Канон святителю Иоанну Тобольскому

Припев: Святи́телю о́тче Иоáнне, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 23 июня (10 июня ст. ст.); 29 октября (16 октября ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Пе́снь побе́дную пои́м вси́ Бо́гу, сотво́ршему ди́вная чудеса́ мы́шцею высо́кою и спа́сшему Изра́иля, я́ко просла́вися.

Сло́ве Бо́жий, помози́ ми́ досто́йно воспе́ти чудотво́рца Сиби́рскаго, святи́теля Иоа́нна, моя́ прегреше́ния презира́я и подава́я му́дрость се́рдцу и усто́м мои́м.

Бы́л еси́, святи́телю Иоа́нне, ю́ноша благочести́в, роди́телем утеше́ние, кни́жному уче́нию приле́жен, умудря́я ра́зум сво́й высо́кими позна́нии и к Го́сподеви все́м се́рдцем прилепля́яся.

Глубо́кия ве́ры прича́стник бы́л еси́, преподо́бне, егда́, обуча́я ю́ношей, стремле́ние ко Го́споду в сердца́х и́х му́дро пробужда́л еси́, наставля́я и́х вся́ обраща́ти во сла́ву Го́спода.

Богоро́дичен: Пресвята́я Де́во, со святи́телем Тобо́льским Иоа́нном моли́ся к Сы́ну Твоему́, Го́споду на́шему Иису́су Христу́, да пода́ст на́м оставле́ние прегреше́ний на́ших и от вся́ких бе́д спасе́т.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Ка́мень, его́же небрего́ша зи́ждущии, се́й бы́сть во главу́ у́гла: То́й е́сть Ка́мень, на не́мже утверди́ Це́рковь Христо́с, ю́же от язы́к искупи́.

Ки́ево-Пече́рская Ла́вра всеце́ло плени́ тя́, святи́телю Иоа́нне, и в се́рдце твое́м возгоре́ся о́гнь: ми́р и я́же в ми́ре оста́вити и во и́ночестем зва́нии Бо́гу послужи́ти.

Умудри́л еси́, святи́телю Бо́жий, ра́зум тво́й веле́нием сло́ва Бо́жия и, в зва́нии иеромона́ха бы́в, яви́л еси́ вели́кия тала́нты в пропове́дании сло́ва Бо́жия и наро́дную любо́вь стяжа́л еси́.

Бра́тию Ла́вры умиля́л еси́, святи́телю, егда́ в пути́ и́ноческаго жития́ своего́ все́ю душе́ю предава́лся еси́ уси́ленным моли́твенным по́двигом, усе́рдному и постоя́нному посеще́нию слу́жб церко́вных и воздава́л еси́ сла́ву Бо́гу, та́ко о тебе́ благоволи́вшему.

Богоро́дичен: О, Ма́ти Бо́жия! Твои́ми всеси́льными мольба́ми соде́лай на́с подража́тели жития́ святи́теля Иоа́нна, да и на́шим житие́м сла́вится Бо́г, в Тро́ице Святе́й почива́яй.

Седа́лен, гла́с 6:

Дне́сь све́тло красу́ется сла́вный гра́д Тобо́льск, и вси́ сы́ны Це́ркве страны́ Сиби́рския ра́дуются, прославля́я де́нь блаже́нныя кончи́ны святи́теля Иоа́нна, и ре́вностию ко спасе́нию просвеща́ются, зря́ще нетле́нием просла́вленныя мо́щи его́, и ко Го́споду взыва́ют: моли́твами уго́дника Твоего́, Го́споди, спаси́ ду́ши на́ша.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Ду́хом прови́дя, проро́че Авваку́ме, Словесе́ воплоще́ние, пропове́дал еси́, вопия́: внегда́ прибли́житися ле́том – позна́ешися, внегда́ приити́ вре́мени – пока́жешися. Сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

До́бре подвиза́лся еси́, святи́телю, во святе́й Ла́вре, моли́твенное уедине́ние соде́ла тя́ избра́нным сосу́дом благода́ти Боже́ственныя, и, позна́в твое́ чи́стое в мона́шестве житие́, святи́тель Черни́говский Феодо́сии призва́ тя́ в Черни́гов, и в са́н архимандри́та возво́дит, и Еле́цкую оби́тель во управле́ние тебе́ поручи́.

С любо́вию и до́брым послуша́нием рабо́тал еси́, святи́телю Иоа́нне, святи́телю Феодо́сию, по блаже́нней же кончи́не его́ наро́дом правосла́вным избра́н бы́л еси́ прее́мником его́ святи́тельскаго служе́ния и Святе́йшим Патриа́рхом Адриа́ном рукоположе́н бы́л еси́ в архиепи́скопа Черни́говскаго.

Я́ко свети́льник све́тлый, на высоте́ архиере́йскаго престо́ла поста́вленный, ты́, святи́телю, свои́ми вели́кими доброде́тельми сниска́л еси́ вели́кую любо́вь па́ствы твоея́. Да́й и на́м, гре́шным, моли́твами твои́ми све́т Христо́в жи́знию свое́ю явля́ти и бы́ти о́бразом для все́х, спасе́ния и́щущих.

Богоро́дичен: Моли́, Пречи́стая, Бо́га, без се́мене от Тебе́ ро́ждшагося, да упра́вим житие́ свое́ ко благоугожде́нию Го́споду и в любви́ к бра́тиям на́шим.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Тво́й ми́р да́ждь на́м, Сы́не Бо́жий: ина́го бо, ра́зве Тебе́, бо́га не зна́ем. И́мя Твое́ имену́ем, я́ко Бо́г живы́х и ме́ртвых еси́.

С вели́кою печа́лию Черни́говския духо́вныя де́ти твоя́ провожда́ху тя́, святи́телю, в гра́д Тобо́льск, но оби́тели Тобо́льска ра́достно срето́ша тебе́, я́ко ве́стника ми́ра и учи́теля благоче́стия. Ны́не же вся́ Сиби́рь благогове́йно соверша́ет па́мять твою́ и мо́лится тебе́, да огради́ши ми́ром всю́ зе́млю сию́ и в Ца́рствие Бо́жие введе́ши моля́щихся тебе́.

Святи́телю Христо́в! ве́сь досу́г сво́й ты́ посвяща́л еси́ составле́нию кни́г душеполе́зных, и ча́да твоя́ духо́вная, пита́яся и́ми, о мирско́м попече́ние оставля́ху и устремля́хуся к получе́нию ве́чнаго блаже́нства.

Кто́ мо́жет изобрази́ти твое́, святи́телю бла́гостный, нищелю́бие, твоя́ та́йныя посеще́ния обита́лищ бе́дных, твоя́ бесе́ды с заключе́нными? Научи́ и на́с не для себе́ жи́ти, но и о бе́дных помышля́ти и стра́ждущих посеща́ти, да получи́м благослове́ние от Го́спода.

Богоро́дичен: Святи́тель Иоа́нн святу́ю ико́ну Богома́тере, сия́ющую чудесы́, дарова́ гра́ду Тобо́льску, да ве́рнии лю́дие прославля́ют чу́дное заступле́ние Богома́тере и моли́твы своего́ святи́теля.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Проро́ка Ио́ну подража́я, вопию́: живо́т мо́й, Бла́же, свободи́ из тли́ и спаси́ мя́, Спа́се ми́ра, зову́ща: сла́ва Тебе́.

Благовествова́ние твое́ и́стин Ева́нгельских, благогове́йное соверше́ние Богослуже́ний, кро́тость и смире́ние стяжа́ша тебе́ не́жную и святу́ю любо́вь наро́дную: помина́й и на́с, гре́шных, у Престо́ла Царя́ Сла́вы и да́ждь на́м не о вре́меннем пещи́ся, но о приобре́тении бла́г Ца́рствия Небе́снаго.

Вдовы́, и сироты́, и вси́ бе́днии обита́тели Тобо́льска вои́стинну ви́деша в тебе́ отца́ своего́ и, получа́юще от тебе́ по́мощь, прославля́ху Го́спода, еди́наго милосе́рдия Учи́теля.

Ты́, святи́телю, наипа́че де́лом и все́ю свое́ю жи́знию учи́л еси́ все́х жи́ти по Христо́ву Ева́нгелию. Твои́ми моли́твами соде́лай и на́с неле́ностными исполни́тельми Ева́нгельских за́поведей, да с тобо́ю сподо́бимся во ве́ки в ра́йских оби́телех прославля́ти на́шего Спаси́теля.

Богоро́дичен: Усе́рдная Моли́твеннице на́ша, при́зри на на́ша стена́ния, боле́зни на́ша исцели́, грехо́в бре́мя разреши́, любо́вь к Бо́гу и бра́тиям в се́рдца на́ша всади́, да, изба́вльшеся от злы́х, просла́вим Тебе́, Вино́вницу на́шего спасе́ния.

Конда́к, гла́с 2:

Яви́лся еси́ во тьме́ неве́дения пребыва́ющим просвети́тель, вдо́в и сиро́т уте́шитель, ди́вный вра́ч немощству́ющих, младе́нцев и отроко́в наста́вник, роди́телем же пресве́тлое ра́дование, святи́телю о́тче Иоа́нне, моли́ Христа́ Бо́га пода́ти стране́ на́шей в ве́ре утвержде́ние, во́инству на́шему на враги́ побе́ду и одоле́ние, лю́дем же свои́м ве́лию ми́лость.

И́кос:

Блаже́нна кончи́на твоя́, святи́телю: по Боже́ственней Литурги́и пита́я дру́ги своя́, с ни́миже труди́лся еси́, и ни́щих, ты́ са́м трапе́зы не вкуша́л еси́, но по о́бразу Спаси́теля, бы́л еси́ я́ко служа́й: кро́тко бесе́довал еси́ со свои́ми детьми́ духо́вными, к ве́черу же, удали́вшися в свою́ моли́твенную ке́ллию, в моли́тве излива́л еси́ ду́шу свою́ пред Го́сподем и Пречи́стою Богоро́дицею и коленопреклоне́нно пре́дал ду́шу свою́ Го́споду. Сего́ ра́ди мы́ вси́ со умиле́нием взыва́ем ти́: о вели́кий святи́телю! умоли́ Го́спода и на́м пода́ти кончи́ну непосты́дную и все́м, живу́щим в ми́ре, ве́ры укрепле́ние, в до́брых де́лех утвержде́ние, да получи́м от Христа́ Бо́га ве́лию ми́лость.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Су́щим в пещи́ отроко́м Твои́м, Спа́се, не прикосну́ся, ниже́ стужи́ о́гнь. Тогда́ трие́, я́ко еди́ными усты́, поя́ху и благословля́ху, глаго́люще: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Возлюби́л еси́, святи́телю, просвеще́ние духо́вное: и в Черни́гове, и во гра́де Тобо́льске усе́рдно обуча́л еси́ бу́дущих па́стырей, са́м посеща́я шко́лу, и учи́л еси́ наста́вников и пито́мцев шко́лы взыва́ти Го́споду: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Кто́ не восхва́лит па́стырския труды́ твоя́, сиби́рский моли́твенниче, кто́ не восхва́лит твоего́ попече́ния о язы́чницех Тобо́льскаго кра́я, кто́ не удиви́тся твоему́ руково́дству па́стырей Це́ркви в пропове́дании сло́ва Бо́жия и в непреста́нней восклица́нии Го́споду: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

И при жи́зни твое́й стра́ждущии и боля́щии утеше́ние и исцеле́ние от тебе́ получа́ху, по блаже́нней же кончи́не твое́й ко гро́бу твоему́ прибега́ху, и благода́тную по́мощь ты́, святи́телю, оби́льно источа́л еси́, да вси́ благода́рно воспева́ют, глаго́люще: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Приклони́ся на́шим мольба́м, Чи́стая Богороди́тельнице, моли́твою ми́лостивно подви́гнися к Бо́гу и Сего́ ми́лостива сотвори́ на́м, на Тя́, Блага́я, при́сно наде́ющимся и взыва́ющим: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Песносло́вцы в пещи́ спа́сшаго де́ти и громопла́менную прело́жшаго на ро́су, Христа́ Бо́га по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Гла́с наро́дный – гла́с Бо́жий по кончи́не твое́й, блаже́нне, именова́ше тебе́, святи́телю, ми́лостивым чудотво́рцем и Го́споду, дарова́вшему тебе́ благода́ть исцеле́ний, взыва́ше: Христа́ Бо́га по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

В зно́йное ле́тнее вре́мя сконча́лся еси́, святи́телю Бо́жий, и те́ло твое́ до́лгия дни́ пребы́сть без погребе́ния, до́ндеже блаже́нный Филофе́й из миссионе́рскаго стра́нствования не возврати́ся, и, ви́дя нетле́нным твое́ те́ло, взыва́ше: Христа́ Бо́га по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Устремля́хуся ко гро́бу твоему́, святи́телю Иоа́нне, вси́, душе́ю стра́ждущии и грехи́ обремене́ннии, и, твои́м моли́твенным заступле́нием благода́тную от Го́спода по́мощь получи́вше, ра́достно взыва́ху: Христа́ Бо́га по́йте и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

О вели́цем дерзнове́нии твое́м пред Бо́гом свиде́тельствоваху ве́рнии и, повеству́юще о твое́м мо́щнем предста́тельстве, все́х уча́ху Спаси́телю восклица́ти: Христа́ Бо́га по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Бе́здна после́дняя обы́де мя́ безме́рных прегреше́ний и во глубину́ низво́дит мене́ лю́таго отча́яния. Ро́ждшая бе́здну милосе́рдия, ускори́ и спаси́ мя́, да из глубины́ се́рдца вопию́: Христа́ Бо́га по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Светоно́сный о́блак, в о́ньже все́х Влады́ка, я́ко до́ждь с небесе́ на руно́, сни́де и воплоти́ся на́с ра́ди, бы́в Челове́к, Безнача́льный, велича́ем вси́ я́ко Ма́терь Бо́га на́шего Чи́стую.

О святи́телю Иоа́нне, моли́ Го́спода и Пречи́стую Его́ Ма́терь дарова́ти все́м на́м си́лу, Го́спода от всея́ души́ и всего́ се́рдца люби́ти и И́мя Его́ Пречи́стое сла́вити и воспева́ти: сла́ва Го́споду, да́вшему святи́телю кре́пость, сла́ва Го́споду, чрез святи́теля благода́тно на́м помога́ющему.

О, коли́ка чуде́с твои́х си́ла! О, коли́ка назида́тельна жития́ твоего́ све́тлость! Ка́ко, земна́я вся́ оста́вив, на Небеси́ несказа́нным блаже́нством наслажда́ешися, не забу́ди на́с в твои́х святы́х моли́твах, ди́вный святи́телю.

О вели́кий сиби́рский святи́телю Иоа́нне, митрополи́те Тобо́льский, гре́шных на́шу моли́тву приими́ и оте́чество твое́ в ми́ре сохрани́, земна́я бла́га не отыми́ от на́с и упра́ви пу́ть на́ш к Ца́рству Небе́сному.

Богоро́дичен: О Пресвята́я Де́во! При свое́й жи́зни святи́тель Иоа́нн усе́рдно своя́ излива́ше моли́твы пред чудотво́рным Твои́м о́бразом, ны́не же на Небеси́ созерца́ет сла́ву Твою́ и слы́шит моли́твы Твоя́ о все́м ми́ре. Со святи́телем Тобо́льским моли́ся, Пренепоро́чная, о стране́ Сиби́рстей и упра́ви пу́ть на́ш к Небе́сному Ца́рствию.

Свети́лен:

Святи́тель Тобо́льский и моли́твенник всея́ страны́ Сиби́рския дне́сь Це́рковию прославля́ется, я́ко му́дрый упра́витель церко́вный, я́ко милосе́рдия о́браз, я́ко святи́телей украше́ние.

Богоро́дичен: Седмосве́тлый Тя́ све́щник, о́гнь Богоразу́мия нося́щ, Отрокови́це, проро́к дре́вле прови́дя, светя́щ во тьме́ неве́дения бе́дствующим, те́мже вопие́м Ти́, Всенепоро́чная: со святи́телем Иоа́нном моли́ся дарова́ти на́м све́т ра́зума, ду́х прему́дрости и просвеще́ние очесе́м се́рдца на́шего к позна́нию Еди́наго Бо́га на́шего.

Краткое житие святителя Иоанна, митрополита Тобольского

Свя­ти­тель Иоанн, мит­ро­по­лит То­боль­ский и всея Си­би­ри, чу­до­тво­рец, в ми­ру Иоанн Мак­си­мо­вич, ро­дил­ся в го­ро­де Не­жине в 1651 го­ду. У его от­ца Мак­си­ма Ва­си­лье­ви­ча и ма­те­ри Ев­фро­си­нии бы­ло се­ме­ро сы­но­вей, из ко­то­рых Иоанн был стар­ший. По окон­ча­нии Ки­е­во-Мо­ги­лян­ской Кол­ле­гии (поз­же пре­об­ра­зо­ван­ной в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию) бу­ду­щий свя­ти­тель был остав­лен при ней учи­те­лем ла­тин­ско­го язы­ка. То­гда же, в 1680 го­ду, он при­нял в Ки­е­во-Пе­чер­ской оби­те­ли мо­на­ше­ство и углу­бил­ся в по­двиг внут­рен­не­го де­ла­ния. С об­ще­го со­гла­сия брат­ства мо­ло­до­му ино­ку по­ру­чи­ли от­вет­ствен­ное по­слу­ша­ние про­по­вед­ни­ка. С то­го вре­ме­ни и рас­кры­ва­ют­ся его ис­клю­чи­тель­ный та­лант крас­но­ре­чия и бла­го­дат­ные да­ро­ва­ния. Он при­да­вал осо­бое зна­че­ние внут­рен­не­му ре­ли­ги­оз­но­му са­мо­по­зна­нию. Сра­зу же опре­де­ли­лась и глав­ная те­ма его жиз­ни: "Как че­ло­век дол­жен свою во­лю со­гла­со­вы­вать с во­лей Бо­жи­ей?" Ее он раз­ви­вал и в про­по­ве­дях, и в сво­ем по­сле­ду­ю­щем мис­си­о­нер­ском слу­же­нии. От­ве­том на нее явил­ся труд, из­дан­ный в кон­це его дол­гой по­движ­ни­че­ской жиз­ни, под на­зва­ни­ем "Илио­тро­пи­он ("Под­сол­неч­ник"), или Со­об­ра­зо­ва­ние че­ло­ве­че­ской во­ли с Бо­же­ствен­ною во­лею". Из мно­го­чис­лен­ных тво­ре­ний свя­тых от­цов пра­во­слав­ной церк­ви оно наи­бо­лее пол­но от­ве­ча­ет на этот боль­шой во­прос хри­сти­ан­ской со­те­рио­ло­гии.

В 1685 го­ду его от­пра­ви­ли с по­соль­ством в Моск­ву. Там пат­ри­ар­хом Иоаки­мом (1674–1690) он был на­зна­чен на­мест­ни­ком Брян­ско­го Свен­ско­го мо­на­сты­ря, под­чи­нен­но­го то­гда Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ре.

Свя­ти­тель Фе­о­до­сий, ар­хи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский, в 1695 го­ду, неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны († 1696, па­мять 5 фев­ра­ля), на­зна­чил иеро­мо­на­ха Иоан­на ар­хи­манд­ри­том Чер­ни­гов­ско­го Елец­ко­го мо­на­сты­ря и на­ме­тил его сво­им пре­ем­ни­ком по ка­фед­ре. (Свя­ти­тель Иоанн бла­го­го­вел к па­мя­ти свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия, ве­руя в си­лу его мо­лит­вен­но­го пред­ста­тель­ства пред Гос­по­дом, и по сво­ей ве­ре по­лу­чил бла­го­дат­ное ис­це­ле­ние от тя­же­лой бо­лез­ни по мо­лит­вам свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия. В са­мый раз­гар бо­лез­ни ему явил­ся свя­ти­тель Фе­о­до­сий и ска­зал: "Слу­жи зав­тра – и бу­дешь здо­ров". На дру­гой день свя­ти­тель, со­вер­шен­но здо­ро­вый, к удив­ле­нию всех от­слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Чу­до ис­це­ле­ния свя­ти­те­ля Иоан­на по­слу­жи­ло на­ча­лом че­ство­ва­ния свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия как бла­го­дат­но­го угод­ни­ка Бо­жия).

10 ян­ва­ря 1697 го­да пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си Адри­ан (1690–1700) с со­бо­ром епи­ско­пов хи­ро­то­ни­сал ар­хи­манд­ри­та Иоан­на во епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го в Боль­шом Успен­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля.

По вступ­ле­нии в управ­ле­ние епар­хи­ей епи­скоп Иоанн со­зда­ет при Чер­ни­гов­ской ар­хи­ерей­ской ка­фед­ре Кол­ле­ги­ум, по­доб­но Ки­ев­ской ака­де­мии, ко­то­рый, по мыс­ли свя­ти­те­ля, дол­жен был укра­сить "чер­ни­гов­ские Афи­ны" – шко­лу про­све­щен­но­го бла­го­че­стия.

Вви­ду вы­со­ко­го уров­ня бо­го­слов­ско­го об­ра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния шко­ла свя­ти­те­ля Иоан­на по­лу­чи­ла ши­ро­кую из­вест­ность. По су­ще­ству, это бы­ла пер­вая се­ми­на­рия в Рос­сии, по об­раз­цу ко­то­рой ста­ли от­кры­вать­ся ду­хов­ные се­ми­на­рии в дру­гих епар­хи­ях Рус­ской Церк­ви.

То­гда же свя­ти­тель от­крыл ти­по­гра­фию, в ко­то­рой он и его пре­ем­ни­ки из­да­ли мно­го со­чи­не­ний ду­хов­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния.

Жизнь свя­ти­те­ля Иоан­на све­ти­лась вы­со­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми, осо­бен­но же сми­ре­ни­ем. Она отоб­ра­зи­лась и в его тво­ре­ни­ях: "Нра­во­учи­тель­ное зер­ца­ло" (Чер­ни­гов, 1703 и 1707), "Ал­фа­вит, риф­ма­ми сло­жен­ный" (1705 г.), "Бо­го­ро­ди­це Де­во" (1707 г.), "Фе­ат­рон, или По­зор нра­во­учи­тель­ный" (1708), "Тол­ко­ва­ние на 50-й пса­лом" (Чер­ни­гов, 1708), "Тол­ко­ва­ние на "От­че наш" и "Осмь бла­женств еван­гель­ских" (1709 г.), "Цар­ский путь Кре­ста" (Чер­ни­гов, 1709 г.), "Бо­го­мыс­лие в поль­зу пра­во­вер­ным" (1710 и 1711 гг.), "Си­нак­сарь о по­бе­де под Пол­та­вою" (1710 г.), "Пут­ник" (ру­ко­пись), "Ду­хов­ные мыс­ли" (М„ 1782).

В Чер­ни­го­ве в 1714 го­ду свя­ти­тель впер­вые из­дал и свой глав­ный труд, на­пи­сан­ный на ла­тин­ском язы­ке. (Осо­бен­но­стью вы­пуск­ни­ков Ки­ев­ской шко­лы бы­ло то, что свои со­чи­не­ния они пи­са­ли на клас­си­че­ской ла­ты­ни. Про­фес­сор И.А. Мак­си­мо­вич в 1888 го­ду пе­ре­вел "Илио­тро­пи­он" на совре­мен­ный рус­ский язык и из­дал вна­ча­ле по ча­стям в "Чер­ни­гов­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях", за­тем от­дель­ной кни­гой – Ки­ев, 1896. Со­кра­щен­ный ва­ри­ант опуб­ли­ко­ван в "Жур­на­ле Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии", 1976, №№ 5, 6). С его име­нем свя­зан так­же "Ла­ти­но-гре­ко-рос­сий­ский лек­си­кон".

Из­вест­на связь свя­ти­те­ля Иоан­на со Свя­той Го­рой Афон. Он при­ни­мал осо­бен­но го­ря­чее уча­стие в судь­бе рус­ских на­сель­ни­ков Свя­той Го­ры, ока­зы­вая им су­ще­ствен­ную ма­те­ри­аль­ную по­мощь в те тя­же­лые го­ды. Со­хра­ни­лась его ар­хи­ерей­ская гра­мо­та в Рус­ском Пан­те­ле­и­мо­но­вом мо­на­сты­ре, сви­де­тель­ству­ю­щая об его от­но­ше­нии к свя­то­гор­цам.

14 ав­гу­ста 1711 г. свя­ти­тель Иоанн по воз­ве­де­нии в сан мит­ро­по­ли­та при­был на ка­фед­ру То­боль­скую и всея Си­би­ри. Свя­ти­тель неустан­но за­бо­тил­ся о про­све­ще­нии сво­ей епар­хии. Там он про­дол­жил де­ло, на­ча­тое в Чер­ни­го­ве: усо­вер­шен­ство­вал шко­лу, от­кры­тую его пред­ше­ствен­ни­ком, зна­ме­ни­тым мис­си­о­не­ром мит­ро­по­ли­том Фило­фе­ем (Ле­щин­ским; † 1727), про­дол­жил апо­столь­скую про­по­ведь сре­ди языч­ни­ков Си­би­ри, об­ра­тив ко Хри­сту мно­гие ты­ся­чи лю­дей. В 1714 го­ду свя­ти­тель Иоанн от­пра­вил в Пе­кин мис­сию во гла­ве с ар­хи­манд­ри­том Ила­ри­о­ном (Ле­жай­ским). В То­боль­ске он вновь при­сту­пил к из­да­тель­ско­му де­лу, ис­поль­зо­вав со­здан­ную им в Чер­ни­го­ве ти­по­гра­фию. К то­му вре­ме­ни от­но­сит­ся из­да­ние мит­ро­по­ли­том Иоан­ном "Илио­тро­пи­о­на" на сла­вя­но-рус­ском язы­ке (1714 г.), чтобы его по­ни­ма­ли и си­би­ря­ки.

О жиз­ни свя­ти­те­ля в Си­би­ри ле­то­пи­сец го­во­рит: "Был тих, скро­мен, бла­го­рас­суд­лив, о бед­ных со­стра­да­те­лен, ми­ло­стив".

Ча­сто он по­мо­гал лю­дям. Тай­но, а ино­гда в одеж­де про­сто­го ино­ка при­но­сил в до­ма нуж­дав­ших­ся ще­д­рую ми­ло­сты­ню со сло­ва­ми: "При­и­ми­те во Имя Иису­са Хри­ста". Его дом в То­боль­ске все­гда был от­крыт для всех нуж­дав­ших­ся в по­мо­щи и сло­ве уте­ше­ния. Да­же в день пре­став­ле­ния, 10 июня 1715 го­да, свя­ти­тель Иоанн по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, как это бы­ло в обы­чае у него и рань­ше, устро­ил в сво­ем до­ме тра­пе­зу для ду­хо­вен­ства и бед­ня­ков и сам при­слу­жи­вал за сто­лом. За­тем, про­стив­шись со все­ми, свя­ти­тель уда­лил­ся в свои по­кои и во вре­мя бла­го­ве­ста к ве­черне скон­чал­ся в мо­лит­ве, стоя на ко­ле­нях. Свя­ти­тель был по­гре­бен в при­де­ле свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста То­боль­ско­го Успен­ско­го-Со­фий­ско­го со­бо­ра.

Свя­ти­тель Иоанн из­дав­на чтит­ся в Си­би­ри. Вви­ду мно­го­чис­лен­ных чу­дес и дав­не­го мест­но­го по­чи­та­ния па­мя­ти свя­ти­те­ля Иоан­на в 1916 го­ду Цер­ковь уста­но­ви­ла все­рос­сий­ское празд­но­ва­ние в день пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля к Бо­гу – 10 июня.

Па­мять о свя­ти­те­ле Иоанне бе­реж­но хра­нят си­би­ря­ки и все ве­ру­ю­щие рус­ские лю­ди. Он и по­ныне по­чи­ва­ет в то­боль­ском со­бо­ре По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри. Служ­ба ему бы­ла пе­ре­из­да­на по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Алек­сия мит­ро­по­ли­том Вар­фо­ло­ме­ем (Го­род­цо­вым) в 1947 го­ду в го­ро­де Но­во­си­бир­ске.

Полное житие святителя Иоанна, митрополита Тобольского

Од­ним из осо­бо по­чи­та­е­мых си­бир­ских свя­тых яв­ля­ет­ся свя­ти­тель Иоанн (Мак­си­мо­вич), за­ни­мав­ший То­боль­скую ка­фед­ру все­го че­ты­ре го­да, с 1711 по 1715, од­на­ко успев­ший сде­лать очень мно­го для про­слав­ле­ния Име­ни Бо­жия. Не слу­чай­но празд­но­ва­ние Со­бо­ра Си­бир­ских свя­тых при­хо­дит­ся на день его бла­жен­ной па­мя­ти.

О дет­стве свя­ти­те­ля со­хра­ни­лось ма­ло сви­де­тельств. Из­вест­но, что ро­дил­ся он в де­каб­ре 1651 го­да в Нежине в се­мье бла­го­че­сти­вых жи­те­лей из­вест­но­го дво­рян­ско­го ма­ло­рос­сий­ско­го ро­да. В ис­то­рии Рос­сии Мак­си­мо­ви­чи оста­ви­ли за­мет­ный след рев­ност­ным слу­же­ни­ем на бла­го От­чизне и го­су­да­рю. Но не толь­ко на служ­бе зем­но­му ца­рю про­сла­ви­лись они. В свя­ти­тель­ском сане при­чис­лен к ли­ку свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Иоанн, мит­ро­по­лит То­боль­ский и всея Си­би­ри. Епи­скоп Шан­хай­ский и Сан-Фран­цис­ский Иоанн, по­лу­чив­ший имя в честь сво­е­го зна­ме­ни­то­го пред­ка, так­же пред­сто­ял пре­сто­лу Бо­жию.

Ро­ди­те­ли Иоан­на бы­ли людь­ми не бед­ны­ми и щед­ро жерт­во­ва­ли свои сред­ства на воз­ве­де­ние и бла­го­укра­ше­ние хра­мов. Сво­е­му сы­ну они ста­ра­лись дать луч­шее по то­му вре­ме­ни об­ра­зо­ва­ние. До­ма он вос­пи­ты­вал­ся в ду­хе бла­го­че­стия, по­слу­ша­ния и люб­ви к Сло­ву Бо­жию, по­это­му, про­дол­жая об­ра­зо­ва­ние в Ки­ев­ской кол­ле­гии (позд­нее став­шей ака­де­ми­ей), Иоанн вы­де­лял­ся из всех сво­и­ми спо­соб­но­стя­ми, при­чем на­столь­ко, что по окон­ча­нии кол­ле­гии был остав­лен в ней в долж­но­сти пре­по­да­ва­те­ля.

До­маш­нее вос­пи­та­ние, уче­ба в кол­ле­гии, по­сто­ян­ное об­ще­ние с мо­на­ха­ми пи­та­ло его ду­шу стрем­ле­ни­ем слу­жить Бо­гу в Ан­гель­ском чине ино­ка, и в 1676 го­ду в Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ре он был по­стри­жен с име­нем Иоанн. По­сле­ду­ю­щее ру­ко­по­ло­же­ние мо­ло­до­го, бле­стя­ще об­ра­зо­ван­но­го по­стри­же­ни­ка в иеро­ди­а­ко­на, а за­тем в иеро­мо­на­ха про­изо­шло очень быст­ро. Недол­го под­ви­зал­ся он в Лав­ре, иные сте­зи го­то­вил ему Гос­подь.

В 70-е го­ды XVII-го сто­ле­тия Рос­сия во­е­ва­ла с Тур­ци­ей, и к 1677 го­ду пла­мя вой­ны бу­ше­ва­ло на тер­ри­то­рии Ма­ло­рос­сии. Успех со­пут­ство­вал ту­рец­ким вой­скам, за­хва­тив­шим часть юж­ных зе­мель, круп­ный по тем вре­ме­нам го­род Чи­ги­рин. Ока­зав­шись пе­ред опас­но­стью на­па­де­ния ту­рец­ких пол­чищ на Ки­ев, гет­ман ре­шил­ся на­пра­вить по­соль­ство к ца­рю Фе­о­до­ру Алек­се­е­ви­чу с прось­бой о по­мо­щи. В со­ста­ве по­соль­ства был мо­ло­дой иеро­мо­нах Иоанн (на­столь­ко ве­лик был в Лав­ре ав­то­ри­тет два­дца­ти­пя­ти­лет­не­го иеро­мо­на­ха!) По­ми­мо просьб о по­мо­щи во­ен­ной, Лавр­ские мо­на­хи про­си­ли в слу­чае на­па­де­ния ту­рок на Ки­ев дать им воз­мож­ность укрыть­ся в дру­гом мо­на­сты­ре. Царь и вой­ско по­слал, и Брян­ский Свен­ский Успен­ский мо­на­стырь предо­ста­вил, по­велев от­цу Иоан­ну быть в нем ар­хи­манд­ри­том.

До­ку­мен­таль­ных сви­де­тельств о жиз­ни ар­хи­манд­ри­та Иоан­на до 1635 го­да не со­хра­ни­лось. По­яв­ля­ют­ся они лишь в свя­зи воз­ло­же­ни­ем на него на­сто­я­тель­ства Елец­ким мо­на­сты­рем, ко­то­рый пе­ре­дал ему свя­ти­тель Фе­о­до­сий Уг­лиц­кий, пред­чув­ство­вав­ший свою близ­кую кон­чи­ну.

По успе­нии свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия в ар­хи­ерей­ских по­ко­ях со­бра­лась Ра­да из чис­ла упол­но­мо­чен­ных Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та, ма­ло­рос­сий­ско­го гет­ма­на, вой­ска и ме­щан­ства для вы­бо­ра пре­ем­ни­ка усоп­ше­му, и еди­но­глас­но был из­бран ар­хи­манд­рит Иоанн (Мак­си­мо­вич). Хи­ро­то­ния Иоан­на во епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го бы­ла со­вер­ше­на в Москве 10 ян­ва­ря 1697 го­да.

Управ­ле­ние епар­хи­ей от­кры­ло пе­ред вла­ды­кой Иоан­ном но­вые воз­мож­но­сти. Сам уче­ный-бо­го­слов и пло­до­ви­тый пи­са­тель (им на­пи­са­но око­ло две­на­дца­ти книг), он был по­кро­ви­те­лем про­све­ще­ния в сво­ей епар­хии. Им бы­ла ос­но­ва­на в Чер­ни­го­ве Сла­вя­но-ла­тин­ская шко­ла, да­вав­шая об­ра­зо­ва­ние де­тям не толь­ко ду­хо­вен­ства, но и дво­рян, ме­щан и ка­за­ков. Его же вла­стью во всех церк­вах Чер­ни­гов­ской епар­хии бы­ли за­ве­де­ны си­но­ди­ки для за­не­се­ния в них имен бла­го­тво­ри­те­лей.

Нести на сво­их пле­чах но­шу ар­хи­пас­тыр­ских тру­дов по­мо­га­ло Иоан­ну мо­лит­вен­ное за­ступ­ни­че­ство его пред­ше­ствен­ни­ка, свя­то­го Фе­о­до­сия Уг­лиц­ко­го. Из­ве­стен слу­чай ис­це­ле­ния вла­ды­ки Иоан­на мо­лит­ва­ми по­чив­ше­го свя­ти­те­ля.

Ар­хи­епи­скоп Иоанн был тя­же­ло бо­лен и в мо­лит­вах при­зы­вал на по­мощь свя­то­го Фе­о­до­сия, бу­дучи уве­рен, что тот уго­дил Бо­гу сво­ей пра­вед­ной жиз­нью. Свя­тый Фе­о­до­сий явил­ся со­бра­ту и ска­зал ему: «Не скор­би, брат. Гос­подь услы­шал мо­лит­вы твои, и ты бу­дешь здрав. Вста­вай с од­ра и го­товь­ся слу­жить Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Это те­бе зна­ме­ние». Оч­нув­шись по­сле ви­де­ния, свя­ти­тель по­слал ска­зать на­мест­ни­ку, что бу­дет на сле­ду­ю­щий день слу­жить. Зная его по­ло­же­ние, сло­ва эти со­чли бре­дом боль­но­го. Ка­ко­во же бы­ло изум­ле­ние всех, ко­гда на сле­ду­ю­щий день ар­хи­епи­скоп, уже здо­ро­вый, со­вер­шал ли­тур­гию. По­сле это­го чу­да Иоанн при­ка­зал от­крыть пе­ще­ру, где по­ко­и­лись брен­ные остан­ки свя­то­го Фе­о­до­сия, по­ве­сил там боль­шой его порт­рет, к ко­то­ро­му сам же со­ста­вил и над­пись («по­хва­лу») в сти­хах. С то­го мо­мен­та от мо­щей свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия ста­ли по­да­вать­ся всем с ве­рой при­те­ка­ю­щим ис­це­ле­ния, а имя свя­то­го, глу­бо­ко чти­мо­го чер­ни­гов­ской паст­вой за его пра­вед­ную жизнь, бли­зость к пре­сто­лу Бо­жию, на­все­гда пе­ре­пле­лось с име­ни­ем свя­ти­те­ля Иоан­на, бла­жен­ней­ше­го его дру­га. С ве­ли­кой скор­бью по­это­му чер­ни­гов­ская паства пе­ре­жи­ва­ла весть о том, что их лю­би­мый свя­ти­тель Иоанн на­зна­ча­ет­ся мит­ро­по­ли­том То­боль­ским и всея Си­би­ри.

Су­ще­ству­ет пре­да­ние, что это на­зна­че­ние про­изо­шло не без уча­стия из­вест­но­го кня­зя Мень­ши­ко­ва, за­де­то­го неза­ви­си­мым по­ве­де­ни­ем свя­ти­те­ля при освя­ще­нии церк­ви в од­ном из кня­же­ских име­ний в Чер­ни­гов­ской епар­хии. Мень­ши­ков со­би­рал­ся сам на­зна­чить день освя­ще­ния, о чем и со­об­щил вла­ды­ке через по­слан­но­го с этой це­лью управ­ля­ю­ще­го. Ар­хи­епи­скоп на это за­ме­тил, что на­зна­чить де­ло его, а не кня­зя, и сам уста­но­вил вре­мя освя­ще­ния церк­ви. Кро­ме то­го, по все­гдаш­не­му сво­е­му обы­чаю он от­ка­зал­ся от уго­ще­ния, пред­ло­жен­но­го по­сле цер­ков­но­го тор­же­ства. Все это оскор­би­ло кня­зя.

Позд­нее, ко­гда вла­ды­ке ста­ло из­вест­но о но­вом на­зна­че­нии, ему бы­ла от­кры­та судь­ба его «доб­ро­же­ла­те­ля». «Да, да­ле­ко мне ехать, – ска­зал он, – но князь бу­дет еще да­лее ме­ня». И дей­стви­тель­но, Мень­ши­ков окон­чил жизнь в даль­ней ссыл­ке в Бе­ре­зо­ве.

11 ав­гу­ста 1711 го­да прео­свя­щен­ный Иоанн при­был к но­во­му ме­сту слу­же­ния, в сто­ли­цу Си­бир­ско­го края го­род То­больск. Са­мо вступ­ле­ние вла­ды­ки в го­род бы­ло об­став­ле­но с по­до­ба­ю­щей тор­же­ствен­но­стью. Мит­ро­по­лит Иоанн при­был в То­больск на двух пло­тах и оста­но­вил­ся про­тив Зна­мен­ско­го мо­на­сты­ря. На сле­ду­ю­щий день под звон ко­ло­ко­лов он всту­пил на на­бе­реж­ную го­ро­да, встре­чен­ный го­род­ским ду­хо­вен­ством, свет­ски­ми вла­стя­ми и го­ро­жа­на­ми.

Вско­ре по при­ез­де вла­ды­ки ста­ли го­во­рить о нем как о ве­ли­ком пост­ни­ке, о том, что в лич­ной жиз­ни он тих, скро­мен, со­стра­да­те­лен. Об­ла­дая боль­шой ра­бо­то­спо­соб­но­стью, свя­ти­тель ни­ко­гда не был празд­ным, все­гда или чи­тал, или учил, или раз­мыш­лял. Бо­лее все­го лю­бил он мо­лит­ву. За­пер­шись у се­бя в ке­ллии, он дол­го-дол­го ко­ле­но­пре­кло­нен­но мо­лил­ся, ча­сто до утра.

Доб­ро он лю­бил де­лать тай­но и через до­ве­рен­ных лиц по­сы­лал день­ги и раз­ные ве­щи си­ро­там, в бо­га­дель­ни (при нем их в го­ро­де бы­ло бо­лее два­дца­ти), в до­ма бед­ных. По­ти­хонь­ку, пе­ре­оде­тый, под­хо­дил он к ок­нам до­мов нуж­да­ю­щих­ся, сту­чал, про­из­но­сил: «При­ми­те во имя Иису­са Хри­ста», – и по­спеш­но от­хо­дил. Осо­бен­но бо­ле­ло его серд­це за бед­ных ду­хов­но­го зва­ния.

Там, где бы­ли го­ре и нуж­да, по­яв­лял­ся вла­ды­ка, ту­да его тя­ну­ло всей ду­шой. Он лю­бил хо­дить в тюрь­мы, ко­то­рых мно­го бы­ло в То­боль­ске, и уте­шал, учил, ра­до­вал го­стин­ца­ми за­клю­чен­ных.

Этот че­ло­век глу­бо­ко вос­при­нял еван­гель­ское сло­во: «Ко­гда де­ла­ешь пир – не зо­ви со­се­дей бо­га­тых, ко­то­рые мо­гут воз­дать те­бе тем же, но зо­ви сла­бых, угне­тен­ных, боль­ных». Так он и по­сту­пал все­гда, в го­сти ни­ко­гда не ез­дил: за все вре­мя слу­же­ния в То­боль­ске лишь один раз обе­дал у гу­бер­на­то­ра, и то по его уси­лен­ной прось­бе. Од­на­ко в празд­нич­ные дни по­сле ли­тур­гии он при­гла­шал к се­бе по­чет­ных го­ро­жан. Уго­ще­ние его все­гда бы­ло очень скром­ным, и под­лин­ным укра­ше­ни­ем та­ких тра­пез бы­ли бе­се­ды свя­ти­те­ля, об­ла­дав­ше­го за­ме­ча­тель­ным да­ром сло­ва. О про­по­ве­дях его за бо­го­слу­же­ни­ем все­гда от­зы­ва­лись толь­ко в пре­вос­ход­ной сте­пе­ни.

Все­гдаш­ний друг про­све­ще­ния, мит­ро­по­лит Иоанн го­ря­чо за­бо­тил­ся о со­здан­ной его пред­ше­ствен­ни­ком То­боль­ской сла­вя­но-ла­тин­ской шко­ле и, вы­пи­сы­вая из Ки­е­ва и Чер­ни­го­ва для шко­лы зна­ю­щих на­став­ни­ков, ча­сто упо­треб­лял свои до­хо­ды.

Сво­им рев­ност­ным по­пе­че­ни­ем об умно­же­нии об­ра­зо­ван­но­го ду­хо­вен­ства в Си­би­ри он до­пол­нил апо­столь­ские стрем­ле­ния неуто­ми­мо­го мит­ро­по­ли­та Фило­фея.

Был он не толь­ко бо­го­сло­вом, но и сти­хо­твор­цем, обо­га­тил ду­хо­вен­ство и паст­ву мно­ги­ми на­зи­да­тель­ны­ми со­чи­не­ни­я­ми и тем во­ору­жил пра­во­слав­ные умы для де­я­тель­но­го и ра­зум­но­го рас­про­стра­не­ния про­све­ще­ния. Его пе­ру при­над­ле­жит уди­ви­тель­ный по бо­гат­ству ду­хов­но­го опы­та «Илио­тро­пи­он, или Со­об­ра­зо­ва­ние че­ло­ве­че­ской во­ли с Бо­же­ствен­ною во­лею», из­дан­ный в пя­ти кни­гах, «Фе­ат­рон по­учи­тель­ный ца­рем, кня­зем и вла­ды­кам», – об обя­зан­но­стях вла­стей. На­ко­нец, вся его бла­го­го­вей­ная ду­ша от­ра­зи­лась в со­чи­не­нии «Бо­го­ро­ди­це Де­во» и в кни­ге «Бо­го­мыс­лие в поль­зу пра­во­вер­ных».

Про­дол­жая про­све­ти­тель­скую, мис­си­о­нер­скую де­я­тель­ность в Си­би­ри, свя­ти­тель пу­те­ше­ство­вал по краю, отыс­ки­вал спо­соб­ных к мис­си­о­нер­ству свя­щен­ни­ков, за­бо­тил­ся об от­кры­тии но­вых хра­мов.

Так во сла­ву Бо­жию и ра­бо­тал Иоанн до са­мой сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ны, при­об­ре­тая все бо­лее лю­бовь сво­их ду­хов­ных де­тей, ко­то­рые и при жиз­ни вла­ды­ки счи­та­ли его про­зор­ли­вым, мо­лит­вен­ни­ком дерз­но­вен­ным. Его бла­жен­ная кон­чи­на оста­ви­ла глу­бо­кий след в со­зна­нии на­ро­да, ви­дев­ше­го в нем угод­ни­ка Бо­жия.

За­ра­нее чув­ствуя бли­зость смер­ти, мит­ро­по­лит стал к ней го­то­вить­ся: ис­по­ве­до­вал­ся и при­ча­стил­ся. 9 июня 1715 го­да он в по­след­ний раз слу­жил ли­тур­гию и в этот день в сво­их по­ко­ях дал обед для го­род­ско­го ду­хо­вен­ства и ни­щих. Го­стям сво­им за сто­лом он при­слу­жи­вал сам. По­сле тра­пезы, про­стив­шись со все­ми, он ушел во внут­рен­ние ком­на­ты сво­их апар­та­мен­тов и за­пер­ся в них.

Утром 10 июня, ко­гда при­шло вре­мя зво­нить к утрене, за бла­го­сло­ве­ни­ем ко внут­рен­ним ком­на­там по­до­шел че­ред­ной; на осто­рож­ный стук в дверь от­ве­та не по­сле­до­ва­ло. У за­кры­тых две­рей со­бра­лось ду­хо­вен­ство, при­е­хал гу­бер­на­тор и, пред­чув­ствуя недоб­рое, при­ка­зал взло­мать две­ри. Мит­ро­по­лит, уже по­чив­ший, сто­ял на ко­ле­нях. Всту­пив­шим в ком­на­ты от­кры­лась кар­ти­на бла­жен­ной смер­ти свя­ти­те­ля Иоан­на.

Смерть вла­ды­ки Иоан­на про­ви­дел на­хо­див­ший­ся в тот день да­ле­ко от То­боль­ска, в Кон­дин­ском крае, его пред­ше­ствен­ник и пре­ем­ник мит­ро­по­лит Фило­фей. Он ска­зал сво­им спут­ни­кам: «Брат наш Иоанн успе. Прейдем от­сю­да».

Убе­дил­ся на­род в свя­то­сти сво­е­го мит­ро­по­ли­та и то­гда, ко­гда те­ло его, не бу­дучи пре­да­но зем­ле (при­шлось дол­го ждать воз­вра­ще­ния из мис­си­о­нер­ской по­езд­ки свя­ти­те­ля Фило­фея), дол­го оста­ва­лось нетлен­ным.

Не сра­зу брен­ные остан­ки свя­ти­те­ля ока­за­лись в ме­сте, где им пред­сто­я­ло ожи­дать все­об­ще­го вос­кре­се­ния. Пер­во­на­чаль­но они на­хо­ди­лись в Успен­ском со­бо­ре, в при­де­ле Ан­то­ния и Фе­о­до­сия Ки­е­во-Пе­чер­ских. Через два­дцать шесть лет, по­сле пе­ре­стро­ек, мо­ги­ла его ока­за­лась под от­кры­тым небом, что очень бес­по­ко­и­ло по­чи­та­те­лей его па­мя­ти, да и сам вла­ды­ка Иоанн вы­ка­зы­вал недо­воль­ство, яв­ля­ясь То­боль­ским ар­хи­ере­ям. То­гда над его мо­ги­лой был со­ору­жен при­дель­ный храм во имя Ан­ге­ла свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста. В 1826 го­ду ар­хи­епи­скоп То­боль­ский Ев­ге­ний (Ка­зан­цев) пи­сал: «Мит­ро­по­ли­ту Иоан­ну (Мак­си­мо­ви­чу) здесь та­кая ве­ли­ка ве­ра, что мно­гие но­сят­ся чу­де­са, и что да­же са­мый сей при­дел по­стро­ен в честь его буд­то бы ис­це­лив­шим­ся от него». Этим же пись­мом ар­хи­епи­скоп Ев­ге­ний про­сил раз­ре­ше­ния пе­ре­не­сти гроб свя­ти­те­ля «в ви­ду пло­хо­го со­сто­я­ния при­де­ла». Спу­стив­шись с ду­хо­вен­ством в склеп, ар­хи­епи­скоп об­на­ру­жил остан­ки свя­ти­те­ля по­ко­ив­ши­ми­ся в со­вер­шен­но це­лом гро­бу; кло­бук и ман­тия так­же ока­за­лись нетро­ну­ты­ми вре­ме­нем.

Со дня успе­ния свя­ти­те­ля чу­де­са, ис­те­кав­шие от его свя­тых мо­щей, не пре­кра­ща­ли ра­до­вать всех с ве­рой при­те­кав­ших и до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни не пре­кра­ща­ют­ся. Со­бор­ным то­боль­ским ду­хо­вен­ством за­пи­са­но мно­го слу­ча­ев бла­го­дат­ной по­мо­щи свя­ти­те­ля Иоан­на. Это по­бу­ди­ло про­из­ве­сти осви­де­тель­ство­ва­ние его остан­ков. 21 ян­ва­ря 1916 го­да по до­кла­ду Свя­тей­ше­го Си­но­да свя­ти­тель Иоанн был при­чис­лен к ли­ку угод­ни­ков Бо­жи­их, а его нетлен­ные остан­ки при­зна­ны свя­ты­ми мо­ща­ми. Свя­то чтит зем­ная Цер­ковь свя­ти­те­ля Иоан­на, мо­лит­вен­но вос­по­ми­ная па­мять его вку­пе со всем Со­бо­ром Си­бир­ских свя­тых.

В на­сто­я­щее вре­мя свя­тые мо­щи мит­ро­по­ли­та Иоан­на по­чи­ва­ют в То­боль­ском со­бо­ре в при­де­ле, по­свя­щен­ном его име­ни. И бо­го­моль­цы со всей Си­би­ри и из дру­гих угол­ков пра­во­слав­ной Рос­сии идут со сво­и­ми нуж­да­ми к ра­ке свя­ти­те­ля и по­лу­ча­ют бла­го­дат­ное уте­ше­ние по мо­лит­вам его.

«Свя­тым, иже суть на зем­ли Его, уди­ви Гос­подь вся хо­те­ния своя в них» (Пс.15,3). Во­ля Бо­жия на­шла в жиз­ни свя­ти­те­ля ве­ли­кое осу­ществ­ле­ние, по­это­му об­раз его, как ве­ли­ко­го пост­ни­ка и мо­лит­вен­ни­ка, неволь­но вле­чет лю­дей к под­ра­жа­нию.

Иное жизнеописание святителя Иоанна, митрополита Тобольского

Свя­ти­тель Иоанн, мит­ро­по­лит То­боль­ский (1651–1715), был уро­жен­цем ма­ло­рос­сий­ско­го го­ро­да Нежи­на. Он был стар­шим в се­мье. В то вре­мя как все его бра­тья по­сту­пи­ли в во­ен­ную служ­бу, Иоанн из­брал иной путь – слу­же­ние Церк­ви Хри­сто­вой. Успеш­но окон­чив Ки­ев­скую Мо­ги­лян­скую кол­ле­гию, он был остав­лен в ней пре­по­да­ва­те­лем ла­тин­ско­го язы­ка, по­стри­жен в мо­на­ше­ство и на­зна­чен на долж­ность про­по­вед­ни­ка. В 70-е го­ды, во вре­мя вой­ны с Тур­ци­ей, ма­ло­рос­сий­ский гет­ман по­слал в Моск­ву по­соль­ство с прось­бой о по­мо­щи. В чис­ле про­чих в со­ста­ве по­соль­ства был мо­ло­дой иеро­мо­нах Иоанн (на­столь­ко ве­лик был в Лав­ре ав­то­ри­тет два­дца­ти­пя­ти­лет­не­го иеро­мо­на­ха!) Впо­след­ствии о. Иоанн ста­но­вит­ся ар­хи­манд­ри­том Брян­ско­го Свен­ско­го мо­на­сты­ря, поз­же – ар­хи­манд­ри­том Елец­ко­го Чер­ни­гов­ско­го мо­на­сты­ря. А еще через неко­то­рое вре­мя (10 ян­ва­ря 1697 г.) ар­хи­манд­ри­та Иоан­на в Москве ру­ко­по­ла­га­ют в ар­хи­епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го, вме­сто в Бо­ге по­чив­ше­го его пред­ше­ствен­ни­ка – ар­хи­епи­ско­па Фе­о­до­сия. С пер­вых же лет сво­е­го ар­хи­пас­тыр­ско­го слу­же­ния свя­ти­тель Иоанн про­яв­ля­ет свою лю­бовь и за­бо­ту о Церк­ви Хри­сто­вой: ос­но­вы­ва­ет в 1700 г. в Ки­е­ве первую ду­хов­ную се­ми­на­рию (кол­ле­гию), встре­ча­ет­ся с вид­ны­ми де­я­те­ля­ми сво­ей эпо­хи. В од­ну из та­ких встреч с ца­рем Пет­ром Алек­се­е­ви­чем (I) он пред­ска­зал ему бли­ста­тель­ную по­бе­ду над шве­да­ми. Слож­ные от­но­ше­ния с фа­во­ри­том ца­ря, «ба­лов­нем судь­бы» кня­зем А. Мень­ши­ко­вым сыг­ра­ли ро­ко­вую роль в судь­бе ар­хи­пас­ты­ря – он был на­прав­лен в да­ле­кий и су­ро­вый си­бир­ский го­род То­больск на «ва­кант­ную» ка­фед­ру мит­ро­по­ли­том То­боль­ским и Си­бир­ским. Со сле­за­ми про­во­жа­ла ма­ло­рос­сий­ская паства сво­е­го свя­ти­те­ля.

14 ав­гу­ста (27 ав­гу­ста по н. ст.) 1711 го­да свя­ти­тель Иоанн при­был в То­больск и был тор­же­ствен­но встре­чен во­е­во­дой, ка­за­ка­ми и гу­бер­на­то­ром. На сле­ду­ю­щий день Вла­ды­ка Иоанн воз­глав­лял Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в честь празд­ни­ка Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в древ­ней­шем за Ура­лом ка­мен­ном Софийско-Успенском со­бо­ре То­боль­ско­го крем­ля.

В то вре­мя Си­бир­ская мит­ро­по­лия бы­ла необъ­ят­на, непро­све­ще­на. Си­бир­ское ду­хо­вен­ство необ­ра­зо­ва­но, по все­му Си­бир­ско­му краю – мно­же­ство ино­род­цев, не про­све­щен­ных Свя­тым Кре­ще­ни­ем. Хра­мы в неко­то­рых ме­стах го­да­ми оста­ва­лись без пас­ты­рей, ве­ру­ю­щие жи­ли и уми­ра­ли без Свя­тых Та­ин. Мно­гие из при­быв­ших с мит­ро­по­ли­том Иоан­ном вер­ну­лись об­рат­но, не вы­дер­жав жиз­ни в су­ро­вом крае. Но свя­ти­тель не пал ду­хом, имея опыт в управ­ле­нии, из­брал на­деж­ных по­мощ­ни­ков и за че­ты­ре го­да су­мел по­пра­вить по­ло­же­ние. Бы­ло про­дол­же­но про­све­ще­ние си­бир­ских пле­мен. В этом де­ле свя­ти­те­лю Иоан­ну мно­го по­мог схим­ник-мит­ро­по­лит Фило­фей (Ле­щин­ский).

Бы­ла от­прав­ле­на ду­хов­ная мис­сия в Ки­тай, бла­го­устро­ен Ир­кут­ский край. На­ча­то стро­и­тель­ство но­вых хра­мов. Свя­ти­тель под­дер­жи­вал сво­и­ми лич­ны­ми сред­ства­ми ос­но­ван­ную в 1703 го­ду свя­ти­те­лем Фило­фем сла­вя­но-ла­тин­скую шко­лу.

Бу­дучи ар­хи­ере­ем, свя­ти­тель ни­ко­гда не зло­упо­треб­лял сво­ей вла­стью. На­обо­рот, как го­во­рит­ся в его жи­тии, «в лич­ной жиз­ни он был тих, скро­мен, доб­ро­де­те­лен, ми­ло­сер­ден к ни­щим». Ча­сто он, пе­ре­одев­шись в ру­би­ще, шел в ла­чу­ги бед­ня­ков и, по­сту­чав­шись в дверь со сло­ва­ми: «при­ми­те во имя Иису­са Хри­ста», остав­лял день­ги или ве­щи, а сам неза­мет­но уда­лял­ся.

Для си­бир­ской паст­вы свя­ти­тель Иоанн был от­цом и мо­лит­вен­ни­ком. Но­ча­ми он, за­пер­шись в сво­их по­ко­ях, по­дол­гу мо­лил­ся со сле­за­ми о спа­се­нии сво­ей паст­вы. За ко­рот­кое вре­мя сво­е­го пре­бы­ва­ния в То­боль­ске он успел снис­кать все­об­щее ува­же­ние и лю­бовь. 10 июня 1715 го­да свя­ти­тель Иоанн, от­слу­жив ли­тур­гию, дал обед для го­род­ско­го ду­хо­вен­ства, а за­тем, уда­лив­шись к се­бе в ком­на­ту, мир­но пре­дал ду­шу Бо­гу. Кон­чи­ну пра­вед­ни­ка пред­ви­дел про­све­ти­тель Си­би­ри и пред­ше­ствен­ник свя­ти­те­ля Иоан­на по ка­фед­ре схи­мит­ро­по­лит Фило­фей (Ле­щин­ский). Мо­щи свя­ти­те­ля, остав­лен­ные до при­ез­да вла­ды­ки Фило­фея, оста­ва­лись нетлен­ны­ми, а по со­вер­ше­нии от­пе­ва­ния, по­гре­бе­ны в скле­пе под Со­фий­ско-Успен­ским со­бо­ром.

На­род­ное по­чи­та­ние свя­ти­те­ля

Сра­зу же по­сле кон­чи­ны свя­ти­те­ля на­ча­лось его по­чи­та­ние, мно­гие по­лу­ча­ли по мо­лит­ве его ис­це­ле­ния, ду­хов­ную по­мощь. Осо­бен­но по­мо­гал свя­ти­тель Иоанн ду­шев­но­боль­ным и страж­ду­щим от нечи­стых ду­хов.

В 1741 го­ду де­ре­вян­ный при­дел Со­фий­ско­го со­бо­ра в честь преп. Ан­то­ния и Фе­о­до­сия Ки­е­во-Пе­чер­ских, где был по­гре­бен мит­ро­по­лит Иоанн, был из-за вет­хо­сти разо­бран, и мо­ги­ла свя­ти­те­ля у се­вер­ной сте­ны ока­за­лась под от­кры­тым небом. Жи­те­ли То­боль­ска, бла­го­го­вей­но чтив­шие его па­мять, бы­ли недо­воль­ны этим об­сто­я­тель­ством. Су­ще­ству­ют пре­да­ния о неод­но­крат­ном яв­ле­нии свя­ти­те­ля То­боль­ским мит­ро­по­ли­там Ан­то­нию II (На­рож­ниц­ко­му) и Силь­ве­ст­ру (Гло­вац­ко­му). С упре­ком и скор­бью он го­во­рил им: «Мо­ги­ла моя в пре­не­бре­же­нии, и псы бе­га­ют над гро­бом мо­им. Успо­кой­те ме­ня и воз­об­но­ви­те при­дел». В 1753 го­ду на по­жерт­во­ва­ния по­чи­та­те­лей при­дел был вос­ста­нов­лен и освя­щен во имя свт. Иоан­на Зла­то­уста, небес­но­го по­кро­ви­те­ля св. Иоан­на, мит­ро­по­ли­та То­боль­ско­го. Мо­ги­ла оста­лась в ал­та­ре с пра­вой сто­ро­ны, над ней бы­ло сде­ла­но рез­ное над­гро­бие и по­ве­шен ввер­ху порт­рет свя­ти­те­ля. В 1826 го­ду из-за тре­щи­ны в стене со­бо­ра по­тре­бо­ва­лось разо­брать фун­да­мент, и мо­щи свя­ти­те­ля бы­ли за­но­во пе­ре­за­хо­ро­не­ны. При этом об­на­ру­жи­ли, что ман­тия и кло­бук свя­ти­те­ля, ко­то­рым бы­ли по­кры­ты мо­щи, со­вер­шен­но нетлен­ны.

10 июня 1891 го­да прео­свя­щен­ным Иусти­ном бы­ло сде­ла­но рас­по­ря­же­ние то­боль­ско­му ду­хо­вен­ству, на­зван­ное «за­ве­ща­ни­ем», в ко­то­ром он про­сил, мо­лил и вла­стью от Бо­га дан­ной при­ка­зы­вал, чтобы «в Иоан­но-Зла­то­устов­ском при­де­ле в те­че­ние го­да, кро­ме ве­ли­ких по­стов, на все бу­ду­щее вре­мя неот­лож­но со­вер­ша­е­мы бы­ли Бо­же­ствен­ные ли­тур­гии, с по­ми­но­ве­ни­ем свя­ти­те­ля Иоан­на за упо­кой и па­ни­хи­да­ми по нем, да со­при­чтет его Гос­подь Бог к ли­ку свя­тых угод­ни­ков Сво­их и мо­лит­ва­ми его по­ми­лу­ет и спа­сет нас, греш­ных, по­чи­та­те­лей свя­той па­мя­ти его!», а все, же­ла­ю­щие се­бе спа­се­ния, за­пи­са­ли бы свя­тое имя усоп­ше­го в свои по­ми­наль­ни­ки. На­пи­сан­ное соб­ствен­но­руч­но «за­ве­ща­ние» прео­свя­щен­но­го Иусти­на бы­ло по­ме­ще­но в рам­ку под стек­ло, ря­дом с изо­бра­же­ни­ем свя­ти­те­ля.

На­до ска­зать, что в го­ро­де То­боль­ске, как и в епар­хии, име­лось мно­го при­жиз­нен­ных порт­ре­тов свя­ти­те­ля. Так­же и на стене со­бо­ра над ме­стом преж­не­го по­гре­бе­ния мит­ро­по­лит Иоанн был изо­бра­жен во весь рост в бе­лом кло­бу­ке и го­лу­бой с ис­точ­ни­ка­ми ман­тии с кре­стом в пра­вой и жез­лом в ле­вой ру­ке. Вид­но бы­ло, что свя­ти­тель был вы­со­ко­го ро­ста, му­же­стве­нен, имел се­дые во­ло­сы и та­кую же бо­ро­ду, длин­ную и окла­ди­стую. На блед­ном ли­це за­пе­чат­ле­лось глу­бо­ко­мыс­лие, кро­тость и че­ло­ве­ко­лю­бие. Цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­ти­те­ля на­ча­лось за­дол­го до про­слав­ле­ния. Уже в 1879 го­ду в день пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля Иоан­на 10 (23) июня со­вер­шал­ся Крест­ный ход с ико­ной Спа­си­те­ля.

Жи­те­ли То­боль­ска с нетер­пе­ни­ем ожи­да­ли про­слав­ле­ния сво­е­го лю­би­мо­го ар­хи­пас­ты­ря. Так, в 1900 г. по рас­по­ря­же­нию епи­ско­па Ан­то­ния (Каржа­ви­на) со­ору­же­на се­реб­ря­ная ра­ка с по­зо­ло­чен­ной се­нью. В эту ра­ку при епи­ско­пе Вар­на­ве (На­кро­пине) с ве­рой в бли­жай­шее про­слав­ле­ние 16 (29) ок­тяб­ря 1914 го­да бы­ли пе­ре­ло­же­ны чест­ные остан­ки свя­ти­те­ля. Это бы­ло уже вто­рое об­ре­те­ние мо­щей. Так ­же, как и при пер­вом об­ре­те­нии, чест­ные остан­ки угод­ни­ка Бо­жия бы­ли осви­де­тель­ство­ва­ны ко­мис­си­ей, ко­то­рая под­твер­ди­ла нетле­ние остан­ков свя­ти­те­ля.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля

В ян­ва­ре 1915 го­да епи­скоп Вар­на­ва сде­лал до­клад в Си­но­де о ре­зуль­та­тах ра­бо­ты ко­мис­сии, а так­же о за­фик­си­ро­ван­ных 40 слу­ча­ях бла­го­дат­ной по­мо­щи. Но в 1915 го­ду в свя­зи с Пер­вой ми­ро­вой вой­ной про­слав­ле­ние не со­сто­я­лось. Од­на­ко в де­каб­ре 1915 го­да по вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию в То­больск при­был ар­хи­епи­скоп Ли­тов­ский Ти­хон (Бе­ла­вин) для вы­яс­не­ния об­сто­я­тельств мест­но­го по­чи­та­ния (бу­ду­щий пат­ри­арх Всея Ру­си). Он за­пи­сал но­вые ис­це­ле­ния и предо­ста­вил от­чет Си­но­ду, осмот­рел остан­ки и опе­ча­тал гроб сво­ей пе­ча­тью. «Тща­тель­ная про­вер­ка да­ет пол­ное ос­но­ва­ние для Все­рос­сий­ско­го про­слав­ле­ния, при­спел час для со­вер­ше­ния се­го свет­ло­го празд­ни­ка», – пи­сал он в сво­ем до­не­се­нии Си­но­ду.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Иоан­на со­сто­я­лось 10 (23) июня 1916 го­да, в 201-ю го­дов­щи­ну его бла­жен­ной кон­чи­ны. Со всей Рос­сии съе­ха­лись ар­хи­ереи, свя­щен­ни­ки и ми­ряне. Мно­же­ство на­ро­да стре­ми­лось очи­стить се­бя по­ка­я­ни­ем – так что на по­мощь град­ским свя­щен­ни­кам с 1(14) июня при­шло епар­хи­аль­ное ду­хо­вен­ство. Ана­лои с кре­ста­ми и Еван­ге­ли­я­ми бы­ли по­став­ле­ны на Со­бор­ной пло­ща­ди, и бо­лее 30 свя­щен­ни­ков еже­днев­но ис­по­ве­до­ва­ли, слу­жи­ли мо­леб­ны, па­ни­хи­ды, про­по­ве­до­ва­ли пря­мо под от­кры­тым небом. Па­лом­ни­ков бы­ло боль­ше, чем жи­те­лей го­ро­да (30 ты­сяч). Воз­гла­вил тор­же­ства ма­сти­тый ста­рец, апо­стол Си­би­ри, вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ший мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ма­ка­рий (Нев­ский). На тор­же­ствах так­же при­сут­ство­ва­ли обер-про­ку­рор Свя­тей­ше­го Си­но­да А.Н. Вол­жин, мно­же­ство ар­хи­пас­ты­рей, впо­след­ствии по­стра­дав­ших за ве­ру Пра­во­слав­ную и про­слав­лен­ных в ли­ке но­во­му­че­ни­ков. Сре­ди них – еп. Силь­вестр Ом­ский, митр. Ве­ни­а­мин Пет­ро­град­ский, прот. Иоанн Вос­тор­гов и др.

Мо­щи свя­ти­те­ля Иоан­на по­ко­ят­ся ныне в По­кров­ском со­бо­ре То­боль­ско­го крем­ля. Па­мять со­вер­ша­ет­ся 2 ра­за в год – 23 июня и 29 ок­тяб­ря (по н. ст.).

Ис­точ­ник: Си­бир­ская пра­во­слав­ная га­зе­та