 12

Благодатию Божественною окриляема во един час долготу пустыни прешла еси и в нощь спасительныя Христовыя страсти, по причащении Божественныя Тайныя вечери, сном святым уснула еси, о мире моляся, дух твой Господу предала еси, Емуже со ангелы в неисповедимой радости зовеши ныне: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще надгробное пение, богомудрый Зосима, нозе твои честныя слезами омываше, и много молився тебе, покрыв тело твое землею, наго сущее и ничтоже имеющее, точию ветхую мантию, юже исперва тебе даде, радостию и страхом многим одержим, величию Божию дивяся, стояше, зовый к тебе таковая:

Радуйся, яко чадо света сущи, прешла еси к Свету невечернему; радуйся, яко дух твой с веселием прияша селения святых.

Радуйся, яко тело твое упокоися в могиле, юже лев от пустыни тебе ископа; радуйся, яко тобою показа мне Господь, колико отстою от меры совершенства.

Радуйся, о всем мире к Богу ходатаице; радуйся, постников высото, преподобных славо, страдальцев красото.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 13

О преподобная мати, богоблаженная Марие! Приими от нас ныне приносимое тебе моление и, Свету неприступному предстоя, молися Всещедрому Богу, да милостив быв, ниспослет светозарную благодать покаяния всем заблуждшим чадом Небеснаго Отца и от греха к отеческому дому востекших в райских селениих сподобит вкупе с тобою во веки благодарственно пети Ему: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангела во плоти…» и 1-й кондак «Избранной от Господа …».

Молитва

О великая Христова угоднице, преподобная Марие! На Небеси Престолу Божию предстоящи, на земли же духом любве с нами пребывающи, имеющи дерзновение ко Господу, моли спасти рабы Его, к тебе с любовию притекающия. Испроси нам у Великомилостиваго Владыки и Господа веры непорочное соблюдение, градов и весей наших утверждение, от глада и пагубы избавление, скорбящим — утешение, недугующим — исцеление, падшим — возстание, заблуждщим — укрепление, в делах благих преспеяние и благословение, сиротам и вдовицам — заступление и отшедшим от сего жития — вечное упокоение, всем же нам в день страшнаго Суда одесную страны общники быти и блаженный глас Судии мира услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира, и тамо пребывания во веки получити. Аминь.

Тропарь, глас 8

В тебе, мати, известно спасеся, еже по образу, приимши бо крест, последовала еси Христу и, деющи, учила еси презирати убо плоть, преходит бо прилежати же о души вещи безсмертней. Темже и со Ангелы срадуется, преподобная Марие, дух твой.

Кондак, глас 4

Греха мглы избежавши, покаяния светом озаривши твое сердце, славная, пришла еси ко Христу, Сего Всенепорочную и святую Матерь Молитвенницу милостивную принесла еси. Отонудуже и прегрешений обрела еси оставление и со Ангелы присно срадуешися.

Ин кондак, глас

Блудами первее преисполнена всяческими, Христова невеста днесь покаянием явися, ангельское жительство подражающи, демона креста оружием погубляет. Сего ради Царствия невеста явилася еси, Марие преславная.

Ґкafістъ прпdбнэй мRjи є3гЂпетской

Кондaкъ №

И#збрaнной t гDа во џбразъ сп7сeніz всёмъ грёшнымъ и3 tчazннымъ, и3з8 глубины2 грэхA востeкшей на высотY безстрaстіz, похвaльнаz пёніz прин0симъ ти2, мaти прпdбнаz, тh же, ћкw и3мёz дерзновeніе къ ще6дрому бGу, моли1твами твои1ми настaви на стезю2 покаsніz люб0вію тебЁ зовyщихъ: Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Јкосъ №

ЃгGла во пл0ти ўзрёвъ тS въ пустhни їoрдaнстэй вели1кій зwсjма, на воздyсэ стоsщую и3 њ мjрэ молsщуюсz, со ўдивлeніемъ и3 ќжасомъ њдержи1мъ вeсь трeпетомъ бhвъ, слезaми њбливazсz, вопіsше тебЁ таковaz: Рaдуйсz, блгdти и3 свёта и3сп0лненнаz. Рaдуйсz, прозрёніz дaромъ ўкрaшеннаz. Рaдуйсz, въ моли1твахъ твои1хъ къ бGу на воздyсэ возносsщаzсz. Рaдуйсz, пустhнное сокр0вище, t мjра ўтaенное. Рaдуйсz, безпл0тныхъ сожи1тельнице. Рaдуйсz, д¦а с™aгw селeніе. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ в7

Ви1дzще стaрца, бlгоговёйнагw ќжаса и3сп0лнена, ти1химъ глaсомъ реклA є3си2 томY, прпdбнаz: не б0йсz, ѓвво зwсjма, нёсмь дyхъ, но землS, прaхъ, и3 пeпелъ, и3 всsчески пл0ть, ничт0же дух0вное когдA помhслившаz и3 ни є3ди1ныz добродётели и3мyщаz. ЖенA є4смь грёшница, недост0йнаz взирaти на нб7о, и3 со стрaхомъ грёшными ўсты2 зовY бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ в7

Разумёти и3щA ди1вную тaйну, въ тебЁ сокровeнную, стaрецъ падE пред8 ногaма твои1ма, глаг0лz: заклинaю тS и4менемъ гDа нaшегw ї}са хrтA, є3г0же рaди наготY н0сиши сію2, не скрhй t менE житіS твоегw2, да вели1чіz б9іz ћвэ сотвори1ши. Съ ни1мже и3 мы2 дерзaемъ ўблажи1ти тS си1це: Рaдуйсz, смирeніz свётлаz высото2. Рaдуйсz, даровaній дух0вныхъ богaтство неисчерпaемое. Рaдуйсz, любвE рaди б9іz тёло своE ўмертви1вшаz. Рaдуйсz, въ пустhни непрох0дней є3ди1на, съ є3ди1нымъ бGомъ пребhвшаz. Рaдуйсz, рaйскою красот0ю сіsющаz. Рaдуйсz, безстрaстіz свётомъ њзарeннаz. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ G

Си1лою вhшнzгw ўкрэплsема, и3сповёмъ ти2, чlвёче б9ій, грэхи2 и3 беззак0ніz моS, tвэщaла є3си2 зwсjмэ, стыжyсz, џтче, прости2 мS, но понeже тёло моE нaгw ви1дэлъ є3си2, њбнажY ти2 и3 дэлA моS, nбaче молю2 тS первёе: не бэжи2 t менE, не терпS слhшати безмёстнаz, ћже ѓзъ содёzхъ: но млcрдствуz њ мнЁ, моли1сz за мS, блyдную, и3 бGу, невозгнушaвшусz мною2, зови2: Ґллилyіа.

Јкосъ G

И#мёz млcрдіе неизречeнное, съ мытари2 и3 грёшники вечерsвый, т0й и3 мнЁ, въ глубинY поги1бели пaдшей, прострE рукY свою2 б9eственную, є3гдA бо возжелaхъ ѓзъ вни1ти въ хрaмъ гDень, нёкаz си1ла возбрани2 ми2 вх0дъ, сeрдца же моегw2 коснyвыйсz свётъ рaзума показA ми2 ти1ну дёлъ мои1хъ. И# начaтъ плaкатисz њ грэсёхъ, въ пeрси бію1щи и3 г0рько рыдaющи. Мh же, покаsнію твоемY веселsщесz, пёніе прин0симъ ти2 сицев0е: Рaдуйсz, ћкw н0щи прешeдшей возсіzвaетъ ти2 зарS сп7сeніz. Рaдуйсz, ћкw глaсъ хrт0въ призывaетъ nвчA заблyждшее t дeбрей грэхA. Рaдуйсz, ћкw слeзными т0ки њмывaеши всS твоS сквeрны. Рaдуйсz, ћкw слезaми твои1ми њчищaеши nдэsніе души2 твоеS. Рaдуйсz, ћкw nц7ъ щедрHтъ њб8sтіz своеS любвE тебЁ tверзaетъ. Рaдуйсz, ћкw вёдый твоS таййнаz, рукописaніz грэхHвъ твои1хъ раздирaетъ. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ д7

Бyрею ск0рбныхъ п0мыслwвъ њдержи1ма, ўзрёла є3си2, мRjе, во ўглЁ притв0ра церк0внагw їкHну пречcтыz бGом™ри и3, стенS, воззвaла є3си2 къ нeй: повели2, q вLчице, да и3 мнЁ, недост0йнэй, tвeрзутсz б9eственныz вх0ды, и3 бyди тh ми спорyчница, ћкw є3гдA ќзрю крeстъ сн7а твоегw2, мjра и3 ћжэ въ мjрэ tвергyсz и3 и3зhду, ѓможе ты2 повели1ши мнЁ, зовyщи бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ д7

Слhшавше глaсъ и3здалeча глаг0лющь: ѓще їoрдaнъ прейдeши д0брэ пок0й њбрsщеши, на колёна пaдши пред8 приснодв7ою, реклA є3си2: q вLчице! Не гнушaетсz дёвственнаz чcтотA твоS моеS недост0йныz моли1твы, бyди ми2 сп7сeніz ўчи1тельница, руков0дствующаz на пyть покаsніz! Тёмъ ќбw ѓгGли б9іи, написyюще и3сповёданіе твоE, возглашaху ти2 въ т0й чaсъ сицевaz: Рaдуйсz, t тмы2 грэхA къ чcтому свёту покаsніz преходsщаz. Рaдуйсz, неи1стовство страстeй и3 люб0вь пл0тскую tри1нувшаz. Рaдуйсz, всS ќзы и3 сёти врагA растерзaвшаz. Рaдуйсz, тsжкое брeмz стyдныz раб0ты діaвола во бlг0е и3 лeгкое и4го хrт0во премени1вшаz. Рaдуйсz, t смeрти грэх0вныz къ вёчному животY возстаю1щаz. Рaдуйсz, t врaтъ поги1бели къ вратaмъ рaz восходsщаz. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjz равноaгGльнаz.

Кондaкъ є7

БGосвётлыми лучaми блгdти просвэщaетъ тS прес™az дв7а, тa бо спорyчница грёшныхъ къ бGу сyщи, tверзaетъ тебЁ двeри млcрдіz б9іz и3 вратA хрaма с™aгw, в0ньже вшeдши, со мн0гими слезaми поклони1ласz є3си2 живон0сному дрeву, и4мже мjръ сп7сeнъ бhсть, и3 распeншемусz гDу, кр0вь свою2 за твоE и3збавлeніе и3зліsвшему, бlгодaрственнw воспёла є3си2: Ґллилyіа.

Јкосъ є7

Ви1дэвъ тaйны б9іz и3 кaкw гот0въ є4сть пріи1мати кaющихсz, всехвaльнаz мRjz, воззвaла є3си2 всёмъ сeрдцемъ: вLчице бцdе! Не њстaви менE! И# ўстреми1ласz є3си2 въ пустhню oб8 џнъ п0лъ їoрдaна. Мh же, почитaz бёгство твоE, срётаемъ тS пёніи си1ми: Рaдуйсz, ћкw всепрощaющею люб0вію сп7са ўрани1сz сeрдце твоE. Рaдуйсz, ћкw сокр0вище блгdти, тоб0ю пріsтое, потщaласz є3си2 сокрhти въ пустhни. Рaдуйсz, ћкw мjра грэх0вныz слaдости скоротeчнw и3 невозврaтнw tбэглA є3си2. Рaдуйсz, ћкw бёгствомъ твои1мъ дeмоны nгнeмъ попали1ла є3си2. Рaдуйсz, ћкw тёмъ бёгствомъ нб7сA возрaдовала є3си2. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ ѕ7

Проповёдуеши всёмъ пaдшимъ и3 tчazннымъ, всечестнaz, б9іе чlвэколю1біе и3 си1лу покаsніz, кaкw грёшную дyшу њмывaетъ, њчищaетъ, свётлитъ и3 возв0дитъ горЁ и3 весeліе твори1тъ ѓгGлwмъ б9іимъ, съ ни1миже и3 мы2 брeнными ўсты2 зовeмъ: Ґллилyіа.

Јкосъ ѕ7

ВозсіS мjрови t пустhни їoрдaнскіz свётъ вели1кихъ п0двигwвъ твои1хъ, мRjе приснослaвнаz, мн0гаz бо лёта ѓки ґдамaнтъ твeрдъ и3 ст0лпъ непоколеби1мъ пребылA є3си2, ћкw со ѕвэрьми2 лю1тыми съ п0хотьми твои1ми б0рющесz и3 nрyжіемъ крестA tражaz разжжeнныz стрёлы лукaвагw. Сегw2 рaди, дивsщесz пачеестeственному терпёнію твоемY, люб0вію зовeмъ ти2: Рaдуйсz, ћкw ѕлострадaніz и3 трyдъ въ пустhни четыредесsть џсмь лётъ понеслA є3си2. Рaдуйсz, ћкw с0лнечнагw зн0z њпалeніе, наготY и3 мрaзъ н0щный претерпёла є3си2. Рaдуйсz, ћкw глaдомъ и3 жaждою и3стаzвaла є3си2. Рaдуйсz, ћкw всsкое пожелaніе пл0ти конeчнw ўмертви1ла є3си2. Рaдуйсz, ћкw въ борьбЁ со грэх0мъ, въ тебE живyщимъ, до кр0вэ подвизaласz є3си2. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ з7

ХотS препsтіе сотвори1ти твоемY свётлому къ нб7си2 шeствію, всебlжeннаz, и3ск0нный врaгъ р0да чlвёческагw не престаsше влагaти ти2 п0мыслы нечи1стыz, џгнь грэх0вный во ўдесёхъ твои1хъ разжигaz и3 предлагaz тебЁ на пaмzть прeжнzz житіS твоегw2. Тh же, многострадaльнаz, повергaласz є3си2 на зeмлю, слезaми њбливazсz и3 призывaz въ п0мощь приснодв7у, и3 не воставaла є3си2 t земли2 дeнь и3 н0щь, д0ндеже слaдкій свётъ њсіzвaше тS, воздвизaz бlгодaрственнw пёти бGу: Ґллилyіа.

Јкосъ з7

Н0вый чlвёкъ, по џбразу б9ію создaнный, kви1ласz є3си2, прпdбнаz, ўмертви1въ бо всеконeчнw вeтхагw чlвёка, во хrта њблеклaсz є3си2, всечyднаz. Седмьнадeсzть лётъ безчи1сленныz бёды претерпёхъ, зwсjмэ реклA є3си2, tт0леже и3 до днeсь си1ла б9іz грёшную мою2 дyшу и3 тёло смирeнное соблюдE. Пріими2 ќбw и3 t нaсъ, недост0йныхъ, похвалы2 сицевhz: Рaдуйсz, ћкw ўмертви1ла є3си2 страстeй взыгрaніz. Рaдуйсz, ћкw сaмое є3стество2 побэди1ла є3си2. Рaдуйсz, ћкw всsкій грёхъ t души2 и3 пл0ти твоеS потреби1ла є3си2. Рaдуйсz, ћкw въ сeрдцэ и3 ўмерщвлeнныхъ ўдесёхъ твои1хъ н0сиши ї}са, тоб0ю люби1магw. Рaдуйсz, ћкw њблеклaсz є3си2 въ nдeжду весeліz дух0внагw. Рaдуйсz, ћкw вошлA є3си2 въ вёчный пок0й сн7а б9іz. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjz равноaгGльнаz.

Кондaкъ }

Стрaнное и3 преслaвное и3змэнeніе твоE, прпdбнаz, ви1дzще, дeмонwвъ тeмныz п0лки г0рько рыдaху, всs же си1лы нбcныz рaдостію и3грaюще, пёснь хrту воспэвaху, прославлsюще б9іе млcрдіе, грэхaми людски1ми непреwдолeнное, вeліимъ глaсомъ зовyще: Ґллилyіа.

Јкосъ }

ВсS былA є3си2 въ бз7э, мRjе всебогaтаz, є3гдA зwсjма, њбходS пустhню, ви1дэти тS спод0бисz. Заклинaю тS, џтче, спcтелэмъ бGомъ, да никомyже речeши, ћже слhшалъ є3си2 t менE, д0ндеже бGъ t земли2 в0зметъ мS, вэщaла є3си2 томY, нhнэ съ ми1ромъ thдиши, въ постЁ же грzдyщагw лёта причасти2 мS с™hхъ хrт0выхъ тaинъ на брeзэ їoрдaнстэмъ. То рeкши, ѓки г0рлица пустыннолюби1ваz и3 неудержи1маz, t џчію стaрца скрhласz є3си2, т0й же поклони1всz до земли2 и3 цэловA мёсто, и3дёже стоsсте ст0пы н0гъ твои1хъ, зовhй таковaz: Рaдуйсz, ћкw њбнажи1вшисz стyда грэх0внагw, пaче снёга ўбэли1ласz є3си2. Рaдуйсz, ћкw пaче лучeй с0лнечныхъ просвэти1ласz є3си2. Рaдуйсz, ћкw всS грэхи2 твоS забвeнны и3 прощeнны сyть ў бGа. Рaдуйсz, ћкw чaсть твоS со с™hми. Рaдуйсz, ћкw мздA твоS мн0га на нб7сёхъ. Рaдуйсz, ћкw первёе блудни1ца, днeсь невёста хrт0ва сотвори1ласz є3си2. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ f7

Всsкъ п0мыслъ и3 ќмъ ўжасaютъ болёзни твоS, всехвaльнаz, кaкw трyдъ пустhни любвE рaди б9іей претерпёла є3си2, взывaше превели1кій во nтцёхъ зwсjма, рыдaz: q, мaти дух0внаz! Ты2 бGу прибли1зиласz є3си2, хотёлъ бhхъ, ѓще бы м0щнw бhло, во слёдъ тебЁ ходи1ти и3 зрёти чтcн0е лицE твоE и3 кyпнw съ тоб0ю нем0лчнw пёти: Ґллилyіа.

Јкосъ f7

Вэт‡йство земнор0дныхъ не довлeетъ дост0йнw похвали1ли твоS п0двиги, всечтcнaz. Кт0 же дов0ленъ и3зрeщи слeзныz т0ки, ћже проліsла є3си2 въ моли1твахъ къ бGу; Кто2 болёзни твоS и3зwчтeтъ, кто2 и3сповёсть всен0щныz бдeніz, борeніz и3 теснотY житіS твоего; Пустhню всю2 чудесы2 просвэти1вши, ћкw с0лнце, просіsла є3си2, всечyднаz. Тёмъ ќбw м0лимъ тS: њзари2 лучaми свёта твоегw2 нaша сердцA и3 и3спроси2 њставлeніе грэхHвъ всёмъ вопію1щимъ тебЁ таковaz: Рaдуйсz, помрачeнный џбразъ б9ій въ свётлости вели1цей въ себE возoбрази1вшаz. Рaдуйсz, нбcными ґромaты бlгоухaющаz. Рaдуйсz, ѕвёздами чудeсъ ўкрaшеннаz. Рaдуйсz, лучaми добродётелей сіsющаz. Рaдуйсz, вели1чіz б9іz всёмъ концeмъ земли2 бlговэствyющаz. Рaдуйсz, нб7о и3 зeмлю къ пёнію слaвы гDа твоегw2 призывaющаz. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ ‹

Спcтелz бGа животворsщее тёло и3 кр0вь взeмше, въ дeнь таи1нственныz хrт0вы вeчери ѓвва зwсjма, по завэщaнію твоемY, въ вeчеръ ѕэлw2 поздeнь и3зhде на брeгъ їoрдaна, неукл0ннw въ пустhню, лyннымъ свётомъ њсіzвaемую, зрS и3 молsщесz къ бGу, глаг0лz: покажи2 ми2, гDи, сокр0вище твоE, є4же въ пустhни сокрhлъ є3си2! Покажи2 ми ѓгGла во пл0ти, да не tи1ду т0щь, носS моS грэхи2 на њбличeніе, но да, рaдуzсz, зовY тебЁ: Ґллилyіа.

Јкосъ ‹

Стёну непрох0дну мhслzше стaрецъ бhти їoрдaнъ рёку, мeжду ни1мъ и3 тоб0ю, прпdбнаz: nбaче ты2, стaвъ на nдн0й странЁ рэки2, знaменіемъ крeстнымъ їoрдaнъ знaменала є3си2 и3 кyпнw съ тёмъ знaменіемъ взошлA є3си2 на в0ду. Зwсjма же, ви1дэвъ и3дyщу тS къ себЁ вeрху воды2, ўжасeсz и3 рaдостію вопіsше тебЁ: Рaдуйсz, г0рнzгw рaz б9іz nбитaтельнице. Рaдуйсz, ћкw твaрь пови1нуетсz велeнію твоемY. Рaдуйсz, ћкw в0лны стeлzтсz под8 честнhz н0зэ твои2. Рaдуйсz, ћкw їoрдaнъ тебЁ слyжитъ, лунA и3 ѕвёзды нб7сныz дивsтсz с™hни твоeй. Рaдуйсz, си1лы б9іей ди1вное проzвлeніе. Рaдуйсz, хрaмъ њдушевлeнный бGа живaгw. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ №i

Пёніе подобaше приноси1ти всемогyщему бGу, ѓвво, по водЁ шeствующе реклA є3си2 томY: что2 твори1ши сщ7eнникъ сhй, кaкw дерзaеши клaнzтисz мнЁ, ўб0зэй, сaмъ носsй стрaшныz тaйны хrтA бGа; є3мyже вёрою и3 люб0вію, прaхъ и3 землS, покланsющисz, со стрaхомъ зовY: Ґллилyіа.

Јкосъ №i

Свётомъ нбcнымъ блистazсz, причасти1ласz є3си2 б9eственныхъ тaинъ и3, рaдости преми1рныz и3сп0лнисz, на нб7о рyцэ воздёвши, реклA є3си2: нhнэ tпущaеши рабY твою2, вLко! Nбрaщсz же къ стaрцу, вёщaла є3си2: прости2, ѓвво зwсjмо! Въ грzдyщее же лёто ўзри1ши мS пaки въ пустhни, ћкwже х0щетъ гDь. Моли2 є3гw2 њ мнЁ, џтче м0й, моли2, поминaz всегдA моE њкаsнство. И# пaки їoрдaнъ знaменавши, прешлA є3си2 верхY воды2. Стaрецъ же, не смёz над0лзэ держaти тS, стенS и3 рыдaz, взывaше вслёдъ тебЁ таковaz: Рaдуйсz, мeртвость ї}са въ тёлэ носsщаz. Рaдуйсz, воскресeніz є3гw2 слaвою сіsющаz. Рaдуйсz, блгdтію, ћкw ри1зою свёта, њблечeннаz. Рaдуйсz, ћкw ѓгGли б9іи дивsтсz чистотЁ твоeй. Рaдуйсz, ћкw си1лы ѓдскіz ўжасaютсz и3 трепeщутъ t слaвы твоеS. Рaдуйсz, свэтозaрнаz nби1тель всес™hz трbцы. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ в7i

Блгdтію б9eственною њкрылsема, во є3ди1нъ чaсъ долготY пустhни прешлA є3си2 и3 въ н0щь сп7си1тельныz хrт0выz стрaсти, по причащeніи б9eственныz тaйныz вeчери, сн0мъ с™hмъ ўснyла є3си2, њ мjрэ молsсz, дyхъ тв0й гDу предaла є3си2, є3мyже со ѓгGлы въ неисповэди1мой рaдости зовёши нhнэ: Ґллилyіа.

Јкосъ в7i

Пою1ще надгр0бное пёніе, бGомyдрый зwсjма н0зэ твои2 чтcныz слезaми њмывaше и3, мн0гw моли1всz, покры2 тёло твоE землeю, нaгw сyщее и3 ничт0же и3мёющее, т0чію вeтхую мaнтію, ю4же и3спeрва тебЁ дадE. Тёмже рaдостію и3 стрaхомъ мн0гимъ њдержи1мъ, вели1чію б9ію дивsсz, стоsше, зовhй къ тебЁ таковaz: Рaдуйсz, ћкw чaдо свёта сyщи, прешлA є3си2 къ свёту невечeрнему. Рaдуйсz, ћкw дyхъ тв0й съ весeліемъ пріsша селeніz с™hхъ. Рaдуйсz, ћкw тёло твоE ўпок0исz въ моги1лэ, ю4же лeвъ t пустhни тебЁ и3скопA. Рaдуйсz, ћкw тоб0ю показA мнЁ гDь: коли1кw tстою2 t мёры совершeнства. Рaдуйсz, њ всёмъ мjрэ къ бGу ходaтаице. Рaдуйсz, п0стникwвъ высото2, прпdбныхъ слaво, страдaльцевъ красото2. Рaдуйсz, чyдо млcрдіz б9іz, мRjе равноaгGльнаz.

Кондaкъ Gi

Q, прпdбнаz мaти, бGобlжeннаz мRjе! Пріими2 t нaсъ нhнэ приноси1мое тебЁ молeніе и3, свёту непристyпному предстоS, моли1сz всещeдрому бGу, да ми1лостивъ бhвъ, ниспослeтъ свэтозaрную блгdть покаsніz всёмъ заблyждшымъ чaдwмъ нбcнагw nц7A и3, t грэхA къ nтeческому д0му востeкшихъ, въ рaйскихъ селeніихъ спод0битъ вкyпэ съ тоб0ю во вёки бlгодaрственнw пёти є3мY: Ґллилyіа.

Сeй кондaкъ чтeтсz три1жды. И# пaки јкосъ №-й: ЃгGла во пл0ти: И# кондaкъ №-й: И#збрaнной t гDа:

Мlтва

Q, равноaгGльнаz и3 всесвётлаz мRjе прпdбнаz, ўбэли1вшаz ри1зу души2 своеS въ кр0ви ѓгнчей и3 зрsщаz нhнэ на нб7си1 невечeрній свётъ цrтвіz нбcнагw! Помzни2 мS, грёшнагw и3 ўб0гагw рабA твоегw2, въ бGопріsтныхъ твои1хъ къ бGу моли1твахъ и3 защити2 мS t ловлeніz врагA, вёси бо є3гw2 к0зни и3 лю1тую въ сeмъ житіи2 на ны2 брaнь. Дaруй ми2 слeзы покаsніz, њмывaющіz душeвную мою2 сквeрну, и3спроси2 ми2 њставлeніе грэхHвъ и3 житіS и3справлeніе, и3збaви мS t ѕлhхъ мои1хъ nбhчаевъ, лёности и3 нерадeніz, научи2 мS постоsнству и3 крёпости въ борьбЁ съ мои1ми грэх0вными нaвыками, и3 помози2 напечатлёти въ сeрдцэ моeмъ и3 ўмЁ пресвётлый џбразъ тоб0ю люби1магw хrтA, ўsзви мою2 дyшу є3гw2 всепрощaющею люб0вію, да не њскорблю2 млcрдіе є3гw2 н0выми грэхaми. Ўмоли2 њ мнЁ и3 ми1лостивую спорyчницу твою2, пречcтую дв7у бцdу, да и3 мнЁ, недост0йному, дaруетъ всеси1льную свою2 п0мощь и3 настaвитъ на стезю2 сп7сeніz. Во и3сх0дэ же t сегw2 мjра, q, мaти прпdбнаz, спод0би мS причащeніz с™hхъ б9eственныхъ тaинъ: въ стрaшный чaсъ смeрти помози2, на воздyшныхъ мытaрствахъ заступи2 и3 предстaтельствомъ твои1мъ tвeрзи ми2 двeри нбcнагw цrтвіz, и3дёже по трудёхъ и3 п0двизёхъ нhнэ водворsешисz, зрS и3 прославлsz преслaдкагw и3скупи1телz твоегw2, пришeдшагw въ мjръ грёшныz сп7сти2 и3 б9eственною своeю кр0вію њмывaющагw нaсъ t всsкагw грэхA, є3мyже слaва, чeсть и3 поклонeніе со безначaльнымъ є3гw2 nц7eмъ и3 прес™hмъ и3 животворsщимъ д¦омъ въ безконeчныz вёки. Ґми1нь.

Свт. Со­фро­ний Иеру­са­лим­ский - Жи­тие пре­по­доб­ной ма­те­ри на­шей Ма­рии Еги­пет­ской.

 

Про­слу­шать за­пись пе­ре­да­чи, про­зву­чав­шей в эфи­ре ра­дио­стан­ции «Ра­до­неж»

 

Краткое житие преподобной Марии Египетской 

Пре­по­доб­ная Ма­рия, про­зван­ная Еги­пет­ской, жи­ла в се­ре­дине V и в на­ча­ле VI сто­ле­тия. Ее мо­ло­дость не пред­ве­ща­ла ни­че­го хо­ро­ше­го. Ма­рии ис­пол­ни­лось лишь две­на­дцать лет, ко­гда она ушла из сво­е­го до­ма в го­ро­де Алек­сан­дрии. Бу­дучи сво­бод­ной от ро­ди­тель­ско­го над­зо­ра, мо­ло­дой и неопыт­ной, Ма­рия увлек­лась по­роч­ной жиз­нью. Неко­му бы­ло оста­но­вить ее на пу­ти к по­ги­бе­ли, а со­блаз­ни­те­лей и со­блаз­нов бы­ло нема­ло. Так 17 лет Ма­рия жи­ла в гре­хах, по­ка ми­ло­сти­вый Гос­подь не об­ра­тил ее к по­ка­я­нию.

Слу­чи­лось это так. По сте­че­нию об­сто­я­тельств Ма­рия при­со­еди­ни­лась к груп­пе па­лом­ни­ков, на­прав­ляв­ших­ся в Свя­тую Зем­лю. Плы­вя с па­лом­ни­ка­ми на ко­раб­ле, Ма­рия не пе­ре­ста­ва­ла со­блаз­нять лю­дей и гре­шить. По­пав в Иеру­са­лим, она при­со­еди­ни­лась к па­лом­ни­кам, на­прав­ляв­шим­ся в храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва.

Лю­ди ши­ро­кой тол­пой вхо­ди­ли в храм, а Ма­рия у вхо­да бы­ла оста­нов­ле­на неви­ди­мой ру­кой и ни­ка­ки­ми уси­ли­я­ми не мог­ла вой­ти в него. Тут по­ня­ла она, что Гос­подь не до­пус­ка­ет ее вой­ти в свя­тое ме­сто за ее нечи­сто­ту.

Охва­чен­ная ужа­сом и чув­ством глу­бо­ко­го по­ка­я­ния, она ста­ла мо­лить Бо­га про­стить гре­хи, обе­щая в корне ис­пра­вить свою жизнь. Уви­дев у вхо­да в храм ико­ну Бо­жи­ей ма­те­ри, Ма­рия ста­ла про­сить Бо­го­ма­терь за­сту­пить­ся за нее пе­ред Бо­гом. По­сле это­го она сра­зу по­чув­ство­ва­ла в ду­ше про­свет­ле­ние и бес­пре­пят­ствен­но во­шла в храм. Про­лив обиль­ные сле­зы у гро­ба Гос­под­ня, она вы­шла из хра­ма со­вер­шен­но дру­гим че­ло­ве­ком.

Ма­рия ис­пол­ни­ла свое обе­ща­ние из­ме­нить свою жизнь. Из Иеру­са­ли­ма она уда­ли­лась в су­ро­вую и без­люд­ную Иор­дан­скую пу­сты­ню и там по­чти пол­сто­ле­тия про­ве­ла в пол­ном уеди­не­нии, в по­сте и мо­лит­ве. Так су­ро­вы­ми по­дви­га­ми Ма­рия Еги­пет­ская со­вер­шен­но ис­ко­ре­ни­ла в се­бе все гре­хов­ные по­же­ла­ния и со­де­ла­ла серд­це свое чи­стым хра­мом Ду­ха Свя­то­го.

Ста­рец Зо­си­ма, жив­ший в Иор­дан­ском мо­на­сты­ре св. Иоан­на Пред­те­чи, про­мыс­лом Бо­жи­им удо­сто­ил­ся встре­тить­ся в пу­стыне с пре­по­доб­ной Ма­ри­ей, ко­гда та уже бы­ла глу­бо­кой ста­ри­цей. Он был по­ра­жен ее свя­то­стью и да­ром про­зор­ли­во­сти. Од­на­жды он уви­дел ее во вре­мя мо­лит­вы как бы воз­вы­сив­шей­ся над зем­лей, а дру­гой раз – иду­щей через ре­ку Иор­дан, как по су­ше.

Рас­ста­ва­ясь с Зо­си­мой, пре­по­доб­ная Ма­рия по­про­си­ла его через год опять прий­ти в пу­сты­ню, чтобы при­ча­стить ее. Ста­рец в на­зна­чен­ное вре­мя вер­нул­ся и при­ча­стил пре­по­доб­ную Ма­рию Свя­тых Та­ин. По­том при­дя в пу­сты­ню еще через год в на­деж­де ви­деть свя­тую, он уже не за­стал ее в жи­вых. Ста­рец по­хо­ро­нил остан­ки св. Ма­рии там в пу­стыне, в чем ему по­мог лев, ко­то­рый сво­и­ми ког­тя­ми вы­рыл яму для по­гре­бе­ния те­ла пра­вед­ни­цы. Это бы­ло при­бли­зи­тель­но в 521 го­ду.

Так из ве­ли­кой греш­ни­цы пре­по­доб­ная Ма­рия ста­ла, с Бо­жи­ей по­мо­щью, ве­ли­чай­шей свя­той и оста­ви­ла та­кой яр­кий при­мер по­ка­я­ния.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской

В од­ном па­ле­стин­ском мо­на­сты­ре в окрест­но­стях Ке­са­рии жил пре­по­доб­ный инок Зо­си­ма. От­дан­ный в мо­на­стырь с са­мо­го дет­ства, он под­ви­зал­ся в нем до 53 лет, ко­гда был сму­щен по­мыс­лом: "Най­дет­ся ли и в са­мой даль­ней пу­стыне свя­той муж, пре­взо­шед­ший ме­ня в трез­ве­нии и де­ла­нии?"

Лишь толь­ко он по­мыс­лил так, ему явил­ся Ан­гел Гос­по­день и ска­зал: "Ты, Зо­си­ма, по че­ло­ве­че­ской ме­ре непло­хо под­ви­зал­ся, но из лю­дей нет пра­вед­но­го ни од­но­го (Рим.3, 10). Чтобы ты ура­зу­мел, сколь­ко есть еще иных и выс­ших об­ра­зов спа­се­ния, вый­ди из этой оби­те­ли, как Ав­ра­ам из до­ма от­ца сво­е­го (Быт.12, 1), и иди в мо­на­стырь, рас­по­ло­жен­ный при Иор­дане".

Тот­час ав­ва Зо­си­ма вы­шел из мо­на­сты­ря и вслед за Ан­ге­лом при­шел в Иор­дан­ский мо­на­стырь и по­се­лил­ся в нем.

Здесь уви­дел он стар­цев, ис­тин­но про­си­яв­ших в по­дви­гах. Ав­ва Зо­си­ма стал под­ра­жать свя­тым ино­кам в ду­хов­ном де­ла­нии.

Так про­шло мно­го вре­ме­ни, и при­бли­зи­лась Свя­тая Че­ты­ре­де­сят­ни­ца. В мо­на­сты­ре су­ще­ство­вал обы­чай, ра­ди ко­то­ро­го и при­вел сю­да Бог пре­по­доб­но­го Зо­си­му. В пер­вое вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста слу­жил игу­мен Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, все при­ча­ща­лись Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых, вку­ша­ли за­тем ма­лую тра­пе­зу и сно­ва со­би­ра­лись в церк­ви.

Со­тво­рив мо­лит­ву и по­ло­жен­ное чис­ло зем­ных по­кло­нов, стар­цы, ис­про­сив друг у дру­га про­ще­ния, бра­ли бла­го­сло­ве­ние у игу­ме­на и под об­щее пе­ние псал­ма "Гос­подь про­све­ще­ние мое и Спа­си­тель мой: ко­го убо­ю­ся? Гос­подь За­щи­ти­тель жи­во­та мо­е­го: от ко­го устра­шу­ся?" (Пс.26, 1) от­кры­ва­ли мо­на­стыр­ские во­ро­та и ухо­ди­ли в пу­сты­ню.

Каж­дый из них брал с со­бой уме­рен­ное ко­ли­че­ство пи­щи, кто в чем нуж­дал­ся, неко­то­рые же и во­все ни­че­го не бра­ли в пу­сты­ню и пи­та­лись ко­ре­нья­ми. Ино­ки пе­ре­хо­ди­ли за Иор­дан и рас­хо­ди­лись как мож­но даль­ше, чтобы не ви­деть, как кто по­стит­ся и под­ви­за­ет­ся.

Ко­гда за­кан­чи­вал­ся Ве­ли­кий пост, ино­ки воз­вра­ща­лись в мо­на­стырь на Верб­ное вос­кре­се­нье с пло­дом сво­е­го де­ла­ния (Рим.6, 21-22), ис­пы­тав свою со­весть (1Пет.3, 16). При этом ни­кто ни у ко­го не спра­ши­вал, как он тру­дил­ся и со­вер­шал свой по­двиг.

В тот год и ав­ва Зо­си­ма, по мо­на­стыр­ско­му обы­чаю, пе­ре­шел Иор­дан. Ему хо­те­лось глуб­же зай­ти в пу­сты­ню, чтобы встре­тить ко­го-ни­будь из свя­тых и ве­ли­ких стар­цев, спа­са­ю­щих­ся там и мо­ля­щих­ся за мир.

Он шел по пу­стыне 20 дней и од­на­жды, ко­гда он пел псал­мы 6-го ча­са и тво­рил обыч­ные мо­лит­вы, вдруг спра­ва от него по­ка­за­лась как бы тень че­ло­ве­че­ско­го те­ла. Он ужас­нул­ся, ду­мая, что ви­дит бе­сов­ское при­ви­де­ние, но, пе­ре­кре­стив­шись, от­ло­жил страх и, окон­чив мо­лит­ву, об­ра­тил­ся в сто­ро­ну те­ни и уви­дел иду­ще­го по пу­стыне об­на­жен­но­го че­ло­ве­ка, те­ло ко­то­ро­го бы­ло чер­но от сол­неч­но­го зноя, а вы­го­рев­шие ко­рот­кие во­ло­сы по­бе­ле­ли, как агн­чее ру­но. Ав­ва Зо­си­ма об­ра­до­вал­ся, так как за эти дни не ви­дел ни од­но­го жи­во­го су­ще­ства, и тот­час на­пра­вил­ся в его сто­ро­ну.

Но лишь толь­ко на­гой пу­стын­ник уви­дел иду­ще­го к нему Зо­си­му, тот­час пу­стил­ся от него бе­жать. Ав­ва Зо­си­ма, за­быв свою стар­че­скую немощь и уста­лость, уско­рил шаг. Но вско­ре он в из­не­мо­же­нии оста­но­вил­ся у вы­сох­ше­го ру­чья и стал слез­но умо­лять уда­ляв­ше­го­ся по­движ­ни­ка: "Что ты бе­жишь от ме­ня, греш­но­го стар­ца, спа­са­ю­щий­ся в этой пу­стыне? По­до­жди ме­ня, немощ­но­го и недо­стой­но­го, и по­дай мне твою свя­тую мо­лит­ву и бла­го­сло­ве­ние, ра­ди Гос­по­да, не гну­шав­ше­го­ся ни­ко­гда ни­кем".

Неиз­вест­ный, не обо­ра­чи­ва­ясь, крик­нул ему: "Про­сти, ав­ва Зо­си­ма, не мо­гу, об­ра­тив­шись, явить­ся ли­цу тво­е­му: я ведь жен­щи­на, и нет на мне, как ви­дишь, ни­ка­кой одеж­ды для при­кры­тия те­лес­ной на­го­ты. Но ес­ли хо­чешь по­мо­лить­ся обо мне, ве­ли­кой и ока­ян­ной греш­ни­це, брось мне по­крыть­ся свой плащ, то­гда смо­гу по­дой­ти к те­бе под бла­го­сло­ве­ние".

"Не зна­ла бы она ме­ня по име­ни, ес­ли бы свя­то­стью и неве­до­мы­ми по­дви­га­ми не стя­жа­ла да­ра про­зор­ли­во­сти от Гос­по­да", – по­ду­мал ав­ва Зо­си­ма и по­спе­шил ис­пол­нить ска­зан­ное ему.

При­крыв­шись пла­щом, по­движ­ни­ца об­ра­ти­лась к Зо­си­ме: "Что взду­ма­лось те­бе, ав­ва Зо­си­ма, го­во­рить со мной, жен­щи­ной греш­ной и немуд­рой? Че­му же­ла­ешь ты у ме­ня на­учить­ся и, не жа­лея сил, по­тра­тил столь­ко тру­дов?". Он же, пре­кло­нив ко­ле­на, про­сил у нее бла­го­сло­ве­ния. Так же точ­но и она пре­кло­ни­лась пред ним, и дол­го оба один дру­го­го про­си­ли: "Бла­го­сло­ви". На­ко­нец по­движ­ни­ца ска­за­ла; "Ав­ва Зо­си­ма, те­бе по­до­ба­ет бла­го­сло­вить и мо­лит­ву со­тво­рить, так как ты по­чтен са­ном пре­сви­тер­ским и мно­гие го­ды, пред­стоя Хри­сто­ву ал­та­рю, при­но­сишь Гос­по­ду Свя­тые Да­ры".

Эти сло­ва еще боль­ше устра­ши­ли пре­по­доб­но­го Зо­си­му. С глу­бо­ким вздо­хом он от­ве­чал ей: "О мать ду­хов­ная! Яв­но, что ты из нас дво­их боль­ше при­бли­зи­лась к Бо­гу и умер­ла для ми­ра. Ты ме­ня по име­ни узна­ла и пре­сви­те­ром на­зва­ла, ни­ко­гда ме­ня преж­де не ви­дев. Тво­ей ме­ре над­ле­жит и бла­го­сло­вить ме­ня Гос­по­да ра­ди".

Усту­пив на­ко­нец упор­ству Зо­си­мы, пре­по­доб­ная ска­за­ла: "Бла­го­сло­вен Бог, хо­тя­щий спа­се­ния всем че­ло­ве­кам". Ав­ва Зо­си­ма от­ве­тил "Аминь", и они вста­ли с зем­ли. По­движ­ни­ца сно­ва ска­за­ла стар­цу: "Че­го ра­ди при­шел ты, от­че, ко мне, греш­ни­це, ли­шен­ной вся­кой доб­ро­де­те­ли? Впро­чем, вид­но, бла­го­дать Ду­ха Свя­то­го на­ста­ви­ла те­бя со­слу­жить од­ну служ­бу, по­треб­ную мо­ей ду­ше. Ска­жи мне преж­де, ав­ва, как жи­вут ныне хри­сти­ане, как рас­тут и бла­го­ден­ству­ют свя­тые Бо­жии Церк­ви?"

Ав­ва Зо­си­ма от­ве­чал ей: "Ва­ши­ми свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Бог да­ро­вал Церк­ви и нам всем со­вер­шен­ный мир. Но внем­ли и ты моль­бе недо­стой­но­го стар­ца, мать моя, по­мо­лись, ра­ди Бо­га, за весь мир и за ме­ня, греш­но­го, да не бу­дет мне бес­плод­ным это пу­стын­ное хож­де­ние".

Свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Те­бе ско­рее над­ле­жит, ав­ва Зо­си­ма, имея свя­щен­ный чин, за ме­ня и за всех мо­лить­ся. На то те­бе и сан дан. Впро­чем, все по­ве­лен­ное мне то­бою охот­но ис­пол­ню ра­ди по­слу­ша­ния Ис­тине и от чи­сто­го серд­ца".

Ска­зав так, свя­тая об­ра­ти­лась на во­сток и, воз­ве­дя очи и под­няв ру­ки к небу, на­ча­ла ше­по­том мо­лить­ся. Ста­рец уви­дел, как она под­ня­лась в воз­ду­хе на ло­коть от зем­ли. От это­го чуд­но­го ви­де­ния Зо­си­ма по­верг­ся ниц, усерд­но мо­лясь и не смея про­из­не­сти ни­че­го, кро­ме "Гос­по­ди, по­ми­луй!"

Ему при­шел в ду­шу по­мысл – не при­ви­де­ние ли это вво­дит его в со­блазн? Пре­по­доб­ная по­движ­ни­ца, обер­нув­шись, под­ня­ла его с зем­ли и ска­за­ла: "Что те­бя, ав­ва Зо­си­ма, так сму­ща­ют по­мыс­лы? Не при­ви­де­ние я. Я – жен­щи­на греш­ная и недо­стой­ная, хо­тя и ограж­де­на свя­тым кре­ще­ни­ем".

Ска­зав это, она осе­ни­ла се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем. Ви­дя и слы­ша это, ста­рец пал со сле­за­ми к но­гам по­движ­ни­цы: "Умо­ляю те­бя Хри­стом, Бо­гом на­шим, не таи от ме­ня сво­ей по­движ­ни­че­ской жиз­ни, но рас­ска­жи ее всю, чтобы сде­лать яв­ным для всех ве­ли­чие Бо­жие. Ибо ве­рую Гос­по­ду Бо­гу мо­е­му, Им же и ты жи­вешь, что для то­го и был я по­слан в эту пу­сты­ню, чтобы все твои пост­ни­че­ские де­я­ния сде­лал Бог яв­ны­ми для ми­ра".

И свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Сму­ща­юсь, от­че, рас­ска­зы­вать те­бе о бес­стыд­ных мо­их де­лах. Ибо дол­жен бу­дешь то­гда бе­жать от ме­ня, за­крыв гла­за и уши, как бе­гут от ядо­ви­той змеи. Но всё же ска­жу те­бе, от­че, не умол­чав ни о чем из мо­их гре­хов, ты же, за­кли­наю те­бя, не пре­ста­вай мо­лить­ся за ме­ня, греш­ную, да об­ря­щу дерз­но­ве­ние в День Су­да.

Ро­ди­лась я в Егип­те и еще при жиз­ни ро­ди­те­лей, две­на­дца­ти лет от ро­ду, по­ки­ну­ла их и ушла в Алек­сан­дрию. Там ли­ши­лась я сво­е­го це­ло­муд­рия и пре­да­лась без­удерж­но­му и нена­сыт­но­му лю­бо­де­я­нию. Бо­лее сем­на­дца­ти лет невоз­бран­но пре­да­ва­лась я гре­ху и со­вер­ша­ла все без­воз­мезд­но. Я не бра­ла де­нег не по­то­му, что бы­ла бо­га­та. Я жи­ла в ни­ще­те и за­ра­ба­ты­ва­ла пря­жей. Ду­ма­ла я, что весь смысл жиз­ни со­сто­ит в уто­ле­нии плот­ской по­хо­ти.

Про­во­дя та­кую жизнь, я од­на­жды уви­де­ла мно­же­ство на­ро­да, из Ли­вии и Егип­та шед­ше­го к мо­рю, чтобы плыть в Иеру­са­лим на празд­ник Воз­дви­же­ния Свя­то­го Кре­ста. За­хо­те­лось и мне плыть с ни­ми. Но не ра­ди Иеру­са­ли­ма и не ра­ди празд­ни­ка, а – про­сти, от­че, – чтобы бы­ло боль­ше с кем пре­да­вать­ся раз­вра­ту. Так се­ла я на ко­рабль.

Те­перь, от­че, по­верь мне, я са­ма удив­ля­юсь, как мо­ре стер­пе­ло мое рас­пут­ство и лю­бо­де­я­ние, как зем­ля не раз­верз­ла сво­их уст и не све­ла ме­ня за­жи­во в ад, пре­льстив­шую и по­гу­бив­шую столь­ко душ... Но, вид­но, Бог же­лал мо­е­го по­ка­я­ния, не хо­тя смер­ти греш­ни­ка и с дол­го­тер­пе­ни­ем ожи­дая об­ра­ще­ния.

Так при­бы­ла я в Иеру­са­лим и во все дни до празд­ни­ка, как и на ко­раб­ле, за­ни­ма­лась сквер­ны­ми де­ла­ми.

Ко­гда на­сту­пил свя­той празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­на­го Кре­ста Гос­под­ня, я по-преж­не­му хо­ди­ла, улов­ляя ду­ши юных в грех. Уви­дев, что все очень ра­но по­шли в цер­ковь, в ко­то­рой на­хо­ди­лось Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, я по­шла вме­сте со все­ми и во­шла в цер­ков­ный при­твор. Ко­гда на­стал час Свя­то­го Воз­дви­же­ния, я хо­те­ла вой­ти со всем на­ро­дом в цер­ковь. С боль­шим тру­дом про­брав­шись к две­рям, я, ока­ян­ная, пы­та­лась втис­нуть­ся внутрь. Но ед­ва я сту­пи­ла на по­рог, как ме­ня оста­но­ви­ла некая Бо­жия си­ла, не да­вая вой­ти, и от­бро­си­ла да­ле­ко от две­рей, меж­ду тем как все лю­ди шли бес­пре­пят­ствен­но. Я ду­ма­ла, что, мо­жет быть, по жен­ско­му сла­бо­си­лию не мог­ла про­тис­нуть­ся в тол­пе, и опять по­пы­та­лась лок­тя­ми рас­тал­ки­вать на­род и про­би­рать­ся к две­ри. Сколь­ко я ни тру­ди­лась – вой­ти не смог­ла. Как толь­ко моя но­га ка­са­лась цер­ков­но­го по­ро­га, я оста­нав­ли­ва­лась. Всех при­ни­ма­ла цер­ковь, ни­ко­му не воз­бра­ня­ла вой­ти, а ме­ня, ока­ян­ную, не пус­ка­ла. Так бы­ло три или че­ты­ре ра­за. Си­лы мои ис­сяк­ли. Я ото­шла и вста­ла в уг­лу цер­ков­ной па­пер­ти.

Тут я по­чув­ство­ва­ла, что это гре­хи мои воз­бра­ня­ют мне ви­деть Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, серд­ца мо­е­го кос­ну­лась бла­го­дать Гос­под­ня, я за­ры­да­ла и ста­ла в по­ка­я­нии бить се­бя в грудь. Воз­но­ся Гос­по­ду воз­ды­ха­ния из глу­би­ны серд­ца, я уви­де­ла пред со­бой ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и об­ра­ти­лась к ней с мо­лит­вой: "О Де­во, Вла­ды­чи­це, ро­див­шая пло­тию Бо­га–Сло­во! Знаю, что недо­стой­на я смот­реть на Твою ико­ну. Пра­вед­но мне, блуд­ни­це нена­ви­ди­мой, быть от­верг­ну­той от Тво­ей чи­сто­ты и быть для Те­бя мер­зо­стью, но знаю и то, что для то­го Бог и стал че­ло­ве­ком, чтобы при­звать греш­ных на по­ка­я­ние. По­мо­ги мне, Пре­чи­стая, да бу­дет мне поз­во­ле­но вой­ти в цер­ковь. Не воз­бра­ни мне ви­деть Дре­во, на ко­то­ром пло­тию был рас­пят Гос­подь, про­лив­ший Свою непо­вин­ную Кровь и за ме­ня, греш­ную, за из­бав­ле­ние мое от гре­ха. По­ве­ли, Вла­ды­чи­це, да от­вер­зут­ся и мне две­ри свя­то­го по­кло­не­ния Крест­но­го. Ты мне будь доб­лест­ной По­ру­чи­тель­ни­цей к Ро­див­ше­му­ся от Те­бя. Обе­щаю Те­бе с это­го вре­ме­ни уже не осквер­нять се­бя бо­лее ни­ка­кою плот­скою сквер­ной, но как толь­ко уви­жу Дре­во Кре­ста Сы­на Тво­е­го, от­ре­кусь от ми­ра и тот­час уй­ду ту­да, ку­да Ты как По­ру­чи­тель­ни­ца на­ста­вишь ме­ня".

И ко­гда я так по­мо­ли­лась, по­чув­ство­ва­ла вдруг, что мо­лит­ва моя услы­ша­на. В уми­ле­нии ве­ры, на­де­ясь на Ми­ло­серд­ную Бо­го­ро­ди­цу, я опять при­со­еди­ни­лась к вхо­дя­щим в храм, и ни­кто не от­тес­нил ме­ня и не воз­бра­нил мне вой­ти. Я шла в стра­хе и тре­пе­те, по­ка не до­шла до две­ри и спо­до­би­лась ви­деть Жи­во­тво­ря­щий Крест Гос­по­день.

Так по­зна­ла я тай­ны Бо­жии и что Бог го­тов при­нять ка­ю­щих­ся. Па­ла я на зем­лю, по­мо­ли­лась, об­ло­бы­за­ла свя­ты­ни и вы­шла из хра­ма, спе­ша вновь пред­стать пред мо­ей По­ру­чи­тель­ни­цей, где да­но бы­ло мной обе­ща­ние. Пре­кло­нив ко­ле­ни пред ико­ной, так мо­ли­лась я пред ней:

"О Бла­го­лю­би­вая Вла­ды­чи­це на­ша Бо­го­ро­ди­це! Ты не возг­ну­ша­лась мо­лит­вы мо­ей недо­стой­ной. Сла­ва Бо­гу, при­ем­лю­ще­му То­бой по­ка­я­ние греш­ных. На­ста­ло мне вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние, в ко­то­ром Ты бы­ла По­ру­чи­тель­ни­цей. Ныне, Вла­ды­чи­це, на­правь ме­ня на путь по­ка­я­ния".

И вот, не кон­чив еще сво­ей мо­лит­вы, слы­шу го­лос, как бы го­во­ря­щий из­да­ле­ка: "Ес­ли пе­рей­дешь за Иор­дан, то об­ре­тешь бла­жен­ный по­кой".

Я тот­час уве­ро­ва­ла, что этот го­лос был ра­ди ме­ня, и, пла­ча, вос­клик­ну­ла к Бо­го­ро­ди­це: "Гос­по­же Вла­ды­чи­це, не оставь ме­ня, греш­ни­цы сквер­ной, но по­мо­ги мне", – и тот­час вы­шла из цер­ков­но­го при­тво­ра и по­шла прочь. Один че­ло­век дал мне три мед­ные мо­не­ты. На них я ку­пи­ла се­бе три хле­ба и у про­дав­ца узна­ла путь на Иор­дан.

На за­ка­те я до­шла до церк­ви свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля близ Иор­да­на. По­кло­нив­шись преж­де все­го в церк­ви, я тот­час спу­сти­лась к Иор­да­ну и омы­ла его свя­тою во­дой ли­цо и ру­ки. За­тем я при­ча­сти­лась в хра­ме свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи Пре­чи­стых и Жи­во­тво­ря­щих Тайн Хри­сто­вых, съе­ла по­ло­ви­ну от од­но­го из сво­их хле­бов, за­пи­ла его свя­той Иор­дан­ской во­дой и про­спа­ла ту ночь на зем­ле у хра­ма. На­ут­ро же, най­дя невда­ле­ке неболь­шой челн, я пе­ре­пра­ви­лась в нем через ре­ку на дру­гой бе­рег и опять го­ря­чо мо­ли­лась На­став­ни­це мо­ей, чтобы Она на­пра­ви­ла ме­ня, как Ей Са­мой бу­дет угод­но. Сра­зу же по­сле то­го я и при­шла в эту пу­сты­ню".

Ав­ва Зо­си­ма спро­сил у пре­по­доб­ной: "Сколь­ко же лет, мать моя, про­шло с то­го вре­ме­ни, как ты по­се­ли­лась в этой пу­стыне?" – "Ду­маю, – от­ве­ча­ла она, – 47 лет про­шло, как вы­шла я из Свя­то­го Гра­да".

Ав­ва Зо­си­ма вновь спро­сил: "Что име­ешь или что на­хо­дишь ты се­бе в пи­щу здесь, мать моя?" И она от­ве­ча­ла: "Бы­ло со мной два с по­ло­ви­ной хле­ба, ко­гда я пе­ре­шла Иор­дан, по­ти­хонь­ку они ис­сох­ли и ока­ме­не­ли, и, вку­шая по­не­мно­гу, мно­гие го­ды я пи­та­лась от них".

Опять спро­сил ав­ва Зо­си­ма: "Неуже­ли без бо­лез­ней пре­бы­ла ты столь­ко лет? И ни­ка­ких ис­ку­ше­ний не при­ни­ма­ла от вне­зап­ных при­ло­гов и со­блаз­нов?" – "Верь мне, ав­ва Зо­си­ма, – от­ве­ча­ла пре­по­доб­ная, – 17 лет про­ве­ла я в этой пу­стыне, слов­но с лю­ты­ми зве­ря­ми, бо­рясь со сво­и­ми по­мыс­ла­ми... Ко­гда я на­чи­на­ла вку­шать пи­щу, тот­час при­хо­дил по­мысл о мя­се и ры­бе, к ко­то­рым я при­вык­ла в Егип­те. Хо­те­лось мне и ви­на, по­то­му что я мно­го пи­ла его, ко­гда бы­ла в ми­ру. Здесь же, не имея ча­сто про­стой во­ды и пи­щи, я лю­то стра­да­ла от жаж­ды и го­ло­да. Тер­пе­ла я и бо­лее силь­ные бед­ствия: мной овла­де­ва­ло же­ла­ние лю­бо­дей­ных пе­сен, они буд­то слы­ша­лись мне, сму­щая серд­це и слух. Пла­ча и бия се­бя в грудь, я вспо­ми­на­ла то­гда обе­ты, ко­то­рые да­ва­ла, идя в пу­сты­ню, пред ико­ной Свя­той Бо­го­ро­ди­цы, По­руч­ни­цы мо­ей, и пла­ка­ла, мо­ля ото­гнать тер­зав­шие ду­шу по­мыс­лы. Ко­гда в ме­ру мо­лит­вы и пла­ча со­вер­ша­лось по­ка­я­ние, я ви­де­ла ото­всю­ду мне си­яв­ший Свет, и то­гда вме­сто бу­ри ме­ня об­сту­па­ла ве­ли­кая ти­ши­на.

Блуд­ные же по­мыс­лы, про­сти, ав­ва, как ис­по­ве­даю те­бе? Страст­ный огнь раз­го­рал­ся внут­ри мо­е­го серд­ца и всю опа­лял ме­ня, воз­буж­дая по­хоть. Я же при по­яв­ле­нии ока­ян­ных по­мыс­лов по­вер­га­лась на зем­лю и слов­но ви­де­ла, что пре­до мной сто­ит Са­ма Пре­свя­тая По­ру­чи­тель­ни­ца и су­дит ме­ня, пре­сту­пив­шую дан­ное обе­ща­ние. Так не вста­ва­ла я, ле­жа ниц день и ночь на зем­ле, по­ка вновь не со­вер­ша­лось по­ка­я­ние и ме­ня не окру­жал тот же бла­жен­ный Свет, от­го­няв­ший злые сму­ще­ния и по­мыш­ле­ния.

Так жи­ла я в этой пу­стыне пер­вые сем­на­дцать лет. Тьма за тьмой, бе­да за на­па­стью об­сто­я­ли ме­ня, греш­ную. Но с то­го вре­ме­ни и до­ныне Бо­го­ро­ди­ца, По­мощ­ни­ца моя, во всем ру­ко­вод­ству­ет мною".

Ав­ва Зо­си­ма опять спра­ши­вал: "Неуже­ли те­бе не по­тре­бо­ва­лось здесь ни пи­щи, ни оде­я­ния?"

Она же от­ве­ча­ла: "Хле­бы мои кон­чи­лись, как я ска­за­ла, в эти сем­на­дцать лет. По­сле то­го я ста­ла пи­тать­ся ко­ре­нья­ми и тем, что мог­ла об­ре­сти в пу­стыне. Пла­тье, ко­то­рое бы­ло на мне, ко­гда пе­ре­шла Иор­дан, дав­но разо­дра­лось и ис­тле­ло, и мне мно­го по­том при­шлось тер­петь и бед­ство­вать и от зноя, ко­гда ме­ня па­ли­ла жа­ра, и от зи­мы, ко­гда я тряс­лась от хо­ло­да. Сколь­ко раз я па­да­ла на зем­лю как мерт­вая. Сколь­ко раз в без­мер­ном бо­ре­нии пре­бы­ва­ла с раз­лич­ны­ми на­па­стя­ми, бе­да­ми и ис­ку­ше­ни­я­ми. Но с то­го вре­ме­ни и до ны­неш­не­го дня си­ла Бо­жия неве­до­мо и мно­го­об­раз­но со­блю­да­ла мою греш­ную ду­шу и сми­рен­ное те­ло. Пи­та­лась и по­кры­ва­лась я гла­го­лом Бо­жи­им, всё со­дер­жа­щим (Втор.8, 3), ибо не о хле­бе еди­ном жив бу­дет че­ло­век, но о вся­ком гла­го­ле Бо­жи­ем (Мф.4, 4; Лк.4, 4), и не име­ю­щие по­кро­ва ка­ме­ни­ем об­ле­кут­ся (Иов.24, 8), ес­ли со­вле­кут­ся гре­хов­но­го оде­я­ния (Кол.3, 9). Как вспо­ми­на­ла, от сколь­ко­го зла и ка­ких гре­хов из­ба­вил ме­ня Гос­подь, в том на­хо­ди­ла я пи­щу неис­то­щи­мую".

Ко­гда ав­ва Зо­си­ма услы­шал, что и от Свя­щен­но­го Пи­са­ния го­во­рит на па­мять свя­тая по­движ­ни­ца – от книг Мо­и­сея и Иова и от псал­мов Да­ви­до­вых, – то­гда спро­сил пре­по­доб­ную: "Где, мать моя, на­учи­лась ты псал­мам и иным Кни­гам?"

Она улыб­ну­лась, вы­слу­шав этот во­прос, и от­ве­ча­ла так: "По­верь мне, че­ло­век Бо­жий, ни еди­но­го не ви­де­ла че­ло­ве­ка, кро­ме те­бя, с тех пор, как пе­ре­шла Иор­дан. Кни­гам и рань­ше ни­ко­гда не учи­лась, ни пе­ния цер­ков­но­го не слы­ша­ла, ни Бо­же­ствен­но­го чте­ния. Раз­ве что Са­мо Сло­во Бо­жие, жи­вое и все­твор­че­ское, учит че­ло­ве­ка вся­ко­му ра­зу­му (Кол.3, 16; 2Пет.1, 21; 1Фес.2, 13). Впро­чем, до­воль­но, уже всю жизнь мою я ис­по­ве­да­ла те­бе, но с че­го на­чи­на­ла, тем и кон­чаю: за­кли­наю те­бя во­пло­ще­ни­ем Бо­га–Сло­ва – мо­лись, свя­той ав­ва, за ме­ня, ве­ли­кую греш­ни­цу.

И еще за­кли­наю те­бя Спа­си­те­лем, Гос­по­дом на­шим Иису­сом Хри­стом – все то, что слы­шал ты от ме­ня, не ска­зы­вай ни еди­но­му до тех пор, по­ка Бог не возь­мет ме­ня от зем­ли. И ис­пол­ни то, о чем я сей­час ска­жу те­бе. Бу­ду­щим го­дом, в Ве­ли­кий пост, не хо­ди за Иор­дан, как ваш ино­че­ский обы­чай по­веле­ва­ет".

Опять уди­вил­ся ав­ва Зо­си­ма, что и чин их мо­на­стыр­ский из­ве­стен свя­той по­движ­ни­це, хо­тя он пред нею не об­мол­вил­ся о том ни од­ним сло­вом.

"Пре­будь же, ав­ва, – про­дол­жа­ла пре­по­доб­ная, – в мо­на­сты­ре. Впро­чем, ес­ли и за­хо­чешь вый­ти из мо­на­сты­ря, ты не смо­жешь... А ко­гда на­сту­пит свя­той Ве­ли­кий чет­верг Тай­ной Ве­че­ри Гос­под­ней, вло­жи в свя­той со­суд Жи­во­тво­ря­ще­го Те­ла и Кро­ви Хри­ста, Бо­га на­ше­го, и при­не­си мне. Жди же ме­ня на той сто­роне Иор­да­на, у края пу­сты­ни, чтобы мне, при­дя, при­ча­стить­ся Свя­тых Та­ин. А ав­ве Иоан­ну, игу­ме­ну ва­шей оби­те­ли, так ска­жи: вни­май се­бе и ста­ду сво­е­му (1Тим.4, 16). Впро­чем, не хо­чу, чтобы ты те­перь ска­зал ему это, но ко­гда ука­жет Гос­подь".

Ска­зав так и ис­про­сив еще раз мо­литв, пре­по­доб­ная по­вер­ну­лась и ушла в глу­би­ну пу­сты­ни.

Весь год ста­рец Зо­си­ма пре­был в мол­ча­нии, ни­ко­му не смея от­крыть яв­лен­ное ему Гос­по­дом, и при­леж­но мо­лил­ся, чтобы Гос­подь спо­до­бил его еще раз уви­деть свя­тую по­движ­ни­цу.

Ко­гда же вновь на­сту­пи­ла пер­вая сед­ми­ца свя­то­го Ве­ли­ко­го по­ста, пре­по­доб­ный Зо­си­ма из-за бо­лез­ни дол­жен был остать­ся в мо­на­сты­ре. То­гда он вспом­нил про­ро­че­ские сло­ва пре­по­доб­ной о том, что не смо­жет вый­ти из мо­на­сты­ря. По про­ше­ствии несколь­ких дней пре­по­доб­ный Зо­си­ма ис­це­лил­ся от неду­га, но все же остал­ся до Страст­ной сед­ми­цы в мо­на­сты­ре.

При­бли­зил­ся день вос­по­ми­на­ния Тай­ной ве­че­ри. То­гда ав­ва Зо­си­ма ис­пол­нил по­ве­лен­ное ему – позд­ним ве­че­ром вы­шел из мо­на­сты­ря к Иор­да­ну и сел на бе­ре­гу в ожи­да­нии. Свя­тая мед­ли­ла, и ав­ва Зо­си­ма мо­лил Бо­га, чтобы Он не ли­шил его встре­чи с по­движ­ни­цей.

На­ко­нец пре­по­доб­ная при­шла и ста­ла по ту сто­ро­ну ре­ки. Ра­ду­ясь, пре­по­доб­ный Зо­си­ма под­нял­ся и сла­вил Бо­га. Ему при­шла мысль: как она смо­жет без лод­ки пе­ре­брать­ся через Иор­дан? Но пре­по­доб­ная, крест­ным зна­ме­ни­ем пе­ре­кре­стив Иор­дан, быст­ро по­шла по во­де. Ко­гда же ста­рец хо­тел по­кло­нить­ся ей, она за­пре­ти­ла ему, крик­нув с се­ре­ди­ны ре­ки: "Что тво­ришь, ав­ва? Ведь ты – иерей, но­си­тель ве­ли­ких Тайн Бо­жи­их".

Пе­рей­дя ре­ку, пре­по­доб­ная ска­за­ла ав­ве Зо­си­ме: "Бла­го­сло­ви, от­че". Он же от­ве­чал ей с тре­пе­том, ужас­нув­шись о див­ном ви­де­нии: "Во­ис­ти­ну нело­жен Бог, обе­щав­ший упо­до­бить Се­бе всех очи­ща­ю­щих­ся, на­сколь­ко это воз­мож­но смерт­ным. Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же наш, по­ка­зав­ше­му мне через свя­тую ра­бу Свою, как да­ле­ко от­стою от ме­ры со­вер­шен­ства".

По­сле это­го пре­по­доб­ная про­си­ла его про­чи­тать "Ве­рую" и "От­че наш". По окон­ча­нии мо­лит­вы она, при­ча­стив­шись Свя­тых Страш­ных Хри­сто­вых Та­ин, про­стер­ла ру­ки к небу и со сле­за­ми и тре­пе­том про­из­нес­ла мо­лит­ву свя­то­го Си­мео­на Бо­го­при­им­ца: "Ныне от­пу­ща­е­ши ра­бу Твою, Вла­ды­ко, по гла­го­лу Тво­е­му с ми­ром, яко ви­де­ста очи мои спа­се­ние Твое".

За­тем вновь пре­по­доб­ная об­ра­ти­лась к стар­цу и ска­за­ла: "Про­сти, ав­ва, еще ис­пол­ни и дру­гое мое же­ла­ние. Иди те­перь в свой мо­на­стырь, а на сле­ду­ю­щий год при­хо­ди к то­му ис­сох­ше­му по­то­ку, где мы пер­вый раз го­во­ри­ли с то­бой". "Ес­ли бы воз­мож­но мне бы­ло, – от­ве­чал ав­ва Зо­си­ма, – непре­стан­но за то­бой хо­дить, чтобы ли­це­зреть твою свя­тость!" Пре­по­доб­ная сно­ва про­си­ла стар­ца: "Мо­лись, Гос­по­да ра­ди, мо­лись за ме­ня и вспо­ми­най мое ока­ян­ство". И, крест­ным зна­ме­ни­ем осе­нив Иор­дан, она, как преж­де, про­шла по во­дам и скры­лась во тьме пу­сты­ни. А ста­рец Зо­си­ма воз­вра­тил­ся в мо­на­стырь в ду­хов­ном ли­ко­ва­нии и тре­пе­те и в од­ном уко­рял се­бя, что не спро­сил име­ни пре­по­доб­ной. Но он на­де­ял­ся на сле­ду­ю­щий год узнать на­ко­нец и ее имя.

Про­шел год, и ав­ва Зо­си­ма сно­ва от­пра­вил­ся в пу­сты­ню. Мо­лясь, он до­шел до ис­с­хо­ше­го по­то­ка, на во­сточ­ной сто­роне ко­то­ро­го уви­дел свя­тую по­движ­ни­цу. Она ле­жа­ла мерт­вая, со сло­жен­ны­ми, как по­до­ба­ет, на гру­ди ру­ка­ми, ли­цом об­ра­щен­ная к Во­сто­ку. Ав­ва Зо­си­ма омыл сле­за­ми ее сто­пы, не дер­зая ка­сать­ся те­ла, дол­го пла­кал над усоп­шей по­движ­ни­цей и стал петь псал­мы, по­до­ба­ю­щие скор­би о кон­чине пра­вед­ных, и чи­тать по­гре­баль­ные мо­лит­вы. Но он со­мне­вал­ся, угод­но ли бу­дет пре­по­доб­ной, ес­ли он по­гре­бет ее. Толь­ко он это по­мыс­лил, как уви­дел, что у гла­вы ее на­чер­та­но: "По­гре­би, ав­ва Зо­си­ма, на этом ме­сте те­ло сми­рен­ной Ма­рии. Воз­дай персть пер­сти. Мо­ли Гос­по­да за ме­ня, пре­став­ль­шу­ю­ся ме­ся­ца ап­ре­ля в пер­вый день, в са­мую ночь спа­си­тель­ных стра­да­ний Хри­сто­вых, по при­ча­ще­нии Бо­же­ствен­ной Тай­ной Ве­че­ри".

Про­чи­тав эту над­пись, ав­ва Зо­си­ма уди­вил­ся сна­ча­ла, кто мог сде­лать ее, ибо са­ма по­движ­ни­ца не зна­ла гра­мо­ты. Но он был рад на­ко­нец узнать ее имя. По­нял ав­ва Зо­си­ма, что пре­по­доб­ная Ма­рия, при­ча­стив­шись Свя­тых Тайн на Иор­дане из его рук, во мгно­ве­ние про­шла свой даль­ний пу­стын­ный путь, ко­то­рым он, Зо­си­ма, ше­ство­вал два­дцать дней, и тот­час ото­шла ко Гос­по­ду.

Про­сла­вив Бо­га и омо­чив сле­за­ми зем­лю и те­ло пре­по­доб­ной Ма­рии, ав­ва Зо­си­ма ска­зал се­бе: "По­ра уже те­бе, ста­рец Зо­си­ма, со­вер­шить по­ве­лен­ное те­бе. Но как су­ме­ешь ты, ока­ян­ный, ис­ко­пать мо­ги­лу, ни­че­го не имея в ру­ках?" Ска­зав это, он уви­дел невда­ле­ке в пу­стыне ле­жав­шее по­вер­жен­ное де­ре­во, взял его и на­чал ко­пать. Но слиш­ком су­ха бы­ла зем­ля, сколь­ко ни ко­пал он, об­ли­ва­ясь по­том, ни­че­го не мог сде­лать. Рас­пря­мив­шись, ав­ва Зо­си­ма уви­дел у те­ла пре­по­доб­ной Ма­рии огром­но­го льва, ко­то­рый ли­зал ее сто­пы. Стар­ца объ­ял страх, но он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, ве­руя, что оста­нет­ся невре­дим мо­лит­ва­ми свя­той по­движ­ни­цы. То­гда лев на­чал лас­кать­ся к стар­цу, и ав­ва Зо­си­ма, воз­го­ра­ясь ду­хом, при­ка­зал льву ис­ко­пать мо­ги­лу, чтобы пре­дать зем­ле те­ло свя­той Ма­рии. По его сло­ву лев ла­па­ми ис­ко­пал ров, в ко­то­ром и бы­ло по­гре­бе­но те­ло пре­по­доб­ной. Ис­пол­нив за­ве­щан­ное, каж­дый по­шел сво­ей до­ро­гой: лев – в пу­сты­ню, а ав­ва Зо­си­ма – в мо­на­стырь, бла­го­слов­ляя и хва­ля Хри­ста, Бо­га на­ше­го.

При­дя в оби­тель, ав­ва Зо­си­ма по­ве­дал мо­на­хам и игу­ме­ну, что ви­дел и слы­шал от пре­по­доб­ной Ма­рии. Все ди­ви­лись, слу­шая о ве­ли­чии Бо­жи­ем, и со стра­хом, ве­рой и лю­бо­вью уста­но­ви­ли тво­рить па­мять пре­по­доб­ной Ма­рии и по­чи­тать день ее пре­став­ле­ния. Ав­ва Иоанн, игу­мен оби­те­ли, по сло­ву пре­по­доб­ной с Бо­жи­ей по­мо­щью ис­пра­вил в оби­те­ли то, что над­ле­жа­ло. Ав­ва Зо­си­ма, по­жив еще бо­го­угод­но в том же мо­на­сты­ре и немно­го не до­жив до ста лет, окон­чил здесь свою вре­мен­ную жизнь, пе­рей­дя в жизнь веч­ную.

Так пе­ре­да­ли нам див­ную по­весть о жи­тии пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской древ­ние по­движ­ни­ки слав­ной оби­те­ли свя­то­го все­х­валь­но­го Пред­те­чи Гос­под­ня Иоан­на, рас­по­ло­жен­ной на Иор­дане. По­весть эта пер­во­на­чаль­но не бы­ла ими за­пи­са­на, но пе­ре­да­ва­лась бла­го­го­вей­но свя­ты­ми стар­ца­ми от на­став­ни­ков к уче­ни­кам.

– Я же, – го­во­рит свя­ти­тель Со­фро­ний, ар­хи­епи­скоп Иеру­са­лим­ский (па­мять 11 мар­та), пер­вый опи­са­тель Жи­тия, – что при­нял в свой че­ред от свя­тых от­цов, все пре­дал пись­мен­ной по­ве­сти.

Бог, тво­ря­щий ве­ли­кие чу­де­са и ве­ли­ки­ми да­ро­ва­ни­я­ми воз­да­ю­щий всем, с ве­рою к Нему об­ра­ща­ю­щим­ся, да воз­на­гра­дит и чи­та­ю­щих, и слу­ша­ю­щих, и пе­ре­дав­ших нам эту по­весть и спо­до­бит нас бла­гой ча­сти с бла­жен­ной Ма­ри­ей Еги­пет­ской и со все­ми свя­ты­ми, Бо­го­мыс­ли­ем и тру­да­ми сво­и­ми уго­див­ши­ми Бо­гу от ве­ка. Да­дим же и мы сла­ву Бо­гу Ца­рю веч­но­му, да и нас спо­до­бит ми­лость об­ре­сти в День Суд­ный о Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем, Ему же по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь, и дер­жа­ва, и по­кло­не­ние со От­цем, и Пре­свя­тым и Жи­во­тво­ря­щим Ду­хом, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков, аминь.

См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­ной ма­те­ри на­шей Ма­рии Еги­пет­ской" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.