Канон святому праведному Иоанну Русскому, исповеднику

Припев: Святы́й пра́ведный Иоа́нне, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 09 июня (27 мая ст. ст.)

Глас 2.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Гряди́те, лю́дие, пои́м пе́снь Христу́ Бо́гу, разде́льшему мо́ре и наста́вльшему лю́ди, я́же изведе́ из рабо́ты еги́петския, я́ко просла́вися.

Пресве́тлым озаря́емь све́том Со́лнца пра́вды, просвеще́ние испроси́ мне́, омраче́нному, воспе́ти твое́, Богосве́тле, светоза́рное торжество́.

У́ды вся́ умертви́в, му́дре, в чи́стом се́рдце твое́м име́л еси́ Христа́, умертви́вша и сте́рша главу́ зми́я и от я́да того́ изба́вльша челове́ческое естество́.

В зако́не Госпо́дни поуча́яся, бы́л еси́, я́ко дре́во, е́же благи́й пло́д сво́й даде́ во вре́мя свое́, прия́л бо еси́ по кончи́не, достосла́вне, благода́ть врачева́ти призыва́ющия тя́.

Богоро́дичен: Тя́, Всепе́тая Присноде́во, испове́дающии Богоро́дицу, утвержде́ние и предста́тельство и́мамы и, прибега́юще к Тебе́, бу́ри жите́йския и искуше́ний избавля́емся.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утверди́ на́с в Тебе́, Го́споди, Дре́вом умерщвле́й гре́х, и стра́х Тво́й всади́ в сердца́ на́с, пою́щих Тя́.

Просия́ свято́е житие́ твое́, блаже́нне, во Аси́и и озаря́ет све́том чуде́с, но проси́ и на́м благода́ти е́же хоте́ти и е́же де́яти блага́я, чту́щим па́мять твою́.

Не да́л еси́ сна́ очи́ма твои́ма, до́ндеже успи́л еси́, достохва́льне, безчи́нная двиза́ния востаю́щая на ду́х пло́ти твои́ми ко Го́споду всено́щными моле́нии.

Непобеди́мою си́лою Креста́ Христо́ва де́монская победи́в устремле́ния, яви́лся еси́ вино́вник спасе́ния мно́гих, помо́щник сы́й притека́ющих к моще́м твои́м.

Богоро́дичен: Я́ко черто́г одушевле́н Бо́жий и кади́льницу мы́сленнаго и светоно́снаго У́гля, велича́ем Тя́, Богоро́дице, зову́ще: ра́дуйся, Хода́таице спасе́ния на́шего.

И́н конда́к, гла́с 4:

Ны́не приспе́ па́мять сла́вных, свя́те о́тче, де́л твои́х, веселя́ще благочести́выя ду́ши, ве́рно чту́щия тя́, Иоа́нне.

Седа́лен, гла́с 4:

Бы́л еси́ пле́нник на земли́, Богому́дре, вся́ко озлобле́ние претерпева́я, доброде́тели, я́коже фимиа́м благово́нен и же́ртву благоприя́тну, прине́сл еси́ Бо́гу, Его́же моли́ дарова́ти согреше́ний очище́ние чту́щим святу́ю па́мять твою́.

Ты́ прибе́жище на́ше еси́, и си́ла, и утеше́ние, Богоро́дице Пречи́стая, се́ бо И́же все́х Госпо́дь, ро́ждься от Тебе́, Де́ву Боже́ственную Тя́ соблюде́ по рождестве́ и Небесе́ и земли́ Цари́цу сотвори́, те́м Тя́ вси́ недосто́йными усты́ сла́вим.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, слу́х Тво́й и убоя́хся, разуме́х дела́ Твоя́, и диви́хся, и возопи́х: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Ду́шу свою́ украси́л еси́, плотско́е умертви́в мудрова́ние, те́мже Небе́сных красо́т еси́ зри́тель.

Пра́веден бы́л еси́ и незло́бив, и́стинен же и непоро́чен, ве́рен и богочести́в, прехва́льне.

Боже́ственным смире́нием возвыша́емь, врага́ смири́л еси́, блаже́нне, на Небеси́ и на земли́ сла́вен я́влься.

Богоро́дичен: Спаса́й ста́до Твое́, Ма́ти Бо́жия, безвре́дно от вся́каго зла́, Тя́ бо во обстоя́ниих и́мамы избавле́ние.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Просвеще́ние во тьме́ лежа́щих, спасе́ние отча́янных, Христе́, Спа́се мо́й, к Тебе́ у́тренюю, Царю́ ми́ра, просвети́ мя́ сия́нием Твои́м, ино́го бо, ра́зве Тебе́, бо́га не зна́ю.

Неблагоро́ден ра́б по те́лу сотво́рься, благоро́ден нра́в в души́ име́л еси́, прече́стне, все́ твое́ жела́ние на Бо́га Всеви́дца возложи́л еси́.

Богоуго́дно тече́ние свое́ на земли́ соверши́вшу ти́, со благоугоди́вшими Бо́гу ны́не лику́еши, моля́ся о почита́ющих преставле́ние твое́, Богоизбра́нне.

Чу́до зри́тся на тебе́, сла́вне, ка́ко по преставле́нии соблюда́ется неруши́мо, благово́нно и целе́бно те́ло твое́ судьба́ми Просла́вльшаго Тя́.

Богоро́дичен: Испо́лни уста́ на́ша хвале́ния Твоего́, Госпоже́, и покажи́ ны́ други́й десятостру́нный псалти́рь очище́нием сугу́быя чу́вств пятери́цы.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Гла́с глаго́л моле́бных от боле́зненныя, Влады́ко, души́ услы́шав, от лю́тых мя́ изба́ви: Еди́н бо еси́ на́шего спасе́ния вино́вен.

Я́ко кри́н благово́нен, израсти́ тя́ Росси́я, и, я́ко ши́пок красе́н, бы́л еси́ посреде́ те́рния ага́рянскаго, облагово́нившей71 тя́ благода́ти Бо́жией.

Я́ко фи́никс процве́т, благода́ти тезоиме́нне, сла́достию плодо́в услажда́еши чу́вства ве́рных, я́ко ке́др несокруши́м, я́влься бу́рею напа́стей и искуше́ний.

Я́ко многоце́нное сокро́вище, в земли́ кры́ющееся, мо́щи своя́ яви́л еси́ благочести́вым в виде́нии, и те́ми неду́ги врачу́еши, подая́ от Бо́га освяще́ние лобыза́ющим Тя́.

Богоро́дичен: Я́ко Ма́ти все́х даро́в Пода́теля яви́лася еси́, са́д многоцве́тен и ра́й сладкоды́шущ, плода́ми Ду́ха ущедря́ющ и благода́тьми облагоуха́ющ пою́щия Тя́.

Конда́к, гла́с 8.

В честне́й па́мяти твое́й, свя́те, весели́тся о тебе́ Росси́я, во благоче́стии тя́ воспита́вшая, и целе́бным моще́м твои́м ра́дуется Аси́я, иде́же у́зкий пу́ть проше́д страда́льческаго пле́на и по́стнических подвиго́в, сосу́д че́стен яви́лся еси́ Бо́жия благода́ти, ея́же проси́ и на́м, чти́телем твои́м, да зове́м ти́: ра́дуйся, Иоа́нне, благода́ти тезоимени́те.

И́кос.

Ка́ко по достоя́нию восхва́лим тя́, доблему́дре, по́двиги твои́ми стра́сти умертви́вша, пло́ть порабо́тивша ду́ху и врага́ победи́вша? Кто́, слы́шав вели́кое твое́ терпе́ние и смире́ние, не удиви́тся? Е́же ко все́м кро́тость и беззло́бие, к скорбя́щим сострада́ние, к су́щим в беда́х и неду́зех поможе́ние. В невече́рнем у́бо дни́ Ца́рствия Бо́жия, с пра́ведными пра́ведно наслажда́яся, моли́ся о чту́щих па́мять твою́, да зове́м ти́: ра́дуйся, Иоа́нне, благода́ти тезоимени́те.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: О́бразу злато́му на по́ле Деи́ре служи́му, трие́ Твои́ о́троцы небрего́ша безбо́жнаго веле́ния, посреде́ же огня́ вве́ржени, ороша́еми, поя́ху: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Де́нь пра́зднственный соверша́ем дне́сь блаже́ннаго успе́ния твоего́, светоза́рне, в не́мже свети́льник нося́, по́лн еле́я благи́х де́л, вше́л еси́ в све́тлый черто́г и Жениху́ ду́ш вопие́ши: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Ду́шу удобри́в, Богому́дре, ра́лом моли́твы, воздержа́ние посе́яв и ороси́в е́ слеза́ми, пожа́л еси́ кла́сы чистоты́, и пра́ведности, и с пра́ведными взыва́еши укре́пльшему тя́ Христу́: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Святы́х ду́ши, пра́ведных ли́к и безпло́тных умо́в ополче́ние прия́ша тя́, сликовству́юща и́м, досточу́дне, нетле́нным одея́нием сла́вы укра́шенна и с ни́ми пою́ща: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: На Тя́, Влады́чице, наде́жду мою́ от души́ возложи́х всю́ и ча́ю от Тебе́ Боже́ственнаго утеше́ния, благода́тную по́мощь ниспосли́ ми́, стезю́ показу́я, к Небеси́ возводя́щую, во е́же пе́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: В пе́щь о́гненную ко отроко́м евре́йским снизше́дшаго и пла́мень в ро́су прело́жшаго Бо́га по́йте, дела́, я́ко Го́спода и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Святе́йших и Животворя́щих Та́ин возжеле́вшу тебе́, прехва́льне, приобщи́тися при исхо́де, принесе́ни бы́ша во я́блоце, и́хже прия́в, воспари́л еси́ к Небе́сным.

Добро́ту Созда́теля, ю́же зре́л еси́ зде́, я́ко в зерца́ле и гада́нии, ны́не, преше́д к Вы́шним, ясне́йше зри́ши разре́шшимся тебе́ зерца́лом, Богоблаже́нне.

Тече́ния сла́дкая исцеле́ний иска́пают по́тове твои́ и ско́рби твоя́ – ра́дование с ве́рою притека́ющим к моще́м твои́м во сла́ву Христа́ Бо́га на́шего.

Богоро́дичен: Святе́йший хра́ме Спа́са на́шего, пресла́вный Его́ престо́ле, превысо́кое Не́бо и Раю́ слове́сный, отве́рзи на́м, Преблагослове́нная Богороди́тельнице, ра́йския две́ри.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: От Бо́га Бо́га Сло́ва, неизрече́нною му́дростию прише́дшаго обнови́ти Ада́ма, я́дию в тле́ние па́дшаго лю́те, от Святы́я Де́вы неизрече́нно воплоти́вшагося на́с ра́ди, ве́рнии, единому́дренно пе́сньми велича́ем.

Бога́тство некра́домое собра́в, е́же ни че́рвь, ни тля́ тли́т, и, я́коже не́кий корабле́ц, отплы́в от земли́, приста́нища всепоко́йнаго и блаже́нства ве́чнаго дости́гл еси́.

Го́рнее Ца́рство, Вы́шний гра́д, Бо́жий ра́й, пра́ведных наслажде́ние и све́т немерца́ющ обрести́ сподо́бился еси́, иде́же на́с помяни́, воспева́ющих тя́, всехва́льне.

С со́нмом пра́ведных и все́х святы́х лику́я, приснопа́мятне, моли́ все́х Созда́теля и Бо́га, да сподо́бит спаса́емых ча́сти па́мять твою́ пра́зднующих.

Богоро́дичен: Приими́, Влады́ко, хода́тайство о на́с Ма́тере Твоея́ и его́же просла́вил еси́, Иоа́нна пра́веднаго, и́хже мольба́ми не лиши́ на́с благи́х Твои́х, угото́ванных лю́бящим Тя́.

Свети́лен.

Ди́вное узре́вше зна́мение, ужасо́шася омраче́ннии ага́ряне: све́т бо блиста́ше, иде́же бе́ погребе́н Иоа́нн, и а́бие возвести́ша сие́ ве́рным, и́же, откопа́вше гро́б, с ра́достию обрето́ша нетле́нное, и благоуха́нное, и цельбоно́сное пра́веднаго те́ло, Христа́ Бо́га о не́м велича́юще.

Сла́ва, и ны́не: Све́т благода́ти Рождество́м Твои́м возсия́, и просвети́ всю́ подсо́лнечную, и предста́теля тьмы́ погуби́, Богороди́тельнице Пречи́стая, А́нгелов похвало́ и челове́ков все́х спасе́ние, непреста́нными гла́сы Тя́ велича́ющих.

Краткое житие праведного Иоанна Русского

Свя­той ис­по­вед­ник Иоанн Рус­ский ро­дил­ся в кон­це XVII ве­ка в Ма­ло­рос­сии и вос­пи­ты­вал­ся в бла­го­че­стии и люб­ви к Церк­ви Бо­жи­ей. По до­сти­же­нии зре­ло­го воз­рас­та он был при­зван на во­ин­скую служ­бу, слу­жил про­стым сол­да­том в ар­мии Пет­ра Пер­во­го и участ­во­вал в рус­ско-ту­рец­кой войне. Во вре­мя Прут­ско­го по­хо­да 1711 го­да Иоанн вме­сте с дру­ги­ми во­и­на­ми был взят в плен та­та­ра­ми, ко­то­рые про­да­ли его на­чаль­ни­ку ту­рец­кой кон­ни­цы. Тот при­вез рус­ско­го плен­ни­ка к се­бе на ро­ди­ну, в Ма­лую Азию, в се­ле­ние Про­ко­пий (по-ту­рец­ки Ур­кюп). Плен­ных во­и­нов-хри­сти­ан тур­ки ста­ра­лись об­ра­тить в му­суль­ман­ство: од­них уго­во­ра­ми и со­блаз­на­ми, дру­гих, бо­лее стой­ких, из­би­ва­ли и му­чи­ли. Свя­той Иоанн не пре­льстил­ся обе­щан­ны­ми зем­ны­ми бла­га­ми и му­же­ствен­но пе­ре­но­сил же­сто­ко­сти, уни­же­ния и по­бои. Его ча­сто му­чил хо­зя­ин в на­деж­де, что его раб при­мет му­суль­ман­ство. Од­на­ко свя­той Иоанн ре­ши­тель­но про­ти­вил­ся во­ле сво­е­го гос­по­ди­на и от­ве­чал: "Ни угро­за­ми, ни обе­ща­ни­я­ми бо­гат­ства и на­сла­жде­ний ты не смо­жешь от­кло­нить ме­ня от свя­той мо­ей ве­ры. Я ро­дил­ся хри­сти­а­ни­ном, хри­сти­а­ни­ном и умру". Сме­лые сло­ва и твер­дая ве­ра ис­по­вед­ни­ка, его бес­стра­шие и пра­вед­ная жизнь сми­ри­ли же­сто­кое серд­це гос­по­ди­на. Он пе­ре­стал му­чить и по­но­сить плен­ни­ка, не при­нуж­дал боль­ше к от­ре­че­нию от хри­сти­ан­ства, а за­ста­вил толь­ко уха­жи­вать за ско­том и со­дер­жать в по­ряд­ке стой­ло, в уг­лу ко­то­ро­го бы­ла по­стель свя­то­го Иоан­на.

С утра до позд­не­го ве­че­ра угод­ник Бо­жий слу­жил сво­е­му гос­по­ди­ну, доб­ро­со­вест­но ис­пол­няя все его при­ка­за­ния. В зим­нюю сту­жу и в лет­ний зной, по­лу­на­гой и бо­сой, он ис­пол­нял свои обя­зан­но­сти. Дру­гие ра­бы неред­ко из­де­ва­лись над ним, ви­дя его усер­дие. Пра­вед­ный Иоанн ни­ко­гда не сер­дил­ся на них, на­про­тив, при слу­чае по­мо­гал им в ра­бо­те и уте­шал в бе­де. Та­кое ис­крен­нее доб­ро­сер­де­чие свя­то­го при­шлось по ду­ше хо­зя­и­ну и ра­бам. Хо­зя­ин стал на­столь­ко до­ве­рять пра­вед­но­му Иоан­ну и ува­жать за чест­ность и бла­го­род­ство, что пред­ло­жил ему жить как сво­бод­но­му и по­се­лить­ся, где он сам по­же­ла­ет. Од­на­ко по­движ­ник пред­по­чел остать­ся в по­ме­ще­нии ко­нюш­ни, где каж­дую ночь мог бес­пре­пят­ствен­но под­ви­зать­ся в мо­лит­вен­ном уеди­не­нии, укреп­ля­ясь в доб­ре и люб­ви к Бо­гу и лю­дям. Ино­гда он по­ки­дал свое ти­хое убе­жи­ще и под по­кро­вом но­чи при­хо­дил к хра­му свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, где на па­пер­ти усерд­но мо­лил­ся, пре­кло­нив ко­ле­ни. В этом же хра­ме по празд­ни­кам он при­ча­щал­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин.

В то же вре­мя пра­вед­ный Иоанн по-преж­не­му слу­жил сво­е­му гос­по­ди­ну и, несмот­ря на свою бед­ность, все­гда по­мо­гал нуж­дав­шим­ся и боль­ным и де­лил с ни­ми свою скуд­ную пи­щу.

В кон­це сво­ей мно­го­труд­ной и по­движ­ни­че­ской жиз­ни свя­той Иоанн за­не­мог и, чув­ствуя при­бли­же­ние кон­чи­ны, при­звал свя­щен­ни­ка, чтобы в по­след­ний раз по­лу­чить бла­го­сло­ве­ние на ис­ход. Свя­щен­ник, опа­са­ясь со Свя­ты­ми Да­ра­ми ид­ти в дом ту­рец­ко­го на­чаль­ни­ка, вло­жил Их в яб­ло­ко и без­опас­но пе­ре­дал пра­вед­но­му Иоан­ну. Про­сла­вив Гос­по­да, он при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн и ото­шел к Бо­гу. Пра­вед­ная кон­чи­на свя­то­го ис­по­вед­ни­ка Иоан­на Рус­ско­го по­сле­до­ва­ла 27 мая 1730 го­да. Ко­гда хо­зя­и­ну со­об­щи­ли, что раб Иоанн умер, он по­звал свя­щен­ни­ков и пе­ре­дал им те­ло свя­то­го Иоан­на, ко­то­рые по­греб­ли его по хри­сти­ан­ско­му обы­чаю. На по­гре­бе­ние со­бра­лись по­чти все хри­сти­ане, жив­шие в Про­ко­пии, и со­про­вож­да­ли те­ло пра­вед­ни­ка на хри­сти­ан­ское клад­би­ще.

Через три с по­ло­ви­ной го­да свя­щен­ник был чу­дес­но из­ве­щен во сне о том, что мо­щи свя­то­го Иоан­на пре­бы­ва­ют нетлен­ны­ми. Вско­ре свя­тые мо­щи пра­вед­ни­ка бы­ли пе­ре­не­се­ны в храм свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия и по­ло­же­ны в спе­ци­аль­ной ра­ке. Но­вый угод­ник Бо­жий стал про­слав­лять­ся неис­чис­ли­мы­ми бла­го­дат­ны­ми чу­де­са­ми, из­вест­ность о ко­то­рых рас­про­стра­ни­лась в от­да­лен­ные го­ро­да и се­ле­ния. Ве­ру­ю­щие хри­сти­ане из раз­ных мест при­хо­ди­ли в Про­ко­пий для по­кло­не­ния свя­тым мо­щам Иоан­на Рус­ско­го и по­лу­ча­ли по его свя­тым мо­лит­вам бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния. Но­во­го свя­то­го ста­ли по­чи­тать не толь­ко пра­во­слав­ные хри­сти­ане, но и ар­мяне, и тур­ки, об­ра­ща­ясь с мо­лит­вен­ным про­ше­ни­ем к рус­ско­му свя­то­му: "Раб Бо­жий, не обой­ди нас сво­ей ми­ло­стью".

В 1881 го­ду часть мо­щей свя­то­го Иоан­на бы­ла пе­ре­не­се­на в Рус­ский мо­на­стырь свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­лей­мо­на ино­ка­ми Свя­той Афон­ской Го­ры, до это­го чу­дес­но спа­сен­ны­ми угод­ни­ком Бо­жи­им во вре­мя опас­но­го пу­те­ше­ствия. На сред­ства это­го мо­на­сты­ря и жи­те­лей Про­ко­пия в 1886 го­ду на­ча­то стро­и­тель­ство но­во­го хра­ма, так как храм свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, где на­хо­ди­лись мо­щи свя­то­го Иоан­на, об­вет­шал.

15 ав­гу­ста 1898 го­да был освя­щен но­вый храм во имя свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, по бла­го­сло­ве­нию Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­на V, Ке­са­рий­ским мит­ро­по­ли­том Иоан­ном.

В 1924 го­ду жи­те­ли Про­ко­пия Ке­са­рий­ско­го, пе­ре­се­ля­ясь на ост­ров Эв­бею, пе­ре­нес­ли с со­бою и мо­щи свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. Несколь­ко де­ся­ти­ле­тий они на­хо­ди­лись в хра­ме свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Кон­стан­ти­на и Еле­ны в Но­вом Про­ко­пии на Эв­бее, а в 1951 го­ду пе­ре­не­се­ны в но­вый храм во имя свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, к ко­то­ро­му сте­ка­ют­ся ты­ся­чи па­лом­ни­ков из всех угол­ков Гре­ции, осо­бен­но в день его па­мя­ти, 27 мая. Пра­вед­ный Иоанн Рус­ский ши­ро­ко по­чи­та­ет­ся на Свя­той Го­ре Афон, осо­бен­но в Рус­ском Пан­те­ле­и­мо­но­вом мо­на­сты­ре.

Полное житие праведного Иоанна Русского

По­до­ба­ет нам сла­вить и вос­хва­лять с бла­го­дар­но­стью мно­го­мило­сти­во­го Гос­по­да за ­то, что Он удо­сто­ил нас и в на­сто­я­щее вре­мя ис­ку­ше­ний и ис­пы­та­ний сре­ди окру­жа­ю­ще­го нас неве­рия, ате­из­ма и бо­го­бор­че­ства по­зна­ко­мить­ся с но­вы­ми, ма­ло­из­вест­ны­ми нам или во­об­ще неиз­вест­ны­ми свя­ты­ми. Это за­став­ля­ет мол­чать нече­сти­вых, ко­то­рые в оправ­да­ние сво­е­го от­ступ­ле­ния от ве­ры твер­дят, буд­то в на­ше вре­мя нет боль­ше свя­тых, буд­то из­ме­ни­лись на­ша ве­ра и Гла­ва ее – Хри­стос, о Ко­то­ром пи­шет свя­той Апо­стол Па­вел: «Хри­стос вче­ра, и се­го­дня, и во ве­ки Тот же» (Евр.13:8).

Кро­ме древ­них свя­тых, пре­по­доб­ных, свя­ти­те­лей и му­че­ни­ков, есть у нас и сонм но­вых свя­тых, боль­шин­ство из ко­то­рых – му­че­ни­ки. Сво­им сви­де­тель­ством и му­че­ни­че­ством они укре­пи­ли ве­ру и укра­си­ли но­вы­ми вен­ца­ми на­шу Пра­во­слав­ную Цер­ковь, ко­то­рая од­на оста­лась неиз­мен­ной и непо­ко­ле­би­мой со вре­мен Апо­сто­лов, на­по­ми­ная нам о сло­вах про­ро­ка Аг­гея: «Сла­ва се­го по­след­не­го хра­ма бу­дет боль­ше, неже­ли преж­не­го» (Агг.2:9).

Как на на­шей мно­го­стра­даль­ной ро­дине вос­си­я­ло ве­ли­кое мно­же­ство но­вых му­че­ни­ков по­сле ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та, так и в Гре­ции, и на зем­ле Древ­ней Ви­зан­тии яви­лось мно­го но­вых му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков ве­ры по­сле за­во­е­ва­ния Ви­зан­тий­ской им­пе­рии тур­ка­ми. Один из них – свя­той Иоанн Рус­ский, мо­щи ко­то­ро­го по­ко­ят­ся в ме­стеч­ке Неопро­ко­пи­он на ост­ро­ве Эв­бея в Гре­ции.

Са­мо имя это­го свя­то­го го­во­рит о том, что он не грек, а рус­ский, хо­тя про­сла­вил­ся сре­ди гре­ков. Иоанн по про­ис­хож­де­нию сво­е­му ма­ло­росс. Он ро­дил­ся око­ло 1690 го­да от бла­го­че­сти­вых пра­во­слав­ных ро­ди­те­лей. В юные го­ды он стал сол­да­том им­пе­ра­то­ра Пет­ра I. В неудач­ной ту­рец­кой войне 1711 го­да (сам царь чуть не по­гиб от рук ту­рок) в чис­ле дру­гих Иоанн по­пал в плен. Ве­ро­ят­но, он был за­хва­чен в плен в бит­ве за осво­бож­де­ние Азо­ва и пе­ре­прав­лен в Кон­стан­ти­но­поль. Иоанн ока­зал­ся в ру­ках та­тар­ских со­юз­ни­ков ту­рок. Та­та­ры про­да­ли юно­шу от­то­ман­ско­му на­чаль­ни­ку кон­ни­цы, неко­е­му Аге, ро­дом из Про­ко­пи­о­на в Ма­лой Азии, в 12-ти ча­сах пу­ти от Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ской (по-ту­рец­ки Про­ко­пи­он на­зы­ва­ет­ся те­перь Ур­кюб). Этот Ага взял сво­е­го но­во­го ра­ба к се­бе в де­рев­ню.

Вслед­ствие во­ен­ной неуда­чи Пет­ра, Тур­ция на­пол­ни­лась бес­чис­лен­ным мно­же­ством рус­ских плен­ных, из­ны­вав­ших под тя­же­стью ту­рец­ко­го ига. Ра­ди об­лег­че­ния сво­ей раб­ской уча­сти, мно­гие из них от­рек­лись от ве­ры Хри­сто­вой и ста­ли му­суль­ма­на­ми.

Но Иоанн был вос­пи­тан «в уче­нии и на­став­ле­нии Гос­по­да» и очень лю­бил Бо­га и ве­ру сво­их от­цов. Он при­над­ле­жал к тем юно­шам, ко­то­рых умуд­ря­ет по­зна­ние Бо­га. Как пи­сал муд­рый Со­ло­мон, а пра­вед­ник, ес­ли и ра­новре­мен­но умрет, бу­дет в по­кое, ибо не в дол­го­веч­но­сти чест­ная ста­рость, и не чис­лом лет из­ме­ря­ет­ся: муд­рость есть се­ди­на для лю­дей, и бес­по­роч­ная жизнь – воз­раст ста­ро­сти. Как бла­го­уго­див­ший Бо­гу, он воз­люб­лен... и, как жив­ший по­сре­ди греш­ни­ков, про­став­лен, вос­хи­щен, чтобы зло­ба не из­ме­ни­ла ра­зу­ма его, или ко­вар­ство не пре­льсти­ло ду­ши его. Ибо упраж­не­ние в нече­стии по­мра­ча­ет доб­рое, и вол­не­ние по­хо­ти раз­вра­ща­ет ум незло­би­вый. До­стиг­нув со­вер­шен­ства в ко­рот­кое вре­мя, он ис­пол­нил дол­гие ле­та; ибо ду­ша его бы­ла угод­на Гос­по­ду, по­то­му и уско­рил он из сре­ды нече­стия. А лю­ди ви­де­ли это и не по­ня­ли, да­же и не по­ду­ма­ли о том, что бла­го­дать и ми­лость со свя­ты­ми Его и про­мыш­ле­ние об из­бран­ных Его. Пра­вед­ник, уми­рая, осу­дит жи­вых нече­сти­вых, и ско­ро до­стиг­шая со­вер­шен­ства юность – дол­го­лет­нюю ста­рость непра­вед­но­го (Прем.4:7-16).

С этой муд­ро­стью, ко­то­рую Гос­подь да­ет лю­бя­щим Его, бла­жен­ный Иоанн тер­пе­ли­во пе­ре­но­сил свое раб­ство, пло­хое от­но­ше­ние к нему хо­зя­и­на, из­де­ва­тель­ства и на­смеш­ки ту­рок. Они на­зы­ва­ли его «кя­фи­рин», то есть неве­ру­ю­щий, по­ка­зы­вая этим свое пре­зре­ние и нена­висть. На­до учесть, что Про­ко­пи­он был ста­ном лю­тых про­тив­ни­ков хри­сти­ан­ства яны­чар. Иоанн был им нена­ви­стен. Тур­ки под­верг­ли Иоан­на же­сто­ким по­бо­ям, опле­ва­ни­ям, со­жгли во­ло­сы и ко­жу на го­ло­ве, бро­са­ли его в на­воз, но не мог­ли при­ну­дить к от­ре­че­нию от Хри­ста. Ис­по­вед­ник неиз­мен­но и сме­ло от­ве­чал сво­е­му гос­по­ди­ну и тем, кто уго­ва­ри­вал его от­сту­пить от сво­ей ве­ры, что пред­по­чи­та­ет уме­реть, лишь бы не впасть в тяж­кий грех бо­го­от­ступ­ни­че­ства. Пре­не­бре­гая всем зем­ным и устрем­ляя ум к небес­ным веч­ным бла­гам, неустра­ши­мый во­ин Хри­стов го­во­рил сво­е­му хо­зя­и­ну: «Ни­что­же мя раз­лу­чит от люб­ви Хри­сто­вой: ни обо­льсти­тель­ные обе­ща­ния привре­мен­ных благ, ни би­е­ния, ни ра­ны, ни дру­гие ка­кие же­сто­кие му­че­ния. Имея пе­ред со­бой Спа­си­те­ля мо­е­го, бла­го­душ­но при­ни­маю за ве­ру в Него па­лоч­ные уда­ры; пред­став­ляя се­бе тер­но­вый ве­нец, воз­ло­жен­ный на Бо­же­ствен­ную гла­ву, го­тов я с ра­до­стью пре­тер­петь на­де­ва­ние рас­ка­лен­но­го шле­ма, ко­то­рым вы про­жи­га­е­те до моз­га го­ло­вы хри­сти­ан, про­ти­вя­щих­ся непра­вым хо­те­ни­ям ва­шим, и на дру­гие, бо­лее лю­тые, му­ки. Я усерд­ствую о бла­го­да­ти Хри­ста мо­е­го, на­учив­ше­го нас Сво­ей смер­тью на кре­сте твер­до­сти, тер­пе­нию, без­бо­яз­нен­но­сти в са­мой лю­той за Него смер­ти как ви­нов­ной веч­но­го неиз­ре­чен­но­го бла­жен­ства на Небе­си. Я рус­ский, вер­ный слу­га зем­но­го ца­ря мо­е­го, хо­тя и пле­нен то­бой, но Небес­но­му Ца­рю ис­тин­но­го слу­же­ния и пра­вой ве­ры ро­ди­те­лей мо­их ни­ко­гда не от­ре­кусь: в хри­сти­ан­стве я ро­дил­ся, хри­сти­а­ни­ном и умру».

Бог, ви­дя­щий твер­дость ве­ры Иоан­на, смяг­чил серд­це хо­зя­и­на, ко­то­рый со вре­ме­нем стал чув­ство­вать да­же рас­по­ло­же­ние к сво­е­му ра­бу, ви­дя его вер­ность дан­но­му им Бо­гу обе­ща­нию. Это­му спо­соб­ство­ва­ло, ко­неч­но, и ве­ли­кое сми­ре­ние, укра­ша­ю­щее Иоан­на, его кро­тость и тру­до­лю­бие. «Ес­ли ты остав­ля­ешь мне сво­бо­ду ве­ры, я охот­но бу­ду ис­пол­нять твои при­ка­за­ния».

На­ко­нец плен­ник осво­бо­дил­ся от на­си­лия и угроз сво­е­го гос­по­ди­на и был на­зна­чен на служ­бу в ко­нюшне. Там, при­ютив­шись в уг­лу, Иоанн про­сти­рал свое уста­лое те­ло и от­ды­хал, бла­го­да­ря Бо­га за то, что Он удо­сто­ил его иметь ло­жем яс­ли, на­по­до­бие то­го, как Сам Он из­брал яс­ли ме­стом Сво­е­го рож­де­ния во пло­ти. При­леж­но ис­пол­няя свои обя­зан­но­сти, Иоанн неж­но за­бо­тил­ся о ло­ша­дях сво­е­го гос­по­ди­на. Чув­ствуя лю­бовь свя­то­го, те жда­ли его, ко­гда он от­сут­ство­вал, и ржа­ли от ра­до­сти, как бы раз­го­ва­ри­вая с ним, ко­гда он лас­кал их, – ржа­ни­ем вы­ра­жа­ли удо­воль­ствие.

Со вре­ме­нем Ага и его же­на по­лю­би­ли сво­е­го ра­ба и пред­ло­жи­ли ему для жи­лья неболь­шое по­ме­ще­ние око­ло са­рая для со­ло­мы. Иоанн от­ка­зал­ся пе­рей­ти ту­да и про­дол­жал спать в сво­ей лю­би­мой ко­нюшне. В ней он из­ну­рял свое те­ло ли­ше­ни­я­ми и по­движ­ни­че­ской жиз­нью, не об­ра­щая вни­ма­ния на неудоб­ства и бес­по­кой­ное со­сед­ство. Но­чью ко­нюш­ня на­пол­ня­лась мо­лит­ва­ми свя­то­го и зло­во­ние от на­во­за как бы ис­че­за­ло, пре­вра­ща­ясь в ду­хов­ное бла­го­уха­ние. Бла­жен­ный Иоанн под­ви­зал­ся в этой ко­нюшне в со­от­вет­ствии со све­то­оте­че­ски­ми ка­но­на­ми. Он мо­лил­ся ча­са­ми, стоя на ко­ле­нях, спал со­всем ма­ло на со­ло­ме под ста­рым ту­лу­пом, сво­им един­ствен­ным оде­я­лом. Пи­тал­ся очень скуд­но, ча­сто толь­ко хле­бом и во­дой в огра­ни­чен­ном ко­ли­че­стве, та­ким об­ра­зом по­стясь боль­шую часть дней. Он ти­хо чи­тал про се­бя псал­мы Да­ви­да, ко­то­рые знал на­изусть на род­ном цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке: «Жи­вый в по­мо­щи Выш­ня­го, в кро­ве Бо­га Небес­но­го во­дво­рит­ся. Ре­чет Гос­по­де­ви: За­ступ­ник мой еси и При­бе­жи­ще мое. Бог мой, и упо­ваю на Него. Яко Той из­ба­вит тя от се­ти лов­чи, и от сло­ве­се мя­теж­на, плещ­ма Сво­и­ми осе­нит тя, и под кри­ле Его на­де­е­ши­ся: ору­жи­ем обы­дет тя ис­ти­на Его. Не убо­и­ши­ся от стра­ха нощ­на­го, от стре­лы ле­тя­щия во дни, от ве­щи во тме пре­хо­дя­щия, от сря­ща и бе­са по­лу­ден­но­го. Па­дет от стра­ны тво­ея ты­ся­ща, и тма одес­ную те­бе, к те­бе же не при­бли­жит­ся, оба­че очи­ма тво­и­ми смот­ри­ши, и воз­да­я­ние греш­ни­ков узри­ши. Яко Ты, Гос­по­ди, упо­ва­ние мое, Выш­ня­го по­ло­жил еси при­бе­жи­ще твое...» (Пс.90:1-9).

Пре­бы­вая еже­днев­но в по­сте и мо­лит­ве, по­ко­ясь на на­во­зе, как но­вый Иов, но­чью он хо­дил тай­ком в цер­ковь свя­то­го Ге­ор­гия, рас­по­ло­жен­ную на вер­шине ска­лы, на­про­тив до­ма сво­е­го хо­зя­и­на. Там он чи­тал все­нощ­ное бде­ние и каж­дую суб­бо­ту при­ча­щал­ся Свя­тых Тайн. Гос­подь, ис­пы­ту­ю­щий серд­ца, при­з­рел на Сво­е­го вер­но­го ра­ба и сде­лал так, что дру­гие ра­бы и ино­вер­ные пе­ре­ста­ли из­де­вать­ся над ним, вы­сме­и­вать и оскорб­лять его. По бла­го­да­ти Ду­ха Свя­то­го, ца­рив­шей в до­ме его хо­зя­и­на, ту­рец­ко­го на­чаль­ни­ка кон­ни­цы, тот раз­бо­га­тел и стал од­ним из са­мых вли­я­тель­ных лю­дей Про­ко­пи­о­на. Он чув­ство­вал, от­ку­да снис­хо­ди­ло бла­го­сло­ве­ние на его дом, и вез­де рас­ска­зы­вал об этом сво­им со­граж­да­нам.

Став со­сто­я­тель­ным, Ага ре­шил пред­при­нять па­лом­ни­че­ство в Мек­ку. Труд­но бы­ло в то вре­мя со­вер­шать та­кое да­ле­кое пу­те­ше­ствие, но, пре­одолев все ли­ше­ния и труд­но­сти до­ро­ги, хо­зя­ин Иоан­на через неко­то­рое вре­мя бла­го­по­луч­но при­был в свя­той для му­суль­ман го­род.

В эти дни же­на Аги при­гла­си­ла в Про­ко­пи­он на обед род­ствен­ни­ков и дру­зей му­жа, чтобы по­ве­се­лить­ся и по­мо­лить­ся о его бла­го­по­луч­ном воз­вра­ще­нии до­мой. Бла­жен­ный Иоанн при­слу­жи­вал в сто­ло­вой. По­да­ва­ли лю­би­мое блю­до Аги – плов. Хо­зяй­ка, вспо­ми­ная сво­е­го му­жа, ска­за­ла Иоан­ну: «Как же рад был бы твой хо­зя­ин,

Иван, ес­ли бы он был здесь и вку­шал с на­ми этот плов!» То­гда Иоанн по­про­сил хо­зяй­ку дать ему блю­до, на­пол­нен­ное пло­вом, обе­щая по­слать его в Мек­ку. Го­стям это по­ка­за­лось очень смеш­ным. Но хо­зяй­ка по­ве­ле­ла сво­ей по­ва­ри­хе при­го­то­вить Иоан­ну блю­до с пло­вом. Про се­бя же она по­ду­ма­ла, что он ли­бо сам за­хо­тел по­ла­ко­мить­ся им, ли­бо ре­шил от­дать его ка­кой-ни­будь бед­ной хри­сти­ан­ской се­мье. Она зна­ла, что Иоанн ча­сто от­да­вал свою еду бед­ным гре­кам.

Иоанн взял блю­до и ушел в ко­нюш­ню. Став на ко­ле­ни, он го­ря­чо и от всей ду­ши мо­лил­ся Бо­гу, чтобы Он по­слал плов хо­зя­и­ну. В сво­ей про­сто­те бла­жен­ный был со­вер­шен­но уве­рен, что Гос­подь услы­шит его мо­лит­ву и что плов ка­ким-то сверхъ­есте­ствен­ным об­ра­зом по­па­дет в Мек­ку. Иоанн ве­рил, не со­мне­ва­ясь и со­вер­шен­но не рас­суж­дая, по сло­ву Гос­по­да, что Гос­подь ис­пол­нит его прось­бу. Как го­во­рит ве­ли­кий по­движ­ник пре­по­доб­ный Иса­ак Си­рин: «Эти сверхъ­есте­ствен­ные зна­ме­ния да­ют­ся толь­ко са­мым про­стым по ра­зу­му и од­новре­мен­но са­мым креп­ким в на­деж­де». И, дей­стви­тель­но, блю­до с пло­вом на гла­зах Иоан­на ис­чез­ло. Бла­жен­ный ко­нюх вер­нул­ся к хо­зяй­ке и со­об­щил, что еда от­прав­ле­на в Мек­ку. Услы­шав это, го­сти за­сме­я­лись и ре­ши­ли, что Иоанн сам все съел и толь­ко в шут­ку рас­ска­зал им, что по­слал плов хо­зя­и­ну.

Но как же уди­ви­лись все в до­ме Аги, ко­гда тот, по про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни, вер­нул­ся из Мек­ки и при­вез с со­бой до­маш­нее мед­ное блю­до. Толь­ко бла­жен­ный Иоанн не изу­мил­ся. Сво­им до­маш­ним Ага рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Од­на­жды (а это бы­ло как раз во вре­мя зва­но­го обе­да) я вер­нул­ся из боль­шой ме­че­ти в дом, в ко­то­ром оста­но­вил­ся. Вой­дя в ком­на­ту, ко­то­рая бы­ла за­пер­та на ключ, я на­шел там на сто­ле блю­до с пло­вом. Я оста­но­вил­ся в недо­уме­нии, со­об­ра­жая, кто же мог при­не­сти мне его? Я не мог по­нять, ка­ким об­ра­зом бы­ла от­кры­та за­мкну­тая дверь. Не зная, как объ­яс­нить это стран­ное со­бы­тие, я с лю­бо­пыт­ством рас­смат­ри­вал блю­до, в ко­то­ром ды­мил­ся го­ря­чий плов, и, к сво­е­му удив­ле­нию, за­ме­тил, что на нем вы­гра­ви­ро­ва­но мое имя, как и на всей мед­ной по­су­де в на­шем до­ме. Несмот­ря на ду­шев­ное вол­не­ние, вы­зван­ное этим про­ис­ше­стви­ем, я съел плов с боль­шим удо­воль­стви­ем. И вот я вам при­вез это блю­до. Оно ведь дей­стви­тель­но на­ше. Ей, Ал­лах, ни­как не мо­гу по­нять, как оно очу­ти­лось в Мек­ке и кто его при­нес».

Все до­маш­ние Аги бы­ли оше­лом­ле­ны этим рас­ска­зом. Же­на, в свою оче­редь, рас­ска­за­ла ему, как Иоанн вы­про­сил блю­до с едой, обе­щая по­слать его в Мек­ку, и как все го­сти сме­я­лись, услы­шав о за­тее Иоан­на. Ока­за­лось, что бла­жен­ный во­все не шу­тил и все дей­стви­тель­но так и слу­чи­лось.

Весть о чу­де рас­про­стра­ни­лась по все­му се­лу и окрест­но­стям. По­сле это­го все ста­ли по­чи­тать Иоан­на как лю­би­мо­го Бо­гом пра­вед­ни­ка. Со стра­хом и ува­же­ни­ем смот­ре­ли на него. Ни­кто боль­ше не смел оби­жать рус­ско­го ра­ба. Его гос­по­дин с же­ной за­бо­ти­лись о нем еще боль­ше и сно­ва упра­ши­ва­ли его пе­рей­ти из ко­нюш­ни в до­мик, на­хо­див­ший­ся рядом. Но свя­той опять от­ка­зал­ся. Он про­дол­жал жить по-ста­ро­му, под­ви­за­ясь в мо­лит­ве, уха­жи­вая за жи­вот­ны­ми сво­е­го хо­зя­и­на, ис­пол­няя охот­но все его по­же­ла­ния. Но­чи он про­во­дил в мо­лит­ве и пе­нии псал­мов, по сло­ву Гос­по­да: «От­да­вай­те ке­са­ре­во ке­са­рю, а Бо­жие Бо­гу» (Мф.22:21).

По­сле несколь­ких лет, про­ве­ден­ных в по­сте, мо­лит­ве и уни­же­нии, при­бли­жа­ясь к кон­цу сво­ей жиз­ни, Иоанн за­бо­лел. Он ле­жал на сене в ко­нюшне, где стя­жал свя­тость в мо­ле­ни­ях и умерщ­вле­нии пло­ти, ра­ди Хри­ста, нас ра­ди став­ше­го че­ло­ве­ком и умер­ше­го крест­ной смер­тью из люб­ви к нам. Пред­чув­ствуя при­бли­же­ние смер­ти, Иоанн по­же­лал при­ча­стить­ся Свя­тых Тайн и по­это­му по­слал за пра­во­слав­ным свя­щен­ни­ком. Из-за фа­на­тиз­ма ту­рок свя­щен­ник по­бо­ял­ся от­кры­то при­не­сти Свя­тые Да­ры в ко­нюш­ню. Но Бог вра­зу­мил его спря­тать Их в яб­ло­ке. При­ча­стив­шись, бла­жен­ный Иоанн в тот же час пре­дал свою ду­шу в ру­ки лю­би­мо­го им всем серд­цем Гос­по­да. Так по­чил свя­той Иоанн в Бо­ге в ле­то 1730, 27 мая.

По­кой­но­го рус­ско­го ра­ба по­хо­ро­ни­ли с по­че­стя­ми в мест­ной церк­ви во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия. Со сле­за­ми и бла­го­го­ве­ни­ем хо­ро­ни­ли его жи­те­ли Про­ко­пи­о­на: гре­ки, тур­ки и ар­мяне. Ага на­крыл его свя­тые остан­ки дра­го­цен­ным ков­ром. Сре­ди мест­ных гре­ков очень ско­ро на­ча­лось по­чи­та­ние Иоан­на. Мно­го бы­ло слу­ча­ев чу­дес­ной по­мо­щи и ис­це­ле­ний по за­ступ­ни­че­ству пра­вед­ни­ка: па­ра­ли­зо­ван­ные на­чи­на­ли хо­дить, бес­но­ва­тые успо­ка­и­ва­лись, сле­пые про­зре­ва­ли, боль­ные ис­це­ля­лись, при­чем не толь­ко пра­во­слав­ные, но и ар­мяне, про­те­стан­ты и тур­ки. Так ме­сто за­хо­ро­не­ния свя­то­го ста­ло ме­стом па­лом­ни­че­ства всей Кап­па­до­кии.

Свя­щен­ник, каж­дую суб­бо­ту ис­по­ве­до­вав­ший и при­ча­щав­ший Иоан­на, уви­дел свя­то­го во сне в но­яб­ре 1733 го­да. Свя­той ска­зал стар­цу, что его те­ло бла­го­да­тию Бо­жи­ей оста­лось це­ли­ком нетлен­ным, та­ким, ка­ким его по­греб­ли 3,5 го­да на­зад. Свя­щен­ник пре­бы­вал в со­мне­нии, и вот, по Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти, небес­ный свет по­явил­ся над мо­ги­лой свя­то­го в ви­де ог­нен­но­го стол­ба.

Хри­сти­ане ре­ши­лись от­крыть мо­ги­лу. И, о чу­до! Те­ло свя­то­го ока­за­лось аб­со­лют­но нетлен­ным и бла­го­уха­ю­щим. Это бла­го­уха­ние со­хра­ня­ет­ся вплоть до на­ших дней. То­гда с бла­го­го­ве­ни­ем ве­ру­ю­щие взя­ли те­ло (свя­тые мо­щи) и пе­ре­нес­ли его в храм, ко­то­рый ко­гда-то по­се­щал сам Иоанн.

Сле­ду­ю­щее со­бы­тие про­изо­шло в 1832 го­ду, ко­гда про­тив ту­рец­ко­го сул­та­на Ма­хму­да II вос­стал в Егип­те Ибра­хим-па­ша. В то вре­мя, как вой­ско сул­та­на при­бли­жа­лось к Про­ко­пи­о­ну, жи­те­ли се­ла, пре­иму­ще­ствен­но враж­деб­ные сул­та­ну яны­ча­ры, не хо­те­ли пу­стить ар­мию. Хри­сти­ане-гре­ки не бы­ли с этим со­глас­ны. Но бу­дучи мень­шин­ством, они ни­че­го не мог­ли сде­лать. Убо­яв­шись ме­сти сул­тан­ско­го вой­ска, они бе­жа­ли в близ­ле­жа­щие се­ла, укры­лись в пе­ще­рах. Оста­лись толь­ко пре­ста­ре­лые и сла­бые. Во­е­на­чаль­ник во­шел в Про­ко­пи­он как враг. Во­и­ны раз­гра­би­ли не толь­ко все до­ма, но и цер­ковь свя­то­го Ге­ор­гия. Ко­гда от­кры­ли гроб­ни­цу свя­то­го Иоан­на и не на­шли в ней ни­ка­ких цен­но­стей, они с гне­вом вы­бро­си­ли свя­тые мо­щи во двор и хо­те­ли их сжечь, чтобы по­сме­ять­ся над хри­сти­а­на­ми. На­брав дров, они разо­жгли ко­стер, но, к их удив­ле­нию, мо­щи опять ока­за­лись в церк­ви. Не вра­зу­мив­шись этим чу­дом, они вы­нес­ли их во вто­рой раз и по­ло­жи­ли на ко­стер, но огонь не кос­нул­ся свя­ты­ни. И тут во­и­ны уви­де­ли Иоан­на жи­вым, с гроз­ным ви­дом сто­яв­шим сре­ди ог­ня, же­стом ру­ки и сло­ва­ми угро­жав­шим им за их дер­зость. Тут уже тур­ки боль­ше не вы­дер­жа­ли и в ужа­се раз­бе­жа­лись, оста­вив не толь­ко мо­щи свя­то­го, но и все на­граб­лен­ное в Про­ко­пи­оне. На дру­гой день несколь­ко ста­ри­ков-хри­сти­ан при­шли к церк­ви и на­шли те­ло свя­то­го в це­ло­сти сре­ди об­го­рев­ших уг­лей и пеп­ла. Оно по­чер­не­ло от ды­ма и ко­по­ти, но бы­ло та­ким же бла­го­ухан­ным и нетлен­ным. Ве­ру­ю­щие по­ло­жи­ли мо­щи свя­то­го об­рат­но в его ра­ку.

Про­шло два го­да. Хри­сти­ан­ское на­се­ле­ние Про­ко­пи­о­на вы­стро­и­ло боль­шую цер­ковь в честь свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го. В этот кра­си­вый храм гре­ки за­хо­те­ли пе­ре­не­сти и мо­щи свя­то­го пра­вед­ни­ка Иоан­на. Два ра­за пе­ре­но­си­ли их, но каж­дый раз они ис­че­за­ли и сно­ва ока­зы­ва­лись в церк­ви свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия. Ко­гда в тре­тий раз гре­ки ре­ши­ли пе­ре­не­сти мо­щи, то от­слу­жи­ли мо­ле­бен и со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние, об­ра­щая свои мо­лит­вен­ные воз­ды­ха­ния к Гос­по­ду. На сей раз Гос­подь услы­шал мо­лит­вы Сво­их ра­бов, и мо­щи Иоан­на об­ре­ли по­кой в церк­ви свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го.

При­бли­зи­тель­но в 1862 го­ду од­на бла­го­че­сти­вая жен­щи­на уви­де­ла во сне свя­то­го Иоан­на, ко­то­рый дер­жал в ру­ках кры­шу сель­ской шко­лы. На сле­ду­ю­щий день, во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, она рас­ска­за­ла об этом. Не успе­ла она за­кон­чить свой рас­сказ, как по­слы­шал­ся страш­ный гро­хот. Все в стра­хе вы­бе­жа­ли из церк­ви и с ужа­сом уви­де­ли, что кры­ша шко­лы, ко­то­рая на­хо­ди­лась на­про­тив церк­ви, рух­ну­ла. Лю­ди ки­ну­лись ту­да, ведь там бы­ли все де­ти се­ла! Вне се­бя они на­ча­ли под­ни­мать об­ва­лив­шу­ю­ся кров­лю, и, о чу­до! – все де­ти вы­бра­лись из-под об­лом­ков жи­вы­ми. Ока­за­лось, что де­ти услы­ша­ли страш­ный треск над со­бой и, по­няв, что про­ис­хо­дит, успе­ли за­лезть под пар­ты. Ко­гда кры­ша об­ру­ши­лась, бал­ки упа­ли на пар­ты, не при­да­вив ни од­но­го ре­бен­ка.

Сле­ду­ет еще рас­ска­зать о пе­ре­не­се­нии ру­ки пра­вед­но­го Иоан­на в Свя­то-Пан­те­ле­и­мо­нов мо­на­стырь на Афоне – чу­до осо­бо­го снис­хож­де­ния и бла­го­во­ле­ния свя­то­го к спа­са­ю­щим­ся там его со­оте­че­ствен­ни­кам. Ни­ко­гда свя­той пра­вед­ный Иоанн не до­пус­кал от­ня­тия ча­стиц от сво­их мо­щей. Дер­за­ю­щих на та­кое де­ло он все­гда при­нуж­дал яв­ле­ни­ем и угро­за­ми воз­вра­щать взя­тое. Но отъ­я­тию ру­ки для Афон­ско­го мо­на­сты­ря не бы­ло ни­ка­ко­го пре­пят­ствия.

Слу­чи­лось же это так. В те­че­ние несколь­ких лет до 1880 го­да под­ви­зав­ши­е­ся в мо­на­сты­ре свя­то­го Пан­те­лей­мо­на от­цы, узнав о со­вер­ша­ю­щих­ся у ра­ки свя­то­го Иоан­на чу­де­сах, про­си­ли у жи­те­лей Про­ко­пи­о­на ча­сти его мно­го­це­леб­ных мо­щей. Гре­ки дол­го от­ка­зы­ва­лись, но, на­ко­нец, вдруг все, как бы чу­дом, со­гла­си­лись ис­пол­нить прось­бу рус­ских от­цов мо­на­сты­ря. От­слу­жив мо­ле­бен и от­де­лив от мо­щей пра­вую ру­ку, по­сла­ли ее в 1880 го­ду в со­про­вож­де­нии от­ца Ди­о­ни­сия и од­но­го из ува­жа­е­мых ста­рей­шин се­ла на Афон. При­ня­тие мо­щей в мо­на­сты­ре про­шло очень тор­же­ствен­но: все мо­на­хи во гла­ве со сво­им на­сто­я­те­лем от­цом Ма­ка­ри­ем вы­шли встре­чать их с пес­но­пе­ни­я­ми, ко­ло­коль­ным зво­ном, уда­ра­ми в би­ла. По­ста­вив чест­ные мо­щи в со­бор­ной церк­ви на ана­лое, про­пе­ли тор­же­ствен­ное сла­во­сло­вие. По­том все под­хо­ди­ли с боль­шим бла­го­го­ве­ни­ем по­кло­нить­ся свя­тыне. Та­ким об­ра­зом, на­хо­дясь те­перь в пре­де­лах жре­бия Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ру­ка пра­вед­но­го Иоан­на Рус­ско­го по­чи­та­ет­ся там на­равне с чест­ны­ми мо­ща­ми дру­гих свя­тых.

Так Гос­подь про­сла­вил и до на­ших дней про­дол­жа­ет про­слав­лять Сво­е­го угод­ни­ка мно­ги­ми ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми. Осо­бен­но обиль­но они из­ли­лись в 1924 и 1951 го­дах. По­сле страш­но­го по­ра­же­ния гре­ков в войне с тур­ка­ми все гре­че­ское на­се­ле­ние долж­но бы­ло по­ки­нуть Ана­то­лию в об­мен на ту­рец­кое на­се­ле­ние Гре­ции. Гре­ки из Про­ко­пи­о­на пе­ре­еха­ли на ост­ров Эв­бею в се­ло Ах­мет Ага, ко­то­рое по­сле отъ­ез­да ту­рок пе­ре­име­но­ва­ли в Неопро­ко­пи­он. Они при­вез­ли с со­бой и ра­ку с мо­ща­ми свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Рус­ско­го, ко­то­рую сна­ча­ла по­ме­сти­ли в церк­ви свя­тых Кон­стан­ти­на и Еле­ны. А ко­гда 27 мая 1951 го­да был за­кон­чен ве­ли­ко­леп­ный но­вый храм в честь свя­то­го Иоан­на, на­ча­тый в 1930 го­ду, ту­да тор­же­ствен­но пе­ре­нес­ли его мо­щи. Те­ло свя­то­го угод­ни­ка Бо­жия, со­хра­нив­ше­е­ся нетлен­ным, по­ко­ит­ся там в от­кры­той ра­ке под стек­лом. Еже­днев­но к нему при­те­ка­ют сот­ни и сот­ни пра­во­слав­ных па­лом­ни­ков, ис­пра­ши­вая за­ступ­ни­че­ства свя­то­го пра­вед­ни­ка и об­лег­че­ния в сво­ем го­ре. И не от­ка­зы­ва­ет свя­той Иоанн в ско­рой по­мо­щи всем тем, кто об­ра­ща­ет­ся к нему с ис­тин­ной, глу­бо­кой ве­рой.

В 1962 го­ду по ре­ше­нию Церк­ви и го­су­дар­ства был при­нят за­кон, на ос­но­ва­нии ко­то­ро­го со­зда­но Об­ще­ство во имя свя­то­го Иоан­на, по­стро­е­но два пан­си­о­на: один для при­е­ма па­лом­ни­ков, дру­гой для нужд Об­ще­ства. Со­зда­но два при­ю­та для си­рот, од­на бо­га­дель­ня в Хал­ки­де и од­на– в Неоар­та­ки, сту­ден­че­ское об­ще­жи­тие, дет­ский ла­герь на ты­ся­чу мест и дру­гие учре­жде­ния.

Свя­той Иоанн – пре­крас­ный при­мер жиз­ни че­ло­ве­ка «по Бо­зе», ибо от­кры­ва­ет сво­и­ми чу­де­са­ми бо­же­ствен­ную си­лу и ве­дет нас к ду­хов­но­му по­зна­нию свя­той жиз­ни, столь бла­гост­ной для че­ло­ве­ка. Мы рож­де­ны не толь­ко для этой жиз­ни, но при­над­ле­жим и бу­ду­щей жиз­ни. Веч­ной, Небес­ной. Ду­ша на­ша бес­смерт­на.

Свя­той Иоанн сво­и­ми чу­де­са­ми при­вно­сит в серд­ца ве­ру­ю­щих небес­ный свет, бо­же­ствен­ную си­лу, ко­то­рая по­беж­да­ет узы ма­те­рии, одоле­ва­ет все пре­гра­ды, при­вно­сит ве­ли­кие пе­ре­ме­ны в люд­ские ха­рак­те­ры, воз­рож­да­ет ду­ши. Сво­и­ми чу­де­са­ми, сво­им все­гдаш­ним пред­ста­тель­ством свя­той Иоанн по­мо­га­ет лю­дям об­ре­сти внут­рен­нюю сво­бо­ду, ту са­мую сво­бо­ду, ко­то­рая во­оду­шев­ля­ет лю­дей и це­лые на­ро­ды.

Ни­же на­сто­я­те­лем хра­ма свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го в Неопро­ко­пи­оне про­то­и­е­ре­ем Иоан­ном Вер­не­зо­сом при­во­дят­ся но­вые чу­де­са, со­вер­ша­е­мые по мо­лит­вам свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го.

Чу­де­са свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го

Прот. Иоанн Вер­не­зос, на­сто­я­тель хра­ма Св. Иоан­на Рус­ско­го

Свя­той Иоанн Зла­то­уст в сво­ем ком­мен­та­рии к гла­ве 8, 4 Еван­ге­лия от Мат­фея пи­шет, что Иисус Хри­стос в Еван­ге­ли­ях две­на­дцать раз за­пре­ща­ет го­во­рить о ви­ден­ных чу­де­сах тем, кто по­лу­чал ис­це­ле­ния. По Сво­е­му сми­ре­нию и по­то­му, что не же­лал слу­шать воз­гла­сы вос­хи­ще­ния.

Но ино­гда Гос­подь, как на­при­мер в Еван­ге­лии от Лу­ки (в гла­ве 8-39), со­ве­ту­ет ис­це­лив­ше­му­ся бес­но­ва­то­му вер­нуть­ся в дом и рас­ска­зать лю­дям о чу­де, со­тво­рен­ном Бо­гом: «Воз­вра­тись в дом твой и рас­ска­жи, что со­тво­рил те­бе Бог». Ха­рак­тер­но, что Иисус Хри­стос вплоть до Сво­е­го Вос­кре­се­ния, рас­кры­вая тай­ный смысл неко­то­рых чу­дес, го­во­рил прит­ча­ми.

Ес­ли вер­нуть­ся к со­бы­ти­ям, про­ис­хо­дя­щим у мо­щей Свя­то­го Иоан­на, то мож­но ска­зать, что мно­гие ис­це­лив­ши­е­ся, до­сто­вер­ные све­де­ния о ко­то­рых мы име­ем в ар­хи­ве на­ше­го хра­ма, не по­же­ла­ли, чтобы их адре­са в ты­ся­чах эк­зем­пля­ров бы­ли на­пе­ча­та­ны ря­дом с опи­са­ни­ем их жиз­ни. Они стре­мят­ся из­бе­жать, в го­ро­де ли, в де­ревне ли, на ра­бо­те или до­ма, лю­бых во­про­сов, пусть да­же и с доб­ры­ми на­ме­ре­ни­я­ми за­да­ва­е­мых.

Мы зна­ем, что пу­стын­ни­ки, ас­ке­ты Свя­той Го­ры и дру­гих мо­на­стыр­ских цен­тров, ли­це­зрея мно­гие чу­дес­ные яв­ле­ния, имея ду­хов­ные от­кро­ве­ния, обыч­но в си­лу сво­е­го сми­ре­ния и скром­но­сти рас­ска­зы­ва­ют уди­ви­тель­но ма­ло, и то, лишь в уз­ком кру­гу ду­хов­ных лю­дей.

Лич­но я от­кла­ды­ваю на бо­лее позд­нее вре­мя во­прос о пуб­ли­ка­ции све­де­ний об этих лю­дях. За трид­цать лет мо­е­го слу­же­ния Свя­то­му, чу­де­са ис­чис­ля­ют­ся мно­ги­ми сот­ня­ми.

В си­лу то­го, что все чу­дес­ные со­бы­тия про­ис­хо­ди­ли в столь дли­тель­ный пе­ри­од мо­ей служ­бы в хра­ме Свя­то­го Иоан­на, я об­ла­даю лич­ным опы­том их ин­тер­пре­та­ции, неся од­новре­мен­но и ду­хов­ную от­вет­ствен­ность.

Да­вай­те же по­чув­ству­ем ра­дость и ощу­тим ве­ли­чие этих про­ис­хо­дя­щих в на­ше вре­мя ред­ких чу­дес­ных яв­ле­ний.

Ко­раб­ле­кру­ше­ние

Тор­го­вый ко­рабль с то­ва­ра­ми на бор­ту шел в от­кры­том мо­ре к ме­сту на­зна­че­ния. Де­ло бы­ло в од­ном из се­вер­ных мо­рей.

На­чал­ся шторм. Раз­бу­ше­вав­ше­е­ся мо­ре гро­зи­ло по­гло­тить ко­рабль.

Чле­ны ко­ман­ды - гре­че­ские мо­ря­ки - от­ча­ян­но бо­ро­лись, пред­чув­ствуя близ­кую ги­бель. Лоц­ман­ская си­сте­ма и ра­дар­ная уста­нов­ка вы­шли из строя. Ко­рабль по­те­рял курс. В этом ха­о­се по­слы­шал­ся го­лос ка­пи­та­на. Он не от­да­вал боль­ше при­ка­за­ний. Опыт­ный мо­ряк со­ве­ту­ет лишь од­но - мо­лить­ся Бо­гу о спа­се­нии. Он от­прав­ля­ет­ся в ко­ра­бель­ную ча­сов­ню, где на­хо­ди­лась ико­на Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. На ко­ле­нях ка­пи­тан воз­но­сит мо­лит­ву Свя­то­му: «Свя­тый Иоанне Рус­ский. Мо­люсь те­бе сей­час ни о спа­се­нии сво­ей жиз­ни, ни о ко­раб­ле, но лишь об этих бед­ных мо­ря­ках, жи­ву­щих на чуж­бине, в по­те ли­ца до­бы­ва­ю­щих свой хлеб для сво­их се­мей. Сей­час они по­ги­ба­ют. Свя­тый Иоанне, спа­си их». Всю ночь под рев во­ли и свист се­вер­но­го вет­ра ка­пи­тан мо­лил­ся Свя­то­му Иоан­ну. И вот страш­ная ночь кон­чи­лась. Что же ви­дят гла­за мо­ря­ков? Что их ко­рабль мир­но ка­ча­ет­ся на вол­нах в пор­ту Рот­тер­да­ма. Кто был тот Лоц­ман, при­вед­ший суд­но в порт, ми­нуя вер­ную ги­бель? Это был сам Свя­той Иоанн Рус­ский. Ни­кто не мо­жет ни­че­го воз­ра­зить г-ну Ди­мит­рию Ва­ру­ци­ка­су - ка­пи­та­ну ко­раб­ля, гла­за ко­то­ро­го ви­де­ли очень мно­гое в раз­ных мо­рях и оке­а­нах. По­ра­жен­ный чу­дом, ка­пи­тан остав­ля­ет в пор­ту суд­но на ре­монт и при­ез­жа­ет в Гре­цию. Вме­сте с же­ной они идут в ма­га­зин цер­ков­ных то­ва­ров. Как знак сво­ей бла­го­дар­но­сти Свя­то­му, ка­пи­тан при­об­ре­та­ет на­бор зо­ло­тых и се­реб­ря­ных пред­ме­тов: На­пре­столь­ный Крест и Еван­ге­лие, ка­ди­ло, Арт­офо­рий, Ча­шу для Свя­то­го При­ча­стия. Все эти цен­ные пред­ме­ты куль­та на­по­ми­на­ют нам о чу­де ве­ры, мо­лит­вы, о спа­се­нии на­ших мно­го­стра­даль­ных мо­ря­ков. 23 ян­ва­ря 1978 г.

Пал­ка

Ес­ли вы ко­гда-ни­будь при­е­де­те па­лом­ни­ком к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, то уви­ди­те в его хра­ме од­но про­стое и бед­ное под­но­ше­ние. Пал­ка! Она под­ве­ше­на как тро­фей у Ра­ки с мо­ща­ми. Пал­ка эта при­над­ле­жа­ла ба­буш­ке Ма­рии Спа­ке из се­ла Фре­на­ро, что у го­ро­да Фа­ма­гу­ста на ост­ро­ве Кипр. Эта ста­руш­ка 18 лет хо­ди­ла сог­бен­ной по­чти до зем­ли.

II ав­гу­ста 1978 го­да ее при­вез­ли род­ствен­ни­ки в Храм Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, со­вер­шая па­лом­ни­че­ство по Гре­ции вме­сте со 100 дру­ги­ми ки­при­о­та­ми. Ба­буш­ку под­ня­ли на ру­ках, чтобы дать ей воз­мож­ность при­ло­жить­ся к мо­щам Свя­то­го. Воз­зрев на нетлен­ные мо­щи, несчаст­ная ста­руш­ка за­ли­лась сле­за­ми, про­ся у Бо­жье­го Угод­ни­ка за­ступ­ни­че­ства и по­мо­щи. И услы­шал ее Свя­той Иоанн, уви­дел ве­ли­чие ду­ши этой страж­ду­щей жен­щи­ны, уви­дел ее скорбь и вме­сте с тем - ве­ру. И вот на гла­зах у всех как буд­то чья-то неви­ди­мая ру­ка при­кос­ну­лась к спине бо­ля­щей и вы­пря­ми­ла ее те­ло. Ста­руш­ка вы­пря­ми­лась! Сле­зы за­пол­ни­ли гла­за ее од­но­сель­чан, за­зве­не­ли ко­ло­ко­ла церк­ви. Вся груп­па па­лом­ни­ков-ки­при­о­тов тут же по­про­си­ла со­вер­шить бла­годар­ствен­ный мо­ле­бен. На этом мо­лебне пла­ка­ли все.

Те, кто ви­дел хоть раз, как со­вер­ша­ет­ся на его гла­зах чу­до, пой­мет эти стро­ки. По окон­ча­нии мо­леб­на по­слы­шал­ся воз­глас ис­це­лив­шей­ся: «Чем мне от­бла­го­да­рить те­бя, сыне мой, Свя­тый Иоанне? Я бед­на. Остав­ляю здесь у тво­их мо­щей свою пал­ку, с по­мо­щью ко­то­рой хо­ди­ла я столь­ко лет. Она мне боль­ше не бу­дет нуж­на до са­мой смер­ти».

Вот что на­пи­са­ли га­зе­ты го­ро­да Ни­ко­сия -сто­ли­цы ост­ро­ва Кипр: «Ма­рия Спа­ка по­сле сво­е­го па­лом­ни­че­ства в Гре­цию, к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, мо­жет те­перь ви­деть ли­ца сво­их од­но­сель­чан. По­чти два де­ся­ти­ле­тия она хо­ди­ла со­гну­той вдвое и ви­де­ла лишь зем­лю под сво­и­ми но­га­ми. Бла­го­да­ря чу­ду, со­вер­шен­но­му Свя­тым, она ис­це­ли­лась и те­перь со­вер­шен­но здо­ро­ва». II ав­гу­ста 1978 г.

Чу­до - уче­но­му

«Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство. - об­ра­тил­ся с пись­мом к Мит­ро­по­ли­ту Хал­кид­ско­му Хри­зо­сто­му (Вер­ги­су) г-н Мат­зо­рос - врач из се­ла Аим­ни с ост­ро­ва Эв­бея. - Я не очень ре­ли­ги­оз­ный че­ло­век, имею выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Я врач по про­фес­сии и быв­ший ате­ист.

Слу­чи­лось, что я за­бо­лел. Про­шел об­сле­до­ва­ние. Ди­а­гноз - рак пря­мой киш­ки. Мои кол­ле­ги ска­за­ли всю прав­ду. Это рак в од­ной из тя­же­лых форм, ко­то­рая обыч­но при­во­дит к смер­ти.

Я на­хо­дил­ся на об­сле­до­ва­нии в Он­ко­ло­ги­че­ском цен­тре «Пан­до­кра­тор» в Афи­нах. По­сле под­твер­жде­ния ди­а­гно­за оста­юсь один на один со сво­ей бо­лез­нью. И то­гда, в этот труд­ный час, об­ра­щаю свою ду­шу и серд­це к Бо­гу, в ко­то­ро­го я не ве­рил.

Я си­жу на кро­ва­ти, мои но­ги опу­ще­ны вниз. Ве­ду раз­го­вор с са­мим со­бой и об­ра­ща­юсь к Бо­гу: «Бо­же, я не ве­рил в Те­бя, го­во­рил, что все сказ­ки. Ду­мал, что вся опо­ра - в че­ло­ве­ке и в на­у­ке. Вот ви­дишь, те­перь все те­ря­ет свою цен­ность. При­ми же мое по­ка­я­ние и, ес­ли со­чтешь ме­ня до­стой­ным, ис­це­ли мою бо­лезнь через пред­ста­тель­ство Свя­то­го Нетлен­но­го Иоан­на Рус­ско­го».

Это бы­ло ис­крен­нее и ис­тин­ное «гре­шен» че­ло­ве­ка-вра­ча. В эту ми­ну­ту кто-то стук­нул в дверь. Во­шел мо­ло­дой под­тя­ну­тый кра­си­вый врач.

«Ну как, кол­ле­га,» - спра­ши­ва­ет он г-на Мат­зо­ро­са.

«Что де­лать, док­тор, уми­ра­ем». «Нет, ты не умрешь, -по­слы­шал­ся от­вет. - Всю твою бо­лезнь я бе­ру на се­бя».

«Я по­се­дел на сво­ей ра­бо­те и пре­крас­но знаю, что озна­ча­ет моя бо­лезнь. Кто вы, мо­ло­дой че­ло­век?»

«Я - тот, ко­го вы про­си­ли о по­мо­щи». И вы­шел.

Боль­ной в ко­ри­до­рах боль­ни­цы стал ис­кать и спра­ши­вать о мо­ло­дом вра­че. Кол­ле­ги удив­лен­но по­жи­ма­ли пле­ча­ми и го­во­ри­ли, что ви­де­ние - плод гал­лю­ци­на­ции.

Нет, врач - ра­ко­вый боль­ной, уве­рен, что го­во­рил с Бо­гом и со Свя­тым. На­ста­и­ва­ет на по­втор­ном об­сле­до­ва­нии.

Вы­хо­дит по­втор­ный ди­а­гноз - аб­со­лют­но здо­ров. Сколь­ко лю­дей ви­де­ли эти две ме­ди­цин­ские кар­ты: од­ну - с под­твер­жде­ни­ем ра­ка, дру­гую - с при­зна­ни­ем пол­но­го здо­ро­вья.

И вот пись­мо: «Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство! Я не ве­ру­ю­щий... Но я ви­дел Свя­то­го и ис­це­лил­ся». 10 ап­ре­ля 1964 г.

Чу­де­са с детьми

Осо­бую лю­бовь пи­та­ет Свя­той Иоанн к ма­лым де­тям. Это на­по­ми­на­ет нам преж­де все­го лю­бовь Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста к де­тям: «Оставь­те де­тей и не пре­пят­ствуй­те им при­хо­дить ко Мне». (Мф.18:3-10, 14).

«Ис­тин­но го­во­рю вам, ес­ли вы не из­ме­ни­тесь и не ста­не­те сми­рен­ны­ми, про­сты­ми и бес­хит­рост­ны­ми, как де­ти, не смо­же­те вой­ти в Цар­ствие Небес­ное». (Мф.18-3).

Ис­це­ля­ют­ся два бра­та

В од­ном бед­ном до­ме, в г. Ли­ма­сол на ост­ро­ве Кипр, жи­вет в тру­дах и скор­бях се­мья. Двое де­тей - два бра­ти­ка, 6-ти и 8-ми лет -стра­да­ли бе­ло­кро­ви­ем.

Ро­ди­те­ли и вра­чи ве­ли непре­стан­ную борь­бу за здо­ро­вье этих де­тей. При ви­де блед­ных лиц и тще­душ­ных тел сво­их чад серд­це ро­ди­тель­ское сжи­ма­лось от скор­би.

И вот кто-то им рас­ска­зал о Свя­том Иоанне Рус­ском - Чу­до­твор­це, мо­щи ко­то­ро­го по­ко­ят­ся в Гре­ции. Вста­ет на мо­лит­ву ко­ле­но­пре­кло­нен­ная мать, мо­лит­ся отец. Ве­чер. Ого­нек лам­пад­ки туск­ло осве­ща­ет блед­ные ли­ца де­тей. «Свя­тый Иоанне, - шеп­чет мать, - сде­лай так, чтобы мои дет­ки вы­здо­ро­ве­ли, я не вы­дер­жу боль­ше этой му­ки. Свя­тый Иоанне, прий­ди, по­се­ти мой дом, здесь в Ли­ма­со­ле, прий­ди днесь и по­мо­ги на­ше­му го­рю».

Отец в глу­хих ры­да­ни­ях встал, вста­ла и мать. Утром, по­дой­дя к кро­ват­ке де­тей, ви­дят ро­ди­те­ли, что внеш­ний вид их со­вер­шен­но из­ме­нил­ся. Раз­бу­ди­ли их ро­ди­те­ли и ско­рей от­пра­ви­лись к вра­чу. «Но, до­ро­гие мои, - го­во­рит док­тор, - мы же со­всем недав­но про­ве­ли ана­лиз кро­ви, не мучь­те де­тей». Мать, од­на­ко, на­сто­я­ла. И, о чу­до! Ана­лиз под­твер­жда­ет нор­маль­ный со­став кро­ви. Ве­ра со­вер­ши­ла это чу­до!

Счаст­ли­вые ро­ди­те­ли за­ка­за­ли фигур­ки де­тей из вос­ка в пол­ный рост. На са­мо­ле­те при­ле­те­ли они в Афи­ны, а от­ту­да - к чу­до­твор­ным мо­щам Свя­то­го Иоан­на. Вся се­мья вста­ла на ко­ле­ни, про­из­но­ся сло­ва бла­го­дар­но­сти. По­сле их ухо­да из Хра­ма оста­лись две вос­ко­вые фигур­ки де­тей в вос­по­ми­на­ние о чу­дес­ном ис­це­ле­нии. До сих пор этот дар на­хо­дит­ся в Хра­ме Иоан­на Рус­ско­го как сим­вол люб­ви Бо­га и Свя­то­го Иоан­на. 30 июня 1980 г.

Бо­же­ствен­ное ви­де­ние

«У вас впе­ре­ди вся жизнь, вы мо­ло­ды. Это ваш пер­вый ре­бе­нок. Ни­че­го не по­де­ла­ешь. Нуж­но вам знать всю прав­ду. Ва­ше ча­до умрет. У ре­бен­ка тя­же­лая фор­ма бе­ло­кро­вия. То немно­гое вре­мя, ко­то­рое ему оста­лось жить, пусть он про­ве­дет до­ма, под на­блю­де­ни­ем ме­ди­цин­ско­го пер­со­на­ла. Не рас­стра­и­вай­тесь. Вы еще мо­ло­ды».

Та­ки­ми сло­ва­ми про­во­жал пе­ди­атр од­ной из дет­ских боль­ниц Афин ро­ди­те­лей трех­ме­сяч­но­го ре­бен­ка, уми­рав­ше­го от бе­ло­кро­вия.

В до­ме со­бра­лись род­ствен­ни­ки се­мьи (все­го 35 че­ло­век), чтобы под­дер­жать в труд­ную ми­ну­ту несчаст­ных ро­ди­те­лей.

И вот отец ре­бен­ка в ми­ну­ту скор­би об­ра­ща­ет­ся к Свя­то­му Иоан­ну: «Свя­тый Иоанне! Нет сил ви­деть, как мой пер­ве­нец ухо­дит из жиз­ни. Вспом­ни, Свя­тый, как мы при­вез­ли его в Храм, но­ся­щий твое имя и кре­сти­ли ма­лы­ша. (За пе­ри­од с 1925 го­да в Хра­ме Свя­то­го Иоан­на кре­сти­ли II 253 ре­бен­ка). По­мо­ги мне...»

И в это мгно­ве­ние род­ствен­ни­ки, си­дев­шие ря­дом с ры­да­ю­щим от­цом, ви­дят, как ма­лют­ка неожи­дан­но от­крыл гла­за и по­ка­зал на сте­ну. На ви­ду у всех об­раз Свя­то­го Иоан­на, как си­я­ю­щая мол­ния, по­явил­ся в до­ме и ис­чез. Ре­бе­нок вы­здо­ро­вел. Да сла­вит­ся Имя Гос­подне и Свя­тых Его. 27 июля 1981 г.

Как в кни­ге по За­ко­ну Бо­жье­му

В од­ной из дет­ских боль­ниц Афин ден­но и нощ­но де­жу­рит у из­го­ло­вья сво­е­го боль­но­го ре­бен­ка мать. При­ве­зен­ный из г. Пат­ры в сто­ли­цу маль­чик дол­гие го­ды стра­дал па­ра­ли­чом ног (в его ме­ди­цин­ской кар­те име­ют­ся все ре­зуль­та­ты ана­ли­зов и об­сле­до­ва­ний).

Обостре­ние бо­лез­ни (от­сут­ствие ас­бе­ста в ор­га­низ­ме) за­ста­ви­ло ро­ди­те­лей сроч­но гос­пи­та­ли­зи­ро­вать ре­бен­ка. В один из ве­че­ров, на за­ка­те солн­ца, мать-си­дел­ка вспом­ни­ла в боль­нич­ной па­ла­те свой го­род Пат­ры и ма­лень­кую ча­сов­ню Бо­жи­ей Ма­те­ри, ку­да она ча­сто при­хо­ди­ла с детьми или од­на. Мыс­лен­но пе­ре­не­сясь в род­ные ме­ста, несчаст­ная мать в скор­би об­ра­ти­лась в мо­лит­ве к Бо­жи­ей ма­те­ри: «Бо­го­ро­ди­це, Де­во слад­чай­шая, Ты, пре­тер­пев­шая го­ре­сти, по­мо­ги мо­е­му ча­ду. По­шли, Вла­ды­чи­це, нам в по­мощь Свя­то­го, взи­рая на скорбь ди­тя­ти». «Ма­ма, с кем ты раз­го­ва­ри­ва­ешь?» «Вот, мой маль­чик, ты пом­нишь, на­вер­ное, как чи­тал в кни­гах по За­ко­ну Бо­жье­му, что, ко­гда Гос­подь жил в Па­ле­стине, Он ис­це­лял бес­но­ва­тых, от­кры­вал гла­за сле­пым, под­ни­мал па­ра­ли­ти­ков, вос­кре­шал мерт­вых. Об­ра­тись к Нему и ты, ди­тя мое, и Он услы­шит те­бя - хо­ро­ше­го маль­чи­ка, по­про­си Его ис­це­лить те­бя».

Ре­бе­нок смот­рит на мать, по­том на ухо­дя­щее солн­це, на небе­са, и за­сы­па­ет.

Но­чью ма­лень­кий Ге­ор­гий ви­дит во сне пре­крас­но­го всад­ни­ка, ко­то­рый оста­нав­ли­ва­ет­ся пря­мо пе­ред ним.

- Встань на но­ги, Ге­ор­гий, сде­лай пры­жок и вско­чи ко мне в сед­ло!

- Но я па­ра­ли­зо­ван­ный, мои нож­ки не мо­гут ме­ня под­нять.

-Дай твою ру­ку, маль­чик, под­ни­мись на ло­шадь. Я - Свя­той Иоанн из Рос­сии. Ме­ня по­слал Гос­подь, чтобы ис­це­лить те­бя Его бла­го­да­тию и си­лой. Ре­бе­нок в по­лу­сне бо­рет­ся с неду­гом, ста­ра­ет­ся дви­нуть­ся с ме­ста. Просну­лась мать, услы­шав сло­ва: «Ма­ма, дер­жи ме­ня. Свя­той Иоанн из Рос­сии при­ка­зал мне встать».

Утром, ко­гда ноч­ные мед­сест­ры со­об­щи­ли док­то­ру, что па­ра­ли­зо­ван­ный ре­бе­нок, при­ве­зен­ный из Патр, встал на но­ги и по­шел этой но­чью, врач по­спе­шил к ис­це­лив­ше­му­ся. Стук­нул мо­ло­точ­ком по ко­лен­кам, кос­нул­ся игол­кой но­ги. Ре­ак­ция нор­маль­ная.

«Вы сво­бод­ны, - про­из­нес про­фес­сор. - Сам Гос­подь про­явил здесь Свою си­лу». 17 ав­гу­ста 1977 г.

Ак­ро­ме­га­лия

Вра­чи ка­те­го­рич­ны: «Ваш ре­бе­нок, - объ­яс­ня­ют они ро­ди­те­лям, - име­ет врож­ден­ную ред­кую бо­лезнь, при­чем в ее са­мой тя­же­лой фор­ме. Он очень слаб и ка­кую бы под­го­тов­ку мы не про­ве­ли к этим двум необ­хо­ди­мым ему опе­ра­ци­ям, он все рав­но не вы­дер­жит. Бу­дем ждать раз­ви­тия его ор­га­низ­ма». Ве­ду­щим вра­чом был неза­бвен­ный про­фес­сор Хо­ре­мис.

Мать ре­бен­ка не ве­рит док­то­ру и убеж­да­ет му­жа про­дать иму­ще­ство и на эти день­ги по­ехать в Ин­сти­тут здо­ро­вья ре­бен­ка в Па­риж. Но и здесь несчаст­ные ро­ди­те­ли услы­ша­ли тот же ди­а­гноз и тот же со­вет. Од­но го­во­рят вра­чи, дру­гое твер­дит мать.

Мать, ко­то­рая со­зда­на Бо­гом быть со­твор­цом, по­мощ­ни­ком в Его де­ле. Мать, ко­то­рая стра­да­ет и от­да­ет всё ра­ди пло­да сво­е­го чре­ва -ра­ди чад сво­их. Она по­вто­ря­ла лишь од­но: «Спа­си­те мо­е­го ре­бен­ка».

Неожи­дан­но в боль­ни­це у маль­чи­ка под­ни­ма­ет­ся тем­пе­ра­ту­ра и на­чи­на­ет­ся жар. Как кор­шун, хва­та­ет жен­щи­на ме­чу­ще­го­ся в бес­па­мят­стве ре­бен­ка и бе­жит к вы­хо­ду боль­ни­цы, вы­зы­вая удив­ле­ние окру­жа­ю­щих. Сев в пер­вое по­пав­ше­е­ся так­си, она едет в Бюс­си - из­вест­ный ку­рорт в цен­траль­ной Фран­ции. Там на­хо­дит­ся Рус­ский Пра­во­слав­ный Мо­на­стырь Бо­жи­ей Ма­те­ри. Жен­щи­на слы­ша­ла о его су­ще­ство­ва­нии в свой пер­вый при­езд во Фран­цию, бу­дучи еще сту­дент­кой. Гре­чан­ка вхо­дит в мо­на­стырь и на­прав­ля­ет­ся к иконе Бо­го­ро­ди­цы: «Вла­ды­чи­ца моя, нет у ме­ня боль­ше сил. Ес­ли мо­е­му ре­бен­ку суж­де­но уме­реть, пусть он умрет пе­ред тво­ей ико­ной. Мо­лю Те­бя, Пре­чи­стая, Те­бя, что ви­де­ла Сво­е­го дра­го­цен­но­го Сы­на рас­пя­тым на Кре­сте. Ты, ко­то­рая вы­дер­жа­ла все, по­мо­ги и мне одо­леть свое го­ре».

В церк­ви в это вре­мя на­хо­дил­ся некто Сер­гей Ива­но­вич Рос­сос, знав­ший немно­го гре­че­ский язык и жив­ший ко­гда-то в Афи­нах. Он уви­дел несчаст­ную жен­щи­ну, по­до­шел к ней и ска­зал: «У вас в Гре­ции по­ко­ят­ся мо­щи од­но­го на­ше­го зем­ля­ка. Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. По его мо­лит­вам со­вер­ша­ют­ся чу­де­са. Мно­гие го­ды я но­шу при се­бе его ико­ну и все­гда к нему об­ра­ща­юсь. Этой ико­ной я бла­го­слов­лю ва­ше­го ре­бен­ка и бу­дем на­де­ять­ся на ми­лость Бо­жию».

В тот са­мый миг, ко­гда ико­на Свя­то­го кос­ну­лась лба ре­бен­ка, его на­ча­ло тря­сти, как в ли­хо­рад­ке, все те­ло по­кры­лось хо­лод­ным по­том. Мать кос­ну­лась лба ре­бен­ка. Жар спал!

Тут же со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние, а утром мать вер­ну­ла ди­тя в боль­ни­цу и ре­ши­ла оста­вить его на ле­че­ние. Через три ме­ся­ца, без вся­кой опе­ра­ции, бы­ло уста­нов­ле­но, что ске­лет боль­но­го раз­ви­ва­ет­ся нор­маль­но, что ис­крив­лен­ные ру­ки и но­ги вы­пря­ми­лись.

«Чрез­вы­чай­ный слу­чай в на­у­ке», - ска­за­ли фран­цуз­ские вра­чи.

«Чрез­вы­чай­ный слу­чай ве­ры и по­мо­щи Свя­тых», - го­во­рит мать и не мо­жет на­гля­деть­ся на сы­на. ко­то­рый, пол­ный сил, каж­дый день от­прав­ля­ет­ся в шко­лу. 12 но­яб­ря 1974 г.

Апо­плек­си­че­ский удар

Су­пру­ги Па­па­ди­мит­риу при­вез­ли сво­е­го боль­но­го сре­ди­зем­но­мор­ской ане­ми­ей ре­бен­ка в ко­ма­тоз­ном со­сто­я­нии в дет­скую боль­ни­цу «Айя Со­фия» в Афи­нах.

На этот раз это - не обостре­ние бо­лез­ни. В рент­ге­нов­ском ка­би­не­те врач по­ка­зал ма­те­ри эн­це­фа­ло­грам­му, на кон­то­рой бы­ли вид­ны об­ра­зо­вав­ши­е­ся в со­су­дах го­лов­но­го моз­га тром­бы. «Это вер­ная сметь», - шеп­чет врач, ука­зы­вая на за­би­тые тром­ба­ми со­су­ды.

В неутеш­ном го­ре мать, уро­жен­ка ост­ро­ва Эв­бея, мыс­лен­но об­ра­ща­ет­ся с мо­лит­вой к Свя­то­му Иоан­ну Рус­ско­му: «Свя­тый Иоанне, спа­си мою ма­лень­кую Ва­су­лу».

И в этот мо­мент и врач, и ро­ди­тель­ни­ца ви­дят на эн­це­фа­ло­грам­ме, как буд­то бы чья-то неви­ди­мая ру­ка рас­тво­ря­ет тром­бы в со­су­дах и слы­шат го­лос проснув­ше­го­ся ре­бен­ка: «Ма­моч­ка, где ты?» «Здесь», - ед­ва слыш­но успе­ла от­ве­тить жен­щи­на и за­ли­лась го­ря­чи­ми сле­за­ми бла­го­дар­но­сти. Сколь ве­лик еси Ты. Гос­по­ди, во Свя­тых Сво­их!

Сей­час ис­це­лен­ная Ва­су­ла са­ма уже ста­ла ма­те­рью и рас­тит чу­дес­но­го сы­на. 4 июня 1976 г.

Тра­ге­дия ма­лень­ко­го ре­бен­ка

Каж­дая мать хо­чет, чтобы ее ре­бе­нок был са­мым луч­шим. В од­ном бед­ном до­миш­ке сре­ди уз­ких уло­чек, что вы­хо­дят к Церк­ви Пан­да­нассах в Пат­рах, про­изо­шла тра­ге­дия.

С пер­вых ми­нут рож­де­ния вто­ро­го ре­бен­ка в се­мье мать, уви­дев но­во­рож­ден­но­го, при­шла в ужас. Язык мла­ден­ца вы­со­вы­вал­ся на­ру­жу. Корм­ле­ние гру­дью бы­ло невоз­мож­но. Язык был длин­нее обыч­но­го на 3-4 сан­ти­мет­ра. С это­го мо­мен­та на­ча­лись му­че­ния. Мать не по­ка­зы­ва­ет­ся с ре­бен­ком на лю­дях. Три го­да под­ряд она ез­дит по боль­ни­цам Афин. А язык меж­ду тем про­дол­жа­ет рас­ти и сви­са­ет уже ни­же под­бо­род­ка.

«Бо­же мой, - умо­ля­ет мать. - Ука­жи нам, что де­лать!»

Вра­чи со­ве­ту­ют сде­лать опе­ра­цию, пол­но­стью ам­пу­ти­ро­вать язык. Но при этом ре­бе­нок дол­жен остать­ся на всю жизнь немым. Бед­ные ро­ди­те­ли за­ни­ма­ют день­ги и от­прав­ля­ют­ся на кон­суль­та­цию в Сток­гольм, в Шве­цию. Швед­ские вра­чи так­же со­ве­ту­ют опе­ра­цию.

В скор­би се­мья воз­вра­ща­ет­ся в Гре­цию. Род­ные и близ­кие, ожи­дав­шие хоть ка­ко­го-то про­блес­ка на­деж­ды, не на­хо­ди­ли слов, чтобы уте­шить ро­ди­те­лей ре­бен­ка. И вот в тол­пе по­слы­шал­ся го­лос од­ной из род­ствен­ниц ве­ру­ю­щей жен­щи­ны: «Я ве­рю, что Гос­подь услы­шит на­шу мо­лит­ву. Ты, как мать, дай обет Свя­то­му Иоан­ну Рус­ско­му, Свя­то­му, ко­то­ро­го ча­сто по­сы­ла­ет Все­выш­ний для ока­за­ния по­мо­щи лю­дям. Мо­лись усерд­но о по­мо­щи. А сей­час пой­дем в храм Пан­да­насса».

Как пи­шет пи­са­тель Алек­сис Ка­рел: «Мо­лит­ва, воз­но­си­мая на­ми за дру­гих, са­мая дей­ствен­ная и все­гда бы­ва­ет услы­шана Бо­гом». Ста­рый свя­щен­ник со­вер­ша­ет мо­ле­бен Свя­то­му, со­вер­ша­ет­ся Ма­лое Все­нощ­ное бде­ние, по­сле ко­то­ро­го все род­ствен­ни­ки ти­хо на­прав­ля­ют­ся по до­мам. И вдруг в од­ной из ком­нат раз­да­ет­ся крик ма­те­ри: «Свя­тый Иоанне, сколь быст­ро ты по­спе­шил на по­мощь на­шей бо­ли. Что ви­дят мои по­туск­нев­шие от го­ря гла­за. Все ста­ли сви­де­те­ля­ми, как му­че­ние ре­бен­ка кон­чи­лось. Язык вер­нул­ся на свое ме­сто и ре­бе­нок за­го­во­рил».

Факт, необъ­яс­ни­мый че­ло­ве­че­ской ло­ги­кой. Факт, ко­то­рый для мно­гих лишь вы­ду­ман­ные сказ­ки. Для мно­гих, тех, кто не мо­жет пре­одо­леть го­лую ло­ги­ку. Но для ве­ру­ю­щих все об­сто­ит очень про­сто. Все для ве­ру­ю­щих име­ет свое объ­яс­не­ние.

«Ве­ра есть на­блю­де­ние за ве­ща­ми, недо­ступ­ны­ми гла­зу».

Ве­ра есть под­твер­жде­ние то­го, че­го не мо­гут ви­деть те­лес­ные гла­за. (Евр.11:1) 16 мая 1966 г.

100 ки­ло­мет­ров пу­ти

В го­ро­де Эс­ти­эа, на се­ве­ре ост­ро­ва Эв­бея, ро­дил­ся ре­бе­нок с вы­вер­ну­ты­ми нож­ка­ми, по­вер­ну­ты­ми к спине. Три с по­ло­ви­ной го­да ро­ди­те­ли и вра­чи бо­ро­лись с неду­гом. По­сле несколь­ких опе­ра­ций вра­чам уда­лось, на­ко­нец, вер­нуть ниж­ние ко­неч­но­сти в нор­маль­ное по­ло­же­ние.

Од­на­ко ро­ди­те­лям бы­ло ска­за­но, что ре­бе­нок хо­дить не бу­дет, по­вре­жде­ны дви­га­тель­ные нер­вы. До­ма отец, взи­рая на свое па­ра­ли­зо­ван­ное ди­тя, вспом­нил про Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го и об­ра­тил­ся к нему в мо­лит­ве с та­ки­ми сло­ва­ми: «Свя­тый Иоанне, не смо­гу я ли­це­зреть всю жизнь несча­стье и боль это­го ре­бен­ка. Столь­ких ты ис­це­лил, по­мо­ги и мо­е­му бед­но­му ди­тя­те, укре­пи его нож­ки. Обе­щаю, что бо­сым прой­ду пеш­ком в Храм твой. Нет у ме­ня ни­ка­ких под­но­ше­ний те­бе. Один ба­ра­шек есть у ме­ня в са­ду, его те­бе и при­не­су».

И вот бо­си­ком от­пра­ви­лись ро­ди­те­ли пеш­ком из Эс­ти­эи в Про­ко­пи­он, неся на ру­ках ре­бен­ка и яг­нен­ка. Шли два дня и две но­чи по ле­сам и овра­гам се­вер­ной Эв­беи с тай­ной на­деж­дой, что Свя­той услы­шит их моль­бы при­дя в Храм Свя­то­го Иоан­на, пут­ни­ки со­вер­ши­ли мо­ле­бен у Свя­тых мо­щей, дер­жа на ру­ках ре­бен­ка и ба­раш­ка. Мол­ча­ние и боль ца­ри­ли в эту ми­ну­ту в церк­ви.

Ве­че­ром несчаст­ная се­мья от­ка­зы­ва­ет­ся ид­ти в го­сти­ни­цу и про­во­дит ночь у две­рей хра­ма. По­сле по­лу­но­чи отец бу­дит ре­бен­ка со сло­ва­ми: «Встань, ди­тя. Свя­той со­вер­шил над то­бой чу­до. Иди и при­не­си мне во­ды». И ре­бе­нок впер­вые в сво­ей жиз­ни под­ни­ма­ет­ся са­мо­сто­я­тель­но на но­ги и де­ла­ет пер­вые ша­ги.

И вот в но­чи раз­да­ет­ся воз­глас ра­до­сти. Просну­лась вся де­рев­ня, па­лом­ни­ки, чтобы сво­и­ми гла­за­ми уви­деть про­яв­ле­ние си­лы Бо­жи­ей по мо­лит­вам Свя­то­го.

С то­го дня еже­год­но в Храм при­ез­жа­ет стат­ный мо­ло­дой че­ло­век с яг­нен­ком в ру­ках. Он при­кла­ды­ва­ет­ся к Свя­тым мо­щам и с ми­ром воз­вра­ща­ет­ся до­мой. 19 сен­тяб­ря 1976 г.

В он­ко­ло­ги­че­ской боль­ни­це «Агиос Сав­вас», 1978 год

В Афи­нах в Он­ко­ло­ги­че­ском цен­тре жен­щи­на бо­рет­ся с бо­лез­нью ве­ка - ра­ком. Бо­лезнь по­бе­ди­ла. Вра­чи со­об­щи­ли де­тям о том, чтобы они за­бра­ли мать до­мой.

«Не мучь­те мать в боль­ни­це. По­ло­же­ние без­на­деж­ное. Луч­ше пусть уми­ра­ет до­ма. Так спо­кой­нее и ей и вам». Пя­те­ро де­тей, при­е­хав­ших в боль­ни­цу из Ка­ва­лы, со сле­за­ми слу­ша­ют за­клю­че­ние вра­чей. Они пла­чут о ма­те­ри, о том един­ствен­ном су­ще­стве, ко­то­рое име­ет каж­дый из нас в жиз­ни.

В эту ми­ну­ту в две­ри па­ла­ты по­ка­за­лась незна­ко­мая жен­щи­на. «Это ва­ша ма­ма? - спро­си­ла она. - Не плачь­те. Вы­ше всех на­ук и вра­чей - Бог и Свя­тые Его. По-че­ло­ве­че­ски вы сде­ла­ли все, что смог­ли. Я ез­ди­ла ко­гда-то на по­кло­не­ние к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го на о. Эв­бею. Взя­ла с со­бой немнож­ко мас­ла из лам­пад­ки у мо­щей, чтобы по­ма­зать ко­го-ни­будь из боль­ных, на­хо­дя­щих­ся здесь, в на­шей боль­ни­це. По­ма­жу и ва­шу ма­му, а там, как Бо­гу бу­дет угод­но».

Дей­стви­тель­но, как важ­ны сло­ва, участ­ли­вость, под­держ­ка для бо­ля­ще­го, ле­жа­ще­го в скор­би. Да­же про­сто сесть ря­дом, ни­че­го не го­во­ря - это уже при­да­ет си­лу стра­даль­цам. Неиз­вест­ная жен­щи­на ват­кой, смо­чен­ной в мас­ле из лам­пад­ки, по­ма­за­ла лоб боль­ной и вы­шла. Бо­же­ствен­ная си­ла пе­ре­да­ет­ся и пря­мо, и через свя­тые пред­ме­ты, через мо­щи Свя­тых, лам­пад­ное мас­ло, свя­тую во­ду. Это ве­ра Церк­ви в це­ли­тель­ную си­лу Хри­ста. При­чем та­кой сми­рен­ный спо­соб пе­ре­да­чи неру­ко­твор­ной энер­гии Бо­га в на­ши те­ла, в на­ши бо­лез­ни, на­зван от­ца­ми церк­ви: «выс­шей бо­го­при­ят­ной те­ра­пи­ей». Св. Иоанн Зла­то­уст пи­сал: «Мы глу­бо­ко ве­ру­ем в то, что недо­стой­ны, чтобы при­шел к нам сам Хри­стос или один из Свя­тых Его, но мо­жет сни­зой­ти на нас бла­го­дат­ная ис­це­ля­ю­щая си­ла са­мым до­ступ­ным и про­стым спо­со­бом. Раз­ве в про­стом хле­бе и про­стом вине мы не ви­дим в Та­ин­стве Ев­ха­ри­стии Са­мо­го Хри­ста?»

Но вер­нем­ся к на­шей те­ме. Через неко­то­рое вре­мя боль­ная при­шла в се­бя, от­кры­ла гла­за и уви­де­ла сво­их пла­чу­щих де­тей. Сде­ла­ла знак ру­кой. К ней на­гну­лась стар­шая дочь.

- По­че­му вы так пла­че­те?

- Ма­ма, ты несколь­ко дней нас не ви­де­ла и не мог­ла го­во­рить. А те­перь спра­ши­ва­ешь, по­че­му мы пла­чем.

- Да, зна­ешь, несколь­ко ми­нут на­зад при­шел ко мне ка­кой-то сол­дат, ска­зал, что его зо­вут Иоанн Рус­ский, пе­ре­кре­стил мне лоб ват­кой, смо­чен­ной в лам­пад­ном мас­ле и ска­зал: «Воз­вра­щай­ся к жиз­ни». Жен­щи­на, на­хо­див­ша­я­ся в тис­ках страш­ной неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни, ис­це­ли­лась. И жи­вет сей­час со сво­и­ми детьми и вну­ка­ми по Сло­ву Бо­жье­му. 8 ав­гу­ста 1978 г.

«Сде­лай­те тре­па­на­цию че­ре­па»

В Афи­нах из­вест­ный ин­же­нер-стро­и­тель, про­шед­ший мно­же­ство об­сле­до­ва­ний, по­лу­ча­ет на ру­ки ди­а­гноз вра­чей: силь­ные го­лов­ные бо­ли объ­яс­ня­ют­ся зло­ка­че­ствен­ной опу­хо­лью го­лов­но­го моз­га.

Боль­но­му со­ве­ту­ют опе­ра­цию на че­ре­пе с це­лью из­вле­че­ния опу­хо­ли. На во­прос о по­след­стви­ях вра­чи го­во­рят ему всю прав­ду. Боль­ной от­ка­зы­ва­ет­ся от хи­рур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства, под­вер­гая се­бя ужас­ным стра­да­ни­ям.

Через несколь­ко дней по­сле это­го со­бы­тия, ра­но утром, на рас­све­те, в квар­ти­ре боль­но­го раз­да­ет­ся зво­нок: «Дя­дя, это ты? - по­слы­шал­ся го­лос его две­на­дца­ти­лет­ней пле­мян­ни­цы. -Из­ви­ни, что я те­бе так ра­но зво­ню, но я толь­ко что просну­лась, я ви­де­ла сон про те­бя. Я ви­де­ла вы­со­ко­го свет­ло­во­ло­со­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый ска­зал мне: «Де­воч­ка, я - Свя­той Иоанн Рус­ский. Пусть твой дя­дя со­гла­ша­ет­ся на опе­ра­цию. Я по­мо­гу хи­рур­гу, с тво­им дя­дей ни­че­го не слу­чит­ся». Вот, дя­дя, не взду­май ска­зать "нет" Свя­то­му».

Так, боль­ной ин­же­нер со­гла­сил­ся на опе­ра­цию, ему вы­ре­за­ли опу­холь.

Как си­я­ли ли­ца всех тех, кто при­е­хал в Храм, и са­мо­го ин­же­не­ра с пле­мян­ни­цей. Го­ло­ва его еще бы­ла за­бин­то­ва­на.

«Вра­чи мне еще не раз­ре­ши­ли вы­хо­дить. Но я при­е­хал. Не мог ина­че. Я дол­жен был по­бла­го­да­рить от все­го серд­ца это­го Свя­то­го Чу­до­твор­ца, при­хо­дя­ще­го на по­мощь вез­де и все­гда». 10 мар­та 1980 г.

Пер­вым са­мо­ле­том

В од­ной из круп­ных боль­ниц Нью-Йор­ка го­то­вят­ся к опе­ра­ции. Зло­ка­че­ствен­ная опу­холь, по­хо­жая на боль­шую гру­шу, рас­по­ло­же­на в лег­ких боль­но­го Ге­ор­гия Ску­ра - гре­ка аме­ри­кан­ско­го про­ис­хож­де­ния.

Су­пру­га боль­но­го, г-жа Афа­на­сия, про­сит на неко­то­рое вре­мя от­ло­жить опе­ра­цию. Ди­рек­ция боль­ни­цы раз­ре­ша­ет двух­днев­ную от­сроч­ку.

Что про­изо­шло? В по­след­нюю ми­ну­ту жен­щи­на по­чув­ство­ва­ла, что непре­мен­но долж­на дать сво­е­му му­жу пе­ред опе­ра­ци­ей Свя­тую во­ду и по­ма­зать его мас­лом из лам­пад­ки, что у мо­щей Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. Жен­щи­на зво­нит нам в храм и про­сит при­слать во­ду и мас­ло с пер­вым рей­сом са­мо­ле­та в Нью-Йорк. Мы вы­пол­ни­ли ее прось­бу. В аэро­пор­ту Нью-Йор­ка г-жа Афа­на­сия жда­ла не про­сто две бу­ты­лоч­ки с во­дой и мас­лом, жда­ла са­мо­го Свя­то­го. Со сле­за­ми она бе­рет па­кет. Как на кры­льях ле­тит в боль­ни­цу.

Г-н Ге­ор­гий с бла­го­дар­но­стью сле­дит за дей­стви­я­ми су­пру­ги и по­лу­ча­ет от нее бла­го­сло­ве­ние - по­ма­за­ние лам­пад­ным мас­лом. По­том г-жа Афа­на­сия на­прав­ля­ет­ся к ди­рек­то­ру боль­ни­цы и про­сит его по­вто­рить рент­ге­но­ско­пию.

Чу­до, в ко­то­рое она ве­ри­ла, что оно дей­стви­тель­но про­изой­дет, про­изо­шло! Удив­лен­ные вра­чи убеж­да­ют­ся, что на но­вом рент­ге­нов­ском сним­ке опу­хо­ли боль­ше нет.

«Ин­те­рес­ный слу­чай на­уч­ной те­ра­пии», - в один го­лос ска­за­ли вра­чи.

«Ин­те­рес­ный слу­чай ис­це­ле­ния по мо­лит­вам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го», - ска­за­ла с ве­рой г-жа А. Ску­ра и уеха­ла из боль­ни­цы вме­сте с му­жем, воз­вра­щен­ным к нор­маль­ной жиз­ни. День и ночь она сла­вит Имя Гос­по­да и Свя­тых Его. 3 июня 1983 г.

«Дом - твой»

Г-жа Аре­ти К., вдо­ва, и ее един­ствен­ная дочь Хри­са еще не успе­ли прий­ти в се­бя от безвре­мен­ной кон­чи­ны му­жа и от­ца, как ока­за­лись пе­ред ли­цом че­ло­ве­че­ско­го бес­пра­вия. Трое бра­тьев умер­ше­го по­да­ли в тре­тей­ский суд Афин, за­явив о сво­их пра­вах на остав­лен­ное им недви­жи­мое иму­ще­ство (стро­я­щий­ся дом в цен­тре Афин), сто­и­мо­стью в де­сят­ки мил­ли­о­нов драхм. Все это на­след­ство, оста­вил су­пруг г-же Аре­ти. Трое бра­тьев по­лу­чи­ли свою до­лю. Вос­поль­зо­вав­шись смер­тью бра­та, они узна­ли, что есть ка­кие-то юри­ди­че­ские пра­ви­ла, по ко­то­рым и они то­же мо­гут по­тре­бо­вать часть иму­ще­ства. Суд удо­вле­тво­ря­ет иск, и бра­тья вы­иг­ры­ва­ют про­цесс. Мать и дочь по­ни­ма­ют, что по­па­ли в джунгли, где зве­ри бо­лее силь­ные по­жи­ра­ют бо­лее сла­бых. Но дру­го­го на­след­ства у них нет. По­это­му они ре­ша­ют всту­пить в же­сто­кую борь­бу. Стро­я­щий­ся дом - во­пло­ще­ние тру­да му­жа, но это и их един­ствен­ная эко­но­ми­че­ская ба­за в бу­ду­щем. Они по­да­ют на апел­ля­цию. Суд от­кло­ня­ет ее. Суд от­кло­ня­ет так­же и вто­рич­ную апел­ля­цию. Две жен­щи­ны от­прав­ля­ют­ся в по­след­нюю ин­стан­цию - Вер­хов­ный Суд.

Втор­ник, ве­чер. Мать и дочь раз­мыш­ля­ют о за­тра­чен­ных тру­дах, о борь­бе, о сво­ем ту­ман­ном бу­ду­щем. Ка­мень ле­жит на серд­це у жен­щин, они уби­ты по­ве­де­ни­ем род­ствен­ни­ков, пе­ре­жи­ва­ют, что нет ря­дом их адво­ка­та, ко­то­рый сроч­но уехал за гра­ни­цу. Лишь позд­но но­чью усну­ли из­му­чен­ные жен­щи­ны. Во сне вдо­ва ви­дит, как буд­то она бро­са­ет­ся с по­бо­я­ми на свою зо­лов­ку. В это вре­мя по­яв­ля­ет­ся неиз­вест­ный мо­ло­дой че­ло­век со спо­кой­ным ли­цом и про­из­но­сит: «Дом - твой. Я сам по­за­бо­тил­ся о ва­шем де­ле. В лю­бой опас­но­сти про­си­те по­мо­щи Бо­жи­ей, и нас - слу­жа­щих Ему. Я - Иоанн Рус­ский. Иди­те зав­тра в суд».

Сна как не бы­ва­ло. Мать и дочь на­чи­на­ют усерд­но мо­лить­ся. Утром в тре­тьем от­де­ле­нии су­да, пе­ред за­лом за­се­да­ния их адво­кат, су­мев­ший ка­ким-то об­ра­зом вер­нуть­ся к про­цес­су, да­ет им со­ве­ты. Нуж­но иметь спо­кой­ствие и сме­лость! Неве­до­ма бы­ла ему тай­ная на­деж­да жен­щин. И вот ре­ше­ние: Выс­ший апел­ля­ци­он­ный суд при­зна­ет, что дом при­над­ле­жит по пра­ву вдо­ве умер­ше­го и его до­че­ри.

Ко­гда обе жен­щи­ны при­шли к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, они по­ве­да­ли нам: «Мы ни­ко­гда не зна­ли это­го Свя­то­го. Мы все­гда мо­ли­ли толь­ко Бо­га, у нас есть ду­хов­ный отец, мы при­ча­ща­ем­ся, но сю­да на Эв­бею мы ни­ко­гда не при­ез­жа­ли и ни­ко­гда не об­ра­ща­лись к Свя­то­му Иоан­ну. И вот мы по­ня­ли - Свя­тые жи­вут сре­ди нас и зна­ют все на­ши ча­я­ния». 28 мар­та 1985 г.

«Иоанн Рус­ский»

Два ча­са про­вел в мо­лит­ве и сле­зах г-н Кон­стан­тин По­ли­хран­ну, один из выс­ших го­судар­ствен­ных чи­нов­ни­ков стра­ны пе­ред ра­кой с мо­ща­ми Свя­то­го. Он был одет в пи­жа­му, и у се­вер­но­го вхо­да в храм его жда­ло так­си. Ко­гда за­кон­чи­лось это та­ин­ствен­ное об­ще­ние со Свя­тым, он мед­лен­ны­ми ша­га­ми на­пра­вил­ся к вы­хо­ду. Мы оста­но­ви­ли его. по­про­сив, ес­ли мо­жет, по­ве­дать о сво­ем го­ре. о том, по­че­му он так стран­но одет. и пред­ло­жи­ли ему ком­на­ты в го­сти­ни­це при церк­ви.

«Нет, ба­тюш­ка, бла­го­да­рю. Ме­ня на дол­гие го­ды успо­ко­ил этот Свя­той, ве­ли­кий Чу­до­тво­рец-Це­ли­тель. Се­го­дня утром в боль­ни­цу «Эван­ге­лиз­мос» при­шла же­на на­ве­стить ме­ня. Уже 10 лет я не мог под­ни­мать­ся на но­ги и сто­ять так, как стою сей­час. Это ре­зуль­тат хро­ни­че­ско­го за­боле­ва­ния нерв­ной си­сте­мы. бо­лез­ни, из-за ко­то­рой я по­те­рял ра­бо­ту, вы­шел на пен­сию и был по­ме­щен в боль­ни­цу с 80-про­цент­ным па­ра­ли­чом ног. Па­ра­лич и тя­же­лое пси­хи­че­ское со­сто­я­ние ве­ли ме­ня к мо­раль­ной смер­ти. Так вот. се­го­дня утром моя же­на при­шла ко мне и, ви­дя. что я еще сплю. се­ла ря­дом в крес­ло и са­ма вздрем­ну­ла. И ви­дит она сон. буд­то в со­сед­ней па­ла­те был об­ход вра­чей, сре­ди ко­то­рых на­хо­дил­ся и ка­кой-то неиз­вест­ный врач. К нему под­хо­дит моя же­на и го­во­рит: «Вы но­вый док­тор? Я вас еще ни ра­зу здесь не ви­де­ла. Очень про­шу вас, ря­дом в па­ла­те ле­жит мой муж. Он уже боль­ше 10 лет па­ра­ли­зо­ван. Вра­чи мне ска­за­ли, что я по­те­ряю сво­е­го су­пру­га, свою опо­ру в жиз­ни. Он умрет. По­дой­ди­те к нему. док­тор, по­смот­ри­те его. ска­жи­те и вы свое сло­во, обод­ри­те его».

«Иди­те, гос­по­жа, по­до­жди­те, я к нему по­дой­ду».

«А как вас зо­вут, док­тор?» - спро­си­ла жен­щи­на.

«Иоанн Рус­ский». - про­зву­чал от­вет. Моя же­на просну­лась и ви­дит ме­ня, пы­та­ю­ще­го­ся встать. «По­мо­ги мне. же­на, - го­во­рю я. ощу­щая, как буд­то чья-то силь­ная ру­ка под­ни­ма­ет ме­ня вверх. Я встал на но­ги. На кри­ки и плач мо­ей же­ны в па­ла­ту при­бе­жа­ли вра­чи и мед­сест­ры. За­ве­ду­ю­щий от­де­ле­ни­ем, ве­ру­ю­щий че­ло­век, был по­тря­сен рас­ска­зом мо­ей же­ны и тут же ска­зал: «Иди­те, возь­ми­те лю­бое так­си и по­ез­жай­те в Про­ко­пи­он, на о. Эв­бею. где по­чи­ва­ют мо­щи Свя­то­го Иоан­на. По­бла­го­да­ри­те Свя­то­го и воз­вра­щай­тесь за вы­пис­кой, ко­то­рую на сей раз под­пи­шет не врач, а сам Свя­той. Я, как врач и хри­сти­а­нин, ве­рю в то. что го­во­рю. Вы­ше всех на­ук сто­ит Все­силь­ный Бог со Свя­ты­ми Его».

Вот что ска­зал нам док­тор. А те­перь, ба­тюш­ка. вы нас бла­го­сло­ви­те».

Так мы по­зна­ко­ми­лись с этим бла­го­че­сти­вым че­ло­ве­ком, со сле­за­ми бла­го­да­рив­шим Свя­то­го Иоан­на.

Сло­ва бла­го­дар­но­сти жаж­дут про­из­не­сти мно­гие и мно­гие боль­ные и страж­ду­щие, на­хо­дя­щи­е­ся в скор­бях, по­хо­жие на тех. кто си­дел в древ­но­сти у ку­пе­ли, ожи­дая дви­же­ния во­ды, ко­гда ан­гел Гос­по­день сни­зой­дет с небес, дабы ощу­тить то чу­дес­ное ис­це­ле­ние, ко­то­рое по­сы­ла­ет Гос­подь сво­и­ми неве­до­мы­ми нам пу­тя­ми. 22 фев­ра­ля 1984 г.

«Раз­ве мож­но за­бы­вать дру­зей?»

Как толь­ко я слы­шу эту фра­зу, мне сра­зу хо­чет­ся по­сме­ять­ся с дя­дей Ни­ко, пен­си­о­не­ром, ра­бо­чим од­но­го за­во­да в Пи­рее. Дя­дя Ни­ко, лы­сый, в оч­ках, ко­то­рые он но­сит уже 20 лет по­сле опе­ра­ции ка­та­рак­ты, в сво­их мо­лит­вах на­зы­ва­ет Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го сво­им дру­гом. А Свя­тые и по­ис­ти­не на­ши дру­зья. «Я опять при­е­хал, ба­тюш­ка, к сво­е­му дру­гу, - го­во­рит он вся­кий раз, при­ез­жая к нам в храм.

- Не мо­гу не по­ста­вить све­чеч­ку сво­е­му дру­гу. Мы уже мно­го лет дру­зья! Все, что я ни по­про­шу, все он де­ла­ет, все».

И вот од­на­жды дя­дя Ни­ко при­е­хал рас­стро­ен­ный. Ни­ко­го не по­при­вет­ство­вал, идет сра­зу к сво­е­му дру­гу - Свя­то­му Иоан­ну. При­ло­жив­шись к мо­щам, под­хо­дит к нам по­ну­рый. «Со вче­раш­не­го дня я пе­ре­жи­ваю, -го­во­рит. - Вче­ра утром ку­пил ба­ра­нью пе­чень, от­дал жене, а сам взял кув­шин и по­ехал за раз­лив­ным ви­ном. Стою на све­то­фо­ре, вдруг слы­шу у се­бя в ма­шине го­лос: «Раз­ве мож­но за­бы­вать дру­зей, а?» Огля­дел­ся во­круг - ни­ко­го. Вхо­жу в ма­га­зин - слы­шу по ра­дио цер­ков­ные пес­но­пе­ния. «Вот, - го­во­рит про­да­вец, -транс­ли­ру­ют ли­тур­гию из Хра­ма Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го». Я опом­нил­ся, схва­тил свой пу­стой кув­шин и бро­сил­ся на­зад. Есть я ни­че­го не стал. Шут­ка ли, ко­гда те­бе сам Свя­той го­во­рит, что ты за­был его». Нет, дя­дя Ни­ко, ты был и оста­нешь­ся дру­гом Свя­то­го. Нам бы по­стиг­нуть твою про­сто­ту. Ты пре­взо­шел нас и мо­жешь быть та­ким дру­гом, ка­ким нам за­ве­щал быть Гос­подь. II ап­ре­ля 1985 г.

«Он вновь ска­зал: ма­ма»

В июне 1976 го­да в од­ну из гор­ных де­ре­ву­шек близ Ар­ты при­е­ха­ло трое под­рост­ков из че­ты­рех, что учи­лись в го­род­ской гим­на­зии. Не бы­ло толь­ко Афа­на­сия, сы­на Ди­мит­ры П. Един­ствен­ное ча­до в се­мье, он ра­но по­те­рял от­ца, стра­дав­ше­го за­боле­ва­ни­ем пе­че­ни. Мать, при всей сво­ей бед­но­сти, хо­те­ла, чтобы сын учил­ся. От­пра­ви­ла его в Ар­ту, здесь он кон­чил гим­на­зию, а по­том и ли­цей. Узнав, что ее сын не при­е­хал в де­рев­ню, мать бе­жит к его од­но­класс­ни­ку Г. Ги­узе­ли узнать, что слу­чи­лось. Ге­ор­гий рас­ска­зал ей всю прав­ду. Афа­на­сий с мар­та ме­ся­ца прак­ти­че­ски пе­ре­стал учить­ся, по­пал в плохую ком­па­нию, сдал ком­на­ту и ку­да-то ис­чез. «Пой­ми, те­тя Ди­мит­ра, с ним тво­рит­ся что-то нелад­ное>.

Мать в ужа­се. От го­ря она да­же не мог­ла пла­кать. Ра­ди че­го же она во всем се­бе от­ка­зы­ва­ла, ра­ди ко­го она тер­пе­ла ли­ше­ния. На­ко­нец, она ре­ша­ет­ся ехать в Ар­ту. У со­се­дей квар­ти­ры, ко­то­рую она сни­ма­ла для сы­на, узна­ла все по­дроб­но­сти. Но ку­да ид­ти, где ис­кать сы­на? Воз­вра­тив­шись в се­ло, мать днем и но­чью мо­ли­лась о по­мо­щи Бо­жи­ей.

И вот, через че­ты­ре дня при­ез­жа­ет до­мой ее сын. Небри­тое ли­цо, злые гла­за. Она его не узна­ла. В ко­го он пре­вра­тил­ся. Вме­сто при­вет­ствия она услы­ша­ла лишь од­ну фра­зу: «Эй, у те­бя день­ги есть. Да­вай сю­да, я спе­шу».

Мать по­про­бо­ва­ла что-то ска­зать и воз­ра­зить, но по­лу­чи­ла удар в спи­ну. За­брав день­ги, сын ис­чез. Ис­тра­тив, он воз­вра­щал­ся вновь и вновь. Бил мать, за­би­рал день­ги и опять ис­че­зал.

Во­семь лет про­дол­жа­лась эта дра­ма. Мать пре­вра­ти­лась в жи­вой ске­лет. Уй­дет ли ее сын из шай­ки нар­ко­ма­нов или его по­са­дят? Или он по­гибнет физи­че­ски?

В без­на­деж­но­сти несчаст­ная жен­щи­на по­слу­ша­ла со­вет со­сед­ки: «По­ез­жай к мо­щам Свя­то­го Иоан­на на ост­ров Эв­бею. Он - Чу­до­тво­рец. По­про­си его, он услы­шит твою боль, по­мо­жет тво­ей пе­ча­ли».

Мать по­еха­ла. Со­вер­ши­ли мо­ле­бен пе­ред мо­ща­ми по­сле ко­то­ро­го бед­ная жен­щи­на вос­клик­ну­ла: «Воз­вра­ти мне мо­е­го сы­на, Свя­тый Иоанне. Най­ди его, вра­зу­ми его. Пусть, как и преж­де, он ска­жет мне: «Ма­ма».

На сле­ду­ю­щий день мы со­вер­ши­ли ли­тур­гию, по­ми­ная имя за­блуд­ше­го сы­на, и мать уеха­ла. В се­ле она на­шла дом от­кры­тым, ее сын ждал ее.

«Ма­ма, - пер­вое, что он ска­зал ей, - Я вер­нул­ся, ты хо­те­ла это­го. Я рас­ка­ял­ся во всем, что сде­лал. Я те­перь бу­ду жить в этом до­ме, до­ме мо­е­го от­ца. Толь­ко вче­ра я по­нял, что со­вер­шил пре­ступ­ле­ние пе­ред то­бой и пе­ред са­мим со­бой».

Мать не в си­лах бы­ла сдер­жать слез. Лишь ве­че­ром она смог­ла про­из­не­сти: «Доб­ро по­жа­ло­вать, ди­тя мое. Зав­тра утром я уеду по­бла­го­да­рить то­го, кто на­шел те­бя и вер­нул в дом».

Через два дня мы вновь уви­де­ли в хра­ме эту жен­щи­ну, ду­мая, что она еще не до­е­ха­ла до до­ма. Но нет, она до­е­ха­ла и об­ре­ла сво­е­го сы­на, ко­то­рый вновь ска­зал ей: «Ма­ма». 30 июня 1976 г.

Страст­ная Сед­ми­ца, 1980 год

Верб­ное вос­кре­се­нье, ве­чер. «Мы при­бы­ли, ба­тюш­ка, чтобы вме­сте с мо­ей су­пру­гой быть на служ­бах Страст­ной Сед­ми­цы у вас в Хра­ме. Мы хо­тим ис­по­ве­дать­ся и, ес­ли ока­жем­ся до­стой­ны­ми, при­ча­стить­ся Свя­тых Тайн. Но преж­де рас­ска­жем вам од­ну ис­то­рию. Око­ло ше­сти ме­ся­цев на­зад по­те­ря­лась на­ша дочь, сту­дент­ка тре­тье­го кур­са юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та Уни­вер­си­те­та. Од­на­жды она по­зво­ни­ла нам из Са­ло­ник и ска­за­ла, что по­ме­ня­ет адрес ме­сто­жи­тель­ства. Как толь­ко мы услы­ша­ли это, тут же ре­ши­ли ехать в Са­ло­ни­ки. Наш дом - в Ко­мо­по­ли. Хо­зяй­ка квар­ти­ры, ко­то­рую на­ша дочь сни­ма­ла, ска­за­ла, что де­воч­ка уеха­ла 8 дней на­зад, воз­мож­но, по­то­му, что за ней сле­ди­ла по­ли­ция, спе­ци­аль­ный от­дел по борь­бе с нар­ко­ти­ка­ми. В по­след­нее вре­мя она воз­вра­ща­лась на рас­све­те и спа­ла це­лы­ми дня­ми.

В Уни­вер­си­те­те нам ска­за­ли: «Разы­щи­те сроч­но свою дочь, она мо­жет пло­хо кон­чить». Но все на­прас­но.

Вдруг через два ме­ся­ца раз­дал­ся те­ле­фон­ный зво­нок. Это зво­ни­ла дочь. Она осы­па­ла мать гряз­ны­ми ру­га­тель­ства­ми и тре­бо­ва­ла не вме­ши­вать­ся в ее жизнь и пре­кра­тить по­ис­ки. Она не хо­чет боль­ше знать сво­их ро­ди­те­лей, не хо­чет учить­ся.

Вот, ба­тюш­ка, уже 6 ме­ся­цев мы ищем ее. Но она как сквозь зем­лю про­ва­ли­лась. Или уеха­ла из Гре­ции, или по­гиб­ла где-то от силь­ной до­зы нар­ко­ти­ков.

Эту Пас­ху мы не мог­ли на­хо­дить­ся до­ма. Вновь от­пра­ви­лись в Са­ло­ни­ки. Опять по­шли по гряз­ным при­то­нам и ба­рам и опять все бес­по­лез­но.

Это на­ша един­ствен­ная дочь. Без нее мы оди­но­ки в ми­ре. По­след­няя на­ша на­деж­да - Свя­той Иоанн-Чу­до­тво­рец. Вся Гре­ция зна­ет о его чу­де­сах! Вот мы и ре­ши­ли Страст­ную неде­лю про­ве­сти в ва­шем Хра­ме и мо­лить Свя­то­го о спа­се­нии на­шей доч­ки».

В Ве­ли­кую Суб­бо­ту, про­сто­яв служ­бу, услы­шав уми­ли­тель­ные пес­но­пе­ния - «Да мол­чит вся­кая плоть че­ло­ве­ча...» - су­пру­ги ре­ши­ли уехать и встре­тить Пас­ху у се­бя в де­ревне. От­пра­ви­лись они в даль­ний путь с тай­ной на­деж­дой на по­мощь. В сам день Пас­хи я, вы­хо­дя из юж­ных во­рот хра­ма с Пас­халь­ной све­чой в ру­ке, на­тал­ки­ва­юсь на уже зна­ко­мых мне су­пру­гов. «Ба­тюш­ка, ба­тюш­ка - вот на­ша доч­ка Эфи. На­ша лю­би­мая де­воч­ка. Мы ее на­шли до­ма. Она си­де­ла и жда­ла нас. Как нам от­бла­го­да­рить Ве­ли­ко­го Свя­то­го! Как нам от­бла­го­да­рить Гос­по­да! Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, и всем Свя­тым Тво­им!»

«Вот, Эфи, ви­дишь ра­дость тво­их ро­ди­те­лей? - ска­зал я. - Рад, что ты при­е­ха­ла сю­да к Свя­то­му Иоан­ну».

«Ба­тюш­ка, всю эту неде­лю я бы­ла меж­ду жиз­нью и смер­тью. Я все­гда вы­би­ра­ла смерть. Но чья-то неве­до­мая си­ла, нече­ло­ве­че­ская си­ла в пол­ном смыс­ле сло­ва вы­рва­ла ме­ня из лап смер­ти, вер­ну­ла к жиз­ни, при­ве­ла до­мой, а по­том сю­да, в храм. И се­го­дня я то­же бу­ду петь вме­сте со все­ми: «Хри­стос Вос­кре­се из мерт­вых». И Эфи за­ли­лась сле­за­ми в объ­я­ти­ях от­ца.

Ве­чер­няя Пас­халь­ная служ­ба за­дер­жа­лась на 20 ми­нут, но на­ча­лась она с вос­кре­се­ния Эфи. Пас­ха, 1980 г.

До­ро­гая ва­за

Ис­пу­ган­ные ли­ца, за­пла­кан­ные гла­за, страх, и да­же па­ни­ка обу­я­ли де­тей од­ной из на­чаль­ных школ Афин­ско­го рай­о­на Кал­ли­фея. Ка­те­ри­на, их од­но­класс­ни­ца, из пя­то­го клас­са, би­лась с ди­ки­ми кри­ка­ми в при­пад­ке на по­лу. С ней это ча­сто слу­ча­лось в клас­се, у дос­ки, в школь­ном дво­ре. Де­воч­ка бы­ла в по­сто­ян­ном стра­хе, по­чти не сме­я­лась и жи­ла кош­ма­ра­ми этих ужас­ных ми­нут. Ее ду­ше­раз­ди­ра­ю­щие кри­ки бо­лью от­зы­ва­лись в серд­цах де­тей. Пе­ред их гла­за­ми сто­ял безум­ный взгляд Ка­те­ри­ны, бью­щей­ся в при­пад­ке. День и ночь пре­сле­до­ва­ли всех эти страш­ные кар­ти­ны.

Во вре­мя при­пад­ка де­воч­ка то вы­ла, как со­ба­ка, то мя­у­ка­ла, как кош­ка, то ры­ча­ла, как ди­кий зверь, и хо­лод про­бе­гал по спине от этих зву­ков.

Ка­те­ри­на - не пси­хо­пат­ка, она пси­хи­че­ски здо­ро­ва. Она -бес­но­ва­тая. Пси­хо­па­тия - это за­боле­ва­ние при­род­ное, бес­но­ва­тость - это пор­ча ду­ха. При бес­но­ва­то­сти бес вхо­дит в че­ло­ве­ка и ве­дет его ку­да хо­чет - по пу­сты­ням и за­хо­лу­стьям жиз­ни.

Еще до шко­лы с Ка­те­ри­ной слу­ча­лись при­пад­ки. Те­перь она уже в пя­том клас­се, а все еще же­сто­ко му­ча­ет­ся от бе­сов. На­па­да­ла она и на ро­ди­те­лей. Те мо­ли­лись, во­зи­ли ее по свя­тым ме­стам. Де­воч­ка по­сти­лась и мо­ли­лась об ис­це­ле­нии Гос­по­ду, Бо­жи­ей Ма­те­ри, всем Свя­тым. Она слы­ша­ла, что де­мо­ны остав­ля­ют че­ло­ве­ка, ко­гда тот по­стит­ся и мо­лит­ся, об этом го­во­рил Сам Хри­стос сво­им Апо­сто­лам.

Два или три ра­за она при­ез­жа­ла с ро­ди­те­ля­ми и к Свя­то­му Иоан­ну Рус­ско­му - ис­пу­ган­ная, за­би­тая. На ко­ле­нях она об­ра­ща­лась к Свя­то­му со сло­ва­ми: «Доб­рый мой Свя­той Иоанн, про­шу те­бя от все­го серд­ца, ис­це­ли чу­дом и ме­ня. Чтобы не па­дать мне боль­ше, не уда­рять­ся о кам­ни, не из­да­вать ди­ких кри­ков и не пу­гать окру­жа­ю­щих - ро­ди­те­лей, дру­зей, од­но­класс­ни­ков. Доб­рый мой Свя­тый Иоанне, я рас­ту, я уже по­шла в пя­тый класс. Вся я по­кры­та си­ня­ка­ми от па­де­ний в при­пад­ках - до­ма, в шко­ле, на ули­це. Ты ис­це­лил столь­ких. Про­шу те­бя, ис­це­ли и ме­ня».

Так с бо­лью мо­ли­лась Ка­те­ри­на, и бо­лью от­да­ва­лась мо­лит­ва в серд­цах всех, кто ее слы­шал. За сми­ре­ние ее и лю­би­ли де­ти в шко­ле.

Од­на­жды ве­че­ром стат­ный мо­ло­дой че­ло­век, как во сне, оста­но­вил­ся пе­ред нею. «Здрав­ствуй, Ка­те­ри­на, - ска­зал он, - я при­шел. Я - Свя­той Иоанн из Рос­сии. Бес уй­дет. Ты боль­ше не бу­дешь па­дать, и у те­бя не бу­дет боль­ше уши­бов, не бу­дет мук. Утром, ко­гда ты проснешь­ся, ска­жи сво­ей ма­ме, что вы опять долж­ны прий­ти ко мне и при­не­сти цве­ты».

Рас­сказ до­че­ри о сне мать услы­ша­ла как бла­гую весть. Го­ды и го­ды она жда­ла это­го зо­ва с небес. Да, Небо услы­ша­ло их. Бе­сы не из­го­ня­ют­ся ле­кар­ства­ми и ме­ди­цин­ским ле­че­ни­ем. Ро­ди­те­ли бо­ро­лись с лу­ка­вы­ми ду­ха­ми и зна­ли, что это не сред­не­ве­ко­вые фан­та­зии, как го­во­ри­ли неко­то­рые. Ро­ди­те­ли ви­де­ли, что бо­ро­лись с пред­ста­ви­те­ля­ми неве­до­мо­го ми­ра. Через со­сто­я­ние сво­ей до­че­ри они ви­де­ли, что де­мо­ны зна­ли их и зна­ли их же­ла­ние. Бе­сы ис­поль­зо­ва­ли в сво­их це­лях их ди­тя.

Мать идет в ма­га­зин и при­об­ре­та­ет до­ро­гую ва­зу из фар­фо­ра, смаль­ты и зо­ло­та. По­ку­па­ет са­мые до­ро­гие цве­ты, вы­пол­няя во­лю Свя­то­го, по­же­лав­ше­го, чтобы ему при­нес­ли цве­ты.

Ка­кое пре­крас­ное зре­ли­ще! Неза­бы­ва­е­мая кар­ти­на! Ми­ну­ты, пол­ные ве­ли­чия! Мать дер­жит од­ной ру­кой Ка­те­ри­ну, дру­гой - дра­го­цен­ную ва­зу, и под­хо­дит к мо­щам Свя­то­го Иоан­на. Со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти они остав­ля­ют ва­зу у ра­ки с мо­ща­ми и па­да­ют ниц так, как они де­ла­ли все­гда. В глу­бо­кой мо­лит­ве воз­но­сят они бла­го­да­ре­ние Бо­жье­му Угод­ни­ку. Что ста­ло с Ка­те­ри­ной? Она окон­чи­ла ли­цей и меч­та­ет за­нять до­стой­ное ме­сто в об­ще­стве. Вы спро­си­те, на­па­дал ли бес на нее опять. Но ведь ей ска­зал Свя­той: «Бес уй­дет». И бес ушел на­все­гда. В этом уве­ре­на и Ка­те­ри­на. С этим чув­ством жи­вет она в люб­ви и ми­ло­сти Бо­жи­ей и Свя­то­го Его. 14 де­каб­ря 1980 г.

«Свя­тый Иоанне, ты нена­ви­дишь ме­ня?»

Про­шло 8 лет со дня свадь­бы. На­прас­но г-н Ге­ор­гий К. и его су­пру­га Ар­хон­ду­ла жда­ли ре­бен­ка. Ду­ша их бы­ла по­гру­же­на в глу­бо­кую, неиз­ле­чи­мую пе­чаль. Как пе­чаль­но вы­гля­дит жизнь, ко­гда жен­щи­на не ста­но­вит­ся ма­те­рью, ко­гда у нее нет де­тей! Су­пруг в скор­би все­гда под­дер­жи­вал же­ну, при­да­вая ей этим си­лы. «По­тер­пи, - го­во­рил он ей. - Это Бо­жья во­ля. Сле­за­ми и пе­ре­жи­ва­ни­я­ми нель­зя из­ме­нить ни­че­го. Цель бра­ка - это ведь не толь­ко об­ре­те­ние де­тей. Это преж­де все­го путь к ду­хов­но­му про­грес­су, ро­сту, это со­еди­не­ние в веч­но­сти с Бо­гом».

Г-жа Ар­хон­ду­ла мо­ли­лась не пе­ре­ста­вая. Все си­лы сво­ей ду­ши она вкла­ды­ва­ла в мо­лит­ву. С дет­ских лет ее лю­би­мая ма­ма на­учи­ла ее мо­лить­ся и все­гда го­во­ри­ла, что силь­ные лю­ди мо­лят­ся, и мо­лит­ва во­ору­жа­ет че­ло­ве­ка тер­пе­ни­ем и уме­ни­ем ждать в труд­ной жиз­нен­ной борь­бе.

Еще бу­дучи де­воч­кой она с ро­ди­те­ля­ми при­ез­жа­ла по­кло­нить­ся мо­щам Свя­то­го Иоан­на. И сей­час она ча­сто об­ра­ща­ет­ся к Свя­то­му: «Ве­ли­кий Свя­тый Иоанне, про­шу и мо­лю те­бя, пред­ста­тель­ствуй за ме­ня пе­ред Бо­гом, дабы удо­сто­ить­ся и мне стать ма­те­рью. Ни лю­ди, ни на­у­ка вот уже во­семь лет не да­ют мне ни­ка­кой на­деж­ды на это. Так и жи­ву я с бо­лью в серд­це, в до­ме без дет­ско­го сме­ха. Но я, Свя­тый Иоанне, бу­ду ждать по­мо­щи с Небес. Да ода­рит ме­ня Гос­подь ча­дом, да на­пол­нит­ся дом мой и серд­це мое ра­до­стью и сча­стьем. Я бу­ду упо­вать на Гос­по­да».

На­сту­пи­ла зи­ма 1979 го­да. Со сле­за­ми на гла­зах, стоя на ко­ле­нях, г-жа Ар­хон­ду­ла ста­ра­ет­ся со­сре­до­то­чить­ся на мо­лит­ве. Но ни­че­го не по­лу­ча­ет­ся. На ду­ше у нее неспо­кой­но. Хо­чет­ся ры­дать, кри­чать. Она смот­рит на ико­но­стас и, об­ра­ща­ясь к об­ра­зу Свя­то­го Иоан­на, про­из­но­сит: «Что же я сде­ла­ла та­ко­го, Свя­тый, что ты воз­не­на­ви­дел ме­ня? По­че­му Гос­подь не по­сы­ла­ет мне ра­до­сти. Свя­тый Иоанне, ска­жи, ты нена­ви­дишь ме­ня?»

Вре­мя по­сле по­лу­но­чи. Кто-то неиз­вест­ный под­ни­ма­ет­ся по лест­ни­це до­ма. Муж и же­на просну­лись. «Ни сло­ва, - го­во­рит су­пруг. -Это мо­жет быть кто-ни­будь с ра­бо­ты. Пе­ре­пу­тал вре­мя и при­шел за клю­ча­ми от кон­то­ры. Бы­ва­ет. Не про­из­не­сти ни зву­ка, и он уй­дет». Неиз­вест­ный под­нял­ся, по­сту­чал в дверь, и она от­кры­лась са­ма. Во тьме по­ка­зал­ся свет, сквозь ко­то­рый про­сту­пил об­раз Свя­то­го Иоан­на: «Ар­хон­ду­ла, ка­кую мо­лит­ву ты со­тво­ри­ла се­го­дня но­чью? Свя­тые ни­ко­гда ни­ко­го не нена­ви­дят. Нет Во­ли Бо­жи­ей по­ка на то, чтобы ты ста­ла ма­те­рью. Долж­но прой­ти еще 2 го­да, чтобы те­бя по­се­ти­ла эта ра­дость». Свет про­пал, не слы­ша­лось ни зву­ка.

Через 2 го­да при­шла в се­мью ра­дость с Бо­жи­ей по­мо­щью - пер­вый, вто­рой, тре­тий ре­бе­нок. Дет­ские го­ло­са за­зву­ча­ли в до­ме, на­пол­няя ра­до­стью серд­ца ро­ди­те­лей. 3 де­каб­ря 1979 г.

Не бой­тесь!

1947 г. Идет граж­дан­ская вой­на. Грек уби­ва­ет гре­ка, брат - бра­та. Хри­сти­а­нин - хри­сти­а­ни­на. Ро­ди­те­ли - де­тей, де­ти - ро­ди­те­лей. По всей Эл­ла­де, в го­ро­дах и се­лах льет­ся кровь, под­ни­ма­ет­ся меч, вин­тов­ка, нож, сжи­га­ют­ся до­ма! Эл­ла­да в огне. И все бы­ли уве­ре­ны, что уби­ва­ли во имя вос­ста­нов­ле­ния спра­вед­ли­во­сти, во имя прав­ды и де­мо­кра­тии. Но что на зем­ле есть бо­лее спра­вед­ли­вое, бо­лее пре­крас­ное и ис­тин­ное, чем че­ло­ве­че­ская жизнь. То­му, кто пал жерт­вой убий­ства, ни­че­го уже не бы­ло нуж­но. Ни спра­вед­ли­вость, ни де­мо­кра­тия, ни­че­го.

Ис­тин­но, ни­че­го не сто­ят все идео­ло­гии, по­ли­ти­че­ские си­сте­мы и де­мо­кра­тии ми­ра по срав­не­нию с од­ной един­ствен­ной че­ло­ве­че­ской жиз­нью, кро­вью, ко­то­рая бес­цель­но про­ли­ва­ет­ся, и ста­но­вит­ся тру­пом то, что ми­ну­ту на­зад бы­ло жи­вым че­ло­ве­ком. Я ви­дел эти тру­пы сво­и­ми гла­за­ми. По­те­рян­ные жиз­ни, во имя той или иной идео­ло­гии, во имя сле­пой ве­ры пу­стым сло­вам и си­сте­мам. Спа­си­те че­ло­ве­ка! На­учи­те че­ло­ве­ка быть че­ло­ве­ком, и боль­ше ни­че­го.

1947 год. Го­ре и пре­ступ­ле­ние на­ло­жи­ли свой от­пе­ча­ток на столь ко­рот­кую че­ло­ве­че­скую жизнь.

Се­ло Про­ко­пи­он не по­зна­ло этой тра­ге­дии. Свя­той Иоанн не по­же­лал, чтобы обаг­ри­лась кро­вью зем­ля, где по­чи­ва­ют его мо­щи, где сто­ит его храм, его Дом.

Пас­тух Ди­мит­рий В. пас од­на­жды сво­их овец. И ви­дит на небе, над вы­со­ки­ми вер­ши­на­ми де­ре­вьев об­раз Свя­то­го Иоан­на. Свя­той как бы па­рил над ле­сом, рас­пла­став ру­ки, как кры­лья. В тот же мо­мент по­слы­шал­ся го­лос, как звук небес­ной тру­бы: «Не бой­тесь, не бой­тесь!» Свя­той опи­сал круг над гор­ной до­ли­ной и скрыл­ся в хра­ме. Пас­тух утвер­ждал, что ви­дел все сво­и­ми гла­за­ми, при­чем днем. И мы ве­рим ему, ибо Свя­той Иоанн не поз­во­лил со­вер­шить­ся злу.

То, что я за­пи­сал, я узнал из бе­се­ды с од­ним из пар­ти­зан­ских ко­ман­ди­ров, но не то­гда в 1947 а уже в 1988 го­ду. Этот быв­ший пар­ти­зан скры­ва­ет­ся сей­час под чу­жим име­нем и жи­вет сре­ди нас. По­слу­ша­ем его рас­сказ:

«Ба­тюш­ка, вы слу­жи­те в хра­ме Свя­то­го Иоан­на?» «Да», - от­ве­чаю я. «Мож­но мне с ва­ми по­го­во­рить?» «По­жа­луй­ста».

«Зна­е­те, я был ко­гда-то ко­ман­ди­ром пар­ти­зан­ско­го от­ря­да в Цен­траль­ной Гре­ции и здесь на Эв­бее. Я от­ве­чал за вы­не­се­ние смерт­ных при­го­во­ров и при­ве­де­ние их в ис­пол­не­ние. От­ря­ды смер­ти под­чи­ня­лись мне. Пять раз я по­сы­лал сво­их лю­дей для при­ве­де­ния в ис­пол­не­ние смерт­но­го при­го­во­ра - рас­стре­лять та­ких-то и та­ких-то (на­зы­ва­ет 9 фа­ми­лий). Но от­ря­ды воз­вра­ща­лись, не вы­пол­нив при­ка­за. Как толь­ко они при­бли­жа­лись к ва­шим ме­стам, неожи­дан­но те­ря­ли си­лы и сме­лость, но­ги их ста­но­ви­лись как ват­ные. Про­дви­гать­ся бы­ло невоз­мож­но, и они воз­вра­ща­лись на­зад. Ни один из на­ших при­ка­зов не был вы­пол­нен на ва­шей тер­ри­то­рии. Уве­рен, что вас здесь спа­сал Свя­той Иоанн Рус­ский.

По­том, по­сле вой­ны, я дол­го скры­вал­ся, сме­нил все до­ку­мен­ты. Ме­ня ни­кто не зна­ет. Толь­ко Гос­по­ду Бо­гу все из­вест­но. Я по­ка­ял­ся. Мо­лю Бо­га про­стить мне мои пре­ступ­ле­ния».

«Да, гос­по­дин ка­пи­тан, Бог ве­лик. Его Прав­да вы­ше пре­гре­ше­ний раз­бой­ни­ка и гре­хов блуд­ни­цы. Но ска­жи мне лишь од­ну вещь. Твоя Прав­да, твоя идео­ло­гия и де­мо­кра­тия смо­гут ли вер­нуть за­губ­лен­ные ду­ши, смо­гут ли дать вновь жизнь мерт­ве­цам? Ко­гда же, гос­по­дин ка­пи­тан, они по­ра­ду­ют­ся тво­ей прав­де? Сколь­ко же мо­гут сте­нать Свя­тые и ку­да в первую оче­редь они долж­ны бро­сать­ся с по­мо­щью? Ка­ким еще спо­со­бом мо­гут они нас вра­зу­мить? Мо­жет быть, до­ста­точ­но уже то­го, что жи­вы вы, гос­по­дин ка­пи­тан? Иди­те с Бо­гом, и пусть Он один ве­да­ет». 23 мая 1988 г.

Из Араб­ской Мек­ки в Про­ко­пи­он на Эв­бее

Блю­до с едой от­пра­вил ко­гда-то чу­дес­ным об­ра­зом Свя­той Иоанн Рус­ский из Про­ко­пи­о­на в Ма­лой Азии в Араб­скую Мек­ку. Это бы­ло од­ним из пер­вых его чу­дес.

Юно­ша, тер­пя му­ки во имя сво­ей Пра­во­слав­ной ве­ры, при­во­дит в изум­ле­ние вра­гов Хри­сти­ан­ства и укреп­ля­ет ве­ру сво­их со­бра­тьев. В ис­то­рии за­пи­са­но это чу­до, про­ис­шед­шее на гла­зах у изум­лен­ных му­суль­ман. Чу­до от­прав­ки блю­да за­фик­си­ро­ва­но в Жи­тии Свя­то­го. Про­изо­шло оно 270 лет на­зад и по­ра­жа­ет сво­им вет­хо­за­вет­ным ве­ли­чи­ем.

Лю­бовь Хри­сто­ва во­ору­жи­ла Свя­тых те­ми же си­ла­ми, что и Про­ро­ков, Пер­во­свя­щен­ни­ков и Пра­вед­ни­ков Вет­хо­го За­ве­та.

В на­ши дни свя­щен­ник, слу­жа­щий в хра­ме Свя­то­го Иоан­на, за­хо­тел си­сте­ма­ти­зи­ро­вать неко­то­рые чу­де­са Свя­то­го, со­брать ис­то­ри­че­ский ма­те­ри­ал, за­пи­сать то, что в уст­ном пре­да­нии при­вез­ли в Про­ко­пи­он на о. Эв­бея бе­жен­цы из Ма­лой Азии.

Це­лью этой ра­бо­ты бы­ло вы­пу­стить Жи­тие Свя­то­го, до­пол­нен­ное жи­вой тра­ди­ци­ей ста­рых эми­гран­тов, тех, ко­то­рые ухо­дят один за дру­гим в мир иной.

В один из дней свя­щен­ник, на­чав­ший ра­бо­ту по за­пи­си фак­тов и пре­да­ний о жиз­ни Свя­то­го, слу­жил ве­чер­нюю служ­бу в хра­ме Свя­то­го Иоан­на. Со сло­ва­ми: «Да ис­пра­вит­ся мо­лит­ва моя яко ка­ди­ло пред То­бою...» - ка­дил он у Ра­ки со Свя­ты­ми мо­ща­ми. Взгляд его упал на боль­шую ико­ну с клей­ма­ми из Жи­тия, сто­я­щую у из­го­ло­вья Ра­ки. Свя­щен­ник смот­рел на то ме­сто в иконе, где Свя­той изо­бра­жен на ко­ле­нях мо­ля­щим­ся о со­вер­ше­нии чу­да по пе­ре­не­се­нию мед­но­го блю­да в Мек­ку. Ба­тюш­ка про­бор­мо­тал про се­бя: «Свя­тый Иоанне, вот хо­ро­шо бы и за­и­меть ко­пию это­го блю­да, сфо­то­гра­фи­ро­вать его для но­во­го из­да­ния тво­е­го Жи­тия!»

Про­шла неде­ля. И в се­ло при­ез­жа­ет жен­щи­на-па­лом­ни­ца из Спар­ты по фа­ми­лии Ли­нар­да­ту. У вхо­да в храм она встре­ча­ет свя­щен­ни­ка. «Ба­тюш­ка, вы из этой церк­ви?» -спра­ши­ва­ет. И, по­лу­чив утвер­ди­тель­ный от­вет, про­дол­жа­ет: «На про­шлой неде­ле, в пят­ни­цу ве­че­ром (это был как раз тот день, ко­гда слу­жил в хра­ме уже из­вест­ный нам свя­щен­ник) я уви­де­ла во сне Свя­то­го Иоан­на. Он мне ска­зал сле­ду­ю­щее: «Сре­ди ве­щей, ко­то­рые при­вез те­бе отец из Ма­лой Азии и ко­то­рые на­хо­дят­ся в под­ва­ле ва­ше­го до­ма, есть од­но мед­ное блю­до. По­чи­сти его и при­ве­зи в мой храм в Про­ко­пи­он на ост­ров Эв­бею и оставь его там, оно мне нуж­но».

Ска­зав эти сло­ва, жен­щи­на вы­ни­ма­ет из сум­ки мед­ное блю­до. По­ра­жен­ный свя­щен­ник ви­дит, что это как раз и есть то блю­до, ко­то­рое изо­бра­же­но на иконе. Сле­зы на­пол­ни­ли гла­за ба­тюш­ки. Он бе­рет дар, под­хо­дит к мо­щам Иоан­на Рус­ско­го и ста­вит блю­до на крыш­ку Ра­ки. «Свя­тый Иоанне, - об­ра­ща­ет­ся он со сло­вом ко Свя­то­му, - столь мы утом­ля­ем те­бя, греш­ные, сво­и­ми прось­ба­ми. Сла­ва Гос­по­ду, сла­ва те­бе, пи­та­ю­ще­му к Нему та­кую лю­бовь. Ты про­сла­вил Его и пре­бы­ва­ешь с Ним веч­но. Бла­го­да­рю тя, Свя­тый Иоанне, слав­лю имя твое».

И се­го­дня блю­до Свя­то­го на­хо­дит­ся в его хра­ме. Фо­то­гра­фия этой ре­лик­вии бу­дет на­пе­ча­та­на в Но­вом из­да­нии Жи­тия. 30 ок­тяб­ря 1976 г.

«Ис­це­ля­ет кро­во­те­че­ния»

Один из свя­щен­ни­ков хра­ма Свя­то­го Иоан­на стра­дал ча­сты­ми но­со­вы­ми кро­во­те­че­ни­я­ми. Бо­лее 15 лет его му­чи­ла эта бо­лезнь. Неожи­дан­но ло­пал­ся со­суд, и из но­са обиль­ным по­то­ком на­чи­на­ла течь кровь. Ча­сто в угро­жа­ю­щих ко­ли­че­ствах.

Од­на­жды утром ба­тюш­ка при­шел на служ­бу, за­шел в ал­тарь го­то­вить­ся к служ­бе. Бы­ло еще очень ра­но - 4 ча­са утра. По до­ро­ге в храм опять на­ча­лось кро­во­те­че­ние. Кровь за­ли­ва­ла бо­ро­ду, ря­су. По­чув­ство­вав го­ло­во­кру­же­ние, ба­тюш­ка стал ис­кать во­ду, чтобы умыть­ся. И на ум ему при­шла мысль, что кро­во­те­че­ние, мо­жет быть, яв­ля­ет­ся симп­то­мом ка­кой-ни­будь бо­лез­ни. Он вспом­нил сво­их трех чад, свою ма­туш­ку. «Свя­тый Иоанне, ес­ли бо­лезнь, ко­то­рой я стра­даю, при­ве­дет ме­ня в по­ту­сто­рон­ний мир, возь­ми на се­бя за­бо­ту о мо­ей се­мье. Ес­ли же мож­но из­ба­вить­ся от это­го неду­га, ис­це­ли ме­ня для то­го, чтобы я мог ис­пол­нить свой долг пе­ред цер­ко­вью и се­мьей». Умыв­шись и немно­го от­дох­нув, свя­щен­ник во­шел в цер­ковь.

Тем­но, элек­три­че­ства нет. Толь­ко туск­лый свет лам­па­док осве­ща­ет храм, ожив­ля­ет ико­ны и ли­ки Свя­тых. Свя­той отец на­чи­на­ет при­го­то­ви­тель­ные мо­лит­вы, на­стра­и­ва­ясь к ве­ли­ко­му Та­ин­ству - к Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии и Ев­ха­ри­стии.

Для свя­щен­ни­ка от­слу­жить Бо­же­ствен­ную Ли­тур­гию озна­ча­ет со­вер­шить нечто ве­ли­кое и непо­сти­жи­мое не толь­ко для че­ло­ве­ка, но для небес­ных ан­гель­ских сил. Толь­ко свя­щен­ник по­лу­ча­ет от Бо­га бла­го­дать во вре­мя ру­ко­по­ло­же­ния и мо­жет со­вер­шать Та­ин­ства, про­из­но­сить Свя­тые сло­ва мо­литв - и в те ми­ну­ты про­ис­хо­дит все имен­но так, как он го­во­рит. «По­то­му что сло­во мо­лит­вы, ко­то­рую чи­та­ет свя­щен­ник име­ет бо­же­ствен­ную си­лу, и то, что про­сит на­род Бо­жий на Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии уста­ми иерея, вся­кий раз ста­но­вит­ся дей­стви­тель­но­стью».

В ту ми­ну­ту, ко­гда бо­ля­щий иерей на­хо­дил­ся еще в ал­та­ре, в трех мет­рах от него по­явил­ся мо­ло­дой юно­ша, вы­со­кий, свет­лый, оде­тый в во­ен­ную фор­му, ко­то­рый всем сво­им ви­дом по­ка­зы­вал, что ему что-то нуж­но от свя­щен­ни­ка. Ба­тюш­ка стал быст­ро при­кла­ды­вать­ся к ико­нам ико­но­ста­са, при­чем у по­след­ней ико­ны про­шел со­всем близ­ко к это­му во­ен­но­му, на рас­сто­я­нии 1 мет­ра. Мо­ло­дой юно­ша всем сво­им ви­дом по­ка­зы­вал, что то­ро­пит­ся, и пе­ре­шел в за­пад­ную часть Со­бо­ра, как бы го­во­ря этим, что ухо­дит. Свя­щен­ник во­шел в ал­тарь, при­ло­жил­ся к Свя­то­му Пре­сто­лу и го­во­рит ста­ро­сте: «Ска­жи это­му во­ен­но­му, ко­то­рый там у ал­тар­ных две­рей и очень спе­шит, - пусть по­до­ждет ме­ня. Я сей­час за­кон­чу и иду». Через се­кун­ду воз­вра­ща­ет­ся ста­ро­ста в стра­хе и го­во­рит: «Ба­тюш­ка, в хра­ме ни­ко­го нет, сю­да ни­кто не вхо­дил. Я вы­шел и да­же за две­ря­ми про­ве­рил. Кру­гом пу­стын­но. Это долж­но быть был Свя­той Иоанн». «Воз­мож­но. Но по­ка ни­ко­му ни о чем не го­во­ри».

С тех пор про­шло 10 лет. Свя­щен­ник с то­го вре­ме­ни ис­це­лил­ся от неду­га. Ис­пол­ня­ет свой свя­щен­ни­че­ский долг. Через бла­го­дать, пе­ре­дан­ную ему от Бо­га, он от име­ни ве­ру­ю­щих об­ра­ща­ет­ся ко Все­выш­не­му и мо­лит­ся еже­днев­но о гре­хах и пре­гре­ше­ни­ях лю­дей. 29 июня 1972 г.