Канон святому преподобномученику Евфросину Синозерскому Новгородскому

Припев: Преподобному́чениче Ефроси́не, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 02 апреля (20 марта ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Я́ко по су́ху, пешеше́ствовав Изра́иль по бе́здне стопа́ми, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побе́дную пе́снь пои́м, вопия́ше.

Страда́льче преподо́бне Евфроси́не, моли́твами твои́ми умири́ на́ша ду́ши и сподо́би воспе́ти по́стнический по́двиги твоя́, страда́ния и чудеса́, и́миже Госпо́дь на́ш сла́вно просла́вися.

Изше́д в са́не и́ночестем от Ти́хвинския оби́тели, преподо́бне о́тче на́ш, ты́, я́ко пти́ца, прелете́л еси́ в гнездо́ свое́, во излю́бленное тобо́ю ме́сто пусты́нное, и зде́, на о́строве, во бла́тех непроходи́мых, при мно́гих е́зерех всели́лся еси́, направля́емь руко́ю Живонача́льнаго.

Водрузи́в на ме́сте твоего́ вселе́ния Животворя́щий Кре́ст и ископа́в себе́ ма́лую пеще́ру, вручи́л еси́ себе́ Бо́жию промышле́нию, страда́льче преподо́бне, пребыва́я же та́мо в по́двизех, бы́лием тра́вным пита́лся еси́, до́ндеже обрето́ша тя́ веле́нием Бо́жии и́щущии спасе́ния.

Глаго́лов и зако́нов Бо́жиих испо́лнитель бы́в, испо́лнился еси́ в пусты́ни мно́гих дарова́ний Ду́ха, о ни́хже рече́ Боже́ственный Па́вел Апо́стол во свои́х писа́ниих.

Кре́постию Христа́, Его́же возлюби́л еси́ изде́тства все́ю кре́постию се́рдца твоего́, возмо́гл еси́ низложи́ти си́лу вра́жию, сего́ ра́ди дарова́ ти́ Бо́г да́р прозорли́вства и си́лу твори́ти чудеса́.

Богоро́дичен: Стра́сти пло́ти моея́ и непостоя́ние ума́ моего́ отжени́ от мене́, Пречи́стая Де́во, и наста́ви мя́ на стезю́ спасе́ния.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Не́сть свя́т, я́коже Ты́, Го́споди Бо́же мо́й, вознесы́й ро́г ве́рных Твои́х, Бла́же, и утверди́вый на́с на ка́мени испове́дания Твоего́.

Благи́ми нра́вы украси́вся, плотски́я стра́сти умертви́л еси́ ве́лиим воздержа́нием и к ве́чней жи́зни му́ченически преста́вился еси́, прехва́льне о́тче на́ш.

Ве́сь прилежа́ Вседержи́телю, прему́дре о́тче Евфроси́не, ве́лиими по́двиги отгна́л еси́ от себе́ диа́вола, смири́в горды́ню его́ твои́м преподо́бническим смире́нием.

А́нгельски пожи́в на земли́, возвы́сился еси́, о́тче, к лицезре́нию красоты́ Небе́сныя, и́мже ны́не наслажда́яся, мо́лишися о спасе́нии на́шем.

Име́я споспешеству́ющую тебе́ Бо́жию си́лу, преподобному́чениче, по сме́рти твое́й оби́льно источа́еши чудеса́ прибега́ющим к тебе́ с ве́рою.

Ско́ро прише́л еси́ на по́мощь, я́ко бы́вый са́м чте́ц, ко чтецу́ пусты́нныя це́ркве Иоа́нну, тя́жко страда́вшему от нападе́ния лю́таго зве́ря лесна́го, и, прикосну́вся боле́зненней его́ главе́, яви́л еси́ на не́м дела́ Бо́жия. Моли́, чудотво́рче, Христа́ Бо́га на́шего, да исцели́т от мра́ка грехо́внаго духо́вная на́ша очеса́.

Богоро́дичен: Тве́рдое упова́ние на Тя́ возлага́юще, Богороди́тельнице, Тебе́ усе́рдно мо́лимся: сохрани́ ве́сь сию́ и вся́ ве́си и гра́ды страны́ Росси́йския от вся́ких бе́д, находя́щих челове́ком согреша́ющим.

Седа́лен, гла́с 4:

Покори́л еси́ ду́хови, пресла́вне о́тче на́ш, вся́ плотска́я мудрова́ния, ве́лиим же воздержа́нием и те́плыми ко Христу́ моли́твами возсия́л еси́ в пусты́ни, я́ко луча́ со́лнечная. Сего́ ра́ди воспева́ем хвалу́ тебе́, по достоя́нию тя́ ублажа́юще.

Богоро́дичен: Стена́ необори́мая христиа́ном еси́, Богоро́дице Де́во, к Тебе́ бо прибега́юще, невреди́ми пребыва́ем и, согреша́юще, и́мамы тя́ моли́твенницу. Те́мже благода́рственно вопие́м Ти́: ра́дуйся, Благода́тная, Госпо́дь с Тобо́ю.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Христо́с моя́ си́ла, Бо́г и Госпо́дь, честна́я Це́рковь боголе́пно пое́т, взыва́ющи, от смы́сла чи́ста о Го́споде пра́зднующи.

Процвела́ е́сть, я́ко кри́н, пусты́ня Синеезе́рская, егда́ преподо́бнии ру́це твои́ и притека́ющих к тебе́ бра́тии сотвори́сте в не́й хра́м Бо́жий, тобо́ю же, о́тче, основа́на бы́сть та́мо и оби́тель и́ноческая, в не́йже и́щущия спасе́ния на пу́ть пра́вый наставля́л еси́.

Ве́льми му́дрый путево́ждь к Ца́рствию Бо́жию, о́тче, бы́л еси́, не то́кмо бо и́ноцы, но и вси́, приходи́вшии к тебе́, а́ки от исто́чника, почерпа́ху от тебе́ свято́е уче́ние: вели́к бо ра́зум име́л еси́, све́дущ в Боже́ственных догма́тех, зане́ изде́тства к науче́нию в Боже́ственных Писа́ниих попремно́гу прилежа́л еси́.

Оби́тель твоя́, о́тче, в годи́ну сму́ты в Росси́йстей земли́ яви́ся убе́жище мно́зем правосла́вным христиа́ном: тогда́ бо Росси́йстии лю́дие мече́м злове́рных ля́хов; а́ки кла́сы серпо́м, пожина́хуся, сего́ ра́ди укрыва́хуся во твое́й оби́тели, обрета́юще та́мо ду́ш и теле́с спасе́ние.

Соде́яв ду́шу твою́ хра́м Свята́го Ду́ха, пресла́вне о́тче на́ш, насле́дник Го́рняго Ца́рствия и сожи́тель Вы́шних си́л яви́лся еси́ и прия́л еси́ от Бо́га да́р содева́ти зна́мения и чудеса́.

Я́коже Госпо́дь на́ш прикосну́ся ру́це те́щи Петро́вы, огне́м жего́мыя, и а́бие исцели́ ю́, та́ко и ты́, уго́дниче Христо́в, предста́тельством твои́м пред Го́сподем укроти́л еси́ огневи́цу отрокови́цы Мари́и, на одре́ сме́рти лежа́вшия, внегда́ призва́ тя́ на по́мощь иере́й Проко́пий в моли́тве свое́й.

Богоро́дичен: Де́ва пребыла́ еси́ по рождестве́, я́коже и пре́жде рождества́ была́ еси́, зане́ Бо́га Сло́ва родила́ еси́, изба́вльшаго на́с от тле́ния кре́стною сме́ртию Свое́ю, Де́во Пренепоро́чная.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Бо́жиим све́том Твои́м, Бла́же, у́тренюющих Ти́ души́ любо́вию озари́, молю́ся, Тя́ ве́дети, Сло́ве Бо́жий, и́стиннаго Бо́га, от мра́ка грехо́внаго взыва́юща.

У́мныма очи́ма, я́ко прозорли́вец, предзре́л еси́ кончи́ну твою́ от иноплеме́нных и истребле́ние и́ми твоея́ оби́тели, те́мже умоля́л еси́, о́тче, укрыва́вшияся в не́й прише́льцы и са́мыя и́ноки ра́ди сохране́ния жи́зни изы́ти из оби́тели. Са́м же ты́, си́лою Свята́го Ду́ха огради́вся, я́ко началово́ждь, в сре́тение супоста́том изше́л еси́, и безтре́петно ста́л еси́ у креста́, водруже́ннаго тобо́ю при основа́нии оби́тели, и та́ко приве́л еси́ са́м себе́, я́коже овча́, на закла́ние.

Бе́снии ля́хове, ви́девше тя́, о́тче, безтре́петно стоя́ща у креста́ и разуме́вше, я́ко ты́ еси́ нача́льник оби́тели, ре́ша ти́ де́рзостно: да́ждь на́м име́ние монастыря́ твоего́. Ты́ же со смире́нием и́ноческим отве́тствовал еси́, указу́я на созда́нный тобо́ю хра́м: все́ име́ние мое́ обрета́ется в се́м хра́ме Пречи́стыя Богоро́дицы.

Услы́шавше безбоя́зненный отве́т тво́й о име́нии, де́рзостнии ля́хове разъяри́шася, и се́ еди́н от во́ин вы́ю твою́ пресече́ мече́м до полу́, други́й же раздроби́ честну́ю главу́ твою́, и та́ко пре́дал еси́ чи́стую ду́шу твою́ в ру́це Го́сподеви.

На уби́йцы укрепи́вый тя́, о́тче, Подвигополо́жник Христо́с, прии́м тво́й ду́х в Небе́сная селе́ния по сконча́нии твое́м, сотвори́ тя́ исто́чник чуде́с с любо́вию и ве́рою к тебе́ прибега́ющим.

От нанесе́ния главотя́жей и убру́сцев апо́стола Па́вла ве́рующий исцеля́хуся, я́коже Богоглаго́ливый Лука́ повеству́ет. Не про́сты же си́лы твори́т Госпо́дь прикоснове́нием и твои́х веще́й: нагла́вник бо тво́й, о́тче, и пе́рсть от гро́ба твоего́, и еле́й от лампа́ды у ра́ки моще́й твои́х источа́ют, твои́ми моли́твами о на́с, исцеле́ния боля́щим.

Богоро́дичен: Исцели́, Пречи́стая, неду́гующаго ума́ моего́ помраче́ние, Врача́ ро́ждшая, Христа́, Всенепоро́чная Де́во.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Жите́йское мо́ре, воздвиза́емое зря́ напа́стей бу́рею, к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к, вопию́ Ти́: возведи́ от тли́ живо́т мо́й, Многоми́лостиве.

Прии́м му́ченическую теле́сную кончи́ну, о́тче, возне́слся еси́ ду́хом твои́м в Го́рняя селе́ния моли́тися о на́с Вседержи́телю, моща́ми же твои́ми с на́ми пребыва́еши, явля́я те́ми мно́гая зна́мения и чудеса́.

Глаго́лом Бо́жиим свиде́тельствована бы́сть си́ла чуде́с твои́х, о́тче Евфроси́не: одержи́ма бо су́щи ве́лиим бесо́вским пла́чем, раба́ Бо́жия Ага́фия, егда́ бы́сть в ра́зуме, слы́ша гла́с свы́ше: гряди́ в пусты́ню Синеезе́рскую, помоли́ся чудотво́рцу Евфроси́ну и исцеле́еши. Та́яже прии́де, и помоли́ся, и исцеле́.

Ели́цы притека́ху с ве́рою к моще́м твои́м, ско́рый помо́щниче и моли́твенниче, вси́ исцеля́хуся, мо́лим тя́ у́бо: по́мощию твое́ю посети́ и ны́, те́лом и душе́ю немощству́ющих.

Умиле́нно призыва́юще свято́е и просла́вленное и́мя твое́, о́тче, кре́пость и исцеле́ние приима́ху от тебе́ немощству́ющии пло́тию и ду́хом, ско́рбнии же и удруче́ннии печа́льми жите́йскими обрета́ху от тебе́ ско́рую по́мощь и утеше́ние.

Невозмо́жно е́сть исчи́слити мно́гое мно́жество чуде́с твои́х, цели́телю ду́ш и теле́с на́ших, о́тче Евфроси́не, сего́ ра́ди творя́ще па́мять твою́, благода́рственно благословля́ем просла́вльшаго тя́, отце́в Бо́га благослове́ннаго.

Богоро́дичен: Отцу́ Собезнача́льнаго Сы́на пло́тию родила́ еси́, Пренепоро́чная Де́во, Его́же моли́ со преподобному́чеником Евфроси́ном, да сотвори́т ны́ сы́ны Своего́ Ца́рствия и насле́дники обетова́ния ве́чнаго.

Конда́к, гла́с 8:

Подража́я житию́ дре́вних отце́в, Богому́дре о́тче Евфроси́не, красоту́ ми́ра сего́ возненави́дел еси́, и, в пусты́ню всели́вся, ве́ру Христо́ву, я́коже щи́т, в се́рдце твое́ прия́л еси́, с не́юже изше́л еси́, я́ко до́бр во́ин Царя́ Небе́снаго, не на бра́нь проти́ву пло́ти и кро́ве, но на бра́нь проти́ву ко́зней неви́димаго врага́, и сего́ вознесе́нную горды́ню, по да́нней тебе́ от Ду́ха Свята́го благода́ти, глубо́ким смире́нием твои́м низложи́л еси́, и от Небе́снаго Мздовозда́теля неувяда́емым венце́м побе́ды венча́лся еси́. Сего́ ра́ди, соше́дшеся любо́вию, вопие́м ти́: ра́дуйся, о́тче Евфроси́не, пусты́нное украше́ние.

И́кос:

А́нгельски пожи́в на земли́, дости́гл еси́, о́тче, лицезре́ния красоты́ Бо́жия, и́мже наслажда́яся на Небеси́, мо́лишися о спасе́нии на́шем. Сего́ ра́ди мы́, земни́и, дне́сь па́мять твою́ пра́зднующе, любо́вию вопие́м ти́: ра́дуйся, благочести́ваго ко́рене правосла́вных роди́телей пречестна́я о́трасле; ра́дуйся, от младе́нства Христа́ возлюби́вый. Ра́дуйся, в де́тстве и ю́ности и́ноческим подвиго́м научи́выйся; ра́дуйся, дре́вним пусты́нником подража́телю. Ра́дуйся, Новгоро́дстей Це́ркви в чи́не чтеца́ церко́внаго послужи́вый; ра́дуйся, кри́не, посреде́ бла́т пусты́нных процветы́й. Ра́дуйся, му́дрый наста́вниче и́щущим душе́внаго спасе́ния; ра́дуйся, цели́телю ду́ш и теле́с прося́щим твоего́ пред Бо́гом заступле́ния. Ра́дуйся, похвало́ мона́шествующих; ра́дуйся, да́р прозорли́вства и си́лу чуде́с от Бо́га прие́мый. Ра́дуйся, о́тче Евфроси́не, пусты́нное украше́ние.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Росода́тельну у́бо пе́щь соде́ла А́нгел преподо́бным отроко́м, халде́и же опаля́ющее веле́ние Бо́жие мучи́теля увеща́ вопи́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Распали́в се́рдце твое́ любо́вию кре́пкою ко Христу́, о́тче, пла́мень по́хоти плотски́я и о́гнь я́рости ея́ претвори́л еси́ в ро́су и всю́ си́лу и́х угаси́л еси́, поя́ Бо́гу в безмо́лвии пусты́ннем: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших.

Пло́ти твое́й не послужи́л еси́, но, апо́стольски распина́я ю́ со страстьми́ и похотьми́, покори́л еси́ ду́ху и че́стен хра́м Ду́ху Свято́му себе́ сотвори́л еси́, взыва́я: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших.

Просвети́в твое́ се́рдце смиренному́дрием, ве́рен бы́л еси́ нача́льник собо́ра и́ноков, наставля́я, и уча́, и вся́ приводя́ к Бо́жией во́ли, пою́щия: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших.

Ве́лиим благоразу́мием, о́тче на́ш Евфроси́не, покори́л еси́ ду́хови го́рдость ума́ жите́йскаго, со смире́нием поя́: благослове́н еси́, Го́споди Бо́же оте́ц на́ших.

Прекра́сный цве́т, о́тче, в дому́ Бо́жии произра́сл еси́, мно́гими доброде́тельми красу́яйся и арома́ты чуде́с благоуха́яй.

Богоро́дичен: У́м на́ш плени́ в послуша́ние ве́ры, ду́х и ду́шу всесоверше́нны сотвори́ и те́ло в прише́ствие Го́спода на́шего Иису́са Христа́ соблюди́ непоро́чно моли́твами Твои́ми, Всенепоро́чная Богороди́тельнице.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́ и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: вся́ бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. Тя́ превозно́сим во вся́ ве́ки.

Широ́кий пу́ть, вводя́щий в па́губу, презре́л еси́, страда́льче преподо́бне, и те́сными враты́ вше́л еси́ в Небе́сное Ца́рствие. Те́мже мо́лим тя́: укрепи́ на́с моли́твами твои́ми понести́ благо́е и ле́гкое и́го креста́, да и мы́ во вре́мя благопотре́бное вни́дем в поко́й Бо́га благослове́ннаго.

Бо́дренным ума́ трезве́нием и те́плым ко Христу́ моле́нием диа́вола посрами́л еси́, прехва́льне страстоте́рпче, стра́стныя же того́ прило́ги отгна́л еси́, кре́пкою ве́рою во Христа́ вооружи́вся, и та́ко вше́л еси́ в поко́й Бо́га благослове́ннаго.

А́нгельски, о́тче, на земли́ пожи́л еси́, те́мже ны́не со А́нгелы лику́ет на Небеси́ ду́х тво́й, моли́ у́бо о на́с, чту́щих па́мять твою́, Небе́сный жи́телю, да всели́т Христо́с и на́с в поко́й Бо́га благослове́ннаго.

Во вся́ дни́ жития́ твоего́ неукло́нно ше́ствовал еси́, прему́дре о́тче на́ш, стезя́ми Боже́ственными к Небеси́, иде́же ны́не пребыва́я, с ли́ки А́нгельскими ра́достно воспева́еши отце́в Бо́га благослове́ннаго.

Предстои́ши ны́не Престо́лу Вседержи́теля, преблаже́нне о́тче Евфроси́не, на́м же, на земли́ су́щим, явля́ешися вои́стинну А́нгел храни́тель, утвержда́я ны́ в ве́ре уче́ньми твои́ми и зна́меньми чуде́сными и соблюда́я ны́ в чи́стем испове́дании отце́в Бо́га благослове́ннаго.

Богоро́дичен: Богоуго́дне пожи́вшему и страда́льчески житие́ сконча́вшему преподо́бному́ченику Евфроси́ну после́довати наста́ви на́с, Всенепоро́чная, потребля́ющи от ду́ш на́ших прило́ги лука́вых де́монов и возводя́щи при́сно умы́ на́ша к зре́нию и исполне́нию за́поведей Сы́на Твоего́, Бо́га на́шего.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети, на Него́же не сме́ют чи́ни А́нгельстии взира́ти, Тобо́ю же, Всечи́стая, яви́ся челове́ком Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, с Небе́сными во́и Тя́ ублажа́ем.

Изба́вився от сете́й ловя́щих тя́, почи́л еси́ во благоуха́нии святы́ни и Го́сподеви ны́не предстои́ши, поя́ со Безпло́тными: Свя́т, Свя́т, Свя́т еси́, Бо́же, Тро́ице Вседе́тельная.

Я́ко победи́тель мы́сленных враго́в, прехва́льне о́тче, венце́м побе́ды неувяда́емым увенча́лся еси́ от Царя́ все́х. Сего́ ра́ди мо́лим тя́ усе́рдно: моли́ бла́гость Вседержи́теля дарова́ти правосла́вным лю́дем на супоста́ты побе́ду.

Я́ко предста́телю на́шему и ско́рому помо́щнику, су́щему в Небе́сных оби́телех, мо́лимся тебе́: Влады́ку все́х моли́ сохрани́т от гла́да, тру́са, пото́па, огня́, меча́, от наше́ствия иноплеме́нников и междоусо́бныя бра́ни ве́сь сию́ и вся́ ве́си, гра́ды и страны́ христиа́нския и вся́ ны́ спасти́, благоче́стно тя́ почита́ющия.

Честна́я ра́ка святы́х моще́й твои́х, о́тче пречу́дне, бога́тно источа́ет исцеле́ния приходя́щим к тебе́ с ве́рою и воздвиза́ет ве́рныя сла́вити ве́лия твоя́ по́двиги и чудеса́.

Приими́, преблаже́нне о́тче на́ш Евфроси́не, хвале́бная на́ша песнопе́ния, любо́вию тебе́ возноси́мая, осеня́й на́с твои́ми моли́твами и ускори́ на по́мощь благода́тным заступле́нием твои́м во вре́мя благопотре́бное.

Богоро́дичен: Ка́мень краеуго́льный – Христо́с – ве́рным е́сть основа́ние, неве́рным же ка́мень претыка́ния и собла́зна; на ве́рнем ка́мени, Влады́чице, утверди́ мое́ помышле́ние и спаси́ мя́ Ма́терним Твои́м дерзнове́нием к Сы́ну Твоему́, Бо́гу на́шему.

Свети́лен:

Све́та Пода́тель, Госпо́дь, поста́ви тя́ свети́льника све́тла Це́ркви Свое́й, о́тче пресла́вне Евфроси́не, озари́ у́бо све́том твои́м и вся́ ны́, почита́ющия святу́ю па́мять твою́.

Богоро́дичен: Свеще́ та́инственная, Богоневе́сто, возсия́й све́т ра́зума су́щим во тьме́ неразу́мия и спаси́ вся́ ны́, благоче́стно пою́щия Тя́ и я́ко Ма́терь Бо́жию велича́ющия.

Краткое житие преподобного Евфросина Синозерского

Пре­по­доб­ный Ев­фро­син Си­но­зер­ский, в ми­ру Еф­рем, ро­дил­ся в Ка­ре­лии близ Ла­дож­ско­го озе­ра. В юные го­ды он жил при Ва­ла­ам­ском мо­на­сты­ре, за­тем пе­ре­се­лил­ся в Нов­го­род Ве­ли­кий. Про­жив там дли­тель­ное вре­мя, свя­той ушел в од­ну из Нов­го­род­ских об­ла­стей – в Бе­жец­кую пя­ти­ну. Он стал при­чет­ни­ком в се­ле До­лос­ском в 20 вер­стах от го­ро­да Устюж­ны Же­ле­зо­поль­ской. По­стри­же­ние пре­по­доб­ный при­нял в Успен­ском Тих­вин­ском мо­на­сты­ре. В 1600 го­ду он на­чал пу­стын­но­жи­тель­ство в ди­ких бо­ло­тах на бе­ре­гу Си­ни­чье­го озе­ра. По­ста­вив крест и вы­ко­пав пе­ще­ру, пре­по­доб­ный про­жил здесь два го­да, пи­та­ясь толь­ко ди­ки­ми рас­те­ни­я­ми. Неча­ян­но его на­шли окрест­ные жи­те­ли, ко­то­рые ста­ли при­хо­дить к пре­по­доб­но­му за на­став­ле­ни­я­ми, а неко­то­рые оста­ва­лись при нем жить. В 1612 го­ду, ко­гда поль­ские от­ря­ды гра­би­ли Рос­сию, в его пу­сты­ни спа­са­лось от раз­боя мно­же­ство лю­дей. Од­на­жды пре­по­доб­ный Ев­фро­син пред­ска­зал, что по­ля­ки идут в пу­стынь, и со­ве­то­вал всем бе­жать. Мно­гие не по­ве­ри­ли ему. "По­че­му же ты не ухо­дишь от это­го свя­то­го ме­ста?" – спра­ши­ва­ли они. Ста­рец от­ве­чал: "Я при­шел сю­да уме­реть ра­ди Хри­ста". Кто по­слу­шал­ся свя­то­го и ушел из оби­те­ли, спас­лись, а те, кто оста­лись, все по­гиб­ли же­сто­кой смер­тью. Сре­ди на­сель­ни­ков оби­те­ли был и инок Иона. Устра­шен­ный про­зре­ни­ем пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на, он хо­тел бе­жать вме­сте с про­чи­ми. Но пре­по­доб­ный Ев­фро­син удер­жал его, вос­пла­ме­нив в ино­ке рев­ность к до­му Бо­жию и го­тов­ность пре­бы­вать в оби­те­ли до смер­ти. "Брат Иона, – го­во­рил пре­по­доб­ный, – за­чем до­пус­кать в ду­шу страх ма­ло­ду­шия? Ко­гда на­ста­ет брань, то­гда-то и нуж­но по­ка­зать му­же­ство. Мы да­ли обет жить и уме­реть в пу­сты­ни. На­до быть вер­ным сло­ву, дан­но­му пред Гос­по­дом. В та­ком слу­чае смерть вво­дит в по­кой. Дру­гое де­ло – мир­ские лю­ди: они не свя­за­ны сло­вом, и им нуж­но бе­речь се­бя для де­тей".

По­сле это­го свя­той об­лек­ся в схи­му и всю ночь про­вел в мо­лит­ве. На сле­ду­ю­щий день, 20 мар­та, на оби­тель на­па­ли по­ля­ки. Пре­по­доб­ный в схим­ни­че­ском оде­я­нии вы­шел из кел­лии и стал у во­дру­жен­но­го им кре­ста. Вра­ги бро­си­лись к нему: "Ста­рец, от­дай нам име­ние мо­на­сты­ря". "Все име­ние это­го мо­на­сты­ря и мое – в церк­ви Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы", – от­ве­тил пре­по­доб­ный, ра­зу­мея то некра­до­мое бо­гат­ство, ко­то­рое для ве­ру­ю­щих со­кры­то в Бо­ге. Не по­няв­шие его за­хват­чи­ки бро­си­лись к хра­му, а один из них вы­нул меч и уда­рил пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на в шею. Шея бы­ла пе­ре­руб­ле­на до по­ло­ви­ны, и свя­той ста­рец пал на зем­лю мерт­вым. Ко­гда по­ля­ки, озлоб­лен­ные тем, что ни­че­го не на­шли в церк­ви, вер­ну­лись, убий­ца пре­по­доб­но­го, не до­воль­ству­ясь тем, что свя­той был уже без­ды­ха­нен, про­бил ему го­ло­ву бо­е­вым то­по­ром. По­гиб и инок Иона. Вме­сте с пре­по­доб­ным в оби­те­ли остал­ся так­же один бла­го­че­сти­вый кре­стья­нин, Иоанн Су­ма. Ко­гда во­рва­лись вра­ги, он на­хо­дил­ся в кел­лии пре­по­доб­но­го. Несмот­ря на тя­же­лые ра­ны, по­лу­чен­ные от ино­зем­ных за­хват­чи­ков, Иоанн остал­ся жив. По ухо­де по­ля­ков он при­шел в се­бя и рас­ска­зал вер­нув­ше­му­ся сы­ну о том, что про­изо­шло. От них и узна­ли окрест­ные жи­те­ли о раз­гро­ме оби­те­ли и стра­даль­че­ской кон­чине пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на. Те­ло пре­по­доб­но­го бы­ло с че­стью по­гре­бе­но 28 мар­та. В тот же день по­греб­ли ино­ка Иону и всех, кто по­гиб от ме­ча. Спу­стя 34 го­да по кон­чине свя­то­го в его оби­те­ли был воз­ве­ден стро­и­те­лем Мо­и­се­ем но­вый храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы и ко­ло­коль­ня с пе­ре­хо­да­ми. По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Нов­го­род­ско­го Ма­ка­рия 25 мар­та 1655 го­да мо­щи пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на Си­но­зер­ско­го бы­ли пе­ре­не­се­ны стро­и­те­лем Ионой под ко­ло­коль­ню.

Полное житие преподобного Евфросина Синозерского

Свя­той Ев­фро­син, в ми­ру Еф­рем, был ро­дом из Ка­рель­ской об­ла­сти. Его отец Си­ме­он и неиз­вест­ная по име­ни мать жи­ли око­ло Ла­дож­ско­го озе­ра (Нево). Бли­зость Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря ока­за­ла вли­я­ние на ре­ли­ги­оз­ное на­стро­е­ние Еф­ре­ма. Он остав­ля­ет ро­ди­тель­ский дом и жи­вет неко­то­рое вре­мя при мо­на­сты­ре. Здесь он при­об­рел зна­ние бо­го­слу­жеб­но­го уста­ва и срод­нил­ся с су­ро­вы­ми усло­ви­я­ми ино­че­ской жиз­ни. Но ино­ком Еф­рем по­ка не стал. Он пе­ре­се­ля­ет­ся в Нов­го­род Ве­ли­кий и жи­вет там до­воль­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя, а по­том ухо­дит в од­ну из Нов­го­род­ских об­ла­стей, в Бе­жец­кую пя­ти­ну, и по­се­ля­ет­ся в се­ле До­лос­ском, вер­стах в 20 от го­ро­да Устюж­ны Же­ле­зо­поль­ской. В этом се­ле, при хра­ме свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, Еф­рем дол­гое вре­мя слу­жил чте­цом. Он успел до­стиг­нуть зре­ло­го воз­рас­та, ко­гда бла­го­дать Бо­жия кос­ну­лась его серд­ца и за­жгла в нем непре­обо­ри­мое же­ла­ние при­нять ино­че­ский по­двиг. При­ве­дя свой дом в пол­ный по­ря­док и рас­по­ря­див­шись сво­им иму­ще­ством, Еф­рем по­шел в путь, не имея с со­бой ни­че­го, кро­ме един­ствен­ной быв­шей на нем одеж­ды. С тех пор его мысль не воз­вра­ща­лась к остав­лен­но­му до­му, устрем­ля­ясь толь­ко к Бо­гу, так что он уже не огля­ды­вал­ся вспять. В твер­дом ре­ше­нии стать ино­ком Еф­рем при­хо­дит в Тих­вин­ский Успен­ский мо­на­стырь и умо­ля­ет на­сто­я­те­ля и бра­тию удо­сто­ить его по­стри­же­ния. Зре­лый воз­раст про­си­те­ля, его рас­сказ о юно­сти, про­ве­ден­ной под кро­вом Ва­ла­ам­ской оби­те­ли, о про­дол­жи­тель­ных го­дах служ­бы Церк­ви Бо­жи­ей в долж­но­сти чте­ца снис­ка­ли ему об­щее до­ве­рие, и его прось­ба вско­ре же бы­ла ис­пол­не­на. Еф­ре­ма об­ле­ка­ют в ино­че­ский об­раз и при по­стри­же­нии да­ют имя Ев­фро­си­на. До­стиг­нув то­го, к че­му так стре­ми­лась его ду­ша, прп. Ев­фро­син с ра­до­стью пре­да­ет­ся ино­че­ским по­дви­гам. Про­све­щая свой ум сло­вом Бо­жи­им, ко­то­рое он с лю­бо­вью и вни­ма­ни­ем чи­тал, утвер­ждая серд­це на камне ве­ры, он по­ко­ря­ет плоть свою по­стом и воз­дер­жа­ни­ем, сми­рен­ным по­слу­ша­ни­ем игу­ме­ну и бра­тии, усерд­ным тру­дом в за­по­ве­дан­ных ему служ­бах, ра­бо­тая не ра­ди лю­дей, но ра­ди Бо­га, в чи­сто­те со­ве­сти и нели­це­мер­ной люб­ви. Сре­ди тру­дов и по­дви­гов он все­гда па­мя­то­вал о кон­чине жиз­ни и бу­ду­щем воз­да­я­нии от Нели­це­при­ят­но­го Су­дии.

Про­жив неко­то­рое вре­мя в Тих­вин­ской оби­те­ли, пре­по­доб­ный по­чув­ство­вал ве­ли­кое, неудер­жи­мое же­ла­ние уй­ти в пу­сты­ню, в уеди­не­ние, и там по­тру­дить­ся Бо­гу су­ро­вой пост­ни­че­ской жиз­нью и без­мол­ви­ем. Он идет к игу­ме­ну, рас­ска­зы­ва­ет ему о сво­ем же­ла­нии и ис­пра­ши­ва­ет бла­го­сло­ве­ние на за­ду­ман­ное де­ло. На­сто­я­тель бла­го­сло­вил его, дал ему на­став­ле­ние о пу­стын­ни­че­ской жиз­ни и от­пу­стил с ми­ром из мо­на­сты­ря, ска­зав: «Иди, ча­до, Бог с то­бою!»

Это бы­ло в 1600 го­ду.

Ли­шен­ный ка­ко­го бы то ни бы­ло иму­ще­ства, но с серд­цем, пре­ис­пол­нен­ным ра­до­стей, отра­вил­ся пре­по­доб­ный в свой путь. Его влек­ло в зна­ко­мые ме­ста, в вы­ше­упо­мя­ну­тую Бе­жец­кую пя­ти­ну, где он и на­шел се­бе пу­сты­ню, окру­жен­ную де­бря­ми и ле­са­ми, сре­ди зы­бу­чих мхов и непро­хо­ди­мых бо­лот. Ре­ки и озе­ра окру­жа­ли ее, как огра­дой, и де­ла­ли ма­ло­до­ступ­ной для че­ло­ве­ка. Здесь, в ди­ком бо­ру близ ре­ки Ча­го­ди­щи, у бе­ре­гов Си­ни­чье­го озе­ра, вер­стах в 15 от се­ла До­лос­ско­го и 50 вер­стах от Устюж­ны, пре­по­доб­ный вы­брал ме­сто, удоб­ное для уеди­не­ния, до­ста­точ­но об­шир­ное для ос­но­ва­ния оби­те­ли, и оста­но­вил­ся на нем. В го­ря­чей мо­лит­ве он воз­бла­го­да­рил Бо­га, дав­ше­го ему но­вое жи­ли­ще, как пти­це, ко­то­рая об­ре­ла се­бе хра­ми­ну, как гор­ли­це, отыс­кав­шей се­бе гнез­до.

«При­з­ри на ме­сто сие, – взы­вал пре­по­доб­ный к Гос­по­ду, – и бла­го­сло­ви его, и спо­до­би ме­ня на этом ме­сте ра­бо­тать Те­бе во все дни жиз­ни мо­ей. Ибо на то я и при­шел сю­да, чтобы ра­бо­тать Те­бе, да про­сла­вит­ся о мне Три­свя­тое Имя Твое».

На вы­бран­ном ме­сте свя­той Ев­фро­син по­ста­вил крест, вы­ко­пал се­бе пе­ще­ру и на­чал ве­сти су­ро­вую по­движ­ни­че­скую жизнь, про­во­дя вре­мя в мо­лит­вах, бде­нии, пес­но­пе­ни­ях, ча­сто всю ночь не смы­кая глаз за мо­лит­вой. По­дви­ги по­ста и воз­дер­жа­ния бы­ли для него непре­рыв­ны. Це­лых два го­да он не ви­дел че­ло­ве­че­ско­го ли­ца, скры­тый де­бря­ми ле­сов от вни­ма­ния окрест­ных жи­те­лей, и по­то­му в оба го­да ни ра­зу не вку­шал хле­ба. Его пи­щей слу­жи­ли лес­ные рас­те­ния – яго­ды, гри­бы, ча­сто при­хо­ди­лось пи­тать­ся бе­лым бо­ро­вым мхом, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся ягод­ни­ком. Бы­ло у него и ру­ко­де­лье: он плел ры­бо­лов­ные се­ти. Про­жив год в пе­ще­ре, свя­той Ев­фро­син по­ста­вил ма­лую кел­лию и про­дол­жал уеди­нен­ную жизнь сре­ди мо­лит­вы, по­дви­гов, тру­да и ли­ше­ний. Еще год скры­вал­ся он от взо­ров люд­ских; но по­том лю­ди на­шли его.

Про­шло немно­го вре­ме­ни, и сла­ва о его по­движ­ни­че­ской и доб­ро­де­тель­ной жиз­ни про­нес­лась по всем окрест­ным се­лам. Бла­го­че­сти­вые лю­ди ста­ли при­хо­дить к нему за на­зи­да­ни­ем, мо­лит­вой и со­ве­том. Дру­гие же, рев­нуя его доб­ро­де­тель­ной жиз­ни, яв­ля­лись к нему в пу­сты­ню учить­ся по­дви­гам бла­го­че­стия и се­ли­лись ря­дом с ним. Ма­ло-по­ма­лу во­круг пре­по­доб­но­го со­би­ра­лось ду­хов­ное ста­до, и уже в пер­вый год его от­кры­той жиз­ни по­на­до­би­лось бо­лее об­шир­ное по­ме­ще­ние для сов­мест­ных мо­литв бра­тии. Бы­ло ре­ше­но по­стро­ить храм во имя Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Свя­той Ев­фро­син и его спо­движ­ни­ки са­ми при­ня­лись за ра­бо­ту, на­ру­би­ли лес и по­ста­ви­ли храм, ко­то­рый и был освя­щен свя­щен­но­и­но­ком Гу­ри­ем, игу­ме­ном Ша­лоц­ко­го мо­на­сты­ря, на тре­тьем го­ду жиз­ни Ев­фро­си­на в пу­сты­ни.

Все­го пре­по­доб­ный про­жил здесь в по­дви­гах один­на­дцать лет – и Бог удо­сто­ил его да­ра про­зор­ли­во­сти.

В те го­ды Рус­ская зем­ля пе­ре­жи­ва­ла тяж­кое Смут­ное вре­мя. По смер­ти Бо­ри­са Го­ду­но­ва (с 1605 го­да) на Ру­си во­ца­рил­ся са­мо­зва­нец, а по­сле его ско­рой ги­бе­ли и че­ты­рех­лет­не­го прав­ле­ния Ва­си­лия Шуй­ско­го го­су­дар­ство оста­лось во­все без ца­ря – сре­ди внут­рен­них раз­до­ров, неуря­диц, меж­до­усо­биц, вы­зван­ных но­вы­ми са­мо­зван­ца­ми, и внеш­них опас­но­стей от по­ля­ков и шве­дов. По­ля­ки за­ня­ли Смо­ленск и са­мую Моск­ву, шве­ды – Нов­го­род. Шай­ки ка­за­ков и раз­бой­ни­ков, от­ря­ды по­ля­ков и ли­тов­цев бро­ди­ли по го­су­дар­ству, гра­бя и уби­вая на­се­ле­ние. В на­ча­ле 1612 го­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де по при­зы­ву Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря уже со­би­ра­лось зем­ское опол­че­ние, ко­то­рое под пред­во­ди­тель­ством Кос­мы Ми­ни­на и кня­зя По­жар­ско­го долж­но бы­ло осво­бо­дить Моск­ву от по­ля­ков и дать мир и ти­ши­ну ис­стра­дав­ше­му­ся от сму­ты го­су­дар­ству и Церк­ви Пра­во­слав­ной; но по­ка сму­та и зло­де­я­ния ца­ри­ли по всей Рус­ской зем­ле. В этой сму­те суж­де­но бы­ло по­гиб­нуть смер­тью невин­но­го стра­даль­ца и пре­по­доб­но­му Ев­фро­си­ну.

Од­на ва­та­га ля­хов, ве­ро­ят­но, при­над­ле­жав­шая к от­ря­дам па­на Ли­сов­ско­го, с гра­бе­жом и раз­бо­ем про­ник­ла в округ Устюж­ны. На­се­ле­ние, на­пу­ган­ное раз­бой­ни­ка­ми, гра­би­те­ля­ми и на­си­ли­я­ми ино­пле­мен­ни­ков, уже дав­но при­учи­лось скры­вать­ся по ле­сам, сре­ди бо­лот и непро­хо­ди­мых то­пей. Оби­тель пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на ка­за­лась удоб­ным и без­опас­ным убе­жи­щем, бу­дучи уда­ле­на от жи­лых мест и окру­же­на ре­ка­ми, озе­ра­ми и зы­бу­чи­ми мха­ми. По­это­му сю­да со­бра­лось нема­ло на­ро­да, не толь­ко про­сто­го, но и из знат­ных се­мейств, на­де­ясь здесь скрыть­ся от раз­бой­ни­чав­ших ля­хов. Но оби­те­ли суж­де­но бы­ло по­тер­петь по­ру­га­ние от ино­вер­ных. Пре­по­доб­ный Ев­фро­син про­зрел на­дви­гав­ше­е­ся бед­ствие и пре­ду­пре­дил о нем на­сель­ни­ков оби­те­ли и всех, ис­кав­ших в ней за­щи­ты. В 19-й день мар­та 1612 го­да пре­по­доб­ный от­крыл им, что при­бли­жа­ют­ся во­ору­жен­ные су­по­ста­ты, и пред­ло­жил по­за­бо­тить­ся о сво­ей без­опас­но­сти.

«Бра­тья мои и ча­да воз­люб­лен­ные о Хри­сте! — го­во­рил свя­той. — Кто хо­чет из­быть на­прас­ной смер­ти, ухо­ди­те из оби­те­ли Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и спа­се­тесь от ве­ли­кой бе­ды. Ибо так угод­но пра­вед­но­му Су­ду Бо­жию, что вско­ре при­дут на это свя­тое ме­сто злые су­по­ста­ты».

Мно­гие не по­ве­ри­ли ему. «По­че­му же ты не ухо­дишь от свя­то­го ме­ста се­го?» – спра­ши­ва­ли они. Ста­рец от­ве­чал: «Я при­шел сю­да уме­реть ра­ди Хри­ста».

Од­на­ко не все со­чли от­вет ис­крен­ним и про­дол­жа­ли ду­мать про се­бя, что ста­рец го­во­рит так из недоб­ро­же­ла­тель­ства к ним, же­лая се­бе од­но­му спа­стись от ме­ча вра­гов. Но кто по­слу­шал­ся свя­то­го, те дей­стви­тель­но спас­лись; а кто не по­ве­рил ему, все по­гиб­ли же­сто­кой смер­тью от по­ля­ков.

Был сре­ди на­сель­ни­ков оби­те­ли инок Иона. Устра­шен­ный про­зре­ни­ем пре­по­доб­но­го, ко­то­рое он счи­тал вну­ше­ни­ем Свя­то­го Ду­ха, он хо­тел бе­жать вме­сте с про­чи­ми, но свя­той Ев­фро­син вы­де­лил его из сре­ды дру­гих и удер­жал с со­бою, вос­пла­ме­нив в нем рев­ность к до­му Бо­жию и го­тов­ность пре­быть здесь до смер­ти. «Брат Иона, – го­во­рил пре­по­доб­ный, – за­чем до­пус­кать в ду­шу страх ма­ло­ду­шия? Ко­гда на­ста­ет брань, то­гда и нуж­но по­ка­зать по­двиг му­же­ства. Ес­ли Бог за нас, кто про­тив нас? Кто ны раз­лу­чит от люб­ве Бо­жия, скорбь ли, тес­но­та, или го­не­ние, или глад, бе­да или меч; ни смерть, ни жи­вот, ни Ан­ге­ли, ни на­сто­я­щая, ни гря­ду­щая, ни вы­со­та, ни глу­би­на, ни ина тварь кая (Рим.8:35, 38-39) не мо­гут сде­лать это­го. Че­го же ис­пу­гал­ся ты, брат? Нет ни­че­го страш­но­го в том, что угро­жа­ет. Смерть? Но она не страш­на, так как мы от­хо­дим в при­ста­ни­ще. Ограб­ле­ние? Но наг из­шел, на­гим оты­ду (Иов.1:21). За­то­че­ние? Но Гос­под­ня зем­ля и ис­пол­не­ние ея (Пс.23:1). Бо­ять­ся ли обо­лга­ния? Но егда ре­кут всяк зол гла­гол на вы – мзда ва­ша мно­га на небе­сех (Мф.5:11-12). Я ви­дел меч и небо в мол­ни­ях, ждал смер­ти и ду­мал о смерт­ном, со­зер­цал зем­ные стра­да­ния и ду­мал о выш­них по­че­стях и гор­нем вен­це как кон­це по­дви­гов – и это бы­ло для ме­ня до­ста­точ­ным уте­ше­ни­ем и уми­ле­ни­ем. Да бу­дет же во­ля Бо­жия! Но мы не устра­шим­ся крат­ковре­мен­но­го стра­ха ра­ди люб­ви Хри­сто­вой. На то мы и зва­ны, и обе­ты свои при­нес­ли Гос­по­ду, чтобы уме­реть на ме­сте сем ра­ди име­ни Его свя­то­го. Иное де­ло мир­ские лю­ди; они не свя­за­ны сло­вом; им нуж­но бе­речь се­бя и для де­тей».

Так по­учал ста­рец ино­ка Иону. Обод­рил­ся инок, воз­го­рел­ся ду­хом и, воз­ло­жив на­деж­ду на Бо­га, ре­шил не ухо­дить из оби­те­ли, но уме­реть здесь в пу­стыне со стар­цем Ев­фро­си­ном. Пре­по­доб­ный, по­ве­дав при­сут­ство­вав­шим о при­бли­жа­ю­щем­ся бед­ствии, сам тот­час же об­лек­ся во всю ино­че­скую одеж­ду и схи­му (он был уже схим­ни­ком) и на­чал мо­лить­ся Бо­гу и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це, да спо­до­бят его уде­ла пра­вед­ных. Весь день и всю ночь без сна про­вел он в мо­лит­ве, поя и сла­вя Бо­га со сле­за­ми.

Все слу­чи­лось по сло­ву свя­то­го. На сле­ду­ю­щий день, 20 мар­та, яви­лись неиз­вест­но от­ку­да кро­во­жад­ные су­по­ста­ты, окру­жи­ли оби­тель и всех, ко­го на­шли здесь, по­би­ли ме­чом. Но сре­ди ужа­сов кро­во­про­ли­тия и зло­де­я­ний страх остал­ся неве­дом свя­то­му Ев­фро­си­ну. Укреп­ля­е­мый мо­лит­вой, ограж­да­е­мый си­лою Свя­то­го Ду­ха, он му­же­ствен­но сам вы­шел на­встре­чу по­ля­кам. В ино­че­ском оде­я­нии и схи­ме про­шел он из сво­ей кел­лии к то­му ме­сту, где сто­ял во­дру­жен­ный им на зем­ле чест­ный крест, и встал у кре­ста. Бро­си­лись к нему ля­хи, окру­жи­ли его и ска­за­ли: «Ста­рец, от­дай нам име­ние мо­на­сты­ря». Пре­по­доб­ный, не имев­ший не толь­ко зо­ло­та и се­реб­ра, но и ни­ка­ких цен­ных ве­щей, кро­ме са­мых необ­хо­ди­мых и бед­ных, от­ве­тил: «Все име­ние это­го мо­на­сты­ря и мое – в церк­ви Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы». И он по­ка­зал на храм, ра­зу­мея то некра­до­мое бо­гат­ство, ко­то­рое для ве­ру­ю­щих скры­то в Бо­ге. Но вра­ги по­ду­ма­ли, что он го­во­рит о дра­го­цен­ных ве­щах, и, об­ра­до­ван­ные, бро­си­лись к хра­му. Од­на­ко один из них вы­нул меч и уда­рил пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на в шею. Шея бы­ла пе­ре­руб­ле­на до по­ло­ви­ны, и свя­тый ста­рец пал на зем­лю мерт­вым. Меж­ду тем во­рвав­ши­е­ся в цер­ковь по­ля­ки не на­шли там ни­че­го и бы­ли озлоб­ле­ны. Лях, убий­ца пре­по­доб­но­го, не до­воль­ству­ясь тем, что ста­рец был уже без­ды­ха­нен, уда­рил его че­ка­ном (че­кан – кир­ка или то­пор) по го­ло­ве и про­бил ее до моз­га.

Та­ко­ва бы­ла стра­даль­че­ская кон­чи­на свя­то­го Ев­фро­си­на. Вме­сте с ним по­гиб и инок Иона, ко­то­ро­го пре­по­доб­ный удер­жал от бег­ства.

Бог су­дил, чтобы остал­ся в жи­вых один из оче­вид­цев кон­чи­ны свя­то­го Ев­фро­си­на. Жил в се­ле До­лос­ском бла­го­че­сти­вый кре­стья­нин Иоанн, по про­зви­щу Су­ма, с сы­ном Еме­ли­а­ном. Оба они пи­та­ли бла­го­го­ве­ние к оби­те­ли Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и весь­ма по­чи­та­ли стар­ца Ев­фро­си­на. И ста­рец лю­бил их за бла­го­че­стие. Вме­сте с дру­ги­ми Иоанн и его сын ис­ка­ли убе­жи­ща от по­ля­ков в оби­те­ли, и 20 мар­та, ко­гда сю­да во­рва­лись су­по­ста­ты, Иоанн на­хо­дил­ся в кел­лии пре­по­доб­но­го (Еме­ли­ан слу­чай­но от­сут­ство­вал в мо­на­сты­ре). Зло­деи на­нес­ли ему удар ме­чом в пра­вое пле­чо, и он за­мерт­во упал сре­ди тру­пов. Ко­гда по­ля­ки, обыс­кав храм и не най­дя там ни­че­го, вы­шли вон, один из них, осмат­ри­вая тру­пы, пред­по­ло­жил, что Иоанн еще жив, и на­нес ему вто­рую ра­ну. По ухо­де по­ля­ков он при­шел в се­бя и рас­ска­зал вер­нув­ше­му­ся сы­ну о том, что про­изо­шло. От них и узна­ли окрест­ные жи­те­ли о раз­гро­ме оби­те­ли и стра­даль­че­ской кон­чине свя­то­го стар­ца.

Те­ло пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на бы­ло с че­стью пре­да­но зем­ле в 28-й день мар­та. На по­гре­бе­ние со­бра­лось все окрест­ное на­се­ле­ние, по­чи­тав­шее доб­ро­де­тель­ную жизнь свя­то­го. В тот же день по­хо­ро­ни­ли ино­ка Иону и про­чих, кто по­гиб от ме­ча по­ля­ков.

Спу­стя 34 го­да по кон­чине пре­по­доб­но­го в его оби­те­ли был по­стро­ен стро­и­те­лем Мо­и­се­ем но­вый храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы и ко­ло­коль­ня с пе­ре­хо­да­ми. В 1655 го­ду, 25 мар­та, на 44-ом го­ду по­сле кон­чи­ны, мо­щи свя­то­го Ев­фро­си­на по бла­го­сло­ве­нию Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та Нов­го­род­ско­го, бы­ли пе­ре­не­се­ны стро­и­те­лем Ионой под ко­ло­коль­ню и по­ло­же­ны в во­сточ­ном уг­лу пра­вой сто­ро­ны.

В 1904 го­ду Нов­го­род­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Гу­рию был пред­став­лен жур­нал окруж­но­го съез­да то­го же го­да, в ко­то­ром про­си­ли раз­ре­шить ду­хо­вен­ству слу­же­ние мо­леб­нов и ли­тур­гий в па­мять пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Ев­фро­си­на Си­но­зер­ско­го, чтобы удо­вле­тво­рить на­стой­чи­вое же­ла­ние по­чи­та­те­лей пре­по­доб­но­го, сте­ка­ю­щих­ся к его гро­бу да­же из дру­гих епар­хий, то­гда же про­си­ли озна­ме­но­вать это со­бы­тие осо­бым тор­же­ством с крест­ны­ми хо­да­ми из церк­вей. В 1911 го­ду окруж­ной съезд ду­хо­вен­ства воз­об­но­вил свое хо­да­тай­ство пе­ред ар­хи­епи­ско­пом Ар­се­ни­ем, ко­то­рый и во­шел с со­от­вет­ству­ю­щим пред­став­ле­ни­ем в Свя­тей­ший Си­нод. С раз­ре­ше­ния по­след­не­го на 29 июня в по­го­сте «Си­но­зер­ская пу­стынь» Нов­го­род­ской гу­бер­нии Устю­жен­ско­го уез­да на­зна­че­но вос­ста­нов­ле­ние цер­ков­но­го по­чи­та­ния пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Ев­фро­си­на Си­но­зер­ско­го.