Канон святому преподобному Пахомию Нехретскому, Сыпановскому, Костромскому

Припев: Преподо́бне о́тче на́ш Похо́мие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 28 мая (15 мая ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Я́ко по су́ху, пешеше́ствовав Изра́иль по бе́здне стопа́ми, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побе́дную пе́снь пои́м, вопия́ше.

Наста́ви мя́, Го́споди Бо́же мо́й, да возмогу́ благоче́стно уго́дника Твоего́, преподо́бнаго Пахо́мия, сла́вное и честно́е восхвали́ти торжество́.

Отве́рзи ми́, Го́споди, у́м мо́й и да́руй ми́ смы́сл, е́же хвале́ние принести́ Твоему́ уго́днику, преподо́бному Пахо́мию.

Живоно́сным ору́жием кре́стным прии́м на враги́ ополче́ние, озари́ у́м мо́й, молю́ся, оби́льно всю́ зе́млю напая́я сло́вом уче́ния, а́ки прему́др чинонача́льник на́ш.

Богоро́дичен: Пресу́щное Сло́во существо́ прии́м, от чи́стых крове́й Твои́х богосоде́ла, на́с нетле́ния изба́ви, Чи́стая, сего́ ра́ди Тя́ при́сно сла́вим.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Не́сть свя́т, я́коже Ты́, Го́споди, Бо́же мо́й, вознесы́й ро́г ве́рных Твои́х, Бла́же, и утверди́вый на́с на ка́мени испове́дания Твоего́.

Боле́зньми свои́ми бразду́ душе́вную, му́дре Пахо́мие, до́бре соде́ла и кла́с безстра́стия чу́ден израсти́л еси́.

Кро́тостию смиря́шеся, молча́нием украша́шеся, у́м всегда́ в вы́шних име́я, во пло́ти а́нгельски, о́тче, пожи́л еси́.

А́ще и в ми́ре су́щая, о́тче Пахо́мие, преоби́дел еси́, но та́мо преми́рная и нетле́нная стяжа́л еси́, иде́же гла́с пра́зднующих и ра́йское наслажде́ние.

Богоро́дичен: Спа́са Ро́ждшая, спаси́ мя́, и́же в бу́ре все́х сласте́й обурева́ема, Христа́, тишину́, моли́ о пою́щих Тя́.

Седа́лен, гла́с 4:

Всено́щное стоя́ние и ва́ра дневна́го тяготу́ понесе́ и мно́гии труды́ показа́ и сего́ ра́ди уго́дник бы́сть, блаже́нне Пахо́мие, моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Богоро́дичен: Чи́стая, Всенепоро́чная и Неискусобра́чная же, Еди́на Безле́тнаго Сы́на и Сло́ва Бо́жия в ле́та поро́ждши, Сего́ со святы́ми и честны́ми патриа́рхи, с ученики́, и проро́ки, и преподо́бными моли́ дарова́ти на́м очище́ние и ве́лию ми́лость.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Христо́с моя́ си́ла, Бо́г и Госпо́дь, честна́я Це́рковь боголе́пно пое́т, взыва́ющи, от смы́сла чи́ста о Го́споде пра́зднующи.

Егда́ прии́де в пусты́ню и еди́н с Бо́гом безмо́лвствуя, дре́вие, возра́стшее от земли́, собесе́дники себе́ име́яше, до́ндеже снидо́шася к тебе́ бра́тия.

Христа́ Животво́рца оде́яся ме́ртвостию и стопа́м Его́ после́дуя, те́мже Ему́ предстоя́ и моли́твою благода́ть восприя́.

Зарю́ невече́рнюю вну́трь в се́рдцы прии́м, и от нея́ просия́л еси́, и всестра́стную мглу́ потреби́л еси́.

Богоро́дичен: Чистоте́ жили́ще, селе́ние Влады́ки все́х и проро́ком все́м сбытие́, Благодарова́нная Чи́стая, пою́щия Тя́ уще́дри.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Бо́жиим све́том Твои́м, Бла́же, у́тренюющих Ти́ ду́ши любо́вию озари́, молю́ся, Тя́ ве́дети, Сло́ве Бо́жий, И́стиннаго Бо́га, от мра́ка грехо́внаго взыва́юща.

Егда́ в жи́зни се́й бы́сть стро́ящий в пусты́ни оби́тель, Бо́г же ви́де твоя́ труды́ и дая́ше благода́ть, мно́зи лю́дие помога́ше ти́.

Боже́ственным манове́нием, о́тче, плотско́е житие́ отри́нув, после́довал еси́ любо́вию зову́щему Христу́, преподо́бне Пахо́мие.

Преблаже́нне, Богоприя́тне о́тче на́ш Пахо́мие, непреста́нно ста́до твое́ вопие́т ти́: моли́твами свои́ми ко Го́споду спаси́ на́с, мо́лим тя́.

Богоро́дичен: Ме́сто освяще́ния и мы́сленную трапе́зу, Чи́стая, Хле́б – Христа́ – Жи́знь все́х прие́мшую, пое́м Тя́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Жите́йское мо́ре, воздвиза́емое зря́ напа́стей бу́рею, к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к, вопию́ Ти́: возведи́ от тли́ живо́т мо́й, Многоми́лостива.

Ка́плями по́тов твои́х, преподо́бне, враго́в ополче́ния попра́л и дости́гл еси́ А́нгельский невеще́ственныя ли́ки.

Хра́м бы́в Трисо́лнечнаго Божества́, стра́шныя куми́ры потреби́л еси́, преподо́бне Пахо́мие, от ни́хже и на́с изба́ви.

Терпе́ние и моли́тву стяжа́в, держа́вна смире́ния испо́лнь и тве́рдо любле́ние ко Христу́, о́тче, стяжа́л еси́.

Богоро́дичен: Богоро́дице, Ро́ждшая незаходи́мое Со́лнце, всего́ мя́ просвети́, омраче́ннаго страстьми́.

Конда́к, гла́с 4:

В пусты́ни безмо́лвствуя, еди́нствующу тя́, Богоно́се, взыску́ющу ти́ Го́спода, Бо́гу же тебе́ не оста́вльшу еди́ному бы́ти в пусты́ни, и Того́ повеле́нием снидо́шася к тебе́ не́колико бра́тии, с ни́миже ти́ моля́щуся Го́сподеви, Тро́ице прече́стен хра́м воздви́же, в не́мже предстоя́ще, преподо́бне Пахо́мие, моли́ся о спасе́нии ду́ш на́ших.

И́кос:

Пусты́нный граждани́н, о́тче, показа́ся, оста́вил оте́чество свое́ гра́д Влади́мир и честну́ю оби́тель царя́ Константи́на и хожда́ше по страна́м мно́гим и по честны́м оби́телем и, Бо́гом наставля́емь, дои́де в пусты́ню и в не́й селе́ние сотвори́. Мы́ же к тебе́ сицева́я рце́м: ра́дуйся, преподо́бне о́тче Пахо́мие, и́же в пусты́ни Тро́ице прече́стен хра́м созда́вый и в не́м Бо́жие славосло́вие устро́и и о́бщее житие́ соста́ви; ра́дуйся, поуча́я ве́рныя ко спасе́нию; ра́дуйся, стра́нным корми́телю, па́че всего́ прилежа́вый о церко́вном строе́нии; ра́дуйся, распространи́вый пусты́ню и многочелове́чну устро́и ю́; ра́дуйся, устро́ивый общежи́тельный монасты́рь, нарица́емый на Сыпа́нове; ра́дуйся, я́ко Бо́г тебе́ показа́ наста́вника о́бласти гра́да Костромы́; ра́дуйся, я́ко вели́кий гра́д Кострома́ тобо́ю хва́лится, име́я мо́щи твоя́ во о́бласти свое́й; ра́дуйся, я́ко нарица́емому ме́сту Не́рехте хвала́ и утвержде́ние; ра́дуйся, преподо́бне Пахо́мие, моли́ся о спасе́нии ду́ш на́ших.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Росода́тельну у́бо пе́щь соде́ла А́нгел преподо́бным отроко́м, халде́и же опаля́ющее веле́ние Бо́жие мучи́теля увеща́ вопи́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Умертви́ пло́ти свое́й мудрова́ние, Богоно́се, и де́йством Свята́го Ду́ха, Пахо́мие, отце́м собесе́дник яви́ся и непреста́нно вопие́ши: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Яви́лся еси́ отгони́тель духово́м нечи́стым, Боже́ственнаго Ду́ха селе́ние чи́сто бы́л еси́, взыва́ше: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Хва́лится, преподо́бне, гра́д тво́й, я́ко во о́бласти его́ сокрове́нны бы́ста мо́щи твоя́ и я́ко добра́ граждани́на от Бо́га прия́л е́сть.

Богоро́дичен: Спаси́ мя́, Ма́ти Спа́сова, содержи́ма глубино́ю согреше́ний, да Твое́ заступле́ние велича́ем, Чи́стая, и Сы́на Твоего́, Христа́, Бо́га на́шего: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́ и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: вся́ бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. Тя́ превозно́сим во вся́ ве́ки.

Ви́де у́бо преподо́бный оби́тель устро́ену, и яви́ся ле́пота церко́вная соста́влена, и па́ки от земли́ к Небе́сным взы́ти тща́ся и все́х пе́ти науча́я: Го́спода по́йте и превозноси́те Его́ во ве́ки.

По успе́нии твое́м не́кий бра́т бори́м бы́сть по́мыслом душевре́дным, и́же пло́ть на ду́х вою́ет, ты́ же явле́нием свои́м сего́ исцели́, Христо́ви вопия́: Го́спода по́йте и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Блаже́нне Богогла́се, прово́диши пою́щия тя́ ко Христу́ очище́ны от тиме́ния стра́стнаго моли́твами твои́ми, вопию́щих, Пахо́мие, и глаго́лющих: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Ты́ Ада́ма, Де́во, па́дшаго Дщи́ яви́ся, Бо́жия же Ма́ти, обнови́вшаго мое́ существо́, Его́же пое́м и превозно́сим во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети, на Него́же не сме́ют чи́ни А́нгельстии взира́ти: Тобо́ю бо, Всечи́стая, яви́ся челове́ком Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, с Небе́сными во́и Тя́ ублажа́ем.

Сла́ву Вседержи́теля жела́я ви́дети, обнови́л еси́ души́ кре́пость и сла́вою обогати́ся Небе́сною.

Честно́е украше́ние благода́ти, о́тче преподо́бне Пахо́мие, испроси́ свяще́нником на́шим, во́ином во бране́х кре́пость и здра́вие телесе́м, я́ко да непреста́нно тя́ велича́ем.

Пра́веден и непоро́чен, о́тче, бы́л еси́, Бо́гови послужи́л еси́ в преподо́бии, те́мже почи́ла е́сть Тро́ица в се́рдце твое́м, Ея́же ны́не наслажда́ешися, досточу́дне.

Богоро́дичен: Тя́ дре́вле Авваку́м прови́де го́ру несеко́мую, из Нея́же Бо́г яви́ся, истле́вшия ны́ обнови́ла е́сть.

Свети́лен:

Устро́ивый оби́тель и созда́ хра́мы Бо́жия и собра́вый и́нок мно́жества, в моли́твах прилежа́ Го́сподеви и ны́не, со дерзнове́нием предстоя́ Христо́ви, моли́ся о ста́де свое́м, Пахо́мие, о́тче на́ш.

Богоро́дичен: Еди́н Чи́стый, Еди́н Госпо́дь Тя́ Еди́ну избра́, Чисте́йшу всея́ тва́ри, Пренепоро́чная, от чи́стых крове́й Твои́х воплоти́ся.

Краткое житие преподобного Пахомия Нерехтского

Пре­по­доб­ный Па­хо­мий Нерехт­ский, в ми­ру Яков, ро­дил­ся в се­мье свя­щен­ни­ка во Вла­ди­ми­ре на Клязь­ме. Се­ми лет он был от­дан в уче­ние, по­это­му с дет­ства хо­ро­шо знал Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние. Тя­го­тясь су­ет­но­стью тлен­но­го ми­ра, он при­нял по­стриг в Рож­де­ствен­ском Вла­ди­мир­ском мо­на­сты­ре и без­ро­пот­но про­хо­дил в оби­те­ли раз­ные по­слу­ша­ния. Стре­мясь к без­молв­но­му пу­стын­но­му жи­тию, по­движ­ник тай­но оста­вил оби­тель и уда­лил­ся в пре­де­лы Нерехты. Здесь, на реч­ке Гри­ден­ке, на­шел он удоб­ное ме­сто для ино­че­ской жиз­ни – воз­вы­шен­ный по­лу­ост­ров в глу­хом ле­су. Пре­по­доб­ный об­ра­тил­ся к жи­те­лям по­са­да Нерехты с прось­бой по­се­лить­ся и устро­ить оби­тель в ме­стеч­ке Сы­па­но­во Ко­стром­ско­го края. Нерехт­цы с ра­до­стью со­гла­си­лись и при­ня­ли по­силь­ное уча­стие в устрой­стве оби­те­ли. Пре­по­доб­ный Па­хо­мий на­пи­сал об­раз Свя­той Тро­и­цы и с мо­леб­ным пе­ни­ем при­нес его на то ме­сто, где по­ло­жил воз­двиг­нуть храм во имя Свя­той Тро­и­цы. Окон­чив по­стро­е­ние хра­ма, свя­той Па­хо­мий за­нял­ся устро­е­ни­ем по­ряд­ка в но­вой оби­те­ли, ко­то­рая по­сте­пен­но на­се­ля­лась ино­ка­ми. В но­во­устро­ен­ной оби­те­ли ино­ки долж­ны бы­ли са­ми об­ра­ба­ты­вать зем­лю и пи­тать­ся тру­да­ми рук сво­их, в чем свя­той пер­вый по­да­вал при­мер бра­тии. Пре­по­доб­ный скон­чал­ся в 1384 го­ду в глу­бо­кой ста­ро­сти и был по­гре­бен в ос­но­ван­ном им Тро­иц­ком хра­ме. Од­ним из его уче­ни­ков, Ири­нар­хом, бы­ла на­пи­са­на ико­на свя­то­го, поз­же бы­ла устро­е­на гроб­ни­ца для свя­тых мо­щей. Ос­нов­ная па­мять пре­по­доб­но­го Па­хо­мия со­вер­ша­ет­ся 15 мая, в день те­зо­име­нит­ства свя­то­го, 23 мар­та – в день пре­став­ле­ния.

Полное житие преподобного Пахомия Нерехтского

Пре­по­доб­ный Па­хо­мий ро­дил­ся в пер­вой чет­вер­ти XIV ве­ка в го­ро­де Вла­ди­ми­ре на Клязь­ме. Мир­ское имя его бы­ло Иа­ков. Отец Иа­ко­ва был свя­щен­ни­ком в церк­ви свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, его имя Иг­на­тий, мать на­зы­ва­лась Ан­на. Оба они бы­ли лю­ди бо­го­бо­яз­нен­ные и да­ли сво­е­му сы­ну бла­го­че­сти­вое вос­пи­та­ние; се­ми лет он был от­дан учить­ся свя­щен­ным кни­гам и, как ско­ро на­вык в Бо­же­ствен­ном Пи­са­нии, на­чал про­яв­лять необы­чай­ное усер­дие к хра­му Бо­жию. Осо­бен­но лю­бил Иа­ков мо­лить­ся в мо­на­сты­ре во имя Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, и в этой слав­ной оби­те­ли он при­нял ино­че­ское по­стри­же­ние с име­нем Па­хо­мия. «И воз­го­ре­лось Ду­хом Свя­тым серд­це его, – го­во­рит древ­ний жиз­не­опи­са­тель пре­по­доб­но­го, – и за­тре­пе­та­ла ду­ша его Бо­же­ствен­ной лю­бо­вью, ибо огонь Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти за­жег ду­шу его, и вос­хо­тел быть ино­ком. – Дух Свя­тый вел его на этот путь».

Отец его то­гда скон­чал­ся, оста­вив Иа­ко­ва 12-лет­ним си­ро­той, а мать не пре­пят­ство­ва­ла сы­ну ис­пол­нить его бла­го­че­сти­вое на­ме­ре­ние и бла­го­сло­ви­ла сы­на на путь ино­че­ства. Но­во­по­стри­жен­ный юно­ша пе­ре­да­ет­ся опыт­но­му стар­цу, стро­го­му и тре­бо­ва­тель­но­му ду­хов­но­му во­ждю, и бес­пре­ко­слов­но под­чи­нил­ся ему: от­ре­ша­ет­ся от сво­ей во­ли и сдер­жи­ва­ет же­ла­ние сво­е­го серд­ца. Про­шло со­рок дней ис­ку­са, и на­сто­я­тель по­сы­ла­ет Па­хо­мия в брат­скую пе­кар­ню. Неуто­ми­мо тру­дит­ся здесь пре­по­доб­ный, ра­бо­тая днем и про­во­дя без сна но­чи, то­мя юную плоть свою.

Так про­шло мно­го вре­ме­ни. Игу­мен мо­на­сты­ря, ви­дя тру­до­лю­бие и сми­ре­ние пре­по­доб­но­го Па­хо­мия, при­во­дит его к свя­то­му Алек­сию, на­мест­ни­ку Мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та Фе­о­гно­ста, и про­сит по­свя­тить Па­хо­мия в диа­ко­на. Свя­той Алек­сий охот­но ис­пол­ня­ет это. И в сане диа­ко­на пре­по­доб­ный про­жил в Рож­де­ствен­ском мо­на­сты­ре мно­го лет, око­ло де­ся­ти, а за­тем сде­лал­ся на­сто­я­те­лем Ца­ре-Кон­стан­ти­нов­ской оби­те­ли близ го­ро­да Вла­ди­ми­ра. Свя­ти­тель Алек­сий, вос­ста­но­вив древ­нюю оби­тель во имя рав­ноап­о­столь­но­го ца­ря Кон­стан­ти­на, не на­шел для нее бо­лее под­хо­дя­ще­го игу­ме­на, чем пре­по­доб­ный Па­хо­мий, доб­ро­де­те­ли ко­то­ро­го дав­но знал он. При­быв в 1362 го­ду во Вла­ди­мир, чтобы осмот­реть вос­со­здан­ную оби­тель, свя­ти­тель Алек­сий по­ста­вил Па­хо­мия ее на­чаль­ни­ком.

Несколь­ко лет управ­лял пре­по­доб­ный оби­те­лью, уста­и­вая в ней по­ря­док жиз­ни, на­зи­дая бра­тию сло­вом и при­ме­ром. Но за­тем «Бо­жия бла­го­дать при­шла на него», и яви­лось у него же­ла­ние пе­ре­не­сти свои по­дви­ги на ме­сто, где еще не си­я­ли све­том бла­го­че­стия хри­сти­ан­ские по­движ­ни­ки. Но­чью, тай­но от бра­тии, остав­ля­ет пре­по­доб­ный Па­хо­мий Ца­ре-Кон­стан­ти­нов­скую оби­тель и уда­ля­ет­ся в ко­стром­ские пре­де­лы, на ме­сто, ко­то­рое на­зы­ва­лось Нерехта. С собою при­нес по­движ­ник из иму­ще­ства толь­ко две кни­ги: «Пра­виль­ную кни­жи­цу» и Псал­тирь.

Нерехта упо­ми­на­ет­ся пер­вый раз в 1214 го­ду, и в по­ло­вине XIV ве­ка она пред­став­ля­ла со­бой, ве­ро­ят­но, зна­чи­тель­ное про­мыш­лен­ное се­ле­ние. В Нерехте Па­хо­мий оста­но­вил­ся на несколь­ко дней у од­но­го стран­но­при­им­но­го му­жа и в это вре­мя ис­кал ме­ста, удоб­но­го для со­зда­ния но­вой оби­те­ли. Та­кое ме­сто на­шел пре­по­доб­ный в двух вер­стах от се­ле­ния на во­сток: оно от­ли­ча­лось кра­со­той, бы­ло воз­вы­шен­но и по­рос­ло ле­сом: во­круг него про­те­ка­ло две ре­ки – Со­ло­ни­ца и ее при­ток, реч­ка Гри­дев­ка. Ме­сто пред­став­ля­ло со­бой по­лу­ост­ров и из­древ­ле на­зы­ва­лось Сы­па­но­во го­ро­ди­ще, Сы­па­но­ва го­ра или про­сто Сы­па­но­во. Пле­нен­ный кра­со­тою Сы­па­но­ва, по­движ­ник про­сил жи­те­лей Нерехты усту­пить ему по­лу­ост­ров, на ко­то­ром мож­но бы бы­ло по­ста­вить мо­на­стырь, и зем­лю для об­за­ве­де­ния мо­на­стыр­ско­го хо­зяй­ства. С ра­до­стью со­гла­си­лись ис­пол­нить прось­бу нерехт­чане, ко­то­рым бы­ло очень при­ят­но по­се­ле­ние у них свя­то­го, и усерд­но по­мо­га­ли пре­по­доб­но­му Па­хо­мию в устро­е­нии ме­ста для оби­те­ли: ру­би­ли лес, рас­чи­ща­ли зем­лю, по­ста­ви­ли ма­лую кел­лию са­мо­му по­движ­ни­ку. Пре­по­доб­ный на свои и на со­бран­ные с на­ро­да сред­ства на­пи­сал об­раз Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и с крест­ным хо­дом, со­про­вож­да­е­мый тол­пою на­ро­да, при­нес об­раз на Сы­па­но­во. На ме­сте ос­но­ва­ния хра­ма об­раз был по­став­лен и от­пет мо­ле­бен. Разо­шел­ся на­род по до­мам, а пре­по­доб­ный в сво­ей кел­лии мо­лил­ся Бо­гу, бла­го­да­рил Его за успеш­ное на­ча­тие де­ла и ска­зал: «Здесь по­кой мой; здесь я все­люсь и ста­ну жить, и пусть бу­дет то, что угод­но Бо­гу».

Жи­те­ли Нерехты с боль­шой охо­тою еже­днев­но при­хо­ди­ли к пре­по­доб­но­му Па­хо­мию и по­мо­га­ли ему в тру­дах устро­е­ния мо­на­сты­ря. Пре­по­доб­ный усерд­но тру­дил­ся с при­хо­див­ши­ми ми­ря­на­ми, бла­го­да­рил жерт­во­ва­те­лей. При­мер нерехт­чан на­шел под­ра­жа­те­лей сре­ди окрест­ных жи­те­лей, ко­то­рые так­же тру­ди­лись с Па­хо­ми­ем. По­яви­лись же­ла­ю­щие со­жи­тель­ство­вать по­движ­ни­ку в его пу­сты­ни; он с ра­до­стью по­стри­гал их в ино­че­ский об­раз и при­ни­мал как ча­до­лю­би­вый отец. Все бы­ло при­го­тов­ле­но к от­кры­тию Тро­иц­ко-Сы­па­но­вой оби­те­ли.

То­гда пре­по­доб­ный Па­хо­мий от­пра­вил­ся с од­ним из бра­тий в Моск­ву и про­сил у мит­ро­по­ли­та Алек­сия бла­го­сло­ве­ние на по­стро­е­ние хра­ма в оби­те­ли. Свя­ти­тель с ра­до­стью при­нял по­движ­ни­ка, дав­но ему зна­ко­мо­го, вел с ним ду­ше­по­лез­ную бе­се­ду, без за­мед­ле­ния дал бла­го­сло­вен­ную гра­мо­ту и ан­ти­минс. По воз­вра­ще­нии из Моск­вы пре­по­доб­ный еще рев­ност­нее спе­шил окон­чить Тро­иц­кий храм, еще усерд­нее ра­бо­та­ли с ним нерехт­чане и окрест­ные жи­те­ли. Вско­ре храм был го­тов, укра­шен ико­на­ми, снаб­жен кни­га­ми и тор­же­ствен­но освя­щен при уча­стии бли­жай­ше­го ду­хо­вен­ства и при сте­че­нии мно­же­ства на­ро­да.

Окон­чив храм, пре­по­доб­ный Па­хо­мий за­бот­ли­во устра­и­ва­ет мо­на­стырь. Бра­тия и мно­гие по­се­ти­те­ли оби­те­ли ста­вят брат­ские кел­лии. Мо­на­стырь об­но­сят сте­ною. Для про­пи­та­ния бра­тии за­во­дит­ся хле­бо­па­ше­ство: вы­ру­ба­ет­ся окрест­ный лес, вы­жи­га­ет­ся за­росль и по­яв­ля­ют­ся по­ля, за­се­ян­ные ро­жью, жи­том и ов­сом. Все это де­лал пре­по­доб­ный за­тем, чтобы бра­тия не бы­ли празд­ны­ми и пи­та­лись от сво­их тру­дов, а не од­ни­ми при­но­ше­ни­я­ми мир­ских лю­дей. Это­го ма­ло. Пом­ня, что мо­на­стырь устро­ил­ся на по­жерт­во­ва­ния ми­рян и да­же при их тру­до­вом со­дей­ствии, пре­по­доб­ный Па­хо­мий по­ста­вил за мо­на­стыр­ской сте­ною го­сти­ни­цу для «го­стей», то есть при­хо­дя­щих в оби­тель бо­го­моль­цев. Ис­пол­няя долг го­сте­при­им­ства, по­движ­ник кор­мил при­шель­цев мо­на­стыр­ским хле­бом и сам с бра­ти­ей вку­шал вме­сте с ни­ми тра­пе­зу. Вме­сте с внеш­ним шло и внут­рен­нее устро­е­ние Па­хо­ми­е­вой оби­те­ли. По­движ­ник дал ей стро­гий об­ще­жи­тель­ный устав, опре­де­лил мо­на­стыр­ские долж­но­сти: ке­ла­ря, каз­на­чея, чте­ца, пев­ца и ек­кле­си­ар­ха. В кон­це кон­цов Нерехт­ский мо­на­стырь стал от­ли­чать­ся та­ким по­ряд­ком, что дру­гие мо­на­сты­ри ста­ли ста­вить его в об­ра­зец се­бе. Это вы­зы­ва­ло и бо­лее усерд­ные жерт­вы окрест­ных хри­сто­люб­цев: они да­ва­ли свя­то­му на стро­е­ние мо­на­сты­ря, каж­дый от сво­е­го име­ния, кто сколь­ко мог. Один за­жи­точ­ный нерехт­ча­нин по­жерт­во­вал мо­на­сты­рю два ко­ло­ко­ла, тре­тий устро­ил по­движ­ник на соб­ствен­ные сред­ства.

В тру­дах и за­бо­тах о сво­ей оби­те­ли, в мо­лит­вен­ных по­дви­гах и по­пе­че­нии о спа­се­нии ду­ши сво­ей со­ста­рил­ся пре­по­доб­ный Па­хо­мий, за­не­мог и по­чув­ство­вал при­бли­же­ние кон­чи­ны. Ино­кам, окру­жив­шим одр, он ска­зал про­щаль­ное на­став­ле­ние: «Бра­тия! – на­чал по­движ­ник, – ныне от­хо­жу от вас и вру­чаю вас всех Пре­свя­той Тро­и­це и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це. А вы вы­бе­ри­те вме­сто ме­ня, ко­го хо­ти­те, на­сто­я­те­лем».

В от­вет бра­тия за­пла­ка­ли и еди­но­глас­но ска­за­ли уми­ра­ю­ще­му стар­цу: «Отец наш и пас­тырь! Не луч­ше ли и нам быть по­гре­бен­ным с то­бою, чем здесь оста­вать­ся без те­бя!»

Пре­по­доб­ный уте­шил ино­ков, со­ве­то­вал им на­деть­ся на Бо­га и вы­брал им в игу­ме­ны на свое ме­сто Фе­о­до­ра, по­стри­же­ни­ка Вла­ди­мир­ско­го Рож­де­ствен­ско­го мо­на­сты­ря, от­ту­да при­шед­ше­го в Сы­па­нов­скую пу­стынь. И мно­го свя­той по­учал бра­тию и на­став­лял на путь спа­се­ния, как со­блю­дать чин и устав мо­на­сты­ря, а в за­клю­че­ние при­ба­вил: «Бра­тия! Тер­пи­те на­хо­дя­щие на вас скор­би и бе­ды на сем ме­сте, да об­ря­ще­те бла­го­дать Бо­жию». По­сле то­го пре­по­доб­ный ис­про­сил у бра­тии про­ще­ние, дал им по­след­нее бла­го­сло­ве­ние и от­пу­стил с ми­ром по кел­ли­ям. 21 мар­та он при­об­щил­ся Свя­тых Та­ин, взи­рая на ико­ны, про­воз­гла­сил: «Гос­по­ди! В ру­це Твои пре­даю дух мой», – и скон­чал­ся. Это бы­ло в 1384 го­ду.

По­гре­бе­ние остан­ков угод­ни­ка Бо­жия бы­ло очень тор­же­ствен­но, при боль­шом сте­че­нии на­ро­да. Чест­ные мо­щи пре­по­доб­но­го по­ло­же­ны бы­ли по пра­вую сто­ро­ну ал­та­ря Тро­иц­ко­го со­бо­ра. Ко­гда в Сы­па­но­ве стро­и­ли ка­мен­ную цер­ковь на ме­сте де­ре­вян­ной, 6 мая 1675 го­да они об­ре­те­ны нетлен­ны­ми, но остав­ле­ны под спу­дом. По­том над ни­ми был устро­ен при­дел во имя угод­ни­ка Бо­жия. Те­перь его свя­тые мо­щи по­чи­ва­ют на ле­вой сто­роне Па­хо­ми­ев­ско­го при­де­ла, про­тив се­вер­ных врат ал­та­ря. Кра­си­вая ме­тал­ли­че­ская ра­ка воз­вы­ша­ет­ся над ни­ми, а по­верх ее по­ло­жен об­раз пре­по­доб­но­го Па­хо­мия.

Гос­подь Бог про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка да­ром чу­до­тво­ре­ний как при жиз­ни его, так и по смер­ти.

В Нерехте во дни пре­по­доб­но­го Па­хо­мия про­жи­вал че­ло­век, пре­дан­ный неуме­рен­но­му пьян­ству. От ви­на он ли­шил­ся рас­суд­ка, бес­но­вал­ся и го­во­рил бес­смыс­ли­цу. Мно­го за­бо­ти­лись о нем род­ные, же­лая ис­це­лить его от бо­лез­ни, но на­прас­но. 1 ав­гу­ста, во вре­мя освя­ще­ния во­ды, ко­гда пре­по­доб­ный шел на реч­ку Гри­дев­ку, род­ствен­ни­ки ве­ли несчаст­но­го в мо­на­стырь. Оста­но­вив крест­ный ход, по­движ­ник ве­лел при­ве­сти боль­но­го к иор­да­ни, где про­ис­хо­ди­ло во­до­освя­ще­ние, и осе­нил его кре­стом. Безум­ный бро­сил­ся в во­ду и кри­чал: «Ах, как боль­но мне: ста­рец опа­лил ме­ня ог­нем». При этом он оста­вал­ся в реч­ке, ко­то­рая неглу­бо­ка, пла­кал и мо­лил­ся на ико­ны; рас­су­док вер­нул­ся к нему. Ис­це­лен­ный по­том рас­ска­зы­вал, что из кре­ста вы­шел огонь, ко­то­рый опа­лил его. По­сле ли­тур­гии Па­хо­мий дал ис­це­лен­но­му просфо­ру, и он на­все­гда из­ба­вил­ся от сво­ей бо­лез­ни.

Инок Ири­нарх, по­се­лив­ший­ся в мо­на­сты­ре при жиз­ни пре­по­доб­но­го и мно­го по­мо­гав­ший ему в устро­е­нии оби­те­ли, был ис­кус­ным жи­во­пис­цем. Через два го­да по­сле кон­чи­ны свя­то­го на­пал на Ири­нар­ха блуд­ный по­мысл и тяж­ко му­чил его. Инок по­ка­ял­ся в сво­ем гре­хе от­кры­то пе­ред всей бра­ти­ей, но и это не по­мог­ло ему. Он по­стил­ся, мо­лил­ся и, на­ко­нец, об­ра­тил­ся к за­ступ­ле­нию пре­по­доб­но­го Па­хо­мия, мо­ги­лу ко­то­ро­го по­се­щал каж­дый день. В од­ну ночь, утом­лен­ный мо­лит­вой и воз­вра­тясь с мо­ги­лы, Ири­нарх за­снул и ви­дит во сне све­то­леп­но­го стар­ца, укра­шен­но­го се­ди­на­ми, име­ю­ще­го дол­гую бо­ро­ду, бе­лую,как снег, и с жез­лом в ру­ке. Ста­рец ска­зал: «Брат Ири­нарх! Так все­гда мо­лись Гос­по­ду Бо­гу и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це, Гос­подь по­ми­ло­вал те­бя, не со­гре­шай впредь: вот ис­це­ля­ет те­бя Гос­подь от по­мыс­ла тво­е­го».

При этом чу­до­тво­рец уда­рил ино­ка по ле­во­му бед­ру жез­лом. Ири­нарх в ужа­се вско­чил и ви­дит пе­ред со­бою пре­по­доб­но­го Па­хо­мия, ко­то­рый го­во­рит: «Не бой­ся, ча­до! Ты те­перь ви­дишь ме­ня: на­пи­ши же об­раз по­до­бия мо­е­го, по­то­му что Гос­подь со­при­чис­лил ме­ня к ли­ку пре­по­доб­ных».

Проснув­шись, Ири­нарх рас­ска­зал о сво­ем ви­де­нии игу­ме­ну и бра­тии и в удо­сто­ве­ре­ние по­ка­зал след уда­ра на бед­ре сво­ем. Ис­пол­няя во­лю по­чив­ше­го свя­то­го, Ири­нарх на­пи­сал об­раз его, ко­то­рый сто­ит над гроб­ни­цею и со­хра­ня­ет­ся до­ныне.

В се­ле Ивань­ко­ве близ Ко­стро­мы в кон­це XVIII и на­ча­ле XIX вв. жил по­ме­щик Про­та­сьев. Он дол­го бо­лел гла­за­ми и на­ко­нец ослеп. Несчаст­ный не знал, что де­лать. Но вот яв­ля­ет­ся ему во сне ста­рец и со­ве­ту­ет по­мо­лить­ся пре­по­доб­но­му Па­хо­мию. Меж­ду тем Про­та­сьев и не знал, где ле­жат его мо­щи. Один зна­ко­мый ему ска­зал, что пре­по­доб­ный Па­хо­мий ле­жит в Сы­па­но­ве, и боль­ной с ра­до­стью и на­деж­дой явил­ся ту­да. Це­лый день го­ря­чо мо­лил­ся Про­та­сьев у ра­ки пре­по­доб­но­го и со­вер­шен­но про­зрел. В бла­го­дар­ность за ис­це­ле­ние свое он сде­лал се­реб­ря­ную ри­зу на гро­бо­вую ико­ну пре­по­доб­но­го.

В 1811 го­ду в церк­ви Сы­па­но­ва ра­бо­та­ли жи­во­пис­цы. Один из них, Со­ко­лов, ра­бо­тал в ку­по­ле, но так ле­ни­во, что свя­щен­ник хо­тел уда­лить его. Вне­зап­но Со­ко­лов тяж­ко за­не­мог, за­бо­ле­ла и его се­мья. Чув­ствуя при­бли­же­ние смер­ти, жи­во­пи­сец рас­ка­ял­ся в небреж­но­сти сво­ей. То­гда явил­ся ему во сне пре­по­доб­ный Па­хо­мий и го­во­рит: «Вста­вай и впредь так не де­лай». Яв­ле­ние так силь­но по­дей­ство­ва­ло на Со­ко­ло­ва, что, ско­ро вы­здо­ро­вев, он с усер­ди­ем при­нял­ся за ра­бо­ту и пре­крас­но ис­пол­нил стен­ную жи­во­пись.

Рас­ска­зы­ва­ют, что пре­по­доб­ный Па­хо­мий еще раз явил­ся жи­во­пис­цу пе­ред тем, как пи­сать ему на стене изо­бра­же­ние угод­ни­ка Бо­жия. Про­бу­див­шись, Со­ко­лов немед­лен­но взял­ся за кисть, чтобы не за­быть чер­ты ли­ца пре­по­доб­но­го Па­хо­мия.

В 1843 и 1892 гг. жи­те­ли Сы­па­но­ва бы­ли чу­дес­но из­бав­ле­ны пред­ста­тель­ством пре­по­доб­но­го от по­жа­ра. Но осо­бен­но па­мят­на для нерехт­чан и все­го Нерехт­ско­го края по­мощь угод­ни­ка Бо­жия во вре­мя хо­лер­ных эпи­де­мий 1848 и 1853 гг.

С вес­ны 1848 го­да хо­ле­ра силь­но рас­про­стра­ни­лась по Ко­стром­ской гу­бер­нии. В Нерехте на­ча­лась она в мае и ско­ро пре­вра­ти­лась в мор. При­хо­жане се­ла Сы­па­но­ва об­ра­ти­лись с мо­лит­вой к пре­по­доб­но­му Па­хо­мию, и он из­ба­вил их от смер­то­нос­ной яз­вы. Ко­гда со­вер­ша­ли крест­ный ход по се­лу и де­рев­ням при­хо­да, бо­лезнь немед­лен­но пре­кра­ща­лась; от­ча­ян­ные боль­ные немед­лен­но вы­здо­рав­ли­ва­ли. В Нерехту ико­на пре­по­доб­но­го при­не­се­на бы­ла в са­мый раз­гар эпи­де­мии и оста­ва­лась де­сять дней, и там очень ма­ло умер­ло из за­болев­ших, – все­го 9 че­ло­век из 300. Но­си­ли ико­ну чу­до­твор­ца и по со­сед­ним се­ле­ни­ям и де­рев­ням.

Через пять лет по­вто­ри­лись по­доб­ные яв­ле­ния ми­ло­сти Бо­жи­ей по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Па­хо­мия. В од­ной де­ревне был тяж­ко бо­лен хо­ле­рой ста­рик. Без чувств ле­жал он, и род­ные жда­ли его смер­ти. Вдруг он вздрог­нул и спро­сил: «Несут ли угод­ни­ка?» Ему ска­за­ли, что с об­ра­зом уже вхо­дят в де­рев­ню. Боль­ной тот­час же встал, по­шел на­встре­чу иконе и но­сил ее по до­мам де­рев­ни со­вер­шен­но здо­ро­вый. Так на­граж­де­на бы­ла ве­ра в по­мощь угод­ни­ка Бо­жия. За­то неве­рие на­ка­зы­ва­лось. Один врач и же­на его сме­я­лись над при­вер­жен­но­стью пра­во­слав­ных к ико­нам и на­бож­но­стью на­ро­да. В тот же день за­бо­ле­ли они хо­ле­рой и в страш­ных му­че­ни­ях скон­ча­лись.

В 1866 го­ду по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Па­хо­мия пре­кра­тил­ся в Сы­па­но­ве па­деж ско­та.

К 1892 го­ду со­вер­ши­лось чу­до над кре­стьян­кой Ели­за­ве­той Фе­до­се­е­вой. Око­ло двух лет у нее бы­ла нестер­пи­мая ло­мо­та в но­гах и по­яс­ни­це; боль­ная сна­ча­ла еле хо­ди­ла, по­том бо­лее по­лу­го­да по­чти не вста­ва­ла. Мно­го ле­чи­лась она у вра­чей, но ни­че­го не по­мо­га­ло. Ча­сто мо­ли­лась она, про­ся Гос­по­да вра­зу­мить ее, ку­да ей ид­ти на бо­го­мо­лье, чтобы по­лу­чить ис­це­ле­ние. Мо­лит­ва ее бы­ла услы­ша­на.

«Во сне яс­но уви­да­ла я, — рас­ска­зы­ва­ла сы­па­нов­ско­му свя­щен­ни­ку Ели­за­ве­та, — буд­то мо­люсь в Па­хо­ми­ев день, 15 мая, вот здесь у Тро­и­цы, стою же я в огра­де, так как на­ро­да бы­ло мно­же­ство, а ко­гда по­шли крест­ным хо­дом, от ико­ны пре­по­доб­но­го Па­хо­мия ис­хо­ди­ло необык­но­вен­ное си­я­ние. Пре­по­доб­ный мне в эту же ночь явил­ся в том ви­де, как на­пи­сан на иконе, и ве­лел схо­дить по­мо­лить­ся об ис­це­ле­нии пе­ред его мо­ща­ми. Как толь­ко я про­бу­ди­лась, тот­час же да­ла обе­ща­ние схо­дить в Сы­па­но­во к пре­по­доб­но­му и от­слу­жить мо­ле­бен; с это­го же дня вы­здо­ров­ле­ние мое пошло быст­ро, и вот я со­вер­шен­но здо­ро­ва. Не знаю, как и бла­го­да­рить угод­ни­ка».

Бла­го­да­ря мно­го­чис­лен­ным чу­до­тво­ре­ни­ям мест­ное по­чи­та­ние пре­по­доб­но­го в его оби­те­ли на­ча­лось вско­ре по­сле его кон­чи­ны, как это вид­но из чу­да с Ири­нар­хом. По­сле об­ре­те­ния мо­щей пре­по­доб­но­го Па­хо­мия (в 1675 го­ду) по­чи­та­ние его, есте­ствен­но, уси­ли­ва­ет­ся: устра­и­ва­ет­ся при­дел во имя его в од­ну связь с Тро­иц­кой цер­ко­вью и ка­мен­ная гроб­ни­ца над мо­ща­ми. Два­жды в год мест­но празд­ну­ет­ся па­мять угод­ни­ка Бо­жия: 21 мар­та/3 ап­ре­ля – в день кон­чи­ны, и 15/28 мая – в день его Ан­ге­ла. То­гда бы­ва­ет боль­шое сте­че­ние бо­го­моль­цев к при­ход­ской Тро­и­це-Сы­па­нов­ской церк­ви, сто­я­щей на ме­сте за­кры­то­го в 1764 го­ду мо­на­сты­ря.