Канон святителю Макарию, митрополиту Московскому

Припев: Святи́телю, о́тче Мака́рие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 12 января (30 декабря ст. ст.); 18 октября (05 октября ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Мо́ря чермну́ю пучи́ну невла́жными стопа́ми дре́вний пешеше́ствовав Изра́иль, крестообра́зныма Моисе́овыма рука́ма Амали́кову си́лу в пусты́ни победи́л е́сть.

Вели́кий Царю́, Соде́телю все́х, очи́сти благоутро́бием ду́шу мою́ и отжени́ страсте́й омраче́ния, да возвели́чу, Спа́се, уго́дника Твоего́, святи́теля Мака́рия.

Пра́вды Бо́жия взыску́я, измла́да Христу́ после́дуя, оби́тели преподо́бнаго Пафну́тия дости́гл еси́, свя́те Мака́рие, иде́же мно́гая ле́та во уста́ве пребы́в, житие́ жесто́кое и благо́е вкуси́л еси́.

Ле́ствицею доброде́телей на небеса́ возше́л еси́, те́м и Христо́с тя́, святи́телю, еще́ на земли́ су́ща, в ме́ру во́зраста приведе́ и оби́тели Можа́йския наста́вника поста́ви.

Богоро́дичен: Ни́во духо́вная, я́коже из бразды́ кла́с, изнесла́ еси́ всю́ тва́рь Пита́ющаго вся́чески, Присноде́во.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Весели́тся о Тебе́ Це́рковь Твоя́, Христе́, зову́щи: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, и прибе́жище, и утвержде́ние.

Еди́ным по́мыслом к Бо́гу устреми́вся, во оби́телех преподо́бных Пафну́тия и Ферапо́нта пребы́л еси́ во вся́цем воздержа́нии, отону́дуже ко святи́тельству Бо́гом призва́н бы́в, Мака́рие досточу́дне.

Святы́я Це́ркве Нова́града па́стырь и учи́тель бы́л еси́, хра́мы украша́я и духо́вною добро́тою лю́ди исполня́я, преде́лы Нова́града све́том Христо́вы ве́ры просвеща́я, блаже́нне о́тче Мака́рие.

Писа́ния оте́ческая возлюби́л еси́, блаже́нне святи́телю, и це́рковь Прему́дрости Бо́жия свяще́нными ле́потами преукраси́л еси́, возвели́чив ю́ уче́нием богогла́сным.

Богоро́дичен: Ме́ртвости и тли́ изба́вися ро́д челове́чь, естество́м бо Жизнода́вца безсе́менно родила́ еси́, Де́во Всенепоро́чная, во спасе́ние восхваля́ющих Тя́ ве́рно.

Седа́лен, гла́с 1:

Наста́вника и́ночествующих, Пафну́тия преподо́бнаго, блажи́т гра́д Бо́ровск, сла́вит Можа́йск Ферапо́нта блаже́ннаго, Но́вград восхваля́ет Алекса́ндра Сви́рскаго со Ио́ною святи́телем, славосло́вит сла́внейший гра́д Москва́ первопресто́льника Ио́ну со ины́ми чудотво́рцы, ты́ же от все́х си́х вку́пе славосло́вие прие́млеши, Мака́рие чу́дне.

Сла́ва, и ны́не: Патриа́рх Иа́ков, я́сно прови́дев, Спа́се, вели́чия строе́ния Твоего́, вопия́ше ду́хом ко Иу́де, глаго́ля та́йно: от ле́торасли возше́л еси́, сы́не мо́й, возвеща́я Тя́ от Де́вы Бо́га.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Любве́ ра́ди, Ще́дре, Твоего́ о́браза на Кресте́ Твое́м ста́л еси́, и раста́яшася язы́цы, Ты́ бо еси́, Человеколю́бче, кре́пость моя́ и хвале́ние.

Тро́ицу — Отца́, Сы́на и Свята́го Ду́ха, апо́стольски пропове́дати повеле́л еси́, непросвеще́нную ло́пь и ины́я се́верныя язы́ки ко Христу́ приве́л еси́, низверга́я бесо́вская тре́бища, и на́с просвети́, святи́телю, све́том и́стиннаго позна́ния.

И́мя твое́, вели́кия доброде́тели ра́ди, всю́ду пропове́дано бы́сть, я́ко из са́мыя Святы́я Земли́, иде́же Госпо́дь на́ш пло́тию ра́спят бы́сть, свяще́нныя да́ры прия́ти сподо́бился еси́, на́м же моли́, о́тче Мака́рие, Небе́снаго Иерусали́ма дости́гнути.

Архипа́стырски труди́вся, Бо́жиим про́мыслом прее́мник и насле́дник Моско́вских святи́телей бы́ти сподо́бился еси́, иде́же чу́дными доброде́тельми украси́лся еси́.

Богоро́дичен: Ада́м свободи́ся, и Е́ва лику́ет, и вопию́т ду́хом к Тебе́, Богоро́дице: Тобо́ю изба́вихомся перворо́дныя кля́твы, я́вльшуся Христу́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ты́, Го́споди, мо́й Све́т, в ми́р прише́л еси́, Све́т Святы́й, обраща́яй из мра́чна неве́дения ве́рою воспева́ющия Тя́.

Моско́вскаго престо́ла украше́ние ди́вное бы́л еси́, святи́телю, те́мже и лю́дие вси́ чу́дна нареко́ша тя́, с ни́миже и мы́ ны́не пра́зднующе па́мять твою́, согла́сно тя́ велича́ем.

И́же добро́те церко́вней поревнова́в, вели́кия и ди́вныя собо́ры созва́л еси́, и́миже но́вым чудотво́рцем земли́ Росси́йския пра́зднование утверди́ся, и та́ко Це́рковь Ру́сская просия́ по́двиги ча́д свои́х, я́коже пе́рлы драгоце́нными.

Всея́ земли́ Ру́сския благоче́стие пости́гл еси́, о́тче Мака́рие, мучениколю́бче преизря́дне, я́ко пчела́, отовсю́ду духо́вное сокро́вище собра́в, и я́ко же́ртву благоприя́тную на све́щнице церко́вней возже́гл еси́.

Богоро́дичен: Руно́ ороше́нное, Де́во, пла́мень грехо́в мои́х угаси́, Купино́ неопали́мая, страсте́й мои́х те́рние попали́, подаю́щи ми́ на воде́ упокое́ния жи́ти, и гее́нскаго мя́ огня́ свободи́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Пожру́ Ти со гла́сом хвале́ния, Го́споди, Це́рковь вопие́т Ти́, от бесо́вския кро́ве очи́щшися, ра́ди ми́лости от ре́бр Твои́х исте́кшею кро́вию.

Си́м же о́бразом, я́ко святи́и ди́вно просла́влени бы́ша, си́це ре́вностно потща́лся еси́, святи́телю, собесе́дник благочести́вых муже́й бы́ти, о́вых у́бо оби́тели стро́ити благослови́вый, о́вым потре́бная подава́я, ины́х же Христа́ пропове́дати посыла́я, блаже́ннаго же Васи́лия Моско́вскаго свои́ма рука́ма погребсти́ сподо́бивыйся, с ни́миже моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Все́м о́браз ве́ры и воздержа́ния яви́лся еси́, о ста́де Христо́ве попече́ние неле́ностное име́я, Моско́вскаго первопресто́льнаго гра́да и всея́ Росси́йския земли́ утвержде́ние, Мака́рие боголюби́ве, моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Тро́ицкия оби́тели настоя́теля высо́ким са́ном почти́л еси́, поста́вив ю́ превы́ше все́х, те́мже любо́вь к Се́ргию преподо́бному показу́я и гряду́щая святы́я оби́тели предначертава́я. Мы́ же, святи́телю, дивя́щеся твое́й прему́дрости, взыва́ем: моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Богоро́дичен: Ле́ствице небе́сная и Голуби́це неземна́я, вси́ ро́ди ве́рных согла́сно Тя́ ублажа́ют, я́ко Богоневе́стную Ма́терь Христа́ Бо́га на́шего.

Конда́к, гла́с 3:

Богому́дрым уче́нием и кни́жным списа́нием потща́лся еси́, святи́телю Мака́рие, лю́ди росси́йския просвети́ти и святы́х земли́ на́шея просла́вити. Сего́ ра́ди чу́ден пронарече́ся, прее́мниче первопресто́льников росси́йских, моли́ сохрани́тися на́м в ве́ре и благоче́стии невреди́мо.

И́кос:

Па́влову словеси́ поревнова́в, святи́телю Мака́рие, пе́сньми почти́л еси́ росси́йских па́стырей, учи́телей и наста́вников, приснобдя́щих пред престо́лом Небе́снаго Царя́ о на́шем оте́честве, с ни́миже ра́дуяся ны́не, моли́ Христа́ Бо́га сохрани́тися на́м в ве́ре и благоче́стии невреди́мо.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В пещи́ авраа́мстии о́троцы перси́дстей, любо́вию благоче́стия па́че, не́жели пла́менем, опаля́еми, взыва́ху: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Вре́дная и па́губная ерети́ческих шата́ний собо́рне осуди́л еси́, святи́телю Христо́в, все́х же правосла́вных в ве́ре в Тро́ицу Единосу́щную укрепи́л еси́, пред святы́ми ико́нами воспева́ющих: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Изнесе́ тя, святи́телю, земля́ Ру́сская побо́рника ве́ры и благоче́стия, ревни́теля оте́ческих преда́ний и утвержде́ний, да научи́ши на́с взыва́ти: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Смире́н, кро́ток и ми́лостив бы́л еси́, святи́телю, отроча́ нра́вом обрета́яся и соверше́н бы́в ра́зумом. Мы́ же, дивя́щеся твои́м доброде́телем и по́двигом, взыва́ем: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Богоро́дичен: Я́ко еди́ну преесте́ственно па́че челове́ка благода́ть во Твою́ утро́бу прие́мшую, без истле́ния нетле́нно ро́ждшую Христа́ Бо́га на́шего, при́сно Тя́ сла́вим.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Ру́це распросте́р, Дании́л, льво́в зия́ния в ро́ве затче́; о́гненную же си́лу угаси́ша, доброде́телию препоя́савшеся, благоче́стия рачи́тели, о́троцы, взыва́юще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пе́ние сие́ на́ше ску́дное и похвале́ние недосто́йное приими́, чу́дне Мака́рие, да не вотще́ взыва́ем к престо́лу Всевы́шняго: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Вели́кая дея́ния твоя́ о прославле́нии святы́х и просвеще́нии наро́да ру́сскаго подвиза́ют, досточу́дне Мака́рие, на́с немо́лчно пе́ти Бо́гу: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Похвалу́ вели́кую Бо́гу возда́л еси́, всеблаже́нне, о просвеще́нии неве́рнаго гра́да Каза́ни, ему́же святи́теля Гу́рия поста́вил еси́, те́мже ру́сстии лю́дие о такове́й Бо́жией ми́лости ра́достию возопи́ша: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Чу́дному благове́щению удиви́ся Пречи́стая Де́ва, неискусому́жному рождеству́ Ея́ возра́довахуся па́стырие, собо́ри ве́рных дивя́тся успе́нию Ея́ сла́вному, вопию́ще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ка́мень нерукосе́чный от несеко́мыя горы́, Тебе́, Де́во, краеуго́льный отсече́ся — Христо́с, совокупи́вый разстоя́щаяся естества́. Те́м, веселя́щеся, Тя́, Богоро́дице, велича́ем.

Мака́рия Вели́каго и́мя носи́л еси́, его́ житию́ после́дуя в посте́ и по́двизех, воздержа́нии и кро́тости, те́м тя́, святи́телю, велича́ем.

Ри́зами погреба́льными оде́яну и на сме́ртнем одре́ ти лежа́щу, собо́р наро́да мно́жества, ви́девше тя́ не я́ко ме́ртва, но спя́ща, ли́к же тво́й, я́ко све́том, сия́ющь, удиви́шася и сла́ву возда́ша Всеси́льному Бо́гу, прославля́ющему уго́дники Своя́.

Богоро́дичен: Ю́же иногда́ Иа́ков ви́де, чу́дную ле́ствицу, от земли́ просте́рту к небе́сней высоте́, испове́даем Тя́, Пречи́стая Богоро́дице: Тобо́ю бо земна́я и небе́сная о́бщницы яви́шася.

Свети́лен:

Све́том благода́ти просвеще́н бы́л еси́, святи́телю Мака́рие, росси́йских уго́дников и моли́твенников на́ших пе́сньми све́тло просла́вил еси́, с ни́миже во све́тлостех святы́х веселя́ся ны́не, моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Мо́рѧ чермнꙋ́ю пꙋчи́нꙋ невла́жными стопа́ми дре́внїй пѣшеше́ствовавъ і҆и҃ль, крⷭ҇тоѡбра́зныма мѡѷсе́овыма рꙋка́ма а҆мали́ковꙋ си́лꙋ въ пꙋсты́ни побѣди́лъ є҆́сть.

Вели́кїй цр҃ю̀, содѣ́телю всѣ́хъ, ѡ҆чи́сти бл҃гоꙋтро́бїемъ дꙋ́шꙋ мою̀ и҆ ѿженѝ страсте́й ѡ҆мрачє́нїѧ, да возвели́чꙋ, сп҃се, ᲂу҆го́дника твоего̀, ст҃и́телѧ мака́рїа.

Пра́вды бж҃їѧ взыскꙋ́ѧ, и҆змла́да хрⷭ҇тꙋ̀ послѣ́дꙋѧ, ѻ҆би́тели прпⷣбнагѡ пафнꙋ́тїа дости́глъ є҆сѝ, ст҃е мака́рїе, и҆дѣ́же мнѡ́гаѧ лѣ̑та во ᲂу҆ста́вѣ пребы́въ, житїѐ жесто́кое и҆ благо́е вкꙋси́лъ є҆сѝ.

Лѣ́ствицею добродѣ́телей на нб҃са̀ возше́лъ є҆сѝ, тѣ́мъ и҆ хрⷭ҇то́съ тѧ̀, ст҃и́телю, є҆щѐ на землѝ сꙋ́ща, въ мѣ́рꙋ во́зраста приведѐ и҆ ѻ҆би́тели можа́йскїѧ наста́вника поста́ви.

Бг҃оро́диченъ: Ни́во дꙋхо́внаѧ, ꙗ҆́коже и҆з̾ бразды̀ кла́съ, и҆знесла̀ є҆сѝ всю̀ тва́рь пита́ющаго всѧ́чески, приснодв҃о.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Весели́тсѧ ѡ҆ тебѣ̀ цр҃ковь твоѧ̀, хрⷭ҇тѐ, зовꙋ́щи: ты̀ моѧ̀ крѣ́пость, гдⷭ҇и, и҆ прибѣ́жище, и҆ ᲂу҆твержде́нїе.

Є҆ди́нымъ по́мысломъ къ бг҃ꙋ ᲂу҆стреми́всѧ, во ѻ҆би́телехъ прпⷣбныхъ пафнꙋ́тїа и҆ ѳерапо́нта пребы́лъ є҆сѝ во всѧ́цѣмъ воздержа́нїи, ѿѻнꙋ́дꙋже ко ст҃и́тельствꙋ бг҃омъ призва́нъ бы́въ, мака́рїе досточꙋ́дне.

Ст҃ы́ѧ цр҃кве нова́града па́стырь и҆ ᲂу҆чи́тель бы́лъ є҆сѝ, хра́мы ᲂу҆краша́ѧ и҆ дꙋхо́вною добро́тою лю́ди и҆сполнѧ́ѧ, предѣ́лы нова́града свѣ́томъ хрⷭ҇то́вы вѣ́ры просвѣща́ѧ, бл҃же́нне ѻ҆́тче мака́рїе.

Писа̑нїѧ ѻ҆тє́ческаѧ возлюби́лъ є҆сѝ. бл҃же́нне ст҃и́телю, и҆ цр҃ковь премꙋ́дрости бж҃їѧ сщ҃е́нными лѣ́потами преꙋкраси́лъ є҆сѝ, возвели́чивъ ю҆̀ ᲂу҆че́нїемъ бг҃огла́снымъ.

Бг҃оро́диченъ: Ме́ртвости и҆ тлѝ и҆зба́висѧ ро́дъ человѣ́чь, є҆стество́мъ бо жизнода́вца безсѣ́меннѡ родила̀ є҆сѝ, дв҃о всенепоро́чнаѧ, во сп҃се́нїе восхвалѧ́ющихъ тѧ̀ вѣ́рнѡ.

Сѣда́ленъ, гла́съ а҃:

Наста́вника и҆́ночествꙋющихъ, пафнꙋ́тїа прпⷣбнаго, блажи́тъ гра́дъ бо́ровскъ, сла́витъ можа́йскъ ѳерапо́нта бл҃же́ннаго, но́вградъ восхвалѧ́етъ а҆леѯа́ндра сви́рскаго со і҆ѡ́ною ст҃и́телемъ, славосло́витъ сла́внѣйшїй гра́дъ москва̀ первопресто́льника і҆ѡ́нꙋ со и҆ны́ми чꙋдотво́рцы, ты́ же ѿ всѣ́хъ си́хъ вкꙋ́пѣ славосло́вїе прїе́млеши, мака́рїе чꙋ́дне.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ: Патрїа́рхъ і҆а́кѡвъ, ꙗ҆́снѡ прови́дѣвъ, сп҃се, вєли́чїѧ строе́нїѧ твоегѡ̀, вопїѧ́ше дꙋ́хомъ ко і҆ꙋ́дѣ, глаго́лѧ та́йнѡ: ѿ лѣ́торасли возше́лъ є҆сѝ, сн҃е мо́й, возвѣща́ѧ тѧ̀ ѿ дв҃ы бг҃а.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Любвѐ ра́ди, ще́дре, твоегѡ̀ ѻ҆́браза на крⷭ҇тѣ̀ твое́мъ ста́лъ є҆сѝ, и҆ раста́ѧшасѧ ꙗ҆зы́цы: ты́ бо є҆сѝ, чл҃вѣколю́бче, крѣ́пость моѧ̀ и҆ хвале́нїе.

Трⷪ҇цꙋ, ѻ҆ц҃а̀, сн҃а и҆ ст҃а́го дх҃а, а҆пⷭ҇тольски проповѣ́дати повелѣ́лъ є҆сѝ, непросвѣще́ннꙋю ло́пь и҆ и҆ны̑ѧ сѣ́вєрныѧ ꙗ҆зы́ки ко хрⷭ҇тꙋ̀ приве́лъ є҆сѝ, низверга́ѧ бѣсѡ́вскаѧ трє́бища, и҆ на́съ просвѣтѝ, ст҃и́телю, свѣ́томъ и҆́стиннагѡ позна́нїѧ.

И҆́мѧ твоѐ, вели́кїѧ добродѣ́тели ра́ди, всю́дꙋ проповѣ́дано бы́сть, ꙗ҆́кѡ и҆з̾ са́мыѧ ст҃ы́ѧ землѝ, и҆дѣ́же гдⷭ҇ь на́шъ пло́тїю ра́спѧтъ бы́сть, сщ҃є́нныѧ да́ры прїѧ́ти сподо́билсѧ є҆сѝ, на́мъ же молѝ, ѻ҆́тче мака́рїе, нбⷭ҇нагѡ і҆ерⷭ҇ли́ма дости́гнꙋти.

А҆рхїпа́стырски трꙋди́всѧ, бж҃їимъ про́мысломъ прее́мникъ и҆ наслѣ́дникъ моско́вскихъ ст҃и́телей бы́ти сподо́билсѧ є҆сѝ, и҆дѣ́же чꙋ́дными добродѣ́тельми ᲂу҆краси́лсѧ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: А҆да́мъ свободи́сѧ, и҆ є҆́ѵа ликꙋ́етъ, и҆ вопїю́тъ дꙋ́хомъ къ тебѣ̀, бг҃оро́дице: тобо́ю и҆зба́вихомсѧ перворо́дныѧ клѧ́твы, ꙗ҆́вльшꙋсѧ хрⷭ҇тꙋ̀.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Ты̀, гдⷭ҇и, мо́й свѣ́тъ, въ мі́ръ прише́лъ є҆сѝ, свѣ́тъ ст҃ы́й, ѡ҆браща́ѧй и҆з̾ мра́чна невѣ́дѣнїѧ вѣ́рою воспѣва́ющыѧ тѧ̀.

Моско́вскагѡ престо́ла ᲂу҆краше́нїе ди́вное бы́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю, тѣ́мже и҆ лю́дїе всѝ чꙋ́дна нареко́ша тѧ̀, съ ни́миже и҆ мы̀ ны́нѣ пра́зднꙋюще па́мѧть твою̀, согла́снѡ тѧ̀ велича́емъ.

И҆́же добро́тѣ цр҃ко́внѣй поревнова́въ, вєли́кїѧ и҆ ди̑вныѧ собо́ры созва́лъ є҆сѝ, и҆́миже нѡ́вымъ чꙋдотво́рцємъ землѝ рѡссі́йскїѧ пра́зднованїе ᲂу҆тверди́сѧ, и҆ та́кѡ цр҃ковь рꙋ́сскаѧ просїѧ̀ пѡ́двиги ча̑дъ свои́хъ, ꙗ҆́коже пе́рлы драгоцѣ́нными.

Всеѧ̀ землѝ рꙋ́сскїѧ благоче́стїе пости́глъ є҆сѝ, ѻ҆́тче мака́рїе, мꙋчениколю́бче преизрѧ́дне, ꙗ҆́кѡ пчела̀, ѿовсю́дꙋ дꙋхо́вное сокро́вище собра́въ, и҆ ꙗ҆́кѡ же́ртвꙋ благопрїѧ́тнꙋю на свѣ́щницѣ цр҃ко́внѣй возже́глъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Рꙋно̀ ѡ҆роше́нное, дв҃о, пла́мень грѣхѡ́въ мои́хъ ᲂу҆гасѝ, кꙋпино̀ неѡпали́маѧ, страсте́й мои́хъ те́рнїе попалѝ, подаю́щи мѝ на водѣ̀ ᲂу҆покое́нїѧ жи́ти, и҆ гее́нскагѡ мѧ̀ ѻ҆гнѧ̀ свободѝ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Пожрꙋ́ ти со гла́сомъ хвале́нїѧ, гдⷭ҇и, цр҃ковь вопїе́тъ тѝ, ѿ бѣсо́вскїѧ кро́ве ѡ҆чи́щшисѧ ра́ди млⷭ҇ти ѿ ре́бръ твои́хъ и҆сте́кшею кро́вїю.

Си́мъ же ѻ҆́бразомъ, ꙗ҆́кѡ ст҃і́и ди́внѡ просла́влени бы́ша, си́це ре́вностнѡ потща́лсѧ є҆сѝ. ст҃и́телю, собесѣ́дникъ благочести́выхъ мꙋже́й бы́ти, ѻ҆́выхъ ᲂу҆́бѡ ѻ҆би́тєли стро́ити благослови́вый, ѡ҆́вымъ потрє́бнаѧ подава́ѧ, и҆ны́хъ же хрⷭ҇та̀ проповѣ́дати посыла́ѧ, бл҃же́ннаго же васі́лїа моско́вскаго свои́ма рꙋка́ма погребстѝ сподо́бивыйсѧ, съ ни́миже молѝ сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Всѣ̑мъ ѻ҆́бразъ вѣ́ры и҆ воздержа́нїѧ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, ѡ҆ ста́дѣ хрⷭ҇то́вѣ попече́нїе нелѣ́ностное и҆мѣ́ѧ, моско́вскагѡ первопресто́льнагѡ гра́да и҆ всеѧ̀ рѡссі́йскїѧ землѝ ᲂу҆твержде́нїе, мака́рїе бг҃олюби́ве, молѝ сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Трⷪ҇цкїѧ ѻ҆би́тели настоѧ́телѧ высо́кимъ са́номъ почти́лъ є҆сѝ, поста́вивъ ю҆̀ превы́шѣ всѣ́хъ, тѣ́мже любо́вь къ се́ргїю прпⷣбномꙋ показꙋ́ѧ и҆ грѧдꙋ̑щаѧ ст҃ы́ѧ ѻ҆би́тели предначертава́ѧ. мы́ же, ст҃и́телю, дивѧ́щесѧ твое́й премꙋ́дрости, взыва́емъ: молѝ сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Бг҃оро́диченъ: Лѣ́ствице нбⷭ҇наѧ и҆ голꙋби́це неземна́ѧ, всѝ ро́ди вѣ́рныхъ согла́снѡ тѧ̀ ᲂу҆блажа́ютъ, ꙗ҆́кѡ бг҃оневѣ́стнꙋю мт҃рь хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ.

Конда́къ, гла́съ г҃:

Бг҃омꙋ́дрымъ ᲂу҆че́нїемъ и҆ кни́жнымъ списа́нїемъ потща́лсѧ є҆сѝ. ст҃и́телю мака́рїе, лю́ди рѡссі̑йскїѧ просвѣти́ти и҆ ст҃ы́хъ землѝ на́шеѧ просла́вити. сегѡ̀ ра́ди чꙋ́денъ пронарече́сѧ, прее́мниче первопресто́льникѡвъ рѡссі́йскихъ, молѝ сохрани́тисѧ на́мъ въ вѣ́рѣ и҆ благоче́стїи невреди́мѡ.

І҆́косъ:

Па́ѵловꙋ словесѝ поревнова́въ, ст҃и́телю мака́рїе, пѣ́сньми почти́лъ є҆сѝ рѡссі́йскихъ па́стырей, ᲂу҆чи́телей и҆ наста́вникѡвъ, приснобдѧ́щихъ пред̾ прⷭ҇то́ломъ нбⷭ҇нагѡ цр҃ѧ̀ ѡ҆ на́шемъ ѻ҆те́чествѣ, съ ни́миже ра́дꙋѧсѧ ны́нѣ, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а сохрани́тисѧ на́мъ въ вѣ́рѣ и҆ благоче́стїи невреди́мѡ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ а҆враа́мстїи ѻ҆́троцы персі́дстѣй, любо́вїю бл҃гоче́стїѧ па́че, не́жели пла́менемъ, ѡ҆палѧ́еми, взыва́хꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Врє́днаѧ и҆ па̑гꙋбнаѧ є҆реті́ческихъ шата́нїй собо́рнѣ ѡ҆сꙋди́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю хрⷭ҇то́въ, всѣ́хъ же правосла́вныхъ въ вѣ́рѣ въ трⷪ҇цꙋ є҆диносꙋ́щнꙋю ᲂу҆крѣпи́лъ є҆сѝ, пред̾ ст҃ы́ми і҆кѡ́нами воспѣва́ющихъ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

И҆знесе́ тѧ, ст҃и́телю, землѧ̀ рꙋ́сскаѧ побо́рника вѣ́ры и҆ благоче́стїѧ, ревни́телѧ ѻ҆те́ческихъ преда́нїй и҆ ᲂу҆твержде́нїй, да наꙋчи́ши на́съ взыва́ти: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Смире́нъ, кро́токъ и҆ ми́лостивъ бы́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю, ѻ҆троча̀ нра́вомъ ѡ҆брѣта́ѧсѧ и҆ соверше́нъ бы́въ ра́зꙋмомъ. мы́ же, дивѧ́щесѧ твои̑мъ добродѣ́телємъ и҆ по́двигѡмъ, взыва́емъ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ въ хра́мѣ сла́вы твоеѧ̀, гдⷭ҇и.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ є҆ди́нꙋ преесте́ственнѡ па́че человѣ́ка бл҃года́ть во твою̀ ᲂу҆тро́бꙋ прїе́мшꙋю, без̾ и҆стлѣ́нїѧ нетлѣ́ннѡ ро́ждшꙋю хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шего, при́снѡ тѧ̀ сла́вимъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Рꙋ́цѣ распросте́ръ данїи́лъ львѡ́въ зїѧ̑нїѧ въ ро́вѣ затчѐ: ѻ҆́гненнꙋю же си́лꙋ ᲂу҆гаси́ша, добродѣ́телїю препоѧ́савшесѧ, бл҃гоче́стїѧ рачи́тєли, ѻ҆́троцы, взыва́юще: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Пѣ́нїе сїѐ на́ше скꙋ́дное и҆ похвале́нїе недосто́йное прїимѝ, чꙋ́дне мака́рїе, да не вотщѐ взыва́емъ къ прⷭ҇то́лꙋ всевы́шнѧгѡ: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Вєли́каѧ дѣѧ̑нїѧ твоѧ̑ ѡ҆ прославле́нїи ст҃ы́хъ и҆ просвѣще́нїи наро́да рꙋ́сскагѡ подвиза́ютъ, досточꙋ́дне мака́рїе, на́съ немо́лчнѡ пѣ́ти бг҃ꙋ: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Похвалꙋ̀ вели́кꙋю бг҃ꙋ возда́лъ є҆сѝ, всебл҃же́нне, ѡ҆ просвѣще́нїи невѣ́рнагѡ гра́да каза́ни, є҆мꙋ́же ст҃и́телѧ гꙋ́рїа поста́вилъ є҆сѝ, тѣ́мже рꙋ́сстїи лю́дїе ѡ҆ таковѣ́й бж҃їей ми́лости ра́достїю возопи́ша: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Бг҃оро́диченъ: Чꙋ́дномꙋ бл҃говѣ́щенїю ᲂу҆диви́сѧ пречⷭ҇таѧ дв҃а, неискꙋсомꙋ́жномꙋ ржⷭ҇твꙋ̀ є҆ѧ̀ возра́довахꙋсѧ па́стырїе, собо́ри вѣ́рныхъ дивѧ́тсѧ ᲂу҆спе́нїю є҆ѧ̀ сла́вномꙋ, вопїю́ще: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ка́мень нерꙋкосѣ́чный ѿ несѣко́мыѧ горы̀, тебє̀, дв҃о, краеꙋго́льный ѿсѣче́сѧ, хрⷭ҇то́съ, совокꙋпи́вый разстоѧ̑щаѧсѧ є҆стества̀. тѣ́мъ, веселѧ́щесѧ, тѧ̀, бг҃оро́дице, велича́емъ.

Мака́рїа вели́кагѡ и҆́мѧ носи́лъ є҆сѝ, є҆гѡ̀ житїю̀ послѣ́дꙋѧ въ постѣ̀ и҆ по́двизѣхъ, воздержа́нїи и҆ кро́тости, тѣ́мъ тѧ̀, ст҃и́телю, велича́емъ.

Ри́зами погреба́льными ѡ҆дѣ́ѧнꙋ и҆ на сме́ртнѣмъ ѻ҆дрѣ́ ти лежа́щꙋ, собо́ръ наро́да мнѡ́жества, ви́дѣвше тѧ̀ не ꙗ҆́кѡ ме́ртва, но спѧ́ща, ли́къ же тво́й, ꙗ҆́кѡ свѣ́томъ, сїѧ́ющь, ᲂу҆диви́шасѧ и҆ сла́вꙋ возда́ша всеси́льномꙋ бг҃ꙋ, прославлѧ́ющемꙋ ᲂу҆гѡ́дники своѧ̑.

Бг҃оро́диченъ: Ю҆́же и҆ногда̀ і҆а́кѡвъ ви́дѣ, чꙋ́днꙋю лѣ́ствицꙋ, ѿ землѝ просте́ртꙋ къ нбⷭ҇нѣй высотѣ̀, и҆сповѣ́даемъ тѧ̀, пречⷭ҇таѧ бг҃оро́дице: тобо́ю бо зємна́ѧ и҆ нбⷭ҇наѧ ѡ҆́бщницы ꙗ҆ви́шасѧ.

Свѣти́ленъ:

Свѣ́томъ бл҃года́ти просвѣще́нъ бы́лъ є҆сѝ, ст҃и́телю мака́рїе, рѡссі́йскихъ ᲂу҆го́дникѡвъ и҆ моли́твенникѡвъ на́шихъ пѣ́сньми свѣ́тлѡ просла́вилъ є҆сѝ, съ ни́миже во свѣ́тлостехъ ст҃ы́хъ веселѧ́сѧ ны́нѣ, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Краткое житие святителя Макария, митрополита Московского и всея Руси

Статьи о свт. Макарии, митрополите Московском и всея Руси

• Мудрец и политик Дмитрий Володихин

• Послания святителя Макария: за пятьсот лет грехи не изменились Андрей Зайцев

Рус­ская зем­ля со вре­ме­ни сво­е­го Кре­ще­ния про­из­рас­ти­ла мно­же­ство ду­хов­ных пло­дов – свя­тых по­движ­ни­ков, уго­див­ших Бо­гу сво­и­ми по­дви­га­ми и бла­го­че­сти­вой жиз­нью. Рус­ская Цер­ковь про­слав­ля­ет стра­сто­терп­цев, бла­го­вер­ных го­су­да­рей, див­ных свя­ти­те­лей, ве­ли­ких чу­до­твор­цев, пре­по­доб­ных и рав­но­ан­гель­ных пост­ни­ков, свя­тых жен, всех угод­ни­ков Бо­жи­их, про­си­яв­ших доб­ро­де­те­ля­ми, неусып­ны­ми тру­да­ми и мо­лит­ва­ми. При сво­ей жиз­ни они яви­лись «со­лью» (Мф.5:13) зем­ли Рус­ской, по­дви­га­ми ко­то­рых она «осе­ля­лась» и укреп­ля­лась. По­сле сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ны они, пред­стоя Пре­сто­лу Бо­жию, мо­лит­вен­но хо­да­тай­ству­ют о сво­ем Оте­че­стве. Это све­тиль­ни­ки зем­ли Рус­ской, воз­жег­ши­е­ся на цер­ков­ном небо­сво­де. «Свя­тые суть те, кто по­дви­гом сво­ей дей­ствен­ной ве­ры и де­я­тель­ной люб­ви осу­ще­ствил в се­бе бо­го­по­до­бие и тем яви­ли всем Бо­жий об­раз, чем и при­влек­ли к се­бе изобиль­ную бла­го­дать Бо­жию». Взи­ра­ни­ем на них еще при жиз­ни, а по­сле их бла­жен­ной кон­чи­ны пред их ико­на­ми и свя­ты­ми мо­ща­ми воз­гре­ва­лась и укреп­ля­лась пра­во­слав­ная ве­ра на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков. В чте­нии их жи­тий со­вер­ша­лось их ду­хов­ное вос­пи­та­ние и воз­рас­та­ние рус­ско­го на­ро­да. «От­кры­вая нам глу­би­ны че­ло­ве­че­ско­го серд­ца, жи­тия свя­тых так­же яс­но от­кры­ва­ют пред на­ми и пол­но­ту Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти, ко­то­рая при­хо­дит на по­мощь за­блуд­ше­му, отыс­ки­ва­ет по­те­рян­но­го». В год празд­но­ва­ния 1000-ле­тия Кре­ще­ния Ру­си на По­мест­ном Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви был про­слав­лен це­лый сонм свя­тых Бо­жи­их угод­ни­ков, де­я­тель­ность ко­то­рых охва­ты­ва­ет око­ло ше­сти ве­ков цер­ков­ной ис­то­рии. И сре­ди них – гла­ва Рус­ской Церк­ви XVI в., свя­ти­тель Ма­ка­рий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Ру­си.

Полное житие святителя Макария, митрополита Московского и всея Руси

Все­рос­сий­ский мит­ро­по­лит Ма­ка­рий ро­дил­ся ок. 1482 г. в Москве в се­мье бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей. Из­вест­но, что от­ца его зва­ли Леон­тий и что мать его при­ня­ла впо­след­ствии мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Ев­фро­си­ния. При Кре­ще­нии он был на­ре­чен во имя Ми­ха­и­ла, Ар­хи­стра­ти­га Небес­ных Сил. Его даль­ним род­ствен­ни­ком, бра­том пра­де­да, был пре­по­доб­ный Иосиф Во­лоц­кий († 1515; пам. 9 сент.). Из по­ми­наль­но­го Си­но­ди­ка Успен­ско­го со­бо­ра узна­ем, что в ро­ду свя­ти­те­ля Ма­ка­рия бы­ло и еще нема­ло лиц мо­на­ше­ско­го и ду­хов­но­го зва­ния: «ино­ки­ня На­та­лия, инок Ака­кий..., инок Иоасаф, игу­мен Вас­си­ан, ар­хи­манд­рит Кас­си­ан, свя­щен­но­и­е­рей Иг­на­тий..., инок Се­ли­ван..., инок Ма­ка­рий». Отец Ми­ха­и­ла, оче­вид­но, вско­ре по­сле рож­де­ния сы­на скон­чал­ся, мать же, воз­ло­жив упо­ва­ние в вос­пи­та­нии сво­е­го сы­на на Про­мысл Бо­жий, по­стриг­лась в од­ном из мо­на­сты­рей. То­гда и бу­ду­щий свя­ти­тель ре­ша­ет оста­вить мир­ную жизнь и по­свя­тить се­бя слу­же­нию Бо­гу. Для это­го он по­сту­па­ет по­слуш­ни­ком в мо­на­стырь пре­по­доб­но­го Па­ф­ну­тия Бо­ров­ско­го († 1477; пам. 1 мая).

Оби­тель эта бы­ла из­вест­на стро­гой ас­ке­ти­че­ской жиз­нью сво­их ино­ков. Здесь пер­во­на­чаль­но под­ви­за­лись ве­ли­кие угод­ни­ки Рус­ской Церк­ви: пре­по­доб­ные Иосиф Во­лоц­кий и Лев­кий Во­ло­ко­лам­ский (XVI в.), Да­ни­ил Пе­ре­я­с­лав­ский († 1540; пам. 7 апр.) и Да­вид Сер­пу­хов­ской († 1520; пам. 18 окт.). При по­стри­ге бу­ду­щий свя­ти­тель был на­зван в честь зна­ме­ни­то­го пра­во­слав­но­го ас­ке­та-пу­стын­ни­ка пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Еги­пет­ско­го († 391; пам. 19 янв.). В оби­те­ли он неле­ност­но про­хо­дил шко­лу мо­на­ше­ских по­дви­гов бде­ния, сми­ре­ния, мо­лит­вы и по­слу­ша­ния, вни­кал в книж­ную пре­муд­рость, по­сти­гал пи­са­ние свя­тых икон. Со­бор­ный храм Бо­ров­ской оби­те­ли был рас­пи­сан зна­ме­ни­тым ико­но­пис­цем Ди­о­ни­си­ем, бы­ли в нем и ико­ны пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва (XV в.; пам. 4 июля). У ве­ли­ких ма­сте­ров древ­но­сти учил­ся ху­до­же­ствен­но­му ма­стер­ству инок Ма­ка­рий, бу­ду­щий мит­ро­по­лит.

Со­хра­ни­лось сви­де­тель­ство о тру­дах и по­дви­гах ино­ка Ма­ка­рия в те го­ды: «мно­го лет пре­быв и до­стой­но хо­див, жи­тие же­сто­кое ис­ку­сив». Про­мыс­лу Бо­жию бы­ло угод­но воз­двиг­нуть сей со­суд сми­ре­ния и по­слу­ша­ния на бо­лее вы­со­кую сте­пень цер­ков­но­го по­слу­ша­ния: 15 фев­ра­ля 1523 г., в за­го­ве­нье на Ве­ли­кий пост, инок Ма­ка­рий был по­став­лен мит­ро­по­ли­том Да­ни­и­лом (1522–1539; † 1547) в ар­хи­манд­ри­та Лу­жец­ко­го мо­на­сты­ря Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Фе­ра­пон­том Мо­жай­ским († 1426; пам. 27 мая).

Бу­дучи на­сто­я­те­лем оби­те­ли, он за­во­дит мо­на­стыр­ский Си­но­дик, уста­нав­ли­вая по­ми­но­ве­ние всей пре­жде­ по­чив­шей бра­тии, устра­и­ва­ет в мо­на­стыр­ском со­бо­ре при­дел в честь сво­е­го Небес­но­го по­кро­ви­те­ля – пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Еги­пет­ско­го. Но пре­бы­ва­ние ар­хи­манд­ри­та Ма­ка­рия в Мо­жай­ске ока­за­лось недол­гим: через три го­да он был при­зван к ар­хи­пас­тыр­ско­му слу­же­нию.

4 мар­та 1526 г. ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий по­свя­ща­ет­ся в ар­хи­епи­ско­пы Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да и Пско­ва, на са­мую древ­нюю ка­фед­ру Мос­ков­ской мит­ро­по­лии. Хи­ро­то­ния свя­ти­те­ля бы­ла в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма «иже на Иор­дане», в Успен­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля, а 29 июля то­го же го­да, в день па­мя­ти свя­то­го му­че­ни­ка Кал­ли­ни­ка, он при­бы­ва­ет на ка­фед­ру, ко­то­рая вдов­ство­ва­ла без епи­ско­па, по сло­вам ле­то­пис­ца, 17 лет и 7 недель. Ле­то­пи­сец го­во­рит: «Сед же свя­тый на ар­хи­епи­скоп­ском сто­ле, и бысть лю­дем ра­дость ве­лия не ток­мо в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де, но и во Пско­ве и по­всю­де. И бысть хлеб де­шев, и мо­на­сты­рем лек­че в по­да­тех, и лю­дем за­ступ­ле­ние ве­лие, и си­ро­там кор­ми­тель бысть».

На но­вом вы­со­ком по­при­ще вла­ды­ка Ма­ка­рий за­бо­тит­ся о мис­си­о­нер­ском про­све­ще­нии се­вер­ных на­ро­дов огром­ной Нов­го­род­ской зем­ли. Он неод­но­крат­но по­сы­ла­ет ту­да свя­щен­ни­ков для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, по­веле­вая разо­рять язы­че­ские тре­би­ща, ис­ко­ре­нять язы­че­ские об­ря­ды и все кро­пить свя­той во­дой. Свя­ти­тель­ская гра­мо­та с эти­ми, по вы­ра­же­нию ар­хи­епи­ско­па Фила­ре­та (Гу­милев­ско­го; † 1866), есть по­ис­ти­не «па­мят­ник апо­столь­ских тру­дов Ма­ка­рия для рас­про­стра­не­ния све­та Хри­сто­ва меж­ду остав­ши­ми­ся языч­ни­ка­ми». Бла­го­сло­ве­ние на мис­си­о­нер­ские тру­ды на са­мом се­ве­ре Нов­го­род­ской об­ла­сти, а так­же ан­ти­минс, свя­щен­ные со­су­ды и кни­ги по­лу­чил от свя­ти­те­ля пре­по­доб­ный Три­фон Пе­ченг­ский († 1583; пам. 15 дек.).

В 1528 г., на вто­рой год сво­е­го ар­хи­ерей­ско­го слу­же­ния, свя­ти­тель Ма­ка­рий, ис­пол­няя по­ста­нов­ле­ние Мос­ков­ско­го Со­бо­ра 1503 г., пред­при­ни­ма­ет ре­ше­ние о вве­де­нии об­ще­жи­тель­но­го уста­ва во всех нов­го­род­ских мо­на­сты­рях. Со­брав на­сто­я­те­лей, он «на­ча их учи­ти, яко от Жи­во­на­чаль­ныя Тро­и­цы, от выш­няя Пре­муд­ро­сти на­уче­ни­ем, еже им устро­я­ти об­щее жи­тие». С это­го вре­ме­ни игу­ме­ны, вос­при­няв доб­рый со­вет бо­го­лю­би­во­го ар­хи­епи­ско­па, ста­ли вво­дить в сво­их мо­на­сты­рях об­ще­жи­тель­ный устав, на­ча­ли ста­вить ка­мен­ные или де­ре­вян­ные церк­ви и вво­дить об­щие тра­пезы. По за­ме­ча­нию ле­то­пис­ца, в оби­те­лях сра­зу воз­рос­ло чис­ло ино­ков.

Боль­шую за­бо­ту про­явил свя­ти­тель о со­зда­нии и укра­ше­нии хра­мов в сво­ей епар­хии и преж­де все­го в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де. Он бла­го­устра­и­ва­ет ка­фед­раль­ный Со­фий­ский со­бор, над вхо­дом в ко­горт по его бла­го­сло­ве­нию бы­ли на­пи­са­ны об­ра­зы Пре­свя­той Тро­и­цы и Свя­той Со­фии Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей «на по­кло­не­ние всем пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам». Вла­дыч­ные ма­сте­ра уста­нав­ли­ва­ют в со­бо­ре ам­вон, из­го­тав­ли­ва­ют но­вые цар­ские вра­та с бо­га­то укра­шен­ной за­ве­сой. Все­го при свя­ти­те­ле Ма­ка­рии толь­ко в Нов­го­ро­де стро­ят­ся, пе­ре­стра­и­ва­ют­ся и вновь укра­ша­ют­ся по­сле по­жа­ров око­ло со­ро­ка хра­мов, для ко­то­рых пи­шут­ся кни­ги, из­го­тав­ли­ва­ет­ся цер­ков­ная утварь и со­су­ды во вла­дыч­ной ма­стер­ской.

По­лу­чив еще в Па­ф­ну­ти­е­во-Бо­ров­ском мо­на­сты­ре на­вык ико­нопи­са­ния, свя­ти­тель, как о том со­об­ща­ет­ся в ле­то­пи­си под 1529 г., «по­нов­ля­ет» ве­ли­кую свя­ты­ню Нов­го­род­ской зем­ли – ико­ну Бо­го­ма­те­ри «Зна­ме­ние», ко­то­рая силь­но об­вет­ша­ла к то­му вре­ме­ни. По­сле окон­ча­ния ра­бо­ты он сам с крест­ным хо­дом про­во­дил ико­ну в Спас­ский храм на Тор­го­вой сто­роне, где она по­сто­ян­но на­хо­ди­лась для по­кло­не­ния бла­го­че­сти­вым нов­го­род­цам.

Яв­ля­ясь пас­ты­рем чад цер­ков­ных, свя­ти­тель Ма­ка­рий мно­го сил и за­бот от­да­вал слу­же­нию ближ­ним, рав­но от­но­сясь к бо­га­тым и бед­ным, ма­лым и ве­ли­ким. Он сам хо­ро­нит сго­рев­ших в тюрь­ме во вре­мя по­жа­ра, со­би­ра­ет по епар­хии день­ги для вы­ку­па со­оте­че­ствен­ни­ков из та­тар­ско­го пле­на, по­сы­ла­ет ве­ли­ко­му кня­зю Ва­си­лию III часть све­чи, чу­дес­ным об­ра­зом воз­го­рев­шей­ся у мо­щей пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма Ху­тын­ско­го. Во вре­мя при­клю­чив­ших­ся в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де на­род­ных бед­ствий, мо­ра и за­су­хи, де­я­тель­ный ар­хи­пас­тырь со­зы­ва­ет клир, про­из­но­сит про­по­ве­ди, со­вер­ша­ет мо­леб­ны с осо­бым чи­ном омо­ве­ния свя­тых мо­щей и за­тем ве­лит кро­пить все в окрест­но­стях этой во­дой. Вско­ре мор и эпи­де­мия пре­кра­ща­ют­ся. Сво­ей мно­го­труд­ной де­я­тель­но­стью ар­хи­епи­скоп Ма­ка­рий снис­кал ве­ли­кую лю­бовь у па­со­мых чад.

В 1542 г. по по­ве­ле­нию свя­ти­те­ля Ма­ка­рия на вла­дыч­нем дво­ре стро­ит­ся храм свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, ко­то­ро­го ар­хи­епи­скоп осо­бо чтил как по­кро­ви­те­ля пу­те­ше­ству­ю­щих. Он сам неод­но­крат­но со­вер­шал дли­тель­ные по­езд­ки как по всей епар­хии, так и за ее пре­де­лы: на­при­мер, в 1539 г. ез­дил в Моск­ву, где воз­глав­лял из­бра­ние и по­став­ле­ние но­во­го Все­рос­сий­ско­го мит­ро­по­ли­та – свя­ти­те­ля Иоаса­фа (1539–1542; † 1555; пам. 27 июля), из­бран­но­го из на­сто­я­те­лей Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря.

По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля в Нов­го­ро­де пи­шут­ся жи­тия и служ­бы рус­ским свя­тым. Иеро­мо­нах Илия из до­мо­вой вла­дыч­ной церк­ви со­ста­вил жи­тие му­че­ни­ка Ге­ор­гия Бол­гар­ско­го († 1515; пам. 26 мая), а так­же на­пи­сал ка­нон и служ­бу Ми­ха­и­лу Клоп­ско­му († ок. 1456; 11 янв.). Его жи­тие бы­ло на­пи­са­но Ва­си­ли­ем Ми­хай­ло­ви­чем Туч­ко­вым, в 1537 г. при­быв­шем в Нов­го­род из Моск­вы по го­су­да­ре­ву де­лу. «В то бо вре­мя пре­стол то­гда укра­ша­ю­щу Пре­муд­ро­сти Бо­жие во­ис­ти­ну бла­жень­ства те­зо­име­ни­то­му ар­хи­епи­ско­пу Ма­ка­рию, иже мно­гиа его ра­ди доб­ро­де­те­ли во всей Рос­сии сла­ва о нем при­хо­жа­ше». Вла­ды­ка Ма­ка­рий об­ра­тил­ся к нему со сло­ва­ми: «Тай­ну ца­ре­ву, ча­до, хра­ни, а де­ла Бо­жия яс­но на­пи­ши» (Тов.12:7) и «рас­про­стра­ни жи­тие и чю­де­са пре­по­доб­на­го и бла­жен­на­го Ми­ха­и­ла, на­ри­ца­е­мо­го Сал­ло­са, жив­ше­го бла­жен­ную жизнь у Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы на Клоп­кы». Со­здан­ные жи­тия яви­лись на­зи­да­тель­ным чте­ни­ем для бла­го­че­сти­вых нов­го­род­цев.

В пе­ри­од ар­хи­пас­тыр­ства свя­ти­те­ля по его бла­го­сло­ве­нию в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де со­став­ля­ет­ся но­вый ле­то­пис­ный свод. Пле­мян­ник пре­по­доб­но­го Иоси­фа Во­лоц­ко­го, инок До­си­фей То­пор­ков, ра­бо­та­ет над ис­прав­ле­ни­ем тек­ста Си­най­ско­го Па­те­ри­ка, ко­то­рый за­тем был вклю­чен свя­ти­те­лем в Ве­ли­кие Че­тьи Ми­неи; позд­нее инок До­си­фей на­пи­сал Во­ло­ко­лам­ский Па­те­рик и со­ста­вил Хро­но­граф. Со­фий­ский свя­щен­ник Ага­фон со­став­ля­ет в 1540 г. но­вую пас­ха­лию на всю вось­мую ты­ся­чу лет. И мно­же­ство иных «пло­дов доб­рых» (Мф.7:17) при­нес­ла мно­го­труд­ная де­я­тель­ность по­движ­ни­ка-ар­хи­пас­ты­ря.

В 1542 г. в Рус­ской Церк­ви встал во­прос об из­бра­нии на Мос­ков­скую ка­фед­ру но­во­го мит­ро­по­ли­та. Про­мыс­лом Бо­жи­им вы­бор пал на Нов­го­род­ско­го вла­ды­ку. «По бла­го­да­ти Свя­та­го Ду­ха из­бра­ни­ем свя­ти­тель­скым и из­во­ле­ни­ем ве­ли­ка­го кня­зя Ива­на Ва­си­лье­ви­ча всея Ру­сии на­ре­чен на мит­ро­по­лию Ма­ка­рий, ар­хи­епи­ско­пом Ве­ли­ка­го Но­ва­гра­да и Пско­ва; мар­та 16, в чет­вер­ток 4 неде­ли Свя­та­го по­ста, въз­ве­ден на двор мит­ро­по­личь, а по­став­лен на вы­со­кый пре­стол пер­во­свя­ти­тель­ства ве­ли­киа Ро­сиа на мит­ро­по­лию то­го же ме­ся­ца мар­та 19, в неде­лю 4 свя­та­го по­ста», – чи­та­ем мы в Ни­ко­нов­ской ле­то­пи­си. Ко вре­ме­ни из­бра­ния свя­ти­те­ля Ма­ка­рия на пре­стол Москов­ских чу­до­твор­цев Пет­ра, Алек­сия и Ио­ны ему бы­ло око­ло 60 лет.

В XVI в. Рос­сия бы­ла един­ствен­ной пра­во­слав­ной стра­ной, над ко­то­рой не тя­го­те­ло ино­зем­ное иго. И вот в 1547 г. в Москве, опло­те пра­во­сла­вия, впер­вые в ис­то­рии со­сто­я­лось цар­ское вен­ча­ние Мос­ков­ско­го го­су­да­ря, ко­то­рое со­вер­шил свя­ти­тель Ма­ка­рий. Со­бы­тие это име­ло осо­бое зна­че­ние, так как оно бы­ло со­вер­ше­но в Москве, а не в Кон­стан­ти­но­по­ле, и со­вер­ши­лось мит­ро­по­ли­том, а не пат­ри­ар­хом. Те­перь пра­во­слав­ные все­го ми­ра с на­деж­дой и упо­ва­ни­ем взи­ра­ли на един­ствен­но­го в ми­ре пра­во­слав­но­го ца­ря.

Неза­дол­го пе­ред ка­зан­ским по­хо­дом царь, оза­бо­чен­ный воз­ник­шим в но­во­ос­но­ван­ном го­ро­де Сви­яж­с­ке бед­стви­ем, об­ра­ща­ет­ся к мит­ро­по­ли­ту с во­про­сом, как по­мочь слу­чив­шей­ся бе­де. На что свя­той ста­рец дерз­но­вен­но от­ве­ча­ет: «Да при­не­сут­ца мо­щи всех свя­тых в цер­ковь со­бор­ную, да со­вер­ши­ца над ни­ми служ­ба и свя­тит­ся с них во­да, да по­шлет­ца то­бою, го­су­да­рем, на­шим сми­ре­ни­ем хто от свя­щен­ник на Сви­я­гу к Пре­чи­стей чест­на­го Ея Рож­де­ства и всем церк­вам да та­ко­же мо­леб­ные служ­бы со­вер­шат­ся и свя­тят во­ды и съво­ку­пят въеди­но, да свя­тят го­род крест­ным об­хож­де­ни­ем и во­да­ми свя­ты­ми, и всех лю­дей огра­дят кре­стом и во­дою кро­пят, да негли Хри­стос за мо­лит­вы свя­тых Его уто­лит пра­вед­ный Свой гнев, да и к жи­ву­щим в град по­сла­ти по­уче­ние, в чем яко­же че­ло­ве­цы со­гре­ши­ша, да поне ма­ло пред­ста­нут от злоб сво­их». По­сле мо­леб­на мит­ро­по­лит Ма­ка­рий на­пи­сал учи­тель­ное по­сла­ние во Сви­яж­ский град. В нем он по­буж­да­ет жи­те­лей рев­ност­но ис­пол­нять хри­сти­ан­ские тра­ди­ции, па­мя­туя страх Бо­жий и из­бе­гая гре­хов­ных по­ступ­ков. Освя­щен­ная на мо­лебне во­да вме­сте с по­сла­ни­ем бы­ла по­сла­на в 1552 г. в Сви­яжск, где бо­лезнь и нестро­е­ния в гар­ни­зоне мо­лит­вен­ным пред­ста­тель­ством свя­ти­те­ля Ма­ка­рия вско­ре ста­ли пре­кра­щать­ся.

В 1552 г. мит­ро­по­лит Ма­ка­рий бла­го­сло­вил ца­ря ид­ти на Ка­зань и пред­ска­зал ему гря­ду­щую по­бе­ду и одо­ле­ние. Позд­нее в па­мять об этом со­бы­тии был по­стро­ен в Москве со­бор По­кро­ва на Рву, из­вест­ный ныне как храм свя­то­го Ва­си­лия Бла­жен­но­го. В нем был устро­ен при­дел в честь Вхо­да Гос­под­ня в Иеру­са­лим. Гла­ва Рус­ской Церк­ви сам освя­тил этот див­ный со­бор, жем­чу­жи­ну рус­ской ар­хи­тек­ту­ры. Сю­да, на Крас­ную пло­щадь, в вос­по­ми­на­ние еван­гель­ско­го со­бы­тия свя­ти­тель со­вер­шал тор­же­ствен­ное ше­ствие на ос­ля­ти в празд­ник Верб­но­го вос­кре­се­ния. По­сле ка­зан­ской по­бе­ды в Рус­ской Церк­ви бы­ла со­зда­на но­вая об­шир­ная епар­хия, в ко­то­рой на­ча­лась мис­си­о­нер­ская де­я­тель­ность с по­став­лен­ном ту­да пер­во­го Ка­зан­ско­го свя­ти­те­ля – ар­хи­епи­ско­па Гу­рия († 1563; пам. 5 дек.).

В 1547 и 1549 гг. свя­ти­тель со­зы­ва­ет в Москве Со­бо­ры, ко­то­рые по пра­ву оста­лись в ис­то­рии Рус­ской Церк­ви с име­нем Ма­ка­рьев­ских. На них ре­шал­ся во­прос про­слав­ле­ния рус­ских свя­тых. До это­го про­слав­ле­ние свя­тых осу­ществ­ля­лось на Ру­си по бла­го­сло­ве­нию и вла­стью мест­но­го ар­хи­ерея, по­это­му по­движ­ни­ки по­чи­та­лись лишь в зем­лях сво­их тру­дов и по­дви­гов. Мит­ро­по­лит Ма­ка­рий же, ко­то­ро­го совре­мен­ни­ки на­зы­ва­ли му­че­ни­ко­люб­цем, со­зы­вая Со­бо­ры, подъ­ял на се­бя ве­ли­кий труд уста­нов­ле­ния об­ще­цер­ков­но­го про­слав­ле­ния и по­чи­та­ния свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их. Ма­ка­рьев­ские Со­бо­ры 1547 г. яви­ли це­лую эпо­ху в ис­то­рии Рус­ской Церк­ви, «эпо­ху но­вых чу­до­твор­цев». Так на­зы­ва­ли то­гда всех но­во­ка­но­ни­зо­ван­ных рус­ских свя­тых. Эти Со­бо­ры вы­зва­ли боль­шой ду­хов­ный подъ­ем в рус­ском об­ще­стве.

На Ма­ка­рьев­ских Со­бо­рах бы­ли ка­но­ни­зо­ва­ны пер­вый ав­то­ке­фальный мит­ро­по­лит Иона, Нов­го­род­ские иерар­хи Иоанн, Иона, Ев­фи­мий, Ни­ки­та, Ни­фонт; бла­го­вер­ные кня­зья Алек­сандр Нев­ский, Все­во­лод Псков­ский, Ми­ха­ил Твер­ской; стол­пы мо­на­ше­ства – пре­по­доб­ные Па­ф­ну­тий Бо­ров­ский, Ма­ка­рий Ка­ля­зин­ский, Алек­сандр Свир­ский, Ни­кон Ра­до­неж­ский, Сав­ва Сто­ро­жев­ский и др. Хро­но­ло­гия этих имен охва­ты­ва­ет чуть ли не весь пе­ри­од хри­сти­ан­ства на Ру­си к то­му вре­ме­ни, их ли­тур­ги­че­ское про­слав­ле­ние по­ка­зы­ва­ет мно­го­об­ра­зие их спа­си­тель­ных по­дви­гов. К их мо­лит­вен­но­му пред­ста­тель­ству с усер­ди­ем об­ра­ща­лись рус­ские лю­ди.

Про­слав­ле­ние по­движ­ни­ков тре­бо­ва­ло на­пи­са­ния им но­вых служб с ли­тур­ги­че­ски­ми ука­за­ни­я­ми ти­пи­кон­но­го ха­рак­те­ра о по­ряд­ке их со­вер­ше­ния, а так­же со­зда­ния вновь или ре­дак­ти­ро­ва­ния ра­нее на­пи­сан­ных их жи­тий. Всем этим за­ни­ма­ет­ся пер­во­свя­ти­тель Ма­ка­рий сла­вы ра­ди Бо­жи­ей и Его свя­тых угод­ни­ков, ко­то­рых «Гос­подь Бог про­сла­вил мно­ги­ми чу­де­сы и раз­лич­ны­ми зна­мен­ми». Ис­то­рик Е.Е. Го­лу­бин­ский пи­шет, что в 20-лет­нее прав­ле­ние мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия «бы­ло на­пи­са­но жи­тий свя­тых по­чти на од­ну треть боль­ше, чем во все пред­ше­ству­ю­щее вре­мя от на­ше­ствия мон­го­лов, а ес­ли счи­тать но­вые ре­дак­ции преж­них жи­тий, то по­чти в два ра­за боль­ше».

В на­ча­ле 1551 г. в цар­ских па­ла­тах Моск­вы на­чал ра­бо­ту Сто­гла­вый Со­бор, со­зван­ный мит­ро­по­ли­том Ма­ка­ри­ем. На нем рас­смат­ри­ва­лись са­мые раз­лич­ные во­про­сы, ка­са­ю­щи­е­ся внеш­но­сти хри­сти­а­ни­на и его по­ве­де­ния и бла­го­че­стия, цер­ков­но­го бла­го­чи­ния и дис­ци­пли­ны, ико­но­пи­си и ду­хов­но­го про­све­ще­ния. По­сле Со­бо­ра в раз­лич­ные пре­де­лы рус­ской мит­ро­по­лии бы­ли по­сла­ны на­каз­ные гра­мо­ты, ко­то­рые за­тем бы­ли по­ло­же­ны в ос­но­ву со­бор­ных по­ста­нов­ле­ний при их со­став­ле­нии и ре­дак­ти­ро­ва­нии. Со­бор по­лу­чил в ис­то­рии име­но­ва­ние Сто­гла­во­го, т. к. его ма­те­ри­а­лы из­ло­же­ны в ста гла­вах.

Из­вест­но, что свя­ти­тель Ма­ка­рий при­ла­гал боль­шие уси­лия в де­ле ис­ко­ре­не­ния раз­лич­ных лже­уче­ний. На Со­бо­ре 1553 г. бы­ла осуж­де­на ересь Мат­фея Баш­ки­на и Фе­о­до­сия Ко­со­го, учив­ших, что Хри­стос не яв­ля­ет­ся Бо­гом, они не по­чи­та­ли икон и от­вер­га­ли цер­ков­ные Та­ин­ства.

Свя­ти­тель Ма­ка­рий внес огром­ный вклад в раз­ви­тие древ­не­рус­ской пись­мен­но­сти. Еще в Нов­го­ро­де он про­дол­жил тру­ды ар­хи­епи­ско­па Ген­на­дия († 1505; пам. 4 дек.). И ес­ли ар­хи­епи­скоп Ген­на­дий со­брал во­еди­но биб­лей­ские кни­ги, то вла­ды­ка Ма­ка­рий по­ста­вил це­лью со­брать во­об­ще всю «что­мую» на Ру­си ду­хов­ную ли­те­ра­ту­ру. На­чал он свой труд по си­сте­ма­ти­за­ции рус­ской цер­ков­ной ли­те­ра­ту­ры в 1529 г. Это на­чи­на­ние по­лу­чи­ло в ис­то­рии име­но­ва­ние Ве­ли­кие Ма­ка­рьев­ские Че­тьи Ми­неи. Их пер­вая ре­дак­ция бы­ла вло­же­на в нов­го­род­ский Со­фий­ский со­бор в 1541 г., вто­рая в 50-х го­дах да­на вкла­дом в кремлев­ский Успен­ский со­бор, а тре­тью позд­нее по­лу­чил пер­вый рус­ский царь. В Ми­не­ях со­бра­ны и от­ре­дак­ти­ро­ва­ны раз­ные спис­ки жи­тий мно­же­ства свя­тых, го­миле­ти­че­ское, бо­го­слов­ское и пат­ри­о­ти­че­ское на­сле­дие Рус­ской Церк­ви.

Мит­ро­по­лит Ма­ка­рий ру­ко­во­дит ра­бо­той не толь­ко ре­дак­то­ров-пе­ре­пис­чи­ков, но и ав­то­ров ду­хов­ных со­чи­не­ний. Так, он по­веле­ва­ет про­то­по­пу из кремлев­ско­го хра­ма Спа­са на Бо­ру Ер­мо­лаю на­пи­сать кни­гу о Пре­свя­той Тро­и­це и жи­тие епи­ско­па Ва­си­лия Ря­зан­ского. По ини­ци­а­ти­ве свя­ти­те­ля был со­здан пер­вый си­сте­ма­ти­че­ский труд по рус­ской ис­то­рии — «Кни­га сте­пен­ная цар­ско­го ро­до­сло­вия», непо­сред­ствен­но над со­став­ле­ни­ем ко­то­рой тру­дил­ся цар­ский ду­хов­ник – про­то­поп Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра Ан­дрей (в мо­на­ше­стве Афа­на­сий), бу­ду­щий мит­ро­по­лит, пре­ем­ник и про­дол­жа­тель тру­дов свя­ти­те­ля Ма­ка­рия. Осо­бо бли­зок, оче­вид­но, к мит­ро­по­ли­ту Ма­ка­рию был пло­до­ви­тый пи­са­тель Древ­ней Ру­си иерей Ва­си­лий, в ино­че­стве Вар­ла­ам, про­слав­ляв­ший сво­и­ми гим­но­гра­фи­че­ски­ми и агио­гра­фи­че­ски­ми тру­да­ми псков­ских свя­тых.

Свя­ти­тель Ма­ка­рий стал по­кро­ви­те­лем пе­чат­но­го де­ла на Ру­си, при нем в Рус­ском го­су­дар­стве впер­вые на­чи­на­ет­ся пе­ча­та­ние книг кли­ри­ком церк­ви свя­ти­те­ля Ни­ко­лы Го­стун­ско­го в Крем­ле диа­ко­ном Ива­ном Фе­до­ро­вым. В по­сле­сло­вии Апо­сто­ла 1564 г., вы­шед­шей уже по­сле кон­чи­ны свя­ти­те­ля, и в двух из­да­ни­ях Ча­со­сло­ва 1565 г. го­во­рит­ся, что они так­же на­пе­ча­та­ны «бла­го­сло­ве­ни­ем прео­свя­щен­но­го Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та всея Ру­си». Эти кни­ги в то вре­мя не толь­ко чи­та­лись в хра­мах, по ним еще и учи­лись гра­мо­те.

Свя­ти­тель Ма­ка­рий, столь­ко сил от­дав­ший про­слав­ле­нию рус­ских свя­тых, по ми­ло­сти Бо­жи­ей удо­сто­ил­ся в сво­ей по­все­днев­ной де­я­тель­но­сти по­сто­ян­но­го об­ще­ния с бла­го­че­сти­вы­ми му­жа­ми, ко­то­рые позд­нее бы­ли ка­но­ни­зи­ро­ва­ны Рус­ской Цер­ко­вью. По его благо­сло­ве­нию бы­ла ос­но­ва­на оби­тель пре­по­доб­ным Адри­а­ном По­ше­хон­ским († 1550; пам. 5 мар­та), ко­то­ро­го мит­ро­по­лит сам ру­ко­по­ло­жил и дал ему гра­мо­ту на воз­ве­де­ние церк­ви Успе­ния Бо­го­ма­те­ри.

Совре­мен­ни­ком свя­ти­те­ля Ма­ка­рия был уди­ви­тель­ный свя­той, ко­то­ро­го моск­ви­чи на­зы­ва­ли на­го­ход­цем, – Ва­си­лий Бла­жен­ный (пам. 2 авг.). Он неод­но­крат­но мо­лил­ся на служ­бах в Успен­ском со­бо­ре, со­вер­ша­е­мых мит­ро­по­ли­том. Зна­ме­на­тель­но его об­ли­че­ние ца­ря, ко­гда по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в мно­го­люд­ном хра­ме бла­жен­ный уди­вил са­мо­держ­ца, по­мыш­ляв­ше­го во вре­мя служ­бы о по­стро­е­нии се­бе но­во­го двор­ца, за­ме­тив, что «за ли­тур­ги­ей ни­ко­го не бы­ло, но ток­мо трое: пер­вый мит­ро­по­лит, вто­рая – бла­го­вер­ная ца­ри­ца и тре­тий он, греш­ный Ва­си­лий». Позд­нее свя­ти­тель сам лич­но от­пе­вал и по­гре­бал бла­жен­но­го. «Прео­свя­щен­ный Ма­ка­рий мит­ро­по­лит со свя­щен­ным Со­бо­ром псал­мы и пес­ни над­гроб­ные пев­ше над мо­ща­ми свя­то­го, по­гре­бо­ша его чест­но», – чи­та­ем в жи­тии свя­то­го Ва­си­лия.

3 фев­ра­ля 1555 г. свя­ти­тель Ма­ка­рий по­став­ля­ет на но­вую Ка­зан­скую ка­фед­ру свя­ти­те­ля Гу­рия († 1563; 4 окт.), дру­го­го же сво­е­го совре­мен­ни­ка, пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Рим­ля­ни­на, Нов­го­род­ско­го (ХVI в; пам. 19 янв.), еще рань­ше по­свя­ща­ет в игу­ме­ны ос­но­ван­но­го им мо­на­сты­ря.

Осо­бо сле­ду­ет оста­но­вить­ся на вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях мит­ро­по­ли­та с ве­ли­ким рус­ским по­движ­ни­ком XVI в., пре­по­доб­ным Алек­сан­дром Свир­ским († 1533; пам. 30 авг.). Пре­по­доб­ный Алек­сандр, ко­то­ро­го Сам Гос­подь по­чтил Тро­и­че­ским снис­хож­де­ни­ем – по­се­ще­ни­ем, был зна­ком мит­ро­по­ли­ту, чтив­ше­му его тру­ды и по­дви­ги еще с нов­го­род­ско­го пе­ри­о­да. Пе­ред сво­ей кон­чи­ной пре­по­доб­ный Алек­сандр по­ру­чил свя­ти­те­лю Ма­ка­рию за­бо­тить­ся о сво­ей бра­тии и ос­но­ван­ном мо­на­сты­ре. Через 12 лет по­сле кон­чи­ны пре­по­доб­но­го мит­ро­по­лит по­веле­ва­ет свир­ско­му игу­ме­ну Иро­ди­о­ну на­пи­сать его жи­тие, а еще через 2 го­да, т. е. все­го 14 лет по­сле кон­чи­ны, на Со­бо­ре 1547 г., про­хо­дит ка­но­ни­за­ция свя­то­го. Пре­по­доб­ный Алек­сандр, та­ким об­ра­зом при­над­ле­жал од­новре­мен­но и к чис­лу тех, ко­го ка­но­ни­зо­вал свя­ти­тель Ма­ка­рий, и к чис­лу тех, с кем он об­щал­ся в сво­ей жиз­ни. В По­кров­ском со­бо­ре на Крас­ной пло­ща­ди (храм Ва­си­лия Бла­жен­но­го) в 1560 г. свя­ти­те­лем Ма­ка­ри­ем был освя­щен в честь пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го. С име­на­ми этих двух свя­тых связ­но од­но ма­ло­из­вест­ное по­вест­во­ва­ние игу­ме­на Иро­ди­а­на. Он пи­сал: «Во еди­ну от но­щей сто­я­щу мне сми­рен­но­му Иро­ди­о­ну в кел­лии сво­ей во обыч­ном сво­ем пра­ви­ле, и во мо­лит­ве мо­ей во­з­дре­мав­шу­ся воз­ле­гох на од­ре мо­ем пре­по­чи­ну­ти, и уснул: и абие яви­ся вне­за­пу в окон­це кел­лии свет ве­лий си­я­ющ. Аз же вос­пря­нух, пре­кло­них­ся ко окон­цу, уви­деть хо­тя; и уви­дех лу­чу некую ве­лию си­я­ю­щу по все­му мо­на­сты­рю, и от церк­ви свя­тыя Бо­го­ма­те­ре чест­на­го ея По­кро­ва ви­дех гря­ду­ща пре­по­доб­на­го от­ца Алек­сандра по мо­на­сты­рю круг церк­ви Свя­тыя Тро­и­цы, и в ру­ках несу­ща Жи­во­тво­ря­щий Крест Гос­по­ден: пред ним же идя­ху от­ро­цы, в одеж­ду бе­лу обол­че­ны, в ру­ках несу­ще све­щи го­ря­щия. И се слы­шах пре­по­доб­на­го от­ца Алек­сандра гла­сом ти­хим гла­го­лю­ща: «О Ма­ка­рие, гря­ди во след мене, и по­ка­жу ти ме­сто на вра­тех мо­на­сты­ря, на нем­же хо­щу, да со­зи­ждет­ся цер­ковь Ни­ко­лаа, Мир­ли­кий­ских Чу­до­твор­ца. Аз же при­леж­но вни­мах гла­су том; и се ви­дех два му­жа зе­ло све­то­леп­на во след свя­та­го иду­ща и ве­ду­ща конь, впря­жен в са­ни, и в них се­дя­ща Ма­ка­риа, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ска­го (иже преж­де бысть ар­хи­епи­скоп Ве­ли­ка­го Но­ва­гра­да, знам же бя­ше то­гда пре­по­доб­но­му), в ру­ках же сво­их дер­жа­ща об­раз свя­та­го Ни­ко­лаа Чу­до­твор­ца, и око ему дес­ное за­тво­ре­но бя­ше. Аз же сия ви­дев, стра­ха же и ра­до­сти ис­пол­нен быв, те­кох ско­ро из кел­лии, и ед­ва до­сти­гох Мит­ро­по­ли­та Ма­ка­риа, и по­кло­них­ся ему, и во­про­сих его, гла­го­ля: «О свя­тый Вла­ды­ко, по­веждь ми, ка­ко те­бе за­тво­ри­ло­ся дес­ное око?» И слы­ша па­ки пре­по­доб­на­го Алек­сандра гла­ся­ща к се­бе мит­ро­по­ли­та, иже ско­ро гря­ду­ще во след пре­по­доб­на­го. Егда же пре­по­доб­ный при­и­де ко две­рем церкве Свя­тыя Тро­и­цы, и зна­ме­на Чест­ным Кре­стом, абие от­вер­эо­ша­ся две­ри, и вни­до­ста оба в цер­ковь; и па­ки за­тво­рит­ся две­ри цер­ко­ве, и кто­му неви­ди­мы бы­ша».

Это бла­го­дат­ное яв­ле­ние двух све­тиль­ни­ков ду­ха, за­пи­сан­ное агио­гра­фом, ин­те­рес­но для нас и тем, что оно сви­де­тель­ству­ет о несча­стье, слу­чив­шем­ся с мит­ро­по­ли­том, о «за­тво­рен­ном его дес­ном оке». Это несча­стье с ним мог­ло слу­чить­ся во вре­мя ве­ли­ко­го по­жа­ра в Москве в 1547 г.. По­ки­дая Успен­ский со­бор, в ко­то­ром он чуть не за­дох­нул­ся от ды­ма, свя­ти­тель вы­нес из него об­раз Бо­го­ро­ди­цы, на­пи­сан­ный чу­до­твор­цем Пет­ром. За ним шел со­бор­ный про­то­поп с кни­гой цер­ков­ных пра­вил. Все ли­ца, со­про­вож­дав­шие мит­ро­по­ли­та, по­гиб­ли от ожо­гов и уду­шья. Свя­ти­тель же чу­дом спас­ся, но при по­жа­ре, как за­пи­сал совре­мен­ник, «опа­ле­ста ему очи от ог­ня», так что, оче­вид­но, пра­вое око его со­всем пе­ре­ста­ло ви­деть.

По­сле то­го по­жа­ра в Крем­ле ве­дут­ся боль­шие вос­ста­но­ви­тель­ные ра­бо­ты, вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся по­стра­дав­шие хра­мы, ко­то­рые свя­ти­тель освя­ща­ет сам. По его ука­за­нию стро­ят­ся так­же хра­мы в Ко­стро­ме, Пско­ве, Тих­вин­ском мо­на­сты­ре и дру­гих ме­стах.

В 1555 г. на празд­ник апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла из Вят­ки в Моск­ву при­но­сит­ся чу­до­твор­ная ико­на свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Ве­ли­ко­рец­ко­го. Про­мыс­лом Бо­жи­им по­нов­лял эту ве­ли­кую свя­ты­ню мит­ро­по­лит Ма­ка­рий с бла­го­ве­щен­ским про­то­по­пом Ан­дре­ем, «бе бо икон­но­му пи­са­нию на­вы­чен». Свя­ти­тель тру­дил­ся со мно­гим же­ла­ни­ем и ве­рою, по­стом и мо­лит­вою над по­нов­ле­ни­ем свя­то­го об­ра­за ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца.

Мит­ро­по­лит Ма­ка­рий по­сто­ян­но за­бо­тил­ся не толь­ко о всей пастве, но и о каж­дом че­ло­ве­ке, ми­ло­стив­но от­но­сясь к от­дель­ным, да­же за­блуд­шим, ча­дам Церк­ви. Так, од­на­жды в Успен­ском со­бо­ре по­сле ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния некто «вра­жьим на­уче­ни­ем умыс­ли кра­жу со­тво­ри­ти», но неви­ди­мой си­лой был удер­жан и не смог это­го сде­лать. Утром его об­на­ру­жи­ли и, ко­гда при­шел мит­ро­по­лит Ма­ка­рий, ему рас­ска­за­ли, как в церк­ви за­ста­ли во­ра. Од­на­ко свя­ти­тель по­ве­лел от­пу­стить его, но зем­ские судьи хо­те­ли по за­ко­ну су­дить пре­ступ­ни­ка. То­гда мит­ро­по­лит стро­го вос­пре­тил это де­лать и по­слал цер­ков­но­го сто­ро­жа про­во­дить «та­тя» в без­опас­ное ме­сто. При­дя на Ку­лиш­ки, к церк­ви Всех Свя­тых, тот стал хо­дить там с неисто­вым ви­дом и вско­ре умер. Неко­то­рые роп­та­ли на мит­ро­по­ли­та за то, что во­ра от­пу­сти­ли без­на­ка­зан­но, но свя­ти­тель не до­са­до­вал на них, а те­ло умер­ше­го по­ве­лел пре­дать по­гре­бе­нию.

Ос­но­вой доб­ро­де­тель­ной жиз­ни мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия был по­все­днев­ный труд по­движ­ни­че­ства, по­ста и мо­лит­вы. Один из неиз­вест­ных его совре­мен­ни­ков пи­сал: «Мит­ро­по­ли­ту же свя­тей­ше­му Ма­ка­рью на Москве непо­движ­но жи­ву­щу и пра­вя­щу Сло­во Бо­жие ис­тин­ное... от золь­но­го воз­дер­жа­ния и ели­ко ему ед­ва хо­ди­ти, кро­ток же и сми­рен, и ми­ло­стив по все­му, гор­до­сти же от­нюдь нена­ви­дя­ще, но иным от­се­ка­ше и за­пре­ща­ше, зло­бою от­ро­ча об­ре­та­ше­ся умом все­гда со­вер­шен бы­ва­ше». О вы­со­те его ду­хов­ной жиз­ни сви­де­тель­ству­ют и слу­чаи про­зор­ли­во­сти. Он пред­ска­зал взя­тие рус­ски­ми вой­ска­ми Ка­за­ни в 1552 г. и По­лоц­ка в 1563 г.

Из­вест­но, что мит­ро­по­лит про­ви­дел гря­ду­щие бед­ствия Рус­ской зем­ли, ко­то­рые при­нес­ла ей оприч­ни­на, учре­жден­ная ца­рем вско­ре по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны. «Не в кую нощ­ную го­ди­ну сто­я­ще свя­ти­те­лю на обыч­ной мо­лит­ве и гла­го­ла ве­ли­ком гла­сом: «Ох, мне, греш­но­му, па­че всех че­ло­век! Ка­ко мне ви­де­ти сие! Гря­дет нече­стие и раз­де­ле­ние зем­ли! Гос­по­ди, по­ща­ди, по­ща­ди! Уто­ли свой гнев! Аще не по­ми­лу­е­ши ны за гре­хи на­ши, ино бы не при мне, по мне! Не дай, Гос­по­ди, ви­де­ти се­го!» И сле­зы ис­пу­ща­ше ве­лии. И слы­ша­щу то­гда его ке­лей­ни­ку, неко­е­му ду­хов­ну, и уди­ви­ся се­му, и по­мыш­ля­ше в се­бе: «С кем гла­го­лет?» И не ви­де ни­ко­го же и уди­ви­ся о сем. И гла­го­ла ему ду­хов­но о сем: «Гря­дет нече­стие, и кро­во­из­ли­я­ние, и раз­де­ле­ние зем­ли»». Это важ­ное со­об­ще­ние пис­ка­рев­ско­го ле­то­пис­ца сбли­жа­ет об­раз мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия со все­лен­ски­ми пат­ри­ар­ха­ми Ген­на­ди­ем (458–471; пам. 31 авг.) и Фо­мой (607–610; пам. 21 мар­та), ко­то­рые усерд­но мо­ли­лись, чтобы Гос­подь от­вра­тил гря­ду­щие для Церк­ви бед­ствия, по край­ней ме­ре, во вре­мя их свя­ти­тель­ства.

Од­на­жды по­про­сил гроз­ный царь мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия при­слать ему ду­ше­по­лез­ную кни­гу. По­лу­чив же Чин по­гре­бе­ния, он раз­гне­вал­ся на свя­ти­те­ля: «При­слал еси ко мне по­гре­ба­лен, а в на­ши царь­ские чер­то­ги та­кие кни­ги не вно­сят­ца». И ре­че ему Ма­ка­рий: «Аз, бо­го­мо­лец твой, по­слал спро­ста по тво­е­му при­ка­зу, что еси ве­лел при­сла­ти кни­гу ду­ше­по­лез­ную; и та всех по­лез­ней: аще кто ея со вни­ма­ние[м] по­чи­та­ет, и тот во ве­ки не со­гре­шит».

В се­ре­дине сен­тяб­ря 1563 г., на па­мять му­че­ни­ка Ни­ки­ты († 372; пам. 5 сент.), свя­ти­тель со­вер­шал крест­ный ход, во времх ко­то­ро­го силь­но про­сту­дил­ся и за­бо­лел. Ве­че­ром он «на­ча ска­зы­ва­ти стар­цом сво­им, что из­не­мо­га­ет зелне, те­ло его сту­де­но со бо­лез­нью одер­жи­мо суть». Он по­ве­лел со­об­щить о сво­ей немо­щи в ме­сто сво­е­го по­стри­же­ния, в Па­ф­ну­ти­е­во-Бо­ров­ский мо­на­стырь, и по­про­сить игу­ме­на при­слать ему стар­ца ду­хов­но­го. К свя­ти­те­лю был при­слан ста­рец Ели­сей, ко­то­рый, несо­мнен­но, зна­ме­но­вал со­бой за­болев­ше­му иерар­ху са­мо­го пре­по­доб­но­го Па­ф­ну­тия, имев­ше­го обы­чай ду­хов­но уте­шать пе­ред кон­чи­ной бо­ля­щих, ис­по­ве­дуя их и под­го­тав­ли­вая к от­хо­ду в иной мир.

4 но­яб­ря свя­ти­тель в по­след­ний раз мо­лил­ся в Успен­ском со­бо­ре и во вре­мя мо­леб­на сам при­кла­ды­вал­ся к ико­нам и мо­щам ве­ли­ких чу­до­твор­цев Пет­ра, Ио­ны и дру­гих прео­свя­щен­ных мит­ро­по­ли­тов, по­гре­бен­ных в со­бо­ре, при этом сле­зы сер­деч­ные из очей его тек­ли, и мно­го вре­ме­ни мо­лит­вен­но воз­ды­хал ста­рец вла­ды­ка пе­ред об­ра­зом Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы Вла­ди­мир­ской, так что все пред­сто­я­щие ди­ви­лись чуд­но­му его мо­ле­нию. За­тем свя­ти­тель у всех сми­рен­но ис­про­сил про­ще­ния.

3 де­каб­ря к мит­ро­по­ли­ту Ма­ка­рию при­шел царь про­сить бла­го­сло­ве­ния. Свя­ти­тель по­ве­дал ему о на­ме­ре­нии уда­лить­ся в ме­сто сво­е­го по­стри­же­ния – Па­ф­ну­ти­е­во-Бо­ров­ский мо­на­стырь, но царь уго­во­рил его остать­ся на ка­фед­ре. Пе­ред са­мой кон­чи­ной мит­ро­по­лит вы­ра­зил же­ла­ние ца­рю об уда­ле­нии в оби­тель, да­же на­пи­сал ему об этом в пись­ме, но по во­ле ца­ря вы­нуж­ден был вновь от это­го от­ка­зать­ся. На­сту­пил празд­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва, но жизнь свя­ти­те­ля уже гас­ла. Он не мог боль­ше сам чи­тать Еван­ге­лие, что де­лал всю жизнь, и те­перь Свя­щен­ное Пи­са­ние чи­та­ли по его прось­бе близ­кие ему ду­хов­ные ли­ца.

И вот 31 де­каб­ря 1563 г., ко­гда ко­ло­кол уда­рил к за­ут­ре­ни, «прео­свя­щен­ный же див­ный свя­ти­тель и пас­тырь Рус­ския мит­ро­по­лия Всея Ру­сии пре­да­де ду­шу свою в ру­це Жи­ва­го Бо­га, Его­же воз­лю­би из мла­дых ног­тей и взем ярем Его по­сле­до­ва невоз­врат­ным по­мыс­лом». Ко­гда пе­ред вы­но­сом те­ла из мит­ро­по­ли­чьих по­ко­ев от­кры­ли его ли­цо, то оно бы­ло «яко свет сияя, за его чи­стое, и непо­роч­ное, и ду­хов­ное, и ми­ло­сти­вое жи­тие и за про­чая доб­ро­де­те­ли, не яко мерт­ве­цу, но яко спя­ща ви­де­ти». Все ди­ви­лись это­му чуд­но­му ви­де­нию, воз­но­ся сла­ву Бо­гу, про­сла­вив­ше­му Сво­е­го угод­ни­ка. «Бла­жен­ны уми­ра­ю­щие в Гос­по­де; ей, го­во­рит Дух, они успо­ко­ят­ся от тру­дов сво­их, и де­ла их идут вслед за ни­ми» (Откр.14:3).

От­пе­ва­ли свя­ти­те­ля 5 ар­хи­ере­ев в при­сут­ствии ца­ря и мно­же­ства на­ро­да. По­сле это­го бы­ла про­чи­та­на пер­во­свя­ти­тель­ская про­щаль­ная гра­мо­та, ко­то­рую пе­ред кон­цом сво­ей жиз­ни на­пи­сал мит­ро­по­лит, про­ся у всех мо­литв, про­ще­ния и да­руя всем свое по­след­нее ар­хи­пас­тыр­ское бла­го­сло­ве­ние.

Так кон­чил свою див­ную жизнь ве­ли­кий устро­и­тель Рус­ской Церк­ви – Мос­ков­ский мит­ро­по­лит Ма­ка­рий, по­чи­та­ние ко­то­ро­го на­ча­лось сра­зу же по­сле его кон­чи­ны. Вско­ре на гроб­ни­це по­яви­лась и пер­вая ико­на свя­ти­те­ля. Из­вест­но, что, воз­вра­тив­шись из Ли­тов­ско­го по­хо­да 1564 г., царь при­кла­ды­вал­ся в Успен­ском со­бо­ре к об­ра­зам свя­ти­те­лей Пет­ра, Ио­ны и Ма­ка­рия, «лю­без­но их це­ло­ва­ше».

Имя свя­ти­те­ля на­чи­ная с XVII в. встре­ча­ет­ся в «Ска­за­нии о свя­тых ико­но­пис­цах», где го­во­рит­ся: «Свя­тый, и пре­див­ный, и чуд­ный Ма­ка­рий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Рос­сии чу­до­тво­рец, пи­са­ше мно­гие свя­тые ико­ны, и кни­ги, и жи­тия свя­тых от­цев во весь год, Ми­неи Че­тьи, яко ин ни­кто ж от свя­тых рос­сий­ских на­пи­са и празд­но­ва­ти по­ве­ле рос­сий­ских свя­тых, и на Со­бо­ре пра­ви­ло из­ло­жи, и об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Успе­ния на­пи­са».

По­след­ние дни жиз­ни, кон­чи­на и по­гре­бе­ние свя­ти­те­ля бы­ли опи­са­ны в осо­бой по­ве­сти, ко­то­рая до­шла до нас в 7-ми спис­ках, при­чем ран­ние – в со­ста­ве Хро­но­гра­фа. Со­хра­ни­лось так­же и его ру­ко­пис­ное жи­тие.

Са­мое ран­нее при­жиз­нен­ное изо­бра­же­ние свя­ти­те­ля Ма­ка­рия на­хо­дит­ся на че­ты­рех­част­ной иконе 1547 г. в Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре в Крем­ле. В ле­вой ниж­ней ча­сти ее сре­ди дру­гих из­вест­ных лиц на­пи­са­ны царь и мит­ро­по­лит. Дру­гое при­жиз­нен­ное изо­бра­же­ние 1560 г. бы­ло со­зда­но в ал­та­ре Успен­ско­го со­бо­ра Сви­яж­ско­го мо­на­сты­ря на фрес­ке «Да мол­чит вся­ка плоть че­ло­ве­че­ская...»

На ико­нах свя­ти­тель изо­бра­жа­ет­ся су­хим, вы­со­ким, се­дым стар­цем. «Мит­ро­по­лит Ма­ка­рий, стар и сед, в зо­ло­том сак­ко­се и зе­ле­ном омо­фо­ре, на ко­то­ром чер­ные с зо­ло­том кре­сты; на го­ло­ве свя­ти­тель­ская шап­ка, верх с раз­но­цвет­ны­ми кам­ня­ми; тушь бе­лая, сбо­ку его над­пись: «О агиос Ма­ка­рий мит­ро­по­лит»; си­я­ние над свя­ти­те­лем пра­зе­лень».

«С пре­по­доб­ным пре­по­до­бен бу­де­ши, и с му­жем непо­вин­ным непо­ви­нен бу­де­ши. И со из­бран­ным из­бран бу­де­ши» (Пс.17:26-27), – го­во­рит псал­мо­пе­вец и про­рок Да­вид. По­сто­ян­но об­ща­ясь со свя­ты­ми по­движ­ни­ка­ми, мит­ро­по­лит Ма­ка­рий явил при­мер ве­ры и вы­со­ты ар­хи­пас­тыр­ско­го слу­же­ния. Он за­бо­тил­ся о ду­хов­ном про­све­ще­нии сво­ей паст­вы. Про­сла­вив столь­ко рус­ских свя­тых, он и сам ныне пред­сто­ит пре­сто­лу Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы.