Канон святителю Феодосию Черниговскому

Припев: Святи́телю о́тче Феодо́сие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 февраля (05 февраля ст. ст.); 22 сентября (09 сентября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Приими́ хвале́ние, от у́ст недосто́йных тебе́ приноси́мое, и возда́ждь те́плыми твои́ми моли́твами к Бо́гу чту́щим святу́ю па́мять твою́, о́тче на́ш Феодо́сие.

От ю́ности Го́спода возлюби́л еси́, чистоту́ непоро́чну сохраня́я, от де́тства Тому́ прилепи́лся еси́ чи́стою твое́ю душе́ю, в простоте́ и незло́бии се́рдце твое́ соблюда́я. Те́мже и ча́до Бо́жие вои́стинну бы́л еси́, свя́те Феодо́сие.

Бла́го е́сть му́жу, егда́ во́зьмет яре́м в ю́ности свое́й, глаго́лет Писа́ние. Сему́ глаго́лу после́дуя, с ра́достию и́го Госпо́дне от ю́ности восприя́л еси́ и бы́л еси́ и́нок преизря́дный, блаже́нне Феодо́сие.

Богоро́дичен: Пресвята́я Де́во, Ма́ти Бо́жия, Засту́пнице на́ша непосты́дная, спаси́, услы́ши на́с, страстьми́ лю́те одержи́мых, и да́ждь ру́ку по́мощи моли́твами Твои́ми.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.

Блаже́ни ни́щии ду́хом, глаго́лет Госпо́дь; сему́ спаси́тельному глаго́лу внима́я, па́че все́х доброде́телей нищету́ духо́вную потща́лся еси́ стяжа́ти, преподо́бне, возлюби́в ту́ю, я́ко огра́ду кре́пку от вся́каго искуше́ния и я́ко боголюбе́зную ма́терь все́х доброде́телей.

Позна́в, я́ко от послуша́ния ражда́ется смире́ние, от смире́ния же безстра́стие, все́м се́рдцем возлюби́л еси́ послуша́ние, во все́м во́лю свою́ и злы́я по́мыслы отсека́я. Те́мже и безстра́стия дости́гл еси́, угото́вав ду́шу твою́ в чи́стую оби́тель Ду́ха Пресвята́го.

Кро́тость ве́лию стяжа́л еси́, богому́дре Феодо́сие, вся́ ско́рбная благоду́шне претерпева́я, вся́кую оби́ду и уничиже́ние в молча́нии любо́вию покрыва́я. Сего́ ра́ди и прия́л еси́ насле́дие на земли́ живы́х, иде́же пра́веднии во ве́ки пребыва́ют, сла́вяще Го́спода Иису́са.

Богоро́дичен: Не и́мамы дерзнове́ния к Сы́ну и Бо́гу Твоему́, Пресвята́я Влады́чице, не и́мамы дерзнове́ния и к Тебе́, Пренепоро́чная, грехми́ при́сно оскверня́еми, а́ще не Сама́ Ты́, Премилосе́рдая Ма́ти, воззове́ши на́с, заблу́ждших, к покая́нию, наде́ждею спасе́ния отрева́ющи от на́с вся́кое уны́ние и разлене́ние.

Седа́лен, гла́с 4:

Яви́лся еси́ свети́льник благода́тный, о́тче на́ш Феодо́сие, ти́хим све́том смире́ния и любве́ сия́яй и на́с любо́вию твое́ю озаря́яй. Те́мже и мы́, любо́вию чту́ще па́мять твою́, вопие́м ти́: моли́ о на́с, святи́телю Бо́жий, новоявле́нный чудотво́рче.

Богоро́дичен: Мно́гими прегреше́нии у́м помраче́н иму́ще, вопие́м ко Твоему́ кре́пкому заступле́нию, Богоро́дице Де́во: просвети́ о́чи ду́ш на́ших и возсия́й на́м покая́ния зарю́, моли́твами уго́дника твоего́ святи́теля Феодо́сия, еди́на Чи́стая и Благослове́нная.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, Ты́ моя́ и си́ла, Ты́ мо́й Бо́г, Ты́ мое́ ра́дование, не оста́вль не́дра О́тча, и на́шу нищету́ посети́в. Те́м с проро́ком Авваку́мом зову́ Ти́: си́ле Твое́й сла́ва, Человеколю́бче.

Не́мощию отягче́н и ста́ростию претружде́н бы́в, архипа́стырь Ла́зарь пе́рвее у́бо сослужи́теля, последи́ же и насле́дника себе́ устроя́ет тя́, святи́телю Феодо́сие, и це́ркви Черни́говстей свети́льника, ю́же моли́твами твои́ми просвеща́й во вся́ ве́ки.

Вои́стинну че́сти и вла́сти святи́тельския досто́ин яви́лся еси́, о́тче Феодо́сие, сло́вом прему́др бы́в, житие́м же доброде́телен, в Боже́ственных Писа́ниих иску́сен и слове́сныя о́вцы наставля́ти зело́ дово́лен.

Благоче́стием украша́яся и в духо́внем жи́тельстве все́м лю́дем страны́ Черни́говския изве́стен бы́в, единоду́шне те́ми избра́н бы́л еси́ в вели́кое служе́ние Це́ркви Бо́жией, о́тче Феодо́сие, ю́же и ны́не назира́й твои́ми моли́твами.

Богоро́дичен: Мно́го мо́жет моли́тва пра́веднаго поспешеству́ема, глаго́лет Иа́ков, бра́т Госпо́день. Мно́го мо́жет и моли́тва святи́теля Феодо́сия, споспешеству́ема Твое́ю Ма́тернею моли́твою, Пресвята́я Влады́чице Богоро́дице: еси́ бо предста́тельство, и покро́в, и заступле́ние на́ше, Благода́тная.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тьма́ окая́ннаго? Но обрати́ мя́, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Ра́довахуся лю́дие гра́да Черни́гова, зря́ще тебе́ све́тлостию са́на святи́тельскаго облече́на, и ку́пно со архипа́стырем Ла́зарем престо́лу благода́ти Бо́жия предстоя́ща, и преподо́бныя своя́ ру́це о па́стве возде́юща, и, Христа́ благодаря́ще, сердцы́ свои́ми умиля́хуся.

О́браз бы́л еси́ все́й богода́нней па́стве твое́й, сло́вом и житие́м, любо́вию и ду́хом, ве́рою и чистото́ю. Сего́ ра́ди не то́чию о́вцы твоя́ любо́вию к тебе́ прилепля́хуся, но и иносла́внии тя́ я́ко челове́ка Бо́жия, о́тче на́ш Феодо́сие, почита́ху.

Па́стырь вои́стинну до́брый слове́сному ста́ду твоему́, святи́телю Феодо́сие, бы́л еси́, ду́шу твою́ за о́вцы твоя́ положи́ти гото́вый. Те́мже и яви́лся еси́ оби́димым у́бо засту́пник непреобори́мый, пра́вды же ревни́тель неустраши́мый, си́льных ми́ра сего́ с любо́вию облича́я и пасо́мых свои́х оте́чески вразумля́я, заблу́ждшия же на пу́ть пра́вый прему́дре наставля́я.

Богоро́дичен: Умерщвле́нную ду́шу мою́ оживи́, па́дшую возста́ви, уязвле́нную исцели́, у́м мо́й просвети́, искуше́ний во́лны укроти́, Ма́ти Бо́жия, Де́во Пресвята́я, и спаси́ мя́ моли́твами Твои́ми, Пречи́стая.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Моли́тву пролию́ ко Го́споду и Тому́ возвещу́ печа́ли моя́, я́ко зо́л душа́ моя́ испо́лнися и живо́т мо́й а́ду прибли́жися, и молю́ся, я́ко Ио́на: от тли́, Бо́же, возведи́ мя́.

От ю́ности и́нок преизря́дный бы́в, и́ноческия оби́тели с любо́вию созида́л еси́ и вся́ на по́льзу жития́ и́ноческаго в те́х благоустроя́л еси́, все́х при́сно к Бо́гу наставля́я оте́ческими твои́ми поуче́ньми, о́тче на́ш, Феодо́сие богому́дре.

Благоле́пне ду́шу твою́ во хра́м Ду́ха Бо́жия доброде́тельми устроя́я, благоле́пие до́му Бо́жия возлюби́л еси́ и, всеусе́рдное попече́ние о то́м име́я, еще́ и хра́мы но́вы созида́л еси́ во сла́ву Творца́ и Бо́га, ми́р ве́сь несказа́нною красото́ю благоукраси́вшаго.

Ра́достию а́нгельскою, святи́телю Бо́жий, ра́довался еси́, егда́ ча́да твоя́ во и́стине ходя́ща ви́дел еси́, и, я́коже оте́ц чадолюби́вый, се́рдцем твои́м о заблужда́ющихся скорбе́л еси́ и о спасе́нии все́х моли́тву твори́л еси́, вся́ любо́вию объе́мля и о все́х предста́тельствуя, о́тче на́ш, святи́телю Феодо́сие.

Богоро́дичен: Прииди́те, вси́ ве́рнии, припаде́м к те́плей Засту́пнице ро́да на́шего, Ма́тери Бо́жией, и во умиле́нии се́рдца воззове́м: Пресвята́я Влады́чице Богоро́дице, покры́й на́с благода́тным покро́вом Твои́м и моли́твами Твои́ми изба́ви на́с от вся́каго зла́.

Конда́к, гла́с 4:

Па́стырей Нача́льнику Христу́ труди́лся еси́, святи́телю Феодо́сие, на па́жити духо́вней слове́сныя твоя́ о́вцы пита́я, и целе́бен да́р от Христа́ Спа́са прия́л еси́, во е́же не́мощи душе́вныя и теле́сныя цели́ти все́х, с ве́рою к целе́бным твои́м моще́м приходя́щих. Те́мже и ны́не, свя́те, моли́ся все́м и́мя твое́ призыва́ющим от наве́тов вра́жиих спасти́ся и поми́ловатися душа́м на́шим.

И́кос:

Да́р Бо́жий вои́стину яви́лся еси́ земли́ Росси́йстей, свя́те Феодо́сие, от ю́ности бо себе́ Бо́гу возложи́в, по́двигом до́брым до конца́ подвиза́лся еси́ и дарова́ния ве́лия прия́л еси́, благода́ти сосу́д бы́в избра́нный. Те́мже, я́ко в житии́ твое́м, та́ко наипа́че по блаже́ннем успе́нии, предстоя́ престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы, со дерзнове́нием возде́еши преподо́бныя твоя́ ру́це, о па́стве твое́й и о Благочести́вейшем Импера́торе на́шем и о все́й земли́ Росси́йстей те́пле моля́ся. Сего́ ра́ди, с ве́рою и любо́вию к тебе́ притека́юще, вси́ скорбя́щии неоску́дно утеше́ние прие́млют и боля́щии исцеле́ний сподобля́ются. С ни́миже и мы́ тебе́, я́ко чадолюби́вому отцу́, взыва́ем: моли́, свя́те, о призыва́ющих и́мя твое́, от наве́тов вра́жиих спасти́ся душа́м на́шим.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: О́троцы евре́йстии в пещи́ попра́ша пла́мень дерзнове́нно и на ро́су о́гнь преложи́ша, вопию́ще: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

При́сно поуча́яся па́мяти сме́ртней, непреста́нно жела́л еси́ кре́ст Госпо́день пред очесы́ твои́ми держа́ти, его́же воображе́ние и в пути́ неразлу́чно пред тобо́ю пребыва́ше, во е́же всегда́ от се́рдца взыва́ти ко Го́споду: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

И по сме́рти, я́ко жи́в сы́й, благода́тию Бо́жиею с ча́ды твои́ми пребыва́еши и по преставле́нии твое́м па́стырь до́брый те́м явля́ешися, о́тче Феодо́сие, в со́нных виде́ниих неве́дущия в ве́ре наставля́я и все́х вопи́ти науча́я: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

В це́рковь Бо́жию ходи́ти и моли́тися боля́щему и́ноку повеле́л еси́, о́тче Феодо́сие, во сне́ тому́ предста́в, и, оте́чески того́ вразумля́я, грехи́ его́ воспомяну́л еси́, к покая́нию призыва́я, и исцеле́ние тому́ по́дал еси́, да вы́ну сла́вит Го́спода: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Богоро́дичен: Разсе́яся у́м мо́й, одебеле́ се́рдце, немоществу́ет мое́ произволе́ние. Влады́чице Богоро́дице, умилосе́рдися о мне́, гре́шнем, исцели́ ду́шу мою́ и, я́ко Блага́го Спа́са моего́ Блага́я Ма́ти, спаси́ мя́, да вы́ну вопию́ Ему́: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: А́нгели и небеса́, на престо́ле сла́вы седя́щаго, и я́ко Бо́га непреста́нно сла́вимаго, благослови́те, по́йте, и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Кто́ по достоя́нию мо́жет пове́дати вся́ чудеса́ твоя́, святи́телю Феодо́сие? И неи́щущим тебе́ боля́щим явля́ешися вра́чь преизря́дный, все́х призыва́я испове́дати сла́ву Бо́га, прославля́ющаго святы́я Своя́ и превозноси́маго во ве́ки.

Стужа́емым от духо́в нечи́стых засту́пник и прибе́жище яви́лся еси́, святи́телю Феодо́сие, прогоня́я си́лою Бо́жиею вся́кое де́йство бесо́вское от и́же с ве́рою к моще́м твои́м притека́ющих, да сла́вится и́мя Бо́жие во ве́ки.

И́мя твое́, святи́телю Феодо́сие, я́ко ми́ро излия́нное, я́коже благоуха́ние рая́ Бо́жия, по лицу́ всея́ земли́ Росси́йския обно́сится, услажда́я сердца́ ве́рующих и призыва́я в ра́дости духо́вней воспева́ти Го́спода, превозноси́маго во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Не пре́зри моле́ний ра́б Твои́х, Ма́ти Бо́жия, приими́ моли́твы на́ша ра́ди уго́дника Твоего́, святи́теля Феодо́сия, и принеси́ ко престо́лу Сы́на и Бо́га Твоего́, да сла́вится и́мя Его́ от всея́ тва́ри во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Тя́, неискусобра́чную Ма́терь Бо́га Вы́шняго, Тя́, па́че ума́ ро́ждшую сло́вом вои́стинну Бо́га, вы́шшую пречи́стых Си́л, немо́лчными славословле́нии велича́ем.

Я́ко цели́тель преми́лостивый, свя́те Феодо́сие, не то́чию призыва́ющим тя́ боля́щим ми́лостивне вне́млеши, но и при́сных и́х послу́шаеши и по ве́ре те́х ско́рый вра́чь боля́щим явля́ешися, все́х ми́луя и утеша́я, на все́х щедро́ты твоя́ преизоби́льне излива́я.

Вои́стинну ди́вна и па́че сло́ва чудеса́ твоя́, Феодо́сие, о́тче на́ш, яви́л бо ся́ еси́ сла́ва Це́ркве Росси́йския, Правосла́вныя ве́ры небе́сный пропове́дник, и́стины же свиде́тель непрело́жный.

Свя́тче Бо́жий, уго́дниче Христо́в, ми́лости неистощи́мое сокро́вище, при́зри на не́мощи моя́, исцели́ ду́шу мою́, страстьми́ зле́ обурева́емую, исцели́ и те́ло мое́, не́мощьми обложе́нное, да просла́влю в тебе́ благода́ть и милосе́рдие Христа́ Бо́га, ди́внаго во святы́х Свои́х.

Богоро́дичен: К Тебе́, Премилосе́рдая Ма́ти, возношу́ мое́ гре́шное се́рдце, пред Тобо́ю, Благода́тная, поверга́ю не́мощи души́ и те́ла моего́: моли́твами Твои́ми заступи́ и поми́луй мя́.

Свети́лен.

Не́бо звезда́ми Украси́вый но́вую звезду́ пресве́тлую яви́ тя́, святи́телю Феодо́сие, не́бо церко́вное украша́ющую и мра́к нечести́вых мудрова́ний разгоня́ющую. Те́мже и на́ша сердца́, грехо́м омраче́нная, просвети́ и к покая́нию моли́твами твои́ми, преподо́бне, наста́ви.

Богоро́дичен: Зарю́ пресве́тлую, явля́ющую на́м Со́лнце незаходи́мое, ве́мы Тя́, Пресвята́я Де́во Богоро́дице. Сего́ ра́ди мо́лим Тя́: я́ко Ма́ти Све́та су́щи, просвети́ на́с све́том Сы́на Твоего́, Христа́ Бо́га на́шего.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́дꙋ проше́дъ ꙗ҆́кѡ сꙋ́шꙋ, и҆ є҆гѵ́петскагѡ ѕла̀ и҆збѣжа́въ, і҆и҃льтѧнинъ вопїѧ́ше: и҆зба́вителю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Прїимѝ хвале́нїе, ѿ ᲂу҆́стъ недосто́йныхъ тебѣ̀ приноси́мое, и҆ возда́ждь те́плыми твои́ми мл҃твами къ бг҃ꙋ, чтꙋ́щымъ ст҃ꙋ́ю па́мѧть твою̀, ѻ҆́тче на́шъ ѳеодо́сїе.

Ѿ ю҆́ности гдⷭ҇а возлюби́лъ є҆сѝ, чистотꙋ̀ непоро́чнꙋ сохранѧ́ѧ: ѿ дѣ́тства томꙋ̀ прилѣпи́лсѧ є҆сѝ чи́стою твое́ю дꙋше́ю, въ простотѣ̀ и҆ неѕло́бїи се́рдце твое́ соблюда́ѧ. тѣ́мже и҆ ча́до бж҃їе вои́стиннꙋ бы́лъ є҆сѝ, ст҃е ѳеодо́сїе.

Бл҃го є҆́сть мꙋ́жꙋ, є҆гда̀ во́зьметъ ꙗ҆ре́мъ въ ю҆́ности свое́й, глаго́летъ писа́нїе: семꙋ̀ глаго́лꙋ послѣ́дꙋѧ, съ ра́достїю и҆́го гдⷭ҇не ѿ ю҆́ности воспрїѧ́лъ є҆сѝ, и҆ бы́лъ є҆сѝ и҆́нокъ преизрѧ́дный, бл҃же́нне ѳеодо́сїе.

Бг҃оро́диченъ: Прест҃а́ѧ дв҃о, мт҃и бж҃їѧ, застꙋ́пнице на́ша непосты́днаѧ, сп҃сѝ, ᲂу҆слы́ши на́съ, страстьмѝ лю́тѣ ѡ҆держи́мыхъ, и҆ да́ждь рꙋ́кꙋ по́мощи мл҃твами твои́ми.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Нбⷭ҇нагѡ крꙋ́га верхотво́рче, гдⷭ҇и, и҆ цр҃кве зижди́телю, ты̀ менѐ ᲂу҆твердѝ въ любвѝ твое́й, жела́нїй кра́ю, вѣ́рныхъ ᲂу҆твержде́нїе, є҆ди́не чл҃вѣколю́бче.

Бл҃же́ни ни́щїи дꙋ́хомъ, глаго́летъ гдⷭ҇ь: семꙋ̀ сп҃си́тельномꙋ глаго́лꙋ внима́ѧ, па́че всѣ́хъ добродѣ́телей нищетꙋ̀ дꙋхо́внꙋю потща́лсѧ є҆сѝ стѧжа́ти, прпⷣбне, возлюби́въ тꙋ́ю ꙗ҆́кѡ ѡ҆гра́дꙋ крѣ́пкꙋ ѿ всѧ́кагѡ и҆скꙋше́нїѧ и҆ ꙗ҆́кѡ бг҃олюбе́знꙋю ма́терь всѣ́хъ добродѣ́телей.

Позна́въ, ꙗ҆́кѡ ѿ послꙋша́нїѧ ражда́етсѧ смире́нїе, ѿ смире́нїѧ же безстра́стїе, всѣ́мъ се́рдцемъ возлюби́лъ є҆сѝ послꙋша́нїе, во все́мъ во́лю свою̀ и҆ ѕлы̑ѧ по́мыслы ѿсѣка́ѧ: тѣ́мже и҆ безстра́стїѧ дости́глъ є҆сѝ, ᲂу҆гото́вавъ дꙋ́шꙋ твою̀ въ чи́стꙋю ѻ҆би́тель дх҃а прест҃а́гѡ.

Кро́тость ве́лїю стѧжа́лъ є҆сѝ, бг҃омꙋ́дре ѳеодо́сїе, всѧ̑ скѡ́рбнаѧ бл҃годꙋ́шнѣ претерпѣва́ѧ, всѧ́кꙋю ѡ҆би́дꙋ и҆ ᲂу҆ничиже́нїе въ молча́нїи любо́вїю покрыва́ѧ: сегѡ̀ ра́ди и҆ прїѧ́лъ є҆сѝ наслѣ́дїе на землѝ живы́хъ, и҆дѣ́же првⷣнїи во вѣ́ки пребыва́ютъ, сла́вѧще гдⷭ҇а і҆и҃са.

Бг҃оро́диченъ: Не и҆́мамы дерзнове́нїѧ къ сн҃ꙋ и҆ бг҃ꙋ твоемꙋ̀, прест҃а́ѧ влⷣчце: не и҆́мамы дерзнове́нїѧ и҆ къ тебѣ̀, пренепоро́чнаѧ, грѣхмѝ при́снѡ ѡ҆сквернѧ́еми, а҆́ще не сама̀ ты̀, премилосе́рдаѧ мт҃и, воззове́ши на́съ заблꙋ́ждшихъ къ покаѧ́нїю, наде́ждею сп҃се́нїѧ ѿрѣва́ющи ѿ на́съ всѧ́кое ᲂу҆ны́нїе и҆ разлѣне́нїе.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃:

Ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ свѣти́льникъ бл҃года́тный, ѻ҆́тче на́шъ ѳеодо́сїе, ти́химъ свѣ́томъ смире́нїѧ и҆ любвѐ сїѧ́ѧй и҆ на́съ любо́вїю твое́ю ѡ҆зарѧ́ѧй. тѣ́мже и҆ мы̀, любо́вїю чтꙋ́ще па́мѧть твою̀, вопїе́мъ тѝ: молѝ ѡ҆ на́съ, ст҃и́телю бж҃їй, новоѧвле́нный чꙋдотво́рче.

Бг҃оро́диченъ: Мно́гими прегрѣшє́нїи ᲂу҆́мъ помраче́нъ и҆мꙋ́ще, вопїе́мъ ко твоемꙋ̀ крѣ́пкомꙋ застꙋпле́нїю, бцⷣе дв҃о: просвѣтѝ ѻ҆́чи дꙋ́шъ на́шихъ, и҆ возсїѧ́й на́мъ покаѧ́нїѧ зарю̀, мл҃твами ᲂу҆го́дника твоегѡ̀ ст҃и́телѧ ѳеодо́сїа, є҆ди́на чⷭ҇таѧ и҆ бл҃гослове́ннаѧ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Ты̀ моѧ̀ крѣ́пость, гдⷭ҇и, ты̀ моѧ̀ и҆ си́ла, ты̀ мо́й бг҃ъ, ты̀ моѐ ра́дованїе, не ѡ҆ста́вль нѣ́дра ѻ҆́ч҃а и҆ на́шꙋ нищетꙋ̀ посѣти́въ. тѣ́мъ съ прⷪ҇ро́комъ а҆ввакꙋ́момъ зовꙋ́ ти: си́лѣ твое́й сла́ва, чл҃вѣколю́бче.

Не́мощїю ѡ҆тѧгче́нъ и҆ ста́ростїю претрꙋжде́нъ бы́въ, а҆рхїпа́стырь ла́зарь пе́рвѣе ᲂу҆́бѡ сослꙋжи́телѧ, послѣди́ же и҆ наслѣ́дника себѣ̀ ᲂу҆строѧ́етъ тѧ̀, ст҃и́телю ѳеодо́сїе, и҆ цр҃кви черни́говстѣй свѣти́льника, ю҆́же мл҃твами твои́ми просвѣща́й во всѧ̑ вѣ́ки.

Вои́стиннꙋ че́сти и҆ вла́сти ст҃и́тельскїѧ досто́инъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, ѻ҆́тче ѳеодо́сїе, сло́вомъ премꙋ́дръ бы́въ, житїе́мъ же добродѣ́теленъ, въ бж҃е́ственныхъ писа́нїихъ и҆скꙋ́сенъ и҆ словє́сныѧ ѻ҆́вцы наставлѧ́ти ѕѣлѡ̀ дово́ленъ.

Бл҃гоче́стїемъ ᲂу҆краша́ѧсѧ, и҆ въ дх҃о́внѣмъ жи́тельствѣ всѣ̑мъ лю́демъ страны̀ черни́говскїѧ и҆звѣ́стенъ бы́въ, є҆динодꙋ́шнѣ тѣ́ми и҆збра́нъ бы́лъ є҆сѝ въ вели́кое слꙋже́нїе цр҃кви бж҃їей, ѻ҆́тче ѳеодо́сїе, ю҆́же и҆ ны́нѣ назира́й твои́ми мл҃твами.

Бг҃оро́диченъ: Мно́гѡ мо́жетъ мл҃тва првⷣнагѡ поспѣшествꙋ́ема, глаго́летъ і҆а́кѡвъ бра́тъ гдⷭ҇ень: мно́гѡ мо́жетъ и҆ мл҃тва ст҃и́телѧ ѳеодо́сїа, споспѣшествꙋ́ема твое́ю мт҃рнею мл҃твою, прест҃а́ѧ влⷣчце бцⷣе: є҆си́ бо предста́тельство и҆ покро́въ и҆ застꙋпле́нїе на́ше, бл҃года́тнаѧ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Вскꙋ́ю мѧ̀ ѿри́нꙋлъ є҆сѝ ѿ лица̀ твоегѡ̀, свѣ́те незаходи́мый, и҆ покры́ла мѧ̀ є҆́сть чꙋжда́ѧ тьма̀ ѡ҆каѧ́ннаго, но ѡ҆брати́ мѧ, и҆ къ свѣ́тꙋ за́повѣдей твои́хъ пꙋти̑ моѧ̀ напра́ви, молю́сѧ.

Ра́довахꙋсѧ лю́дїе гра́да черни́гова, зрѧ́ще тебѐ свѣ́тлостїю са́на ст҃и́тельскагѡ ѡ҆блече́на, и҆ кꙋ́пнѡ со а҆рхїпа́стыремъ ла́заремъ прⷭ҇то́лꙋ бл҃года́ти бж҃їѧ предстоѧ́ща, и҆ преподѡ́бныѧ своѧ̑ рꙋ́цѣ ѡ҆ па́ствѣ воздѣ́юща, и҆ хрⷭ҇та̀ бл҃годарѧ́ще, сердцы̀ свои́ми ᲂу҆милѧ́хꙋсѧ.

Ѻ҆́бразъ бы́лъ є҆сѝ все́й бг҃ода́ннѣй па́ствѣ твое́й, сло́вомъ и҆ житїе́мъ, любо́вїю и҆ дꙋ́хомъ, вѣ́рою и҆ чистото́ю: сегѡ̀ ра́ди не то́чїю ѻ҆́вцы твоѧ̑ любо́вїю къ тебѣ̀ прилѣплѧ́хꙋсѧ, но и҆ и҆носла́внїи тѧ̀ ꙗ҆́кѡ человѣ́ка бж҃їѧ, ѻ҆́тче на́шъ ѳеодо́сїе, почита́хꙋ.

Па́стырь вои́стиннꙋ до́брый слове́сномꙋ ста́дꙋ твоемꙋ̀, ст҃и́телю ѳеодо́сїе, бы́лъ є҆сѝ, дꙋ́шꙋ твою̀ за ѻ҆́вцы твоѧ̑ положи́ти гото́вый: тѣ́мже и҆ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ ѡ҆би̑димымъ ᲂу҆́бѡ застꙋ́пникъ непреѡбори́мый, пра́вды же ревни́тель неꙋстраши́мый, си́льныхъ мі́ра сегѡ̀ съ любо́вїю ѡ҆блича́ѧ и҆ пасо́мыхъ свои́хъ ѻ҆те́чески вразꙋмлѧ́ѧ, заблꙋ́ждшыѧ же на пꙋ́ть пра́вый премꙋ́дрѣ наставлѧ́ѧ.

Бг҃оро́диченъ: Оу҆мерщвле́ннꙋю дꙋ́шꙋ мою̀ ѡ҆живѝ, па́дшꙋю возста́ви, ᲂу҆ѧзвле́ннꙋю и҆сцѣлѝ, ᲂу҆́мъ мо́й просвѣтѝ, и҆скꙋше́нїй во́лны ᲂу҆кротѝ, мт҃и бж҃їѧ, дв҃о прест҃а́ѧ, и҆ сп҃си́ мѧ мл҃твами твои́ми, пречⷭ҇таѧ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Моли́твꙋ пролїю̀ ко гдⷭ҇ꙋ, и҆ томꙋ̀ возвѣщꙋ̀ печа̑ли моѧ̑, ꙗ҆́кѡ ѕѡ́лъ дꙋша̀ моѧ̀ и҆спо́лнисѧ, и҆ живо́тъ мо́й а҆́дꙋ прибли́жисѧ, и҆ молю́сѧ ꙗ҆́кѡ і҆ѡ́на: ѿ тлѝ, бж҃е, возведи́ мѧ.

Ѿ ю҆́ности и҆́нокъ преизрѧ́дный бы́въ, и҆́ночєскїѧ ѡ҆би́тєли съ любо́вїю созида́лъ є҆сѝ, и҆ всѧ̑ на по́льзꙋ житїѧ̀ и҆́ноческагѡ въ тѣ́хъ бл҃гоꙋстроѧ́лъ є҆сѝ, всѣ́хъ при́снѡ къ бг҃ꙋ наставлѧ́ѧ ѻ҆те́ческими твои́ми поꙋче́ньми, ѻ҆́тче на́шъ, ѳеодо́сїе бг҃омꙋ́дре.

Бл҃голѣ́пнѣ дꙋ́шꙋ твою̀ во хра́мъ дх҃а бж҃їѧ добродѣ́тельми ᲂу҆строѧ́ѧ, бл҃голѣ́пїе до́мꙋ бж҃їѧ возлюби́лъ є҆сѝ, и҆ всеꙋсе́рдное попече́нїе ѡ҆ то́мъ и҆мѣ́ѧ, є҆щѐ и҆ хра́мы нѡ́вы созида́лъ є҆сѝ во сла́вꙋ творца̀ и҆ бг҃а, мі́ръ ве́сь несказа́нною красото́ю бл҃гоꙋкраси́вшагѡ.

Ра́достїю а҆́гг҃льскою, ст҃и́телю бж҃їй, ра́довалсѧ є҆сѝ, є҆гда̀ ча̑да твоѧ̑ во и҆́стинѣ ходѧ̑ща ви́дѣлъ є҆сѝ, и҆ ꙗ҆́коже ѻ҆те́цъ чадолюби́вый, се́рдцемъ твои́мъ ѡ҆ заблꙋжда́ющихсѧ скорбѣ́лъ є҆сѝ, и҆ ѡ҆ сп҃се́нїи всѣ́хъ мл҃твꙋ твори́лъ є҆сѝ, всѧ̑ любо́вїю ѡ҆б̾е́млѧ и҆ ѡ҆ всѣ́хъ предста́тельствꙋѧ, ѻ҆́тче на́шъ, ст҃и́телю ѳеодо́сїе.

Бг҃оро́диченъ: Прїиди́те, всѝ вѣ́рнїи, припаде́мъ къ те́плѣй застꙋ́пницѣ ро́да на́шегѡ мт҃ри бж҃їей, и҆ во ᲂу҆миле́нїи се́рдца воззове́мъ: прест҃а́ѧ влⷣчце бцⷣе, покры́й на́съ бл҃года́тнымъ покро́вомъ твои́мъ, и҆ мл҃твами твои́ми и҆зба́ви на́съ ѿ всѧ́кагѡ ѕла̀.

Конда́къ, гла́съ д҃:

Па́стырей нача́льникꙋ хрⷭ҇тꙋ̀ трꙋди́лсѧ є҆сѝ, ст҃и́телю ѳеодо́сїе, на па́жити дх҃о́внѣй словє́сныѧ твоѧ̑ ѻ҆́вцы пита́ѧ, и҆ цѣле́бенъ да́ръ ѿ хрⷭ҇та̀ сп҃са прїѧ́лъ є҆сѝ, во є҆́же не́мѡщи дꙋшє́вныѧ и҆ тѣлє́сныѧ цѣли́ти всѣ́хъ, съ вѣ́рою къ цѣлє́бнымъ твои̑мъ моще́мъ приходѧ́щихъ. тѣ́мже и҆ ны́нѣ, ст҃е, моли́сѧ, всѣ̑мъ и҆́мѧ твоѐ призыва́ющымъ ѿ навѣ́тѡвъ вра́жїихъ сп҃сти́сѧ, и҆ поми́ловатисѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

І҆́косъ:

Да́ръ бж҃їй вои́стиннꙋ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ землѝ рѡссі́йстѣй, ст҃е ѳеодо́сїе: ѿ ю҆́ности бо себѐ бг҃ꙋ возложи́въ, по́двигомъ до́брымъ до конца̀ подвиза́лсѧ є҆сѝ, и҆ дарова̑нїѧ вє́лїѧ прїѧ́лъ є҆сѝ, бл҃года́ти сосꙋ́дъ бы́въ и҆збра́нный: тѣ́мже ꙗ҆́кѡ въ житїѝ твое́мъ, та́кѡ наипа́че по бл҃же́ннѣмъ ᲂу҆спе́нїи, предстоѧ̀ прⷭ҇то́лꙋ прест҃ы́ѧ трⷪ҇цы, со дерзнове́нїемъ воздѣ́еши преподѡ́бныѧ твоѧ̑ рꙋ́цѣ, ѡ҆ па́ствѣ твое́й и҆ ѡ҆ все́й землѝ рѡссі́йстѣй те́плѣ молѧ́сѧ. сегѡ̀ ра́ди съ вѣ́рою и҆ любо́вїю къ тебѣ̀ притека́юще, всѝ скорбѧ̑щїи неѡскꙋ́днѡ ᲂу҆тѣше́нїе прїе́млютъ, и҆ болѧ́щїи и҆сцѣле́нїй сподоблѧ́ютсѧ. съ ни́миже и҆ мы̀ тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ чадолюби́вомꙋ ѻ҆тцꙋ̀, взыва́емъ: молѝ, ст҃е, ѡ҆ призыва́ющихъ и҆́мѧ твоѐ, ѿ навѣ́тѡвъ вра́жїихъ сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́троцы є҆вре́йстїи въ пещѝ попра́ша пла́мень дерзнове́ннѡ, и҆ на ро́сꙋ ѻ҆́гнь преложи́ша, вопїю́ще: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

При́снѡ поꙋча́ѧсѧ па́мѧти сме́ртнѣй, непреста́ннѡ жела́лъ є҆сѝ крⷭ҇тъ гдⷭ҇ень пред̾ ѻ҆чесы̀ твои́ми держа́ти, є҆гѡ́же воѡбраже́нїе и҆ въ пꙋтѝ неразлꙋ́чнѡ пред̾ тобо́ю пребыва́ше, во є҆́же всегда̀ ѿ се́рдца взыва́ти ко гдⷭ҇ꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

И҆ по сме́рти, ꙗ҆́кѡ жи́въ сы́й, бл҃года́тїю бж҃їею, съ ча́ды твои́ми пребыва́еши, и҆ по преставле́нїи твое́мъ па́стырь до́брый тѣ́мъ ꙗ҆влѧ́ешисѧ, ѻ҆́тче ѳеодо́сїе, въ со́нныхъ видѣ́нїихъ невѣ́дꙋщыѧ въ вѣ́рѣ наставлѧ́ѧ и҆ всѣ́хъ вопи́ти наꙋча́ѧ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

Въ цр҃ковь бж҃їю ходи́ти и҆ моли́тисѧ болѧ́щемꙋ и҆́нокꙋ повелѣ́лъ є҆сѝ, ѻ҆́тче ѳеодо́сїе, во снѣ̀ томꙋ̀ предста́въ, и҆ ѻ҆те́чески того̀ вразꙋмлѧ́ѧ, грѣхѝ є҆гѡ̀ воспомѧнꙋ́лъ є҆сѝ, къ покаѧ́нїю призыва́ѧ, и҆ и҆сцѣле́нїе томꙋ̀ по́далъ є҆сѝ, да вы́нꙋ сла́витъ гдⷭ҇а: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Разсѣ́ѧсѧ ᲂу҆́мъ мо́й, ѡ҆дебелѣ̀ се́рдце, немоществꙋ́етъ моѐ произволе́нїе: влⷣчце бцⷣе, ᲂу҆милосе́рдисѧ ѡ҆ мнѣ̀ грѣ́шнѣмъ, и҆сцѣлѝ дꙋ́шꙋ мою̀, и҆ ꙗ҆́кѡ бл҃га́гѡ сп҃са моегѡ̀ бл҃га́ѧ мт҃и, сп҃си́ мѧ, да вы́нꙋ вопїю̀ є҆мꙋ̀: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е, во вѣ́ки.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: А҆́гг҃ли и҆ нб҃са̀, на прⷭ҇то́лѣ сла́вы сѣдѧ́щаго, и҆ ꙗ҆́кѡ бг҃а непреста́ннѡ сла́вимаго, бл҃гослови́те, по́йте и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Кто̀ по достоѧ́нїю мо́жетъ повѣ́дати всѧ̑ чꙋдеса̀ твоѧ̑, ст҃и́телю ѳеодо́сїе; и҆ неи́щꙋщымъ тебѐ болѧ́щымъ ꙗ҆влѧ́ешисѧ вра́чь преизрѧ́дный, всѣ́хъ призыва́ѧ и҆сповѣ́дати сла́вꙋ бг҃а, прославлѧ́ющагѡ ст҃ы̑ѧ своѧ̑ и҆ превозноси́магѡ во вѣ́ки.

Стꙋжа́ємымъ ѿ дꙋхѡ́въ нечи́стыхъ застꙋ́пникъ и҆ прибѣ́жище ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, ст҃и́телю ѳеодо́сїе, прогонѧ́ѧ си́лою бж҃їею всѧ́кое дѣ́йство бѣсо́вское ѿ и҆̀же съ вѣ́рою къ моще́мъ твои̑мъ притека́ющихъ, да сла́витсѧ и҆́мѧ бж҃їе во вѣ́ки.

И҆́мѧ твоѐ, ст҃и́телю ѳеодо́сїе, ꙗ҆́кѡ мѵ́ро и҆злїѧ́нное, ꙗ҆́коже бл҃гоꙋха́нїе раѧ̀ бж҃їѧ по лицꙋ̀ всеѧ̀ землѝ рѡссі́йскїѧ ѡ҆бно́ситсѧ, ᲂу҆слажда́ѧ сердца̀ вѣ́рꙋющихъ и҆ призыва́ѧ въ ра́дости дх҃о́внѣй воспѣва́ти гдⷭ҇а, превозноси́маго во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Не пре́зри моле́нїй ра́бъ твои́хъ, мт҃и бж҃їѧ, прїимѝ моли̑твы на́шѧ ра́ди ᲂу҆го́дника твоегѡ̀ ст҃и́телѧ ѳеодо́сїа, и҆ принесѝ ко прⷭ҇то́лꙋ сн҃а и҆ бг҃а твоегѡ̀, да сла́витсѧ и҆́мѧ є҆гѡ̀ ѿ всеѧ̀ тва́ри во вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Тѧ̀ неискꙋсобра́чнꙋю мт҃рь бг҃а вы́шнѧгѡ, тѧ̀ па́че ᲂу҆ма̀ ро́ждшꙋю сло́вомъ вои́стиннꙋ бг҃а, вы́шшꙋю пречⷭ҇тыхъ си́лъ, немо́лчными славословлє́нїи велича́емъ.

Ꙗ҆́кѡ цѣли́тель премлⷭ҇тивый, ст҃е ѳеодо́сїе, не то́чїю призыва́ющымъ тѧ̀ болѧ́щымъ ми́лостивнѣ вне́млеши, но и҆ при́сныхъ и҆́хъ послꙋ́шаеши, и҆ по вѣ́рѣ тѣ́хъ ско́рый вра́чь болѧ́щымъ ꙗ҆влѧ́ешисѧ, всѣ́хъ ми́лꙋѧ и҆ ᲂу҆тѣша́ѧ, на всѣ́хъ щедрѡ́ты твоѧ̀ преиз̾ѻби́льнѣ и҆злива́ѧ.

Вои́стиннꙋ ди̑вна и҆ па́че сло́ва чꙋдеса̀ твоѧ̑, ѳеодо́сїе ѻ҆́тче на́шъ: ꙗ҆ви́лъ бо сѧ є҆сѝ сла́ва цр҃кве рѡссі́йскїѧ, правосла́вныѧ вѣ́ры нбⷭ҇ный проповѣ́дникъ, и҆́стины же свидѣ́тель непрело́жный.

Свѧ́тче бж҃їй, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, млⷭ҇ти неистощи́мое сокро́вище, при́зри на не́мѡщи моѧ̑, и҆сцѣлѝ дꙋ́шꙋ мою̀, страстьмѝ ѕлѣ̀ ѡ҆бꙋрева́емꙋю, и҆сцѣлѝ и҆ тѣ́ло моѐ, не́мощьми ѡ҆бложе́нное, да просла́влю въ тебѣ̀ бл҃года́ть и҆ милосе́рдїе хрⷭ҇та̀ бг҃а, ди́внагѡ во ст҃ы́хъ свои́хъ.

Бг҃оро́диченъ: Къ тебѣ̀, премилосе́рдаѧ мт҃и, возношꙋ̀ моѐ грѣ́шное се́рдце: пред̾ тобо́ю, бл҃года́тнаѧ, поверга́ю не́мѡщи дꙋшѝ и҆ тѣ́ла моегѡ̀: мл҃твами твои́ми застꙋпѝ и҆ поми́лꙋй мѧ̀.

Свѣти́ленъ.

Не́бо ѕвѣзда́ми ᲂу҆краси́вый, но́вꙋю ѕвѣздꙋ̀ пресвѣ́тлꙋю ꙗ҆ви́ тѧ, ст҃и́телю ѳеодо́сїе, нб҃о цр҃ко́вное ᲂу҆краша́ющꙋю и҆ мра́къ нечести́выхъ мꙋдрова́нїй разгонѧ́ющꙋю. тѣ́мже и҆ на̑ша сердца̀, грѣхо́мъ ѡ҆мрачє́ннаѧ, просвѣтѝ, и҆ къ покаѧ́нїю мл҃твами твои́ми, прпⷣбне, наста́ви.

Бг҃оро́диченъ: Зарю̀ пресвѣ́тлꙋю, ꙗ҆влѧ́ющꙋю на́мъ сл҃нце незаходи́мое, вѣ́мы тѧ̀, прест҃а́ѧ дв҃о бцⷣе. сегѡ̀ ра́ди мо́лимъ тѧ̀: ꙗ҆́кѡ мт҃и свѣ́та сꙋ́щи, просвѣтѝ на́съ свѣ́томъ сн҃а твоегѡ̀, хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ.

Краткое житие святителя Феодосия, архиепископа Черниговского

Свя­ти­тель Фе­о­до­сий, ар­хи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский, ро­дил­ся в на­ча­ле трид­ца­тых го­дов XVII сто­ле­тия в По­доль­ской гу­бер­нии. Он про­ис­хо­дил из древ­не­го дво­рян­ско­го ро­да По­ло­ниц­ких-Уг­лиц­ких; ро­ди­те­ля­ми его бы­ли иерей Ни­ки­та и Ма­рия. Бла­го­че­стие, ца­рив­шее в се­мье бу­ду­ще­го свя­ти­те­ля, бла­го­твор­но со­дей­ство­ва­ло ду­хов­но­му раз­ви­тию маль­чи­ка. С дет­ства он от­ли­чал­ся кро­то­стью и при­ле­жа­ни­ем к мо­лит­ве. При­род­ные спо­соб­но­сти юно­ши рас­кры­лись в Ки­е­во-Брат­ской кол­ле­гии при Ки­ев­ском Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре. Это бы­ло вре­мя са­мо­го рас­цве­та кол­ле­гии (ко­нец со­ро­ко­вых го­дов XVII ве­ка), ко­гда ее рек­то­ра­ми бы­ли ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий (Ги­зель), а за­тем игу­мен, впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский, Ла­зарь (Ба­ра­но­вич), а в чис­ле на­став­ни­ков – иеро­мо­нах Епи­фа­ний (Сла­ви­нец­кий), иеро­мо­нах Ар­се­ний (Са­та­нов­ский), епи­скоп Бе­ло­рус­ский Фе­о­до­сий (Ба­ев­ский), игу­мен Фе­о­до­сий (Са­фо­но­вич) и Ме­ле­тий (Дзик), ко­то­рые бы­ли про­све­щен­ней­ши­ми людь­ми то­го вре­ме­ни. То­ва­ри­ща­ми свя­то­го Фе­о­до­сия по кол­ле­гии бы­ли бу­ду­щие вы­да­ю­щи­е­ся пас­ты­ри: Си­ме­он По­лоц­кий, Иоан­ни­кий Го­ля­тов­ский, Ан­то­ний Ра­ди­вил­лов­ский, Вар­ла­ам Ясин­ский. Ки­е­во-Брат­ская Бо­го­яв­лен­ская шко­ла яв­ля­лась в то вре­мя глав­ным цен­тром борь­бы пра­во­сла­вия про­тив на­па­док ка­то­ли­че­ско­го ду­хо­вен­ства, иезу­и­тов и уни­а­тов.

В го­ды обу­че­ния окон­ча­тель­но утвер­ди­лось при­зва­ние свя­то­го Фе­о­до­сия к ино­че­ско­му по­дви­гу: всё сво­бод­ное от за­ня­тий вре­мя он от­да­вал мо­лит­ве, бо­го­мыс­лию и чте­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния.

Мож­но по­ла­гать, что свя­той не окон­чил пол­но­го кур­са кол­ле­гии, так как по­сле ра­зо­ре­ния По­до­ла по­ля­ка­ми она на несколь­ко лет пре­кра­ти­ла свою де­я­тель­ность. Свя­ти­тель на всю жизнь со­хра­нил глу­бо­кую при­зна­тель­ность вос­пи­тав­ше­му его Ки­е­во-Брат­ско­му мо­на­сты­рю. В си­но­ди­ке Ки­е­во-Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря сде­ла­но сле­ду­ю­щее за­ме­ча­ние о свя­том Фе­о­до­сии: "Был он муж бла­го­ра­зу­мен и бла­го­тво­рящ Ки­ев­ско­му Брат­ско­му мо­на­сты­рю".

По по­лу­че­нии об­ра­зо­ва­ния бу­ду­щий свя­ти­тель при­нял ино­че­ский по­стриг в Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ре с име­нем Фе­о­до­сий, в честь пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия Пе­чер­ско­го (па­мять 3 мая).

Ки­ев­ским мит­ро­по­ли­том Ди­о­ни­си­ем (Ба­ла­ба­ном) он был по­став­лен ар­хи­ди­а­ко­ном Ки­е­во-Со­фий­ско­го со­бо­ра, а за­тем на­зна­чен на­мест­ни­ком мит­ро­по­ли­чье­го ка­фед­раль­но­го до­ма. Но вско­ре он оста­вил Ки­ев и по­се­лил­ся в от­да­лен­ном Кру­тиц­ком мо­на­сты­ре (Чер­ни­гов­ской епар­хии), воз­ле ме­стеч­ка Ба­ту­ри­на, сла­вив­шем­ся стро­гой ино­че­ской жиз­нью. Там он был по­свя­щен в сан иеро­мо­на­ха. В 1662 го­ду свя­той Фе­о­до­сий был на­зна­чен игу­ме­ном Кор­сун­ско­го мо­на­сты­ря Ки­ев­ской епар­хии, а в 1664 го­ду – на­сто­я­те­лем древ­не­го Ки­е­во-Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря. Эта оби­тель неза­дол­го пе­ред тем на­хо­ди­лась в ру­ках уни­а­тов и бы­ла со­вер­шен­но ра­зо­ре­на. Но свя­то­му Фе­о­до­сию бла­го­да­ря сво­ей энер­гии и на­стой­чи­во­сти уда­лось быст­ро воз­ро­дить Вы­ду­биц­кий Ми­хай­лов­ский мо­на­стырь. Он осо­бен­но за­бо­тил­ся об устро­е­нии цер­ков­но­го бла­го­ле­пия. Он со­здал пре­крас­ный хор, ко­то­рый сла­вил­ся не толь­ко в Ма­ло­рос­сии, но и в Москве, ку­да свя­той Фе­о­до­сий в 1685 го­ду по­сы­лал сво­их пев­чих. За­бо­тясь о ду­хов­ном воз­рас­та­нии на­сель­ни­ков оби­те­ли, свя­той игу­мен, сам стро­гий по­движ­ник, устро­ил в 1680 го­ду неда­ле­ко от оби­те­ли, на ост­ро­ве Ми­хай­лов­щине, неболь­шой скит для бра­тии, же­лав­шей уеди­не­ния. Он на­зна­чил ту­да устро­и­те­лем и на­мест­ни­ком од­но­го из са­мых рев­ност­ных ино­ков оби­те­ли – иеро­мо­на­ха Иова (Опа­лин­ско­го). В быт­ность свя­то­го Фе­о­до­сия игу­ме­ном Ки­е­во-Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря ему при­шлось пе­ре­жить тя­же­лые дни. Вме­сте с дру­ги­ми игу­ме­на­ми он был об­ви­нен Ме­фо­ди­ем, епи­ско­пом Мсти­слав­ским и Ор­шан­ским, в из­мене рус­ско­му пра­ви­тель­ству и в мни­мой пе­ре­пис­ке с из­мен­ни­ка­ми Рос­сии. 20 сен­тяб­ря 1668 го­да свя­то­му Фе­о­до­сию при­шлось да­вать объ­яс­не­ния по это­му де­лу. 17 но­яб­ря 1668 го­да кле­ве­та бы­ла об­на­ру­же­на, и свя­той Фе­о­до­сий вме­сте с дру­ги­ми игу­ме­на­ми по­лу­чил про­ще­ние. Прео­свя­щен­ный Ла­зарь (Ба­ра­но­вич) оце­нил вы­со­кие ду­хов­ные ка­че­ства свя­то­го Фе­о­до­сия и при­бли­зил его к се­бе. Он на­зы­вал его "ов­цой ста­да Хри­сто­ва, на­учив­шей­ся по­кор­но­сти", и про­ро­че­ски же­лал, чтобы имя свя­то­го Фе­о­до­сия бы­ло на­пи­са­но на небе­сах. Ко­гда в 1679 го­ду прео­свя­щен­ный Ла­зарь стал ме­сто­блю­сти­те­лем Ки­ев­ской мит­ро­по­лии, он на­зна­чил свя­то­го Фе­о­до­сия сво­им на­мест­ни­ком в Ки­е­ве, а сам оста­вал­ся в Чер­ни­го­ве. В ка­че­стве на­мест­ни­ка ме­сто­блю­сти­те­ля Ки­ев­ской мит­ро­по­лии свя­той Фе­о­до­сии при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие во мно­гих цер­ков­ных со­бы­ти­ях. В 1685 го­ду он участ­во­вал с пра­вом ре­ша­ю­ще­го го­ло­са в из­бра­нии епи­ско­па Ге­део­на (Чет­вер­тин­ско­го) мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским и вме­сте с Иеро­ни­мом (Ду­би­ною), игу­ме­ном Пе­ре­я­с­лав­ским, был по­слан в Моск­ву с из­ве­ще­ни­ем об из­бра­нии. В Москве оба пред­ста­ви­те­ля бы­ли при­ня­ты с по­че­том и ува­же­ни­ем. Ре­зуль­та­том это­го по­соль­ства бы­ло вос­со­еди­не­ние Ки­ев­ской мит­ро­по­лии с Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью.

В 1688 го­ду свя­той Фе­о­до­сии был на­зна­чен ар­хи­манд­ри­том Чер­ни­гов­ско­го Елец­ко­го мо­на­сты­ря на ме­сто по­чив­ше­го ар­хи­манд­ри­та Иоан­ни­кия (Го­ля­тов­ско­го). С то­го вре­ме­ни вся де­я­тель­ность свя­то­го пе­ре­но­сит­ся из Ки­е­ва в Чер­ни­гов. Это на­зна­че­ние со­сто­я­лось глав­ным об­ра­зом по же­ла­нию прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря. Свя­то­му Фе­о­до­сию при­шлось нема­ло по­тру­дить­ся над бла­го­устрой­ством Елец­кой оби­те­ли, так как мо­на­стырь этот, еще не опра­вив­ший­ся по­сле опу­сто­ше­ния иезу­и­та­ми и до­ми­ни­кан­ца­ми, был весь­ма бе­ден и неустро­ен. Тру­да­ми свя­то­го Фе­о­до­сия уда­лось до­стиг­нуть в про­дол­же­ние двух-трех лет для Елец­кой оби­те­ли бла­го­со­сто­я­ния, вполне обес­пе­чи­вав­ше­го ее су­ще­ство­ва­ние. Свя­той и в сво­ей но­вой долж­но­сти ока­зы­вал все­мер­ное со­дей­ствие прео­свя­щен­но­му Ла­за­рю во всех важ­ных де­лах. Он участ­во­вал в со­став­ле­нии со­бор­но­го от­ве­та Мос­ков­ско­му пат­ри­ар­ху Иоаки­му на его во­прос­ные гра­мо­ты об от­но­ше­нии Ки­ев­ской мит­ро­по­лии к Фло­рен­тий­ско­му Со­бо­ру и в об­суж­де­нии во­про­са о вре­ме­ни пре­су­ществ­ле­ния Свя­тых Да­ров, под­ня­то­го на этом Со­бо­ре. Ко­гда же пат­ри­арх не удо­вле­тво­рил­ся эти­ми от­ве­та­ми и в Моск­ву в на­ча­ле 1689 го­да был по­слан Ба­ту­рин­ский игу­мен свя­той Ди­мит­рий (Туп­та­ло) (бу­ду­щий мит­ро­по­лит Ро­стов­ский), свя­той Фе­о­до­сий ез­дил с ним в ка­че­стве пред­ста­ви­те­ля от прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря. Ему по­ру­че­но бы­ло пе­ре­дать пат­ри­ар­ху от­вет­ное пись­мо и вы­яс­нить недо­ра­зу­ме­ния. 11 сен­тяб­ря 1692 го­да свя­той Фе­о­до­сий был тор­же­ствен­но хи­ро­то­ни­сан во ар­хи­епи­ско­па в Успен­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля.

Об управ­ле­нии свя­ти­те­лем Фе­о­до­си­ем Чер­ни­гов­ской епар­хи­ей со­хра­ни­лось ма­ло све­де­ний. Осо­бен­ное вни­ма­ние свя­ти­тель об­ра­щал на про­буж­де­ние и под­дер­жа­ние в пастве ду­ха ис­тин­но хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия. С этой це­лью он за­бо­тил­ся о под­дер­жа­нии ста­рых и устрой­стве но­вых мо­на­сты­рей и хра­мов. В са­мом на­ча­ле его свя­ти­тель­ства по его бла­го­сло­ве­нию был со­здан Пе­че­ник­ский де­ви­чий мо­на­стырь, и он сам освя­тил храм этой оби­те­ли в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. В 1694 го­ду по его бла­го­сло­ве­нию был ос­но­ван Лю­бец­кий скит в двух вер­стах от Лю­бе­ча; в 1694 го­ду свя­ти­тель освя­тил в Дом­ниц­ком муж­ском мо­на­сты­ре храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, а ле­том 1695 го­да – ве­ли­че­ствен­ный храм в честь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­стро­ен­ный на вер­шине го­ры Бол­дин­ской близ древ­не­го Ильин­ско­го мо­на­сты­ря. При свя­ти­те­ле Фе­о­до­сии в Чер­ни­гов­ской епар­хии за­ме­ча­ет­ся осо­бен­ный подъ­ем и уси­ле­ние ино­че­ства. Свя­ти­тель уде­лял так­же боль­шое вни­ма­ние ду­хо­вен­ству и был стро­го раз­бор­чив при вы­бо­ре кан­ди­да­тов свя­щен­ства. Он осо­бен­но по­кро­ви­тель­ство­вал чер­ни­гов­ским ду­хов­ным шко­лам, при­гла­шал в них из Ки­е­ва уче­ных мо­на­хов, сре­ди ко­то­рых был свя­той Иоанн (Мак­си­мо­вич), бу­ду­щий мит­ро­по­лит То­боль­ский, сде­лав­ший­ся впо­след­ствии по­мощ­ни­ком и пре­ем­ни­ком свя­ти­те­ля и устро­и­те­лем чер­ни­гов­ских ду­хов­ных школ. Стро­гая спра­вед­ли­вость в от­но­ше­нии к ду­хо­вен­ству и пастве, глу­бо­кое со­стра­да­ние, снис­хо­ди­тель­ность и хри­сти­ан­ское ми­ро­лю­бие бы­ли от­ли­чи­тель­ны­ми чер­та­ми де­я­тель­но­сти свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия. К нему ча­сто об­ра­ща­лись за по­мо­щью и со­ве­том не толь­ко пра­во­слав­ные, но и ли­ца дру­гих ис­по­ве­да­ний.

Но недол­го свя­ти­тель Фе­о­до­сии окорм­лял Чер­ни­гов­скую паст­ву. Чув­ствуя при­бли­же­ние смер­ти, он вы­звал к се­бе в Чер­ни­гов на­мест­ни­ка Брян­ско­го Свен­ско­го мо­на­сты­ря, свя­то­го Иоан­на (Мак­си­мо­ви­ча) и воз­вел его из иеро­мо­на­ха в ар­хи­манд­ри­та Чер­ни­гов­ско­го Елец­ко­го мо­на­сты­ря. В но­вом ар­хи­манд­ри­те он за­ра­нее го­то­вил се­бе пре­ем­ни­ка. 6 фев­ра­ля 1696 го­да свя­ти­тель Фе­о­до­сий скон­чал­ся и был по­гре­бен в Чер­ни­гов­ском ка­фед­раль­ном Бо­ри­со­глеб­ском со­бо­ре, за пра­вым кли­ро­сом, в осо­бо сде­лан­ном для то­го скле­пе. Впо­след­ствии его пре­ем­ник свя­ти­тель Иоанн (Мак­си­мо­вич) по­стро­ил над его гро­бом кир­пич­ный свод с хва­леб­ной над­пи­сью в сти­хах в бла­го­дар­ность за чу­дес­ное ис­це­ле­ние от тяж­кой бо­лез­ни. Осо­бое бла­го­дат­ное да­ро­ва­ние, ко­то­рое стя­жал свя­ти­тель Фе­о­до­сий, за­сви­де­тель­ство­ва­но его по­движ­ни­че­ской жиз­нью и со­кро­вен­ной по­мо­щью всем, воз­но­сив­шим ему мо­лит­вы.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия со­вер­ши­лось 9 сен­тяб­ря 1896 го­да.

Полное житие святителя Феодосия, архиепископа Черниговского

Имя свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия сто­ит в ря­ду тех лиц и имен, кои яв­ля­ют­ся укра­ше­ни­ем и сла­вой всей Церк­ви Рос­сий­ской. Свя­ти­тель Фе­о­до­сий был од­ним из тех де­я­те­лей, ко­то­рые, «не вы­со­кая мудр­ству­ю­ще, но ве­ду­ще­ся сми­рен­ны­ми» (Рим.12:16), успе­ва­ют сде­лать и для об­ще­ствен­но­го бла­га не ме­нее, чем ве­ли­кие и силь­ные ми­ра се­го.

Фе­о­до­сий ро­дил­ся в кон­це 30-х го­дов XVII ве­ка в Ма­ло­рос­сии, в бла­го­че­сти­вой дво­рян­ской се­мье. От­рок вос­пи­ты­ва­ет­ся сна­ча­ла до­ма сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми в стра­хе Бо­жи­ем и хри­сти­ан­ском бла­го­че­стии, а за­тем в Ки­ев­ской Брат­ской Бо­го­яв­лен­ской шко­ле (в сте­нах Ки­ев­ско­го Брат­ско­го мо­на­сты­ря на По­до­ле, впо­след­ствии Ки­ев­ская Ду­хов­ная Ака­де­мия). На­чаль­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем Ки­ев­ской Брат­ской шко­лы в то вре­мя был «ве­ли­кий столп цер­ков­ный», ар­хи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский Ла­зарь Ба­ра­но­вич (1650–1657 гг.), к ко­то­ро­му на всю жизнь свою св. Фе­о­до­сий со­хра­нил чув­ства сы­нов­не­го по­чте­ния. К вос­пи­тав­шей его шко­ле свя­ти­тель на всю жизнь свою со­хра­нил глу­бо­кую при­зна­тель­ность, что и вы­ра­зил сво­и­ми бла­го­тво­ре­ни­я­ми Ки­ев­ско­му Брат­ско­му мо­на­сты­рю. Па­мять о та­кой бла­го­тво­ри­тель­но­сти его со­хра­нил для нас си­но­дик Ки­ев­ско­го Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря, где ска­за­но о св. Фе­о­до­сии, что он был муж «бла­го­ра­зу­мен и бла­го­тво­рящ Ки­ев­ско­му Брат­ско­му мо­на­сты­рю».

По окон­ча­нии уче­ния св. Фе­о­до­сий всю свою жизнь ре­шил­ся по­свя­тить Бо­гу. И бла­го­че­сти­вый при­мер ро­ди­те­лей, и на­зи­да­тель­ное ру­ко­вод­ство зна­ме­ни­то­го учи­те­ля, и свя­тость са­мо­го ме­ста вос­пи­та­ния – все это со­дей­ство­ва­ло укреп­ле­нию бу­ду­ще­го свя­ти­те­ля в же­ла­нии доб­ро­го жи­тия. Бы­ли и дру­гие со­бы­тия, не про­шед­шие бес­след­но в его жиз­ни и опре­де­лив­шие по во­ле Бо­жи­ей жре­бий его на зем­ле. Несо­гла­сия, нестро­е­ния, ко­то­рые он ви­дел в это вре­мя и сре­ди вла­стей сво­ей ро­ди­ны, и сре­ди да­же их ду­хов­ных ру­ко­во­ди­те­лей, по­бу­ди­ли его взять на се­бя бла­гое иго ино­че­ско­го по­дви­га; стать в одеж­де во­и­на Хри­сто­ва на стра­же Церк­ви Хри­сто­вой и ра­то­вать с ви­ди­мы­ми и неви­ди­мы­ми вра­га­ми ее.

Ко­гда и где при­нял ино­че­ство св. Фе­о­до­сий, точ­но неиз­вест­но. Несо­мнен­но толь­ко, что это бы­ло еще до 1651 го­да, ко­гда Ки­ев­ским мит­ро­по­ли­том был Ди­о­ни­сий (Ба­ла­бан), и со­вер­ши­лось под вли­я­ни­ем Ла­за­ря Ба­ра­но­ви­ча. Прео­свя­щен­ный Ла­зарь в од­ном из пи­сем сво­их на­зы­ва­ет свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия «ов­цою Хри­сто­ва ста­да, на­учав­ше­ю­ся по­кор­но­сти у по­кор­но­го ба­ра­на», т. е. са­мо­го Ла­за­ря. Св. Фе­о­до­сий да­ет выс­ший обет по­слу­ша­ния в ино­че­ском сане.

Вско­ре по при­ня­тии им ино­че­ства еще он мно­го­чест­но тру­дил­ся неко­то­рое вре­мя в зва­нии ар­хи­ди­а­ко­на Ки­е­во-Со­фий­ско­го со­бо­ра и на­мест­ни­ка мит­ро­по­ли­чье­го ка­фед­раль­но­го до­ма.

Ки­ев и Ма­ло­рос­сия в это вре­мя ис­пы­ты­ва­ли боль­шие бед­ствия от смут, ко­то­рые про­из­ве­де­ны бы­ли про­тив­ни­ка­ми Бог­да­на Хмель­ниц­ко­го, про­тив­ни­ка­ми со­еди­не­ния Ма­лой Рос­сии с Моск­вой. К несча­стью, в этих сму­тах при­ня­ли са­мое де­я­тель­ное уча­стие и выс­шие ду­хов­ные ли­ца то­го вре­ме­ни. Сам мит­ро­по­лит Ди­о­ни­сий Ба­ла­бан пе­ре­шел на сто­ро­ну по­ля­ков, и вре­мен­ным блю­сти­те­лем Ки­ев­ской мит­ро­по­лии на­зна­чен был Чер­ни­гов­ский ар­хи­епи­скоп Ла­зарь Ба­ра­но­вич (в ок­тяб­ре 1659 го­да – здесь и да­лее да­ты ука­за­ны по ст. ст.).

В это вре­мя св. Фе­о­до­сий был уже в зва­нии иеро­мо­на­ха Кру­пиц­ко­го Ба­ту­рин­ско­го мо­на­сты­ря, в епар­хии Ла­за­ря. Оче­вид­но, пер­вые по­дви­ги ино­че­ско­го жи­тия св. Фе­о­до­си­ем со­вер­ша­ют­ся под над­зо­ром и ру­ко­вод­ством прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря. Св. Фе­о­до­сий не идет за Ди­о­ни­си­ем к вра­гам пра­во­слав­ной ве­ры и на­род­но­сти, а сле­ду­ет за сво­им учи­те­лем, ко­то­рый хо­ро­шо по­ни­мал, что Ма­ло­рос­сия мо­жет быть счаст­ли­ва толь­ко под за­щи­той пра­во­слав­но­го рус­ско­го ца­ря.

Ско­ро на свя­то­го Фе­о­до­сия воз­ла­га­ет­ся обя­зан­ность выс­шая – ру­ко­во­дить дру­ги­ми в по­дви­гах ино­че­ства. В 1662 го­ду он уже, как сви­де­тель­ству­ет мест­ная Чер­ни­гов­ская ле­то­пись, со­сто­ит в зва­нии игу­ме­на Кор­сун­ско­го мо­на­сты­ря. В сле­ду­ю­щем, 1663 го­ду, по смер­ти мит­ро­по­ли­та Ди­о­ни­сия, в мае был из­бран ду­хо­вен­ством Поль­ской Укра­и­ны на Ки­ев­скую мит­ро­по­ли­тию епи­скоп Иосиф (Нелю­бо­вич-Ту­каль­ский). Из­бра­ние со­сто­я­лось в Кор­су­ни (ныне г. Кор­сунь-Шев­чен­ков­ский, Чер­кас­ской обл.); очень ве­ро­ят­но, что Кор­сун­ский мо­на­стырь, управ­ля­е­мый то­гда Фе­о­до­си­ем, и был ме­стом из­бра­ния но­во­го мит­ро­по­ли­та.

Как от­нес­ся к это­му из­бра­нию св. Фе­о­до­сий?

Но­во­из­бран­ный мит­ро­по­лит, «пра­во­сла­вия пре­слав­ный рев­ни­тель, ве­ры свя­тыя во­сточ­ныя столп непо­ко­ле­би­мый» (так его на­зы­ва­ет из­вест­ный пи­са­тель то­го вре­ме­ни пе­чер­ский ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий Ги­зель) сво­ею пер­во­на­чаль­ною де­я­тель­но­стью в за­щи­ту в Лит­ве пра­во­сла­вия снис­кал се­бе об­щее со­чув­ствие пра­во­слав­ных ма­ло­рос­сов. Но его по­ли­ти­че­ские убеж­де­ния не со­глас­ны бы­ли с убеж­де­ни­я­ми Ла­за­ря, и мос­ков­ское пра­ви­тель­ство не со­гла­си­лось при­знать его в зва­нии мит­ро­по­ли­та. Св. Фе­о­до­сий пред­ви­дел это и, зная, что из­бра­ние его по­ро­дит но­вые сму­ты и раз­до­ры, сво­е­го со­гла­сия, ко­то­рое мог­ло вы­ра­зить­ся под­пи­сью на из­би­ра­тель­ном ак­те, не изъ­явил.

Несколь­ко поз­же, со­стоя уже игу­ме­ном Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря, в оправ­да­ние свое, по по­во­ду до­но­са, сде­лан­но­го на него епи­ско­пом Ме­фо­ди­ем (Фили­мо­но­ви­чем), до­би­вав­шим­ся мит­ро­по­ли­чье­го зва­ния, пи­сал ки­ев­ско­му во­е­во­де: «к Ту­каль­ско­му хо­тя я и пи­сал, (но) яко к ар­хи­ерею, а не (как) мит­ро­по­ли­ту пи­сал, не име­но­вал его пас­ты­рем сво­им и бла­го­сло­ве­ния от него не про­сил есмь ни на ка­кие де­ла».

В 1664 г. св. Фе­о­до­сий на­зна­ча­ет­ся игу­ме­ном Ки­ев­ско­го Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря. Со­хра­ни­лось несколь­ко све­де­ний о де­я­тель­но­сти св. Фе­о­до­сия как игу­ме­на Вы­ду­биц­ка­го, сви­де­тель­ству­ю­щих о его по­пе­чи­тель­но­сти и рев­но­сти по устрой­ству дел оби­те­ли. Вы­ду­биц­кий мо­на­стырь неод­но­крат­но был в ру­ках уни­а­тов. Есте­ствен­но, что от это­го су­ще­ство­ва­ли раз­лич­но­го ро­да нестро­е­ния, рас­строй­ство внут­рен­них по­ряд­ков жиз­ни мо­на­стыр­ской и внеш­не­го ма­те­ри­аль­но­го бла­го­со­сто­я­ния оби­те­ли. Устро­ив внут­рен­нюю жизнь оби­те­ли в ду­хе стро­го­го пра­во­сла­вия, св. Фе­о­до­сий с боль­шою рев­но­стию и усер­ди­ем взял­ся за устрой­ство внеш­не­го ее бла­го­по­лу­чия. И бла­го­да­ря за­бо­там св. Фе­о­до­сия по­лу­ча­ет­ся гет­ман­ский уни­вер­сал, ко­то­рым утвер­жда­ют­ся за мо­на­сты­рем зна­чи­тель­ные по­ме­стья.

Рев­ност­ная за­бот­ли­вость о нуж­дах оби­те­ли во­ору­жи­ла про­тив него ино­ков со­сед­ней Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры. Пе­чер­ский ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий (Ги­зель) вслед­ствие на­ве­тов неко­то­рых мо­на­стыр­ских упра­ви­те­лей жа­ло­вал­ся да­же на него ме­сто­блю­сти­те­лю мит­ро­по­лии Ла­за­рю, ко­то­рый по это­му по­во­ду и пи­шет сво­е­му быв­ше­му уче­ни­ку уве­ща­тель­ные пись­ма. Не без скор­би ви­дит свя­ти­тель неудо­воль­ствие сво­е­го учи­те­ля и без­ро­пот­но пе­ре­но­сит ис­пы­та­ние, по­слан­ное ему Бо­гом, вер­но ис­пол­няя свой долг. Но Про­мысл Бо­жий устро­я­ет все к луч­ше­му. Оправ­дав се­бя во мне­нии сво­е­го учи­те­ля, св. Фе­о­до­сий еще бо­лее сбли­зил­ся с ним. Сам Ла­зарь об­ра­ща­ет те­перь осо­бен­ное вни­ма­ние на вы­со­кие ка­че­ства его ду­ши и в пись­ме сво­ем к нему в про­ро­че­ском ду­хе изъ­яв­ля­ет Фе­о­до­сию свое же­ла­ние, чтобы имя его бы­ло на­пи­са­но на небе­сах.

Лю­бовь и до­ве­рие к св. Фе­о­до­сию вла­ды­ки Чер­ни­гов­ско­го все бо­лее креп­нут и вы­ра­жа­ют­ся в том, что св. Фе­о­до­сий на­зна­ча­ет­ся его на­мест­ни­ком по управ­ле­нию де­ла­ми Ки­ев­ской мит­ро­по­лии. Вме­сте с тем на св. Фе­о­до­сия об­ра­ща­ет­ся все­об­щее вни­ма­ние как на че­ло­ве­ка вы­со­ких со­вер­шенств. Име­ни­ты­ми людь­ми, ду­хов­ны­ми и свет­ски­ми, с это­го вре­ме­ни воз­ла­га­ют­ся на него са­мые се­рьез­ные по­ру­че­ния в том убеж­де­нии, что он с че­стью и сла­вой для се­бя и поль­зою для са­мо­го де­ла вы­пол­нит их. С это­го же вре­ме­ни за­ме­ча­ет­ся об­щее же­ла­ние ви­деть его на од­ном из луч­ших мест, где бы он был ис­тин­ным све­тиль­ни­ком го­ря­щим и све­тя­щим (Ин.5:35).

С 1685 го­да имя его де­ла­ет­ся из­вест­ным в да­ле­кой Москве. На него, как на «за­слу­жен­но­го ма­ло­рос­сий­ской церк­ви», воз­ла­га­ет­ся обя­зан­ность (сов­мест­но с Пе­ре­я­с­лав­ским игу­ме­ном Иеро­ни­мом) пред­ста­вить в Москве го­су­да­рям (Иоан­ну и Пет­ру Алек­се­е­ви­чам) и пат­ри­ар­ху про­ше­ния от гет­ма­на, ма­ло­рос­сий­ско­го ду­хо­вен­ства и вой­ско­вой стар­ши­ны об утвер­жде­нии в зва­нии Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та Луц­ко­го епи­ско­па Ге­део­на-Свя­то­пол­ка, кня­зя Чет­вер­тин­ско­го. По­соль­ство увен­ча­лось успе­хом. Св. Фе­о­до­сий как бла­го­по­пе­чи­тель­ный игу­мен, ис­пол­няя воз­ло­жен­ное на него по­ру­че­ние, хо­да­тай­ству­ет в Москве об удо­вле­тво­ре­нии нужд сво­ей оби­те­ли.

В 1687 го­ду уми­ра­ет Елец­кий (Свя­то-Успен­ский Елец­кий муж­ской мо­на­стырь г. Чер­ни­го­ва; пре­стол Св. Успен­ско­го со­бо­ра оби­те­ли на­хо­дит­ся на ме­сте яв­ле­ния в 1060 г. (18 фев­ра­ля н. ст.) Елец­кой чу­до­твор­ной ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. – В.) ар­хи­манд­рит Иоан­ни­кий Го­ля­тов­ский, и по же­ла­нию прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря на его ме­сто на­зна­ча­ет­ся, по­сле 24-лет­не­го управ­ле­ния Вы­ду­биц­ким мо­на­сты­рем, св. Фе­о­до­сий. На­зна­чая св. Фе­о­до­сия ар­хи­манд­ри­том Елец­ким, прео­свя­щен­ный Ла­зарь же­ла­ет иметь бли­же к се­бе сво­е­го уче­ни­ка и де­ла­ет его сво­им по­мощ­ни­ком, воз­ла­гая на него раз­лич­ные де­ла по управ­ле­нию епар­хи­ей. С это­го вре­ме­ни св. Фе­о­до­сий де­ла­ет­ся, так ска­зать, пра­вою ру­кою сво­е­го ар­хи­епи­ско­па и при­ни­ма­ет уча­стие во всех вы­да­ю­щих­ся цер­ков­ных со­бы­ти­ях то­го вре­ме­ни.

К это­му вре­ме­ни де­ла­ют­ся осо­бен­но обострен­ны­ми от­но­ше­ния меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми Ве­ли­ко­рос­сий­ской Мос­ков­ской и Юж­но-Рус­ской, Ки­ев­ской церк­вей. В Москве смот­рят по­до­зри­тель­но на Ки­ев и всю Юж­ную Русь, го­то­вы об­ви­нить ду­хов­ных ру­ко­во­ди­те­лей ее в при­вер­жен­но­сти к ка­то­ли­че­ству и во вся­ких ере­сях.

С на­ча­ла XVII сто­ле­тия, осо­бен­но же со вре­ме­ни при­со­еди­не­ния Ма­ло­рос­сии к Москве, про­ни­ка­ет в Моск­ву из Ки­е­ва и во­об­ще из За­пад­ной и Юж­ной Рос­сии мно­го вы­ход­цев для за­ня­тий раз­ных ду­хов­ных и граж­дан­ских долж­но­стей. Неко­то­рые из них яв­ля­ют­ся да­же учи­те­ля­ми юно­ше­ства и ру­ко­во­ди­те­ля­ми про­све­ще­ния. На та­ких вы­ход­цев выс­шие ду­хов­ные ли­ца в Москве смот­ре­ли до­воль­но непри­яз­нен­но. Еще с пер­вой чет­вер­ти XVII ве­ка из­вест­ный ис­то­ри­че­ский де­я­тель, ке­ларь Ав­ра­амий Па­ли­цын пи­сал: «при­шель­цы из Се­вер­ских и поль­ских го­ро­дов на­вык­ли от мно­гих ере­ти­ков, в Укра­ине жи­ву­щих, их злым нра­вом и обы­ча­ем и в их ве­ру ере­ти­че­скую мно­зи при­сту­пив­ше от неве­де­ния и во всем с ни­ми за­кон дер­жа­ша» (Ска­за­ние об оса­де Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря, 45 с.). Стран­ны­ми и ере­ти­че­ски­ми ка­за­лись Москве мно­гие цер­ков­ные об­ря­ды и обы­чаи ки­ев­ские. Рев­ни­те­лей мос­ков­ской ста­ри­ны сму­ща­ла раз­ни­ца строя мос­ков­ской и ма­ло­рус­ской жиз­ни и силь­ная поль­ская окрас­ка по­след­ней. Сму­ща­ло и то, что пра­во­слав­ные юж­но­рус­ские ар­хи­пас­ты­ри по­лу­ча­ли свое об­ра­зо­ва­ние в за­пад­ных иезу­ит­ских шко­лах. И неко­то­рые из иерар­хов ино­гда дей­стви­тель­но вы­ска­зы­ва­ли част­ные мне­ния не в стро­го пра­во­слав­ном ду­хе.

И вот вско­ре по­сле то­го, как св. Фе­о­до­сий стал ар­хи­манд­ри­том Елец­ко­го мо­на­сты­ря, в Чер­ни­го­ве по­лу­ча­ет­ся гра­мо­та пат­ри­ар­ха Иоаки­ма (29 мар­та 1688 г.) на имя прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря. Це­лью гра­мо­ты бы­ло «из­ве­сти­ти­ся, аще (пра­во­слав­ные юж­ной Рос­сии) во всем со­глас­ны суть свя­тей во­сточ­ней церк­ви». В гра­мо­те за­тро­нут был соб­ствен­но один важ­ный по то­му вре­ме­ни во­прос: ка­ко­го мне­ния прео­свя­щен­ный Ла­зарь о Фло­рен­тий­ском со­бо­ре, «ко­ея ра­ди ви­ны оный со­бор бысть и ка­ко­вым обы­ча­ем на­ча­ся», пи­са­лось в гра­мо­те. В та­ком же смыс­ле бы­ла пат­ри­ар­шая гра­мо­та и Ки­ев­ско­му мит­ро­по­ли­ту Ге­део­ну.

В Ки­е­ве для от­ве­та пат­ри­ар­ху со­зы­ва­ет­ся со­бор из пред­ста­ви­те­лей выс­ше­го ду­хо­вен­ства, и од­но­му из участ­ни­ков его, игу­ме­ну Ки­рил­лов­ско­го мо­на­сты­ря, да­ет­ся по­ру­че­ние спи­сать­ся с Чер­ни­гов­ским ар­хи­манд­ри­том Фе­о­до­си­ем (Уг­лиц­ким), чтобы узнать мне­ние Чер­ни­гов­ско­го ар­хи­пас­ты­ря, стол­па цер­ков­но­го, по дан­но­му во­про­су.

Св. Фе­о­до­сий в сво­ем от­ве­те ис­пол­ня­ет об­ра­щен­ную к нему прось­бу и вме­сте с тем, по по­ру­че­нию и прось­бе пра­во­слав­ных участ­ни­ков сбо­ра, со­став­ля­ет от­вет­ную пат­ри­ар­ху гра­мо­ту «до­водне по­ка­зу­ю­чи, (что) не име­ет бы­ти той со­бор (Фло­рен.) за­кон­ным ка­но­ни­че­ским со­бо­ром» и проч. Стро­го пра­во­слав­ный взгляд Чер­ни­гов­ско­го ар­хи­епи­ско­па и его бли­жай­ше­го со­труд­ни­ка дол­жен был слу­жить оправ­да­ни­ем для всей Юж­но-Рус­ской церк­ви. Но в Москве по­ка не удо­вле­тво­ря­ют­ся ни от­вет­ной гра­мо­той мит­ро­по­ли­та (со­став­лен­ной Фе­о­до­си­ем), ни от­вет­ной гра­мо­той прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря. В сен­тяб­ре 1688 го­да и в мар­те 1689 го­да по­лу­ча­ет­ся еще две гра­мо­ты, в ко­то­рых пат­ри­арх Иоаким пред­ла­га­ет пра­во­слав­ным ма­ло­рос­сам из­ло­жить свое мне­ние о вре­ме­ни пре­су­ществ­ле­ния Св. Да­ров.

От­вет на первую из них прео­свя­щен­ный Ла­зарь по­сы­ла­ет (4 фев­ра­ля 1689 го­да) с сво­им ар­хи­манд­ри­том Фе­о­до­си­ем Уг­лиц­ким. Здесь прео­свя­щен­ный Ла­зарь, вы­ска­зы­вая свой пра­во­слав­ный взгляд по дан­но­му во­про­су, вы­ра­жа­ет в то же вре­мя пол­ную го­тов­ность «по­учи­ти­ся от все­свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха» и обе­ща­ет «по­слу­ша­ние церк­ви Бо­жи­ей и ве­ре свя­той». Важ­ность по­ру­че­ния, воз­ло­жен­но­го на св. Фе­о­до­сия, оче­вид­на. Он дол­жен был изуст­но вы­яс­нить в Москве те неяс­но­сти, ко­то­рые бы­ли при­чи­ною недо­ра­зу­ме­ния меж­ду Моск­вой и Ки­е­вом. Вме­сте с тем по­ру­че­ние, дан­ное св. Фе­о­до­сию, долж­но бы­ло ука­зать на него как на ли­цо осо­бен­но до­ве­рен­ное, за­слу­жи­ва­ю­щее осо­бен­но­го вни­ма­ния со сто­ро­ны пат­ри­ар­ха и мос­ков­ско­го пра­ви­тель­ства. Прео­свя­щен­ный Ла­зарь на­ме­рен­но вы­дви­га­ет сво­е­го до­стой­но­го со­труд­ни­ка, чтобы он стал из­ве­стен в Москве как до­стой­ней­ший к за­ня­тию выс­шей ду­хов­ной долж­но­сти.

В 1690 го­ду уми­ра­ет мит­ро­по­лит Ге­де­он, и ар­хи­манд­рит Фе­о­до­сий пред­став­ля­ет­ся в чис­ле дру­гих лиц как до­стой­ный вы­со­ко­го зва­ния – Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та. По из­бра­нии на этот вы­со­кий пост Пе­чер­ско­го ар­хи­манд­ри­та Вар­ла­а­ма (Ясин­ска­го), св. Фе­о­до­сий пред­став­ля­ет­ся так­же и на его ме­сто. Но Про­мысл Бо­жий су­дил ина­че. Св. Фе­о­до­сию го­то­вит­ся Гос­по­дом вы­со­кое по­ло­же­ние в Чер­ни­гов. Здесь-то он, по во­ле Бо­жи­ей, и дол­жен был све­тить све­том сво­их доб­ро­де­те­лей и пред­ста­тель­ство­вать за вру­чен­ную ему Бо­гом паст­ву, и, не при жиз­ни сво­ей толь­ко, в бес­кров­ной жерт­ве Гос­по­ду, но и по смер­ти, как из­бран­ный раб Бо­жий, во­шед­ший в ра­дость Гос­по­да сво­е­го.

Ко­гда св. Фе­о­до­сий был по­став­лен Елец­ким ар­хи­манд­ри­том, Ла­за­рю в это вре­мя бы­ло уже око­ло 70 лет, – го­ды пре­клон­ные, осо­бен­но для че­ло­ве­ка та­кой тру­до­вой жиз­ни и раз­но­об­раз­ной де­я­тель­но­сти, ка­кую вел прео­свя­щен­ный Ла­зарь. Удру­чен­ный го­да­ми пре­ста­ре­лый иерарх об­ра­ща­ет­ся к Мос­ков­ско­му пат­ри­ар­ху с прось­бой об утвер­жде­нии ар­хи­манд­ри­та Фе­о­до­сия по­мощ­ни­ком сво­им по управ­ле­нию епар­хи­ей.

Фе­о­до­сий уже из­ве­стен был в Москве как вы­со­ко прео­свя­щен­ный и бла­го­по­пе­чи­тель­ный со­труд­ник сво­е­го ар­хи­епи­ско­па; сла­ва о его доб­ро­де­тель­ной жиз­ни так­же до­стиг­ла до Моск­вы, и пат­ри­арх, со­гла­ша­ясь ис­пол­нить прось­бу Ла­за­ря, в от­вет­ной гра­мо­те ему вот ка­кое мне­ние вы­ска­зы­ва­ет о до­сто­ин­ствах св. Фе­о­до­сия: «Мы слы­ша­ли о доб­ро­де­тель­ной жиз­ни ар­хи­манд­ри­та Фе­о­до­сия и о том, что, по управ­ле­нию епар­хи­ей Чер­ни­гов­ской, он спо­соб­ный и по­слуш­ный по­мощ­ник прео­свя­щен­но­му ар­хи­епи­ско­пу Ла­за­рю, уже ис­пол­нен­но­му дней, опыт­ный в де­лах и в от­но­ше­нии на­шей вер­но­сти воз­люб­лен­ный сын. По­то­му вер­ность на­ша бла­го­слов­ля­ет его, ар­хи­манд­ри­та, име­ет по­пе­че­ние о том, дабы все де­ла, по­ру­ча­е­мые ему ар­хи­епи­ско­пом, ис­пол­нять бла­го­че­сти­во, о име­ни Гос­по­да и уго­ждать ар­хи­епи­ско­пу, как стар­цу, в ду­хе по­слу­ша­ния Хри­сто­ва. Ес­ли, тво­ря доб­рое, ока­жет­ся он тер­пе­ли­вым в пе­ре­не­се­нии скор­бей слу­чай­ных и в ис­пол­не­нии долж­но­сти явит­ся непо­роч­ным, то, ко­гда угод­но бу­дет Бо­гу, по­лу­чит и выс­шее до­сто­ин­ство по­сле ар­хи­епи­ско­па». Нуж­но ли го­во­рить о том, что свя­ти­тель вполне оправ­дал те ожи­да­ния, ко­то­рые вы­ска­зы­ва­ют­ся в гра­мо­те пат­ри­ар­ха.

Но св. Фе­о­до­сий, со­стоя со­труд­ни­ком и по­мощ­ни­ком прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря, не остав­ля­ет и сво­их преж­них обя­зан­но­стей. С усер­ди­ем за­бо­тит­ся он о бла­го­со­сто­я­нии сво­ей оби­те­ли, ко­то­рая и обо­га­ща­ет­ся зна­чи­тель­ным да­ром гет­ма­на, по­да­рив­ше­го оби­те­ли се­ло Мо­щон­ку в ви­де осо­бен­но­го ис­клю­че­ния, сде­лан­но­го из ува­же­ния к вы­со­ким до­сто­ин­ствам Елец­ко­го ар­хи­манд­ри­та.

В 1692 го­ду прео­свя­щен­ный Ла­зарь по­же­лал еще при жиз­ни сво­ей ви­деть сво­е­го по­мощ­ни­ка в выс­шем свя­ти­тель­ском сане, чтобы он мог вполне по­мо­гать ему при жиз­ни и быть до­стой­ным ему пре­ем­ни­ком по его смер­ти. В то вре­мя су­ще­ство­вал в Ма­ло­рос­сии обы­чай по­став­лять из­вест­ное ли­цо в сан свя­ти­тель­ский не ина­че, как с со­гла­сия на то пред­ста­ви­те­лей ду­хо­вен­ства и име­ни­тых лю­дей, вхо­див­ших в со­став его бу­ду­щей паст­вы. По пред­ло­же­нию гет­ма­на все еди­но­глас­но вы­ра­зи­ли же­ла­ние ви­деть Фе­о­до­сия в сане свя­ти­тель­ском.

От ли­ца на­ро­да бы­ло по­сла­но прео­свя­щен­ным Ла­за­рем и гет­ма­ном про­ше­ние о нем ца­рю (Пет­ру I) и пат­ри­ар­ху. В этом про­ше­нии они ука­зы­ва­ли на вы­со­кие до­сто­ин­ства бу­ду­ще­го свя­ти­те­ля. «Пре­чест­ный ар­хи­манд­рит, – пи­са­ли они, – муж бла­гий, укра­шен­ный доб­ро­де­те­ля­ми мо­на­ше­ской жиз­ни, ко­то­рую ве­дет с мо­ло­дых лет, опы­тен в управ­ле­нии мо­на­сты­ря­ми, ис­пол­нен стра­ха Бо­жия и ду­хов­ной опыт­но­сти, про­све­щен, весь­ма усер­ден к цер­ков­но­му бла­го­ле­пию, спо­со­бен управ­лять до­мом ка­фед­ры и епар­хи­ею Чер­ни­гов­скою».

11 сен­тяб­ря 1692 г. св. Фе­о­до­сий, вру­чив клят­вен­ное обе­ща­ние, соб­ствен­но­руч­но под­пи­сан­ное, «Гос­по­ди­ну свя­тей­ше­му кир Адри­а­ну, ар­хи­епи­ско­пу Мос­ков­ско­му и всея Рос­сии и всех се­вер­ных стран пат­ри­ар­ху», был на­ре­чен ар­хи­епи­ско­пом Чер­ни­го­ва и Нов­го­род­ка (Нов­го­род-Се­вер­ска), а 13 сен­тяб­ря был по­свя­щен в свя­ти­тель­ский сан.

По ру­ко­по­ло­же­нии свя­ти­тель Фе­о­до­сий про­сил ца­ря в под­твер­жде­ние его свя­ти­тель­ских прав дать ему цар­скую на­пре­столь­ную гра­мо­ту, ко­то­рая и бы­ла вы­да­на ему 28 сен­тяб­ря за под­пи­сью дум­но­го дья­ка. В этой гра­мо­те, под­твер­жда­ю­щей пра­ва Чер­ни­гов­ских ар­хи­епи­ско­пов, предо­став­ля­ет­ся св. Фе­о­до­сию пра­во пер­вен­ства меж­ду рос­сий­ски­ми иерар­ха­ми, со­глас­но дан­но­му при на­ре­че­нии клят­вен­но­му обе­ща­нию, ука­зы­ва­ет­ся ему за­ви­си­мость не от Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та, а от Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха. Как пер­вен­ству­ю­щий меж­ду рос­сий­ски­ми иерар­ха­ми, но­вый Чер­ни­гов­ский свя­ти­тель по­лу­ча­ет пра­во со­вер­шать бо­го­слу­же­ние в сак­ко­се.

Око­ло трех ме­ся­цев про­был свя­ти­тель Фе­о­до­сий в Москве.

Воз­вра­тив­шись в Чер­ни­гов, он управ­ля­ет де­ла­ми епар­хии, не остав­ляя и управ­ле­ния Елец­ким мо­на­сты­рем: со­сто­ит он «ко­адъ­юто­ром» Чер­ни­гов­ско­го ар­хи­епи­ско­па и вме­сте с тем ар­хи­манд­ри­том Елец­ко­го мо­на­сты­ря.

По-преж­не­му, и до кон­ца дней прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря, св. Фе­о­до­сий со­хра­ня­ет сы­нов­нее по­чте­ние к по­кро­ви­те­лю сво­е­му и учи­те­лю.

Но недол­го чер­ни­гов­ская паства уте­ша­лась ду­хов­ной ра­до­стию ви­деть пред­сто­я­щи­ми у Пре­сто­ла Бо­жия двух свя­ти­те­лей. 3 сен­тяб­ря 1693 го­да мир­но ото­шел к Гос­по­ду 73-х лет­ний ста­рец прео­свя­щен­ный Ла­зарь, этот, по сло­вам ца­ря Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, «ра­де­тель­ный о бла­ге свя­той церк­ви пас­тырь». Кон­чи­на его про­из­ве­ла глу­бо­кую скорбь во всей мно­го­люд­ной пастве и осо­бен­но в лю­бив­шем его, как сын от­ца сво­е­го, свя­ти­те­ле Фе­о­до­сии. Все спе­ши­ли от­дать по­чив­ше­му по­след­ний долг мо­лит­ва­ми у его гро­ба. Тро­га­тель­ный чин по­гре­бе­ния со­вер­шил над ним свя­ти­тель Фе­о­до­сий с сон­мом чер­ни­гов­ско­го и при­быв­ше­го из дру­гих мест ду­хо­вен­ства. Свя­ти­тель Фе­о­до­сий по­слал в Моск­ву к ца­рю и пат­ри­ар­ху иеро­мо­на­ха Па­хо­мия с из­ве­сти­ем о пе­чаль­ном со­бы­тии, по­стиг­шем Чер­ни­гов­скую епар­хию. По­слал ца­рю до­не­се­ние так­же и гет­ман. В нем он изъ­яв­лял пе­ред ца­рем свою скорбь о по­те­ре, по­стиг­шей Чер­ни­гов, и вме­сте с тем вы­ска­зы­вал уте­ше­ние, что по­чив­ше­му Ла­за­рю на­сле­ду­ет до­стой­ный ар­хи­пас­тырь, ко­то­рый «сво­и­ми доб­ро­та­ми мо­жет укра­сить Цер­ковь».

И царь, и пат­ри­арх по­чти­ли св. Фе­о­до­сия сво­и­ми гра­мо­та­ми, обе­щая ему свои ми­ло­сти. Вме­сте с тем ему через иеро­мо­на­ха Па­хо­мия бы­ла по­сла­на став­лен­ная гра­мо­та и пат­ри­ар­шее на­став­ле­ние устро­ять де­ла во спа­се­ние паст­вы.

Свя­ти­тель Фе­о­до­сий в серд­це сво­ем за­пе­чат­лел бла­го­че­сти­вые на­став­ле­ния свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха и во все вре­мя сво­ей жиз­ни стре­мил­ся к то­му, чтобы осу­ще­ствить их на де­ле. Еще в сане игу­ме­на и ар­хи­манд­ри­та он явил осо­бую доб­ро­ту ду­ши сво­ей, чем при­влек к се­бе все­об­щую лю­бовь и бла­го­рас­по­ло­же­ние. Еще в сане игу­ме­на он при­ла­гал осо­бен­ные за­бо­ты о спа­се­нии вве­рен­ных ему чад, за­бо­тясь о по­стро­е­нии свя­тых оби­те­лей (на­при­мер, в 1680 го­ду на зем­ле, при­над­ле­жав­шей Вы­ду­биц­ко­му мо­на­сты­рю, близ го­ро­да Мо­зы­ря устро­ил скит). Те­перь же круг де­я­тель­но­сти его еще бо­лее рас­ши­рил­ся. Он осо­бен­но за­бо­тил­ся во вве­рен­ной ему пастве раз­вить го­ря­чую лю­бовь к Бо­гу и рев­ность о спа­се­нии душ, ко­то­рою го­ре­ла свя­тая ду­ша его. Ру­ко­во­дя всех ко спа­се­нию и за всех пред­ста­тель­ствуя пред Пре­сто­лом Все­выш­не­го, он осо­бен­но за­бо­тит­ся о раз­ви­тии жиз­ни по­движ­ни­че­ской. Он не толь­ко под­дер­жи­ва­ет су­ще­ству­ю­щие мо­на­сты­ри и бла­го­устро­я­ет их, но и ста­ра­ет­ся об учре­жде­нии но­вых оби­те­лей.

Так, 11 ок­тяб­ря 1693 го­да он да­ет од­ной бла­го­род­ной вдо­ве, Ма­рии Су­ли­мо­вой, свой пас­тыр­ский лист, ко­то­рым бла­го­слов­ля­ет­ся учре­жде­ние жен­ско­го Пе­че­ниц­ко­го мо­на­сты­ря. В сле­ду­ю­щем го­ду по бла­го­сло­ве­нию св. Фе­о­до­сия ос­но­вы­ва­ет­ся еще один мо­на­стырь в двух вер­стах от Лю­бе­ча, ро­ди­ны пре­по­доб­но­го Ан­то­ния, учре­ди­те­ля мо­на­ше­ско­го жи­тия на Ру­си.

Оста­лось так­же от вре­ме­ни управ­ле­ния св. Фе­о­до­си­ем Чер­ни­гов­ской епар­хи­ей несколь­ко пись­мен­ных из­ве­стий, из ко­то­рых вид­на его за­бот­ли­вость о бла­го­со­сто­я­нии сво­их па­со­мых. Из этих из­ве­стий вид­но, что св. Фе­о­до­сий был пас­тырь рев­ност­ный, в выс­шей сте­пе­ни спра­вед­ли­вый и ми­ро­лю­би­вый, люб­ве­обиль­ный и неж­ный в род­ствен­ной сре­де, чрез­вы­чай­но вни­ма­тель­ный и к нуж­дам дру­гих. Сла­ва о нем про­нес­лась да­ле­ко за пре­де­лы его паст­вы. В са­мой Москве имя его про­из­но­си­лось с осо­бым ува­же­ни­ем. Сам пат­ри­арх в слу­же­нии св. Фе­о­до­сия в церк­ви Чер­ни­гов­ской ви­дел осо­бый Про­мысл Бо­жий, бла­го­тво­ря­щий чер­ни­гов­ской пастве. Еще при жиз­ни его шли к нему из да­ле­ких мест лю­ди, обез­до­лен­ные судь­бою, ис­том­лен­ные борь­бою с жи­тей­ски­ми невзго­да­ми, и свя­ти­тель Бо­жий ока­зы­вал им свое по­кро­ви­тель­ство и за­щи­ту.

Так, в 1694 г. некто До­ми­ник По­лу­бен­ский (ка­то­лик) об­ра­ща­ет­ся к нему пись­мен­но с прось­бой по­мочь ему пе­рей­ти в под­дан­ство ца­рей мос­ков­ских, чтобы иметь за­тем воз­мож­ность об­ра­тить­ся к де­дов­ской пра­во­слав­ной ве­ре сво­их пред­ков. Свя­ти­тель ока­зал ему пол­ное свое со­дей­ствие, и По­лу­бен­ский стал пра­во­слав­ным и по­дан­ным Рус­ско­го го­су­дар­ства. Вот и все, или по­чти все, что совре­мен­ни­ка­ми остав­ле­но для нас о свя­ти­те­ле Фе­о­до­сие.

1696 год был по­след­ним го­дом зем­ной жиз­ни свя­ти­те­ля. Мир­но по­чив о Гос­по­де, свя­ти­тель воз­лег сво­им нетлен­ным те­лом у вхо­да сво­е­го ка­фед­раль­но­го хра­ма (Прим.: в то вре­мя – Бо­ри­со­глеб­ский со­бор. – В.), на стра­же веч­но­го спа­се­ния сво­ей паст­вы.

Свя­ти­тель Фе­о­до­сий, пас­тырь при жиз­ни сво­ей, по бла­жен­ном пре­став­ле­нии сво­ем не толь­ко не оста­вил сво­ей паст­вы, но, как ис­тин­ный угод­ник Бо­жий, стал небес­ным по­кро­ви­те­лем ее в обиль­ных чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях, низ­во­дя бла­го­дать Бо­жию на всех, с ве­рою при­те­ка­ю­щих к нему.

Две­сти лет по­чи­ва­ли в пе­ще­ре Бо­ри­со­глеб­ско­го Чер­ни­гов­ско­го со­бо­ра нетлен­ные мо­щи свя­ти­те­ля. Об­щее убеж­де­ние пра­во­слав­ной паст­вы его дав­но ви­де­ло в них ве­ли­кую свя­ты­ню не Чер­ни­го­ва толь­ко, но и всей зем­ли Рус­ской, а в са­мом свя­ти­те­ле с пер­вых дней по пре­став­ле­нии его ви­де­ло угод­ни­ка Бо­жия, пре­удоб­рен­но­го ар­хи­ерея, яко Ан­ге­ла вос­хи­щен­на на небо, в Се­ра­фим­ской пастве пре­бы­ва­ю­ще­го. Из раз­ных весь­ма от­да­лен­ных мест сте­ка­лись к нему бо­го­моль­цы с упо­ва­ни­ем на мо­лит­вен­ное хо­да­тай­ство его пред Бо­гом.

Двух­сот­лет­ний пе­ри­од со дня бла­жен­ной кон­чи­ны свя­ти­те­ля бо­гат мно­го­част­ны­ми и мно­го­об­раз­ны­ми зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми, ко­то­ры­ми сам Гос­подь за­сви­де­тель­ство­вал свя­тость мо­щей сво­е­го угод­ни­ка: ис­це­ле­ния рас­слаб­ле­нных, глу­хих, немых, сле­пых, есть та­кие, от­но­си­тель­но ко­то­рых да­же ино­вер­цы и ино­слав­ные, с пре­зре­ни­ем ко все­му пра­во­слав­но­му от­но­ся­щи­е­ся, пря­мо го­во­ри­ли: это ис­тин­ное чу­до.

Мно­го­чис­лен­ные про­яв­ле­ния ми­ло­сти Бо­жи­ей в чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях по мо­лит­вен­ном при­зы­ва­нии бла­го­дат­ной по­мо­щи свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия, из ко­то­рых мно­гие, со­вер­шив­ши­е­ся в близ­кое к нам вре­мя, тща­тель­но, по по­ру­че­нию Св. Си­но­да, об­сле­до­ва­ны, а так­же со­хра­не­ние нетлен­ным те­ла его, по­слу­жи­ли ос­но­ва­ни­ем го­ря­чо же­лан­но­му и дав­но ждан­но­му опре­де­ле­нию Св. Си­но­да: «Во бла­жен­ной па­мя­ти по­чив­ше­го Фе­о­до­сия, ар­хи­епи­ско­па Чер­ни­гов­ска­го, при­чис­лить к ли­ку свя­тых, бла­го­да­тию Бо­жи­ею пра­во­слав­лен­ных, и нетлен­ное те­ло его при­знать свя­ты­ми мо­ща­ми. Па­мять свя­ти­те­ля празд­но­вать 5 фев­ра­ля и в день от­кры­тия мо­щей свя­ти­те­ля (Прим.: т.е. со­от­вет­ствен­но 18 фев­ра­ля и 22 сен­тяб­ря н. ст. – В.), а для тор­же­ства от­кры­тия мо­щей свя­ти­те­ля, во ис­пол­не­ние ВЫСОЧАЙШЕЙ во­ли Го­су­да­ря Им­пе­ра­то­ра НИКОЛАЯ II, на­зна­чить 9 день сен­тяб­ря те­ку­ще­го 1896 го­да». (Прим.: Свя­ти­тель Фе­о­до­сий Чер­ни­гов­ский был пер­вым свя­тым, про­слав­лен­ным в цар­ство­ва­ние ца­ря-стра­сто­терп­ца Ни­ко­лая II. – В.)

Див­ное тор­же­ство это со­вер­ши­лось, и озна­ме­но­ва­но бы­ло оно но­вы­ми чу­де­са­ми от мо­щей св. угод­ни­ка Бо­жия. И те­перь Гос­подь Бог, див­ный во свя­тых Сво­их, неоску­де­ва­е­мо и пре­и­зобиль­но тво­рит чу­де­са и яв­ля­ет бла­го­де­я­ния пред­ста­тель­ством свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия с ве­рою при­те­ка­ю­щим к его свя­тым мо­щам в тяж­ких и неиз­ле­чи­мых бо­лез­нях, в труд­ных об­сто­я­тель­ствах жиз­ни, в ду­шев­ных скор­бях и нуж­дах жи­тей­ских.

С раз­ных кон­цов шлет Свя­тая Русь чад сво­их в ста­рин­ный наш Чер­ни­гов. От­ныне он сла­вен не толь­ко слав­ною ста­ри­ною сво­ею, но и сво­ею ве­ли­кою свя­ты­нею для Свя­той Ру­си – мо­ща­ми свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия, Чер­ни­гов­ско­го чу­до­твор­ца.


Ци­ти­ру­ет­ся по кни­ге: «Кар­ти­ны цер­ков­ной жиз­ни Чер­ни­гов­ской Епархiи изъ IX ве­ко­вой ея ис­торiи», ФЛГ «С. В. Куль­жен­ко», Ки­ев, 1911 г.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­сия, ар­хи­епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.