Канон Введению во храм Пресвятой Богородицы (первый)

Припев: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 04 декабря (21 ноября ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Отве́рзу уста́ моя́, и напо́лнятся Ду́ха, и сло́во отры́гну Цари́це Ма́тери, и явлю́ся, све́тло торжеству́я, и воспою́, ра́дуяся, Тоя́ вхожде́ние.

Прему́дрости, Пречи́стая, Тя́ сокро́вище ве́мы и благода́ти, точа́щую исто́чник приснотеку́щий ра́зума, про́сим: Твоя́ ка́пли одожди́, Влады́чице, е́же воспева́ти Тя́ при́сно.

Превы́шши, Пречи́стая, небе́с бы́вши, хра́м и пала́та, в хра́м Бо́жий возложи́лася еси́ Тому́ угото́ватися в Боже́ственное жили́ще прише́ствия Его́.

Све́т возсия́вши Богоро́дица благода́ти, вся́ просвети́ и совокупи́ пресве́тлое Ея́ украси́ти торжество́ пе́сньми: прииди́те, к Не́й стеце́мся.

Две́рь сла́вная, по́мыслы непроходи́мая, две́ри отве́рзши хра́ма Бо́жия, ны́не повелева́ет на́м, совше́дшим, Боже́ственных Ея́ чуде́с наслади́тися.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Твоя́ песносло́вцы, Богоро́дице, живы́й и незави́стный Исто́чниче, ли́к себе́ совоку́пльшия, духо́вно утверди́, в честно́м вхожде́нии Твое́м венце́в сла́вы сподо́би.

Невестокраси́тель дне́сь яви́ся кра́сный Де́вы хра́м и черто́г, прие́мь одушевле́нный черто́г Бо́жий, Чи́стую, и Непоро́чную, и Светле́йшую всея́ тва́ри.

Дави́д, предначина́я ликова́ние, игра́ет, и ликовству́ет с на́ми, и Цари́цу зове́т Тя́ укра́шену, Пречи́стая, предстоя́щу, Всечи́стая, в хра́ме Царю́ и Бо́гу.

Из нея́же преступле́ние произы́де дре́вле ро́ду челове́ческому, из Тоя́ исправле́ние и нетле́ние процвете́: Богоро́дица дне́сь приводи́ма в до́м Бо́жий.

Игра́ют а́нгельская во́инства и все́х челове́к мно́жество, и пред лице́м, Пречи́стая, предтеку́т Твои́м дне́сь свещено́сицы, зову́ще вели́чествия Твоя́ в дому́ Бо́жии.

Седа́лен, гла́с 4.

Возопи́й, Дави́де, что́ се́й настоя́щий пра́здник, Ю́же воспе́л еси́ иногда́ в кни́зе псало́мстей, я́ко Дще́рь Богоотрокови́цу и Де́ву. Приведу́тся, рече́, Царю́ та́инственно де́вы во сле́д Ея́ и бли́жния Ея́. И ди́вен соде́лай и всеми́рен пра́здник зову́щим: Богоро́дица на́м предста́, спасе́ния хода́таица.

Сла́ва, и ны́не: Непоро́чная А́гница и нескве́рный черто́г, в до́м Бо́жий Богоро́дица Мариа́м с весе́лием вво́дится пресла́вно, Ю́же а́нгели Бо́жии дорино́сят ве́рно, и вси́ ве́рнии блажа́т при́сно и благода́рственно пою́т Е́й непреста́нно ве́лиим гла́сом: на́ша сла́ва и спасе́ние Ты́ еси́, Всенепоро́чная.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Неизсле́дный Бо́жий сове́т, е́же от Де́вы воплоще́ния Тебе́, Вы́шняго, проро́к Авваку́м, усмотря́я, зовя́ше: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Две́рь непрохо́дную Бо́жий до́м прие́мля дне́сь, преста́ти сотвори́ вся́кой слу́жбе зако́нной, я́ко и́стинно яви́ся, зовы́й, су́щим на земли́ И́стина.

Гора́ присе́нная, ю́же прови́де дре́вле Авваку́м, предпропове́да вну́трь вмести́вшуюся в нехо́дных хра́ма, доброде́тели процве́тши, и покрыва́ет концы́.

Ви́девши пресла́вная вся́ земля́ стра́нныя же и ди́вныя ве́щи, ка́ко Де́ва, от а́нгела пи́щу прие́млющи, о́бразы строе́ния но́сит.

Хра́м, и пала́та, и не́бо одушевле́нное я́вльшися, Богоневе́сто Царе́ва, во хра́м зако́нный приводи́ма дне́сь, Тому́ соблюда́ема, Пречи́стая.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ужасо́шася вся́ческая в честне́м вхожде́нии Твое́м: Ты́ бо, Неискусобра́чная Де́во, вну́трь вошла́ еси́ в хра́м Бо́жий, я́коже честне́йший хра́м, все́м воспева́ющим Тя́ ми́р подава́ющая.

Свяще́ние сла́вное и свяще́нное возложе́ние, дне́сь Пречи́стая Де́ва, возложи́вшися в хра́м Бо́жий, Всецарю́ на́шему Бо́гу Еди́ному в жили́ще соблюда́ется, я́ко ве́сть Са́м.

Добро́ту, Пречи́стая, души́ Твоея́ зря́ не́когда, ве́рою Заха́рия возопи́: Ты́ еси́ избавле́ние, Ты́ еси́ все́х ра́дость, Ты́ еси́ воззва́ние на́ше, Е́юже Невме́стный вмеще́н мне́ яви́тся.

О, па́че ума́ чуде́с Твои́х, Всечи́стая! Стра́нное Твое́ рождество́ е́сть, стра́нен о́браз возраще́ния Твоего́, стра́нна и пресла́вна Твоя́, Богоневе́сто, вся́ и челове́ки несказа́нна.

Све́щник многосве́тлый су́щи, Богоневе́сто, дне́сь возсия́ла еси́ в дому́ Госпо́дни и озаря́еши ны́ честны́ми дарова́нии, Чи́стая, чуде́с Твои́х, Богоро́дице всепе́тая.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Боже́ственное сие́ и всечестно́е соверша́юще пра́зднество, богому́дрии, Богома́тере, прииди́те, рука́ми воспле́щим, от Нея́ ро́ждшагося Бо́га сла́вим.

Вся́ческая Нося́й глаго́лом, моли́тву пра́ведных услы́ша. Те́мже непло́дныя разреши́л еси́ неду́г, я́ко Благоутро́бен, ра́дости Вино́вную си́м дарова́.

Сказа́ти хотя́ Госпо́дь язы́ком Свое́ спасе́ние, Неискусобра́чную ны́не от челове́к прия́т, примире́ния зна́мение и обновле́ния.

Я́ко до́м су́щи благода́ти, в не́мже сокро́вища лежа́т неизрече́ннаго Бо́жия строе́ния, Всечи́стая, в хра́ме причасти́лася еси́ нетле́нныя сла́дости.

Диади́му Тя́ ца́рскую прие́м, хра́м, Богоневе́сто, просвеща́шеся и подступа́ше лу́чшим, предрече́нных зря́ на Тебе́ сбытие́.

Конда́к, гла́с 4.

Пречи́стый хра́м Спа́сов, многоце́нный черто́г и Де́ва, свяще́нное сокро́вище сла́вы Бо́жия, дне́сь вво́дится в до́м Госпо́день, благода́ть совводя́щи, Я́же в Ду́се Боже́ственном, Ю́же воспева́ют а́нгели Бо́жии: Сия́ е́сть селе́ние небе́сное.

И́кос:

Неизрече́нных Бо́жиих и Боже́ственных та́ин зря́ в Де́ве благода́ть явля́емую и исполня́емую я́вственно, ра́дуюся и о́браз разуме́ти недоуме́юся, стра́нный и неизрече́нный: ка́ко избра́нная, Чи́стая, еди́на яви́ся па́че всея́ тва́ри ви́димыя и разумева́емыя? Те́мже восхвали́ти хотя́ Сию́, ужаса́юся зело́ умо́м же и сло́вом, оба́че дерза́я, пропове́даю и велича́ю: Сия́ е́сть селе́ние небе́сное.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Не послужи́ша тва́ри богому́дрии, па́че Созда́вшаго, но, о́гненное преще́ние му́жески попра́вше, ра́довахуся, пою́ще: препе́тый отце́в Госпо́дь и Бо́г, благослове́н еси́.

Се́ дне́сь возсия́ конце́м весна́ ра́достная, просвеща́ющи на́шу ду́шу, и помышле́ние и у́м благода́тию, торжество́м Богоро́дицы дне́сь та́инственно да учреди́мся.

Да дароно́сят дне́сь вся́ческая Цари́це, Ма́тери Бо́жии, не́бо и земля́, и а́нгелов чи́ни, и челове́ков мно́жество и да вопию́т: во хра́м вво́дится Ра́дость и Избавле́ние.

Писа́ние мимотече́ и оскуде́ зако́н, я́коже се́нь, и благода́ти лучи́ возсия́ша в хра́м Бо́жий вше́дшей Тебе́, Де́во Ма́ти Чи́стая, в не́м благослове́нная.

Повину́ся Рождеству́ Твоему́, Всечи́стая, я́ко Творцу́ и Бо́гу не́бо, и земля́, и преиспо́дняя, и вся́к язы́к земны́х испове́дает, я́ко Госпо́дь яви́ся, Спа́с ду́ш на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Слы́ши, Отрокови́це, Де́во Чи́стая, да рече́т у́бо Гаврии́л сове́т Вы́шняго, дре́вний, и́стинный: бу́ди к прия́тию гото́ва Бо́жию, Тобо́ю бо Невмести́мый с челове́ки поживе́. Те́м и ра́дуяся, вопию́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пречи́стый хра́м в до́м Бо́жий приводя́щи А́нна иногда́, вопию́щи, с ве́рою рече́ свяще́ннику: ча́до, от Бо́га да́нное мне́, прии́м ны́не, введи́ во хра́м Зижди́теля твоего́ и, ра́дуяся, по́й Ему́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Рече́, ви́дев, А́нне иногда́ Ду́хом Заха́рия: Жи́зни Ма́терь вво́диши и́стинную, Ю́же све́тло проро́цы Бо́жии Богоро́дицу пропове́даша, и ка́ко хра́м вмести́т Ю́? Те́м чудя́ся, вопию́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Раба́ Бо́жия бы́х а́з, — отвеща́ А́нна ему́, — призыва́ющи Сего́ ве́рою и моли́твою, прия́ти моея́ боле́зни пло́д, по прия́тии же рожде́нную привести́ Да́вшему Ю́. Те́м, зовя́, вопию́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня Го́спода.

Зако́нное вои́стинну де́ло е́сть, — свяще́нник рече́ е́й, — стра́нну же весьма́ ве́щь поразумева́ю, зря́ Приводи́мую в до́м Бо́жий, пресла́вно превосходя́щую свята́я благода́тию. Те́м и ра́дуяся, вопию́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Возмога́ю, — рече́ А́нна ему́, — зна́ющи, я́же глаго́леши, разуме́еши бо сия́ Ду́хом Бо́жиим, я́сно я́же Де́вы пропове́дал еси́; приими́ у́бо Пречи́стую в хра́м Созда́теля твоего́ и, ра́дуяся, по́й Ему́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Светоно́сна на́м возжже́ся свеща́, — возопи́ свяще́нник, — ра́дость велича́йшую светя́щи в хра́ме; ду́ши проро́ческия да сра́дуются мне́, я́ко пресла́вная зря́ще, соверша́емая в дому́ Бо́жии, и да вопию́т при́сно: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Я́ко одушевле́нному Бо́жию киво́ту да ника́коже ко́снется рука́ скве́рных, устне́ же ве́рных Богоро́дице немо́лчно, гла́с а́нгела воспева́юще, с ра́достию да вопию́т: и́стинно вы́шши все́х еси́, Де́во Чи́стая.

Припе́в: А́нгели, вхожде́ние Всечи́стыя зря́ще, удиви́шася: ка́ко со сла́вою вни́де во свята́я святы́х?

Я́ко пресве́тлую, Богоро́дице Чи́стая, душе́вныя чистоты́ иму́щи добро́ту, благода́тию же Бо́жиею исполня́ема с небесе́, Све́том Присносу́щным просвеща́еши всегда́ с весе́лием вопию́щия: и́стинно вы́шши все́х еси́, Де́во Чи́стая.

Припе́в: А́нгели, вхожде́ние Де́вы зря́ще, удиви́шася: ка́ко пресла́вно вни́де во свята́я святы́х?

Прелета́ет, Богоро́дице, Чи́стая, чу́до Твое́ си́лу слове́с: те́ло бо в Тебе́ поразумева́ю па́че сло́ва, тече́ния грехо́внаго неприя́тно. Те́мже благода́рственно вопию́ Ти́: и́стинно вы́шши все́х еси́, Де́во Чи́стая.

Припе́в: А́нгели и челове́цы, Де́вы вхожде́ние почти́м, я́ко со сла́вою вни́де во свята́я святы́х.

Пресла́вно прообразова́ше, Чи́стая, зако́н Тя́ ски́нию и Боже́ственную ста́мну, стра́нен киво́т, и катапета́сму, и же́зл, хра́м неразруши́мый и две́рь Бо́жию. Те́мже науча́ют Тебе́ зва́ти: и́стинно вы́шши все́х еси́, Де́во Чи́стая.

Припе́в: А́нгели вхожде́ние Де́вы зря́ще, удиви́шася: ка́ко богоуго́дне вни́де во свята́я святы́х?

Песнопоя́ Тебе́, провозглаша́ше Дави́д, глаго́ля Тя́ Дще́рь Царе́ву, красото́ю доброде́телей, одесну́ю предстоя́щую Бо́га, ви́дев Тя́ упещре́ну. Те́мже, проро́чествуя, вопия́ше: и́стинно вы́шши все́х еси́, Де́во Чи́стая.

Припе́в: А́нгели, взыгра́йте со святы́ми, де́вы, сликовству́йте: Богоотрокови́ца бо вни́де во свята́я святы́х.

Богоприя́тну предзря́, Соломо́н, пропове́да Тя́ о́др Царе́в, живы́й исто́чник запеча́тствован, из него́же нему́тная на́м произы́де вода́, ве́рою вопию́щим: и́стинно вы́шши все́х еси́, Де́во Чи́стая.

Припе́в: А́нгели и челове́цы, Де́ву пе́сньми да возвели́чим: боголе́пно бо вни́де во свята́я святы́х.

Подае́ши дарова́ний Твою́ тишину́, Богоро́дице, души́ мое́й, точа́щи жи́знь Тебе́ чту́щим по до́лгу, Сама́ защища́ющи, и покрыва́ющи, и соблюда́ющи, вопи́ти Тебе́: и́стинно вы́шши все́х еси́, Де́во Чи́стая.

Свети́лен.

Ю́же дре́вле предвозвести́ проро́ческое сосло́вие, ста́мну, и же́зл, и скрижа́ль, и несеко́мую го́ру, Мари́ю Богоотрокови́цу ве́рно да восхва́лим: дне́сь бо вво́дится во свята́я святы́х воспита́тися Го́споду.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Ѿве́рзꙋ ᲂу҆ста̀ моѧ̑, и҆ напо́лнѧтсѧ дх҃а, и҆ сло́во ѿры́гнꙋ цр҃и́цѣ мт҃ри, и҆ ꙗ҆влю́сѧ свѣ́тлѡ торжествꙋ́ѧ, и҆ воспою̀ ра́дꙋѧсѧ тоѧ̀ вхожде́нїе.

Премꙋ́дрости пречⷭ҇таѧ, тѧ̀ сокро́вище вѣ́мы, и҆ бл҃года́ти точа́щꙋю, и҆сто́чникъ приснотекꙋ́щїй ра́зꙋма, про́симъ, твоѧ̑ ка̑пли ѡ҆дождѝ, влⷣчце, є҆́же воспѣва́ти тѧ̀ при́снѡ.

Превы́шши пречⷭ҇таѧ нб҃съ бы́вши хра́мъ и҆ пала́та, въ хра́мъ бж҃їй возложи́ласѧ є҆сѝ, томꙋ̀ ᲂу҆гото́ватисѧ въ бж҃е́ственное жили́ще прише́ствїѧ є҆гѡ̀.

Свѣ́тъ возсїѧ́вши бцⷣа бл҃года́ти, всѧ̑ просвѣтѝ, и҆ совокꙋпѝ пресвѣ́тлое є҆ѧ̀ ᲂу҆краси́ти торжество̀ пѣ́сньми: прїиди́те къ не́й стеце́мсѧ.

Две́рь сла́внаѧ, по́мыслы непроходи́маѧ, двє́ри ѿве́рзши хра́ма бж҃їѧ, ны́нѣ повелѣва́етъ на́мъ совше́дшымъ, бж҃е́ственныхъ є҆ѧ̀ чꙋде́съ наслади́тисѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Твоѧ̑ пѣсносло́вцы, бцⷣе, живы́й и҆ незави́стный и҆сто́чниче, ли́къ себѣ̀ совокꙋ́пльшыѧ дх҃о́внѡ ᲂу҆твердѝ, въ чтⷭ҇нѣ́мъ вхожде́нїи твое́мъ вѣнцє́въ сла́вы сподо́би.

Невѣстокраси́тель дне́сь ꙗ҆ви́сѧ, кра́сный дв҃ы хра́мъ и҆ черто́гъ, прїе́мъ ѡ҆дꙋшевле́нный черто́гъ бж҃їй, чтⷭ҇ꙋю, и҆ непоро́чнꙋю, и҆ свѣтлѣ́йшꙋю всеѧ̀ тва́ри.

Дв҃дъ предначина́ѧ ликова́нїе, и҆гра́етъ и҆ ликовствꙋ́етъ съ на́ми, и҆ цр҃и́цꙋ зове́тъ тѧ̀ ᲂу҆кра́шенꙋ пречⷭ҇таѧ, предстоѧ́щꙋ всечⷭ҇таѧ въ хра́мѣ цр҃ю̀ и҆ бг҃ꙋ.

И҆з̾ неѧ́же престꙋпле́нїе произы́де дре́вле ро́дꙋ человѣ́ческомꙋ, и҆з̾ тоѧ̀ и҆справле́нїе и҆ нетлѣ́нїе процвѣтѐ, бцⷣа дне́сь приводи́ма въ до́мъ бж҃їй.

И҆гра́ютъ а҆́гг҃льскаѧ вѡ́инства, и҆ всѣ́хъ человѣ̑къ мно́жество, и҆ пред̾ лице́мъ пречтⷭ҇аѧ предтекꙋ́тъ твои́мъ дне́сь свѣщенѡ́сицы зовꙋ́ще, вели́чєствїѧ твоѧ̑ въ домꙋ̀ бж҃їи.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃:

Возопі́й дв҃де, что̀ се́й настоѧ́щїй пра́здникъ, ю҆́же воспѣ́лъ є҆сѝ и҆ногда̀ въ кни́зѣ ѱало́мстѣй, ꙗ҆́кѡ дще́рь бг҃оѻтрокови́цꙋ и҆ дв҃ꙋ: приведꙋ́тсѧ, речѐ, цр҃ю̀ та́инственнѡ дѣ̑вы во слѣ́дъ є҆ѧ̀, и҆ бли̑жнїѧ є҆ѧ̀. и҆ ди́венъ содѣ́лай и҆ всемі́ренъ пра́здникъ зовꙋ́щымъ: бцⷣа на́мъ предста̀, сп҃се́нїѧ хода́таица.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ: Непоро́чнаѧ а҆́гница и҆ нескве́рный черто́гъ, въ до́мъ бж҃їй бцⷣа марїа́мъ съ весе́лїемъ вво́дитсѧ пресла́внѡ, ю҆́же а҆́гг҃ли бж҃їи дорѷно́сѧтъ вѣ́рнѡ, и҆ всѝ вѣ́рнїи бл҃жа́тъ при́снѡ, и҆ бл҃года́рственнѡ пою́тъ є҆́й непреста́ннѡ ве́лїимъ гла́сомъ: на́ша сла́ва и҆ сп҃се́нїе ты̀ є҆сѝ, всенепоро́чнаѧ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Неизслѣ́дный бж҃їй совѣ́тъ, є҆́же ѿ дв҃ы воплоще́нїѧ, тебѐ вы́шнѧгѡ, прⷪ҇ро́къ а҆ввакꙋ́мъ ᲂу҆смотрѧ́ѧ зовѧ́ше: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Две́рь непрохо́днꙋю, бж҃їй до́мъ прїе́млѧ дне́сь, преста́ти сотворѝ всѧ́кой слꙋ́жбѣ зако́нной: ꙗ҆́кѡ и҆́стиннѡ ꙗ҆ви́сѧ зовы́й, сꙋ́щымъ на землѝ и҆́стина.

Гора̀ присѣ́ннаѧ, ю҆́же прови́дѣ дре́вле а҆ввакꙋ́мъ, предпроповѣ́да внꙋ́трь вмѣсти́вшꙋюсѧ въ нехо́дныхъ хра́ма добродѣ́тели процвѣ́тши, и҆ покрыва́етъ концы̀.

Ви́дѣвши пресла̑внаѧ всѧ̀ землѧ̀, стра̑нныѧ же и҆ ди̑вныѧ вє́щи, ка́кѡ дв҃а ѿ а҆́гг҃ла пи́щꙋ прїе́млющи, ѡ҆́бразы строе́нїѧ но́ситъ.

Хра́мъ и҆ пала́та, и҆ нб҃о ѡ҆дꙋшевле́нное ꙗ҆́вльшисѧ бг҃оневѣ́сто цр҃е́ва, во хра́мъ зако́нный приводи́ма дне́сь, томꙋ̀ соблюда́ема, пречⷭ҇таѧ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Оу҆жасо́шасѧ всѧ́ческаѧ въ чтⷭ҇нѣ́мъ вхожде́нїи твое́мъ: ты́ бо, неискꙋсобра́чнаѧ дв҃о, внꙋ́трь вошла̀ є҆сѝ въ хра́мъ бж҃їй, ꙗ҆́коже чтⷭ҇ѣ́йшїй хра́мъ, всѣ̑мъ воспѣва́ющымъ тѧ̀ ми́ръ подава́ющаѧ.

Сщ҃е́нїе сла́вное, и҆ сщ҃е́нное возложе́нїе, дне́сь пречⷭ҇таѧ дв҃а, возложи́вшисѧ въ хра́мъ бж҃їй всецр҃ю̀ на́шемꙋ бг҃ꙋ, є҆ди́номꙋ въ жили́ще соблюда́етсѧ, ꙗ҆́кѡ вѣ́сть са́мъ.

Добро́тꙋ, пречтⷭ҇аѧ, дꙋшѝ твоеѧ̀ зрѧ̀ нѣ́когда, вѣ́рою заха́рїа возопѝ: ты̀ є҆сѝ и҆збавле́нїе, ты̀ є҆сѝ всѣ́хъ ра́дость, ты̀ є҆сѝ воззва́нїе на́ше, є҆́юже невмѣ́стный вмѣще́нъ мнѣ̀ ꙗ҆ви́тсѧ.

Ѽ па́че ᲂу҆ма̀ чꙋде́съ твои́хъ, всечⷭ҇таѧ! стра́нное твоѐ ржⷭ҇тво̀ є҆́сть, стра́ненъ ѡ҆́бразъ возраще́нїѧ твоегѡ̀, стра̑нна и҆ пресла̑вна твоѧ̑, бг҃оневѣ́сто, всѧ̑, и҆ человѣ́ки несказа̑нна.

Свѣ́щникъ многосвѣ́тлый сꙋ́щи, бг҃оневѣ́сто, дне́сь возсїѧ́ла є҆сѝ въ домꙋ̀ гдⷭ҇ни, и҆ ѡ҆зарѧ́еши ны̀ чтⷭ҇ны́ми дарова́нїи, чтⷭ҇аѧ, чꙋде́съ твои́хъ, бцⷣе всепѣ́таѧ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Бж҃е́ственное сїѐ и҆ всечⷭ҇тно́е соверша́юще пра́зднество, бг҃омꙋ́дрїи, бг҃омт҃ре, прїиди́те рꙋка́ми воспле́щимъ, ѿ неѧ̀ ро́ждшагосѧ бг҃а сла́вимъ.

Всѧ́чєскаѧ носѧ́й глаго́ломъ, мл҃твꙋ првⷣныхъ ᲂу҆слы́ша. тѣ́мже непло́дныѧ разрѣши́лъ є҆сѝ недꙋ́гъ, ꙗ҆́кѡ бл҃гоꙋтро́бенъ, ра́дости вино́внꙋю си̑мъ дарова̀.

Сказа́ти хотѧ̀ гдⷭ҇ь ꙗ҆зы́кѡмъ своѐ сп҃се́нїе, неискꙋсобра́чнꙋю ны́нѣ ѿ человѣ̑къ прїѧ́тъ, примире́нїѧ зна́менїе и҆ ѡ҆бновле́нїѧ.

Ꙗ҆́кѡ до́мъ сꙋ́щи бл҃года́ти, въ не́мже сокрѡ́вища лежа́тъ неизрече́ннагѡ бж҃їѧ строе́нїѧ, всечⷭ҇таѧ, въ хра́мѣ причасти́ласѧ є҆сѝ нетлѣ́нныѧ сла́дости.

Дїади́мꙋ тѧ̀ ца́рскꙋю прїе́мъ хра́мъ, бг҃оневѣ́сто, просвѣща́шесѧ, и҆ подстꙋпа́ше лꙋ́чшымъ, предрече́нныхъ зрѧ̀ на тебѣ̀ сбытїѐ.

Конда́къ, гла́съ д҃:

Пречⷭ҇тый хра́мъ сп҃совъ, многоцѣ́нный черто́гъ и҆ дв҃а, сщ҃е́нное сокро́вище сла́вы бж҃їѧ, дне́сь вво́дитсѧ въ до́мъ гдⷭ҇нь, бл҃года́ть совводѧ́щи, ꙗ҆́же въ дс҃ѣ бж҃е́ственномъ, ю҆́же воспѣва́ютъ а҆́гг҃ли бж҃їи: сїѧ̀ є҆́сть селе́нїе нбⷭ҇ное.

І҆́косъ:

Неизрече́нныхъ бж҃їихъ, и҆ бж҃е́ственныхъ та̑инъ, зрѧ̀ въ дв҃ѣ бл҃года́ть ꙗ҆влѧ́емꙋю, и҆ и҆сполнѧ́емꙋю ꙗ҆́вственнѡ, ра́дꙋюсѧ, и҆ ѡ҆́бразъ разꙋмѣ́ти недоꙋмѣ́юсѧ стра́нный и҆ неизрече́нный, ка́кѡ и҆збра́ннаѧ, чтⷭ҇аѧ, є҆ди́на ꙗ҆ви́сѧ па́че всеѧ̀ тва́ри ви́димыѧ и҆ разꙋмѣва́емыѧ; тѣ́мже восхвали́ти хотѧ̀ сїю̀, ᲂу҆жаса́юсѧ ѕѣлѡ̀ ᲂу҆мо́мъ же и҆ сло́вомъ, ѻ҆ба́че дерза́ѧ проповѣ́даю и҆ велича́ю: сїѧ̀ є҆́сть селе́нїе нбⷭ҇ное.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Не послꙋжи́ша тва́ри бг҃омꙋ́дрїи па́че созда́вшагѡ, но ѻ҆́гненное преще́нїе мꙋ́жески попра́вше, ра́довахꙋсѧ пою́ще: препѣ́тый ѻ҆тцє́въ гдⷭ҇ь и҆ бг҃ъ бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Сѐ дне́сь возсїѧ̀ концє́мъ весна̀ ра́достнаѧ, просвѣща́ющи на́шꙋ дꙋ́шꙋ и҆ помышле́нїе и҆ ᲂу҆́мъ бл҃года́тїю, торжество́мъ бцⷣы дне́сь та́инственнѡ да ᲂу҆чреди́мсѧ.

Да дароно́сѧтъ дне́сь всѧ́чєскаѧ цр҃и́цѣ мт҃ри бж҃їи, не́бо и҆ землѧ̀, и҆ а҆́гг҃лѡвъ чи́ни, и҆ человѣ́кѡвъ мно́жество, и҆ да вопїю́тъ: во хра́мъ вво́дитсѧ ра́дость и҆ и҆збавле́нїе.

Писа́нїе мимотечѐ, и҆ ѡ҆скꙋдѣ̀ зако́нъ ꙗ҆́коже сѣ́нь, и҆ бл҃года́ти лꙋчѝ возсїѧ́ша, въ хра́мъ бж҃їй вше́дшей тебѣ̀, дв҃о мт҃и чтⷭ҇аѧ, въ не́мъ бл҃гослове́ннаѧ.

Повинꙋ́сѧ рождествꙋ̀ твоемꙋ̀, всечⷭ҇таѧ, ꙗ҆́кѡ творцꙋ̀ и҆ бг҃ꙋ, не́бо и҆ землѧ̀ и҆ преиспѡ́днѧѧ, и҆ всѧ́къ ѧ҆зы́къ земны́хъ и҆сповѣ́даетъ, ꙗ҆́кѡ гдⷭ҇ь ꙗ҆ви́сѧ сп҃съ дꙋ́шъ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Слы́ши, ѻ҆трокови́це дв҃о чтⷭ҇аѧ, да рече́тъ ᲂу҆́бѡ гаврїи́лъ совѣ́тъ вы́шнѧгѡ дре́внїй и҆́стинный: бꙋ́ди къ прїѧ́тїю гото́ва бж҃їю, тобо́ю бо невмѣсти́мый съ человѣ́ки поживѐ. тѣ́мъ и҆ ра́дꙋѧсѧ вопїю̀: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а.

Пречⷭ҇тый хра́мъ въ до́мъ бж҃їй приводѧ́щи а҆́нна и҆ногда̀ вопїю́щи съ вѣ́рою речѐ сщ҃е́нникꙋ: ча́до ѿ бг҃а да́нное мнѣ̀, прїи́мъ ны́нѣ, введѝ во хра́мъ зижди́телѧ твоегѡ̀, и҆ ра́дꙋѧсѧ по́й є҆мꙋ̀: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а.

Речѐ ви́дѣвъ а҆́ннѣ и҆ногда̀ дх҃омъ заха́рїа: жи́зни мт҃рь вво́диши и҆́стиннꙋю, ю҆́же свѣ́тлѡ прⷪ҇ро́цы бж҃їи бцⷣꙋ проповѣ́даша, и҆ ка́кѡ хра́мъ вмѣсти́тъ ю҆̀; тѣ́мъ чꙋдѧ́сѧ вопїю̀: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а.

Раба̀ бж҃їѧ бы́хъ а҆́зъ, ѿвѣща̀ а҆́нна є҆мꙋ̀, призыва́ющи сего̀ вѣ́рою и҆ мл҃твою, прїѧ́ти моеѧ̀ болѣ́зни пло́дъ, по прїѧ́тїи же рожде́ннꙋю привестѝ да́вшемꙋ ю҆̀. тѣ́мъ зовѧ̀ вопїю̀: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а.

Зако́нное вои́стиннꙋ дѣ́ло є҆́сть, сщ҃е́нникъ речѐ є҆́й, стра́ннꙋ же весьма̀ ве́щь поразꙋмѣва́ю, зрѧ̀ приводи́мꙋю въ до́мъ бж҃їй, пресла́внѡ превосходѧ́щꙋю ст҃а̑ѧ бл҃года́тїю. тѣ́мъ и҆ ра́дꙋѧсѧ вопїю̀: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а.

Возмога́ю, речѐ а҆́нна є҆мꙋ̀, зна́ющи ꙗ҆̀же глаго́леши: разꙋмѣ́еши бо сїѧ̑ дх҃омъ бж҃їимъ, ꙗ҆́снѡ ꙗ҆̀же дв҃ы проповѣ́далъ є҆сѝ: прїимѝ ᲂу҆́бѡ пречⷭ҇тꙋю въ хра́мъ созда́телѧ твоегѡ̀, и҆ ра́дꙋѧсѧ по́й є҆мꙋ̀: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а.

Свѣтоно́сна на́мъ возжже́сѧ свѣща̀, возопѝ сщ҃е́нникъ, ра́дость велича́йшꙋю свѣтѧ́щи въ хра́мѣ: дꙋ́шы прⷪ҇ро́чєскїѧ да сра́дꙋютсѧ мнѣ̀, ꙗ҆́кѡ пресла̑внаѧ зрѧ́ще соверша́ємаѧ въ домꙋ̀ бж҃їи, и҆ да вопїю́тъ при́снѡ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ гдⷭ҇а.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ꙗ҆́кѡ ѡ҆дꙋшевле́нномꙋ бж҃їю кївѡ́тꙋ, да ника́коже ко́снетсѧ рꙋка̀ скве́рныхъ. ᲂу҆стнѣ́ же вѣ́рныхъ бцⷣѣ немо́лчнѡ, гла́съ а҆́гг҃ла воспѣва́юще съ ра́достїю да вопїю́тъ: и҆́стиннѡ вы́шши всѣ́хъ є҆сѝ, дв҃о чтⷭ҇аѧ.

Припѣ́въ: А҆́гг҃ли вхожде́нїе всечⷭ҇тыѧ зрѧ́ще ᲂу҆диви́шасѧ: ка́кѡ со сла́вою вни́де во ст҃а̑ѧ ст҃ы́хъ.

Ꙗ҆́кѡ пресвѣ́тлꙋю, бцⷣе чтⷭ҇аѧ, дꙋше́вныѧ чистоты̀ и҆мꙋ́щи добро́тꙋ, бл҃года́тїю же бж҃їею и҆сполнѧ́ема съ нб҃сѐ, свѣ́томъ присносꙋ́щнымъ просвѣща́еши всегда̀ съ весе́лїемъ вопїю́щыѧ: и҆́стиннѡ вы́шши всѣ́хъ є҆сѝ, дв҃о чтⷭ҇аѧ.

Припѣ́въ: А҆́гг҃ли вхожде́нїе дв҃ы зрѧ́ще ᲂу҆диви́шасѧ: ка́кѡ пресла́внѡ вни́де во ст҃а̑ѧ ст҃ы́хъ.

Прелета́етъ, бцⷣе, чтⷭ҇аѧ чꙋ́до твоѐ си́лꙋ слове́съ: тѣ́ло бо въ тебѣ̀ поразꙋмѣва́ю па́че сло́ва, тече́нїѧ грѣхо́внагѡ непрїѧ́тно. тѣ́мже бл҃года́рственнѡ вопїю̀ тѝ: и҆́стиннѡ вы́шши всѣ́хъ є҆сѝ, дв҃о чтⷭ҇аѧ.

Припѣ́въ: А҆́гг҃ли и҆ человѣ́цы дв҃ы вхожде́нїе почти́мъ: ꙗ҆́кѡ со сла́вою вни́де во ст҃а̑ѧ ст҃ы́хъ.

Пресла́внѡ проѡбразова́ше, чтⷭ҇аѧ, зако́нъ тѧ̀ ски́нїю, и҆ бж҃е́ственнꙋю ста́мнꙋ: стра́ненъ кївѡ́тъ, и҆ катапета́смꙋ, и҆ же́злъ: хра́мъ неразрꙋши́мый, и҆ две́рь бж҃їю. тѣ́мже наꙋча́ютъ тебѣ̀ зва́ти: и҆́стиннѡ вы́шши всѣ́хъ є҆сѝ, дв҃о чтⷭ҇аѧ.

Припѣ́въ: А҆́гг҃ли вхожде́нїе дв҃ы зрѧ́ще ᲂу҆диви́шасѧ: ка́кѡ бг҃оꙋго́днѣ вни́де во ст҃а̑ѧ ст҃ы́хъ.

Пѣснопоѧ̀ тебѣ̀ провозглаша́ше дв҃дъ, глаго́лѧ тѧ̀ дще́рь цр҃е́вꙋ, красото́ю добродѣ́телей, ѡ҆деснꙋ́ю предстоѧ́щꙋю бг҃а, ви́дѣвъ тѧ̀ ᲂу҆пещре́нꙋ, тѣ́мже прⷪ҇ро́чествꙋѧ вопїѧ́ше: и҆́стиннѡ вы́шши всѣ́хъ є҆сѝ, дв҃о чтⷭ҇аѧ.

Припѣ́въ: А҆́гг҃ли взыгра́йте со ст҃ы́ми, дв҃ы сликовствꙋ́йте: бг҃оѻтрокови́ца бо вни́де во ст҃а̑ѧ ст҃ы́хъ.

Бг҃опрїѧ́тнꙋ предзрѧ̀ соломѡ́нъ, проповѣ́да тѧ̀ ѻ҆́дръ цр҃е́въ, живы́й и҆сто́чникъ запеча́тствованъ, и҆з̾ негѡ́же немꙋ́тнаѧ на́мъ произы́де вода̀, вѣ́рою вопїю́щымъ: и҆́стиннѡ вы́шши всѣ́хъ є҆сѝ, дв҃о чтⷭ҇аѧ.

Припѣ́въ: А҆́гг҃ли и҆ человѣ́цы дв҃ꙋ пѣ́сньми да возвели́чимъ: бг҃олѣ́пнѡ бо вни́де во ст҃а̑ѧ ст҃ы́хъ.

Подае́ши дарова́нїй твою̀ тишинꙋ̀, бцⷣе, дꙋшѝ мое́й, точа́щи жи́знь тебѐ чтꙋ́щымъ по до́лгꙋ, сама̀ защища́ющи, и҆ покрыва́ющи, и҆ соблюда́ющи, вопи́ти тебѣ̀: и҆́стиннѡ вы́шши всѣ́хъ є҆сѝ, дв҃о чтⷭ҇аѧ.

Свѣти́ленъ:

Ю҆́же дре́вле предвозвѣстѝ прⷪ҇ро́ческое сосло́вїе, ста́мнꙋ и҆ же́злъ и҆ скрижа́ль, и҆ несѣко́мꙋю го́рꙋ, мр҃і́ю бг҃оѻтрокови́цꙋ, вѣ́рнѡ да восхва́лимъ: дне́сь бо вво́дитсѧ во ст҃а̑ѧ ст҃ы́хъ, воспита́тисѧ гдⷭ҇ꙋ.

Праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы празднуется 4 декабря (нов. ст.) и имеет 1 день предпразднства и 4 дня попразднства.

Сказание о Входе во храм Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии

В изложении свт. Димитрия Ростовского

Когда Пречистой Богоотроковице, Преблагословенной Деве Марии Богородице, исполнилось три года от рождения, святые праведные родители Ее, Иоаким и Анна, решились исполнить данный ими обет – отдать на служение Богу рожденное ими дитя. Созвали они в Назарет, где жили, всех своих родственников из царского и архиерейского рода, – ибо сам праведный Иоаким был из царского рода, супруга же его, святая Анна, была из рода архиерейского, – а также хор непорочных дев; приготовили много свечей и окружили Пречистую Деву Марию царским благолепием, как все сие свидетельствуется святыми отцами.

Святый Иаков, архиепископ Иерусалимский, от лица Иоакима, говорит так:

– Позовите непорочных дочерей Еврейских, чтобы они взяли горящие свечи.

От лица праведной Анны, святой Герман, патриарх Цареградский, говорит:

– Я выполняю пред Господом тот обет, какой высказала в состоянии скорби, и для этого собрала хор дев со свечами, созвала священников, пригласила сродников, говоря всем: радуйтесь все со мною, ибо я теперь явилась матерью и родительницею, приводя свою Дочь не к царю земному, но к Богу, Царю Небесному.

О царском же украшении Богоотроковицы святой Феофилакт, архиепископ Болгарский, говорит:

– Надлежало, чтобы введение Божественнейшей Отроковицы было достойно Ее, чтобы такой пресветлой и многоценной Жемчужины не касалась убогая одежда; следовало именно царскою одеждою одеть Ее, для наибольшей славы и украшения.

Так устроив все, что надлежало к честному и славному введению, они отправились в путь, ведущий от Назарета до Иерусалима в течение трех дней.

Достигнув города Иерусалима, они торжественно вошли в храм и повели туда одушевленный храм Божий, трехлетнюю отроковицу, Пречистую Деву Марию. Впереди Нее шел хор девиц, с зажженными свечами, как свидетельствует святой Тарасий, архиепископ Константинопольский, который влагает в уста святой Анны такие слова:

– Начните (шествие), девы, носящие свечи, и предшествуйте мне и Богоотроковице.

Святые же родители, один с одной стороны, другая с другой, взяв за руки данную Богом Дочь свою, с нежностию и честию вели ее между собою. За ними радостно следовало все множество родственников, соседей и знакомых, держа в руках свечи и окружая Пречистую Деву, как звезды светлую луну, на удивление всему Иерусалиму. Святый Феофилакт описывает это таким образом:

– Забывает Дочь дом отца и приводится к Царю, возжелавшему красоты Ее, – приводится не без почести и не без славы, но с торжественными проводами. Вот выводится Она из отеческого дома со славою, при всеобщем рукоплескании Ее выхождению; родителям Ее последовали родственники, соседи и все, кто любил их; отцы сорадовались отцу, матери сорадовались матери; отроковицы и девы, со свечами в руках, предшествовали Богоотроковице. Весь Иерусалим, как некоторый звездный круг, сияющий с луною, собрался смотреть эти небывалые проводы и видеть трехлетнюю Отроковицу, окруженную такою славою и почтенную преднесением свечей. И не только граждане земного Иерусалима, но и небесного – святые Ангелы – стеклись видеть преславное введение Пречистой Девы Марии и, видев, удивлялись, как сие воспевает Церковь: "Ангели вхождение Пречистыя зрящи, удивишася: како Дева вниде во святая святых"[1].

Соединившись с видимым хором непорочных дев, невидимый хор безплотных чинов шел, совводя Пречистую Деву Марию во Святое Святых и, по повелению Господню, окружая Ее, как избранный сосуд Божий. Об этом святой Георгий, архиепископ Никомидийский, говорит так:

– Родители уже вели к дверям храма Деву, окруженную Ангелами, при совместном радовании всех небесных сил. Ибо Ангелы, хотя и не знали силы тайны, однако же, по повелению Господню, служили при входе Ее во храм. Итак, они, во-первых, удивлялись, видя, что Она будет драгоценный сосуд добродетелей, что Она носит признаки вечной чистоты и имеет такую плоть, которой никогда не прикоснется никакая греховная скверна, а во-вторых, исполняя волю Господню, совершили служение, которое им было повелено.

Так, с честию и славою не только людьми, но и Ангелами была введена в храм Господень Пренепорочная Отроковица. И достойно: ибо, если ветхозаветный ковчег, носивший в себе манну, который служил только прообразом Пресвятой Девы, внесен был в храм с великою честию, при собрании всего Израиля, то тем с большею честию, при собрании Ангелов и человеков, должно было совершаться введение во храм того самого одушевленного кивота[2], который имел в себе манну – Христа, – преблагословенной Девы, предназначенной в Матерь Богу.

При внесении ветхозаветного кивота в храм Господень, впереди его шел царь земной, царствовавший тогда над Израилем, Богоотец Давид; а при введении в храм Божий сего одушевленного кивота, Пречистой Девы, предшествовал не земной царь, а Небесный, Которому мы каждый день молимся: "Царю небесный, утешителю, душе истины". Что сей именно Царь предводительствовал этой Дщери царской, об этом святая Церковь в нынешних песнопениях свидетельствует так: "во святых святая, святая и непорочная Святым Духом вводится"[3]. При внесении ковчега были музыка и пение, ибо Давид велел начальникам левитов поставить певцов, чтобы они играли на органах[4], псалтирях[5], кимвалах[6] и гуслях[7], и воспевали радостные песни; при введении же Пресвятой Девы содействовали веселию не земная музыка и пение, но пение Ангелов, невидимо при сем присутствовавших. Ибо они, при входе Ее во Святое Святых на служение Господу, воспевали небесными голосами, что и воспоминает ныне Церковь, которая поет в кондаке[8]: "Благодать совводяще, яже в Дусе божественном, юже воспевают Ангели Божии: сия есть селение небесное". Впрочем, введение Пречистой Богородицы во храм представляется и не без человеческих песнопений. Ибо праведная Анна (в слове святого Тарасия) говорит идущим впереди девам:

– Воспойте Сию хвалебною песнию, пойте Ей под звуки гуслей, воскликните Ей песнь духовную, прославьте Ее на десятиструнном псалтири.

Это же вспоминает Церковь, говоря: "Радуются Иоаким и Анна Духом, и девственнии лицы Господеви поют, псаломски воспевающе, и чтуще Матерь Его"[9].

Отсюда открывается, что хор девственниц, предшествовавших тогда Пречистой Деве, пели некоторые песни из псалмов Давида.

Согласно с этим, и составитель нынешнего канона говорит означенным девам: "Начинайте, девы, и воспойте песни, руками держаще свещы"[10].

Сами же святые праведные родители Иоаким и Анна, по свидетельству святого Тарасия, имели на устах своих такую песнь праотца Давида: "Слыши, дщерь, и смотри, и приклони ухо твое, и забудь народ твой и дом отца твоего. И возжелает Царь красоты твоей" (Пс.44:11-12).

На встречу этому славному введению Богоотроковицы, по рассказу Феофилакта, вышли священники, служившие во храме, и с песнопениями встретили Пресвятую Деву, имевшую быть Материю Великого Архиерея, прошедшего небеса[11]. Приведя Ее ко дверям храма, святая Анна, (как пишет святой Тарасий), говорила так:

– Иди, Дщерь моя, к Тому, Кто мне даровал Тебя; иди, Священный Кивот, к милостивому Владыке; иди, Дверь Жизни, к милосердому Дателю; иди, Ковчег Слова, к храму Господню; войди в церковь Господню, Радость и Веселие мира.

Захарии же, как пророку, архиерею и сроднику своему[12], она сказала с Иоакимом:

– Приими, Захария, чистую сень; приими, священник, непорочный Ковчег; приими, пророк, Кадильницу невещественного угля; приими, праведный, Духовное Кадило.

И еще праведная Анна, как повествует святой Герман, сказала первосвященнику:

– Приими, пророк, Дочь мою, данную Богом; приими и, введши, посади Ее на горе святыни, в приготовленном Божием жилище, ничего не допытываясь, до тех пор, пока Бог, призвавший Ее сюда, не откроет окончательно Своей воли о Ней.

Было там, – пишет блаженный Иероним, – пятнадцать ступеней на церковном входе, по числу пятнадцати степенных псалмов, ибо на каждой из этих ступеней всходившими для служения священниками и левитами был пет отдельный псалом[13]. Вот поставили праведные родители пренепорочную отроковицу на первой ступени. Она тотчас весьма скоро пошла сама собою по прочим ступеням, никем не ведомая и не поддерживаемая; поднявшись на самую верхнюю ступень, Она стала, укрепляемая невидимою силою Божиею. Удивились все, увидев трехлетнюю отроковицу, поднявшуюся по этим ступеням так скоро, а особенно дивился этому великий первосвященник Захария и, как пророк, по откровению Божию, проразумевал будущее сей Девы, ибо он, по словам Феофилакта, был объят Духом. Также и святой Тарасий касательно этого говорит, что Захария, исполнившись Святого Духа, воскликнул:

– О, чистая Отроковица! О, Дева, незнающая соблазна! О, Девица прекрасная! О, украшение жен! О, краса дочерей! Ты благословенна между женами! Ты в высшей степени прославлена чистотою, Ты запечатлена девством, Ты – разрешение клятвы Адама!

Держа Отроковицу, Захария, говорит святой Герман, с радостным духом ввел Ее во Святая Святых[14], говоря Ей так:

– Иди, исполнение моего пророчества, иди, совершение Господних обетований, иди, запечатление завета Его, иди, обнаружение Его совета, иди, исполнение тайн Его, иди, зерцало всех пророков, иди, обновление обветшавших грехами, иди, Свет лежащих во тьме, иди, новейший Божественнейший Дар. Войди теперь в нижнюю часть храма Господа своего, доступную человекам, а чрез немного времени – в горнюю и неприступную для них.

Отроковица, веселясь и весьма радуясь, шла в дом Господень, как в чертог, ибо хотя и была мала возрастом, всего только трех лет, но была совершенна по благодати Божией, как предъузнанная и предъизбранная Богом прежде сложения мира.

Так Пречистая и Преблагословенная Дева Мария введена была в храм Господень. При этом первосвященник Захария совершил необычайное и для всех удивительное дело: он ввел отроковицу в самую выстроенную скинию, называемую "святая святых", которая была за второю завесою и где был ковчег завета, обложенный со всех сторон золотом, и херувимы славы, осеняющие очистилище (Евр.9:3-5), куда нельзя было входить не только женщинам но даже и священникам, а мог туда входить только первосвященник, однажды в год. Там первосвященник Захария отвел Пречистой Деве место для молитвы. Всем же прочим девам, живущим во храме, по свидетельству св. Кирилла Александрийского и св. Григория Нисского, отводилось место для молитвы между церковью и алтарем[15]. Ни одной из этих дев никаким образом нельзя было подходить к алтарю, ибо это строжайше запрещалось им первосвященниками; Пречистой же Деве, со времени введения Ее, не было запрещено ежечасно входить во внутренний алтарь, за вторую завесу и молиться там. Сделано было это первосвященником по таинственному вразумлению Божию, о чем святой Феофилакт говорит так:

– Первосвященник, быв тогда вне себя, объятый Духом Божиим, понял, что эта отроковица – вместилище Божественной благодати и что Она более его достойна всегда предстоять пред Лицом Божиим. Вспомнив сказанное в законе о ковчеге, что ему назначено находиться во Святом Святых, он тотчас понял, что это преднаписано было относительно сей Отроковицы, нисколько не усомнившись и не остановившись, дерзнул, вопреки закону, ввести Ее во Святое Святых.

Как говорит блаженный Иероним, праведные родители Иоаким и Анна, вручив дитя свое воле Отца Небесного, принесли дары Богу, жертвы и всесожжения, и, получив благословение от первосвященника и всего собора священников, возвратились, со всеми своими сродниками, домой и устроили там пир, веселясь и благодаря Бога. Преблагословенная же Дева, с начала жизни своей в доме Господнем, отдана была в помещение для девиц, ибо храм Иерусалимский, построенный Соломоном и потом разрушенный и выстроенный снова Зоровавелем[16], имел, много жилых помещений, как пишет Иосиф, древний иудейский историк[17]. Вне, к стенам храма пристроены были каменные здания, числом тридцать, отдельные одно от другого, просторные и очень красивые, на них были другие здания, на других третьи, так что общее число их было девяносто, и они имели все удобства для жительства в них. Высота, их равнялась высоте храма; они были как бы столпы, извне поддерживающие его стены. В этих зданиях находились помещения для разных лиц; отдельно жили девы, посвященные на служение Богу до времени; отдельно жили вдовицы, давшие обет Богу хранить чистоту свою до смерти, как пророчица Анна, дочь Фануилова; отдельно обитали мужи, называвшиеся назореями[18], подобно инокам, жившие безбрачно. Все эти лица служили Господу при храме и получали пропитание от доходов храма. Остальные здания отведены были для пребывания странников и пришельцев, приходивших издалека на поклонение в Иерусалим.

Трехлетняя отроковица, Пречистая Дева Мария, как сказано, была отдана в помещение для девиц, при чем к Ней приставлены были девицы, по летам более взрослые и искусные в писании и рукоделии, чтобы Богоотроковица с младенчества научилась и писанию и рукоделию вместе. Святые родители, Иоаким и Анна, часто посещали Ее; Анна, как матерь, особенно часто приходила посмотреть на свою Дочь и поучать Ее. По свидетельству святого Амвросия и историка Георгия, Дева скоро научилась Еврейскому ветхозаветному писанию в совершенстве, – и не только Писанию, но и рукоделию хорошо научилась, как говорит о том святой Епифаний:

– Она отличалась силою ума и любовью к учению; не только поучалась в Священном Писании, но и упражнялась в прядении шерсти и льна и в шитье шелком. Благоразумием своим Она удивляла всех; занималась преимущественно такими трудами, которые могли бы быть потребны священникам в служении при храме; рукоделью этому Она так научилась, что им могла впоследствии, при Сыне своем, добывать себе пропитание; Она своими руками сделала Господу Иисусу хитон, не сшитый, но весь тканый.

Пречистой Деве (говорит тот же Епифаний), как и другим девицам, обычная пища подавалась от храма; но ее съедали нищие и странники, ибо Она, как воспевает Церковь, питалась хлебом небесным. Святый Герман говорит о Ней, что Она пребывала обыкновенно во Святом Святых, принимая сладкую пищу от Ангела; а святой Андрей Критский[19] так говорит:

– Во Святом Святых, как в чертоге, Она принимала необычайную и нетленную пищу.

При этом предание присоединяет, что Пречистая Дева часто пребывала во внутренней скинии, бывшей за второю завесой и называемой "Святое Святых ", а не в обычном помещении для дев при храме, – потому что хотя ей место для жительства было уготовано в этом помещении, но на молитву не запрещено было ходить во Святое Святых. Пришедши в совершенный возраст, Она, с юных лет научившись священному Писанию и прилежно занимаясь рукоделием, еще больше упражнялась в молитве, и целые ночи и большую часть дня имела обыкновение проводить в молитве. На молитву входила во Святое Святых, для рукоделья же возвращалась в свое жилище, ибо, по закону, нельзя было во Святом Святых что-либо делать или что-нибудь внести туда. И большую часть жизни своей Она проводила в храме, за второю завесою, во внутренней скинии, на молитве, а не в отведенном Ей жилище, за рукодельем. Потому-то всеми учителями Церкви согласно говорится, что Пречистая Дева, до двенадцатого года, всю свою жизнь провела во Святом Святых, так как оттуда редко выходила в свое помещение.

Какова же была жизнь Ее в младшем возрасте, это описал Иероним так:

– Блаженная Дева, еще в детстве и младенчестве своем, когда была при храме с прочими, однолетними Ей девицами, жизнь свою проводила по строгому порядку, от раннего утра до третьего часа дня стояла на молитве; от третьего до девятого упражнялась в рукоделье или чтении книг; от девятого часа снова начинала свою молитву, и не прекращала ее до тех пор, пока не являлся Ей Ангел, из рук которого Она обыкновенно принимала пищу. Так все более и более возрастала Она в любви к Богу[20].

Такого рода была жизнь Ее в детстве, когда Она еще жила с девами – сверстницами. В то время, как день ото дня Она возрастала и укреплялась духом, совершенствовалась она и в подвигах и укреплялась в молитве и трудолюбии, восходя от силы в силу, до тех пор, пока не осенила Ее сила Всевышнего. А что являлся Ей Ангел и приносил пищу, это видел своими глазами первосвященник Захария, о чем рассказывает святой Григорий Никомидийский, говоря:

– В то время, как Она, день ото дня, росла, с летами возрастали в Ней и дары Святого Духа, и Она пребывала в общении с Ангелами. Это и Захария узнал; ибо когда он, по обычаю священническому, был в алтаре, то увидел, что кто-то необычайного вида, беседует с Девою и подает Ей пищу. Это был явившийся Ангел; и удивился Захария, размышляя в себе: что это за новое и необычайное явление? Видом подобен Ангелу, и говорит со святою Девицею; бесплотный по образу приносит пищу, питающую плоть, невещественный по природе подает Деве вещественную корзину. Ангельское явление здесь бывает одним только священникам, и то не часто; к женскому же полу, да еще к такой юной Девице, пришествие Ангела, видимое теперь, совершенно необычайно. Если бы Она была из числа замужних, и, одержимая недугом неплодства, молилась о даровании Ей плода, как молилась некогда Анна, я не удивился бы тому явленно, которое вижу, но Девица не просит об этом[21]; Ангел же всегда, как и теперь вижу, является Ей, отчего я прихожу в еще большее удивление, ужас и недоумение, что будет из этого? Что благовествовать приходит Ангел? И какого свойства приносимая им пища? Из какого хранилища она берется? И кто приготовил ее? Какая рука сделала этот хлеб? Ибо Ангелам несвойственно заботиться о требованиях плоти; если и многие были питаемы ими, однако пищу эту приготовляла человеческая рука. Ангел, служивший Даниилу, хотя и мог бы, силою Всевышнего, не чрез кого-либо другого, а сам собою исполнить то, что ему было повелено, однако послал для сего Аввакума с сосудами, чтобы не устрашили питаемого необыкновенное видение Ангела и необычная пища. Здесь же к Отроковице приходит сам Ангел, – дело, полное таинственности, относительно которого я недоумеваю; Она в младенчестве сподобилась таких даров, что Ей служат бесплотные. Что это такое? Не на Ней ли сбудутся предсказания пророков? Не Она ли цель нашего ожидания? Не от Нее ли приимет естество хотящий придти спасти род наш? Ибо тайна эта предсказана еще прежде, и Слово ищет Ту, которая могла бы послужить тайне. И ужели не другая предъизбрана послужить этой тайне, а именно сия Девица, на которую смотрю. Как счастлив ты дом Израилев, из которого прозябло такое семя! Как счастлив ты, корень Иессеев, из которого произошла эта ветвь, имеющая произвести миру цвет спасения! Как счастлив и я, наслаждающийся таким видением и приготовляющий эту Деву в невесту Слову.

Это слова Георгия Никомидийского. Подобно ему говорит Иероним:

– Каждый день посещали Ее Ангелы, и если бы меня спросил кто-нибудь: как Пречистая Дева проводила там время юности, – я отвечал бы: сие известно Самому Богу, да Архангелу Гавриилу, неотступному Ее хранителю, с прочими Ангелами, часто приходившими к Ней и с любовию беседовавшими с Нею.

Пребывая таким образом с Ангелами во Святом Святых, Пречистая Дева пожелала вечно жить в Ангельской чистоте и неврежденном девстве. По свидетельству святых учителей: Григория Нисского, Иеронима и других, Дева сия – первая обручила свое девство Богу, ибо в Ветхом Завете необычно было девам не вступать в брак, так как супружество было в большем почете, чем девство[22]. Пречистая же Дева первая в мире предпочла девство супружеству и, уневестившись Богу, служила Ему чистым девством своим день и ночь. Пресвятой Дух, благоволением Бога Отца, готовил в Ней вместилище Богу-Слову. Да будет же Пресвятой, Единосущной и Нераздельной Троице слава и благодарение; Пречистой же Владычице нашей Богородице, Приснодеве Марии, честь и хвала от всех родов во веки. Аминь[23].


Примечания

[1] Припев на девятой песни канона.

[2] Кивот, ковчег – деревянный ящик, обитый снаружи золотом. В нем находились: скрижали Завета, манна и жезл Ааронов. Он был прообразом Божией Матери, отчего Святая Дева и называется Кивотом и Ковчегом.

[3] Стихира праздника на великой вечерне.

[4] Орган – духовный инструмент, вероятно, вроде свирели (музыкальное орудие пастухов).

[5] Псалтирь – струнный инструмент, вроде арфы или лиры. Преимущественно игрою на нем сопровождалось пение священных песней или гимнов.

[6] Кимвал – бряцательный инструмент, состоящий из двух широких металлических кружков, которые, будучи ударяемы один о другой, издавали громкий звук.

[7] Гусли – струнный инструмент, имевший форму треугольника.

[8] Кондаком называется священная песнь, вкратце выражающая сущность праздника.

[9] Стихира на великой вечерне.

[10] Канон, песнь 4.

[11] Под Великим Архиереем, прошедшим небеса, разумеется Иисус Христос. Евр.4:14.

[12] Это, по преданию, тот самый Захария, который был отцом Иоанна Крестителя. Евангелие называет его священником, Авиевой чреды (Лк.1:5).

[13] Эти пятнадцать ступеней находились при входе во святилище, куда никто не мог входить, кроме священников и первосвященника. Священники, при восхождении во святилище, на каждой ступени пели по псалму; переступая со ступени на ступень, они пели всего 16 псалмов; отсюда эти псалмы называются "песнями степеней" или "степенными". По счету это 119-133 псалмы.

[14] Святое Святых – самая важная и священнейшая часть храма. В нее мог входить один только первосвященник, и то раз в год.

[15] Т. е. притвором священников, в котором приносились жертвы и по сторонам которого были жилые комнаты для посвященных Богу, – и святилищем.

[16] Храм Соломонов был разрушен Навуходоносором, царем Вавилонским. Новый храм был построен Зоровавелем спустя 62 года после разрушения первого.

[17] Жил в I в. по Р. Хр.

[18] Назореи были лица, давшие обет Богу не вступать в брак, воздерживаться от употребления вина и всяких опьяняющих напитков и не стричь волос. Обыкновенно назорейство продолжалось известное время, было принимаемо добровольно, по разным побуждениям; но иногда родители давали обет назорейства за своих детей: и именно в том случае, когда они, не имея детей, желали получить их от Бога.

[19] Живший в VIII ст.

[20] Израильтяне считали часы дня от восхода солнца так, что 3-й час соответствовал нашему 9-му утра; конец 6-го часа – нашему полудню; с 9-го час. день клонился к вечеру.

[21] Т. е. о даровании ей плода чрева.

[22] В то время каждый желал иметь потомство, чтобы память о нем дольше сохранилась на земле и чтобы, если не он сам, так его потомки могли бы сделаться участниками благ в царствии ожидаемого Мессии-Избавителя.

[23] В воспоминание введения Пресвятые Богородицы во храм Иерусалимский древле учрежден Церковью праздник, 21 ноября. Указание на этот праздник можно находить в IV веке – в преданиях христиан Палестинских, кои доселе указывают на бывшую древле церковь Введения Богородицы и построение этой церкви приписывают св. царице Елене. В IV веке указание на этот праздник находят также в словах Григория Нисского. В VIII веке, как указано выше, Герман и Тарасий, патриархи Константинопольские, произносили в этот день поучения.