Канон Пресвятой Богородице пред иконой «Феодоровская»

Припев: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 27 марта (14 марта ст. ст.); 29 августа (16 августа ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Отве́рзу уста́ моя́, и напо́лнятся Ду́ха, и сло́во отры́гну Цари́це Ма́тери, и явлю́ся, све́тло торжеству́я, и воспою́, ра́дуяся, Тоя́ чудеса́.

Отве́рзый у́м разуме́ти Писа́ния ученико́м Твои́м, Го́споди, отве́рзи ны́не и на́ша сердца́ к разуме́нию вели́чия Твоего́ и Ма́тере Твоея́, да с Не́ю боголе́пно просла́вим Тя́.

Отве́рсти толку́щим две́ри милосе́рдия Твоего́ обетова́вый, Влады́ко на́ш, отве́рзи на́м утро́бы человеколю́бия Твоего́, име́я на сие́ моля́щую Тя́ Хода́таицу.

Отве́рсто иногда́ бы́сть моли́твою Илиино́ю не́бо, ра́ди беззако́нновавшаго Изра́иля заключе́нное, отве́рст да бу́дет и на́м, гре́шным, вхо́д в небе́сная предста́тельством Твои́м, Богороди́тельнице.

Отве́рзшая рождество́м Твои́м врата́ ве́чная, Богороди́тельница Пречи́стая, отве́рзи предста́тельством Твои́м заключе́нныя серде́ц на́ших две́ри, да Сы́н Тво́й и Бо́г на́ш вни́дет и освяти́т я́.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Твоя́ песносло́вцы, Богоро́дице, живы́й и незави́стный Исто́чниче, ли́к Себе́ совоку́пльшия, духо́вно утверди́, в боже́ственней Твое́й сла́ве, венце́в сла́вы сподо́би.

Твоего́ плотска́го е́же на земли́ смотре́ния да незабве́нно устро́иши воспомина́ние, да́л еси́ на́м, Влады́ко, ико́ну Твою́ и Ро́ждшия Тя́, те́мже, взира́юще на о́ную, мо́лим Тя́: руководи́ на́с к позна́нию и любле́нию Тебе́, воплоще́ннаго Бо́га и Спа́са ду́ш на́ших.

Твоея́ Пренепоро́чныя Ма́тере всечестны́й о́браз любо́вию объе́млюще, из глубины́ души́ взыва́ем к Тебе́, живу́щему на небесе́х: начерта́й на сердца́х на́ших кра́сный о́браз доброде́телей Ея́, да велича́ем Тя́, Го́спода и Спа́са на́шего.

Тво́й всечестны́й о́браз, Влады́чице, любе́зно на земли́ прие́млюще, зове́м к Тебе́, су́щей во сла́ве небе́сной, да при́сно хода́тайствуеши на́м благода́ть мы́слити и твори́ти досто́йная Твоего́ вели́чия, е́же сотвори́ Тебе́ Си́льный.

Твои́х благодея́ний воспомина́ние, твори́мое дне́сь, дви́жет сердца́ на́ша со устна́ми к благохвале́нию Твоему́, Влады́чице, но сотвори́, да и кра́сный ли́к Твои́х доброде́телей привлече́т сердца́ на́ша к любле́нию и подража́нию о́ных.

Седа́лен, гла́с 3:

Си́и лю́дие устна́ми чту́т Мя́, се́рдце же и́х дале́че отстои́т от Мене́, — рече́ иногда́ Госпо́дь Вседержи́тель ко иуде́ем, еди́н вне́шний ви́д благоче́стия явля́ющим. Но да и мы́ не ту́южде с ни́ми ча́сть и осужде́ние восприи́мем, бра́тие, вся́чески блюде́мся де́л, подо́бных лицеме́рию. Сего́ ра́ди пра́зднующе и всечестны́й се́й пра́здник, да не яви́мся извне́ то́чию благогове́йны, вну́трь же у́ду зли́ и нечести́вии пред Испыту́ющим сердца́ и утро́бы, в простоте́ се́рдца поклони́мся Ему́, я́коже Са́м рече́, Ду́хом и и́стиною, да та́ко бу́дем подража́тели Пресвяте́й Де́ве, в Не́йже не гла́с то́чию, но па́че душа́ велича́ше Го́спода и ду́х ра́довашеся о Бо́зе, Спа́се Свое́м.

Сла́ва, и ны́не: Покро́ва Твоего́ Боже́ственнаго, Пречи́стая Богоро́дице Влады́чице, да не оты́меши от рабо́в Твои́х, мо́лят Тя́ уго́дники Сы́на Твоего́: великому́ченик Фео́дор Стратила́т и преподо́бнии чудотво́рцы, страны́ сея́ Костромски́я и Га́лицкия засту́пницы, и́хже моле́ние приими́ и поми́луй на́с.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Седя́й в сла́ве на Престо́ле Божества́ во о́блаце ле́гце, прии́де Иису́с Пребоже́ственный, Нетле́нною Дла́нию и спасе́ зову́щия: сла́ва, Христе́, си́ле Твое́й.

Седя́й одесну́ю престо́ла вели́чествия на высо́ких, снизше́л еси́ к до́льнейшим страна́м земли́ и, всели́вся во чре́во смиренному́дрыя Ма́тере Де́вы, яви́л еси́ ми́рови, я́ко Ты́ призира́еши на смире́ние рабо́в Твои́х и дае́ши и́м благода́ть Твою́, ея́же да и мы́ сподо́бимся, да́руй на́м бы́ти ревни́тели смиренному́дрыя Твоея́ Ма́тере.

Седя́й на ра́мех херуви́м и серафи́м, благоволи́л еси́ пло́тию седе́ти на объя́тиях Чисте́йшия Отрокови́цы, да си́м пока́жеши на́м, я́ко Ты́, Свя́те святы́х, обита́еши в сердца́х еди́ных люби́телей чистоты́ и целому́дрия, его́же рачи́тели и на́с покажи́ моли́твами ро́ждшия Тя́.

Седя́щему во сла́ве на престо́ле Божества́ сподо́билася еси́ Ма́терь бы́ти, ра́ди изя́щнейшия чистоты́ и смиренному́дрия, и́хже люби́тели и на́с покажи́ моли́твами Твои́ми, да и мы́ сподо́бимся ча́сти, угото́ванной рачи́телем чистоты́ и смиренному́дрия Твоего́.

Седе́ти во сла́ве Сы́на Твоего́ сподо́бившаяся, Пренепоро́чная Де́во, не преста́й моля́щи бла́гость Его́, да и мы́, взира́юще на о́браз святы́я жи́зни Твоея́ и о́ному на́шим жи́тельством сообразу́ющеся, тоя́жде сла́вы на небесе́х бу́дем прича́стницы.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ужасо́шася вся́ческая о Боже́ственней сла́ве Твое́й: Ты́ бо, неискусобра́чная Де́во, име́ла еси́ во утро́бе над все́ми Бо́га, и родила́ еси́ Безле́тнаго Сы́на, все́м, воспева́ющим Тя́, ми́р подава́ющая.

Ужаса́хуся и смуща́хуся костромсти́и жи́телие, мне́вше зна́мение Твоего́ о ни́х про́мысла, ико́ну Ма́тере Твоея́, во пла́мени сгоре́вшу, но сие́ смуще́ние премени́л еси́ в ра́дость, Го́споди, показа́в и́м а́бие о́браз се́й, от огня́ и пе́пела невреди́мь. Си́це да и мы́, по обурева́ющих на́с искуше́ниях и напа́стех, при́сно ра́дуемся о Твое́м, е́же о на́с благоволе́нии, мо́лим Тя́, Человеколю́бче.

Ужасо́шася иногда́ полки́ наше́дших на гра́д Кострому́ супоста́тов, егда́ от воображе́ния зра́ка лица́ Твоего́, Го́споди, и Пресвяты́я Твоея́ Ма́тере пусти́л еси́ на си́х стре́лы мо́лниины, но се́й у́жас да вложи́ши в сердца́ и все́х, стремя́щихся ратобо́рствовати достоя́ние Твое́, мо́лим Тя́ с Хода́таицею на́шего избавле́ния.

Ужа́сни и ско́рбни бы́вше жи́телие Городца́, узре́вше ико́ну Твою́, Богома́ти, пренесе́ну во гра́д Кострому́: мня́ху бо себе́ си́м пренесе́нием лише́нных бы́ти Твоего́ о ни́х Ма́терняго благоволе́ния, но да не и мы́, таково́ю же иногда́ ско́рбию объя́ти, бу́дем лише́ни зна́мений Твоего́ покрови́тельства, не преста́й, Влады́чице, пребыва́ющи с на́ми Твое́ю ми́лостию.

Я́ко о́чи рабы́ни в руку́ госпожи́ своея́, та́ко о́чи на́ши всегда́ к Тебе́ возво́дим, о Многоблаго́утробная Госпоже́ на́ша и Спаси́тельнице Всесвята́я Богоро́дице! При́зри у́бо на ны́ ми́лостивно, ца́рствующая на небеси́ с Сы́ном Твои́м и Бо́гом, и уще́дрити ны́, гре́шныя, потщи́ся, я́ко вся́ Тебе́ возмо́жна су́ть.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Боже́ственное сие́ и всечестно́е соверша́юще пра́зднество, богому́дрии, Богома́тере, прииди́те, рука́ми воспле́щим, от Нея́ ро́ждшагося Бо́га сла́вим.

Боже́ственное Твое́ разуме́ем истоща́ние, Иису́се, Бо́же на́ш, егда́, взира́юще на о́браз Ма́тере Твоея́, зри́м Тя́ с Не́ю я́ко Младе́нца, рука́ми Ея́ держи́ма, те́мже благодаря́ще сему́ Твоему́ е́же к на́м снизхожде́нию, мо́лим Тя́, на́с ра́ди младе́нствовавшаго, бы́ти на́м ми́лостива о гресе́х на́ших.

Боже́ственного Твоего́ воплоще́ния е́же от Де́вы, да при́сно сла́вится та́инство, дарова́л еси́ на́м, Христе́ Царю́, всечестну́ю Ма́тере Твоея́ ико́ну с воображе́нным на не́й ви́дом Пречи́стаго лица́ Твоего́, те́мже и мо́лим Тя́, Вседарови́тый Го́споди, да да́си на́м при́сно сла́вити воплоще́ние Твое́, и́мже челове́цы Божеству́ соедини́хомся.

Боже́ственнаго Ду́ха наше́ствие бы́сть на де́вственную утро́бу Твою́, Богома́ти, егда́ Сы́на Преве́чнаго пло́тию зачала́ еси́, Его́же да и мы́ в сердца́х на́ших при́сно и́мамы, хода́тайствуй на́м благода́ть Того́жде Всесвята́го Ду́ха, е́юже быва́ют челове́цы та́инственною оби́телию Отца́ и Сы́на.

Боже́ственных писа́ний любому́дрое раче́ние с при́сным во хра́ме Госпо́дни пребыва́нием сотвори́ Тя́ избра́нный Ипоста́сныя Бо́жия Прему́дрости Хра́м, но да и мы́ устро́имся хра́мы Того́жде Бо́га Жи́ва, исхода́тайствуй на́м благода́ть усе́рдно внима́ти и после́довати Сы́на Твоего́ гла́су, И́же при́сно во хра́мех Его́ пропове́дуется.

Конда́к, гла́с 8:

Благода́рственная принося́ще Ти́, раби́ Твои́, Богороди́тельнице, о все́х, и́миже благоде́яла еси́ гра́ду на́шему, из глубины́ души́ взыва́ем к Тебе́ и ми́ли ся́ де́ем: не преста́ни, Влады́чице, Ма́терними к Сы́ну Твоему́ и Бо́гу на́шему моли́твами подава́ти вся́ блага́я и спаси́тельная все́м, ве́рою и любо́вию вопию́щим Ти́: ра́дуйся, Де́во, христиа́н похвало́.

И́кос:

Стена́ еси́ де́вам, Богоро́дице Де́во, и все́м, к Тебе́ прибега́ющим, и́бо небесе́ и земли́ Творе́ц устро́и Тя́, Пречи́стая, все́лься во утро́бе Твое́й и вся́ приглаша́ти Тебе́ научи́в: ра́дуйся, сто́лпе де́вства; ра́дуйся, две́рь спасе́ния; ра́дуйся, Нача́льнице мы́сленнаго назда́ния; ра́дуйся, Пода́тельнице Боже́ственныя бла́гости; ра́дуйся, Ты́ бо обнови́ла еси́ зача́тыя сту́дно; ра́дуйся, Ты́ бо наказа́ла еси́ окра́денныя умо́м; ра́дуйся, тли́теля смы́слов упраждня́ющая; ра́дуйся, Се́ятеля чистоты́ ро́ждшая; ра́дуйся, черто́же безсе́меннаго уневе́щения; ра́дуйся, ве́рных Го́сподеви сочета́вшая; ра́дуйся, до́брая Младопита́тельнице де́вам; ра́дуйся, Невестокраси́тельнице ду́ш святы́х. Ра́дуйся, Неве́сто неневе́стная.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Не послужи́ша тва́ри богому́дрии, па́че Созда́вшаго, но, о́гненное преще́ние му́жески попра́вше, ра́довахуся, пою́ще: препе́тый отце́в Госпо́дь и Бо́г, благослове́н еси́.

Не служи́ти тва́ри па́че Творца́ законоположи́вый челове́ком, Спа́се на́ш, сотвори́, усе́рдно мо́лим Тя́ с Богоро́дицею, да, Ду́хом Твои́м просвеща́еми, не к рукотворе́нным изображе́ниям отно́сим боголе́пное служе́ние, но чрез о́браз Тво́й возно́симся умы́ и се́рдцы, к Еди́ному Тебе́, отце́в Бо́гу благослове́нному.

Не послужи́ша бы́вшии в пещи́ Вавило́нстей му́дрии ю́ноши безду́шному истука́ну, но Еди́ному Тебе́, во о́бразе А́нгела посреде́ пла́мене я́вльшемуся Сы́ну Бо́жию, поклони́шася, и́хже ли́ку и ча́сти сопричти́ и все́х, изображе́нием сладча́йшаго зра́ка Твоего́ дви́жимых к прославле́нию Тебе́, отце́в Бо́га благослове́ннаго.

Не послужи́ла еси́ Бо́гу нра́вом плотски́х иуде́ев, Пренепоро́чная Де́во, но Ду́хом и и́стиною, я́ко и́стинная Раба́ Его́, покланя́лася еси́ Ему́. Те́мже да и мы́ с Тобо́ю и́стиннии бу́дем покло́нницы Его́, хода́тайствуй на́м благода́ть, е́же не в суеве́рном богопочита́нии, но во и́стинном благоче́стии и ве́ре служи́ти отце́в Бо́гу благослове́нному.

Не послужи́ла еси́ ми́ру и суете́ его́, Богороди́тельнице, но, всему́ предпоче́тши еди́наго Бо́га и зако́н Его́, была́ еси́ усе́рднейшая все́х Раба́ Госпо́дня, те́мже и сподо́билася еси́ послужи́ти ве́лией та́йне Бо́жия воплоще́ния, я́ко Богома́терь; но сотвори́, да и мы́, отве́ргшеся ми́ра и я́же су́ть в ми́ре, вседу́шно прилепи́мся и послу́жим Еди́ному отце́в Бо́гу благослове́нному.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: О́троки благочести́выя в пещи́ Рождество́ Богоро́дичо спасло́ е́сть, тогда́ у́бо образу́емое, ны́не же де́йствуемое, вселе́нную всю́ воздвиза́ет пе́ти Тебе́: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

Отроча́ мла́до на́шего ра́ди спасе́ния бы́л еси́, Безле́тный Бо́же на́ш Иису́се, Его́же воображе́ние зря́ще на свяще́нной ико́не, усе́рдною в Тя́ ве́рою вопие́м Ти́: бу́ди Воспита́тель, Наста́вник и Покрови́тель младе́нцем и отроко́м на́шим, да и си́и во и́стинней ве́ре навы́кнут глаго́лати Тебе́: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

О́трок дванадесятоле́тен бы́вый, Иису́се, посреде́ ста́рец и учи́телей во святи́лищи пребыва́я, послу́шал еси́ и́х и, совопроша́яся с ни́ми, явля́л еси́ святу́ю ре́вность к Боже́ственному зако́ну, да си́м и на́ша о́троки наста́виши тща́тися во вре́мя ю́ности стяжава́ти духо́вную, я́же от зако́на Твоего́ прему́дрость, да и они́ науча́тся сердцы́ и усты́, словесы́ же и де́лы превозно́сит Тя́ во вся́ ве́ки.

О́троки от пе́щи вавило́нския изба́вльшему Го́споду моли́ся приле́жно, Богоневе́стная Отрокови́це, да да́рует все́м, под кро́в Тво́й прибега́ющим, неврежде́нным бы́ти от огня́ искуше́ний и пла́мене по́хотей, да, та́ко Тобо́ю изба́вльшеся, чи́стыми душа́ми и нескве́рными устна́ми благослови́м с Тобо́ю Еди́наго Изба́вителя Го́спода и превозно́сим Его́ во вся́ ве́ки.

Отрокови́цам Твое́ целому́дрие и чистота́ да бу́дет красота́ и сла́ва; чревонося́щим Твое́ безболе́зненное и свято́е рождество́ да бу́дет сла́дкое утеше́ние и отра́да; все́м же, вся́каго по́ла и во́зраста чту́щим Тя́, Богоневе́сто, доброде́тели Твоя́ да бу́дут еди́ным упражне́нием и́х, я́ко си́ми то́кмо досто́йне от челове́ка прославля́ется Госпо́дь, живы́й во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вся́к земноро́дный да взыгра́ется, Ду́хом просвеща́емь, да торжеству́ет же безпло́тных умо́в естество́, почита́ющее свяще́нное торжество́ Богома́тере, и да вопие́т: ра́дуйся, Всеблаже́нная Богоро́дице, Чи́стая Присноде́во.

Вся́кое коле́но небе́сных, и земны́х, и преиспо́дних да покланя́ется Тебе́, я́ко нося́щему в Себе́ неизме́нный Преблаже́ннаго Отца́ Твоего́ о́браз, Иису́се. С ни́миже и мы́, ве́рою просвеща́еми, Тя́, И́стиннаго Бо́га, о́браз челове́чь от Де́вы прии́мшаго, боголе́пно велича́ем.

Вся́ка уста́ да заградя́тся суесло́вящих, я́ко не́сть досто́йно чествова́ти Твою́ и Пречи́стыя Ма́тере Твоея́ ико́ну, Влады́ко: се́ бо, просла́вив сию́ чудеса́ми, научи́л еси́ достоя́ние Твое́ Тебе́ и во о́бразе пло́ти Твоея́ с Пренепоро́чною Твое́ю Ма́терию прославля́ти и велича́ти.

Вси́ ро́ди ве́рных, по прорече́нию Твоему́, блажа́т Тя́, Благослове́нная, Христа́ Бо́га на́шего Ма́ти. С ни́ми же и мы́, ве́рою совоку́плени, благогове́йно чту́ще свяще́нное лица́ Твоего́ изображе́ние, прославля́ем Твоя́ вели́чия, я́же сотвори́ Тебе́ Госпо́дь си́л, с Ни́м же Тя́ велича́ем.

Вся́к язы́к сме́ртных, по достоя́нию, изнемога́ет велича́ти Тя́, над все́ми превознесе́нную, о Богоневе́сто! Те́мже и мы́, прославля́юще Тя́ дне́сь, испове́дуем на́ше кра́йнее неможе́ние, но, сие́ испове́дующе, мо́лим Тя́, да по мно́жеству щедро́т Твои́х, прии́меши ма́лое сие́ приноше́ние, во зна́мение мно́гия любве́ и усе́рдия на́с, велича́ющих Тя́.

Свети́лен:

Све́т лица́ Твоего́ и Пресвяты́я Твоея́ Ма́тере яви́вый на́м, Влады́ко, во всечестне́й ико́не се́й, сотвори́ на́с, я́ко ча́да све́та ходи́ти во све́те за́поведей Твои́х, да, егда́ яви́шися во сла́ве с Ро́ждшею Тя́, сообра́зны бу́дем светле́йшему со́лнца о́бразу Твоея́ сла́вы.

Сла́ва, и ны́не: Бо́жия тезоимени́тый да́ра страда́лец Христо́в Фео́дор боже́ственный вои́стинну да́р, пречестну́ю Пречи́стыя Богома́тере ико́ну, гра́ду на́шему Костроме́ прине́с, вруча́ет, ю́же мы́ с неизрече́нною ра́достию, я́ко небе́сное сокро́вище, прие́млюще, игра́им духо́вне и ликовству́ем, просвеща́еми све́том боже́ственнаго лица́ Мари́и Присноде́вы, от Нея́же возсия́ Пра́ведное Со́лнце — Христо́с, просвеща́яй вся́каго челове́ка, гряду́щаго в ми́р.

Фе­о­до­ров­ская — Ко­стром­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри на­пи­са­на еван­ге­ли­стом Лу­кой и близ­ка по ико­но­гра­фии к Вла­ди­мир­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри.

На­зва­ние свое ико­на по­лу­чи­ла от ве­ли­ко­го кня­зя Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча († 1246), от­ца свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, но­сив­ше­го в свя­том кре­ще­нии имя Фе­о­дор — в честь свя­то­го Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та. Об­ре­те­на она бы­ла, по пре­да­нию, его стар­шим бра­том, свя­тым Юри­ем Все­во­ло­до­ви­чем († 1238, па­мять 4 фев­ра­ля), в вет­хой де­ре­вян­ной ча­совне близ ста­рин­но­го го­ро­да Го­род­ца — поз­же на том ме­сте был устро­ен Го­ро­дец­кий Фе­о­до­ров­ский мо­на­стырь. Князь Яро­слав-Фе­о­дор, став­ший по­сле ги­бе­ли в бит­ве с та­та­ра­ми на Си­ти свя­то­го Юрия ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским, в сле­ду­ю­щем, 1239 го­ду тор­же­ствен­но пе­ре­нес его мо­щи из Ро­сто­ва в Успен­ский со­бор Вла­ди­ми­ра, а остав­шей­ся от бра­та ико­ной бла­го­сло­вил сво­е­го сы­на, свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, всту­пив­ше­го в том же го­ду в брак с по­лоц­кой княж­ной Бря­чи­сла­вой.

Яро­слав-Фе­о­дор оста­вил зна­чи­тель­ную о се­бе па­мять в рус­ской ис­то­рии. С ним, про­дол­жа­те­лем слав­ных тра­ди­ций дя­ди — свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го (па­мять 4 июля) и от­ца — Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до, свя­за­ны по­чти все наи­бо­лее зна­чи­тель­ные со­бы­тия в ис­то­рии Ру­си пер­вой по­ло­ви­ны XIII ве­ка. Ему до­ста­лась в на­след­ство Русь, со­жжен­ная и раз­граб­лен­ная в 1237–1238 гг. та­та­ра­ми. Он под­нял ее из пеп­ла, от­стро­ил и укра­сил го­ро­да­ми, свя­ты­ми оби­те­ля­ми и хра­ма­ми. Им бы­ли вос­ста­нов­ле­ны опу­сто­шен­ные вра­гом го­ро­да По­вол­жья: Ка­шин, Уг­лич, Яро­славль, Ко­стро­ма, Го­ро­дец. Цер­ковь Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та в Ко­стро­ме и Фе­о­до­ров­ский мо­на­стырь близ Го­род­ца ос­но­ва­ны им в честь сво­е­го Ан­ге­ла. Все­го во­семь лет сто­ял он у кор­ми­ла ве­ли­ко­го кня­же­ния, но за это вре­мя он су­мел на­пра­вить стра­ну по един­ствен­но вер­но­му в то вре­мя пу­ти — во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го рав­но­ве­сия с Зо­ло­той Ор­дой на во­сто­ке и ак­тив­но­го про­ти­во­сто­я­ния ка­то­ли­че­ской Ев­ро­пе на за­па­де. Бли­жай­шим спо­движ­ни­ком и про­дол­жа­те­лем его го­судар­ствен­но­го де­ла был сын, свя­той Алек­сандр Нев­ский.

Чу­до­твор­ная Фе­о­до­ров­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри — бла­го­сло­ве­ние от­ца — по­сто­ян­но на­хо­ди­лась при свя­том Алек­сан­дре, бы­ла его мо­лен­ным об­ра­зом. По­сле его смер­ти (свя­той князь умер 14 но­яб­ря 1263 го­да в Го­род­це, в ос­но­ван­ном от­цом мо­на­сты­ре) ико­на, в па­мять о нем, бы­ла взя­та его млад­шим бра­том Ва­си­ли­ем.

Ва­си­лий Яро­сла­вич был "ми­зин­ным", то есть млад­шим (вось­мым), сы­ном Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча. В 1246 го­ду по­сле смер­ти от­ца (князь был отрав­лен в сто­ли­це Мон­го­лии — Ка­ра­ко­ру­ме), пя­ти лет от ро­ду, он стал кня­зем ко­стром­ско­го уде­ла — наи­ме­нее зна­чи­тель­но­го во вла­де­ни­ях его от­ца. Но в 1272 го­ду Бог су­дил ему стать ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским. Че­ты­ре го­да его ве­ли­ко­го кня­же­ния (1272–1276) за­пол­не­ны обыч­ны­ми для то­го вре­ме­ни кня­же­ски­ми меж­до­усоб­ны­ми бра­ня­ми. Несколь­ко лет вел он вой­ну за Нов­го­род с непо­кор­ным пле­мян­ни­ком Ди­мит­ри­ем Алек­сан­дро­ви­чем. По­это­му, став ве­ли­ким кня­зем, Ва­си­лий не по­ехал во Вла­ди­мир, а остал­ся под за­щи­той чу­до­твор­ной ико­ны в Ко­стро­ме, счи­тая это ме­сто бо­лее на­деж­ным на слу­чай но­вых усо­биц.

При­шлось ему за­щи­щать Русь и от внеш­них вра­гов. В 1272 го­ду при оче­ред­ном та­тар­ском на­бе­ге рус­ское вой­ско вы­сту­пи­ло из Ко­стро­мы им на­встре­чу. По при­ме­ру де­да, свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го, ко­то­рый брал с со­бой в по­хо­ды чу­до­твор­ную Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри, князь Ва­си­лий дви­нул­ся в бой с чу­до­твор­ной ико­ной Фе­о­до­ров­ской. Яр­кие лу­чи ис­хо­ди­ли от свя­то­го об­ра­за, по­па­ляя вра­гов; та­та­ры бы­ли раз­гром­ле­ны и из­гна­ны из Рус­ской зем­ли.

Ле­то­пи­си рас­ска­зы­ва­ют, что ве­ли­кий князь Ва­си­лий пи­тал осо­бую лю­бовь к Церк­ви и ду­хо­вен­ству. По­сле му­че­ни­че­ской ги­бе­ли при штур­ме та­та­ра­ми Вла­ди­ми­ра 4 фев­ра­ля 1238 го­да епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го Мит­ро­фа­на дол­гие го­ды Вла­ди­мир­ская епар­хия оста­ва­лась вдов­ству­ю­щей. Это пе­ча­ли­ло ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия. В 1274 го­ду при его уча­стии со­сто­ял­ся во Вла­ди­ми­ре боль­шой цер­ков­ный Со­бор. Непо­сред­ствен­ным по­во­дом его яви­лась хи­ро­то­ния во епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го свя­ти­те­ля Се­ра­пи­о­на († 1275, па­мять 12 июля), из Пе­чер­ских игу­ме­нов, мит­ро­по­ли­том Ки­рил­лом III († 1282) и со­бо­ром рус­ских свя­ти­те­лей. Со­дер­жа­ние со­бор­ных де­я­ний бы­ло очень ши­ро­ко — это был пер­вый Со­бор в Рус­ской Церк­ви со вре­ме­ни мон­голь­ско­го на­ше­ствия. Мно­го на­ко­пи­лось про­блем и неуря­диц в цер­ков­ной жиз­ни, Рус­ская Цер­ковь толь­ко-толь­ко оправ­ля­лась от по­стиг­ше­го ее бед­ствия. Но глав­ной за­да­чей бы­ло воз­рож­де­ние рус­ской цер­ков­ной пись­мен­но­сти — вос­ста­нов­ле­ние тра­ди­ций древ­не­рус­ско­го "кня­же­ско­го стро­е­ния". Без книг невоз­мож­но бы­ло бы спа­си­тель­ное де­ла­ние Церк­ви, они нуж­ны бы­ли и для Бо­го­слу­же­ния, и для про­по­вед­ни­че­ства, и для ке­лей­но­го вра­зум­ле­ния ино­ков, и для до­маш­не­го чте­ния ве­ру­ю­щих. Тру­да­ми мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла, рус­ских епи­ско­пов и мо­на­стыр­ских ино­ков-книж­ни­ков эта за­да­ча, важ­ней­шая для по­сле­ду­ю­ще­го хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния Ру­си, бы­ла успеш­но вы­пол­не­на. Со­бор при­нял но­вую ре­дак­цию Корм­чей кни­ги — ос­нов­но­го ка­но­ни­че­ско­го ко­дек­са пра­во­слав­ной цер­ков­ной жиз­ни.

В 1276 го­ду князь Ва­си­лий за­вер­шил свой жиз­нен­ный путь, важ­ней­шие ве­хи ко­то­ро­го бы­ли осе­не­ны бла­го­сло­ве­ни­ем Фе­о­до­ров­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Он умер в Ко­стро­ме и там же об­рел ме­сто по­след­не­го упо­ко­е­ния. Свя­тая ико­на пре­бы­ва­ла с тех пор в Ко­стром­ском со­бо­ре свя­то­го Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та.

Вос­ста­нов­ле­ние па­мя­ти Фе­о­до­ров­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри и ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние ее по­чи­та­ния по всей Рос­сии свя­за­но с со­бы­ти­я­ми на­ча­ла XVII ве­ка — пре­кра­ще­ни­ем Смут­но­го вре­ме­ни. В 1613 го­ду чу­до­твор­ной Фе­о­до­ров­ской ико­ной из Ко­стром­ско­го со­бо­ра был бла­го­слов­лен при из­бра­нии на цар­ство Ми­ха­ил Ро­ма­нов. В па­мять об этом ис­то­ри­че­ском со­бы­тии бы­ло уста­нов­ле­но по­все­мест­ное празд­но­ва­ние иконе Фе­о­до­ров­ской Бо­го­ма­те­ри 14 мар­та. По­яви­лись мно­го­чис­лен­ные спис­ки с Ко­стром­ской Фе­о­до­ров­ской ико­ны, один из пер­вых был за­ка­зан и при­не­сен в Моск­ву ма­те­рью ца­ря Ми­ха­и­ла — ино­ки­ней Мар­фой. Со вто­рой по­ло­ви­ны XVII ве­ка по­лу­ча­ют рас­про­стра­не­ние ико­ны Фе­о­до­ров­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри с клей­ма­ми, изо­бра­жа­ю­щи­ми со­бы­тия из ис­то­рии чу­до­твор­но­го об­ра­за.

В 1670 го­ду иеро­ди­а­кон Ко­стром­ско­го Ипа­тьев­ско­го мо­на­сты­ря Лон­гин на­пи­сал "Ска­за­ние о яв­ле­нии и чу­де­сах Фе­о­до­ров­ской ико­ны Бо­го­ма­те­ри в Ко­стро­ме". Не все со­дер­жа­щи­е­ся в ней све­де­ния сов­па­да­ют с из­ло­жен­ны­ми вы­ше, у на­род­ной па­мя­ти, своя хро­но­ло­гия, свои за­ко­ны.

Фе­о­до­ров­ская ико­на — двух­сто­рон­няя. На об­рат­ной сто­роне — об­раз свя­той ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы, изо­бра­жен­ной в бо­га­том кня­же­ском оде­я­нии. Пред­по­ла­га­ют, что по­яв­ле­ние об­ра­за Па­рас­ке­вы на обо­ро­те ико­ны свя­за­но с су­пру­гой свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го.