Акафист Крещению (Богоявлению) Господню

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 19 января (06 января ст. ст.)

Не утвержден для общецерковного использования.

Конда́к 1.

Возбра́нный Воево́до, Царю́ не́ба и земли́, Тебе́ Просвети́теля на́шего зря́ще во Иорда́не от раба́ креща́ема, небеса́ ужасо́шася, и вся́ земля́ вострепета́, А́нгели же удиви́шася и вся́ тва́рь возра́довася. Мы́ же недосто́йнии благода́рственно Тебе́ вопие́м: ко гре́шником и мытаре́м яви́лся еси́, да вода́ми омы́еши челове́ков грехи́.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не Крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

И́кос 1.

А́нгельския дне́сь предгряди́те си́лы, Влады́ку Христа́ зря́ще, ко Иорда́нским струя́м гряду́ща Ада́мов гре́х очи́стити, и смотря́ще толи́кое Бо́жие та́инство, со стра́хом просла́вите ве́лие снисхожде́ние Его́, я́ко Бо́г челове́ком уподо́бися и отню́дь не ве́дый греха́ прихо́дит, я́ко А́гнец Бо́жий взя́ти всего́ ми́ра грехи́. Сего́ ра́ди прославля́юще Боже́ственное явле́ние Христо́во, воспо́йте Ему́ я́коже и в Вифлее́ме славосло́вия сицева́я:

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, от Отца́ с небесе́ в ми́р се́й прише́дый; сла́ва Тебе́, Превы́шний Бо́же, да́же до ра́бия зра́ка снизше́дый.

Сла́ва Тебе́, Спаси́телю ми́ра, я́ко челове́к ко Иоа́нну крести́тися гряды́й; сла́ва Тебе́, Просвети́телю тва́ри, я́ко но́в Ада́м па́дшаго Ада́ма грехи́ на Себе́ понесы́й.

Сла́ва Тебе́, Безнача́льный Све́те, ве́лию зарю́ просвеще́ния всему́ ми́ру на Иорда́не возсия́ти восхоте́вый; сла́ва Тебе́, Со́лнце Пра́вды, светоно́сное у́тро благода́ти челове́ком в Богоявле́нии Твое́м дарова́ти возжела́вый.

Сла́ва Тебе́, ми́р от дре́вния пре́лести омы́ти прише́дшему; сла́ва Тебе́, ве́лие благоче́стия та́инство на́м показа́вшему.

Сла́ва Тебе́, чудеса́ ве́лия на́м вода́ми мно́гими сотвори́вшему; сла́ва Тебе́, небеса́ и всю́ зе́млю све́том ра́зума просвети́вшему.

Сла́ва Тебе́, фарао́на мы́сленнаго в струя́х Иорда́нских потопи́вшему; сла́ва Тебе́, но́выя лю́ди в вода́х креще́ния к ве́чной жи́зни приве́дшему.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не Крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 2.

Ви́дев ду́хом Боже́ственный Предте́ча Твое́, Христе́, в ми́р прише́ствие, прии́де из пусты́ни на Иорда́н, све́тло лю́дем вопия́: Прибли́жися и яви́ся Избавле́ние на́ше, пока́йтеся и водо́ю очи́ститеся, и сре́сти Его́ потщи́теся, да чи́стыми помышле́нии просвеща́еми, душа́ми чи́стыми и нескве́рными усты́ с весе́лием воспо́йте Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 2.

Ра́зум небе́сный в себе́ явля́я, свети́льник Све́та, вели́кий Предте́ча, возопи́ к лю́дем: Очи́ститеся, се́ бо предгряде́т Христо́с от тли́ ми́р избавля́яй, разреши́ти осужде́ние Ада́ма Первозда́ннаго. Да возра́дуется пусты́ня Иорда́нова и да процвете́т, я́ко кри́н, земля́ же вся́ ны́не проро́чески да возра́дуется. Угото́вайте пу́ть Госпо́день и пра́вы сотвори́те стези́ Бо́га на́шего, вси́ с весе́лием возопи́йте Ему́ та́ко:

Сла́ва Тебе́, неизрече́нный Све́те, от свети́льника ми́ру предъявле́нный; сла́ва Тебе́, Непостижи́мый Сло́ве, от гла́са Твоего́ Предте́чею предрече́нный.

Сла́ва Тебе́, Огню́ чисти́тельный, Его́же де́йством вся́кая нечистота́ потребля́ется; сла́ва Тебе́, Исто́чниче Благода́тный, И́мже вся́кое естество́ челове́ческое освяща́ется.

Сла́ва Тебе́, Тво́рче не́ба и земли́, от раба́ крести́тися восхоте́вый; сла́ва Тебе́, Сы́не Единоро́дный, на Иорда́н яви́тися изво́ливый.

Сла́ва Тебе́, Царю́ Пра́вды, у Него́же Предте́ча реме́нь сапогу́ разреши́ти убоя́ся; сла́ва Тебе́, Влады́ко тва́ри, И́мже ве́сь ро́д челове́чь в Креще́нии Твое́м возвесели́ся.

Сла́ва Тебе́, Преве́чный Бо́же, я́ко Явле́ние Твое́ просвеща́ет и вразумля́ет младе́нцы; сла́ва Тебе́, Све́те ми́ра, я́ко прише́ствие Твое́ просветля́ет и умудря́ет слепцы́.

Сла́ва Тебе́, я́ко у Тебе́ Исто́чник живота́; сла́ва Тебе́, я́ко во све́те Твое́м у́зрим све́т.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 3.

Си́лу Божества́ Твоего́, Христе́, уразуме́в Предте́ча, егда́ со стра́хом уви́де Тя́ на Иорда́н прише́дша, ра́дуется душе́ю и трепе́щет, руко́ю показу́я Тя́, и глаго́лет лю́дем: Се́й — избавля́яй ми́р от истле́ния. Се́й — свобожда́й на́с от ско́рби. Се́й — вме́сто рабо́в, сы́ны Бо́жии на́с соде́ловает. Се́й — вме́сто тьмы́ просвеща́ет челове́ки водо́ю Боже́ственнаго Креще́ния. Се́ — А́гнец Бо́жий Взе́мляй грехи́ ми́ра, Его́же срета́юще, вопие́м: Аллилу́иа.

И́кос 3.

Име́я бога́тство милосе́рдия, ко гре́шником и мытаре́м на Иорда́нскую реку́ прише́л еси́, Иису́се, не терпе́л бо еси́ зре́ти от диа́вола мучи́мый ро́д челове́чь, но прише́л еси́, да па́ки рече́ши па́дшему Ада́му: «Где́ еси́? Не скрыва́йся от Мене́. Хощу́ бо ви́дети тя́, а́ще на́г еси́ и ни́щ, и та́ко уподо́бихся тебе́, да не стыди́шися». Сего́ ра́ди пропове́дуем ве́лие снисхожде́ние Твое́, вопию́ще Тебе́ такова́я:

Сла́ва Тебе́, Па́стырю До́брый, заблу́ждшее овча́ взыска́ти восхоте́вый; сла́ва Тебе́, Сы́не Единоро́дный, понести́ то́е на ра́мех прише́дый.

Сла́ва Тебе́, Ми́лосте Безме́рная, к челове́ком па́дшим до́лу низше́дый; сла́ва Тебе́, Любы́ Неизрече́нная, лю́ди отча́янныя па́ки горе́ возведы́й.

Сла́ва Тебе́, ру́ки осла́бленныя ни́щим укрепля́яй; сла́ва Тебе́, коле́на разсла́бленныя убо́гим исцеля́яй.

Сла́ва Тебе́, пусты́ню жа́ждущую я́ко Лива́н возвесели́вый сла́ва Тебе́, пусты́ню Иорда́нову, я́ко Карми́л произрасти́вый.

Сла́ва Тебе́, Ми́лостиве, я́ко льна́ куря́щася не угаси́ши; сла́ва Тебе́, Долготерпели́ве, я́ко тро́сти сокруше́нныя не погубля́еши.

Сла́ва Тебе́, взыска́ти и спасти́ поги́бшия прише́дый; сла́ва Тебе́, Ада́ма отринове́ннаго призва́ти восхоте́вый.

Сла́ва тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 4.

Бу́рею помышле́ний сумни́тельных испо́лнен бы́сть Предте́ча, Христе́ Царю́, егда́ Ты́, я́ко челове́к на реку́ прише́л еси́ и ра́бское креще́ние от него́ прия́ти восхоте́л еси́, глаго́ля: простри́ ру́ку твою́ и прикосни́ся верху́ Моему́ и у́жас ве́сь оттряси́, соверша́я повеле́нное. Тре́петен бы́сть тогда́ Предте́ча и возопи́, глаго́ля: Что́ к рабу́ прише́л еси́, скве́рны не имы́й, Го́споди? Что́ ми́ повелева́еши, я́коже вы́ше мене́? Высоты́ небе́сныя ника́коже изсле́дих зве́зд число́, ниже́ зе́млю николи́же изме́рих. Ка́ко крещу́ Нося́щаго го́рстию тва́рь? Ка́ко просвети́т свети́льник Све́та? Ка́ко ру́ку положи́т ра́б на Влады́ку? А́з тре́бую Тобо́ю крести́тися, да воспою́ Тебе́: Аллилу́иа.

И́кос 4.

Слы́ша Человеколю́бец Госпо́дь смире́нных Предте́чевых глаго́л высоту́ и ви́дев стра́х его́, рече́ к нему́: до́бре, о Иоа́нне, я́ко благогове́еши предо Мно́ю, оба́че оста́ви ны́не и отложи́ боя́знь твою́, до́лжен еси́ послужи́ти Ми́, та́ко бо подоба́ет на́м испо́лнити вся́ку пра́вду, да во Мне́ челове́ков очи́стятся греси́. Сему́ человеколю́бному сло́ву Твоему́ вне́млюще, с любо́вию вопие́м Тебе́ си́це:

Сла́ва Тебе́, Христе́, Све́те и́стинный, я́ко ми́лость и и́стина о тебе́ срето́стеся; сла́ва Тебе́, Царю́ пра́вды, я́ко пра́вда и ми́р о тебе́ облобыза́стася.

Сла́ва Тебе́, Сладча́йший Иису́се, я́ко и́стина Твоя́ в Вифлее́ме от земли́ возсия́; сла́ва Тебе́, Всеми́лостивейший Спа́се, я́ко пра́вда Твоя́ во Иорда́не с небесе́ прини́че.

Сла́ва Тебе́, Очище́ние на́ше, я́ко вода́ми креще́ния на́с па́че сне́га убеля́еши; сла́ва Тебе́, Просвеще́ние на́ше, я́ко струя́ми благода́ти се́рдце чи́сто в на́с созида́еши.

Сла́ва Тебе́, преклони́вый снизхожде́нием Небеса́, главу́ Свою́ под ру́ку Предте́чеву преклони́ти восхоте́вый; сла́ва Тебе́, Покрыва́яй вода́ми превы́спренняя Своя́, в вода́х Иорда́нских погрузи́тися благоволи́вши.

Сла́ва Тебе́, Го́споди си́л, Его́же вся́ боя́тся и трепе́щут, ве́лию боя́знь Предте́че отложи́ти повеле́вый; сла́ва Тебе́, щедро́т О́тче, у него́же ми́лость безме́рна и неизсле́дованна, ми́лостию Свое́ю грехи́ ми́ра покры́ти изво́ливый.

Сла́ва Тебе́, рожде́йся от Де́вы, Спаси́телю на́ш, посети́ на́с неизрече́нным снизхожде́нием Твои́м; сла́ва Тебе́, явле́йся всему́ ми́ру, Христе́ Бо́же на́ш, освяти́ на́с Боже́ственным явле́нием Твои́м.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 5.

Боготе́чная Струя́ сы́й бла́гости, Го́споди, в струи́ Иорда́нския возше́л еси́, да вода́ми омы́еши челове́ческий гре́х: У́жас бе́ ви́дети Творца́ небеси́ и земли́ в реце́ обна́жшагося и от раба́ креще́ние прие́млющаго. А́нгельския си́лы дивля́хуся, Иорда́н же река́ возвраща́ше струи́ свои́, не могу́ще терпе́ти огня́ пояда́ющаго во́ды его́, я́ко не обы́чно ему́ е́сть Чи́стаго измыва́ти и Безгре́шнаго отира́ти. Сего́ ра́ди весели́ся Иорда́не реко́, и да ра́дуются исто́чницы и езе́ра, и вся́ бе́здны и моря́, я́ко освяти́ся дне́сь водно́е естество́, свободи́вшеся от тая́щагося та́мо кня́зя тьмы́, и вся́ тва́рь веселя́щеся да пое́т с на́ми: Аллилу́иа.

И́кос 5.

Ви́дев Тя́ Боже́ственный Иоа́нн Влады́ку тва́ри в вода́х погружа́ема, да грехи́ всего́ ми́ра погрузи́ши, и, обнажи́вшагося, да Ада́мову наготу́ па́ки облече́ши во оде́жду сла́вы, вострепета́ душе́ю и возопи́ Тебе́, А́гнцу Бо́жию, очища́ющему согреше́ния ми́ра: «Не сме́ю прикосну́тися верху́ Твоему́, Влады́ко, Са́м мя́ освяти́ и просвети́, я́ко Ты́ еси́ Живо́т и Све́т и Ми́р ми́рови». Оба́че по глаго́лу Твоему́ со стра́хом возложи́ десни́цу свою́ на Боже́ственную главу́ Твою́, и крести́в Тя́, Безгре́шна су́ща, с ра́достию возопи́ Тебе́ си́це:

Сла́ва Тебе́, А́гнче Бо́жий, грехи́ всего́ ми́ра взя́ти на Себе́ прише́дый; сла́ва Тебе́, Спа́се Милосе́рдый, грехи́ все́х челове́к потопи́ти в вода́х Иорда́нских восхоте́вый.

Сла́ва Тебе́, на́с от скве́рны грехо́вныя омы́вый; сла́ва Тебе́, преступле́ние Ада́мово разреши́вый.

Сла́ва Тебе́, Твои́м на земли́ Богоявле́нием все́х челове́к возвесели́вый; сла́ва Тебе́, Твои́м во Иорда́не Креще́нием ве́сь ми́р просвети́вый.

Сла́ва Тебе́, на́с ра́ди до о́браза ра́бскаго обнища́вшему; сла́ва Тебе́, Твое́ю нището́ю на́с Обогати́вшему.

Сла́ва Тебе́, вра́жие влады́чество Твои́м смире́нием до конца́ низложи́вшему; сла́ва Тебе́, Ца́рство Бо́жие во Твое́м креще́нии я́ве на земли́ созида́ти нача́вшему.

Сла́ва Тебе́, пу́ть Спасе́ния на Иорда́не па́дшим лю́дем показа́вшему сла́ва Тебе́, Све́т Богове́дения та́мо ве́рным Твои́м возсия́вшему.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 6.

Пропове́дник ди́вный и Предте́ча Иоа́нн мно́гая изрече́ приходя́щим лю́дем, во е́же угото́вати Тебе́ пу́ть, Го́споди, оба́че умолче́, Тебе́ на Иорда́н прише́дшу, зане́ Ты́ Са́м ре́кл еси́ ему́: «Не глаго́лю тебе́: рцы́ Ми́, я́же глаго́леши беззако́нным и учи́ши гре́шники, то́чию крести́ Мя́ молча́». Не подоба́ше бо гла́су челове́ческому возглаша́тися, прише́дшу Сло́ву Бо́жию и толи́кому та́инству соверша́ющуся, егда́ А́нгели Бо́жии со стра́хом предстоя́ху и вся́ тва́рь вострепета́. Сего́ ра́ди и мы́ в молча́нии глубо́цем и со мно́гим благогове́нием вопие́м в се́рдце свое́м: Аллилу́иа.

И́кос 6.

Возсия́ на Иорда́не всему́ ми́ру просвеще́ние ве́лие и та́инство стра́шное егда́, Влады́ко Христе́, крести́вся от Иоа́нна, Ты́ а́бие возше́л еси́ от воды́, «совозводя́ с Собо́ю ми́р», и се́ отверзо́шася Тебе́ небеса́, я́же дре́вле Ада́м затвори́ себе́ и су́щим от него́, да па́ки возрожде́ннии Тобо́ю челове́цы восхожде́ние улуча́т в ра́йския оби́тели, иде́же с ра́достию да воспою́т Тебе́ си́це:

Сла́ва Тебе́, Царю́ ми́ра, средосте́ние вра́жие разруши́вшему; сла́ва Тебе́, ми́лости Пода́телю, ра́й преслуша́нием затворе́нный, па́ки отве́рзшему.

Сла́ва Тебе́, не́бо грехо́м заключе́нное, на Иорда́не па́ки отве́рзсто показа́вшему; сла́ва Тебе́, А́нгелы восходя́щия и нисходя́щия отсе́ле яви́ти обетова́вшему.

Сла́ва Тебе́, схожде́нием Твои́м небеса́ до земли́ приклони́вшему; сла́ва Тебе́, креще́нием Твои́м зе́млю до небе́с возве́дшему.

Сла́ва Тебе́, открове́нием небе́с неизрече́нный та́йны Бо́жия всему́ ми́ру откры́вшему; сла́ва Тебе́, явле́нием го́рняго ми́ра Святе́йшее благослове́ние Бо́жие все́м ве́рным препода́вшему.

Сла́ва Тебе́, небеса́ при Илие́ заключи́вшему, не заключа́й на́м две́ри милосе́рдия Своего́; сла́ва Тебе́, небеса́ на Иорда́не отве́рзшему, отве́рзи на́м вхо́ды Боже́ственнаго Черто́га Твоего́.

Сла́ва Тебе́, бе́здну человеколю́бия при Креще́нии Твое́м на́м яви́вшему, возведи́ от бе́здн земли́ все́х до вра́жия отча́яния доше́дших.

Сла́ва Тебе́, восхо́д до тре́тьяго небесе́ избра́нным Твои́м сотвори́вшему, вознеси́ в небе́сныя оби́тели и на́с, до глубины́ греха́ ниспа́дших.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 7.

Хотя́й Человеколю́бец Госпо́дь спасти́ ми́р во гресе́х погиба́ющий, яви́ Тро́ическаго Богоявле́ния Своего́ вели́кое та́инство, и я́коже в нача́ле мирска́го бытия́ Ду́х Бо́жий ноша́шеся верху́ во́ды, я́ко жи́зни Пода́тель, та́ко и при креще́нии Твое́м, Го́споди, егда́ на реце́ Иорда́нстей восхоте́л еси́ обнови́ти и просвети́ти погиба́ющий ро́д челове́чь и всю́ тва́рь с на́ми совоздыха́ющую, То́й же Ду́х Святы́й па́ки сни́де с небеси́ отве́рста в ви́де голуби́не и почи́ над Тобо́ю, Го́споди, я́ко над но́вым Ада́мом, во е́же пребыва́ти отны́не в но́вых лю́дех ба́нею водно́ю возрожде́нных, да та́ко си́лою свы́ше облече́ннии во обновле́ние ду́ха ходи́ти начну́т, пою́ще Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 7.

Но́вую показа́л еси́ тва́рь, Влады́ко тва́ри, в Твое́м от Иоа́нна спаси́тельном креще́нии, зане́ я́ко при Но́и потопи́л еси́ грехи́ пе́рваго ми́ра, та́ко и в вода́х Иорда́нских па́ки потопи́л еси́ всего́ ми́ра грехи́, новотвори́ши бо земноро́дныя огне́м и Ду́хом и водо́ю, стра́нное соверша́я возрожде́ние и обновле́ние чу́дное. Ду́хом бо новотвори́ши ду́ши, водо́ю же освяща́еши те́ло, назида́я челове́ка, и та́ко та́инственно от воды́ соде́ловаеши Ду́хом многоча́дну Це́рковь, да при́сно вопие́м Тебе́ такова́я:

Сла́ва Тебе́, Созда́телю тва́ри, небеса́ приклони́вшему и на Иорда́н снизше́дшему; сла́ва Тебе́, Спаси́телю ми́ра, небеса́ отве́рзшему и Ду́ха Боже́ственнаго на́м яви́вшему.

Сла́ва Тебе́, Всебла́же, я́ко Ду́х Тво́й Благи́й наста́вит на́с на зе́млю пра́ву; сла́ва Тебе́, Всеще́дре, я́ко То́йже Ду́х Тво́й очи́стит на́с от вся́кия скве́рны.

Сла́ва Тебе́, водо́ю и Ду́хом, обветша́вшее грехо́м естество́ на́ше обнови́вшему; сла́ва Тебе́, огне́м Божества́ в струя́х Иорда́нских многосве́тлое просвеще́ние дарова́вшему.

Сла́ва Тебе́, Христе́, вся́ Боже́ственныя си́лы, я́же к животу́ и благоче́стию, Ду́хом Твои́м Святы́м при креще́нии ве́рным препода́вшему; сла́ва Тебе́, Иису́се, Нисше́ствием Ду́ха Твоего́ Свята́го прича́стники на́с Боже́ственнаго естества́ Сотвори́вшему.

Сла́ва Тебе́, почи́вшим на Тебе́ Ду́хом Прему́дрости и Ра́зума чи́стое Богове́дение лю́дем откры́вшему; сла́ва Тебе́, схожде́нием на Тя́ Ду́ха Бо́жия ду́х сове́та и кре́пости, ве́дения и благоче́стия и ду́х стра́ха Бо́жия на́м изли́вшему.

Сла́ва Тебе́, Иорда́нскою струе́ю зми́евы главы́ опали́вшему; сла́ва Тебе́, явле́нием Ду́ха Бо́жия в ви́де голуби́не к голуби́ней кро́тости и чистоте́ де́вственной на́с призва́вшему.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся, и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 8.

Стра́нно и ди́вно бы́сть явле́ние святы́я Тро́ицы на Иорда́не: пе́рвее Сы́н Возлю́бленный яви́ся во пло́ти от раба́ креща́емый, а́бие Ду́х Святы́й сни́де в ви́де голуби́не, последи́ же Пребоже́ственный Оте́ц возгласи́ с небесе́, свиде́тельствуя: «Се́й е́сть Сы́н Мо́й Возлю́бленный, о не́м же благоволи́х». О, ве́лие и пресла́вное та́инство: «Возгреме́ с небесе́ Госпо́дь и Вы́шний даде́ гла́с Сво́й», да сбу́дется Дави́да пра́отца предрече́ние: «Гла́с Госпо́день на вода́х, Бо́г Сла́вы возгреме́, Госпо́дь на вода́х мно́гих. Гла́с Госпо́день в кре́пости, Гла́с Госпо́день в великоле́пии». Сего́ ра́ди и мы́ недосто́йными уста́ми вопие́м Тебе́ из глубины́ души́: Аллилу́иа.

И́кос 8.

Ве́сь еси́ в вы́шних, Иису́се, вы́ну со Отце́м на небесе́х соседя́й, но и от ни́жних ника́коже отступа́еши, пло́тию от Чи́стыя Де́вы в Вифлее́ме рожде́нный, ны́не же на Иорда́не всему́ ми́ру яви́выйся, да су́щии во тьме́ и се́ни сме́ртней седя́щия просвети́ши све́том Твоего́ Богоявле́ния. Сего́ ра́ди, просвети́вшеся све́том Тро́ическаго Открове́ния, вопие́м Тебе́, яви́вшемуся Бо́гу, и на земли́ ви́денному и просвети́вшему ми́р:

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, в Вы́шних со Отце́м и Ду́хом покланя́емый; сла́ва Тебе́, Сы́не Оте́чь, Предте́чею от ни́жних славосло́вимый.

Сла́ва Тебе́, седы́й одесну́ю Отца́, Оте́ческим гла́сом с небеси́ пропове́данный сла́ва Тебе́, воплоти́выйся на́с ра́ди, возлю́бленным Сы́ном Бо́жиим от Того́ всему́ ми́ру наимено́ванный.

Сла́ва Тебе́, во Иорда́нских струя́х явле́нный, Тро́ицы Све́т незаходи́мый в Креще́нии Твое́м Показа́вый; сла́ва Тебе́, дла́нию раба́ креще́нный, на́с рабо́в су́щих ба́нею пакибытия́ сы́ны Бо́жия сотвори́вый.

Сла́ва Тебе́, Исто́чниче жи́зни и безсме́ртия, па́ки рожде́нием водо́ю и Ду́хом к пе́рвому благоро́дию ра́йскому на́с приведы́й; сла́ва Тебе́, Тво́рче не́ба и земли́, о́гненным креще́нием но́вое не́бо и зе́млю пра́вды Твоея́ устро́ити гряды́й.

Сла́ва Тебе́, Восто́че восто́ков, во тьме́ и се́ни спя́щия Креще́нием Твои́м просвети́вый; сла́ва Тебе́, Све́те от Све́та, Све́т незри́мый Ду́ха Твоего́ в душа́х на́ших возсия́вый.

Сла́ва Тебе́, Царю́ Безнача́льный, чи́стыми струя́ми Креще́ния Твоего́ прароди́тельский гре́х всеконе́чне омы́вый; сла́ва Тебе́, Влады́ко тва́ри, жа́ждущия лю́ди водо́ю жи́зни ве́чныя всебога́тно напои́вый.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 9.

Все́ естество́ А́нгельское удиви́ся вели́кому Твоего́, Христе́, Богоявле́ния та́инству: Ада́ма бо грехо́м истле́вшаго обнови́л еси́ Иорда́нскими струя́ми и главы́ гнездя́щихся та́мо неви́димых зми́ев сокруши́л еси́ во Твое́м Креще́нии, и та́ко «глубины́ бе́здны сатани́нския» откры́л еси́ «дно́», да изба́виши ны́ от тоя́ «глубо́ких во́д», и да начне́ши созида́ти Ца́рство Твое́, не от ми́ра сего́ су́щее, о не́м же проро́к Дави́д предрече́, глаго́ля: «Ца́рство Твое́ — ца́рство все́х веко́в и Влады́чество Твое́ — во вся́ком ро́де и ро́де», его́же и мы́ прославля́юще с во́и небе́сными вопие́м Тебе́: Аллилу́иа.

И́кос 9.

Вити́я Боже́ственный и А́нгел Бо́жий, Малахи́ей предрече́нный, Вели́кий Предте́ча еди́н то́чию от челове́к сподо́бися, Го́споди, во Твое́м Креще́нии Ду́ха прише́ствие ви́дети и гла́с Оте́ческий с небесе́ слы́шати, свиде́тельствующий Твое́ Богосыно́вство, да бу́дет пе́рвый всему́ ми́ру пропове́дник Тро́ическаго Богоявле́ния. То́й во у́трий де́нь свиде́тельствова лю́дем, глаго́ля: «Ви́дех Ду́ха Сходя́ща, я́ко го́лубя с небесе́, и пребы́сть на Не́м... И а́з ви́дех и свиде́тельствовах, я́ко Се́й е́сть Сы́н Бо́жий». Мы́ же сему́ богооткрове́нному свиде́тельству вне́млюще, прославля́ем Богоявле́ние Твое́, Христе́, пою́ще Тебе́ такова́я:

Сла́ва Тебе́, Бо́же Предве́чный, явле́нием Свята́го Ду́ха свиде́тельствованный с небесе́; сла́ва Тебе́, А́гнче Непоро́чный, гла́сом Предте́чи пропове́данный на земли́.

Сла́ва Тебе́, Кре́посте Высоча́йшая, отве́рзстыми над Иорда́ном небе́сными враты́ затворе́нный ра́й на́м откры́вшему; сла́ва Тебе́, Ми́лосте Предве́чная, Креще́нием Твои́м но́вый ми́р от во́д Иорда́нских челове́ком яви́вшему.

Сла́ва Тебе́, Царю́ ми́ра, ми́р и спасе́ние на земли́ возвести́вшему; сла́ва Тебе́, Со́лнце Пра́вды, све́т пра́вды Твоея́ в душа́х на́ших возсия́вшему.

Сла́ва Тебе́, Свята́го Ду́ха в Твое́м Богоявле́нии яви́вшему, да чи́стым ду́хом в небе́сный черто́г Тво́й совни́дем; сла́ва Тебе́, Небе́снаго Отца́ в Креще́нии Твое́м на́м показа́вшему, да вси́ пра́во в Тя́ ве́рующии сы́нове Его́ бу́дем.

Сла́ва Тебе́, в Ду́се и огне́, очерне́вшее грехо́м естество́ на́ше пресла́вно просвеща́ющему; сла́ва Тебе́, водо́ю и Ду́хом истле́вшее страстьми́ неможе́ние на́ше пресве́тло очища́ющему.

Сла́ва Тебе́, Бо́гу я́вльшемуся пло́тию, ве́сь ми́р в струя́х Иорда́нских обнови́вшему; сла́ва Тебе́, взе́мльшему на себе́ грехи́ ми́ра, прароди́тельский гре́х в вода́х Креще́ния потопи́вшему.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся, и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 10.

Спасти́ хотя́й па́дшее и обнища́вшее естество́ на́ше, Христе́ Спа́се, на Иорда́нскую реку́ прише́л еси́ ко гре́шником и мытаре́м и восприя́л еси́ креще́ние от Иоа́нна, егда́ крести́шася вси́ лю́дие, да во́змеши на Себе́ вся́, погруже́нныя та́мо в вода́х, челове́ков грехи́, я́ко А́гнец Бо́жий и да гото́в бу́деши отсе́ле во́лею на закла́ние тещи́ искупи́ти всего́ ми́ра грехи́ драгоце́нною кро́вию Твое́ю. Сего́ ра́ди и погрузи́лся еси́ в Иорда́нския струи́, да спогре́бшися та́мо, ко сме́ртному креще́нию Себе́ угото́виши, о не́мже ре́кл еси́ ко страда́нию Гряды́й: «Креще́нием и́мам крести́тися и ка́ко томлю́ся, до́ндеже истя́жут». Сего́ ра́ди благода́рственно пое́м Тебе́: Аллилу́иа.

И́кос 10.

Царю́ Преве́чный Христе́ Иису́се! Ты́ прише́л еси́ на Иорда́н во явле́ние всему́ ми́ру, да разреши́ши осужде́ние Ада́ма первозда́ннаго, я́ко Судия́ Всеми́лостивый, Еди́н сердца́ все́х испыту́яй, и да пода́си но́вую жи́знь челове́ком. Сего́ ра́ди чисти́тельную лопа́ту руко́ю прие́м, всеми́рное гумно́ всему́дре очи́стил еси́, разлуча́я, я́ко Па́стырь, о́вцы от ко́злищ. Сподо́би и на́м, во и́мя Пресвяты́я Тро́ицы креще́нным, десны́я ча́сти спаса́емых в жи́зни се́й всеме́рно иска́ти, да уго́дно Тебе́ бу́дет на́ше глаше́ние Тебе́ сицево́е:

Сла́ва Тебе́, Архиере́ю, небеса́ проше́дый, в Креще́нии Твое́м всю́ зе́млю онебеси́вый; сла́ва Тебе́, Па́стырю овца́м Вели́кий, ко ста́ду Твоему́ на Иорда́н прише́дый.

Сла́ва Тебе́, зе́млю на вода́х основа́вый, всю́ зе́млю на́шу на вода́х Иорда́нских благода́тию Ду́ха обнови́вый; сла́ва Тебе́, над вода́ми не́бо утвержде́й второ́е, но́вое не́бо Це́рковь Твою́ вода́ми Креще́ния сотвори́вый.

Сла́ва Тебе́, Исто́чниче жи́зни на́шея, на исто́чники спасе́ния жа́ждущия лю́ди Твоя́ призва́вый; сла́ва Тебе́, Пропове́дниче пра́вды ве́чныя, духо́вную жа́жду на́шу без цены́ и сребра́ утоли́вый.

Сла́ва Тебе́, я́ко бога́т Сы́й в ми́лости, за премно́гую любо́вь на́с возлюби́л еси́; сла́ва Тебе́, я́ко ме́ртвых на́с су́щих грехми́, вода́ми креще́ния оживотвори́л еси́.

Сла́ва Тебе́, струя́м Иорда́нским спогре́бшемуся, да и мы́ в креще́нии в сме́рть и воскресе́ние Тебе́ спогребе́мся; сла́ва Тебе́, вода́ми Иорда́нскими, я́ко ри́зою обле́кшемуся, да и мы́ в све́тлыя ри́зы пра́вды и чистоты́ Тобо́ю облече́мся.

Сла́ва Тебе́, средосте́ние вражды́ Пло́тию Твое́ю разруши́вшему, да и на́с, дале́че в мо́ре су́щих, бли́з Себе́ устро́иши; сла́ва Тебе́, твои́х челове́к во еди́нем Те́ле Твое́м примири́вшему, да и на́с стра́нных и прише́льцев во еди́ную Це́рковь Бо́жию сози́ждеши.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 11.

Пе́ние новоле́пное да пое́т Тебе́, Христе́, вся́ тва́рь, от Де́вы ро́ждшемуся и дне́сь во Иорда́не крести́вшемуся, лю́дие же вси́ духо́вно да возвеселя́тся, прославля́юще све́тлое просвеще́ния на́шего торжество́ и с боже́ственным Григо́рием да воспою́т, глаго́люще: «Возрожде́ния вре́мя — возроди́мся свы́ше, возсозда́ния де́нь — облеце́мся в Но́ваго Ада́ма, просвеще́ния пра́здник — просвети́мся боже́ственне», да во обновле́нии ду́ха ходи́ти начне́м, вы́ну со А́нгелы пою́ще небе́сную пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 11.

Све́тлый и Самосия́нный Све́те, Христе́, Соприсносу́щный Све́те Единосу́щнаго Отца́! Возже́г посреди́ Иорда́на, я́ко Твою́, свети́льник, пречи́стую Пло́ть Твою́, Ты́ возсия́л еси́, я́ко Со́лнце и дарова́л еси́ вселе́нней в Креще́нии Твое́м ве́лий и незри́мый све́т Твоея́ благода́ти и и́стины, просвеща́яй вся́каго челове́ка гряду́щаго в ми́р, да лю́дие седя́щие во тьме́ и се́ни сме́ртной у́зрят све́т ве́лий и по́йдут по нему́. Просвети́ у́бо в вели́кий де́нь Све́тов и на́с во тьме́ греха́ еще́ блужда́ющих, да просветля́яся, обновля́яся и возвыша́яся горе́, воспое́м Тебе́ такова́я:

Сла́ва Тебе́, Просвети́телю ми́ра, Ду́хом Святы́м и огне́м крести́ти прише́дшему; сла́ва Тебе́, Спаси́телю гре́шных, из глубины́ греха́ на́с воздви́гнути восхоте́вшему.

Сла́ва тебе́, Безнача́льный и Присносу́щный Све́те, скве́рну ду́ш на́ших вода́ми креще́ния очища́яй; сла́ва Тебе́, Све́те превы́сший все́х све́тлостей, во све́тлостех святы́х Твои́х ве́рныя озаря́яй.

Сла́ва Тебе́, Сла́вы О́тчия Сия́ние, тьму́ неве́дения явле́нием Твои́м разгна́вшему; сла́ва Тебе́, во Све́те живы́й непристу́пнем, Све́т богове́дения Креще́нием Твои́м возсия́вшему.

Сла́ва Тебе́, Све́те от Све́та во тьме́ возсия́вый, от тьмы́ грехо́в очи́сти на́с; сла́ва Тебе́, Со́лнце Пра́вды, у́тро спасе́ния возвеща́ющее, во све́те до́брых де́л наста́ви на́с.

Сла́ва Тебе́, Невече́рний Све́те, во Иорда́не возсия́вый, во Све́те Твое́м Све́т незаходи́мый Пресвяты́я Тро́ицы облиста́й на́м; сла́ва Тебе́, о́бразе Пресве́тлый Ипоста́си О́тчия, к чу́дному нестаре́емому животу́ ба́нею пакибытия́ приведи́ на́с.

Сла́ва Тебе́, сме́рти Низложи́телю, от ве́чныя сме́рти изба́ви на́с; сла́ва Тебе́, живота́ Нача́льниче, к ве́чней жи́зни наста́ви на́с.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 12.

Благода́ть Бо́жия спаси́тельная все́м челове́ком яви́ся дне́сь во Твое́м Креще́нии, Христе́ Спа́се: прише́л бо еси́ на Иорда́н, Еди́не Чи́стый, очи́стити челове́ческая согреше́ния и сокруши́ти главы́ гнездя́щихся та́мо зми́ев, да да́руеши благода́ть креще́ния реши́тельную ду́ш и теле́с на́ших. Сего́ ра́ди с благоче́стием притеце́м приле́жно к пречи́стым исто́чником, да почерпе́м с весе́лием во́ду жи́зни, благода́ть бо Ду́ха неви́димо подае́тся все́м ве́рно почерпа́ющим ю́, и та́йная дарова́ния и Ду́х позна́ния, Спа́се, та́ вси́ благода́рственно воспое́м Тебе́: Аллилу́иа.

И́кос 12.

Пою́ще, Христе́, Твое́ спаси́тельное Богоявле́ние, прославля́ем вси́ во Иорда́нских вода́х от Иоа́нна Боже́ственное Креще́ние Твое́, поклоня́емся неизрече́нному к па́дшим челове́ком снисхожде́нию Твоему́ и ве́руем со Предте́чею, я́ко Ты́ вои́стину — А́гнец Бо́жий, Взе́мляй на Себе́ от во́д Иорда́нских грехи́ всего́ ми́ра, да омы́еши и иску́пиши и́х Пречи́стою Кро́вию Твое́ю. Сего́ ра́ди мо́лим Тя́: понеси́ и на́ши безчи́сленныя грехопаде́ния и не лиши́ на́с в вели́кий де́нь Све́тов благода́тного возрожде́ния Твоего́, да чи́стым се́рдцем благода́рственно вопие́м Тебе́ си́це:

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, ве́лий све́т к просвеще́нию всего́ ми́ра в вода́х Иорда́нских возсия́вшему; сла́ва Тебе́, Предве́чный Бо́же, ве́лию благода́ть и человеколю́бие в Креще́нии Твое́м все́м челове́ком яви́вшему.

Сла́ва Тебе́, Спаси́телю заблу́ждших, заблу́ждшия безпу́тием челове́ки ко Иорда́нским струя́м иска́ти прише́дшему; сла́ва Тебе́, Победи́телю жи́зни, но́вую чи́стую жи́знь не по пло́ти, но во обновле́ние ду́ха дарова́ти благоволи́вшему.

Сла́ва Тебе́, Влады́ко Живота́ и сме́рти, жа́ло сме́рти притупи́вшему и нетле́нную жи́знь явле́нием свои́м возсия́вшему; сла́ва Тебе́, Тво́рче не́ба и земли́, го́рнее не́бо и зе́млю на брега́х Иорда́на в Креще́нии Твое́м возвесели́вшему.

Сла́ва Тебе́, Царю́ ца́рствующих, я́ко ца́рство ми́ра сего́ отсе́ле в Ца́рство Твое́ начина́ет прелага́тися; сла́ва Тебе́, Го́споди госпо́дствующих, я́ко дне́сь все́м хотя́щим спасти́ся небеса́ отверза́ются и все́ естество́ на́ше начина́ет убеля́тися.

Сла́ва Тебе́, Спа́се на́ш, на Иорда́н прише́дый, спаси́ на́с не от де́л пра́ведности, но по вели́цей Твое́й ми́лости; сла́ва Тебе́, Христе́ Бо́же, водно́е естество́ освяти́вый, жа́ждущую ду́шу мою́ благоче́стия напо́й вода́ми по неизрече́нней Твое́й бла́гости.

Сла́ва Тебе́, Единоро́дный Сы́не и Сло́ве Бо́жий, напита́й се́рдце мое́ явле́нием слове́с Твои́х; сла́ва Тебе́, Всеси́льный Бо́же, Творя́й чудеса́ Еди́н, согре́й хла́дную ду́шу мою́ разуме́нием чуде́с Твои́х.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 13.

О, Иису́се Христе́, А́гнче Бо́жий, прише́дый на Иорда́н подъя́ти всего́ ми́ра грехи́! Приими́ ма́лое сие́ от всея́ души́ приноси́мое Тебе́ моле́ние на́ше, и просвети́ на́с во тьме́ грехо́в седя́щих спаси́тельным Твои́м от Иоа́нна Креще́нием, да искупле́ннии Тобо́ю от боле́зней душе́вных и теле́сных, во обновле́нии жи́зни пра́во ходи́ти начне́м и со все́ми святы́ми да воспое́м Тебе́: Аллилу́иа.

Этот конда́к чита́ется три́жды, зате́м и́кос 1-й и конда́к 1-й.

И́кос 1.

А́нгельския дне́сь предгряди́те си́лы, Влады́ку Христа́ зря́ще, ко Иорда́нским струя́м гряду́ща Ада́мов гре́х очи́стити, и смотря́ще толи́кое Бо́жие та́инство, со стра́хом просла́вите ве́лие снисхожде́ние Его́, я́ко Бо́г челове́ком уподо́бися и отню́дь не ве́дый греха́ прихо́дит, я́ко А́гнец Бо́жий взя́ти всего́ ми́ра грехи́. Сего́ ра́ди прославля́юще Боже́ственное явле́ние Христо́во, воспо́йте Ему́ я́коже и в Вифлее́ме славосло́вия сицева́я:

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, от Отца́ с небесе́ в ми́р се́й прише́дый; сла́ва Тебе́, Превы́шний Бо́же, да́же до ра́бия зра́ка снизше́дый.

Сла́ва Тебе́, Спаси́телю ми́ра, я́ко челове́к ко Иоа́нну крести́тися гряды́й; сла́ва Тебе́, Просвети́телю тва́ри, я́ко но́в Ада́м па́дшаго Ада́ма грехи́ на Себе́ понесы́й.

Сла́ва Тебе́, Безнача́льный Све́те, ве́лию зарю́ просвеще́ния всему́ ми́ру на Иорда́не возсия́ти восхоте́вый; сла́ва Тебе́, Со́лнце Пра́вды, светоно́сное у́тро благода́ти челове́ком в Богоявле́нии Твое́м дарова́ти возжела́вый.

Сла́ва Тебе́, ми́р от дре́вния пре́лести омы́ти прише́дшему; сла́ва Тебе́, ве́лие благоче́стия та́инство на́м показа́вшему.

Сла́ва Тебе́, чудеса́ ве́лия на́м вода́ми мно́гими сотвори́вшему; сла́ва Тебе́, небеса́ и всю́ зе́млю све́том ра́зума просвети́вшему.

Сла́ва Тебе́, фарао́на мы́сленнаго в струя́х Иорда́нских потопи́вшему; сла́ва Тебе́, но́выя лю́ди в вода́х креще́ния к ве́чной жи́зни приве́дшему.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не Крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Конда́к 1.

Возбра́нный Воево́до, Царю́ не́ба и земли́, Тебе́ Просвети́теля на́шего зря́ще во Иорда́не от раба́ креща́ема, небеса́ ужасо́шася, и вся́ земля́ вострепета́, А́нгели же удиви́шася и вся́ тва́рь возра́довася. Мы́ же недосто́йнии благода́рственно Тебе́ вопие́м: ко гре́шником и мытаре́м яви́лся еси́, да вода́ми омы́еши челове́ков грехи́.

Сла́ва Тебе́, Сы́не Бо́жий, во Иорда́не Крести́выйся и ве́сь ми́р просвеще́й, сла́ва Тебе́.

Моли́тва.

Го́споди Иису́се Христе́, Сы́не Бо́жий Единоро́дный, от Отца́ пре́жде все́х ве́к рожде́нный, Све́те от Све́та, просвеща́яй вся́ческая, в после́дняя же лета́ от Пресвяты́я Де́вы Мари́и нетле́нно воплоще́нный и в ми́р се́й на спасе́ние на́ше прише́дый! Ты́ бо не потерпе́л еси́ ви́дети от диа́вола му́чима ро́да челове́ча и сего́ ра́ди в пресве́тлый де́нь Богоявле́ния Твоего́ прише́л еси́ на Иорда́н ко гре́шником и мытаре́м крести́тися от Иоа́нна, безгре́шен сы́й, да испо́лниши вся́кую пра́вду и да во́змеши в вода́х Иорда́нских грехи́ всего́ ми́ра, я́ко А́гнец Бо́жий, во е́же понести́ я́ на Себе́ и искупи́ти Креще́нием кре́стным, пречи́стою Кро́вию Твое́ю. Сего́ ра́ди погрузи́вшуся Тебе́ в вода́х, отверзо́шася Тебе́ небеса́ Ада́мом заключе́нная и Ду́х Святы́й сни́де на Тя́ в ви́де голуби́не, просвеще́ние и обоже́ние нося́й естеству́ на́шему, и Пребоже́ственный Оте́ц Тво́й возвести́ Тебе́ небе́сным гла́сом благоволе́ние Свое́, зане́ сотвори́л еси́ во́лю Его́ и челове́к грехи́ восприя́л еси́ и Себе́ на закла́ние уже́ предугото́вал еси́, я́коже Са́м ре́кл еси́: «Сего́ ра́ди лю́бит Мя́ Оте́ц, я́ко А́з ду́шу Мою́ полага́ю, да па́ки прииму́ ю́», и та́ко во всесве́тлый де́нь се́й, Ты́, Го́споди, положи́л еси́ нача́ло искупле́ния на́шего от грехопаде́ния прароди́тельскаго. Сего́ ра́ди вся́ си́лы небе́сныя ра́дуются и вся́ тва́рь весели́тся, ча́юще свобожде́ние свое́ от рабо́ты истле́ния, глаго́люще: Прии́де просвеще́ние, благода́ть яви́ся, избавле́ние наста́, ми́р просвети́ся и лю́дие ра́достию исполня́ются. Да весели́тся ны́не не́бо и земля́ и ми́р ве́сь да игра́ет; ре́ки да пле́щут; исто́чницы и езе́ра, бе́здны и моря́ да сра́дуются, я́ко Боже́ственным Креще́нием освяти́ся дне́сь естество́ и́х. Да ра́дуются дне́сь и челове́ков собо́ри, я́ко естество́ и́х взы́де ны́не па́ки к пе́рвому благоро́дию и вси́ с ра́достию да пою́т: Богоявле́ния вре́мя. Прииди́те мы́сленно на Иорда́н, виде́ние ве́лие в не́м у́зрим: Христо́с ко Креще́нию гряде́т. Христо́с ко Иорда́ну прихо́дит. Христо́с на́ши в воде́ погреба́ет грехи́. Христо́с овча́ похище́ннаго и заблу́ждшаго прихо́дит иска́ти и обре́т е́ вво́дит в ра́й.

Сего́ Боже́ственнаго та́инства воспомина́ние пра́зднующе, усе́рдно мо́лимся Тебе́, Человеколю́бче Го́споди: сподо́би на́м жа́ждущим по гла́су Твоему́ приити́ к Тебе́, Исто́чнику присноживо́тныя воды́, да почерпе́м во́ду благода́ти Твоея́ и оставле́ния грехо́в на́ших и да отве́ргшеся нече́стия и мирски́х похоте́й; целому́дренно и де́вственно, и пра́ведно и благоче́стно поживе́м в ны́нешнем ве́це, жду́ще блаже́ннаго упова́ния и явле́ния сла́вы Твоея́, Вели́каго Бо́га и Спа́са на́шего, да не от де́л на́ших спасе́ши на́с, но по Твое́й ми́лости и по обновле́нию Свята́го Ду́ха Твоего́ ба́нею пакибытия́, Его́же оби́льно излия́л еси́, да оправди́вшеся благода́тию Его́, насле́дницы бу́дем ве́чныя жи́зни во Ца́рствии Твое́м, иде́же со все́ми святы́ми сподо́би на́м просла́вити всесвято́е И́мя Твое́ со Безнача́льным Твои́м Отце́м и со Пресвяты́м и Благи́м и Животворя́щим Твои́м Ду́хом ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Установление празднования Рождества Христова относится к первым векам христианства. До IV века в Восточных и Западных Церквах праздник Рождества Христова праздновался 6 января, был известен под именем Богоявления и вначале относился собственно ко Крещению Спасителя.

Основная и первоначальная цель установления праздника – воспоминание и прославление события явления во плоти Сына Божия. Но была и другая причина и цель установления праздника. Несколько раньше, чем в Православной Церкви, празднование Крещения ввели у себя еретики-гностики (евиониты, докеты, василидиане), потому что они придавали самое большое значение в жизни Спасителя Его Крещению. Так, евиониты учили, что Иисус был сын Иосифа и Пресвятой Девы Марии и что Христос соединился с Ним при Крещении; докеты признавали во Христе человеческую природу только призрачной; наконец, василидиане не признавали воплощения и учили, что «Бог послал свой Ум, первое истечение Божества, и он, как голубь, сошел во Иордане на Иисуса, Который до того был простой человек, доступный греху» (Климент Александрийский). Но ничто так не увлекало христиан в ересь, особенно в гностицизм, как богослужение гностиков, полное гармонических и красивых песен. Нужно было гностическому празднику противопоставить свой, такой же.

И вот, Православная Церковь установила и у себя торжественный праздник Крещения Господня и назвала его Богоявлением, внушая мысль, что в этот день Христос не стал впервые Богом, а только явил Себя Богом, представ как Единый от Троицы, Сын Божий во плоти. Чтобы подорвать лжеумствования гностиков относительно Крещения Христова, Церковь стала присоединять к воспоминанию Крещения воспоминание и Рождества Христова. И, таким образом, в IV веке по всему Востоку Крещение и Рождество праздновались в один день, а именно 6 января, под общим именем Богоявления. Первоначальным основанием для празднования Рождества Христова 6 января (как и Крещения) служило не историческое соответствие этого числа дню рождения Господа Иисуса Христа, который и в древности в точности не был известен, а таинственное понимание соотношения между первым и вторым Адамом, между виновником греха и смерти и Начальником жизни и спасения. Второй Адам – Христос, по таинственному созерцанию Древней Церкви, родился и умер в тот же день, в который сотворен и умер первый Адам, – в шестой, ему соответствовало 6 января, первого месяца года.

Праздник Рождества Христова был впервые отделен от Крещения в Римской Церкви в первой половине IV века (при папе Юлии). Перенесением праздника на 25 декабря Церковь имела в виду создать противовес языческому культу солнца и предохранить верующих от участия в нем. Перенесение праздника на 25-е число и торжественное его богослужение имело своей целью поставить противовес языческим суевериям и тем самым обратить сердца людей к познанию истинного Бога. Известно, что у римлян на 25 декабря падал языческий праздник в честь зимнего солнцеворота – день (рождения) явления непобедимого солнца, которого не могла одолеть зима и которое с этого времени идет к весне. Этот праздник обновляющегося «бога солнца» был днем разнузданных увеселений народа, днем забав для рабов и детей и пр. Таким образом, сам по себе этот день был как нельзя более приличен для воспоминания события Рождества Иисуса Христа, Который в Новом Завете называется Солнцем Правды, Светом мира, Спасителем людей, Победителем смерти.

Празднование Рождества Христова 25 декабря в Восточной Церкви было введено позже, чем в Западной, а именно – во второй половине IV века. Впервые раздельное празднование Рождества Христова и Крещения Господня было введено в Константинопольской Церкви около 377 года по указанию императора Аркадия по обычаю Римской Церкви и благодаря энергии и силе красноречия святого Иоанна Златоуста. Из Константинополя обычай праздновать Рождество Христово 25 декабря распространился по всему православному Востоку.

Установление празднования рождества Христова 25 декабря имело еще и другое основание. По мысли отцов Церкви III и IV вв. (св. Ипполит, Тертуллиан, св. Иоанн Златоуст, св. Кирилл Александрийский, блаж. Августин), 25-е число декабря месяца исторически более всего соответствует дню самого рождения Господа Иисуса Христа.

Из рассматриваемых в настоящей службе стихир и тропарей, посвященных Рождеству Христову, наиболее древними, надо полагать, являются 1-я стихира на «Господи, воззвах», кондак и икос. Кондак и икос составлены в VI веке св. Романом Сладкопевцем. Им составлены 24 икоса, из которых современная служба сохраняет лишь первые два (кондак и икос). Тропарь и светилен праздника также весьма древние.

Уже в VII–VIII вв. известны Минеи со службами Рождеству Христову в целом их виде. В Х веке имелись уже службы предпразднства и попразднства. А в XI–XII вв. служба, посвященная Рождеству Христову, принимает на востоке такой вид в изменяющихся ее частях, как и современная служба.

Составителями современной службы на Рождество Христово являются, в основном, песнотворцы VI–IX веков: св. Роман Сладкопевец (кондак и икос), св. Андрей Критский (стихиры на хвалитех), св. Герман, патриарх Константинопольский (ряд стихир на «Господи, воззвах» и стихиры на литии), св. Иоанн Дамаскин (многие из стихир вечерни, канон), св. Косма Маиумский (канон) и другие.

Крещение Господне

Святитель Димитрий Ростовский

Господь наш Иисус Христос, по возвращении своем из Египта, пребывал в Галилее, в городе своем Назарете, где был воспитан, сокрывая от людей силу Своего Божества и премудрость до тридцатилетнего возраста, ибо не возможно было у иудеев никому ранее тридцатилетнего возраста принять сан учителя или священника. Посему и Христос не начинал Своей проповеди и не являл Себя Сыном Божьим и "первосвященником великим, прошедшим небеса" (Евр.4:14), до тех пор, пока не достиг означенного возраста. В Назарете Он пребывал с Пречистою Своею Матерью, сначала при мнимом отце Своем, Иосифе древоделе, пока тот был жив, и занимался вместе с ним плотнической работою; а потом, когда Иосиф умер, Сам продолжал то же дело, добывая трудами рук Своих пропитание для Себя и для Пречистой Богоматери, дабы и нас научить трудолюбию (Лк.3:23). Когда же исполнялся тридцатый год Его земной жизни и наступало время Его Божественного явления народу Израильскому, то, как говорит Евангелие, "был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне" (Лк.3:2), - глагол, посылавший его крестить водою и возвестивший ему знамение, по коему Иоанн должен был узнать пришедшего в мир Мессию. Об этом говорит в своей проповеди сам Креститель такими словами: "Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым" (Ин.1:33).

Итак Иоанн, внимая глаголу Божьему, ходил по всей стране иорданской, проповедуя "крещение покаяния для прощения грехов" (Лк.3:3), ибо Он был Тот, о Котором предрек Исайя: "Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему" (Ис.40:3; ср Лк.3:4). И выходила к нему вся иудейская страна, и иерусалимляне, и крестились все у него в реке Иордане, исповедуя свои грехи (Мк.1:5). Тогда пришел и Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну, чтобы креститься от него (Мф.3:13). Он пришел в то время, когда Иоанн возвестил о Нем народу, говоря: "идет за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его; я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом Святым" (Мк.1:7-8). После сего возвещения пришел Иисус креститься. Хотя Он и не имел нужды в этом, как безгрешный и непорочный, рожденный от Пречистой и Пресвятой Девы Марии и Сам бывший источником всякой чистоты и святыни, но, так как Он взял на Себя грехи всего мира, то и пришел к реке, чтобы очистить их посредством крещения. Пришел Он креститься и для того, дабы освятить естество воды, пришел креститься, чтобы и для нас устроить купель святого крещения. Он пришел к Иоанну еще для того, дабы тот, узрев сходившего на крещаемого Святого Духа и услышав свыше глас Бога Отца, был неложным свидетелем о Христе.

"Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?" (Мф.3:14) Он духом узнал Того, о Ком за тридцать лет "взыграл радостно" во чреве матери своей (Лк.1:44), потому и сам требовал от Него крещения, как находящийся под грехом ослушания, перешедшим с Адама на весь род человеческий. Но Господь сказал Иоанну: "оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду" (Мф.3:15).

Под правдою святой Златоуст разумеет здесь заповеди Божьи, как будто бы Иисус говорил так: "поелику я совершил все заповеди, какие даны в законе, и осталась только одна - относительно крещения, то Мне подобает исполнить и эту". Крещение же Иоанново также было Божественною заповедью, как это видно из слов Иоанна: "Пославший меня крестить в воде сказал мне" (Ин.1:33). Кто же посылал? Очевидно, Сам Бог: "был - сказано в Евангелии, - глагол Божий к Иоанну" (Лк.3:2). И еще потому крестился Иисус, будучи тридцати лет от роду, что возраст тридцатилетнего, - по словам Златоуста и Фефилакта, удобопреклонен ко всякому греху. Ибо возраст юношеский подвержен огню плотских страстей, при тридцатилетнем же возрасте - времени полного раскрытия сил мужских - человек подчиняется златолюбию, тщеславий, ярости, гневу и всяким грехам. Посему-то Христос Господь медлил принятием крещение до этого возраста, дабы во всех возрастах человеческой жизни исполнить закон и освятить все естество наше и подать нам силу побеждать страсти и остерегаться смертных грехов.

После принятия крещения Господь тотчас же, без всякого замедления, вышел из воды. Есть сказание, что святой Иоанн Креститель каждого крестившегося у него человека погружал до шеи и так держал его, доколе тот не исповедовал все грехи свои; после сего крещаемому дозволялось выйти из воды. Христос же, не имевший грехов не был задержан в воде, и потому евангелие прибавило, что Он вышел из воды тотчас (Мф.3:16).

Когда же Господь выходил из воды, над Ним отверзлись небеса, блеснул свыше свет в виде молнии и Дух Божий в виде голубя сошел на Крестившегося Господа. Подобно тому, как в дни Ноя голубица возвестила об умалении воды потопа, так и здесь подобие голубя предуказало на окончание потопа греховного. А в виде голубя святой Дух явился потому, что эта птица чиста, любит людей, кротка, незлобива и не терпит ничего смрадного: так и святой Дух есть источник чистоты, пучина человеколюбия, учитель кротости и устроитель мира: притом же Он всегда удаляется от человека, пресмыкающегося во смрадной тине грехов. Когда же Дух Святой сходил, как голубь, на Христа Иисуса с неба, то слышался глас говоривший: "Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение" (Мф.3:17). И ему подобает слава и держава во веки веков. Аминь.

Слово святого Иоанна Златоустого на Богоявление Господне

Хочу, возлюбленные, праздновать и торжествовать, ибо святой день просвещения есть печать праздника и день торжества. Он запечатлевает Вифлеемский вертеп, где Ветхий деньми, как младенец у груди матери, лежал в яслях; он же отверзает иорданские источники, где Тот же Ветхий деньми крещается ныне с грешниками, даруя Меру Своим пречистым телом оставление грехов. В первом случае, происшедший из утробы Пречистой Девы, явился для младенцев как младенец, для матери - сыном, волхвам - как дар пастырям - как добрый пастырь, полагающий, по слову Божественного Писания, душу Свою за овец (Ин.10:11). Во втором случае, именно при крещении Своем Он приходит на иорданские воды, с тем чтобы омыть грехи мытарей и грешников. Говоря о необычайной чудесности такого события, премудрый Павел восклицает: "явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков" (Тит.2:11). Ибо ныне мир просветляется во всех частях своих: радуется, прежде всего, небо, передавая людям сходящий с небесных высот глас Божий, освящается полетом Духа Святого воздух, освящается естество воды, как бы приучаясь омывать вместе с телами и души, и вся тварь земная ликует. Один только дьявол плачет, видя святую купель, приготовленную для потопления его могущества.

Что же еще сообщает Евангелие? "Приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?" (Мф.3:13-14). Кто видел Владыку, стоящего пред рабом? Кто видел царя, преклонившего голову перед своим воином? Кто видел пастыря, которому бы овца указывала путь? Кто видел начальника ристаний, который бы получал награду от упражняющегося в бегах[1]? "Мне надобно креститься от Тебя", - т.е. преподай, Владыка, Ты Сам мне то крещение, какое Ты хочешь преподать миру. Я нуждаюсь в том, чтобы Ты окрестил меня, так как я нахожусь под бременем прародительского греха и ношу в себе змеиный яд. Я нуждаюсь в омытии скверны древнего преступления, а Ты ради каких грехов пришел креститься? О Тебе и пророк свидетельствовал говоря: "потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его" (Ис.53:9). Как же, Сам подавая избавление, Ты ищешь очищения? Крещаемые, по обычаю, исповедуют грехи свои; Ты же что имеешь исповедать, когда Ты вовсе безгрешен? Зачем Ты требуешь от меня того, чему я не научен? Не отваживаюсь сделать то, что превышает мои силы; не знаю я, как омывать свет не умею осветить солнце правды. Ночь не освещает дня, золото не может быть чище олова, глина не может исправить горшечника, море не заимствует струи у источника, река не нуждается в капле воды, чистота не освящается скверною, и осужденный не отпускает на свободу судью. "Мне надобно креститься от Тебя". Мертвец не может поднять живого, больной не исцеляет врача, и я знаю немощь моего естества! "Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего" (Мф.10:24). Ко мне не приступают херувимы со страхом, мне серафимы не покланяются и не возглашают трисвятое[2]. Я не имею престолом небо, меня не предуказывала волхвам звезда, Моисей, угодник Твой, едва сподобился видеть "сзади тебя" (Исх.33:23), как же я дерзну прикоснуться ко пресвятой главе Твоей? Зачем повелеваешь Ты мне совершать то, что превосходит мои силы? Не имею я длани, которою бы мог окрестить Бога: "мне надобно креститься от Тебя". Я родился от престарелой, ибо Твоему повелению не могла противоречить природа. Находясь в утробе моей матери и не имя возможности говорить сам, я воспользовался тогда ее устами, а теперь сам своими устами, прославлю Тебя Невместимого, Которого вместил девический ковчег[3]. Я не слеп, как иудеи, ибо знаю, что Ты - Владыка, Который только на время принял вид раба, чтобы уврачевать человека; знаю, что Ты явился для того, чтобы спасти нас; знаю, что Ты - камень, отсеченный от горы без посредства рук, - камень, верующий в который не будет обманут. Меня не приведут в заблуждение видимые знаки Твоего смирения, и я духом уразумеваю величие Твоего Божества. Я - смертен ты же - бессмертен; я - от бесплодной, а Ты - от девы. Я родился раньше Тебя, но не выше Тебя. Я мог только раньше Тебя выступить на проповедь, но не смею крестить Тебя: я знаю, что Ты - секира, лежащая у дерева (Мф.3:10), та секира, которая подсекает бесплодные деревья иудейского сада. Я видел серп готовый отсекать страсти и возвещал что скоро повсюду откроются источники исцелении, ибо какое место останется недоступным для Твоих иудеев? Ты будешь очищать одним словом прокаженных течение крови прекратится чрез одно прикосновение к краю риз Твоих от одного Твоего повеления расслабленный снова укрепится силами. Ты напитываешь дочь хананеянки крупинками Твоих чудес, брением отверзаешь очи слепому. Как же Ты просишь, чтобы я возложил на Тебя руки? "мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне; Призирает на землю, и она трясется" (Мф.3:14; Пс.103:32), по водам как по земле ходят, - Ты, о Ком я много раз восклицал во время проповеди: "идет за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его!" (Мк.1:7) Только на Твою неизреченную благость полагаюсь и надеюсь на Твое безмерное человеколюбие, по которому Ты и блудницу допускаешь отереть пречистые Твои ноги и прикоснуться к Твоей пресвятой главе.

Что же говорит ему Господь? "Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду" (Мф.3:15). Послужи Слову, как глас человеческий, поработай, как раб - Владыке, как воин - царю, как глина - горшечнику. Не бойся, но смело крести Меня, потому что Я спасу мир; Я отдаю Себя на смерть, дабы оживить умерщвленное естество человеческое. Ты, несмотря на Мое повеление, все-таки медлишь простереть руку свою, иудеи же скоро не постыдятся простереть на Меня свои нечистью руки для того, чтобы предать Меня на смерть. "Оставь теперь, ибо так надлежит". По Своему человеколюбию, Я прежде всех веков решил спасти род человеческий. Ради людей Я стал человеком. Что может быть удивительнее того, что Я как простой человек прихожу креститься? Это делаю Я потому, что не презираю создание моих рук, не стыжусь земного естества. Я остался таким же, каким был от века, и принял новое естество, причем однако Мое существо осталось неизменным: "оставлю вас теперь". Ибо враг человеческого рода, будучи свержен с неба и изгнан с земли, гнездится в естестве водном, а Я и оттуда пришел изгнать его, как возвещал о Мне пророку: "Ты сокрушил головы змиев в воде" (Пс.73:13) Оставь теперь". Ибо сей враг хочет искусить Меня как человека, и Я претерпеваю это для того, чтобы доказать его бессилие, ибо скажу ему: "не искушай Господа Бога твоего" (Мф.4:7; Втор.6:16).

О новое чудо! О неизреченная благодать! Христос совершает подвиг, а я получаю почесть; Он воюет с дьяволом, а я оказываюсь победителем; Он змеиную голову сокрушает в воде, а я как бы настоящий борец увенчиваюсь[4]: Он крестится, а с меня снимается скверна; на Него сходит Святой Дух, а мне подается оставление грехов; о Нем Отец свидетельствует как о Своем возлюбленном Сыне, а я становлюсь сыном Божьим ради Него; ему отверзлись небеса, а я вхожу в них; пред Ним Крещаемым является горнее царство, а я его получаю в наследственное владение: к Нему обращается голос Отца, и вместе с Ним я призываюсь; Отец благоволит к Нему, и меня также не отвергает С своей же стороны я прославляю Отца, с небес давшего глас Свой, Сына, кресающегося на земле, и Духа сошедшего как голубя, Бога единого в Троице, Которому я и буду всегда покланяться. Аминь.

Слово на Богоявление Господне

Святитель Димитрий Ростовский

Празднуя Богоявление Господне на водах Иорданских, припомним, что Господь Бог наш и прежде являлся над водами для того, чтобы сделать различные дивные дела. Так когда Он явился над водами Черного моря, то "глубины скрыли все дно"[5] и провел Своих людей посуху; когда в ковчеге переходил через Иордан то возвратил вспять воды этой реки: "Иордан, - сказано, - обратился назад" (Пс.113:3). Наконец вначале, когда Дух Божий носился "поверх воды", Бог создал небо, землю, птиц зверей, человека и вообще весь видимый мир.

И ныне над водами иорданскими является Бог единый в Троице: Отец - во гласе, Сын - во плоти, Дух Святой - в виде голубя. Что же Он производит в этом Своем явлении? Он созидает новый мир, и все обновляет, как и в предпраздничном тропаре сделать новый мир, отличный от первого. "Древнее прошло, – говорит Писание, – теперь все новое" (2Кор.5:17). Мир первый по природе своей был тяжел, не мог вознестись к небу и нуждался в суше, на коей мог бы стоять, как бы водруженный. А мир новый, изведенный из вод Иорданских так легок, что не нуждается в суше, не созидается на земле, не имеет "преград, но ищёт вышину", устремляется быстро из води к отверстым над Иорданом небесным дверям: "Иисус тотчас вышел из воды, - и се, отверзлись Ему небеса" (Мф.3:16). Для мира первого, обремененного житейскими тяготами, в том случае, когда бы он возжелал достигнуть неба, потребна была бы лестница, утвержденная на земле, вершина которой доходила бы до неба, - но и та была Иаковом только созерцаема, сам же он не восходил по ней, - для мира же нового возможен восход на небо и без лестницы. Каким же образом? Се, вместо лестницы, Дух Божий, в виде голубя, летает над водами. И это означает следующее. Человеческий род уже не как пресмыкающейся по земле гад или ползающее животное, но как птица пернатая выходит из воды крещения; поэтому и Дух Святой явился над водами крещения как птица, дабы возвести без лестницы на небо Своих птенцов, коих породил Он банею крещения. И исполняются здесь слова песни Моисеевой: "носится над птенцами своими" (Втор.32:11), или, как читается в переводе Иеронима, вызывает птенцов своих летать. Такой именно новый мир созидает Бог Своим явлением на водах Иорданских, который не прилепляется к земле, но как птица пернатая стремится на крыльях к отверстому небу.

Припомним здесь выражение Писание: "И сказал Бог: да произведет вода, птицы да полетят по тверди небесной" (Быт.1:20), и посмотрим, как одно из лиц Святой Троицы, явившееся ныне над водами иорданскими при обновлении мира, выводит из воды крещения своих духовных птенцов и призывает их летать, дабы они на своих крыльях добродетели вознеслись к открывшимся над Иорданом небесам. Но прежде, чем рассматривать это, убедимся, на основании учителей Церкви, что всякий человек, родящийся от воды и духа, бывает небесным птенцом. Святой Иоанн Златоуст говорит: "раньше было сказано: да "произведет вода пресмыкающихся, душу живую"; а с тех пор, как вошел в иорданские струи Христос вода производит уже не "пресмыкающихся, душу живую", но разумные и духовные существа - души, которые не ползают по земле, но как птицы парят к небу. Посему и Давид сказал: "душа наша как птица" (Пс.123:7). Эта птица не земная, а небесная, ибо жительство наше, которое нам уготовляется начиная с крещения, находится, по слову Писания, на небесах". Святой же Григорий Нисский, укоряя тех, которые после принятия крещения, обращаются к прежним злым делам говорит: "люди бесстыдные, принявшие крещение, приведенные, неизвестно чем, как бы в неистовство, теряют спасение, полученное водами крещения, хотя, будучи спогребены Христову телу, они облеклись крыльями орла и чрез это имеют возможность взлетать к тем небесным птицам, каковыми являются бесстрашные духи". Обратим внимание на эти слова: "будучи спогребены Христову телу (чрез крещение), они облеклись крыльями орла, так что могут взлетать". Этим сей святой учитель убедительно доказывает, что люди, выходящие из вод крещения, бывают птицами, парящими к небу. Но это мы увидим также из истории.

Преподобный Нонн епископ Илиипольский, когда должен был в Антиохии обратить к Богу явную грешницу Пелагию, увидел ночью во сне такое видение[6]: ему представилось, что он стоит в церкви за литургией, - и вот около него стало летать какая-то черная голубица, запачканная грязью; он взял ее, омыл в купели, и голубица после того тотчас же стала чиста, как снег, и красива, и прямо отсюда полетела к небу. Это видение указывало на то, что этот блаженный отец обратить к Господу грешницу и просветить ее святым крещением. Итак, воды святого крещения столь могущественны, что могут человека сделать небесною птицею. Сие совершают и иорданские воды, придавая человеку крылья, на коих он мог бы лететь в "раскрывающиеся пред ним небеса". Но не только обновление человеческой природы в водах Иорданских изображается в явлении, но и явившиеся три достопокланяемые Лица Божества принимают на себя подобия различных птиц. Так мы знаем, что священное писание уподобляет Бога Отца орлу: "как орел вызывает гнездо свое" (Втор.32:11). Читаем также, что и Богу - Сын подобен кокошу: "Иерусалим, Иерусалим, - говорит Он, - сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья" (Мф.23:37). Знаем наконец, что и Бог Дух Святой явился над Иорданом в подобии голубя. Итак, почему Лица Пресвятой Троицы уподобляются означенным трем породам птиц? Воистину потому, что Они стаи таких же птенцов духовно изводят из воды крещения, т. е. делают людей духовными птенцами, кого наподобие орла, кого наподобие кокоша: и кого как бы голубем.

Церковь, торжествующая на небе, разделяет верных служителей Божьих происходящих из Церкви воинствующей, в небесном селении на три особых лика: на лик учителей, на лик мучеников и на лик девственников. Мы не ошибемся, если скажем, что это три лика суть три стаи птенцов рожденных и изведенных из воды крещения. Лик учителей - это стая орлов, которые парят в небе и, не смежая очей своих, смотрят на солнечное сияние; ибо святые учители, подразумевая Бога, взлетают высоко, как бы имеющие крылья, а светлым умом как бы оком созерцая свет Трисиятельного Божества, просвещают себя и других премудростью. Лик мучеников есть стая многочадных кокошей, ибо они через пролитие за Христа своей крови породили много других чад Христу: кровь мучеников действительно, породила многих чад для первенствующей Церкви, которых стало более чем звезд на небе и песка, находящегося на берегу моря. Лик девственников - это стая чистых голубей, ибо они всецело приносят себя в живую жертву Богу и заботятся о том, чтобы угождать не плоти, а единому Господу. Сии три стаи духовных птиц говорили мы, родились в воде крещения. Рассмотрим, каким образом это происходит.

В книге Песнь Песней говорится: "Уклони очи твои от меня, потому что они волнуют меня" (Песн.6:4). Это значит: призри на меня, Господи, милостивыми очами твоими и не отвращай их от меня, ибо, по твоей милости, я делаюсь птицей, взлезающей к небесам. И в явлений Своем на Иордан Бог призрел на природу человеческую: призрел Бог Отец отверзши над Сыном небеса; призрел Бог Сына, пришедши из Назарета Галилейского креститься у Иоанна на Иордане, - призрел, говорю, ибо всю грязь греха Адамова, все немощи нашего естества Он собрал и принес сюда для того, чтобы омыть их и очистить нас от грехов наших - презрел и Бог Дух сходя на божественного человека, принимавшего крещение. Призревши на нас, единый в Троице Бог ужели не воскрылил естества человеческого? Воистину воскрылил, ибо чрез это божественное призрение тотчас появились стаи орлов, кокошей и голубей, т. е. лики учителей, мучеников и девственников. Разъясним это на оснований Священного Писания.

Богослов видел в откровении, ему бывшем, пред престолом Божьим стеклянное море, как бы из хрусталя (Апок.4:6); это море обозначало собою тайну святого крещения, ибо между Божьим престолом и человеком, намеревающимся приблизиться к престолу Божьему, находится вода крещения, и не иначе кто-нибудь может приблизиться к седящему на небесном престоле Богу, как, перешедши сначала море крещения, по словам Писания: "если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божье" (Ин.3:19). Но почему это море, означающее собою тайну крещения, стеклянное и хрустальное? Знаем, что толкователи Божественного Писания скажут, что оно - стеклянное потому, что имеет в себе чистоту, очищающую душу человека, принимающего крещение, а хрустальное потому, что дает твердость сердцу человека. Еще и потому оно является стеклянным и хрустальным что, подобно тому, как сквозь стекло и хрусталь проходит солнечный луч, так и благодать Божья проникает чрез тайну крещения, и ею приходит к человеку и просвещает храм души его. Наконец, и для того море, находящееся пред Престолом Божьим и означающее тайну крещения, - стеклянное и хрустальное, чтобы восседающая на престоле Пресвятая Троица отразилась и была видима в нем, как в стеклянном и хрустальном зеркале, ибо во святом крещении явился образ Троицы. "Итак идите, - сказал Иисус Христос - научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф.28:19). По человечески рассуждая, если Бог Отец воссел на престоле Своем как орел, то в море, находящемся престолом как бы в стеклянном и хрустальном зеркал, должен был отразиться образ орла. Если Бог Сын престоле как кокош - ибо Он так называет Себя в Евангелии, - то в том, находившемся пред престолом море, был как бы в зеркале, явиться образ кокоша. Если Дух Святой воссел на том престоле как голубь, то и в том море должен был показаться образ голубя. Но разъясним духовный смысл сих образов. Мы сказали, что море, виденное пред престолом Божьим означает собою тайну святого крещения, в котором наше естество крещающееся очищается, как стекло, "от всякой скверны плоти и духа" (2Кор.7:1), душа же наша укрепляется и просветляется как бы хрусталь. И когда Бог в Троице взирает во время крещения нашего на это таинственное стекло и хрусталь, тогда воистину в нем является образ Троицы. Взирает ли Бог Отец, как духовный орел или Бог Сын, как духовная кокош, или Бог Дух Святой, как духовный голубь, всегда таинственное стекло и хрусталь, т. е. наше крещающееся естество, являет в Себе отображение оных духовных птиц и становится птенцом орла или кокоша или голубя, т. е. чадом Бога, единого в Троице - Отца и Сына и Святого Духа, как сказано: "верующим нам во имя Его, дал власть быть чадами Божьими" (Ин.1:12). Пресвятая Троица воззрела на человеческое естество, принимавшие крещение в водах Иорданских и отобразилась в нем снабдив его, как птенца, духовными крыльями орла, кокоша и голубя, т. е. умножила в церкви воинствующей учителей, мучеников девственников. Итак, ясно, что каждое лицо Пресвятой Троицы извело из вод Иорданских своих особых духовных птенцов. Бог отец как орел извел из Иордана орлов духовных, т. е. учителей церковных. Святой Кирилл Иерусалимский говорит: "начало мира - вода, начало евангелия - Иордан. От воды воссиял свет дневной, ибо Дух Божий, носившийся сперва "поверх воды", повелел из тьмы воссиять свету. От Иордана воссиял свет святого Евангелия. Первый Учитель всего мира, Христос - Божья сила и Божья Премудрость, откуда начал Свое учение? Не от вод ли иорданских? "С того времени, - сказано в Евангелии, - Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь" (Мф.4:17). И тотчас за Ним явилось много учителей - это святые апостолы, коих Он посылал на проповедь. Таким образом, воды дали жизнь и птицам естественным (Быт.1:21), и птицам духовным. Ибо откуда были призваны к апостольскому и учительскому служению Петр и Андрей, Иаков и Иоанн (Мф.4:18,21)? Разве не от воды? Из рыбарей Господь избрал Себе апостолов. Откуда жена самарянка явилась как проповедница об истинном Мессии в своем городе? Не от воды ли источника Иаковлева (Ин.4:6-7). Откуда и прозревший слепец выступил как свидетель чудесной силы Христовой? Не от воды ли Силоамский купели (Ин.9:7)? Все это было предуказанием на святое крещение, в котором и исцеляется слепота душевная, и омываются греховные скверны, и церковные учители получают божественную премудрость. Ибо крещением подается человеку та благодать, при помощи коей он может приобрести великое разумение, оттуда же у наставников веры вырастают духовные крылья, по слову писания: "поднимут крылья, как орлы, потекут - и не устанут" (Ис.40:31).

Бог Сын, как кокош, собирающий под Свои крылья расточенных чад, изводит из воды крещения Своих птенцов - святых мучеников, Сам первее всех отдавая на раны Свою плоть, крещенную в воде, Сам прежде всего полагая за нас на кресте Свою жизнь, дабы и мы были готовы умереть за Него. Припомним здесь слова апостола: "мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились" (Рим.6:3). Это значит почти то же, как если бы апостол сказал: всякий, крестившийся во Христа, должен за Него умереть, должен "быть соединен с Ним подобием смерти Его" (Рим.6:5). А кто так крестился в смерть Его, как не святые мученики, говорящие: "за Тебя умерщвляют нас всякий день" (Пс.43:23)? Кто другой был так "соединен с Ним подобием смерти Его" (Рим.6:5), на которую Он "как овца, веден был Он на заклание" (Ис.53:7), как не святые мученики, говорящее: "считают нас за овец, обреченных на заклание" (Пс.43:23). Оттого-то им поется: "проповедавши агнца Божьего, будьте обречены на заклание, как агнцы"[7]. В смерти его крестились святые сорок девять, а также десять тысяч мучеников которые со святым Ромилом в один день были распяты в Армянской пустыне. Да и все святые страстотерпцы, пролившие за Христа кровь свою, приближались "к подобием смерти Его", как крестившиеся в смерть Его. Еще в воде крещения своего они были уже предопределены к венцу мученическому. Обыкновенный кокош имеет обычай выбирать в пищу лучшие зерна и, находя таковые, созывает к себе своих птенцов. Приняв за верное, что все добродетели суть пища духовная, всякий должен сознаться, что нет лучшего зерна, или нет высшей добродетели, чем любовь: "но любовь больше всех" (1Кор.13:13), - и именно такая любовь, которая полагает за любимого душу свою: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин.15:13). Это зерно любви нашел и указал птенцам Своим духовная кокош - Христос Господь, положив душу Свою за друзей: "вы, - сказал Он апостолам, - друзья Мои" (Ин.15:14). К этому зерну стекались призванные птенцы - святые мученики и начали, побуждаемые любовью, полагать души свои за Господа, как вещает к Господу одна мученица: "Тебя, жених мой, люблю и за Тебя приму страдания", мученики, которые, будучи ввергнуты со святым Каллистратом в озеро, "соединен с Ним подобием смерти Его"[8], [9], [10]. Откуда же были призваны эти духовные птенцы к зерну любви? Не от воды ли крещения, в которой они в смерть его крестились? Послушаем святого Анастасия Синаита[11], который о благоразумном разбойнике, для коего вода истекшая из ребер Христовых стала водою крещения, говорит: "к оным птицам (т. е. к небесным духам) отлетел из животворной воды, истекшей из всех птиц святой разбойник, воспаряя по воздуху в рое птиц вместе с царем - Христом".

Бог Дух Святой, как голубь, изводит из воды крещения своих птенцов - чистых телом И душою голубей, т. е. девственников. Ибо до тех пор, пока естество человеческое в лице Господа Иисуса Христа чрез снисхождение и действие Святого Духа не было соединено с Божеством и омыто иорданскими водами, до тех пор супружество было выше девства, до тех пор о девственной чистоте, соблюдаемой во славу Божью, мало где было известно. "Рожденное от плоти есть плоть" (Ин.3:6)[12]. Тогда плоть одна рождала, дух же оставался бесплодным, почему Бог некогда говорил: "не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть" (Быт.6:3). Когда же человеческое естество сошло на Иордан, и на него сошел Дух Святой, тогда внезапно от Духа родилось в жизнь высшее супружества девство, стремящиеся не к плотскому, а к духовному, по словам Иоанна Богослова: "рожденное от Духа есть дух" (Ин.3:6). А так как дух имеет честь большую, чем плоть, то и девство, соединяющееся в один дух с Господом стало почетнее, чем плотской супружеский союз. Наше естество, восшедшее в духовный супружеский союз с Христом во Иордане, стало плодоносным и произвело из себя целые девственные лики. И такое духовное супружество не может производить что-либо иное, кроме девства, на что указал еще пророк Захария, сказавши: "вино - у отроковиц" (Зах.9:17). Под девами пророк разумеет девственные лики. Дух Святой, по слову пророка, как вино изливается и производит дев, ибо где Дух Святой изливает Свою благодать, там не может не родиться девство. Блаженный Иероним, в своем переводе Священного Писания удачно передает смысл означенного места словами: "вино, производящее дев". В самом деле, то вино благодати Святого Духа излилось некогда на апостолов и упоило их так, что некоторым они представлялись опьяненными вином и сделало их такими девами, что в них не оставалось никакого порока и они стали чисты и целы как голуби. В праздник Сошествия Духа Святого и Церковь поет: "дух спасения созидает чистые апостольские сердца"[13]. Итак ныне, изливается оное вино на воды Иордана, и кто сомневается в том что воды крещения, смешанные с вином Духа Святого, производят девство, согласно со словами пророчества: "вино родящее дев", - и при том таких дев, к которым апостол говорит: "я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою" (2Кор.11:2)? От духовного супружества естества нашего с Богом рождается от Духа девство, которое Дух Святой, изведя из воды крещения, вводит в небесные обитель.

Так каждое Лице Пресвятой Троицы, явившееся на Иордане, из вод крещения своих особенных духовных птенцов и, изведши их, призывает летать на данных им крыльях добродетелей в отверстия небеса.

Во первых, Бог Отец как духовный орел, призывает к полету птенцов Своих - духовных орлов т. е. учителей, как имеющих особенные крылья, о которых Церковь поет: "Бог роздал прилетевшим птенцам, и они вознеслись к небесам"[14]. Какие же крылья у тех птенцов? Несомненно, что их кроме других общих всем добродетелей, - два: дело и слово. Тот есть учитель церковный, тот - высокопарящий орел, кто и сам на деле исполняет то, чему учит других на словах. А что крылья духовных орлов действительно есть слово и дело, это ясно показано в книге Иезекииля пророка, который однажды видел четырех животных с четырьмя крыльями каждое, везущих колесницу Божью. Те животные издавали шум своими крыльями: "И когда они шли, я слышал, - говорит пророк, - шум крыльев их, как бы шум многих вод, как бы глас Всемогущего (т. е. всемогущего или, но переводу Симмаха, как гром могущественного Бога), сильный шум, как бы шум в воинском стане" (Иез.1:24). Поистине великий то был голос необычайная песнь! Впрочем, удивителен не столько самый голос, сколько то, откуда исходил этот голос. Голос этот исходил не из гортани, слово выходило не с языка, песнь не из уст, а из крыльев оных животных. Пророк говорит: "я слышал шум крыльев их". Пели они, но не гортанью, славословили Бога, - но не красноречивыми и многоречивыми устами и языком, а теми же крыльями, на которых летали: "я слышал шум крыльев их".

Какая же здесь скрывается тайна? Эта тайна такая: животные, везущие Божью колесницу, означали собою учителей церковных, которые представляют собою сосуды, избранные для того, чтобы распространить имя Божье по всей вселенной, и своим учением увлекают на прямую дорогу, ведущую к небу Церковь Христову, как бы Божью колесницу, в которой находятся многие десятки тысяч верующих душ. Крылья же оных животных, издающие голос и поющие, означают собою дело и слово учителя. Крылья, которые дают возможность летать, указывают на то, что учитель церковный сам прежде должен явить собою образец добродетели, сам прежде должен пред лицом в своею богоугодною жизнью, как бы пернатый, возноситься к небу. Голос же, выходивший из крыльев оных животных означает собою учительное слово; учитель должен издавать такой голос, который был бы сообразен с силою его полета, т. е. должен учить стадо и в тоже время сам обязан жить так, как учит. Ибо такой пользы не приносит голос учителя, когда у него не видно крыльев богоугодной жизни. Только тот учитель возносится прямо к отверстому над Иорданом небу, который летает не на одном крыле слова, но и на другом крыле - добродетельной жизни, который в одно и тоже время учит словом и делом. Не так легко возносят к небу и учителя и ученика замысловато оставленное слово или сладкогласные уста или громкая гортань, как крылья добрых дел.

Бог Сын, как духовная кокош, призывает летать Своих птенцов - святых мучеников. А крылья добродетели, принадлежащие им одним кроме других общих добродетелей, суть следующие два: вера и исповедание. Об этих мученических крыльях Апостол говорит: "потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению" (Рим.10:10). Непоколебимая вера в сердце - одно крыло; дерзновенное исповедание устами имени Христова пред царями и мучителями - крыло другое. Первая духовная птица, влетевшая в рай, благоразумный разбойник, пострадавший с Христом на кресте, взлетел именно на таковых крылья Веры и исповедания. Ибо в то время, когда Господь наш добровольно за нас пострадавший, был всеми покинут, и когда от Него отрекся даже Петр, обещавший умереть с Ним, один разбойник уверовал в Него сердцем и исповедал устами, нарекши его царем и Господом: "помяни меня, Господи, - сказал он, - когда придешь в царствие свое". Как велика была эта вера разбойника, когда во всех учениках Христовых оскудела (Мф.26:56)! Когда все веровавшие соблазнились о Христе, Он один не соблазнился, но помолился ему с верою, почему и услышал от Него такие слова: "истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю" (Лк.23:42-48). Святой Амвросий так говорит об этом: "в тот час когда рай принял Христа, он принял и разбойника, но эту славу разбойнику даровала одна вера". Итак ясно, что сия птица, т. е. распятый с Христом на кресте мученик, взлетела в рай не на каких-либо иных крыльях, как только верою, исповеданною устами. "Эту славу, - говорит святой Амвросий, - даровала разбойнику одна вера".

Наконец Бог Дух Святой, явившийся в виде голубя, призывает летать и Своих птенцов - девственников, ибо ему свойственно делать человека крылатою птицею, которая бы могла проникать в самые высокие области. Святой Дамаскин поет, призывая духовных голубей, святых девственников летать[15]. Особые же крылья добродетелей у тех голубей суть: умерщвление плоти и духа. А что умерщвление плоти есть одно из крыл, возносящие человека к небу, о сем святой Амвросий (Медиоланский), толкуя слова Евангелия: "вы лучше многих птиц" (Мф.10:31), говорит так: "плоть, расположенная к исполнению Закона Божьего и совлекшаяся греха, по чистоте чувств уподобляется естеству души и возносится к небу на духовных крыльях". Здесь святой учитель Церкви говорит об уподоблении естеству души, имея в виду умерщвление, которых действительное естество плоти, как бы переходит в естество души, когда худшее подчиняется лучшему и плоть порабощается духу, когда человек освобождается от греха и очищает свои чувства, что не возможно без умерщвления. Умертвивши же свою плоть, человек становится легким и пернатым как птица, и возносится к небу на духовных крыльях. Итак умерщвление тела для девства, воспаряющего к небу, есть первое крыло, ибо желающему соблюдать чистоту прежде всего подобает умертвить свою плоть, на что указывает словами пророка Давида Святой Дух когда обращается ко Христу с такими словами: "Все одежды Твои, как смирна и алой и касия" (Пс.44:9). Здесь толкователи Божественного Писания разумеют под смирною - умерщвление страстей, под стактями - смирение, под кассией - веру[16]. Эти благоухания исходят от одежд Христа, т. е. от его святой Церкви, от верующих, в которых Он облекся как в одежду, приняв на Себя плоть и вселяясь в тех, кто живет чисто и свято. Итак Дух Святой как бы так говорит: умерщвление страстей, смирение и вера, как драгоценные ароматы, благоухают пред Отцом Твоим от Твоей Церкви, от чистых и девственных людей, которые сохраняют указанные добродетели в своих сердцах как бы в сосудах для сохранения ароматов. Но спросим: для чего Дух Святой, за разные добродетели прославляя Церковь Христову, прежде всего, хвалит ее за умерщвление страстей верующих, поставляя именно на первом месте смирну? По истине для того, чтобы показать, что вслед за подавлением беззаконных вожделений, за прекращением плотского сластолюбия, за умерщвлением тела идут все другие добродетели, как бы за вождем своим. Итак, духовным птенцам Духа Святого, т. е. девственникам, желающим иметь гнездом своим небо, прежде всего, нужно иметь это крыло, т. е. умерщвление плоти.

Второе их крыло - умерщвление духа, которое состоит в том, чтобы не только делом не совершать греха, но и не желать его в духе, не помышлять о нем в уме. Можно быть чистым по телу, но в то же время иметь различные неподобные желания, услаждаясь помыслами о нечистом. Не напрасно апостол увещевает: "очистим себя от всякой скверны плоти и духа" (2Кор.7:1). Эти слова ясно свидетельствуют о том, что существует сугубая скверна - нечистота плоти и нечистота духа. Ибо плоть привыкла проявлять себя - в делах, а дух - в помыслах и расположениях сердца. Напрасно хвалится своею чистотою и уповает достигнуть небесного прославления, то девство, которое хранит нерастленным только тело, душу же, оскверняющуюся помыслами и хотениями, не старается очистить. Ибо как птица не может летать на одном крыле, так и девственник с одною чистотою телесной, без чистоты духовной, не войдет в чертог небесный. Тот же, кто бережно хранит ту и другую чистоту, как голубь, полетит в след Явившегося "в виде голубя".

И так мы слышали, что сделал Бог единый в Трех Лицах, явившийся на водах Иорданских при обновлений мира, - как Он извел из вод крещения духовных птенцов церковных - учителей, мучеников, девственников и призвал их "в раскрытые небеса". Да будет же как от учителей, мучеников и девственников, так и от нас грешных - Отцу и Сыну и Святому Духу, - Явившемуся на Иордане Богу, честь, слава, поклонение и благодарение ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Битбунов Г.С. Богоявление Господне. Событие праздника


Примечания

[1] Ристания - это состязания в бегах, которые публично совершались в Греции, на каких либо празднествах во время общественных игр. Победившему в этом состязание, давалась награда от особых старшин, которые присуждали награды.

[2] Указание на видение пророка Исайи, который удостоился лицезреть Бога, Седящего на престоле, при чем окружающее престол Херувимы и Серафимы воспевали.

[3] Разумеется девическая утроба Пречистой Богоматери.

[4] Выражение взято от древнего обычая - на общественных состязаниях борцов увенчивать победителей лавровыми венками.

[5] 1-й ирмос на Крещение Господне.

[6] Ср. жит. св. Пелагии под 8-м октября.

[7] Из службы заупокойной.

[8] Память их - сентября 27-го.

[9] Память их - сентября 6-го.

[10] Из тропаря мученицам.

[11] Святой Анастасий Синаит - один из выдающихся богословов греко-восточной церкви VII столетия.

[12] Память его - 23-го апреля.

[13] Из канона на Пятидесятницу, песнь 5.

[14] Из церк. службы.

[15] Воскр. антифон 6-го гласа.

[16] Смирна - благовонная смола бальзамного дерева мирры, растущего в Аравии и Эфиопии, Смола эта употреблялась для священного помазания, для благоухания и окуривания, для натирания и намащения тела, особенно же для бальзамирования и помазаны теле умерших. Стакти - тоже ароматическая мазь, употребляемая для лечения болезней. Кассия - тонкая и благовонная кора, облекающая собою древесные ветви. Она употреблялась для составления благовонных мазей и ароматов, а также для врачевства.