Канон святому преподобному Сергию Радонежскому (на обретение честных его мощей)

Припев: Преподо́бне о́тче на́ш Се́ргие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 июля (05 июля ст. ст.); 08 октября (25 сентября ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Предели́в пучи́ну чермну́ю Бо́г, фарао́на погрузи́вый в не́й, прове́д Моисе́я немо́кренно в пусты́ню и одожди́в ма́нну в сне́дь лю́дем Изра́илевым, я́ко си́лен.

Све́том Твоего́ трисо́лнечнаго Божества́, Соде́телю мо́й, просвети́ помраче́нныя о́чи души́ моея́, молю́ Ти ся, и очи́сти се́рдце мое́, да возмогу́ пе́ти обре́тение честны́х моще́й преподо́бнаго Се́ргия, Твоего́ рачи́теля.

Да́ждь ми́ сло́во, Сло́ве Бо́жий, во отверзе́ние у́ст мои́х, и уясни́ ми язы́к, Ми́лостиве, и не помина́й грехо́в мои́х мно́жества, да, Твое́ю благода́тию наставля́емь, возмогу́ пе́ти преподо́бнаго Твоего́ Се́ргия.

Я́коже во чре́ве ма́терни проглаше́нием Тро́ицу пропове́дал еси́, та́ко и Та́ просла́ви тя́: ка́ко на мно́га ле́та сокрове́ны земле́ю честны́я мо́щи твоя́ нетле́нны обрето́шася, благоуха́ния вку́пе же и чуде́с ве́рных исполня́юще.

Богоро́дичен: Пречи́стая Влады́чице, небе́сных си́л превы́шшая, поро́ждшая Спа́са, все́х Соде́теля, единосу́щна Отцу́ и Ду́ху, да́ждь на́м сло́во, Препе́тая, я́ко да возмо́жем пе́ти Тя́, су́щую Засту́пницу ро́да на́шего.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Да не хва́лится му́др, хваля́йся, но о се́м, е́же разумева́ти, я́ко не́сть свя́т, я́ко Бо́г на́ш, вознося́й ро́г на́ш, дая́й кре́пость царе́м на́шим.

Креста́ Госпо́дня си́лою укрепля́яся, стра́сти душе́вныя и плотско́е мудрова́ние ду́ху покори́л еси́, и сего́ ра́ди Ду́ху Пресвято́му прекра́сная оби́тель бы́в и неразде́льныя Тро́ицы избра́нно поко́ище.

Житие́м твои́м, е́же в ми́ре се́м, о́браз бы́в все́м, от души́ Христу́ порабо́тившимся, чистото́ю же, я́ко со́лнце, просия́л еси́ и сего́ ра́ди стокра́тное возда́ние от руку́ Вседержи́теля прия́л еси́, богому́дре Се́ргие. Те́мже тя́ ра́достно ублажа́ем.

Прииди́те, сни́демся в настоя́щее ны́не торжество́, у́зрим, и ра́дости испо́лнимся, и Христа́ да просла́вим, та́ко прославля́юща Его́ прославля́ющих, и на́м сте́ну необори́му и чуде́с пода́теля дарова́вшаго, богоблаже́ннаго Се́ргия.

Богоро́дичен: Благодаре́ние, вку́пе же и пе́ние, Богома́ти, — ра́дуйся, — прино́сим Ти́, я́ко родила́ еси́ пло́тию Бо́га Вседержи́теля, тве́рдую Предста́тельницу Тебе́ христиа́ном дарова́вшаго.

Седа́лен, гла́с 8:

Жите́йское мо́ре преплы́л еси́ мно́гим воздержа́нием и приста́л еси́ в ти́хое приста́нище, в небе́сныя оби́тели, я́ко звезда́ светоза́рна, сия́еши и, я́ко со́лнце незаходи́мое, мо́лниями чуде́с твои́х вселе́нную всю́ просвеща́еши и озаря́еши стада́ учени́к твои́х: и все́м ве́рным да́руеши грехо́в проще́ние, и жития́ исправле́ние, и е́же на сопроти́вныя одоле́ние, я́ко да, ра́достно обстоя́ще честну́ю и многоцеле́бную ра́ку, любе́зно лобыза́ем святы́я мо́щи твоя́ и, я́ко отцу́ чадолюби́ву, вопие́м ти́: богому́дре и преблаже́нне о́тче Се́ргие, моли́ Святу́ю Тро́ицу, Е́йже в житии́ се́м порабо́тал еси́, грехо́в оставле́ние дарова́ти чту́щим любо́вию обре́тение честны́х моще́й твои́х.

Богоро́дичен: Я́ко де́ву и еди́ну в жена́х, Тя́, без се́мене ро́ждшую Бо́га пло́тию, вси́ ублажа́ем, ро́ди челове́честии: о́гнь бо всели́ся в Тя́ Божества́, и я́ко Младе́нца млеко́м пита́еши Зижди́теля и Го́спода. Те́м, а́нгельский и челове́ческий ро́д, досто́йно сла́вим пресвято́е Рождество́ Твое́ и согла́сно вопие́м Ти́: моли́ Христа́ Бо́га согреше́ний оставле́ние дарова́ти покланя́ющимся ве́рою пресвято́му Рождеству́ Твоему́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Небеса́ доброде́тель Твоя́ покры́ла е́сть, и земля́ испо́лнися сла́вы Твоея́, Христе́. Те́мже ве́рно вопие́м: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

От утро́бы ма́терни Бо́гу прилепи́лся еси́, блаже́нне о́тче Се́ргие, и зача́ло му́дрости — стра́х Бо́жий в се́рдцы твое́м име́л еси́, ко́рень и основа́ние все́х благи́х, нищету́ духо́вную возлюби́в. Сего́ ра́ди Влады́ка Христо́с чудесы́ обогати́л тя́ е́сть.

Я́ко кри́н благово́нный, от земны́х не́др изда́шася честны́я мо́щи твоя́, преблаже́нне Се́ргие, и, я́ко сокро́вище, чуде́с зарю́ испуща́ют, веселя́ще духо́вная ча́да твоя́.

Дне́сь ра́дуется Ца́рствующий гра́д Москва́, и весе́лия исполня́ется вся́ вселе́нная, честна́я же оби́тель твоя́, богоблаже́нне Се́ргие, хва́лящися, украша́ется, име́ющи в себе́ честны́я мо́щи твоя́, я́ко сокро́вище неоску́дное и пречу́дное.

Богоро́дичен: Де́во Господоимени́тая и Цари́це всея́ тва́ри, мно́гими проро́ки пронарече́нная, ро́ждшая Царя́ небе́сных си́л, да́ждь, Госпоже́, побе́ду на враги́ во́инству на́шему и Ца́рствия небе́снаго все́х на́с сподо́би моли́твами Твои́ми.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ча́сть моя́ еси́, Го́споди, и сла́ва лица́ моего́: Ты́ бо мя́ из тмы́ неве́дения еди́н изба́вил еси́ богоразу́мием. И Тебе́ молю́ся, Христе́: да́руй рабу́ Твоему́ ми́р, я́ко Человеколю́бец.

Я́же в Тро́ице Бо́га на́шего Свята́я Це́рковь и ди́вная впра́вду све́тло красу́ется, всенаро́дное мно́жество духо́вне ра́дуется, зря́ще тя́, богому́дре Се́ргие, рука́ма архиере́я Бо́жия че́стно взе́млема и на плещу́ свяще́нных носи́ма.

Посеще́ния ра́ди богома́тере ра́дости испо́лнився, све́т бы́л еси́ ста́ду твоему́ и наста́вник но́вому Изра́илю, преводя́ на́с, о́тче, от земли́ к небе́сным оби́телем, иде́же ны́не наслажда́ешися неизрече́нныя све́тлости.

Ма́терня утро́ба освяти́ся честны́м зача́тием твои́м, сла́вный же гра́д Росто́в просвети́ся рождество́м твои́м, вели́кая же твоя́ и многосла́вная оби́тель просла́вися по́двиги твои́ми, вся́ же вселе́нная напо́лнися чуде́с твои́х, преподо́бне о́тче Се́ргие.

Богоро́дичен: Ма́ти Бо́жия Пречи́стая, тве́рдая Засту́пнице на Тя́ наде́ющимся, покро́ве и стра́ж гра́ду на́шему, и необори́мая стено́ святе́й оби́тели се́й, и ору́жие спасе́ния Оте́честву на́шему, спаси́ все́х, благоче́стно покланя́ющихся свято́му о́бразу Твоему́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Да не погрузи́т мене́ бу́ря водна́я, ниже́ пожре́т мене́ глубина́, отве́ржен бо е́смь во глубины́ се́рдца морска́го зо́л мои́х. Те́м зову́, я́ко Ио́на: да взы́дет от тли́ зо́л живо́т мо́й к Тебе́, Бо́же.

От млада́го во́зраста, о́тче Се́ргие, Христа́ возлюби́в и Сего́ живоно́сным стопа́м после́дуя, ми́ра всего́ избе́гл еси́ и дости́гл еси́ в незаходи́мый све́т ра́зума, иде́же ны́не дерзнове́нно Святе́й Тро́ице предстои́ши, Ю́же о все́х на́с умоли́.

Удиви́шася во пло́ти житию́ твоему́ безпло́тнии чи́нове, и устраши́шася бесо́вская по́лчища от Бо́га да́нныя тебе́ на ни́х побе́ды; мы́ же прославля́ем тя́, преподо́бне Се́ргие, обстоя́ще ра́ку честны́х моще́й твои́х, и велича́ем Христа́, чудесы́ тя́ просла́вльшаго.

И́же любо́вию и чи́стою ве́рою чту́щим честно́е и сла́вное обре́тение святы́х моще́й твои́х и пра́зднующим све́тло свяще́нную па́мять твою́, о́тче преблаже́нне Се́ргие, моли́твами твои́ми все́м поле́зная испроси́.

Богоро́дичен: Без се́мене во чре́ве Твое́м заче́нши Творца́ все́х и Спаси́теля, Богома́ти Влады́чице, и ро́ждши пло́тию Христа́ Бо́га, Его́же моли́твами Твои́ми ми́лостива на́м сотвори́, и да сподо́бимся вси́ явле́ния Его́ и Ца́рствия.

Конда́к, гла́с 8.

Дне́сь, я́ко со́лнце пресве́тло, возсия́вше от земли́, честны́я мо́щи твоя́ нетле́нны обрето́шася, я́ко благоуха́нный цве́т, мно́жеством чуде́с сия́юще, и все́м ве́рным источа́юще разли́чная исцеле́ния, и веселя́ще избра́нное твое́ ста́до, е́же му́дре собра́в, до́бре па́ствил еси́. О ни́хже и ны́не Тро́ице предстои́ши, моля́ся, и во́инству победи́тельная на враги́ дарова́ти, да вси́ вопие́м ти́: ра́дуйся, Се́ргие богому́дре.

И́кос:

Су́щая в ми́ре преоби́дев, преми́рная и нетле́нная селе́ния, о́тче богому́дре, стяжа́л еси́ и, незави́стными дарми́ от Вседержи́тельныя десни́цы по числу́ доброде́телей обогати́вся и венце́м по́чести, я́ко победи́тель, венча́вся, чудесы́ все́х обогаща́еши, пою́щих ти́ си́це: ра́дуйся, богоблаже́нне Се́ргие; ра́дуйся, и́же пре́жде рожде́ния твоего́ трикра́ты проглаше́нием просла́вивый Святу́ю Тро́ицу; ра́дуйся, я́ко от младе́нства твоего́ избра́нный сосу́д бы́в Пресвято́му Ду́ху; ра́дуйся, мирску́ю красоту́ и сла́ву, я́ко уме́ты, вмени́л еси́; ра́дуйся, я́ко всели́выйся в пусты́ню; ра́дуйся, я́ко гра́д, сию́ сотвори́л еси́; ра́дуйся, я́ко в не́й хра́м прече́стен в похвалу́ Святы́я Тро́ицы воздви́гнувый; ра́дуйся, я́ко сла́вну и превели́ку оби́тель в сла́ву Бо́жию созда́л еси́; ра́дуйся, я́ко в не́й мно́жества мона́шествующих собра́в, Го́сподеви приве́л еси́; ра́дуйся, я́ко ми́лостиваго посеще́ния Богома́тере сподо́бился еси́, То́й бо во пло́ти, я́ко а́нгел, послужи́в; ра́дуйся, я́ко Го́сподеви мо́лишися о чту́щих обре́тение честны́х моще́й твои́х; ра́дуйся, наро́ду на́шему ору́жие спасе́ния и победи́тель на враги́, Его́же соблюда́й вы́ну здра́ва и ве́села, да вси́ твое́ обре́тение све́тло пра́зднуем, ра́достно вопию́ще: ра́дуйся, Се́ргие богому́дре.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Не преда́ждь на́с до конца́ и́мене Твоего́ ра́ди, и не разори́ заве́та Твоего́, и не отста́ви ми́лости Твоея́ от на́с, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших, препе́тый во ве́ки.

Бо́жиим хране́нием соблюдено́ бы́сть честно́е те́ло твое́, богому́дре Се́ргие, мно́гими ле́ты земле́ю покрове́но, це́ло и ничи́мже вреди́мо изы́де. Мы́ же, ча́да твоя́, сие́ зря́ще, ра́достно вопие́м: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Весе́лия ри́зою облече́ся, ра́дости венце́м венча́ся честна́я глава́ твоя́, све́тло вни́де в небе́сный черто́г Царя́ Христа́, по́честь прие́мля трудо́в твои́х, поя́ Го́сподеви: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Све́тлым житие́м твои́м сия́я, чу́дне Се́ргие, в жи́зни се́й, безпло́тных чи́ны дости́гл еси́, ны́не же с ни́ми лику́еши у престо́ла все́х Бо́га, проси́ грехо́в оставле́ние дарова́ти соверша́ющим любо́вию па́мять обре́тения честны́х моще́й твои́х.

Богоро́дичен: Простри́ моле́ние, Пречи́стая Де́во Влады́чице, к ро́ждшемуся из Тебе́ Бо́гу на́шему, и Тобо́ю Ада́ма назда́вшему, и на́ше естество́ обнови́вшу, да вси́ вопие́м Ти́: благослове́н, Пречи́стая, Пло́д чре́ва Твоего́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Вся́ческая, Влады́ко, прему́дростию Твое́ю соста́вил еси́, земли́ же па́ки утверди́л еси́, я́коже ве́си, дно́, основа́нием водрузи́вый на вода́х безме́рных. Те́м вси́ вопие́м, воспева́юще: благослови́те, дела́ Госпо́дня, непреста́нно Го́спода.

Весели́тся дне́сь Це́рковь Бо́жия, я́ко ца́рскою порфи́рою одева́ющися, честна́я же оби́тель твоя́, богоблаже́нне о́тче Се́ргие, я́ко многоце́нно сокро́вище, иму́щи честно́е те́ло твое́, разли́чна исцеле́ния подава́юще все́м, ве́рно пою́щим: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, непреста́нно Го́спода.

Све́том небе́сным просвеща́ется хра́м Бо́жий, и в не́м благочести́вых собо́ри ра́дуются, ви́дяще тя́, богоблаже́нне о́тче Се́ргие, архиере́йскима рука́ма носи́ма и от все́х ве́рных покланя́ема, Христу́ вопию́щих: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, непреста́нно Го́спода.

С небе́сными во́инствы ны́не Тро́ице предстоя́ и с ли́ки все́х святы́х водворя́яся, ве́рно почита́ющим па́мять твою́ грехо́в проще́ние испроси́, и све́тло пра́зднующим обре́тение честны́х моще́й твои́х спасе́ние на́м да́руй, да, ра́дующеся, пое́м: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, непреста́нно Го́спода.

Богоро́дичен: Преве́чный во чре́ве Твое́м, Де́во Чи́стая, зачина́ется и соверше́нный Бо́г, И́же из Тебе́, Неискусобра́чныя Отрокови́цы, Младе́нец пло́тию роди́вся, соверше́н Бо́г и Челове́к челове́ки ви́дится, сопресто́лен сы́й Отцу́ и Ду́ху: Его́же превозно́сим во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Моисе́й на горе́ неопали́мую купину́ ви́де, Ио́сиф в верте́пе неизрече́нное рождество́ слы́ша, нескве́рная Де́во, безму́жная Ма́ти, пе́сньми Тя́, Богоро́дице, велича́ем.

Взя́тся к высоте́ небе́сней доброде́тельми, богому́дре о́тче Се́ргие, и в весе́лии се́рдца предстои́ши престо́лу Святы́я Тро́ицы, не забу́ди ча́д твои́х, соверше́нно здра́вие и ди́вну побе́ду да́руй на враги́ во́инству на́шему, да вси́ тя пе́сньми непреста́нно велича́ем.

Пресла́вная па́мять твоя́, богоно́се, па́че лу́ч со́лнечных ве́рныя просвеща́ет, благоче́стно тя́ почита́ющия, и ве́рою и любо́вию покланя́ющияся ра́це честны́х моще́й твои́х, и в пе́снех пою́щия тя́, богому́дре Се́ргие.

Руко́ю мое́ю недосто́йною и любо́вию серде́чною приноси́мое тебе́ ма́лое моле́ние приими́, богоблаже́нне о́тче Се́ргие, душа́м на́шим спасе́ние, и телесе́м здра́вие, и ми́ру ми́р моли́твами твои́ми да́руй, да тя́ мно́жае в пе́снех велича́ем.

Богоро́дичен: О, Де́во Влады́чице Всепе́тая, Ма́ти Христа́ Бо́га на́шего! Спаси́ вся́, на Тя́ наде́ющияся, и к Твоему́ заступле́нию притека́ющия, и благоче́стно Тя́, су́щую Богоро́дицу, в пе́снех велича́ющия.

Свети́лен.

Дне́сь соше́дшеся, небе́сная со земны́ми ра́дуются, и ве́рных совокупле́ния со свяще́нными, вку́пе же и мона́хи, весе́лия духо́внаго и даро́в чуде́с твои́х исполня́ются, преподо́бне Се́ргие, в твое́ обре́тение, сла́вяще Го́спода.

Богоро́дичен: Прему́дрость Ипоста́сную, Сло́во О́тчее Присносу́щное, врача́ челове́ком — Христа́ ро́ждшая, Де́во Пречи́стая, я́звы и стру́пы се́рдца моего́ исцели́, лю́тыя и многовре́менныя, и страстна́я взыгра́ния ути́ши пло́ти моея́.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Предѣли́въ пꙋчи́нꙋ чермнꙋ́ю бг҃ъ, фараѡ́на погрꙋзи́вый въ не́й, прове́дъ мѡѷсе́а немо́креннѡ въ пꙋсты́ню, и҆ ѡ҆дожди́въ ма́ннꙋ въ снѣ́дь лю́демъ і҆и҃лєвымъ, ꙗ҆́кѡ си́ленъ.

Свѣ́томъ твоегѡ̀ трисо́лнечнагѡ бж҃ества̀, содѣ́телю мо́й, просвѣтѝ помрачє́нныѧ ѻ҆́чи дꙋшѝ моеѧ̀, молю́ ти сѧ, и҆ ѡ҆чи́сти се́рдце моѐ, да возмогꙋ̀ пѣ́ти ѡ҆брѣ́тенїе честны́хъ моще́й прпⷣбнагѡ се́ргїа твоегѡ̀ рачи́телѧ.

Да́ждь мѝ сло́во, сло́ве бж҃їй, во ѿверзе́нїе ᲂу҆́стъ мои́хъ, и҆ ᲂу҆ѧсни́ ми ѧ҆зы́къ, ми́лостиве, и҆ не помина́й грѣхѡ́въ мои́хъ мно́жества, да твое́ю бл҃года́тїю наставлѧ́емь, возмогꙋ̀ пѣ́ти прпⷣбнаго твоего̀ се́ргїа.

Ꙗ҆́коже во чре́вѣ ма́терни проглаше́нїемъ трⷪ҇цꙋ проповѣ́далъ є҆сѝ, та́кѡ и҆ та̀ просла́ви тѧ̀: ка́кѡ на мнѡ́га лѣ̑та сокровє́ны земле́ю чєстны́ѧ мо́щи твоѧ̑ нетлѣ̑нны ѡ҆брѣто́шасѧ, благоꙋха́нїѧ вкꙋ́пѣ же и҆ чꙋде́съ вѣ́рныхъ и҆сполнѧ́юще.

Бг҃оро́диченъ: Пречⷭ҇таѧ влⷣчце, нбⷭ҇ныхъ си́лъ превы́шшаѧ, поро́ждшаѧ сп҃са всѣ́хъ содѣ́телѧ, є҆диносꙋ́щна ѻ҆ц҃ꙋ̀ и҆ дх҃ꙋ, да́ждь на́мъ сло́во, препѣ́таѧ, ꙗ҆́кѡ да возмо́жемъ пѣ́ти тѧ̀, сꙋ́щꙋю застꙋ́пницꙋ ро́да на́шегѡ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Да не хва́литсѧ мꙋ́дръ хвалѧ́йсѧ, но ѡ҆ се́мъ, є҆́же разꙋмѣва́ти, ꙗ҆́кѡ нѣ́сть свѧ́тъ, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ на́шъ, возносѧ́й ро́гъ на́шъ, даѧ́й крѣ́пость царє́мъ на́шымъ.

Крⷭ҇та̀ гдⷭ҇нѧ си́лою ᲂу҆крѣплѧ́ѧсѧ, стра̑сти дꙋшє́вныѧ и҆ плотско́е мꙋдрова́нїе дꙋ́хꙋ покори́лъ є҆сѝ: и҆ сегѡ̀ ра́ди дх҃ꙋ прест҃о́мꙋ прекра́снаѧ ѻ҆би́тель бы́въ, и҆ нераздѣ́льныѧ трⷪ҇цы и҆збра́нно поко́ище.

Житїе́мъ твои́мъ, є҆́же въ мі́рѣ се́мъ, ѻ҆́бразъ бы́въ всѣ̑мъ, ѿ дꙋшѝ хрⷭ҇тꙋ̀ порабо́тившымсѧ, чистото́ю же ꙗ҆́кѡ со́лнце просїѧ́лъ є҆сѝ: и҆ сегѡ̀ ра́ди стокра́тное возда́нїе ѿ рꙋкꙋ̀ вседержи́телѧ прїѧ́лъ є҆сѝ, бг҃омꙋ́дре се́ргїе. тѣ́мже тѧ̀ ра́достнѡ ᲂу҆блажа́емъ.

Прїиди́те, сни́демсѧ въ настоѧ́щее ны́нѣ торжество̀, ᲂу҆́зримъ и҆ ра́дости и҆спо́лнимсѧ, и҆ хрⷭ҇та̀ да просла́вимъ та́кѡ прославлѧ́юща є҆го̀ прославлѧ́ющихъ, и҆ на́мъ стѣ́нꙋ неѡбори́мꙋ и҆ чꙋде́съ пода́телѧ дарова́вшаго, бг҃облаже́ннаго се́ргїа.

Бг҃оро́диченъ: Бл҃годаре́нїе, вкꙋ́пѣ же и҆ пѣ́нїе, бг҃ома́ти, ра́дꙋйсѧ прино́симъ тѝ, ꙗ҆́кѡ родила̀ є҆сѝ пло́тїю бг҃а вседержи́телѧ, тве́рдꙋю предста́тельницꙋ тебѐ хрⷭ҇тїа́нѡмъ дарова́вшаго.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃:

Жите́йское мо́ре преплы́лъ є҆сѝ мно́гимъ воздержа́нїемъ, и҆ приста́лъ є҆сѝ въ ти́хое приста́нище, въ нбⷭ҇ныѧ ѻ҆би́тєли, ꙗ҆́кѡ ѕвѣзда̀ свѣтоза́рна сїѧ́еши, и҆ ꙗ҆́кѡ со́лнце незаходи́мое мо́лнїѧми чꙋде́съ твои́хъ вселе́ннꙋю всю̀ просвѣща́еши, и҆ ѡ҆зарѧ́еши стада̀ ᲂу҆чєни́къ твои́хъ: и҆ всѣ̑мъ вѣ̑рнымъ да́рꙋеши грѣхѡ́въ проще́нїе, и҆ житїѧ̀ и҆справле́нїе, и҆ є҆́же на сопроти̑вныѧ ѡ҆долѣ́нїе, ꙗ҆́кѡ да ра́достнѡ ѡ҆бстоѧ́ще честнꙋ́ю и҆ многоцѣле́бнꙋю ра́кꙋ, любе́знѡ лобыза́емъ ст҃ы̑ѧ мо́щи твоѧ̑, и҆ ꙗ҆́кѡ ѻ҆тцꙋ̀ чадолюби́вꙋ вопїе́мъ тѝ: бг҃омꙋ́дре и҆ пребл҃же́нне ѻ҆́тче се́ргїе, молѝ ст҃ꙋ́ю трⷪ҇цꙋ, є҆́йже въ житїѝ се́мъ порабо́талъ є҆сѝ, грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти чтꙋ́щымъ любо́вїю ѡ҆брѣ́тенїе честны́хъ моще́й твои́хъ.

Бг҃оро́диченъ: Ꙗ҆́кѡ дв҃ꙋ и҆ є҆ди́нꙋ въ жена́хъ, тѧ̀ безъ сѣ́мене ро́ждшꙋю бг҃а пло́тїю, всѝ ᲂу҆блажа́емъ ро́ди человѣ́честїи: ѻ҆́гнь бо всели́сѧ въ тѧ̀ бжⷭ҇тва̀, и҆ ꙗ҆́кѡ млⷣнца млеко́мъ пита́еши зижди́телѧ и҆ гдⷭ҇а. тѣ́мъ а҆́гг҃льскїй и҆ человѣ́ческїй ро́дъ, досто́йнѡ сла́вимъ прест҃о́е ржⷭ҇тво̀ твоѐ, и҆ согла́снѡ вопїе́мъ тѝ: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, согрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти покланѧ́ющымсѧ вѣ́рою прест҃о́мꙋ ржⷭ҇твꙋ̀ твоемꙋ̀.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Нб҃са̀ добродѣ́тель твоѧ̀ покры́ла є҆́сть, и҆ землѧ̀ и҆спо́лнисѧ сла́вы твоеѧ̀, хрⷭ҇тѐ. тѣ́мже вѣ́рнѡ вопїе́мъ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Ѿ ᲂу҆тро́бы мт҃рни бг҃ꙋ прилѣпи́лсѧ є҆сѝ, бл҃же́нне ѻ҆́тче се́ргїе, и҆ зача́ло мꙋ́дрости стра́хъ бж҃їй въ се́рдцы твое́мъ и҆мѣ́лъ є҆сѝ, ко́рень и҆ ѡ҆снова́нїе всѣ́хъ благи́хъ, нищетꙋ̀ дꙋхо́внꙋю возлюби́въ. сегѡ̀ ра́ди влⷣка хрⷭ҇то́съ чꙋдесы̀ ѡ҆богати́лъ тѧ̀ є҆́сть.

Ꙗ҆́кѡ крі́нъ благово́нный, ѿ земны́хъ нѣ́дръ и҆зда́шасѧ чєстны́ѧ мо́щи твоѧ̑, преблаже́нне се́ргїе, и҆ ꙗ҆́кѡ сокро́вище, чꙋде́съ зарю̀ и҆спꙋща́ютъ, веселѧ́ще дꙋхѡ́внаѧ ча̑да твоѧ̑.

Дне́сь ра́дꙋетсѧ ца́рствꙋющїй гра́дъ москва̀, и҆ весе́лїѧ и҆сполнѧ́етсѧ всѧ̀ вселе́ннаѧ: честна́ѧ же ѻ҆би́тель твоѧ̀, бг҃облаже́нне се́ргїе, хва́лѧщисѧ ᲂу҆краша́етсѧ, и҆мѣ́ющи въ себѣ̀ чєстны́ѧ мо́щи твоѧ̑, ꙗ҆́кѡ сокро́вище неѡскꙋ́дное и҆ пречꙋ́дное.

Бг҃оро́диченъ: Дв҃о гдⷭ҇оимени́таѧ, и҆ цр҃и́це всеѧ̀ тва́ри, мно́гими прⷪ҇рѡ́ки пронарече́ннаѧ ро́ждшаѧ цр҃ѧ̀ нбⷭ҇ныхъ си́лъ, да́ждь, гпⷭ҇жѐ, побѣ́дꙋ на врагѝ во́инствꙋ на́шемꙋ, и҆ црⷭ҇твїѧ нбⷭ҇нагѡ всѣ́хъ на́съ сподо́би моли́твами твои́ми.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Ча́сть моѧ̀ є҆сѝ, гдⷭ҇и, и҆ сла́ва лица̀ моегѡ̀: ты́ бо мѧ̀ и҆зъ тмы̀ невѣ́дѣнїѧ є҆ди́нъ и҆зба́вилъ є҆сѝ бг҃оразꙋ́мїемъ. и҆ тебѣ̀ молю́сѧ, хрⷭ҇тѐ. да́рꙋй рабꙋ̀ твоемꙋ̀ ми́ръ, ꙗ҆́кѡ чл҃вѣколю́бецъ.

Ꙗ҆́же въ трⷪ҇цѣ бг҃а на́шегѡ ст҃а́ѧ цр҃ковь и҆ ди́внаѧ впра́вдꙋ, свѣ́тлѡ красꙋ́етсѧ: всенаро́дное мно́жество дꙋхо́внѣ ра́дꙋетсѧ, зрѧ́ще тѧ̀, бг҃омꙋ́дре се́ргїе, рꙋка́ма а҆рхїере́а бж҃їѧ че́стнѡ взе́млема, и҆ на плещꙋ̀ свѧще́нныхъ носи́ма.

Посѣще́нїѧ ра́ди бг҃ома́тере ра́дости и҆спо́лнивсѧ, свѣ́тъ бы́лъ є҆сѝ ста́дꙋ твоемꙋ̀, и҆ наста́вникъ но́вомꙋ і҆и҃лю, преводѧ̀ на́съ, ѻ҆́тче, ѿ землѝ къ нбⷭ҇нымъ ѻ҆би́телемъ, и҆дѣ́же ны́нѣ наслажда́ешисѧ неизрече́нныѧ свѣ́тлости.

Ма́тернѧ ᲂу҆тро́ба ѡ҆свѧти́сѧ честны́мъ зача́тїемъ твои́мъ, сла́вный же гра́дъ росто́въ просвѣти́сѧ рождество́мъ твои́мъ: вели́каѧ же твоѧ̀ и҆ многосла́внаѧ ѻ҆би́тель просла́висѧ пѡ́двиги твои́ми, всѧ́ же вселе́ннаѧ напо́лнисѧ чꙋде́съ твои́хъ, прпⷣбне ѻ҆́тче се́ргїе.

Бг҃оро́диченъ: Мт҃и бж҃їѧ пречⷭ҇таѧ, тве́рдаѧ застꙋ́пнице на тѧ̀ надѣ́ющымсѧ, покро́ве и҆ стра́жъ гра́дꙋ на́шемꙋ, и҆ неѡбори́маѧ стѣно̀ свѧтѣ́й ѻ҆би́тели се́й, и҆ ѻ҆рꙋ́жїе спасе́нїѧ ѻ҆те́чествꙋ на́шемꙋ, спасѝ всѣ́хъ благоче́стнѡ покланѧ́ющихсѧ ст҃о́мꙋ ѻ҆́бразꙋ твоемꙋ̀.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Да не погрꙋзи́тъ менє̀ бꙋ́рѧ водна́ѧ, нижѐ пожре́тъ менѐ глꙋбина̀: ѿве́рженъ бо є҆́смь во глꙋбины̑ се́рдца морска́гѡ ѕѡ́лъ мои́хъ. тѣ́мъ зовꙋ̀, ꙗ҆́кѡ і҆ѡ́на: да взы́детъ ѿ тлѝ ѕѡ́лъ живо́тъ мо́й къ тебѣ̀, бж҃е.

Ѿ млада́гѡ во́зраста, ѻ҆́тче се́ргїе, хрⷭ҇та̀ возлюби́въ, и҆ сегѡ̀ живонѡ́снымъ стопа́мъ послѣ́дꙋѧ, мі́ра всегѡ̀ и҆збѣ́глъ є҆сѝ, и҆ дости́глъ є҆сѝ въ незаходи́мый свѣ́тъ ра́зꙋма, и҆дѣ́же ны́нѣ дерзнове́ннѡ ст҃ѣ́й трⷪ҇цѣ предстои́ши: ю҆́же ѡ҆ всѣ́хъ на́съ ᲂу҆молѝ.

Оу҆диви́шасѧ во пло́ти житїю̀ твоемꙋ̀ безпло́тнїи чи́нове, и҆ ᲂу҆страши́шасѧ бѣсѡ́вскаѧ пѡ́лчища ѿ бг҃а да́нныѧ тебѣ̀ на ни́хъ побѣ́ды: мы́ же прославлѧ́емъ тѧ̀, преподо́бне се́ргїе, ѡ҆бстоѧ́ще ра́кꙋ честны́хъ моще́й твои́хъ, и҆ велича́емъ хрⷭ҇та̀, чꙋдесы̀ тѧ̀ просла́вльшаго.

И҆̀же любо́вїю и҆ чи́стою вѣ́рою чтꙋ́щымъ честно́е и҆ сла́вное ѡ҆брѣ́тенїе ст҃ы́хъ моще́й твои́хъ, и҆ пра́зднꙋющымъ свѣ́тлѡ свѧще́ннꙋю па́мѧть твою̀, ѻ҆́тче преблаже́нне се́ргїе, моли́твами твои́ми всѣ̑мъ полє́знаѧ и҆спросѝ.

Бг҃оро́диченъ: Безъ сѣ́мене во чре́вѣ твое́мъ заче́нши творца̀ всѣ́хъ и҆ сп҃си́телѧ, бг҃ома́ти влⷣчце, и҆ ро́ждши пло́тїю хрⷭ҇та̀ бг҃а: є҆го́же моли́твами твои́ми ми́лостива на́мъ сотворѝ, и҆ да сподо́бимсѧ всѝ ꙗ҆вле́нїѧ є҆гѡ̀ и҆ црⷭ҇твїѧ.

Конда́къ, гла́съ и҃.

Дне́сь ꙗ҆́кѡ со́лнце пресвѣ́тло возсїѧ́вше ѿ землѝ чєстны́ѧ мо́щи твоѧ̑, нетлѣ̑нны ѡ҆брѣто́шасѧ, ꙗ҆́кѡ благоꙋха́нный цвѣ́тъ, мно́жествомъ чꙋде́съ сїѧ́юще, и҆ всѣ̑мъ вѣ̑рнымъ и҆сточа́юще разли̑чнаѧ и҆сцѣлє́нїѧ, и҆ веселѧ́ще и҆збра́нное твоѐ ста́до, є҆́же мꙋ́дрѣ собра́въ, до́брѣ па́ствилъ є҆сѝ. ѡ҆ ни́хже и҆ ны́нѣ трⷪ҇цѣ предстои́ши молѧ́сѧ, и҆ во́инствꙋ побѣди́тєльнаѧ на врагѝ дарова́ти, да всѝ вопїе́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, се́ргїе бг҃омꙋ́дре.

І҆́косъ:

Сꙋ̑щаѧ въ мі́рѣ преѡби́дѣвъ, премі̑рнаѧ и҆ нетлѣ̑ннаѧ селє́нїѧ, ѻ҆́тче бг҃омꙋ́дре, стѧжа́лъ є҆сѝ, и҆ незави́стными дармѝ ѿ вседержи́тельныѧ десни́цы по числꙋ̀ добродѣ́телей ѡ҆богати́всѧ, и҆ вѣнце́мъ по́чести ꙗ҆́кѡ побѣди́тель вѣнча́всѧ, чꙋдесы̀ всѣ́хъ ѡ҆богаща́еши, пою́щихъ тѝ си́це: ра́дꙋйсѧ, бг҃облаже́нне се́ргїе: ра́дꙋйсѧ, и҆́же пре́жде рожде́нїѧ твоегѡ̀ трикра́ты проглаше́нїемъ просла́вивый ст҃ꙋ́ю трⷪ҇цꙋ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ младе́нства твоегѡ̀ и҆збра́нный сосꙋ́дъ бы́въ прест҃о́мꙋ дх҃ꙋ: ра́дꙋйсѧ, мїрскꙋ́ю красотꙋ̀ и҆ сла́вꙋ ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ме́ты вмѣни́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ всели́выйсѧ въ пꙋсты́ню: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ гра́дъ сїю̀ сотвори́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ не́й хра́мъ прече́стенъ въ похвалꙋ̀ ст҃ы́ѧ трⷪ҇цы воздви́гнꙋвый: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ сла́внꙋ и҆ превели́кꙋ ѻ҆би́тель въ сла́вꙋ бж҃їю созда́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ въ не́й мно́жєства мона́шествꙋющихъ собра́въ, гдⷭ҇еви приве́лъ є҆сѝ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ ми́лостивагѡ посѣще́нїѧ бг҃ома́тере сподо́билсѧ є҆сѝ, то́й бо во пло́ти ꙗ҆́кѡ а҆́гг҃лъ послꙋжи́въ: ра́дꙋйсѧ, ꙗ҆́кѡ гдⷭ҇еви мо́лишисѧ ѡ҆ чтꙋ́щихъ ѡ҆брѣ́тенїе честны́хъ моще́й твои́хъ: ра́дꙋйсѧ, наро́дꙋ на́шемꙋ ѻ҆рꙋ́жїе спасе́нїѧ, и҆ побѣди́тель на врагѝ, є҆го́же соблюда́й вы́нꙋ здра́ва и҆ ве́села, да всѝ твоѐ ѡ҆брѣ́тенїе свѣ́тлѡ пра́зднꙋемъ, ра́достнѡ вопїю́ще: ра́дꙋйсѧ, се́ргїе бг҃омꙋ́дре.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Не преда́ждь на́съ до конца̀ и҆́мене твоегѡ̀ ра́ди, и҆ не разорѝ завѣ́та твоегѡ̀, и҆ не ѿста́ви ми́лости твоеѧ̀ ѿ на́съ, гдⷭ҇и бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ, препѣ́тый во вѣ́ки.

Бж҃їимъ хране́нїемъ соблюдено̀ бы́сть честно́е тѣ́ло твоѐ, бг҃омꙋ́дре се́ргїе, мно́гими лѣ́ты земле́ю покрове́но цѣ́ло, и҆ ничи́мже вреди́мо и҆зы́де. мы́ же ча̑да твоѧ̑ сїѐ зрѧ́ще, ра́достнѡ вопїе́мъ: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Весе́лїѧ ри́зою ѡ҆блече́сѧ, ра́дости вѣнце́мъ вѣнча́сѧ честна́ѧ глава̀ твоѧ̀, свѣ́тлѡ вни́де въ небе́сный черто́гъ цр҃ѧ̀ хрⷭ҇та̀, по́честь прїе́млѧ трꙋдѡ́въ твои́хъ, поѧ̀ гдⷭ҇еви: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Свѣ́тлымъ житїе́мъ твои́мъ сїѧ́ѧ, чꙋ́дне се́ргїе, въ жи́зни се́й, безпло́тныхъ чи́ны дости́глъ є҆сѝ, ны́нѣ же съ ни́ми ликꙋ́еши ᲂу҆ прⷭ҇то́ла всѣ́хъ бг҃а: просѝ грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти, соверша́ющымъ любо́вїю па́мѧть ѡ҆брѣ́тенїѧ честны́хъ моще́й твои́хъ.

Бг҃оро́диченъ: Прострѝ моле́нїе, пречⷭ҇таѧ дв҃о влⷣчце, къ ро́ждшемꙋсѧ и҆зъ тебє̀ бг҃ꙋ на́шемꙋ, и҆ тобо́ю а҆да́ма назда́вшемꙋ, и҆ на́ше є҆стество̀ ѡ҆бнови́вшꙋ, да всѝ вопїе́мъ тѝ: бл҃гослове́нъ, пречⷭ҇таѧ, пло́дъ чре́ва твоегѡ̀.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Всѧ́чєскаѧ, влⷣко, премꙋ́дростїю твое́ю соста́вилъ є҆сѝ, земли́ же па́ки ᲂу҆тверди́лъ є҆сѝ, ꙗ҆́коже вѣ́си, дно̀, ѡ҆снова́нїемъ водрꙋзи́вый на вода́хъ безмѣ́рныхъ. тѣ́мъ всѝ вопїе́мъ, воспѣва́юще: благослови́те, дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, непреста́ннѡ гдⷭ҇а.

Весели́тсѧ дне́сь цр҃ковь бж҃їѧ, ꙗ҆́кѡ ца́рскою порфѵ́рою ѡ҆дѣва́ющисѧ: честна́ѧ же ѻ҆би́тель твоѧ̀, бг҃облаже́нне ѻ҆́тче се́ргїе, ꙗ҆́кѡ многоцѣ́нно сокро́вище и҆мꙋ́щи честно́е тѣ́ло твоѐ, разли̑чна и҆сцѣлє́нїѧ подава́юще всѣ̑мъ, вѣ́рнѡ пою́щымъ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ непреста́ннѡ гдⷭ҇а.

Свѣ́томъ небе́снымъ просвѣща́етсѧ хра́мъ бж҃їй, и҆ въ не́мъ благочести́выхъ собо́ри ра́дꙋютсѧ, ви́дѧще тѧ̀, бг҃облаже́нне ѻ҆́тче се́ргїе, а҆рхїере́йскима рꙋка́ма носи́ма и҆ ѿ всѣ́хъ вѣ́рныхъ покланѧ́ема, хрⷭ҇тꙋ̀ вопїю́щихъ, бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ непреста́ннѡ гдⷭ҇а.

Съ нбⷭ҇ными вѡ́инствы ны́нѣ трⷪ҇цѣ предстоѧ̀, и҆ съ ли́ки всѣ́хъ ст҃ы́хъ водворѧ́ѧсѧ, вѣ́рнѡ почита́ющымъ па́мѧть твою̀, грѣхѡ́въ проще́нїе и҆спросѝ: и҆ свѣ́тлѡ пра́зднꙋющымъ ѡ҆брѣ́тенїе честны́хъ моще́й твои́хъ, спасе́нїе на́мъ да́рꙋй, да ра́дꙋющесѧ пое́мъ: бл҃гослови́те всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ непреста́ннѡ гдⷭ҇а.

Бг҃оро́диченъ: Превѣ́чный во чре́вѣ твое́мъ, дв҃о чⷭ҇таѧ, зачина́етсѧ, и҆ соверше́нный бг҃ъ, и҆́же и҆зъ тебє̀ неискꙋсобра́чныѧ ѻ҆трокови́цы млⷣнецъ пло́тїю роди́всѧ, соверше́нъ бг҃ъ и҆ человѣ́къ, человѣ̑ки ви́дитсѧ, сопрⷭ҇то́ленъ сы́й ѻ҆ц҃ꙋ̀ и҆ дх҃ꙋ: є҆го́же превозно́симъ во вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Мѡѷсе́й на горѣ̀ неѡпали́мꙋю кꙋпинꙋ̀ ви́дѣ, і҆ѡ́сифъ въ верте́пѣ неизрече́нное ржⷭ҇тво̀ слы́ша, нескве́рнаѧ дв҃о, безмꙋ́жнаѧ мт҃и, пѣ́сньми тѧ̀, бцⷣе, велича́емъ.

Взѧ́тсѧ къ высотѣ̀ нбⷭ҇нѣй добродѣ́тельми, бг҃омꙋ́дре ѻ҆́тче се́ргїе, и҆ въ весе́лїи се́рдца предстои́ши прⷭ҇то́лꙋ ст҃ы́ѧ трⷪ҇цы, не забꙋ́ди ча̑дъ твои́хъ. Соверше́нно здра́вїе и҆ ди́внꙋ побѣ́дꙋ да́рꙋй на врагѝ во́инствꙋ на́шемꙋ, да вси́ тѧ пѣ́сньми непреста́ннѡ велича́емъ.

Пресла́внаѧ па́мѧть твоѧ̀, бг҃оно́се, па́че лꙋ̑чъ со́лнечныхъ, вѣ̑рныѧ просвѣща́етъ, благоче́стнѡ тѧ̀ почита́ющыѧ, и҆ вѣ́рою и҆ любо́вїю покланѧ́ющыѧсѧ ра́цѣ честны́хъ моще́й твои́хъ, и҆ въ пѣ́снехъ пою́щыѧ тѧ̀, бг҃омꙋ́дре се́ргїе.

Рꙋко́ю мое́ю недосто́йною, и҆ любо́вїю серде́чною приноси́мое тебѣ̀ ма́лое моле́нїе, прїимѝ, бг҃облаже́нне ѻ҆́тче се́ргїе, дꙋша́мъ на́шымъ спасе́нїе, и҆ тѣлесє́мъ здра́вїе, и҆ мі́рꙋ ми́ръ моли́твами твои́ми да́рꙋй: да тѧ̀ мно́жае въ пѣ́снехъ велича́емъ.

Бг҃оро́диченъ: Ѽ дв҃о влⷣчце всепѣ́таѧ, мт҃и хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ! спасѝ всѧ̑ на тѧ̀ надѣ́ющыѧсѧ, и҆ къ твоемꙋ̀ застꙋпле́нїю притека́ющыѧ, и҆ благоче́стнѡ тѧ̀ сꙋ́щꙋю бцⷣꙋ въ пѣ́снехъ велича́ющыѧ.

Свѣти́ленъ.

Дне́сь соше́дшесѧ нбⷭ҇наѧ со земны́ми ра́дꙋютсѧ, и҆ вѣ́рныхъ совокꙋплє́нїѧ со свѧще́нными, вкꙋ́пѣ же и҆ мона̑хи, весе́лїѧ дꙋхо́внагѡ и҆ дарѡ́въ чꙋде́съ твои́хъ и҆сполнѧ́ютсѧ, прпⷣбне се́ргїе, въ твоѐ ѡ҆брѣ́тенїе, сла́вѧще гдⷭ҇а.

Бг҃оро́диченъ: Премꙋ́дрость ѵ҆поста́снꙋю, сло́во ѻ҆́ч҃ее присносꙋ́щное, врача̀ человѣ́кѡмъ хрⷭ҇та̀ ро́ждшаѧ, дв҃о пречⷭ҇таѧ, ꙗ҆́звы и҆ стрꙋ́пы се́рдца моегѡ̀ и҆сцѣлѝ, лю̑тыѧ и҆ многовре́мєнныѧ, и҆ страстна̑ѧ взыгра̑нїѧ ᲂу҆ти́ши пло́ти моеѧ̀.

Краткое житие преподобного Сергия Радонежского

Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их! Про­слав­ляя Сво­их из­бран­ни­ков, Он через них же устро­я­ет и на­ше спа­се­ние.

В труд­ные для Церк­ви вре­ме­на, ко­гда бла­го­по­треб­на бы­ла осо­бен­ная по­мощь Бо­жия к укреп­ле­нию ве­ры пра­во­слав­ной в серд­цах люд­ских или ко­гда нече­стие люд­ское гро­зи­ло по­да­вить со­бою бла­го­че­стие и ве­ру, в та­кие труд­ные вре­ме­на Бог на­ро­чи­то по­сы­лал осо­бых из­бран­ни­ков Сво­их, ко­то­рые, бу­дучи пре­ис­пол­не­ны бла­го­да­ти Бо­жи­ей, сво­ей див­ной жиз­нью, сво­им сми­ре­ни­ем при­вле­ка­ли к се­бе серд­ца лю­дей и де­ла­лись на­став­ни­ка­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми в ду­хов­ной жиз­ни для всех.

Од­ним из та­ких ве­ли­ких из­бран­ни­ков Бо­жи­их был пре­по­доб­ный Сер­гий, да­ро­ван­ный Бо­гом зем­ле Рус­ской имен­но в та­кое тяж­кое вре­мя, ко­гда та­та­ры за­по­ло­ни­ли по­чти все пре­де­лы ее, ко­гда меж­до­усо­бия кня­зей до­хо­ди­ли до кро­ва­вых по­бо­ищ, ко­гда эти усо­би­цы, бес­пра­вие, та­тар­ское на­си­лие и гру­бость то­гдаш­них нра­вов гро­зи­ли рус­ско­му на­ро­ду со­вер­шен­ной ги­бе­лью. Пол­то­рас­та с лиш­ком лет то­ми­лась мно­го­стра­даль­ная Русь под тя­же­лым игом та­тар­ским. И вот на­ко­нец при­з­рел Гос­подь Бог моль­бы Ру­си Пра­во­слав­ной – при­бли­жал­ся час осво­бож­де­ния, в ко­то­ром Сер­гий явил­ся ис­тин­ным пе­чаль­ни­ком род­ной зем­ли.

Но чтобы сбро­сить вар­вар­ское иго и вве­сти ино­род­цев в огра­ду Хри­сти­ан­ской Церк­ви, для это­го нуж­но бы­ло при­под­нять и укре­пить нрав­ствен­ные си­лы, при­ни­жен­ные ве­ко­вым по­ра­бо­ще­ни­ем и уны­ни­ем. Это­му нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию на­ро­да и по­свя­тил свою жизнь пре­по­доб­ный Сер­гий. Са­мым силь­ным сред­ством, до­ступ­ным и по­нят­ным то­му ве­ку, был жи­вой при­мер, на­гляд­ное осу­ществ­ле­ние нрав­ствен­но­го пра­ви­ла. Он на­чал с са­мо­го се­бя и про­дол­жи­тель­ным уеди­не­ни­ем, ис­пол­нен­ным тру­дов и ли­ше­ний сре­ди дре­му­че­го ле­са, при­го­то­вил­ся быть ру­ко­во­ди­те­лем дру­гих пу­стын­но­жи­те­лей. Жиз­не­опи­са­тель, сам жив­ший в брат­стве, вос­пи­тан­ном Сер­ги­ем, жи­вы­ми чер­та­ми опи­сы­ва­ет, как оно вос­пи­ты­ва­лось, с ка­кой по­сте­пен­но­стью и лю­бо­вью к че­ло­ве­ку, с ка­ким тер­пе­ни­ем и зна­ни­ем ду­ши че­ло­ве­че­ской. На стра­ни­цах древ­не­го жи­тия по­вест­ву­ет­ся о том, как Сер­гий, на­чав пра­вить со­би­рав­шей­ся к нему бра­ти­ей, был для нее по­ва­ром, пе­ка­рем, мель­ни­ком, дро­во­ко­лом, порт­ным, плот­ни­ком, ка­ким угод­но труд­ни­ком, слу­жил ей, как раб куп­лен­ный, по вы­ра­же­нию жи­тия, ни на один час не скла­ды­вал рук для от­ды­ха; как по­том, став на­сто­я­те­лем оби­те­ли и про­дол­жая ту же чер­ную хо­зяй­ствен­ную ра­бо­ту, он при­ни­мал ис­кав­ших у него по­стри­же­ния, не спус­кал глаз с каж­до­го но­вич­ка, воз­во­дя его со сте­пе­ни на сте­пень ино­че­ско­го ис­ку­са, ука­зы­вал де­ло вся­ко­му по си­лам, но­чью до­зо­ром хо­дил ми­мо кел­лий, лег­ким сту­ком в дверь или ок­но на­по­ми­нал празд­но­сло­вя­щим, что у мо­на­ха есть луч­шие спо­со­бы про­во­дить до­су­жее вре­мя, а по­ут­ру осто­рож­ны­ми на­ме­ка­ми, не об­ли­чая пря­мо, не за­став­ляя крас­неть, «ти­хой и крот­кой ре­чью» вы­зы­вал в них рас­ка­я­ние без до­са­ды. В этом по­вест­во­ва­нии вид­но прак­ти­че­скую шко­лу бла­го­нра­вия, в ко­то­рой сверх ре­ли­ги­оз­но-ино­че­ско­го вос­пи­та­ния глав­ны­ми жи­тей­ски­ми на­у­ка­ми бы­ли уме­нье от­да­вать все­го се­бя на об­щее де­ло, на­вык к уси­лен­но­му тру­ду и при­выч­ка к стро­го­му по­ряд­ку в за­ня­ти­ях, по­мыс­лах и чув­ствах. На­став­ник вел еже­днев­ную тер­пе­ли­вую ра­бо­ту над каж­дым от­дель­ным бра­том, над от­дель­ны­ми осо­бен­но­стя­ми каж­до­го бра­та, при­спо­соб­ляя их к це­лям все­го брат­ства. На­блю­де­ние и лю­бовь к лю­дям да­ли уме­ние ти­хо и крот­ко на­стра­и­вать ду­шу че­ло­ве­ка и из­вле­кать из нее, как из хо­ро­ше­го ин­стру­мен­та, луч­шие ее чув­ства.

Так вос­пи­ты­ва­лось друж­ное брат­ство, про­из­во­див­шее, по совре­мен­ным сви­де­тель­ствам, глу­бо­кое на­зи­да­тель­ное впе­чат­ле­ние на ми­рян. Мир при­хо­дил к мо­на­сты­рю, пыт­ли­вым взгля­дом смот­рел на чин жиз­ни, и то, что он ви­дел, быт и об­ста­нов­ка пу­стын­но­го брат­ства, по­уча­ли его са­мым про­стым пра­ви­лам, ко­то­ры­ми креп­ко люд­ское хри­сти­ан­ское об­ще­жи­тие. В мо­на­сты­ре все бы­ло бед­но и скуд­но или, как вы­ра­зил­ся разо­ча­ро­ван­но один му­жи­чок, при­шед­ший в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия по­ви­дать про­слав­лен­но­го ве­ли­че­ствен­но­го игу­ме­на, «все ху­дост­но, все ни­щет­но, все си­ро­тин­ско». Слу­ча­лось, все бра­тия по це­лым дням си­де­ли чуть не без кус­ка хле­ба. Но все бы­ли друж­ны меж­ду со­бой и при­вет­ли­вы к при­шель­цам, во всем сле­ды по­ряд­ка и раз­мыш­ле­ния, каж­дый де­лал свое де­ло, каж­дый ра­бо­тал с мо­лит­вой, и все мо­ли­лись по­сле ра­бо­ты. Во всех чу­ял­ся скры­тый огонь, ко­то­рый без искр и вспы­шек об­на­ру­жи­вал­ся жи­ви­тель­ной теп­ло­той, об­да­вав­шей вся­ко­го, кто всту­пал в эту ат­мо­сфе­ру тру­да, мыс­ли и мо­лит­вы. Мир ви­дел все это и ухо­дил обод­рен­ный и осве­жен­ный. Пять­де­сят лет де­лал свое ти­хое де­ло пре­по­доб­ный Сер­гий в Ра­до­неж­ской пу­сты­ни; це­лые пол­ве­ка при­хо­див­шие к нему лю­ди вме­сте с во­дой из его ис­точ­ни­ка чер­па­ли в его пу­сты­ни уте­ше­ние и обод­ре­ние и, во­ро­тясь в свой круг, по кап­лям де­ли­лись им с дру­ги­ми. И эти кап­ли нрав­ствен­но­го вли­я­ния, по­доб­но за­квас­ке, вы­зы­ва­ю­щей жи­ви­тель­ное бро­же­ние, за­па­дая в мас­сы, неза­мет­но из­ме­ня­ли на­прав­ле­ние умов, пе­ре­стра­и­ва­ли весь нрав­ствен­ный строй ду­ши рус­ско­го че­ло­ве­ка XIV ве­ка.

Пре­по­доб­ный Сер­гий при­ме­ром сво­ей свя­той жиз­ни, са­мой воз­мож­но­стью та­кой жиз­ни дал по­чув­ство­вать за­скор­бев­ше­му на­ро­ду, что в нем еще не все доб­рое по­гас­ло и за­мер­ло, по­мог ему за­гля­нуть в свой соб­ствен­ный внут­рен­ний мрак и раз­гля­деть там еще тлев­шие ис­кры то­го же ог­ня, ко­то­рым го­рел сам он. И на­род, при­вык­ший дро­жать при од­ном име­ни та­та­ри­на, со­брал­ся на­ко­нец с ду­хом, встал на по­ра­бо­ти­те­лей и не толь­ко на­шел в се­бе му­же­ство встать, но и по­шел ис­кать та­тар­ские пол­чи­ща в от­кры­той сте­пи и там по­ва­лил­ся на вра­гов несо­кру­ши­мой сте­ной, по­хо­ро­нив их под сво­и­ми мно­го­ты­сяч­ны­ми ко­стя­ми.

Чув­ство нрав­ствен­ной бод­ро­сти, ду­хов­ной кре­по­сти, ко­то­рое пре­по­доб­ный Сер­гий вдох­нул в рус­ское об­ще­ство, еще жи­вее и пол­нее вос­при­ни­ма­лось рус­ским мо­на­ше­ством. В жиз­ни рус­ских мо­на­сты­рей со вре­ме­ни Сер­гия на­чал­ся за­ме­ча­тель­ный пе­ре­лом: за­мет­но ожи­ви­лось стрем­ле­ние к ино­че­ству. Древ­не­рус­ское мо­на­ше­ство бы­ло точ­ным по­ка­за­те­лем все­го мир­ско­го об­ще­ства: стрем­ле­ние по­ки­нуть мир уси­ли­ва­лось не от то­го, что в ми­ру скоп­ля­лись бед­ствия, а по ме­ре то­го, как в нем воз­вы­ша­лись нрав­ствен­ные си­лы. Пре­по­доб­ный Сер­гий со сво­ей оби­те­лью и сво­и­ми уче­ни­ка­ми был об­раз­цом и на­чи­на­те­лем в этом ожив­ле­нии мо­на­стыр­ской жиз­ни, «на­чаль­ни­ком и учи­те­лем всем мо­на­сты­рям, иже в Ру­си», как на­зы­ва­ет его ле­то­пи­сец. Он упо­до­бил и про­дол­жа­ет упо­доб­лять сво­ей ду­хов­ной при­ро­де и всех близ­ко со­при­ка­са­ю­щих­ся с ним лю­дей. Он на­пи­тал сво­им креп­ким ду­хом це­лые сон­мы, це­лые по­ко­ле­ния мо­на­ше­ству­ю­щих. До 70-ти мо­на­сты­рей бы­ло ос­но­ва­но его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков; его ду­хов­ное потом­ство бы­ло од­ной из глав­ных ду­хов­ных сил, со­дей­ство­вав­ших ду­хов­но­му пре­тво­ре­нию раз­ных по­лу­язы­че­ских пле­мен, рас­ки­ну­тых по про­стран­ству Се­вер­ной и Сред­ней Рос­сии, в од­но це­лое ве­ли­ко­рус­ское пле­мя, объ­еди­нен­ное, оду­шев­лен­ное, скреп­лен­ное ду­хом Пра­во­сла­вия. И на­ши ле­то­пис­цы име­ли пол­ное ос­но­ва­ние име­но­вать пре­по­доб­но­го Сер­гия игу­ме­ном всея Ру­си, и Свя­тая Цер­ковь до­стой­но и пра­вед­но ве­ли­ча­ет его воз­бран­ным во­е­во­дою Рус­ской зем­ли!

Ро­ди­ной пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла зем­ля Ро­стов­ская, по­это­му «он вы­шел из нас, был плоть от пло­ти на­шей и кость от ко­стей на­ших, а под­нял­ся на та­кую вы­со­ту, о ко­то­рой мы и не ча­я­ли, чтобы она ко­му-ни­будь из на­ших бы­ла до­ступ­на». А пре­по­доб­ный про­шел об­щим пу­тем скор­бей и по­дви­га крест­но­го преж­де, чем явил­ся тем див­ным бла­го­дат­ным му­жем, ка­ким мы ви­дим его в по­след­ние го­ды жиз­ни. Сбы­лось див­ное обе­то­ва­ние Гос­по­да: Аще кто лю­бит Мя, сло­во Мое со­блю­дет; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Аз воз­люб­лю его, и к нему при­и­дем и оби­тель у него со­тво­рим (Ин.14,21-23). Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, то есть до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства (2Пет.1,4). И в ду­ше его «со­тво­ри­ла оби­тель» Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся «оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы», и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к ней. Спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет его уче­ник и опи­са­тель жи­тия его, что Сер­гий был «яко един от древ­них ве­ли­ких от­цев». За свою креп­кую ве­ру он удо­сто­ил­ся ли­це­зреть кам­ня ве­ры – Пет­ра; за свою дев­ствен­ную чи­сто­ту – дев­ствен­ни­ка и дру­га Хри­сто­ва Иоан­на, а за свое ве­ли­чай­шее сми­ре­ние – сми­рен­ней­шую из земно­род­ных Вла­ды­чи­цу ми­ра, Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. В сми­рен­ном серд­це по­движ­ни­ка ти­хо си­ял неиз­ре­чен­ный свет бла­го­да­ти Бо­жи­ей, со­гре­вая все его ду­хов­ное су­ще­ство. Ему пре­и­зобиль­но со­об­ще­ны бы­ли все да­ры Бо­жии: и дар чу­до­тво­ре­ний, и дар про­ро­че­ства, и дар уте­ше­ния и на­зи­да­ния, со­ве­та и ра­зу­ма ду­хов­но­го. Для его ду­хов­но­го взо­ра как бы не су­ще­ство­ва­ло ни пре­град ве­ще­ствен­ных, ни рас­сто­я­ния, ни са­мо­го вре­ме­ни: он ви­дел да­ле­че от­сто­я­щее яко близ су­щее, зрел бу­ду­щее как бы на­сто­я­щее. За свя­тость жи­тия сво­е­го он был по­чти от всех лю­бим и по­чи­та­ем и ува­жа­ем бо­лее, чем сколь­ко поз­во­ли­ло это его то­гдаш­нее сми­рен­ное со­сто­я­ние. Мно­гое мно­же­ство при­хо­ди­ло к нему из раз­ных стран и го­ро­дов, и в чис­ле при­хо­див­ших бы­ли и ино­ки, и кня­зья, и вель­мо­жи, и про­стые лю­ди, «на се­ле жи­ву­щие».

Как ко­рабль, обре­ме­нен­ный мно­же­ством со­кро­вищ, ти­хо при­бли­жа­ет­ся к доб­ро­му при­ста­ни­щу, так бо­го­нос­ный Сер­гий при­бли­жал­ся к ис­хо­ду из сей вре­мен­ной жиз­ни. Вид смер­ти не стра­шил его, по­то­му что он го­то­вил­ся к ней по­дви­га­ми всей сво­ей жиз­ни. Ему бы­ло уже за 70 лет. Непре­стан­ные тру­ды из­ну­ри­ли его стар­че­ские си­лы, но он ни­ко­гда не опус­кал ни од­ной служ­бы Бо­жи­ей и «чем боль­ше со­ста­ре­вал­ся воз­рас­том, тем боль­ше об­нов­лял­ся усер­ди­ем», по­да­вая со­бою юным по­учи­тель­ный при­мер.

За пол­го­да до кон­чи­ны ве­ли­кий по­движ­ник удо­сто­ил­ся от­кро­ве­ния о вре­ме­ни сво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу. Он со­звал к се­бе бра­тию и в при­сут­ствии всех пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью прис­но­му уче­ни­ку сво­е­му пре­по­доб­но­му Ни­ко­ну (па­мять 17/30 но­яб­ря), а сам на­чал без­молв­ство­вать. На­сту­пил сен­тябрь 1391 го­да, и пре­по­доб­ный ста­рец тяж­ко за­бо­лел... Еще раз со­брал он во­круг се­бя всех уче­ни­ков сво­их и еще раз про­стер к ним свое по­след­нее по­уче­ние.

Сколь­ко про­сто­ты и си­лы в этом пред­смерт­ном по­уче­нии уми­ра­ю­ще­го от­ца ино­ков! Сколь­ко люб­ви к тем, ко­то­рых остав­ля­ет! Он же­лал и за­по­ве­дал, чтобы его ду­хов­ные де­ти шли тем же пу­тем к Цар­ству Небес­но­му, ка­ким ше­ство­вал он сам в про­дол­же­ние всей сво­ей жиз­ни. Преж­де все­го он учил их пре­бы­вать в пра­во­сла­вии: «ос­но­ва­ни­ем вся­ко­го доб­ро­го де­ла, вся­ко­го доб­ро­го на­ме­ре­ния, по уче­нию сло­ва Бо­жия, долж­на быть ве­ра; без ве­ры уго­дить Бо­гу невоз­мож­но. Но ве­ра пра­во­слав­ная, ос­но­ван­ная на уче­нии апо­сто­лов и от­цов, чуж­дая вы­со­ко­мудр­ство­ва­ния, ко­то­рое ча­сто ве­дет к ма­ло­ве­рию и неве­рию и сби­ва­ет с пу­ти спа­се­ния». Да­лее пре­по­доб­ный за­ве­щал бра­тии хра­нить еди­но­мыс­лие, блю­сти чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную и лю­бовь нели­це­мер­ную, со­ве­то­вал уда­лять­ся от злых по­хо­тей, пред­пи­сы­вал уме­рен­ность в пи­ще и пи­тии, сми­ре­ние, стран­но­лю­бие и все­це­лое ис­ка­ние гор­не­го, небес­но­го, с пре­зре­ни­ем су­е­ты жи­тей­ской. Он мно­гое на­пом­нил им из то­го, что го­во­рил преж­де, и на­ко­нец за­по­ве­дал не по­гре­бать его в церк­ви, а по­ло­жить на об­щем клад­би­ще, вме­сте с про­чи­ми усоп­ши­ми от­ца­ми и бра­ти­я­ми.

Без­молв­но сто­я­ли с по­ник­ши­ми гла­ва­ми скор­бя­щие ча­да Сер­ги­е­вы и с бо­лью сер­деч­ной вни­ма­ли по­след­ним на­став­ле­ни­ям лю­би­мо­го стар­ца. Осо­бен­но груст­но им бы­ло слы­шать по­след­нюю во­лю сво­е­го сми­рен­но­го игу­ме­на от­но­си­тель­но ме­ста его по­след­не­го по­коя. Один вид мо­ги­лы его в хра­ме Бо­жи­ем сре­ди со­бо­ра мо­ля­щих­ся бра­тий мог бы слу­жить для них неко­то­рым уте­ше­ни­ем. Но ста­рец не же­лал это­го, а уче­ни­ки не хо­те­ли огор­чать его сми­ре­ние сво­им про­ти­во­ре­чи­ем, и вся­кое сло­во неволь­но за­ми­ра­ло на их устах. «Не скор­би­те, ча­да мои, – с лю­бо­вью уте­шал их ста­рец, – я от­хо­жу к Бо­гу, ме­ня при­зы­ва­ю­ще­му, и вас по­ру­чаю Все­мо­гу­ще­му Гос­по­ду и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри: Она бу­дет вам при­бе­жи­щем и сте­ной от стрел вра­жи­их!».

Пе­ред са­мым ис­хо­дом ду­ши сво­ей ста­рец по­же­лал в по­след­ний раз при­об­щить­ся Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых. Весь ис­пол­нен­ный бла­го­дат­но­го уте­ше­ния, он воз­вел го­ре свои сле­зя­щи­е­ся от ра­до­сти очи и еще раз, при по­мо­щи уче­ни­ков, про­стер к Бо­гу свои пре­по­доб­ные ру­ки... «В ру­це Твои пре­даю дух мой, Гос­по­ди!» – ти­хо про­из­нес свя­той ста­рец и в ды­ха­нии сей мо­лит­вы ото­шел чи­стой сво­ей ду­шой ко Гос­по­ду, Ко­то­ро­го от юно­сти воз­лю­бил.

Это бы­ло 25 сен­тяб­ря 1392 го­да. Лишь толь­ко пре­по­доб­ный Сер­гий ис­пу­стил по­след­ний вздох, неска­зан­ное бла­го­уха­ние раз­ли­лось по его кел­лии. Ли­цо усоп­ше­го пра­вед­ни­ка си­я­ло небес­ным бла­жен­ством, и смерть не по­сме­ла на­ло­жить свою мрач­ную пе­чать на све­то­леп­ный лик но­во­пре­став­лен­но­го стар­ца Бо­жия.

Немед­лен­но ста­рей­шие из бра­тии от­пра­ви­лись в Моск­ву со скорб­ной ве­стью к мит­ро­по­ли­ту Ки­при­а­ну. Они со­об­щи­ли ему как за­ве­ща­ние стар­ца о ме­сте по­гре­бе­ния, так и усерд­ное же­ла­ние всей бра­тии по­ло­жить его в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, им са­мим со­здан­ной, и про­си­ли его ар­хи­пас­тыр­ско­го о том рас­по­ря­же­ния. И свя­ти­тель не за­труд­нил­ся бла­го­сло­вить их на по­гре­бе­ние сми­рен­но­го игу­ме­на в церк­ви, хо­тя сам он не же­лал то­го. Весть о его пре­став­ле­нии при­влек­ла в оби­тель мно­же­ство на­ро­да не толь­ко из окрест­ных се­ле­ний, но и из бли­жай­ших го­ро­дов. Каж­до­му хо­те­лось при­бли­зить­ся и при­кос­нуть­ся ес­ли не к са­мо­му те­лу бо­го­нос­но­го стар­ца, то, по край­ней ме­ре, ко гро­бу его. Тут бы­ли и кня­зья, и бо­яре, по­чтен­ные стар­цы-игу­ме­ны, и чест­ные иереи сто­ли­цы, и мно­же­ство ино­ков, кто со све­ча­ми, кто с ка­ди­ла­ми и свя­ты­ми ико­на­ми, про­во­жая свя­тые остан­ки бла­жен­но­го стар­ца к ме­сту по­след­не­го их упо­ко­е­ния. И по­хо­ро­ни­ли его у пра­во­го кли­ро­са в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы.

Тро­га­тель­ны­ми чер­та­ми изо­бра­жа­ет скорбь оси­ро­тев­ших уче­ни­ков Сер­ги­е­вых бла­жен­ный опи­са­тель жи­тия его, сам сви­де­тель и участ­ник этой скор­би. «Все се­то­ва­ли, – го­во­рил он, – все пла­ка­ли, воз­ды­ха­ли, хо­ди­ли с по­ник­шей го­ло­вой». И в го­ре­сти ду­ши сво­ей ча­сто при­хо­ди­ли они на мо­ги­лу стар­ца, и здесь в слез­ной мо­лит­ве при­па­да­ли к его мо­щам свя­тым, и бе­се­до­ва­ли с ним, как бы с жи­вым, по­ве­ряя ему скорбь свою. «О, свят­че Бо­жий, угод­ни­че Спа­сов, из­бран­ни­че Хри­стов! – го­во­ри­ли они. – О, свя­щен­ная гла­во, преб­ла­жен­ный ав­ва Сер­гие Ве­ли­кий! Не за­бу­ди нас, убо­гих ра­бов тво­их, не за­бу­ди нас, си­рот сво­их; по­ми­най нас все­гда во свя­тых сво­их и бла­го­при­ят­ных мо­лит­вах ко Гос­по­ду, по­ми­най ста­до, то­бою со­бран­ное. Мо­лись за нас, от­че свя­щен­ный, за де­тей тво­их: ты име­ешь дерз­но­ве­ние у Ца­ря Небес­но­го, – не про­мол­чи же, во­пия за нас ко Гос­по­ду! Те­бе да­на бла­го­дать за нас мо­ли­ти­ся... Мы не счи­та­ем те­бя умер­шим, нет! Хо­тя те­лом ты и пре­ста­вил­ся от нас, но дух твой с на­ми; не от­сту­пи же от нас, пас­тырь наш доб­рый».

Так опла­ки­ва­ли свя­тые уче­ни­ки свя­то­го стар­ца, так креп­ко ве­ро­ва­ли они в его бла­го­дат­ное со­пре­бы­ва­ние ду­хом с ни­ми. И по ве­ре их угод­ник Бо­жий не остав­лял их без уте­ше­ния. Так, од­на­жды бла­го­че­сти­вый инок Иг­на­тий ви­дел на­яву во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния, что пре­по­доб­ный Сер­гий сто­ит на сво­ем ме­сте игу­мен­ском и по­ет вме­сте с бра­ти­ей. Это ви­де­ние бы­ло как бы от­ве­том люб­ве­обиль­но­го стар­ца сво­им прис­ным уче­ни­кам из за­гроб­но­го ми­ра, от­ве­том на их сер­деч­ный мо­лит­вен­ный плач над гро­бом его.

5/18 июля – Об­ре­те­ние мо­щей

Спу­стя 30 лет по пре­став­ле­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия Бог бла­го­во­лил явить ми­ру со­кро­ви­ще свя­ты­ни. Неза­дол­го пе­ред по­стро­е­ни­ем но­во­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся од­но­му бла­го­че­сти­во­му му­жу, жив­ше­му близ оби­те­ли, и по­ве­лел воз­ве­стить игу­ме­ну и бра­тии: «Вскую мя оста­ви­сте то­ли­ко вре­мя во гро­бе, зем­лею по­кро­ве­на, во­де утес­ня­ю­щей те­ло мое?». И пре­по­доб­ный Ни­кон, при­сту­пая к со­зда­нию ка­мен­но­го хра­ма, в при­сут­ствии крест­но­го сы­на Сер­ги­е­ва, кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го и Га­лич­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча, при ко­па­нии рвов об­рел и из­нес из зем­ли мо­щи от­ца сво­е­го 5 июля 1422 го­да. При от­кры­тии гро­ба раз­ли­лось бла­го­уха­ние необык­но­вен­ное. И не толь­ко те­ло чу­до­твор­ца ока­за­лось нетлен­ным, но и одеж­ды его бы­ли невре­ди­мы, хо­тя с обо­их сто­рон гро­ба сто­я­ла во­да. Мо­щи на вре­мя бы­ли по­став­ле­ны в де­ре­вян­ной Тро­иц­кой церк­ви (на том ме­сте на­хо­дит­ся те­перь цер­ковь Со­ше­ствия Свя­та­го Ду­ха.) Ка­мен­ный храм, как ме­сто по­коя ве­ли­ко­го Сер­гия, со­зи­дал­ся и укра­шал­ся с бла­го­го­вей­ной лю­бо­вью и с усерд­ны­ми мо­лит­ва­ми. Над укра­ше­ни­ем се­го свя­ти­ли­ща по­тру­ди­лись пре­по­доб­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и Ан­дрей Рублев (па­мять 4/17 июля). При освя­ще­нии в 1426 го­ду ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в него. И до­ныне сто­ит этот храм Ни­ко­но­ва стро­е­ния, не по­тря­са­е­мый ве­ка­ми, и освя­ща­ет мо­ля­щих­ся, и ру­ки нече­сти­вых до­ныне не при­ка­са­лись к нему.

Все ни­ти ду­хов­ной жиз­ни Рус­ской Церк­ви схо­дят­ся к ве­ли­ко­му Ра­до­неж­ско­му угод­ни­ку и чу­до­твор­цу, по всей Пра­во­слав­ной Рос­сии бла­го­дат­ные жи­во­тво­ря­щие то­ки рас­про­стра­ня­ют­ся от ос­но­ван­ной им Тро­иц­кой оби­те­ли. Ду­хов­ный вклад пре­по­доб­но­го Сер­гия в бо­го­слов­ское уче­ние о Свя­той Тро­и­це осо­бен­но ве­лик, ибо он глу­бо­ко про­зи­рал со­кро­вен­ные тай­ны «ум­ны­ми оча­ми» по­движ­ни­ка – в мо­лит­вен­ном вос­хож­де­нии к Трии­по­стас­но­му Бо­гу, в опыт­ном бо­го­об­ще­нии и бо­го­упо­доб­ле­нии.

Ра­до­неж­ский по­движ­ник, его уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки обо­га­ти­ли Рус­скую и Все­лен­скую Цер­ковь но­вым бо­го­слов­ским и ли­тур­ги­че­ским ве­де­ни­ем и ви­де­ни­ем Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, На­ча­ла и Ис­точ­ни­ка жиз­ни, яв­ля­ю­щей Се­бя ми­ру и че­ло­ве­ку в со­бор­но­сти Церк­ви, брат­ском еди­не­нии и жерт­вен­ной ис­ку­пи­тель­ной люб­ви ее пас­ты­рей и чад.

Ду­хов­ным сим­во­лом со­би­ра­ния Ру­си в един­стве и люб­ви ис­то­ри­че­ско­го по­дви­га на­ро­да стал храм Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­двиг­ну­тый пре­по­доб­ным Сер­ги­ем «чтобы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на Нее по­беж­дал­ся страх нена­вист­ной роз­ни ми­ра се­го». «Нена­вист­ная рознь», раз­до­ры и смя­те­ния мир­ской жиз­ни пре­одоле­ва­лись ино­че­ским об­ще­жи­ти­ем, на­саж­ден­ным пре­по­доб­ным Сер­ги­ем по всей Ру­си. Оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла для Рус­ской Церк­ви об­раз­цом вос­ста­нов­ле­ния пер­во­здан­но­го един­ства и свя­то­сти че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, ко­то­рая бы­ла со­зда­на Твор­цом по об­ра­зу Бо­же­ствен­но­го Три­един­ства. В ней вос­пи­та­лись свя­тые, при­нес­шие за­тем на­чер­та­ние ис­тин­но­го пу­ти Хри­сто­ва в от­да­лен­ные пре­де­лы. Во всех сво­их тру­дах и де­я­ни­ях прп. Сер­гий и его уче­ни­ки во­цер­ков­ля­ли жизнь, да­вая на­ро­ду жи­вой при­мер воз­мож­но­сти это­го. Не от­ре­ка­ясь от зем­но­го, но пре­об­ра­жая его, они зва­ли вос­хо­дить и са­ми вос­хо­ди­ли к небес­но­му.

К пре­по­доб­но­му Сер­гию, как к неис­ся­ка­е­мо­му ис­точ­ни­ку мо­лит­вен­но­го ду­ха и бла­го­да­ти Гос­под­ней, во все вре­ме­на шли на по­кло­не­ние – для на­зи­да­ния и мо­лит­вы, за по­мо­щью и ис­це­ле­ни­ем – ты­ся­чи на­ро­да. И каж­до­го из при­бе­га­ю­щих с ве­рою к его чу­до­твор­ным мо­щам он ис­це­ля­ет и воз­рож­да­ет, ис­пол­ня­ет си­лы и ве­ры, пре­об­ра­жа­ет и воз­во­дит к сво­ей све­то­нос­ной ду­хов­но­сти.

Не толь­ко ду­хов­ные да­ры и бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния по­да­ют­ся всем, при­хо­дя­щим с ве­рою к мо­щам пре­по­доб­но­го, но ему да­на так­же от Бо­га бла­го­дать за­щи­щать от вра­гов Рус­скую зем­лю. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ный был с во­ин­ством Ди­мит­рия Дон­ско­го на Ку­ли­ко­вом по­ле; он бла­го­сло­вил на рат­ный по­двиг сво­их по­стри­жен­ни­ков – ино­ков Алек­сандра Пе­ре­све­та и Ан­дрея Ос­ля­бю. Он ука­зал Иоан­ну Гроз­но­му ме­сто для со­ору­же­ния кре­по­сти Сви­яж­ска и по­мо­гал в по­бе­де над Ка­за­нью. Во вре­мя поль­ско­го на­ше­ствия пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся во сне ни­же­го­род­ско­му граж­да­ни­ну Кос­ме Ми­ни­ну, по­веле­вая со­би­рать каз­ну и во­ору­жать вой­ско для осво­бож­де­ния Моск­вы и Рус­ско­го го­су­дар­ства. И ко­гда в 1612 го­ду опол­че­ние Ми­ни­на и По­жар­ско­го по­сле мо­леб­на у Свя­той Тро­и­цы дви­ну­лись к Москве, бла­го­дат­ный ве­тер раз­ве­вал пра­во­слав­ные стя­ги, «яко от гро­ба са­ма­го чу­до­твор­ца Сер­гия».

К пе­ри­о­ду Смут­но­го вре­ме­ни и поль­ско­го на­ше­ствия от­но­сит­ся ге­ро­и­че­ское «Тро­иц­кое си­де­ние», ко­гда мно­гие ино­ки по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ди­о­ни­сия (па­мять 12/25 мая) по­вто­ри­ли свя­щен­ный рат­ный по­двиг Сер­ги­е­вых уче­ни­ков Пе­ре­све­та и Ос­ля­би. Пол­то­ра го­да – с 23 сен­тяб­ря 1608 го­да по 12 ян­ва­ря 1610 го­да – оса­жда­ли по­ля­ки оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, же­лая раз­гра­бить и раз­ру­шить этот свя­щен­ный оплот пра­во­сла­вия. Но за­ступ­ле­ни­ем Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия «со мно­гим сты­дом» бе­жа­ли на­ко­нец от стен мо­на­сты­ря, го­ни­мые Бо­жи­им гне­вом, а вско­ре и сам пред­во­ди­тель их, Ли­сов­ский, по­гиб лю­той смер­тью как раз в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Сер­гия, 25 сен­тяб­ря 1617 го­да. В 1618 го­ду при­хо­дил к сте­нам Свя­той Тро­и­цы сам поль­ский ко­роле­вич Вла­ди­слав, но, бес­силь­ный про­тив охра­ня­ю­щей оби­тель бла­го­да­ти Гос­под­ней, вы­нуж­ден был под­пи­сать пе­ре­ми­рие с Рос­си­ей в при­над­ле­жав­шем мо­на­сты­рю се­ле Де­ули­но. Поз­же здесь был воз­двиг­нут храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия.

А в 1812 го­ду, ко­гда На­по­ле­он под­нял­ся на ко­ло­коль­ню Ива­на Ве­ли­ко­го, чтобы по­лю­бо­вать­ся окрест­но­стя­ми Моск­вы, то был устра­шен ви­де­ни­ем: по воз­ду­ху при­бли­жа­лись три ар­мии рус­ских с необык­но­вен­ным пред­во­ди­те­лем – мо­на­хом с кре­стом в ру­ках. И это был по­кро­ви­тель Моск­вы и Ру­си пре­по­доб­ный Сер­гий, Ра­до­неж­ский чу­до­тво­рец.

В по­сле­ду­ю­щее вре­мя оби­тель про­дол­жа­ла быть неоску­де­ва­ю­щим све­то­чем ду­хов­ной жиз­ни и цер­ков­но­го про­све­ще­ния. Из ее бра­тии из­би­ра­лись на чре­ду слу­же­ния мно­гие про­слав­лен­ные иерар­хи Рус­ской Церк­ви. В 1744 го­ду оби­тель за за­слу­ги пе­ред ро­ди­ной и ве­рой ста­ла име­но­вать­ся Лав­рой. В 1742 го­ду в ее огра­де учре­жде­на ду­хов­ная се­ми­на­рия, в 1814 го­ду сю­да бы­ла пе­ре­ве­де­на Мос­ков­ская ду­хов­ная ака­де­мия.

И ныне Дом Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы слу­жит од­ним из глав­ных бла­го­дат­ных цен­тров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Здесь из­во­ле­ни­ем Свя­та­го Ду­ха со­вер­ша­ют­ся де­я­ния По­мест­ных Со­бо­ров Рус­ской Церк­ви. В оби­те­ли име­ет ме­сто­пре­бы­ва­ние свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, ко­то­рый но­сит на се­бе осо­бен­ное бла­го­сло­ве­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия, яв­ля­ясь по уста­но­вив­ше­му­ся пра­ви­лу «Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ры свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­том». Но са­мое глав­ное: на этом неболь­шом ост­ров­ке сре­ди мно­го­мя­теж­но­го ми­ра, под по­кро­вом Ца­ри­цы Небес­ной, обе­щав­шей быть неот­ступ­ной от ме­ста се­го, осо­бен­но чув­ству­ет­ся уми­ро­тво­ря­ю­щее ды­ха­ние веч­но­сти; имен­но здесь ощу­ща­ет­ся, что оте­че­ство – это не толь­ко зем­ля, не толь­ко по­ля, ре­ки и го­ры, но это преж­де все­го лю­ди, это на­ши свя­тые от­цы, ко­то­рые рож­да­ют нас ду­хов­но, те от­цы, ко­то­рые ру­ко­во­дят нас в Цар­ствие Небес­ное.

5/18 июля, день об­ре­те­ния мо­щей свя­то­го ав­вы Сер­гия, игу­ме­на Рус­ской зем­ли, – са­мое мно­го­люд­ное и тор­же­ствен­ное цер­ков­ное празд­не­ство в оби­те­ли.

Полное житие преподобного Сергия Радонежского

В пер­вой по­ло­вине XIV ве­ка воз­ник­ла зна­ме­ни­тая Тро­и­це-Сер­ги­е­ва Лав­ра. Ос­но­ва­тель ее, пре­по­доб­ный Сер­гий (в ми­ру Вар­фо­ло­мей), был сы­ном ро­стов­ских бо­яр Ки­рил­ла и Ма­рии, пе­ре­се­лив­ших­ся бли­же к Москве в се­ле­ние Ра­до­неж. В се­ми­лет­нем воз­расте Вар­фо­ло­мея от­да­ли учить­ся гра­мо­те. Он всей ду­шой жаж­дал уче­ния, но гра­мо­та не да­ва­лась ему. Скор­бя об этом, он днем и но­чью мо­лил Гос­по­да от­крыть ему дверь книж­но­го ра­зу­ме­ния. Од­на­жды, ища в по­ле про­пав­ших ло­ша­дей, он уви­дел под ду­бом незна­ко­мо­го стар­ца-чер­но­риз­ца. Мо­нах мо­лил­ся. От­рок по­до­шел к нему и по­ве­дал свою скорбь. Со­чув­ствен­но вы­слу­шав маль­чи­ка, ста­рец на­чал мо­лить­ся о его про­све­ще­нии. За­тем, до­став ков­че­жец, вы­нул ма­лую ча­сти­цу просфо­ры и, бла­го­сло­вив ею Вар­фо­ло­мея, ска­зал: «Возь­ми, ча­до, и съешь: сие да­ет­ся те­бе в зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей и ра­зу­ме­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния». Бла­го­дать эта дей­стви­тель­но со­шла на от­ро­ка: Гос­подь дал ему па­мять и ра­зу­ме­ние, и от­рок стал лег­ко усва­и­вать книж­ную муд­рость. По­сле это­го чу­да в юном Вар­фо­ло­мее еще бо­лее окреп­ло же­ла­ние слу­жить толь­ко Бо­гу. Ему хо­те­лось уеди­нить­ся по при­ме­ру древ­них по­движ­ни­ков, но лю­бовь к ро­ди­те­лям удер­жи­ва­ла его в род­ной се­мье. Вар­фо­ло­мей был скро­мен, тих и мол­ча­лив, со все­ми был кро­ток и лас­ков, ни­ко­гда не раз­дра­жал­ся и об­на­ру­жи­вал со­вер­шен­ное по­ви­но­ве­ние ро­ди­те­лям. Обык­но­вен­но он вку­шал толь­ко хлеб и во­ду, а в пост­ные дни со­вер­шен­но воз­дер­жи­вал­ся от пи­щи. По­сле смер­ти ро­ди­те­лей Вар­фо­ло­мей предо­ста­вил на­след­ство сво­е­му млад­ше­му бра­ту Пет­ру и вме­сте со стар­шим бра­том Сте­фа­ном по­се­лил­ся в 10 вер­стах от Ра­до­не­жа, в глу­бо­ком ле­су око­ло реч­ки Кон­ч­ю­ры. Бра­тья ру­би­ли лес сво­и­ми ру­ка­ми и по­стро­и­ли кел­лию и ма­лую цер­ковь. Эту цер­ковь свя­щен­ник, по­слан­ный мит­ро­по­ли­том Фе­о­гно­стом, освя­тил в честь Свя­той Тро­и­цы. Так воз­ник­ла зна­ме­ни­тая оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия.

Вско­ре Сте­фан оста­вил сво­е­го бра­та и стал на­сто­я­те­лем Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря в Москве и ду­хов­ни­ком ве­ли­ко­го кня­зя. Вар­фо­ло­мей же, по­стри­жен­ный в мо­на­ше­стве с име­нем Сер­гий, око­ло двух лет под­ви­зал­ся один в ле­су. Нель­зя и пред­ста­вить, сколь­ко ис­ку­ше­ний пе­ре­нес в это вре­мя юный мо­нах, но тер­пе­ние и мо­лит­ва пре­одо­ле­ли все труд­но­сти и диа­воль­ские на­па­сти. Ми­мо кел­лии пре­по­доб­но­го Сер­гия це­лы­ми ста­я­ми про­бе­га­ли вол­ки, при­хо­ди­ли и мед­ве­ди, но ни один из них не при­чи­нял ему вре­да. Од­на­жды свя­той пу­стын­ник дал хле­ба при­шед­ше­му к его кел­лии мед­ве­дю, и с тех пор зверь стал по­сто­ян­но на­ве­щать пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­то­рый де­лил с ним свой по­след­ний ку­сок хле­ба.

Как ни ста­рал­ся свя­той Сер­гий скры­вать свои по­дви­ги, сла­ва о них рас­про­стра­ни­лась и при­влек­ла к нему дру­гих ино­ков, же­лав­ших спа­сать­ся под его ру­ко­вод­ством. Они ста­ли про­сить Сер­гия при­нять сан свя­щен­ни­ка и игу­ме­на. Сер­гий дол­гое вре­мя не со­гла­шал­ся, но, ви­дя в их неот­ступ­ной прось­бе при­зва­ние свы­ше, ска­зал: «Же­лал бы луч­ше по­ви­но­вать­ся, чем на­чаль­ство­вать, но стра­шусь су­да Бо­жия и пре­даю се­бя в во­лю Гос­под­ню». Это бы­ло в 1354 г., ко­гда свя­ти­тель Алек­сий всту­пил на ка­фед­ру мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та.

Жизнь и тру­ды пре­по­доб­но­го Сер­гия в ис­то­рии рус­ско­го мо­на­ше­ства име­ют осо­бое зна­че­ние, по­то­му что он по­ло­жил на­ча­ло жиз­ни пу­стын­ни­ков, устро­ив вне го­ро­да оби­тель с об­щин­но­жи­ти­ем. Устро­ен­ная на но­вых на­ча­лах оби­тель Свя­той Тро­и­цы сна­ча­ла во всем тер­пе­ла край­нюю ску­дость; ри­зы бы­ли из про­стой кра­ше­ни­ны, свя­щен­ные со­су­ды бы­ли де­ре­вян­ные, в хра­ме вме­сто све­чей све­ти­ла лу­чи­на, но по­движ­ни­ки го­ре­ли усер­ди­ем. Свя­той Сер­гий по­да­вал бра­тии при­мер стро­жай­ше­го воз­дер­жа­ния, глу­бо­чай­ше­го сми­ре­ния и непо­ко­ле­би­мо­го упо­ва­ния на по­мощь Бо­жию. В тру­дах и по­дви­гах он шел пер­вым, а бра­тия сле­до­ва­ла за ним.

Од­на­жды в оби­те­ли со­всем ис­то­щил­ся за­пас хле­ба. Сам игу­мен, чтобы за­ра­бо­тать несколь­ко кус­ков хле­ба, соб­ствен­но­руч­но по­стро­ил се­ни в кел­лии од­но­го бра­та. Но в час край­ней нуж­ды по мо­лит­вам бра­тии неожи­дан­но по­да­ва­лась оби­те­ли щед­рая по­мощь. Через несколь­ко лет по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли око­ло нее ста­ли се­лить­ся кре­стьяне. Невда­ле­ке от нее шла боль­шая до­ро­га к Москве и на се­вер, бла­го­да­ря че­му сред­ства оби­те­ли ста­ли воз­рас­тать, и она по при­ме­ру Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры ста­ла щед­ро раз­да­вать ми­ло­сты­ню и при­ни­мать на свое по­пе­че­ние боль­ных и стран­ни­ков.

Слух о свя­том Сер­гии до­стиг Кон­стан­ти­но­по­ля, и пат­ри­арх Фило­фей при­слал ему свое бла­го­сло­ве­ние и гра­мо­ту, ко­то­рой утвер­жда­лись но­вые по­ряд­ки пу­стын­но­го об­щи­но­жи­тия, за­ве­ден­ные ос­но­ва­те­лем Свя­то-Тро­иц­кой оби­те­ли. Мит­ро­по­лит Алек­сей лю­бил пре­по­доб­но­го Сер­гия как дру­га, по­ру­чил ему при­ми­рять враж­до­вав­ших кня­зей, воз­ла­гал на него важ­ные пол­но­мо­чия и го­то­вил се­бе в пре­ем­ни­ки. Но Сер­гий от­ка­зал­ся от это­го из­бра­ния.

Од­на­жды мит­ро­по­лит Алек­сей хо­тел воз­ло­жить на него зо­ло­той крест в на­гра­ду за тру­ды, но Сер­гий ска­зал: «От юно­сти сво­ей я не но­сил на се­бе зо­ло­то, в ста­ро­сти же тем бо­лее хо­чу пре­быть в ни­ще­те» – и ре­ши­тель­но от­кло­нил от се­бя эту по­честь.

Ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Ива­но­вич, про­зван­ный Дон­ским, чтил пре­по­доб­но­го Сер­гия как от­ца и про­сил у него бла­го­сло­ве­ния на борь­бу с та­тар­ским ха­ном Ма­ма­ем. «Иди, иди сме­ло, князь, и на­дей­ся на по­мощь Бо­жию», – ска­зал ему свя­той ста­рец и дал ему в спо­движ­ни­ки двух сво­их ино­ков: Пе­ре­све­та и Ос­ля­бю, ко­то­рые па­ли ге­ро­я­ми в Ку­ли­ков­ской бит­ве.

Еще при жиз­ни пре­по­доб­ный Сер­гий со­вер­шал чу­де­са и удо­ста­и­вал­ся ве­ли­ких от­кро­ве­ний. Один раз яви­лась ему в див­ном ве­ли­чии Ма­терь Бо­жия с апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном и обе­ща­ла по­кро­ви­тель­ство его оби­те­ли. В дру­гой раз он ви­дел необык­но­вен­ный свет и мно­же­ство птиц, огла­шав­ших воз­дух бла­го­звуч­ным пе­ни­ем, и по­лу­чил от­кро­ве­ние, что мно­же­ство ино­ков со­бе­рет­ся в его оби­те­ли. Через 30 лет по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны (25 сен­тяб­ря 1392 г.) от­кры­лись его свя­тые мо­щи.

Од­на­жды, глу­бо­кой но­чью, пре­по­доб­ный Сер­гий (1314–1392) чи­тал ака­фист Бо­жи­ей Ма­те­ри. Со­вер­шив обыч­ное пра­ви­ло, он сел немно­го от­дох­нуть, но вдруг ска­зал сво­е­му ке­лей­ни­ку, пре­по­доб­но­му Ми­хею († 6 мая 1385): "Бодр­ствуй, ча­до, мы бу­дем иметь чуд­ное по­се­ще­ние". Ед­ва он про­из­нес эти сло­ва, как был услы­шан го­лос: "Пре­чи­стая гря­дет". Пре­по­доб­ный Сер­гий по­спе­шил из кел­лии в се­ни, и вне­зап­но его оси­ял яр­кий свет, силь­нее сол­неч­но­го. Он уви­дел бли­ста­ю­щую в неиз­ре­чен­ной сла­ве Бо­жию Ма­терь, со­про­вож­да­е­мую апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном. Не в си­лах вы­не­сти чуд­но­го све­та, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­го­вей­но скло­нил­ся пе­ред Бо­жи­ей Ма­те­рью, и Она ска­за­ла ему: "Не бой­ся, из­бран­ни­че Мой! Я при­шла по­се­тить те­бя. Не скор­би бо­лее об уче­ни­ках сво­их и об этом ме­сте. Мо­лит­ва твоя услы­ша­на. От­ныне всем бу­дет изоби­ло­вать твое жи­тель­ство, и не толь­ко в дни тво­ей жиз­ни, но и по­сле тво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу неот­ступ­но бу­ду от тво­ей оби­те­ли, по­да­вая ей неоскуд­но все по­треб­ное и по­кры­вая ее во всех нуж­дах". Ска­зав это, Бо­жия Ма­терь ста­ла неви­ди­ма. Дол­го пре­по­доб­ный Сер­гий был в неиз­ре­чен­ном вос­хи­ще­нии, а, при­дя в се­бя, под­нял пре­по­доб­но­го Ми­хея. "Ска­жи мне, от­че, – спро­сил ке­лей­ник, – что это бы­ло за чу­дес­ное ви­де­ние? от ужа­са ду­ша моя ед­ва не раз­лу­чи­лась от те­ла!" Но пре­по­доб­ный Сер­гий мол­чал; толь­ко его све­тив­ше­е­ся ли­цо го­во­ри­ло о той ду­хов­ной ра­до­сти, ко­то­рую пе­ре­жи­вал свя­той. "По­го­ди немно­го, – на­ко­нец про­мол­вил он уче­ни­ку, – по­ка успо­ко­ит­ся дух мой от чуд­но­го ви­де­ния". Через неко­то­рое вре­мя пре­по­доб­ный Сер­гий при­звал двух сво­их уче­ни­ков, пре­по­доб­ных Иса­а­кия и Си­мо­на, и со­об­щил им об­щую ра­дость и на­деж­ду. Все вме­сте они со­вер­ши­ли мо­леб­ное пе­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри. Осталь­ную часть но­чи пре­по­доб­ный Сер­гий про­вел без сна, вни­мая умом Бо­же­ствен­но­му ви­де­нию. Яв­ле­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри в кел­лии пре­по­доб­но­го Сер­гия, на ме­сте ны­неш­ней Се­ра­пи­о­но­вой па­ла­ты, бы­ло в од­ну из пят­ниц Рож­де­ствен­ско­го по­ста 1385 г. Па­мять о по­се­ще­нии Бо­жи­ей Ма­те­рью Тро­иц­кой оби­те­ли и Ее обе­то­ва­нии свя­то хра­ни­лась уче­ни­ка­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия. 5 июля 1422 го­да бы­ли об­ре­те­ны его свя­тые мо­щи, и вско­ре на гро­бе пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла по­став­ле­на ико­на яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. Ико­на чти­лась как ве­ли­кая свя­ты­ня. В 1446 г. ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ва­си­лье­вич (1425–1462) был за­хва­чен в Тро­иц­ком мо­на­сты­ре вой­ска­ми кня­зей Ди­мит­рия Ше­мя­ки и Иоан­на Мо­жай­ско­го. Он за­пер­ся в Тро­иц­ком со­бо­ре, а ко­гда услы­шал, что его ищут, взял ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри и с ней встре­тил кня­зя Иоан­на в юж­ных цер­ков­ных две­рях, го­во­ря: "Брат, мы це­ло­ва­ли Жи­во­тво­ря­щий Крест и эту ико­ну в этой церк­ви Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы у это­го же гро­ба чу­до­твор­ца Сер­гия, чтобы нам не мыс­лить и не же­лать ни­ко­му от бра­тии меж­ду со­бой ни­ка­ко­го зла; а вот сей­час не знаю, что сбу­дет­ся на­до мной".

Тро­иц­кий инок Ам­вро­сий (се­ре­ди­на ХV в.) вос­про­из­вел ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри пре­по­доб­но­му Сер­гию в резь­бе по де­ре­ву.

Царь Иоанн Гроз­ный брал ико­ну яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в ка­зан­ский по­ход (1552). Наи­бо­лее из­вест­на ико­на, на­пи­сан­ная в 1588 го­ду ке­ла­рем Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры Ев­ста­фи­ем Го­лов­ки­ным (1571–1581; 1583–1593) на дос­ке от де­ре­вян­ной ра­ки пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­то­рая бы­ла разо­бра­на в 1585 го­ду в свя­зи с пе­ре­ло­же­ни­ем мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия в се­реб­ря­ную ра­ку (14 ав­гу­ста). Неод­но­крат­но Ма­терь Бо­жия через эту чу­до­твор­ную ико­ну охра­ня­ла рус­ские вой­ска. Царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич (1645–1676) брал ее в поль­ский по­ход в 1657 г. В 1703 г. ико­на участ­во­ва­ла во всех по­хо­дах вой­ны со швед­ским ко­ро­лем Кар­лом ХII, а в 1812 г. мит­ро­по­лит Пла­тон по­слал ее мос­ков­ско­му опол­че­нию. Ико­на участ­во­ва­ла в рус­ско-япон­ской войне 1905 го­да и во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны бы­ла в Став­ке вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го в 1914 го­ду.

Над гро­бом пре­по­доб­но­го Ми­хея бы­ла по­стро­е­на цер­ковь и на­име­но­ва­на при освя­ще­нии 10 де­каб­ря 1734 г. в честь яв­ле­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы со свя­ты­ми апо­сто­ла­ми пре­по­доб­но­му от­цу Сер­гию Ра­до­неж­ско­му. 27 сен­тяб­ря 1841 г. храм был воз­об­нов­лен и освя­щен Мос­ков­ским мит­ро­по­ли­том Фила­ре­том († 19 но­яб­ря 1867 г.), ко­то­рый ска­зал: "Бла­го­да­тию Все­свя­то­го и Все­о­свя­ща­ю­ще­го Ду­ха со­вер­ши­лось ныне об­нов­ле­ние это­го хра­ма, со­здан­но­го преж­де нас в честь и па­мять яв­ле­ния Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­но­му и бо­го­нос­но­му от­цу на­ше­му Сер­гию, че­му оче­вид­ным сви­де­те­лем был и пре­по­доб­ный Ми­хей, во бла­го­уха­нии свя­ты­ни здесь по­чи­ва­ю­щий. Пра­вед­но бы­ло па­мять это­го бла­го­дат­но­го со­бы­тия по­чтить освя­щен­ным хра­мом, хо­тя, впро­чем, вся оби­тель эта есть па­мят­ник это­го чуд­но­го по­се­ще­ния. По­то­му что вся судь­ба ее в про­дол­же­нии ве­ков есть ис­пол­не­ние обе­то­ва­ния Небес­ной По­се­ти­тель­ни­цы: "Неот­ступ­на бу­ду от это­го ме­ста". В па­мять по­се­ще­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в Тро­иц­ком со­бо­ре Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры по пят­ни­цам чи­та­ет­ся ака­фист Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це, а осо­бая служ­ба в честь яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри со­вер­ша­ет­ся в оби­те­ли 24 ав­гу­ста, на вто­рой день от­да­ния празд­ни­ка Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Мо­щи пре­по­доб­но­го Сер­гия († 1392; па­мять его 25 сен­тяб­ря) бы­ли об­ре­те­ны 5 июля 1422 г. при пре­по­доб­ном игу­мене Ни­коне († 1426; па­мять его 17 но­яб­ря). В 1408 г., ко­гда Москва и ее окрест­но­сти под­верг­лись на­ше­ствию та­тар­ских орд Еди­гея, Тро­иц­кая оби­тель бы­ла опу­сто­ше­на и со­жже­на, ино­ки во гла­ве с игу­ме­ном Ни­ко­ном укры­лись в ле­сах, со­хра­нив ико­ны, свя­щен­ные со­су­ды, кни­ги и дру­гие свя­ты­ни, свя­зан­ные с па­мя­тью пре­по­доб­но­го Сер­гия. В ноч­ном ви­де­нии на­ка­нуне та­тар­ско­го на­бе­га пре­по­доб­ный Сер­гий из­ве­стил сво­е­го уче­ни­ка и пре­ем­ни­ка о гря­ду­щих ис­пы­та­ни­ях и пред­рек в уте­ше­ние, что ис­ку­ше­ние бу­дет непро­дол­жи­тель­но и свя­тая оби­тель, вос­став из пеп­ла, про­цве­тет и еще бо­лее воз­рас­тет. Мит­ро­по­лит Фила­рет пи­сал об этом в "Жи­тии пре­по­доб­но­го Сер­гия": "По по­до­бию то­го, как по­до­ба­ло по­стра­дать Хри­сту, и чрез крест и смерть вой­ти в сла­ву Вос­кре­се­ния, так и все­му, что Хри­стом бла­го­слов­ля­ет­ся на дол­го­ту дней и сла­ву, на­доб­но ис­пы­тать свой крест и свою смерть". Прой­дя через ог­нен­ное очи­ще­ние, вос­крес­ла в дол­го­ту дней оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, вос­стал и сам пре­по­доб­ный Сер­гий, чтобы уже на­ве­ки сво­и­ми свя­ты­ми мо­ща­ми пре­бы­вать в ней.

Пред на­ча­лом стро­и­тель­ства но­во­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы на ме­сте де­ре­вян­но­го, освя­щен­но­го 25 сен­тяб­ря 1412 го­да, пре­по­доб­ный явил­ся од­но­му бла­го­че­сти­во­му ми­ря­ни­ну и ве­лел из­ве­стить игу­ме­ну и бра­тии: "За­чем остав­ля­е­те ме­ня столь­ко вре­ме­ни во гро­бе, зем­лей по­кро­вен­но­го, в во­де, утес­ня­ю­щей те­ло мое?". И вот при стро­и­тель­стве со­бо­ра, ко­гда ры­ли рвы для фун­да­мен­та, от­кры­ты и из­не­се­ны бы­ли нетлен­ные мо­щи пре­по­доб­но­го, и все уви­де­ли, что не толь­ко те­ло, но и одеж­ды на нем бы­ли невре­ди­мы, хо­тя кру­гом гро­ба дей­стви­тель­но сто­я­ла во­да. При боль­шом сте­че­нии бо­го­моль­цев и ду­хо­вен­ства, в при­сут­ствии сы­на Ди­мит­рия Дон­ско­го, кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча († 1425), свя­тые мо­щи бы­ли из­не­се­ны из зем­ли и вре­мен­но по­став­ле­ны в де­ре­вян­ной Тро­иц­кой церк­ви (на том ме­сте на­хо­дит­ся те­перь цер­ковь Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха). При освя­ще­нии в 1426 го­ду ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра они бы­ли пе­ре­не­се­ны в него, где и пре­бы­ва­ют до­ныне.

Все ни­ти ду­хов­ной жиз­ни Рус­ской Церк­ви схо­дят­ся к ве­ли­ко­му Ра­до­неж­ско­му угод­ни­ку и чу­до­твор­цу, по всей пра­во­слав­ной Ру­си бла­го­дат­ные жи­во­тво­ря­щие то­ки рас­про­стра­ня­ют­ся от ос­но­ван­ной им Тро­иц­кой оби­те­ли.

По­чи­та­ние Свя­той Тро­и­цы в рус­ской зем­ле на­ча­лось со свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги († 969;), воз­двиг­шей пер­вый на Ру­си Тро­иц­кий храм в Пско­ве. Поз­же воз­дви­га­лись та­кие хра­мы в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де и дру­гих го­ро­дах.

Ду­хов­ный вклад пре­по­доб­но­го Сер­гия в бо­го­слов­ское уче­ние о Свя­той Тро­и­це осо­бен­но ве­лик. Пре­по­доб­ный глу­бо­ко про­зи­рал со­кро­вен­ные тай­ны бо­го­сло­вия "ум­ны­ми оча­ми" по­движ­ни­ка – в мо­лит­вен­ном вос­хож­де­нии к Трии­по­стас­но­му Бо­гу, в опыт­ном Бо­го­об­ще­нии и Бо­го­упо­доб­ле­нии.

"Со­на­след­ни­ка­ми со­вер­шен­но­го све­та и со­зер­ца­ния Пре­свя­той и Вла­дыч­ной Тро­и­цы, – изъ­яс­нял свя­той Гри­го­рий Бо­го­слов, – бу­дут те, ко­то­рые со­вер­шен­но со­еди­нят­ся с со­вер­шен­ным Ду­хом". Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, т. е. до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став "при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства" (2Пет.1,4). "Кто лю­бит Ме­ня, – ска­зал Гос­подь, – тот со­блю­дет сло­во Мое; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Мы при­дем к нему и оби­тель у него со­тво­рим" (Ин.14,23). Ав­ва Сер­гий, во всем со­блюд­ший за­по­ве­ди Хри­сто­вы, от­но­сит­ся к чис­лу свя­тых угод­ни­ков, в ду­ше ко­то­рых "со­тво­ри­ла оби­тель" Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся "оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы", и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к Ней.

Ра­до­неж­ский по­движ­ник, его уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки обо­га­ти­ли Рус­скую и Все­лен­скую Цер­ковь но­вым бо­го­слов­ским и ли­тур­ги­че­ским ве­де­ни­ем и ви­де­ни­ем Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, На­ча­ла и Ис­точ­ни­ка жиз­ни, яв­ля­ю­щей Се­бя ми­ру и че­ло­ве­ку в со­бор­но­сти Церк­ви, брат­ском еди­не­нии и жерт­вен­ной ис­ку­пи­тель­ной люб­ви ее пас­ты­рей и чад.

Ду­хов­ным сим­во­лом со­би­ра­ния Ру­си в един­стве и люб­ви, ис­то­ри­че­ско­го по­дви­га на­ро­да стал храм Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­двиг­ну­тый пре­по­доб­ным Сер­ги­ем, "чтобы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на Нее по­беж­дал­ся страх нена­вист­ной роз­ни ми­ра се­го".

По­чи­та­ние Свя­той Тро­и­цы в фор­мах, со­здан­ных и за­ве­щан­ных свя­тым игу­ме­ном Ра­до­неж­ским, ста­ло од­ной из наи­бо­лее глу­бо­ких и са­мо­быт­ных черт рус­ской цер­ков­но­сти. В Тро­и­це Жи­во­на­чаль­ной пре­по­доб­ным Сер­ги­ем бы­ло ука­за­но не толь­ко свя­тое со­вер­шен­ство веч­ной жиз­ни, но и об­ра­зец для жиз­ни че­ло­ве­че­ской, ду­хов­ный иде­ал, к ко­то­ро­му долж­но стре­мить­ся че­ло­ве­че­ство, по­то­му что в Тро­и­це как Нераз­дель­ной осуж­да­ют­ся усо­би­цы и бла­го­слов­ля­ет­ся со­бор­ность, а в Тро­и­це как Нес­ли­ян­ной осуж­да­ет­ся иго и бла­го­слов­ля­ет­ся сво­бо­да. В уче­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия о Пре­свя­той Тро­и­це рус­ский на­род глу­бо­ко чув­ство­вал свое ка­фо­ли­че­ское, все­лен­ское при­зва­ние, и, по­стиг­нув все­мир­ное зна­че­ние празд­ни­ка, на­род укра­сил его всем мно­го­об­ра­зи­ем и бо­гат­ством древ­не­го на­цио­наль­но­го обы­чая и на­род­ной по­э­зии. Весь ду­хов­ный опыт и ду­хов­ное устрем­ле­ние Рус­ской Церк­ви во­пло­ти­лись в ли­тур­ги­че­ском твор­че­стве празд­ни­ка Свя­той Тро­и­цы, тро­иц­ких цер­ков­ных об­ря­дов, икон Свя­той Тро­и­цы, хра­мов и оби­те­лей Ее име­ни.

Пре­тво­ре­ни­ем бо­го­слов­ско­го ве­де­ния пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла чу­до­твор­ная ико­на Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­по­доб­но­го Ан­дрея Ра­до­неж­ско­го, про­зва­ни­ем Рубле­ва († 1430), ино­ка-ико­но­пис­ца, по­стри­же­ни­ка Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой оби­те­ли, на­пи­сан­ная по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Ни­ко­на в по­хва­лу свя­то­му ав­ве Сер­гию. (На Сто­гла­вом со­бо­ре 1551 го­да эта ико­на бы­ла утвер­жде­на в ка­че­стве об­раз­ца для всей по­сле­ду­ю­щей цер­ков­ной ико­но­гра­фии Пре­свя­той Тро­и­цы.).

"Нена­вист­ная рознь", раз­до­ры и смя­те­ния мир­ской жиз­ни пре­одоле­ва­лись ино­че­ским об­ще­жи­ти­ем, на­саж­ден­ным пре­по­доб­ным Сер­ги­ем по всей Ру­си. У лю­дей не бы­ло бы раз­де­ле­ния, раз­до­ров и войн, ес­ли бы че­ло­ве­че­ская при­ро­да, со­здан­ная Твор­цом по об­ра­зу Бо­же­ствен­но­го Три­един­ства, не бы­ла ис­ка­же­на и раз­дроб­ле­на пер­во­род­ным гре­хом. Пре­одоле­вая сво­им со­рас­пя­ти­ем Спа­си­те­лю грех особ­но­сти и раз­де­ле­ния, от­вер­га­ясь "сво­е­го" и "се­бя", ино­ки-об­ще­жи­тель­ни­ки, по уче­нию свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, вос­ста­нав­ли­ва­ют пер­во­здан­ное един­ство и свя­тость че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла для Рус­ской Церк­ви об­раз­цом та­ко­го вос­ста­нов­ле­ния и воз­рож­де­ния, в ней вос­пи­та­лись свя­тые ино­ки, про­нес­шие за­тем на­чер­та­ние ис­тин­но­го пу­ти Хри­сто­ва в от­да­лен­ные пре­де­лы. Во всех сво­их тру­дах и де­я­ни­ях пре­по­доб­ный Сер­гий и его уче­ни­ки во­цер­ков­ля­ли жизнь, да­вая на­ро­ду жи­вой при­мер воз­мож­но­сти это­го. Не от­ре­ка­ясь от зем­но­го, но пре­об­ра­жая его, они зва­ли вос­хо­дить и са­ми вос­хо­ди­ли к Небес­но­му.

Шко­ла пре­по­доб­но­го Сер­гия через оби­те­ли, ос­но­ван­ные им, его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков, охва­ты­ва­ет все про­стран­ство Рус­ской зем­ли и про­хо­дит чрез всю даль­ней­шую ис­то­рию Рус­ской Церк­ви. Чет­вер­тая часть всех рус­ских мо­на­сты­рей, твер­дынь ве­ры, бла­го­че­стия и про­све­ще­ния, ос­но­ва­на ав­вой Сер­ги­ем и его уче­ни­ка­ми. "Игу­ме­ном Рус­ской зем­ли" на­звал на­род ос­но­ва­те­ля До­ма Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. Пре­по­доб­ные Ни­кон и Ми­хей Ра­до­неж­ские, Силь­вестр Об­нор­ский, Сте­фан Махри­щский и Ав­ра­амий Чух­лом­ский, Афа­на­сий Сер­пу­хов­ской и Ни­ки­та Бо­ров­ский, Фе­о­дор Си­мо­нов­ский и Фе­ра­понт Мо­жай­ский, Ан­д­ро­ник Мос­ков­ский и Сав­ва Сто­ро­жев­ский, Ди­мит­рий При­луц­кий и Ки­рилл Бе­ло­зер­ский – все они бы­ли уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки "чуд­но­го стар­ца" Сер­гия. Свя­ти­те­ли Алек­сий и Ки­при­ан, мит­ро­по­ли­ты Мос­ков­ские, Ди­о­ни­сий, ар­хи­епи­скоп Суз­даль­ский, и Сте­фан, епи­скоп Перм­ский, со­сто­я­ли с ним в ду­хов­ном об­ще­нии. Пат­ри­ар­хи Кон­стан­ти­но­поль­ские Кал­лист и Фило­фей пи­са­ли к нему по­сла­ния и по­сы­ла­ли свое бла­го­сло­ве­ние. Чрез пре­по­доб­ных Ни­ки­ту и Па­ф­ну­тия Бо­ров­ских идет ду­хов­ная пре­ем­ствен­ность к пре­по­доб­но­му Иоси­фу Во­лоц­ко­му и дру­жине его уче­ни­ков, чрез Ки­рил­ла Бе­ло­зер­ско­го – к Ни­лу Сор­ско­му, к Гер­ма­ну, Сав­ва­тию и Зо­си­ме Со­ло­вец­ким.

Цер­ковь чтит и тех из уче­ни­ков и спо­движ­ни­ков пре­по­доб­но­го Сер­гия, па­мять ко­то­рых не от­ме­че­на в ме­ся­це­сло­ве спе­ци­аль­но, под от­дель­ным днем. Мы пом­ним, что пер­вым при­шел к пре­по­доб­но­му на Ма­ко­вец ста­рец Ва­си­лий Су­хой, на­зван­ный так за его несрав­нен­ное пост­ни­че­ство. Вто­рым был инок Яку­та, т. е. Иа­ков, из про­стых кре­стьян, он без­ро­пот­но дол­гие го­ды нес в оби­те­ли хло­пот­ное и труд­ное по­слу­ша­ние рас­сыль­но­го. При­шли, сре­ди про­чих уче­ни­ков, к пре­по­доб­но­му его зем­ля­ки из Ра­до­не­жа диа­кон Они­сим с сы­ном Ели­се­ем. Ко­гда со­бра­лось 12 ино­ков и по­стро­ен­ные кел­лии об­не­се­ны бы­ли вы­со­кой огра­дой, диа­ко­на Они­си­ма ав­ва на­зна­чил при­врат­ни­ком, по­то­му что кел­лия его бы­ла край­няя от вхо­да в оби­тель. Под се­нью свя­той Тро­иц­кой оби­те­ли про­вел свои по­след­ние го­ды игу­мен Мит­ро­фан, тот са­мый, кто по­стриг ко­гда-то пре­по­доб­но­го Сер­гия в Ан­гель­ский об­раз и на­ста­вил в ино­че­ских по­дви­гах. Мо­ги­ла умер­ше­го вско­ре бла­жен­но­го стар­ца Мит­ро­фа­на ста­ла пер­вой на мо­на­стыр­ском клад­би­ще. В 1357 го­ду при­шел в оби­тель из Смо­лен­ска ар­хи­манд­рит Си­мон, оста­вив по­чет­ную долж­ность на­сто­я­те­ля в од­ном из смо­лен­ских мо­на­сты­рей ра­ди то­го, чтобы стать про­стым по­слуш­ни­ком у бо­го­нос­но­го Ра­до­неж­ско­го игу­ме­на. В на­гра­ду за ве­ли­кое сми­ре­ние Гос­подь спо­до­бил его быть участ­ни­ком див­но­го ви­де­ния пре­по­доб­но­го Сер­гий о бу­ду­щем умно­же­нии его ино­че­ско­го ста­да. По бла­го­сло­ве­нию свя­то­го ав­вы при­нял на се­бя по­двиг мо­лит­вен­но­го без­мол­вия бла­жен­ный ста­рец Иса­а­кий Мол­чаль­ник, чье мол­ча­ние для ино­ков и внеш­них бы­ло по­учи­тель­нее вся­ких слов. Лишь один раз за го­ды без­мол­вия от­верз уста пре­по­доб­ный Иса­а­кий – чтобы сви­де­тель­ство­вать, как ви­ден­ный им Ан­гел Бо­жий со­слу­жил в ал­та­ре пре­по­доб­но­му Сер­гию, со­вер­шив­ше­му Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Оче­вид­цем бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха, со­дей­ство­вав­шей пре­по­доб­но­му, был так­же екк­ли­си­арх Си­мон, ко­то­рый ви­дел од­на­жды, как Небес­ный огонь со­шел на Свя­тые Тай­ны и угод­ник Бо­жий "при­ча­стил­ся ог­ня неопаль­но". Стар­ца Епи­фа­ния († ок. 1420), быв­ше­го поз­же, при игу­мене Ни­коне, ду­хов­ни­ком Сер­ги­е­ва ста­да, Цер­ковь на­зы­ва­ет Пре­муд­рым за вы­со­кую уче­ность и ве­ли­кие ду­хов­ные да­ро­ва­ния. Он из­ве­стен как со­ста­ви­тель жи­тий пре­по­доб­но­го Сер­гия и его со­бе­сед­ни­ка свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го, по­хваль­ных слов им, а так­же "Сло­ва о жиз­ни и пре­став­ле­нии ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Дон­ско­го". Жи­тие пре­по­доб­но­го Сер­гия, со­став­лен­ное Епи­фа­ни­ем через 26 лет по кон­чине пре­по­доб­но­го, т. е. в 1418 г., бы­ло за­тем пе­ре­ра­бо­та­но при­быв­шим с Афо­на ино­ком агио­гра­фом Па­хо­ми­ем Сер­бом, про­зван­ным Ло­го­фе­том.

К пре­по­доб­но­му Сер­гию, как к неис­ся­ка­е­мо­му ис­точ­ни­ку мо­лит­вен­но­го ду­ха и бла­го­да­ти Гос­под­ней, во все вре­ме­на шли на по­кло­не­ние – для на­зи­да­ния и мо­лит­вы, за по­мо­щью и ис­це­ле­ни­ем – ты­ся­чи на­ро­да. И каж­до­го из при­бе­га­ю­щих с ве­рой к его чу­до­твор­ным мо­щам он ис­це­ля­ет и воз­рож­да­ет, ис­пол­ня­ет си­лы и ве­ры, пре­об­ра­жа­ет и воз­во­дит к сво­ей све­то­нос­ной ду­хов­но­сти.

Но не толь­ко ду­хов­ные да­ры и бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния по­да­ют­ся всем, при­хо­дя­щим с ве­рою к мо­щам пре­по­доб­но­го, но ему да­на так­же от Бо­га бла­го­дать за­щи­щать от вра­гов Рус­скую зем­лю. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ный был с во­ин­ством Ди­мит­рия Дон­ско­го на Ку­ли­ко­вом по­ле; он бла­го­сло­вил на рат­ный по­двиг сво­их по­стри­же­ни­ков – ино­ков Алек­сандра Пе­ре­све­та и Ан­дрея Ос­ля­бя. Он ука­зал Иоан­ну Гроз­но­му ме­сто для со­ору­же­ния кре­по­сти Сви­яж­ска и по­мо­гал в по­бе­де над Ка­за­нью. Во вре­мя поль­ско­го на­ше­ствия пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся во сне ни­же­го­род­ско­му граж­да­ни­ну Коз­ме Ми­ни­ну, по­веле­вая со­би­рать каз­ну и во­ору­жать вой­ско для осво­бож­де­ния Моск­вы и Рус­ско­го го­су­дар­ства. И ко­гда в 1612 г. опол­че­ние Ми­ни­на и По­жар­ско­го по­сле мо­леб­на у Свя­той Тро­и­цы дви­ну­лось к Москве, бла­го­дат­ный ветр раз­ве­вал пра­во­слав­ные стя­ги, "яко от гро­ба са­мо­го чу­до­твор­ца Сер­гия".

К пе­ри­о­ду Смут­но­го вре­ме­ни и поль­ско­го на­ше­ствия от­но­сит­ся ге­ро­и­че­ское "Тро­иц­кое си­де­ние", ко­гда мно­гие ино­ки по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ди­о­ни­сия по­вто­ри­ли свя­щен­ный рат­ный по­двиг Сер­ги­е­вых уче­ни­ков Пе­ре­све­та и Ос­ля­би. Пол­то­ра го­да – с 23 сен­тяб­ря 1608 г. по 12 ян­ва­ря 1610 го­да – оса­жда­ли по­ля­ки оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, же­лая раз­гра­бить и раз­ру­шить этот свя­щен­ный оплот пра­во­сла­вия. Но за­ступ­ле­ни­ем Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия, "со мно­гим сты­дом" бе­жа­ли на­ко­нец от стен мо­на­сты­ря, го­ни­мые Бо­жи­им гне­вом, а вско­ре и сам пред­во­ди­тель их, Ли­сов­ский, по­гиб лю­той смер­тью как раз в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го, 25 сен­тяб­ря 1617 г. В 1618 г. при­хо­дил к сте­нам Свя­той Тро­и­цы сам поль­ский ко­роле­вич Вла­ди­слав, но, бес­силь­ный про­тив охра­ня­ю­щей оби­тель бла­го­да­ти Гос­под­ней, вы­нуж­ден был под­пи­сать пе­ре­ми­рие с Рос­си­ей в при­над­ле­жав­шем мо­на­сты­рю се­ле Де­улине. Поз­же здесь был воз­двиг­нут храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия.

В 1619 го­ду по­се­тил Лав­ру при­е­хав­ший в Рос­сию Иеру­са­лим­ский пат­ри­арх Фе­о­фан. Он в осо­бен­но­сти по­же­лал ви­деть тех ино­ков, ко­то­рые в го­ди­ну во­ен­ной опас­но­сти дерз­ну­ли воз­ло­жить на се­бя по­верх ино­че­ских оде­я­ний бо­е­вые коль­чу­ги и с ору­жи­ем в ру­ках вста­ли на сте­нах свя­той оби­те­ли, от­ра­жая непри­я­те­ля. Пре­по­доб­ный Ди­о­ни­сий, игу­мен, воз­глав­ляв­ший обо­ро­ну († 1633), пред­ста­вил пат­ри­ар­ху бо­лее два­дца­ти ино­ков.

Пер­вым из них был Афа­на­сий (Още­рин), са­мых пре­клон­ных лет, до жел­тиз­ны се­дой ста­рец. Пат­ри­арх спро­сил его: "Ты ли хо­дил на вой­ну и на­чаль­ство­вал над во­и­на­ми?" Ста­рец от­ве­тил: "Да, Вла­ды­ко свя­тый, по­нуж­ден был кро­ва­вы­ми сле­за­ми" – "Что же свой­ствен­нее ино­ку – мо­лит­вен­ное уеди­не­ние или во­ин­ские по­дви­ги пред людь­ми?". Бла­жен­ный Афа­на­сий, по­кло­нясь, от­ве­чал: "Вся­кая вещь и вся­кое де­ло по­зна­ет­ся в свое вре­мя. Вот под­пись ла­ти­нян на го­ло­ве мо­ей, от ору­жия. Еще шесть па­мя­тей свин­цо­вых в мо­ем те­ле. В кел­лии си­дя, в мо­лит­вах, раз­ве смог бы я об­ре­сти та­ких по­бу­ди­те­лей к воз­ды­ха­нию и сте­на­нию? А бы­ло все это не на­шим из­во­ле­ни­ем, но по бла­го­сло­ве­нию по­слав­ших нас на Бо­жию служ­бу". Тро­ну­тый муд­рым от­ве­том сми­рен­но­го ино­ка, Пат­ри­арх бла­го­сло­вил и по­це­ло­вал его. Он бла­го­сло­вил и осталь­ных мо­на­хов-во­и­нов и вы­ра­зил одоб­ре­ние все­му брат­ству Лав­ры пре­по­доб­но­го Сер­гия.

По­двиг оби­те­ли в тя­же­лое для все­го на­ро­да Смут­ное вре­мя опи­сан ке­ла­рем Ав­ра­ами­ем (Па­ли­цы­ным) в "Ска­за­нии о со­бы­ти­ях Смут­но­го вре­ме­ни" и ке­ла­рем Си­мо­ном Аза­рьи­ным в двух агио­гра­фи­че­ских со­чи­не­ни­ях: "Кни­ге о чу­де­сах пре­по­доб­но­го Сер­гия" и "Жи­тии пре­по­доб­но­го Ди­о­ни­сия Ра­до­неж­ско­го". В 1650 г. Си­мео­ном Ша­хов­ским был со­став­лен ака­фист пре­по­доб­но­му Сер­гию, как "взбран­но­му во­е­во­де" Рус­ской зем­ли, в па­мять об из­бав­ле­нии Тро­иц­кой оби­те­ли от вра­же­ско­го об­сто­я­ния. Дру­гой су­ще­ству­ю­щий ака­фист пре­по­доб­но­му был со­став­лен в ХVIII ве­ке, ав­то­ром его счи­та­ют мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Пла­то­на (Лев­ши­на; † 1812).

В по­сле­ду­ю­щее вре­мя оби­тель про­дол­жа­ла быть неоску­де­ва­ю­щим све­то­чем ду­хов­ной жиз­ни и цер­ков­но­го про­све­ще­ния. Из ее бра­тии из­би­ра­лись на чре­ду слу­же­ния мно­гие про­слав­лен­ные иерар­хи Рус­ской Церк­ви. В 1744 го­ду оби­тель за за­слу­ги пе­ред Ро­ди­ной и ве­рой ста­ла име­но­вать­ся Лав­рой. В 1742 г. в ее огра­де учре­жде­на ду­хов­ная се­ми­на­рия, в 1814 го­ду сю­да бы­ла пе­ре­ве­де­на Мос­ков­ская ду­хов­ная ака­де­мия.

И ныне Дом Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы слу­жит од­ним из глав­ных бла­го­дат­ных цен­тров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Здесь из­во­ле­ни­ем Свя­то­го Ду­ха со­вер­ша­ют­ся де­я­ния По­мест­ных Со­бо­ров Рус­ской Церк­ви. В оби­те­ли име­ет ме­сто­пре­бы­ва­ние свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, ко­то­рый но­сит на се­бе осо­бен­ное бла­го­сло­ве­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия, яв­ля­ясь, по уста­но­вив­ше­му­ся пра­ви­лу, "Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ры свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­том".

Пя­тое июля, день об­ре­те­ния мо­щей свя­то­го ав­вы Сер­гия, игу­ме­на Рус­ской зем­ли – са­мое мно­го­люд­ное и тор­же­ствен­ное цер­ков­ное празд­не­ство в оби­те­ли.

См. так­же: "Жи­тие и чу­де­са пре­по­доб­но­го и бо­го­нос­но­го от­ца на­ше­го Сер­гия, Ра­до­неж­ско­го чу­до­твор­ца" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: Список храмов с престольным праздником преп. Сергия Радонежского.

Кроссворд «Прп. Сергий Радонежский»