Каноны Преображению Господа нашего Иисуса Христа

Припев: Слáва Тебé, Бóже нáш, слáва Тебé.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 19 августа (06 августа ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Ли́цы изра́ильтестии, невла́жными стопа́ми по́нт Чермны́й и вла́жную глубину́ прогна́вше, вса́дники триста́ты враги́ ви́дяще в не́й погруже́ны, с весе́лием поя́ху: пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Глаго́лы живо́тныя друго́м Христо́с и о Боже́ственнем наказу́я Ца́рствии, рече́: во Мне́ Отца́ позна́йте; Све́том я́ко облиста́я непристу́пным, в ра́дости пою́ще: пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Си́лою язы́к облече́теся, дру́зи ученицы́, чу́дни же бу́дете в бога́тстве и́х, я́ко сла́вы напо́лнитеся, я́ко явлю́ся светле́е со́лнца, облиста́я в ра́дости пою́щих: пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Дне́сь Христо́с, на горе́ Фаво́рстей просия́в я́сно Боже́ственною заре́ю, я́коже обеща́ся, ученико́м обнажи́ зра́к, светоно́сныя же напо́лнившеся Боже́ственныя зари́, в ра́дости поя́ху: пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

И́н. Гла́с 8.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Моисе́й, на мо́ри проро́чески ви́дев о́блаком и столпо́м дре́вле о́гненным сла́ву Госпо́дню, вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Я́ко ка́менем, те́лом покры́вся, обоже́нием Неви́димаго зря́, Моисе́й Богови́дец взыва́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Ты́ на горе́ зако́нней и на Фаво́рстей ви́ден бы́л еси́ Моисе́ем во мра́це дре́вле, во Све́те же ны́не непристу́пнем Божества́.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Лу́к си́льных изнемо́же, и немощству́ющии препоя́сашася си́лою, сего́ ра́ди утверди́ся в Го́споде се́рдце мое́.

Во всего́ Ада́ма обле́кся, Христе́, очерне́вшее, измени́в, просвети́л еси́ дре́вле естество́ и измене́нием зра́ка Твоего́ богосоде́лал еси́.

Столпо́м огнезра́чным и о́блаком дре́вле и́же в пусты́ни Изра́иля ве́дый, дне́сь на горе́ Фаво́рстей неизрече́нно во све́те Христо́с просия́.

И́н.

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, Еди́не Человеколю́бче.

Осеня́ющая сла́ва в се́ни пе́рвее и Моисе́еви бесе́дующи, Твоему́ уго́днику, о́браз бы́сть облиста́вшаго неизрече́нно на Фаво́ре, Влады́ко, Твоего́ преображе́ния.

Совзыдо́ша Ти́, Сло́ве Единоро́дный, вы́шнии апо́стольстии верси́ на го́ру Фаво́рскую, и сопредста́ша Ти́ Моисе́й же и Илия́, я́ко Бо́жия слуги́, Еди́не Человеколю́бче.

Бо́г Сло́во сы́й, ве́сь зе́млен бы́сть, всему́ Божеству́ смеси́в челове́чество во ипоста́си Свое́й, ю́же во двою́ существу́ Моисе́й и Илия́ же ви́деша на горе́ Фаво́ре.

Седа́лен, гла́с 4.

На горе́ Фаво́рстей преобрази́лся еси́, Иису́се, посреде́ Илии́ и Моисе́я прему́дрых, со Иа́ковом, и Петро́м, и Иоа́нном. Пе́тр же, сопребыва́я, сия́ Тебе́ глаго́лаше: добро́ зде́ е́сть сотвори́ти три́ се́ни: еди́ну Моисе́ю, и еди́ну Илии́, и еди́ну Тебе́, Влады́це Христу́. И́же тогда́ Све́т Тво́й си́м возсия́вый, просвети́ ду́ши на́ша.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах сла́вное смотре́ние Твое́, Христе́ Бо́же, я́ко роди́лся еси́ от Де́вы, да от ле́сти изба́виши зову́щия: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Зако́н в Сина́и писа́нием вообража́я, Христе́ Бо́же, во о́блаце, и огни́, и мра́це, и в ви́хре яви́лся еси́ носи́м: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Да уве́риши сла́вное строе́ние Твое́, Христе́ Бо́же, я́ко Сы́й пре́жде ве́к и То́йже на о́блаце восхожде́ние положи́вый, на Фаво́ре неизрече́нно просия́л еси́.

Соглаго́люще, предстоя́ху раболе́пно Тебе́, Влады́це Христу́, к ни́мже па́рою огня́ и мра́ка и то́нким хла́дом бесе́довал еси́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Возвеща́ху сла́вное Креста́ ра́ди Твоего́, на Фаво́р прише́дше, и́же во огни́ Тя́ и купине́ дре́вле предви́девый Моисе́й и взя́тый на колесни́це о́гненней Илия́, Христе́.

И́н.

Ирмо́с: Из пло́ти Твоея́ лучи́ Божества́ /исхожда́ху проро́ком и апо́столом. Те́м нача́льницы, пою́ще, взыва́ху: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

И́же купину́ сохрани́вый неврежде́ну, прикосну́вшуюся огню́, Моисе́ю богосия́нную пло́ть показа́л еси́, Влады́ко, пою́щему: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Скры́ся заре́ю Божества́ чу́вственное со́лнце, я́ко на горе́ Фаво́ре ви́дев Тя́ преобразу́ющася, Иису́се мо́й: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

О́гнь, не опаля́я ве́щи теле́сныя, ви́ден бы́сть невеще́ствен, я́коже Моисе́ю и апо́столом яви́лся еси́, Илии́ же, Влады́ко, еди́н от двою́, во дву́ соверше́нну естеству́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: От све́та пресеки́й перворо́дный све́т, я́ко во све́те дела́ пою́т Тя́, Христе́, Соде́теля, во све́те Твое́м пути́ на́ша напра́ви.

Пред лице́м Твои́м го́ры уклони́шася, све́т бо и пред нога́ми неботе́чныя лучи́, Христе́, со́лнца прии́де, зра́к зе́млен я́ко прия́ти благоволи́л еси́.

Се́ Спа́с, – вопия́ху Моисе́й и Илия́ ученико́м, на горе́ святе́й Фаво́рстей оглаша́емым, – Христо́с, Его́же дре́вле провозвести́хом Су́щаго Бо́га.

Неизме́нное естество́, челове́ческому приме́шся, оби́льно невеще́ственнаго Божества́ Све́т изобнажи́в апо́столом, неизрече́нно возсия́.

Тя́, присносу́щное сия́ние, во Оте́честей сла́ве ученицы́ я́ко ви́девше возсия́вша, Христе́, Тебе́ вопия́ху: во све́те Твое́м пути́ на́ша напра́ви.

И́н.

Ирмо́с: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тьма́, окая́ннаго? Но обрати́ мя́ и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Вети́йствующий язы́к Твоего́ вели́чества не мо́жет веща́ти: я́ко бо, Держа́й живо́т и сме́ртию Влады́й, предста́вил еси́ на Фаво́рстей горе́ Моисе́я и Илию́, свиде́тельствующия Твое́ Божество́.

И́же рука́ми неви́димыми созда́в по о́бразу Твоему́, Христе́, челове́ка, началообра́зную Твою́ в созда́нии добро́ту показа́л еси́, не я́ко во о́бразе, но я́ко Са́м Сы́й по существу́, Бо́г бы́л еси́ и Челове́к.

Сраствори́вся неслия́нно, у́гль горя́щ показа́л еси́ на́м Божества́, попаля́ющ у́бо грехи́, ду́ши же просвеща́ющ, на Фаво́рстей горе́, Моисе́я со Илие́ю, ученико́в же старе́йшия удиви́л еси́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Внегда́ скорбе́ти ми́, возопи́х ко Го́споду, и услы́ша мя́ Бо́г спасе́ния моего́.

Сия́ния па́че со́лнца Све́т ясне́йший, Спа́с, просия́в на Фаво́ре, на́с просвети́л е́сть.

Возше́д на го́ру Фаво́рскую, преобрази́лся еси́, Христе́, и, ле́сть всю́ омрачи́в, на́с просвети́л еси́.

Тя́ Бо́га позна́вше сла́внии апо́столи, на Фаво́ре же, Христе́, уди́вльшеся, коле́на преклони́ша.

И́н.

Ирмо́с: Очи́сти мя́, Спа́се, мно́га бо беззако́ния моя́, /и из глубины́ зо́л возведи́, молю́ся, /к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя́, Бо́же спасе́ния моего́.

Я́ко ве́лие и стра́шное узре́ся виде́ние дне́сь: с небесе́ у́бо чу́вственное, от земли́ же несравне́нное облиста́ Со́лнце пра́вды мы́сленное на горе́ Фаво́рстей.

Пре́йде у́бо се́нь зако́нная, изнемо́гшая, прии́де же я́ве Христо́с и́стина, – Моисе́й возопи́, на Фаво́ре ви́дев Твое́ Божество́.

Сто́лп о́гненный – Христа́ преобразу́ющася, о́блак же – я́ве благода́ть Ду́ха, осени́вшую на Фаво́ре, предсказа́ша явле́ннейше.

Конда́к, гла́с 7.

На горе́ преобрази́лся еси́, и я́коже вмеща́ху ученицы́ Твои́, сла́ву Твою́, Христе́ Бо́же, ви́деша, да егда́ Тя́ у́зрят распина́ема, страда́ние у́бо уразуме́ют во́льное, ми́рови же пропове́дят, я́ко Ты́ еси́ вои́стинну О́тчее сия́ние.

И́кос:

Воста́ните, лени́вии, и́же всегда́ ни́зу пони́кшии в зе́млю души́ моея́ по́мыслы, возми́теся и возвы́ситеся на высоту́ Боже́ственнаго восхожде́ния. Притеце́м к Петру́ и к Зеведе́евым и вку́пе со о́неми Фаво́рскую го́ру дости́гнем, да ви́дим с ни́ми сла́ву Бо́га на́шего, гла́с же услы́шим, его́же свы́ше слы́шаша и пропове́даша О́тчее сия́ние.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Авраа́мстии иногда́ в Вавило́не о́троцы пе́щный пла́мень попра́ша, пе́сньми взыва́юще: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Облиста́вшеся Све́том непристу́пныя сла́вы на Фаво́рстей горе́, апо́столи Христу́ вопия́ху: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Сия́нием Боже́ственнаго шу́ма, и росода́тельным о́блаком, Христе́, и заре́ю Твое́ю наслажда́еми, апо́столи поя́ху: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

В непристу́пном Све́те, я́ко ви́де Тя́ Пе́тр, на Фаво́рстей горе́ облиста́вша, Христе́, возопи́: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

С Нача́льником жи́зни Христо́м су́ще, де́ти Зеведе́евы, я́ко испусти́ зра́ка Све́т, возгреме́ша: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

И́н.

Ирмо́с: О́троцы евре́йстии в пещи́ попра́ша пла́мень дерзнове́нно и на ро́су о́гнь преложи́ша, вопию́ще: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ны́не ви́дена бы́ша апо́столом неви́димая Божества́ во пло́ти, на горе́ Фаво́рстей облиста́вша, вопию́щим: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ужасо́шася стра́хом, уди́вльшеся благоле́пию Боже́ственнаго Ца́рства, на горе́ Фаво́рстей апо́столи, вопию́ще: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ны́не неуслы́шанная услы́шана бы́ша: без отца́ бо Сы́н от Де́вы Оте́ческим гла́сом сла́вно свиде́тельствуется, я́ко Бо́г и Челове́к То́йже во ве́ки.

Положе́нием не бы́л еси́ Вы́шняго, существо́м же Сы́н возлю́блен, пре́жде Сы́й, на́м прибли́жился еси́ непрело́жно: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: В Вавило́не о́троцы, Боже́ственною распала́еми ре́вностию, мучи́теля и пла́мене преще́ние му́жески попра́ша и, посреде́ огня́ вве́ржени, ороша́еми, поя́ху: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Манове́нием вся́ нося́й, нога́ми пречи́стыми на го́ру взы́де Фаво́рскую Христо́с, на не́йже па́че со́лнечныя лучи́ облиста́ лице́м, и́же зако́ну старе́йшия и благода́ти показа́ пою́щия: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Непристу́пною сла́вою на горе́ я́влься неизрече́нно Фаво́рстей, неодержи́мый и незаходи́мый Све́т, О́тчее сия́ние, тва́рь уясни́в, челове́ки обожи́, пою́щия: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Священноле́пно стоя́ще Моисе́й же и Илия́ на горе́ Фаво́ре, Боже́ственныя начерта́ние я́сно ипоста́си ви́девше, Христа́, во Оте́честей облиста́вша сла́ве, воспева́ху: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

И́же во зра́це Боже́ственнаго ра́ди явле́ния лице́ просла́вися иногда́ Моисе́ово, Христо́с же, я́ко ри́зою, Све́том и сла́вою одева́ется, Све́та бо самоде́телен Сы́й, озаря́ет пою́щия: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

От светоро́дна о́блака Христа́ ученицы́ объя́та зря́ще на Фаво́ре и ни́цы на зе́млю па́дше, у́м просве́щше, со Отце́м Сего́ поя́ху и Ду́хом: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

И́н.

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель Богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны, сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Услы́шавше, Влады́ко, от Отца́ свиде́тельствуема, и я́ко челове́ческа тверде́йша зра́ка зре́ти лица́ Твоего́ блиста́ния не терпя́ще, Твои́ ученицы́ на зе́млю ни́ц па́даху, со стра́хом пою́ще: свяще́нницы, благослови́те, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Ца́рствующим еси́ Ца́рь прекра́сен и и́же всю́ду владя́щим Госпо́дь си́лен, Блаже́н и во све́те живы́й непристу́пнем, Ему́же ученицы́ уди́вльшеся, Моисе́й же и Илия́ вопия́ху: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Я́ко Не́бом владу́щему, и земле́ю госпо́дствующему, и над преиспо́дними о́бласть иму́щему, Христе́, предста́ша Ти́: от земли́ у́бо – апо́столи, я́ко с Небесе́ же – Фесви́тянин Илия́, Моисе́й же – от ме́ртвых, пою́ще согла́сно: лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Уны́ние ражда́ющия печа́ли на земли́ оста́виша апо́столов избра́ннии, Человеколю́бче, я́ко Тебе́ после́доваша, ко и́же от земли́ преложе́нию Боже́ственнаго жития́. Те́мже и, по достоя́нию Твоего́ Богоявле́ния улучи́вше, поя́ху: лю́дие, превозноси́те Его́ во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Рождество́ Твое́ нетле́нно яви́ся: Бо́г из боку́ Твое́ю про́йде, я́ко Плотоно́сец яви́ся на земли́ и с челове́ки поживе́. Тя́, Богоро́дице, те́м вси́ велича́ем.

Припе́в: Велича́й, душе́ моя́, на Фаво́ре преобрази́вшагося Го́спода.

Ужа́сни но́вым светоли́тием внеза́пу ученицы́ осве́щшеся, дру́г дру́га зря́ху, уди́вльшеся же и к земли́ прекло́ньшеся, Тебе́, Влады́це все́х, поклони́шася.

Шу́м из о́блака посыла́шеся богогла́сен, известву́я чу́до: Оте́ц бо Све́тов, – Се́й е́сть Сы́н Мо́й возлю́бленный, – апо́столом вопия́ше: того́ послу́шайте.

Но́вая ви́девше и пресла́вная, гла́с Оте́ческий внуши́вше, на Фаво́ре Словесе́ слуги́, изображе́ние Первообра́знаго, Се́й е́сть, – вопия́ху, – Спа́с на́ш.

О́бразе непреме́нный Су́щаго, недви́жиме, печа́ть неизме́нна, Сы́не, Сло́ве, му́дросте и мы́шце, десни́це Вы́шняго, Си́ло, Тя́ воспева́ем со Отце́м же и Ду́хом.

И́н.

Ирмо́с: Устраши́ся вся́к слу́х неизрече́нна Бо́жия снизхожде́ния, я́ко Вы́шний во́лею сни́де да́же и до пло́ти, от деви́ческаго чре́ва бы́в Челове́к. Те́мже Пречи́стую Богоро́дицу, ве́рнии, велича́ем.

Да Твое́ пока́жеши я́ве неизрече́нное второ́е сни́тие, я́ко да Вы́шний Бо́г яви́шися, стоя́ посреде́ бого́в, апо́стол на Фаво́ре, Моисе́я же и Илию́, неизрече́нно осия́л еси́. Те́мже вси́ Тя́, Христе́, велича́ем.

Прииди́те, Мне́ покори́теся, лю́дие, возше́дше на го́ру святу́ю пренебе́сную, невеще́ственно ста́нем во гра́де Жива́го Бо́га и у́зрим мы́сленно Божество́ невеще́ственное, Отца́ и Ду́ха, в Сы́не Единоро́днем облиста́ющее.

Привле́кл еси́ любо́вию мя́, Спа́се, и премени́л еси́ Боже́ственным Твои́м жела́нием, но попали́ огне́м невеще́ственным грехи́ моя́ и насы́титися Твоея́ пи́щи сподо́би, да, обое́ игра́я, велича́ю, Бла́же, вели́чия Твоя́.

Свети́лен:

Све́те неизме́нный, Сло́ве, Све́та Отца́ нерожде́нна, в явле́ннем све́те Твое́м, дне́сь на Фаво́ре Све́т ви́дехом Отца́, Све́т и Ду́ха, Све́том наставля́ющаго всю́ тва́рь.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Ли́цы і҆и҃льтестїи невла́жными стопа́ми, по́нтъ чермны́й, и҆ вла́жнꙋю глꙋбинꙋ̀ прогна́вше, вса́дники трїста́ты врагѝ ви́дѧще въ не́й погрꙋже́ны, съ весе́лїемъ поѧ́хꙋ: пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Глаго́лы живѡ́тныѧ дрꙋгѡ́мъ хрⷭ҇то́съ, и҆ ѡ҆ бжⷭ҇твеннѣмъ наказꙋ́ѧ црⷭ҇твїи, речѐ: во мнѣ̀ ѻ҆ц҃а̀ позна́йте, свѣ́томъ ꙗ҆́кѡ ѡ҆блиста́ѧ непристꙋ́пнымъ, въ ра́дости пою́ще: пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Си́лою ꙗ҆зы̑къ ѡ҆блече́тесѧ, дрꙋ́зи ᲂу҆ч҃ницы̀, чꙋ́дни же бꙋ́дете въ бога́тствѣ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ сла́вы напо́лнитесѧ: ꙗ҆́кѡ ꙗ҆влю́сѧ свѣтлѣ́е со́лнца ѡ҆блиста́ѧ въ ра́дости пою́щихъ: пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Дне́сь хрⷭ҇то́съ на горѣ̀ ѳавѡ́рстѣй просїѧ́въ ꙗ҆́снѡ бж҃е́ственною заре́ю, ꙗ҆́коже ѡ҆бѣща́сѧ, ᲂу҆ч҃никѡ́мъ ѡ҆бнажѝ зра́къ: свѣтоно́сныѧ же напо́лнившесѧ бжⷭ҇твенныѧ зарѝ, въ ра́дости поѧ́хꙋ: пои́мъ бг҃ꙋ на́шемꙋ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

И҆́нъ. Гла́съ и҃.

І҆рмо́съ: Во́дꙋ проше́дъ ꙗ҆́кѡ сꙋ́шꙋ, и҆ є҆гѵ́петскагѡ ѕла̀ и҆збѣжа́въ, і҆и҃льтѧнинъ вопїѧ́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Мѡѷсе́й на мо́ри прⷪ҇ро́чески ви́дѣвъ ѻ҆́блакомъ и҆ столпо́мъ дре́вле ѻ҆́гненнымъ сла́вꙋ гдⷭ҇ню, вопїѧ́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Ꙗ҆́кѡ ка́менемъ тѣ́ломъ покры́всѧ, ѡ҆боже́нїемъ неви́димагѡ зрѧ̀, мѡѷсе́й бг҃ови́децъ, взыва́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Ты̀ на горѣ̀ зако́ннѣй, и҆ на ѳавѡ́рстѣй ви́дѣнъ бы́лъ є҆сѝ мѡѷсе́емъ во мра́цѣ дре́вле, во свѣ́тѣ же ны́нѣ непристꙋ́пнѣмъ бжⷭ҇тва̀.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Лꙋ́къ си́льныхъ и҆знемо́же, и҆ немощствꙋ́ющїи препоѧ́сашасѧ си́лою: сегѡ̀ ра́ди ᲂу҆тверди́сѧ въ гдⷭ҇ѣ се́рдце моѐ.

Во всего̀ а҆да́ма ѡ҆бле́ксѧ, хрⷭ҇тѐ, ѡ҆чернѣ́вшее и҆змѣни́въ просвѣти́лъ є҆сѝ дре́вле є҆стество̀, и҆ и҆змѣне́нїемъ зра́ка твоегѡ̀ бг҃осодѣ́лалъ є҆сѝ.

Столпо́мъ ѻ҆гнезра́чнымъ, и҆ ѻ҆́блакомъ дре́вле, и҆́же въ пꙋсты́ни і҆и҃лѧ вѣ́дый, дне́сь на горѣ̀ ѳавѡ́рстѣй, неизрече́ннѡ во свѣ́тѣ хрⷭ҇то́съ просїѧ̀.

И҆́нъ.

І҆рмо́съ: Нбⷭ҇нагѡ крꙋ́га верхотво́рче, гдⷭ҇и, и҆ цр҃кве зижди́телю, ты̀ менѐ ᲂу҆твердѝ въ любвѝ твое́й, жела́нїй кра́ю, вѣ́рныхъ ᲂу҆твержде́нїе, є҆ди́не чл҃вѣколю́бче.

Ѡ҆сѣнѧ́ющаѧ сла́ва, въ сѣ́ни пе́рвѣе, и҆ мѡѷсе́еви бесѣ́дꙋющи твоемꙋ̀ ᲂу҆го́дникꙋ, ѻ҆́бразъ бы́сть ѡ҆блиста́вшагѡ неизрече́ннѡ, на ѳавѡ́рѣ, влⷣко, твоегѡ̀ преѡбраже́нїѧ.

Совзыдо́ша тѝ, сло́ве є҆диноро́дный, вы́шнїи а҆пⷭ҇льстїи версѝ, на го́рꙋ ѳавѡ́рскꙋю: и҆ сопредста́ша тѝ мѡѷсе́й же и҆ и҆лїа̀, ꙗ҆́кѡ бж҃їѧ слꙋги̑, є҆ди́не чл҃вѣколю́бче.

Бг҃ъ сло́во сы́й, ве́сь зе́мленъ бы́сть, всемꙋ̀ бжⷭ҇твꙋ̀ смѣси́въ человѣ́чество, во ѵ҆поста́си свое́й: ю҆́же во двою̀ сꙋщєствꙋ̀ мѡѷсе́й и҆ и҆лїа́ же ви́дѣша на горѣ̀ ѳавѡ́рѣ.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃.

На горѣ̀ ѳавѡ́рстѣй преѡбрази́лсѧ є҆сѝ, і҆и҃се, посредѣ̀ и҆лїѝ и҆ мѡѷсе́а, премꙋ́дрыхъ, со і҆а́кѡвомъ, и҆ петро́мъ и҆ і҆ѡа́нномъ. пе́тръ же сопребыва́ѧ, сїѧ̑ тебѣ̀ глаго́лаше: добро̀ здѣ̀ є҆́сть сотвори́ти трѝ сѣ̑ни, є҆ди́нꙋ мѡѷсе́ю, и҆ є҆ди́нꙋ и҆лїѝ, и҆ є҆ди́нꙋ тебѣ̀ влⷣцѣ хрⷭ҇тꙋ̀. и҆́же тогда̀ свѣ́тъ тво́й си̑мъ возсїѧ́вый, просвѣтѝ дꙋ́шы на́шѧ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́шахъ сла́вное смотре́нїе твоѐ, хрⷭ҇тѐ бж҃е, ꙗ҆́кѡ роди́лсѧ є҆сѝ ѿ дв҃ы, да ѿ ле́сти и҆зба́виши зовꙋ́щыѧ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Зако́нъ въ сїна́и писа́нїемъ воѡбража́ѧ, хрⷭ҇тѐ бж҃е, во ѻ҆́блацѣ, и҆ ѻ҆гнѝ, и҆ мра́цѣ, и҆ въ ви́хрѣ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ носи́мь: сла́вѣ си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Да ᲂу҆вѣ́риши сла́вное строе́нїе твоѐ, хрⷭ҇тѐ бж҃е, ꙗ҆́кѡ сы́й пре́жде вѣ̑къ, и҆ то́йже на ѻ҆́блацѣ восхожде́нїе положи́вый, на ѳавѡ́рѣ неизрече́ннѡ просїѧ́лъ є҆сѝ.

Соглаго́люще предстоѧ́хꙋ раболѣ́пнѡ тебѣ̀ влⷣцѣ хрⷭ҇тꙋ̀, къ ни́мже па́рою ѻ҆гнѧ̀ и҆ мра́ка, и҆ то́нкимъ хла́домъ бесѣ́довалъ є҆сѝ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Возвѣща́хꙋ сла́вное крⷭ҇та̀ ра́ди твоегѡ̀, на ѳавѡ́ръ прише́дше, и҆́же во ѻ҆гни́ тѧ и҆ кꙋпинѣ̀ дре́вле предви́дѣвый мѡѷсе́й, и҆ взѧ́тый на колесни́цѣ ѻ҆́гненнѣй и҆лїа̀, хрⷭ҇тѐ.

И҆́нъ.

І҆рмо́съ: И҆зъ пло́ти твоеѧ̀ лꙋчѝ бжⷭ҇тва̀ и҆схожда́хꙋ, прⷪ҇ро́кѡмъ и҆ а҆пⷭ҇толѡмъ. тѣ́мъ нача̑льницы пою́ще взыва́хꙋ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

И҆́же кꙋпинꙋ̀ сохрани́вый неврежде́нꙋ, прикоснꙋ́вшꙋюсѧ ѻ҆гню̀, мѡѷсе́ю бг҃осїѧ́ннꙋю пло́ть показа́лъ є҆сѝ, влⷣко, пою́щемꙋ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Скры́сѧ заре́ю бжⷭ҇тва̀ чꙋ́вственное со́лнце, ꙗ҆́кѡ на горѣ̀ ѳавѡ́рѣ ви́дѣвъ тѧ̀ преѡбразꙋ́ющасѧ, і҆и҃се мо́й: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Ѻ҆́гнь не ѡ҆палѧ́ѧ ве́щи тѣле́сныѧ, ви́дѣнъ бы́сть невеще́ственъ: ꙗ҆́коже мѡѷсе́ю и҆ а҆пⷭ҇толѡмъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, и҆лїи́ же, влⷣко, є҆ди́нъ ѿ двою̀, во двꙋ̀ соверше́ннꙋ є҆стєствꙋ̀.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Ѿ свѣ́та пресѣкі́й перворо́дный свѣ́тъ, ꙗ҆́кѡ во свѣ́тѣ дѣла̀ пою́тъ тѧ̀, хрⷭ҇тѐ, содѣ́телѧ, во свѣ́тѣ твое́мъ пꙋти̑ на́шѧ напра́ви.

Предъ лице́мъ твои́мъ го́ры ᲂу҆клони́шасѧ: свѣ́тъ бо и҆ предъ нога́ми, нб҃отє́чныѧ лꙋчѝ, хрⷭ҇тѐ, со́лнца прїи́де, зра́къ зе́мленъ ꙗ҆́кѡ прїѧ́ти благоволи́лъ є҆сѝ.

Сѐ сп҃съ, вопїѧ́хꙋ мѡѷсе́й и҆ и҆лїа̀, ᲂу҆ч҃никѡ́мъ на горѣ̀ ст҃ѣ́й ѳавѡ́рстѣй ѡ҆глаша́ємымъ, хрⷭ҇то́съ, є҆го́же дре́вле провозвѣсти́хомъ сꙋ́щаго бг҃а.

Неизмѣ́нное є҆стество̀, человѣ́ческомꙋ примѣ́шсѧ, ѻ҆би́льнѡ невеще́ственнагѡ бжⷭ҇тва̀, свѣ́тъ, и҆з̾ѡбнажи́въ а҆пⷭ҇лѡмъ, неизрече́ннѡ возсїѧ̀.

Тѧ̀ присносꙋ́щное сїѧ́нїе, во ѻ҆ч҃естѣй сла́вѣ, ᲂу҆ч҃ницы̀ ꙗ҆́кѡ ви́дѣвше возсїѧ́вша, хрⷭ҇тѐ, тебѣ̀ вопїѧ́хꙋ: во свѣ́тѣ твое́мъ пꙋти̑ на́шѧ напра́ви.

И҆́нъ.

І҆рмо́съ: Вскꙋ́ю мѧ̀ ѿри́нꙋлъ є҆сѝ ѿ лица̀ твоегѡ̀, свѣ́те незаходи́мый, и҆ покры́ла мѧ̀ є҆́сть чꙋжда́ѧ тма̀ ѻ҆каѧ́ннаго; но ѡ҆брати́ мѧ, и҆ къ свѣ́тꙋ за́повѣдей твои́хъ, пꙋти̑ моѧ̑ напра́ви, молю́сѧ.

Вѣті́йствꙋющїй ѧ҆зы́къ твоегѡ̀ вели́чества не мо́жетъ вѣща́ти: ꙗ҆́кѡ бо держа́й живо́тъ, и҆ сме́ртїю влады́й, предста́вилъ є҆сѝ, на ѳавѡ́рстѣй горѣ̀ мѡѷсе́а и҆ и҆лїю̀, свидѣ́тельствꙋющыѧ твоѐ бж҃ество̀.

И҆́же рꙋка́ми неви́димыми созда́въ по ѻ҆́бразꙋ твоемꙋ̀, хрⷭ҇тѐ, человѣ́ка, началоѻбра́знꙋю твою̀ въ созда́нїи добро́тꙋ показа́лъ є҆сѝ: не ꙗ҆́кѡ во ѻ҆́бразѣ, но ꙗ҆́кѡ са́мъ сы́й по сꙋществꙋ̀, бг҃ъ бы́лъ є҆сѝ и҆ чл҃вѣ́къ.

Сраствори́всѧ неслїѧ́ннѡ, ᲂу҆́гль горѧ́щь показа́лъ є҆сѝ на́мъ бжⷭ҇тва̀, попалѧ́ющь ᲂу҆́бѡ грѣхѝ, дꙋ́шы же просвѣща́ющь, на ѳавѡ́рстѣй горѣ̀: мѡѷсе́а со и҆лїе́ю, ᲂу҆ч҃никѡ́въ же старѣ́йшыѧ ᲂу҆диви́лъ є҆сѝ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Внегда̀ скорбѣ́ти мѝ, возопи́хъ ко гдⷭ҇ꙋ, и҆ ᲂу҆слы́ша мѧ̀ бг҃ъ спасе́нїѧ моегѡ̀.

Сїѧ́нїѧ па́че со́лнца, свѣ́тъ ꙗ҆снѣ́йшїй, сп҃съ просїѧ́въ на ѳавѡ́рѣ, на́съ просвѣти́лъ є҆́сть.

Возше́дъ на го́рꙋ ѳавѡ́рскꙋю, преѡбрази́лсѧ є҆сѝ, хрⷭ҇тѐ, и҆ ле́сть всю̀ ѡ҆мрачи́въ, на́съ просвѣти́лъ є҆сѝ.

Тѧ̀ бг҃а позна́вше сла́внїи а҆пⷭ҇ли, на ѳавѡ́рѣ же, хрⷭ҇тѐ, ᲂу҆ди́вльшесѧ, колѣ̑на преклони́ша.

И҆́нъ.

І҆рмо́съ: Ѡ҆чи́сти мѧ̀, сп҃се, мнѡ́га бо беззакѡ́нїѧ моѧ̑, и҆ и҆зъ глꙋбины̀ ѕѡ́лъ возведѝ, молю́сѧ: къ тебѣ́ бо возопи́хъ, и҆ ᲂу҆слы́ши мѧ̀, бж҃е спасе́нїѧ моегѡ̀.

Ꙗ҆́кѡ ве́лїе и҆ стра́шное ᲂу҆зрѣ́сѧ видѣ́нїе дне́сь, съ нб҃сѐ ᲂу҆́бѡ чꙋ́вственное ѿ земли́ же несравне́нное, ѡ҆блиста̀ сл҃нце пра́вды мы́сленное на горѣ̀ ѳавѡ́рстѣй.

Пре́йде ᲂу҆́бѡ сѣ́нь зако́ннаѧ, и҆знемо́гшаѧ, прїи́де же ꙗ҆́вѣ хрⷭ҇то́съ и҆́стина, мѡѷсе́й возопѝ, на ѳавѡ́рѣ ви́дѣвъ твоѐ бж҃ество̀.

Сто́лпъ ѻ҆́гненный, хрⷭ҇та̀ преѡбразꙋ́ющасѧ, ѻ҆́блакъ же ꙗ҆́вѣ благода́ть дх҃а, ѡ҆сѣни́вшꙋю на ѳавѡ́рѣ предсказа́ша ꙗ҆вле́ннѣйше.

Конда́къ, гла́съ з҃.

На горѣ̀ преѡбрази́лсѧ є҆сѝ, и҆ ꙗ҆́коже вмѣща́хꙋ ᲂу҆ч҃ницы̀ твоѝ, сла́вꙋ твою̀, хрⷭ҇тѐ бж҃е, ви́дѣша: да є҆гда́ тѧ ᲂу҆́зрѧтъ распина́ема, страда́нїе ᲂу҆́бѡ ᲂу҆разꙋмѣ́ютъ во́льное, мі́рови же проповѣ́дѧтъ: ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ вои́стиннꙋ ѻ҆́ч҃ее сїѧ́нїе.

І҆́косъ:

Воста́ните, лѣни́вїи, и҆̀же всегда̀ ни́зꙋ пони́кшїи въ зе́млю, дꙋшѝ моеѧ̀ по́мыслы, возми́тесѧ и҆ возвы́ситесѧ на высотꙋ̀ бжⷭ҇твеннагѡ восхожде́нїѧ. притеце́мъ къ петрꙋ̀ и҆ къ зеведе́євымъ, и҆ вкꙋ́пѣ со ѻ҆́нѣми ѳавѡ́рскꙋю го́рꙋ дости́гнемъ, да ви́димъ съ ни́ми сла́вꙋ бг҃а на́шегѡ, гла́съ же ᲂу҆слы́шимъ, є҆гѡ́же свы́ше слы́шаша, и҆ проповѣ́даша ѻ҆́ч҃ее сїѧ́нїе.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: А҆враа́мстїи и҆ногда̀ въ вавѷлѡ́нѣ ѻ҆́троцы пе́щный пла́мень попра́ша, пѣ́сньми взыва́юще: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Ѡ҆блиста́вшесѧ свѣ́томъ непристꙋ́пныѧ сла́вы, на ѳавѡ́рстѣй горѣ̀ а҆пⷭ҇ли, хрⷭ҇тꙋ̀ вопїѧ́хꙋ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Сїѧ́нїемъ бжⷭ҇твеннагѡ шꙋ́ма и҆ росода́тельнымъ ѻ҆́блакомъ, хрⷭ҇тѐ, и҆ заре́ю твое́ю наслажда́еми, а҆пⷭ҇ли поѧ́хꙋ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Въ непристꙋ́пномъ свѣ́тѣ, ꙗ҆́кѡ ви́дѣ тѧ̀ пе́тръ, на ѳавѡ́рстѣй горѣ̀ ѡ҆блиста́вша, хрⷭ҇тѐ, возопѝ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Съ нача́льникомъ жи́зни хрⷭ҇то́мъ сꙋ́ще, дѣ́ти зеведе́евы, ꙗ҆́кѡ и҆спꙋстѝ зра́ка свѣ́тъ, возгремѣ́ша: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

И҆́нъ.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́троцы є҆вре́йстїи въ пещѝ попра́ша пла́мень дерзнове́ннѡ, и҆ на ро́сꙋ ѻ҆́гнь преложи́ша, вопїю́ще: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

Ны́нѣ ви́дѣна бы́ша а҆пⷭ҇лѡмъ неви́димаѧ бж҃ества̀ во пло́ти, на горѣ̀ ѳавѡ́рстѣй ѡ҆блиста́вша, вопїю́щымъ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

Оу҆жасо́шасѧ стра́хомъ, ᲂу҆ди́вльшесѧ благолѣ́пїю бж҃е́ственнагѡ црⷭ҇тва, на горѣ̀ ѳавѡ́рстѣй а҆пⷭ҇ли, вопїю́ще: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

Ны́нѣ неꙋслы̑шаннаѧ ᲂу҆слы́шана бы́ша: безъ ѻ҆ц҃а́ бо сн҃ъ ѿ дв҃ы ѻ҆те́ческимъ гла́сомъ сла́внѡ свидѣ́тельствꙋетсѧ, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ и҆ чл҃вѣ́къ, то́йже во вѣ́ки.

Положе́нїемъ не бы́лъ є҆сѝ вы́шнѧгѡ, сꙋщество́мъ же сн҃ъ возлю́бленъ, пре́жде сы́й, на́мъ прибли́жилсѧ є҆сѝ непрело́жнѡ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Въ вавѷлѡ́нѣ ѻ҆́троцы бжⷭ҇твенною распала́еми ре́вностїю, мꙋчи́телѧ и҆ пла́мене преще́нїе мꙋ́жески попра́ша, и҆ посредѣ̀ ѻ҆гнѧ̀ вве́ржени, ѡ҆роша́еми поѧ́хꙋ: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Манове́нїемъ всѧ̑ носѧ́й, нога́ми пречи́стыми на го́рꙋ взы́де ѳавѡ́рскꙋю хрⷭ҇то́съ: на не́йже па́че со́лнечныѧ лꙋчѝ ѡ҆блиста̀ лице́мъ, и҆̀же зако́нꙋ старѣ́йшыѧ и҆ благода́ти, показа̀ пою́щыѧ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Непристꙋ́пною сла́вою, на горѣ̀ ꙗ҆́вльсѧ неизрече́ннѡ ѳавѡ́рстѣй, неѡдержи́мый и҆ незаходи́мый свѣ́тъ, ѻ҆́ч҃ее сїѧ́нїе, тва́рь ᲂу҆ѧсни́въ, человѣ́ки ѡ҆божѝ пою́щыѧ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Свѧщеннолѣ́пнѡ стоѧ́ще мѡѷсе́й же и҆ и҆лїа̀ на горѣ̀ ѳавѡ́рѣ, бжⷭ҇твенныѧ начерта́нїе ꙗ҆́снѡ ѵ҆поста́си ви́дѣвше, хрⷭ҇та̀ во ѻ҆ч҃естѣй ѡ҆блиста́вша сла́вѣ, воспѣва́хꙋ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

И҆́же во зра́цѣ бжⷭ҇твеннагѡ ра́ди ꙗ҆вле́нїѧ, лицѐ просла́висѧ и҆ногда̀ мѡѷсе́ово: хрⷭ҇то́съ же ꙗ҆́кѡ ри́зою свѣ́томъ и҆ сла́вою ѡ҆дѣва́етсѧ, свѣ́та бо самодѣ́теленъ сы́й, ѡ҆зарѧ́етъ пою́щыѧ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Ѿ свѣторо́дна ѻ҆́блака, хрⷭ҇та̀ ᲂу҆ч҃ницы̀ ѡ҆б̾ѧ́та зрѧ́ще на ѳавѡ́рѣ, и҆ ни́цы на зе́млю па́дше, ᲂу҆́мъ просвѣ́щше, со ѻ҆ц҃е́мъ сего̀ поѧ́хꙋ и҆ дх҃омъ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

И҆́нъ.

І҆рмо́съ: Седмери́цею пе́щь халде́йскїй мꙋчи́тель бг҃очести̑вымъ неи́стовнѡ разжжѐ, си́лою же лꙋ́чшею спасє́ны сїѧ̑ ви́дѣвъ, творцꙋ̀ и҆ и҆зба́вителю вопїѧ́ше: ѻ҆́троцы бл҃гослови́те, свѧще́нницы воспо́йте, лю́дїе превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Оу҆слы́шавше, влⷣко, ѿ ѻ҆ц҃а̀ свидѣ́тельствꙋема, и҆ ꙗ҆́кѡ человѣ́ческа твердѣ́йша зра́ка, зрѣ́ти лица̀ твоегѡ̀ блиста́нїѧ не терпѧ́ще, твоѝ ᲂу҆ченицы̀ на зе́млю ни́цъ па́дахꙋ, со стра́хомъ пою́ще: свѧще́нницы благослови́те, лю́дїе превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ца́рствꙋющымъ є҆сѝ цр҃ь прекра́сенъ, и҆ и҆̀же всю́дꙋ владѧ́щымъ гдⷭ҇ь си́ленъ, бл҃же́нъ, и҆ во свѣ́тѣ живы́й непристꙋ́пнѣмъ. є҆мꙋ́же ᲂу҆ч҃ницы̀ ᲂу҆ди́вльшесѧ, мѡѷсе́й же и҆ и҆лїа̀, вопїѧ́хꙋ: ѻ҆́троцы благослови́те, свѧще́нницы воспо́йте, лю́дїе превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ꙗ҆́кѡ нб҃омъ владꙋ́щемꙋ, и҆ земле́ю гдⷭ҇ьствꙋющемꙋ, и҆ преиспо́дними ѻ҆́бласть и҆мꙋ́щемꙋ, хрⷭ҇тѐ, предста́ша тѝ, ѿ землѝ ᲂу҆́бѡ а҆пⷭ҇ли, ꙗ҆́кѡ съ нб҃се́ же ѳесві́тѧнинъ и҆лїа̀, мѡѷсе́й же ѿ ме́ртвыхъ, пою́ще согла́снѡ: лю́дїе превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Оу҆ны́нїе ражда́ющыѧ печа̑ли на землѝ ѡ҆ста́виша, а҆пⷭ҇лѡвъ и҆збра́ннїи, чл҃вѣколю́бче, ꙗ҆́кѡ тебѣ̀ послѣ́доваша, ко и҆́же ѿ землѝ преложе́нїю бжⷭ҇твеннагѡ житїѧ̀. тѣ́мже и҆ по достоѧ́нїю твоегѡ̀ бг҃оѧвле́нїѧ ᲂу҆лꙋчи́вше, поѧ́хꙋ: лю́дїе превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ржⷭ҇тво̀ твоѐ нетлѣ́ннѡ ꙗ҆ви́сѧ: бг҃ъ и҆зъ бокꙋ̀ твоє́ю про́йде, ꙗ҆́кѡ плотоно́сецъ ꙗ҆ви́сѧ на землѝ, и҆ съ человѣ́ки поживѐ. тѧ̀, бцⷣе, тѣ́мъ всѝ велича́емъ.

Припѣ́въ: Велича́й, дꙋшѐ моѧ̀, на ѳавѡ́рѣ преѡбрази́вшагосѧ гдⷭ҇а.

Оу҆жа́сни но́вымъ свѣтоли́тїемъ внеза́пꙋ ᲂу҆ч҃ницы̀ ѡ҆свѣ́щшесѧ, дрꙋ́гъ дрꙋ́га зрѧ́хꙋ: ᲂу҆ди́вльшесѧ же, и҆ къ землѝ прекло́ньшесѧ, тебѣ̀ влⷣцѣ всѣ́хъ поклони́шасѧ.

Шꙋ́мъ и҆зъ ѻ҆́блака посыла́шесѧ бг҃огла́сенъ, и҆звѣствꙋ́ѧ чꙋ́до: ѻ҆ц҃ъ бо свѣ́тѡвъ, се́й є҆́сть сн҃ъ мо́й возлю́бленный, а҆пⷭ҇лѡмъ вопїѧ́ше, тогѡ̀ послꙋ́шайте.

Нѡ́ваѧ ви́дѣвше и҆ пресла̑внаѧ, гла́съ ѻ҆ч҃ескїй внꙋши́вше, на ѳавѡ́рѣ словесѐ слꙋги̑, и҆з̾ѡбраже́нїе первоѻбра́знагѡ, се́й є҆́сть, вопїѧ́хꙋ, сп҃съ на́шъ.

Ѻ҆́бразе непремѣ́нный сꙋ́щагѡ, недви́жиме, печа́ть неизмѣ́нна, сн҃е, сло́ве, мꙋ́дросте и҆ мы́шце, десни́це, вы́шнѧгѡ си́ло, тѧ̀ воспѣва́емъ со ѻ҆ц҃е́мъ же и҆ дх҃омъ.

И҆́нъ.

І҆рмо́съ: Оу҆страши́сѧ всѧ́къ слꙋ́хъ неизрече́нна бж҃їѧ снизхожде́нїѧ, ꙗ҆́кѡ вы́шнїй во́лею сни́де да́же и҆ до пло́ти, ѿ дв҃и́ческагѡ чре́ва бы́въ чл҃вѣ́къ. тѣ́мже пречи́стꙋю бцⷣꙋ вѣ́рнїи велича́емъ.

Да твоѐ пока́жеши ꙗ҆́вѣ неизрече́нное второ́е сни́тїе, ꙗ҆́кѡ да вы́шнїй бг҃ъ ꙗ҆ви́шисѧ, стоѧ̀ посредѣ̀ богѡ́въ а҆по́стѡлъ на ѳавѡ́рѣ, мѡѷсе́а же и҆ и҆лїю̀ неизрече́ннѡ ѡ҆сїѧ́лъ є҆сѝ. тѣ́мже всѝ тѧ̀, хрⷭ҇тѐ, велича́емъ.

Прїиди́те, мнѣ̀ покори́тесѧ лю́дїе, возше́дше на го́рꙋ ст҃ꙋ́ю пренбⷭ҇нꙋю, невеще́ственнѡ ста́немъ во гра́дѣ жива́гѡ бг҃а, и҆ ᲂу҆́зримъ мы́сленнѡ бж҃ество̀ невеще́ственное, ѻ҆ц҃а̀ и҆ дх҃а, въ сн҃ѣ є҆диноро́днѣмъ ѡ҆блиста́ющее.

Привле́клъ є҆сѝ любо́вїю мѧ̀, сп҃се, и҆ премѣни́лъ є҆сѝ бжⷭ҇твеннымъ твои́мъ жела́нїемъ: но попалѝ ѻ҆гне́мъ невеще́ственнымъ грѣхѝ моѧ̑, и҆ насы́титисѧ твоеѧ̀ пи́щи сподо́би: да ѻ҆боѐ и҆гра́ѧ, велича́ю, бл҃же, вели̑чїѧ твоѧ̑.

Свѣти́ленъ:

Свѣ́те неизмѣ́нный, сло́ве, свѣ́та ѻ҆ц҃а̀ нерожде́нна, въ ꙗ҆вле́ннѣмъ свѣ́тѣ твое́мъ дне́сь на ѳавѡ́рѣ свѣ́тъ ви́дѣхомъ ѻ҆ц҃а̀, свѣ́тъ и҆ дх҃а, свѣ́томъ наставлѧ́ющаго всю̀ тва́рь.

Праздник Преображения Господня - 19 августа (нов. ст.) имеет один день предпразднства (18 августа) и семь дней попразднства (с 20 по 26 августа). Отдание праздника совершается 26 августа.

 

В православном календаре этот праздник называется «Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» и совершается сейчас 19 августа. Для многих любителей литературы он ассоциируется с замечательными стихами Бориса Пастернака.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры!

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДА БОГА И СПАСА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

«Свет без пламени»

Эти стихи выражают настроение праздника – такого аристократически изысканного, блистательного. В народном же календаре, сверх меры озабоченном кулинарными проблемами, он именуется Вторым, или даже Яблочным, Спасом.

Начнем с первого уровня изучения этого календарного феномена – с выяснения смысла самого евангельского события «преображения». Что означает сам этот термин? Какое событие Священной истории и почему получило такое название?

Преображение: событие и смысл

Преображение (греч. метаморфосис, лат. transfiguratio) – значит «превращение в другой вид», «изменение формы» (отсюда «метаморфозы»). Так называется одно из важнейших событий евангельской истории, происшедшее незадолго до последней Пасхи Иисуса Христа. О нем рассказывают три евангелиста: Мф.17:1-13, Мк.9:2-13 и Лк.9:28-36.

Через восемь дней после торжественного исповедания ап. Петром своего Учителя Мессией (Христом), – пишет евангелист Лука, – Иисус, «взяв с Собою Петра, Иоанна и Иакова, взошел на гору помолиться. И во время молитвы лицо Его вдруг изменилось, а одежда стала сверкающей белизны. И два человека беседовали с Ним, – это были Моисей и Илья, явившиеся в сиянии небесной славы. И говорили они об исходе, который предстояло Ему совершить в Иерусалиме.

А Петр и его спутники забылись дремой, а когда очнулись, увидели сияние Его славы и двух мужей, стоящих рядом с Ним. И когда те собирались покинуть Его, Петр сказал Иисусу: "Наставник, как хорошо нам здесь быть! Давай мы устроим здесь три шатра: один для Тебя, один для Моисея и один для Илии!" «Он не знал и сам, чтo говорил, – замечает Лука и продолжает. – И еще он не договорил, как появилось облако и накрыло их своей тенью. Ученики, оказавшись в облаке, испугались. Но из облака раздался голос, сказавший: "Это есть Сын Мой избранный, Его слушайте!" И когда голос умолк, оказалось, что Иисус один. Ученики сохранили это в тайне и никому в то время не рассказали о том, что видели» (Лк.9:28-36).

А евангелист Марк уточняет: «Когда они спускались с горы, Иисус велел, чтобы они никому не рассказывали о том, что видели, до тех пор, пока Сын Человеческий не встанет из гроба. Они это исполнили, но между собой толковали: "Что значит встать из гроба?"» (Мк.9:9-10).

Исторический и богословский смысл этого важного эпизода Священной истории ясен. Вспомним о том, что Иисуса Христа не только простой народ, но даже ученики считали прежде всего земным царем-воителем. И лжемессианские иллюзии сохранялись у апостолов даже после Его Вознесения, вплоть до Пятидесятницы! Поэтому Господь приоткрывает им завесу будущего и являет Себя Сыном Божиим, владыкой жизни и смерти. Он заранее уверяет учеников в том, что близкие страдания – не поражение и позор, но победа и слава, увенчанная Воскресением.

При этом Христос прибегает к судебному правилу, сформулированному в Законе Моисея: «При словах двух свидетелей... состоится всякое дело» (Втор.19:15). Этим Он юридически опровергает нелепые обвинения со стороны книжников и фарисеев в нарушении им еврейского законодательства. Призывая Себе в «свидетели» самого Законодателя (!) и грозного пророка Илию, – которые говорят с Ним о Его «исходе» к смерти и Воскресению, – Христос удостоверяет апостолов в согласии Своего дела с Законом Моисея. Он надеется, что хотя бы ближайшие ученики не поддадутся отчаянию, но сами станут опорой сомневающимся. Таков смысл празднуемого события.

На иконах праздника Иисус обычно предстает в ореоле «фаворского света» – сияния, явившегося апостолам. Слева и справа от Него – Илия и Моисей, который держит в руках "Скрижали завета" – каменные доски с десятью важнейшими законами. У их ног – апостолы, павшие на лица и прикрывающие их руками от нестерпимого света, устремляющегося к ним в виде изломанных лучей.

Преображение: единичное событие и ежегодный праздник

Но когда же произошло само событие преображения – неужели в конце лета, а не перед крестными страданиями Спасителя, как явствует из логики евангельского повествования?

Выдающийся отечественный историк, проф. С.-Петербургской Духовной академии В. В. Болотов убедительно доказал, что Христос преобразился перед учениками незадолго до Своей последней Пасхи, в феврале или марте по нашему календарю. При этом, анализируя историю нескольких праздников, он показывает, что в установлении календарных дат своих торжеств Церковь иногда руководствовалась «педагогическими» (миссионерскими) соображениями. Фиксируя праздники нарочито в дни языческих торжеств, Церковь хотела преодолеть местные традиции, пережитки прежних религиозных обычаев.

Так произошло и с праздником Преображения. Ранее всего, по мнению В. Болотова, он был учрежден в Армении и Каппадокии взамен местного почитания языческой богини Астхик (аналог греческой Афродиты) и приходился на шестую неделю после Пасхи.

Эта «миссионерская» логика была актуальна и в других странах. Так, в Греции и Италии окончание сбора винограда еще долго сопровождалось языческими «вакханалиями» – веселым праздником в честь хмельного бога Вакха. Чтобы вытеснить его из обихода (или «христианизировать») было решено праздновать в это время «Преображение», искусственно совместив с ним благодарственный молебен Богу за дарование «плодов земных». (Собрать максимальное количество селян, особенно живущих в дальних горных районах, в церкви можно было только по большим праздникам.) Это продолжение ветхозаветного обычая благословения «начатков» – первых плодов. В Константинополе праздник утвердился лишь при императоре Льве Философе (886–912 гг.), причем, был фиксирован в неподвижном, минейном календаре (причина происхождения даты именно 6 августа все еще остается под вопросом). А от византийцев он перешел к славянам.

Интересно, что этот восточный по происхождению праздник появился на Западе достаточно поздно. Здесь Festum Transfigurationis Christi, как он называется в католическом календаре, долго не был всеобщим. Только в 1457 г. папа Калликст III сделал его повсеместным и установил для него чин богослужения. Причем, это сделано в память важной победы христианского войска, собранного св. Иоанном Капистраном, над турками 6 августа 1456 г. В результате была снята осада Белграда и остановлена турецкая экспансия в Западную Европу.

В Православной Церкви Преображение имеет статус двунадесятого праздника. В Католической Церкви его литургический ранг ниже и соответствует праздникам в честь апостолов и евангелистов. Литовский философ и богослов Антанас Мацейна в связи с этим писал: «Основа возникновения праздника на Востоке – богословская: это размышления писателей и отцов Греческой Церкви о Боге как о Свете, Который сияет в глубинах бытия и поэтому человек может не только Его ощущать, но иногда даже ясно видеть. На Западе же стимул к его празднованию носил общественный характер» .

Хорошо! – воскликнет нетерпеливый читатель. – Это богословские тонкости! Но при чем же здесь яблоки?! Всё очень просто.

Действительно, предписанная Церковным уставом «Молитва в причащении гроздия в 6-й день августа» говорит только о благословении «плода лозного нового» (винограда). Но, заимствовав от греков календарь праздников и сопровождающих их обрядов, сформировавшихся в регионе Средиземноморья, россияне поневоле должны были «нарушить» устав и заменить виноград яблоками – основными плодами Севера. Отсюда странное, хотя и благозвучное название праздника – «Яблочный Спас», не имеющее никакого отношения к его богословской и исторической основе.

Для любознательных читателей:

Болотов В. В. Михайлов день. Почему собор св. архистратига Михаила совершается 8 ноября? (Эортологический этюд) // Христианское Чтение. 1892. № 11-12. С. 616-621, 644;
Дмитриевский А. А. Праздник Преображения Господня на Фаворской горе. СПб., 1913;
Рубан Ю. «Свет без пламени» // «Вода живая». С.-Петербургский церковный вестник. 2007. № 8.