Канон святому преподобному Лонгину Коряжемскому

Припев: Преподо́бне о́тче Ло́нгине, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 23 февраля (10 февраля ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Триста́ты кре́пкия, рожде́йся от Де́вы, безстра́стия во глубине́ души́ трича́стное потопи́, молю́ся, да Тебе́, я́ко в тимпа́не,во умерщвле́нии телесе́ побе́дное воспою́ пе́ние.

Сло́ве Бо́жий, Еди́н Сы́й Святы́я Тро́ицы, пре́жде ве́к от Отца́ рожде́нный, напосле́док же от Де́вы воплоти́выйся, души́ трича́стное во глубине́ безстра́стия потопи́, молю́ся, да преподо́бному, я́ко в тимпа́не, во умерщвле́нии телесе́ воспою́ пе́ние.

Врага́ победи́в посто́м и моли́твою и кре́ст на ра́мо взе́м, Еди́ному в Тро́ице Бо́гу послужи́л еси́, твои́ми к Нему́ моли́твами помози́ мне́ воспе́ти по достоя́нию по́двиги и чудеса́ твоя́, Ло́нгине преподо́бне.

Оста́вил еси́ мирски́й мяте́ж и всели́лся еси́ в пусты́ню, име́я непобеди́мое ору́жие, Кре́ст Христо́в, и́мже мы́сленныя враги́ победи́л еси́.

Богоро́дичен: Пло́тию Безпло́тнаго ро́ждшая, Богороди́тельнице Пресвята́я, от теле́сных и душе́вных скве́рн на́с омы́й окропле́нием Ма́терния Твое́я моли́твы.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Не му́дростию, и си́лою, и бога́тством хва́лимся, но Тобо́ю, О́тчею Ипоста́сною му́дростию, Христе́: не́сть бо свя́т, па́че Тебе́, Человеколю́бче.

Ни му́дростию, ни си́лою, ни бога́тством хваля́ся, но О́тчую Ипоста́сную си́лу прославля́я, преподо́бне, жили́ще Ду́ху Свято́му себе́ соде́лал еси́, Ло́нгине.

Небре́гл еси́ о земне́м жили́щи и стяжа́л еси́ себе́ сокро́вище в Небе́сных селе́ниих. Моли́твами твои́ми сохрани́ оби́тель твою́ от вра́г необори́му.

Жите́йская бла́га отри́нув, сла́вен до́м Божеству́ себе́ созда́л еси́ и, о́браз Бо́жий неврежде́н в себе́ соблюда́я, никогда́же прогне́вался еси́, но бла́г и кро́ток бы́л еси́, Ло́нгине преподо́бне.

Богоро́дичен: Из ложе́сн Твои́х, Богома́ти Пречи́стая, возсия́ пресла́вно вели́кое Со́лнце, Христо́с. И́мже, земни́и вси́, просвети́хомся и Небеса́ насле́довахом.

Седа́лен, гла́с 4:

Жи́знь твою́ в пусты́ни, преподо́бне, воздержа́нию и моли́тве пре́дал еси́, стра́сти же теле́сныя, я́ко пле́нника, связа́в, ду́хови покори́л еси́; сего́ ра́ди, о́тче Ло́нгине, Христо́с чудесы́ пресла́вно тя́ венча́ет, Еди́н прославля́яй святы́я Своя́.

Богоро́дичен: Умертви́ся вся́ кре́пость моя́ от мно́жества безме́рных мои́х зо́л, и, мно́гими скорбьми́ содержи́м, уже́ во отча́яние впадо́х, но помози́ ми́, Влады́чице, Ло́нгина блаже́ннаго предста́тельством, я́ко ро́ждшая пла́чущим ра́дость и утеше́ние.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Любве́ ра́ди, Ще́дре, Твоего́ о́браза, на Кресте́ Твое́м ста́л еси́, и раста́яшася язы́цы: Ты́ бо еси́, Человеколю́бче, кре́пость моя́ и хвале́ние.

Любо́вию ко Го́споду разже́гся, оста́вил еси́ до́м и вся́ стяжа́ния твоя́ и в пусты́ню всели́лся еси́, спу́тника себе́ име́я победоно́сное ору́жие, Кре́ст Христо́в, непобеди́мую побе́ду.

Всели́лся еси́ в пусты́ню, в не́йже приве́л еси́ мно́гих ду́ши ко спасе́нию, те́мже с ли́ки святы́х пое́м па́мять твою́, преподо́бне.

Ева́нгельский гла́с услы́шав, небре́гл еси́ о земны́х, и в непроходи́мем ме́сте оби́тель созда́л еси́, и, в не́й мно́жество и́нок собра́в, Бо́гови воспева́л еси́: Ты́ еси́, Человеколю́бие, кре́пость моя́ и пе́ние.

Богоро́дичен: Ублажа́ют Тя́, Пречи́стая Богоро́дице, вся́к во́зраст и вся́ка душа́ ве́рных: Бо́жие бо Сло́во па́че ума́ и сло́ва родила́ еси́, Пренепоро́чная.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Из но́щи у́тренююще, просвети́ на́с, Животво́рче Кресте́ Христо́в, со стра́хом покланя́ющияся тебе́, и де́нь спаси́тельный при́сно возсия́й на́м.

От но́щи греха́ ко све́ту покая́ния возве́л еси́ ученики́ твоя́ и просвеще́ние святе́й оби́тели твое́й дарова́л еси́ святы́й Кре́ст, его́же из да́льных стра́н с вели́ким трудо́м прине́сл еси́, преподо́бне.

Име́л еси́ наста́вника принесе́нный тобо́ю победоно́сный Кре́ст, его́же си́лою оби́тель созда́л еси́ и по преставле́нии твое́м ста́до твое́ в ве́ре и единомы́слии сохраня́вши.

Поне́сл еси́ на ра́ме твое́м, по словеси́ Госпо́дню, кре́ст неви́димый, ви́димый же о́браз креста́ прине́сл еси́ во оби́тель твою́, и́же и доны́не на гро́бе твое́м зри́тся.

Богоро́дичен: Воспо́йте Бо́гови, вся́ земля́, и по́йте вси́ Ро́ждшемуся неизрече́нно от Де́вы Неискусобра́чныя и Сию́ ве́рным показа́вшему тве́рду наде́жду и похвалу́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Бу́ря мя́ помышле́ний пости́гши, во глубину́ низвлачи́т мя́ безме́рных грехо́в: но Ты́, Упра́вителю Благи́й, предвари́в, упра́ви, я́ко проро́ка, и спаси́ мя́.

Бу́рю помышле́ний су́етных отри́нул еси́ от себе́ и еди́ну мы́сль ко Влады́це име́л еси́, я́ко да си́лою Креста́ управля́емь, дости́гнеши Небе́сных оби́телей.

Глубину́ безме́рных согреше́ний чи́стым житие́м преше́л еси́, ше́ствуя по Христо́вым стопа́м, и от потопле́ния изба́влен бы́л еси́, преподо́бне.

Любве́ ра́ди ко Христу́ по жите́йскому мо́рю немо́крыми нога́ми ходи́л еси́, Упра́вителя име́я Блага́го, упра́вивша тя́, я́ко проро́ка, и спа́сша.

Богоро́дичен: От душе́вных страсте́й исцели́ мя́, Пресвята́я Де́во, Исто́чник исцеле́ний ро́ждшая, Ма́ти неизрече́ннаго Све́та, просвети́ мя́ Рождество́м Твои́м.

Конда́к, гла́с 8:

По словеси́ Учи́теля Христа́, кре́ст на ра́мо твое́ прия́л еси́, вся́ жите́йская отри́нув, и о́браз Животворя́щаго Дре́ва в пусты́ню прине́сл еси́, иде́же доны́не исцеле́ния неоску́дно источа́ются с ве́рою приходя́щим к тебе́.

И́кос:

Те́сным путе́м на земли́ ше́ствовал еси́ и Небе́сных селе́ний ра́достне дости́гл еси́, иде́же предстои́ши Престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы, дарова́ньми чуде́с обогаща́емь. Мы́ же, подвиго́м твои́м дивя́щеся, си́це вопие́м ти́: ра́дуйся, Христа́ Бо́га все́м се́рдцем возлюби́вый и невозвра́тным жела́нием Тому́ после́довавый; ра́дуйся, наде́жды ра́ди бу́дущих бла́г вся́ тле́нная и мимотеку́щая презре́вый; ра́дуйся, пречу́дный хра́м во и́мя святи́теля Никола́я, чудотво́рца Мирлики́йскаго, и во сла́ву Животворя́щия Тро́ицы воздви́гнувый; ра́дуйся, оби́тель согради́вый и ли́к и́ноческий в не́й совокупи́вый; ра́дуйся, те́ло твое́ при вхо́де во хра́м на попра́ние лю́дем погребсти́ запове́давый; ра́дуйся, на земли́ те́лом потруди́выйся, ны́не же на Небеси́ веселя́йся; ра́дуйся, я́ко с ли́ки преподо́бных ны́не водворя́ешися и зри́ши Пресвяту́ю Тро́ицу; ра́дуйся, я́ко от гро́ба твоего́ источа́ются исцеле́ния приходя́щим с ве́рою и моля́щимся тебе́; ра́дуйся, су́щим в беда́х и во искуше́ниих гото́вый предста́телю и засту́пниче; ра́дуйся, преподо́бне Ло́нгине, о́тче на́ш.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В нача́ле Безнача́льное Сло́во со Отце́м и Ду́хом, Сы́н Единоро́дный, благослове́н еси́ и превозноси́мый Бо́же оте́ц на́ших.

В нача́ле, Безнача́льное Сло́во, на земли́ яви́лся еси́ на́шего ра́ди спасе́ния, Ду́хом же освяти́л еси́ позна́вшия Тя́ и сотво́ршия по словесе́м Твои́м и преподо́бнаго Ло́нгина научи́л еси́ пе́ти: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших.

Единоро́дный Сы́н со Отце́м и Святы́м Ду́хом просла́ви тя́, преподо́бне о́тче на́ш Ло́нгине, во оби́тели твое́й, и вся́ притека́ющая к тебе́ пе́ти научи́л е́сть: благослове́н еси́, препе́тый и превозноси́мый Бо́же оте́ц на́ших.

Христоподража́тельному житию́ общежи́тия нача́льников, преподо́бных Анто́ния и Феодо́сия, поревнова́л еси́ и оби́тель созда́л еси́, в не́йже И́мя Госпо́дне непреста́нно сла́вится, Ло́нгине преподо́бне.

Богоро́дичен: Ору́жие пла́менное ны́не не храни́т вра́т еде́мских, зане́ Кре́ст Сы́на Твоего́, Пренепоро́чная, низложи́ врага́ губи́теля. Те́мже и мы́, спасе́ние улучи́вше, благода́рно взыва́ем: благослове́н Пло́д чре́ва Твоего́, Де́во Чи́стая.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Во огни́ пла́меннем предстоя́т Тебе́ Херуви́ми, Серафи́ми, Го́споди,и вся́ тва́рь пе́снь Тебе́ пое́т кра́сную: по́йте, благослови́те, лю́дие, превозноси́те Христа́, Еди́наго Соде́теля, во вся́ ве́ки.

Во огни́ пла́меннем, предстоя́ще, Херуви́ми и Серафи́ми, Го́споди, пе́снь Тебе́ пою́т, с ни́миже и преподо́бный Ло́нгин взыва́ет: хвали́те, по́йте и превозноси́те Христа́, Еди́наго Соде́теля, во вся́ ве́ки.

Вся́ тва́рь пое́т Бо́гу пе́снь кра́сную, с не́юже и оби́тель, тобо́ю созда́нная, Ло́нгине, прино́сит сла́ву Христу́, пою́щи: благослови́те, лю́дие, Христа́, Еди́наго Соде́теля, во вся́ ве́ки.

Прииди́те, лю́дие, воспои́м преподо́бнаго Ло́нгина пресла́вную па́мять, да моли́твами уго́дника Своего́ пода́ст Госпо́дь цельбу́ с ве́рою приходя́щим ко гро́бу пра́ведника и пою́щим Христа́, Еди́наго Соде́теля, во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Спаси́ мя́, Ма́ти Бо́жия, Вино́вника спасе́ния ми́рови ро́ждшая, и изба́ви мя́ от бу́ри нечи́стых страсте́й и вся́кия ско́рби и напа́сти, да сла́влю Тя́, Богоро́дицу.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Сотвори́ держа́ву мы́шцею Свое́ю, низложи́ бо си́льныя со престо́ли вознесе́ смире́нныя Бо́г Изра́илев, в ни́хже посети́ на́с Восто́к с высоты́ и напра́вил ны́ е́сть на пу́ть ми́ра.

Низложи́ си́льныя Госпо́дь, и вознесе́ тя́, Ло́нгине, в ра́йская селе́ния, и водвори́ тя́ со святы́ми, угоди́вшими Ему́, во Све́те немерца́ющем.

Напра́вил тя́ е́сть Бо́г на пу́ть спасе́ния, и́мже ше́ствуя, возше́л еси́ ко Све́ту непристу́пному, да принесе́ши моли́твы за гра́ды же и лю́ди, досто́йно творя́щия па́мять твою́, Ло́нгине преподо́бне, о́тче на́ш.

Моли́ся, свя́те Ло́нгине, да ми́ром огради́т Госпо́дь оби́тель на́шу и невреди́му сохрани́т ю́ от все́х наве́т вра́жиих, и да полу́чат ми́лость и прегреше́ний оставле́ние в де́нь Су́дный вси́, притека́ющии с ве́рою и моли́твою к тебе́, Ло́нгине, о́тче преподо́бне.

Богоро́дичен: Богоро́дице Де́во, Его́же родила́ еси́, Человеколю́бца Бо́га, моли́ со преподо́бным Ло́нгином, да спасе́т ду́ши на́ша.

Свети́лен:

Процве́л еси́, я́ко фи́никс, о́тче, и оби́тель яви́лся еси́ Ду́ха Пресвята́го, И́же сла́вна тя́ вселе́нней показа́; непреста́нно моли́ся о на́с, почита́ющих ве́рою пречестну́ю па́мять твою́, преподо́бне Ло́нгине.

Богоро́дичен: Тя́ пе́сньми немо́лчными ублажа́ем, Де́во, зане́ от Тро́ицы Еди́наго родила́ еси́, Богоро́дице, и но́сиши на руку́ Твое́ю Боже́ственное Сло́во, Ма́ти Пречи́стая.

Краткое житие преподобного Лонгина Коряжемского

Пре­по­доб­ный Лон­гин Ко­ря­жем­ский пер­во­на­чаль­но под­ви­зал­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Пав­ла Об­нор­ско­го, за­тем жил в Бо­ри­со­глеб­ском Соль­вы­че­год­ском мо­на­сты­ре. От­ту­да он со сво­им дру­гом Си­мо­ном уда­лил­ся вверх по Вы­че­где к устью ре­ки Ко­ря­жем­ки. Здесь, в глу­хой мест­но­сти, в 10 вер­стах от Соль­вы­че­год­ска, по­движ­ни­ки по­стро­и­ли кел­лию и ча­сов­ню. Ко­гда к ним со­бра­лись бра­тия, они воз­двиг­ли храм во имя свя­то­го Ни­ко­лая, устро­и­ли оби­тель (1535), в ко­то­рой пре­по­доб­ный был игу­ме­ном. Близ церк­ви на­хо­дил­ся ко­ло­дец, вы­ко­пан­ный са­мим пре­по­доб­ным. По­сле кон­чи­ны свя­то­го в 1540 го­ду те­ло его бы­ло по­гре­бе­но, по за­ве­ща­нию, при вхо­де в храм, а спу­стя 16 лет бы­ло по­ло­же­но в са­мом хра­ме. Па­мять пре­по­доб­но­го Лон­ги­на со­вер­ша­ет­ся по осо­бой служ­бе, с крат­ким жиз­не­опи­са­ни­ем, со­став­лен­ной в дав­нее вре­мя.

Полное житие преподобного Лонгина Коряжемского

Пре­по­доб­ный Лон­гин был ос­но­ва­те­лем Ни­ко­ла­ев­ско­го Ко­ря­жем­ско­го мо­на­сты­ря.

Преж­де по­се­ле­ния сво­е­го у реч­ки Ко­ря­жем­ки пре­по­доб­ный Лон­гин под­ви­зал­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Пав­ла Об­нор­ско­го, или Ко­мель­ско­го. Он при­был в эту оби­тель в мо­ло­дых ле­тах, про­шел там длин­ный ряд раз­лич­ных по­слу­ша­ний, до­жил до стар­че­ских се­дин и при­об­рел нема­лую опыт­ность в ино­че­ской жиз­ни, так что стал всем из­ве­стен как ста­рец ис­пы­тан­ный и до­стой­ный ис­крен­не­го по­чи­та­ния. У него был друг и со­бе­сед­ник в со­сед­нем Кор­ни­ли­е­ве мо­на­сты­ре – инок Си­мон, соль­вы­че­год­ский уро­же­нец. Мно­го­люд­ные об­ще­жи­тия Пав­ло­вой и Кор­ни­ли­е­вой оби­те­ли и воз­рас­тав­шее к ним вни­ма­ние бра­тии тя­го­ти­ли скром­ных ино­ков Лон­ги­на и Си­мо­на. Они ста­ли скло­нять­ся к мыс­ли об уеди­нен­ных по­дви­гах вда­ли от мно­го­люд­но­го брат­ства. Мож­но пред­по­ла­гать, что Си­мон охот­но вспо­ми­нал в этих бе­се­дах о сво­ей ро­дине и вос­хва­лял ее уеди­нен­ные пу­стын­ные ме­ста, весь­ма при­спо­соб­лен­ные к жиз­ни от­шель­ни­че­ской.

По­се­му два дру­га оста­ви­ли свои мо­на­сты­ри и по­шли ис­кать се­бе для жи­тель­ства та­кое ме­сто, где бы, не раз­вле­ка­ясь ни­чем, неве­до­мо для лю­дей, все­це­ло по­свя­тить се­бя на слу­же­ние Бо­гу. Пре­по­доб­ный Лон­гин нес с со­бою де­ре­вян­ный крест, ко­то­рый ему да­ли в бла­го­сло­ве­ние от оби­те­ли. Это про­изо­шло в 1535 или в 1537 гг. Спу­стив­шись во­дою от Во­лог­ды до Устю­га, стран­ни­ки ско­ро до­стиг­ли Соль­вы­че­год­ска и на неко­то­рое вре­мя оста­но­ви­лись в та­мош­нем Бо­ри­со­глеб­ском мо­на­сты­ре, а по­том от­пра­ви­лись в даль­ней­ший путь. Вый­дя из го­ро­да, они по­шли вверх по ле­во­му бе­ре­гу ре­ки Вы­че­гды и, дой­дя до устья реч­ки Ко­ря­жем­ки, оста­но­ви­лись на ее бе­ре­гу в глу­хом ле­су. Здесь они по­стро­и­ли спер­ва кел­лию, а по­том и ча­сов­ню.

Од­на­ко бла­жен­ный Си­мон недол­го про­был с Лон­ги­ном при устье Ко­ря­жем­ки. По­со­бив стар­цу устро­ить­ся, он по­шел да­лее по Вы­че­где, на реч­ку Сой­гу, за 60 верст от Ко­ря­жем­ки. Пре­по­доб­ный Лон­гин остал­ся один и весь пре­дал­ся бо­го­мыс­лию, дни и но­чи про­во­дя в мо­лит­вах и псал­мо­пе­нии. Ско­ро весть об от­шель­ни­ке раз­нес­лась по окрест­но­стям, и к нему ста­ли при­хо­дить лю­ди, же­лав­шие раз­де­лить с ним пу­стын­ные тру­ды. На­прас­но ста­рец спер­ва пы­тал­ся всем от­ка­зы­вать, пред­став­ляя труд­ность жиз­ни в пу­стом ме­сте, со­вер­шен­ное от­сут­ствие средств к про­пи­та­нию и свое же­ла­ние жить од­но­му в уеди­не­нии и бо­го­мыс­лии. Та­кие ре­чи еще бо­лее рас­по­ла­га­ли к нему при­хо­дя­щих, так что по­стро­ен­ная им ча­со­вен­ка уже не мог­ла вме­щать всех по­се­лив­ших­ся воз­ле него пу­стын­ни­ков и на­доб­но бы­ло по­за­бо­тить­ся о по­стро­е­нии мо­лит­вен­но­го по­ме­ще­ния бо­лее об­шир­но­го. Бра­тия ста­ли про­сить стар­ца вме­сто ча­сов­ни со­ору­дить цер­ковь и учре­дить при ней пра­виль­ное об­ще­жи­тие. Не так ду­мал, не то­го же­лал пре­по­доб­ный Лон­гин для се­бя са­мо­го. Од­на­ко он при­нял же­ла­ние бра­тии за ука­за­ние свы­ше, и не ре­шил­ся инок, дав­но от­рек­ший­ся от сво­ей во­ли, про­ти­вить­ся во­ле Бо­жи­ей. Он по­стро­ил храм во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, тра­пе­зу и дру­гие необ­хо­ди­мые для об­ще­жи­тия служ­бы – так сло­жи­лась оби­тель Ко­ря­жем­ская, а пре­по­доб­ный Лон­гин был в ней игу­ме­ном.

Вре­мя недол­го­го управ­ле­ния его но­вой оби­те­лью бо­га­то при­ме­ра­ми неусып­ных тру­дов его и ду­хов­ной опыт­но­сти. Пре­по­доб­ный Лон­гин, несмот­ря на свои уже немо­ло­дые го­ды, ста­рал­ся всех пре­взой­ти по­движ­ни­че­ством и тру­да­ми. Еще до­се­ле со­хра­нил­ся вы­ко­пан­ный им ко­ло­дезь, устро­ен­ный в са­мой брат­ской тра­пе­зе, а ныне сто­я­щий воз­ле хра­ма на от­кры­том ме­сте; це­ла и жест­кая вла­ся­ни­ца, ко­то­рой он из­ну­рял свое пост­ни­че­ское те­ло.

Бла­жен­ная кон­чи­на пре­по­доб­но­го Лон­ги­на по­сле­до­ва­ла 10 фев­ра­ля 1540 г. Уми­рая, сми­рен­ный ста­рец за­по­ве­дал уче­ни­кам сво­им по­хо­ро­нить его при вхо­де в храм, чтобы все иду­щие в цер­ковь и из церк­ви по­пи­ра­ли его мо­ги­лу. Бра­тия не сме­ли ослу­шать­ся за­ве­ща­ния и по­греб­ли сво­е­го игу­ме­на «у лест­ни­цы па­перт­ныя», там, где он при­ка­зал.

Но Гос­подь вско­ре, еще при жиз­ни тех, ко­то­рые по­гре­ба­ли пре­по­доб­но­го Лон­ги­на, про­сла­вил те­ло его нетле­ни­ем и чу­де­са­ми. В 1557 го­ду устюж­ский во­е­во­да князь Вла­ди­мир на­хо­дил­ся в силь­ном рас­слаб­ле­нии и не мог дви­нуть ни ру­кою, ни но­гою; бо­лезнь его бы­ла так упор­на, что ле­кар­ства не при­но­си­ли боль­но­му ни ма­лей­шей поль­зы. На­хо­дясь в столь без­на­деж­ном со­сто­я­нии, во­е­во­да од­на­жды уви­дел во сне стар­ца, ко­то­рый ска­зал ему: «Князь Вла­ди­мир, ес­ли хо­чешь быть здо­ров, мо­лись Бо­гу и обе­щай­ся вско­ре по­быть в Ко­ря­жем­ском мо­на­сты­ре и при­ка­жи игу­ме­ну и бра­тии пе­ре­не­сти на иное ме­сто те­ло на­чаль­ни­ка то­го мо­на­сты­ря игу­ме­на Лон­ги­на. Ибо непри­лич­но те­лу Лон­ги­на по­чи­вать на том ме­сте, где оно ныне на­хо­дит­ся».

Явив­ший­ся ста­рец по­дроб­но рас­ска­зал, где на­хо­дит­ся те­ло и ку­да пе­ре­не­сти его. Про­бу­див­шись от сна, во­е­во­да весь­ма ди­вил­ся необы­чай­но­сти и яс­но­сти сво­е­го сно­ви­де­ния и ре­шил­ся немед­лен­но от­пра­вить­ся на Ко­ря­жем­ку. По при­бы­тии в мо­на­стырь он сам ука­зал ме­сто, где был по­гре­бен пре­по­доб­ный и ку­да сле­до­ва­ло пе­ре­не­сти его, хо­тя до то­го вре­ме­ни не толь­ко ни­ко­гда не бы­вал в мо­на­сты­ре, но да­же и не слы­хал о нем. Ко­гда, по его сло­вам, гроб пре­по­доб­но­го Лон­ги­на был вы­нут из мо­ги­лы и пе­ре­не­сен в но­вую, близ се­вер­ной сте­ны церк­ви, князь тот­час же сде­лал­ся со­вер­шен­но здо­ро­вым, как буд­то не под­вер­гал­ся бо­лез­ни. Ра­ду­ясь и бла­го­да­ря Бо­га и Его угод­ни­ка за свое чу­дес­ное ис­це­ле­ние, он рас­ска­зал игу­ме­ну и бра­тии о быв­шем ему сно­ви­де­нии и при­ка­зал над гро­бом пре­по­доб­но­го устро­ить па­лат­ку или ча­сов­ню. Ко­гда слух об ис­це­ле­нии во­е­во­ды раз­нес­ся в на­ро­де, мно­гие ста­ли при­хо­дить в мо­на­стырь и слу­жить над гро­бом пре­по­доб­но­го па­ни­хи­ды, и все при­хо­див­шие с ве­рою по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от бо­лез­ней.

По­ра­зи­тель­ное чу­до про­изо­шло в Ко­ря­жем­ском мо­на­сты­ре 11 фев­ра­ля 1618 г. Игу­мен Фе­о­до­сий с иеро­мо­на­хом Ди­о­ни­си­ем, свя­щен­ни­ком Гав­ри­и­лом и дья­ко­ном Филип­пом со­вер­ша­ли со­бор­ную па­ни­хи­ду в гро­бо­вой па­лат­ке; то­гда инок Иро­ди­он вне­зап­но уви­дел сре­ди слу­жа­щих стар­ца с си­я­ю­щим пост­ни­че­ским ли­цом и круг­лой се­дой бо­ро­дой, в свет­лых и дра­го­цен­ных свя­щен­ни­че­ских ри­зах. Во все вре­мя со­вер­ше­ния па­ни­хи­ды Иро­ди­он при­сталь­но смот­рел на него, удив­ля­ясь вне­зап­но­му его по­яв­ле­нию меж­ду слу­жа­щи­ми и ду­мая, кто бы это был, ему неиз­вест­ный? Еще бо­лее он был по­ра­жен, ко­гда по окон­ча­нии па­ни­хи­ды ста­рец стал неви­дим. Ко­гда Иро­ди­он тут же пе­ред все­ми с клят­вой объ­явил о сво­ем ви­де­нии, то все при­зна­ли, что это был сам пре­по­доб­ный Лон­гин, и ста­ли усерд­нее от­прав­лять по нем па­ни­хи­ду.

Агрип­пи­на, же­на соль­вы­че­год­ска­го куз­не­ца Ва­си­лия Ху­до­но­го­ва, стра­да­ла па­ду­чей бо­лез­нью. Бо­лезнь уси­ли­ва­лась, улуч­ше­ния неот­ку­да бы­ло ждать. Жен­щи­на да­ла обет схо­дить в Ко­ря­жем­ский мо­на­стырь и по­кло­нить­ся гро­бу пре­по­доб­но­го Лон­ги­на. Ис­пол­няя обет, боль­ная все вре­мя пре­бы­ва­ния в мо­на­сты­ре про­во­дит за мо­лит­вой в гро­бо­вой па­лат­ке. Од­на­жды, ко­гда она с осо­бен­ным усер­ди­ем и мно­ги­ми сле­за­ми мо­ли­ла пре­по­доб­но­го о сво­ем ис­це­ле­нии, вне­зап­но ее уда­ри­ло о зем­лю, и так силь­но, что она ка­за­лась умер­шей. Ма­ло-по­ма­лу, как бы про­буж­да­ясь от тя­же­ло­го сна, Агрип­пи­на на­ча­ла дви­гать­ся, при­хо­дить в со­зна­ние и на­ко­нец се­ла, чув­ствуя се­бя со­вер­шен­но сво­бод­ной от страш­но­го неду­га. За­явив о сво­ем ис­це­ле­нии игу­ме­ну и бра­тии, она в бла­го­дар­ность за по­лу­чен­ную по­мощь, да­ла обе­ща­ние три ра­за в год при­хо­дить на по­кло­не­ние ко гро­бу пре­по­доб­но­го Лон­ги­на.

Дру­гая жен­щи­на, Ан­на, же­на кре­стья­ни­на Па­че­о­зер­ской во­ло­сти Ан­ти­пы На­до­зер­ско­го, под­верг­лась отрав­ле­нию. Злые лю­ди, по­ку­шав­ши­е­ся на ее це­ло­муд­рие и от­верг­ну­тые ею, да­ли «ей отра­ву смерт­ную, чтобы не ви­деть кра­со­ты ее». Невоз­мож­но опи­сать тех му­че­ний, ка­кие вы­но­си­ла несчаст­ная жен­щи­на. Боль в жи­во­те до­во­ди­ла ее до умо­ис­ступ­ле­ния. Об­лег­чить бо­лезнь ни­что не мог­ло. Вспом­ни­ла боль­ная о пре­по­доб­ном Лон­гине и ста­ла про­сить му­жа от­вез­ти ее в Ко­ря­жем­ский мо­на­стырь. Вслед за тем она под­верг­лась страш­но­му при­пад­ку, во всем те­ле ее не оста­лось ме­ста, ка­ким бы она не би­лась и не стра­да­ла. В то же вре­мя ей явил­ся ста­рец и обе­щал ис­це­ле­ние, ес­ли она ис­пол­нит на­ме­ре­ние по­кло­нить­ся гро­бу пре­по­доб­но­го Лон­ги­на. Оч­нув­шись, она рас­ска­за­ла о ви­де­нии му­жу, а тот по­спе­шил вез­ти ее в оби­тель. Здесь в церк­ви с ней воз­об­но­вил­ся при­па­док, а ко­гда ве­ли ее ко гро­бу пре­по­доб­но­го в па­лат­ку, то она уда­ри­лась о зем­лю и дол­го ле­жа­ла как мерт­вая; про­бу­див­шись, она под­ня­лась здо­ро­вой и со сле­за­ми гром­ко бла­го­да­ри­ла Бо­га и угод­ни­ка Его пре­по­доб­но­го Лон­ги­на.

Устюж­ский свя­щен­ник Гав­ри­ил от церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ры был дол­го нездо­ров но­га­ми, так что со­вер­шен­но не мог хо­дить. По­сле бес­плод­но­го ле­че­ния у раз­ных вра­чей он по­про­сил от­вез­ти его в Ко­ря­жем­ский мо­на­стырь. Здесь он был по­ме­щен в кел­лии про­тив две­рей гро­бо­вой па­лат­ки. Од­на­жды днем боль­ной, вы­полз­ши из кел­лии в се­ни и при­от­крыв на­руж­ную дверь, чи­тал ка­нон пре­по­доб­но­му, со сле­за­ми про­ся се­бе ис­це­ле­ние. Во вре­мя та­кой мо­лит­вы он вдруг слы­шит го­лос: «Гав­ри­ил, Гав­ри­ил!». Взгля­нув на ча­сов­ню, он уви­дел на две­рях ее пре­по­доб­но­го в бле­стя­щих свя­щен­ни­че­ских ри­зах и при­зы­ва­ю­ще­го его к се­бе. Боль­ной на­пря­гал все свои си­лы, с ве­ли­ким тру­дом и нестер­пи­мой бо­лью в но­гах полз к ча­совне, но ко­гда он до­стиг ча­сов­ни, там ни­ко­го уже не бы­ло. Свя­щен­ник при­пал ко гро­бу пре­по­доб­но­го, мо­лил­ся и во вре­мя мо­лит­вы вы­здо­ро­вел.

Вес­ною 1646 го­да кре­стья­нин Лупп Опух­ля­нов из мо­на­стыр­ской де­рев­ни Емы­ше­ва по­ра­нил се­бе ру­ку то­по­ром. В до­са­де и яро­сти он на­чал сквер­но­сло­вить, про­кли­нать тот день и бо­го­хуль­ство­вать. Не успо­ко­ив­шись, по­бе­жал он из до­ма в лес и там по­чув­ство­вал, что сла­бе­ет, те­ря­ет со­зна­ние. Ед­ва-ед­ва до­брал­ся он до­мой. Дол­го бо­лел кре­стья­нин. Бо­лезнь его уси­ли­лась. Жда­ли, что он умрет, и уже на­пут­ство­ва­ли его Свя­ты­ми Тай­на­ми. Но вот – это бы­ло 2 мая – он за­был­ся и ви­дит, что во­шел к нему све­то­об­раз­ный ста­рец, уко­рил его за ху­лу на Бо­га и на­ста­и­вал, чтобы он мо­лил­ся Бо­гу и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри и по­шел в мо­на­стырь на по­клон ко гро­бу пре­по­доб­но­го. Род­ные ду­ма­ли, что Лупп уже кон­ча­ет­ся, а он, оч­нув­шись, рас­ска­зал о ви­де­нии, на­чал по­прав­лять­ся и ско­ро по­шел в мо­на­стырь со­вер­шен­но здо­ро­вым.

По­чи­та­ние пре­по­доб­но­го бла­го­да­ря мно­го­чис­лен­ным чу­де­сам рас­про­стра­ня­лось. Епи­скоп Вят­ский и Ве­ли­ко­перм­ский Алек­сандр, быв­ший ра­нее (с 1643 по 1651 гг.) игу­ме­ном Ко­ря­жем­ско­го мо­на­сты­ря, 9 мая 1665 го­да при­ка­зал за­ло­жить в мо­на­сты­ре ка­мен­ную цер­ковь в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы с при­де­лом свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, да­вал сред­ства на по­стро­е­ние, а 9 фев­ра­ля 1671 го­да освя­тил уже эту цер­ковь. Ме­сто по­гре­бе­ния пре­по­доб­но­го Лон­ги­на при­шлось те­перь внут­ри церк­ви, при се­вер­ной стене, и над ним устро­е­на бы­ла гроб­ни­ца, укра­шен­ная по­зо­ло­чен­ной резь­бой и по­кры­тая пе­ле­ной с вы­ши­тым изо­бра­же­ни­ем пре­по­доб­но­го и ска­за­ни­ем о пе­ре­не­се­нии мо­щей его. Усерд­ный по­чи­та­тель пре­по­доб­но­го Лон­ги­на епи­скоп Алек­сандр со­ста­вил ему и служ­бу. Па­мять Ко­ря­жем­ско­го по­движ­ни­ка празд­ну­ет­ся мест­но. Празд­но­ва­ние пре­по­доб­но­му Лон­ги­ну уста­нов­ле­но епи­ско­пом Во­ло­год­ским Они­си­фо­ром, ко­то­рый за­ни­мал ка­фед­ру с 1114 по 1827 гг.