Канон святителям Герасиму, Питириму, Ионе, епископам Великопермским, чудотворцам

Припев: Святи́телие Гера́симе, Питири́ме, Ио́но, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 06 февраля (24 января ст. ст.); 11 февраля (29 января ст. ст.); 19 июня (06 июня ст. ст.); 01 сентября (19 августа ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Пои́м Го́сподеви, прове́дшему лю́ди Своя́ сквозе́ Чермно́е мо́ре, я́ко Еди́н сла́вно просла́вися.

Сло́во благода́ти пода́ждь ми́, Человеколю́бче Го́споди, я́ко да возмогу́ досто́йне просла́вити три́ святи́тели, и́хже Ты́ Са́м до́бре просла́вил еси́.

Вы́ в ми́ре просия́сте, прему́дрии святи́телие, исполне́нием Боже́ственных веле́ний Царя́ ца́рствующих, того́ ра́ди от Него́ просла́вистеся.

Просия́вшия в ми́ре благоче́стия све́том и нече́стия тьму́ в земли́ Зыря́нстей разгна́вшия, три́ святи́тели, ве́рнии, просла́вим.

Богоро́дичен: Я́ко заче́ншую Предве́чное Сло́во и пло́тию па́че сло́ва Того́ ро́ждшую, Тя́, Пречи́стая, по до́лгу вси́ ро́ди земни́и прославля́ют.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утвержде́й в нача́ле Небеса́ ра́зумом и зе́млю на вода́х основа́вый, на ка́мени мя́, Христе́, за́поведей Твои́х утверди́, я́ко не́сть свя́т, па́че Тебе́, Еди́не Человеколю́бче.

Воздержа́нием и́стинным и моли́твою непреста́нною, прему́дрии святи́телие Гера́симе, Питири́ме и Ио́но, возшли́ есте́ в Вы́шний гра́д, вопию́ще: не́сть свя́т, па́че Тебе́, Еди́не Человеколю́бче.

Я́ко иму́щия дерзнове́ние к Бо́гу, святи́телие преподо́бнии, моли́те спасти́ся на́м, ве́рою почита́ющим па́мять ва́шу и Христу́ вопию́щим: не́сть свя́т, па́че Тебе́, Еди́не Человеколю́бче.

Я́ко со́лнце, просия́ете доброде́тельми ва́шими, святи́телие, и тьму́ идолобе́сия от люде́й, ва́м вве́ренных, отгна́вше, все́х научи́сте взыва́ти не́сть свя́т, па́че Тебе́, Еди́не Человеколю́бче.

Богоро́дичен: Не́бо и престо́л Бо́жий Тя́ почита́ем вси́, Богороди́тельнице Де́во, и немо́лчно Тебе́ вопие́м: не́сть Пречи́стыя, па́че Тебе́, еди́на Богома́ти.

Седа́лен, гла́с 3:

Сосу́ди честни́и воздержа́ния и бога́тство некра́домое благоче́стия яви́стеся вои́стинну, блаже́ннии, безстра́стием жи́знь просвети́вше и неве́дущих Бо́га Богопозна́нием обогати́вше, отцы́ преподо́бнии, Христа́ Бо́га моли́те и на́м все́м в правове́рии и благоче́стии сохране́нными бы́ти.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Прему́дростию, во усте́х ва́ших излия́вшеюся, святи́телие, ко Христо́ву позна́нию наста́висте лю́ди, и́же и просла́виша Того́ Божество́.

Спасти́ся моли́те лю́дем, и́хже уче́нии ва́шими ко Влады́це приведо́сте и научи́сте прославля́ти Того́ Божество́.

Преподо́бнии отцы́, Гера́симе, Питири́ме и Ио́но, приле́жно моли́те и на́м все́м дела́ Бо́жии разуме́ти и просла́вити Того́ Божество́.

Богоро́дичен: Безневе́стная Неве́сто и Неискусобра́чная Чи́стая Ма́ти Христа́ Бо́га, моли́ спасти́ся душа́м прославля́ющих Того́ Божество́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́тренююще, вопие́м Ти́: Го́споди, спаси́ ны́, Ты́ бо еси́ Бо́г на́ш, ра́зве Тебе́, ино́го не ве́мы.

Апо́стольски лю́ди от тьмы́ и́дольския просвети́вше, научи́сте вся́ взыва́ти: Го́споди, спаси́ ны́, кро́ме бо Тебе́, ино́го не ве́мы.

От Бо́га прие́мше свяще́нства избра́ние, Боже́ственною си́лою свы́ше оде́яни, ро́д Зыря́нский научи́ли есте́ испове́дати: кроме́ Еди́наго Бо́га, ино́го не ве́мы.

Ревни́телю Илии́ и Моисе́ю Богови́дцу возревнова́вше, отцы́ всечестни́и, посрами́сте идолослужи́телей, не восхоте́вшия пе́ти: кроме́ Еди́наго Бо́га, ино́го не ве́мы.

Богоро́дичен: Я́ко Цари́цу, все́х Царя́ ро́ждшую, прииди́те, ве́рнии вси́, Благослове́нную почти́м, кроме́ бо Ея́, Помо́щницы таковы́я не ве́мы.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Ри́зу мне́ пода́ждь све́тлу, одея́йся све́том, я́ко ри́зою, Многоми́лостиве Христе́ Бо́же на́ш.

Це́рковь Правосла́вную украси́сте, отцы́ блаже́ннии, доброде́тельными ва́шими дея́нии и нече́стие из ко́рене изсуши́ли есте́.

Ри́зою благода́ти оде́яннии, покро́вом моли́тв свои́х осеня́йте при́сно па́ству ва́шу и всю́ зе́млю Ру́сскую.

Вме́сто ору́жия сло́во взе́мше, святи́телие, и язы́ческая посе́кли есте́ уче́ния вся́ и изъясни́ли есте́ Тро́ицу лю́дем зыря́нским я́вственно.

Богоро́дичен: Роди́вся от Де́вы, ми́р просвети́л еси́, Христе́ Бо́же, и мене́ све́том лица́ Твоего́ озари́ и спаси́ мольба́ми Ро́ждшия Тя́.

Конда́к, гла́с 4:

Во святи́телех благоче́стно пожи́вше и Пе́рмския лю́ди к Богоразу́мию наста́вивше, до́бре Бо́гу угоди́сте. Сего́ ра́ди Устьвы́мь и земля́ Зыря́нская хва́лятся, име́юще мо́щи ва́ша я́ко исто́чник исцеле́ний все́м, с ве́рою притека́ющим к ва́м, вы́ бо чудесы́ просла́вистеся, я́ко ученицы́ Бо́жия благода́ти.

И́кос:

Равноапо́стольнаго Стефа́на прее́мницы и Великопе́рмстии святи́телие, трие́ свети́лъницы пресве́тлии, Гера́симе, Питири́ме и Ио́но, Тро́ицы побо́рницы, Правосла́вию наста́вницы, в ми́ре благоче́стно пожи́сте и новокреще́нныя лю́ди уче́нием свои́м просвети́сте. Сего́ ра́ди Ца́рствию Небе́сному насле́дницы бы́сте и от него́ чудесы́ просла́вистеся, я́ко ученицы́ Бо́жия благода́ти.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В нача́ле зе́млю основа́вый и Небеса́ сло́вом утверди́вый, благослове́н еси́ во ве́ки, Го́споди, Бо́же оте́ц на́ших.

И́стинныя святи́тели Боже́ственныя ста́ду Твоему́ па́стыри показа́вый, благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Страсте́й пла́мень погаси́сте, святи́телие, и ду́ши благочести́вых Боже́ственне ороси́сте, вопию́щих: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Воздержа́нием, и бде́нием, и ве́рою и́стинною труди́вшияся, святи́телие, взыва́сте: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: На́с ра́ди рожде́йся от Де́вы и от врага́ изба́вивый ми́р, благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: На горе́ святе́й просла́вльшася и в купине́ огне́м Присноде́вы Моисе́ови та́йну я́вльшаго, Го́спода по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Еле́ем Боже́ственнаго ра́дования я́ко святи́телие пома́зани бы́вше, но́выя лю́ди ко Христо́ву позна́нию приведо́сте и все́х научи́сте взыва́ти: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Бе́гают побежде́ннии ва́ми нача́льницы идолонеи́стовства, мудрова́ния же и́х и зло́бы изба́вльшиися вопию́т Христу́: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Ва́ми дре́вле просвеще́нных ча́да к ва́м, я́ко живы́м су́щим, глаго́лют: не оста́вите и на́с ко благоче́стию путеводи́ти, да с ва́ми вопие́м: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Все́льшемуся в чре́во Святы́я Де́вы и па́че сло́ва ве́тхаго Ада́ма обно́вльшему, Го́споду пое́м: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Проявле́нное на горе́ законополо́жнику во огни́ и купине́ Рождество́ Присноде́вы в на́ше, ве́рных, спасе́ние пе́сньми немо́лчными велича́ем.

Безстра́стием и ве́рою, наде́ждою и любо́вию пу́ть к жи́зни ве́чной на́м показа́вшии, прему́дрии святи́телие, пе́сньми немо́лчными ва́с велича́ем.

Я́ко упа́сших лю́ди жезло́м Ду́ха Свята́го и от Бо́жия Це́ркве отгна́вших во́лки лю́тыя, ва́с, трие́ святи́телие всечестни́и, пе́сньми велича́ем.

Мо́щи ва́ша честны́я, блаже́ннии святи́телие Гера́симе, Питири́ме и Ио́но, с любо́вию обстоя́ще, пе́сньми достодо́лжными ва́с велича́ем.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, присноживо́тный Исто́чниче нетле́ния, ра́дуйся, всесве́тлый со́лнца О́блаче. Ра́дуйся, Ма́ти Бо́жия, Ю́же немо́лчно велича́ем.

Свети́лен:

Оте́чество свое́ и ро́д оста́вльшия, страну́ же Зыря́нскую све́том ве́ры Правосла́вныя просвети́вшия и ко Христо́ву позна́нию лю́ди неве́рныя приве́дшия, Богоно́сных восхва́лим отце́в.

Гера́сим Великопермский, Устьвымский

Краткое житие святителя Герасима, епископа Великопермского

Тре­тий епи­скоп но­во­про­све­щен­но­го зы­рян­ско­го на­ро­да. Был воз­ве­ден на Перм­скую ка­фед­ру по­сле 1416 г. Неусып­но за­бо­тил­ся об укреп­ле­нии ве­ры Хри­сто­вой сре­ди но­во­об­ра­щен­ных зы­рян. Во вре­мя од­ной из по­ез­док по сво­ей епар­хии свя­ти­тель Ге­ра­сим был за­ду­шен языч­ни­ком из пле­ме­ни во­гу­ли­чей. Му­че­ни­че­ская кон­чи­на его по­сле­до­ва­ла 24 ап­ре­ля око­ло 1447 г. Свя­той епи­скоп Ге­ра­сим был по­гре­бен в Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре г. Усть-Вы­ми. У мо­щей его про­ис­хо­ди­ли мно­гие чу­дес­ные ис­це­ле­ния.

Полное житие святителя Герасима, епископа Великопермского

Свя­ти­тель Ге­ра­сим, епи­скоп Ве­ли­ко­перм­ский (Усть­вым­ский), явил­ся до­стой­ным пре­ем­ни­ком ос­но­ва­те­ля Усть­вым­ской епар­хии, про­све­ти­те­ля Перм­ско­го края свя­то­го Сте­фа­на († 1396; па­мять 26 ап­ре­ля/9 мая). Непо­сред­ствен­ным пред­ше­ствен­ни­ком свя­ти­те­ля Ге­ра­си­ма был епи­скоп Ве­ли­ко­перм­ский Иса­а­кий (1397–1416), ко­то­рый боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дил в Москве, а в 1416 го­ду уда­лил­ся на по­кой. Свя­ти­тель Ге­ра­сим был воз­ве­ден на Перм­скую ка­фед­ру по­сле 1416 го­да, в труд­ное вре­мя, ко­гда по­ло­же­ние дел в епар­хии бы­ло весь­ма небла­го­по­луч­ным. Паства, со­сто­яв­шая из при­няв­ших хри­сти­ан­ство зы­рян, стра­да­ла от на­па­де­ния ди­ких язы­че­ских пле­мен во­гу­лов, а так­же от при­тес­не­ния ко­ры­сто­лю­би­вой нов­го­род­ской и вят­ской воль­ни­цы, поль­зо­вав­шей­ся тем, что се­ве­ро-во­сточ­ная окра­и­на Рос­сии бы­ла сла­бо за­щи­ще­на от­да­лен­ным мос­ков­ским пра­ви­тель­ством.

Свя­ти­тель Ге­ра­сим неусып­но за­бо­тил­ся об устро­е­нии сво­ей паст­вы и рас­про­стра­не­нии ве­ры Хри­сто­вой. Он не жа­лел ни тру­дов сво­их, ни сил в по­сто­ян­ных разъ­ез­дах по Перм­ской зем­ле, про­ни­кая в са­мые глу­хие ме­ста и ока­зы­вая по­мощь в са­мых безыс­ход­ных об­сто­я­тель­ствах. Гос­подь бла­го­сло­вил де­я­тель­ность рев­ност­но­го пас­ты­ря. В 1429 го­ду свя­ти­тель Фо­тий, мит­ро­по­лит Ки­ев­ский (Мос­ков­ский) и всея Ру­си (1408–1431), пи­сал: «От­ри­нув за­блуж­де­ние и мрак, ныне стра­на Перм­ская чи­сто и пра­во­слав­но со­вер­ша­ет служ­бу Бо­жию по за­ко­ну хри­сти­ан­ско­му».

Несмот­ря на уда­лен­ность от столь­но­го гра­да, свя­ти­тель Ге­ра­сим был участ­ни­ком Мос­ков­ских Со­бо­ров: 1441 го­да, осу­див­ше­го Фло­рен­тий­скую унию и ее сто­рон­ни­ка – мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го Ис­и­до­ра (1437–1441), и 1448 го­да, опре­де­лив­ше­го по­став­лять мит­ро­по­ли­тов всея Ру­си со­бо­ром рус­ских епи­ско­пов. Это сви­де­тель­ству­ет о том, что совре­мен­ни­ки до­ро­жи­ли мне­ни­ем свя­ти­те­ля Ге­ра­си­ма и он поль­зо­вал­ся боль­шим ав­то­ри­те­том. Без со­мне­ния, на этих Со­бо­рах свя­ти­тель хо­да­тай­ство­вал за свою паст­ву пе­ред ве­ли­ким кня­зем Ва­си­ли­ем II (1425–1462), про­ся ей по­мо­щи и льгот.

В по­след­ние го­ды свя­ти­тель­ства епи­ско­па Ге­ра­си­ма уве­ли­чи­лись непре­кра­ща­ю­щи­е­ся и рань­ше на­бе­ги во­гу­лов на хри­сти­ан-зы­рян. Не ща­дя здо­ро­вья, с опас­но­стью для жиз­ни свя­ти­тель сам ез­дил в стан во­гу­лов. Прось­бы и убеж­де­ния его по­дей­ство­ва­ли на ди­ка­рей, и они на вре­мя оста­ви­ли в по­кое зы­рян, уда­ли­лись в ме­ста сво­ей осед­лой жиз­ни.

Имя свя­то­го Ге­ра­си­ма по­всю­ду ста­ло про­из­но­сить­ся с бла­го­го­ве­ни­ем, но си­лы его уже бы­ли по­до­рва­ны. Ду­шев­ные огор­че­ния и неду­ги ста­ро­сти окон­ча­тель­но рас­стро­и­ли его здо­ро­вье. Од­на­жды боль­ной свя­ти­тель воз­вра­щал­ся к се­бе по­сле по­се­ще­ния близ­ле­жа­щих к Усть-Вы­ми при­хо­дов, где, по-ви­ди­мо­му, со­вер­шал бо­го­слу­же­ния, так как с ним бы­ло ар­хи­ерей­ское об­ла­че­ние. На усть­вым­ском лу­гу, близ го­род­ка и со­бор­ной церк­ви, свя­ти­те­ля на­стиг­ла му­че­ни­че­ская кон­чи­на: он был уду­шен омо­фо­ром ру­кой во­гу­ли­ча, ко­то­ро­го взял на вос­пи­та­ние; ве­ро­ят­но, ди­карь дей­ство­вал по на­у­ще­нию сво­их ша­ма­нов, ко­то­рым бы­ло до­ро­го уни­что­жа­е­мое язы­че­ство. Свя­ти­тель Ге­ра­сим при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну 24 ян­ва­ря. Год его смер­ти точ­но неиз­ве­стен, по всей ве­ро­ят­но­сти, око­ло 1441 го­да.

Свя­той му­че­ник Ге­ра­сим был по­гре­бен в ка­фед­раль­ном Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре в се­ле­нии Усть-Вы­ми, рас­по­ло­жен­ном к се­ве­ро-во­сто­ку от го­ро­да Ярен­ска, на ре­ке Вы­че­где. У мо­щей свя­ти­те­ля Ге­ра­си­ма про­ис­хо­ди­ли мно­гие чу­дес­ные ис­це­ле­ния. Празд­но­ва­ние па­мя­ти его 24 ян­ва­ря/6 фев­ра­ля уста­нов­ле­но в 1607 г. 29 ян­ва­ря/11 фев­ра­ля со­вер­ша­ет­ся об­щая па­мять трем свя­ти­те­лям Перм­ским – Ге­ра­си­му, Пи­ти­ри­му († 19 ав­гу­ста 1455 г.) и Ионе († 6 июня 1470 г.).

В 1607 го­ду по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Ер­мо­ге­на, пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, был на­пи­сан об­раз трех Перм­ских свя­ти­те­лей. В 1649 го­ду в Во­лог­де в их честь был воз­двиг­нут храм.

Святители Герасим, Питирим и Иона, Великопермские и Устьвымские

Свя­ти­те­ли Ге­ра­сим, Пи­ти­рим и Иона бы­ли епи­ско­па­ми Ве­ли­коперм­ски­ми и Усть­вым­ски­ми. Свя­той Ге­ра­сим – тре­тий епи­скоп зы­рян­ско­го на­ро­да, до­стой­ный по­сле­до­ва­тель свя­ти­те­ля Сте­фа­на, про­све­ти­те­ля Перм­ско­го. На Перм­скую ка­фед­ру воз­ве­ден по­сле 1416 го­да, ко­гда толь­ко часть зы­рян бы­ла об­ра­ще­на в хри­сти­ан­ство. С ве­ли­кой рев­но­стью он за­бо­тил­ся о сво­ей пастве, стра­дав­шей от непре­стан­ных на­бе­гов нов­го­род­цев и языч­ни­ков-во­гу­лов. Он без­бо­яз­нен­но вхо­дил в ста­ны во­гу­лов, убеж­дая их пре­кра­тить гра­бить без­за­щит­ных пер­мя­ков-хри­сти­ан. Во вре­мя од­ной из та­ких по­ез­док скон­чал­ся му­че­ни­че­ской смер­тью – был убит (по пре­да­нию – за­ду­шен омо­фо­ром) сво­им слу­гой-во­гу­лом в 1441 го­ду. По­гре­бен был в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви се­ла Усть-Вымь, неда­ле­ко от го­ро­да Ярен­ска, на ре­ке Вы­че­где (па­мять 24 ян­ва­ря). Пре­ем­ни­ком свя­ти­те­ля Ге­ра­си­ма был уче­ный ар­хи­манд­рит Пи­ти­рим. И в его вре­мя во­гу­лы не пе­ре­ста­ва­ли на­па­дать на мир­ных зы­рян, на­се­ляв­ших Перм­скую стра­ну. Епи­скоп Пи­ти­рим, так же как и его пред­ше­ствен­ни­ки, стал за­ступ­ни­ком сво­их па­со­мых. В 1447 го­ду он в Москве лич­но про­сил ве­ли­ко­го кня­зя об ока­за­нии по­мо­щи зы­ря­нам. Свя­ти­тель ча­сто по­се­щал свою паст­ву, рас­се­ян­ную на огром­ной тер­ри­то­рии, на­став­ляя ее Сло­вом Бо­жи­им и при­хо­дя на по­мощь в ее бед­стви­ях. Для про­све­ще­ния языч­ни­ков-во­гу­лов он пред­при­ни­мал да­ле­кие пу­те­ше­ствия, во вре­мя ко­то­рых жизнь его неред­ко под­вер­га­лась опас­но­стям, так как ему при­хо­ди­лось тер­петь все­воз­мож­ные ли­ше­ния. Но свя­ти­тель не жа­лел сво­их сил, про­све­щая лю­дей и по­учая в до­мах, хра­мах, на от­кры­тых ме­стах.

Сво­ей про­по­ве­дью он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство мно­гих во­гу­лов, жив­ших по при­то­кам ре­ки Пе­чо­ры. Этим он воз­бу­дил страш­ный гнев пред­во­ди­те­ля во­гу­лов – Асы­ки, ко­то­рый убил свя­ти­те­ля на по­ле во вре­мя со­вер­ше­ния им мо­леб­ствия. Про­изо­шло это неда­ле­ко от Усть-Вы­ми 19 ав­гу­ста 1455 го­да. Свя­ти­тель Пи­ти­рим со­ста­вил жи­тие свя­ти­те­ля Алек­сия и ка­нон на об­ре­те­ние мо­щей его.

По­сле свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма на Перм­скую ка­фед­ру всту­пил епи­скоп Иона. Он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство осталь­ную часть Ве­ли­кой Пер­ми, то есть язы­че­ские пле­ме­на, жив­шие по ре­кам Ви­ше­ре, Ка­ме, Чу­со­вой и дру­гим. Его ста­ра­ни­я­ми бы­ли ис­треб­ле­ны идо­лы и на их ме­стах со­ору­же­ны хра­мы, при ко­то­рых свя­ти­тель от­кры­вал учи­ли­ща. К но­во­об­ра­щен­ным из Усть-Вы­ми бы­ли пе­ре­ве­де­ны опыт­ные пас­ты­ри, ко­то­рые про­по­ве­до­ва­ли и пре­по­да­ва­ли в этих учи­ли­щах. Пре­ста­вил­ся свя­ти­тель Иона 6 июня 1470 го­да.

Мо­щи трех перм­ских свя­ти­те­лей несколь­ко ве­ков по­ко­и­лись под спу­дом в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви (в Во­ло­год­ской об­ла­сти), ко­то­рая бы­ла глав­ным ка­фед­раль­ным со­бо­ром епи­ско­пов перм­ских до 1564 го­да. Над гроб­ни­цей бы­ла по­ме­ще­на ико­на в се­реб­ря­ном бас­ман­ном окла­де, изо­бра­жа­ю­щая свя­ти­те­лей во весь рост. Под­пись на ней гла­си­ла, что па­мять свя­ти­те­лей Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны со­вер­ша­ет­ся еже­год­но 29 ян­ва­ря (ст. ст.) «по со­бор­но­му опре­де­ле­нию пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на и по по­ве­ле­нию ца­ря Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Шуй­ско­го». Об­ще­цер­ков­ное про­слав­ле­ние Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны бы­ло в 1607 го­ду, од­на­ко мест­ное по­чи­та­ние их на­ча­лось го­раз­до ра­нее. Преж­де был и осо­бен­ный храм во имя трех Перм­ских свя­ти­те­лей, но в 1749 го­ду вме­сто него, по гра­мо­те устюж­ско­го епи­ско­па Вар­ла­а­ма, к Бла­го­ве­щен­ской церк­ви с се­вер­ной сто­ро­ны был при­стро­ен при­дел, освя­щен­ный 29 ян­ва­ря 1764 го­да во имя Всех свя­тых, – в нем на­про­тив цар­ских врат несколь­ко на­пра­во и ока­за­лась об­щая гроб­ни­ца свя­ти­те­лей.

Ле­том 1936 го­да Бла­го­ве­щен­ский храм вме­сте с при­де­лом Всех свя­тых был взо­рван, и с тех пор пол­ве­ка свя­тое ме­сто пре­бы­ва­ло в за­пу­сте­нии. Ле­том 1995 го­да - го­да под­го­тов­ки к празд­но­ва­нию 600-ле­тия пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го - в Усть-Вы­ми, на ме­сте где сто­ял Бла­го­ве­щен­ский со­бор, бы­ли про­ве­де­ны ар­хео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки. Вот как опи­сы­ва­ет­ся это в жур­на­ле «Арт» (№ 1, 1999 г.):

«Сте­фа­нов­ский фонд взял­ся за вос­ста­нов­ле­ние ча­сов­ни на этом ме­сте, на ста­ром фун­да­мен­те, и то­гда же встал во­прос: как удо­сто­ве­рить­ся в том, что мо­щи свя­ти­те­лей Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны, все­гда - с XV ве­ка - на­хо­див­ши­е­ся под спу­дом, уце­ле­ли при взры­ве и не бы­ли осквер­не­ны? Отец Вла­ди­мир Ду­най­чик, на­сто­я­тель Усть-Вым­ской Сте­фа­нов­ской церк­ви, бла­го­сло­вил сде­лать проб­ный рас­коп, и вот в по­го­жий ок­тябрь­ский день (5 ок­тяб­ря) мы при­сту­пи­ли к де­лу... Во­круг нас воз­ве­де­ни­ем стен за­ни­ма­лись стро­и­те­ли, мест­ная адми­ни­стра­ция за­чем-то «по­сла­ла на под­мо­гу» еще це­лый гру­зо­вик сол­дат - сло­вом, несколь­ко де­сят­ков че­ло­век на­хо­ди­лись на хол­ме, по пре­да­нию, на­сы­пан­ном ослеп­лен­ны­ми языч­ни­ка­ми по по­ве­ле­нию свя­ти­те­ля Сте­фа­на. Рас­коп углуб­лял­ся, про­шли «чер­ную по­ло­су» - ви­ди­мо, след сго­рев­ше­го де­ре­вян­но­го хра­ма – под непре­стан­ное чте­ние Ака­фи­ста перм­ским свя­ти­те­лям пе­ред им­про­ви­зи­ро­ван­ной ико­ной-фо­то­гра­фи­ей...

Ста­ли при­бли­жать­ся ран­ние осен­ние су­мер­ки, за­мет­но все ста­ли нерв­ни­чать, и тут об­ва­лил­ся тот уча­сток сте­ны, ко­то­рым хо­те­ли огра­дить внут­ри фун­да­мен­та пред­по­ла­га­е­мое ме­сто за­хо­ро­не­ния, чтобы за­сы­пать внут­ри пе­соч­ком, - и то­гда ре­ше­но бы­ло оста­но­вить­ся. А на дру­гой день про­дол­жать уже не при­шлось, в сущ­но­сти и так бы­ло яс­но, что под фун­да­мен­том ни­кто не рыл­ся, по­сле­до­ва­тель­ность сло­ев не на­ру­ше­на, то есть ле­жат где-то мо­щи глу­бо­ко в зем­ле, а на­сколь­ко глу­бо­ко - од­но­му Бо­гу ве­до­мо. Стро­и­те­ли то­ро­пи­лись до зи­мы воз­ве­сти сте­ны, вос­ста­но­ви­ли рух­нув­шую на­ка­нуне клад­ку и при­ня­лись за­сы­пать рас­коп пе­соч­ком, а к 9 мая юби­лей­но­го Сте­фа­нов­ско­го го­да ча­сов­ня бы­ла го­то­ва к освя­ще­нию Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Алек­си­ем...»

Ча­сов­ня бы­ла до­стро­е­на и освя­ще­на Пер­во­свя­ти­те­лем в день па­мя­ти свя­ти­те­ля Сте­фа­на. Те­перь она от­но­сит­ся к недав­но об­ра­зо­ван­но­му в Усть-Вы­ми Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­ско­му мо­на­сты­рю. Ныне в ча­совне над мо­ща­ми уста­нов­ле­на ра­ка, ку­да мо­жет прий­ти и по­мо­лить­ся лю­бой па­лом­ник.

Питири́м Великопермский, Устьвымский

Краткое житие священномученика Питирима, епископа Великопермского

Свя­щен­но­му­че­ник Пи­ти­рим был из­бран и по­свя­щен на Перм­скую ка­фед­ру по­сле стра­даль­че­ской кон­чи­ны свя­ти­те­ля Перм­ско­го Ге­ра­си­ма († по­сле 1441 г.). До это­го свя­ти­тель Пи­ти­рим в сане ар­хи­манд­ри­та на­сто­я­тель­ство­вал в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Епи­скоп Пи­ти­рим тру­дил­ся в утвер­жде­нии хри­сти­ан­ской ве­ры сре­ди зы­рян и во­гу­лов-языч­ни­ков, при­зы­вал всех от­стать от гра­бе­жей, хра­нить мир, уве­ще­вал и кня­зя Ди­мит­рия Ше­мя­ку не из­ме­нять клят­вен­ным до­го­во­рам. Сво­ей про­по­ве­дью он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство мно­гих во­гу­лов, чем воз­бу­дил страш­ный гнев пред­во­ди­те­ля их – Асы­ки. И ко­гда свя­ти­тель со­вер­шал освя­ще­ние во­ды на мы­се при сли­я­нии Ва­га и Вы­чег­да, Асыка убил его – 19 ав­гу­ста 1455 или 1456 г.

Полное житие священномученика Питирима, епископа Великопермского

Свя­ти­тель Пи­ти­рим, епи­скоп Ве­ли­ко­перм­ский, был из­бран и по­свя­щен на Перм­скую ка­фед­ру по­сле стра­даль­че­ской кон­чи­ны свя­ти­те­ля Перм­ско­го Ге­ра­си­ма († по­сле 1441 г., па­мять 24 ян­ва­ря). До то­го свя­ти­тель Пи­ти­рим в сане ар­хи­манд­ри­та на­сто­я­тель­ство­вал в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Поз­же он стал из­ве­стен как со­ста­ви­тель ка­но­на свя­ти­те­лю Алек­сию, мит­ро­по­ли­ту Мос­ков­ско­му (па­мять 12 фев­ра­ля), и со­би­ра­тель све­де­ний о его жи­тии. При­быв на ка­фед­ру, свя­ти­тель Пи­ти­рим преж­де все­го за­нял­ся уста­нов­ле­ни­ем дру­же­ствен­ных от­но­ше­ний меж­ду зы­ря­на­ми и во­гу­ла­ми. Он рас­сы­лал уве­ща­тель­ные гра­мо­ты и по­сла­ния, стре­мясь огра­дить зы­рян от гра­бе­жа. Од­на­ко пред­во­ди­тель во­гу­лов Асы­ка, поль­зу­ясь кня­же­ски­ми раз­до­ра­ми и уда­лен­но­стью ка­фед­ры от сто­ли­цы, разо­рял хри­сти­ан­ские се­ле­ния и уби­вал без­за­щит­ный на­род. Нов­го­род­ские вла­дель­цы зе­мель на ре­ках Вы­ге и Двине, тер­пев­шие убыт­ки от бес­пре­стан­но­го раз­боя, в 1445 го­ду по­шли про­тив во­гу­лов и взя­ли Асы­ку в плен. Ко­вар­ный языч­ник клял­ся в дру­же­ствен­ном от­но­ше­нии к Пер­ми и обе­щал не тре­во­жить бо­лее хри­сти­ан. От­пу­щен­ный на сво­бо­ду, Асы­ка стал вы­жи­дать удоб­но­го мо­мен­та, чтобы на­пасть на Усть-Вымь с це­лью убить свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма, ко­то­ро­му при­пи­сы­вал свое по­ра­же­ние от нов­го­род­цев. За это вре­мя свя­ти­тель Пи­ти­рим два­жды был в Москве: в 1447 го­ду для со­став­ле­ния со­бор­но­го по­сла­ния кня­зю Ди­мит­рию Ше­мя­ке, из­ме­нив­ше­му клят­вен­ным до­го­во­рам (пред­по­ла­га­ют, что со­ста­ви­те­лем гра­мо­ты был свя­ти­тель Пи­ти­рим), и в 1448 го­ду при по­став­ле­нии на Мос­ков­скую мит­ро­по­лию свя­ти­те­ля Ио­ны (па­мять 31 мар­та). Вос­поль­зо­вав­шись от­сут­стви­ем свя­ти­те­ля, Асы­ка сно­ва на­пал на бли­жай­шие к Пе­чо­ре зы­рян­ские по­се­ле­ния, уби­вая и гра­бя жи­те­лей. Не толь­ко зы­ря­пе, но и во­гу­лы, ко­че­вав­шие по при­то­кам Пе­чо­ры, убе­ди­лись в ис­тине про­по­ве­ди свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма и на­ча­ли при­ни­мать Кре­ще­ние. Озлоб­лен­ный этим, Асы­ка со­вер­шил но­вое зло­де­я­ние. 19 ав­гу­ста 1456 го­да он убил свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма, ко­гда тот со­вер­шал освя­ще­ние во­ды на мы­се, об­ра­зу­е­мом сли­я­ни­ем рек Ва­ги и Вы­че­гды. Те­ло свя­ти­те­ля оста­ва­лось в те­че­ние 40 дней в гро­бе на ме­сте кон­чи­ны (так как жда­ли от­вет на пе­чаль­ное из­ве­стие о его пре­став­ле­нии), и, несмот­ря на зной­ное вре­мя, тле­ние не кос­ну­лось его. Свя­ти­тель был по­гре­бен в Усть-Вым­ском ка­фед­раль­ном Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре воз­ле сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка, свя­ти­те­ля Ге­ра­си­ма. Па­мять пре­став­ле­ния его бы­ла вне­се­на в устав уже в 1522 го­ду. А с 1607 го­да бы­ла уста­нов­ле­на об­щая па­мять (29 ян­ва­ря) трем Ве­ли­ко­перм­ским свя­ти­те­лям: Ге­ра­си­му, Пи­ти­ри­му и Ионе, пре­ем­ствен­но сме­нив­шим друг дру­га на Усть-Вым­ской ка­фед­ре.

Святители Герасим, Питирим и Иона, Великопермские и Устьвымские

Свя­ти­те­ли Ге­ра­сим, Пи­ти­рим, Иона бы­ли епи­ско­па­ми Ве­ли­коперм­ски­ми и Усть­вым­ски­ми. Свя­той Ге­ра­сим – тре­тий епи­скоп зы­рян­ско­го на­ро­да, до­стой­ный по­сле­до­ва­тель свя­ти­те­ля Сте­фа­на, про­све­ти­те­ля Перм­ско­го. На Перм­скую ка­фед­ру воз­ве­ден по­сле 1416 го­да, ко­гда толь­ко часть зы­рян бы­ла об­ра­ще­на в хри­сти­ан­ство. С ве­ли­кой рев­но­стью он за­бо­тил­ся о сво­ей пастве, стра­дав­шей от непре­стан­ных на­бе­гов нов­го­род­цев и языч­ни­ков-во­гу­лов. Он без­бо­яз­нен­но вхо­дил в ста­ны во­гу­лов, убеж­дая их пре­кра­тить гра­бить без­за­щит­ных пер­мя­ков-хри­сти­ан. Во вре­мя од­ной из та­ких по­ез­док скон­чал­ся му­че­ни­че­ской смер­тью – был убит (по пре­да­нию – за­ду­шен омо­фо­ром) сво­им слу­гой-во­гу­лом в 1441 го­ду. По­гре­бен был в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви се­ла Усть-Вымь, неда­ле­ко от го­ро­да Ярен­ска, на ре­ке Вы­че­где (па­мять 24 ян­ва­ря). Пре­ем­ни­ком свя­ти­те­ля Ге­ра­си­ма был уче­ный ар­хи­манд­рит Пи­ти­рим. И в его вре­мя во­гу­лы не пе­ре­ста­ва­ли на­па­дать на мир­ных зы­рян, на­се­ляв­ших Перм­скую стра­ну. Епи­скоп Пи­ти­рим, так же как и его пред­ше­ствен­ни­ки, стал за­ступ­ни­ком сво­их па­со­мых. В 1447 го­ду он в Москве лич­но про­сил ве­ли­ко­го кня­зя об ока­за­нии по­мо­щи зы­ря­нам. Свя­ти­тель ча­сто по­се­щал свою паст­ву, рас­се­ян­ную на огром­ной тер­ри­то­рии, на­став­ляя ее Сло­вом Бо­жи­им и при­хо­дя на по­мощь в ее бед­стви­ях. Для про­све­ще­ния языч­ни­ков-во­гу­лов он пред­при­ни­мал да­ле­кие пу­те­ше­ствия, во вре­мя ко­то­рых жизнь его неред­ко под­вер­га­лась опас­но­стям, так как ему при­хо­ди­лось тер­петь все­воз­мож­ные ли­ше­ния. Но свя­ти­тель не жа­лел сво­их сил, про­све­щая лю­дей и по­учая в до­мах, хра­мах, на от­кры­тых ме­стах.

Сво­ей про­по­ве­дью он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство мно­гих во­гу­лов, жив­ших по при­то­кам ре­ки Пе­чо­ры. Этим он воз­бу­дил страш­ный гнев пред­во­ди­те­ля во­гу­лов – Асы­ки, ко­то­рый убил свя­ти­те­ля на по­ле во вре­мя со­вер­ше­ния им мо­леб­ствия. Про­изо­шло это неда­ле­ко от Усть-Вы­ми 19 ав­гу­ста 1455 го­да. Свя­ти­тель Пи­ти­рим со­ста­вил жи­тие свя­ти­те­ля Алек­сия и ка­нон на об­ре­те­ние мо­щей его.

По­сле свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма на Перм­скую ка­фед­ру всту­пил епи­скоп Иона. Он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство осталь­ную часть Ве­ли­кой Пер­ми, то есть язы­че­ские пле­ме­на, жив­шие по ре­кам Ви­ше­ре, Ка­ме, Чу­со­вой и дру­гим. Его ста­ра­ни­я­ми бы­ли ис­треб­ле­ны идо­лы и на их ме­стах со­ору­же­ны хра­мы, при ко­то­рых свя­ти­тель от­кры­вал учи­ли­ща. К но­во­об­ра­щен­ным из Усть-Вы­ми бы­ли пе­ре­ве­де­ны опыт­ные пас­ты­ри, ко­то­рые про­по­ве­до­ва­ли и пре­по­да­ва­ли в этих учи­ли­щах. Пре­ста­вил­ся свя­ти­тель Иона 6 июня 1470 го­да.

Мо­щи трех перм­ских свя­ти­те­лей несколь­ко ве­ков по­ко­и­лись под спу­дом в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви (в Во­ло­год­ской об­ла­сти), ко­то­рая бы­ла глав­ным ка­фед­раль­ным со­бо­ром епи­ско­пов перм­ских до 1564 го­да. Над гроб­ни­цей бы­ла по­ме­ще­на ико­на в се­реб­ря­ном бас­ман­ном окла­де, изо­бра­жа­ю­щая свя­ти­те­лей во весь рост. Под­пись на ней гла­си­ла, что па­мять свя­ти­те­лей Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны со­вер­ша­ет­ся еже­год­но 29 ян­ва­ря (ст. ст.) «по со­бор­но­му опре­де­ле­нию пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на и по по­ве­ле­нию ца­ря Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Шуй­ско­го». Об­ще­цер­ков­ное про­слав­ле­ние Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны бы­ло в 1607 го­ду, од­на­ко мест­ное по­чи­та­ние их на­ча­лось го­раз­до ра­нее. Преж­де был и осо­бен­ный храм во имя трех Перм­ских свя­ти­те­лей, но в 1749 го­ду вме­сто него, по гра­мо­те устюж­ско­го епи­ско­па Вар­ла­а­ма, к Бла­го­ве­щен­ской церк­ви с се­вер­ной сто­ро­ны был при­стро­ен при­дел, освя­щен­ный 29 ян­ва­ря 1764 го­да во имя Всех свя­тых, – в нем на­про­тив цар­ских врат несколь­ко на­пра­во и ока­за­лась об­щая гроб­ни­ца свя­ти­те­лей.

Ле­том 1936 го­да Бла­го­ве­щен­ский храм вме­сте с при­де­лом Всех свя­тых был взо­рван, и с тех пор пол­ве­ка свя­тое ме­сто пре­бы­ва­ло в за­пу­сте­нии. Ле­том 1995 го­да - го­да под­го­тов­ки к празд­но­ва­нию 600-ле­тия пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го - в Усть-Вы­ми, на ме­сте где сто­ял Бла­го­ве­щен­ский со­бор, бы­ли про­ве­де­ны ар­хео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки. Вот как опи­сы­ва­ет­ся это в жур­на­ле «Арт» (№ 1, 1999 г.):

«Сте­фа­нов­ский фонд взял­ся за вос­ста­нов­ле­ние ча­сов­ни на этом ме­сте, на ста­ром фун­да­мен­те, и то­гда же встал во­прос: как удо­сто­ве­рить­ся в том, что мо­щи свя­ти­те­лей Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны, все­гда - с XV ве­ка - на­хо­див­ши­е­ся под спу­дом, уце­ле­ли при взры­ве и не бы­ли осквер­не­ны? Отец Вла­ди­мир Ду­най­чик, на­сто­я­тель Усть-Вым­ской Сте­фа­нов­ской церк­ви, бла­го­сло­вил сде­лать проб­ный рас­коп, и вот в по­го­жий ок­тябрь­ский день (5 ок­тяб­ря) мы при­сту­пи­ли к де­лу... Во­круг нас воз­ве­де­ни­ем стен за­ни­ма­лись стро­и­те­ли, мест­ная адми­ни­стра­ция за­чем-то «по­сла­ла на под­мо­гу» еще це­лый гру­зо­вик сол­дат - сло­вом, несколь­ко де­сят­ков че­ло­век на­хо­ди­лись на хол­ме, по пре­да­нию, на­сы­пан­ном ослеп­лен­ны­ми языч­ни­ка­ми по по­ве­ле­нию свя­ти­те­ля Сте­фа­на. Рас­коп углуб­лял­ся, про­шли «чер­ную по­ло­су» - ви­ди­мо, след сго­рев­ше­го де­ре­вян­но­го хра­ма – под непре­стан­ное чте­ние Ака­фи­ста перм­ским свя­ти­те­лям пе­ред им­про­ви­зи­ро­ван­ной ико­ной-фо­то­гра­фи­ей...

Ста­ли при­бли­жать­ся ран­ние осен­ние су­мер­ки, за­мет­но все ста­ли нерв­ни­чать, и тут об­ва­лил­ся тот уча­сток сте­ны, ко­то­рым хо­те­ли огра­дить внут­ри фун­да­мен­та пред­по­ла­га­е­мое ме­сто за­хо­ро­не­ния, чтобы за­сы­пать внут­ри пе­соч­ком, - и то­гда ре­ше­но бы­ло оста­но­вить­ся. А на дру­гой день про­дол­жать уже не при­шлось, в сущ­но­сти и так бы­ло яс­но, что под фун­да­мен­том ни­кто не рыл­ся, по­сле­до­ва­тель­ность сло­ев не на­ру­ше­на, то есть ле­жат где-то мо­щи глу­бо­ко в зем­ле, а на­сколь­ко глу­бо­ко - од­но­му Бо­гу ве­до­мо. Стро­и­те­ли то­ро­пи­лись до зи­мы воз­ве­сти сте­ны, вос­ста­но­ви­ли рух­нув­шую на­ка­нуне клад­ку и при­ня­лись за­сы­пать рас­коп пе­соч­ком, а к 9 мая юби­лей­но­го Сте­фа­нов­ско­го го­да ча­сов­ня бы­ла го­то­ва к освя­ще­нию Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Алек­си­ем...»

Ча­сов­ня бы­ла до­стро­е­на и освя­ще­на Пер­во­свя­ти­те­лем в день па­мя­ти свя­ти­те­ля Сте­фа­на. Те­перь она от­но­сит­ся к недав­но об­ра­зо­ван­но­му в Усть-Вы­ми Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­ско­му мо­на­сты­рю. Ныне в ча­совне над мо­ща­ми уста­нов­ле­на ра­ка, ку­да мо­жет прий­ти и по­мо­лить­ся лю­бой па­лом­ник.

Ио́на Великопермский, Устьвымский

Краткое житие святителя Ионы, епископа Великопермского

Свя­ти­тель Иона, епи­скоп Ве­ли­ко­перм­ский, был пре­ем­ни­ком уби­то­го во­гу­ли­ча­ми в 1455 го­ду свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма, епи­ско­па Перм­ско­го (па­мять 19 ав­гу­ста). В 1462 го­ду свя­ти­тель Иона об­ра­тил ко Хри­сту жи­те­лей Ве­ли­кой Пер­ми. Для рас­про­стра­не­ния и утвер­жде­ния хри­сти­ан­ской ве­ры он по­сто­ян­но пу­те­ше­ство­вал по сво­ей об­шир­ной епар­хии. Свя­ти­тель пре­ста­вил­ся к Бо­гу 6 июня 1470 го­да и был по­гре­бен в Усть-Вы­ми в Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре.

Полное житие святителя Ионы, епископа Великопермского

Свя­ти­тель Иона, епи­скоп Ве­ли­ко­перм­ский, был пя­тым епи­ско­пом Перм­ским. По­сле кон­чи­ны ве­ли­ко­го про­све­ти­те­ля Перм­ско­го края свя­ти­те­ля Сте­фа­на († 1396; па­мять 26 ап­ре­ля/ 9 мая) его пре­ем­ни­ком стал епи­скоп Иса­а­кий, про­во­див­ший боль­шую часть сво­е­го вре­ме­ни в Москве и недол­го на­хо­див­ший­ся на Перм­ской ка­фед­ре.

Апо­столь­ские тру­ды свя­ти­те­ля Сте­фа­на про­дол­жи­ли свя­ти­те­ли Ге­ра­сим († 1441; па­мять 24 ап­ре­ля/7 мая) и Пи­ти­рим († 1455; па­мять 19 ав­гу­ста/1 сен­тяб­ря); оба при­ня­ли му­че­ни­че­скую смерть, ис­пол­няя свой ар­хи­пас­тыр­ский долг.

Вско­ре по­сле уби­е­ния от­ря­дом во­гуль­ско­го кня­зя Асы­ки свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Ру­си чу­до­тво­рец Иона († 1461; па­мять 31 мар­та/13 ап­ре­ля и 15/28 июня) ру­ко­по­ло­жил со­имен­но­го ему бла­го­че­сти­во­го ино­ка в епи­скоп­ский сан. В 1455 го­ду епи­скоп Иона при­был в Усть-Вымь — глав­ное се­ле­ние об­ра­щен­ных в хри­сти­ан­ство зы­рян, где еще в 1383 го­ду свя­тым Сте­фа­ном бы­ла учре­жде­на ка­фед­ра при по­стро­ен­ном им хра­ме в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

При­ни­мая ме­сто, обаг­рен­ное кро­вью двух его пред­ше­ствен­ни­ков, свя­ти­тель Иона без­услов­но по­ни­мал, ка­кие труд­но­сти он встре­тит на сво­ем ар­хи­пас­тыр­ском пу­ти. Вре­мя меж­до­усо­биц уже про­хо­ди­ло, и ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ва­си­лье­вич Тем­ный еще в Москве обе­щал свя­ти­те­лю за­щи­ту и по­кро­ви­тель­ство. При­слан­ная им силь­ная мос­ков­ская рать за 1458–1459 гг. уста­но­ви­ла в Перм­ских пре­де­лах от­но­си­тель­ное спо­кой­ствие, усми­рив при этом вят­скую воль­ни­цу, при­ни­мав­шую уча­стие в гра­бе­жах по­се­ле­ний зы­рян и убий­стве свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма. В слу­чае же на­бе­гов по­лу­ди­ких пле­мен во­гу­лов (или во­гу­ли­чей) Нов­го­род и Устюг бы­ли обя­за­ны по пер­во­му тре­бо­ва­нию Перм­ско­го епи­ско­па ока­зы­вать ему во­ен­ную по­мощь.

За­ру­чив­шись та­кой под­держ­кой, свя­ти­тель Иона смог все свои си­лы на­пра­вить на укреп­ле­ние Перм­ской Церк­ви. Глав­ным де­лом жиз­ни свя­ти­те­ля ста­ло даль­ней­шее про­све­ще­ние наи­бо­лее упор­но дер­жав­ших­ся ве­ро­ва­ний неболь­ших, но очень во­ин­ствен­ных на­род­но­стей Ве­ли­кой Пер­ми — остя­ков и во­гу­лов. Яв­ля­ясь со­се­дя­ми уже кре­стив­ших­ся зы­рян, они вры­ва­лись в их по­се­ле­ния, гра­бя и при­нуж­дая жи­те­лей от­ка­зы­вать­ся от ис­тин­ной ве­ры.

По­доб­но пер­во­свя­ти­те­лю Перм­ско­му Сте­фа­ну, свя­ти­тель Иона встре­тил на сво­ем пу­ти нема­ло ли­ше­ний, опас­но­стей и го­не­ний. Неуто­ми­мо бо­рол­ся он с вли­я­ни­ем волх­вов и жре­цов на про­сто­душ­ный на­род, по­кло­няв­ший­ся язы­че­ско­му ис­ту­ка­ну – Зо­ло­той ба­бе.

В 1462 го­ду епи­скоп Иона был вы­зван на пре­ния о ве­ре, ко­то­рые про­хо­ди­ли в Уро­се, вла­де­нии перм­ских язы­че­ских князь­ков. Одер­жав убе­ди­тель­ную по­бе­ду над глав­ны­ми перм­ски­ми волх­ва­ми, свя­ти­тель су­мел за­жечь све­том Хри­сто­вой ис­ти­ны серд­це од­но­го из наи­бо­лее вли­я­тель­ных в тех ме­стах кня­зей (по неко­то­рым све­де­ни­ям, сы­на то­го са­мо­го Асы­ки, от ру­ки ко­то­ро­го при­нял кон­чи­ну свя­ти­тель Пи­ти­рим).

С по­мо­щью это­го кня­зя, на­ре­чен­но­го во Свя­том Кре­ще­нии Ми­ха­и­лом, епи­скоп Иона при­сту­пил к ис­ко­ре­не­нию язы­че­ских ку­мир­ниц и идо­лов. За 1462–1463 го­ды про­по­ве­дью сло­ва Бо­жия епи­скоп Иона окон­ча­тель­но об­ра­тил в хри­сти­ан­ство на­ро­ды Ве­ли­кой Пер­ми, ко­то­рую он, по вы­ра­же­нию ле­то­пис­ца, «до­бавне кре­сти».

На ме­стах идоль­ских ка­пищ, ку­да на­род при­вык сте­кать­ся для жерт­во­при­но­ше­ний, свя­ти­тель стро­ил хра­мы и от­кры­вал при них шко­лы для обу­че­ния де­тей. Из Усть-Вы­ми им бы­ли вы­зва­ны опыт­ные и знав­шие мест­ные обы­чаи свя­щен­ни­ки, спо­соб­ные про­дол­жить де­ло про­све­ще­ния но­во­об­ра­щен­ной паст­вы. Де­я­тель­ную по­мощь Перм­ско­му епи­ско­пу ока­за­ли ино­ки Тро­иц­кой Пе­чор­ской пу­сты­ни. Дол­гое вре­мя они вы­пол­нял обя­зан­но­сти при­ход­ских свя­щен­ни­ков для хри­сти­ан, жив­ших на ре­ке Пе­чо­ре. В глав­ном по­се­ле­нии Пер­ми Чер­ды­ни епи­скоп Иона ос­но­вал мо­на­стырь во имя свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, на устрой­ство ко­то­ро­го, так же, как и на стро­и­тель­ство хра­мов, щед­рые по­жерт­во­ва­ния де­ла­ли жи­те­ли Устю­га и Нов­го­ро­да.

В 1468 го­ду перм­ские зем­ли по­стра­да­ли от на­бе­га ка­зан­ских та­тар. Свя­ти­тель Иона, не ща­дя сво­их сил, ста­рал­ся по­мочь по­стра­дав­шим.

Успеш­ная ар­хи­пас­тыр­ская де­я­тель­ность свя­ти­те­ля Ио­ны укре­пи­ла его ав­то­ри­тет сре­ди иерар­хов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1459 го­ду он был при­зван в Моск­ву, где при­нял уча­стие в Со­бо­ре, в част­но­сти, в со­став­ле­нии по­сла­ния ли­тов­ским епи­ско­пам о хра­не­нии вер­но­сти пра­во­сла­вию. Об ува­же­нии и до­ве­рии, ка­ким Перм­ский епи­скоп поль­зо­вал­ся у те­зо­име­ни­то­го мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ио­ны, сви­де­тель­ству­ет про­чте­ние ду­хов­но­го за­ве­ща­ния по­чив­ше­го в 1461 го­ду пер­во­свя­ти­те­ля со­брав­шим­ся в Москве ар­хи­ере­ям епи­ско­пом Ионой.

За несколь­ко лет до бла­жен­ной кон­чи­ны, пред­чув­ствуя ее бли­зость, свя­ти­тель Иона стре­мил­ся по­бы­вать в каж­дом, да­же са­мом от­да­лен­ном ме­сте сво­ей епар­хии, чтобы сло­вом на­зи­да­ния укре­пить но­во­об­ра­щен­ных в хри­сти­ан­ской ве­ре, предо­сте­речь их от опас­но­сти воз­вра­ще­ния к язы­че­ским при­выч­кам и обы­ча­ям.

Пят­на­дцать лет дли­лось свя­ти­тель­ское слу­же­ние в Перм­ской зем­ле. 6 июня 1470 го­да он мир­но ото­шел ко Гос­по­ду.

По сви­де­тель­ству ле­то­пис­ца, «по­ло­же­но бысть свя­тое те­ло его на Усть-Вы­ми, в его епи­ско­пии, близ мо­щей свя­тых в церк­ви (Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы), по ле­вую сто­ро­ну Ге­ра­си­ма и Пи­ти­ри­ма, епи­ско­пов Усть-Вым­ских, чу­до­твор­цев, иде­же все три вку­пе по­чи­ва­ют и чу­де­са тво­рят и ис­це­ле­ния раз­лич­ные по­да­ют с ве­рою при­хо­дя­щим». Об­щая па­мять трем свя­ти­те­лям (кро­ме па­мя­ти, со­вер­ша­е­мой в день кон­чи­ны каж­до­го) уста­нов­ле­на 29 ян­ва­ря 1607 го­да Со­бор­ным опре­де­ле­ни­ем при свя­тей­шем пат­ри­ар­хе Гер­мо­гене и ца­ре Ва­си­лии Иоан­но­ви­че Шуй­ском.

Святители Герасим, Питирим и Иона, Великопермские и Устьвымские

Свя­ти­те­ли Ге­ра­сим, Пи­ти­рим, Иона бы­ли епи­ско­па­ми Ве­ли­ко-перм­ски­ми и Усть­вым­ски­ми. Свя­той Ге­ра­сим – тре­тий епи­скоп зы­рян­ско­го на­ро­да, до­стой­ный по­сле­до­ва­тель свя­ти­те­ля Сте­фа­на, про­све­ти­те­ля Перм­ско­го. На Перм­скую ка­фед­ру воз­ве­ден по­сле 1416 го­да, ко­гда толь­ко часть зы­рян бы­ла об­ра­ще­на в хри­сти­ан­ство. С ве­ли­кой рев­но­стью он за­бо­тил­ся о сво­ей пастве, стра­дав­шей от непре­стан­ных на­бе­гов нов­го­род­цев и языч­ни­ков-во­гу­лов. Он без­бо­яз­нен­но вхо­дил в ста­ны во­гу­лов, убеж­дая их пре­кра­тить гра­бить без­за­щит­ных пер­мя­ков-хри­сти­ан. Во вре­мя од­ной из та­ких по­ез­док скон­чал­ся му­че­ни­че­ской смер­тью – был убит (по пре­да­нию – за­ду­шен омо­фо­ром) сво­им слу­гой-во­гу­лом в 1441 го­ду. По­гре­бен был в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви се­ла Усть-Вымь, неда­ле­ко от го­ро­да Ярен­ска, на ре­ке Вы­че­где (па­мять 24 ян­ва­ря). Пре­ем­ни­ком свя­ти­те­ля Ге­ра­си­ма был уче­ный ар­хи­манд­рит Пи­ти­рим. И в его вре­мя во­гу­лы не пе­ре­ста­ва­ли на­па­дать на мир­ных зы­рян, на­се­ляв­ших Перм­скую стра­ну. Епи­скоп Пи­ти­рим, так же, как и его пред­ше­ствен­ни­ки, стал за­ступ­ни­ком сво­их па­со­мых. В 1447 го­ду он в Москве лич­но про­сил ве­ли­ко­го кня­зя об ока­за­нии по­мо­щи зы­ря­нам. Свя­ти­тель ча­сто по­се­щал свою паст­ву, рас­се­ян­ную на огром­ной тер­ри­то­рии, на­став­ляя ее Сло­вом Бо­жи­им и при­хо­дя на по­мощь в ее бед­стви­ях. Для про­све­ще­ния языч­ни­ков-во­гу­лов он пред­при­ни­мал да­ле­кие пу­те­ше­ствия, во вре­мя ко­то­рых жизнь его неред­ко под­вер­га­лась опас­но­стям, так как ему при­хо­ди­лось тер­петь все­воз­мож­ные ли­ше­ния. Но свя­ти­тель не жа­лел сво­их сил, про­све­щая лю­дей и по­учая в до­мах, хра­мах, на от­кры­тых ме­стах.

Сво­ей про­по­ве­дью он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство мно­гих во­гу­лов, жив­ших по при­то­кам ре­ки Пе­чо­ры. Этим он воз­бу­дил страш­ный гнев пред­во­ди­те­ля во­гу­лов – Асы­ки, ко­то­рый убил свя­ти­те­ля на по­ле во вре­мя со­вер­ше­ния им мо­леб­ствия. Про­изо­шло это неда­ле­ко от Усть-Вы­ми 19 ав­гу­ста 1455 го­да. Свя­ти­тель Пи­ти­рим со­ста­вил жи­тие свя­ти­те­ля Алек­сия и ка­нон на об­ре­те­ние мо­щей его.

По­сле свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма на Перм­скую ка­фед­ру всту­пил епи­скоп Иона. Он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство осталь­ную часть Ве­ли­кой Пер­ми, то есть язы­че­ские пле­ме­на, жив­шие по ре­кам Ви­ше­ре, Ка­ме, Чу­со­вой и дру­гим. Его ста­ра­ни­я­ми бы­ли ис­треб­ле­ны идо­лы и на их ме­стах со­ору­же­ны хра­мы, при ко­то­рых свя­ти­тель от­кры­вал учи­ли­ща. К но­во­об­ра­щен­ным из Усть-Вы­ми бы­ли пе­ре­ве­де­ны опыт­ные пас­ты­ри, ко­то­рые про­по­ве­до­ва­ли и пре­по­да­ва­ли в этих учи­ли­щах. Пре­ста­вил­ся свя­ти­тель Иона 6 июня 1470 го­да.

Мо­щи трех перм­ских свя­ти­те­лей несколь­ко ве­ков по­ко­и­лись под спу­дом в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви (в Во­ло­год­ской об­ла­сти), ко­то­рая бы­ла глав­ным ка­фед­раль­ным со­бо­ром епи­ско­пов перм­ских до 1564 го­да. Над гроб­ни­цей бы­ла по­ме­ще­на ико­на в се­реб­ря­ном бас­ман­ном окла­де, изо­бра­жа­ю­щая свя­ти­те­лей во весь рост. Под­пись на ней гла­си­ла, что па­мять свя­ти­те­лей Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны со­вер­ша­ет­ся еже­год­но 29 ян­ва­ря (ст. ст.) «по со­бор­но­му опре­де­ле­нию пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на и по по­ве­ле­нию ца­ря Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Шуй­ско­го». Об­ще­цер­ков­ное про­слав­ле­ние Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны бы­ло в 1607 го­ду, од­на­ко мест­ное по­чи­та­ние их на­ча­лось го­раз­до ра­нее. Преж­де был и осо­бен­ный храм во имя трех Перм­ских свя­ти­те­лей, но в 1749 го­ду вме­сто него, по гра­мо­те устюж­ско­го епи­ско­па Вар­ла­а­ма, к Бла­го­ве­щен­ской церк­ви с се­вер­ной сто­ро­ны был при­стро­ен при­дел, освя­щен­ный 29 ян­ва­ря 1764 го­да во имя Всех свя­тых, — в нем на­про­тив цар­ских врат несколь­ко на­пра­во и ока­за­лась об­щая гроб­ни­ца свя­ти­те­лей.

Ле­том 1936 го­да Бла­го­ве­щен­ский храм вме­сте с при­де­лом Всех свя­тых был взо­рван, и с тех пор пол­ве­ка свя­тое ме­сто пре­бы­ва­ло в за­пу­сте­нии. Ле­том 1995 го­да - го­да под­го­тов­ки к празд­но­ва­нию 600-ле­тия пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го - в Усть-Вы­ми, на ме­сте где сто­ял Бла­го­ве­щен­ский со­бор, бы­ли про­ве­де­ны ар­хео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки. Вот как опи­сы­ва­ет­ся это в жур­на­ле «Арт» (№ 1, 1999 г.):

«Сте­фа­нов­ский фонд взял­ся за вос­ста­нов­ле­ние ча­сов­ни на этом ме­сте, на ста­ром фун­да­мен­те, и то­гда же встал во­прос: как удо­сто­ве­рить­ся в том, что мо­щи свя­ти­те­лей Ге­ра­си­ма, Пи­ти­ри­ма и Ио­ны, все­гда - с XV ве­ка - на­хо­див­ши­е­ся под спу­дом, уце­ле­ли при взры­ве и не бы­ли осквер­не­ны? Отец Вла­ди­мир Ду­най­чик, на­сто­я­тель Усть-Вым­ской Сте­фа­нов­ской церк­ви, бла­го­сло­вил сде­лать проб­ный рас­коп, и вот в по­го­жий ок­тябрь­ский день (5 ок­тяб­ря) мы при­сту­пи­ли к де­лу... Во­круг нас воз­ве­де­ни­ем стен за­ни­ма­лись стро­и­те­ли, мест­ная адми­ни­стра­ция за­чем-то «по­сла­ла на под­мо­гу» еще це­лый гру­зо­вик сол­дат - сло­вом, несколь­ко де­сят­ков че­ло­век на­хо­ди­лись на хол­ме, по пре­да­нию, на­сы­пан­ном ослеп­лен­ны­ми языч­ни­ка­ми по по­ве­ле­нию свя­ти­те­ля Сте­фа­на. Рас­коп углуб­лял­ся, про­шли «чер­ную по­ло­су» - ви­ди­мо, след сго­рев­ше­го де­ре­вян­но­го хра­ма — под непре­стан­ное чте­ние Ака­фи­ста перм­ским свя­ти­те­лям пе­ред им­про­ви­зи­ро­ван­ной ико­ной-фо­то­гра­фи­ей...

Ста­ли при­бли­жать­ся ран­ние осен­ние су­мер­ки, за­мет­но все ста­ли нерв­ни­чать, и тут об­ва­лил­ся тот уча­сток сте­ны, ко­то­рым хо­те­ли огра­дить внут­ри фун­да­мен­та пред­по­ла­га­е­мое ме­сто за­хо­ро­не­ния, чтобы за­сы­пать внут­ри пе­соч­ком, - и то­гда ре­ше­но бы­ло оста­но­вить­ся. А на дру­гой день про­дол­жать уже не при­шлось, в сущ­но­сти и так бы­ло яс­но, что под фун­да­мен­том ни­кто не рыл­ся, по­сле­до­ва­тель­ность сло­ев не на­ру­ше­на, то есть ле­жат где-то мо­щи глу­бо­ко в зем­ле, а на­сколь­ко глу­бо­ко - од­но­му Бо­гу ве­до­мо. Стро­и­те­ли то­ро­пи­лись до зи­мы воз­ве­сти сте­ны, вос­ста­но­ви­ли рух­нув­шую на­ка­нуне клад­ку и при­ня­лись за­сы­пать рас­коп пе­соч­ком, а к 9 мая юби­лей­но­го Сте­фа­нов­ско­го го­да ча­сов­ня бы­ла го­то­ва к освя­ще­нию Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Алек­си­ем...»

Ча­сов­ня бы­ла до­стро­е­на и освя­ще­на Пер­во­свя­ти­те­лем в день па­мя­ти свя­ти­те­ля Сте­фа­на. Те­перь она от­но­сит­ся к недав­но об­ра­зо­ван­но­му в Усть-Вы­ми Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­ско­му мо­на­сты­рю. Ныне в ча­совне над мо­ща­ми уста­нов­ле­на ра­ка, ку­да мо­жет прий­ти и по­мо­лить­ся лю­бой па­лом­ник.