Канон святому преподобному Мартирию Зеленецкому

Припев: Преподо́бне о́тче Марти́рие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 14 марта (01 марта ст. ст.); 24 ноября (11 ноября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Благи́ми нра́вы украси́вся, Христу́ прилепи́лся еси́ от ю́ности, плотски́я стра́сти умертви́в воздержа́нием, и к животу́, преподо́бне, преста́вился еси́.

Глаго́лов и зако́нов Бо́жиих исполни́тель бы́в, испо́лнился еси́, о́тче прему́дре, Боже́ственных даро́в и чуде́с все́м лучи́ бога́тно испусти́л еси́.

Кре́постию Христа́ возмо́г, держа́ву же и си́лу вра́жию низложи́л еси́ и похвалу́ побе́дныя по́чести, преподо́бне, чуде́сными сия́нии улучи́л еси́.

Со́весть име́л еси́ бла́гу, о́ко серде́чное, взира́ющее к Бо́гу, те́мже вня́т моли́тве твое́й, прему́дре, с преподо́бными сочета́ тя́, богоблаже́нне.

Богоро́дичен: Стра́сти пло́ти моея́ и ума́ моего́ двиза́ния неподо́бная утоли́, молю́ Тя́, Пречи́стая Де́во, и испра́ви мя́, заблу́ждшаго умо́м.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Ты́ еси́ утвержде́ние притека́ющих к Тебе́, Го́споди, Ты́ еси́ Све́т омраче́нных, и пое́т Тя́ ду́х мо́й.

Ве́сь прилежа́ Вседержи́телю, преподо́бне о́тче прему́дре, всея́ бесо́вския зло́бы избе́гл еси́ досточу́дным водворе́нием в непроходи́мая.

Высото́ю смире́ния украша́ем, све́ргл еси́ на зе́млю велехва́льнаго гордели́вца пло́ти своея́ Боже́ственными веле́ньми и до́брыми де́лы твои́ми.

Пло́тию обложе́н, о́тче прему́дре, смири́л еси́ надме́нную вы́ю нечести́ваго благи́ми к Бо́гу воздыха́ньми, непоро́чне.

Име́я поспешеству́ющую тебе́ Бо́жию си́лу, прему́дре, я́ко чу́ден во пло́ти сы́й бы́в, чудеса́ источи́л еси́ воскресе́нием ме́ртваго, и ны́не отго́ниши неду́ги.

Богоро́дичен: В ложесна́ Твоя́ воплоща́ем, Всенепоро́чная, всели́ся Зижди́тель на благодея́ние ве́рно пою́щим Тя́.

Седа́лен, гла́с 4:

Стра́стное порабо́тил еси́ пло́ти своея́ мудрова́ние и ни́зшее свое́ покори́л еси́ вы́сшему, о́тче пресла́вне, сокруши́л бо вы́и бесо́в смире́нием и посто́м, во всечестны́х дея́ниих су́щи, возсия́л еси́ в ми́ре; те́мже я́ко луча́ светоли́тнаго сия́ния Христо́ва возсия́ на́м, дне́сь воспева́ющим тя́, Марти́рие преподо́бне.

Сла́ва, и ны́не, богоро́дичен: Пое́м Тя́, Богоневе́сто, Ма́ти Христа́ Бо́га, сла́вяще Рождество́ Твое́ непостижи́мое, и́мже изба́ви ны́ ле́сти и кова́рствия вра́жия и от вся́ких бе́д, Влады́чице Богоро́дице, и ве́рно Тебе́ вопие́м: поми́луй ста́до Твое́, еди́на Пречи́стая.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Соде́яв, пресла́вне, ду́шу твою́ хра́м Свято́му Ду́ху, бы́л еси́ насле́дник го́рняго Ца́рствия, с вы́шними чина́ми водворя́яся, всече́стне о́тче.

Многоболе́зненныя стра́сти всегда́ врачу́еши приступа́ющих к тебе́ те́пле: благода́ть бо, преподо́бне, и́маши от Го́спода содева́ти зна́мения и чудеса́, пребога́те.

Красне́йшим прозябе́нием, о́тче, в дому́ Бо́жии прозя́бл еси́, доброде́тельми укра́шен и плоды́ чуде́сными облагоуха́ем.

Богоро́дичен: Ни́ва духо́вная, я́коже из бразды́ кла́с изнесла́ еси́, всю́ тва́рь пита́ющаго вся́ческих Бо́га, Присноде́во.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́тренююще, вопие́м Ти́: Го́споди, спаси́ ны́, Ты́ бо еси́ Бо́г на́ш, ра́зве Тебе́, ино́го не зна́ем.

Умо́м очи́щенным пресла́вне зри́ши, преподо́бне, добро́ту неизрече́нную — Христа́, вся́ческих Бо́га на́шего.

Я́коже Илия́ на колесни́це, о́тче, доброде́тельми твои́ми возше́л еси́ на не́бо и та́мо чи́сте зри́ши Святу́ю Тро́ицу, к Не́й же ду́хом горя́ и возлета́я.

Стягну́в те́ло твое́, чистото́ю опелена́я и воздержа́нием покоря́ его́ ду́ху, стро́потная вся́ оста́вил еси́ любве́ ра́ди Христа́ своего́ и небе́снаго приобре́тения.

Богоро́дичен: Исцели́, Милосе́рдная Ма́ти, неду́гующаго ума́ моего́ душевре́дное омраче́ние и озари́ све́том ра́зума Христа́ Твоего́, Всенепоро́чная.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Моли́тву пролию́ ко Го́споду и Тому́ возвещу́ печа́ли моя́, я́ко зо́л душа́ моя́ испо́лнися и живо́т мо́й а́ду прибли́жися, и молю́ся, я́ко Ио́на: от тли́, Бо́же, возведи́ мя́.

Лука́вый умертви́ся зми́й свяще́нными по́двиги твои́ми, преподо́бне Марти́рие, те́мже и моля́щимся тебе́ вспомоществу́еши разреши́тися от его́ зло́бы, блаже́нне.

Отсе́кл еси́ приле́жно серпо́м, его́же ви́де Заха́рий серпови́дный, стра́сти от души́ твоея́, те́мже, приобре́т прему́дрости семена́, пожа́л еси́ мно́гих исцеле́ний бога́тныя кла́сы.

Кре́постию ду́ха, о́тче, и тве́рдостию постоя́ннаго ума́ твоего́ возмо́гл держа́ву вра́жию и си́лу его́ низложи́ти от себе́ и те́м похвалу́ побе́дныя по́чести прия́л еси́, преподо́бне, ве́рных осиява́я умы́.

Богоро́дичен: Пресвята́я Чи́стая, Творе́ц устро́и Тя́ в жили́ще Себе́, Христо́с Бо́г на́ш, те́мже хода́тайствы Твои́ми изба́ви на́с от о́бласти льсти́ваго, я́ко да по до́лгу Тя́ чти́м и ублажа́ем.

Конда́к, гла́с 8:

Оте́чества, преподо́бне, и всего́ мирска́го мяте́жа уклони́тися возжеле́л еси́, и, в пусты́ню всели́вся, та́мо во блаже́ннем безмо́лвии жесто́кое житие́ показа́л еси́, и ча́да послуша́ния и смире́ния в не́м возрасти́л еси́. Сего́ ра́ди, дерзнове́ние стяжа́в ко Святе́й Тро́ице, е́же моли́тися, богоблаже́нне, о на́с, ча́дех свои́х, и́хже собра́л еси́, и о все́х правове́рных, да зове́м ти́: ра́дуйся, о́тче Марти́рие, безмо́лвия пусты́ннаго люби́телю.

И́кос:

Возлюби́в, преподо́бне, Христо́вы боже́ственныя за́поведи и возненави́дев пло́ть и я́же по не́й земна́я мудрова́ния, прише́л еси́ усе́рднейше в непроходи́мую пусты́ню бла́тную, и, та́мо всели́вся любве́ ра́ди Христо́вы и душе́внаго обогаще́ния, я́ко свети́льник, просия́л еси́ чуде́с дарова́нии: ца́рскаго бо сы́на я́ко от сна́ возста́вил еси́ и те́м царя́ Симео́на удиви́л еси́. Сия́ облобыза́я, ве́рнии, припа́дая, мо́лимся: просвети́ о́чи на́ша душе́вныя воспева́ти досто́йно по́двиги твоя́: поще́ния, бде́ния, сле́зы и боле́зни, изможде́ние те́ла блаже́нныя ра́ди бу́дущия жи́зни, ея́ же наслажда́яся, моли́ непреста́нно о все́х на́с.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше, о́троцы, в Вавило́не иногда́, ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Проше́д по́двиги по́стныя, о́тче, умо́м кре́пким го́рдую вы́ю смири́л еси́, боже́ственным вдохнове́нием и спаси́тельным богообра́зным подви́жничеством ду́шу твою́ укра́сил еси́, поя́: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Красне́йшее прозябе́ние, о́тче, в дому́ Бо́жии произра́сл еси́ ве́рою, сугу́бейший пло́д прине́сл еси́ доброде́тельми, те́ми укра́шен, чудесы́ облагоуха́л еси́.

Просвети́в твое́ се́рдце умиле́нием, нача́льник бы́л еси́ свяще́ннейшаго собо́ра, о́тче, наказу́я, и уча́, и вся́ к Бо́жией во́ли приводя́, пою́ще: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Но́во Отроча́ ро́ждшая, Пребезнача́льнаго Сло́ва, обетша́вшия ны́ зело́ грехо́м, ве́рныя обнови́ла еси́, Де́во, и воспева́ти научи́ла еси́: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Богоглаго́ливии о́троцы в пещи́, со огне́м пла́мень попира́юще, поя́ху: благослови́те, дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Насле́дниче боже́ственных селе́ний, а́нгельски, о́тче, пожи́л еси́; те́м, со а́нгелы водворя́яся, лику́ет в черто́гах небе́сных со святы́ми ду́х тво́й.

Невозвра́тным умо́м и невозвра́тными стопа́ми, богому́дре о́тче, ше́ствовал еси́, досточу́дне, к небе́сным селе́ниям, ева́нгельскою стезе́ю направля́емь, от стро́потных путе́й до конца́ уклони́лся еси́.

Все́льшеюся в тя́ благода́тию Свята́го Ду́ха, о́тче Марти́рие, благоустроя́еши ду́ши притека́ющих к тебе́: лука́вно бо страстьми́ в челове́цех де́йствующии нечи́стии ду́си отгоня́еми быва́ют.

Богоро́дичен: Вода́ еси́ неисчерпа́емая, Деви́це, Дще́рь Царя́ Небе́снаго, от Нея́же вси́ ве́рнии, пию́ще, благода́ти исполня́емся, душе́ю и те́лом освяща́еми.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Устраши́ся вся́к слу́х неизрече́нна Бо́жия снизхожде́ния, я́ко Вы́шний во́лею сни́де да́же и до пло́ти, от деви́ческаго чре́ва бы́в Челове́к. Те́мже Пречи́стую Богоро́дицу, ве́рнии, велича́ем.

Исцеле́ние источа́ет бога́тно честна́я твоя́ ра́ка Бо́жиим Ду́хом, и стра́сти многовре́менныя исцеля́ет, о́тче, приходя́щих к тебе́, и прогоня́ет лука́выя ду́хи лю́тыя, и воздвиза́ет ве́рныя восхваля́ти твоя́ све́тлыя по́двиги.

Я́ко вели́кое со́лнце, на́м вели́чием по́двиг твои́х возсия́л еси́ в преде́лех страны́ сея́: уме́рый бо, преше́л еси́ от све́та к Све́ту, от гро́ба возсия́вшему. Те́м вопие́м ти́: просвети́ и на́ша помышле́ния, о́тче преподо́бне Марти́рие.

Те́ло твое́, блаже́нне, терпели́вое, вяза́вшееся вери́гами, стра́сти неисце́льныя прикоснове́нием исцеля́ет, Бо́гу и Спа́су, тя́ вельми́ просла́вльшу, о́тче прему́дре и досточу́дне Марти́рие, я́ко де́лы твои́ми до́брыми просла́вльшуся, преподо́бне.

Процве́л еси́ в по́стнических удо́лиях, прехва́льне о́тче на́ш, я́ко ши́пок многоцве́тен, и, я́ко кри́н, облагоуха́л еси́ со́вести ве́рных доброде́тельми и чудесы́. Те́мже, преподо́бне, отжени́ от на́с стра́сти смердя́щия.

Богоро́дичен: Просвети́, Чи́стая Де́во, се́тующее се́рдце мое́ при́сно преступле́ньми и жите́йскими молва́ми, не оста́ви мене́ враго́м бы́ти в ра́дость, я́ко да сла́влю Тя́ и любо́вию пою́, Препе́тая.

Свети́лен:

Мирска́го пристра́стия, я́ко от скве́рны уклони́лся еси́, и хвра́стие страсте́й веле́нием Бо́жиим я́ко огне́м попали́л еси́, и а́лчбою пло́ть свою́ увяди́л еси́, о́тче, и небе́сною сла́вою со а́нгелы обогати́лся еси́: те́мже непреста́нно моли́ о на́с Христа́ Бо́га, преподо́бне Марти́рие.

Сла́ва, и ны́не, богоро́дичен: Тя́ Предста́тельницу и́мамы, вси́ гре́шнии, о Пресвята́я Де́во, ты́ благопреме́нна сотвори́ Сы́на Твоего́ ма́терними Твои́ми к Нему́ моли́твами.

Краткое житие преподобного Мартирия Зеленецкого

Ро­дом из Ве­ли­ких Лук, Псков­ской гу­бер­нии, свя­той с юных лет под­ви­зал­ся в Ве­ли­ко­луц­кой Сер­ги­е­вой оби­те­ли. Же­лая уеди­нен­ных по­дви­гов, он по­се­лил­ся на ост­ро­ве Зе­ле­ном и ос­но­вал там мо­на­стырь. Пре­по­доб­ный Мар­ти­рий про­сла­вил­ся да­ром чу­до­тво­ре­ния. Скон­чал­ся он в глу­бо­кой ста­ро­сти в 1603 г.

Полное житие преподобного Мартирия Зеленецкого

В го­ды прав­ле­ния бла­го­че­сти­во­го го­су­да­ря, ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, всея Ру­си са­мо­держ­ца, ро­дил­ся сей бла­жен­ный и пре­по­доб­ный отец наш Мар­ти­рий в об­ла­сти Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, в го­ро­де, на­зы­ва­е­мом Ве­ли­кие Лу­ки. И на­рек­ли имя ему Ми­на. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось во­семь лет, от­да­ли его учить­ся гра­мо­те. Но книж­ное уче­ние да­ва­лось ему с тру­дом. Ко­гда же вы­учил­ся он псал­мам, то­гда ро­ди­те­ли его пре­ста­ви­лись от жиз­ни сей к Бо­гу. И так от­рок, воз­ло­жив всю на­деж­ду и упо­ва­ние на вер­ную По­мощ­ни­цу Бо­го­ро­ди­цу и на Бо­га, к спа­си­тель­но­му пу­ти на­пра­вил­ся, по­сто­ян­но пре­бы­вая в хра­ме Бо­жи­ей Ма­те­ри, чест­но­го и слав­но­го Ее Бла­го­ве­ще­ния.

Слу­жил же то­гда в этом хра­ме некий иерей, име­нем Бо­рис. Как доб­рый пас­тырь, он все­гда за­бо­тил­ся о по­ру­чен­ном ему ста­де, всех лю­дей на­став­ляя, учил их по Бо­же­ствен­но­му Пи­са­нию, к ра­зу­ме­нию ис­ти­ны при­во­дя. Бла­жен­ный же Ми­на, ви­дя та­кое непре­стан­ное усер­дие иерея и слы­ша его по­уче­ния лю­дям, бо­же­ствен­ной люб­ви на­пол­нил­ся и ду­хов­ное рве­ние ощу­тил. Мно­го лет этот иерей был пас­ты­рем лю­дей не как на­ем­ник, но как ис­тин­ный пас­тырь – по пре­да­нию свя­тых апо­сто­лов и по пра­ви­лам свя­тых от­цов. Од­на­жды су­пру­гу иерея по­стиг те­лес­ный недуг, и, недол­го по­болев, усну­ла она веч­ным сном. Иерей же, без вся­ких со­мне­ний воз­бла­го­да­рив Бо­га, те­ло ее по­чтил пес­но­пе­ни­я­ми над­гроб­ны­ми и пре­дал зем­ле. А сам иму­ще­ство свое все раз­дал ни­щим, же­лая уда­лить­ся от ми­ра и ино­че­ским жи­ти­ем пре­дать­ся Бо­гу. В ско­ром вре­ме­ни ушел он из го­ро­да в оби­тель свя­тых чу­до­твор­цев и бес­среб­ре­ни­ков Козь­мы и Да­ми­а­на. И там при­ни­ма­ет он по­стриг, и на­рек­ли имя ему Бо­го­леп. Бла­жен­ный же Ми­на ча­сто при­хо­дил к нему и при­ни­мал ду­хов­ные по­уче­ния. И иерей тот ни­ко­гда не от­пус­кал его без на­став­ле­ния, но с ра­до­стью его по­учал, ибо ви­дел на нем си­я­ю­щую бла­го­дать Бо­жию. И вско­ре ста­ли быв­шие то­гда в том мо­на­сты­ре игу­мен и бра­тия про­сить Бо­го­ле­па, чтобы он при­нял свой преж­ний чин свя­щен­ства. И про­был Бо­го­леп свя­щен­ни­ком в том мо­на­сты­ре несколь­ко лет. И так си­я­ла его доб­ро­де­тель, что рас­про­стра­ни­лась сла­ва о нем по­всю­ду. И мно­гие при­хо­ди­ли по­смот­реть на него. Есть в сто­роне той дру­гой мо­на­стырь, в ко­то­ром сто­ит цер­ковь пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Был этот мо­на­стырь мно­го лет в за­пу­сте­нии из-за небре­же­ния лю­дей и жи­ву­щих там ино­ков. И по ре­ше­нию то­гда там пра­вив­ших знат­ных лю­дей, бо­лее же Бо­жи­им из­во­ле­ни­ем и пре­по­доб­но­го от­ца Сер­гия чу­до­твор­ца мо­лит­ва­ми и по­мо­щью, взя­ли пре­по­доб­но­го свя­щен­но­и­но­ка Бо­го­ле­па из мо­на­сты­ря свя­тых чу­до­твор­цев Козь­мы и Да­ми­а­на и по­ста­ви­ли его на­сто­я­те­лем в мо­на­стырь пре­по­доб­но­го Сер­гия. И Бо­го­леп, Бо­гом на­став­ля­е­мый, стал там жить са­мой стро­гой жиз­нью, в усерд­ных тру­дах по­сто­ян­но пре­бы­вал и все нуж­ное для мо­на­сты­ря де­лал сво­и­ми ру­ка­ми. На­ча­ла оби­тель рас­ти и ста­ла мно­го­люд­на. Бла­жен­ный же Ми­на, сле­дуя во всем сво­е­му учи­те­лю и все в на­зи­да­ние се­бе при­ни­мая, при­хо­дил к сво­е­му на­став­ни­ку для ду­хов­ной бе­се­ды, и пре­по­доб­ный Бо­го­леп мно­ги­ми сло­ва­ми по­учал его, чтобы при­нял он ино­че­ский об­раз и тем са­мым пре­дал­ся Твор­цу. И Ми­на все сло­ва учи­те­ля сво­е­го с ра­до­стью вос­при­ни­мал и взра­щи­вал в се­бе. И по про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни, пре­ис­пол­нив­шись бо­же­ствен­но­го рве­ния, он по­мыс­лил: «…возь­му крест свой и пой­ду вслед за Спа­си­те­лем, и Он мне по­мо­жет, и при­со­еди­нюсь к учи­те­лю сво­е­му». И в то вре­мя, ко­гда он так раз­мыш­лял, был ему глас: «Дер­зай, Ми­на!» И он, услы­шав это, по­шел с ра­до­стью в дом свой, взял необ­хо­ди­мое, осталь­ное же все иму­ще­ство ни­щим раз­дал и ушел из го­ро­да. До­стиг Ми­на оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия, где учи­тель его бла­жен­ный Бо­го­леп жил. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп ска­зал: «Ча­до, ви­жу, что не свое­воль­но устре­мил­ся ты к это­му бла­го­му пу­ти, а неко­ей Бо­же­ствен­ной си­лой на­став­ля­е­мый при­шел сю­да. Не скрой от ме­ня, греш­но­го от­ца сво­е­го, по­ве­дай мне. Дей­стви­тель­но ли ты хо­чешь об­ра­тить­ся к этой кре­сто­нос­ной жиз­ни?» И бла­жен­ный Ми­на со сле­за­ми рас­ска­зал по по­ряд­ку все, что с ним слу­чи­лось. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп, услы­шав рас­су­ди­тель­ный от­вет юно­ши и по­хва­лу ино­че­ской жиз­ни, ска­зал: «Те­перь, ча­до, о тво­ем на­ме­ре­нии во­ис­ти­ну яс­но я все узнал. Итак, му­жай­ся и дер­зай, чтобы по­бе­дить мир и все, что в нем. Ве­рю Бо­гу, что уна­сле­ду­ешь ты бла­жен­ство древ­них пре­по­доб­ных от­цов и воз­двиг­нешь храм в непро­хо­ди­мом пу­стын­ном ме­сте, и там мно­же­ство душ че­ло­ве­че­ских спа­сут­ся бла­го­да­ря те­бе. Бла­го­сло­вен Бог, ко­то­рый все на поль­зу для спа­се­ния на­ше­го устра­и­ва­ет!» И тот­час, по обы­чаю огла­сив его, об­лек юно­шу в ино­че­ский об­раз и на­рек имя ему Мар­ти­рий. Все по­дви­ги и тру­ды пост­ни­че­ской жиз­ни пре­по­доб­ный Бо­го­леп Мар­ти­рию сам по­ка­зы­вал, обу­чал его цер­ков­но­му пе­нию, ке­лей­ным мо­лит­вам и ко­ле­но­пре­кло­не­нию, ду­хов­ное по­уче­ние по­сто­ян­но по­да­вал ему. Мар­ти­рий же с усерд­ным вни­ма­ни­ем слу­шал во всем от­ца сво­е­го, не пре­не­бре­гая ни еди­ным сло­вом, и все ис­пол­нял. И пре­по­доб­ный Бо­го­леп, ви­дя, что Мар­ти­рий ис­пы­тан в ино­че­ской жиз­ни, по­ве­лел ему пре­бы­вать вме­сте с со­бою в кел­лии и на­зна­чил его клю­че­хра­ни­те­лем церк­ви. И ста­ли они еди­но­душ­но под­ви­зать­ся к Бо­гу, друг дру­га пре­вос­хо­дя в доб­ро­де­те­лях.

Имел бла­жен­ный Бо­го­леп обык­но­ве­ние на утре­ни все­гда чи­тать Ше­сто­псал­мие вни­ма­тель­но, с воз­ды­ха­ни­ем и сле­за­ми. Од­на­жды чи­тал он, как обыч­но, это Ше­сто­псал­мие, Мар­ти­рий же, стоя в ал­та­ре, отяг­чен был дре­мо­той. И при­шел Мар­ти­рию на ум злой по­мы­сел о преж­ней его жиз­ни: как он в ми­ру жил, и как со­блаз­ны мир­ские ви­дел, и как уда­лил­ся от ми­ра. При­шел в за­ме­ша­тель­ство Мар­ти­рий из-за это­го, ис­тин­но­го же сво­е­го на­став­ни­ка, свя­то­го стар­ца, непре­стан­ные по­дви­ги и тру­ды и при­леж­ное по­уче­ние слиш­ком тяж­ки­ми для се­бя по­счи­тал; и стал по­мыш­лять о том, где бы ему об­ре­сти лег­кую жизнь и по­сто­ян­ный по­кой. Свя­то­му же стар­цу Бо­го­ле­пу все это о нем ве­до­мо ста­ло, ибо Бог удо­сто­ил его та­ко­го да­ра про­зор­ли­во­сти, что он и тай­ны че­ло­ве­че­ские знал, и бу­ду­щее как на­сто­я­щее пред­ви­дел. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп рас­ска­зал Мар­ти­рию все, о чем тот по­ду­мал. Мар­ти­рий же, услы­шав все о се­бе, пал на зем­лю, про­ся про­ще­ния. То­гда Бо­го­леп ска­зал ему: «Ча­до, Гос­подь да про­стит те­бя мною, недо­стой­ным, и да укре­пит те­бя в стра­хе Бо­жи­ем. Но мо­лись за ме­ня, греш­но­го, уко­рив­ше­го те­бя, да ура­зу­ме­ешь, что не по тво­ей во­ле это с то­бой слу­чи­лось, но при­шло к те­бе это ис­ку­ше­ние от глав­но­го вре­ди­те­ля и гу­би­те­ля, вра­га душ на­ших. Но Вла­ды­ка и Гос­подь, об­щий наш по­кро­ви­тель – Он да со­хра­нит нас от вся­кой зло­бы дья­во­ла мо­лит­ва­ми свя­тых от­цов».

И жи­ли они в од­ной кел­лии семь лет. Од­на­жды при­шел к ним в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия для мо­лит­вы некий бо­го­бо­яз­нен­ный муж из знат­ных лю­дей то­го го­ро­да, име­нем Афа­на­сий. Уви­дел он доб­рую их жизнь и дол­го бе­се­до­вал с ни­ми. Они же мно­ги­ми ду­ше­по­лез­ны­ми сло­ва­ми уте­ши­ли его, мно­го ду­хов­ных слов ска­за­ли, и умяг­чи­ли ду­шев­ную его ни­ву, хо­тев­шую вос­при­нять се­мя Бо­же­ствен­ное. И вско­ре муж тот при­шел к ним и стал про­сить, чтобы они воз­ло­жи­ли на него Ан­гель­ский мо­на­ше­ский об­раз. И бла­жен­ный Бо­го­леп, ви­дя усер­дие и ве­ру му­жа то­го, немед­ля удо­сто­ил его при­ня­тия Ан­гель­ско­го об­ра­за и на­рек имя ему Ав­ра­амий. И по­ру­ча­ет его пре­по­доб­но­му Мар­ти­рию, чтобы тот на­учил его ино­че­ско­му жи­тию. Ибо ви­дел Бо­го­леп, что Мар­ти­рий в доб­ро­де­те­лях его са­мо­го пре­вос­хо­дит. И по­ве­лел им жить в дру­гой кел­лии, и по­ру­чил хра­не­ние клю­чей от церк­ви Бо­жи­ей Ав­ра­амию, Мар­ти­рия же осво­бо­дил от этой служ­бы, чтобы он Ав­ра­амия на­став­лял в бла­гом по­дви­ге. Мар­ти­рий же очень ста­рал­ся по­мо­гать но­во­по­стри­жен­но­му бра­ту и все ис­пы­та­ния ино­че­ской жиз­ни сам по­ка­зал ему на де­ле, как он это­му на­учил­ся у пре­по­доб­но­го Бо­го­ле­па. Ав­ра­амий же по­сто­ян­но ста­рал­ся это пе­ре­нять и вско­ре хо­ро­шо усво­ил строй ино­че­ской жиз­ни. Од­на­жды за­бо­лел Ав­ра­амий тя­же­лым неду­гом, так что был уже при смер­ти, и во вре­мя бо­лез­ни сво­ей мно­же­ство обе­тов да­вал чу­до­твор­но­му об­ра­зу Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, что на Тих­вин­ке, так как слы­шал от мно­гих, что от этой ико­ны мно­же­ство чу­дес­ных ис­це­ле­ний стра­да­ю­щих раз­лич­ны­ми неду­га­ми бы­ва­ет и мерт­вым вос­кре­се­ние да­ру­ет­ся. И вско­ре по­сле обе­та сво­е­го ис­це­ле­ние по­лу­чив, Ав­ра­амий с усер­ди­ем в дол­гий путь от­прав­ля­ет­ся. Ко­гда же до­стиг он мно­го­чу­дес­но­го об­ра­за и по­ло­жен­ные мо­лит­вы и бла­го­дар­но­сти о сво­ем ис­це­ле­нии воз­дал, хо­тел он опять в свой мо­на­стырь воз­вра­тить­ся. А в то вре­мя по ве­ле­нию бла­го­че­сти­во­го ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя всея Ру­си Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча и бла­го­сло­ве­ни­ем свя­тей­ше­го Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, и по со­ве­ту все­го син­кли­та и свя­щен­но­го со­бо­ра при­шел из Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да прео­свя­щен­ный ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да и Пско­ва Пи­мен, и с ним мно­гих чест­ных мо­на­сты­рей ар­хи­манд­ри­ты, игу­ме­ны и ино­ков на­став­ни­ки; и по­ло­жил ар­хи­епи­скоп с этим свя­тым со­бра­ни­ем на­ча­ло то­му мо­на­сты­рю, пер­во­го игу­ме­на по­ста­вил, име­нем Ки­рил­ла, и мно­го ино­ков ему по­ру­чил, име­ю­щих опыт и зна­ю­щих по­ря­док мо­на­стыр­ской жиз­ни. И Ав­ра­амия к ним же при­чис­лил, дав ему служ­бу хра­не­ния цер­ков­ных клю­чей. И так Бо­жи­ей бла­го­да­тию и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы ми­ло­стью и бла­го­во­ле­ни­ем пре­слав­ный об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь был устро­ен на Тих­вин­ке в год 1560-й.

Это устро­е­ние ца­рем пре­чест­ной оби­те­ли Бо­го­ма­те­ри на Тих­вин­ке, слов­но некое чу­дес­ное ви­де­ние, бы­ло пре­по­доб­но­му Мар­ти­рию яв­ле­но так. Ко­гда уче­ник пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, преж­де упо­мя­ну­тый Ав­ра­амий, ушел на Тих­вин­ку, пре­по­доб­ный по­сле его ухо­да остал­ся в сво­ем мо­на­сты­ре и все служ­бы с бла­го­го­ве­ни­ем ис­пол­нял. Под­нял­ся он од­на­жды на­верх ко­ло­коль­ни для бла­го­ве­ста и, вне­зап­но за­дре­мав, уви­дел во сне ог­нен­ный столп, сто­я­щий в той сто­роне, где Тих­вин­ка. На вер­ху же то­го стол­па был об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­доб­ный Тих­вин­ской, раз­ме­ром об­раз этот был очень ве­лик и по­хож был на тот, что на Тих­вин­ке в со­бор­ной церк­ви сто­ит, слов­но он и явил­ся. Пре­по­доб­ный же не знал, как при­бли­зить­ся к нему и по­це­ло­вать его. И неким об­ра­зом чу­дес­но ви­дит­ся ему, буд­то по­до­шел он и с лю­бо­вью его по­це­ло­вал, а по­том при­ло­жил­ся к нему. Был же об­раз этот от стол­па то­го ог­нен­но­го по­лон теп­ло­ты и ни­чуть не по­вре­жда­ем, и еще пре­вы­со­кой бла­го­да­тью си­ял. Про­бу­дил­ся пре­по­доб­ный от сна и в ужа­се был от ви­де­ния это­го, кос­нул­ся ли­ца сво­е­го и ощу­тил, что оно то­же теп­ло­той на­пол­не­но. С это­го вре­ме­ни огонь же­ла­ния в серд­це пре­по­доб­но­го воз­го­рел­ся, чтобы ви­ден­ное во сне по­лу­чить на­яву – пре­чи­сто­му и чу­до­твор­но­му об­ра­зу Бо­го­ма­те­ри по­мо­лить­ся усерд­но и в но­вой устро­ен­ной оби­те­ли Ее, чу­дес­но ему яв­лен­ной, по­ра­бо­тать при­леж­но. И ку­да Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца от­ту­да на­ста­вит, ту­да и ид­ти и там пре­бы­вать.

Итак, пре­по­доб­ный с этим же­ла­ни­ем, на Гос­по­да Бо­га и на Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу на­деж­ду и упо­ва­ние воз­ло­жив, до­го­во­рил­ся с неким му­жем об от­ше­ствии в путь для ис­пол­не­ния усерд­но­го жи­тия и же­ла­ния. То­гда при­шел к пре­по­доб­но­му в кел­лию некий бла­жен­ный юро­ди­вый, име­нем Ми­ха­ил, и ска­зал ему: «Мар­ти­рий, иди один в пу­сты­ню». Пре­по­доб­ный, услы­шав это, ура­зу­мел, что по­велев­ший им так по­сту­пить был от Бо­га по­слан. И вот неуклон­но они в путь устре­ми­лись, тай­но от всех вы­шли из мо­на­сты­ря. Так, всю на­деж­ду об­ра­тив ко все­мо­гу­ще­му Бо­гу и его Пре­чи­стой Ма­те­ри, на­деж­ной По­мощ­ни­це, ото­шли они от оби­те­ли сво­ей на шесть­де­сят по­прищ и об­ре­ли ме­сто пу­стын­ное. И по­бли­зо­сти от неко­е­го вод­но­го по­то­ка вы­ко­па­ли они се­бе пе­ще­ру, на­ча­ли от всей ду­ши Бо­гу мо­лить­ся, да по­даст им ми­ло­серд­ный Гос­подь ми­лость свою и на­ста­вит на все бла­гое и спа­си­тель­ное. И по­ве­лел пре­по­доб­ный Мар­ти­рий му­жу то­му пой­ти в некое се­ле­ние за необ­хо­ди­мым. Тот же по ве­ле­нию бла­жен­но­го в се­ле­ние ушел и по­ве­дал од­но­му из кре­стьян о пре­по­доб­ном и его по­движ­ни­че­ской жиз­ни. А сам не воз­вра­тил­ся к Мар­ти­рию из-за труд­но­сти та­кой жиз­ни и тя­гот от­шель­ни­че­ства. Свя­той же в пу­стыне жил, до­бы­вая про­пи­та­ние ру­ко­де­ли­ем сво­им. Те же, кто знал его, са­ми при­но­си­ли ему необ­хо­ди­мое, и он при­не­сен­ное ими с бла­го­дар­но­стью при­ни­мал, непре­стан­но мо­лясь о них Бо­гу. Итак, жи­вя в пу­стыне, мно­го устра­ше­ний от бе­сов пре­по­доб­ный ис­пы­ты­вал, ибо при­хо­ди­ли они к нему и очень ста­ра­лись устра­шить его. Но непре­стан­но ис­хо­дя­щие из уст пре­по­доб­но­го мо­лит­вы к Бо­гу сде­ла­ли бе­сов без­дей­ствен­ны­ми.

Хри­сто­лю­бец некий, слов­но Бо­гом на­став­ля­е­мый, при­шел как-то на­ве­стить его и при­нес нуж­ное. Свя­той с бла­го­дар­но­стью при­нял это от него, хва­ля и сла­вя Гос­по­да Бо­га, да­ю­ще­го пи­щу ал­чу­щим. За­тем, на­зна­чен­ное свое пра­ви­ло и мо­леб­ные ка­но­ны про­чи­тав, по­ста­вил сто­лец. По­ло­жил пред со­бой при­не­сен­ное и, осуж­дая се­бя, ска­зал: «О ока­ян­ный и недо­стой­ный. Недо­сто­ин ты за ле­ность свою и хлеб есть и во­ду пить, не то что эти уго­ще­ния, из­да­ле­ка пра­во­слав­ны­ми при­не­сен­ные». И, еще боль­ше сле­за­ми об­ли­ва­ясь, го­во­рил: «Гос­подь неба и зем­ли, Царь пре­веч­ный, Ты ска­зал уче­ни­кам сво­им, что дух бодр, плоть же немощ­на (Мф.26:41). И эта бод­рость и немощь, пра­вед­ный Гос­подь, пра­вед­ны­ми Тво­и­ми ду­хов­но до­сти­га­ют­ся. Я же, ока­ян­ный и недо­стой­ный, непре­стан­но пло­ти уго­ждаю, все­гда су­ет­но­го же­лаю…». И с та­ким же­ла­ни­ем и мо­лит­вен­ны­ми сло­ва­ми пре­по­доб­ный ни­че­го дру­го­го не вку­сил, кро­ме хле­ба и во­ды, но и то уме­рен­но. Та­ко­во бы­ло пре­по­доб­но­го тер­пе­ние, та­ко­во воз­дер­жа­ние, та­ко­во уни­чи­же­ние пра­вед­ной ду­ши. И при­шло на ум пре­по­доб­но­му, что без поз­во­ле­ния и бла­го­сло­ве­ния от­ца сво­е­го ушел он в пу­стынь, угод­на ли Бо­гу его от­шель­ни­че­ская жизнь, без бла­го­сло­ве­ния на­ча­тая. Пре­по­доб­ный на­пи­сал по­сла­ние к от­цу сво­е­му бла­жен­но­му Бо­го­ле­пу, чтобы тот дал ему бла­го­сло­ве­ние на пре­бы­ва­ние в пу­стыне и жизнь в без­мол­вии. Бла­жен­ный же Бо­го­леп на­пи­сал ему так: «Иди, гос­по­дин, в об­ще­жи­тель­ство жить – и то­гда при­об­ре­тешь плод ве­ли­кий и не толь­ко се­бя од­но­го спа­сешь, но и мно­гие ду­ши к спа­се­нию при­ве­дешь». Итак, на­деж­ду свою на Бо­го­ро­ди­цу воз­ло­жив, от­пра­вил­ся он в го­род Смо­ленск; и там усерд­но устрем­ля­ет­ся к ее Чу­до­твор­но­му об­ра­зу, бла­го­го­ве­ет и по­кло­ня­ет­ся ему, и при­па­да­ет к ве­ли­ким чу­до­твор­цам пре­по­доб­ным Ав­ра­амию и Еф­ре­му. Ве­ли­кие же чу­до­твор­цы яв­ля­ют­ся ему в ви­де­нии и го­во­рят так: «Мар­ти­рий, сле­ду­ет те­бе жить в пу­сты­ни, где Гос­подь бла­го­во­лит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца на­ста­вит». По­сле это­го пре­по­доб­ный вспом­нил быв­шее ему чу­дес­ное яв­ле­ние ог­нен­но­го стол­па и ико­ны Бо­го­ма­те­ри, что на Тих­вин­ке.

А там, в той оби­те­ли, преж­де упо­мя­ну­тый уче­ник его Ав­ра­амий ми­ло­сти ра­ди Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы неот­ступ­но жил. И так под кро­вом Бо­го­ма­те­ри опять вме­сте со­еди­нив­шись, в од­ной кел­лии жить они ста­ли, сла­вя и бла­го­да­ря Гос­по­да Бо­га и Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу. И ста­ли ве­сти жизнь су­ро­вую, по­слу­ша­ние имея ко всем, не вы­со­ко­мудр­ствуя, но к сми­ре­нию се­бя при­во­дя, по­ми­ная Гос­по­да, сми­рив­ше­го Се­бя да­же до об­ра­за ра­ба и учив­ше­го, что тот, кто хо­чет быть ве­ли­ким, дол­жен быть по­слуш­ным каж­до­му. И по­это­му все пре­бы­вав­шие там сла­ви­ли их. Пре­по­доб­ный же Мар­ти­рий, не же­лая сла­вы от лю­дей, ска­зал сво­е­му уче­ни­ку: «Брат Ав­ра­амий, ес­ли Бог бла­го­во­лит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца по­мощь по­даст, опять хо­чу я на неко­то­рое вре­мя ис­пы­тать се­бя в от­шель­ни­че­ской жиз­ни. Хо­чу ид­ти в стра­ны По­мор­ские, чтобы лю­ди не зна­ли ме­ня». Ав­ра­амий же ска­зал: «Не хо­ди, отец, в стра­ны По­мор­ские, ни ку­да-ни­будь еще, но иди в пу­сты­ню, ко­то­рую Гос­подь Бог тво­их ра­ди мо­литв так мне по­ка­зал. Вы­шел я од­на­жды во вре­мя ве­чер­нее из со­бор­ной церк­ви от чу­до­твор­но­го об­ра­за Бо­го­ма­те­ри, и вдруг за­си­ял луч ве­ли­кий в небе­сах в за­пад­ной сто­роне, и уви­дел на небе­сах крест, звез­да­ми си­я­ю­щий … Ес­ли Бог бла­го­во­лит, мо­жет там сла­вить­ся пре­свя­тое имя Его, в Тро­и­це Свя­той про­слав­ля­е­мое во ве­ки ве­ков. Так­же и ино­кам под­ви­зать­ся там очень удоб­но и весь­ма спо­кой­но. Ме­сто же то, слов­но некий ост­ров, недо­ступ­но, во­круг, как мо­рем, окру­же­но бо­ло­та­ми». От этих слов пла­мя ве­ли­кое в серд­це пре­по­доб­но­го воз­го­ре­лось: как бы по­лу­чить то, о чем бы­ло ему по­ве­да­но. При­па­да­ет он к чу­до­твор­но­му об­ра­зу Бо­го­ма­те­ри, ми­ло­сти и по­мо­щи про­ся для осу­ществ­ле­ния сво­е­го же­ла­ния. А по­лу­чив бла­го­сло­ве­ние у на­сто­я­те­ля оби­те­ли, без про­мед­ле­ния от­пра­вил­ся в путь. Для бла­го­по­луч­но­го же об­ре­те­ния ме­ста и с Бо­жи­ей по­мо­щью там по­се­ле­ния взял он с со­бою две ико­ны, по­доб­ные по раз­ме­ру: од­ну – Все­свя­той и Еди­но­сущ­ной Нераз­де­ли­мой Тро­и­цы, дру­гую – Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии Тих­вин­ской. И при­шел Мар­ти­рий в некое се­ле­ние, на­зы­ва­е­мое Бу­бо­ри­ны, и спро­сил о без­люд­ном том ме­сте. Некий же хри­сто­лю­бец, име­нем Иосиф, все рас­ска­зал ему о том ме­сте. И пре­по­доб­ный тот­час умо­лил то­го Иоси­фа по­ка­зать ему то ме­сто. И немед­лен­но вдво­ем они в путь от­прав­ля­ют­ся, бо­лот­ные ме­ста для осу­ществ­ле­ния сво­е­го же­ла­ния про­хо­дят. По­том пре­по­доб­ный ска­зал это­му кре­стья­ни­ну: «Бог да спа­сет те­бя, хри­сто­лю­би­вый брат, за то, что при­вел ты ме­ня на это бла­гое и ти­хое ме­сто, кре­сто­вид­ным си­я­ни­ем преж­де ука­зан­ное свы­ше вер­ным…». И бла­жен­ный Мар­ти­рий всю на­деж­ду воз­ло­жил на един­ствен­но­го ду­ше­спа­си­те­ля Хри­ста. По сво­е­му же­ла­нию бла­го­че­сти­во по­се­лил­ся в той пу­сты­ни и с Бо­гом креп­ко на вра­гов опол­чил­ся. Ма­лую некую хи­жи­ну по­ста­вил он для пер­во­го по­дви­га и от­ды­ха. А по­том и ча­сов­ню, чтобы сла­вить и бла­го­да­рить Гос­по­да Бо­га и Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. И мно­го по­дви­гов и тру­дов пре­по­доб­ный тут со­вер­шал и без­молв­ную су­ро­вую жизнь в пу­сты­ни той вел, устра­ше­ния же бе­сов­ские и еже­час­ные по­но­ше­ния и коз­ни лу­ка­во­го сме­ло от­ра­жал Бо­же­ствен­ны­ми сло­ва­ми и непре­стан­ны­ми Гос­по­ду Бо­гу сла­во­сло­ви­я­ми. Ни­как не смог­ли сви­ре­пые зве­ри по­ко­ле­бать этот твер­дый ал­маз, пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия – из-за неумол­ка­ю­щих его мо­литв к Пре­свя­той Тро­и­це они все­гда бес­след­но от него ис­че­за­ли. Пра­во­слав­ный же и бо­го­лю­би­вый род ра­дост­но и с же­ла­ни­ем к пре­по­доб­но­му устрем­лял­ся, ни­че­го не стра­шась, труд­но­до­ступ­ную пу­стынь усерд­но до­сти­гая и ее про­слав­ляя, ибо пре­свет­лая бла­го­дать Пре­свя­той и Еди­но­сущ­ной Тро­и­цы в ней в ти­ши бо­лот неждан­но вос­си­я­ла.
Ра­ди бо­же­ствен­ной ду­ше­спа­си­тель­ной ра­до­сти и ду­ше­пи­та­тель­но­го укреп­ле­ния по­же­ла­ли пра­во­вер­ные из окрест­ных мест при­хо­дить к пре­по­доб­но­му, чтобы он удо­сто­ил их ино­че­ско­го чи­на и на­ста­вил на путь ра­зу­ма, то есть бла­гой жиз­ни в Бо­ге. Пре­по­доб­ный же твер­дой ве­рой и де­ла­ми пре­успе­вал в слу­же­нии все­мо­гу­ще­му Бо­гу, и при­шед­ших к нему уче­ни­ков сво­их с усер­ди­ем к это­му по­нуж­дал, и вос­сы­лал вме­сте с ни­ми пес­но­пе­ния и непре­стан­ные мо­лит­вы к Свя­той Тро­и­це. Для со­бор­но­го же пе­ния и все­нощ­но­го бде­ния храм Пре­свя­той Тро­и­цы воз­двиг, все по­до­ба­ю­щее бла­го­об­раз­но устро­ил. По­том по­ве­лел пре­по­доб­ный свя­тые ико­ны из ча­сов­ни пе­ре­но­сить в но­во­со­здан­ную цер­ковь. И взял пре­по­доб­ный чу­до­твор­ный об­раз Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. И по­дал в ру­ки од­но­му из ино­ков, име­нем Гу­рию. А сам взял об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, внес его в цер­ковь и на­чал в церк­ви при­го­тав­ли­вать ме­ста, чтобы по­ста­вить свя­тые ико­ны. Инок же Гу­рий вы­шел из церк­ви и, по­смот­рев вверх, уви­дел на небе­сах си­я­ю­щий крест, как на церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы. Инок тот уди­вил­ся пре­слав­но­му чу­ду и рас­ска­зал пре­по­доб­но­му об этом. Пре­по­доб­ный же воз­ра­до­вал­ся ра­до­стью ду­хов­ной и про­сла­вил Гос­по­да Бо­га за пре­слав­ное чу­до, и от­то­го боль­шое усер­дие возы­мел к устро­е­нию цер­ков­но­му. Все­ви­дя­щий же Бог, все­ми­ло­сти­вый и все­щед­рый, не остав­ля­ет ра­бов Сво­их, усерд­но в бла­гих де­лах под­ви­за­ю­щих­ся, ис­пол­ня­ет чу­дес­но то, во что они ве­рят и че­го же­ла­ют.

Мно­го слы­шав о пре­слав­ных чу­де­сах и бла­гих бо­го­угод­ных де­лах, в непро­хо­ди­мой этой бо­лот­ной пу­сты­ни див­но со­вер­ша­ю­щих­ся, обе­ща­ет некий го­су­да­рев муж из Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, име­нем Фе­дор Сыр­ков, что и он вско­ре еще од­но стро­е­ние в непро­хо­ди­мой пу­сты­ни при­ба­вит, что и свер­ши­лось. Ибо по­ста­ви­ли по его по­ве­ле­нию во сла­ву Бо­жию и Бо­го­ма­те­ри цер­ковь с тра­пез­ной де­ре­вян­ную во имя Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии, чест­но­го и слав­но­го Ее Бла­го­ве­ще­ния, для со­бор­но­го пред­сто­я­ния и усерд­но­го сла­во­сло­вия, чтобы го­ря­чие мо­лит­вы к Гос­по­ду Бо­гу в спо­кой­ствии все­ми вос­сы­ла­лись. Для бра­тии же и всех пра­во­вер­ных на­стал нена­ру­ша­е­мый по­кой, и об­ще­жи­тель­ная жизнь в Бо­ге бы­ла бла­го­устро­е­на.

Из-за та­ких за­бот и ве­ли­ких тру­дов пре­по­доб­ный Мар­ти­рий ма­ло имел по­коя и бра­тию в этом укреп­лял. Бра­тия же этой пу­стын­ной оби­те­ли, ви­дя та­кую его жизнь и стрем­ле­ние к Бо­гу и за­бо­ту о всех, мо­ли­ли его, чтобы он был их пас­ты­рем и при­нял чин игу­ме­на. Пре­по­доб­ный же, толь­ко лишь усту­пая их моль­бам, по­шел в Ве­ли­кий Нов­го­род и там ар­хи­ере­ем был ру­ко­по­ло­жен в чин пре­сви­те­ра. И при­нял жезл пас­ты­ря. И об­рат­но при­хо­дит пре­по­доб­ный в пу­стынь, где преж­де по­ло­жил ос­но­ва­ние по­движ­ни­че­ской жиз­ни и со­вер­шен­но­го без­мол­вия. Бра­тия же и все ока­зав­ши­е­ся тут пра­во­вер­ные встре­ти­ли его с че­стью и при­ня­ли с лю­бо­вью, как от­ца и учи­те­ля, во всем по­ви­ну­ясь ему, как Хри­сту. Он же стал па­сти Хри­сто­во ста­до сло­вес­ных овец как ис­тин­ный пас­тырь, по­сле­дуя во всем ис­тин­но­му Пас­ты­рю Хри­сту, Спа­си­те­лю на­ше­му.

Неко­ей же ра­ди нуж­ды при­шлось пре­по­доб­но­му игу­ме­ну Мар­ти­рию пой­ти в цар­ству­ю­щий град Моск­ву, в цар­ство­ва­ние бла­го­че­сти­во­го ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя всея Ру­си Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, в год 1595-й. До­стиг он го­ро­да Тве­ри, в ко­то­ром жил быв­ший царь Ка­зан­ский Си­ме­он Бек­бу­ла­то­вич. А в то вре­мя слу­чи­лось сы­ну ца­ря Си­мео­на, ца­ре­ви­чу Иоан­ну, тяж­кой бо­лез­нью стра­дать. И пре­бы­вал царь в скор­би, и при­звал он свя­щен­ни­ков, чтобы те умо­ли­ли Бо­га быть к нему ми­ло­сти­вым. Ко­гда же свя­щен­ни­ки по­мо­ли­лись и ни­че­го не до­стиг­ли, воз­ве­сти­ли ца­рю о пре­по­доб­ном Мар­ти­рии и его бо­го­угод­ной жиз­ни. Тот­час же по­слал царь к пре­по­доб­но­му, умо­ляя прий­ти. Пре­по­доб­ный же, по­ви­ну­ясь цар­ско­му про­ше­нию, немед­лен­но по­шел к ца­рю. Царь сам вы­шел ему на­встре­чу и при­нял от него бла­го­сло­ве­ние, и в то са­мое вре­мя сын его, ца­ре­вич Иоанн, умер. Царь ис­пол­нил­ся ве­ли­кой пе­ча­ли. Пре­по­доб­ный же уте­шал его, го­во­ря: «Не скор­би, царь, но на­деж­ду воз­ло­жи на все­щед­ро­го и все­силь­но­го Бо­га, во Свя­той Тро­и­це веч­но сла­ви­мо­го, и Его Пре­свя­тую Ма­терь, Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу. Ибо си­лен Бог все со­тво­рить, и его все­мо­гу­щая Мать нас, недо­стой­ных, бла­го­во­лит по­слу­шать, ес­ли мы с ве­рою по­мо­лим­ся». Был у пре­по­доб­но­го с со­бою об­раз Жи­во­на­чаль­ной тро­и­цы и дру­гой об­раз, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, по­доб­ный Тих­вин­ской. По­мо­лил­ся пре­по­доб­ный, по­ло­жил их на грудь умер­ше­му, а сам со­тво­рил мо­леб­ное пе­ние и освя­тил во­ду. И вдруг чу­до пре­слав­ное и ра­до­стью на­пол­ня­ю­щее свер­ши­лось: вне­зап­но ца­ре­вич, как от сна про­бу­див­шись, встал. Царь, ви­дя та­кое ми­ло­сер­дие все­силь­но­го Бо­га и неиз­ре­чен­ную ми­лость Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы – от­ро­ка сво­е­го, ца­ре­ви­ча Иоан­на, быст­рое от смер­ти к жиз­ни воз­вра­ще­ние, ра­до­стью ве­ли­кой ис­пол­нил­ся и с боль­шим усер­ди­ем вос­сы­лал бла­го­дар­ность Гос­по­ду Бо­гу и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Пре­по­доб­но­го же, как во­ждя к Бо­гу и успеш­но­го хо­да­тая, про­слав­лял и с ве­ли­кой лю­бо­вью по­чи­тал, и усерд­но умо­лял, чтобы он взял у него се­реб­ра до­ста­точ­но для со­зда­ния ка­мен­но­го хра­ма во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии у се­бя в оби­те­ли. Пре­по­доб­ный от­ка­зы­вал­ся от это­го, по­то­му что уже был стар, и, с тру­дом упро­шен­ный ца­рем, при­нял от него немно­гое. Итак, пре­по­доб­ный со­здал в сво­ей бо­лот­ной пу­сты­ни цер­ковь ка­мен­ну во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го ее об­ра­за Оди­гит­рии Тих­вин­ской. И при­стро­ил к ней храм во имя свя­то­го Иоан­на Зла­то­уста, ибо Бог во всех бла­гих де­лах по­мо­гал ему и устро­е­нию церк­вей чу­дес­но спо­соб­ство­вал. И с то­го вре­ме­ни царь Си­ме­он ве­ли­кую ве­ру при­об­рел к Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­це и к Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и мно­гое по­да­вал от име­ния сво­е­го на устро­е­ние свя­то­го то­го ме­ста, а пре­по­доб­но­го игу­ме­на Мар­ти­рия очень по­чи­тал, ибо знал его все­му бла­го­му при­вер­жен­но­го, в тру­дах не ле­ни­во­го, ду­хом го­ря­ще­го, Бо­гу слу­жа­ще­го. Пре­по­доб­ный же по­да­ва­е­мое им, как от ру­ки Ан­ге­ла, с бла­го­дар­но­стью при­ни­мал и все хо­ро­шо устра­и­вал, как бла­го­дать Ду­ха на­став­ля­ла его.

В по­след­ние же го­ды сво­ей жиз­ни воз­лю­бил пре­по­доб­ный со­вер­шен­ное без­мол­вие и воз­же­лал выс­ше­го, по­сту и мо­лит­ве и нощ­но­му сто­я­нию в чест­ных сво­их се­ди­нах еще бо­лее пре­дал­ся. Так хо­ро­шо и бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет и до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти. То­гда пре­по­доб­ный пре­див­но к непре­стан­но­му лю­бо­муд­рию об­ра­ща­ет­ся и его объ­ем­лет, и с лю­бо­вью ло­бы­за­ет. Ис­ко­пал он се­бе ров глу­бо­кий и гроб там сво­и­ми ру­ка­ми устро­ил, и вхо­дил в ров, ко­гда хо­тел, и лю­бил си­деть при гро­бе, с уми­ле­ни­ем пла­ча, – и год и шесть ме­ся­цев так про­вел, пре­зи­рая и про­го­няя от се­бя жизнь сию вре­мен­ную, быст­ро ис­че­за­ю­щую. Так бла­жен­ный го­то­вил се­бя к смер­ти каж­дый день, воз­вы­шая ум к луч­ше­му, от тлен­но­го к нетлен­но­му, от вре­мен­но­го к бес­ко­неч­но­му.

Ко­гда же пре­по­доб­ный игу­мен Мар­ти­рий по­нял, что пре­став­ля­ет­ся от зем­ной жиз­ни, при­звал он бра­тию и ска­зал со сле­за­ми: «Вот, от­цы и бра­тия, по бла­го­да­ти Бо­жи­ей от­хо­дя от све­та се­го, пре­даю вас в ру­ки Гос­под­ни и ду­хов­но мо­лю: имей­те на­деж­ду во всем на Пре­свя­тую и Жи­во­на­чаль­ную Тро­и­цу, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, и все упо­ва­ние воз­ло­жи­те на Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу, как и я, недо­стой­ный, на Нее неиз­мен­но на­де­ял­ся. Она бу­дет и о вас пе­ред Пре­свя­той Тро­и­цей Пред­ста­тель­ни­цей и во всем По­мощ­ни­цей. Я Ее мо­лит­ва­ми и хо­да­тай­ством, че­го же­лал от Гос­по­да, то и по­лу­чил. Так же и вы, ко­гда мо­ли­тесь Ей о чем-ни­будь, ве­руй­те, что мо­лит­ва­ми Ее по­лу­чи­те, – и бу­дет вам. Она во всех бла­гих де­лах всем вер­ным По­мощ­ни­ца, Она Все­выш­не­го Бо­га Мать. Пре­бла­го­сло­вен­ная Ца­ри­ца небес и зем­ли, не зем­но­го, но Небес­но­го Ца­ря, Сы­на Сво­е­го и Бо­га всех, о всех нас Она умо­ля­ет, на­ка­за­ние на ми­лость хо­да­тай­ством Сво­им пе­ре­ме­ня­ет, вме­сто смер­ти жизнь да­ру­ет, ис­тин­но Бо­гу слу­жа­щим спа­се­ние до­став­ля­ет и веч­но су­щее бла­гое все­гда по­да­ет. И, зная о та­ких ми­ло­серд­ных бла­го­де­я­ни­ях Небес­но­го Ца­ря и Вла­ды­чи­цы, пре­бы­вай­те, бра­тия, по­сто­ян­но в свя­той оби­те­ли этой и тру­до­лю­би­во под­ви­зай­тесь. За бла­го­че­сти­во­го же го­су­да­ря ца­ря и его бла­го­че­сти­вую ца­ри­цу, и их бла­го­род­ных де­тей, и за хри­сто­лю­би­вое во­ин­ство, и за всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан все­гда Бо­га мо­ли­те, да по­даст им Все­ми­ло­сти­вый все бла­гое и спа­си­тель­ное. Ко всем при­хо­дя­щим в эту оби­тель будь­те доб­ры и щед­ры, сми­рен­ны и ми­ло­сти­вы, по­сто­ян­но пом­ня спа­си­тель­ный го­лос Хри­ста, го­во­ря­щий так: Будь­те ми­ло­серд­ны, как и Отец ваш Небес­ный ми­ло­серд (Лк.6:36). К то­му же не за­бы­вай­те и слов свя­то­го ве­ли­ко­го Иоан­на Пред­те­чи, ска­зан­ных стар­цу: «Эта пе­ще­ра луч­ше Си­най­ской го­ры, ес­ли с ве­рою жи­вешь в ней». Так и вы, бра­тия, с ве­рою жи­ви­те в оби­те­ли этой, тру­ди­тесь сво­и­ми ру­ка­ми и от сво­их тру­дов пи­тай­тесь, и нуж­да­ю­щим­ся по­да­вай­те. Са­ми же, ко­гда от дру­гих по­да­я­ние при­ме­те – или ми­ло­сты­ню от бла­го­че­сти­во­го ца­ря или ино­го ко­го, или на све­чи и фими­ам, или на иную ка­кую-ни­будь на­доб­ность мо­на­сты­рю, – то с бла­го­дар­но­стью при­ни­май­те, как из дес­ни­цы Бо­га Све­то­дав­ца. Он, Все­ве­ду­щий, все бла­гое со­зи­да­ет. Я же ныне по ми­ло­сти Его со всем вре­мен­ным раз­лу­ча­юсь, а вам, о, от­цы и бра­тия, на­по­сле­док еще обе­щаю: хоть ныне те­лом и от­хо­жу от вас, но ду­хом все­гда пре­бу­ду с ва­ми. Те­перь, вме­сто ме­ня, недо­стой­но­го, из­бе­ри­те се­бе пас­ты­ря, но не хищ­ни­ка. Не на­ем­ни­ка, а пас­ты­ря ис­тин­но­го, путь пу­стын­ный ис­тин­но зна­ю­ще­го, ко­то­рый не даст за­блу­див­шим­ся ов­цам уто­пать в сло­вес­ных бо­ло­тах и в непро­хо­ди­мых де­брях по­ги­бать, но вер­ным пу­тем к веч­ным выш­ним оби­те­лям спо­кой­но их на­пра­вит. Сле­ду­ет вам и вот что ура­зу­меть: ес­ли ока­жет­ся ми­лость Гос­под­ня на мне, недо­стой­ном, то­гда все бла­гое и спа­си­тель­ное в этой бо­лот­ной уеди­нен­ной оби­те­ли, слов­но в зна­ме­ни­той и слав­ной, пре­див­но умно­жит­ся. А ко­гда кто-то из вас в этой оби­те­ли от жиз­ни сей отой­дет, я ста­ну Гос­по­да Бо­га усерд­но с лю­бо­вью о нем мо­лить, о спа­се­нии и упо­ко­е­нии ду­ши его».

Бра­тья же и все тут быв­шие, услы­шав все это, с пла­чем вос­клик­ну­ли: «О, свя­той наш отец, пас­тырь и на­став­ник пре­бла­гой! Хо­те­ли бы мы се­го­дня не остать­ся без те­бя, и все го­то­вы по­гре­бен­ны­ми быть с то­бою, но это не в на­шей во­ле. Об од­ном ныне те­бя усерд­но мо­лим: не за­бы­вай и по­сле сво­е­го к Бо­гу от­ше­ствия с лю­бо­вью по­се­щать пу­стын­ную оби­тель свою. Чтобы эта бо­лот­ная пу­стынь бла­ги­ми и бо­го­угод­ны­ми де­ла­ми воз­рас­тать не пе­ре­ста­ва­ла. Так­же и нас, недо­стой­ных чад тво­их, и всех пра­во­вер­ных не остав­ляй си­ро­та­ми, но все­гда на­прав­ляй на стрем­ле­ния к выс­ше­му, по­беж­дая коз­ни рас­тле­ва­ю­ще­го ду­ши вра­га». Бла­жен­ный же, бла­го­да­ря их, ска­зал: «Бла­го­сло­вен Гос­подь Бог Из­ра­илев, что по­се­тил на­род Свой и со­тво­рил из­бав­ле­ние ему» (Лк.1:68).

За­тем пре­по­доб­ный, по­учив их до­ста­точ­но, при­ча­стил­ся Свя­тых Пре­чи­стых Хри­сто­вых Та­ин. По­том в ду­хов­ной ра­до­сти по­дал бра­тии по­след­нее бла­го­сло­ве­ние и с лю­бо­вью из­рек мир всем пра­во­вер­ным, и пре­дал свя­тую свою ду­шу в ру­ки Бо­га всех в год 1603-й ме­ся­ца мар­та в 1-й день. Бра­тия же, с че­стью убрав чест­но и мно­го по­тру­див­ше­е­ся те­ло от­ца сво­е­го и учи­те­ля, по­чти­ли его пес­ня­ми над­гроб­ны­ми и по­греб­ли его близ церк­ви Бо­го­ма­те­ри, ко­то­рую пре­по­доб­ный сам со­здал по ве­ле­нию и ве­ре быв­ше­го ца­ря Си­мео­на, во сла­ву Еди­но­сущ­ной и Нераз­де­ли­мой Тро­и­цы, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.

Иное жизнеописание преподобного Мартирия Зеленецкого

Пре­по­доб­ный Мар­ти­рий Зе­ле­нец­кий, в ми­ру Ми­на, про­ис­хо­дил из го­ро­да Ве­ли­кие Лу­ки. Ро­ди­те­ли его, Кос­ма и Сте­фа­ни­да, умер­ли, ко­гда ему не бы­ло еще де­ся­ти лет. Вос­пи­ты­вал его ду­хов­ный отец, свя­щен­ник го­род­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма, и маль­чик все бо­лее и бо­лее при­леп­лял­ся ду­шой к Бо­гу.

Ов­до­вев, его на­став­ник при­нял ино­че­ство с име­нем Бо­го­леп в Ве­ли­ко­лук­ском Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мо­на­сты­ре. Ми­на ча­сто по­се­щал его в оби­те­ли, а за­тем и сам при­нял там по­стриг с име­нем Мар­ти­рий. Семь лет неослаб­но тру­ди­лись Гос­по­ду учи­тель и уче­ник в од­ной кел­лии, со­рев­нуя друг дру­гу в по­дви­гах тру­да и мо­лит­вы. Инок Мар­ти­рий нес по­слу­ша­ния ке­ла­ря, каз­на­чея и по­но­ма­ря.

В это вре­мя Ма­терь Бо­жия впер­вые про­яви­ла Свое осо­бое по­пе­че­ние о пре­по­доб­ном Мар­ти­рий. В пол­день он за­дре­мал на ко­ло­кольне и уви­дел на ог­нен­ном стол­пе об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии. Инок с тре­пе­том при­ло­жил­ся к нему, го­ря­че­му от стол­па ог­нен­но­го, и проснув­шись, еще ощу­щал этот жар на сво­ем че­ле.

По ду­хов­но­му со­ве­ту пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия тя­же­ло боль­ной инок Ав­ра­мий хо­дил на по­кло­не­ние чу­до­твор­ной Тих­вин­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри и по­лу­чил ис­це­ле­ние. Пре­по­доб­ный про­ник­ся го­ря­чей ве­рой в за­ступ­ле­ние Бо­го­ма­те­ри. Он стал мо­лить Ца­ри­цу Небес­ную, чтобы Она ука­за­ла, ку­да ему укрыть­ся для про­хож­де­ния по­дви­га со­вер­шен­но­го без­мол­вия, к ко­то­ро­му стре­ми­лась его ду­ша. Пре­по­доб­ный тай­но уда­лил­ся в пу­стын­ное ме­сто за 60 верст от Ве­ли­ких Лук. Как пи­шет сам пре­по­доб­ный в сво­их за­пис­ках, "в той пу­сты­ни при­нял я ве­ли­кие стра­хо­ва­ния от бе­сов, но я мо­лил­ся Бо­гу, и бе­сы бы­ли по­срам­ле­ны". В пись­ме к стар­цу Бо­го­ле­пу пре­по­доб­ный про­сил бла­го­сло­ве­ния на пу­стын­но­жи­тель­ство, но ду­хов­ник по­со­ве­то­вал Мар­ти­рию вер­нуть­ся в об­ще­жи­тие, где он был по­ле­зен бра­тии. Не дер­зая ослу­шать­ся и не зная, как по­сту­пить, свя­той Мар­ти­рий от­пра­вил­ся в Смо­ленск на по­кло­не­ние чу­до­твор­ной иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии и чу­до­твор­цу Ав­ра­амию (па­мять 21 ав­гу­ста). В Смо­лен­ске свя­то­му яви­лись в сон­ном ви­де­нии пре­по­доб­ные Ав­ра­амий и Еф­рем и успо­ко­и­ли его воз­ве­ще­ни­ем, что ему Гос­по­дом на­зна­че­но жить в пу­стыне, "где Бог бла­го­сло­вит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца на­ста­вит".

То­гда пре­по­доб­ный на­пра­вил­ся к Тих­вин­ской оби­те­ли, упо­вая, что там Ма­терь Бо­жия раз­ре­шит окон­ча­тель­но его недо­уме­ния. И дей­стви­тель­но, инок Ав­ра­мий, ко­то­рый в бла­го­дар­ность Ма­те­ри Бо­жи­ей за ис­це­ле­ние на­все­гда остал­ся в той оби­те­ли, по­ве­дал ему о со­кро­вен­ной пу­сты­ни, над ко­то­рой ему бы­ло ви­де­ние си­я­ю­ще­го Кре­ста Гос­под­ня. По­лу­чив на этот раз бла­го­сло­ве­ние стар­ца, пре­по­доб­ный Мар­ти­рий взял с со­бой две ма­лые, оди­на­ко­вой ме­ры ико­ны – Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Тих­вин­ской – и от­пра­вил­ся в пу­стынь, име­но­вав­шу­ю­ся Зе­ле­ной, ибо она воз­вы­ша­лась кра­си­вым зе­ле­ным ост­ро­вом сре­ди ле­си­стой то­пи.

Же­сто­ко, мно­го­бо­лез­нен­но бы­ло жи­тие пре­по­доб­но­го в этой пу­сты­ни, но ни хо­лод, ни ли­ше­ния, ни ди­кие зве­ри, ни коз­ни вра­га не смог­ли по­ко­ле­бать его ре­ши­мо­сти пре­тер­петь ис­пы­та­ния до кон­ца. Он по­ста­вил ча­со­вен­ку в про­слав­ле­ние и бла­го­да­ре­ние Гос­по­да и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­рой вновь удо­сто­ил­ся уви­деть во сне об­раз Бо­го­ма­те­ри, на этот раз – плы­ву­щий по мо­рю. Спра­ва от ико­ны явил­ся Ар­хан­гел Гав­ри­ил и при­гла­сил ино­ка при­ло­жить­ся к об­ра­зу. По­сле ко­ле­ба­ний пре­по­доб­ный Мар­ти­рий всту­пил в во­ду, но об­раз стал по­гру­жать­ся в мо­ре. То­гда пре­по­доб­ный взмо­лил­ся, и его тот­час вол­на пе­ре­нес­ла с об­ра­зом на бе­рег.

Пу­сты­ня освя­ти­лась жиз­нью от­шель­ни­ка, и в нее ста­ли при­хо­дить мно­гие, не толь­ко, чтобы на­зи­дать­ся сло­вом и при­ме­ром пре­по­доб­но­го, но и для во­дво­ре­ния вме­сте с ним. Умно­жив­ше­е­ся брат­ство уче­ни­ков по­бу­ди­ло пре­по­доб­но­го по­стро­ить цер­ковь во Имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, ку­да он по­ста­вил и свои мо­лен­ные ико­ны. Во сви­де­тель­ство бла­го­да­ти Бо­жи­ей, по­чив­шей на оби­те­ли пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, инок Гу­рий спо­до­бил­ся ви­деть над цер­ков­ным кре­стом си­яв­ший на небе Крест.

Так бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло Тро­иц­ко­му Зе­ле­нец­ко­му мо­на­сты­ря – Зе­ле­ной Мар­ти­ри­е­вой пу­сты­ни. Гос­подь бла­го­слов­лял тру­ды пре­по­доб­но­го, и бла­го­дать Бо­жия ви­ди­мо вос­си­я­ла на нем са­мом. Да­ле­ко рас­про­стра­ни­лась сла­ва о его про­зор­ли­во­сти и да­ре ис­це­ле­ний. Мно­гие име­ни­тые нов­го­род­цы ста­ли по­сы­лать при­но­ше­ния в оби­тель. На сред­ства бла­го­че­сти­во­го бо­яри­на Фе­до­ра Сыр­ко­ва бы­ла по­стро­е­на теп­лая цер­ковь, освя­щен­ная в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в па­мять о той, пер­вой церк­ви в Ве­ли­ких Лу­ках, от­ку­да он маль­чи­ком на­чал свой путь к Бо­гу.

От Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­ный про­дол­жал по­лу­чать бла­го­дат­ные под­креп­ле­ния. Од­на­жды в тон­ком сне Ма­терь Бо­жия Са­ма яви­лась ему в кел­лии, на лав­ке, в боль­шом уг­лу, где сто­я­ли ико­ны. "Я гля­дел, не от­ры­ва­ясь, на Ее свя­той лик, на очи, ис­пол­нен­ные слез, го­то­вых кап­нуть на пре­чи­стое ли­цо Ее. Встал я ото сна и был в ужа­се. За­жег све­чу от лам­па­ды, чтобы по­смот­реть, не си­дит ли Пре­чи­стая Де­ва на ме­сте, где я ви­дел Ее во сне. По­до­шел я к об­ра­зу Оди­гит­рии и убе­дил­ся, что во­ис­ти­ну яви­лась мне Бо­го­ро­ди­ца в том об­ра­зе, как изо­бра­же­на Она на иконе мо­ей", – вспо­ми­нал пре­по­доб­ный.

Вско­ре по­сле это­го (око­ло 1570 го­да) пре­по­доб­ный Мар­ти­рий при­нял в Нов­го­ро­де от ар­хи­епи­ско­па (Алек­сандра или Лео­ни­да) свя­щен­ство. Из­вест­но, что в 1582 го­ду он был уже игу­ме­ном.

Поз­же Гос­подь да­ро­вал Зе­ле­ной пу­сты­ни еще бо­лее бо­га­то­го бла­го­тво­ри­те­ля. В 1595 го­ду в Тве­ри свя­той Мар­ти­рий ис­це­лил уми­ра­ю­ще­го сы­на быв­ше­го Ка­си­мов­ско­го ца­ря Си­мео­на Бек­була­го­ви­ча, по­мо­лив­шись пред сво­и­ми ико­на­ми Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и Тих­вин­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри и воз­ло­жив об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы на грудь боль­но­му. На по­жерт­во­ва­ния бла­го­дар­но­го Си­мео­на бы­ли по­стро­е­ны церк­ви в честь Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри и свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста – небес­но­го по­кро­ви­те­ля ис­це­лен­но­го ца­ре­ви­ча Иоан­на.

В 1595 го­ду царь Фе­о­дор Иоан­но­вич дал мо­на­сты­рю жа­ло­ван­ную гра­мо­ту, утвер­див ос­но­ван­ный пре­по­доб­ным мо­на­стырь.

До­стиг­нув глу­бо­кой ста­ро­сти и при­го­тов­ля­ясь к смер­ти, пре­по­доб­ный Мар­ти­рий ис­ко­пал се­бе мо­ги­лу, по­ста­вил в ней сво­и­ми ру­ка­ми сде­лан­ный гроб, и мно­го пла­кал там. По­чув­ство­вав близ­кое от­ше­ствие, пре­по­доб­ный со­звал бра­тию и умо­лял сво­их чад о Гос­по­де иметь непо­ко­ле­би­мую на­деж­ду на Пре­свя­тую Жи­во­на­чаль­ную Тро­и­цу и все­це­ло воз­ло­жить упо­ва­ние на Ма­терь Бо­жию, как и он все­гда упо­вал на Нее. При­об­щив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, он дал бра­тии бла­го­сло­ве­ние и со сло­ва­ми "Мир всем пра­во­слав­ным" в ду­хов­ном ве­се­лии по­чил о Гос­по­де 1 мар­та 1603 го­да.

Пре­по­доб­ный был по­гре­бен в ис­ко­пан­ной им са­мим мо­ги­ле близ церк­ви Бо­го­ма­те­ри, а за­тем его свя­тые мо­щи по­ко­и­лись под спу­дом в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, под под­валь­ным хра­мом в честь свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва. Быв­ший инок Зе­ле­нец­ко­го мо­на­сты­ря, мит­ро­по­лит Ка­зан­ский и Нов­го­род­ский Кор­ни­лий († 1698), со­ста­вил служ­бу и на­пи­сал жи­тие пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, ис­поль­зо­вав лич­ные за­пис­ки и за­ве­ща­ние пре­по­доб­но­го.