Канон святителю Филарету, митрополиту Московскому

Припев: Святи́телю, о́тче Филарéте, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 октября (05 октября ст. ст.); 02 декабря (19 ноября ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Помо́щник и Покрови́тель бы́сть мне́ во спасе́ние, Се́й мо́й Бо́г, и просла́влю Его́, Бо́г отца́ моего́ и вознесу́ Его́, сла́вно бо просла́вися.

Всеми́лостиве Го́споди, да́ждь ми́ мы́сль бла́гу и наста́ви се́рдце мое́ во е́же просла́вити ди́внаго во святи́телех Филаре́та прехва́льнаго.

Я́ко плодоно́сная ве́твь, от благочести́ваго ко́рене и свяще́нническаго дре́ва произше́д, свя́те Филаре́те, благода́ть архиере́йства досто́йно восприя́л еси́. Сего́ ра́ди благода́рне псало́мски вопие́м: ро́д пра́вых благослови́тся.

Ю́н ра́зум к Боже́ственным уче́нием напра́вив, прему́дре Филаре́те, да́же до честны́х седи́н в зако́не

Госпо́дни поуча́лся еси́ де́нь и но́щь, сего́ ра́ди пло́д стори́чный Бо́гу прине́сл еси́.

Богоро́дичен: Богоро́дице Де́во, я́коже во успе́нии Твое́м ми́ра не оста́вила еси́, бу́ди и на́м Путеводи́тельница во ца́рствие Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утверди́, Го́споди, на ка́мени за́поведей Твои́х подви́гшееся се́рдце мое́, я́ко еди́н свя́т еси́ и Госпо́дь.

Филаре́та Ми́лостиваго и́мя прие́м, святи́телю Филаре́те, сосу́д доброде́телей твои́х ми́лостию укра́сил еси́, сего́ ра́ди я́ко оте́ц чадолюби́вый лю́дем росси́йским яви́лся еси́.

Во все́м после́дуяй Боже́ственным отце́м, прему́дрость Бо́жию я́ко наста́вницу избра́л еси́, святи́телю, и, це́ркве Росси́йския до́брый па́стырь бы́в, благоче́стию па́ству научи́л еси́.

Златоу́сту сла́вному си́лою сло́ва подо́бяся, Бо́га Сло́ва вои́стинну возсла́вил еси́, святи́телю Филаре́те, те́мже слове́сными венцы́ тя́ велича́ем.

Богоро́дичен: Не́сть пречи́ста, я́ко Ты́, Де́во, и не́сть гре́шен, я́ко а́з, окая́нный, те́мже, безнаде́жен сы́й, на Тя́ упова́ние мое́ возлага́ю.

Седа́лен, гла́с 8:

Ты́ еси́ па́стырь до́брый и учи́тель богому́дрый, святи́телю о́тче Филаре́те, тобо́ю Бо́г украси́ це́рковь Свою́ и те́ло твое́, многоле́тно покрове́нное в земли́, нетле́нно яви́ лю́дем Свои́м. Те́мже не преста́й моли́тися о хва́лящих тя́ и чту́щих па́мять твою́, прося́ оставле́ния грехо́в и спасе́ния душа́м на́шим.

Богоро́дичен: я́ко Всенепоро́чная Неве́ста Творца́, я́ко Неискусобра́чная Ма́ти Изба́вителя, прия́телище я́ко су́щи Уте́шителя, Препе́тая, све́тлое жили́ще доброде́телей соверши́ мя́, отжени́ о́блак страсте́й и Вы́шняго прича́стия сподо́би и све́та невече́рняго моли́твами Твои́ми.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́ша проро́к прише́ствие Твое́, Го́споди, и убоя́ся, я́ко хо́щеши от Де́вы роди́тися и челове́ком яви́тися, и глаго́лаше: услы́шах слу́х Твои́ и убоя́хся, сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Христа́ Бо́га Помо́щника и Засту́пника при́сно име́я в се́рдце твое́м, святи́телю Филаре́те, я́ко дре́вле Моисе́й началово́ждь, в беда́х и искуше́ниих лю́ди укрепля́л еси́ и науча́л еси́ взыва́ти к Нему́ я́ко Помо́щнику и Засту́пнику.

Сугу́бое попече́ние о ю́ных лю́дех име́л еси́, святи́телю Филаре́те, е́же бы́ти и́м благочести́вым, трудолюби́вым и рачи́тельно уча́щимся зако́ну Госпо́дню и служи́ти це́ркви на похвалу́ и Оте́честву на по́льзу.

Любо́вь Небе́сную на земли́ ева́нгельски стяжа́вый, горе́ упра́вил еси́ ду́шу твою́, пресла́вне Филаре́те, наставля́я ве́рныя лю́ди го́рняя помышля́ти, а не себе́ угожда́ти.

Богоро́дичен: Сове́та преве́чнаго смотре́ние разуме́в проро́к, та́йну рождества́ Де́вы преднапису́яй, взыва́ше: возвеселю́ся о Бо́зе, Спа́се Мое́м.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Сою́зом любве́ связу́еми апо́столи, влады́чествующему все́ми себе́ Христу́ возло́жше, кра́сны но́ги очища́ху, благовеству́юще все́м ми́р.

Апо́стольское рече́ние, я́ко си́ла Бо́жия в не́мощи соверша́ется, на тебе́ испо́лнися, святи́телю. Ты́ бо, не́мощен пло́тию, па́жить земли́ Ру́сския Боже́ственными словесы́ возде́лал еси́ и мно́гия лю́ди ко Христу́ приве́л еси́.

Благода́ти Свята́го Ду́ха испо́лнься, сло́во Бо́жие ре́вностно пропове́дал еси́ и та́йну Пресвяты́я Тро́ицы и воплоще́ния Бо́га Сло́ва преизя́щно изъясни́л еси́. Ны́не же Бо́гу предстоя́, моли́ся о почита́ющих тя́, Филаре́те достопа́мятне.

Я́ко зе́ницу о́ка и сокро́вище многоце́нное, храни́ти ве́ру Правосла́вную запове́дал еси́ на́м, святи́телю Филаре́те, в не́й бо е́сть утвержде́ние це́ркве и Оте́чества благоде́нствие.

Богоро́дичен: О́тчую Прему́дрость во утро́бе Свое́й носи́вшая, Влады́чице, в нощи́ ми́ра блужда́ющих к све́ту Христо́ву наста́ви и сою́зом любве́ соедини́, я́ко Богоро́дица еси́ и Ма́ти Све́та.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Возопи́х все́м се́рдцем мои́м к Ще́дрому Бо́гу, и услы́ша мя́ от а́да преиспо́дняго, и возведе́ от тли́ живо́т мои́.

Прему́дростию Бо́жиею вразумля́емь, я́ко Соломо́н му́дрый, су́д пра́вый и ми́лостивый потща́лся еси́ твори́ти, да ве́дают лю́дие, я́ко пра́ви су́ть пути́ Госпо́дни.

Ве́дая го́рькия рабо́ты и тяготы́ жития́ земледе́лателей, святи́телю Филаре́те, потща́лся еси́ помощи́ росси́йскому госуда́рю провозгласи́ти лю́дем ча́емое свобожде́ние.

О, любы́ Бо́га Отца́, распина́ющая, любы́ Сы́на, распина́емая, и любы́ Ду́ха Свята́го, торжеству́ющая си́лою кре́стною, благогове́йне взыва́л еси́, святи́телю Филаре́те.

Богоро́дичен: О Де́во Пречи́стая, Сло́вом Бо́жиим, да бу́дет, отрази́ла еси́ от Себе́ зако́нное по естеству́ недоуме́ние, егда́ Гаврии́л Арха́нгел Ти́ предста́, благовеству́я рождество́ Емману́ила, благогове́йне взыва́л еси́, святи́телю Филаре́те.

Конда́к, гла́с 2:

Я́ко и́стинный подража́тель преподо́бнаго Се́ргия, доброде́тель измла́да возлюби́л еси́, богоблаже́нне Филаре́те, я́ко па́стырь пра́ведный и испове́дник непоро́чный, по святе́м преставле́нии от безбо́жных поруга́ние и поноше́ния прия́л еси́, Бо́г же зна́меньми и чудесы́ тя́ просла́ви и засту́пника це́ркве на́шея яви́.

И́кос:

А́нгел па́ствы росси́йския яви́лся еси́ в житии́ твое́м, святи́телю Филаре́те, охраня́я и защища́я ю́ и боле́знуя се́рдцем о Оте́честве твое́м. Ны́не же, с ли́ки Небе́сными совокупле́н, наипа́че мо́лишися за ны́, усе́рдно прославля́ющих тя́ и зову́щих: ра́дуйся, святи́телей Моско́вских прее́мниче и в благода́ти и́м насле́дниче; ра́дуйся, я́ко Пе́тр, гра́д Москву́ возлюби́вый; ра́дуйся, я́ко Алекси́й, о не́м усе́рдно моли́выйся; ра́дуйся, я́ко Ио́на, бо́дрственне гра́д стреги́й; ра́дуйся, я́ко Мака́рий, ру́сских святы́х ре́вностно почита́вый; ра́дуйся, Фили́пповым по́двигом утвержда́выйся; ра́дуйся, и́овлеву благоче́стию подража́вый; ра́дуйся, Ермоге́новою любо́вию ко Оте́честву распала́емый; ра́дуйся, святи́телю Филаре́те, ве́ры Правосла́вныя богому́дрый учи́телю.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: О́троцы в Вавило́не пе́щнаго пла́мене не убоя́шася, но, посреде́ пла́мене вве́ржени, ороша́еми поя́ху: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших.

Я́коже Елиссе́й иногда́ ми́лоть Илиину́, кло́бук от гро́ба святи́теля Алекси́я прия́л еси́, святи́телю Филаре́те, да благода́ть сугу́бую получи́ши, воспева́я: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

А́ще и чти́л еси́ царя́ земна́го, но раболе́пствовати пред ни́м не восхоте́л еси́, святи́телю, царю́ же Небе́сному боголе́пную че́сть воздава́л еси́, взыва́я: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Рабо́тая Го́сподеви со стра́хом, не взира́л еси́ на похвале́ния и поноше́ния, святи́телю Филаре́те, то́кмо в се́рдце с тре́петом взыва́л еси́ к Судии́ Пра́веднейшему: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

У́м чи́ст, чу́вства до́брая и во́лю благу́ю, я́ко еди́но во о́браз Тро́ицы Святы́я име́я, святи́телю Филаре́те, Тро́ицы единосу́щие просла́вил еси́, взыва́я: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Отрокови́це Пречи́стая, чудеси́ рождества́ Твоего́ дивя́щеся, Избра́вшему Тя́ зове́м: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Пе́снь 8

Ирмо́с: За зако́ны оте́ческия блаже́ннии в Вавило́не ю́ноши, предбе́дствующе, царю́ющаго оплева́ша повеле́ние безу́мное и, совоку́плени, и́мже не свари́шася огне́м, Держа́вствующему досто́йную воспева́ху пе́снь: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Егда́ благи́й Госпо́дь попусти́ пове́трие губи́тельное во гра́де Москве́, тогда́ ты́, святи́телю Филаре́те, к покая́нию и моле́бствию наро́д призыва́л еси́ взыва́ти: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те во вся́ ве́ки.

И́же моли́твами твои́ми исцеле́ние обре́тший и спасе́ние от сме́рти улучи́вший, благода́рственное пе́ние принесо́ша, глаго́люще: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Отце́м святы́м подража́я, уста́вы и́ночеству препо́дал еси́, свя́те, да А́нгелом сослу́жат и́ноков собери́ и с ни́ми ли́ки неве́ст Христо́вых, взыва́юще: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Цари́цу Небесе́ и земли́, А́нгелов со́нми и челове́ков собери́, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Стра́нствия Влады́чня и Безсме́ртныя Трапе́зы на го́рнем ме́сте высо́кими умы́, ве́рнии, прииди́те, наслади́мся, возше́дша Сло́ва, от Сло́ва научи́вшеся, Его́же велича́ем.

Ре́вностию по Бо́зе на высоту́ доброде́телей возше́д, сла́вы ми́ра сего́ удаля́лся еси́, свя́те, взыску́яй сла́вы то́кмо от Христа́, То́й бо е́сть еди́ный ца́рь ми́ра и Спа́с ду́ш на́ших.

Егда́ сверши́ся кончи́на свята́я твоя́, возскорбе́ша лю́дие росси́йстии, достохва́льне святи́телю, ты́ же не оста́вил еси́ и́х си́ры, дерзнове́нно моля́ся еди́ному царю́ ми́ра и Спа́су ду́ш на́ших.

Торжеству́йте, лю́дие, святи́теля Филаре́та па́мять чту́ще, и́же служи́тель до́ма Богоро́дицы бы́в, просла́ви Ту́, я́ко в моли́твах неусыпа́ющую Засту́пницу.

Богоро́дичен: Ру́сь Свята́я, лику́й ны́не, за тя́ бо мо́лит Сы́на Своего́ Пречи́стая Богоро́дица Де́ва с Филаре́том приснохва́льным и все́ми святы́ми твои́ми.

Свети́лен:

Я́ко благоче́стия лампа́ду светолу́чну, ри́тора преизя́щна, па́стыря милосе́рдна, судию́ прему́дра, прииди́те, ве́рнии, Филаре́та благопода́теля любо́вию ублажи́м.

Богоро́дичен: Что́ Ти́ принесе́м, Благода́тная, ру́ки иму́ще оскверне́ны? Ка́ко воспое́м Тя́, уста́ иму́ще нечи́ста? Ка́ко восхва́лим Тя́, се́рдце иму́ще лука́во? Оба́че моли́твами святи́теля Филаре́та взыва́ем Ти́: ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Помо́щникъ и҆ покрови́тель бы́сть мнѣ̀ во сп҃се́нїе, се́й мо́й бг҃ъ, и҆ просла́влю є҆гѡ̀, бг҃ъ ѻ҆ц҃а̀ моегѡ̀ и҆ вознесꙋ̀ є҆гѡ̀, сла́вно бо просла́висѧ.

Всемлⷭ҇тиве гдⷭ҇и, да́ждь мѝ мы́сль бл҃гꙋ и҆ наста́ви се́рдце моѐ во є҆́же просла́вити ди́внаго во ст҃и́телехъ фїларе́та прехва́льнагѡ.

Ꙗ҆́кѡ плодоно́снаѧ вѣ́твь, ѿ бл҃гочести́вагѡ ко́рене и҆ сщ҃е́нническагѡ дре́ва произше́дъ, ст҃е фїларе́те, бл҃года́ть а҆рхїере́йства досто́йнѡ воспрїѧ́лъ є҆сѝ. сегѡ̀ ра́ди бл҃года́рнѣ ѱало́мски вопїе́мъ: ро́дъ пра́выхъ бл҃гослови́тсѧ.

Ю҆́нъ ра́зꙋмъ къ бжⷭ҇твеннымъ ᲂу҆че́нїемъ напра́вивъ, премꙋ́дре фїларе́те, да́же до честны́хъ сѣди́нъ въ зако́нѣ гдⷭ҇ни поꙋча́лсѧ є҆сѝ де́нь и҆ но́щь, сегѡ̀ ра́ди пло́дъ стори́чный бг҃ꙋ прине́слъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Бцⷣе дв҃о, ꙗ҆́коже во ᲂу҆спе́нїи твое́мъ мі́ра не ѡ҆ста́вила є҆сѝ, бꙋ́ди и҆ на́мъ пꙋтеводи́тельница во црⷭ҇твїе сн҃а твоегѡ̀ и҆ бг҃а на́шегѡ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Оу҆твердѝ, гдⷭ҇и, на ка́мени за́повѣдей твои́хъ подви́гшеесѧ се́рдце моѐ, ꙗ҆́кѡ є҆ди́нъ ст҃ъ є҆сѝ и҆ гдⷭ҇ь.

Фїларе́та млⷭ҇тивагѡ и҆́мѧ прїе́мъ, ст҃и́телю фїларе́те, сосꙋ́дъ добродѣ́телей твои́хъ млⷭ҇тїю ᲂу҆кра́силъ є҆сѝ, сегѡ̀ ра́ди ꙗ҆́кѡ ѻ҆те́цъ чадолюби́вый лю́демъ рѡссі̑йскимъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ.

Во все́мъ послѣ́дꙋѧй бжⷭ҇твеннымъ ѻ҆тцє́мъ, премꙋ́дрость бж҃їю ꙗ҆́кѡ наста́вницꙋ и҆збра́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю, и҆, цр҃кве рѡссі́йскїѧ до́брый па́стырь бы́въ, бл҃гоче́стїю па́ствꙋ наꙋчи́лъ є҆сѝ.

Златоꙋ́стꙋ сла́вномꙋ си́лою сло́ва подо́бѧсѧ, бг҃а сло́ва вои́стиннꙋ возсла́вилъ є҆сѝ, ст҃и́телю фїларе́те, тѣ́мже слове́сными вѣнцы̀ тѧ̀ велича́емъ.

Бг҃оро́диченъ: Нѣ́сть пречⷭ҇та, ꙗ҆́кѡ ты̀, дв҃о, и҆ нѣ́сть грѣ́шенъ, ꙗ҆́кѡ а҆́зъ, ѻ҆каѧ́нный, тѣ́мже, безнаде́женъ сы́й, на тѧ̀ ᲂу҆пова́нїе моѐ возлага́ю.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃:

Ты̀ є҆сѝ па́стырь до́брый и҆ ᲂу҆чи́тель бг҃омꙋ́дрый, ст҃и́телю ѻ҆́тче фїларе́те, тобо́ю бг҃ъ ᲂу҆красѝ цр҃ковь свою̀ и҆ тѣ́ло твоѐ, многолѣ́тнѡ покрове́нное въ землѝ, нетлѣ́ннѡ ꙗ҆вѝ лю́демъ свои́мъ. тѣ́мже не преста́й моли́тисѧ ѡ҆ хва́лѧщихъ тѧ̀ и҆ чтꙋ́щихъ па́мѧть твою̀, просѧ̀ ѡ҆ставле́нїѧ грѣхѡ́въ и҆ сп҃се́нїѧ дꙋша́мъ на́шимъ.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ всенепоро́чнаѧ невѣ́ста творца̀, ꙗ҆́кѡ неискꙋсобра́чнаѧ мт҃и и҆зба́вителѧ, прїѧ́телище ꙗ҆́кѡ сꙋ́щи ᲂу҆тѣ́шителѧ, препѣ́таѧ, свѣ́тлое жили́ще добродѣ́телей совершѝ мѧ̀, ѿженѝ ѻ҆́блакъ страсте́й и҆ вы́шнѧгѡ прича́стїѧ сподо́би и҆ свѣ́та невече́рнѧгѡ мл҃твами твои́ми.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́ша прⷪ҇ро́къ прише́ствїе твоѐ, гдⷭ҇и, и҆ ᲂу҆боѧ́сѧ, ꙗ҆́кѡ хо́щеши ѿ дв҃ы роди́тисѧ и҆ человѣ́кѡмъ ꙗ҆ви́тисѧ, и҆ глаго́лаше: ᲂу҆слы́шахъ слꙋ́хъ тво́й и҆ ᲂу҆боѧ́хсѧ, сла́ва си́ле твое́й, гдⷭ҇и.

Хрⷭ҇та̀ бг҃а помо́щника и҆ застꙋ́пника при́снѡ и҆мѣ́ѧ въ се́рдце твое́мъ, ст҃и́телю фїларе́те, ꙗ҆́кѡ дре́вле мѡѷсе́й началово́ждь, въ бѣда́хъ и҆ и҆скꙋше́нїихъ лю́ди ᲂу҆крѣплѧ́лъ є҆сѝ и҆ наꙋча́лъ є҆сѝ взыва́ти къ немꙋ̀ ꙗ҆́кѡ помо́щникꙋ и҆ застꙋ́пникꙋ.

Сꙋгꙋ́бое попече́нїе ѡ҆ ю҆́ныхъ лю́дехъ и҆мѣ́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю фїларе́те, є҆́же бы́ти и҆̀мъ бл҃гочести̑вымъ, трꙋдолюби̑вымъ и҆ рачи́тельно ᲂу҆ча́щымсѧ зако́нꙋ гдⷭ҇ню и҆ слꙋжи́ти цр҃кви на похвалꙋ̀ и҆ ѻ҆те́чествꙋ на по́льзꙋ.

Любо́вь нбⷭ҇нꙋю на землѝ є҆ѵⷢ҇льски стѧжа́вый, горѣ̀ ᲂу҆пра́вилъ є҆сѝ дꙋ́шꙋ твою̀, пресла́вне фїларе́те, наставлѧ́ѧ вѣ̑рныѧ лю́ди гѡ́рнѧѧ помышлѧ́ти, а҆ не себѣ̀ ᲂу҆гожда́ти.

Бг҃оро́диченъ: Совѣ́та превѣ́чнаго смотре́нїе разꙋмѣ́въ прⷪ҇ро́къ, та́йнꙋ ржⷭ҇тва̀ дв҃ы преднаписꙋ́ѧй, взыва́ше: возвеселю́сѧ ѡ҆ бз҃ѣ, сп҃сѣ мое́мъ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Сою́зомъ любвѐ свѧзꙋ́еми а҆пⷭ҇ли, влⷣчествꙋющемꙋ всѣ́ми себѣ̀ хрⷭ҇тꙋ̀ возло́жше, кра́сны но́ги ѡ҆чища́хꙋ, бл҃говѣствꙋ́юще всѣ̑мъ ми́ръ.

А҆пⷭ҇льское рече́нїе, ꙗ҆́кѡ си́ла бж҃їѧ въ не́мощи соверша́етсѧ, на тебѣ̀ и҆спо́лнисѧ, ст҃и́телю. ты̀ бо, не́мощенъ пло́тїю, па́жить землѝ рꙋ́сскїѧ бжⷭ҇твенными словесы̀ воздѣ́лалъ є҆сѝ и҆ мнѡ́гїѧ лю́ди ко хрⷭ҇тꙋ̀ приве́лъ є҆сѝ.

Бл҃года́ти ст҃а́гѡ дх҃а и҆спо́лньсѧ, сло́во бж҃їе ре́вностнѡ проповѣ́далъ є҆сѝ и҆ та́йнꙋ прест҃ы́ѧ трⷪ҇цы и҆ воплоще́нїѧ бг҃а сло́ва преизѧ́щнѡ и҆з̾ѧсни́лъ є҆сѝ. ны́нѣ же бг҃ꙋ предстоѧ̀, моли́сѧ ѡ҆ почита́ющихъ тѧ̀, фїларе́те достопа́мѧтне.

Ꙗ҆́кѡ зѣ́ницꙋ ѻ҆́ка и҆ сокро́вище многоце́нное, храни́ти вѣ́рꙋ правосла́внꙋю заповѣ́далъ є҆сѝ на́мъ, ст҃и́телю фїларе́те, въ не́й бо є҆́сть ᲂу҆твержде́нїе цр҃кве и҆ ѻ҆те́чества бл҃годе́нствїе.

Бг҃оро́диченъ: Ѻ҆́ч҃ꙋю премꙋ́дрость во ᲂу҆тро́бѣ свое́й носи́вшаѧ, влⷣчце, въ нощѝ мі́ра блꙋжда́ющихъ къ свѣ́тꙋ хрⷭ҇то́вꙋ наста́ви и҆ сою́зомъ любвѐ соединѝ, ꙗ҆́кѡ бцⷣа є҆сѝ и҆ мт҃и свѣ́та.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Возопи́хъ всѣ̑мъ се́рдцемъ мои́мъ къ ще́дромꙋ бг҃ꙋ, и҆ ᲂу҆слы́ша мѧ̀ ѿ а҆́да преиспо́днѧгѡ, и҆ возведѐ ѿ тлѝ живо́тъ мо́й.

Премꙋ́дростїю бж҃їею вразꙋмлѧ́емь, ꙗ҆́кѡ соломѡ́нъ мꙋ́дрый, сꙋ́дъ пра́вый и҆ ми́лостивый потща́лсѧ є҆сѝ твори́ти, да вѣ́даютъ лю́дїе, ꙗ҆́кѡ пра́ви сꙋ́ть пꙋти̑ гдⷭ҇ни.

Вѣ́даѧ го́рькїѧ рабѡ́ты и҆ тѧготы̑ житїѧ̀ земледѣ́лателей, ст҃и́телю фїларе́те, потща́лсѧ є҆сѝ помощѝ рѡссі́йскомꙋ госꙋда́рю провозгласи́ти лю́демъ ча́емое свобожде́нїе.

Ѽ, любы̀ бг҃а ѻ҆ц҃а̀, распина́ющаѧ, любы̀ сн҃а, распина́емаѧ, и҆ любы̀ дх҃а ст҃а́гѡ, торжествꙋ́ющаѧ си́лою крⷭ҇тною, бл҃гоговѣ́йнѣ взыва́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю фїларе́те.

Бг҃оро́диченъ: Ѽ дв҃о пречⷭ҇таѧ, сло́вомъ бж҃їимъ, да бꙋ́детъ, ѿрази́ла є҆сѝ ѿ себѣ̀ зако́нное по є҆стествꙋ̀ недоꙋмѣ́нїе, є҆гда̀ гаврїи́лъ а҆рха́гг҃лъ тѝ предста̀, бл҃говѣствꙋ́ѧ ржⷭ҇тво̀ є҆мманꙋ́ила, бл҃гоговѣ́йнѣ взыва́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю фїларе́те.

Конда́къ, гла́съ в҃:

Ꙗ҆́кѡ и҆́стинный подража́тель прпⷣбнагѡ се́ргїа, добродѣ́тель и҆змла́да возлюби́лъ є҆сѝ, бг҃обл҃же́нне фїларе́те, ꙗ҆́кѡ па́стырь првⷣный и҆ и҆сповѣ́дникъ непоро́чный, по ст҃ѣ́мъ преставле́нїи ѿ безбо́жныхъ порꙋга́нїе и҆ поношє́нїѧ прїѧ́лъ є҆сѝ, бг҃ъ же зна́меньми и҆ чꙋдесы̀ тѧ̀ просла́ви и҆ застꙋ́пника цр҃кве на́шеѧ ꙗ҆вѝ.

І҆́косъ:

А҆́гг҃лъ па́ствы рѡссі́йскїѧ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ въ житїѝ твое́мъ, ст҃и́телю фїларе́те, ѡ҆хранѧ́ѧ и҆ защища́ѧ ю҆̀ и҆ болѣ́знꙋѧ се́рдцемъ ѡ҆ ѻ҆те́чествѣ твое́мъ. ны́нѣ же, съ ли́ки нбⷭ҇ными совокꙋпле́нъ, наипа́че мо́лишисѧ за ны̀, ᲂу҆се́рднѡ прославлѧ́ющихъ тѧ̀ и҆ зовꙋ́щихъ: ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телей моско́вскихъ прее́мниче и҆ въ бл҃года́ти и҆̀мъ наслѣ́дниче; ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ пе́тръ, гра́дъ москвꙋ̀ возлюби́вый; ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ а҆леѯі́й, ѡ҆ не́мъ ᲂу҆се́рднѡ моли́выйсѧ; ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ і҆ѡ́на, бо́дрственнѣ гра́дъ стрегі́й; ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ мака́рїй, рꙋ́сскихъ ст҃ы́хъ ре́вностнѡ почита́вый; ра́дꙋйсѧ, фїлі́пповымъ по́двигомъ ᲂу҆твержда́выйсѧ; ра́дꙋйсѧ, і҆́ѡвлевꙋ бл҃гоче́стїю подража́вый; ра́дꙋйсѧ, є҆рмоге́новою любо́вїю ко ѻ҆те́чествꙋ распала́емый; ра́дꙋйсѧ, ст҃и́телю фїларе́те, вѣ́ры правосла́вныѧ бг҃омꙋ́дрый ᲂу҆чи́телю.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́троцы въ вавѷлѡ́нѣ пе́щнагѡ пла́мене не ᲂу҆боѧ́шасѧ, но, посредѣ̀ пла́мене вве́ржени, ѡ҆роша́еми поѧ́хꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, гдⷭ҇и бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Ꙗ҆́коже є҆лїссе́й и҆ногда̀ ми́лѡть и҆лїинꙋ̀, кло́бꙋкъ ѿ гро́ба ст҃и́телѧ а҆леѯі́ѧ прїѧ́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю фїларе́те, да бл҃года́ть сꙋгꙋ́бꙋю полꙋчи́ши, воспѣва́ѧ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

А҆́ще и҆ чти́лъ є҆сѝ царѧ̀ земна́го, но раболѣ́пствовати пред̾ ни́мъ не восхотѣ́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю, цр҃ю̀ же нбⷭ҇номꙋ бг҃олѣ́пнꙋю че́сть воздава́лъ є҆сѝ, взыва́ѧ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Рабо́таѧ гдⷭ҇еви со стра́хомъ, не взира́лъ є҆сѝ на похвалє́нїѧ и҆ поношє́нїѧ, ст҃и́телю фїларе́те, то́кмо въ се́рдце съ тре́петомъ взыва́лъ є҆сѝ къ сꙋдїѝ пра́веднѣйшемꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Оу҆́мъ чи́стъ, чꙋ̑вства дѡ́браѧ и҆ во́лю бл҃гꙋ́ю, ꙗ҆́кѡ є҆ди́но во ѻ҆́бразъ трⷪ҇цы ст҃ы́ѧ и҆мѣ́ѧ, ст҃и́телю фїларе́те, трⷪ҇цы є҆диносꙋ́щїе просла́вилъ є҆сѝ, взыва́ѧ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Бг҃оро́диченъ: Ѻ҆трокови́це пречⷭ҇таѧ, чꙋдесѝ ржⷭ҇тва̀ твоегѡ̀ дивѧ́щесѧ, и҆збра́вшемꙋ тѧ̀ зове́мъ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: За зако́ны ѻ҆те́чєскїѧ бл҃же́ннїи въ вавѷлѡ́нѣ ю҆́нѡши, предбѣ́дствꙋюще, царю́ющагѡ ѡ҆плева́ша повелѣ́нїе безꙋ́мное и҆, совокꙋ́плени, и҆́мже не свари́шасѧ ѻ҆гне́мъ, держа́вствꙋющемꙋ досто́йнꙋю воспѣва́хꙋ пѣ́снь: гдⷭ҇а по́йте, дѣла̀, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Є҆гда̀ бл҃гі́й гдⷭ҇ь попꙋстѝ пове́трїе гꙋби́тельное во гра́дѣ москвѣ̀, тогда̀ ты̀, ст҃и́телю фїларе́те, къ покаѧ́нїю и҆ моле́бствїю наро́дъ призыва́лъ є҆сѝ взыва́ти: гдⷭ҇а по́йте, дѣла̀, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

И҆́же мл҃твами твои́ми и҆сцѣле́нїе ѡ҆брѣ́тшїй и҆ сп҃се́нїе ѿ сме́рти ᲂу҆лꙋчи́вшїй, бл҃года́рственное пѣ́нїе принесо́ша, глаго́люще: гдⷭ҇а по́йте, дѣла̀, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ѻ҆тцє́мъ ст҃ы̑мъ подража́ѧ, ᲂу҆ста́вы и҆́ночествꙋ препо́далъ є҆сѝ, ст҃е, да а҆́гг҃лѡмъ сослꙋ́жатъ и҆́нокѡвъ соберѝ и҆ съ ни́ми ли́ки невѣ́стъ хрⷭ҇то́выхъ, взыва́юще: гдⷭ҇а по́йте, дѣла̀, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Цр҃и́цꙋ нб҃сѐ и҆ землѝ, а҆́гг҃лѡвъ со́нми и҆ человѣ́кѡвъ соберѝ, по́йте и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Стра́нствїѧ влⷣчнѧ и҆ безсме́ртныѧ трапе́зы на го́рнѣмъ мѣ́стѣ высо́кими ᲂу҆мы̀, вѣ́рнїи, прїиди́те, наслади́мсѧ, возше́дша сло́ва, ѿ сло́ва наꙋчи́вшесѧ, є҆го́же велича́емъ.

Ре́вностїю по бз҃ѣ на высотꙋ̀ добродѣ́телей возше́дъ, сла́вы мі́ра сегѡ̀ ᲂу҆далѧ́лсѧ є҆сѝ, ст҃ѣ, взыскꙋ́ѧй сла́вы то́кмѡ ѿ хрⷭ҇та̀, то́й бо є҆́сть є҆ди́ный цр҃ь мі́ра и҆ сп҃съ дꙋ́шъ на́шихъ.

Є҆гда̀ сверши́сѧ кончи́на ст҃а́ѧ твоѧ̀, возскорбе́ша лю́дїе рѡссі́йстїи, достохва́льне ст҃и́телю, ты̀ же не ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ и҆́хъ си́ры, дерзнове́нно молѧ́сѧ є҆ди́номꙋ цр҃ю̀ ми́ра и҆ сп҃сꙋ дꙋ́шъ на́шихъ.

Торжествꙋ́йте, лю́дїе, ст҃и́телѧ фїларе́та па́мѧть чтꙋ́ще, и҆́же слꙋжи́тель до́ма бцⷣы бы́въ, просла́ви тꙋ̀, ꙗ҆́кѡ въ мл҃твахъ неꙋсыпа́ющꙋю застꙋ́пницꙋ.

Бг҃оро́диченъ: Рꙋ́сь ст҃а́ѧ, ликꙋ́й ны́нѣ, за тѧ́ бо мо́литъ сн҃а своегѡ̀ пречⷭ҇таѧ бцⷣа дв҃а съ фїларе́томъ приснохва́льнымъ и҆ всѣ́ми ст҃ы́ми твои́ми.

Свѣти́ленъ:

Ꙗ҆́кѡ бл҃гоче́стїѧ лампа́дꙋ свѣтолꙋ́чнꙋ, ри́тора преизѧ́щна, па́стырѧ милосе́рдна, сꙋдїю̀ премꙋ́дра, прїиди́те, вѣ́рнїи, фїларе́та бл҃гопода́телѧ любо́вїю ᲂу҆бл҃жи́мъ.

Бг҃оро́диченъ: Что̀ тѝ принесе́мъ, бл҃года́тнаѧ, рꙋ́ки и҆мꙋ́ще ѡ҆скверне́ны; ка́кѡ воспое́мъ тѧ̀, ᲂу҆ста̀ и҆мꙋ́ще нечи̑ста; ка́кѡ восхва́лимъ тѧ̀, се́рдце и҆мꙋ́ще лꙋка́во; ѻ҆ба́че мл҃твами ст҃и́телѧ фїларе́та взыва́емъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, невѣ́сто неневѣ́стнаѧ.

Труды святителя Филарета Московского

• Беседа к глаголемому старообрядцу о Стоглавном соборе и о истинном согласии с Православной Церковью

• Государственное учение святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского

• Как создать православную семью

• Молитвы

• О догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческаго седмидесяти толковников и славенскаго переводов Священнаго Писания

• Письма

Смотреть все труды в библиотеке →

Свя­ти­тель Мос­ков­ский Фила­рет (в ми­ру Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич Дроз­дов) ро­дил­ся 26 де­каб­ря 1782 го­да в го­ро­де Ко­ломне. Отец и мать свя­ти­те­ля про­ис­хо­ди­ли из по­том­ствен­но­го ду­хо­вен­ства. 20 де­ка­б­ря 1791 го­да бу­ду­щий свя­ти­тель был за­чис­лен в Ко­ло­мен­скую се­ми­на­рию. Ред­кие при­род­ные да­ро­ва­ния со­еди­ня­лись у него с от­мен­ным усер­ди­ем. Вско­ре, в свя­зи с пе­ре­во­дом Ко­ло­мен­ской се­ми­на­рии в Ту­лу, юно­ша, ис­пол­няя во­лю от­ца, на­пра­вил­ся в Лавр­скую шко­лу в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия. Пе­ре­се­ле­ние в Лав­ру на­пол­ни­ло его ду­шу неска­зан­ной ра­до­стью.
В на­ча­ле 1802 го­да Ва­си­лий был на­зна­чен стар­шим над се­ми­нар­ской боль­ни­цей. Уха­жи­вая за боль­ны­ми, он учил­ся со­стра­да­тель­ной люб­ви к ближ­ним, по­зна­вал немощь и тлен­ность те­лес­ной при­ро­ды че­ло­ве­ка, его ду­ша на­вы­ка­ла по­сто­ян­но па­мя­то­вать о смер­ти.

В ап­ре­ле то­го же го­да на него бы­ло воз­ло­же­но но­вое по­слу­ша­ние – про­по­ве­до­ва­ние в Тра­пез­ной церк­ви пре­по­доб­но­го Сер­гия.

На та­лант­ли­во­го сту­ден­та об­ра­тил вни­ма­ние мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Пла­тон (Лев­шин, † 1812 г.), в ту по­ру про­во­див­ший боль­шую часть вре­ме­ни по­бли­зо­сти от Лав­ры – в Вифан­ском ски­ту.

По окон­ча­нии кур­са в ав­гу­сте 1806 го­да бу­ду­щий свя­ти­тель был на­зна­чен на ва­кан­сию учи­те­ля по­э­зии.

То­гда же мит­ро­по­лит Пла­тон по­ста­вил его Лавр­ским про­по­вед­ни­ком. Сам зна­ме­ни­тый про­по­вед­ник, он при­зна­вал пре­вос­ход­ство го­миле­ти­че­ско­го да­ра сво­е­го лю­бим­ца над его соб­ствен­ным. «Я пи­шу по-че­ло­ве­че­ски, – го­во­рил ве­ли­ко­душ­ный ар­хи­пас­тырь, – а он пи­шет по-Ан­гель­ски».

По­гло­щен­ность пре­по­да­ва­тель­ским и про­по­вед­ни­че­ским по­слу­ша­ни­ем не при­глу­ша­ла мо­лит­вен­но­сти юно­го учи­те­ля. Мир тя­го­тил его.

16 но­яб­ря 1808 го­да бу­ду­щий свя­ти­тель при­нял по­стриг с на­ре­че­ни­ем име­ни в честь свя­то­го Фила­ре­та Ми­ло­сти­во­го. Через пять дней мит­ро­по­лит Пла­тон ру­ко­по­ло­жил его в сан иеро­ди­а­ко­на.

Но­во­по­стри­жен­ный иеро­ди­а­кон всю жизнь со­би­рал­ся про­ве­сти в Лав­ре Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. Но в свя­зи с пре­об­ра­зо­ва­ни­ем ду­хов­ных школ Ко­мис­сия ду­хов­ных учи­лищ за­тре­бо­ва­ла в се­вер­ную сто­ли­цу са­мых спо­соб­ных пре­по­да­ва­те­лей из раз­ных учеб­ных за­ве­де­ний. Из Тро­иц­кой се­ми­на­рии вы­зван был иеро­ди­а­кон Фила­рет.

В Пе­тер­бур­ге от­кры­ва­лась но­вая, ре­фор­ми­ро­ван­ная ака­де­мия. Ста­рая же ака­де­мия бы­ла об­ра­ще­на в се­ми­на­рию. Ее ин­спек­то­ром и ба­ка­лав­ром фило­соф­ско­го клас­са на­зна­чи­ли от­ца Фила­ре­та.

В фев­ра­ле 1810 го­да иеро­мо­на­ха Фила­ре­та пе­ре­ве­ли из се­ми­на­рии и учи­ли­ща в пре­об­ра­зо­ван­ную Пе­тер­бург­скую ака­де­мию ба­ка­лав­ром бо­го­слов­ских на­ук с пре­по­да­ва­ни­ем за­од­но и цер­ков­ной ис­то­рии.

С 1810 по 1817 го­ды он раз­ра­бо­тал по­чти пол­ный курс бо­го­слов­ских и цер­ков­но-ис­то­ри­че­ских на­ук, чи­тав­ших­ся в ака­де­мии. Свя­ти­тель Фила­рет пер­вым в Пе­тер­бург­ской ака­де­мии на­чал чи­тать лек­ции на рус­ском язы­ке.

В Пе­тер­бур­ге иеро­мо­нах Фила­рет мно­го про­по­ве­до­вал. Его про­по­ве­ди об­ра­ти­ли на се­бя вни­ма­ние сто­ли­цы; о нем за­го­во­ри­ли в при­двор­ных кру­гах как о но­вом яр­ком све­ти­ле.

11 мар­та 1812 го­да Си­нод на­зна­чил его рек­то­ром ака­де­мии и про­фес­со­ром бо­го­слов­ских на­ук; и вско­ре по­сле это­го он был опре­де­лен на­сто­я­те­лем древ­ней оби­те­ли – нов­го­род­ско­го Юрье­ва мо­на­сты­ря. В 1812 го­ду на Рос­сию об­ру­ши­лись бед­ствия на­по­лео­нов­ско­го на­ше­ствия. Вме­сте со всем ду­хо­вен­ством ар­хи­манд­рит Фила­рет жерт­во­вал из сво­е­го жа­ло­ва­ния на во­ен­ные нуж­ды. Через три го­да по­сле окон­ча­ния Оте­че­ствен­ной вой­ны ар­хи­манд­рит Фила­рет по по­ру­че­нию Си­но­да со­ста­вил бла­годар­ствен­ное мо­леб­ствие о спа­се­нии Оте­че­ства, ко­то­рое ста­ло со­вер­шать­ся еже­год­но в день Рож­де­ства Хри­сто­ва.

Ду­хов­ное со­сто­я­ние рус­ско­го об­ще­ства в алек­сан­дров­скую эпо­ху бы­ло тре­вож­ным. С од­ной сто­ро­ны, бед­ствия, пе­ре­жи­тые Рос­си­ей в Оте­че­ствен­ную вой­ну, углу­би­ли ре­ли­ги­оз­ные на­стро­е­ния. Но с дру­гой сто­ро­ны, в сво­их ду­хов­ных ис­ка­ни­ях лю­ди, от­став­шие от ос­нов­ных на­чал рус­ской жиз­ни, неред­ко об­ра­ща­лись не к ве­ре сво­их пред­ков, а к кни­гам за­пад­ных бо­го­сло­вов и ми­сти­ков.

Ар­хи­манд­рит Фила­рет ви­дел за­блуж­де­ния сво­их совре­мен­ни­ков, но не ве­рил в поль­зу и на­деж­ность су­ро­вых за­пре­ти­тель­ных мер, не то­ро­пил­ся вя­зать и осуж­дать. От за­блуж­де­ния он все­гда от­ли­чал че­ло­ве­ка за­блуж­да­ю­ще­го­ся и с доб­ро­же­ла­тель­ством от­но­сил­ся он ко вся­ко­му ис­крен­не­му дви­же­нию че­ло­ве­че­ской ду­ши. В са­мих ми­сти­че­ских меч­та­ни­ях он чув­ство­вал под­лин­ную ду­хов­ную жаж­ду, ду­хов­ное бес­по­кой­ство, ко­то­рое по­то­му толь­ко тол­ка­ло на неза­кон­ные пу­ти, что «недо­воль­но был устро­ен путь за­кон­ный...».

Вот по­че­му он при­нял го­ря­чее уча­стие в де­ле пе­ре­во­да Биб­лии на рус­ский язык.

От­вет­ствен­ность за пе­ре­вод Биб­лии бы­ла воз­ло­же­на Си­но­дом на Ко­мис­сию ду­хов­ных учи­лищ и пер­со­наль­но на ар­хи­манд­ри­та Фила­ре­та. Свя­ти­тель сам по­до­брал пе­ре­вод­чи­ков. На се­бя он взял пе­ре­вод свя­то­го Еван­ге­лия от Иоан­на. Им бы­ли со­став­ле­ны и «Пра­ви­ла» для пе­ре­во­да. В 1819 го­ду пе­ре­вод Чет­ве­ро­е­ван­ге­лия был за­вер­шен и на­пе­ча­тан. Но на этом тру­ды свя­ти­те­ля по пе­ре­во­ду Свя­щен­но­го Пи­са­ния не за­кон­чи­лись.

Он был глу­бо­ко убеж­ден в том, что пе­ре­вод ну­жен для уто­ле­ния «гла­да слы­ша­ния сло­ва Бо­жия». Но он хо­ро­шо по­ни­мал и то, что уто­лить этот го­лод мо­жет лишь пол­но­цен­ный доб­ро­ка­че­ствен­ный пе­ре­вод, а не ско­ро­спе­лые опы­ты.

5 ав­гу­ста 1817 го­да по по­ста­нов­ле­нию Свя­тей­ше­го Си­но­да в Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Фила­ре­та во епи­ско­па Ре­вель­ско­го, ви­ка­рия Пе­тер­бург­ской епар­хии.

15 мар­та 1819 го­да епи­скоп Фила­рет был пе­ре­ве­ден на са­мо­сто­я­тель­ную Твер­скую ка­фед­ру с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­епи­ско­па и на­зна­че­ни­ем чле­ном Си­но­да. В Тве­ри он ча­сто со­вер­шал бо­го­слу­же­ния: и в со­бор­ном хра­ме, и в при­ход­ских церк­вах; за бо­го­слу­же­ни­я­ми неустан­но про­по­ве­до­вал.

Мно­го вре­ме­ни он про­во­дил в разъ­ез­дах по об­шир­ной епар­хии. Как-то во вре­мя од­ной из та­ких по­ез­док ар­хи­епи­скоп Фила­рет спро­сил ям­щи­ка, как на­зы­ва­ет­ся се­ло, через ко­то­рое ле­жа­ла до­ро­га. «Се­ло Нехо­ро­шее», – от­ве­тил ям­щик. «Все же тут, чай, най­дут­ся и хо­ро­шие лю­ди?» – «Ве­сти­мо, что най­дут­ся. А не то Бог не по­тер­пел бы и се­ла». – «Вот, – про­мол­вил он в за­клю­че­ние сво­ей бе­се­ды со мной, – пи­шет его био­граф, – я хо­тел по­учить ям­щи­ка, а вы­шло на­обо­рот – ям­щик ме­ня на­ста­вил».

26 сен­тяб­ря 1820 го­да свя­ти­тель был пе­ре­ве­ден в Яро­славль, где про­был око­ло го­да.

В 1821 Про­мысл Бо­жий су­дил ар­хи­епи­ско­пу Фила­ре­ту за­нять ка­фед­ру пер­во­свя­ти­те­лей Мос­ков­ских.

В мае 1823 го­да был на­пе­ча­тан его «Хри­сти­ан­ский Ка­те­хи­зис Пра­во­слав­ной Ка­фо­ли­че­ской Во­сточ­ной Гре­ко-Рос­сий­ской Церк­ви». Кни­га рас­хо­ди­лась на­рас­хват, и уже до ис­хо­да 1823 го­да по­на­до­би­лось вы­пу­стить вто­рое из­да­ние. «Ка­те­хи­зис» был пе­ре­ве­ден на гре­че­ский, ан­глий­ский и дру­гие язы­ки.

В 1824 го­ду недоб­ро­же­ла­те­ли свя­ти­те­ля хло­по­та­ли о его уда­ле­нии из Моск­вы. Ко­гда по Москве рас­про­стра­нил­ся слух о пред­сто­я­щем пе­ре­ме­ще­нии его в Ти­флис (Тби­ли­си), он не сму­тил­ся. «Мо­нах, как сол­дат, – го­во­рил он, – дол­жен сто­ять на ча­сах там, где его по­ста­вят; ид­ти ту­да, ку­да по­шлют» – «Неуже­ли, вла­ды­ка, – вос­клик­ну­ла од­на ба­ры­ня, – вы по­еде­те в эту ссыл­ку?» – «Ведь по­ехал же я из Тве­ри в Моск­ву», – ска­зал ей в от­вет вла­ды­ка. Слух, од­на­ко, ока­зал­ся лож­ным.

В 1826 го­ду мос­ков­ский свя­ти­тель был воз­ве­ден в сан мит­ро­по­ли­та.

В 1836 го­ду обер-про­ку­ро­ром Си­но­да был на­зна­чен граф Н.А. Про­та­сов. Про­та­сов усво­ил убеж­де­ние во все­силь­ных воз­мож­но­стях кан­це­ляр­ско­го спо­со­ба управ­ле­ния, во все­мо­гу­ще­стве при­ка­за. И чле­ны Си­но­да ско­ро по­чув­ство­ва­ли на се­бе его тя­же­лую ру­ку.

И толь­ко бес­тре­пет­ный мос­ков­ский вла­ды­ка умел по­ста­вить строп­ти­во­го обер-про­ку­ро­ра на ме­сто. Од­на­жды, вско­ре по­сле на­зна­че­ния на обер-про­ку­рор­скую долж­ность, Про­та­сов, явив­шись в при­сут­ствие Си­но­да, усел­ся в ар­хи­ерей­ское крес­ло. Мит­ро­по­лит Фила­рет об­ра­тил­ся к нему с во­про­сом: «Дав­но ли, ва­ше си­я­тель­ство, по­лу­чи­ли хи­ро­то­нию?». Про­та­сов ни­че­го не по­нял. «Дав­но ли по­свя­ще­ны в свя­щен­ный сан?» – по­вто­рил свя­ти­тель и объ­яс­нил, что за сто­лом, за ко­то­рый он усел­ся, вос­се­да­ют чле­ны Си­но­да. «Где же мое ме­сто?» – спро­сил Про­та­сов. И мит­ро­по­лит Фила­рет ука­зал ему его ме­сто: сто­я­щий в сто­рон­ке обер-про­ку­рор­ский стол.

В 1832 го­ду мит­ро­по­лит Фила­рет по по­ру­че­нию Си­но­да со­ста­вил «Ска­за­ние об об­ре­те­нии чест­ных мо­щей иже во свя­тых от­ца на­ше­го Мит­ро­фа­на, пер­во­го епи­ско­па Во­ро­неж­ско­го, и бла­го­дат­ных при том зна­ме­ни­ях и чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях».

Се­рьез­ное столк­но­ве­ние меж­ду мит­ро­по­ли­том Фила­ре­том и обер-про­ку­ро­ром Про­та­со­вым про­изо­шло в 1842 го­ду, ко­гда Мос­ков­ский ар­хи­пас­тырь вме­сте с со­имен­ным ему Ки­ев­ским мит­ро­по­ли­том вы­ска­за­лись в Си­но­де за воз­об­нов­ле­ние пе­ре­во­да Биб­лии. Мит­ро­по­лит Се­ра­фим не под­дер­жал сво­их со­бра­тий; за этим по­сле­до­ва­ло уволь­не­ние от при­сут­ствия в Си­но­де обо­их иерар­хов с остав­ле­ни­ем за ни­ми член­ства в Си­но­де.

Пре­бы­вая по­сле это­го без­от­луч­но в Мос­ков­ской епар­хии, мит­ро­по­лит Фила­рет про­дол­жал, од­на­ко, участ­во­вать в де­я­тель­но­сти Си­но­да, от­ку­да ему вы­сы­ла­лись бу­ма­ги на от­зыв. Бо­лее то­го, обер-про­ку­рор Н.А. Про­та­сов, ви­нов­ник уда­ле­ния свя­ти­те­ля из Пе­тер­бур­га, сам неред­ко при­ез­жал к нему в Моск­ву за со­ве­том и по­сто­ян­но вел с ним де­ло­вую пе­ре­пис­ку.

Ав­то­ри­тет мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та рос и по­ми­мо его уча­стия в ре­ше­нии си­но­даль­ных дел. За на­став­ле­ни­я­ми к нему при­ез­жа­ли ар­хи­ереи со всей Рос­сии. По­се­щая Моск­ву, каж­дый иерарх счи­тал сво­им дол­гом на­ве­стить «все­рос­сий­ско­го ар­хи­пас­ты­ря».

Осо­бую за­слу­гу мит­ро­по­лит Фила­рет про­яв­лял о лю­дях, на­силь­ствен­но от­торг­ну­тых или по за­блуж­де­нию са­мо­воль­но от­де­лив­ших­ся от пра­во­сла­вия. Он при­нял де­я­тель­ное уча­стие в вос­со­еди­не­нии уни­а­тов с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. Свя­ти­тель был вве­ден в со­став ко­ми­те­та по уни­ат­ским де­лам и со­ста­вил за­пис­ку, ко­то­рая по­слу­жи­ла ру­ко­вод­ством для про­ве­де­ния под­го­то­ви­тель­ных мер к вос­со­еди­не­нию.

Непре­хо­дя­щей пе­ча­лью свя­ти­те­ля был ста­ро­об­ряд­че­ский рас­кол, рас­торг­ший ду­хов­ное, ре­ли­ги­оз­ное един­ство рус­ско­го на­ро­да. В стрем­ле­нии к увра­че­ва­нию пе­чаль­но­го раз­де­ле­ния он в 1834 го­ду со­ста­вил «Бе­се­ды к гла­го­ле­мо­му ста­ро­об­ряд­цу». Эта кни­га мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та, его мно­го­чис­лен­ные за­пис­ки по ста­ро­об­ряд­че­ско­му во­про­су, его мис­си­о­нер­ские уси­лия не оста­лись без бла­гих пло­дов. В 1865 го­ду под вли­я­ни­ем его уве­ща­ний к Пра­во­слав­ной Церк­ви на усло­ви­ях еди­но­ве­рия при­со­еди­ни­лись епи­ско­пы Бе­ло­кри­ниц­ко­го со­гла­сия: Бра­и­лов­ский Онуф­рий, Ко­ло­мен­ский Па­ф­ну­тий, Туль­ский Сер­гий и Туль­чин­ский Иустин.

Свя­ти­тель не оста­вал­ся без­участ­ным и к судь­бе за­пад­но­го хри­сти­ан­ско­го ми­ра. О ду­хов­ном со­сто­я­нии ино­слав­ных церк­вей он су­дил с муд­рой осто­рож­но­стью и взве­шен­но­стью, с непо­ко­ле­би­мой ве­рой в ис­ти­ну пра­во­сла­вия и хри­сти­ан­ской лю­бо­вью.

Его био­граф так пе­ре­да­ет сло­ва, ска­зан­ные им неза­дол­го до кон­чи­ны: «Вся­кий во имя Тро­и­цы кре­ще­ный есть хри­сти­а­нин, к ка­ко­му бы он ни при­над­ле­жал ис­по­ве­да­нию. Ис­тин­ная ве­ра од­на – Пра­во­слав­ная; но и все хри­сти­ан­ские ве­ро­ва­ния – по дол­го­тер­пе­нию Все­дер­жи­те­ля – дер­жат­ся. Еван­ге­лие вез­де у всех од­но; да не все­ми оди­на­ко­во по­ни­ма­ет­ся и изъ­яс­ня­ет­ся. За­блуж­де­ния от­пав­ших от Все­лен­ской Церк­ви – не упрек от рож­де­ния вос­пи­тан­ным в том или дру­гом ис­по­ве­да­нии. Про­стые ду­ши – в про­сто­те и ве­ру­ют по уче­нию, им за­по­ве­дан­но­му, не сму­ща­ясь ре­ли­ги­оз­ны­ми пре­ни­я­ми, для них недо­ступ­ны­ми. За них от­вет да­дут Бо­гу их ду­хов­ные ру­ко­во­ди­те­ли. Уче­ные бо­го­сло­вы встре­ча­ют­ся во всех хри­сти­ан­ских на­ро­дах, и бла­го­че­сти­вые лю­ди бы­ва­ли и бу­дут как в Гре­ко-ка­фо­ли­че­ской, Пра­во­слав­ной Церк­ви, так и в Рим­ско-ка­то­ли­че­ской. Ис­тин­ная ве­ро­тер­пи­мость не оже­сто­ча­ет­ся сре­до­сте­ни­ем, раз­де­ля­ю­щим хри­сти­ан, а скор­бит о за­блуж­да­ю­щих­ся и мо­лит­ся «о со­еди­не­нии всех»».

Ве­ли­кий ар­хи­пас­тырь, столп Рус­ской Церк­ви, мит­ро­по­лит Фила­рет был еще и од­ним из стол­пов Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства. К его опыт­но­сти и муд­ро­сти при­слу­ши­ва­лись им­пе­ра­то­ры и ве­ли­кие кня­зья, ми­ни­стры и се­на­то­ры, гу­бер­на­то­ры и ге­не­ра­лы. Ни од­но из важ­ных по­ли­ти­че­ских со­бы­тий не остав­ля­ло его рав­но­душ­ным.

Имя мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та тес­но свя­за­но с ре­фор­мой 1861 го­да – осво­бож­де­ни­ем по­ме­щи­чьих кре­стьян от кре­пост­ной за­ви­си­мо­сти. Имен­но на него пал вы­бор, ко­гда по­на­до­би­лось со­ста­вить об­ра­ще­ние ца­ря к на­ро­ду – «Ма­ни­фест». На­пи­сан­ный свя­ти­те­лем «Ма­ни­фест» был об­на­ро­до­ван 19 фев­ра­ля, по­слу­жив уми­ро­тво­ре­нию кре­стьян, воз­буж­ден­ных ожи­да­ни­ем боль­ших пе­ре­мен.

При всем сво­ем за­ко­но­по­слу­ша­нии и го­тов­но­сти по­ви­но­вать­ся са­мо­держ­цу свя­ти­тель от­ка­зы­вал­ся ис­пол­нять цар­ские по­ве­ле­ния, ко­гда они про­ти­во­ре­чи­ли его хри­сти­ан­ской со­ве­сти. В 1829 го­ду Ни­ко­лай I в па­мять об Оте­че­ствен­ной войне при­ка­зал воз­двиг­нуть в Москве Три­ум­фаль­ные во­ро­та. Мит­ро­по­лит Фила­рет со­вер­шил мо­ле­бен на ос­но­ва­ние па­мят­ни­ка. Ко­гда же во­ро­та бы­ли со­ору­же­ны и го­су­дарь по­же­лал, чтобы Мос­ков­ский ар­хи­пас­тырь освя­тил их, бес­страш­ный свя­ти­тель от­ка­зал­ся сде­лать это, за­явив, что «слу­жи­те­лю Бо­га ис­тин­но­го невоз­мож­но освя­щать и окроп­лять свя­той во­дой из­ва­я­ния, пред­став­ля­ю­щие язы­че­ские лже­бо­же­ства». Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли об от­ка­зе мит­ро­по­ли­та и пе­ре­да­ли его сло­ва, Ни­ко­лай I не без иро­нии за­ме­тил: «Я не Петр Ве­ли­кий, он не Мит­ро­фан». На­род, од­на­ко, уви­дел в этом по­ступ­ке ар­хи­пас­ты­ря по­вто­ре­ние ис­по­вед­ни­че­ско­го по­дви­га свя­ти­те­ля Мит­ро­фа­на Во­ро­неж­ско­го.

По­чти пол­ве­ка мит­ро­по­лит Фила­рет управ­лял Мос­ков­ской епар­хи­ей. Узы обо­юд­ной хри­сти­ан­ской люб­ви меж­ду ар­хи­пас­ты­рем и паст­вой осо­бен­но укре­пи­лись по­сле хо­ле­ры, об­ру­шив­шей­ся на Моск­ву в 1830 го­ду. Не со­мне­ва­ясь в поль­зе ме­ди­цин­ских средств, мит­ро­по­лит Фила­рет, од­на­ко, боль­ше, чем на зем­ных вра­чей, по­ла­гал­ся на мо­лит­ву и ми­ло­сер­дие Небес­но­го Вра­ча душ и те­лес. Он рас­по­ря­дил­ся со­вер­шать крест­ные хо­ды с мо­леб­ным пе­ни­ем. В Крем­ле сам мит­ро­по­лит вме­сте с бра­ти­ей Чу­до­ва мо­на­сты­ря под от­кры­тым небом на ко­ле­нях мо­лил­ся о пре­кра­ще­нии мо­ро­вой яз­вы.

На за­ка­те зем­ной жиз­ни свя­ти­те­ля боль­ше, чем по­валь­ный мор, тре­во­жи­ла дру­гая на­род­ная бе­да – по­все­мест­ное рас­про­стра­не­ние пьян­ства.

Бла­го­го­вей­ный слу­жи­тель ал­та­ря, мит­ро­по­лит Фила­рет сво­ей важ­ней­шей ар­хи­ерей­ской обя­зан­но­стью счи­тал со­вер­ше­ние ли­тур­гии. Да­же в по­ру немощ­ной ста­ро­сти он слу­жил вся­кое вос­кре­се­нье, ес­ли толь­ко бо­лезнь не при­ко­вы­ва­ла его к од­ру. Несмот­ря на ти­хий го­лос, его слу­же­ние бы­ло ис­пол­не­но мо­лит­вен­но­сти и кра­со­ты. По­сле бо­го­слу­же­ния, сколь­ко бы ни бы­ло в хра­ме при­хо­жан, он бла­го­слов­лял всех, осе­няя каж­до­го неспеш­ным крест­ным зна­ме­ни­ем. Боль­шую ра­дость до­став­ля­ло свя­ти­те­лю освя­ще­ние хра­мов; за по­лу­ве­ко­вое слу­же­ние в Москве он освя­тил не один де­ся­ток но­воз­дан­ных церк­вей.

По­чти за каж­дым бо­го­слу­же­ни­ем свя­ти­тель про­из­но­сил про­по­ведь. Про­из­но­сил он их ти­хим, сла­бым го­ло­сом, по­чти ни­ко­гда не им­про­ви­зи­ро­вал, не го­во­рил на­изусть, а чи­тал по бу­ма­ге. На­мест­ник Лав­ры ар­хи­манд­рит Ан­то­ний (Мед­ве­дев) од­на­жды спро­сил свя­ти­те­ля: «От­че­го не бе­се­ду­е­те вы с на­ро­дом в хра­ме без при­го­тов­ле­ния? И в обык­но­вен­ном ва­шем раз­го­во­ре каж­дое ва­ше сло­во хоть в кни­гу пи­ши...» – «Сме­ло­сти недо­ста­ет», – со сми­ре­ни­ем от­ве­тил ве­ли­кий про­по­вед­ник, ко­то­ро­му дан был от Бо­га ред­кий дар сло­ва.

В управ­ле­нии епар­хи­ей мит­ро­по­лит Фила­рет не при­да­вал осо­бен­но важ­но­го зна­че­ния фор­маль­ным ре­зо­лю­ци­ям. В су­деб­ных ре­ше­ни­ях, ко­то­рые ему при­хо­ди­лось при­ни­мать как епар­хи­аль­но­му ар­хи­ерею, свя­ти­тель все­гда был спра­вед­лив и по рас­смот­ре­нии в од­них слу­ча­ях снис­хо­ди­те­лен и ми­ло­стив, а в дру­гих – строг и неумо­лим, ру­ко­вод­ству­ясь при этом не при­стра­сти­ем, а за­бо­той о бла­ге Церк­ви и о поль­зе че­ло­ве­че­ских душ.

Осо­бен­но при­сталь­но он на­блю­дал за со­сто­я­ни­ем Мос­ков­ской ду­хов­ной ака­де­мии. Без его ве­до­ма в ака­де­мии не со­вер­ша­лось ни­ка­ко­го важ­но­го де­ла. По его бла­го­сло­ве­нию и под его над­зо­ром про­фес­со­ра ака­де­мии при­ня­лись за ис­клю­чи­тель­но важ­ный труд – пе­ре­вод тво­ре­ний свя­тых от­цов на рус­ский язык.

Лю­би­мым де­ти­щем свя­ти­те­ля был Геф­си­ман­ский скит, устро­ен­ный в 1844 го­ду по по­чи­ну на­мест­ни­ка Лав­ры ар­хи­манд­ри­та Ан­то­ния. При освя­ще­нии скит­ско­го хра­ма мит­ро­по­лит Фила­рет об­ла­чил­ся в ри­зу пре­по­доб­но­го Сер­гия. Свя­ти­тель так по­лю­бил Геф­си­ма­нию, что она ка­за­лась ему ра­ем зем­ным, луч­шей оби­те­лью на све­те.

Вы­со­кие ино­че­ские по­дви­ги совре­мен­ни­ков, про­яв­ле­ния свя­то­сти вы­зы­ва­ли у мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та глу­бо­кий ин­те­рес и бла­го­го­ве­ние. Он был по­чи­та­те­лем пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, об уди­ви­тель­ном жи­тии ко­то­ро­го ча­ще все­го узна­вал из бе­сед с ар­хи­манд­ри­том Ан­то­ни­ем, вы­со­ко це­нил он ду­хов­ную муд­рость Са­ров­ско­го стар­ца. «Пре­кра­сен со­вет от­ца Се­ра­фи­ма, – пи­сал он, – не бра­нить за по­рок, а толь­ко по­ка­зы­вать его срам и по­след­ствия. Мо­лит­вы стар­ца да по­мо­гут нам на­учить­ся ис­пол­не­нию».

Мно­гие из­ре­че­ния мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та, ска­зан­ные в бе­се­дах с по­се­ти­те­ля­ми, по­ра­жа­ют глу­би­ной муд­ро­сти и си­лой сло­ва. Один из со­бе­сед­ни­ков в раз­го­во­ре о ча­стых па­де­ни­ях фило­со­фи­че­ски за­ме­тил: «Как быть? Дух бодр, да плоть немощ­на!» – «Не на­обо­рот ли бы­ва­ет, – воз­ра­зил мит­ро­по­лит, – плоть бод­ра, а дух немо­щен».

День свя­ти­те­ля на­чи­нал­ся обык­но­вен­но за­дол­го до рас­све­та утрен­ним пра­ви­лом и со­вер­ше­ни­ем бо­го­слу­же­ния или мо­лит­вен­ным уча­сти­ем в нем. По­сле ли­тур­гии пил чай – и на­чи­на­лись слу­жеб­ные за­ня­тия: до­кла­ды сек­ре­та­ря и слу­жа­щих в кон­си­сто­рии, при­ем по­се­ти­те­лей; меж­ду вто­рым и тре­тьим ча­сом лег­кий обед; по­том час или два от­ды­ха, ко­то­рый за­клю­чал­ся в чте­нии книг, га­зет и жур­на­лов; и опять де­ла – до­кла­ды, слу­жеб­ная пе­ре­пис­ка.

До­маш­няя об­ста­нов­ка его и в Тро­иц­ком по­дво­рье в Лавр­ских по­ко­ях бы­ла про­ста и скром­на. Люд­ские по­хва­лы, ко­то­рые до­хо­ди­ли до слу­ха свя­ти­те­ля, он счи­тал вред­ны­ми для ду­ши и уко­рял тех, кто об­ра­щал­ся к нему сло­ва­ми хва­лы, да­же и ис­крен­но ска­зан­ны­ми. «Сде­лай­те ми­лость, – пи­сал он, – не го­во­ри­те мне о мо­ем сми­ре­нии, ко­то­ро­го я не до­стиг, и не при­ла­гай­те мне имен, ко­то­рые по­не­сти я недо­сто­ин».

17 сен­тяб­ря 1867 го­да мит­ро­по­лит Фила­рет по окон­ча­нии ран­ней ли­тур­гии в Лавр­ской кре­сто­вой церк­ви ска­зал сво­е­му ду­хов­ни­ку ар­хи­манд­ри­ту Ан­то­нию: «Я ныне ви­дел сон, и мне ска­за­но: бе­ре­ги 19 чис­ло». – «Вла­ды­ко свя­тый! Раз­ве мож­но ве­рить сно­ви­де­ни­ям и ис­кать в них ка­ко­го-ни­будь зна­че­ния?» – усо­мнил­ся отец Ан­то­ний. Но свя­ти­тель с твер­дой уве­рен­но­стью про­го­во­рил: «Не сон я ви­дел – мне явил­ся ро­ди­тель мой и ска­зал мне те сло­ва. Я ду­маю с это­го вре­ме­ни каж­дое 19 чис­ло при­ча­щать­ся Свя­тых Тайн». 19 ок­тяб­ря, при­ча­стив­шись в до­мо­вой церк­ви, он опять от­был в Геф­си­ма­нию и, по­про­щав­шись с ней на­все­гда, воз­вра­тил­ся в Моск­ву на Тро­иц­кое по­дво­рье. В эти дни он ни­ко­му не от­ка­зы­вал в при­е­ме, но же­ла­ю­щим его на­ве­стить еще раз го­во­рил, чтобы они при­хо­ди­ли до 19 но­яб­ря.

За два дня до ис­хо­да свя­ти­тель по­чув­ство­вал се­бя бод­рее обык­но­вен­но­го и сам раз­га­дал при­чи­ну вне­зап­но на­сту­пив­ше­го улуч­ше­ния: «Пе­ред кон­чи­ной, – ска­зал он, – ста­рые лю­ди все­гда чув­ству­ют се­бя све­жее и лег­че». 19 но­яб­ря 1867 го­да, в вос­кре­се­нье, мит­ро­по­лит Фила­рет со­вер­шил ли­тур­гию в Тро­иц­ком по­дво­рье. По­сле служ­бы при­ни­мал по­се­ти­те­лей. Про­во­див го­стей, ар­хи­пас­тырь пе­ре­шел в ка­бинет за­ни­мать­ся де­ла­ми. Ке­лей­ни­ку, ко­то­рый несколь­ко ча­сов спу­стя при­гла­сил его обе­дать, он ска­зал: «По­го­ди немно­го. Я по­зво­ню». Но звон­ка не по­сле­до­ва­ло. То­гда обес­по­ко­ен­ный ке­лей­ник во­шел в ка­бинет. Мит­ро­по­ли­та там не ока­за­лось. Из ка­би­не­та он по­спе­шил в бо­ко­вую ком­на­ту – и там уви­дел ар­хи­пас­ты­ря на ко­ле­нях око­ло умы­валь­ни­ка.

Свя­ти­тель был без­ды­ха­нен. Умыв ли­цо свое, он ис­пу­стил дух.

От­пе­ва­ние Мос­ков­ско­го ар­хи­пас­ты­ря со­вер­ши­лось 25 но­яб­ря в тра­пез­ной церк­ви Чу­до­ва мо­на­сты­ря. Мо­щи свя­ти­те­ля Фила­ре­та по­ко­ят­ся в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре вме­сте с мо­ща­ми свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия Мос­ков­ско­го.

Ве­ли­кий мо­лит­вен­ник и пост­ник, свя­ти­тель Фила­рет по­дви­гом всей жиз­ни стя­жал бла­го­дат­ные да­ры Свя­то­го Ду­ха, ко­то­рые яв­ля­лись через него лю­дям.

В од­ном дво­рян­ском се­мей­стве брат и сест­ра не схо­ди­лись во мне­нии о мит­ро­по­ли­те Фила­ре­те. Сест­ра по­чи­та­ла его за про­зор­лив­ца, а брат вы­ска­зы­вал­ся о нем скеп­ти­че­ски. Од­на­жды брат воз­на­ме­рил­ся об­ма­ном ис­пы­тать его про­зор­ли­вость. Он пе­ре­одел­ся в бед­ное пла­тье и от­пра­вил­ся на Тро­иц­кое по­дво­рье. Мит­ро­по­ли­ту он ска­зал, что его по­стиг­ло несча­стье – сго­ре­ла усадь­ба – и по­про­сил о по­мо­щи. Свя­ти­тель вы­нес ему день­ги со сло­ва­ми: «Вот вам на по­го­рев­шее име­ние». Вер­нув­шись до­мой, он с по­хваль­бой рас­ска­зал сест­ре об об­мане, чем огор­чил ее. А на дру­гой день из его де­рев­ни при­шло из­ве­стие о по­жа­ре. По­ра­жен­ный этим со­бы­ти­ем, по­го­ре­лец от­пра­вил­ся на Тро­иц­кое по­дво­рье про­сить про­ще­ния у свя­ти­те­ля.

Еще при зем­ной жиз­ни мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та мно­гие из бо­ля­щих и от­ча­яв­ших­ся в по­мо­щи вра­чей ис­ка­ли чрез него, чрез его бла­го­сло­ве­ние и мо­лит­ву все­силь­ной по­мо­щи от Бо­га.

Дочь од­но­го мос­ков­ско­го диа­ко­на бы­ла при смер­ти. Несчаст­ный отец, от­прав­ля­ясь в цер­ковь, где дол­жен был со­слу­жить мит­ро­по­ли­ту Фила­ре­ту, про­стил­ся с ней, не на­де­ясь уже за­стать ее в жи­вых. Пе­ред ли­тур­ги­ей диа­кон по­про­сил свя­ти­те­ля по­мо­лить­ся об уми­ра­ю­щей до­че­ри. Свя­ти­тель ска­зал: «Мы вме­сте с то­бой по­мо­лим­ся», – и вы­нул за нее часть просфо­ры. «Не уны­вай, Гос­подь ми­ло­серд», – про­мол­вил он, бла­го­слов­ляя диа­ко­на по со­вер­ше­нии ли­тур­гии. До­ма диа­кон, к ве­ли­ко­му изум­ле­нию и неска­зан­ной ра­до­сти, за­стал дочь вне опас­но­сти. Вско­ре она со­вер­шен­но вы­здо­ро­ве­ла.

У мос­ков­ско­го куп­ца слу­чи­лось вос­па­ле­ние в ру­ке и вра­чи ре­ши­ли от­нять ее. На­ка­нуне опе­ра­ции к жене боль­но­го при­шла зна­ко­мая ста­ро­об­ряд­ка. Узнав о тя­же­лом со­сто­я­нии куп­ца, она с на­смеш­кой ска­за­ла: «По­че­му же вы не об­ра­ти­тесь к ва­ше­му мит­ро­по­ли­ту, ведь вы по­чи­та­е­те его за свя­то­го». Злую из­дев­ку же­на куп­ца при­ня­ла за вра­зум­ле­ние и тот­час от­пра­ви­лась к свя­ти­те­лю про­сить его по­мо­лить­ся о тяж­ко страж­ду­щем му­же. Мит­ро­по­лит Фила­рет, вы­слу­шав прось­бу, вы­звал к се­бе их при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка и ве­лел ему при­ча­стить боль­но­го и 40 дней по­ми­нать его о здра­вии за ли­тур­ги­ей. Ве­че­ром то­го же дня боль­ной уви­дел во сне мит­ро­по­ли­та, бла­го­слов­ля­ю­ще­го его. На дру­гой день, по­сле то­го, как ку­пец при­ча­стил­ся, к нему при­е­ха­ли док­то­ра де­лать опе­ра­цию, но с нема­лым удив­ле­ни­ем они уви­де­ли ре­ши­тель­ную пе­ре­ме­ну в со­сто­я­нии боль­но­го, и нуж­да в опе­ра­ции от­па­ла.

Один кре­стья­нин по пу­ти в Моск­ву сбил­ся с до­ро­ги и, не на­хо­дя ее по слу­чаю силь­ной ме­те­ли, в из­не­мо­же­нии упал. Но вот он ви­дит при­бли­жа­ю­щу­ю­ся к нему тень и, по­ла­гая, что это ка­кой-ни­будь зверь хо­чет его рас­тер­зать, он на­чи­на­ет мо­лить Бо­га о про­ще­нии гре­хов сво­их и при­зы­ва­ет на по­мощь всех свя­тых. По при­бли­же­нии те­ни он ви­дит стар­ца неболь­шо­го ро­ста в чер­ной ря­се и ша­поч­ке, ко­то­рый спра­ши­ва­ет его: «Кто ты и от­ку­да?» И ко­гда кре­стья­нин объ­яс­нил ему все по­дроб­но, ста­рец бе­рет его за ру­ку, го­во­ря: «Что ты так упал ду­хом, встань, я до­ве­ду те­бя до се­ле­ния». Кре­стья­нин, чув­ствуя, что его си­лы об­но­ви­лись, встал, и они вдво­ем лег­ко до­шли до се­ле­ния. До­шед­ши ста­рец и го­во­рит: «Оста­вай­ся, Гос­подь с то­бою, те­перь ты вне опас­но­сти». Кре­стья­нин со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти, упав на ко­ле­ни, спра­ши­ва­ет: за ко­го он дол­жен мо­лить­ся. Ста­рец го­во­рит: «Мо­лись за Фила­ре­та Мос­ков­ско­го» и с эти­ми сло­ва­ми стал неви­дим.

Дол­го по­том хо­дил этот че­ло­век в Москве по раз­ным мо­на­сты­рям, ста­ра­ясь отыс­кать сво­е­го из­ба­ви­те­ля и, хо­тя на­хо­дил мо­на­ше­ству­ю­щих это­го име­ни, но не узна­вал в них сво­е­го по­мощ­ни­ка. Про­жив в Москве несколь­ко дней, он уже со­брал­ся в об­рат­ный путь. Про­хо­дя ми­мо Ни­коль­ских во­рот Крем­ля, он встре­ча­ет­ся с неиз­вест­ным куп­цом, ко­то­рый, ви­дя его пе­чаль­ным и по­ла­гая, что он нуж­да­ет­ся в по­со­бии, на­ме­ре­вал­ся по­дать ему ми­ло­сты­ню, но тот не при­нял ее. На во­прос незна­ком­ца о при­чине его скор­би он рас­ска­зал о слу­чив­шем­ся. Вы­слу­шав его рас­сказ, незна­ко­мец го­во­рит: «Ве­ро­ят­но, те­бя спас наш мит­ро­по­лит», и ука­зал ему до­ро­гу на Тро­иц­кое по­дво­рье, ку­да кре­стья­нин от­пра­вил­ся немед­лен­но и при­шел в то са­мое вре­мя, ко­гда вла­ды­ка, воз­вра­тясь из Си­но­даль­ной кон­то­ры, вы­хо­дил из ка­ре­ты. Кре­стья­нин тот­час узнал его и, ки­нув­шись на ко­ле­ни, вос­клик­нул: «Вот мой из­ба­ви­тель!» Вла­ды­ка ве­лел ему за­мол­чать и сле­до­вать за со­бою в ком­на­ты, где кре­стья­нин рас­ска­зал ему все по­дроб­но. Вы­слу­шав его, вла­ды­ка ска­зал: «Не при­пи­сы­вай это­го мне, но мо­лись пре­по­доб­но­му Сер­гию – это он те­бя со­хра­нил». При этом вла­ды­ка дал ему об­ра­зок пре­по­доб­но­го Сер­гия.

Па­мять свя­ти­те­лю Фила­ре­ту, ка­но­ни­зи­ро­ван­но­му в 1994 го­ду, со­вер­ша­ет­ся 19 но­яб­ря – в день бла­жен­ной кон­чи­ны.