Канон святому преподобному Паисию Величковскому (первый канон)

Припе́в: Преподо́бне о́тче Паиси́е, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 28 ноября (15 ноября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Во́ду проше́д я́ко су́шу и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Избави́телю и Бо́гу на́шему пои́м.

Красу́йся и лику́й, Ру́сь свята́я, Бо́жие благоволе́ние воспомина́юще, в вода́х Днепро́вских на наро́ды на́ша излия́нное, ны́не же, к тысящеле́тней сла́ве боголю́бцев, Паи́сия приведе́ в по́двизе ве́ры преусе́рднаго.

Разверзо́шася небеса́ и благода́ть Иорда́нова излия́ся на на́с, егда́ благове́рный кня́зь Влади́мир приведе́ ко Христу́ пра́отцы на́ша, ны́не отверза́ются врата́ Це́ркве Небе́сныя, да вни́дет в ню́ Паи́сий боголюби́вый моли́тися за на́с ко Го́споду.

А́ще бы не святи́и боголю́бцы моли́твою пла́менною сраспина́лися за на́с: живи́и у́бо попра́ли бы́ша на́с, с ни́ми же ны́не Паи́сий уго́дник но́вый, преклоня́ет коле́на пред Го́сподем, утвержде́ния це́ркве святе́й хода́тайствует, да не подви́жится во ве́ки.

Богоро́дичен: Свята́я святы́х Богоро́дице Де́во, моли́ся приле́жно Сы́ну Твоему́ Христу́ Бо́гу на́шему, да и в гряду́щем тысящеле́тии бла́гости Своея́ утверди́т Ру́сь правосла́вную, до́м Тво́й святы́й, Твои́ми и Паи́сия прехва́льнаго моли́твами.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Ты́ еси́ утвержде́ние притека́ющих к Тебе́, Го́споди, Ты́ еси́ Све́т омраче́нных и пое́т Тя́ ду́х мо́й.

Уста́ на́ша отверзо́хом к тебе́, о́тче на́ш Паи́сие, смире́нно восхваля́ем по́двиги твоя́, да испро́сиши и на́м стяжа́ния Ду́ха Свята́го во е́же просвети́тися и утверди́тися све́том присносу́щным, его́же изоби́льно стяжа́л еси́, преподо́бне.

Ищя́ смире́ния Христо́ва, обре́л еси́ прему́дрость Уче́ния Его́, и си́це све́ту фаво́рскому приобщи́лся еси́, Паи́сие преподо́бне. Си́м же озари́ и на́с, па́мять твою́ пра́зднующих, да в ве́ре и любви́ ко Го́споду утверди́мся.

Сла́ва Тебе́, Бо́же на́ш, ра́досте на́ша свята́я, ты́сяща ле́т благоде́явшему наро́ду на́шему правосла́вному, на Тя́ упова́ющему. Ны́не же мо́лимтися, и впре́дь не забу́ди достоя́ния Твоего́, Паи́сия смиренному́дреннаго моли́твами.

Я́ко пчела́ люботру́дная, от стра́жи у́тренния до но́щи, в посте́ и моли́тве подвиза́лся еси́, Паи́сие Боголюби́ве, да сокро́вищем некра́домым, Све́том Ева́нгльския и́стины обогати́ши духо́вных ча́д свои́х, прилепи́тися любо́вию ко Го́споду жа́ждущих.

Богоро́дичен: Све́тло сия́ющая звезда́, Све́та Незаходи́маго Ма́ти, во мра́це грехо́внем блужда́ющим пу́ть спасе́ния озари́ла еси́, Богоро́дице, и мно́зех бо в пусты́нях непрохо́дных, пло́ть ду́ху покори́вших, ангелоподо́бных Бо́гу привела́ еси́: с ни́ми же и Паи́сия ди́внаго, Це́ркве Правосла́вныя украше́ние.

Седа́лен, гла́с 8.

Воды́ живы́я в вертогра́де Бо́жия Ма́тере, Ки́ево-Пече́рстей и Горы́ Афо́нския оби́телех испи́л еси́, си́це бо кла́дезь добротолю́бия яви́лся еси́, Паи́сие преподо́бне, и жа́ждущих пра́вды Бо́жия изря́дно напоя́я, любо́вию ко Го́споду воспламени́в и к ре́вности А́нгельскаго жития́ воздви́гл еси́, моли́ Христа́ Бо́га, грехо́в оставле́ние дарова́ти, чту́щим любо́вию па́мять твою́.

Сла́ва: Еди́ною в ле́то исхожда́л еси́ из ке́ллии твоея́, о́тче Паи́сие, обзира́л еси́ селе́ние ученико́в твои́х, е́здя, обзира́я и назна́менуя коего́ждо и́х ке́ллию со́лнцу заходя́щу, и со слеза́ми моли́лся еси́, вруча́я и́х Бо́гу и глаго́ля: Го́споди, огради́ сие́ ма́лое ста́до, и сохрани́ е́ от волко́в губя́щих е́.

Богоро́дичен: Я́ко Престо́л Царе́в и Свети́льник огне́м Божества́ сия́ющий ве́дуще Тя́, Де́во Чи́стая, и Две́рь, Е́юже Госпо́дь в ми́р вни́де и ве́сь ро́д челове́ческий обожи́, Его́же порфи́рою креще́ния облагода́тствовани бе́хом, да сы́нове све́та бу́дем. Те́мже Всепе́тая, венца́ тысящеле́тняго благоволе́ния Бо́жия, на́с сподо́бльшая, моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Ты́ вои́стинну по́стников похвала́ показа́лся еси́, кре́пость Правосла́вия и свети́ло вселе́нней незаходи́мое, де́вства и воздержа́ния ме́рило, Паи́сие преподо́бне, моли́ Христа́ Бо́га утверди́ти ми́р и братолю́бие в наро́дех на́ших.

А́нгельскаго жития́ ревни́тель вои́стинну яви́лся еси́, преподо́бне, ду́шу и те́ло от страсте́й очи́стив, смире́нием же и любо́вию себе́ украси́в, Ду́ха Свята́го жили́ще досто́йное яви́лся еси́, не премолчи́ и о на́с мольбу́ принести́ ко Го́споду.

Я́корь спасе́ния, наде́жду на Го́спода возложи́в, служе́ние игу́менское в оби́тели Ня́мецкой прия́в, попече́ние о Секу́льстей бра́тии не оста́вил еси́, преподо́бне Паи́сие, кро́тостию и нестяжа́нием си́х обогаща́я, ра́дуяся о Го́споде.

Богоро́дичен: Ру́це Твоя́ Ма́терния к Сы́ну Своему́ просте́рши, во глубине́ зо́л сластьми́ плотски́ми и похотьми́ жите́йскими погружа́емых, Твои́м милосе́рдием изведи́ на́с, Пречи́стая Де́во, да Тя́ непреста́нно велича́ем.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́тренююще вопие́м Ти́, Го́споди, спаси́ ны, Ты́ бо еси́ Бо́г на́ш, ра́зве Тебе́ ино́го не зна́ем.

Учи́теля и наста́вника, и отца́ чадолюби́ва возведе́ тя десни́ца Бо́жия в земле́ Молда́встей и Букови́нстей, всеблаже́нне Паи́сие, иде́же пустыннолю́бцы, за свято́е правосла́вие в зе́млях на́ших лати́няны и бусурма́ны гони́ми бы́ша, спаса́хуся, любо́вию твое́ю согрева́еми.

Сне́га беле́йшую порфи́ру чистоты́ и огня́ тепле́йшу любо́вь ко Го́споду и бли́жним свои́м стяжа́л еси́, богоблаже́нне, и я́ко пти́ца птенцо́в свои́х, и́ноков Руси́, Букови́ны, Унгровла́хии, Се́рбии и Болга́рии, теплото́ю Ду́ха Свята́го в свято́е бра́тство возгрева́л еси́, па́стырю преди́вный.

И́же све́тлую твою́ па́мять соверша́ющии, спаси́тельныя благода́ти си́лу испроси́, преподо́бне: слепы́м све́т душе́вный, глухи́м слы́шание богому́дренное, хромы́м хожде́ние целому́дренное, и все́м с ве́рою к тебе́ притека́ющым, вся́ я́же ко спасе́нию потре́бная да́руй.

Богоро́дичен: Вся́ ро́ды земли́ Росси́йския ублажа́ют Тя́, Засту́пнице усе́рдная ро́да Христиа́нскаго, николи́же бо оста́вила еси́ на́с, мно́гим испыта́нием пове́рженных бы́вших, еще́ и венце́м тысящеле́тняго покро́ва Твоего́ венча́вшая на́с.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Очи́сти мя́, Спа́се, мно́га бо беззако́ния моя́, и из глубины́ зо́л возведи́, молю́ся: к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя́, Бо́же спасе́ния моего́.

Полта́вския земли́ па́стыря до́браго пло́д Богоизбра́нный яви́лся еси́, Паи́сие достохва́льне, я́коже Предте́ча иногда́, и сего́ А́нгельскому житию́ поревнова́в, моли́твою со слеза́ми мно́гия к покая́нию приве́л еси́, и́миже Це́рковь Правосла́вная утеша́ется, чту́ще па́мять твою́ приле́жно.

Отве́рзи уста́ на́ша, Го́споди, и испо́лни я́ наи́тием Ду́ха Свята́го, да Твоего́ уго́дника достохва́льно высоту́ добротолю́бия воспое́м, ю́же в вене́ц тысящеле́тней сла́вы святы́х оте́ц на́ших, а́ки кри́н неувяда́емый впле́тши, Тя́ Го́спода Сла́вы просла́вим.

Да пи́щи небе́сныя прича́стник бу́деши, сластолю́бия теле́снаго отве́рглся еси́, преподо́бне, и николи́же пра́зден ви́ден бы́л еси́, в усте́х же моли́тву Иису́сову вы́ну творя́, си́це бо чистоту́ души́ и те́ла а́нгельски соблю́л еси́.

Богоро́дичен: Во́лнами жите́йскими обурева́еми и во страсте́х грехо́вных погружа́еми, под покро́в Тво́й пребега́ем, Ма́ти Бо́жия, потщи́ся помощи́ на́м, рабо́м Твои́м, и ко приста́нищу благооти́шному наста́ви, любо́вию Тя́ ублажа́ющих.

Конда́к к прославле́нию, гла́с 8:

Избра́нный и́ноческаго жития́ ревни́телю, я́ко пчела́ многотру́дная, писа́ньми оте́ческими ду́ши на́ша снабди́л еси́, коего́ждо наставля́я на пу́ть спасе́ния, сего́ ра́ди зове́м ти́: ра́дуйся, Паи́сие прему́дре, ста́рчества духо́внаго в стране́ на́шей возроди́телю.

Конда́к, гла́с 2.

Ио́сифа целому́дреннаго и Предте́чи пустыннолю́бнаго воздержа́нию поревнова́в, вся́ пре́лести ми́ра сего́ оста́вил еси́, преподо́бне, зми́я злоко́зненнаго копие́м терпе́ния низложи́в, го́ры и хо́лмы доброде́тельми твои́ми облагоуха́л еси́: ересе́й лука́вствия посрамля́я, учи́тель равноапо́стольный преизря́ден яви́лся еси́. Те́мже зове́м ти́: ра́дуйся, Паи́сие о́тче на́ш, Це́ркве Правосла́вныя свети́ло лучеза́рное.

И́кос:

Земна́го а́нгела и святы́м Це́ркве Небе́сныя сожи́теля, Паи́сия Боголюби́ваго соше́дшеся похва́лим, ве́рнии, его́же десни́ца Бо́жия воздви́же в наро́де на́шем, егда́ лати́няны в преде́лех десны́я страны́ Приднепро́вия злочести́вую у́нию насажда́ху: ве́си и гра́ды, лю́дие и оби́тели правосла́внии опустоша́ху, да воструби́т трубо́ю добротолю́бия в зе́млех Букови́нстей и Молда́встей, и собере́т разсе́янии пустыннолю́бцы наро́дов христиа́нских и си́це опло́т правосла́внаго бра́тства в оби́телех мно́гих учреди́т. Те́мже зове́м ему́: ра́дуйся, Паи́сие о́тче на́ш, Це́ркве Правосла́вныя свети́ло лучеза́рное.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: От иуде́и доше́дше о́троцы, в Вавило́не иногда́ ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Егда́ Христо́вым жела́нием уязви́ся се́рдце твое́, Сему́ невозвра́тным по́мыслом после́довал еси́, преподо́бне, сего́ ра́ди Ду́х Святы́й добротолю́бия списа́теля и пра́вила мона́шескаго жития́ начерта́ния вложи́ в уста́ твоя́. Те́мже, Уте́шителя Небе́снаго умоли́, да очи́стит ду́ши на́ша от вся́кия скве́рны.

Хода́тай всеусе́рднейший бу́ди о на́с ко Го́споду, Паи́сие преподо́бне, да не отврати́т Лица́ Своего́ от на́с, егда́ изнемога́ют ду́ши на́ша в го́рестех жите́йских, но десни́цею Свое́ю утверди́т сердца́ и хоте́ния на́ша к де́ланию за́поведей Его́.

Свы́ше на́с назира́я, всеблаже́нне, твои́ми моли́твами от вся́ких бе́д, скорбе́й и клеветы́ челове́ческия сохрани́, в добротолю́бии укрепи́ и пону́ди вни́ти, а́може ничто́же скве́рно вхо́дит в Ца́рствие Небе́сное, да прича́стницы Боже́ственныя Сла́вы бу́дем.

Все́х любо́вию чту́щих тя́, заступле́ния твоего́ не лиши́, уго́дниче Христо́в Паи́сие, но ели́ко мо́щно предста́тельствуй все́м и посо́бствуй в беда́х и напа́стех, да не постыди́мся пред и́щущими на́м зла́я, тя́ бо те́плаго предста́теля и засту́пника в неможе́нии и́мамы.

Богоро́дичен: Я́ко Ма́ти все́х живу́щих разуме́ем Тя́, Пречи́стая Богоро́дице, и Светоно́сную Две́рь, Е́юже про́йде Све́т И́стинный, Христо́с Бо́г на́ш, разори́вый Кресто́м Свои́м сме́рть, Его́же приле́жно моли́, Чи́стая, покая́ния две́рь отве́рзти на́м, вои́стинну Тя́ ублажа́ющим.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны, сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Ты́сяща ле́т, я́ко де́нь вчера́шний, во́ньже Святы́м Креще́нием облагода́тствовал еси́ ро́ды на́ша, всеще́дре Го́споди, ны́не же на́ша Свята́я Це́рковь всера́достно воздвиза́ет Ти́ моли́твенника но́ваго, Паи́сия достоблаже́ннаго, его́же моли́твами спаси́ от бе́д наро́ды на́ша.

Избра́ тя Госпо́дь во святы́х изря́дна и в по́стницех преподо́бна, Боголюби́ве Паи́сие, те́мже ны́не ду́х тво́й весели́тся со все́ми святы́ми в земли́ Росси́йстей просия́вшими в ра́дости Го́спода твоего́, Его́же моли́ дарова́ти Це́рквам единомы́слие ве́ры, да не ума́лится любо́вь Христо́ва во испове́дующих Пресвято́е И́мя Его́.

Ху́дость песносло́вия на́шего не отри́ни, Го́споди, но я́ко кади́ло благово́нное, приими́ пе́снь усте́н на́ших, и пода́ждь сердца́м на́шым вдохнове́ние и уму́ просвеще́ние, да досто́йно воспое́м уго́дника Твоего́ Паи́сия, моли́твенника приле́жна о наро́де на́шем.

Богоро́дичен: Спаси́ на́с моли́твами Твои́ми, Пресвята́я Де́во, Богоизбра́нная Отрокови́це, Созда́теля бо все́х была́ еси́ Боже́ственный Хра́м и Пала́та, в Не́йже всели́ся Вы́шний и обложи́ся пло́тию, да сози́ждет Це́рковь Святу́ю во спасе́ние на́ше и обоже́ние.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ужасе́ся о се́м Не́бо и земли́ удиви́шася концы́, я́ко Бо́г яви́ся челове́ком пло́тски, и Чре́во Твое́ бы́сть простра́ннейшее Небе́с. Те́м Тя́, Богоро́дицу, А́нгелов и челове́к чинонача́лия велича́ют.

Весели́тся о тебе́ оби́тель Ня́мецкая, храня́щая святи́и мо́щи твоя́, и Драгоми́рская и Секу́льская учи́теля своего́ тя почита́ют. Земля́ же Полта́вская и оби́тели Днепро́вския, я́коже и Гора́ Афо́нская по́двигом твои́м утеша́ются, иму́ще тя́ моли́твенника преди́вна, Паи́сие Богоблаже́нне.

Обнови́ся я́ко о́рля ю́ность твоя́, егда́ от земны́х к небе́сным возше́л еси́, преподо́бне, иде́же Христу́ Бо́гу предстои́ши, ра́дующеся. Того́ не преста́й моли́ти о ро́де на́шем и о благостоя́нии Це́ркве Святы́я, ублажа́ющей па́мять твою́ с любо́вию.

Изво́лиша мно́зи с тобо́ю жи́ти, блаже́нне, ми́ра сего́ препобеди́вше сла́дость и твоему́ началообра́зному поревнова́вше житию́. Да́руй у́бо и на́м к небе́сней сла́ве твое́й приобщи́тися, да наслади́мся с тобо́ю сия́нием Триипоста́снаго Божества́.

Богоро́дичен: Хва́лим Тя́, благослови́м Тя́, и покланя́емся Ти́, Засту́пнице ро́да христиа́нскаго, проро́ком сбытие́, апо́столом ра́дость, челове́ком утвержде́ние, святи́телем сла́во и преподо́бным похвало́. Бу́ди и на́м покро́в и засту́пница, да соверши́м хожде́ние на́ше пред Го́сподем непосты́дно.

Свети́лен:

Я́ко свети́льник све́та, ду́шу твою́ сия́ньми доброде́телей украси́в, нетле́нный вене́ц от Бо́га прия́л еси́, всеблаже́нне, и ны́не со А́нгелы престо́лу А́гнца Бо́жия предстоя́ще, моли́ся у́бо ко Го́споду, пода́ти на́м ве́лию ми́лость.

Богоро́дичен: Ма́терь Тя́ Бо́жию све́мы вси́ Де́ву вои́стинну, и по рождестве́ яви́вшуюся, любо́вию прибега́ющии к твое́й бла́гости: Тебе́ бо и́мамы гре́шнии предста́тельство, Тебе́ стяжа́хом в напа́стех спасе́ния еди́ну всенепоро́чную.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Во́дꙋ проше́дъ ꙗ҆́кѡ сꙋ́шꙋ и҆ є҆гѵ́петскагѡ ѕла̀ и҆збѣжа́въ, і҆и҃льтѧнинъ вопїѧ́ше: и҆збави́телю и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ пои́мъ.

Красꙋ́йсѧ и҆ ликꙋ́й, рꙋ́сь ст҃а́ѧ, бж҃їе бл҃говоле́нїе воспомина́юще, въ вода́хъ днѣпро́вскихъ на наро́ды на́шѧ и҆злїѧ́нное, ны́нѣ же, къ тысѧщелѣ́тнѣй сла́вѣ бг҃олю́бцєвъ, паѵ́сїа приведѐ въ по́двизѣ вѣ́ры преꙋсе́рднаго.

Разверзо́шасѧ нб҃са̀ и҆ бл҃года́ть і҆ѻрда́нова и҆злїѧ́сѧ на на́съ, є҆гда̀ бл҃говѣ́рный кнѧ́зь влади́мїръ приведѐ ко хрⷭ҇тꙋ̀ пра́ѻтцы на́шѧ, ны́нѣ ѿверза́ютсѧ врата̀ цр҃кве нбⷭ҇ныѧ, да вни́детъ въ ню̀ паѵ́сїй бг҃олюби́вый моли́тисѧ за на́съ ко гдⷭ҇ꙋ.

А҆́ще бы не ст҃і́и бг҃олю́бцы моли́твою пла́менною сраспина́лисѧ за на́съ: живі́и ᲂу҆́бѡ попра́ли бы́ша на́съ, съ ни́ми же ны́нѣ паѵ́сїй ᲂу҆го́дникъ но́вый, преклонѧ́етъ колѣ̑на пред̾ гдⷭ҇емъ: ᲂу҆твержде́нїѧ цр҃кве ст҃ѣ́й хода́тайствꙋетъ, да не подви́житсѧ во вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Ст҃а́ѧ ст҃ы́хъ бг҃оро́дице дв҃о, моли́сѧ прилѣ́жнѡ сн҃ꙋ твоемꙋ̀ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ на́шемꙋ, да и҆ въ грѧдꙋ́щемъ тысѧщелѣ́тїи бл҃гости своеѧ̀ ᲂу҆тверди́тъ рꙋ́сь правосла́внꙋю, до́мъ тво́й ст҃ы́й, твои́ми и҆ паѵ́сїа прехва́льнагѡ моли́твами.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Ты̀ є҆сѝ ᲂу҆твержде́нїе притека́ющихъ къ тебѣ̀, гдⷭ҇и, ты̀ є҆сѝ свѣ́тъ ѡ҆мраче́нныхъ и҆ пое́тъ тѧ̀ дꙋ́хъ мо́й.

Оу҆ста̀ на́шѧ ѿверзо́хомъ къ тебѣ̀, ѻ҆́тче на́шъ паѵ́сїе, смире́ннѡ восхвалѧ́емъ пѡ́двиги твоѧ̑, да и҆спроси́ши и҆ на́мъ стѧжа́нїѧ дх҃а ст҃а́гѡ во є҆́же просвѣти́тисѧ и҆ ᲂу҆тверди́тисѧ свѣ́томъ присносꙋ́щнымъ, є҆го́же и҆з̾ѻби́льнѡ стѧжа́лъ є҆сѝ, прпⷣбне.

И҆щѧ̀ смире́нїѧ хрⷭ҇то́ва, ѡ҆брѣ́лъ є҆сѝ премꙋ́дрость ᲂу҆че́нїѧ є҆гѡ̀, и҆ си́це свѣ́тꙋ ѳавѡ́рскомꙋ прїѡбщи́лсѧ є҆сѝ, паѵ́сїе прпⷣбне. си́мъ же ѡ҆зарѝ и҆ на́съ, па́мѧть твою̀ пра́зднꙋющихъ, да въ вѣ́рѣ и҆ любвѝ ко гдⷭ҇ꙋ ᲂу҆тверди́мсѧ.

Сла́ва тебѣ̀, бж҃е на́шъ, ра́досте на́ша ст҃а́ѧ, ты́сѧща лѣ́тъ благодѣ́ѧвшемꙋ наро́дꙋ на́шемꙋ правосла́вномꙋ, на тѧ̀ ᲂу҆пова́ющемꙋ. ны́нѣ же мо́лимтисѧ, и҆ впре́дь не забꙋ́ди достоѧ́нїѧ твоегѡ̀, паѵ́сїа смиренномꙋ́дреннагѡ моли́твами.

Ꙗ҆́кѡ пчела̀ люботрꙋ́днаѧ, ѿ стра́жи ᲂу҆́треннїѧ до но́щи, въ постѣ̀ и҆ моли́твѣ подвиза́лсѧ є҆сѝ, паѵ́сїе бг҃олюби́ве, да сокро́вищемъ некра́домымъ, свѣ́томъ є҆ѵⷢ҇льскїѧ и҆́стины ѡ҆богати́ши дꙋхо́вныхъ ча̑дъ свои́хъ, прилѣпи́тисѧ любо́вїю ко гдⷭ҇ꙋ жа́ждꙋщихъ.

Бг҃оро́диченъ: Свѣ́тло сїѧ́ющаѧ ѕвѣзда̀, свѣ́та незаходи́магѡ мт҃и, во мра́цѣ грѣхо́внѣмъ блꙋжда́ющымъ пꙋ́ть сп҃се́нїѧ ѡ҆зари́ла є҆сѝ, бг҃оро́дице, и҆ мно́зѣхъ бо въ пꙋсты́нѧхъ непрохо́дныхъ, пло́ть дх҃ꙋ покори́вшихъ, а҆гг҃лоподо́бныхъ бг҃ꙋ привела̀ є҆сѝ: съ ни́ми же и҆ паѵ́сїа ди́внаго, цр҃кве правосла́вныѧ ᲂу҆краше́нїе.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Воды̀ живы́ѧ въ вертогра́дѣ бж҃їѧ мт҃ре, кі́ево-пече́рстѣй и҆ горы̀ а҆ѳѡ́нскїѧ ѻ҆би́телехъ и҆спи́лъ є҆сѝ, си́це бо кла́дезь добротолю́бїѧ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, паѵ́сїе прпⷣбне, и҆ жа́ждꙋщихъ пра́вды бж҃їѧ и҆зрѧ́днѡ напоѧ́ѧ, любо́вїю ко гдⷭ҇ꙋ воспламени́въ и҆ къ ре́вности а҆́гг҃льскагѡ житїѧ̀ воздви́глъ є҆сѝ, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти, чтꙋ́щымъ любо́вїю па́мѧть твою̀.

Сла́ва: Є҆ди́ною въ лѣ́то и҆схожда́лъ є҆сѝ и҆зъ ке́ллїи твоеѧ̀, ѻ҆́тче паѵ́сїе, ѡ҆бзира́лъ є҆сѝ селе́нїе ᲂу҆ченикѡ́въ твои́хъ, ѣ҆́здѧ, ѡ҆бзира́ѧ и҆ назна́менꙋѧ коегѡ́ждо и҆́хъ ке́ллїю со́лнцꙋ заходѧ́щꙋ, и҆ со слеза́ми моли́лсѧ є҆сѝ, врꙋча́ѧ и҆̀хъ бг҃ꙋ и҆ глаго́лѧ: гдⷭ҇и, ѡ҆градѝ сїѐ ма́лое ста́до, и҆ сохранѝ є҆̀ ѿ волкѡ́въ гꙋбѧ́щихъ є҆̀.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ прⷭ҇то́лъ цр҃е́въ и҆ свѣти́льникъ ѻ҆гне́мъ бж҃ества̀ сїѧ́ющїй вѣ́дꙋще тѧ̀, дв҃о чⷭ҇таѧ, и҆ две́рь, є҆́юже гдⷭ҇ь въ мі́ръ вни́де и҆ ве́сь ро́дъ человѣ́ческїй ѡ҆божѝ, є҆го́же порфѵ́рою креще́нїѧ ѡ҆бл҃года́тствовани бѣ́хомъ, да сы́нове свѣ́та бꙋ́демъ. тѣ́мже всепѣ́таѧ, вѣнца̀ тысѧщелѣ́тнѧгѡ бл҃говоле́нїѧ бж҃їѧ, на́съ сподо́бльшаѧ, молѝ сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Оу҆слы́шахъ, гдⷭ҇и, смотре́нїѧ твоегѡ̀ та́инство, разꙋмѣ́хъ дѣла̀ твоѧ̑ и҆ просла́вихъ твоѐ бж҃ество̀.

Ты̀ вои́стиннꙋ по́стникѡвъ похвала̀ показа́лсѧ є҆сѝ, крѣ́пость правосла́вїѧ и҆ свѣти́ло вселе́ннѣй незаходи́мое, дѣ́вства и҆ воздержа́нїѧ мѣри́ло, паѵ́сїе прпⷣбне, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а ᲂу҆тверди́ти ми́ръ и҆ братолю́бїе въ наро́дѣхъ на́шихъ.

А҆́гг҃льскагѡ житїѧ̀ ревни́тель вои́стиннꙋ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, прпⷣбне, дꙋ́шꙋ и҆ тѣ́ло ѿ страсте́й ѡ҆чи́стивъ, смире́нїемъ же и҆ любо́вїю себѐ ᲂу҆краси́въ, дх҃а ст҃а́гѡ жили́ще досто́йное ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, не премолчѝ и҆ ѡ҆ на́съ мольбꙋ̀ принестѝ ко гдⷭ҇ꙋ.

Ꙗ҆́корь сп҃се́нїѧ, наде́ждꙋ на гдⷭ҇а возложи́въ, слꙋже́нїе и҆гꙋ́менское въ ѻ҆би́тели нѧ́мѣцкой прїѧ́въ, попече́нїе ѡ҆ сѣкꙋ́льстѣй бра́тїи не ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ, прпⷣбне паѵ́сїе, кро́тостїю и҆ нестѧжа́нїемъ си́хъ ѡ҆богаща́ѧ, ра́дꙋѧсь ѡ҆ гдⷭ҇ѣ.

Бг҃оро́диченъ: Рꙋ́цѣ твоѧ̑ ма́тєрнїѧ къ сн҃ꙋ своемꙋ̀ просте́рши, во глꙋбинѣ̀ ѕѡ́лъ сластьмѝ плотски́ми и҆ похотьмѝ жите́йскими погрꙋжа́емыхъ, твои́мъ милосе́рдїемъ и҆зведѝ на́съ, пречⷭ҇таѧ дв҃о, да тѧ̀ непреста́ннѡ велича́емъ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Оу҆́тренююще вопїе́мъ тѝ, гдⷭ҇и, сп҃си́ ны, ты́ бо є҆сѝ бг҃ъ на́шъ, ра́звѣ тебє̀ и҆но́гѡ не зна́емъ.

Оу҆чи́телѧ и҆ наста́вника, и҆ ѻ҆тца̀ чадолюби́ва возведе́ тѧ десни́ца бж҃їѧ въ землѣ̀ молда́встѣй и҆ бꙋкови́нстѣй, всебл҃же́нне паѵ́сїе, и҆дѣ́же пꙋстыннолю́бцы, за ст҃о́е правосла́вїе въ зе́млѧхъ на́шихъ лати̑нѧны и҆ бꙋсꙋрма̑ны гони́ми бы́ша, сп҃са́хꙋсѧ, любо́вїю твое́ю согрѣва́еми.

Снѣ́га бѣлѣ́йшꙋю порфѵ́рꙋ чистоты̀ и҆ ѻ҆гнѧ̀ теплѣ́йшꙋ любо́вь ко гдⷭ҇ꙋ и҆ бли̑жнимъ свои̑мъ стѧжа́лъ є҆сѝ, бг҃облаже́нне, и҆ ꙗ҆́кѡ пти́ца птенцѡ́въ свои́хъ, и҆́ноковъ рꙋсѝ, бꙋкови́ны, ᲂу҆нгровла́хїи, се́рбїи и҆ болга́рїи, теплото́ю дх҃а ст҃а́гѡ въ ст҃о́е бра́тство возгрѣва́лъ є҆сѝ, па́стырю преди́вный.

И҆́же свѣ́тлꙋю твою̀ па́мѧть соверша́ющїи, сп҃си́тельныѧ бл҃года́ти си́лꙋ и҆спросѝ, прпⷣбне: слѣпы̑мъ свѣ́тъ дꙋше́вный, глꙋхи̑мъ слы́шанїе бг҃омꙋ́дренное, хромы̑мъ хожде́нїе цѣломꙋ́дренное, и҆ всѣ̑мъ съ вѣ́рою къ тебѣ̀ притека́ющымъ, всѧ̑ ꙗ҆̀же ко сп҃се́нїю потрє́бнаѧ да́рꙋй.

Бг҃оро́диченъ: Всѧ̑ ро́ды землѝ рѡссі́йскїѧ ᲂу҆бл҃жа́ютъ тѧ̀, застꙋ́пнице ᲂу҆се́рднаѧ ро́да хрⷭ҇тїа́нскагѡ, николи́же бо ѡ҆ста́вила є҆сѝ на́съ, мнѡ́гимъ и҆спыта́нїѧмъ пове́рженныхъ бы́вшихъ, є҆щѐ и҆ вѣнце́мъ тысѧщелѣ́тнѧгѡ покро́ва твоегѡ̀ вѣнча́вшаѧ на́съ.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Ѡ҆чи́сти мѧ̀, сп҃се, мнѡ́га бо беззакѡ́нїѧ моѧ̑, и҆ и҆з̾ глꙋбины̀ ѕѡ́лъ возведѝ, молю́сѧ: къ тебѣ́ бо возопи́хъ, и҆ ᲂу҆слы́ши мѧ̀, бж҃е сп҃се́нїѧ моегѡ̀.

Полта́вскїѧ землѝ па́стырѧ до́брагѡ пло́дъ бг҃оизбра́нный ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, паѵ́сїе достохва́льне, ꙗ҆́коже прⷣте́ча и҆ногда̀, и҆ сегѡ̀ а҆́гг҃льскомꙋ житїю̀ поревнова́въ, моли́твою со слеза́ми мнѡ́гїѧ къ покаѧ́нїю приве́лъ є҆сѝ, и҆́миже цр҃ковь правосла́внаѧ ᲂу҆тѣша́етсѧ, чтꙋ́ще па́мѧть твою̀ прилѣ́жнѡ.

Ѿве́рзи ᲂу҆ста̀ на́шѧ, гдⷭ҇и, и҆ и҆спо́лни ѧ҆̀ наи́тїемъ дх҃а ст҃а́гѡ, да твоегѡ̀ ᲂу҆го́дника достохва́льнѡ высотꙋ̀ добротолю́бїѧ воспое́мъ, ю҆́же въ вѣне́цъ тысѧщелѣ́тнѣй сла́вы ст҃ы́хъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ, а҆́ки крі́нъ неꙋвѧда́емый впле́тши, тѧ̀ гдⷭ҇а сла́вы просла́вимъ.

Да пи́щи нбⷭ҇ныѧ прича́стникъ бꙋ́деши, сластолю́бїѧ тѣле́снагѡ ѿве́рглсѧ є҆сѝ, прпⷣбне, и҆ николи́же пра́зденъ ви́дѣнъ бы́лъ є҆сѝ, въ ᲂу҆стѣ́хъ же моли́твꙋ і҆и҃совꙋ вы́нꙋ творѧ̀, си́це бо чистотꙋ̀ дꙋшѝ и҆ тѣ́ла а҆́гг҃льски соблю́лъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Во́лнами жите́йскими ѡ҆бꙋрева́еми и҆ во страсте́хъ грѣхо́вныхъ погрꙋжа́еми, под̾ покро́въ тво́й пребѣга́емъ, мт҃и бж҃їѧ, потщи́сѧ помощѝ на́мъ, рабѡ́мъ твои̑мъ, и҆ ко приста́нищꙋ бл҃гоѡти́шномꙋ наста́ви, любо́вїю тѧ̀ ᲂу҆бл҃жа́ющихъ.

Конда́къ къ прославле́нїю, гла́съ и҃:

И҆збра́нный и҆́ноческагѡ житїѧ̀ ревни́телю, ꙗ҆́кѡ пчела̀ многотрꙋ́днаѧ, писа́ньми ѻ҆те́ческими дꙋ́шы на́шѧ снабди́лъ є҆сѝ, коего́ждо наставлѧ́ѧ на пꙋ́ть сп҃се́нїѧ, сегѡ̀ ра́ди зове́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, паѵ́сїе премꙋ́дре, ста́рчества дх҃о́внагѡ въ странѣ̀ на́шей возроди́телю.

Конда́къ, гла́съ в҃.

І҆ѡ́сифа цѣломꙋ́дреннагѡ и҆ прⷣте́чи пꙋстыннолю́бнагѡ воздержа́нїю поревнова́въ, всѧ̑ прє́лести мі́ра сегѡ̀ ѡ҆ста́вилъ є҆сѝ, прпⷣбне, ѕмі́ѧ ѕлоко́зненнаго копїе́мъ терпѣ́нїѧ низложи́въ, го́ры и҆ хо́лмы добродѣ́тельми твои́ми ѡ҆бл҃гоꙋха́лъ є҆сѝ: є҆ресе́й лꙋка̑вствїѧ посрамлѧ́ѧ, ᲂу҆чи́тель равноапⷭ҇тольный преизрѧ́денъ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ. тѣ́мже зове́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, паѵ́сїе ѻ҆́тче на́шъ, цр҃кве правосла́вныѧ свѣти́ло лꙋчеза́рное.

І҆́косъ:

Земна́го а҆́гг҃ла и҆ ст҃ы̑мъ цр҃кве нбⷭ҇ныѧ сожи́телѧ, паѵ́сїа бг҃олюби́ваго соше́дшесѧ похва́лимъ, вѣ́рнїи, є҆го́же десни́ца бж҃їѧ воздви́же въ наро́дѣ на́шемъ, є҆гда̀ лати́нѧны въ предѣ́лѣхъ десны́ѧ страны̀ приднѣпро́вїѧ ѕлочести́вꙋю ᲂу҆́нїю насажда́хꙋ: вє́си и҆ гра́ды, лю́дїе и҆ ѻ҆би̑тели правосла́внїи ѡ҆пꙋстоша́хꙋ, да вострꙋби́тъ трꙋбо́ю добротолю́бїѧ въ зе́млехъ бꙋкови́нстѣй и҆ молда́встѣй, и҆ собере́тъ разсѣ́ѧнїи пꙋстыннолю́бцы наро́дѡвъ хрⷭ҇тїа́нскихъ и҆ си́це ѻ҆пло́тъ правосла́внагѡ бра́тства въ ѻ҆би́телехъ мно́гихъ ᲂу҆чреди́тъ. тѣ́мже зове́мъ є҆мꙋ̀: ра́дꙋйсѧ, паѵ́сїе ѻ҆́тче на́шъ, цр҃кве правосла́вныѧ свѣти́ло лꙋчеза́рное.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Ѿ і҆ꙋде́и доше́дше ѻ҆́троцы, въ вавѷлѡ́нѣ и҆ногда̀ вѣ́рою трⷪ҇ческою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: ѻ҆тцє́въ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Є҆гда̀ хрⷭ҇то́вымъ жела́нїемъ ᲂу҆ѧзви́сѧ се́рдце твоѐ, семꙋ̀ невозвра́тнымъ по́мысломъ послѣ́довалъ є҆сѝ, прпⷣбне, сегѡ̀ ра́ди дх҃ъ ст҃ы́й добротолю́бїѧ списа́телѧ и҆ пра́вила мона́шескагѡ житїѧ̀ начерта̑нїѧ вложѝ въ ᲂу҆ста̀ твоѧ̑. тѣ́мже, ᲂу҆тѣ́шителѧ нбⷭ҇наго ᲂу҆молѝ, да ѡ҆чи́ститъ дꙋ́шы на́шѧ ѿ всѧ́кїѧ скве́рны.

Хода́тай всеꙋсе́рднѣйшїй бꙋ́ди ѡ҆ на́съ ко гдⷭ҇ꙋ, паѵ́сїе прпⷣбне, да не ѿврати́тъ лица̀ своегѡ̀ ѿ на́съ, є҆гда̀ и҆знемога́ютъ дꙋ́ши на́шѧ въ го́рѣстехъ жите́йскихъ, но десни́цею свое́ю ᲂу҆тверди́тъ сердца̀ и҆ хотѣ̑нїѧ на̑ша къ дѣ́ланїю за́повѣдей є҆гѡ̀.

Свы́ше на́съ назира́ѧ, всебл҃же́нне, твои́ми мл҃твами ѿ всѧ́кихъ бѣ́дъ, скорбе́й и҆ клеветы̀ человѣ́ческїѧ сохранѝ, въ добротолю́бїи ᲂу҆крѣпѝ и҆ понꙋ́ди вни́ти, а҆́може ничто́же скве́рно вхо́дитъ въ црⷭ҇твїе нбⷭ҇ное, да прича̑стницы бж҃е́ственныѧ сла́вы бꙋ́демъ.

Всѣ́хъ любо́вїю чтꙋ́щихъ тѧ̀, застꙋпле́нїѧ твоегѡ̀ не лишѝ, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ паѵ́сїе, но є҆ли́кѡ мо́щнѡ предста́тельствꙋй всѣ̑мъ и҆ посо́бствꙋй въ бѣда́хъ и҆ напа́стехъ, да не постыди́мсѧ пред̾ и҆́щꙋщими на́мъ ѕла̑ѧ, тѧ́ бо те́плаго предста́телѧ и҆ застꙋ́пника въ неможе́нїи и҆́мамы.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ мт҃и всѣ́хъ живꙋ́щихъ разꙋмѣ́емъ тѧ̀, пречⷭ҇таѧ бг҃оро́дице, и҆ свѣтоно́снꙋю две́рь, є҆́юже про́йде свѣ́тъ и҆́стинный, хрⷭ҇то́съ бг҃ъ на́шъ, разори́вый крⷭ҇то́мъ свои́мъ сме́рть, є҆го́же прилѣ́жнѡ молѝ, чⷭ҇таѧ, покаѧ́нїѧ две́рь ѿве́рзти на́мъ, вои́стиннꙋ тѧ̀ ᲂу҆бл҃жа́ющымъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Седмери́цею пе́щь халде́йскїй мꙋчи́тель бг҃очести̑вымъ неи́стовнѡ разжжѐ, си́лою же лꙋ́чшею сп҃сє́ны, сїѧ̑ ви́дѣвъ, творцꙋ̀ и҆ и҆зба́вителю вопїѧ́ше: ѻ҆́троцы, бл҃гослови́те, сщ҃е́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ты́сѧща лѣ́тъ, ꙗ҆́кѡ де́нь вчера́шнїй, во́ньже ст҃ы́мъ креще́нїемъ ѡ҆бл҃года́тствовалъ є҆сѝ ро́ды на́шѧ, всеще́дре гдⷭ҇и, ны́нѣ же на́ша ст҃а́ѧ цр҃ковь всера́достнѡ воздвиза́етъ тѝ моли́твенника но́ваго, паѵ́сїа достобл҃же́ннаго, є҆го́же моли́твами сп҃сѝ ѿ бѣ́дъ наро́ды на́шѧ.

И҆збра́ тѧ гдⷭ҇ь во ст҃ы́хъ и҆зрѧ́дна и҆ въ по́стницѣхъ прпⷣбна, бг҃олюби́ве паѵ́сїе, тѣ́мже ны́нѣ дꙋ́хъ тво́й весели́тсѧ со всѣ́ми ст҃ы́ми въ землѝ рѡссі́йстѣй просїѧ́вшими въ ра́дости гдⷭ҇а твоегѡ̀, є҆го́же молѝ дарова́ти цр҃квамъ є҆диномы́слїе вѣ́ры, да не ᲂу҆ма́литсѧ любо́вь хрⷭ҇то́ва во и҆сповѣ́дꙋющихъ прест҃о́е и҆́мѧ є҆гѡ̀.

Хꙋ́дость пѣсносло́вїѧ на́шегѡ не ѿри́ни, гдⷭ҇и, но ꙗ҆́кѡ кади́ло бл҃гово́нное, прїимѝ пѣ́снь ᲂу҆сте́нъ на́шихъ, и҆ пода́ждь сердца́мъ на́шымъ вдохнове́нїе и҆ ᲂу҆мꙋ̀ просвѣще́нїе, да досто́йнѡ воспое́мъ ᲂу҆го́дника твоего̀ паѵ́сїа, моли́твенника прилѣ́жна ѡ҆ наро́дѣ на́шемъ.

Бг҃оро́диченъ: Сп҃сѝ на́съ мл҃твами твои́ми, прест҃а́ѧ дв҃о, бг҃оизбра́ннаѧ ѻ҆трокови́це, созда́телѧ бо всѣ́хъ была̀ є҆сѝ бж҃е́ственный хра́мъ и҆ пала́та, въ не́йже всели́сѧ вы́шнїй и҆ ѡ҆бложи́сѧ пло́тїю, да сози́ждетъ цр҃ковь ст҃ꙋ́ю во сп҃се́нїе на́ше и҆ ѡ҆боже́нїе.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Оу҆жасе́сѧ ѡ҆ се́мъ нб҃о и҆ землѝ ᲂу҆диви́шасѧ концы̀, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ ꙗ҆ви́сѧ человѣ́кѡмъ пло́тски, и҆ чре́во твоѐ бы́сть простра́ннѣйшее нб҃съ. тѣ́мъ тѧ̀, бг҃оро́дицꙋ, а҆́гг҃лѡвъ и҆ человѣ̑къ чинонача̑лїѧ велича́ютъ.

Весели́тсѧ ѡ҆ тебѣ̀ ѻ҆би́тель нѧ́мѣцкаѧ, хранѧ́щаѧ ст҃і́и мо́щи твоѧ̑, и҆ драгоми́рскаѧ и҆ секꙋ́льскаѧ ᲂу҆чи́телѧ своего́ тѧ почита́ютъ. землѧ́ же полта́вскаѧ и҆ ѻ҆би́тєли днѣпрѡ́вскїѧ, ꙗ҆́коже и҆ гора̀ а҆ѳѡ́нскаѧ по́двигомъ твои́мъ ᲂу҆тѣша́ютсѧ, и҆мꙋ́ще тѧ̀ мл҃твенника преди́вна, паѵ́сїе бг҃облаже́нне.

Ѡ҆бнови́сѧ ꙗ҆́кѡ ѻ҆́рлѧ ю҆́ность твоѧ̀, є҆гда̀ ѿ земны́хъ къ нбⷭ҇нымъ возше́лъ є҆сѝ, прпⷣбне, и҆дѣ́же хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ предстои́ши, ра́дꙋющесѧ. того̀ не преста́й моли́ти ѡ҆ ро́дѣ на́шемъ и҆ ѡ҆ бл҃гостоѧ́нїи цр҃кве ст҃ы́ѧ, ᲂу҆бл҃жа́ющей па́мѧть твою̀ съ любо́вїю.

И҆зво́лиша мнѡ́зи съ тобо́ю жи́ти, бл҃же́нне, мі́ра сегѡ̀ препобѣди́вше сла́дость и҆ твоемꙋ̀ началоѻбра́зномꙋ поревнова́вше житїю̀. да́рꙋй ᲂу҆̀бо и҆ на́мъ къ нбⷭ҇нѣй сла́вѣ твое́й прїѡбщи́тисѧ, да наслади́мсѧ съ тобо́ю сїѧ́нїемъ трїѷпоста́снагѡ бж҃ества̀.

Бг҃оро́диченъ: Хва́лимъ тѧ̀, бл҃гослови́мъ тѧ̀, и҆ покланѧ́емсѧ тѝ, застꙋ́пницѣ ро́да хрⷭ҇тїа́нскагѡ, прⷪ҇ро́кѡмъ сбы́тїе, а҆пⷭ҇толѡмъ ра́дость, человѣ́кѡмъ ᲂу҆твержде́нїе, ст҃и́телємъ сла́во и҆ прпⷣбнымъ похвало̀. бꙋ́ди и҆ на́мъ покро́въ и҆ застꙋ́пница, да соверши́мъ хожде́нїе на́ше пред̾ гдⷭ҇емъ непосты́дно.

Свѣти́ленъ:

Ꙗ҆́кѡ свѣти́льникъ свѣ́та, дꙋ́шꙋ твою̀ сїѧ́ньми добродѣ́телей ᲂу҆краси́въ, нетлѣ́нный вѣне́цъ ѿ бг҃а прїѧ́лъ є҆сѝ, всебл҃же́нне, и҆ ны́нѣ со а҆́гг҃лы прⷭ҇то́лꙋ а҆́гнца бж҃їѧ предстоѧ́ще, моли́сѧ ᲂу҆̀бо ко гдⷭ҇ꙋ. пода́ти на́мъ ве́лїю млⷭ҇ть.

Бг҃оро́диченъ: Мт҃рь тѧ̀ бж҃їю свѣ́мы всѝ дв҃ꙋ вои́стиннꙋ, и҆ по ржⷭ҇твѣ̀ ꙗ҆ви́вшꙋюсѧ, любо́вїю прибѣга́ющїи къ твое́й бл҃гости: тебе́ бо и҆́мамы грѣ́шнїи предста́тельство, тебѐ стѧжа́хомъ въ напа́стехъ сп҃се́нїѧ є҆ди́нꙋ всенепоро́чнꙋю.

Краткое житие преподобного Паисия Величковского

Ар­хи­манд­рит Ня­мец­ко­го мо­на­сты­ря в Мол­да­вии. Ро­дил­ся он в 1722 г. в го­ро­де Пол­та­ве в се­мье про­то­и­е­рея, 17-ти лет всту­пил в Лю­беч­ский мо­на­стырь, пе­ре­шел в скит Трей­сте­ны в Мол­да­вии, от­ту­да – в скит Кер­кул, от­ли­чав­ший­ся осо­бен­ной стро­го­стью мо­на­ше­ской жиз­ни.

За­тем пре­по­доб­ный пе­ре­се­лил­ся на Афон, где ос­но­вал осо­бую мо­на­ше­скую об­щи­ну – скит св. Илии. В 1758 г. в воз­расте 36 лет был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ный сан. В 1763 г. пре­по­доб­ный Па­и­сий с 64 мо­на­ха­ми пе­ре­се­лил­ся в Мол­да­вию, в Ва­ла­хию, по прось­бе та­мош­не­го гос­по­да­ря, для луч­ше­го устрой­ства в этой стране мо­на­ше­ской жиз­ни и по­став­лен на­сто­я­те­лем мо­на­сты­ря Дра­го­мир­ны.

За три го­да чис­ло Дра­го­мирн­ской бра­тии утро­и­лось. Устро­и­тель брат­ства отец Па­и­сий на­пи­сал и ввел устав по чи­ну свв. Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Фе­о­до­сия Ве­ли­ко­го, Фе­о­до­ра Сту­ди­та и Афон­ской Го­ры. Ос­нов­ные идеи это­го уста­ва: нес­тя­жа­тель­ность, от­се­че­ние во­ли и по­слу­ша­ние, ум­ная мо­лит­ва и чте­ние книг, непре­стан­ное ру­ко­де­лие и бы­то­вое бла­го­чи­ние (об­раз­цо­вая боль­ни­ца, стран­но­при­им­ни­ца, цер­ков­ные ху­до­же­ства и др.). Зем­ля, на ко­то­рой по­ме­щал­ся Дра­го­мирн­ский мо­на­стырь, по­сле рус­ско-ту­рец­кой вой­ны (1774 г.) ото­шла к ка­то­ли­че­ской Ав­стрии. Ав­ва Па­и­сий, не ви­дя воз­мож­но­сти ми­ра ду­хов­но­го Во­сточ­ной Церк­ви в но­вом го­су­дар­стве, ре­шил уй­ти и уве­сти за со­бой всю бра­тию – 350 че­ло­век. Гос­по­дарь Гри­го­рий Ги­ка и мит­ро­по­лит Гав­ри­ил предо­ста­ви­ли им уеди­нен­ный в го­рах бед­ный Се­куль­ский мо­на­стырь во имя Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи. Ко­гда бра­тия умно­жи­лась и пре­по­доб­ный Па­и­сий стал про­сить о по­мо­щи в стро­и­тель­стве кел­лий, то ему бы­ло по­ве­ле­но пе­ре­се­лить­ся с бра­ти­ей в бо­га­тей­ший Ня­мец­кий мо­на­стырь, что он и ис­пол­нил в 1779 г., оста­вив часть бра­тии в Се­ку­ле.

Жи­тие в Ня­мец­ком мо­на­сты­ре пре­по­доб­ный Па­и­сий устро­ил по об­ра­зу Дра­го­мир­ны и Се­ку­ла – об­ще­жи­тие, ум­ная мо­лит­ва, пе­ре­пис­ка и чте­ние свя­то­оте­че­ских книг, еже­днев­ное (утром и ве­че­ром) ис­по­ве­да­ние по­мыс­лов ду­хов­ни­кам. Паства пре­по­доб­но­го умно­жи­лась, бы­ли ино­ки бо­лее чем 10 на­цио­наль­но­стей, и чис­ло их к 1790 г. воз­рос­ло до 10 тыс. че­ло­век. В то вре­мя это бы­ла са­мая мно­го­люд­ная оби­тель Во­сточ­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1790 г. пре­по­доб­ный Па­и­сий был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та, про­дол­жая окорм­лять по-преж­не­му Се­кул и дру­гие окрест­ные мо­на­сты­ри и ски­ты.

На про­тя­же­нии все­го вре­ме­ни стар­че­ских по­дви­гов в мол­дав­ских мо­на­сты­рях ав­ва Па­и­сий учил бра­тию ум­ной мо­лит­ве, про­дол­жая еди­ную ли­нию от­цов Доб­ро­то­лю­бия пре­по­доб­но­го Гри­го­рия Си­на­и­та, свя­ти­те­ля Гри­го­рия Па­ла­мы и пре­по­доб­но­го Ни­ла Сор­ско­го. Пре­по­доб­ный Па­и­сий при­во­дил мно­го­чис­лен­ные до­ка­за­тель­ства и сви­де­тель­ства свя­то­оте­че­ско­го по­чи­та­ния ум­ной мо­лит­вы: «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя», ко­то­рая есть и мо­ле­ние, и ис­по­ве­да­ние ве­ры. «Ум­но-сер­деч­ная мо­лит­ва – для пре­успе­ва­ю­щих, для сред­них – пе­ние, то есть обыч­ные цер­ков­ные пес­но­пе­ния, для но­во­на­чаль­ных – по­слу­ша­ние и труд», – по­учал ста­рец.

Мно­го­труд­ная жизнь стар­ца под­хо­ди­ла к сво­е­му зем­но­му кон­цу. По­болев пе­ред кон­чи­ной, он с ми­ром пре­ста­вил­ся в 1794 г., 15 но­яб­ря, по­жив 72 го­да. Пре­по­доб­ный Па­и­сий был по­гре­бен в Ня­мец­ком мо­на­сты­ре в со­бор­ном хра­ме Воз­не­се­ния Гос­под­ня.

Его пе­ре­во­ды с гре­че­ско­го на рус­ский язык свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний, дол­го быв­шие един­ствен­ны­ми в рус­ской ли­те­ра­ту­ре, чи­та­лись по­всю­ду. Так, им из­да­ны: «Доб­ро­то­лю­бие», со­чи­не­ния пре­по­доб­но­го Иса­а­ка Си­ри­на, пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Сту­ди­та, пре­по­доб­но­го Вар­со­но­фия, свя­ти­те­ля Гри­го­рия Па­ла­мы, пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Ис­по­вед­ни­ка, «Вос­торг­ну­тые кла­сы» – сбор­ник из тво­ре­ний свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста и мно­гое дру­гое. Пре­по­доб­ный Па­и­сий яв­ля­ет­ся воз­ро­ди­те­лем на Ру­си, по­сле пре­по­доб­но­го Сер­гия, шко­лы стар­че­ства, ко­то­рая на про­тя­же­нии все­го XIX ве­ка и позд­нее при­но­си­ла свои бла­го­дат­ные пло­ды на ни­ве спа­се­ния чад цер­ков­ных в Глин­ской и Оп­ти­ной пу­сты­нях и дру­гих мо­на­сты­рях Рус­ской Церк­ви.

Полное житие преподобного Паисия Величковского

Пре­по­доб­ный Па­и­сий ро­дил­ся в го­ро­де Пол­та­ве в се­мье Иоан­на Ве­лич­ков­ско­го в 1722 го­ду 21 де­каб­ря, на па­мять пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля Пет­ра Мос­ков­ско­го и всея Ру­си чу­до­твор­ца, и на­ре­чен был во имя это­го свя­то­го. От­цов­ская ли­ния Пет­ра бы­ла ду­хов­но­го со­сло­вия – брат, отец, дед и пра­дед бы­ли свя­щен­ни­ка­ми, окорм­ляя один и тот же при­ход го­ро­да Пол­та­вы – цер­ковь во имя Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Че­ты­рех лет от ро­ду мла­де­нец ли­шил­ся от­ца, а в от­ро­че­стве ли­шил­ся и бра­та. По­пе­чи­те­лем и вос­пи­та­те­лем Пет­ра ста­ла его мать Ири­на. Гра­мо­те от­рок был обу­чен по Псал­ти­ри и по­сле это­го по же­ла­нию ма­те­ри и при­хо­да Успен­ской церк­ви на три­на­дца­том го­ду был от­дан на уче­ние в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию. Здесь, в ака­де­мии, впер­вые Петр стал тя­нуть­ся ду­шой к мо­на­ше­ско­му жи­тию; муд­рым на­став­ни­ком в этом его стрем­ле­нии был иерос­хи­мо­нах Брат­ско­го Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря Па­хо­мий, от­крыв­ший в ду­ше сво­е­го вос­пи­тан­ни­ка чув­ство бла­го­го­ве­ния пе­ред Сло­вом Бо­жи­им.

Ко­гда Пет­ру ис­пол­ни­лось сем­на­дцать лет, он по­же­лал уда­лить­ся в мо­на­стырь и там по­стричь­ся в мо­на­хи. В это вре­мя с ним про­изо­шла ис­то­рия, со­хра­нив­ша­я­ся в па­мя­ти стар­ца Па­и­сия всю жизнь. Петр об­ра­тил­ся к на­сто­я­те­лю Ки­та­ев­ской пу­сты­ни, что под Ки­е­вом, с прось­бой оста­вить его в мо­на­сты­ре для при­ня­тия по­стри­га. На­сто­я­тель при­гла­сил Пет­ра в кел­лию и там трое­крат­но пред­ло­жил ему сесть на стул, но Петр остал­ся сто­ять у две­рей, явив этим в гла­зах на­сто­я­те­ля несо­вер­шен­ное сми­ре­ние. На это игу­мен ска­зал ему: «О бра­те, ты мо­лишь ме­ня при­нять те­бя во свя­тую оби­тель на­шу мо­на­ше­ства ра­ди. Но я в ду­ше тво­ей не ви­жу и сле­да мо­на­ше­ско­го устро­е­ния. Не ви­жу в те­бе сми­ре­ния Хри­сто­ва. Не ви­жу в те­бе по­слу­ша­ния и от­се­че­ния во­ли сво­ей и рас­суж­де­ния, но со­про­тив­ное все». Этот от­каз силь­но опе­ча­лил юно­шу, но через то­го же на­став­ни­ка услы­шал он, что на все уко­ре­ния, от ко­го бы они ни ис­хо­ди­ли, ис­тин­ный инок дол­жен от­ве­чать: «Про­сти, от­че свя­тый, со­гре­ших» и не го­во­рить бо­лее ни сло­ва оправ­да­тель­но­го. Эту ис­то­рию по­том все­гда рас­ска­зы­вал пре­по­доб­ный уче­ни­кам сво­им как урок для по­слу­ша­ния.

По­сле слу­чив­ше­го­ся Петр дол­жен был опять при­сту­пить к ака­де­ми­че­ским за­ня­ти­ям. Од­на­ко, про­жив так до ле­та, он вновь оста­вил ака­де­мию и по бла­го­сло­ве­нию ду­хов­ни­ка сво­е­го Па­хо­мия от­пра­вил­ся в Лю­беч­ский мо­на­стырь, ос­но­ван­ный пре­по­доб­ным Ан­то­ни­ем Пе­чер­ским. Ча­до­лю­би­вый игу­мен Ни­ки­фор (Ко­хан­ский) при­нял юно­шу и бла­го­сло­вил его ке­лар­ство­вать. Об­раз это­го пер­во­го для Пет­ра игу­ме­на оста­вал­ся об­раз­цом ему всю жизнь во все дни его стар­че­ских по­дви­гов. Здесь же, в Лю­беч­ском мо­на­сты­ре, на­ча­лось для Пет­ра его пер­вое по­слу­ша­ние по спи­сы­ва­нию книг. Один из ино­ков оби­те­ли, иеро­мо­нах Иоаким, уви­дев боль­шую лю­бовь Пет­ра к свя­то­оте­че­ским тво­ре­ни­ям, пред­ло­жил юно­ше «Ле­стви­цу» Иоан­на, игу­ме­на Си­най­ско­го. По­слу­ша­ни­ем ино­ка ста­ла те­перь ра­бо­та по пе­ре­пи­сы­ва­нию «Ле­стви­цы». Вско­ре в Лю­беч­ском мо­на­сты­ре про­изо­шли пе­ре­ме­ны. Игу­ме­на Ни­ки­фо­ра сме­нил Гер­ман (За­го­ров­ский), ко­то­рый на­сто­я­тель­ство­вал «не по по­до­бию преж­не­го игу­ме­на, но вла­сти­тель­ски». Од­на­жды Петр, со стра­ху не вы­яс­нив, о ка­кой пи­ще про­сил его на­сто­я­тель, до­са­дил по­след­не­му сво­ей непо­нят­ли­во­стью, за что был с гне­вом вы­гнан. Петр рас­су­дил, что ес­ли за ма­лый грех та­кое ему на­ка­за­ние, то ка­ко­вое же бу­дет за боль­шое пре­гре­ше­ние. По­сле слу­чив­ше­го­ся он но­чью тай­но вы­шел к Дне­пру и, по­мо­лив­шись Бо­гу, пе­ре­шел на дру­гую сто­ро­ну по льду.

Меж­ду тем во вре­мя пре­бы­ва­ния Пет­ра в мо­на­сты­ре его мать Ири­на скор­бе­ла об ухо­де сы­на. Дабы вер­нуть его до­мой, она, на­ло­жив на се­бя пост, ста­ла еже­днев­но чи­тать ака­фист Бо­жи­ей Ма­те­ри. Вско­ре ей бы­ло от­кры­то, что сын ее Петр непре­мен­но бу­дет мо­на­хом. Как она по­том рас­ска­зы­ва­ла ду­хов­но­му сво­е­му от­цу и род­ствен­ни­кам, ей был яв­лен Ан­гел, ска­зав­ший: «О, ока­ян­ная, что это ты де­ла­ешь? Вме­сто то­го, чтобы от всей ду­ши и от все­го серд­ца воз­лю­бить Гос­по­да Бо­га Со­зда­те­ля тво­е­го; ты боль­ше тво­е­го Со­зда­те­ля воз­лю­би­ла со­зда­ние Его – тво­е­го сы­на и ра­ди нерас­суд­ной и бо­го­про­тив­ной люб­ви тво­ей умыс­ли­ла са­ма се­бя го­ло­дом умо­рить, что сын твой, бла­го­да­ти Бо­жи­ей спо­спе­ше­ству­ю­щей, непре­мен­но бу­дет мо­нах. По­до­ба­ет же и те­бе под­ра­жать в этом сы­ну тво­е­му – от­речь­ся от ми­ра и все­го, что в ми­ре, и быть мо­на­хи­нею; та­ко­ва есть во­ля Бо­жия; да на­учат­ся и про­чие ро­ди­те­ли не лю­бить чад сво­их па­че Бо­га». В ско­ром вре­ме­ни при­ня­ла Ири­на мо­на­ше­ство с име­нем Иули­а­нии в Ста­ро­по­кров­ском мо­на­сты­ре близ Пол­та­вы. Это осво­бож­да­ло Пет­ра от до­маш­них обя­зан­но­стей и от­кры­ва­ло ему путь к по­стри­гу.

Вый­дя из Люб­ли­ча, Про­мыс­лом Бо­жи­им до­стиг Петр пу­стын­ни­ка Ис­хия у Мо­на­ше­ских гор, по­сто­ян­ным ру­ко­де­ли­ем ко­то­ро­го бы­ла пе­ре­пис­ка книг свя­тых от­цов. Два ра­за про­сил­ся Петр к нему в по­слу­ша­ние, но сми­рен­ный ста­рец вся­кий раз от­ве­чал: «Немо­щи ра­ди ду­ши мо­ея не мо­гу те­бя при­нять». Петр, со­чтя при­чи­ной от­ка­за свое недо­сто­ин­ство, опе­ча­лен­ный и рас­стро­ен­ный, ре­шил про­дол­жить свой путь в ка­кую-ни­будь дру­гую оби­тель.

По при­хо­де в оби­тель свя­ти­те­ля Ни­ко­лая – в Мед­ве­дов­ский мо­на­стырь на ре­ке Тясмин, в день Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня в 1714 го­ду Петр был по­стри­жен в ря­со­фор с име­нем Пар­фе­ний. Од­на­ко бра­тия, сми­ряя его, по­сто­ян­но, как бы по ошиб­ке, ста­ла на­зы­вать его Пла­то­ном. Неод­но­крат­но про­сил Пар­фе­ний у игу­ме­на поз­во­ле­ния на­зы­вать­ся име­нем по­стри­га, но ни­как не пре­успел в этом и сми­рил­ся. Ста­рец-вос­при­ем­ник, не дав ему ни­ка­ко­го пра­ви­ла, сам не уче­ный, уда­лил­ся через несколь­ко дней по­сле по­стри­га, так что по­стри­же­ник ли­шил­ся не толь­ко име­ни, но и ду­хов­но­го от­ца сво­е­го, не ви­дав его по­том уже ни­ко­гда. Недол­го при­шлось под­ви­зать­ся ино­ку Пла­то­ну, ибо уни­а­ты воз­двиг­ли го­не­ние на Пра­во­сла­вие. Мед­ве­дов­ским мо­на­хам бы­ло пред­ло­же­но при­нять унию, и по их от­ка­зе цер­ковь мо­на­стыр­скую вла­сти опе­ча­та­ли, а бра­тия разо­шлась; Пла­тон же, Мар­ки­рий и Кри­с­кент ушли в Ки­ев­скую Лав­ру, где и на­шли при­ют. Здесь хо­тел остать­ся инок Пла­тон на по­сто­ян­ное жи­тель­ство, од­на­ко один лавр­ский про­зор­ли­вец, ста­рец Ко­валь­ский, пред­рек ему но­вое стран­ни­че­ство. Инок Пла­тон сна­ча­ла со­мне­вал­ся в его сло­вах, но по­явив­ший­ся в Лав­ре друг по ака­де­мии Алек­сей вновь про­бу­дил жаж­ду пу­стын­ни­че­ства и стран­ствия, на­пом­нив об их обе­те юно­сти: не жить в оби­те­лях те­лес­но­го до­воль­ствия и до­стат­ка.

На этот раз инок Пла­тон на­пра­вил­ся в Ва­ла­хию. Путь стран­ствия про­ле­гал через кел­лии и пе­ще­ры по­движ­ни­ков скит­ских и пу­стын­ных Мат­ро­нен­ско­го мо­на­сты­ря, ски­та Ко­д­ри­ца, ски­та До­ро­го­у­цы и, на­ко­нец, ски­та Трей­сте­ны – Свя­то-Ни­коль­ско­го. Все эти оби­те­ли бы­ли окорм­ля­е­мы стар­цем Ва­си­ли­ем По­ля­но­ме­руль­ским (или Мер­ло­по­лян­ским).

Ви­дя рев­ность по Бо­ге и опыт­ное вос­хож­де­ние в сми­рен­но­муд­рии ино­ка Пла­то­на, бра­тия пре­ду­пре­ди­ла его о том, что ко­гда при­дет ста­рец Ва­си­лий По­ля­но­ме­руль­ский, он бу­дет звать его к се­бе в скит Мер­ло­по­ля­ны на свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние. Од­на­ко мо­нах До­си­фей предо­сте­рег Пла­то­на, чтобы он при­ни­мал сан лишь в том слу­чае, ес­ли уве­рен, что, бу­дучи в сане, со­хра­нит в се­бе пра­ви­ла и за­по­ве­ди свя­тых от­цов, в про­тив­ном слу­чае пусть при­ни­ма­ет сан в зре­лом воз­расте те­лес­ном и ду­хов­ном. Ста­рец Ва­си­лий, дей­стви­тель­но, уди­вив­шись опыт­но­сти мо­ло­до­го мо­на­ха, пред­ло­жил ему при­нять свя­щен­ное ру­ко­по­ло­же­ние, на что пре­по­доб­ный отец от­ве­тил: «аз не имам на­ме­ре­ния в та­кой ве­ли­кий и страш­ный сан и до смер­ти мо­ей всту­пить».

По­слу­ша­ние Пла­то­на бы­ло сте­речь мо­на­стыр­ский ви­но­град. В тру­дах он од­на­жды, не услы­шав мо­на­стыр­ское би­ло, про­спал на бо­го­слу­же­ние. Дой­дя до церк­ви ко вре­ме­ни чте­ния ка­но­на, «от сму­ще­ния не дерз­нул вой­ти в нее, впал в от­ча­ян­ный плач и се­то­ва­ние, и да­же на ли­тур­гию и тра­пе­зу не явил­ся, се­дя­ше под дре­во на зем­ли и горь­ко пла­ка­ше». Инок Афа­на­сий по по­ве­ле­нию игу­ме­на отыс­кал его и при­ну­дил явить­ся пе­ред бра­ти­ею. Пла­тон упал пе­ред игу­ме­ном и со­бо­ром «на зем­лю, пла­ча горь­ко, и ры­дая неустан­но, и про­ся про­ще­ния». Ста­рец Ми­ха­ил, ви­дев­ший сле­зы Пла­то­на, ска­зал: «Ви­ди­те, бра­тие, се­го бра­та, то­ли­ку рев­ность по Бо­зе и пе­чаль ог­нен­ну иму­ща: пусть он бу­дет всем вам в об­раз и в под­ра­жа­ние к усерд­но­му на пра­ви­ло во­ста­нию и хож­де­нию». По­сле это­го со­бы­тия инок Пла­тон, чтобы бо­лее не про­спать, ре­шил со­всем не ло­жить­ся на од­ре, но от­ды­хать толь­ко, си­дя на лав­ке.

Но через неко­то­рое вре­мя Пла­тон вновь ре­шил от­пра­вить­ся в путь. На этот раз он по­шел в гор­ный скит Кыр­нул во имя св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. Здесь с бла­го­сло­ве­ния стар­ца Ми­ха­и­ла Трей­стен­ско­го и на­чаль­ни­ка Кыр­нуль­ско­го ски­та иеро­мо­на­ха Фе­о­до­сия на­ча­лось пу­стын­но­жи­тель­ство от­ца Пла­то­на, ко­то­рый, «се­де в кел­лии сво­ей ра­ду­я­ся и со сле­за­ми сла­вя Бо­га, обу­ча­я­ся ис­тин­но­му мо­на­ше­ско­му без­мол­вию – ма­те­ри по­ка­я­ния и мо­лит­вы». К это­му вре­ме­ни пло­дом стран­ство­ва­ния от­ца Пла­то­на по оби­те­лям и пу­сты­ням Ма­ло­рос­сии и Мол­до-Вла­хии яви­лось опыт­ное зна­ние по­слу­ша­ния и сми­ре­ния и ум­ной мо­лит­вы, в серд­це со­вер­ша­е­мой, ко­то­рую ста­рец непре­стан­но со­вер­шал до са­мой сво­ей смер­ти.

На­ко­нец, инок Пла­тон остав­ля­ет и это ме­сто, от­прав­ля­ясь в но­вое стран­ствие, на сей раз на го­ру Афон. Это бы­ло по­след­нее пу­те­ше­ствие, ко­то­рое пре­по­доб­ный со­вер­шил по сво­е­му же­ла­нию; все по­сле­ду­ю­щие его хож­де­ния бы­ли вы­нуж­ден­ны­ми остав­ле­ни­я­ми мо­на­сты­рей. До Афо­на отец Пла­тон по­се­лял­ся в пу­сты­нях, а по­сле Афо­на – в об­ще­жи­ти­ях.

Умо­лив стар­цев Ва­си­лия По­ля­но­ме­руль­ско­го, Ми­ха­и­ла Трей­стен­ско­го и Онуф­рия Кыр­нуль­ско­го от­пу­стить его и бла­го­сло­вить на го­ру Афон, до­брал­ся Пла­тон до Свя­той Го­ры со мно­ги­ми труд­но­стя­ми, и спу­стя че­ты­ре дня по при­бы­тии на Афон отец Пла­тон остал­ся один – спут­ник его иеро­мо­нах Три­фон, за­болев, скон­чал­ся. Мно­гие ме­ста Свя­той Го­ры обо­шел инок Пла­тон, ища стар­цев, силь­ных в по­дви­ге и в зна­нии свя­то­оте­че­ских пи­са­ний и, не най­дя та­ко­вых, все­лил­ся один в пу­сты­ню, про­быв в этом по­дви­ге со­рок ме­ся­цев. «Кто же мо­жет ис­по­ве­дать вся его по­дви­ги, егда пре­бы­ва­ше один с Еди­ным Бо­гом, су­щу ему в раз­жен­ном бо­го­ра­че­нии». В это вре­мя на Афон явил­ся отец мол­дав­ских пу­стын­ни­ков и стар­цев Ва­си­лий По­ля­но­ме­руль­ский. Най­дя бла­жен­но­го Пла­то­на, бе­се­до­вав с ним несколь­ко дней и но­чей, по прось­бам пу­стын­ни­ка об­ла­чил его в ман­тию с пе­ре­ме­ной име­ни на Па­и­сий. Ему в это вре­мя бы­ло два­дцать во­семь лет. Спу­стя неко­то­рое вре­мя мо­нах Вис­са­ри­он при­шел к стар­цу Па­и­сию, про­ся оста­вить его жить при се­бе в по­слу­ша­нии. Ста­рец, зна­ю­щий на опы­те сво­ем та­кую же жаж­ду, пред­ло­жил Вис­са­ри­о­ну жить вме­сте и тво­рить рав­но для обо­их все по­дви­ги – те­лес­ные и ду­хов­ные.

Пре­по­доб­ный Па­и­сий учил, что ис­тин­ным на­став­ни­ком в де­ле спа­се­ния ду­ши мо­жет быть толь­ко тот, ко­то­рый сам по­нуж­да­ет се­бя тво­рить все за­по­ве­ди Гос­под­ни, по сло­ву Пи­са­ния: «Иже со­тво­рит и на­учит, сей ве­лий на­ре­чет­ся. Ка­ко­го бо ина­го на­ста­ви­ти на путь мо­жет, иже сам не хож­да­ше?» Со­блю­де­ние за­по­ве­дей Гос­под­них и на­уче­ние все­му то­му ближ­них – та­ков об­раз свя­то­сти, до­стиг­ну­тый стар­цем Па­и­си­ем.

Ста­рец Па­и­сий не счи­тал се­бя до­стой­ным учи­тель­ство­вать, по­это­му со­гла­сил­ся при­нять Вис­са­ри­о­на толь­ко в ка­че­стве дру­га, но не уче­ни­ка, чтобы обо­им вме­сто от­ца и на­став­ни­ка иметь уче­ние свя­тых и бо­го­нос­ных от­цов Церк­ви. С та­ким усло­ви­ем при­ни­мал свя­той Па­и­сий и дру­гих бра­тьев, по­се­му воз­ник­ло сре­ди Па­и­се­е­ва брат­ства стрем­ле­ние со­би­ра­ния пи­са­ний свя­тых от­цов, тра­ди­ция книж­но­сти. Это бы­ло необыч­но для афон­ских мо­на­сты­рей то­го вре­ме­ни – боль­шин­ство мо­на­хов книг не име­ло, а о свя­тых пи­са­те­лях да­же и не слы­ша­ло. По­это­му каж­дая на­ход­ка древ­ней кни­ги бы­ла по­во­дом для боль­шой ра­до­сти пре­по­доб­но­го Па­и­сия. Од­на­жды он уви­дел у мо­на­ха-кап­па­до­кий­ца на сто­ле кни­гу св. Пет­ра Да­мас­ки­на, ко­то­рую тот пе­ре­пи­сы­вал. Ста­рец мно­го поз­же пи­сал: «Не мо­гу ска­зать, ка­кой неизъ­яс­ни­мой ду­хов­ной ра­до­сти я ис­пол­нил­ся, ко­гда уви­дел ее. Я ду­мал, что на зем­ле ви­жу небес­ное со­кро­ви­ще». Та­кое книж­ное на­коп­ле­ние со­пут­ству­е­мо бы­ло нес­тя­жа­ни­ем в ду­хе пре­по­доб­но­го Ни­ла Сор­ско­го, ибо пре­по­доб­ный Па­и­сий «не имя­ше бо сра­чи­цы (ниж­ней одеж­ды), то­чию един под­ряс­ник и ряс­ку ис­кро­па­ны (изо­дра­ны) и в за­пла­тах». Вско­ре бра­тии со­бра­лось до две­на­дца­ти, и на­зре­ла необ­хо­ди­мость в свя­щен­ни­ке и ду­хов­ни­ке, по­это­му не толь­ко со­бра­тия, но и дру­гие афон­ские по­движ­ни­ки ста­ли умо­лять Па­и­сия при­нять свя­щен­ный сан. Ру­ко­по­ло­жен отец Па­и­сий был в 1758 го­ду в воз­расте трид­ца­ти ше­сти лет. Бу­дучи иере­ем, пре­по­доб­ный Па­и­сий ни­ко­гда не мог со­вер­шать свя­тую ли­тур­гию без слез.

Бра­тия с бла­го­сло­ве­ния пат­ри­ар­ха ца­ре­град­ско­го Се­ра­фи­ма пе­ре­се­ли­лась в Ильин­ский скит мо­на­сты­ря Пан­то­кра­тор. Этот скит стал, по при­ме­ру дру­гих на­цио­наль­ных на Афоне мо­на­сты­рей, оби­те­лью ма­ло­рос­сов. Здесь на­хо­ди­ли упо­ко­е­ние вы­ход­цы из За­по­рож­ской Се­чи и дру­гих мест Укра­и­ны. Ста­рец Па­и­сий за сто лет пред­ска­зы­вал сла­ву это­го ски­та: «Со вре­ме­нем бу­дет в ски­ту дру­гой Па­и­сий, и при нем оби­тель устро­ит­ся, воз­ве­ли­чит­ся и про­сла­вит­ся». Про­ро­че­ство осу­ще­стви­лось в се­ре­дине XIX ве­ка при игу­мен­стве Па­и­сия II. В Ильин­ской оби­те­ли бы­ло уста­нов­ле­но об­ще­жи­тие, ко­то­рое по при­ме­ру свя­тых от­цов пре­по­доб­ный Па­и­сий упо­доб­лял стра­стям Гос­под­ним или «зем­но­му небу», по­сре­ди ко­то­ро­го на­саж­де­но Бо­гом дре­во жиз­ни – треб­ла­жен­ное по­слу­ша­ние.

Вско­ре на­ча­ли по­се­щать Па­и­си­е­во брат­ство ис­пы­та­ния. Один мо­нах афон­ский, имев­ший под сво­им на­ча­лом скит Кав­со­ка­лив, на­чал пуб­лич­но осуж­дать об­раз жи­тия Па­и­си­е­ва брат­ства за их книж­ное со­би­ра­ние и опу­ще­ние мо­лит­вен­ных пра­вил. Отец Па­и­сий по ря­ду вы­ра­же­ний в пись­ме по­нял и объ­явил Афа­на­сию, что он да­же и Еван­ге­лие не чи­тал, а пы­та­ет­ся учить бра­тию и ху­лить свя­щен­ное пре­да­ние, со­дер­жа­ще­е­ся в свя­то­оте­че­ской пись­мен­но­сти. По по­во­ду же мо­лит­вен­ных пра­вил ста­рец от­ве­тил – сло­во в сло­во как на та­кое же об­ви­не­ние от­ве­тил ты­ся­чу лет на­зад Нил Си­най­ский – для пе­ния тро­па­рей, про­ким­нов, ка­но­нов, и про­че­го необ­хо­ди­мы иерар­хи­че­ские чи­ны: чте­цы, пев­цы, диа­ко­ны, свя­щен­ни­ки; пу­стын­ни­кам же по­до­ба­ет чи­тать Псал­тирь, мо­лит­вы и свя­то­оте­че­ские пи­са­ния.

Афон­ское пу­стын­но-об­ще­жи­тель­ное пре­бы­ва­ние пре­по­доб­но­го Па­и­сия дли­лось сем­на­дцать лет. В это вре­мя на Афоне на­ча­лись при­тес­не­ния хри­сти­ан со сто­ро­ны му­суль­ман, по при­чине это­го ста­рец остав­ля­ет Свя­тую Го­ру и воз­вра­ща­ет­ся в Мол­да­вию. В Мол­да­вии на­шел­ся пу­сту­ю­щий Дра­го­мирн­ский мо­на­стырь Свя­то­го Ду­ха, ку­да с поз­во­ле­ния гос­по­да­ря Гри­го­рия и бла­го­сло­ве­ния мит­ро­по­ли­та Яс­ско­го Гав­ри­и­ла все­лил­ся ста­рец Па­и­сий с бра­ти­ей. Мол­до-Вла­хия тех вре­мен бы­ла при­бе­жи­щем мо­на­ше­ству­ю­щих со всех окрест­ных стран – это вре­мя за­кры­тия мо­на­сты­рей в Рос­сии (вве­де­ние шта­тов) и уни­а­то-ка­то­ли­че­ско­го на­ступ­ле­ния на пра­во­слав­ных юго-за­пад­ных сла­вян. За три го­да чис­ло Дра­го­мирн­ской бра­тии утро­и­лось. Устро­и­тель брат­ства отец Па­и­сий на­пи­сал и ввел устав по чи­ну св. Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, св. Фе­о­до­сия Ве­ли­ко­го, св. Фе­о­до­ра Сту­ди­та и Афон­ской Го­ры. Ос­нов­ные идеи это­го уста­ва: нес­тя­жа­тель­ность («ни­же ма­лей­шей ве­щи не име­ти»), от­се­че­ние во­ли и по­слу­ша­ние, ум­ная мо­лит­ва и чте­ние книг, непре­стан­ное ру­ко­де­лие и бы­то­вое бла­го­чи­ние (об­раз­цо­вая боль­ни­ца, стран­но­при­им­ни­ца, цер­ков­ные ху­до­же­ства и дру­гое). С на­ступ­ле­ни­ем дол­гих зим­них ве­че­ров до Ла­за­ре­вой суб­бо­ты по ве­чер­ни ста­рец Па­и­сий со­би­рал во­круг се­бя всю бра­тию, по­пе­ре­мен­но сла­вян и мол­да­ван, и чи­тал от свя­тых отец по­уче­ния – св. Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, «Ле­стви­цу», ав­ву До­ро­фея, св. Си­мео­на Но­во­го Бо­го­сло­ва и дру­гих. В этом же мо­на­сты­ре пре­по­доб­ный при­нял схи­му без пе­ре­ме­ны име­ни.

Па­и­си­ев­ская книж­ность – пе­ре­во­ды и пе­ре­пис­ка – рас­цве­ла здесь во всей кра­се; мо­на­хи раз­лич­ных язы­ков тру­ди­лись по рас­про­стра­не­нию свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний и со­став­ля­ли сла­вян­ский свод Доб­ро­то­лю­бия. Зем­ля, на ко­то­рой по­ме­щал­ся Дра­го­мирн­ский мо­на­стырь, по­сле рус­ско-ту­рец­кой вой­ны (1774 г.) ото­шла к ка­то­ли­че­ской Ав­стрии. Ав­ва Па­и­сий, не ви­дя воз­мож­но­сти ми­ра ду­хов­но­го Во­сточ­ной Церк­ви в но­вом го­су­дар­стве, ре­шил уй­ти и уве­сти за со­бой всю бра­тию – 350 че­ло­век. Гос­по­дарь Гри­го­рий Ги­ка и мит­ро­по­лит Гав­ри­ил предо­ста­ви­ли им уеди­нен­ный в го­рах бед­ный Се­куль­ский мо­на­стырь Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи. Жи­тие в Се­ку­ле бы­ло по об­ра­зу Дра­го­мирн­ско­му, но бра­тия умно­жи­лась, пе­ре­пол­няя все кел­лии и стро­е­ния. По­это­му пре­по­доб­ный отец об­ра­тил­ся к гос­по­да­рю Кон­стан­ти­ну Му­ру­зу о по­мо­щи в стро­и­тель­стве кел­лий. К изум­ле­нию и сму­ще­нию стар­ца, Кон­стан­тин по­ве­лел пе­ре­се­лить­ся бра­тии в бо­га­тей­ший Ня­мец­кий мо­на­стырь. «Пред­ви­дя ра­зо­ре­ние и по­ги­бель устро­е­ния ду­шев­но­го бра­тии, к се­му же яко имать упразд­нит­ся об­щее по­уче­ние бра­тии», ста­рец стал про­сить гос­по­да­ря не пе­ре­во­дить его мир­ное брат­ство в мно­го­люд­ный мо­на­стырь, ча­сто по­се­ща­е­мый ми­ря­на­ми. Кон­стан­тин же на все моль­бы от­ве­тил: «Со­тво­ри по­слу­ша­ние, иди в Ня­мец, ни­что­же рас­суж­дая». В Се­ку­ле оста­лась часть бра­тии, а дру­гая вме­сте с ав­вой Па­и­си­ем пе­ре­се­ли­лась в Ня­мец. Вой­дя на­ка­нуне Успе­ния в 1779 го­ду в со­бор­ную цер­ковь Ня­мец­ко­го мо­на­сты­ря с пе­ни­ем «До­стой­но есть», бра­тия по­кло­ни­лась свя­тым ико­нам, ста­рец же, по­дой­дя к иконе Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, вру­чил се­бя и бра­тию по­кро­ву и окорм­ле­нию Бо­жи­ей Ма­те­ри.

В Ням­це жи­тие бы­ло устро­е­но от­цом Па­и­си­ем по об­ра­зу Дра­го­мир­ны и Се­ку­ла – об­ще­жи­тие, ум­ная мо­лит­ва, пе­ре­пис­ка и чте­ние свя­то­оте­че­ских книг, еже­днев­ное (утром и ве­че­ром) ис­по­ве­да­ние по­мыс­лов ду­хов­ни­кам. Паства пре­по­доб­но­го умно­жи­лась – в Ня­мец­ком мо­на­сты­ре бы­ли ино­ки бо­лее чем де­ся­ти на­цио­наль­но­стей, и чис­ло их к 1790 го­ду воз­рос­ло до ты­ся­чи че­ло­век. В то вре­мя это бы­ла са­мая мно­го­люд­ная оби­тель Во­сточ­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви. Ав­ва Па­и­сий, кро­ме это­го мо­на­сты­ря, окорм­лял по-преж­не­му Се­кул и дру­гие окрест­ные мо­на­сты­ри и ски­ты. Под­лин­но, все­лив­шись в пу­сты­ню, за­се­лил он ее пло­да­ми Бо­же­ствен­но­го доб­ро­то­лю­бия.

Окорм­ляя мно­го­чис­лен­ных па­со­мых, ав­ва по до­сто­ин­ству дол­жен был при­нять сан ар­хи­манд­ри­та, что и со­вер­ши­лось в 1790 го­ду при по­се­ще­нии Ням­ца ар­хи­епи­ско­пом Ека­те­ри­но­слав­ским Ам­вро­си­ем. На про­тя­же­нии все­го вре­ме­ни стар­че­ских по­дви­гов в мол­дав­ских мо­на­сты­рях ав­ва Па­и­сий учил бра­тию ум­ной мо­лит­ве, про­дол­жая еди­ную ли­нию от­цов Доб­ро­то­лю­бия: св. Гри­го­рия Си­на­и­та, св. Гри­го­рия Па­ла­мы и прп. Ни­ла Сор­ско­го. Отец Па­и­сий при­во­дит мно­го­чис­лен­ные до­ка­за­тель­ства и сви­де­тель­ства свя­то­оте­че­ско­го по­чи­та­ния ум­ной мо­лит­вы «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя», ко­то­рая есть и мо­ле­ние, и ис­по­ве­да­ние ве­ры, и са­мо спа­се­ние. Вся­ким ви­дам хри­сти­ан­ской мо­лит­вы ста­рец на­хо­дит ме­сто и зна­че­ние по их до­сто­ин­ствам и бла­го­пло­дию: «Ум­но-сер­деч­ная мо­лит­ва – для пре­успе­ва­ю­щих, для сред­них – пе­ние, то есть обыч­ные цер­ков­ные пес­но­пе­ния, и для но­во­на­чаль­ных – по­слу­ша­ние и труд». Мно­го­труд­ная жизнь стар­ца под­хо­ди­ла к сво­е­му зем­но­му кон­цу. По­болев пред кон­чи­ной и пре­по­дав через Со­фро­ния – ду­хов­ни­ка сла­вян­ской бра­тии и Силь­ве­ст­ра – ду­хов­ни­ка мол­дав­ской бра­тии бла­го­сло­ве­ние всем, с кем был свя­зан ду­хов­ны­ми уза­ми по­движ­ни­че­ства, он с ми­ром пре­ста­вил­ся в 1794 го­ду 15 но­яб­ря, по­жив 72 го­да. По­гре­бен пре­по­доб­ный Па­и­сий в Ня­мец­ком мо­на­сты­ре в со­бор­ном хра­ме Воз­не­се­ния Гос­под­ня у юж­ной сте­ны. Жи­тие и де­я­ния стар­ца Па­и­сия ска­за­лись на ду­хов­ной ис­то­рии сот­ни рос­сий­ских мо­на­сты­рей. Из­вест­ные пу­сты­ни – Со­фро­ни­ев­ская, Глин­ская, а в осо­бен­но­сти Оп­ти­на, опре­де­ляв­шие ду­хов­ное воз­рож­де­ние рус­ско­го на­ро­да в XIX ве­ке, бы­ли про­дол­жа­тель­ни­ца­ми ду­хов­но­го на­сле­дия стар­ца Па­и­сия.

Стар­цы оп­тин­ские – Мо­и­сей, Лео­нид, Ма­ка­рий и Ам­вро­сий – яви­лись уче­ни­ка­ми то­го де­ла, ко­то­ро­му так мно­го по­слу­жил зна­ме­ни­тый ар­хи­манд­рит Ням­ца и Се­ку­лы пре­по­доб­ный Па­и­сий.

Пре­по­доб­ный Па­и­сий ка­но­ни­зо­ван за свя­тую по­движ­ни­че­скую жизнь, как мо­лит­вен­ник, со­вер­ши­тель и учи­тель ум­ной Иису­со­вой мо­лит­вы, как вос­ста­но­ви­тель в рус­ском мо­на­ше­стве спа­си­тель­но­го по­дви­га стар­че­ства, как ду­хов­ный пи­са­тель, оста­вив­ший в сво­их тру­дах на­зи­да­тель­ный при­мер для вос­хож­де­ния чад цер­ков­ных по пу­ти ду­хов­но­го со­вер­шен­ства.