Канон святому преподобному Герасиму Вологодскому

Припев: Преподо́бне о́тче Гера́симе, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 17 марта (04 марта ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Пе́снь побе́дную пои́м вси́ Бо́гу, сотво́ршему ди́вная чудеса́ мы́шцею высо́кою и спа́сшему Изра́иля, я́ко просла́вися.

Боже́ственную па́мять твою́, Богому́дре о́тче, ве́рно пра́зднующе, все́х Го́спода при́сно сла́вим, тя́ просла́вльшаго мно́гими чудесы́, Богому́дре о́тче Гера́симе.

У́м тво́й манове́нием Боже́ственным, всему́дре, обожа́емь, всеконе́чно отврати́ся страсте́й пло́ти и А́нгела тя́ на земли́ показа́, всеблаже́нне Гера́симе.

Подъя́л еси́ по́стничества боле́зни, о́тче, и стра́сти умертви́л еси́ пло́ти неудободержа́нныя, и в безстра́стие, я́ко во оде́жду све́тлу, я́ве оде́ялся еси́.

Богоро́дичен: Зачала́ еси́, Пречи́стая, неизрече́нным сло́вом, вся́ Содержа́щаго земны́я концы́, и Сего́ родила́ еси́. Его́же моли́ приле́жно поми́ловати на́с.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Да утверди́тся се́рдце мое́ в во́ли Твое́й, Христе́ Бо́же, И́же над вода́ми Не́бо утвержде́й второ́е и основа́вый на вода́х зе́млю, Всеси́льне.

Де́лы честны́ми и исправле́нии доброде́тельными, о́тче, просия́л еси́, я́ко звезда́ всесве́тлая, мона́шествующих собо́ру и просвети́л еси́ чуде́сными сия́нии подсо́лнечную.

Си́лою благода́ти Ду́ха враги́ безпло́тныя низложи́л еси́, и возне́слся еси́ благосла́вно смире́нною му́дростию, и чуде́с соде́тель, о́тче Гера́симе, бы́л еси́.

Ра́мень у́д твои́х воздержа́нием Христу́, о́тче, пожи́л еси́, Кресто́м сме́рть попра́вшему и исцеле́ний оби́льно благода́тию тя́ обогати́вшему.

Богоро́дичен: Исцели́ я́звы души́ моея́, Влады́чице, и ума́ испра́ви движе́ния к Боже́ственней во́ле из Тебе́ воплоти́вшегося Сло́ва, молю́ся.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Ду́хом прови́дя, проро́че Авваку́ме, Словесе́ воплоще́ние, пропове́дал еси́, вопия́: внегда́ прибли́житися ле́том – позна́ешися, внегда́ приити́ вре́мени – пока́жешися. Сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Ка́плями твои́х сле́з напои́вся, дре́во яви́лся еси́, Гера́симе, плодови́то, му́дре, плоды́ принося́ доброде́телей благово́нныя, и чудеса́ безчи́сленная источа́вши. Те́мже благоче́стно тя́ почита́ем.

Я́ко Боже́ственный зри́тся ра́й, му́дре, хра́м, име́яй твои́х моще́й ра́ку, цветы́ разли́чны принося́ чуде́с, и́миже сердца́ наслажда́ются ве́рою, Гера́симе, при́сно хва́лящих тя́.

Слепы́я просвеща́еши и уставля́еши лю́тыя челове́ков неду́ги в сла́ву Христо́ву, от Него́же благода́тию чуде́с обогати́вся, возвеличи́лся еси́, просвети́лся еси́ и просла́вился еси́, сла́вою мона́шествующих, Гера́симе, о́тче на́ш.

Богоро́дичен: Свята́я Богоро́дице, освяти́ ны́, Я́же Пресвята́го ро́ждши пло́тию, уподо́битися восхоте́вша челове́ком, и Небе́снаго жи́тельства вся́ покажи́, Пречи́стая, прича́стники моли́твами Твои́ми.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Тво́й ми́р да́ждь на́м, Сы́не Бо́жий: ино́го бо, ра́зве Тебе́, бо́га не зна́ем, И́мя Твое́ имену́ем, я́ко Бо́г живы́х и ме́ртвых еси́.

Миродохнове́н бы́в Боже́ственными доброде́тельми, источа́еши, всему́дре, и по успе́нии ми́ро чуде́с благово́нное, почита́емь ве́рными челове́ки, любо́вию честву́ющими тя́.

Велича́йшими показа́нии чуде́с, Гера́симе всему́дре, просия́л еси́, и пре́жде кончи́ны, досточу́дне, и по изше́ствии, и по свяще́нном твое́м погребе́нии.

Свя́то соверши́в твое́ житие́ о Христе́, Гера́симе Богому́дре, о́тче на́ш, со святы́ми всели́лся еси́ и ны́не освяща́еши ве́рою честву́ющия тя́.

Богоро́дичен: Кре́пость ве́рных и преподо́бных была́ еси́ держа́ва: Тобо́ю бо, Чи́стая, все́м истеко́ша лу́чшая, и на земли́ живу́щим и к Небеси́ восходя́щим.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Проро́ка Ио́ну подража́я, вопию́: живо́т мо́й, Бла́же, свободи́ из тли́ и спаси́ мя́, Спа́се ми́ра, зову́ща: сла́ва Тебе́.

Исправля́еши, о́тче, хромы́я, просвеща́еши слепы́я, ходи́ти же твори́ши разсла́бленныя и отгоня́еши лука́выя ду́хи, Гера́симе преподо́бне.

Струя́ истека́ет при́сно, я́ко от исто́чника чи́ста, от честны́х моще́й твои́х исцеле́ний бога́тно, блаже́нне, страсте́й изсуша́ющи вся́к пото́к.

Чу́ден чудоде́латель и пода́тель исцеле́ний и́стинен, о́тче Гера́симе, я́влься, сохраня́й при́сно к тебе́ притека́ющия, избавля́й от бе́д моли́твами твои́ми, свя́те.

Богоро́дичен: На Тя́, я́ко до́ждь на руно́, соше́д, Богоро́дице, Спа́с, изсуши́ я́ве то́ки безбо́жия, ду́ши же напои́в при́сно чту́щих Тя́.

Конда́к, гла́с 8:

От ю́ности, прему́дре, мирски́й мяте́ж оста́вил еси́, и многоце́нныя ри́зы тле́нныя возненави́дел еси́, и святу́ю оде́жду а́нгельскую любе́зно восприя́л еси́, и ту́ соблю́л еси́ в чи́стой со́вести и во благи́х де́лех, и до преставле́ния своего́ бы́сть Боже́ственнаго ра́ди жития́ Тро́ицы селе́ние и просвети́л еси́ ве́рою приходя́щия к тебе́; те́мже вси́ зове́м ти́: ра́дуйся, о́тче Гера́симе всечестны́й.

И́кос:

Чу́дно и пресла́вно житие́ твое́, Богому́дре о́тче Гера́симе, соверши́л еси́: изволе́нием бо Бо́жиим оте́чество и ро́д оста́вил еси́, и из полу́денных стра́н, богоспаса́емаго гра́да Ки́ева, в полу́нощную страну́, на ме́сто гра́да на́шего Во́логды, дости́гл еси́, и в не́м, пречестну́ю оби́тель соста́вив, водвори́лся еси́. Проре́кл же, я́ко и́стинный проро́к; гра́ду зде́ вели́кому бы́ти. В то́й же оби́тели богоуго́дно в безчи́сленных злострада́ниих пожи́в, преста́вился еси́, жи́в же сы́й, и по преставле́нии многоразли́чная чудеса́ в по́льзу ве́рных источа́еши. Те́мже, предстоя́ще честно́му гро́бу твоему́, ра́достно вопие́м ти́: ра́дуйся, о́тче Гера́симе пречестны́й.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Су́щим в пещи́ отроко́м Твои́м, Спа́се, не прикосну́ся, ниже́ стужи́ о́гнь. Тогда́ трие́, я́ко еди́неми усты́, поя́ху и благословля́ху, глаго́люще: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Священноде́йствовал еси́ уче́нием по́стническаго воздержа́ния, ве́сь Христо́во показа́ся, о́тче, благово́ние, и ве́рных ли́ца благово́нствуеши при́сно, чудоде́йствуяй па́че ума́.

Терпе́ние стяжа́в мно́гое, воздержа́ние, ве́ру и любо́вь и́стинну, яви́лся еси́ оте́ц сиро́т, вдови́ц предста́тель, сострада́телен и смире́н, Гера́симе, мона́хов сла́во и похвало́.

Твоему́ удиви́ся по́лк злоу́мных всено́щному стоя́нию и моли́твенному бде́нию, слеза́м и воздыха́нию, к Зижди́телю и́стинный любве́, и́миже низложи́л еси́ те́х, Гера́симе, кова́рствия.

Богоро́дичен: Ка́ко пита́вши млеко́м Сы́на безо́тча, пита́ющаго вся́кое дыха́ние, Ма́ти Чи́стая? Ка́ко на рука́х но́сиши Содержа́щаго вся́? Па́че ума́ чудесе́! Те́мже пое́м при́сно вели́чия Твоя́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Его́же ужаса́ются А́нгели и вся́ во́инства, я́ко Творца́ и Го́спода, по́йте, свяще́нницы, просла́вите, о́троцы, благослови́те, лю́дие, и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Подо́бно преподо́бная, всеблаже́нне, соверша́я, преподо́бным сочета́лся еси́ и все́м избра́нным; с ни́ми же тя́ почита́ем и моще́м твои́м покланя́емся, Гера́симе, о́тче Богоно́сне.

Ума́ чистоту́ стяжа́в, му́дре, Ду́ха Свята́го зерца́ло бы́л еси́ красно́, сего́ явле́ния прие́мля и лю́ди просвеща́я твои́ми уче́нии.

Ви́дится пресла́вное, всеблаже́нне, тобо́ю соверша́емое. От цельбоно́сных моще́й твои́х тре́бующий врачева́ния с благодаре́нием зе́льным здра́вии возвраща́ются.

Богоро́дичен: Воплоти́ся Безпло́тный из Тебе́ боголе́пно; Его́же моли́, Пречи́стая, стра́сти моя́ умертви́ти и оживи́ти мою́ умерщвле́нную ду́шу греха́ми.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Светоно́сный о́блак, в о́ньже все́х Влады́ка, я́ко до́ждь с небесе́ на руно́, сни́де и воплоти́ся на́с ра́ди, бы́в Челове́к, Безнача́льный, велича́ем вси́ я́ко Ма́терь Бо́га на́шего Чи́стую.

Стопа́м после́дуя, Богоно́сне, благоче́стно и преподо́бно пожи́вшим на земли́, кро́ток, незло́бив яви́лся еси́, сострада́телен, и смире́н, и ти́х, о́тче Гера́симе, и любве́ испо́лнен Боже́ственный, сего́ ра́ди тя́ восхваля́ем.

Я́ко благово́нное ми́ро, я́ко пречи́стый кри́н, я́ко шипо́к, о́тче, благоцвету́щ, благово́ние испуска́еши от честны́х моще́й твои́х, безчи́сленными врачева́нии злосмра́дныя неду́ги отгоня́я ве́рою приступа́ющих тебе́ те́пле.

Тя́, па́стыря Боже́ственнаго и подража́теля Вели́каго Началопа́стыря Христа́, мо́лим, Богому́дре Гера́симе: тре́бующих твоего́ заступле́ния спаси́ от неду́г и лука́вых волко́в святы́ми хода́тайствы при́сно.

Богоро́дичен: Грехолюби́в сы́й, в нераде́нии живы́й, и суди́ща, Чи́стая, неумы́тнаго трепе́щу, на не́мже мя́ соблюди́ Твои́ми святы́ми мольба́ми, Богоневе́сто, неосужде́нно, да, я́ко Предста́тельницу, при́сно ублажа́ю Тя́.

Свети́лен:

Всесвята́я твоя́ па́мять, я́коже со́лнце ве́лие, возсия́вши све́тло, озаря́ет тва́рь, и́же соверша́юще, благоче́стно вопие́м ти́, Богому́дре Гера́симе: моли́твами твои́ми, все́х мы́сли озари́в, от вся́ких обстоя́ний покры́й и сохрани́ на́с.

Богоро́дичен: Гла́с Тебе́ прино́сим Гаврии́лов, ра́дующеся: ра́дуйся, преподо́бных сла́во и все́х ве́рных спасе́ние, Ея́же ра́ди обожи́хомся, Богоро́дице Присноде́во.

Краткое житие преподобного Герасима Вологодского

Мо­на­ше­ское по­стри­же­ние при­нял в Ки­ев­ской Гни­лец­кой Успен­ской оби­те­ли, где про­во­дил дни свои в непре­стан­ных тру­дах и глу­бо­кой сер­деч­ной мо­лит­ве. Из по­слу­ша­ния бра­тии он при­нял сан иеро­мо­на­ха.

По до­сти­же­нии ду­хов­ной зре­ло­сти пре­по­доб­ный Ге­ра­сим от­пра­вил­ся на се­вер Ру­си и при­шел на ре­ку Во­лог­ду. Здесь он по­стро­ил се­бе хи­жи­ну и в ти­шине уеди­не­ния пре­дал­ся бо­го­мыс­лию, непре­стан­ной мо­лит­ве и псал­мо­пе­нию. По­сте­пен­но сбли­жа­ясь с мест­ны­ми жи­те­ля­ми, пре­по­доб­ный по­же­лал для их ду­шев­но­го спа­се­ния по­стро­ить храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы и ос­но­вать при нем оби­тель. Бла­го­да­ря тер­пе­нию и неустан­ным тру­дам свя­то­го со­зда­ет­ся пер­вый и древ­ней­ший в се­вер­ных пре­де­лах Ру­си Тро­иц­кий Кай­са­ров­ский мо­на­стырь.

Во вре­мя сво­ей жиз­ни пре­по­доб­ный Ге­ра­сим про­све­щал све­том еван­гель­ско­го уче­ния Во­ло­год­ский край: од­них об­ра­щал из язы­че­ства в пра­во­сла­вие, дру­гих укреп­лял в ве­ре и под­дер­жи­вал в со­блю­де­нии за­по­ве­дей Хри­сто­вых. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный 4 мар­та 1178 г., и по­сле смер­ти мо­щи его ста­ли ис­точ­ни­ком бла­го­дат­ных да­ров и ис­це­ле­ний. При­чем свя­той сам яв­лял­ся боль­ным, со­вер­шен­но его не знав­шим, и при­ка­зы­вал им ид­ти к сво­е­му гро­бу, обе­щая при этом ис­це­ле­ние от раз­ных неду­гов.

Полное житие преподобного Герасима Вологодского

Пре­по­доб­ный Ге­ра­сим был од­ним из пер­вых по­движ­ни­ков Во­ло­год­ско­го края; но сам он не был во­ло­год­ским уро­жен­цем.

Пре­по­доб­ный ро­дил­ся в Ки­е­ве. Еще в дет­ских ле­тах он по­мыш­лял о жиз­ни от­шель­ни­че­ской. Воз­му­жав­ши, он ре­шил при­нять по­стри­же­ние в мо­на­ше­ство, для че­го и от­пра­вил­ся в од­ну на­хо­див­шу­ю­ся невда­ле­ке от Ки­е­ва оби­тель, име­но­вав­шу­ю­ся Гни­лец­кой, или Гли­нец­кой. При­дя сю­да, пре­по­доб­ный об­ра­тил­ся с прось­бой к на­сель­ни­кам этой пу­сты­ни при­нять его в свое об­ще­ство. Ви­дя усерд­ное же­ла­ние пре­по­доб­но­го, гни­лец­кие по­движ­ни­ки при­ня­ли его в свое об­ще­ство и по­сле непро­дол­жи­тель­но­го ис­ку­са (ис­пы­та­ния) об­лек­ли его в мо­на­ше­ское оде­я­ние.

Под ру­ко­вод­ством гни­лец­ких стар­цев, опыт­ных в жиз­ни ду­хов­ной, пре­по­доб­ный Ге­ра­сим на­чал усерд­но под­ви­зать­ся в тру­дах ино­че­ских. По­том, сми­ряя свое те­ло и укреп­ля­ясь мо­лит­вой, юный по­движ­ник пре­успе­вал все бо­лее и бо­лее, со­вер­шен­ство­вал­ся с каж­дым днем в доб­ро­де­те­лях.

Ко­гда по­движ­ник до­стиг воз­рас­та, по­треб­но­го для по­лу­че­ния са­на свя­щен­но­го (не ме­нее 30-ти лет), под­ви­зав­ши­е­ся с ним бра­тия пред­ло­жи­ли ему при­нять на се­бя сан пре­сви­те­ра.

Ге­ра­сим из сми­ре­ния не хо­тел при­нять на се­бя ве­ли­ко­го са­на, но, усту­пая на­стой­чи­вым прось­бам бра­тии, дол­жен был ис­пол­нить их же­ла­ние.

В сане пре­сви­те­ра пре­по­доб­ный еще с боль­шим усер­ди­ем на­чал под­ви­зать­ся в тру­дах ино­че­ской жиз­ни. Пом­ня сло­ва Спа­си­те­ля: «ему же да­но бу­дет мно­го, мно­го взы­щет­ся от него», свя­той Ге­ра­сим не ста­рал­ся скры­вать дан­но­го ему от Бо­га та­лан­та доб­ро­де­ла­ния, но при­умно­жал его.

По­доб­но све­тиль­ни­ку, свя­той Ге­ра­сим све­тил всем сво­ей доб­рой жиз­нью, каж­до­днев­но при­но­сил Бо­гу Бес­кров­ную Жерт­ву, с ве­ли­ким бла­го­го­ве­ни­ем и стра­хом под­ви­за­ясь бес­пре­стан­но в мо­лит­ве и по­сте. При этом по­движ­ник за­бо­тил­ся не толь­ко о сво­ем лич­ном спа­се­нии, но и о спа­се­нии ближ­них сво­их. Го­ря ис­тин­но хри­сти­ан­ским же­ла­ни­ем быть по­лез­ным для дру­гих, он оста­вил стра­ну Ки­ев­скую и ре­шил ид­ти на даль­ний се­вер, в об­ласть Во­ло­год­скую, для про­све­ще­ния ее све­том ве­ры Хри­сто­вой.

По­сле про­дол­жи­тель­но­го и труд­но­го стран­ство­ва­ния по ле­сам и бо­ло­там пре­по­доб­ный до­стиг, на­ко­нец, 19 ав­гу­ста 1147 го­да бе­ре­гов ре­ки Во­лог­ды. На ме­сте ны­неш­не­го го­ро­да Во­лог­ды то­гда бы­ло неболь­шое се­ле­ние или по­сад с цер­ко­вью Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. Ге­ра­сим вы­брал се­бе для жи­тель­ства глу­хой лес, от­де­ляв­ший­ся от по­са­да Во­лог­ды ру­чей­ком Кай­са­ро­вым. Здесь, в по­лу­вер­сте от ре­ки Во­лог­ды, сре­ди лес­ной ча­щи, пре­по­доб­ный Ге­ра­сим устро­ил скром­ную кел­лию и в ти­шине уеди­не­ния, ни­кем и ни­чем не раз­вле­ка­е­мый и ни­ко­му не ве­до­мый, все­це­ло пре­дал­ся бо­го­мыс­лию и по­дви­гам су­ро­вой от­шель­ни­че­ской жиз­ни, дни и но­чи про­во­дя в мо­лит­вах и псал­мо­пе­нии.

Ма­ло-по­ма­лу кел­лия пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма ста­но­ви­лась из­вест­ной жи­те­лям по­са­да Во­лог­ды. Ви­дя свя­тую жизнь от­шель­ни­ка, мно­гие из по­се­лян при­хо­ди­ли к нему, про­ся его мо­лит­вы и со­ве­та. И сам пре­по­доб­ный, бли­же по­зна­ко­мив­шись с жи­те­ля­ми Во­лог­ды и уви­дев их недо­ста­точ­ные по­зна­ния в ве­ре Хри­сто­вой, так как хри­сти­ан­ство в то вре­мя толь­ко на­ча­ло рас­про­стра­нять­ся в об­шир­ном За­волж­ском крае, воз­го­рел­ся пла­мен­ным же­ла­ни­ем по­слу­жить де­лу ду­шев­но­го спа­се­ния их. С этой це­лью пре­по­доб­ный ре­шил по­стро­ить здесь храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы, на­ме­ре­ва­ясь в то же вре­мя ос­но­вать при нем и оби­тель.

С юно­ше­ским оду­шев­ле­ни­ем и неуто­ми­мым усер­ди­ем на­чал пре­по­доб­ный Ге­ра­сим ру­бить лес и очи­щать ме­сто для по­строй­ки. Но ко­гда он об­ра­тил­ся за по­мо­щью и со­дей­стви­ем к та­мош­ним жи­те­лям, то его прось­ба бы­ла встре­че­на на пер­вых по­рах до­воль­но хо­лод­но. Из чис­ла со­сед­них и ближ­них кре­стьян сна­ча­ла не на­шлось ни­ко­го, кто бы за­хо­тел по­се­лить­ся с ним, при­нять мо­на­ше­ское по­стри­же­ние и раз­де­лить с ним его тру­ды, тем бо­лее, что на се­ве­ре Ру­си то­гда не бы­ло еще ни од­ной оби­те­ли мо­на­ше­ской, и для оби­та­те­лей Во­лог­ды это де­ло ка­за­лось но­вым и неслы­хан­ным.

Но пре­по­доб­ный Ге­ра­сим не толь­ко не на­шел в жи­те­лях даль­не­го се­ве­ра со­чув­ствия сво­е­му свя­то­му де­лу, но встре­тил да­же про­ти­во­дей­ствие со сто­ро­ны од­но­го та­мош­не­го бо­га­то­го земле­вла­дель­ца. Несмот­ря на то, что земле­вла­де­лец был хри­сти­а­ни­ном, он по при­чине сво­ей чрез­мер­ной ску­по­сти сна­ча­ла не хо­тел от­дать пре­по­доб­но­му зем­лю, необ­хо­ди­мую для хра­ма и мо­на­сты­ря; зем­ля в то вре­мя це­ни­лась очень де­ше­во, в осо­бен­но­сти в том глу­хом краю.

Тя­же­ло бы­ло пе­ре­но­сить рев­ност­но­му по­движ­ни­ку та­кое несо­чув­ствен­ное и хо­лод­ное от­но­ше­ние к осу­ществ­ле­нию его свя­то­го на­ме­ре­ния – со­здать Бо­жий храм и оби­тель. Од­на­ко пре­по­доб­ный не пал ду­хом и не от­ча­ял­ся в успе­хе сво­е­го пред­при­я­тия, но, во­ору­жив­шись тер­пе­ни­ем, еще с боль­шим усер­ди­ем и рев­но­стью про­дол­жал на­ча­тое, тру­дясь каж­дый день с утра до ве­че­ра.

Меж­ду тем слух о на­ме­ре­нии пре­по­доб­но­го стар­ца по­стро­ить храм Бо­жий и при нем мо­на­стырь рас­про­стра­нил­ся по окрест­но­сти. Стро­гая по­движ­ни­че­ская жизнь пре­по­доб­но­го, его му­же­ство, твер­дость и тер­пе­ние удив­ля­ли и изум­ля­ли окру­жав­ших его по­се­лян и про­сла­ви­ли его. Его оте­че­ские бе­се­ды и на­став­ле­ния, ды­шав­шие ис­тин­но хри­сти­ан­ской лю­бо­вью, все бо­лее и бо­лее при­вле­ка­ли к нему серд­ца их. Од­ни по­же­ла­ли со­дей­ство­вать пре­по­доб­но­му в его тру­дах по по­строй­ке церк­ви и оби­те­ли, дру­гие за­хо­те­ли под его стар­че­ским ру­ко­вод­ством под­ви­зать­ся и со­жи­тель­ство­вать ему. Так вско­ре был устро­ен храм во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и вме­сте с тем со­здан пер­вый и древ­ней­ший в се­вер­ных пре­де­лах Ру­си Тро­иц­кий Кай­са­ров­ский мо­на­стырь.

До нас не до­шло ни­ка­ких све­де­ний о жиз­ни и де­я­тель­но­сти пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма по устро­е­нии им хра­ма и оби­те­ли до са­мой бла­жен­ной его кон­чи­ны, по­сле­до­вав­шей в 1178 го­ду. Но, без со­мне­ния, в эти трид­цать лет он со­вер­шил мно­го по­дви­гов, про­све­щая стра­ну Во­ло­год­скую све­том сво­их доб­ро­де­те­лей и уче­ния еван­гель­ско­го.

Бо­лее че­ты­рех ве­ков про­цве­та­ла по­том оби­тель Пре­свя­той Тро­и­цы, при­вле­кая мно­же­ство бо­го­моль­цев к цель­бо­нос­но­му гро­бу сво­е­го ос­но­ва­те­ля, по­да­вав­ше­го ис­це­ле­ния всем с ве­рою к нему при­бе­гав­шим. Но в 1612 го­ду, ко­гда бы­ло со­вер­ше­но на­па­де­ние поль­ско-ли­тов­ских ша­ек на го­род Во­лог­ду, оби­тель пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма бы­ла со­вер­шен­но опу­сто­ше­на и ра­зо­ре­на. Жи­те­ли ра­зо­рен­ной Во­лог­ды по уда­ле­нии непри­я­те­ля за­ня­лись воз­об­нов­ле­ни­ем и устрой­ством сво­их до­мов, но за­бы­ли об оби­те­ли. То­гда пре­по­доб­ный по­за­бо­тил­ся о том, чтобы ме­сто, освя­щен­ное его тру­да­ми и по­дви­га­ми, не при­шло в со­вер­шен­ное за­бве­ние: он чу­дес­но от­крыл и ука­зал, где по­ко­ят­ся его свя­тые мо­щи, и через это сно­ва явил для стра­ны во­ло­год­ской и для всей Рос­сии неис­чер­па­е­мый ис­точ­ник бла­го­дат­ных да­ров и ис­це­ле­ний. Слу­чи­лось это так. Од­на жен­щи­на, про­жи­вав­шая в Во­лог­де, бы­ла 12 лет сле­пой. Чу­до­тво­рец явил­ся ей во сне и ска­зал: «По­про­си ко­го-ли­бо от­ве­сти се­бя ко мне, в преж­де быв­ший Тро­иц­кий мо­на­стырь, в верх­нем по­са­де, и над гро­бом мо­им от­слу­жи па­ни­хи­ду; ес­ли ис­пол­нишь это, бу­дешь здо­ро­ва».

Ви­де­ние бы­ло столь жи­во и по­ра­зи­тель­но, что жен­щи­на та тот­час же про­бу­ди­лась от сна и ска­за­ла, об­ра­тив­шись к пре­по­доб­но­му, как бы ви­дя его сво­и­ми ду­хов­ны­ми оча­ми пе­ред со­бою: «Угод­ник Бо­жий! Как мо­гу я узнать то ме­сто, где ты по­чи­ва­ешь? Я сле­па, да и ме­сто твое свя­тое по гре­хам на­шим при на­ше­ствии ино­пле­мен­ни­ков ра­зо­ре­но».

Пре­по­доб­ный от­ве­чал ей: «Ес­ли ты дей­стви­тель­но ве­ришь в мою по­мощь, то ты уви­дишь ме­сто это». И по­том, взяв у нее пла­ток, ска­зал ей: «На том ме­сте, где най­дешь зав­тра пла­ток свой, там и про­си от­слу­жить па­ни­хи­ду».

На дру­гой день ра­но утром сле­пая про­си­ла от­ве­сти се­бя в быв­ший Тро­иц­кий мо­на­стырь и, на­шед­ши свой пла­ток в се­вер­ном уг­лу мо­на­сты­ря, про­си­ла тут от­слу­жить па­ни­хи­ду по пре­по­доб­но­му Ге­ра­си­му, по­сле ко­то­рой она про­зре­ла. Та­ким пу­тем сно­ва сде­ла­лось из­вест­ным ме­сто зем­ных тру­дов и по­дви­гов пре­по­доб­но­го. Те­перь уже мно­гие, одер­жи­мые раз­ны­ми бо­лез­ня­ми, ста­ли при­хо­дить сю­да для то­го, чтобы по­лу­чить, по мо­лит­вам угод­ни­ка Бо­жия, ис­це­ле­ние от неду­гов сво­их.

За этим пер­вым чу­дом, за­пи­сан­ным в XVII сто­ле­тии, по­тек­ли мно­гие дру­гие бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния от гро­ба пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма: во­да, освя­щен­ная в гро­бо­вой ча­совне, зем­ля с мо­ги­лы его мгно­вен­но об­лег­ча­ли бо­лезнь и воз­вра­ща­ли здо­ро­вье страж­ду­щим. Не толь­ко все, при­хо­див­шие в ча­сов­ню с ве­рой для по­кло­не­ния гро­бу пре­по­доб­но­го, по­лу­ча­ли про­си­мое и вы­хо­ди­ли из нее здо­ро­вы­ми, но ча­сто угод­ник Бо­жий и сам яв­лял­ся боль­ным, до то­го со­вер­шен­но его не знав­шим, и при­ка­зы­вал им ид­ти к сво­е­му гро­бу, обе­щая при этом ис­це­ле­ние от раз­ных неду­гов.

Из чис­ла мно­гих чу­дес, со­вер­шен­ных пре­по­доб­ным Ге­ра­си­мом, при­ве­дем лишь те, ко­то­рые за­пи­са­ны с боль­шею по­дроб­но­стью и об­сто­я­тель­но­стью.

Кре­стья­нин Во­ло­год­ско­го уез­да Иа­ков Са­ве­лов дол­гое вре­мя был нездо­ров но­га­ми. Бо­лезнь ста­но­ви­лась все бо­лее се­рьез­ной, так что, на­ко­нец, он слег в по­стель и был не в со­сто­я­нии сдви­нуть­ся с ме­ста. Несмот­ря на уси­лен­ное ле­че­ние, по­мо­щи от вра­чей и зна­ха­рей Иа­ков не по­лу­чил ни­ка­кой. Ко­гда боль­ной не имел уже ни ма­лей­шей на­деж­ды на свое вы­здо­ров­ле­ние, явил­ся ему пре­по­доб­ный Ге­ра­сим и го­во­рит: «Иа­ков! Ве­ли де­тям сво­им ве­сти те­бя ко мне в ча­сов­ню, в Тро­иц­кий мо­на­стырь; у гро­ба мо­е­го от­слу­жи па­ни­хи­ду, и ми­ло­стью Бо­жи­ей ты бу­дешь здо­ров».

Вско­ре по­сле яв­ле­ния пре­по­доб­но­го Иа­ков по­чув­ство­вал об­лег­че­ние от неду­га сво­е­го и, по­ла­гая, что он уже со­вер­шен­но осво­бо­дил­ся от него, не счел нуж­ным ис­пол­нить по­ве­ле­ние свя­то­го и ид­ти к его гро­бу.

Од­на­ко не про­шло и двух недель по­сле то­го, как кре­стья­нин сно­ва сде­лал­ся нездо­ров и на­чал стра­дать го­раз­до силь­нее преж­не­го. Ко­гда, на­ко­нец, стра­да­ния вра­зу­ми­ли его, при­ве­ли его в со­зна­ние сво­ей ви­нов­но­сти пе­ред пре­по­доб­ным, и он на­чал рас­ка­и­вать­ся и жа­леть о сво­ем непо­слу­ша­нии, то­гда ему сно­ва явил­ся пре­по­доб­ный Ге­ра­сим, по­веле­вая немед­лен­но ис­пол­нить свое преж­нее при­ка­за­ние. На этот раз Иа­ков по­спе­шил в Тро­иц­кую оби­тель и ко­гда по со­вер­ше­нии па­ни­хи­ды при­ло­жил­ся к иконе, на­хо­див­шей­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го, и ис­пил освя­щен­ной во­ды, тот­час же по­чув­ство­вал се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вым и в бла­го­дар­ность за свое ис­це­ле­ние по­ло­жил обе­ща­ние на­пи­сать ико­ну пре­по­доб­но­го и еже­год­но в день его па­мя­ти при­хо­дить на по­кло­не­ние к его гро­бу.

Жи­тель Во­лог­ды Ани­кий был нездо­ров гла­за­ми и бо­лее го­да не мог вы­хо­дить из сво­е­го до­ма по при­чине сво­ей сле­по­ты. Мать его, Ан­то­ни­на, по обе­ща­нию боль­но­го при­ве­ла его в цер­ковь Пре­свя­той Тро­и­цы, ос­но­ван­ную пре­по­доб­ным Ге­ра­си­мом. По со­вер­ше­нии здесь мо­леб­ствия сле­пец при­ло­жил­ся к иконе свя­то­го, твер­до ве­руя в его чу­до­дей­ствен­ную по­мощь. Тот­час же сле­пой про­зрел и воз­вра­тил­ся до­мой без про­во­жа­то­го, сла­вя Бо­га и угод­ни­ка Его, за­ступ­ни­ка бо­ля­щих – пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма.

Иг­на­тий, уро­же­нец го­ро­да Кар­го­по­ля, про­жи­вав­ший в Во­лог­де, ра­бо­тая в ле­су, по­чув­ство­вал нестер­пи­мую зуб­ную боль; му­чи­мый ею, он при­нуж­ден был оста­вить ра­бо­ту и воз­вра­тить­ся до­мой. По до­ро­ге он мо­лил­ся пре­по­доб­но­му Ге­ра­си­му, обе­щая мыс­лен­но схо­дить на по­кло­не­ние его гро­бу, – и бо­лезнь его мгно­вен­но про­шла.

По­лу­чив ис­це­ле­ние и воз­вра­тясь до­мой, Иг­на­тий в те­че­ние трех су­ток не вспом­нил о сво­ем обе­ща­нии и не по­за­бо­тил­ся об ис­пол­не­нии его. На чет­вер­тый день у него опять за­бо­ле­ли зу­бы, и на­столь­ко силь­но, что все ли­цо его опух­ло; от нестер­пи­мой бо­ли он упал на­вз­ничь и ле­жал на зем­ле дол­гое вре­мя как мерт­вый. Уви­дев­ши в та­ком по­ло­же­нии Иг­на­тия, же­на его бро­си­лась к нему с пла­чем и сле­за­ми, поды­мая его с зем­ли. При этом она ска­за­ла ему с го­ре­чью: «За­был ты свое обе­ща­ние пре­по­доб­но­му Ге­ра­си­му и тем про­гне­вал Гос­по­да!»

Услы­хав это, Иг­на­тий вспом­нил о сво­ем обе­те и тот­час же, ни­ма­ло не мед­ля, от­пра­вил­ся в путь, на­ме­ре­ва­ясь по­мо­лить­ся у гро­ба угод­ни­ка Бо­жия. В то же мгно­ве­ние Иг­на­тий по­чув­ство­вал об­лег­че­ние от сво­их стра­да­ний.

До­ро­гой ему при­шло на ум, что, быть мо­жет, он на­прас­но тру­дит­ся и что от мо­лит­вы его ед­ва ли бу­дет ему ка­кая-ни­будь поль­за. Но лишь толь­ко он по­ду­мал это, бо­лезнь его сно­ва на­ча­ла уси­ли­вать­ся. То­гда Иг­на­тий по­нял, что он не слу­чай­но под­вер­га­ет­ся бо­лез­ни, что враг спа­се­ния на­ше­го, диа­вол, ста­ра­ет­ся ис­ку­сить его и все­ля­ет в его ум со­мне­ние для то­го, чтобы ли­шить его бла­го­дат­ной по­мо­щи пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма. Иг­на­тий ста­рал­ся то­гда по­бо­роть ис­ку­си­тель­ные по­мыс­лы и утвер­дить­ся ве­рою в угод­ни­ка Бо­жия, со сле­за­ми при­зы­вая его к се­бе в по­мощь.

К Тро­иц­кой церк­ви Иг­на­тий при­шел во вре­мя ве­чер­ни и по окон­ча­нии ее про­сил от­слу­жить па­ни­хи­ду в ча­совне при гро­бе пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма. По­сле па­ни­хи­ды Иг­на­тий с ве­рой при­ло­жил­ся к иконе пре­по­доб­но­го и ис­пил освя­щен­ной во­ды. Тот­час же он по­чув­ство­вал се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вым.

Ста­ри­ца Со­фия из Во­лог­ды силь­но стра­да­ла гла­за­ми и на­ко­нец со­вер­шен­но по­те­ря­ла зре­ние. Од­на­жды но­чью явил­ся ей во сне пре­по­доб­ный Ге­ра­сим и по­ве­лел от­пра­вить­ся к Тро­иц­ко­му мо­на­сты­рю, чтобы со­вер­шить там па­ни­хи­ду при его гроб­ни­це. Од­на­ко Со­фия не при­да­ла ве­ры сво­е­му ви­де­нию, по­чи­тая его меч­та­ни­ем; на сле­ду­ю­щую ночь ви­де­ние по­вто­ри­лось, и то­гда ста­ри­ца ве­ле­ла ве­сти се­бя к то­му ме­сту, где был Тро­иц­кий мо­на­стырь. При­дя в ча­сов­ню пре­по­доб­но­го, она па­ла ниц пе­ред его ико­ной, со сле­за­ми про­ся се­бе ис­це­ле­ния сво­е­го неду­га. По окон­ча­нии мо­леб­ствия сле­пая Со­фия тот­час же про­зре­ла и воз­вра­ти­лась в дом свой со­вер­шен­но здо­ро­вой.

Свя­щен­ник од­ной из церк­вей Во­ло­год­ской епар­хии Фо­ма Ан­дре­ев, при­быв к Тро­иц­кой церк­ви в 1666 го­ду, про­сил мест­но­го свя­щен­ни­ка Гри­го­рия от­слу­жить в ча­совне над гро­бом пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма па­ни­хи­ду и по­сле нее объ­явил, что год то­му на­зад он был силь­но нездо­ров и ни­че­го не ви­дел пра­вым гла­зом бо­лее пя­ти недель. Услы­шав о чу­де­сах, со­вер­ша­ю­щих­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го, он стал при­зы­вать его се­бе на по­мощь, и ко­гда од­на­жды ве­че­ром, ло­жась спать, дал обе­ща­ние схо­дить для мо­леб­ствия ко гро­бу его, то по­ут­ру про­бу­дил­ся со­вер­шен­но здо­ро­вым. В бла­го­дар­ность за ис­це­ле­ние он по­ста­вил для се­бя за пра­ви­ло еже­год­но бы­вать у гро­ба чу­до­твор­ца.

Мно­го и дру­гих див­ных и чу­дес­ных зна­ме­ний со­тво­рил Бог через Сво­е­го слав­но­го угод­ни­ка пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма.

В гра­мо­те пат­ри­ар­ха Адри­а­на 1691–1692 гг. о ме­сте упо­ко­е­ния угод­ни­ка Бо­жия го­во­рит­ся так: «А ле­жит он под спу­дом в зем­ле, на краю Во­ло­год­ско­го по­са­да, при при­ход­ском хра­ме Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы на мо­на­сты­ре, в ча­совне; в ней гроб­ни­ца, под ча­сов­ню ход, и с гро­ба бе­рут там персть; а под ча­сов­ней, про­тив гроб­ни­цы, ле­жит на зем­ле ка­мень си­ний и от зем­ли вверх до по­мо­ста ча­сов­ни пол­то­ра ар­ши­на». Ко­гда вме­сто па­ни­хид при гро­бе пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма ста­ли петь мо­леб­ны, дру­ги­ми сло­ва­ми, ко­гда на­ча­лось мест­ное празд­но­ва­ние ему, оста­ет­ся неиз­вест­ным точ­но. Несо­мнен­но, это про­изо­шло по­сле 1691 го­да и, мо­жет быть, до учре­жде­ния Свя­тей­ше­го Си­но­да (1721 г.).