Канон святому преподобному Амфилохию Почаевскому

Припев: Преподо́бне о́тче Амфило́хие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 12 мая (29 апреля ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Твоя́ победи́тельная десни́ца, боголе́пно в кре́пости просла́вися: та́ бо, Безсме́ртне, я́ко всемогу́щая, проти́вныя сотре́, изра́ильтяном пу́ть глубины́ новосоде́лавшая.

Благода́тную по́мощь Твою́, Го́споди, низпосли́ на́м, во е́же воспе́ти уго́дника Твоего́, отца́ на́шего Амфило́хия, благоче́стия подви́жника и ла́вры Поча́евския украше́ние ди́вное.

Любо́вь и благоче́стие роди́тельское, я́же измла́да восприе́м, чрез все́ житие́ досто́йно проне́сл еси́, от си́лы в си́лу восходя́ ду́хом, блаже́нне.

А́ще и плене́н бы́л еси́ на бра́ни от враго́в ви́димых, но неви́димаго пле́на страсте́й избежа́л еси́, преподо́бне, пло́ть покаря́я ду́ху.

Богоро́дичен: Жи́знь ве́чную со святы́ми жела́я улучи́ти, Ма́терь Бо́жию вседу́шно возлюби́л еси́, свя́те, и, в дому́ Ея́ на горе́ Поча́евстей всели́вся, досто́йне Бо́гу послужи́л еси́.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Еди́не ве́дый челове́ческаго существа́ не́мощь, и ми́лостивно в не вообра́жся, препоя́ши мя́ с высоты́ си́лою, е́же вопи́ти Тебе́, Святы́й, одушевле́нный хра́ме неизрече́нныя сла́вы Твоея́, Человеколю́бче.

Егда́ у гро́ба настоя́теля почи́вшаго моли́лся еси́, преподо́бне, откры́ Госпо́дь тебе́ суету́ жития́ вре́меннаго, те́мже, помышля́я о жи́зни ве́чней, нача́т грехи́ своя́ пред все́ми испове́дати.

Нарече́н бы́в, блаже́нне, Ио́сиф, е́же сказу́ется преумно́женный, сего́ ра́ди потща́лся еси́ благода́ть в се́рдцы твое́м оби́льно преумножа́ти.

Егда́ са́ном иере́йским почте́н бы́л еси́, свя́те, тогда́ моли́твы, поще́ния и по́двиги усугу́бил еси́, бе́си же, не терпя́ще доброде́тельнаго жития́ твоего́, мно́гажды тя́ хотя́ху погуби́ти, ты́ же си́лою Бо́жиею при́сно храни́мь бы́л еси́.

Богоро́дичен: Сла́внейшая без сравне́ния Серафи́м и честне́йшая Херуви́м, Пресвята́я Де́во, услы́ши моле́ния и мольбы́ на́ша, и по́мощию Твое́ю неотсту́пна бу́ди от на́с.

Конда́к, гла́с 3:

Я́ко ве́ры правосла́вныя ревни́тель и благоче́стнаго жития́ учи́тель, в боле́знех и ско́рбех изря́дный помо́щник, пред Го́сподем предстои́ши, преподо́бне Амфило́хие, сего́ ра́ди вопие́м ти́: защити́ оби́тель, в не́йже подвиза́лся еси́, и спаса́й на́с моли́твами твои́ми, о́тче блаже́нне.

Седа́лен, гла́с 3:

Христо́вою любо́вию преиспо́лнився, преподо́бне Амфило́хие, Ду́хом Святы́м ко спасе́нию наставля́л еси́ вопроша́ющих и та́ко, я́ко свети́льник, во тьме́ неве́дения седя́щим просия́л еси́. Те́мже моли́ся за ны́ ко Го́споду, да просвети́мся и мы́ Его́ благода́тию.

Богоро́дичен: Ма́ти Бо́жия, Покро́в Тво́й спаси́тельный ми́ру до́льнему с Небесе́ явля́ющая, не оста́ви на́с, во гресе́х погиба́ющих и Го́спода Милосе́рднаго прогневля́ющих, Его́же моли́ изба́витися на́м душепа́губнаго заблужде́ния, я́ко Предста́тельница на́ша кре́пкая и Помо́щница ско́рая.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Го́ру Тя́, благода́тию Бо́жиею приосене́нную, прозорли́выма Авваку́м усмотри́в очи́ма, из Тебе́ изы́ти Изра́илеву провозглаша́ше Свято́му, во спасе́ние на́ше и обновле́ние.

Избра́нный сосу́д Ду́ха Свята́го бы́в, мно́гия боля́щия благода́тию Бо́жиею исцели́л еси́ и бесо́в полки́ победи́л еси́, о́тче блаже́нне. Приими́ моли́твы на́ша и от я́зв грехо́вных исцели́.

О́браз му́жества и дерзнове́ния богому́драго в тебе́ зри́м, о́тче преподо́бне, хра́м бо Святы́я Тро́ицы от поруга́ния и запусте́ния сохрани́л еси́ и ве́рныя лю́ди, в ско́рби су́щия, возвесели́л еси́.

То́ки сле́з пролива́л еси́, преподо́бне, о заблу́ждших ча́дех Це́ркве Правосла́вныя, вре́менная бла́га па́че ве́чных бла́г возлюби́вших.

Богоро́дичен: Чту́щих Тя́ и в пе́снех велича́ющих, не отри́ни на́с, Пресвята́я Де́во, ины́я бо Хода́таицы и Засту́пницы ра́зве Тебе́ не и́мамы.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Просвети́вый сия́нием прише́ствия Твоего́, Христе́, и освети́вый Кресто́м Твои́м ми́ра концы́, сердца́ просвети́ све́том Твоего́ богоразу́мия правосла́вно пою́щих Тя́.

Егда́ в темни́цу лю́тии гони́телие всади́ша тя́ к бесны́м и ума́ лише́нным, тогда́ смире́нне взыва́л еси́, о́тче блаже́нне: сла́ва Бо́гу, благоде́явшему ми́.

Ни ско́рбь, ни теснота́, ни гоне́ния, ни гла́д, ни нагота́, ниже́ беда́, ни ме́ч, ни и́на ка́я напа́сть не возмо́же разлучи́ти тя́ от любве́ Бо́жия, о́тче преподо́бне.

А́нгел земны́й и челове́к Небе́сный яви́лся еси́, о́тче, мно́гия бо ско́рби в житии́ безро́потне поне́сл еси́, те́мже и воздая́ния мно́га на Небеси́ восприя́л еси́, блаже́нне.

Богоро́дичен: Ше́дше, возвести́м все́м язы́ком, коли́кая чудеса́ сотвори́ Пресвята́я Богоро́дица во уде́ле Свое́м Поча́евстем и ка́ко ми́лует все́х, с ве́рою приходя́щих к Не́й.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Обы́де на́с после́дняя бе́здна, не́сть избавля́яй, вмени́хомся, я́ко о́вцы заколе́ния. Спаси́ лю́ди Твоя́, Бо́же на́ш: Ты́ бо кре́пость немощству́ющих и исправле́ние.

Амфило́хий в схи́ме святе́й нарече́н бы́в, преподо́бне, труды́ ко трудо́м прилага́л еси́ и доброде́тельми, я́ко степе́ньми, во Ца́рствие Небе́сное возше́л еси́.

Мно́жество боля́щих, приходя́щих к тебе́, исцеля́л еси́ и стра́ждущих свобожда́л еси́ от духо́в нечи́стых, кро́тостию и смире́нием те́х побежда́я.

Фесви́тянину Илии́ ре́вностию подража́я, преподо́бне, любо́вию боже́ственною се́рдце твое́ распаля́л еси́ и, в терпе́нии ду́шу твою́ укрепля́я, проро́чески вопия́л еси́: с на́ми Бо́г, разуме́йте, язы́цы, и покаря́йтеся, я́ко с на́ми Бо́г.

Богоро́дичен: И́мя Твое́, Пречи́стая, вси́ ро́ди правосла́вных непреста́нно велича́ют, и ли́цы церко́внии сладкогла́сно воспева́ют: Богоро́дице Влады́чице, спаси́ на́с, мно́гими бо напа́стьми обстои́ми есмы́.

Конда́к, гла́с 2:

Изволе́нием Де́вы Пречи́стыя в оби́тели Поча́евстей всели́лся еси́, иде́же, подви́жническое и ско́рбное житие́ провожда́я, да́ром моли́твы у́мныя обогати́лся еси́ и Ца́рствия Небе́снаго насле́дник яви́лся еси́. Те́мже вопие́м ти́: ра́дуйся, Амфило́хие, о́тче блаже́нне, целе́бниче и чудотво́рче.

И́кос:

Сокро́вища Небе́снаго взыску́я, преподо́бне, Го́спода Иису́са, я́ко би́сер многоце́нен, обре́л еси́ и, вся́ Его́ ра́ди оста́вив, стори́цею в пакибытии́ прия́л еси́. Ны́не же душе́ю твое́ю светолу́чною на Небесе́х сия́я и моща́ми многоцеле́бными во оби́тели Поча́евстей пребыва́я, прие́млеши целова́ние от почита́ющих тя́ и велегла́сно взыва́ющих: ра́дуйся, Амфило́хие, о́тче блаже́нне, целе́бниче и чудотво́рче.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Авраа́мстии о́троцы в пещи́ Тро́ицу прообрази́вше, о́гненный пла́мень на ро́су преложи́ша и, пою́ще, вопия́ху: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Ла́вра Поча́евская, иде́же подвиза́лся еси́, преподо́бне, приста́нище ти́ яви́ся, усыпа́льница же ея́ мо́щи твоя́ прия́т, я́же три́десять ле́т та́мо в земли́ лежа́ху и тле́нию не преда́хуся.

От ве́си Малои́ловицкия ме́ртвенное те́ло твое́ во оби́тель Поча́евскую бра́тия принесо́ша и во усыпа́льнице бра́тстей с че́стию погребо́ша. Ты́ же, преподо́бне, во оби́телех Небе́сных пребыва́я, за ны́ мо́лишися Бо́гу.

Хода́тай к Бо́гу о лю́дех в житии́ твое́м бы́л еси́, о́тче преподо́бне, и по преставле́нии хода́тайствуеши о все́х, с ве́рою ко гро́бу твоему́ приходя́щих, и ми́лостивый послу́шатель и́м быва́еши.

Богоро́дичен: Испещре́на ря́снами златы́ми, я́ко Цари́ца, Царя́ и Бо́га одесну́ю ны́не предстои́ши, Влады́чице, моля́щи о все́х, ко о́бразу Твоему́ на горе́ Поча́евстей притека́ющих.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: В пещи́ о́троцы Изра́илевы, я́коже в горни́ле, добро́тою благоче́стия чисте́е зла́та блеща́хуся, глаго́люще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Егда́ лю́дие, одержи́мии ду́хи нечи́стыми, ко гро́бу твоему́ притека́ху, преподо́бне, бе́си, в ни́х су́щии, твоея́ свя́тости терпе́ти не могу́ще, гро́мкими гла́сы вопия́ху, огне́м Бо́жия благода́ти опаля́еми.

Пресла́вное чу́до о тебе́ зри́м, преподо́бне, ты́ бо, я́ко при жи́зни, та́ко и по преставле́нии, лю́дем стра́ждущим помога́еши и от лю́тых обстоя́ний с ве́рою приходя́щих к тебе́ свобожда́еши.

Ра́дости неизглаго́ланныя испо́лнишася мона́си и мирсти́и, егда́ те́ло твое́, преподо́бне, три́десять ле́т в земли́ погребе́нное, нетле́нно и благоуха́ния испо́лнено обре́теся.

Богоро́дичен: Еди́на благослове́нная и богора́дованная Влады́чице, Я́же ра́дость челове́ком ро́ждши неизрече́нную, испо́лни ра́дости сердца́ на́ша, да просла́вим ро́ждшагося от Тебе́ Христа́.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: О́браз чи́стаго Рождества́ Твоего́, огнепали́мая купина́ показа́ неопа́льная, и ны́не на на́с напа́стей свире́пеющую угаси́ти мо́лимся пе́щь, да Тя́, Богоро́дице, непреста́нно велича́ем.

Чудеса́ и исцеле́ния то́чиши все́м, приходя́щим и усе́рдно моля́щимся тебе́ и благогове́йно покланя́ющимся честны́м моще́м твои́м, преподо́бне о́тче Амфило́хие.

Украше́ние ла́вры Поча́евския яви́лся еси́, преподо́бне, нетле́нным бо те́лом твои́м в пеще́рнем хра́ме ку́пно со И́овом преподо́бным почива́еши и все́м, приходя́щим к тебе́, при́сно помога́еши.

Да́л еси́ зна́мение, Го́споди, кре́ст о́блачный на небеси́ в де́нь прославле́ния преподо́бнаго Амфило́хия, и си́м кресто́м благослови́л еси́ все́х, прише́дших почти́ти па́мять уго́дника Твоего́.

Тро́ичен: Неразде́льная Тро́ице, во Еди́нице покланя́емая, О́тче, Сы́не и Святы́й Ду́ше, спаси́ и сохрани́ все́х, почита́ющих па́мять уго́дника Твоего́ Амфило́хия.

Богоро́дичен: Еди́на Чи́стая и Непоро́чная, Бо́га без се́мене ро́ждшая, Богоро́дице Влады́чице, моли́твами уго́дника Твоего́ Амфило́хия покры́й и соблюди́ на́с от вся́каго зла́.

Свети́лен:

По́двигом до́брым подвиза́вся, просия́л еси́, Амфило́хие чудотво́рче, в земли́ Волы́нстей, я́ко свети́льник Боже́ственныя благода́ти, возжже́нный в ла́вре Поча́евстей. Те́мже по́мощию твое́ю не оста́ви все́х, с ве́рою к тебе́ притека́ющих.

Сла́ва: Свети́льника ве́ры и о́браз богоуго́днаго жития́, на горе́ Поча́евстей возсия́вшаго, преподо́бнаго Амфило́хия, яви́л еси́ на́м, Христе́ Спа́се, то́й бо зе́млю на́шу све́том Ева́нгелия просвеща́ет и пу́ть спасе́ния на́м указу́ет.

И ны́не: Де́во Пресвята́я, Сы́на Бо́жия Единоро́днаго пло́тию ро́ждшая, И́же от Отца́ рожде́ннаго пре́жде все́х ве́к, моли́ Ду́ха Свята́го благода́тию осия́ти оби́тель сию́ и сохрани́ти ю́ моли́твами избра́нника Твоего́, преподо́бнаго Амфило́хия, Бо́га в Тро́ице Святе́й почита́ющаго.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Твоѧ̀ побѣди́тельнаѧ десни́ца, бг҃олѣ́пнѡ въ крѣ́пости просла́висѧ: та̀ бо, безсме́ртне, ꙗ҆́кѡ всемогꙋ́щаѧ, проти̑вныѧ сотрѐ, і҆и҃льтѧнѡмъ пꙋ́ть глꙋбины̀ новосодѣ́лавшаѧ.

Бл҃года́тнꙋю по́мощь твою̀, гдⷭ҇и, низпослѝ на́мъ, во є҆́же воспѣ́ти ᲂу҆го́дника твоего̀, ѻ҆тца̀ на́шего а҆мфїло́хїа, бл҃гоче́стїѧ подви́жника и҆ ла́ѵры поча́евскїѧ ᲂу҆краше́нїе ди́вное.

Любо́вь и҆ бл҃гоче́стїе роди́тельское, ꙗ҆̀же и҆змла́да воспрїе́мъ, чрез̾ всѐ житїѐ досто́йнѡ проне́слъ є҆сѝ, ѿ си́лы въ си́лꙋ восходѧ̀ дꙋ́хомъ, бл҃же́нне.

А҆́ще и҆ плѣне́нъ бы́лъ є҆сѝ на бра́ни ѿ врагѡ́въ ви́димыхъ, но неви́димагѡ плѣ́на страсте́й и҆збѣжа́лъ є҆сѝ, прпⷣбне, пло́ть покарѧ́ѧ дꙋ́хꙋ.

Бг҃оро́диченъ: Жи́знь вѣ́чнꙋю со ст҃ы́ми жела́ѧ ᲂу҆лꙋчи́ти, мт҃рь бж҃їю вседꙋ́шнѡ возлюби́лъ є҆сѝ, ст҃е, и҆ въ домꙋ̀ є҆ѧ̀ на горѣ̀ поча́евстѣй всели́всѧ, досто́йнѣ бг҃ꙋ послꙋжи́лъ є҆сѝ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Є҆ди́нѣ вѣ́дый человѣ́ческагѡ сꙋщества̀ не́мощь, и҆ млⷭ҇тивнѡ въ не воѡбра́жсѧ, препоѧ́ши мѧ̀ съ высоты̀ си́лою, є҆́же вопи́ти тебѣ̀, ст҃ы́й, ѡ҆дꙋшевле́нный хра́ме неизрече́нныѧ сла́вы твоеѧ̀, чл҃вѣколю́бче.

Є҆гда̀ ᲂу҆ гро́ба настоѧ́телѧ почи́вшагѡ моли́лсѧ є҆сѝ, прпⷣбне, ѿкры̀ гдⷭ҇ь тебѣ̀ сꙋетꙋ̀ житїѧ̀ вре́меннагѡ, тѣ́мже помышлѧ́ѧ ѡ҆ жи́зни вѣ́чнѣй, нача́тъ грѣхѝ своѧ̑ пред̾ всѣ́ми и҆сповѣ́дати.

Нарече́нъ бы́въ, бл҃же́нне, і҆ѡ́сифъ, є҆́же сказꙋ́етсѧ преꙋмно́женный, сегѡ̀ ра́ди потща́лсѧ є҆сѝ бл҃года́ть въ се́рдцы твое́мъ ѻ҆би́льнѡ преꙋмножа́ти.

Є҆гда̀ са́номъ і҆ере́йскимъ почте́нъ бы́лъ є҆сѝ, ст҃е, тогда̀ мл҃твы, пощє́нїѧ и҆ по́двиги ᲂу҆сꙋгꙋ́билъ є҆сѝ, бѣ́сы же, не терпѧ́ще добродѣ́тельнагѡ житїѧ̀ твоегѡ̀, мно́гажды тѧ̀ хотѧ́хꙋ погꙋби́ти, ты́ же си́лою бж҃їею при́снѡ храни́мь бы́лъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Сла́внѣйшаѧ без̾ сравне́нїѧ серафі̑мъ и҆ чтⷭ҇нѣ́йшаѧ херꙋві̑мъ, прест҃а́ѧ дв҃о, ᲂу҆слы́ши молє́нїѧ и҆ мольбы̑ на́шѧ, и҆ по́мощїю твое́ю неѿстꙋ́пна бꙋ́ди ѿ на́съ.

Конда́къ, гла́съ г҃:

Ꙗ҆́кѡ вѣ́ры правосла́вныѧ ревни́тель и҆ бл҃гоче́стнагѡ житїѧ̀ ᲂу҆чи́тель, въ болѣ́знехъ и҆ ско́рбехъ и҆зрѧ́дный помо́щникъ, пред̾ гдⷭ҇емъ предстои́ши, прпⷣбне а҆мфїло́хїе, сегѡ̀ ра́ди вопїе́мъ тѝ: защитѝ ѻ҆би́тель, въ не́йже подвиза́лсѧ є҆сѝ, и҆ сп҃са́й на́съ мл҃твами твои́ми, ѻ҆́тче бл҃же́нне.

Сѣда́ленъ, гла́съ г҃:

Хрⷭ҇то́вою любо́вїю преиспо́лнивсѧ, прпⷣбне а҆мфїло́хїе, дх҃омъ ст҃ы́мъ ко сп҃се́нїю наставлѧ́лъ є҆сѝ вопроша́ющихъ и҆ та́кѡ, ꙗ҆́кѡ свѣти́льникъ, во тьмѣ̀ невѣ́дѣнїѧ сѣдѧ́щымъ просїѧ́лъ є҆сѝ. тѣ́мже моли́сѧ за ны̀ ко гдⷭ҇ꙋ, да просвѣти́мсѧ и҆ мы̀ є҆гѡ̀ бл҃года́тїю.

Бг҃оро́диченъ: Мт҃и бж҃їѧ, покро́въ тво́й сп҃си́тельный мі́рꙋ до́льнемꙋ съ нб҃сѐ ꙗ҆влѧ́ющаѧ, не ѡ҆ста́ви на́съ, во грѣсѣ́хъ погиба́ющихъ и҆ гдⷭ҇а милосе́рднаго прогнѣвлѧ́ющихъ, є҆го́же молѝ и҆зба́витисѧ на́мъ дꙋшепа́гꙋбнагѡ заблꙋжде́нїѧ, ꙗ҆́кѡ предста́тельница на́ша крѣ́пкаѧ и҆ помо́щница ско́раѧ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Го́рꙋ тѧ̀ бл҃года́тїю бж҃їею прїѡсѣне́ннꙋю, прозорли́выма а҆ввакꙋ́мъ ᲂу҆смотри́въ ѻ҆чи́ма, и҆з̾ тебє̀ и҆зы́ти і҆и҃левꙋ провозглаша́ше ст҃о́мꙋ, во сп҃се́нїе на́ше и҆ ѡ҆бновле́нїе.

И҆збра́нный сосꙋ́дъ дх҃а ст҃а́гѡ бы́въ, мнѡ́гїѧ болѧ́щыѧ бл҃года́тїю бж҃їею и҆сцѣли́лъ є҆сѝ и҆ бѣсѡ́въ полкѝ побѣди́лъ є҆сѝ, ѻ҆́тче бл҃же́нне. прїимѝ мл҃твы на́шѧ и҆ ѿ ꙗ҆́звъ грѣхо́вныхъ и҆сцѣлѝ.

Ѻ҆́бразъ мꙋ́жества и҆ дерзнове́нїѧ бг҃омꙋ́драгѡ въ тебѣ̀ зри́мъ, ѻ҆́тче прпⷣбне, хра́мъ бо ст҃ы́ѧ трⷪ҇цы ѿ порꙋга́нїѧ и҆ запꙋстѣ́нїѧ сохрани́лъ є҆сѝ и҆ вѣ̑рныѧ лю́ди, въ ско́рби сꙋ́щыѧ, возвесели́лъ є҆сѝ.

То́ки сле́зъ пролива́лъ є҆сѝ, прпⷣбне, ѡ҆ заблꙋ́ждшихъ ча́дѣхъ цр҃кве правосла́вныѧ, вре́мєннаѧ бла̑га па́че вѣ́чныхъ бла̑гъ возлюби́вшихъ.

Бг҃оро́диченъ: Чтꙋ́щихъ тѧ̀ и҆ въ пѣ́снехъ велича́ющихъ, не ѿри́ни на́съ, прест҃а́ѧ дв҃о, и҆ны́ѧ бо хода́таицы и҆ застꙋ́пницы ра́звѣ тебє̀ не и҆́мамы.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Просвѣти́вый сїѧ́нїемъ прише́ствїѧ твоегѡ̀, хрⷭ҇тѐ, и҆ ѡ҆свѣти́вый крⷭ҇то́мъ твои́мъ мі́ра концы̀, сердца̀ просвѣтѝ свѣ́томъ твоегѡ̀ бг҃оразꙋ́мїѧ, правосла́внѡ пою́щихъ тѧ̀.

Є҆гда̀ въ темни́цꙋ лю́тїи гони́телїе всади́ша тѧ̀ къ бѣсны̑мъ и҆ ᲂу҆ма̀ лишє́ннымъ, тогда̀ смире́ннѣ взыва́лъ є҆сѝ, ѻ҆́тче бл҃же́нне: сла́ва бг҃ꙋ, бл҃годѣ́ѧвшемꙋ мѝ.

Ни ско́рбь, ни тѣснота̀, ни гонє́нїѧ, ни гла́дъ, ни нагота̀, нижѐ бѣда̀, ни ме́чь, ни и҆́на ка́ѧ напа́сть не возмо́же разлꙋчи́ти тѧ̀ ѿ любвѐ бж҃їѧ, ѻ҆́тче прпⷣбне.

А҆́гг҃лъ земны́й и҆ человѣ́къ нбⷭ҇ный ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, ѻ҆́тче, мнѡ́гїѧ бо скѡ́рби въ житїѝ безро́потнѣ поне́слъ є҆сѝ, тѣ́мже и҆ воздаѧ̑нїѧ мнѡ́га на нб҃сѝ воспрїѧ́лъ є҆сѝ, бл҃же́нне.

Бг҃оро́диченъ: Ше́дше, возвѣсти́мъ всѣ̑мъ ꙗ҆зы́кѡмъ, коли̑каѧ чꙋдеса̀ сотворѝ прест҃а́ѧ бцⷣа во ᲂу҆дѣ́лѣ свое́мъ поча́евстѣмъ и҆ ка́кѡ ми́лꙋетъ всѣ́хъ, съ вѣ́рою приходѧ́щихъ къ не́й.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Ѡ҆бы́де на́съ послѣ́днѧѧ бе́здна, нѣ́сть и҆збавлѧ́ѧй, вмѣни́хомсѧ ꙗ҆́кѡ ѻ҆́вцы заколе́нїѧ. сп҃сѝ лю́ди твоѧ̑, бж҃е на́шъ: ты́ бо крѣ́пость немощствꙋ́ющихъ и҆ и҆справле́нїе.

А҆мфїло́хїй въ схи́мѣ ст҃ѣ́й нарече́нъ бы́въ, прпⷣбне, трꙋды̀ ко трꙋдѡ́мъ прилага́лъ є҆сѝ и҆ добродѣ́тельми, ꙗ҆́кѡ степе́ньми, во црⷭ҇твїе нбⷭ҇ное возше́лъ є҆сѝ.

Мно́жество болѧ́щихъ, приходѧ́щихъ къ тебѣ̀, и҆сцѣлѧ́лъ є҆сѝ и҆ стра́ждꙋщихъ свобожда́лъ є҆сѝ ѿ дꙋхѡ́въ нечи́стыхъ, кро́тостїю и҆ смире́нїемъ тѣ́хъ побѣжда́ѧ.

Ѳесві́тѧнинꙋ и҆лїѝ ре́вностїю подража́ѧ, прпⷣбне, любо́вїю бжⷭ҇твенною се́рдце твоѐ распалѧ́лъ є҆сѝ, и҆ въ терпѣ́нїи дꙋ́шꙋ твою̀ ᲂу҆крѣплѧ́ѧ, прⷪ҇ро́чески вопїѧ́лъ є҆сѝ: съ на́ми бг҃ъ, разꙋмѣ́йте, ꙗ҆зы́цы, и҆ покарѧ́йтесѧ, ꙗ҆́кѡ съ на́ми бг҃ъ.

Бг҃оро́диченъ: И҆́мѧ твоѐ, пречⷭ҇таѧ, всѝ ро́ди правосла́вныхъ непреста́ннѡ велича́ютъ, и҆ ли́цы цр҃ко́внїи сладкогла́снѡ воспѣва́ютъ: бцⷣе влⷣчце, сп҃сѝ на́съ, мно́гими бо напа́стьми ѡ҆бстои́ми є҆смы̀.

Конда́къ, гла́съ в҃:

И҆зволе́нїемъ дв҃ы пречⷭ҇тыѧ въ ѻ҆би́тели поча́евстѣй всели́лсѧ є҆сѝ, и҆дѣ́же подви́жническое и҆ ско́рбное житїѐ провожда́ѧ, да́ромъ мл҃твы ᲂу҆́мныѧ ѡ҆богати́лсѧ є҆сѝ и҆ црⷭ҇твїѧ нбⷭ҇нагѡ наслѣ́дникъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ. тѣ́мже вопїе́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, а҆мфїло́хїе, ѻ҆́тче бл҃же́нне, цѣле́бниче и҆ чꙋдотво́рче.

І҆́косъ:

Сокро́вища нбⷭ҇нагѡ взыскꙋ́ѧ, прпⷣбне, гдⷭ҇а і҆и҃са, ꙗ҆́кѡ би́серъ многоцѣ́ненъ, ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ, и҆ всѧ̑ є҆гѡ̀ ра́ди ѡ҆ста́вивъ, стори́цею въ пакибытїѝ прїѧ́лъ є҆сѝ. ны́нѣ же дꙋше́ю твое́ю свѣтолꙋ́чною на нб҃сѣ́хъ сїѧ́ѧ и҆ моща́ми многоцѣле́бными во ѻ҆би́тели поча́евстѣй пребыва́ѧ, прїе́млеши цѣлова́нїе ѿ почита́ющихъ тѧ̀ и҆ велегла́снѡ взыва́ющихъ: ра́дꙋйсѧ, а҆мфїло́хїе, ѻ҆́тче бл҃же́нне, цѣле́бниче и҆ чꙋдотво́рче.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: А҆враа́мстїи ѻ҆́троцы въ пещѝ трⷪ҇цꙋ проѡбрази́вше, ѻ҆́гненный пла́мень на ро́сꙋ преложи́ша, и҆ пою́ще вопїѧ́хꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Ла́ѵра поча́евскаѧ, и҆дѣ́же подвиза́лсѧ є҆сѝ, прпⷣбне, приста́нище тѝ ꙗ҆ви́сѧ, ᲂу҆сыпа́льница же є҆ѧ̀ мо́щи твоѧ̑ прїѧ́тъ, ꙗ҆̀же три́десѧть лѣ́тъ та́мѡ въ землѝ лежа́хꙋ и҆ тлѣ́нїю не преда́хꙋсѧ.

Ѿ ве́си малои́ловицкїѧ ме́ртвенное тѣ́ло твоѐ во ѻ҆би́тель поча́евскꙋю бра́тїѧ принесо́ша и҆ во ᲂу҆сыпа́льницѣ бра́тстѣй съ че́стїю погребо́ша. ты́ же, прпⷣбне, во ѻ҆би́телехъ нбⷭ҇ныхъ пребыва́ѧ, за ны̀ мо́лишисѧ бг҃ꙋ.

Хода́тай къ бг҃ꙋ ѡ҆ лю́дехъ въ житїѝ твое́мъ бы́лъ є҆сѝ, ѻ҆́тче прпⷣбне, и҆ по преставле́нїи хода́тайствꙋеши ѡ҆ всѣ́хъ, съ вѣ́рою ко гро́бꙋ твоемꙋ̀ приходѧ́щихъ, и҆ млⷭ҇тивый послꙋ́шатель и҆̀мъ быва́еши.

Бг҃оро́диченъ: И҆спещре́на рѧ́снами златы́ми, ꙗ҆́кѡ цр҃и́ца, цр҃ѧ̀ и҆ бг҃а ѡ҆деснꙋ́ю ны́нѣ предстои́ши, влⷣчце, молѧ́щи ѡ҆ всѣ́хъ, ко ѻ҆́бразꙋ твоемꙋ̀ на горѣ̀ поча́евстѣй притека́ющихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Въ пещѝ ѻ҆́троцы і҆и҃лєвы, ꙗ҆́коже въ горни́лѣ, добро́тою бл҃гоче́стїѧ чистѣ́е зла́та блеща́хꙋсѧ, глаго́люще: бл҃гослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а, по́йте, и҆ превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Є҆гда̀ лю́дїе, ѡ҆держи́мїи дꙋ̑хи нечи́стыми, ко гро́бꙋ твоемꙋ̀ притека́хꙋ, прпⷣбне, бѣ́си, въ ни́хъ сꙋ́щыѧ, твоеѧ̀ ст҃ости терпѣ́ти не могꙋ́ще, гро́мкими гла̑сы вопїѧ́хꙋ, ѻ҆гне́мъ бж҃їѧ бл҃года́ти ѡ҆палѧ́еми.

Пресла́вное чꙋ́до ѡ҆ тебѣ̀ зри́мъ, прпⷣбне, ты́ бо, ꙗ҆́кѡ при жи́зни, та́кѡ и҆ по преставле́нїи, лю́демъ стра́ждꙋщымъ помога́еши и҆ ѿ лю́тыхъ ѡ҆бстоѧ́нїй съ вѣ́рою приходѧ́щихъ къ тебѣ̀ свобожда́еши.

Ра́дости неизглаго́ланныѧ и҆спо́лнишасѧ мона́си и҆ мїрсті́и, є҆гда̀ тѣ́ло твоѐ, прпⷣбне, три́десѧть лѣ́тъ въ землѝ погребе́нное, нетлѣ́нно и҆ бл҃гоꙋха́нїѧ и҆спо́лнено ѡ҆брѣ́тесѧ.

Бг҃оро́диченъ: Є҆ди́на бл҃гослове́ннаѧ и҆ бг҃ора́дованнаѧ влⷣчце, ꙗ҆́же ра́дость человѣ́кѡмъ ро́ждши неизрече́ннꙋю, и҆спо́лни ра́дости сердца̀ на̑ша, да просла́вимъ ро́ждшагосѧ ѿ тебє̀ хрⷭ҇та̀.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́бразъ чⷭ҇тагѡ ржⷭ҇тва̀ твоегѡ̀, ѻ҆гнепали́маѧ кꙋпина̀ показа̀ неѡпа́льнаѧ, и҆ ны́нѣ на на́съ напа́стей свирѣ́пѣющꙋю ᲂу҆гаси́ти мо́лимсѧ пе́щь, да тѧ̀, бцⷣе, непреста́ннѡ велича́емъ.

Чꙋдеса̀ и҆ и҆сцѣлє́нїѧ то́чиши всѣ̑мъ, приходѧ́щымъ и҆ ᲂу҆се́рднѡ молѧ́щымсѧ тебѣ̀ и҆ бл҃гоговѣ́йнѡ покланѧ́ющымсѧ чтⷭ҇ны̑мъ моще́мъ твои̑мъ, прпⷣбне ѻ҆́тче а҆мфїло́хїе.

Оу҆краше́нїе ла́ѵры поча́евскїѧ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, прпⷣбне, нетлѣ́ннымъ бо тѣ́ломъ твои́мъ въ пеще́рнѣмъ хра́мѣ кꙋ́пнѡ со і҆́ѡвомъ прпⷣбнымъ почива́еши и҆ всѣ̑мъ, приходѧ́щымъ къ тебѣ̀, при́снѡ помога́еши.

Да́лъ є҆сѝ зна́менїе, гдⷭ҇и, кре́стъ ѻ҆́блачный на небесѝ въ де́нь прославле́нїѧ прпⷣбнагѡ а҆мфїло́хїа, и҆ си́мъ кресто́мъ бл҃гослови́лъ є҆сѝ всѣ́хъ, прише́дшихъ почти́ти па́мѧть ᲂу҆го́дника твоегѡ̀.

Трⷪ҇ченъ: Нераздѣ́льнаѧ трⷪ҇це, во є҆ди́ницѣ покланѧ́емаѧ, ѻ҆́ч҃е, сн҃е и҆ ст҃ы́й дш҃е, сп҃сѝ и҆ сохранѝ всѣ́хъ, почита́ющихъ па́мѧть ᲂу҆го́дника твоегѡ̀ а҆мфїло́хїа.

Бг҃оро́диченъ: Є҆ди́на чⷭ҇таѧ и҆ непоро́чнаѧ, бг҃а без̾ сѣ́мене ро́ждшаѧ, бцⷣе влⷣчце, мл҃твами ᲂу҆го́дника твоегѡ̀ а҆мфїло́хїа покры́й и҆ соблюдѝ на́съ ѿ всѧ́кагѡ ѕла̀.

Свѣти́ленъ:

По́двигомъ до́брымъ подвиза́всѧ, просїѧ́лъ є҆сѝ, а҆мфїло́хїе чꙋдотво́рче, въ землѝ волы́нстѣй, ꙗ҆́кѡ свѣти́льникъ бжⷭ҇твенныѧ бл҃года́ти, возжже́нный въ ла́ѵрѣ поча́евстѣй. тѣ́мже по́мощїю твое́ю не ѡ҆ста́ви всѣ́хъ, съ вѣ́рою къ тебѣ̀ притека́ющихъ.

Сла́ва: Свѣти́льника вѣ́ры и҆ ѻ҆́бразъ бг҃оꙋго́днагѡ житїѧ̀, на горѣ̀ поча́евстѣй возсїѧ́вшаго, прпⷣбнаго а҆мфїло́хїа, ꙗ҆ви́лъ є҆сѝ на́мъ, хрⷭ҇тѐ сп҃се, то́й бо зе́млю на́шꙋ свѣ́томъ є҆ѵⷢ҇лїа просвѣща́етъ и҆ пꙋ́ть сп҃се́нїѧ на́мъ ᲂу҆казꙋ́етъ.

И҆ ны́нѣ: Дв҃о прест҃а́ѧ, сн҃а бж҃їѧ є҆диноро́днаго пло́тїю ро́ждшаѧ, и҆́же ѿ ѻ҆ц҃а̀ рожде́ннаго пре́жде всѣ́хъ вѣ̑къ, молѝ дх҃а ст҃а́го бл҃года́тїю ѡ҆сїѧ́ти ѻ҆би́тель сїю̀ и҆ сохрани́ти ю҆̀ мл҃твами и҆збра́нника твоегѡ̀, прпⷣбнагѡ а҆мфїло́хїа, бг҃а въ трⷪ҇цѣ ст҃ѣ́й почита́ющагѡ.

В се­ле Ма­лая Ило­ви­ца, что на Шум­щине, в мно­го­дет­ной кре­стьян­ской се­мье Вар­на­вы Го­ло­ва­тю­ка 27 но­яб­ря 1894 го­да ро­дил­ся сын, в Свя­том Кре­ще­нии на­зван­ный Иа­ко­вом в честь му­че­ни­ка Иа­ко­ва Пер­ся­ни­на. Мир и со­гла­сие, ца­рив­шие в се­мье, неволь­но пе­ре­да­ва­лись ма­лень­ко­му Иа­ко­ву. С ран­не­го дет­ства бу­ду­щий по­движ­ник, по­гру­жен­ный в хо­зяй­ствен­ные за­бо­ты, ви­дел бла­го­че­стие сво­их ро­ди­те­лей, ко­то­рые и из до­ма не вы­хо­ди­ли без мо­лит­вы, впи­ты­вал в се­бя все са­мое доб­рое и свя­тое.

В 1912 го­ду Иа­ков Го­ло­ва­тюк был при­зван в цар­скую ар­мию, где ли­цом к ли­цу встре­тил­ся с жиз­нью и смер­тью. Сна­ча­ла бы­ла сан­часть в Си­би­ри, в ко­то­рой мо­ло­дой сол­дат ис­пол­нял обя­зан­но­сти фельд­ше­ра, а за­тем фронт, пе­ре­до­вая, где луч­шие дру­зья по­ги­ба­ли в бою, и на­ко­нец – плен. Нем­цы от­пра­ви­ли его в Аль­пы, где Иа­ков три го­да ра­бо­тал у фер­ме­ра. Ис­пол­няя вся­кую ра­бо­ту с ве­ли­ким усер­ди­ем и хри­сти­ан­ской по­кор­но­стью, Иа­ков за­слу­жил до­ве­рие и лю­бовь сво­е­го хо­зя­и­на. Но, тоскуя по род­но­му краю, юно­ша в 1919 го­ду осу­ществ­ля­ет за­вет­ное же­ла­ние сво­е­го серд­ца и со­вер­ша­ет по­бег. С по­мо­щью доб­рых лю­дей пе­ре­хо­дит гра­ни­цу и воз­вра­ща­ет­ся в род­ное се­ло.

Мо­лит­вен­ная теп­ло­та от­че­го до­ма со­гре­ла ду­шу ски­таль­ца. Дни по­тек­ли в при­выч­ной кре­стьян­ской ра­бо­те. По­мо­гал он и боль­ным, об­ра­щав­шим­ся за по­мо­щью. По­ви­дав свет, хлеб­нув го­ря на фрон­те и в пле­ну, Иа­ков глу­бо­ко усво­ил, что жизнь есть непре­стан­ная бит­ва, в ко­то­рой диа­вол бо­рет­ся с Бо­гом, а по­ле этой бит­вы, по сло­вам До­сто­ев­ско­го, – серд­це че­ло­ве­че­ское. И в этой бит­ве не усто­ять, ес­ли на зем­ле сер­деч­но­го сми­ре­ния не по­се­я­ны се­ме­на бла­го­че­стия, оро­шен­ные сле­за­ми по­ка­я­ния. В 1925 го­ду Иа­ков Го­ло­ва­тюк, из­брав тер­ни­стый путь спа­се­ния, при­хо­дит в По­ча­ев­скую Лав­ру. В тру­до­лю­бии и сми­ре­нии ис­пол­ня­ет но­во­на­чаль­ный инок воз­ла­га­е­мые на него по­слу­ша­ния.

В фев­ра­ле 1931-го го­да, стоя у гро­ба по­чив­ше­го на­сто­я­те­ля, Иа­ков вдруг ощу­тил всю су­ет­ность и ско­ро­теч­ность жиз­ни: “Че­ло­век, яко тра­ва, дни его, яко цвет сель­ный, та­ко от­цве­тет”.

Прой­дя мо­на­ше­ское ис­пы­та­ние, 8 июля 1932 го­да по­слуш­ник Иа­ков Го­ло­ва­тюк был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Иосиф. Ис­пол­няя раз­лич­ные ра­бо­ты и по­слу­ша­ния в Лав­ре, отец Иосиф ле­чил боль­ных и осо­бен­но про­сла­вил­ся как ко­сто­прав. К нему вез­ли страж­ду­щих со всей окру­ги; по­ток боль­ных не пре­кра­щал­ся ни днем, ни но­чью. По бла­го­сло­ве­нию на­мест­ни­ка Лав­ры он по­се­лил­ся в ма­лень­ком до­ми­ке у во­рот на мо­на­стыр­ском клад­би­ще, где вме­сте с иеро­мо­на­хом Ири­нар­хом про­жил око­ло два­дца­ти лет.

Про­во­дя дни и но­чи в тру­де и мо­лит­ве, отец Иосиф воз­рас­тал ду­хом, вос­хо­дя от си­лы в си­лу. Со­кры­ты­ми для ми­ра оста­лись его мно­гие тай­ные по­дви­ги и бо­ре­ния. По­стом, бде­ни­ем сми­рял свою плоть, умерщ­влял по­движ­ник плот­ские по­же­ла­ния и стра­сти, при­во­дя ма­лей­шие дви­же­ния ума и серд­ца в “ру­ко­вод­ство ду­хом”. По­свя­тив жизнь слу­же­нию Бо­гу и ближ­ним, отец Иосиф стя­жал твер­дую ве­ру и де­я­тель­ную лю­бовь, по­лу­чив от Бо­га дар про­зор­ли­во­сти и ис­це­ле­ния.

Он ле­чил, из­го­няя бе­сов, воз­вра­щал слух глу­хим, зре­ние – сле­пым, скорб­ным при­но­сил от­ра­ду и уте­ше­ние. “Где враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го не успе­ва­ет сам по­сред­ством по­мыс­лов и при­ви­де­ний, – го­во­рят свя­тые от­цы, – там на­сы­ла­ет злых лю­дей”. Под ко­нец Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной Вой­ны, по­сле от­ступ­ле­ния нем­цев, в од­ну из ве­сен­них но­чей бан­де­ров­цы во­рва­лись в до­мик к стар­цу и объ­яви­ли о рас­стре­ле. Отец Ири­нарх по ми­ло­сти Бо­жи­ей спас то­гда его от на­прас­ной смер­ти, уго­то­ван­ной ему диа­во­лом. Вско­ре по­сле это­го от­ца Иоси­фа пе­ре­во­дят об­рат­но в Лав­ру.

Все так же спе­ши­ли к нему лю­ди, по­лу­чая вра­че­ва­ние те­лес­ных бо­лез­ней и тай­ных неду­гов ду­ши. Ис­це­ля­лись да­же те, чьи бо­лез­ни бы­ли за­пу­ще­ны и, по мне­нию вра­чей, неиз­ле­чи­мы. Осо­бый дар имел ба­тюш­ка – из­го­нять бе­сов. К нему вез­ли одер­жи­мых из са­мых даль­них рес­пуб­лик Со­вет­ско­го Со­ю­за. Де­мо­нов ста­рец ви­дел на­яву, так что ча­сто, про­хо­дя по хра­му, стро­го по­веле­вал им вый­ти из церк­ви и из лю­дей. Го­ре, пе­ре­пол­няв­шее люд­ские серд­ца, отец Иосиф пе­ре­жи­вал как свое, со­стра­дая страж­ду­щим и снис­хо­дя к немощ­ным. По­чти все жи­те­ли По­ча­е­ва в раз­ные пе­ри­о­ды сво­ей жиз­ни – в дет­стве, юно­сти или ста­ро­сти – об­ра­ща­лись к от­цу Иоси­фу.

Це­лый день про­во­дя на по­слу­ша­ни­ях и с людь­ми, ста­рец мо­лил­ся но­чью. Отец Иосиф воз­лю­бил сми­ре­ние и, из­бе­гая су­ет­ной че­ло­ве­че­ской сла­вы, вся­че­ски ста­рал­ся скры­вать свои доб­ро­де­те­ли. Мно­гие, да­же неве­ру­ю­щие лю­ди, по­сле встре­чи с от­цом Иоси­фом глу­бо­ко пе­ре­ме­ня­ли свои взгля­ды и про­слав­ля­ли его.

Во вре­ме­на го­не­ний на Цер­ковь вла­сти пла­ни­ро­ва­ли пре­вра­тить Лав­ру в му­зей ате­из­ма, а на­сель­ни­кам пред­ла­га­ли по­ки­нуть тер­ри­то­рию. За все­ми ве­ру­ю­щи­ми, мо­на­ха­ми и па­лом­ни­ка­ми был уста­нов­лен стро­гий кон­троль, а за­тем при­ме­не­ны ре­прес­сии, вы­сыл­ки, тюрь­мы... Но ни­что не сло­ми­ло стой­ко­сти мо­на­хов, ко­то­рые пе­ре­но­си­ли все му­же­ствен­но и спо­кой­но, же­лая, ес­ли нуж­но, уме­реть за Лавр­ские свя­ты­ни. В хра­мах мо­на­сты­ря круг­ло­су­точ­но теп­ли­лась лам­па­да и воз­но­си­лись мо­лит­вы...

Отец Иосиф при­хо­дил в храм, где до утра слу­жил ака­фи­сты, а с рас­све­том ве­лел всем петь: “Сла­ва Те­бе, по­ка­зав­ше­му нам свет”, “Пре­свя­тая Де­во” и дру­гие пес­но­пе­ния и мо­лит­вы.

В од­но вре­мя сво­им му­же­ством и сме­ло­стью от­сто­ял отец Иосиф Тро­иц­кий со­бор. Он знал, на что шел, и ожи­дал от зло­па­мят­ных бо­го­бор­цев же­сто­ко­го от­мще­ния. Через неде­лю его аре­сто­ва­ли и по­ме­сти­ли в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу в Бу­да­но­ве, что в ста ки­ло­мет­рах от По­ча­е­ва. Там его по­стриг­ли и по­бри­ли, со­рва­ли крест и но­чью раз­де­то­го по­ве­ли в па­ла­ту буй­ных ду­шев­но­боль­ных... Каж­дый день вво­ди­ли ему ле­кар­ство, от ко­то­ро­го рас­пу­ха­ло все те­ло и трес­ка­лась ко­жа. Все, кто знал от­ца Иоси­фа, не пе­ре­ста­ва­ли хло­по­тать об его осво­бож­де­нии; на­де­я­лись и не от­сту­па­ли, про­си­ли вез­де, ез­ди­ли да­же в Моск­ву. На­ко­нец уда­лось его осво­бо­дить. По­сле это­го по­се­лил­ся он у сво­е­го пле­мян­ни­ка в род­ной Ило­ви­це. Узнав, где на­хо­дит­ся ста­рец, сно­ва на­ча­ли съез­жать­ся к нему лю­ди, одер­жи­мые раз­ны­ми неду­га­ми. Отец Иосиф еже­днев­но слу­жил во­до­свят­ные мо­леб­ны и ис­це­лял лю­дей. Но враг в ли­це без­бож­ных мест­ных вла­стей не дре­мал. Обес­по­ко­ен­ные при­то­ком боль­ных лю­дей в се­ло, они на­стро­и­ли про­тив него род­ствен­ни­ков.

У от­ца Иоси­фа бы­ло де­вят­на­дцать пле­мян­ни­ков и пле­мян­ниц. Как-то один пле­мян­ник, ра­бо­тав­ший трак­то­ри­стом, за­ма­нил его на свой трак­тор и увез за се­ло к бо­ло­там. А там столк­нул с трак­то­ра на зем­лю, из­бил до по­те­ри со­зна­ния, бро­сил в во­ду и уехал. Отец Иосиф во­семь ча­сов про­ле­жал в хо­лод­ной во­де, а был де­кабрь ме­сяц. Его на­шли еле жи­во­го, он чу­дом не уто­нул. Сроч­но увез­ли по­движ­ни­ка в По­ча­ев­скую Лав­ру и в ту же ночь по­стриг­ли в схи­му с име­нем Ам­фи­ло­хий – в честь свя­ти­те­ля Ико­ний­ско­го, па­мять ко­то­ро­го празд­но­ва­лась Цер­ко­вью в тот день. Ни­кто то­гда не на­де­ял­ся, что он до­жи­вет до утра. Но Гос­подь по­ста­вил от­ца Иоси­фа на но­ги – он вы­здо­ро­вел. Оста­вать­ся в Лав­ре без про­пис­ки бы­ло опас­но. При­е­ха­ли род­ствен­ни­ки и за­бра­ли его в Ило­ви­цу.

Лю­ди по-преж­не­му шли и еха­ли к стар­цу за ис­це­ле­ни­ем и по­лу­ча­ли его, о чем име­ют­ся мно­гие сви­де­тель­ства. Сла­ва о чу­де­сах ис­це­ле­ний раз­но­си­лась по­всю­ду. К от­цу Иоси­фу еха­ли лю­ди с се­ве­ра и юга, с во­сто­ка и за­па­да, из Мол­да­вии и Са­ха­ли­на. Из­бе­гая че­ло­ве­че­ской сла­вы, он ста­рал­ся скры­вать от лю­дей дан­ный ему Бо­жий дар ис­це­ле­ния от ду­шев­ных и те­лес­ных бо­лез­ней. И сам он ча­сто вы­ска­зы­вал­ся: “Ви ду­маєте, що я свя­тий. Я грішник! А зцілен­ня ви от­ри­муєте по своїх мо­лит­вах і по своїй вірі”.

При­ез­жав­шие в По­ча­ев­скую Лав­ру со всей стра­ны обя­за­тель­но ста­ра­лись по­се­тить и от­ца Иоси­фа в его се­ле. Ле­том у него еже­днев­но бы­ва­ло до пя­ти­сот че­ло­век, а ино­гда и боль­ше. Всех он обя­за­тель­но уго­щал обе­дом и ужи­ном: мно­гие ис­це­ля­лись бла­го­сло­вен­ной тра­пе­зой.

От­цу Иоси­фу от­кры­ты бы­ли ду­ши всех лю­дей, их серд­ца и на­ме­ре­ния, но ра­ди тер­пе­ния он дер­жал у се­бя в до­ме и ко­вар­ных, и лу­ка­вых, и одер­жи­мых. Ча­сто са­дясь за стол, отец Иосиф пел: “Стра­ха их не убо­ю­ся, ни­же сму­щу­ся!”. Во дво­ре ста­рец еже­днев­но слу­жил во­до­свят­ные мо­леб­ны и ис­це­лял лю­дей. Как из­вест­но, “сей род” (де­мо­ны) из­го­ня­ют­ся толь­ко мо­лит­вой и по­стом, по­это­му отец Иосиф неко­то­рых бла­го­слов­лял не вку­шать пи­щу в сре­ду и пят­ни­цу. “Як­би ви зна­ли, який піст со­лод­кий”, – го­во­рил ста­рец, имея в ви­ду сла­дость ду­хов­ную, ко­то­рой услаж­да­ет­ся ду­ша по­стя­ще­го­ся. В дни стро­го­го по­ста он ве­лел ра­но утром, встав с по­сте­ли, до на­ча­ла утрен­ней мо­лит­вы сра­зу класть три зем­ных по­кло­на с мо­лит­вой “Бо­го­ро­ди­це Де­во, ра­дуй­ся...”, чтобы лег­ко вы­дер­жи­вать пост в этот день. Отец Иосиф ис­це­лял раз­ные неду­ги, но утвер­ждал, что по­ло­ви­на боль­ных ис­це­ля­ет­ся, а по­ло­ви­на уез­жа­ет от него не ис­це­лен­ной – Бо­гу не угод­но это, ибо их те­лес­ное ис­це­ле­ние бу­дет не на поль­зу им, а на по­ги­бель ду­ши.

Очень ча­сто стар­цу при­хо­ди­лось тер­петь непри­ят­но­сти от сво­их неуго­мон­ных по­се­ти­те­лей, одер­жи­мых бе­са­ми. До­маш­ние да­же уго­ва­ри­ва­ли его не при­ни­мать бес­но­ва­тых, ибо бе­сы мсти­ли, на что отец Иосиф от­ве­чал: “Труд­но терпіти, але і бо­я­ти­ся де­монів не тре­ба”.

Го­во­ря его сло­ва­ми, зем­ля во дво­ре бы­ла про­пи­та­на сле­за­ми мо­ля­щих­ся лю­дей, тя­же­ло­боль­ных, жаж­ду­щих всей ду­шой ис­це­ле­ния. Он ча­сто по­вто­рял, что де­ти в на­ши вре­ме­на рож­да­ют­ся непо­кор­ны­ми, гор­ды­ми и дерз­ки­ми, а по­том ста­ют бес­но­ва­ты­ми. Сми­ряя та­ких де­тей, за­став­лял их про­сить про­ще­ния у ро­ди­те­лей. Нуж­но бы­ло иметь ве­ли­кую лю­бовь в серд­це, чтобы ни­ко­гда и ни­ко­му ни в чем не от­ка­зы­вать. Ста­рец Бо­жий имел та­ко­вую. Он на­хо­дил вре­мя для каж­до­го. У него бы­ло неиз­мен­ное пра­ви­ло: ес­ли при­ве­зут ко­го с пе­ре­ло­мом, то вы­зы­вать его в лю­бое вре­мя дня и но­чи.

По­жи­лой по­слуш­ник Иоанн бы­вал у от­ца Иоси­фа в се­ле Ма­лая Ило­ви­ца не один раз и там ви­дел чу­де­са ис­це­ле­ний. “Без стя­жа­ния бла­го­дат­ных да­ров Ду­ха Свя­то­го, я ду­маю, – рас­ска­зы­вал этот оче­ви­дец, – труд­но тво­рить та­кие чу­де­са ис­це­ле­ний, ка­кие тво­рил этот ве­ли­кий угод­ник на­шей Во­лын­ской зем­ли”. Это под­твер­дит и лю­бой жи­тель По­ча­е­ва, и те де­сят­ки, ес­ли не сот­ни ты­сяч лю­дей оте­че­ства на­ше­го, ко­то­рых ис­це­лил отец Иосиф. Об­ла­дал он и да­ром про­ви­де­ния, о чем так­же мно­гие сви­де­тель­ству­ют.

Как-то по­сле утрен­ней мо­лит­вы ба­тюш­ка дол­го не вы­хо­дил из кел­лии к на­ро­ду. Вдруг вы­шел и при­вет­ство­вал всех сло­ва­ми про­ро­ка Ис­а­ии: “С на­ми Бог! Ра­зу­мей­те, язы­цы, и по­ко­ряй­те­ся, яко с на­ми Бог!”. А по­том на­чал рас­суж­дать о при­чи­нах, при­вед­ших столь­ких лю­дей к нему. Глав­ная при­чи­на, по сло­вам стар­ца, кро­ет­ся в ду­хе без­бо­жия, на­саж­де­ние ко­то­ро­го на­чи­на­ет­ся еще в шко­ле. Уче­ни­ков не пус­ка­ют в храм, ве­дут идео­ло­ги­че­скую про­ра­бот­ку, уни­жая че­ло­ве­че­ское до­сто­ин­ство. А че­ло­век, ко­то­рый не по­се­ща­ет цер­ковь, не ис­по­ве­ду­ет­ся, не при­ча­ща­ет­ся, ли­ша­ет­ся бла­го­да­ти Ду­ха Свя­то­го. Это и при­во­дит к то­му, что боль­шин­ство на­се­ле­ния – ду­шев­но­боль­ные.

Отец Иосиф со­ве­то­вал мо­лит­вой ле­чить “недуг ны­неш­не­го ве­ка”. В его до­ме она со­вер­ша­лась круг­ло­су­точ­но. В мо­лельне на по­лу, за­стлан­ном со­ло­мой и ряд­на­ми (по­кры­ва­ла­ми), спа­ли боль­ные, одер­жи­мые злы­ми ду­ха­ми. Сон­ные, они сре­ди но­чи бор­мо­та­ли: “проснул­ся апо­стол лох­ма­тый, опять нас му­чит! Уй­дем! Уй­дем!...”.

По­движ­ник по но­чам плот­но за­ве­ши­вал ок­на чер­ны­ми за­на­вес­ка­ми: но­чью в пол­ной схи­ме, с за­жжен­ным ла­да­ном в ру­ках он тво­рил мо­лит­ву, ко­то­рую чув­ство­ва­ли и не тер­пе­ли злые ду­хи в спя­щих бес­но­ва­тых лю­дях. Ча­сто утром рас­ска­зы­вал ста­рец, как всю ночь бе­сы не да­ва­ли ему по­коя: еха­ли на под­во­дах, шли ле­ги­о­на­ми во двор с угро­зой убить, за­стре­лить, за­ре­зать или отра­вить.

При­ез­жа­ли к ба­тюш­ке и совре­мен­ные мо­ло­дые юно­ши, жа­ло­ва­лись на ду­шев­ную тос­ку, от­сут­ствие сна и ап­пе­ти­та. Ста­рец ста­вил их по­сре­ди дво­ра и ве­лел класть зем­ные по­кло­ны, ве­лел, чтобы так и до­ма каж­дый ве­чер де­ла­ли, да но­си­ли кре­сти­ки, не вы­пи­ва­ли, не ку­ри­ли, хо­ди­ли в цер­ковь, со­блю­да­ли по­сты, при­ча­ща­лись. То­гда, по его сло­вам, “всі нер­ви вий­дутъ” и вер­нет­ся здо­ро­вье. При этом до­бав­лял, что нер­вы чув­ству­ют боль, но ко­гда бо­лит ду­ша, то это не “нер­вы рас­стро­е­ны”, а бе­сы му­ча­ют, и на­до по­стом и мо­лит­вою бо­роть­ся с ни­ми.

Имея доб­рое серд­це, отец Иосиф не лю­бил злых лю­дей, ибо зло не свой­ствен­но при­ро­де че­ло­ве­ка. Оно воз­буж­да­ет­ся в че­ло­ве­ке не без по­сред­ства де­мо­нов, по­то­му-то злые лю­ди им и упо­доб­ля­ют­ся.

Ста­рец го­во­рил: “Лю­бой грех опу­ты­ва­ет серд­це как па­у­ти­на, а зло­ба как про­во­ло­ка – по­про­буй разо­рви ее. Злые лю­ди уби­ли ца­ря, злые глу­мят­ся над пра­во­слав­ны­ми”. “Ве­ли­кое сча­стье, что Гос­подь спо­до­бил нас ро­дить­ся в пра­во­слав­ной ве­ре и быть пра­во­слав­ны­ми, а мно­гие на­ро­ды, к со­жа­ле­нию, не зна­ют пра­во­сла­вия”, – неод­но­крат­но по­вто­рял по­движ­ник.

Неодоб­ри­тель­но от­но­сил­ся отец Иосиф и к теле­ви­зи­он­ным пе­ре­да­чам, ко­то­рые “спу­сто­шу­ють, об­кра­да­ють ду­шу”. По­сле про­смот­ра те­ле­про­грамм че­ло­ве­ку со­вер­шен­но не хо­чет­ся мо­лить­ся, а ес­ли и при­ну­дит се­бя к мо­лит­ве, то мо­лит­ся толь­ко уста­ми, а серд­це да­ле­ко от Бо­га. Та­кая мо­лит­ва, по мне­нию стар­ца, толь­ко в осуж­де­ние.

Свою лю­бовь к лю­дям ба­тюш­ка да­ро­вал всем, по­это­му и шли к нему с ве­рой, вос­пла­ме­ня­лись от него свя­той бла­го­да­тью. Ду­хов­ной люб­ви у него хва­та­ло на всех: он лю­бил боль­ных и страж­ду­щих, же­лал им ис­це­ле­ния и ста­рал­ся по­мочь. На во­прос од­ной ра­бы Бо­жи­ей о том, как до­стичь та­кой люб­ви, он от­ве­чал, что Бог да­ет бла­го­дать люб­ви за сми­ре­ние. И еще ча­сто по­вто­рял: “Як ти до лю­дей, так і лю­ди до те­бе”.

Бо­жия Ма­терь для от­ца Иоси­фа бы­ла Небом, он по­сто­ян­но в сво­их мо­лит­вах об­ра­щал­ся к Ней. Ино­гда во вре­мя об­ще­го обе­да он про­сил всех пре­рвать обед, встать и про­петь мо­лит­ву Бо­жи­ей Ма­те­ри “Под Твою Ми­лость...”.

Уны­ние и пу­сто­та в ду­ше, счи­тал ста­рец, из-за мно­го­гла­го­ла­ния, чре­во­уго­дия и лю­бо­с­тя­жа­ния. Он ве­лел то­гда каж­дый час и день петь “Ели­цы во Хри­ста кре­сти­те­ся” и “С на­ми Бог”. Сам он имел кра­си­вый ба­ри­тон, хо­ро­шо по­ни­мал и лю­бил цер­ков­ное пе­ние.

Как-то зи­мой в на­ча­ле 1970 го­да отец Иосиф за­шел в тра­пез­ную и стро­го спро­сил, кто при­нес ему цве­ты. По­про­сил не но­сить боль­ше, ибо не цве­ты нуж­ны, а мо­лит­ва. Все уди­ви­лись. Ни­кто не ви­дел цве­тов. По­том ста­ла по­нят­на эта прит­ча: по­движ­ник про­ви­дел, что на мо­ги­лу ему бу­дут при­но­сить цве­ты, но ему при­ят­нее мо­лит­ва лю­дей, а не укра­ше­ние гро­ба.

Что чув­ство­вал отец Иосиф в по­след­ние дни сво­ей жиз­ни, ка­кие мыс­ли тре­во­жи­ли его? До­маш­ние ча­сто ви­де­ли, как пре­об­ра­жа­лось его ли­цо: глу­бо­ко ухо­дил он в се­бя в мо­лит­вен­ном со­зер­ца­нии. Он знал по­мыс­лы окру­жа­ю­щих его: доб­рые и злые. Бла­го­да­рил за доб­ро, про­щал зло. Опол­чи­лись про­тив него не толь­ко злые ду­хи, но и лю­ди.

Ле­том 1970 го­да с ба­тюш­кой слу­ча­лись стран­ные при­сту­пы: он ле­жал на лав­ке в са­ду как бы в бес­со­зна­тель­ном со­сто­я­нии. Про­ле­жав так неко­то­рое вре­мя, он вста­вал со­вер­шен­но здо­ро­вый. По­вто­ри­лись при­сту­пы и в ок­тяб­ре. Ни­кто ни о чем не до­га­дал­ся то­гда. Позд­нее ста­ло из­вест­но, что от­цу Иоси­фу в оче­ред­ной раз да­на бы­ла отра­ва.

Про­ви­дел ста­рец, на­вер­ное, за­мыс­лы вра­га и знал его со­общ­ни­ков-ис­пол­ни­те­лей. Но кто мог пред­ста­вить се­бе, что мо­жет слу­чить­ся что-то пло­хое! Несколь­ко раз отец Иосиф со­би­рал сво­их до­маш­них в тра­пез­ной и про­сил про­петь неко­то­рые мо­лит­вы из служ­бы на Успе­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри, а “Апо­сто­лы от ко­нец, со­во­куп­ль­ше­ся зде” про­сил про­петь три­жды. А сам, слу­шая, за­кры­вал ли­цо ру­ка­ми и пла­кал. По­сле с гру­стью го­во­рил: “А як страш­но бу­де, ко­ли ста­нутъ мерз­лу зем­лю на тру­ну (гроб) ки­да­ти”...

Через че­ты­ре ме­ся­ца в Лав­ре от­пе­ва­ли от­ца Иоси­фа. Умер он 1-го ян­ва­ря, а хо­ро­ни­ли его 4 ян­ва­ря 1971 го­да (по но­во­му сти­лю).

Го­ды ле­тят, вре­мя про­дол­жа­ет свой неудер­жи­мый бег. Ми­но­ва­ло уже бо­лее трид­ца­ти лет со дня его кон­чи­ны, а лю­ди, ко­то­рые пом­нят его жи­во­го, его го­лос, лю­бя­щее серд­це и доб­рые, ум­ные гла­за, из уст в уста пе­ре­да­ют друг дру­гу о чу­де­сах ис­це­ле­ний. Все эти го­ды день ото дня шли на мо­гил­ку к по­движ­ни­ку лю­ди, за­жи­га­ли све­чи или воз­жи­га­ли лам­пад­ки, ве­ли ти­хий раз­го­вор, до­ве­ряя стар­цу свои бе­ды и бо­лез­ни.

Вся жизнь от­ца Иоси­фа, в схи­ме Ам­фи­ло­хия, бы­ла са­мо­по­жерт­во­ван­ным слу­же­ни­ем во имя люб­ви к Бо­гу и ближ­не­му, ибо лю­бовь – это глав­ный плод ду­хов­но­го по­дви­га хри­сти­а­ни­на и цель мо­на­ше­ской жиз­ни. Она есть за­кон жиз­ни на небе и на зем­ле и рож­да­ет­ся от чи­сто­го серд­ца и непо­роч­ной со­ве­сти. Лю­бовь бес­смерт­на, она идет с че­ло­ве­ком за его гро­бом в веч­ную жизнь и вза­им­но свя­зу­ет ду­ши жи­вых и умер­ших лю­дей. Имен­но та­кою лю­бо­вью ста­рец стя­жал глу­бо­кое ува­же­ние к се­бе.

Ве­рой и ми­ло­сер­ди­ем к страж­ду­щим он явил для нас бла­гост­ный при­мер жиз­ни и оста­вил неиз­гла­ди­мую па­мять в серд­цах ве­ру­ю­щих лю­дей, для ко­то­рых был и оста­ет­ся ско­рым це­ли­те­лем, ми­ло­сти­вым по­мощ­ни­ком и бла­го­по­спеш­ным за­ступ­ни­ком. Он и по смер­ти ле­чит, уте­ша­ет, на­зи­да­ет: лю­ди и те­перь ощу­ща­ют эту лю­бовь. Неко­то­рые да­же слы­шат его го­лос, зо­ву­щий мо­лить­ся, ка­ять­ся, ис­прав­лять­ся и жить по за­по­ве­дям Бо­жи­им. На­род убеж­ден­но ве­рит в его свя­тость. С то­го вре­ме­ни и по се­го­дняш­ний день на ме­сте по­гре­бе­ния схи­и­гу­ме­на Ам­фи­ло­хия про­ис­хо­ди­ли чу­де­са и ис­це­ле­ния лю­дей. Пе­ред празд­ни­ком Пас­хи 2002 г. бы­ли об­ре­те­ны его нетлен­ные мо­щи.

Ре­ше­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да Укра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 12 мая 2002 г. н. с. (в Неде­лю Фо­ми­ну) схи­и­гу­мен Ам­фи­ло­хий тор­же­ствен­но ка­но­ни­зи­ро­ван как пре­по­доб­ный Ам­фи­ло­хий По­ча­ев­ский. Мо­щи пре­по­доб­но­го Ам­фи­ло­хия от­кры­ты для по­кло­не­ния в хра­ме пре­по­доб­но­го Иова По­ча­ев­ско­го.

Пре­по­доб­ный от­че Ам­фи­ло­хие, мо­ли Бо­га о нас!