Канон святому праведному Симеону Верхотурскому

Припев: Святы́й пра́ведный Симео́не, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 25 мая (12 мая ст. ст.); 25 сентября (12 сентября ст. ст.); 31 декабря (18 декабря ст. ст.)

Глас 3.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ды дре́вле ма́нием Боже́ственным во еди́но со́нмище Совокупи́вый и раздели́вый мо́ре изра́ильтеским лю́дем, Се́й Бо́г на́ш препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

Омраче́нный грехми́, недоуме́ю, ка́ко по достоя́нию восхвали́ти тя́, свя́те Симео́не, сия́юща по благода́ти Христо́вой по́двиг и чуде́с твои́х светлостьми́. Ты́ ми, благосе́рде, помози́, возсиява́я в души́ мое́й све́т, и́мже осиява́ешися, я́ко да поне́ ели́ко воспою́ в похвале́ние твое́ я́вльшаяся на тебе́ чу́дная дела́ Госпо́дня, воззыва́юща все́х, пра́зднующих па́мять твою́, пе́ти Влады́це Христу́: Се́й Бо́г на́ш, ди́вный и сла́вимый во святы́х Свои́х, препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

Благоче́стия любо́вию и спасе́ния объя́т бы́в, избега́яй того́ ра́ди треволне́ний жите́йских, удали́лся еси́, блаже́нне Симео́не, от ро́да твоего́ и ма́нием Боже́ственным изведе́н бы́л еси́ в малонаселе́нную иногда́ страну́ Сиби́рскую, иде́же пресе́льник бы́в земли́ оте́ческия, подо́бник яви́лся еси́ пра́отцу Авраа́му, и стяжа́в нра́в его́, в хи́жинах у́бо убо́гих вита́яй, я́коже о́н в ку́щах. Ду́шу же впери́в к Небеси́, в го́рний Сио́н доброде́телей стезе́ю ходи́л еси́, веду́щею на Не́бо, всю́ жи́знь твою́, во сла́ву Христа́, Спа́са все́х, ти́ споспешеству́юща. Ему́же вся́ сия́ науча́ют на́с ра́достно дне́сь зва́ти: Се́й Бо́г на́ш препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

По рожде́нию твоему́, блаже́нне, бы́в о́трасль благонарочи́тых люде́й и сла́вных в наро́де свое́м, егда́ ма́нием Боже́ственным Сиби́ри доше́л еси́, а́бие отгна́л еси́ от себе́ самомне́ния пре́лесть, и смире́нию подклони́л еси́ вы́ю, себе́ вменя́яй после́днейша от все́х, та́же труды́ мно́гими те́ло твое́ удручи́л еси́, и укроти́л свире́пое страсте́й мо́ре воздержа́нием, и та́ко возше́л еси́ на высоту́ доброде́телей, укрепля́ющу тя́ Христу́, прославля́емому твои́ми благи́ми де́лы. Ему́же велегла́сно того́ ра́ди вопие́м: Се́й Бо́г на́ш препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

В нищете́ пожи́л еси́ в Сиби́рстей стране́, блаже́нне Симео́не, и, я́ко от ко́рене благопло́дна пло́д благоцвету́щ, доброде́тельми обогати́лся еси́. Те́мже вельми́ украси́вша тя́ боже́ственными добро́тами, толи́ко на́м вожделе́нными, и си́ми просла́вленна Влады́ку Христа́ пе́сньми славосло́вим, зову́ще: Се́й Бо́г на́ш препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

Сто́лп доброде́телей непрело́жен и благоче́стия жили́ще бы́л еси́, блаже́нне, име́яй основа́ние у́бо тве́рдое, Правосла́вную ве́ру, посо́бие же непобеди́мо, соде́йствующую ти́ си́лу Христо́ву. И ны́не, име́яй дерзнове́ние ко Христу́, Спаси́телю все́х, моли́ Его́ дарова́ти к прославле́нию и́мени Его́ все́м на́м утвержде́ние си́лою Его́ в се́й толи́ко спаси́тельней ве́ре, я́ко да вси́ еди́ными усты́ согла́сно зове́м Ему́: Се́й Бо́г на́ш препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

Богоро́дичен: Преблагослове́нна еси́, Богоро́дице Де́во, я́ко родила́ еси́ Христа́, Спа́са на́шего, Его́же славосло́вим, я́ко Единоро́днаго от Отца́, испо́лнь благода́ти и и́стины, и Ему́же вы́ну взыва́ем: Се́й Бо́г на́ш препросла́влен е́сть, Тому́ Еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Непло́дная душе́ и безча́дная, стяжи́ пло́д благосла́вный, веселя́щися возопи́й: утверди́хся Тобо́ю, Бо́же, не́сть свя́т и не́сть пра́веден па́че Тебе́, Го́споди.

Правосла́вною ве́рою утверди́вся, блаже́нне Симео́не, стяжа́л еси́ благосла́вный пло́д ея́, обогати́вый тя́ доброде́тельми, оба́че николи́же велему́дрствовал еси́ о себе́ и не да́л еси́ человекоуби́йце искони́ обуя́ти тя́ тщесла́вием. Но вы́ну води́лся еси́ смиренному́дрием, я́ко ви́дети тя́ при́сно все́м а́ки бы усво́иша себе́ пе́снь еди́наго от богому́дрых: утверди́хся Тобо́ю, Бо́же, не́сть свя́т и не́сть пра́веден па́че Тебе́, Го́споди.

С нището́ю теле́сною соедини́в нищету́ духо́вную, я́ко ко́рень все́х благи́х, молчали́во и благоче́стно твою́ жи́знь соверши́л еси́, блаже́нне Симео́не, и яви́л еси́ в себе́ пло́д благосла́вный Правосла́вныя ве́ры, предукрепи́в пе́рвее те́ло твое́ посто́м неосла́бным, та́же ду́шу твою́ хра́м Бо́жий пресвя́т соде́лав, боже́ственным хра́мом приседя́, внегда́ пе́тися та́мо свяще́нным песнопе́нием, все́м иму́щим еди́н се́й ра́зум: не́сть свя́т и не́сть пра́веден па́че Тебе́, Го́споди.

Сугу́бо благоро́ден бы́л еси́, блаже́нне Симео́не, и ро́дом, и нра́вы: души́ бо твоея́ благоро́дие благоро́дия свы́ше добро́тами уясни́л еси́, Правосла́вия све́том блиста́я, и по́стничеством, и целому́дрием, и смире́нием, и терпе́нием, и му́жеством на го́рдаго зми́я, его́же си́ми низложи́л еси́, соде́йствующу ти́ Христу́, и та́ко дости́гл еси́ блаже́нных селе́ний святы́х, и́хже во усте́х коего́ждо вы́ну бы́сть пе́снь Це́ркве: утверди́хся Тобо́ю, Бо́же, не́сть свя́т и не́сть пра́веден па́че Тебе́, Го́споди.

Дре́во благосенноли́ственное, насажде́нное при исхо́дищих во́д, е́же дае́т плоды́ во вре́мя свое́, бы́л еси́, блаже́нне Симео́не. Ты́ бо, измла́да напое́н бы́в вода́ми благоче́стия, израсти́л еси́ доброде́телей плоды́, благоприя́тны Бо́гу, дарова́вшему ти́ за та́я живо́т ве́чный, его́же и на́с сподо́би моли́твами твои́ми ко Го́споду, я́ко да и в гряду́щем ве́це, я́коже дне́сь, воспева́ем Ему́: не́сть свя́т и не́сть пра́веден па́че Тебе́, Го́споди.

Богоро́дичен: Те́рние и волчцы́ грехо́в непло́дны содева́ют ду́ши на́ша, милосе́рдая Ма́ти Христа́ Бо́га на́шего, моли́ с пра́ведным Симео́ном Сы́на Твоего́ сотвори́ти ни́ву ду́ш на́ших, во е́же приноси́ти е́й пло́д благосла́вный и́стинныя ве́ры, несумне́нныя наде́жды и нелицеме́рныя любве́, я́ко да вы́ну воспева́ем Ро́ждшемуся от Тебе́: утверди́хомся Тобо́ю, Бо́же, не́сть свя́т и не́сть пра́веден па́че Тебе́, Го́споди.

Седа́лен, гла́с 4.

Хра́м Бо́гу хотя́ яви́ти се́рдце твое́, блаже́нне Симео́не, изво́лил еси́ неле́ностно присеща́ти хра́мы Госпо́дни в часы́ песнопе́ний. Отону́дуже и прия́л еси́ све́т благода́ти Свята́го Ду́ха и яви́лся еси́ звезда́ многосве́тлая, све́тлаго ра́ди жития́ твоего́ и чистоты́ душе́вныя же и теле́сныя, озаря́яй ве́рных собра́ния. Те́мже пра́зднующе па́мять твою́, ра́достно восхваля́ем тя́, блаже́нне.

Богоро́дичен: Хра́м Све́та Неизрече́ннаго была́ еси́, Всепе́тая Де́во, вме́щши во чре́ве Твое́м просвеща́юща и освеща́юща ми́ра концы́ Христа́ Бо́га на́шего. И ны́не моли́твами Твои́ми с пра́ведным Симео́ном соде́лай прича́стники Того́ Све́та и на́с, Богоро́дицу Тя́ вои́стинну имену́ющих.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Положи́л еси́ к на́м тве́рдую любо́вь, Го́споди, Единоро́днаго бо Твоего́ Сы́на за ны́ на сме́рть да́л еси́. Те́мже Ти́ зове́м, благодаря́ще: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Непосты́дно бы́сть твое́, блаже́нне, на си́лу и по́мощь Человеколю́бца Го́спода, преда́вша Сы́на Своего́ за ны́ на сме́рть, упова́ние, и́мже укре́пль ду́шу твою́, не ужа́слся еси́ вступи́ти в по́прище по́двиг твои́х. Го́сподем бо помога́емь, пе́рвее удержа́л еси́ в посте́ чре́во твое́, та́же воздержа́ния росо́ю до́бльственне страсте́й пе́щь погаси́л еси́ и, та́ко мра́ка и́х изба́влься, просия́л еси́ безстра́стия све́тлостию, се́ю же показа́л еси́ на́м пу́ть, веду́щий в жи́знь и́стинную. Те́мже, восхваля́юще тя́, Го́споду, дарова́вшу ти́ си́лу и кре́пость, пое́м: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Насажде́н бы́в при вода́х воздержа́ния, блаже́нне, лоза́ яви́лся еси́ благора́сленна, благоче́стия гро́здие предлага́ющая. К си́м же показа́лся еси́ все́м и о́браз трудолю́бия, подо́бяся бо скинотво́рцу апо́столу, рука́ми свои́ми приобрета́вшему себе́ и су́щим с ни́м вся́ потре́бная к жи́зни вре́менней, упражня́лся еси́ в шве́нии оде́жд други́м и в ловле́нии ры́б на потре́бу к жи́зни, я́ко да не отяготи́ши ко́его ли́бо пропита́нием тебе́. Те́мже укре́пльшу тя́ о се́м Христу́ Бо́гу пое́м: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Тружда́яся в шве́нии оде́жд, блаже́нне, к смотре́нию мы́сленных твое́ худо́жество упра́вил еси́, помышля́я одея́ние души́ твоея́, в не́м же да вни́деши в черто́г Спа́сов. Та́кожде у́дицею ры́бы ловя́й, вы́ну мы́сль к Бо́гу име́л еси́, блюды́й себе́, я́ко да не у́дицею греха́ уловле́н бу́деши от вселука́ваго врага́ спасе́ния на́шего. И та́ко непрело́жен име́яй по́мысл благоче́стия, устро́ил еси́ жи́знь твою́ по Бо́зе, Христу́ ти споспешеству́ющу, Ему́же, све́дуще сия́, велегла́сно пое́м: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Тезоиме́нно услы́шанию, и́мже преднаре́клся еси́ в креще́нии, блаже́нне, поуча́яся свято́му послуша́нию, са́мым де́лом исполни́тель о́наго бы́л еси́, нра́в сообра́зный и́мени твоему́ стяжа́в. Гото́в бо бы́л еси́ всегда́ послужи́ти все́м, тре́бовавшим твое́й, благосе́рде, по́мощи в житии́ твое́м, и служи́л еси́, ели́ко ти́ мо́щно бы́сть, со усе́рдием, уве́тлив ко все́м ве́сь явля́яся, и че́стен, и послушли́в. Разуме́юще у́бо, я́ко и сие́ дарова́ние ти́ даде́ся от Христа́ Бо́га, пое́м Ему́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Богоро́дичен: И́маши вся́ мощи́, е́же а́ще хо́щеши, всеблага́я Ма́ти Христа́ Бо́га на́шего, употребля́ющи Ма́тернее дерзнове́ние к Нему́. Те́мже мо́лим Тя́, моли́ с пра́ведным Симео́ном Сы́на Твоего́ дарова́ти на́м си́лу и кре́пость ше́ствовати неукло́нно путе́м доброде́телей, я́ко да благода́рно вы́ну зове́м Ти́: сла́ва, Влады́чице, всемо́щней си́ле Твое́й.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: На земли́, Неви́димый, яви́лся еси́ и челове́ком во́лею сожи́л еси́, Непостижи́мый, и к Тебе́ у́тренююще, воспева́ем Тя́, Человеколю́бче.

Име́яй в се́рдцы свое́м о́браз восхище́на до тре́тияго Небесе́ в ра́й апо́стола, ре́кша: мы́ юро́ди Христа́ ра́ди, ты́, блаже́нне Симео́не, таково́е юро́дство во́лею восприя́л еси́ на ся́, я́ко бо цветни́к благоуха́ннейший и доброде́телей ра́й одушевле́н, воздержа́нием процве́л еси́. Оба́че хотя́ утаи́тися от челове́к, юро́д бы́л еси́ ми́ру, са́м ся́ неблагоро́ден сотво́рь, скудоу́мия притворе́нии, Христу́ же прему́др бы́л еси́, соверша́я пресла́вная, безстра́стия дости́гл еси́ и́стиннаго. Те́мже восхваля́юще тя́, пе́сненно прославля́ем да́вшаго ти́ такову́ю му́дрость Христа́ Человеколю́бца.

Уму́ стра́сти твоя́ подчини́в, блаже́нне, духо́вную му́дрость стяжа́л еси́ и, се́ю управля́емь, нищету́ возлюби́л еси́, и воздержа́ние, и чистоту́, и смиренному́дрие. И та́ко, си́ле Христо́вой ти́ соде́йствующей, на высоту́ доброде́телей восте́кл еси́, и́миже зря́ тя Христо́с обогати́вшася, человеколю́бне призре́ на тя́ и сла́вы Ца́рства Небе́снаго показа́ тя прича́стника пресла́вна, Его́же моли́ и на́с сподо́бити о́бщники бы́ти тоя́, я́ко да во ве́ки воспева́ем Его́, Человеколю́бца.

Юро́дствуяй Христа́ ра́ди, блаже́нне, и та́ко би́сер многоце́нный доброде́телей в селе́ се́рдца твоего́ сокрове́нный име́вый, я́ко безпло́тен, на земли́ пожи́л еси́ и соде́лался еси́ уго́дник Христу́, И́же тя́, в возме́здие того́, просла́ви нетле́нием и чудесы́ и поста́ви моли́твенника о лю́дех Свои́х. Сего́ ра́ди, ублажа́юще тя́, велича́ем просла́вльшаго тя́, Го́спода Человеколю́бца.

Ве́лию сотвори́л е́сть Госпо́дь ми́лость Свою́ с на́ми, дарова́в на́м тебе́, блаже́нне, исто́чника чуде́с и моли́твенника о на́с. Те́мже ублажа́юще тя́ дне́сь в па́мяти твое́й, сла́вим Да́вшаго ти́ и на́м такову́ю благода́ть, вопию́ще: к Тебе́ у́тренююще, Го́споди, воспева́ем Тя́, Человеколю́бче.

Богоро́дичен: Арха́нгельский гла́с вопие́м Ти́, Чи́стая Присноде́во: ра́дуйся, Благода́тная, я́ко родила́ еси́ Спаси́теля ми́ру, Христа́ Человеколю́бца.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Глубина́ страсте́й воста́ на мя́ и бу́ря проти́вных ве́тров, но, предвари́в мя́, Ты́ спаси́, Спа́се, и изба́ви от тли́, я́ко спа́сл еси́ от зве́ря проро́ка.

Воздержа́ния ветри́лом управля́емь в житии́ твое́м, блаже́нне, дости́гл еси́ в безстра́стия сла́вная приста́нища и та́ко спа́слся еси́ от тли́ душепа́губных страсте́й. Госпо́дь же по преставле́нии твое́м изба́ви и те́ло твое́ от тли́ и яви́ е́ нетле́нно, а́ще и мно́га ле́та пребы́сть в не́дрех земны́х. И ны́не моли́, благосе́рде, Го́спода, я́ко да спасе́т и на́с от вся́кия тли́, я́коже спа́сл е́сть тебе́ от тли́ и от зве́ря проро́ка.

Вра́г спасе́ния, искуша́яй на́с на грехи́, сластьми́ пали́т, но ко́ль сия́ па́губна су́ть, су́щи тля́ сме́ртная, тля́т бо добро́ту души́ на́шея, тля́т и здра́вие те́ла и к си́м гото́вят на́м о́гнь неугаса́ющий и че́рвь неумира́ющий. Блаже́нне Симео́не, предстоя́ с ли́ки А́нгелов и святы́х Бо́жиих челове́ков Престо́лу Влады́ки, моли́ Его́ с ни́ми, я́ко да изба́вит от губи́тельства сласте́й и спасе́т на́с, вопию́щих Ему́: спаси́, Спа́се, и изба́ви от тли́, я́ко спа́сл еси́ от зве́ря проро́ка.

Мно́го согреша́юще на вся́кий ча́с и грехми́ при́сно растлева́емии, та́ко сля́чени есмы́, я́ко не мощи́ на́м восклони́ти главы́ и воззре́ти когда́ к Небе́сней добро́те, и бу́рею проти́вных ве́тров та́ко уноси́ми дале́че от пути́ доброде́телей и от стези́ покая́ния, я́ко колеба́тися в на́с упова́нию спасе́ния. Ты́ же, блаже́нне, предстоя́ ны́не Всесвято́му, к Нему́же и бога́тное стяжа́л еси́ дерзнове́ние, моли́ изба́вити ны́ от тли́ грехо́вныя и бу́рю те́х проти́вных ве́тров утоли́ти, вопию́щия: спаси́, Спа́се, и изба́ви от тли́, я́ко спа́сл еси́ от зве́ря проро́ка.

Блаже́н еси́, свя́те Симео́не, и добро́ тебе́ е́сть, поне́же Госпо́дь, зря́ тя пра́ведна, вчини́ с ли́ки святы́х во оби́телех Небе́сных, изба́вль та́ко гее́нны, су́щия тли́ ве́чныя. Ея́же изба́витися и на́м моли́ Христа́ Бо́га, пою́щим Ему́: спаси́, Спа́се, и изба́ви от тли́, я́ко спа́сл еси́ от зве́ря проро́ка.

Богоро́дичен: Пречи́стая Влады́чице, Цари́це Небе́сная, стра́хом тли́ ве́чныя сме́рти содержи́мии, мо́лимтися, моли́ с пра́ведным Симео́ном Сы́на Твоего́, Христа́ Бо́га на́шего, я́ко да изба́вит на́с тоя́, вопию́щих: спаси́, Спа́се, и изба́ви от тли́, я́ко спа́сл еси́ от зве́ря проро́ка.

Конда́к на пренесе́ние моще́й, гла́с 4:

Наста́ дне́сь всечестна́я па́мять но́ваго целе́бника, пра́веднаго Симео́на, созыва́ет же лю́дие в пречестны́й хра́м свята́го Бо́жия архиере́я Никола́я, иде́же, ра́достно соше́дшеся, благочести́вых мно́жества ве́село пра́зднуют пренесе́ние честны́х и многоцеле́бных моще́й твои́х пра́здник. Ты́ бо яви́лся еси́ гра́ду на́шему и все́й Сиби́ри врачевство́ безме́здное, подава́я исцеле́ние с ве́рою приходя́щим к тебе́, Симео́не всеблаже́нне. Но, я́ко име́яй дерзнове́ние ко Влады́це Христу́, Того́ моли́ спасти́ гра́д и лю́ди, моля́щияся тебе́, па́че же хода́тай бу́ди ко Го́споду во дни́ наше́ствия печа́ли рабо́м твои́м, да зове́м ти́: ра́дуйся, Сиби́рстей стране́ похвало́ и утвержде́ние гра́ду на́шему.

И́н конда́к, на прославле́ние, гла́с 2:

Ми́ра су́етнаго отве́рглся еси́, да бла́га ве́чныя жи́зни насле́диши, возлюби́в незло́бие и чистоту́ души́ и те́ла. Сниска́л еси́, е́же возлюби́л, свиде́тельствуют бо о се́м гро́б и нетле́ние моще́й твои́х и благода́ть чудотворе́ния наипа́че. То́чиши бо цельбы́ все́м притека́ющим к тебе́ и непросвеще́нным, Симео́не блаже́нне, чудотво́рче преди́вный.

И́кос:

Многоцеле́бнаго сокро́вища, чудотво́рных моще́й твои́х, не́дра подзе́мная не сокры́ша, пра́ведный Симео́не, но в обогаще́ние изда́ша та́я притека́ющим ве́рным и неве́рным. Те́мже прииди́те вси́ и приими́те бога́тый то́к цельбы́, ще́драго бо Влады́ки ра́б ще́дрит и дае́т и е́сть в подая́нии неоску́ден. Восхваля́юще у́бо в пе́снех сицева́го засту́пника и благоде́теля на́шего, да зове́м ему́: ра́дуйся, Сиби́рстей стране́ похвало́ и утвержде́ние гра́ду на́шему.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: я́коже дре́вле благочести́выя три́ о́троки ороси́л еси́ в пла́мени халде́йстем, све́тлым Божества́ огне́м и на́с озари́, благослове́н еси́, взыва́ющия, Бо́же оте́ц на́ших.

Благоче́стие трие́х о́трок вавило́нских привлече́ к ни́м све́тлый Божества́ о́гнь, су́щую благода́ть Бо́жию, сохра́ньшую и́х в пла́мени халде́йстем невреди́мы. То́ежде благоче́стие привлече́ и к твоему́, блаже́нне, те́лу благода́ть, сохра́ньшую е́ невреди́мо от тли́ в не́дрех земны́х. И ны́не пребыва́яй с на́ми, Симео́не, я́ко прича́стник Боже́ственнаго огня́, возжзи́ в на́с о́гнь ре́вности по благоче́стию, я́ко да и мы́, си́м сохра́ньшеся пла́мене страсте́й, восприи́мем пе́снь о́нех отроко́в, е́же взыва́ти Христу́ вы́ну: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Чу́дно бы́сть халде́ем виде́ние трие́х отроко́в, неопали́вшихся пла́менем огня́. Та́кожде удиви́шася христоимени́тии лю́дие и умили́шася се́рдцем, ви́девше тво́й гро́б, блаже́нне, восходя́щь от земли́. Егда́ же узре́ша в не́м нетле́нныя мо́щи твоя́ и точа́ща чудесы́ пресла́вны Боже́ственною си́лою, в ни́х обита́ющею, и па́че почуди́шася, и, стра́хом и ра́достию объя́ти бы́вше, со умиле́нием славосло́вяху Го́спода, ди́вная творя́щаго во святы́х Свои́х. Те́мже и мы́, торжеству́юще дне́сь па́мять твою́, свя́те, гла́сом трие́х о́нех отроко́в благода́рственно взыва́ем Христу́, Спа́су все́х: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Вои́стинну ве́лие, я́коже то́ трие́х отроко́в в Вавило́не, та́кожде и твое́, блаже́нне, бы́сть о́но чу́до, я́ко честны́я мо́щи твоя́ по толи́цех ле́тех обрето́шася це́лы и неразруши́мы, сохраня́емы в земли́ Боже́ственною благода́тию и изда́вшеся си́лою ея́ от не́др земны́х, я́ко свети́льник, его́же Госпо́дь поста́ви не под спу́дом, но на све́щнице, да све́тит все́м сия́нием чуде́с, озари́ша и обогати́ша правосла́вных разуме́нием боже́ственным. Уцелому́дритеся ны́не, вопию́щии, и возлюби́те па́че все́х Го́спода, да благода́ть обря́щете ве́чную, еще́ же и подаю́щу все́м исцеле́ние, притека́ющим к тебе́. Тебе́ же и мы́ покланя́ющеся, ра́достно пое́м пе́снь трие́х о́нех отроко́в Христу́, сподо́бившу на́с таковы́я благода́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Я́ко фи́никс, процвете́ те́ло твое́ нетле́нием, блаже́нне, и, я́ко ке́др, и́же в Лива́не, умно́жися чудесы́, принося́щи боже́ственную жи́знь. Сего́ ра́ди Сиби́рская страна́, иму́щи тя́ моли́твенника, я́ко боже́ственный зри́тся ра́й, цве́ты разли́чныя принося́ще чуде́с. И́миже, я́ко дре́вле вавило́няне чу́дом трие́х отроко́в вразумля́еми бы́ша в и́стинней си́х ве́ре, та́ко лю́дие спаса́емии при́сно утвержда́ются в и́стинней ве́ре Бо́жией, вводя́щей в живо́т ве́чный, его́же да́рует Госпо́дь Свои́м уго́дником, благослове́н сы́й Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Зри́ши, Пресвята́я Де́во, я́ко в пла́мени грехо́внем исчеза́ют дни́е на́ша. Моли́твами Твои́ми с пра́ведным Симео́ном сотвори́, я́ко да не погуби́т си́й пла́мень на́с до конца́, но росо́ю све́тлаго Боже́ственнаго огня́ уту́шен бу́дет. И мы́ та́ко, невреди́ми от пла́мене его́ яви́вшеся, Пода́телю того́ огня́, Сы́ну Твоему́, вы́ну взыва́ем: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Нестерпи́мому огню́ соедини́вшеся, богоче́стия предстоя́ще ю́ноши, пла́менем же неврежде́ни, боже́ственную пе́снь поя́ху: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Я́коже благочести́вии о́троцы в пещи́ вавило́нстей пла́менем иногда́ неврежде́ни бы́ша Боже́ственною си́лою, та́ко сподо́бившиися по́мощи твоея́, блаже́нне, спасе́ни бы́ша от многоразли́чных зо́л, я́ко пла́менем огня́ и́х обдержа́щих. Те́мже обновля́ющияся в душа́х ве́рных чудеса́ твоя́ дне́сь в па́мяти твое́й, я́коже чу́до в пещи́ вавило́нстей ю́ноши о́ны, пе́ти все́х науча́ют: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богото́чный исто́чник, ороша́ющь стра́ждущих в пла́мени нестерпи́мых зо́л, Госпо́дь яви́ тя, блаже́нне, я́ко вои́стинну сокро́вище дарова́ний, мы́ же моли́твами твои́ми сподобля́емся бы́ти невреди́ми от злы́х. От незави́стных бо во́д духо́вныя благода́ти все́м с те́плою ве́рою прибега́ющим к тебе́ подае́ши благопотре́бная ко спасе́нию и та́ко твори́ши, я́ко да вси́, ра́достно торжеству́юще па́мять твою́, согла́сно вопие́м: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Чуде́с твои́х, блаже́нне, ре́ки излия́вшеся исцеле́ний, бе́здну тя́ яви́ша, точа́щу благода́ть Го́спода. Ини́и бо стражда́ нестерпи́мою бо́лию во о́чию свое́ю, пе́рстию то́кмо от гро́ба твоего́ обложи́вше я́ и о се́м укрепи́вшеся, прозре́ша, друзи́и же прикоснове́нием то́кмо к моще́м твои́м облегче́ние в боле́зни получи́ша; пре́жде су́щии неми́и глаго́лание прия́ша, печа́льнии кре́пкое утеше́ние, хроми́и благотече́ние, разсла́бленнии исправле́ние, боля́щии нога́ма здра́вие; та́кожде мно́ги утро́бы непло́дны соде́лашася многоча́дны, пию́ще то́кмо во́ду от ме́ста явле́ния твои́х моще́й, мно́зи же еле́ем от канди́ла твоего́ исцели́шася от неисце́льных боле́зней. И все́м вся́ко пролива́еши ту́чи врачева́ний, уставля́я пале́ние неду́гов, и лю́ди, си́х свобо́ждшияся, устроя́еши песнопе́ти: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Вельми́ тя просла́ви Госпо́дь, блаже́нне, в чудесе́х, от любве́ бо и ве́ры свято́е то́кмо и́мя твое́ призыва́ющии а́бие услы́шани быва́ют, я́коже плене́ннии иногда́ пога́ными, и стра́ждущии от ду́х нечи́стых, и ини́и мно́зи боля́щии, и николи́же ску́дни по́мощи твоея́ оставля́ются. И не то́чию тща́щимся и́мя твое́ нарица́ти, но и о́браз тво́й любо́вию, я́же к тебе́, напису́ющим, вели́к помо́щник явля́ешися. К си́м же и неве́дущим тя́ боля́щим, я́ко и во мно́ги стра́ны и ве́си произы́де и слы́шана бы́сть сла́ва и́мене твоего́, в со́ниих явля́яся, врачу́еши я́. Те́мже па́мять твою́ пра́зднующе, в прославле́ние Го́спода, просла́вльшаго та́ко тя́, велегла́сно взыва́ем: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: о́бразы нося́щи дре́вле Твоего́ Рождества́, ю́ноши не опаля́ет, Де́во, пе́щь, я́коже не опали́ утро́бу Твою́ О́гнь Боже́ственный. Вся́ бо твори́т Иису́с, Сы́н Тво́й, Бо́г и Челове́к, Его́же превозно́сим во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Благослове́н Госпо́дь Бо́г Изра́илев, воздви́гнувый ро́г спасе́ния на́м в дому́ Дави́да, о́трока Своего́, милосе́рдия ра́ди ми́лости, в ни́хже посети́ на́с Восто́к с высоты́, и напра́вил ны́ е́сть на пу́ть ми́ра.

Благослове́н Госпо́дь Бо́г, яви́вый тя́, блаже́нне, споспе́шника все́м ко спасе́нию житие́м твои́м и наста́вника сло́вом. Ле́ствица бо небовосхо́дная житие́ твое́ бы́сть, сло́во же твое́ благода́тию срастворе́но е́сть, науча́юще трезве́нию души́ и те́ла и воздержа́нию по благоче́стию и та́ко направля́юще все́х на пу́ть ми́ра.

Благослове́н Госпо́дь Бо́г, дарова́вый на́м тебе́, блаже́нне, чудотво́рца преди́вна, ку́пно же и сте́ну, и предгра́дие от языкозло́бия и озлобле́ния заблу́ждших от и́стинныя ве́ры. И́хже чудесы́ от моще́й твои́х дале́че отгна́л еси́ от о́бласти Верхоту́рския, не терпя́ рачи́телей ересе́й и хуле́ния испо́лненных на Правосла́вие бы́ти та́мо, иде́же яви́шася мо́щи твоя́: чу́дная бо зна́мения от си́х, я́ко о́гнь паля́щь, яви́шася в посрамле́ние еретико́м, на́м же все́м во утвержде́ние на пу́ть ми́ра.

Благослове́н Госпо́дь Бо́г, поста́вивый тя́, блаже́нне, хода́тая на Небеси́ и моли́твенника о на́с. А́ще бо и земля́ сокры́ла тя́, но горе́ тя вси́ бога́тна и́мамы предста́теля и моли́твенника к Бо́гу, любо́вию чту́щим тя́, я́коже иногда́ моли́твами твои́ми спа́сл еси́ ины́я от потопле́ния, ины́я от о́гненнаго запале́ния, призыва́ющия свято́е и́мя твое́ и моля́щияся тебе́ о по́мощи, и ины́я от неизбе́жныя сме́рти в боле́зни и́х и та́ко все́х напра́вил еси́ на пу́ть ми́ра.

Благослове́н Госпо́дь Бо́г, сподо́бивый прославле́ние твое́, блаже́нне, светоза́рное и чудеса́ пресла́вная воспе́ти, ели́ко мо́щно е́сть на́м. Ты́ же, благосе́рде, не отста́ви по́мощи твоея́ от на́с, со умиле́нием про́сим тя́, и не помяни́ беззако́ний на́ших, но обрати́ся на ми́лость, и моли́ ми́лостиваго Бо́га дарова́ти ми́р ми́рови, и все́м согреше́ний проще́ние, и душа́м и телесе́м здра́вие и напра́вити все́х на пу́ть ми́ра.

Богоро́дичен: Благослове́н Госпо́дь Бо́г, Тобо́ю, Пресвята́я Де́во, посети́вый на́с Восто́к свы́ше, просвети́ти во тьме́ и се́ни седя́щия и напра́вити но́ги на́ша на пу́ть ми́ра.

Свети́лен, гла́с 2.

Све́тло возсия́ дне́сь па́мять твоя́, блаже́нне Симео́не, луча́ми мно́го облиста́ющи твои́х доброде́тельных дея́ний и озаря́ющи ве́рных ра́зумы све́том чуде́с твои́х. Сию́ у́бо пра́зднующе, ра́достно сла́вим тя́ и любо́вию ублажа́ем, уго́дниче Христа́, Бо́га на́шего, Его́же моли́ изба́вити ны́ от мра́ка грехо́внаго, и просвети́ти све́том за́поведей, разори́ти же и всю́ мра́чную тьму́ напа́стей, на́с облежа́щих, и облиста́ти весе́лием сердца́, и спасти́ ду́ши на́ша.

Богоро́дичен: Све́та немерца́ющаго вмести́лище яви́лася еси́, Пречи́стая Де́во, носи́вши Христа́, Бо́га на́шего, И́же е́сть Све́т присносу́щный, просвеща́яй вся́каго челове́ка, гряду́щаго в ми́р. Те́мже Тя́ по до́лгу ублажа́ем.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́ды дре́вле ма́нїемъ бж҃е́ственнымъ во є҆ди́но со́нмище совокꙋпи́вый и҆ раздѣли́вый мо́ре і҆и҃льтєскимъ лю́демъ, се́й бг҃ъ на́шъ, препросла́вленъ є҆́сть. томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Ѡ҆мраче́нный грѣхмѝ, недоꙋмѣ́ю, ка́кѡ по достоѧ́нїю восхвали́ти тѧ̀, ст҃е сѷмеѡ́не, сїѧ́юща по бл҃года́ти хрⷭ҇то́вой, пѡ́двигъ и҆ чꙋде́съ твои́хъ свѣтлостьмѝ. ты́ ми, бл҃госе́рде, помозѝ, возсїѧва́ѧ въ дꙋшѝ мое́й свѣ́тъ, и҆́мже ѡ҆сїѧва́ешисѧ, ꙗ҆́кѡ да понѐ є҆ли́ко воспою̀ въ похвале́нїе твоѐ ꙗ҆́вльшаѧсѧ на тебѣ̀ чꙋ̑днаѧ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, воззыва́юща всѣ́хъ, пра́зднꙋющихъ па́мѧть твою̀, пѣ́ти влⷣцѣ хрⷭ҇тꙋ̀: се́й бг҃ъ на́шъ, ди́вный и҆ сла́вимый во ст҃ы́хъ свои́хъ, препросла́вленъ є҆́сть, томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Бл҃гоче́стїѧ любо́вїю и҆ спасе́нїѧ ѡ҆б̾ѧ́тъ бы́въ, и҆збѣга́ѧй тогѡ̀ ра́ди треволне́нїй жите́йскихъ, ᲂу҆дали́лсѧ є҆сѝ, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, ѿ ро́да твоегѡ̀ и҆ ма́нїемъ бжⷭ҇твеннымъ и҆зведе́нъ бы́лъ є҆сѝ въ малонаселе́ннꙋю и҆ногда̀ странꙋ̀ сиби́рскꙋю, и҆дѣ́же пресе́льникъ бы́въ землѝ ѻ҆те́ческїѧ, подо́бникъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ пра́ѻтцꙋ а҆враа́мꙋ и҆ стѧжа́въ нра́въ є҆гѡ̀, въ хи́жинахъ ᲂу҆̀бо ᲂу҆бо́гихъ вита́ѧй, ꙗ҆́коже ѻ҆́нъ въ кꙋ́щахъ. дꙋ́шꙋ же впери́въ къ нб҃сѝ, въ го́рнїй сїѡ́нъ добродѣ́телей стезе́ю ходи́лъ є҆сѝ, ведꙋ́щею на нб҃о, всю̀ жи́знь твою̀, во сла́вꙋ хрⷭ҇та̀ сп҃са всѣ́хъ, тѝ споспѣшествꙋ́юща. є҆мꙋ́же всѧ̑ сїѧ̑ наꙋча́ютъ на́съ ра́достнѡ дне́сь зва́ти: се́й бг҃ъ на́шъ, препросла́вленъ є҆́сть, томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

По рожде́нїю твоемꙋ̀, бл҃же́нне, бы́въ ѻ҆́трасль бл҃гонарочи́тыхъ люде́й и҆ сла́вныхъ въ наро́дѣ свое́мъ, є҆гда̀ ма́нїемъ бжⷭ҇твеннымъ сиби́ри доше́лъ є҆сѝ, а҆́бїе ѿгна́лъ є҆сѝ ѿ себѐ самомнѣ́нїѧ пре́лесть, и҆ смире́нїю подклони́лъ є҆сѝ вы́ю, себѐ вмѣнѧ́ѧй послѣ́днѣйша ѿ всѣ́хъ, та́же трꙋды̀ мно́гими тѣ́ло твоѐ ᲂу҆дрꙋчи́лъ є҆сѝ, и҆ ᲂу҆кроти́лъ свирѣ́пое страсте́й мо́ре воздержа́нїемъ, и҆ та́кѡ возше́лъ є҆сѝ на высотꙋ̀ добродѣ́телей, ᲂу҆крѣплѧ́ющꙋ тѧ̀ хрⷭ҇тꙋ̀, прославлѧ́емомꙋ твои́ми бл҃ги́ми дѣ́лы. є҆мꙋ́же велегла́снѡ тогѡ̀ ра́ди вопїе́мъ: се́й бг҃ъ на́шъ, препросла́вленъ є҆́сть, томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Въ нищетѣ̀ пожи́лъ є҆сѝ въ сиби́рстѣй странѣ̀, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, и҆ ꙗ҆́кѡ ѿ ко́рене благопло́дна пло́дъ благоцвѣтꙋ́щъ, добродѣ́тельми ѡ҆богати́лсѧ є҆сѝ. тѣ́мже, вельмѝ ᲂу҆краси́вша тѧ̀ бжⷭ҇твенными добро́тами толи́кѡ на́мъ вожделѣ́нными, и҆ си́ми просла́вленна, влⷣкꙋ хрⷭ҇та̀, пѣ́сньми славосло́вимъ зовꙋ́ще: се́й бг҃ъ на́шъ, препросла́вленъ є҆́сть, томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Сто́лпъ добродѣ́телей непрело́женъ и҆ бл҃гоче́стїѧ жили́ще бы́лъ є҆сѝ, бл҃же́нне, и҆мѣ́ѧй ѡ҆снова́нїе ᲂу҆́бѡ тве́рдое правосла́внꙋю вѣ́рꙋ, посо́бїе же непобѣди́мо содѣ́йствꙋющꙋю тѝ си́лꙋ хрⷭ҇то́вꙋ. и҆ ны́нѣ, и҆мѣ́ѧй дерзнове́нїе ко хрⷭ҇тꙋ̀ сп҃си́телю всѣ́хъ, молѝ є҆го̀, дарова́ти къ прославле́нїю и҆́мени є҆гѡ̀ всѣ̑мъ на́мъ ᲂу҆твержде́нїе си́лою є҆гѡ̀, въ се́й толи́кѡ спаси́тельнѣй вѣ́рѣ, ꙗ҆́кѡ да всѝ є҆ди́ными ᲂу҆сты̀ согла́снѡ зове́мъ є҆мꙋ̀: се́й бг҃ъ на́шъ, препросла́вленъ є҆́сть, томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Пребл҃гослове́нна є҆сѝ, бг҃оро́дице дв҃о, ꙗ҆́кѡ родила̀ є҆сѝ хрⷭ҇та̀ сп҃са на́шего, є҆го́же славосло́вимъ, ꙗ҆́кѡ є҆диноро́днаго ѿ ѻ҆ц҃а̀, и҆спо́лнь бл҃года́ти и҆ и҆́стины, и҆ є҆мꙋ́же вы́нꙋ взыва́емъ: се́й бг҃ъ на́шъ, препросла́вленъ є҆́сть, томꙋ̀ є҆ди́номꙋ пои́мъ, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Непло́днаѧ дꙋшѐ и҆ безча́днаѧ, стѧжѝ пло́дъ бл҃госла́вный, веселѧ́щисѧ возопі́й: ᲂу҆тверди́хсѧ тобо́ю, бж҃е, нѣ́сть ст҃ъ и҆ нѣ́сть пра́веденъ, па́че тебѐ, гдⷭ҇и.

Правосла́вною вѣ́рою ᲂу҆тверди́всѧ, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, стѧжа́лъ є҆сѝ благосла́вный пло́дъ є҆ѧ̀, ѡ҆богати́вый тѧ̀ добродѣ́тельми, ѻ҆ба́че николи́же велемꙋ́дрствовалъ є҆сѝ ѡ҆ себѣ̀, и҆ не да́лъ є҆сѝ человѣкоꙋбі́йцѣ и҆сконѝ ѡ҆бꙋѧ́ти тѧ̀ тщесла́вїемъ. но вы́нꙋ води́лсѧ є҆сѝ смиренномꙋ́дрїемъ, ꙗ҆́кѡ ви́дѣти тѧ̀ при́снѡ всѣ̑мъ, а҆́ки бы ᲂу҆сво́иша себѣ̀ пѣ́снь є҆ди́нагѡ ѿ бг҃омꙋ́дрыхъ: ᲂу҆тверди́хсѧ тобо́ю, бж҃е, нѣ́сть ст҃ъ и҆ нѣ́сть пра́веденъ, па́че тебѐ, гдⷭ҇и.

Съ нището́ю тѣле́сною соедини́въ нищетꙋ̀ дꙋхо́внꙋю, ꙗ҆́кѡ ко́рень всѣ́хъ бл҃ги́хъ, молчали́вѡ и҆ бл҃гоче́стнѡ твою̀ жи́знь соверши́лъ є҆сѝ, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, и҆ ꙗ҆ви́лъ є҆сѝ въ себѣ̀ пло́дъ бл҃госла́вный правосла́вныѧ вѣ́ры, пред̾ꙋкрѣпи́въ пе́рвѣе тѣ́ло твоѐ посто́мъ неѡсла́бнымъ, та́же дꙋ́шꙋ твою̀ хра́мъ бж҃їй прест҃ъ содѣ́лавъ, бжⷭ҇твеннымъ хра́момъ присѣдѧ̀, внегда̀ пѣ́тисѧ та́мѡ сщ҃є́ннымъ пѣснопѣ́нїемъ, всѣ̑мъ и҆мꙋ́щымъ є҆ди́нъ се́й ра́зꙋмъ: нѣ́сть ст҃ъ и҆ нѣ́сть пра́веденъ, па́че тебѐ, гдⷭ҇и.

Сꙋгꙋ́бѡ бл҃горо́денъ бы́лъ є҆сѝ, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, и҆ ро́домъ и҆ нра́вы: дꙋши́ бо твоеѧ̀ благоро́дїе, бл҃горо́дїѧ свы́ше добро́тами ᲂу҆ѧсни́лъ є҆сѝ, правосла́вїѧ свѣ́томъ блиста́ѧ, и҆ по́стничествомъ, и҆ цѣломꙋ́дрїемъ, и҆ смире́нїемъ и҆ терпѣ́нїемъ, и҆ мꙋ́жествомъ на го́рдаго ѕмі́ѧ, є҆го́же си́ми низложи́лъ є҆сѝ, содѣ́йствꙋющꙋ тѝ хрⷭ҇тꙋ̀, и҆ та́кѡ дости́глъ є҆сѝ бл҃же́нныхъ селе́нїй ст҃ы́хъ. и҆́хже во ᲂу҆стѣ́хъ коего́ждо вы́нꙋ бы́сть пѣ́снь цр҃кве: ᲂу҆тверди́хсѧ тобо́ю, бж҃е, нѣ́сть ст҃ъ и҆ нѣ́сть пра́веденъ, па́че тебѐ, гдⷭ҇и.

Дре́во бл҃госѣнноли́ственное, насажде́нное при и҆схо́дищихъ во́дъ, є҆́же дае́тъ плоды̀ во вре́мѧ своѐ, бы́лъ є҆сѝ, бл҃же́нне сѷмеѡ́не. ты́ бо и҆змла́да напое́нъ бы́въ вода́ми бл҃гоче́стїѧ, и҆зрасти́лъ є҆сѝ добродѣ́телей плоды̀ бл҃гопрїѧ̑тны бг҃ꙋ, дарова́вшемꙋ тѝ за та́ѧ живо́тъ вѣ́чный. є҆го́же и҆ на́съ сподо́би моли́твами твои́ми ко гдⷭ҇ꙋ, ꙗ҆́кѡ да и҆ въ грѧдꙋ́щемъ вѣ́цѣ, ꙗ҆́коже дне́сь воспѣва́емъ є҆мꙋ̀: нѣ́сть ст҃ъ и҆ нѣ́сть пра́веденъ, па́че тебѐ, гдⷭ҇и.

Бг҃оро́диченъ: Те́рнїе и҆ волчцы̀ грѣхѡ́въ неплѡ́дны содѣва́ютъ дꙋ́шы на́шѧ, милосе́рдаѧ мт҃и хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ, молѝ съ првⷣнымъ сѷмеѡ́номъ сн҃а твоего̀ сотвори́ти ни́вꙋ дꙋ́шъ на́шихъ, во є҆́же приноси́ти є҆́й пло́дъ бл҃госла́вный и҆́стинныѧ вѣ́ры, несꙋмнѣ́нныѧ наде́жды и҆ нелицемѣ́рныѧ любвѐ. ꙗ҆́кѡ да вы́нꙋ воспѣва́емъ ро́ждшемꙋсѧ ѿ тебѐ: ᲂу҆тверди́хомсѧ тобо́ю, бж҃е, нѣ́сть ст҃ъ и҆ нѣ́сть пра́веденъ, па́че тебѐ, гдⷭ҇и.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃.

Хра́мъ бг҃ꙋ хотѧ̀ ꙗ҆ви́ти се́рдце твоѐ, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, и҆зво́лилъ є҆сѝ нелѣ́ностнѡ присѣща́ти хра́мы гдⷭ҇ни въ часы̀ пѣснопѣ́нїй. ѿѻнꙋ́дꙋже и҆ прїѧ́лъ є҆сѝ свѣ́тъ бл҃года́ти ст҃а́гѡ дх҃а, и҆ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ ѕвѣзда̀ многосвѣ́тлаѧ, свѣ́тлагѡ ра́ди житїѧ̀ твоегѡ̀, и҆ чистоты̀ дꙋше́вныѧ же и҆ тѣле́сныѧ, ѡ҆зарѧ́ѧй вѣ́рныхъ собра̑нїѧ. тѣ́мже пра́зднꙋюще па́мѧть твою̀, ра́достнѡ восхвалѧ́емъ тѧ̀, бл҃же́нне.

Бг҃оро́диченъ: Хра́мъ свѣ́та неизрече́ннагѡ была̀ є҆сѝ, всепѣ́таѧ дв҃о, вмѣ́щши во чре́вѣ твое́мъ просвѣща́юща и҆ ѡ҆свѣща́юща мі́ра концы̀ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шего. и҆ ны́нѣ, моли́твами твои́ми съ првⷣнымъ сѷмеѡ́номъ содѣ́лай прича́стники тогѡ̀ свѣ́та и҆ на́съ, бг҃оро́дицꙋ тѧ̀ вои́стиннꙋ и҆менꙋ́ющихъ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Положи́лъ є҆сѝ къ на́мъ тве́рдꙋю любо́вь, гдⷭ҇и, є҆диноро́днаго бо твоего̀ сн҃а за ны̀ на сме́рть да́лъ є҆сѝ. тѣ́мже тѝ зове́мъ благодарѧ́ще: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Непосты́днѡ бы́сть твоѐ, бл҃же́нне, на си́лꙋ и҆ по́мощь чл҃вѣколю́бца гдⷭ҇а, преда́вша сн҃а своего̀ за ны̀ на сме́рть, ᲂу҆пова́нїе и҆́мже ᲂу҆крѣ́пль дꙋ́шꙋ твою̀, не ᲂу҆жа́слсѧ є҆сѝ встꙋпи́ти въ по́прище пѡ́двигъ твои́хъ. гдⷭ҇емъ бо помога́емь, пе́рвѣе ᲂу҆держа́лъ є҆сѝ въ постѣ̀ чре́во твоѐ, та́же воздержа́нїѧ росо́ю до́бльственнѣ страсте́й пе́щь погаси́лъ є҆сѝ, и҆ та́кѡ мра́ка и҆́хъ и҆зба́вльсѧ, просїѧ́лъ є҆сѝ безстра́стїѧ свѣ́тлостїю. се́ю же показа́лъ є҆сѝ на́мъ пꙋ́ть, ведꙋ́щїй въ жи́знь и҆́стиннꙋю. тѣ́мже восхвалѧ́юще тѧ̀, гдⷭ҇ꙋ, дарова́вшꙋ тѝ си́лꙋ и҆ крѣ́пость, пое́мъ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Насажде́нъ бы́въ при вода́хъ воздержа́нїѧ, бл҃же́нне, лоза̀ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ бл҃гора́сленна, бл҃гоче́стїѧ гро́здїе предлага́ющаѧ. къ си̑мъ же показа́лсѧ є҆сѝ всѣ̑мъ и҆ ѻ҆́бразъ трꙋдолю́бїѧ, подо́бѧсѧ бо скинотво́рцꙋ а҆пⷭ҇толꙋ, рꙋка́ми свои́ми прїѡбрѣта́вшемꙋ себѣ̀ и҆ сꙋ́щымъ съ ни́мъ всѧ̑ потрє́бнаѧ къ жи́зни вре́меннѣй, ᲂу҆пражнѧ́лсѧ є҆сѝ въ шве́нїи ѻ҆де́ждъ дрꙋги̑мъ и҆ въ ловле́нїи ры́бъ, на потре́бꙋ къ жи́зни, ꙗ҆́кѡ да не ѡ҆тѧготи́ши ко́его ли́бо пропита́нїемъ тебѐ. тѣ́мже ᲂу҆крѣ́пльшꙋ тѧ̀ ѡ҆ се́мъ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ пое́мъ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Трꙋжда́ѧсѧ въ шве́нїи ѻ҆де́ждъ, бл҃же́нне, къ смотре́нїю мы́сленныхъ твоѐ хꙋдо́жество ᲂу҆пра́вилъ є҆сѝ, помышлѧ́ѧ ѻ҆дѣѧ́нїе дꙋшѝ твоеѧ̀, въ не́мъ же да вни́деши въ черто́гъ сп҃совъ. та́кожде, ᲂу҆́дицею ры̑бы ловѧ́й, вы́нꙋ мы́сль къ бг҃ꙋ и҆мѣ́лъ є҆сѝ, блюды́й себѐ, ꙗ҆́кѡ да не ᲂу҆́дицею грѣха̀ ᲂу҆ловле́нъ бꙋ́деши ѿ вселꙋка́вагѡ врага̀ сп҃се́нїѧ на́шегѡ. и҆ та́кѡ непрело́женъ и҆мѣ́ѧй по́мыслъ благоче́стїѧ, ᲂу҆стро́илъ є҆сѝ жи́знь твою̀ по бз҃ѣ, хрⷭ҇тꙋ̀ ти споспѣшествꙋ́ющꙋ: є҆мꙋ́же, свѣ́дꙋще сїѧ̑, велегла́снѡ пое́мъ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Тезоиме́ннѡ ᲂу҆слы́шанїю, и҆́мже преднаре́клсѧ є҆сѝ въ кр҃ще́нїи, бл҃же́нне, поꙋча́ѧсѧ ст҃о́мꙋ послꙋша́нїю, са́мымъ дѣ́ломъ и҆сполни́тель ѻ҆́нагѡ бы́лъ є҆сѝ, нра́въ соѻбра́зный и҆́мени твоемꙋ̀ стѧжа́въ. гото́въ бо бы́лъ є҆сѝ всегда̀ послꙋжи́ти всѣ̑мъ, тре́бовавшымъ твое́й, бл҃госе́рде, по́мощи въ житїѝ твое́мъ, и҆ слꙋжи́лъ є҆сѝ, є҆ли́кѡ тѝ мо́щно бы́сть, со ᲂу҆се́рдїемъ ᲂу҆вѣ́тливъ ко всѣ̑мъ ве́сь ꙗ҆влѧ́ѧсѧ, и҆ че́стенъ и҆ послꙋшли́въ. Разꙋмѣ́юще ᲂу҆̀бо, ꙗ҆́кѡ и҆ сїѐ дарова́нїе тѝ даде́сѧ ѿ хрⷭ҇та̀ бг҃а, пое́мъ є҆мꙋ̀: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Бг҃оро́диченъ: И҆́маши всѧ̀ мощѝ, є҆́же а҆́ще хо́щеши, всебл҃га́ѧ мт҃и хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ, ᲂу҆потреблѧ́ющи мт҃рнее дерзнове́нїе къ немꙋ̀ тѣ́мже мо́лимъ тѧ̀, молѝ съ првⷣнымъ сѷмеѡ́номъ, сн҃а твоего̀, дарова́ти на́мъ си́лꙋ и҆ крѣ́пость ше́ствовати неꙋкло́ннѡ пꙋте́мъ добродѣ́телей, ꙗ҆́кѡ да благода́рнѡ вы́нꙋ зове́мъ тѝ: сла́ва, влⷣчце, всемо́щнѣй си́лѣ твое́й.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: На землѝ неви́димый ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, и҆ человѣ́кѡмъ во́лею сожи́лъ є҆сѝ, непостижи́мый. и҆ къ тебѣ̀ ᲂу҆́тренююще, воспѣва́емъ тѧ̀, человѣколю́бче.

И҆мѣ́ѧй въ се́рдцы свое́мъ ѻ҆́бразъ восхище́на до тре́тїѧгѡ нб҃сѐ въ ра́й, а҆пⷭ҇ла, ре́кша: мы̀ ю҆ро́ди хрⷭ҇та̀ ра́ди, ты̀, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, таково́е ю҆ро́дство во́лею воспрїѧ́лъ є҆сѝ на сѧ̀, ꙗ҆́кѡ бо цвѣтни́къ бл҃гоꙋха́ннѣйшїй и҆ добродѣ́телей ра́й ѡ҆дꙋшевле́нъ, воздержа́нїемъ процвѣ́лъ є҆сѝ. ѻ҆ба́че хотѧ̀ ᲂу҆таи́тисѧ ѿ человѣ́къ, ю҆ро́дъ бы́лъ є҆сѝ мі́рꙋ, са́мъ сѧ̀ небл҃горо́денъ сотво́рь, скꙋдоꙋ́мїѧ притворє́нїи, хрⷭ҇тꙋ́ же премꙋ́дръ бы́лъ є҆сѝ, соверша́ѧ пресла̑внаѧ, безстра́стїѧ дости́глъ є҆сѝ и҆́стиннагѡ. тѣ́мже восхвалѧ́юще тѧ̀, пѣ́сненнѡ прославлѧ́емъ да́вшаго тѝ таковꙋ́ю мꙋ́дрость, хрⷭ҇та̀ чл҃вѣколю́бца.

Оу҆мꙋ̀ стра̑сти твоѧ̑ подчини́въ, бл҃же́нне, дꙋхо́внꙋю мꙋ́дрость стѧжа́лъ є҆сѝ. и҆ се́ю ᲂу҆правлѧ́емь, нищетꙋ̀ возлюби́лъ є҆сѝ и҆ воздержа́нїе, и҆ чистотꙋ̀, и҆ смиренномꙋ́дрїе. и҆ та́кѡ си́лѣ хрⷭ҇то́вой тѝ содѣ́йствꙋющей, на высотꙋ̀ добродѣ́телей восте́клъ є҆сѝ, и҆́миже зрѧ́ тѧ хрⷭ҇то́съ ѡ҆богати́вшасѧ, человѣколю́бне призрѣ̀ на тѧ̀, и҆ сла́вы црⷭ҇тва нбⷭ҇нагѡ показа́ тѧ прича́стника пресла́вна: є҆го́же молѝ и҆ на́съ сподо́бити ѻ҆́бщники бы́ти тоѧ̀, ꙗ҆́кѡ да во вѣ́ки воспѣва́емъ є҆гѡ̀ чл҃вѣколю́бца.

Ю҆ро́дствꙋѧй хрⷭ҇та̀ ра́ди, бл҃же́нне, и҆ та́кѡ би́серъ многоцѣ́нный добродѣ́телей, въ селѣ̀ се́рдца твоегѡ̀ сокрове́нный и҆мѣ́вый, ꙗ҆́кѡ безпло́тенъ на землѝ пожи́лъ є҆сѝ, и҆ содѣ́лалсѧ є҆сѝ ᲂу҆го́дникъ хрⷭ҇тꙋ̀, и҆́же тѧ̀, въ возме́здїе тогѡ̀, просла́ви нетлѣ́нїемъ и҆ чꙋдесы̀, и҆ поста́ви моли́твенника ѡ҆ лю́дехъ свои́хъ. сегѡ̀ ра́ди ᲂу҆бл҃жа́юще тѧ̀, велича́емъ просла́вльшаго тѧ̀, гдⷭ҇а чл҃вѣколю́бца.

Ве́лїю сотвори́лъ є҆́сть гдⷭ҇ь ми́лость свою̀ съ на́ми, дарова́въ на́мъ тебѐ, бл҃же́нне, и҆сто́чника чꙋде́съ и҆ моли́твенника ѡ҆ на́съ. тѣ́мже ᲂу҆бл҃жа́юще тѧ̀ дне́сь въ па́мѧти твое́й, сла́вимъ да́вшаго тѝ и҆ на́мъ таковꙋ́ю бл҃года́ть, вопїю́ще: къ тебѣ̀ ᲂу҆́тренююще, гдⷭ҇и, воспѣва́емъ тѧ̀, чл҃вѣколю́бче.

Бг҃оро́диченъ: А҆рха́гг҃льскїй гла́съ вопїе́мъ тѝ, чⷭ҇таѧ приснодв҃о: ра́дꙋйсѧ, бл҃года́тнаѧ, ꙗ҆́кѡ родила̀ є҆сѝ сп҃си́телѧ мі́рꙋ, хрⷭ҇та̀ чл҃вѣколю́бца.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Глꙋбина̀ страсте́й воста̀ на мѧ̀ и҆ бꙋ́рѧ проти́вныхъ вѣ́трѡвъ, но предвари́въ мѧ̀ ты̀ сп҃сѝ, сп҃се, и҆ и҆зба́ви ѿ тлѝ, ꙗ҆́кѡ спа́слъ є҆сѝ ѿ ѕвѣ́рѧ прⷪ҇ро́ка.

Воздержа́нїѧ вѣтри́ломъ ᲂу҆правлѧ́емь въ житїѝ твое́мъ, бл҃же́нне, дости́глъ є҆сѝ въ безстра́стїѧ сла̑внаѧ приста̑нища, и҆ та́кѡ спа́слсѧ є҆сѝ ѿ тлѝ дꙋшепа́гꙋбныхъ страсте́й. гдⷭ҇ь же, по преставле́нїи твое́мъ и҆зба́ви и҆ тѣ́ло твоѐ ѿ тлѝ, и҆ ꙗ҆вѝ є҆̀ нетлѣ́нно, а҆́ще и҆ мнѡ́га лѣ̑та пребы́сть въ нѣ́дрѣхъ земны́хъ. и҆ ны́нѣ молѝ, бл҃госе́рде, гдⷭ҇а, ꙗ҆́кѡ да спасе́тъ и҆ на́съ ѿ всѧ́кїѧ тлѝ, ꙗ҆́коже спа́слъ є҆́сть тебѐ ѿ тлѝ и҆ ѿ ѕвѣ́рѧ прⷪ҇ро́ка.

Вра́гъ сп҃се́нїѧ, и҆скꙋша́ѧй на́съ на грѣхѝ, сластьмѝ пали́тъ, но, ко́ль сїѧ̑ па̑гꙋбна сꙋ́ть, сꙋ́щи тлѧ̀ сме́ртнаѧ. тлѧ́тъ бо добро́тꙋ дꙋшѝ на́шеѧ, тлѧ́тъ и҆ здра́вїе тѣ́ла, и҆ къ си̑мъ гото́вѧтъ на́мъ ѻ҆́гнь неꙋгаса́ющїй, и҆ че́рвь неꙋмира́ющїй. бл҃же́нне сѷмеѡ́не, предстоѧ̀ съ ли́ки а҆́гг҃лѡвъ и҆ ст҃ы́хъ бж҃їихъ человѣ́кѡвъ прⷭ҇то́лꙋ влⷣки, молѝ є҆го̀ съ ни́ми, ꙗ҆́кѡ да и҆зба́витъ ѿ гꙋби́тельства сласте́й и҆ спасе́тъ на́съ, вопїю́щихъ є҆мꙋ̀: спасѝ, сп҃се, и҆ и҆зба́ви ѿ тлѝ, ꙗ҆́кѡ спа́слъ є҆сѝ ѿ ѕвѣ́рѧ прⷪ҇ро́ка.

Мно́гѡ согрѣша́юще на всѧ́кїй ча́съ и҆ грѣхмѝ при́снѡ растлѣва́емїи, та́кѡ слѧ́чени є҆смы̀, ꙗ҆́кѡ не мощѝ на́мъ восклони́ти главы̀ и҆ воззрѣ́ти когда̀ къ нбⷭ҇нѣй добро́тѣ, и҆ бꙋ́рею проти́вныхъ вѣ́трѡвъ та́кѡ ᲂу҆носи́ми дале́че ѿ пꙋтѝ добродѣ́телей и҆ ѿ стезѝ покаѧ́нїѧ, ꙗ҆́кѡ колеба́тисѧ въ на́съ ᲂу҆пова́нїю сп҃се́нїѧ. ты́ же, бл҃же́нне, предстоѧ̀ ны́нѣ всест҃о́мꙋ, къ немꙋ́же и҆ бога́тное стѧжа́лъ є҆сѝ дерзнове́нїе, молѝ, и҆зба́вити ны̀ ѿ тлѝ грѣхо́вныѧ и҆ бꙋ́рю тѣ́хъ проти́вныхъ вѣ́трѡвъ ᲂу҆толи́ти, вопїю́щыѧ: спасѝ, сп҃се, и҆ и҆зба́ви ѿ тлѝ, ꙗ҆́кѡ спа́слъ є҆сѝ ѿ ѕвѣ́рѧ прⷪ҇ро́ка.

Бл҃же́нъ є҆сѝ, ст҃е сѷмеѡ́не, и҆ добро̀ тебѣ̀ є҆́сть, поне́же гдⷭ҇ь зрѧ́ тѧ пра́ведна, вчинѝ съ ли́ки ст҃ы́хъ во ѻ҆би́телехъ нбⷭ҇ныхъ, и҆зба́вль та́кѡ гее́нны, сꙋ́щыѧ тлѝ вѣ́чныѧ. є҆ѧ́же и҆зба́витисѧ и҆ на́мъ молѝ, хрⷭ҇та̀ бг҃а, пою́щымъ є҆мꙋ̀: спасѝ, сп҃се, и҆ и҆зба́ви ѿ тлѝ, ꙗ҆́кѡ спа́слъ є҆сѝ ѿ ѕвѣ́рѧ прⷪ҇ро́ка.

Бг҃оро́диченъ: Пречⷭ҇таѧ влⷣчце, цр҃и́це нбⷭ҇наѧ, стра́хомъ тлѝ вѣ́чныѧ сме́рти содержи́мїи, мо́лимтисѧ, молѝ съ првⷣнымъ сѷмеѡ́номъ, сн҃а твоего̀ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шего, ꙗ҆́кѡ да и҆зба́витъ на́съ тоѧ̀ вопїю́щихъ: сп҃сѝ, сп҃се, и҆ и҆зба́ви ѿ тлѝ, ꙗ҆́кѡ спа́слъ є҆сѝ ѿ ѕвѣ́рѧ прⷪ҇ро́ка.

Конда́къ на пренесе́нїе моще́й, гла́съ д҃:

Наста̀ дне́сь всечⷭ҇тна́ѧ па́мѧть но́вагѡ цѣле́бника првⷣнагѡ сѷмеѡ́на, созыва́етъ же лю́дїе въ пречⷭ҇тны́й хра́мъ ст҃а́гѡ бж҃їѧ а҆рхїере́а нїкола́а, и҆дѣ́же ра́достнѡ соше́дшесѧ бл҃гочести́выхъ мнѡ́жества, ве́селѡ пра́зднꙋютъ пренесе́нїе чⷭ҇тны́хъ и҆ многоцѣле́бныхъ моще́й твои́хъ пра́здникъ. ты́ бо ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ гра́дꙋ на́шемꙋ, и҆ все́й сиби́ри врачевство̀ безме́здное, подава́ѧ и҆сцѣле́нїе съ вѣ́рою приходѧ́щымъ къ тебѣ̀, сѷмеѡ́не всебл҃же́нне. но ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ѧй дерзнове́нїе ко влⷣцѣ хрⷭ҇тꙋ̀, того̀ молѝ спастѝ гра́дъ и҆ лю́ди, молѧ́щыѧсѧ тебѣ̀, па́че же хода́тай бꙋ́ди ко гдⷭ҇ꙋ во дни̑ наше́ствїѧ печа́ли рабѡ́мъ твои̑мъ, да зове́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, сиби́рстѣй странѣ̀ похвало̀ и҆ ᲂу҆твержде́нїе гра́дꙋ на́шемꙋ.

И҆́нъ конда́къ на прославле́нїе, гла́съ в҃:

Мі́ра сꙋ́етнагѡ ѿве́рглсѧ є҆сѝ, да бла̑га вѣ́чныѧ жи́зни наслѣ́диши, возлюби́въ неѕло́бїе и҆ чистотꙋ̀ дꙋшѝ и҆ тѣ́ла. сниска́лъ є҆сѝ, є҆́же возлюби́лъ, свидѣ́тельствꙋютъ бо ѡ҆ се́мъ гро́бъ и҆ нетлѣ́нїе моще́й твои́хъ, и҆ бл҃года́ть чꙋдотворе́нїѧ наипа́че. то́чиши бо цѣльбы̀ всѣ́мъ притека́ющымъ къ тебѣ̀ и҆ непросвѣщє́ннымъ, сѷмеѡ́не бл҃же́нне, чꙋдотво́рче преди́вный.

І҆́косъ:

Многоцѣле́бнагѡ сокро́вища чꙋдотво́рныхъ моще́й твои́хъ нѣ́дра подзє́мнаѧ не сокры́ша, првⷣный сѷмеѡ́не, но въ ѡ҆богаще́нїе и҆зда́ша та́ѧ притека́ющымъ вѣ̑рнымъ и҆ невѣ̑рнымъ. тѣ́мже прїиди́те всѝ и҆ прїими́те бога́тый то́къ цѣльбы̀. ще́драгѡ бо влⷣки ра́бъ ще́дритъ и҆ дае́тъ, и҆ є҆́сть въ подаѧ́нїи неѡскꙋ́денъ. восхвалѧ́юще ᲂу҆̀бо въ пѣ́снехъ сицева́го застꙋ́пника и҆ бл҃годѣ́телѧ на́шего, да зове́мъ є҆мꙋ̀: ра́дꙋйсѧ, сиби́рстѣй странѣ̀ похвало̀ и҆ ᲂу҆твержде́нїе гра́дꙋ на́шемꙋ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ꙗ҆́коже дре́вле бл҃гочести̑выѧ трѝ ѻ҆́троки ѡ҆роси́лъ є҆сѝ въ пла́мени халде́йстѣмъ свѣ́тлымъ бжⷭ҇тва̀ ѻ҆гне́мъ, и҆ на́съ ѡ҆зарѝ, бл҃гослове́нъ є҆сѝ, взыва́ющыѧ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Бл҃гоче́стїе трїе́хъ ѻ҆́трѡкъ вавѷлѡ́нскихъ привлечѐ къ ни̑мъ свѣ́тлый бжⷭ҇тва̀ ѻ҆́гнь, сꙋ́щꙋю бл҃года́ть бж҃їю, сохра́ньшꙋю и҆̀хъ въ пла́мени халде́йстѣмъ невреди̑мы. то́ежде бл҃гоче́стїе привлечѐ и҆ къ твоемꙋ̀, бл҃же́нне, тѣ́лꙋ бл҃года́ть, сохра́ньшꙋю є҆̀ невреди́мо ѿ тлѝ въ нѣ́дрѣхъ земны́хъ. и҆ ны́нѣ, пребыва́ѧй съ на́ми, сѷмеѡ́не, ꙗ҆́кѡ прича́стникъ бжⷭ҇твеннагѡ ѻ҆гнѧ̀, возжзѝ въ на́съ ѻ҆́гнь ре́вности по бл҃гоче́стїю, ꙗ҆́кѡ да и҆ мы̀ си́мъ сохра́ньшесѧ пла́мене страсте́й, воспрїи́мемъ пѣ́снь ѻ҆́нѣхъ ѻ҆трокѡ́въ, є҆́же взыва́ти хрⷭ҇тꙋ̀ вы́нꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Чꙋ́дно бы́сть халде́ємъ видѣ́нїе трїе́хъ ѻ҆трокѡ́въ, неѡпали́вшихсѧ пла́менемъ ѻ҆гнѧ̀. та́кожде ᲂу҆диви́шасѧ хрⷭ҇тоимени́тїи лю́дїе и҆ ᲂу҆мили́шасѧ се́рдцемъ, ви́дѣвше тво́й гро́бъ, бл҃же́нне, восходѧ́щь ѿ землѝ. є҆гда́ же ᲂу҆зрѣ́ша въ не́мъ нетлѣ̑нныѧ мо́щи твоѧ̀ и҆ точа́ща чꙋдесы̀ пресла̑вны бж҃е́ственною си́лою, въ ни́хъ ѡ҆бита́ющею, и҆ па́че почꙋди́шасѧ и҆ стра́хомъ и҆ ра́достїю ѡ҆б̾ѧ́ти бы́вше со ᲂу҆миле́нїемъ славосло́вѧхꙋ гдⷭ҇а, ди́внаѧ творѧ́щаго во ст҃ы́хъ свои́хъ. тѣ́мже и҆ мы̀ торжествꙋ́юще дне́сь па́мѧть твою̀, ст҃е, гла́сомъ трїе́хъ ѻ҆́нѣхъ ѻ҆трокѡ́въ, бл҃года́рственнѡ взыва́емъ хрⷭ҇тꙋ̀ сп҃сꙋ всѣ́хъ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Вои́стиннꙋ ве́лїе, ꙗ҆́коже то̀ трїе́хъ ѻ҆трокѡ́въ въ вавѷлѡ́нѣ, та́кожде и҆ твоѐ, бл҃же́нне, бы́сть ѻ҆́но чꙋ́до, ꙗ҆́кѡ чєстны́ѧ мо́щи твоѧ̑, по толи́цѣхъ лѣ́тѣхъ ѡ҆брѣто́шасѧ цѣ̑лы и҆ неразрꙋши̑мы, сохранѧ́емы въ землѝ бж҃е́ственною бл҃года́тїю, и҆ и҆зда́вшесѧ си́лою є҆ѧ̀ ѿ нѣ́дръ земны́хъ, ꙗ҆́кѡ свѣти́льникъ, є҆гѡ́же гдⷭ҇ь поста́ви не подъ спꙋ́домъ, но на свѣ́щницѣ, да свѣ́титъ всѣ̑мъ сїѧ́нїемъ чꙋде́съ, ѡ҆зари́ша и҆ ѡ҆богати́ша правосла́вныхъ разꙋмѣ́нїемъ бж҃е́ственнымъ. ᲂу҆цѣломꙋ́дритесѧ ны́нѣ, вопїю́щїи, и҆ возлюби́те па́че всѣ́хъ гдⷭ҇а, да бл҃года́ть ѡ҆брѧ́щете вѣ́чнꙋю, є҆ще́ же и҆ подаю́щꙋ всѣ̑мъ и҆сцѣле́нїе притека́ющымъ къ тебѣ̀. тебѣ́ же и҆ мы̀ покланѧ́ющесѧ, ра́достнѡ пое́мъ пѣ́снь трїе́хъ ѻ҆́нѣхъ ѻ҆трокѡ́въ, хрⷭ҇тꙋ̀ сподо́бившꙋ на́съ таковы́ѧ бл҃года́ти. бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Ꙗ҆́кѡ фі́нїѯъ процвѣтѐ тѣ́ло твоѐ нетлѣ́нїемъ, бл҃же́нне, и҆ ꙗ҆́кѡ ке́дръ, и҆́же въ лїва́нѣ, ᲂу҆мно́жисѧ чꙋдесы̀, приносѧ́щи бж҃е́ственнꙋю жи́знь. сегѡ̀ ра́ди сиби́рскаѧ страна̀, и҆мꙋ́щи тѧ̀ моли́твенника, ꙗ҆́кѡ бж҃е́ственный зри́тсѧ ра́й, цвѣ́ты разли̑чныѧ приносѧ́ще чꙋде́съ. и҆́миже, ꙗ҆́кѡ дре́вле вавѷлѡ́нѧне чꙋ́домъ трїе́хъ ѻ҆трокѡ́въ вразꙋмлѧ́еми бы́ша въ и҆́стиннѣй си́хъ вѣ́рѣ, та́кѡ лю́дїе спаса́емїи при́снѡ ᲂу҆твержда́ютсѧ въ и҆́стиннѣй вѣ́рѣ бж҃їей, вводѧ́щей въ живо́тъ вѣ́чный, є҆го́же да́рꙋетъ гдⷭ҇ь свои̑мъ ᲂу҆го́дникѡмъ, бл҃гослове́нъ сы́й бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Бг҃оро́диченъ: Зри́ши, прест҃а́ѧ дв҃о, ꙗ҆́кѡ въ пла́мени грѣхо́внѣмъ и҆счеза́ютъ дні́е на̑ша. мл҃твами твои́ми съ првⷣнымъ сѷмеѡ́номъ сотворѝ, ꙗ҆́кѡ да не погꙋби́тъ сі́й пла́мень на́съ до конца̀, но росо́ю свѣ́тлагѡ бж҃е́ственнагѡ ѻ҆гнѧ̀ ᲂу҆тꙋ́шенъ бꙋ́детъ. и҆ мы̀ та́кѡ невреди́ми ѿ пла́мене є҆гѡ̀ ꙗ҆ви́вшесѧ, пода́телю тогѡ̀ ѻ҆гнѧ̀ сн҃ꙋ твоемꙋ̀ вы́нꙋ взыва́емъ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Нестерпи́момꙋ ѻ҆гню̀ соедини́вшесѧ, бг҃оче́стїѧ предстоѧ́ще ю҆́нѡши, пла́менемъ же неврежде́ни бж҃е́ственнꙋю пѣ́снь поѧ́хꙋ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ꙗ҆́коже бл҃гочести́вїи ѻ҆́троцы въ пещѝ вавѷлѡ́нстѣй пла́менемъ и҆ногда̀ неврежде́ни бы́ша, бж҃е́ственною си́лою та́кѡ сподо́бившїисѧ по́мощи твоеѧ̀, бл҃же́нне, спасе́ни бы́ша, ѿ многоразли́чныхъ ѕѡ́лъ, ꙗ҆́кѡ пла́менемъ ѻ҆гнѧ̀ и҆̀хъ ѡ҆бдержа́щихъ. тѣ́мже ѡ҆бновлѧ́ющїѧсѧ въ дꙋша́хъ вѣ́рныхъ чꙋдеса̀ твоѧ̑ дне́сь въ па́мѧти твое́й, ꙗ҆́коже чꙋ́до въ пещѝ вавѷлѡ́нстѣй ю҆́нѡши ѻ҆́ны, пѣ́ти всѣ́хъ наꙋча́ютъ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃ото́чный и҆сто́чникъ, ѡ҆роша́ющь стра́ждꙋщихъ въ пла́мени нестерпи́мыхъ ѕѡ́лъ, гдⷭ҇ь ꙗ҆ви́ тѧ, бл҃же́нне, ꙗ҆́кѡ вои́стиннꙋ сокро́вище дарова́нїй, мы́ же, моли́твами твои́ми, сподоблѧ́емсѧ бы́ти невреди́ми ѿ ѕлы́хъ. ѿ незави́стныхъ бо во́дъ дх҃о́вныѧ бл҃года́ти всѣ̑мъ, съ те́плою вѣ́рою прибѣга́ющымъ къ тебѣ̀, подае́ши бл҃гопотрє́бнаѧ ко сп҃се́нїю, и҆ та́кѡ твори́ши, ꙗ҆́кѡ да всѝ ра́достнѡ торжествꙋ́юще па́мѧть твою̀, согла́снѡ вопїе́мъ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Чꙋде́съ твои́хъ, бл҃же́нне, рѣ́ки и҆злїѧ́вшесѧ и҆сцѣле́нїй, бе́зднꙋ тѧ̀ ꙗ҆ви́ша, точа́щꙋ бл҃года́ть гдⷭ҇а. и҆ні́и бо стражда̀ нестерпи́мою бо́лїю во ѻ҆́чїю своє́ю, пе́рстїю то́кмо ѿ гро́ба твоегѡ̀ ѡ҆бложи́вше ѧ҆̀, и҆ ѡ҆ се́мъ ᲂу҆крѣпи́вшесѧ, прозрѣ́ша, дрꙋзі́и же прикоснове́нїемъ то́кмо къ мощє́мъ твои̑мъ ѡ҆блегче́нїе въ болѣ́зни полꙋчи́ша: пре́жде сꙋ́щїи нѣмі́и глаго́ланїе прїѧ́ша: печа́льнїи крѣ́пкое ᲂу҆тѣше́нїе, хромі́и бл҃готече́нїе, разсла́бленнїи и҆справле́нїе, болѧ́щїи нога́ма здра́вїе: та́кожде мнѡ́ги ᲂу҆трѡ́бы неплѡ́дны содѣ́лашасѧ многоча̑дны, пїю́ще то́кмо во́дꙋ ѿ мѣ́ста ꙗ҆вле́нїѧ твои́хъ моще́й, мнѡ́зи же є҆ле́емъ ѿ канди́ла твоегѡ̀ и҆сцѣли́шасѧ ѿ неисцѣ́льныхъ болѣ́зней. и҆ всѣ̑мъ всѧ́кѡ пролива́еши тꙋ̑чи врачева́нїй, ᲂу҆ставлѧ́ѧ пале́нїе недꙋ́гѡвъ, и҆ лю́ди си́хъ свобо́ждшыѧсѧ ᲂу҆строѧ́еши пѣснопѣ́ти: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Вельми́ тѧ просла́ви гдⷭ҇ь, бл҃же́нне, въ чꙋдесѣ́хъ, ѿ любве́ бо и҆ вѣ́ры ст҃о́е то́кмо и҆́мѧ твоѐ призыва́ющїи, а҆́бїе ᲂу҆слы́шани быва́ютъ ꙗ҆́коже плѣне́ннїи и҆ногда̀ пога́ными, и҆ стра́ждꙋщїи ѿ дꙋ́хъ нечи́стыхъ, и҆ и҆ні́и мнѡ́зи болѧ́щїи, и҆ николи́же скꙋ́дни по́мощи твоеѧ̀ ѡ҆ставлѧ́ютсѧ. и҆ не то́чїю тща́щымсѧ и҆́мѧ твоѐ нарица́ти, но и҆ ѻ҆́бразъ тво́й, любо́вїю, ꙗ҆́же къ тебѣ̀, написꙋ́ющымъ, вели́къ помо́щникъ ꙗ҆влѧ́ешисѧ. къ си̑мъ же и҆ невѣ́дꙋщымъ тѧ̀ болѧ́щымъ, ꙗ҆́кѡ и҆ во мнѡ́ги стра́ны и҆ вє́си произы́де и҆ слы́шана бы́сть сла́ва и҆́мене твоегѡ̀, въ со́нїихъ ꙗ҆влѧ́ѧсѧ, врачꙋ́еши ѧ҆̀. тѣ́мже па́мѧть твою̀ пра́зднꙋюще, въ прославле́нїе гдⷭ҇а просла́вльшагѡ та́кѡ тѧ̀ велегла́снѡ взыва́емъ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Ѻ҆́бразы носѧ́щи дре́вле твоегѡ̀ ржⷭ҇тва̀, ю҆́нѡши не ѡ҆палѧ́етъ, дв҃о, пе́щь, ꙗ҆́коже не ѡ҆палѝ ᲂу҆тро́бꙋ твою̀ ѻ҆́гнь бжⷭ҇твенный. всѧ̑ бо твори́тъ і҆и҃съ сн҃ъ тво́й, бг҃ъ и҆ чл҃вѣ́къ, є҆го́же превозно́симъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ і҆и҃левъ, воздви́гнꙋвый ро́гъ сп҃се́нїѧ на́мъ въ домꙋ̀ дв҃да ѻ҆́трока своегѡ̀, милосе́рдїѧ ра́ди млⷭ҇ти, въ ни́хже посѣтѝ на́съ восто́къ съ высоты̀, и҆ напра́вилъ ны̀ є҆́сть на пꙋ́ть ми́ра.

Бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ, ꙗ҆ви́вый тѧ̀, бл҃же́нне, споспѣ́шника всѣ̑мъ ко сп҃се́нїю житїе́мъ твои́мъ и҆ наста́вника сло́вомъ. лѣ́ствица бо нб҃овосхо́днаѧ житїѐ твоѐ бы́сть, сло́во же твоѐ бл҃года́тїю срастворе́но є҆́сть, наꙋча́юще трезве́нїю дꙋшѝ и҆ тѣ́ла, и҆ воздержа́нїю по бл҃гоче́стїю, и҆ та́кѡ направлѧ́юще всѣ́хъ на пꙋ́ть ми́ра.

Бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ, дарова́вый на́мъ тебѐ, бл҃же́нне, чꙋдотво́рца преди́вна, кꙋ́пнѡ же и҆ стѣ́нꙋ и҆ предгра́дїе ѿ ѧ҆зыкоѕло́бїѧ и҆ ѡ҆ѕлобле́нїѧ заблꙋ́ждшихъ ѿ и҆́стинныѧ вѣ́ры. и҆́хже чꙋдесы̀ ѿ моще́й твои́хъ дале́че ѿгна́лъ є҆сѝ ѿ ѻ҆́бласти верхотꙋ́рскїѧ, не терпѧ̀ рачи́телей є҆ресе́й и҆ хꙋле́нїѧ и҆спо́лненныхъ на правосла́вїе бы́ти та́мѡ, и҆дѣ́же ꙗ҆ви́шасѧ мо́щи твоѧ̑: чꙋ̑днаѧ бо зна́мєнїѧ ѿ си́хъ, ꙗ҆́кѡ ѻ҆́гнь палѧ́щь, ꙗ҆ви́шасѧ въ посрамле́нїе є҆ретїкѡ́мъ, на́мъ же всѣ̑мъ во ᲂу҆твержде́нїе на пꙋ́ть ми́ра.

Бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ, поста́вивый тѧ̀, бл҃же́нне, хода́таѧ на нб҃сѝ и҆ моли́твенника ѡ҆ на́съ. а҆́ще бо и҆ землѧ̀ сокры́ла тѧ̀, но горѣ́ тѧ всѝ бога́тна и҆́мамы предста́телѧ и҆ моли́твенника къ бг҃ꙋ, любо́вїю чтꙋ́щыѧ тѧ̀, ꙗ҆́коже и҆ногда̀ моли́твами твои́ми, спа́слъ є҆сѝ и҆ны̑ѧ ѿ потопле́нїѧ, и҆ны̑ѧ ѿ ѻ҆́гненнагѡ запале́нїѧ, призыва́ющыѧ ст҃о́е и҆́мѧ твоѐ и҆ молѧ́щыѧсѧ тебѣ̀ ѡ҆ по́мощи, и҆ и҆ны̑ѧ ѿ неизбѣ́жныѧ сме́рти въ болѣ́зни и҆́хъ: и҆ та́кѡ всѣ́хъ напра́вилъ є҆сѝ на пꙋ́ть ми́ра.

Бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ, сподо́бивый прославле́нїе твоѐ, бл҃же́нне, свѣтоза́рное и҆ чꙋдеса̀ пресла̑внаѧ воспѣ́ти, є҆ли́кѡ мо́щно є҆́сть на́мъ. ты́ же, бл҃госе́рде, не ѿста́ви по́мощи твоеѧ̀ ѿ на́съ, со ᲂу҆миле́нїемъ про́симъ тѧ̀, и҆ не помѧнѝ беззако́нїй на́шихъ, но ѡ҆брати́сѧ на ми́лость, и҆ молѝ ми́лостиваго бг҃а, дарова́ти ми́ръ мі́рови, и҆ всѣ̑мъ согрѣше́нїй проще́нїе и҆ дꙋша́мъ, и҆ тѣлесє́мъ здра́вїе и҆ напра́вити всѣ́хъ на пꙋ́ть ми́ра.

Бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ, тобо́ю, прест҃а́ѧ дв҃о, посѣти́вый на́съ восто́къ свы́ше, просвѣти́ти во тьмѣ̀ и҆ сѣ́ни сѣдѧ́щыѧ, и҆ напра́вити но́ги на́шѧ на пꙋ́ть ми́ра.

Свѣти́ленъ, гла́съ в҃.

Свѣ́тлѡ возсїѧ̀ дне́сь па́мѧть твоѧ̀, бл҃же́нне сѷмеѡ́не, лꙋча́ми мно́гѡ ѡ҆блиста́ющи твои́хъ добродѣ́тельныхъ дѣѧ́нїй, и҆ ѡ҆зарѧ́ющи вѣ́рныхъ ра́зꙋмы свѣ́томъ чꙋде́съ твои́хъ. сїю̀ ᲂу҆̀бо пра́зднꙋюще, ра́достнѡ сла́вимъ тѧ̀ и҆ любо́вїю ᲂу҆бл҃жа́емъ, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ. є҆го́же молѝ и҆зба́вити ны̀ ѿ мра́ка грѣхо́внагѡ, и҆ просвѣти́ти свѣ́томъ за́повѣдей, разори́ти же и҆ всю̀ мра́чнꙋю тьмꙋ̀ напа́стей, на́съ ѡ҆блежа́щихъ, и҆ ѡ҆блиста́ти весе́лїемъ сердца̀, и҆ спастѝ дꙋ́шы на́шѧ.

Бг҃оро́диченъ: Свѣ́та немерца́ющагѡ вмѣсти́лище ꙗ҆ви́ласѧ є҆сѝ, пречⷭ҇таѧ дв҃о, носи́вши хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ, и҆́же є҆́сть свѣ́тъ присносꙋ́щный, просвѣща́ѧй всѧ́каго человѣ́ка грѧдꙋ́щаго въ мі́ръ. тѣ́мже тѧ̀ по до́лгꙋ ᲂу҆бл҃жа́емъ.

Краткое житие праведного Симеона Верхотурского (Меркушинского)

Пра­вед­ный Си­ме­он Вер­хо­тур­ский ро­дил­ся в на­ча­ле XVII ве­ка в ев­ро­пей­ской ча­сти Рос­сии в се­мье бла­го­че­сти­вых дво­рян. По­ви­ну­ясь Бо­же­ствен­но­му во­ди­тель­ству, он оста­вил по­че­сти и зем­ное бо­гат­ство и уда­лил­ся за Урал. В Си­би­ри пра­вед­ный Си­ме­он жил как про­стой стран­ник, скры­вая свое про­ис­хож­де­ние. Ча­ще все­го он по­се­щал се­ло Мер­ку­шин­ское, на­хо­див­ше­е­ся неда­ле­ко от го­ро­да Вер­хо­ту­рья, где мо­лил­ся в де­ре­вян­ной церк­ви.

С бла­го­ве­сти­ем о Три­еди­ном Бо­ге, о веч­ной жиз­ни в Цар­стве Небес­ном пра­вед­ный Си­ме­он хо­дил по окрест­ным се­ле­ни­ям. Он не чуж­дал­ся и ино­вер­цев во­гу­лов, ко­рен­ных жи­те­лей это­го края, ко­то­рые по­лю­би­ли свя­то­го за его чи­стое жи­тие. С по­мо­щью бла­го­да­ти Бо­жи­ей пра­вед­ный Си­ме­он про­бу­дил в серд­цах во­гу­лов стрем­ле­ние к доб­ро­детель­ной жиз­ни. В дев­ствен­ной си­бир­ской тай­ге он пре­да­вал­ся Бо­го­мыс­лию, в каж­дом жи­вом су­ще­стве ви­дя неиз­ре­чен­ную пре­муд­рость «Со­тво­рив­ше­го вся».

По­движ­ник ни­ко­гда не оста­вал­ся празд­ным. Он хо­ро­шо умел шить шу­бы и, об­хо­дя се­ла, ра­бо­тал в до­мах у кре­стьян, не при­ни­мая за тру­ды ни­ка­ко­го воз­на­граж­де­ния. Чтобы из­бе­жать по­хвал за свою ра­бо­ту, пра­вед­ный Си­ме­он остав­лял ее неза­вер­шен­ной и ухо­дил от за­каз­чи­ков. За это ему при­хо­ди­лось пе­ре­но­сить оскорб­ле­ния и да­же по­бои, но он при­ни­мал их со сми­ре­ни­ем и мо­лил­ся о сво­их обид­чи­ках. Так он до­стиг со­вер­шен­но­го сми­ре­ния и нес­тя­жа­тель­ства.

Мно­го мо­лил­ся свя­той Си­ме­он об укреп­ле­нии в ве­ре но­вопро­све­щен­ных жи­те­лей Си­би­ри. Свою мо­лит­ву по­движ­ник со­еди­нял с по­дви­гом ко­ле­но­пре­клон­но­го сто­я­ния на камне в дре­му­чей тай­ге. В де­ся­ти вер­стах от Мер­ку­ши­на на бе­ре­гу ре­ки Ту­ры по­движ­ник имел уеди­нен­ное ме­сто, где ло­вил ры­бу. Но и здесь он про­яв­лял воз­дер­жа­ние: ры­бы он до­бы­вал ров­но столь­ко, сколь­ко тре­бо­ва­лось ему для днев­но­го про­пи­та­ния.

Бла­жен­ная кон­чи­на свя­то­го му­жа по­сле­до­ва­ла сре­ди ве­ли­ких по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы. Скон­чал­ся он в 1642 го­ду и был по­гре­бен на Мер­ку­шин­ском по­го­сте у хра­ма Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла.

Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка, ко­то­рый оста­вил все зем­ное ра­ди слу­же­ния Ему Еди­но­му. В 1692 го­ду, спу­стя 50 лет по­сле кон­чи­ны свя­то­го, жи­те­ли се­ла Мер­ку­шин­ско­го чу­дес­ным об­ра­зом об­ре­ли от­крыв­ше­е­ся нетлен­ное те­ло пра­вед­ни­ка, имя ко­то­ро­го они за­бы­ли. Вско­ре от явив­ших­ся мо­щей ста­ли со­вер­шать­ся мно­го­чис­лен­ные ис­це­ле­ния. Был ис­це­лен раз­би­тый па­ра­ли­чом че­ло­век, за этим по­сле­до­ва­ли и дру­гие ис­це­ле­ния. Мит­ро­по­лит Си­бир­ский Иг­на­тий (Рим­ский-Кор­са­ков, 1692–1700) по­слал лю­дей для осви­де­тель­ство­ва­ния фак­тов. Один из них, иеро­ди­а­кон Ни­ки­фор Ам­вро­си­ев, в пу­ти мо­лил­ся Бо­гу и неза­мет­но по­гру­зил­ся в лег­кую дре­мо­ту. Вдруг он уви­дел пе­ред со­бой че­ло­ве­ка в бе­лой одеж­де, сред­не­го воз­рас­та, во­ло­сы его бы­ли ру­со­го цве­та. Доб­рым взгля­дом он смот­рел на Ни­ки­фо­ра и на во­прос по­след­не­го: «Кто ты?» – явив­ший­ся от­ве­тил: «Я Си­ме­он Мер­ку­шин­ский», – и стал неви­ди­мым.

В «Ико­но­пис­ном Под­лин­ни­ке» под 16 ап­ре­ля зна­чит­ся: «Свя­тый и пра­вед­ный Си­ме­он Мер­ку­шин­ский и Вер­хо­тур­ский, иже в Си­би­ри но­вый чу­до­тво­рец; по­до­би­ем рус, бра­да и вла­сы на гла­ве аки Козь­мы Без­среб­рен­ни­ка; ри­зы на нем про­сты, рус­ския».

Мит­ро­по­лит Иг­на­тий, убе­див­шись в нетле­нии мо­щей свя­то­го Си­мео­на, вос­клик­нул: «Сви­де­тель­ствую и я, что во­ис­ти­ну это мо­щи пра­вед­но­го и доб­ро­де­тель­но­го че­ло­ве­ка: во всем по­доб­ны они мо­щам древ­них свя­тых. Сей пра­вед­ник по­до­бен Алек­сию, мит­ро­по­ли­ту Мос­ков­ско­му, или же Сер­гию Ра­до­неж­ско­му, ибо он спо­до­бил­ся от Бо­га нетле­ния, по­доб­но сим све­тиль­ни­кам ве­ры Пра­во­слав­ной».

И ныне по мо­лит­вам свя­то­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го Гос­подь яв­ля­ет бла­го­дат­ную по­мощь, уте­ше­ние, укреп­ле­ние, вра­зум­ле­ние, вра­че­ва­ние душ и те­лес и из­бав­ле­ние от лу­ка­вых и нечи­стых ду­хов. Бед­ству­ю­щие пут­ни­ки по мо­лит­вам свя­то­го по­лу­ча­ют из­бав­ле­ние от смер­ти. Осо­бен­но ча­сто си­би­ря­ки об­ра­ща­ют­ся с мо­лит­ва­ми к Вер­хо­тур­ско­му чу­до­твор­цу при глаз­ных бо­лез­нях и все­воз­мож­ных па­ра­ли­чах.

12 сен­тяб­ря 1704 го­да по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та То­боль­ско­го Фило­фея бы­ло со­вер­ше­но пе­ре­не­се­ние свя­тых мо­щей пра­вед­но­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го из хра­ма в честь Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла в Вер­хо­тур­ский мо­на­стырь во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. В этот день Цер­ковь празд­ну­ет вто­рую па­мять свя­то­го пра­вед­но­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го (пер­вая – 18 де­каб­ря).

Полное житие праведного Симеона Верхотурского (Меркушинского)

Пра­вед­ный Си­ме­он, сын бла­го­род­ных ро­ди­те­лей, ро­дил­ся вне пре­де­лов Си­би­ри в на­ча­ле XVII ве­ка. Дво­ря­нин по про­ис­хож­де­нию, он пре­зрел все мир­ские по­че­сти, уда­лил­ся из Рос­сии за Урал в Си­бирь и при­был в Вер­хо­тур­скую об­ласть. Но свя­той не по­се­лил­ся в са­мом го­ро­де Вер­хо­ту­рье, ибо он из­бе­гал мир­ской су­е­ты, а го­род Вер­хо­ту­рье был из­ве­стен то­гда как тор­го­вое ме­сто, где труд­но бы­ло ве­сти тихую жизнь, как то­го же­лал св. Си­ме­он. По­се­му он оста­но­вил­ся в се­ле Мер­ку­шине, ко­то­рое от­сто­я­ло от Вер­хо­ту­рья верст на пять­де­сят. Са­мая при­ро­да то­го ме­ста рас­по­ла­га­ла свя­то­го му­жа к бо­го­мыс­лию и от­шель­ни­че­ским тру­дам. Ве­ли­че­ствен­ные кед­ры, гро­мад­ные ели, гу­стые ле­са, ме­ста­ми пре­крас­ные до­ли­ны, взды­мав­ши­е­ся ска­ли­стые уте­сы при­вле­ка­ли к се­бе по­движ­ни­ка. Он не жил по­сто­ян­но в се­ле Мер­ку­шине, но ча­сто остав­лял его, стран­ни­ком хо­дил по окрест­ным се­лам и де­рев­ням или уеди­нял­ся где-ли­бо на бе­ре­гах ре­ки Ту­ры, пре­да­ва­ясь раз­лич­ным по­дви­гам и в мо­лит­ве бе­се­дуя с Со­зда­те­лем. Твер­дой сво­ей ве­рой в Бо­га он по­да­вал всем при­мер бла­го­че­сти­вой жиз­ни. Он не хо­тел, чтобы ру­ки его оста­ва­лись празд­ны­ми, но сам снис­ки­вал се­бе про­пи­та­ние. За­быв о сво­ем бла­го­род­ном про­ис­хож­де­нии на зем­ле, он вос­хо­тел сде­лать­ся при­част­ни­ком Цар­ства Хри­сто­ва и граж­да­ни­ном гор­не­го Иеру­са­ли­ма. О тру­до­лю­бии пра­вед­но­го Си­мео­на оста­лась неиз­гла­ди­мая па­мять в потом­стве. Он за­ни­мал­ся ши­тьем шуб с на­шив­ка­ми и та­ким об­ра­зом до­ста­вал про­пи­та­ние се­бе и по­мо­гал дру­гим. По вре­ме­нам пра­вед­ный Си­ме­он уда­лял­ся в уеди­нен­ное ме­сто на бе­ре­гу ре­ки Ту­ры, в де­ся­ти вер­стах от Мер­ку­ши­на, и здесь за­ни­мал­ся уже­ньем ры­бы. И до­се­ле ука­зы­ва­ют это ме­сто на пра­вом бе­ре­гу. Си­ме­он са­дил­ся здесь под рас­ки­ди­стой елью на камне, ко­то­рый су­ще­ству­ет еще до сих пор. Так за­ня­ти­я­ми свя­то­го бы­ло: в зим­нее вре­мя – ши­тье шуб, в лет­нее – лов­ля ры­бы.

Бо­га­тый сми­ре­ни­ем, пра­вед­ный Си­ме­он от­ли­чал­ся пол­ной нес­тя­жа­тель­но­стью. За­ни­ма­ясь ши­тьем шуб, он об­хо­дил окрест­ные се­ле­ния и ра­бо­тал в до­мах раз­ных кре­стьян. Неред­ко при сем при­хо­ди­лось бла­жен­но­му ис­пы­ты­вать раз­ные неудоб­ства и ли­ше­ния, но он все пе­ре­но­сил, сла­вя и бла­го­да­ря Гос­по­да. Ча­сто, да­же ко­гда ра­бо­та в до­ме ка­ко­го-ли­бо по­се­ля­ни­на бы­ла не со­всем окон­че­на, Си­ме­он тай­но ухо­дил из до­ма. За это его осуж­да­ли, но свя­той по сво­е­му обы­чаю тер­пе­ли­во пе­ре­но­сил все на­ре­ка­ния. То­гда по­ня­ли, что свя­той муж по­сту­па­ет так для то­го, чтобы укло­нить­ся от пла­ты за свой труд.

Свя­той Си­ме­он неуклон­но по­се­щал храм во имя Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла, быв­ший в се­ле Мер­ку­шине. Ко всем от­но­сил­ся он при­вет­ли­во, ста­рал­ся всем слу­жить, всем по­мо­гать. Св. Си­ме­он был крайне воз­дер­жан, лю­бил уеди­нение, от­ли­чал­ся чи­сто­той не толь­ко те­лес­ной, но и ду­шев­ной, ко всем пи­тал лю­бовь нели­це­мер­ную.

Так под­ви­зал­ся пра­вед­ный Си­ме­он и, еще не до­жив до ста­ро­сти, с ве­рою ото­шел к Гос­по­ду, Ко­то­ро­му как ис­тин­ный и вер­ный раб слу­жил все дни свой жиз­ни. Его бла­жен­ная кон­чи­на по­сле­до­ва­ла око­ло 1642 г. Чест­ное те­ло его бы­ло по­гре­бе­но в Мер­ку­шине неда­ле­ко от церк­ви во имя свя­то­го Ми­ха­и­ла, Ар­хи­ст­ра­ти­га Сил Небес­ных.

Не мно­го из­ве­стий о по­движ­ни­че­ской жиз­ни се­го пра­вед­но­го му­жа до­шло до нас, но яс­нее вся­ких из­ве­стий го­во­рят о бла­го­че­сти­вой жиз­ни св. Си­мео­на ис­це­ле­ния, ко­то­рые обиль­ной стру­ей ис­те­ка­ют от мо­щей се­го ве­ли­ко­го угод­ни­ка Бо­жия уже бо­лее трех сто­ле­тий. Сми­рен­ный при сво­ей жиз­ни, Си­ме­он не лю­бил про­слав­ле­ния люд­ско­го, из­бе­гал сла­вы се­го су­ет­но­го ми­ра. По­се­му па­мять о нем уже на­чи­на­ла ис­че­зать, но Бо­гу не бы­ло угод­но, чтобы за­быт был на зем­ле тот, кто все зем­ное за­был ра­ди Него.

В 1692 г. за­ме­ти­ли, что гроб пра­вед­но­го Си­мео­на стал под­ни­мать­ся из зем­ли. Все бы­ли по­ра­же­ны та­ким яв­ле­ни­ем, но еще бо­лее воз­рос­ло изум­ле­ние, ко­гда сквозь рас­ще­лив­ши­е­ся дос­ки гро­бо­вой крыш­ки уви­де­ли нетлен­ные остан­ки. А меж­ду тем уже не бы­ло че­ло­ве­ка, ко­то­рый мог бы при­пом­нить имя пра­вед­ни­ка, гроб ко­е­го так чу­дес­но стал яв­лять­ся. Все жи­те­ли удив­ля­лись та­ко­му необы­чай­но­му яв­ле­нию и бла­го­да­ри­ли Гос­по­да, яв­ля­ю­ще­го вер­ных ра­бов Сво­их. Вско­ре бла­го­го­вей­ное по­чи­та­ние но­во­яв­лен­ных мо­щей еще бо­лее уси­ли­лось, ко­гда от них ста­ли со­вер­шать­ся чу­до­тво­ре­ния.

В то са­мое вре­мя один во­е­во­да – Ан­то­ний Са­ве­лов – дол­жен был ехать в Нер­чинск. Слу­га это­го во­е­во­ды Гри­го­рий еще за год до то­го впал в тя­же­лый недуг: все те­ло его рас­сла­бе­ло, так что он не мог ни хо­дить, ни де­лать что-ли­бо сво­и­ми ру­ка­ми. Не же­лая остав­лять сво­е­го слу­ги, во­е­во­да взял его с со­бою на ме­сто но­вой служ­бы. Но в до­ро­ге Гри­го­рию сде­ла­лось еще ху­же. Путь их ле­жал через Вер­хо­ту­рье. При­быв ту­да, Гри­го­рий узнал от мест­ных жи­те­лей о мо­щах но­во­яв­лен­но­го пра­вед­ни­ка и о том, что при гро­бе его по­да­ют­ся ис­це­ле­ния. Слы­ша сии рас­ска­зы, Гри­го­рий стал раз­мыш­лять: «Быть мо­жет, Гос­подь и мне по­даст ис­це­ле­ние по мо­лит­вам Сво­е­го но­во­яв­лен­но­го угод­ни­ка». По­се­му он про­сил сво­е­го гос­по­ди­на, чтобы тот поз­во­лил ему съез­дить в Мер­ку­ши­но. Са­ве­лов поз­во­лил ему это. И вот, при­быв в Мер­ку­ши­но, Гри­го­рий над мо­ги­лой пра­вед­но­го по­про­сил сна­ча­ла от­слу­жить мо­ле­бен свя­то­му Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу, а по­том от­петь па­ни­хи­ду при гро­бе но­во­яв­лен­но­го свя­то­го. Усерд­но мо­лил­ся Гри­го­рий о том, чтобы Гос­подь да­ро­вал ему ис­це­ле­ние по мо­лит­вам Сво­е­го угод­ни­ка. По­сле се­го он взял зем­ли с гро­ба, об­тер ею чле­ны сво­е­го те­ла и тот­час по­чув­ство­вал се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вым. В ра­до­сти он стал про­слав­лять Гос­по­да и рас­ска­зы­вал окру­жа­ю­щим о чу­дес­ной по­мо­щи свы­ше.

Сре­ди слы­шав­ших об ис­це­ле­нии Гри­го­рия был слу­га во­е­во­ды си­бир­ско­го Ан­дрея На­рыш­ки­на Илия Го­ло­ва­чев. Он силь­но стра­дал гла­за­ми: на них об­ра­зо­ва­лась зло­ка­че­ствен­ная опу­холь, и от ве­ли­кой бо­ли Илия да­же не мог гля­деть. Стра­шась со­вер­шен­но по­те­рять свое зре­ние, он об­ра­тил­ся к Гос­по­ду с усерд­ной мо­лит­вой об ис­це­ле­нии. В та­ком по­ло­же­нии его на­шел Гри­го­рий, сам недав­но по­лу­чив­ший ис­це­ле­ние от сво­е­го неду­га по мо­лит­вам св. Си­мео­на. Гри­го­рий стал уте­шать Илию: «Не пре­да­вай­ся пе­ча­ли и от­ча­я­нию; вспом­ни, как ми­ло­серд Гос­подь. Див­ны Его бла­го­де­я­ния ро­ду че­ло­ве­че­ско­му. И на мне, греш­ном, Он недав­но про­явил Свою ми­лость, ис­це­лил ме­ня от тяж­ко­го неду­га по мо­лит­вам пра­вед­но­го че­ло­ве­ка Бо­жия, но­во­яв­лен­но­го си­бир­ско­го чу­до­твор­ца. Об­ра­тись с мо­лит­вой к се­му угод­ни­ку Бо­жию и мо­жешь по­лу­чить об­лег­че­ние и ис­це­ле­ние».

По прось­бе Илии Гри­го­рий дал ему зем­ли с гро­ба мер­ку­шин­ско­го чу­до­твор­ца. Илия с ве­рой, что пра­вед­ник по­мо­жет ему, при­ло­жил сию зем­лю к гла­зам. В сле­ду­ю­щую же ночь во вре­мя сна боль­ной по­чув­ство­вал, что из глаз его вы­де­ля­ет­ся ка­кая-то жид­кость. Проснув­шись, он за­ме­тил, что по ли­цу у него те­чет из глаз кровь. Ко­гда же сня­ли по­вяз­ку, то вме­сте с нею от­ста­ла и са­мая опу­холь. С ве­ли­кой ра­до­стью по­спе­шил Илия прид­ти утром к сво­е­му гос­по­ди­ну и рас­ска­зал ему обо всем слу­чив­шем­ся; при сем он про­сил у На­рыш­ки­на поз­во­ле­ния съез­дить в Мер­ку­ши­но на по­кло­не­ние мо­щам но­во­яв­лен­но­го чу­до­твор­ца и по­лу­чил на то со­гла­сие.

Дочь то­го же На­рыш­ки­на стра­да­ла так­же глаз­ной бо­лез­нью. Слы­ша о чу­де­сах в Мер­ку­шине, во­е­во­да от­пра­вил­ся с нею в то се­ле­ние. Здесь по­сле па­ни­хи­ды над гро­бом пра­вед­ни­ка боль­ная по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние, как толь­ко при­ло­жи­ла к гла­зам сво­им зем­лю, взя­тую с гро­ба свя­то­го.

Слух о яв­ле­нии мо­щей ско­ро до­стиг и до То­боль­ска. В то вре­мя Вер­хо­тур­ская стра­на при­над­ле­жа­ла к Си­бир­ской епар­хии. То­боль­ские иерар­хи с осо­бен­ным рве­ни­ем на­блю­да­ли за чи­сто­той пра­во­слав­ной ве­ры. Меж­ду тем в сию стра­ну бы­ли от­прав­ля­е­мы раз­лич­ные лю­ди, укло­нив­ши­е­ся от ис­тин­но­го пра­во­сла­вия. По­се­му то­боль­ские свя­ти­те­ли ча­сто са­ми со­вер­ша­ли объ­ез­ды сво­ей епар­хии или же по­ру­ча­ли сие ко­му-ли­бо из сво­их по­мощ­ни­ков. В 1693 г. с та­кой це­лью при­был в Вер­хо­ту­рье кли­рик Си­бир­ско­го ар­хи­ерея, по име­ни Мат­фей. Из Вер­хо­ту­рья он на­пра­вил­ся в Мер­ку­ши­но. Здесь ему был по­ка­зан вы­хо­дя­щий из зем­ли гроб с нетлен­ны­ми остан­ка­ми. Уве­рив­шись в дей­стви­тель­но­сти се­го уди­ви­тель­но­го яв­ле­ния, Мат­фей до­нес о сем сво­е­му вла­ды­ке, мит­ро­по­ли­ту То­боль­ско­му Иг­на­тию, неза­дол­го до это­го при­быв­ше­му в свою епар­хию. Кро­ме то­го, упо­мя­ну­тый Мат­фея по­ве­лел свя­щен­ни­ку той церк­ви Иоан­ну Ан­дре­еви­чу и цер­ков­но­му ста­ро­сте с при­хо­жа­на­ми по­ста­вить неболь­шой сруб, или «го­луб­чик», над вы­хо­дя­щим гро­бом. Сие и бы­ло немед­лен­но устро­е­но. Вско­ре по­сле это­го, в 1694 г., при гро­бе пра­вед­но­го про­изо­шло сле­ду­ю­щее чу­дес­ное ис­це­ле­ние. В Вер­хо­ту­рье жил то­гда один пуш­карь по име­ни Иоанн Гри­горь­ев. Его по­стиг­ла тяж­кая бо­лезнь: он со­вер­шен­но рас­слаб, так что, не на­де­ясь вы­здо­ро­веть, стал уже го­то­вить­ся к смер­ти. Бо­лезнь все уси­ли­ва­лась. И вот од­наж­ды, на­хо­дясь в та­ком тя­гост­ном по­ло­же­нии, он во сне услы­хал го­лос: «Иоанн, иди в се­ло Мер­ку­ши­но; ве­ли свя­щен­ни­ку той церк­ви от­петь мо­ле­бен свя­то­му Ар­хан­ге­лу Бо­жию Ми­ха­и­лу, а у вы­хо­дя­ще­го гро­ба – со­вер­шить па­ни­хи­ду, и бу­дешь здрав».

Про­бу­див­шись от сна, Иоанн тот­час же по­слал сво­е­го сы­на Сте­фа­на к свя­щен­ни­ку в се­ло Мер­ку­ши­но. Там по прось­бе Сте­фа­на был со­вер­шен мо­ле­бен свя­то­му Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу и от­пе­та па­ни­хи­да над гро­бом пра­вед­ни­ка. В сие са­мое вре­мя в Вер­хо­ту­рье рас­слаб­лен­ный Иоанн по­чув­ство­вал се­бя го­раз­до луч­ше, так что да­же был в со­сто­я­нии до­брать­ся без по­сто­рон­ней по­мо­щи к сво­е­му во­е­во­де Иоан­ну Цик­ле­ру, рас­ска­зал ему о сво­ем ис­це­ле­нии и о том, как он услы­шал во сне го­лос. Вы­слу­шав его рас­сказ, во­е­во­да ска­зал ему: «Не за­бы­вай же та­кой ми­ло­сти Бо­жи­ей».

Спу­стя неде­лю Иоанн от­пра­вил­ся вме­сте со всем сво­им до­мом в Мер­ку­ши­но. Со­вер­шив над гро­бом пра­вед­но­го па­ни­хи­ду, он взял с гро­ба зем­ли и стал об­ти­рать ею свое те­ло и тот­час же по­чув­ство­вал се­бя вполне здо­ро­вым, как буд­то ни­ко­гда и не был бо­лен.

Не толь­ко сам Иоанн ис­пы­тал над со­бой по­мощь свы­ше по мо­лит­вам свя­то­го, но да­же и дочь его, де­ви­ца 15 лет, удо­сто­и­лась по­лу­чить по мо­лит­вам но­во­го це­ли­те­ля из­бав­ле­ние от сво­е­го неду­га. Ее ли­цо ста­ло по­кры­вать­ся неис­це­ли­мым стру­пом. То­гда отец ее, над са­мим со­бой недав­но ис­пы­тав­ший чу­дес­ное ис­це­ле­ние при гро­бе пра­вед­но­го, с твер­дой ве­рой об­ра­тил­ся к се­му угод­ни­ку. Взяв свое се­мей­ство, он от­пра­вил­ся в Мер­ку­ши­но и там по­про­сил свя­щен­ни­ка со­вер­шить па­ни­хи­ду над гро­бом пра­вед­ни­ка. Так как то­гда еще не бы­ло из­вест­но име­ни се­го угод­ни­ка Бо­жия, то его по­ми­на­ли «име­нем, его­же Гос­подь весть». По­сле се­го бо­ля­щая об­тер­ла зем­лей с гро­ба свя­то­го свое ли­цо и по­лу­чи­ла по мо­лит­вам его пол­ное ис­це­ле­ние.

В том же 1694 г. со­вер­ши­лось но­вое чу­до. Вер­хо­тур­ский во­е­во­да Иоанн Цик­лер сам рас­ска­зал о сем прео­свя­щен­но­му мит­ро­по­ли­ту То­боль­ско­му Иг­на­тию, ко­то­рый при­был в Вер­хо­ту­рье для освя­ще­ния вновь по­стро­ен­но­го храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы.

Один из его слуг, по име­ни Петр, объ­ез­жал ко­ня. Вдруг конь взбе­сил­ся, сбро­сил с се­бя Пет­ра, раз­дро­бил ему на од­ной но­ге кость. Петр да­же не мог сам при­под­нять­ся с зем­ли, но­га его силь­но рас­пух­ла. Стра­дая, он дал обет схо­дить в се­ло Мер­ку­ши­но, от­слу­жить мо­ле­бен свя­то­му Ми­ха­и­лу Ар­хан­ге­лу и от­петь па­ни­хи­ду над гро­бом но­во­го чу­до­твор­ца. Но вслед­ствие силь­ной бо­ли он не мог от­пра­вить­ся ту­да пеш­ком. «По­се­му он об­ра­тил­ся ко мне с прось­бой, чтобы я поз­во­лил ему ехать в Мер­ку­ши­но и дал ло­ша­дей, что я и при­ка­зал тот­час же ис­пол­нить», – рас­ска­зы­вал Цик­лер мит­ро­по­ли­ту.

В Мер­ку­шине по прось­бе Пет­ра сна­ча­ла от­слу­жи­ли мо­ле­бен Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу, за­тем па­ни­хи­ду над гро­бом пра­вед­ни­ка. Петр взял зем­ли с гро­ба свя­то­го и стал ею рас­ти­рать ушиб­лен­ное ме­сто. В это вре­мя и со­вер­ши­лось чу­до по неиз­ре­чен­ной ми­ло­сти Бо­жи­ей. Тот­час бо­лезнь Пет­ра пре­кра­ти­лась, опу­холь опа­ла, и он стал хо­дить, как буд­то ни­ко­гда и не хво­рал. Все ви­дев­шие это чу­до про­сла­ви­ли Гос­по­да, Его ве­ли­ко­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла и вновь про­си­яв­ше­го пра­вед­ни­ка.

Вско­ре бы­ло со­вер­ше­но пер­вое осви­де­тель­ство­ва­ние свя­тых мо­щей пра­вед­но­го. Вы­ше­на­зван­ный мит­ро­по­лит То­боль­ский Иг­на­тий, объ­ез­жая епар­хию, на­прав­лял­ся из Пе­лы­ми в го­род Вер­хо­ту­рье, где он на­ме­ре­вал­ся освя­тить со­бор­ный храм. При­быв в де­рев­ню Ка­ра­уль­ное на рас­сто­я­нии семь верст от Мер­ку­ши­на, он оста­но­вил­ся здесь на неко­то­рое вре­мя. Здесь к нему при­сту­пил игу­мен Дал­ма­тов­ской оби­те­ли Иса­ак и ска­зал: «Неда­ле­ко от­сю­да сто­ит се­ло Мер­ку­ши­но с хра­мом во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла; при сей церк­ви на­хо­дит­ся вы­хо­дя­щий из зем­ли гроб. Не бла­го­из­во­лишь ли, вла­ды­ка, сам осмот­реть сей гроб? Уже нема­ло чу­дес и зна­ме­ний со­вер­ши­лось у него».

Но мит­ро­по­лит сам не хо­тел сви­де­тель­ство­вать гроб, а по­слал для то­го в Мер­ку­ши­но Иса­а­ка, игу­ме­на Дал­ма­тов­ско­го, и вме­сте с ним клю­ча­ря То­боль­ско­го со­бо­ра иерея Иоан­на, дру­го­го иерея Иоаса­фа, диа­ко­на Пет­ра и иеро­диа­ко­на Дал­ма­тов­ско­го мо­на­сты­ря Ва­си­ли­да. По­слан­ные быст­ро до­стиг­ли се­ла Мер­ку­ши­на и при­сту­пи­ли к осви­де­тель­ство­ва­нию гроб­ни­цы с остан­ка­ми пра­вед­ни­ка. Их взо­рам пред­ста­ви­лось все те­ло пра­вед­ни­ка: гла­ва, пер­си, реб­ра, стан и но­ги – все оста­ва­лось в це­ло­сти, ко­жа слов­но при­рос­ла к ко­стям, толь­ко немно­гое об­ра­ти­лось в персть. Сие пер­вое осви­де­тель­ство­ва­ние по­сле­до­ва­ло 18 де­каб­ря 1694 г.

Тем вре­ме­ни и мит­ро­по­лит, вы­слу­шав утрен­нее сла­во­сло­вие в Ка­ра­уль­ном, на­пра­вил­ся с осталь­ны­ми сво­и­ми спут­ни­ка­ми в се­ло Мер­ку­ши­но, ибо путь в го­род Вер­хо­ту­рье ле­жал через это се­ле­ние. При­быв в Мер­ку­ши­но, мит­ро­по­лит по­се­тил цер­ковь во имя Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. По­том он спро­сил игу­ме­на Иса­а­ка: от­кры­ва­ли ли они гроб­ни­цу и что в ней об­ре­ли? Сам мит­ро­по­лит был в нере­ши­мо­сти и недо­уме­нии, ко­гда услы­шал от­вет игу­ме­на. Но ми­ло­сер­дый Гос­подь вско­ре по­ло­жил пре­дел его ко­ле­ба­ни­ям. В тот же са­мый день мит­ро­по­лит по­чув­ство­вал боль в ле­вом гла­зу. Прео­свя­щен­ный сна­ча­ла по­ду­мал, что бо­лезнь его про­изо­шла от зим­ней сту­жи и вет­ра. Но вдруг, слов­но мол­ния, блес­ну­ла у него мысль, что бо­лезнь по­стиг­ла его за то, что он не хо­тел сам осви­де­тель­ство­вать мо­щей пра­вед­ни­ка. То­гда он стал мо­лить­ся и взы­вал: «По­ми­луй мя, Гос­по­ди, и ис­це­ли мое око. И ты, свя­тый пра­вед­ник, не гне­вай­ся на ме­ня. Я обе­щаю, что по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ес­ли те­бе бу­дет угод­но, я сам при­ду к свя­тым мо­щам тво­им и сам воз­зрю на них». Тот­час же боль утих­ла, и он опять стал хо­ро­шо ви­деть сво­и­ми гла­за­ми. Со­глас­но со сво­им обе­ща­ни­ем прео­свя­щен­ный по­сле ли­тур­гии вме­сте с игу­ме­на­ми, свя­щен­ни­ка­ми и диа­ко­на­ми от­пра­вил­ся к яв­лен­но­му гро­бу. Рас­крыв гроб с по­до­ба­ю­щим бла­го­го­ве­ни­ем, он на­шел то же, что ему со­об­щил игу­мен Иса­ак: он уви­дел, что все те­ло пра­вед­ни­ка со­вер­шен­но це­ло, толь­ко не со­хра­ни­лось пер­стов на ру­ках. Ко­сти бы­ли плот­но по­кры­ты пло­тью, так что ис­пол­ни­лось сло­во Пи­са­ния: При­льпе кость моя пло­ти мо­ей (Пс.101:6), по­гре­баль­ные же пе­ле­ны об­ра­ти­лись в прах. То­гда ис­пол­нен­ный бла­го­го­ве­ния мит­ро­по­лит про­воз­гла­сил: «Сви­де­тель­ствую и я, что во­ис­ти­ну это мо­щи пра­вед­но­го и доб­ро­де­тель­но­го че­ло­ве­ка; во всем по­доб­ны они мо­щам древ­них свя­тых. Сей пра­вед­ник по­до­бен Алек­сию, мит­ро­по­ли­ту Мос­ков­ско­му, или же Сер­гию Ра­до­неж­ско­му, ибо он спо­до­бил­ся от Бо­га нетле­ния, по­доб­но сим све­тиль­ни­кам ве­ры пра­во­слав­ной!».

По­сле се­го мит­ро­по­лит при­ка­зал сно­ва за­крыть гроб. И то бы­ло уди­ви­тель­но, что са­мый гроб был но­вым, хо­тя, по рас­ска­за­ми мест­ных жи­те­лей, он на­хо­дил­ся в зем­ле уже бо­лее пя­ти­де­ся­ти лет. Со­вер­шив па­ни­хи­ду, его сно­ва за­сы­па­ли зем­лей на чет­верть, с про­из­не­се­ни­ем слов: Гос­под­ня зем­ля и ис­пол­не­ние ея (Пс.23:1). По­сле се­го прео­свя­щен­ный вы­шел из ча­сов­ни к со­брав­ше­му­ся на­ро­ду и спро­сил: «Нет ли сре­ди вас че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы пом­нил, кто по­гре­бен на сем ме­сте?»

Из сре­ды на­ро­да вы­сту­пил 70-лет­ний ста­рец Афа­на­сий и ска­зал: «Ни­кто не пом­нит име­ни по­гре­бен­но­го здесь пра­вед­ни­ка, толь­ко со­хра­ни­лось сре­ди нас пре­да­ние, что у сей церк­ви пер­вым был по­гре­бен ка­кой-то бла­го­че­сти­вый и доб­ро­де­тель­ный муж». За­тем он рас­ска­зал, что знал о про­ис­хож­де­нии и под­виж­ни­че­ской жиз­ни се­го бла­го­че­сти­во­го му­жа. Услы­шав все сие, мит­ро­по­лит ска­зал со­брав­шим­ся: «Ча­да, мо­ли­тесь Гос­по­ду Бо­гу, да от­кро­ет Он нам имя пра­вед­ни­ка, и я, греш­ный, сам бу­ду мо­лить о том же Гос­по­да».

Про­стясь с на­ро­дом и пре­по­дав ему свое ар­хи­пас­тыр­ское бла­го­сло­ве­ние, пре­освя­щен­ный от­пра­вил­ся в го­род Вер­хо­ту­рье. По до­ро­ге он раз­мыш­лял обо всем быв­шем, ду­мал о том, что ес­ли Гос­подь из­во­лил про­явить мо­щи Сво­е­го угод­ни­ка, то Он же от­кро­ет и имя, дан­ное се­му пра­вед­ни­ку при Свя­том Кре­ще­нии. Уже де­сять верст отъ­е­хал от се­ла Мер­ку­ши­на прео­свя­щен­ный. Сре­ди сво­их раз­мыш­ле­ний он по­гру­зил­ся в дре­мо­ту, и вне­зап­но в сон­ном ви­де­нии пред­ста­ви­лось ему мно­же­ство на­ро­да, во­про­ша­ю­ще­го об име­ни пра­вед­ни­ка. В то же са­мое вре­мя прео­свя­щен­ный услы­хал глас: «Си­мео­ном зо­вут его». По­сле се­го буд­то кто-то по­вто­рил: «Си­мео­ном зо­вут его». Еще в тре­тий раз кто-то на­звал пра­вед­ни­ка умень­ши­тель­ным лас­ка­тель­ным име­нем, как ро­ди­те­ли на­зы­ва­ют сво­их чад.

Ве­ли­кой ра­до­стью ис­пол­нил­ся то­гда прео­свя­щен­ный: он тот­час проснул­ся и по­нял, что ви­де­ние бы­ло ему свы­ше. Объ­ятый удив­ле­ни­ем, при­был прео­свя­щен­ный в Вер­хо­ту­рье, где оста­но­вил­ся в Ни­ко­ла­ев­ском мо­на­сты­ре. О ви­де­нии, быв­шем ему на пу­ти, он по­ве­дал ар­хи­манд­ри­там Сер­гию и Алек­сан­дру и игу­ме­ну Дал­ма­тов­ско­му Иса­а­ку. Слы­ша рас­сказ прео­свя­щен­но­го, уди­ви­лись они и ска­за­ли, что пер­вое на­име­но­ва­ние пра­вед­ни­ка по­ка­зы­ва­ет, как сле­ду­ет по­чи­тать пра­вед­ни­ка по­сле кон­чи­ны, вто­рой воз­глас обо­зна­ча­ет, как зва­ли его при жиз­ни, а на­име­но­ва­ние пра­вед­ни­ка лас­ка­тель­ным име­нем по­ка­зы­ва­ет, что так зва­ли его ро­ди­те­ли. Прео­свя­щен­ный ска­зал, что и он так ду­ма­ет. По­сле се­го они воз­бла­го­да­ри­ли Гос­по­да Бо­га, див­но­го во свя­тых Сво­их. С то­го вре­ме­ни мит­ро­по­лит То­боль­ский по­ве­лел име­но­вать но­во­яв­лен­но­го угод­ни­ка Бо­жия Си­мео­ном.

Око­ло то­го же вре­ме­ни бы­ло еще ви­де­ние иеро­ди­а­ко­ну Ва­си­ли­ду, по­слуш­ни­ку вы­ше­на­зван­но­го Иса­а­ка Дал­ма­тов­ско­го. По­сле ве­чер­не­го пра­ви­ла иеро­ди­а­кон Ва­си­лид си­дя за­дре­мал, и вдруг ему в ви­де­нии пред­ста­ви­лось мно­же­ство на­ро­да, спра­шивав­ше­го имя но­во­яв­лен­но­го чу­до­твор­ца. И раз­дал­ся го­лос: «К че­му вы мно­го во­про­ша­е­те? Уже вам из­вест­но, что его зо­вут Си­ме­он». Про­снув­шись, иеро­ди­а­кон озна­ме­но­вал се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем; он по­нял, что удо­сто­ил­ся ви­де­ния свы­ше, и рас­ска­зал о чу­дес­ном сне сво­ем прео­свя­щен­но­му Иг­на­тию.

По­се­тив го­род Вер­хо­ту­рье и освя­тив здесь со­бор­ный храм 27 де­каб­ря 1694 г., мит­ро­по­лит по­ехал об­рат­но в То­больск. По до­ро­ге он опять за­ехал в Мер­ку­ши­но. Вме­сте с ним при­бы­ли сю­да вер­хо­тур­ский во­е­во­да Цик­лер, свя­щен­ни­ки, диа­ко­ны и боль­шое чис­ло вер­хо­тур­ских жи­те­лей. В это вре­мя свя­щен­ник на­хо­див­шей­ся там церк­ви во имя Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла Иоанн рас­ска­зал мит­ро­по­ли­ту, что за день до при­бы­тия прео­свя­щен­но­го в Мер­ку­ши­но он по­сле ве­чер­не­го пра­ви­ла быст­ро за­снул и во сне уви­дел сле­ду­ю­щее: гроб с мо­ща­ми пра­вед­ни­ка пе­ре­нес­ли в цер­ковь, и ему, Иоан­ну, над­ле­жит со­вер­шить ли­тию у се­го гро­ба. Не зная, ка­ким име­нем сле­ду­ет по­ми­нать усоп­ше­го, был он в недо­уме­нии, и вдруг по­слы­шал­ся ему го­лос: «За­чем недо­уме­ва­ешь? По­ми­най его Си­мео­ном». Ко­гда свя­щен­ник рас­ска­зал о сем, ока­за­лось, что ви­де­ния это­го он удо­сто­ил­ся в тот же са­мый ве­чер, ко­гда иеро­ди­а­кон Ва­си­лид то­же узнал через ви­де­ние во сне об име­ни пра­вед­ни­ка.

На дру­гой день мит­ро­по­лит еще раз сви­де­тель­ство­вал свя­тые мо­щи и с бла­го­го­ве­ни­ем ло­бы­зал их. Еще раз тор­же­ствен­но объ­явил он всем при­сут­ству­ю­щим о свя­тых мо­щах пра­вед­но­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го, и все, воз­дав бла­го­да­ре­ние Гос­по­ду, по­кло­ни­лись мо­щам но­во­яв­лен­но­го угод­ни­ка и ста­ли в сер­деч­ном уми­ле­нии ло­бы­зать их. При сем вер­хо­тур­ский во­е­во­да за­сви­де­тель­ство­вал, что мо­щи свя­то­го Си­мео­на во­ис­ти­ну по­доб­ны нетлен­ным мо­щам Ки­е­во-Пе­чер­ских по­движ­ни­ков.

Сам прео­свя­щен­ный Иг­на­тий воз­ло­жил на гроб пра­вед­но­го шел­ко­вую пе­ле­ну и при­ка­зал со­об­щать ему все све­де­ния о жиз­ни и чу­де­сах св. Си­мео­на. Впо­след­ствии на ос­но­ва­нии то­го, что сам ви­дел и слы­шал, он со­ста­вил по­весть о яв­ле­нии чест­ных мо­щей, о пер­вых чу­де­сах свя­то­го и ака­фист ему.

С то­го вре­ме­ни все ча­ще ста­ли по­да­вать­ся ис­це­ле­ния неду­гу­ю­щим по мо­лит­вам пра­вед­но­го Си­мео­на. Од­но та­кое ис­це­ле­ние за­сви­де­тель­ство­ва­но тем же мит­ро­по­ли­том Иг­на­ти­ем. По­сле по­се­ще­ния Мер­ку­ши­на прео­свя­щен­ный вме­сте со сво­и­ми спут­ни­ка­ми на­пра­вил­ся в го­род Ир­бит, где в то вре­мя от­кры­ва­лась яр­мар­ка. В сем го­ро­де на­хо­дил­ся некий иеро­ди­а­кон по име­ни Сав­ва­тий. Он силь­но то­гда стра­дал зуб­ной бо­лью и из­не­мо­гал от страш­ной ло­мо­ты в но­гах, так что ед­ва мог хо­дить, и то лишь с ве­ли­чай­шим тру­дом. На­ка­нуне, 12 ян­ва­ря, пе­ред днем празд­ни­ка в честь ве­ли­ко­му­че­ни­цы Та­ти­а­ны, ве­че­ром, неза­дол­го до все­нощ­но­го бде­ния, Сав­ва­тий за­снул и вдруг уви­дел во сне, буд­то он, взяв бла­го­сло­ве­ние у мит­ро­по­ли­та, от­пра­вил­ся в Мер­ку­ши­но, и вот он сто­ит в ча­совне над гро­бом пра­вед­но­го. Игу­мен Иса­ак от­крыл ему мо­щи, бро­сив­шись ниц пе­ред гроб­ни­цей, он взы­вал: «Пра­вед­ник Бо­жий, свя­той Си­ме­он, по­ми­луй ме­ня и мо­лит­ва­ми тво­и­ми ис­це­ли мои неду­ги!» И вдруг он ви­дит: св. Си­ме­он, при­под­няв­шись, сел на гроб, на нем – та са­мая пе­ле­на, ко­то­рую воз­ло­жил мит­ро­по­лит Иг­на­тий. И ска­зал пра­вед­ный Сав­ва­тию: «Стар­че!» За­тем, воз­ло­жив на го­ло­ву Сав­ва­тия ру­ку свою, свя­той вто­рич­но ска­зал ему: «По­ди, по­ди, Сав­ва­тий». И, об­ра­до­ван­ный, он буд­то на­пра­вил­ся в цер­ковь Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла и стал рас­ска­зы­вать иерею То­боль­ско­го со­бо­ра Иоси­фу и иеро­ди­а­ко­ну Пет­ру о том, как спо­до­бил­ся он уви­деть пра­вед­ни­ка. Тут Сав­ва­тий проснул­ся и по­чув­ство­вал, что неду­ги его про­шли. То­гда он го­ря­чо стал бла­го­да­рить Бо­га и про­слав­лять пра­вед­но­го Си­мео­на Си­бир­ско­го. Сие ис­це­ле­ние про­изо­шло в Ир­би­те в то вре­мя, ко­гда там со­бра­лось мно­го на­ро­да. Все удив­ля­лись и бла­го­да­ри­ли Гос­по­да, по­слав­ше­го лю­дям но­во­го хо­да­тая и мо­лит­вен­ни­ка.

Ско­ро ста­ло из­вест­но о но­вом чу­де. Клю­чарь со­бор­ной си­бир­ской церк­ви, иерей Иоанн, как вы­ше упо­мя­ну­то, был по­слан осви­де­тель­ство­вать мо­щи пра­вед­но­го вме­сте с игу­ме­ном Иса­а­ком. Окон­чив сие по­ру­че­ние, они во­шли в дом свя­щен­ни­ка се­ла Мер­ку­ши­на Иоан­на. Клю­чарь Иоанн, утом­лен­ный до­ро­гой, ско­ро за­снул и узрел ви­де­ние. Сни­лось ему, буд­то он на­хо­дит­ся в церк­ви свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла в Мер­ку­шине и по­сре­дине церк­ви сто­ит гроб с мо­ща­ми пра­вед­но­го; ве­ли­кое бла­го­уха­ние на­пол­ня­ет храм, по­доб­но то­му как это бы­ва­ет во вре­мя каж­де­ния по всей церк­ви; прео­свя­щен­ный Иг­на­тий сто­ит тут же, и во­круг го­ло­вы его так­же но­сит­ся бла­го­уха­ние. И в изум­ле­нии клю­чарь услы­шал го­лос, об­ра­щен­ный к нему: «Что ты так изум­ля­ешь­ся се­му, за­чем ты не ве­ру­ешь се­му? Так про­слав­ля­ет Гос­подь Бог се­го пра­вед­ни­ка, как и Ва­си­лия».

Св. Си­ме­он да­же по­сле сво­ей кон­чи­ны не да­вал рас­про­стра­нять­ся в стране сво­ей за­блуж­де­ни­ям, про­тив­ным ис­тин­ной ве­ре хри­сти­ан­ской. На дру­гой год по­сле от­кры­тия мо­щей се­го пра­вед­ни­ка, в 1696 г., 14 ян­ва­ря, мит­ро­по­лит Иг­на­тий, за­бо­тясь о ду­шев­ном спа­се­нии сво­ей паст­вы, по­сы­ла­ет для обо­зре­ния епар­хии иеро­мо­на­ха Из­ра­и­ля и со­бор­но­го иеро­ди­а­ко­на Ни­ки­фо­ра (Ам­вро­си­е­ва). Они долж­ны бы­ли на­блю­дать, где и как ис­по­ве­ду­ют ис­тин­ную ве­ру Хри­сто­ву, вра­зум­лять укло­ня­ю­щих­ся и обод­рять ко­леб­лю­щих­ся. При­быв в Вер­хо­ту­рье, они уви­де­ли, что в са­мом го­ро­де, да и в окрест­но­стях его, на­род креп­ко дер­жит­ся пра­во­сла­вия и жи­вет бла­го­че­сти­во. Им со­об­щи­ли, что здесь по­се­ли­лись бы­ло лю­ди, укло­нив­ши­е­ся от пра­во­сла­вия, но недол­го они про­жи­ли в сих ме­стах: од­ни из них вско­ре от­ка­за­лись от сво­их за­блуж­де­ний, дру­гие со­всем по­ки­ну­ли ту мест­ность. По­слан­ные не мог­ли не ви­деть в сем чу­дес­ной по­мо­щи свы­ше; так они и до­нес­ли мит­ро­по­ли­ту Иг­на­тию, и прео­свя­щен­ный так­же при­знал в сем яв­ле­нии осо­бен­ное бла­го­во­ле­ние св. Си­мео­на к тем ме­стам.

Вско­ре про­изо­шло но­вое чу­до. По­слан­ные мит­ро­по­ли­том воз­вра­ща­лись в То­больск. Путь их ле­жал через се­ло Мер­ку­ши­но. При­бли­жа­ясь к Мер­ку­ши­ну, один из по­слан­ных – иеро­ди­а­кон Ни­ки­фор (Ам­вро­си­ев), си­дя в са­нях, стал мо­лить­ся, чтобы Гос­подь спо­до­бил его до­стой­ным об­ра­зом по­кло­нить­ся мо­щам Сво­е­го слав­но­го угод­ни­ка. В это вре­мя он по­гру­зил­ся в лег­кую дре­мо­ту и вдруг ви­дит пе­ред со­бою му­жа в бе­лой одеж­де, сред­не­го воз­рас­та, лет око­ло 25, во­ло­сы его бы­ли ру­со­го цве­та. Доб­рым взгля­дом он смот­рел на Ни­ки­фо­ра; по­след­ний спро­сил его: «Раб Бо­жий, ска­жи мне, как те­бя зо­вут?» То­гда явив­ший­ся от­ве­чал необык­но­вен­но при­ят­ным го­ло­сом: «Я Си­ме­он Мер­ку­шин­ский», – и с эти­ми сло­ва­ми стал неви­дим. Иеро­ди­а­кон тот­час же проснул­ся, дрожь объ­яла его при мыс­ли о ви­де­нии. Меж­ду тем они при­бы­ли в Мер­ку­ши­но. Иеро­ди­а­кон Ни­ки­фор с сер­деч­ным бла­го­го­ве­ни­ем и ве­ли­ким стра­хом по­кло­нил­ся нетлен­ным мо­щам се­го слав­но­го угод­ни­ка Бо­жия, про­сла­вил Гос­по­да и тут же по­ве­дал всем о яв­ле­нии, быв­шем ему во сне.

Один че­ло­век, Петр Ка­ли­нин, с ре­ки Ми­а­са рас­ска­зал в Мер­ку­шине сле­ду­ю­щее. В фев­ра­ле 1700 го­да он с то­ва­ри­ща­ми сво­и­ми от­пра­вил­ся на рыб­ную лов­лю. Вдруг на них на­па­ли та­та­ры, схва­ти­ли их и вез­ли с со­бою ку­да-то це­лых два дня. К ве­че­ру на тре­тий день та­та­ры пе­ре­вя­за­ли сво­их плен­ни­ков и вско­ре за­сну­ли креп­ким сном. То­гда Петр, воз­ло­жив всю на­деж­ду свою на Бо­жие ми­ло­сер­дие, стал взы­вать к пра­вед­но­му Си­мео­ну: «Пра­вед­ник Бо­жий Си­ме­он, по­ми­луй ме­ня и из­бавь ме­ня от сих ино­пле­мен­ни­ков!» При этом он дал обе­ща­ние схо­дить в Мер­ку­ши­но и со­вер­шить па­ни­хи­ду над гро­бом пра­вед­но­го. Лишь толь­ко он дал обе­ща­ние, тот­час же с рук и ног его спа­ли са­ми со­бою креп­кие узы, по­ло­жен­ные вра­га­ми. Воз­бла­го­да­рив го­ря­чо Гос­по­да за по­мощь, он взял двух ко­ней и вер­нул­ся к се­бе.

Чем бо­лее воз­рас­та­ла мол­ва о свя­тых мо­щах Си­мео­на, тем бо­лее у жи­те­лей Вер­хо­ту­рья креп­ла мысль по­чтить до­стой­ным об­ра­зом пра­вед­ни­ка. По­се­му они воз­на­ме­ри­лись пе­ре­не­сти мо­щи св. Си­мео­на из се­ла Мер­ку­ши­на в го­род Вер­хо­ту­рье. В 1702 г. всту­пил на ар­хи­пас­тыр­ский пре­стол но­вый мит­ро­по­лит Фило­фей, от­ли­чав­ший­ся сво­ей уче­но­стью и рев­ност­ным про­по­ве­да­ни­ем ис­тин­ной ве­ры Хри­сто­вой. К нему-то и об­ра­ти­лись вер­хо­тур­ские жи­те­ли с прось­бой о пе­ре­не­се­нии мо­щей св. Си­мео­на. Осо­бен­но про­си­ли мит­ро­по­ли­та от ли­ца всех вер­хо­тур­ских жи­те­лей во­е­во­да Алек­сей Ка­ле­тин и та­мо­жен­ный го­ло­ва Петр Ху­дя­ков. Мит­ро­по­лит Фило­фей, и сам пи­тав­ший к свя­то­му чув­ство глу­бо­ко­го бла­го­го­ве­ния, охот­но дал свое ар­хи­пас­тыр­ское бла­го­сло­ве­ние и раз­ре­шил пе­ре­не­сти мо­щи в Ни­ко­ла­ев­ский Вер­хо­тур­ский мо­на­стырь.

Ко­гда бы­ло по­лу­че­но сие раз­ре­ше­ние от прео­свя­щен­но­го Фило­фея, в Мер­ку­ши­но от­пра­вил­ся ар­хи­манд­рит Ни­ко­ла­ев­ско­го мо­на­сты­ря Из­ра­иль. Это про­ис­хо­ди­ло око­ло 1-го чис­ла сен­тяб­ря 1704 г., а пе­ре­не­се­ние бы­ло на­зна­че­но на 8 сен­тяб­ря. Ар­хи­манд­рит дол­жен был преж­де со­вер­шить пе­ре­ло­же­ние свя­тых мо­щей в но­вую ра­ку. Но в то вре­мя на­ча­лась ненаст­ная по­го­да, так что неко­то­рым при­шла в го­ло­ву мысль, бла­го­угод­но ли свя­то­му сие пе­ре­не­се­ние мо­щей из Мер­ку­ши­на. Так ду­мал да­же упо­мя­ну­тый Ху­дя­ков, быв­ший хо­да­та­ем о пе­ре­не­се­нии их. Но сам св. Си­ме­он раз­ре­шил сие недо­уме­ние. Ху­дя­ко­ву во вре­мя сна пред­ста­ви­лось, буд­то сто­ит он в мер­ку­шин­ском хра­ме и пе­ред ним – гроб со свя­ты­ми мо­ща­ми, пе­ред гро­бом – ар­хи­манд­рит Из­ра­иль со мно­же­ством на­ро­да. Вдруг от гро­ба под­ня­лось некое бла­го­уха­ние в ви­де стол­ба и на­пра­ви­лось к го­ро­ду Вер­хо­ту­рью. Из се­го все по­ня­ли, что пра­вед­но­му не про­тив­но пе­ре­не­се­ние его чест­ных мо­щей в Вер­хо­ту­рье. То­гда 8 или 9 сен­тяб­ря бы­ло со­вер­ше­но пе­ре­ло­же­ние мо­щей в но­вую ра­ку. И за­ме­ча­тель­но, что с се­го дня пре­кра­тил­ся дождь и на­сту­пи­ла ти­хая хо­ро­шая по­го­да. 12 сен­тяб­ря 1704 г. тор­же­ствен­но и с по­до­ба­ю­щим бла­го­го­ве­ни­ем бы­ло со­вер­ше­но пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей се­го слав­но­го угод­ни­ка Бо­жия, ко­то­рый с тех пор стал име­но­вать­ся Вер­хо­тур­ским. И до се­го дня 12/25 сен­тяб­ря со­вер­ша­ет­ся тор­же­ствен­ное празд­но­ва­ние в честь св. Си­мео­на.

По пе­ре­не­се­нии мо­щей в го­род Вер­хо­ту­рье от ра­ки пра­вед­но­го с но­вой си­лой ста­ли ис­те­кать чу­до­тво­ре­ния, из ко­то­рых осо­бен­но за­ме­ча­тель­но сле­ду­ю­щее. В Вер­хо­ту­рье про­жи­ва­ла од­на вдо­ва, Па­рас­ке­ва Бы­ко­ва; она силь­но стра­да­ла бо­лез­нью глаз, уже со­всем ли­ши­лась зре­ния, не мог­ла да­же раз­ли­чать све­та, кро­ме то­го, по­сто­ян­но чув­ство­ва­ла в гла­зах нестер­пи­мую боль, так что не мог­ла ни спать, ни есть, ни пить. Ни­ка­кие сред­ства не при­но­си­ли ей об­лег­че­ние. То­гда она ста­ла по­мыш­лять, что тщет­но ис­кать по­мо­щи от лю­дей, ес­ли не бу­дет по­мо­щи свы­ше. Ви­дя та­кую скорбь сей вдо­ви­цы, пра­вед­ный уми­ло­сер­дил­ся над ней, и 12 сен­тяб­ря 1705 г., ко­гда она по­гру­зи­лась в дре­мо­ту, ей пред­ста­ви­лось, что она сто­ит за ли­тур­ги­ей в церк­ви свт. Ни­ко­лая, где по­чи­ва­ли мо­щи пра­вед­но­го Си­мео­на, и пе­ред гроб­ни­цей свя­то­го усерд­но мо­лит­ся о сво­ем ис­це­ле­нии. Вдруг она слы­шит глас из ра­ки див­но­го чу­до­твор­ца: «Обе­щай­ся от­слу­жить мо­ле­бен Гос­по­ду Бо­гу и пра­вед­но­му Си­мео­ну в Ни­ко­ла­ев­ском хра­ме и сде­лай по­силь­ное при­но­ше­ние в сей храм». Вдо­ви­ца обе­ща­лась и при­со­во­ку­пи­ла, что ни­че­го не по­жа­ле­ет для се­го при­но­ше­ния. Лишь толь­ко она про­из­нес­ла сие, как уже по­чув­ство­ва­ла неко­то­рое об­лег­че­ние, но по сла­бо­сти сво­ей от­ло­жи­ла на­ме­ре­ние о мо­лебне угод­ни­ку. И вот вско­ре она вто­рич­но уви­де­ла, буд­то мо­лит­ся в той са­мой церк­ви и слы­шит, как пра­вед­ный ска­зал ей: «Что же ты за­бы­ва­ешь свое обе­ща­ние о мо­лебне?» Она тот­час вос­клик­ну­ла: «Ви­но­ва­та я, греш­ная, пред Бо­гом и то­бою, пра­вед­ни­че. Я ис­пол­ню свое обе­ща­ние, толь­ко уми­ло­сер­дись на­до мною и ис­це­ли бо­лезнь мою».

Проснув­шись, она по­чув­ство­ва­ла се­бя еще луч­ше, те­лес­ные си­лы ее возв­ра­ти­лись, толь­ко все еще она не мог­ла хо­ро­шо смот­реть. Но и по­сле се­го она по­че­му-то ста­ла от­кла­ды­вать свое обе­ща­ние. То­гда сно­ва ей бы­ло ви­де­ние, буд­то она сто­ит в Ни­ко­ла­ев­ском хра­ме; вне­зап­но пра­вед­ный сел в сво­ей ра­ке и ска­зал ей: «Не за­бы­вай сво­е­го обе­ща­ния от­слу­жить мо­ле­бен и не от­кла­ды­вай се­го на дол­гое вре­мя». Проснув­шись, она яс­но про­зре­ла. Ра­ду­ясь сво­е­му ис­це­ле­нию и сла­вя Гос­по­да, она по­спе­ши­ла в Ни­ко­ла­ев­ский мо­на­стырь. По ее прось­бе бы­ло со­вер­ше­но мо­леб­ствие у ра­ки пре­див­но­го угод­ни­ка Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го. То­гда же она сде­ла­ла и по­жерт­во­ва­ние в сию оби­тель.

Нема­ло бы­ло в то вре­мя нестро­е­ний в Си­бир­ской стране. Неред­ко ко­чев­ни­ки на­па­да­ли на се­ле­ния рус­ские и уво­ди­ли плен­ни­ков. В 1709 г. ле­том баш­ки­ры на­па­ли на Ба­га­ря­тин­скую сло­бо­ду, ра­зо­ри­ли ее и взя­ли в плен мест­но­го свя­щен­ни­ка Пет­ра вме­сте с сы­ном его Иере­ми­ей. Ко­чев­ни­ки, свя­зав плен­ных, в те­че­ние трех дней вез­ли их в свои улу­сы. При­быв на озе­ро Че­бар­куле­во, они оста­но­ви­лись на ноч­лег. Ис­том­лен­ный стра­хом и тя­гост­ным пу­те­ше­стви­ем свя­щен­ник быст­ро впал в сон, и вдруг ему яви­лась Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца и по­ве­ле­ла, чтобы он для осво­бож­де­ния от пле­на обе­щал по­кло­нить­ся в Вер­хо­ту­рье мо­щам пра­вед­но­го Си­мео­на и схо­дил бы в се­ло Ни­роб для по­кло­не­ния иконе свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая. Свя­щен­ник про­бу­дил­ся, по­ра­жен­ный та­ким яв­ле­ни­ем, и с ве­ли­кой бла­го­дар­но­стью стал мо­лить­ся Гос­по­ду Бо­гу и Его Пре­чи­стой Ма­те­ри, а так­же воз­но­сил свои мо­ле­ния слав­но­му чу­до­твор­цу Си­мео­ну и дал обет ис­пол­нить все, что по­ве­ле­ла ему Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца. Меж­ду тем при на­ступ­ле­нии но­чи вра­ги еще силь­нее за­тя­ну­ли ве­рев­ки, ко­то­ры­ми бы­ли свя­за­ны плен­ни­ки. Но вдруг ре­мен­ные пу­ты на плен­ни­ках осла­бе­ва­ют и спа­да­ют с них са­ми со­бою. Осво­бож­ден­ные та­ким див­ным об­ра­зом свя­щен­ник вме­сте со сво­им сы­ном скры­ва­ют­ся сна­ча­ла в трост­ни­ке, ко­то­рый рос по бе­ре­гам озе­ра, по­том всту­па­ют в са­мую во­ду по шею, чтобы вра­ги не мог­ли их за­ме­тить, и так осво­бож­да­ют­ся от пле­на. По­сле се­го они от­пра­ви­лись на по­кло­не­ние к об­ра­зу Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца, от все­го серд­ца бла­го­да­ри­ли Бо­га и Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу и про­слав­ля­ли пра­вед­но­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го.

В 1711 г., в ап­ре­ле ме­ся­це, один мо­на­стыр­ский ста­рец по име­ни Иа­ков вни­ма­тель­но слу­шал Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию и ста­рал­ся от­ре­шить­ся мыс­лью от все­го зем­но­го. Ти­хо сто­ял он в мо­лит­вен­ном уми­ле­нии. Вдруг при воз­гла­се «Со стра­хом Бо­жи­им и ве­рою при­сту­пи­те» он упал ниц и ле­жал дол­гое вре­мя без чувств, ко­гда же он при­шел в се­бя, то рас­ска­зал сле­ду­ю­щее.

При взгля­де на об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, име­ну­е­мый «Оди­гит­рия», его вдруг объ­ял страх. Что с ним даль­ше бы­ло – он не пом­нит, лишь пом­нит толь­ко од­но, как пред­стал пред ним пра­вед­ный Си­ме­он и, при­кос­нув­шись к нему, ска­зал: «Встань, по­ди и объ­яви всем, чтобы воз­дер­жи­ва­лись от сквер­но­сло­вия и слов бран­ных, ина­че Гос­подь по­шлет на лю­дей и на скот их го­лод и мор. Пусть все усерд­но мо­лят­ся Гос­по­ду, Его Пре­чи­стой Ма­те­ри и всем свя­тым, пусть весь на­род слу­жит мо­леб­ное пе­ние об от­вра­ще­нии гне­ва Бо­жия». Кро­ме то­го, пра­вед­ный Си­ме­он при­ка­зал Иа­ко­ву рас­ска­зать о сем ар­хи­манд­ри­ту и во­е­во­де, дабы лю­ди рас­ка­я­лись в сво­их пре­гре­ше­ни­ях и мо­ли­лись бы об из­бав­ле­нии от пра­вед­но­го гне­ва Бо­жия, что и бы­ло ис­пол­не­но все­ми с ве­ли­чай­шим усер­ди­ем.

Пра­вед­ный Си­ме­он яв­лял­ся без­воз­мезд­ным це­ли­те­лем да­же та­ких лю­дей, ко­то­рые не ве­да­ли и не слы­ша­ли об его про­слав­ле­нии. Так, в 1749 г. один кре­стья­нин, Ва­си­лий Мас­лен­ни­ков, был чу­дес­но из­бав­лен пра­вед­ным от тяж­ко­го и про­дол­жи­тель­но­го неду­га. Он жил в Но­вян­ском за­во­де и еще с са­мо­го ран­не­го дет­ства был на­учен неко­то­ры­ми людь­ми, укло­нив­ши­ми­ся от Церк­ви, изо­бра­жать на се­бе крест­ное зна­ме­ние дву­мя пер­ста­ми. Од­на­жды он сра­зу впал в тя­же­лую бо­лезнь; чле­ны его рас­слаб­ли так, что он не мог вла­деть пра­вой ру­кою, не мог го­во­рить. В та­ком бо­лез­нен­ном со­сто­я­нии он про­был це­лых три го­да. И вот во вре­мя сна пред ним пред­стал ка­кой-то муж сред­них лет в бе­лой одеж­де с ру­сы­ми во­ло­са­ми и необык­но­вен­ным ви­дом. Явив­ший­ся спро­сил Ва­си­лия: «Хо­чешь ли быть здо­ро­вым?» Бо­ля­щий при­шел в ве­ли­чай­шее изум­ле­ние и от­ве­чал: «Да, я, гос­по­дин, же­лаю то­го. Но кто ты и по­че­му так за­бо­тишь­ся обо мне?» «Я Си­ме­он Вер­хо­тур­ский, – от­вет­ство­вал ему муж в свет­лом оде­я­нии, – немед­лен­но сту­пай в Вер­хо­тур­ский Ни­ко­ла­ев­ский мо­на­стырь, по­мо­лись с ве­рою Гос­по­ду Бо­гу, по­про­си со­вер­шить мо­леб­ное пе­ние пе­ред на­хо­дя­щи­ми­ся там мо­ща­ми – и бу­дешь здо­ров. Крест­ное же зна­ме­ние изо­бра­жай на се­бе во об­раз Свя­той Тро­и­цы не дву­мя, а тре­мя пер­ста­ми». Боль­ной дал обе­ща­ние. Проснув­шись на дру­гой день, он по­чув­ство­вал се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вым. Тот­час он рас­ска­зал всем о чу­дес­ном сво­ем ис­це­ле­нии и вско­ре от­пра­вил­ся в Вер­хо­ту­рье, за две­сти верст от то­го за­во­да, где он жил, и здесь ис­пол­нил все, что по­ве­лел сей слав­ный чу­до­тво­рец и за­щит­ник пра­во­сла­вия в стране Си­бир­ской.

По прось­бе неко­то­рых по­чи­та­те­лей св. Си­мео­на в 1763 г. бы­ло про­из­ве­де­но но­вое осви­де­тель­ство­ва­ние свя­тых мо­щей его. Про­из­во­див­шие осмотр с нема­лым усер­ди­ем и ве­ли­ким ста­ра­ни­ем со­би­ра­ли все све­де­ния как о жи­тии пра­вед­но­го, так и о по­смерт­ных чу­де­сах, ис­те­кав­ших в раз­ное вре­мя от нетлен­ных мо­щей се­го угод­ни­ка Бо­жия.

Меж­ду тем чу­дес­ные ис­це­ле­ния все про­дол­жа­ли ис­те­кать от гро­ба пра­вед­но­го Си­мео­на, как бы некий вод­ный по­ток, ни­ко­гда не ис­ся­ка­ю­щий. Из мно­гих чу­дес, быв­ших в то вре­мя, осо­бен­но за­ме­ча­тель­но од­но – ис­це­ле­ние ка­за­ка Фе­о­до­ра Кай­да­ло­ва, про­жи­вав­ше­го в го­ро­де Сур­гут­ском То­боль­ской епар­хии. О сем сам ис­целев­ший рас­ска­зы­вал сле­ду­ю­щее.

«Слу­чи­лось мне, – го­во­рил он, в 1790 г., в день Рож­де­ства Хри­сто­ва, быть в до­му дво­ю­род­но­го мо­е­го бра­та, свя­щен­ни­ка Иоан­на Иоан­но­ви­ча Кай­да­ло­ва. Тут я узнал, что у бра­та его есть по­рох, и про­сил при­не­сти его сколь­ко-ни­будь. Брат со­гла­сил­ся и при­нес в меш­ке два­дцать фун­тов по­ро­ха. Этот ме­шок с по­ро­хом по­ло­жен был сре­ди ком­на­ты на по­лу. Мне взду­ма­лось по­про­бо­вать быв­шее со мною ру­жье. За­ря­див его тем по­ро­хом, я ед­ва спу­стил ку­рок, чтобы вы­стре­лить, как ис­кра от крем­ня в кур­ке неча­ян­но упа­ла в тот ме­шок. От то­го по­сле­до­вал ужас­ный взрыв, ко­то­рым сбро­си­ло по­то­лок со все­го до­ма, хо­зя­и­на оглу­ши­ло и опа­ли­ло, а у ме­ня, так как я сто­ял еще бли­же к меш­ку, все пла­тье и те­ло об­го­ре­ло так, что по ме­стам об­на­ру­жи­лись ко­сти. С те­че­ни­ем вре­ме­ни те­ло мое по­кры­лось ра­на­ми и ста­ло гнить, а в ра­нах за­ве­лись чер­ви и все бо­лее и бо­лее грыз­ли мое те­ло. В та­ком бо­лез­нен­ном со­сто­я­нии в ночь на 1-го ян­ва­ря я имел уте­ши­тель­ное ви­де­ние. Некий ста­рец бла­го­об­раз­но­го ви­да со­ве­то­вал мне ид­ти по­кло­нить­ся свя­тым мо­щам пра­вед­но­го Си­мео­на, обе­щая, что сей угод­ник Бо­жий по­даст мне ис­це­ле­ние. С то­го вре­ме­ни я по­сто­ян­но имел в мыс­лях пра­вед­но­го Си­мео­на и по­ло­жил непре­мен­ное на­ме­ре­ние с ис­крен­ним обе­том – съез­дить в Вер­хо­ту­рье по­мо­лить­ся пра­вед­но­му при ра­ке и свя­тых мо­щах его. Ис­пол­не­ние обе­та име­ло спа­си­тель­ное для ме­ня дей­ствие, и через пол­то­ра ме­ся­ца я со­вер­шен­но ис­це­лил­ся».

Бла­го­го­вей­ное ува­же­ние к пра­вед­но­му, оза­ря­ю­ще­му сво­и­ми чу­де­са­ми Си­бир­скую стра­ну, все воз­рас­та­ло и уве­ли­чи­ва­лось. Су­пру­ги Тур­ча­ни­но­вы в 1798 г. со­ору­ди­ли но­вую мед­ную ра­ку для мо­щей свя­то­го угод­ни­ка Бо­жия, а в 1808 г. в се­ле Мер­ку­шине бы­ла воз­двиг­ну­та од­ним вер­хо­тур­ским жи­те­лем ка­мен­ная гроб­ни­ца вме­сто преж­ней де­ре­вян­ной. Она бы­ла со­ору­же­на над са­мой мо­ги­лой пра­вед­но­го, из ко­ей ис­те­ка­ет ис­точ­ник во­ды, не по­вре­жда­ю­щей­ся в со­су­дах, хо­тя бы и дол­го при­хо­ди­лось ей сто­ять. И до се­го вре­ме­ни пок­ло­ня­ю­щи­е­ся мо­щам пра­вед­но­го Си­мео­на по­се­ща­ют и сие ме­сто, бе­рут с со­бой во­ды из ис­точ­ни­ка. По усерд­ной мо­лит­ве и при­зы­ва­нии име­ни св. Си­мео­на ча­сто от сей во­ды по­да­ют­ся ве­ру­ю­щим раз­лич­ные ис­це­ле­ния неду­гов ду­шев­ных и те­лес­ных.

Осо­бен­но за­ме­ча­тель­но од­но чу­до пра­вед­но­го Си­мео­на, ко­то­рый быст­ро на­ка­зы­ва­ет лю­дей, неду­гу­ю­щих неве­ри­ем, но быст­ро и по­мо­га­ет им, ес­ли они рас­ка­я­лись и от все­го серд­ца об­ра­ти­лись с мо­лит­вой к хо­да­тай­ству его. Од­на жен­щи­на, Ксе­ния Фе­о­до­ро­ва, – это бы­ло в на­ча­ле XIX сто­ле­тия в Вер­хо­ту­рье, – взо­шла в Ни­ко­ла­ев­ский храм, где по­чи­ва­ли мо­щи пра­вед­ни­ка, но сде­ла­ла сие не по ис­крен­не­му рас­по­ло­же­нию серд­ца, а ско­рее из лю­бо­пыт­ства. В то вре­мя в хра­ме бы­ла од­на знат­ная жен­щи­на, по прось­бе ко­то­рой бы­ли со­вер­шен­но от­кры­ты свя­тые мо­щи пра­вед­но­го Си­мео­на. Враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го все­гда ста­ра­ет­ся уло­вить в свои ко­вар­ные се­ти сла­бых и ко­леб­лю­щих­ся; сей древ­ний за­вист­ник лю­дей вло­жил Ксе­нии в серд­це со­мне­ние. При ви­де об­на­жен­ных мо­щей она не толь­ко не воз­да­ла до­стой­но­го по­кло­не­ния им, но да­же возг­ну­ша­лась ими и небреж­но уда­ли­лась из хра­ма. Не успе­ла она прой­ти и од­ной вер­сты от го­ро­да (она хо­те­ла воз­вра­тить­ся на ме­сто сво­е­го жи­тель­ства), как вдруг под­нял­ся страш­ный вихрь. Ве­тер под­нял гро­мад­ный столб пы­ли и мел­ко­го пес­ка, и вся эта пыль об­ру­ши­лась на Ксе­нию и со­вер­шен­но за­со­ри­ла ей гла­за. От пес­ка она не мог­ла ви­деть све­та, ста­ла про­ти­рать гла­за – но все бы­ло тщет­но. Она бы­ло за­кри­ча­ла спут­ни­цам, но те за сви­стом вет­ра не слы­ша­ли ее. То­гда она по­ня­ла, что Гос­подь по­ка­рал ее за со­мне­ние. Она ста­ла при­зы­вать имя пра­вед­но­го Си­мео­на, и он тот­час же по­мог ей: к ней по­до­шла од­на спут­ни­ца. Ксе­ния по­про­си­ла ее, чтобы она про­во­ди­ла ее к мо­щам угод­ни­ка Бо­жия Си­мео­на. До­ро­гой она все вре­мя мо­ли­лась и про­си­ла, чтобы Гос­подь про­стил ей пре­гре­ше­ние. При­дя в храм с твер­дой на­деж­дой на об­лег­че­ние, Ксе­ния не об­ма­ну­лась в сво­ем ожи­да­нии. Лишь толь­ко при­ло­жи­лась она к свя­тым мо­щам, тот­час про­зре­ла. Пра­вед­ный Си­ме­он из­ба­вил ее от неду­га и вме­сте с тем от ее ги­бель­но­го со­мне­ния. Так мно­го зна­чит «мо­лит­ва пра­вед­на­го пос­пе­ше­ству­е­ма» (Иак.5:16).

По­сле быв­ше­го еще раз в 1825 г. осви­де­тель­ство­ва­ния мо­щей пра­вед­но­го Си­мео­на по­сле­до­ва­ли еще но­вые чу­де­са, из ко­то­рых при­ме­ча­тель­но од­но, про­ис­шед­шее в 1828 г. Осе­нью се­го го­да в ок­тяб­ре од­но­му из ра­бо­тав­ших на Кы­нов­ском за­во­де Ага­пию Ра­че­ву нуж­но бы­ло схо­дить в дом, на­хо­див­ший­ся за за­вод­ским пру­дом. В это вре­мя по слу­чаю силь­ных до­ждей бы­ли от­кры­ты на пло­тине шлю­зы, а для пе­ше­хо­дов бы­ло пе­ре­ки­ну­то несколь­ко до­сок. Ра­чев бла­го­по­луч­но пе­ре­пра­вил­ся. Но в до­ме он про­си­дел до ве­че­ра, так что ему при­шлось воз­вра­щать­ся в су­мер­ки. Дой­дя до пло­ти­ны, он на­чал вы­би­рать ме­сто для пе­ре­хо­да. Вве­ден­ный в за­блуж­де­ние силь­ным шу­мом и оглу­ши­тель­ным гу­лом па­дав­шей вниз во­ды он уда­лил­ся от то­го ме­ста, где был пе­ре­ход, и, ду­мая ско­рее прой­ти пло­ти­ну, уско­рил шаг и вдруг упал в од­но из са­мых опас­ных мест пе­ред пло­ти­ной, где бы­ло бо­лее трех са­женей глу­би­ны. Из­вест­но, что при от­кры­тых шлю­зах во­да со страш­ной си­лой на­пи­ра­ет на про­хо­ды. Око­ло од­но­го та­ко­го про­хо­да и упал в во­ду Ра­чев. Опас­ность бы­ла ве­ли­ка; ка­за­лось, ни­что уже бо­лее не мог­ло спа­сти упав­ше­го. Неудер­жи­мым на­по­ром во­ды его уно­си­ло в про­ход – ему пред­сто­я­ла вер­ная ги­бель. На­хо­дясь в та­ком от­ча­ян­ном по­ло­же­нии, Ага­пий стал при­зы­вать на по­мощь свт. Ни­ко­лая и пра­вед­но­го Си­мео­на, и мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на. Вне­зап­но, сам не зная ка­ким об­ра­зом, он по­чув­ство­вал, что в ру­ках у него очу­ти­лась од­на из ба­лок, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ли мост. Обод­рен­ный, он гром­ко стал звать на по­мощь, но ни­кто не яв­­лял­ся. Дол­го он кри­чал, на­ко­нец стал из­не­мо­гать си­ла­ми. Бал­ка, за ко­то­рую он дер­жал­ся, бы­ла тол­ста, к то­му же она осклиз­ла. От хо­лод­ной во­ды ру­ки его ста­ли ко­че­неть. Еще несколь­ко ми­нут – и он дол­жен был вы­пу­стить бал­ку и по­гру­зить­ся в во­ду. То­гда он опять стал внут­ренне мо­лить­ся и дал обе­ща­ние схо­дить в Вер­хо­ту­рье на по­кло­не­ние свя­тым мо­щам пра­вед­но­го Си­мео­на. Угод­ник Бо­жий, за­ступ­ник на­хо­дя­щих­ся в бе­дах и скор­бях, по­мощ­ник всех при­зы­ва­ю­щих его, немед­лен­но ока­зал Ага­пию свою чуд­ную по­мощь. Вдруг при­бе­жал на­род, и вы­та­щи­ли уто­па­ю­ще­го. Ве­ли­ко бы­ло удив­ле­ние всех, ко­гда Ага­пий рас­ска­зал, как он спас­ся от вер­ной смер­ти по­кро­ви­тель­ством пра­вед­но­го Си­мео­на.

Спу­стя шесть лет, имен­но в 1834 го­ду, сей слав­ный угод­ник Бо­жий див­ным об­ра­зом ис­це­лил от тяж­кой бо­лез­ни сы­на то­го же Ага­пия – Мат­фея Ра­че­ва. Явив­шись бо­ля­ще­му во вре­мя за­бы­тья, пра­вед­ный Си­ме­он на­пом­нил Мат­фею, что у него есть неис­пол­нен­ное еще обе­ща­ние – схо­дить на по­кло­не­ние в Вер­хо­тур­ский мо­на­стырь, по­сле че­го бо­ля­щий вско­ре по­пра­вил­ся и ис­пол­нил свое обе­ща­ние.

Не од­ни жи­те­ли За­пад­ной Си­би­ри по­лу­ча­ли по мо­лит­вам свя­то­го раз­лич­ную по­мощь. И за пре­де­ла­ми За­пад­ной Си­би­ри свя­той Си­ме­он див­ным об­ра­зом про­яв­лял си­лу, да­ро­ван­ную ему Все­б­ла­гим и Все­мо­гу­щим Гос­по­дом. Так, в 1844 г. про­изо­шло ис­це­ле­ние в Пе­тер­бур­ге од­ной жен­щи­ны, Ав­до­тьи Пар­фе­нье­вой.

Мно­го и дру­гих чу­до­тво­ре­ний бы­ло со­вер­ше­но по мо­лит­вам се­го свя­то­го угод­ни­ка Бо­жия. Всем при­зы­ва­ю­щим его с ве­рою по­да­ет­ся за­ступ­ле­ние, от ог­ня спа­се­ние, бо­ля­щим – ис­це­ле­ние, глу­хим – слух, немым – раз­ре­ше­ние уст, пле­нен­ным – осво­бож­де­ние. И до­ныне про­дол­жа­ют исте­кать раз­лич­ные чу­де­са от мо­щей се­го слав­но­го угод­ни­ка Бо­жия по бла­го­да­ти Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, Ему­ же сла­ва, хва­ла и бла­го­да­ре­ние во ве­ки. Аминь.