Канон святому священномученику Филиппу II, Митрополиту Московскому и всея Руси (на обретение мощей)

Припев: Священному́чениче, о́тче на́ш, Фили́ппе, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 22 января (09 января ст. ст.); 16 июля (03 июля ст. ст.); 18 октября (05 октября ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Столпо́м о́гненным и о́блачным Изра́иля наставле́й я́ко Бо́г мо́ре разве́рже, колесни́цы же фарао́новы глубино́ю покры́, пои́м пе́снь побе́дную, я́ко Еди́н просла́вися.

Авраа́му яви́выйся трисоста́вен, Еди́ница, естество́м неслия́нна, Трисия́тельный Божества́ Све́те, непристу́пнаго Твоего́ сия́ния луче́ю мра́чный ми́ у́м просвети́, молю́ся, Твоего́ святи́теля свяще́нных моще́й воспе́ти честно́е и свято́е пренесе́ние.

Боже́ственный орга́н духодви́жимый бы́в, свяще́нне, духо́вным бряца́лом ударя́емь, Соде́теля воспева́я, отве́рзи ми́ уста́ благода́тию, да ра́достною душе́ю воспою́ ти́ пе́снь хвале́ния в честно́е и свято́е твое́ пренесе́ние.

Весели́тся Це́рковь Бо́жия в радостотво́рный се́й де́нь, я́ко ца́рствия багряни́цею крася́щися, прие́мши мо́щи твоя́ в себе́, святи́телю, чуде́с Боже́ственными де́йствы облиста́вша цельбоно́сней твое́й ра́це покланя́ющихся, ве́рою и любо́вию воспева́ющих честно́е и свято́е твое́ пренесе́ние.

Богоро́дичен: Гла́с Арха́нгелов вопие́м Ти́: ра́дуйся, о́блаче Со́лнца сла́вы, Обра́дованная в жена́х, Всепе́тая Цари́це Богоро́дице, Сла́вы присносу́щныя селе́ние, сла́вы венца́ сподо́би воспева́ющих ве́рою служи́теля Твоего́ честно́е и свято́е пренесе́ние.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утверди́ мене́, Христе́, на недви́жимом ка́мени за́поведей Твои́х и просвети́ мя́ све́том лица́ Твоего́: не́сть бо свя́т, па́че Тебе́, Человеколю́бче.

Ду́ха благода́тных лу́ч сия́нием дне́сь, я́ко со́лнце, от земны́х не́др возсия́ша честны́я твоя́ мо́щи, святи́телю, я́ко кипари́с мироуха́нен благоуха́ют пою́щих Го́сподеви: не́сть свя́т, па́че Тебе́, Человеколю́бче.

Естества́ преде́лы преше́д безве́щным житие́м, пло́тный на земли́ А́нгел бы́л еси́, я́ко кри́н, миродохнове́нен, доброде́тельми процвете́, благово́нно ми́ро от честны́х твои́х моще́й источа́еши, благоуха́я ду́ши пою́щих Го́сподеви: не́сть свя́т, па́че Тебе́, Человеколю́бче.

Богоро́дичен: Зако́ны естества́ упраздни́шася о Тебе́, Богоблагода́тная, ми́ру Влады́чице, па́че бо ума́ и сло́ва Законода́вца без се́мене родила́ еси́, обожи́вшаго земноро́дных существо́, вопию́щих Ему́: не́сть свя́т, па́че Тебе́, Человеколю́бче.

Седа́лен, гла́с 8:

Я́ко кри́н, в мы́сленных се́лех процве́л еси́, на колесни́це доброде́телей взима́яся, страда́ния высоты́ дости́гл еси́, ре́вностию Боже́ственною распаля́емь, я́ко Све́та сы́н возлю́блен, тьмы́ нача́льника посрами́л еси́, разсы́пав того́ кова́рства тве́рдостию слове́с твои́х терпе́ния сто́лп непрекло́нен яви́ся, за и́стину пострада́в, низложи́л еси́ суему́дренных шата́ние, Фили́ппе святи́телю, моли́ Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние пода́ти пою́щим честно́е и свято́е твое́ пренесе́ние.

Богоро́дичен: Я́ко Всенепоро́чная Неве́сто Творца́, я́ко Неискусому́жная Ма́ти Изба́вителя, прия́телище я́ко су́щи Уте́шителя, Всепе́тая, беззако́нию мя́ су́ща скве́рно жили́ще и де́монов игра́лище, в ра́зуме бы́вша, потщи́ся от си́х злоде́йствия мя́ изба́вити, све́тло жили́ще доброде́тельми соде́лавши, Светода́тельная и Нетле́нная, разжени́ о́блак страсте́й и Вы́шняго прича́стия сподо́би, и све́та невече́рняго моли́твами Твои́ми.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Ро́да челове́ча обновле́ние дре́вле, поя́, проро́к Авваку́м предвозвеща́ет, ви́дети неизрече́нно сподо́бився о́браз: млады́й Младе́нец бо из горы́ – Де́вы, изы́де люде́й во обновле́ние, Сло́во.

Зе́млю, я́ко тле́ния жили́ще, оста́вив, преми́рнаго Ца́рства дости́гл еси́, ра́й доброде́телей возде́лав непоро́чно, вене́ц страда́ния нося́, в черто́зе сла́вы неизрече́нныя возлеже́, с ли́ки Безпло́тных водворя́яся.

И́же до́лу пле́жущии мудрова́нием, зря́ще тя́ уста́в непревра́тен ве́ры и Правосла́вия сто́лп одушевле́н, вои́стинну дивля́хуся, ка́ко вои́стинне пре́был еси́ непрело́жен и, я́ко зла́то, искуше́но я́звеным горни́лом, очи́щся, святи́телю.

Иису́са, Влады́ки своего́, законоположе́нием после́дуя, того́ Боже́ственное подо́бие в себе́ вообража́я, ду́шу о ста́де положи́л еси́, же́ртва всеосвяще́нна принесе́ся Бо́гови, и, я́ко ми́ро благово́нно, ве́сь преложи́лся еси́ в воню́ благоуха́ния.

Богоро́дичен: К Твои́м щедро́там прибеже́, о Све́та прия́телище, раю́ прекра́сный, посреде́ имы́й дре́во живота́ – Христа́ Иису́са Го́спода, Де́во Влады́чице, не преста́й Того́ моля́щи, я́ко да ми́лостив бу́дет ми́ в Де́нь Су́дный.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: От но́щи у́тренююще, пое́м Тя́, Христе́, Отцу́ Собезнача́льна и Спа́са ду́ш на́ших, ми́р ми́рови пода́ждь, Человеколю́бче.

Ли́к страстоте́рпческий весели́тся и лику́ет святи́телей собо́р и пра́ведных, совсе́льника тя́ прие́мше, блаже́нне, с ни́миже в невече́рнем све́те лику́еши, венце́м испове́дания све́тло украша́емь, моли́ о воспева́ющих ве́рою свято́е твое́ пренесе́ние.

Небосажде́нна лоза́, при Боже́ственных исхо́дищих любе́зных во́д прозя́бл еси́, гобзова́нен пло́д благоче́стия доброде́телей, вку́пе и чуде́с подава́я к цельбоно́сней твое́й ра́це притека́ющим, ве́рою и любо́вию воспева́ющим свято́е твое́ пренесе́ние.

Богоро́дичен: Огнеобра́зная колесни́це Сло́ва, Пречи́стая Де́во Влады́чице, ро́ждшая челове́ком Ко́рмчию и Го́спода, страсте́й на́ших непостоя́нное и лю́тое отжени́ смуще́ние, Тя́ бо непобори́му Предста́тельницу стяжа́хом, су́щую Богороди́тельницу.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Я́ко Ио́ну проро́ка, возведи́, Христе́ Бо́же, живо́т мо́й от тли́, вопию́ Ти́, Человеколю́бче, я́ко жи́знь у Тебе́ е́сть, и нетле́ние, и си́ла.

Пу́ть морски́й неистовя́щийся жития́ теку́щих мо́лв пе́нами невла́жно преше́л еси́, безпло́тным житие́м те́ло, я́ко зве́ря, обузда́л еси́, сто́лп о́гненный чистоты́ яви́ся, преше́л еси́ на зе́млю обетова́ния и к самому́ возвы́сися Бо́жию селе́нию.

Разре́шшимся зерца́лом плотски́м ны́не не в гада́ниих, лице́м же па́че к лицу́ зри́ши сла́ву, ю́же возжеле́л еси́, блаже́нне, в черто́зе Вы́шняго Ца́рствия Жениху́ Безсме́ртному досто́йно свеселя́ся, святи́телю Богоблаже́нне.

Све́тлостию жития́ поднебе́сную освети́л еси́, Ду́ха Свята́го це́рковь бы́в, свяще́нне, высокотво́рным пои́стинне смире́нием на высоту́ вознесе́ся доброде́телей, я́ко и́стинен священнотаи́нник, заре́ю благода́ти сия́я, чи́сто Бо́гови прине́сл еси́ служе́ние.

Богоро́дичен: Тя́, Всенепоро́чная, Ма́ти Присноде́во, спасе́ние позна́хом, земноро́днии, Сы́на бо, безле́тно от Отца́ возсия́вшаго, несказа́нно родила́ еси́. Того́, Чи́стая, я́ко Бо́га моля́щи не преста́й спасти́ ве́рою Тя́ я́ко и́стинную Богома́терь велича́ющих.

Конда́к, гла́с 3:

Я́ко со́лнце, дне́сь от земны́х не́др возсия́ша честны́я твоя́ мо́щи, святи́телю. Зе́млю же и возду́х ше́ствием твои́м освети́л еси́ и все́х ве́рных чуде́с богозна́меньми облиста́л еси́, чудотво́рец преди́вен и моли́твенник к Бо́гу о ми́ре изя́щен яви́ся. Сего́ ра́ди вопие́м ти́: спаса́й на́с те́плым свои́м предста́тельством, я́ко учени́к Бо́жия благода́ти.

И́кос:

Я́ко вои́стинну Боже́ственною и непреобори́мою си́лою Уте́шителя обо́лкся, гро́мом слове́с твои́х разруши́л еси́ кре́пость льсти́ваго, сто́лп Правосла́вия непоколеби́м яви́ся, на зла́це кра́сне оте́ческих преда́ний пребыва́ти ста́до свое́ наставля́я тве́рдостию ра́зума непрекло́нно, по и́стине побора́я, му́жески царя́ обличи́л еси́, и́мже в заточе́ние отсыла́емь, непра́ведно от престо́ла отгоня́ешися, но́в, я́ко вторы́й Златоу́ст, о́наго бо подо́бник по́двигом показа́ся, блаже́нне. Во изгна́нии мно́ги ско́рби и беды́ подъя́л еси́, до́блественне терпя́ разлуче́ние вруче́ннаго ти́ ста́да, о не́мже страда́льчески кончи́ну подъя́л еси́; к нему́ же дне́сь а́бие Бо́жиим манове́нием возвраща́ешися ра́достно, чудесы́ озаря́я вопию́щих ти́ ве́рою: спаса́й на́с те́плым свои́м предста́тельством, я́ко учени́к Бо́жия благода́ти.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: О́бразу служи́ти мусики́йскому согла́сию созыва́ющу лю́ди, от пе́сней сио́нских пою́ще оте́чески, о́троцы Дави́довы мучи́телево разори́ша злочести́вое веле́ние и пла́мень в ро́су преложи́ша, пе́снь воспева́юще: превозноси́мый отце́в и на́ш Бо́же, благослове́н еси́.

У́м влады́ку поста́вль, стремле́ние па́губных страсте́й удержа́л еси́, безстра́стия ри́зою укра́шен, к ве́чней ра́дости восте́кл еси́, со А́нгелы в невече́рнем све́те ликовству́еши, вопия́: превозноси́мый отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Фарао́на мы́сленнаго и триста́ты его́ бе́сы потопи́л еси́ ре́ками сле́з твои́х, христоподо́бным твои́м смире́нием возвы́шенную того́ горды́ню низложи́л еси́, у Престо́ла все́х Царя́ ликовству́еши, вопия́: превозноси́мый отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Хва́лящим тя́ усе́рдно и тща́щимся поклони́тися свяще́нным моще́м твои́м в честно́е твое́ пренесе́ние, волну́яся пе́нами, а́бие водостла́нен гро́б бы́сть, сквозе́ мо́ре Бо́жиим повеле́нием си́х, о но́вый Богови́дче, жезло́м богоприя́тных твои́х моли́тв к земли́ и́стинней обетова́ния прево́диши, пою́щих: превозноси́мый отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: От Безнача́льна Отца́ безле́тно возсия́вшаго Сы́на несказа́нно родила́ еси́, Чи́стая Де́во Влады́чице, и, ро́ждши, Де́вою пребыва́еши, вся́ бо твори́т Соприсносу́щный Отцу́ из Тебе́ Плотоно́сец проше́дый, спаса́яй вопию́щих Ему́: превозноси́мый отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: В пла́мени о́гненне горя́щия пещи́ сохра́ншаго де́ти и во зра́це А́нгела снизше́дшаго к ни́м, по́йте Го́спода и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Цельба́м исто́чник приснотеку́щий, благода́тных дарова́ний богатотво́рное сокро́вище, прокаже́нным очище́ние, слепы́м све́т яви́ся свяще́нная твоя́ ра́ка, святи́телю, и все́м врачевство́ безме́здно, ве́рою притека́ющим и зову́щим: по́йте Го́спода и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Честна́я мирополо́жница Пресвята́го Ду́ха цельбо́носныя твоя́ мо́щи, святи́телю, чуде́с пучи́на неисчерпа́ема яви́шася, я́ко ча́ша всезла́та, пи́во Боже́ственное точа́щи и веселя́щи ду́ши в честне́м твое́м пренесе́нии воспева́ющих тя́ ве́рою и зову́щих: по́йте Го́спода и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Шата́ние беззако́ннующих не поколеба́ се́рдца твоего́ столпа́, святи́телю, но, я́ко и́стинен страда́лец, сла́вою муче́ния освяти́ся, блаже́нне, венце́м Боже́ственнаго благоле́пия прекра́сно удобря́емь, во све́те непристу́пнем лику́еши, зовы́й: по́йте Го́спода и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Богоро́дичен: Щито́м неусы́пных Твои́х моли́тв, Пресвята́я Де́во Влады́чице, невреди́мо ста́до Твое́ от наве́т льсти́ваго соблюди́ и грехо́в мои́х плени́цы расто́ргни, Богоневе́сто, Я́же у́зы а́довы расто́ргши Боже́ственным Рождество́м Свои́м, да Тя́ я́ко Богоро́дицу пое́м и превозно́сим во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Тебе́, ви́денную две́рь Иезекии́лем проро́ком, е́юже никто́же про́йде, то́кмо Бо́г еди́н, Богоро́дице Де́во, пе́сньми почита́ем.

Еди́нственнаго Трисо́бства Трисия́тельный Божества́ Све́т благослови́л еси́, Того́ еди́наго по достоя́нию от все́х земны́х предпоче́л еси́, те́мже телесе́ о́блак совле́к, Престо́лу Того́ сла́вы предстои́ши. Дерзнове́ние я́ко име́я мно́го, о воспева́ющих тя́ моли́ся, о святи́телю блаже́нне.

Ю́ность – наказа́ние, ста́рость – же́зл, сироты́ – отца́, оби́димии – предста́теля, печа́льнии – ми́лостивное утеше́ние – вси́ воспое́м гото́ваго и те́плаго засту́пника, очи́ма и устна́ми любе́зне свяще́нную того́ ра́ку лобыза́юще и вопию́ще: о воспева́ющих тя́ моли́ся, о святи́телю блаже́нне.

Я́ко цве́т Боже́ственнаго са́да неувяда́емь, я́ко кри́н присноцвету́щ и благосия́нен, животво́рных во́д струя́ нетле́нная цельбоно́сныя и свяще́нныя твоя́ мо́щи, сия́нием Пресвята́го Ду́ха осеня́еми, Боже́ственными арома́ты благоуха́юще пою́щих тя́ любо́вию, о святи́телю блаже́нне.

Богоро́дичен: О Богоза́рный све́щниче Све́та, о Боже́ственныя и Присносу́щныя Сла́вы всесия́тельное селе́ние, Де́во Неискусобра́чная, святи́телем и проро́ком сла́во и всея́ тва́ри украше́ние, Боже́ственную трапе́зу Хле́ба жи́зни имену́ем Тя́, престо́л высо́кий и превзя́тый, на не́мже почи́ Бо́г, спаса́яй воспева́ющих Тя́, Богоотрокови́це Всепе́тая.

Свети́лен:

Све́т жития́ твоего́ церко́вное просвети́ исполне́ние, богосия́нно свети́ло яви́лся еси́ ми́рови, я́ко кипари́с мироуха́нен, доброде́тельми процвете́, благово́нно ми́ро от честны́х твои́х моще́й источа́еши, благоуха́я воспева́ющих честны́х твои́х моще́й пренесе́ние.

Сла́ва, и ны́не: Све́ту невече́рнему жили́ще Богоприя́тное Твое́ чре́во бы́сть, Влады́чице, вселе́нней похвало́, Де́во Преблагослове́нная, спаси́ воспева́ющих служи́теля Твоего́ честны́х моще́й пренесе́ние.

Свя­ти­тель Филипп, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, в ми­ру Фе­о­дор, про­ис­хо­дил из знат­но­го бо­яр­ско­го ро­да Ко­лы­че­вых, за­ни­мав­ших вид­ное ме­сто в Бо­яр­ской ду­ме при дво­ре мос­ков­ских го­су­да­рей. Он ро­дил­ся в 1507 го­ду. Его отец, Сте­пан Ива­но­вич, "муж про­све­щен­ный и ис­пол­нен­ный рат­но­го ду­ха", по­пе­чи­тель­но го­то­вил сы­на к го­судар­ствен­но­му слу­же­нию. Бла­го­че­сти­вая Вар­ва­ра, мать Фе­о­до­ра, кон­чив­шая свои дни в ино­че­стве с име­нем Вар­со­но­фия, се­я­ла в ду­ше его се­ме­на ис­крен­ней ве­ры и глу­бо­ко­го бла­го­че­стия. Юный Фе­о­дор Ко­лы­чев при­ле­жал к Свя­щен­но­му Пи­са­нию и свя­то­оте­че­ским кни­гам, на ко­то­рых зи­жди­лось ста­рин­ное рус­ское про­све­ще­ние, со­вер­шав­ше­е­ся в Церк­ви и в ду­хе Церк­ви. Ве­ли­кий князь Мос­ков­ский, Ва­си­лий III Иоан­но­вич, отец Иоан­на Гроз­но­го, при­бли­зил ко дво­ру мо­ло­до­го Фе­о­до­ра, ко­то­ро­го, од­на­ко, не ма­ни­ла при­двор­ная жизнь. Со­зна­вая ее су­ет­ность и гре­хов­ность, Фе­о­дор всё глуб­же по­гру­жал­ся в чте­ние книг и по­се­ще­ние хра­мов Бо­жи­их. Жизнь в Москве угне­та­ла мо­ло­до­го по­движ­ни­ка, ду­ша его жаж­да­ла ино­че­ских по­дви­гов и мо­лит­вен­но­го уеди­не­ния. Ис­крен­няя при­вя­зан­ность к нему юно­го кня­жи­ча Иоан­на, пред­ве­щав­шая боль­шое бу­ду­щее на по­при­ще го­судар­ствен­но­го слу­же­ния, не мог­ла удер­жать в гра­де зем­ном взыс­ку­ю­ще­го Гра­да Небес­но­го.

В вос­крес­ный день, 5 июня 1537 го­да, в хра­ме, за Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей, Фе­о­до­ру осо­бен­но за­па­ли в ду­шу сло­ва Спа­си­те­ля: "Ни­кто не мо­жет ра­бо­тать двум гос­по­дам" (Мф.6:24), ре­шив­шие его даль­ней­шую судь­бу. Усерд­но по­мо­лив­шись Мос­ков­ским чу­до­твор­цам, он, не про­ща­ясь с род­ны­ми, тай­но, в одеж­де про­сто­лю­ди­на по­ки­нул Моск­ву и неко­то­рое вре­мя укры­вал­ся от ми­ра в де­ревне Хи­жи близ Онеж­ско­го озе­ра, до­бы­вая про­пи­та­ние пас­ту­ше­ски­ми тру­да­ми. Жаж­да по­дви­гов при­ве­ла его в зна­ме­ни­тый Со­ло­вец­кий мо­на­стырь на Бе­лом мо­ре. Там он ис­пол­нял са­мые труд­ные по­слу­ша­ния: ру­бил дро­ва, ко­пал зем­лю, ра­бо­тал на мель­ни­це. По­сле по­лу­то­ра лет ис­ку­са игу­мен Алек­сий, по же­ла­нию Фе­о­до­ра, по­стриг его, дав в ино­че­стве имя Филипп и вру­чив в по­слу­ша­ние стар­цу Ионе Ша­ми­ну, со­бе­сед­ни­ку пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го († 1533; па­мять 30 ав­гу­ста). Под ру­ко­вод­ством опыт­ных стар­цев инок Филипп воз­рас­та­ет ду­хов­но, уси­ли­ва­ет пост и мо­лит­ву. Игу­мен Алек­сий по­сы­ла­ет его на по­слу­ша­ние в мо­на­стыр­скую куз­ни­цу, где свя­той Филипп с ра­бо­той тя­же­лым мо­ло­том со­че­та­ет де­ла­ние непре­стан­ной мо­лит­вы. К на­ча­лу служ­бы в хра­ме он все­гда яв­лял­ся пер­вым и по­след­ним вы­хо­дил из него. Тру­дил­ся он и в хлебне, где сми­рен­ный по­движ­ник был уте­шен небес­ным зна­ме­ни­ем. В оби­те­ли по­ка­зы­ва­ли по­сле об­раз Бо­го­ма­те­ри "Хле­бен­ный", чрез ко­то­рый За­ступ­ни­ца Небес­ная яви­ла Свое бла­го­во­ле­ние сми­рен­но­му Филип­пу-хлеб­ни­ку. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на свя­той Филипп неко­то­рое вре­мя про­во­дит в пу­стын­ном уеди­не­нии, вни­мая се­бе и Бо­гу.

В 1546 го­ду в Нов­го­ро­де Ве­ли­ком ар­хи­епи­скоп Фе­о­до­сий по­свя­тил Филип­па во игу­ме­на Со­ло­вец­кой оби­те­ли. Но­во­по­став­лен­ный игу­мен ста­рал­ся все­ми си­ла­ми под­нять ду­хов­ное зна­че­ние оби­те­ли и ее ос­но­ва­те­лей – пре­по­доб­ных Сав­ва­тия и Зо­си­мы Со­ло­вец­ких (па­мять 27 сен­тяб­ря, 17 ап­ре­ля). Он разыс­кал об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии, при­не­сен­ный на ост­ров пер­во­на­чаль­ни­ком Со­ло­вец­ким, пре­по­доб­ным Сав­ва­ти­ем, об­рел ка­мен­ный крест, сто­яв­ший ко­гда-то пе­ред кел­ли­ей пре­по­доб­но­го. Бы­ли най­де­ны Псал­тирь, при­над­ле­жав­шая пре­по­доб­но­му Зо­си­ме († 1478), пер­во­му игу­ме­ну Со­ло­вец­ко­му, и ри­зы его, в ко­то­рые с тех пор об­ла­ча­лись игу­ме­ны при служ­бе в дни па­мя­ти чу­до­твор­ца. Оби­тель ду­хов­но воз­рож­да­лась. Для упо­ря­до­че­ния жиз­ни в мо­на­сты­ре был при­нят но­вый устав. Свя­той Филипп по­стро­ил на Со­лов­ках два ве­ли­че­ствен­ных хра­ма – тра­пез­ный храм Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, освя­щен­ный в 1557 го­ду, и Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Игу­мен сам ра­бо­тал как про­стой стро­и­тель, по­мо­гая класть сте­ны Пре­об­ра­жен­ско­го со­бо­ра. Под се­вер­ной па­пер­тью его он ис­ко­пал се­бе мо­ги­лу ря­дом с мо­ги­лой сво­е­го на­став­ни­ка, стар­ца Ио­ны. Ду­хов­ная жизнь в эти го­ды про­цве­та­ет в оби­те­ли: уче­ни­ка­ми свя­то­го игу­ме­на Филип­па бы­ли и при нем под­ви­за­лись сре­ди бра­тии пре­по­доб­ные Иоанн и Лон­гин Яренг­ские (па­мять 3 июля), Вас­си­ан и Иона Пер­то­мин­ские (па­мять 12 июня).

Для тай­ных мо­лит­вен­ных по­дви­гов свя­той Филипп ча­сто уда­лял­ся на без­мол­вие в глу­хое пу­стын­ное ме­сто за две вер­сты от мо­на­сты­ря, по­лу­чив­шее впо­след­ствии на­зва­ние Филип­по­вой пу­сты­ни.

Но Гос­подь го­то­вил свя­то­го угод­ни­ка для ино­го слу­же­ния и ино­го по­дви­га. В Москве о со­ло­вец­ком от­шель­ни­ке вспом­нил лю­бив­ший его ко­гда-то в от­ро­че­ские го­ды Иоанн Гроз­ный. Царь на­де­ял­ся, что най­дет в свя­ти­те­ле Филип­пе вер­но­го спо­движ­ни­ка, ду­хов­ни­ка и со­вет­ни­ка, ко­то­рый по вы­со­те мо­на­ше­ской жиз­ни ни­че­го об­ще­го не бу­дет иметь с мя­теж­ным бо­яр­ством. Свя­тость мит­ро­по­ли­та, по мне­нию Гроз­но­го, долж­на бы­ла од­ним крот­ким ду­хов­ным ве­я­ни­ем укро­тить нече­стие и зло­бу, гнез­див­шу­ю­ся в Бо­яр­ской ду­ме. Вы­бор пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской Церк­ви ка­зал­ся ему наи­луч­шим.

Свя­ти­тель дол­го от­ка­зы­вал­ся воз­ло­жить на се­бя ве­ли­кое бре­мя пред­сто­я­те­ля Рус­ской Церк­ви. Ду­хов­ной бли­зо­сти с Иоан­ном он не чув­ство­вал. Он пы­тал­ся убе­дить ца­ря уни­что­жить оприч­ни­ну, Гроз­ный же ста­рал­ся до­ка­зать ему ее го­судар­ствен­ную необ­хо­ди­мость. На­ко­нец, Гроз­ный царь и свя­той мит­ро­по­лит при­шли к уго­во­ру, чтобы свя­то­му Филип­пу не вме­ши­вать­ся в де­ла оприч­ни­ны и го­судар­ствен­но­го управ­ле­ния, не ухо­дить с мит­ро­по­лии в слу­ча­ях, ес­ли царь не смо­жет ис­пол­нить его по­же­ла­ний, быть опо­рой и со­вет­ни­ком ца­ря, как бы­ли опо­рой мос­ков­ских го­су­да­рей преж­ние мит­ро­по­ли­ты. 25 июля 1566 го­да свер­ши­лось по­свя­ще­ние свя­то­го Филип­па на ка­фед­ру Мос­ков­ских свя­ти­те­лей, к сон­му ко­то­рых пред­сто­я­ло ему вско­ре при­со­еди­нить­ся.

Иоанн Гроз­ный, один из ве­ли­чай­ших и са­мых про­ти­во­ре­чи­вых ис­то­ри­че­ских де­я­те­лей Рос­сии, жил на­пря­жен­ной де­я­тель­ной жиз­нью, был та­лант­ли­вым пи­са­те­лем и биб­лио­фи­лом, сам вме­ши­вал­ся в со­став­ле­ние ле­то­пи­сей (и сам вне­зап­но обо­рвал нить мос­ков­ско­го ле­то­пи­са­ния), вни­кал в тон­ко­сти мо­на­стыр­ско­го уста­ва, не раз ду­мал об от­ре­че­нии от пре­сто­ла и мо­на­ше­стве. Каж­дый шаг го­судар­ствен­но­го слу­же­ния, все кру­тые ме­ры, пред­при­ня­тые им для ко­рен­ной пе­ре­строй­ки всей рус­ской го­судар­ствен­ной и об­ще­ствен­ной жиз­ни, Гроз­ный стре­мил­ся осмыс­лить как про­яв­ле­ние Про­мыс­ла Бо­жия, как дей­ствие Бо­жие в ис­то­рии. Его из­люб­лен­ны­ми ду­хов­ны­ми об­раз­ца­ми бы­ли свя­той Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский (па­мять 20 сен­тяб­ря) и свя­той Фе­о­дор Чер­ный (па­мять 19 сен­тяб­ря), во­и­ны и де­я­те­ли слож­ной про­ти­во­ре­чи­вой судь­бы, му­же­ствен­но шед­шие к свя­той це­ли, сквозь лю­бые пре­пят­ствия, вста­вав­шие пред ни­ми в ис­пол­не­нии дол­га пе­ред Ро­ди­ной и пе­ред Свя­той Цер­ко­вью. Чем силь­нее сгу­ща­лась тьма во­круг Гроз­но­го, тем ре­ши­тель­нее тре­бо­ва­ла его ду­ша ду­хов­но­го очи­ще­ния и ис­куп­ле­ния. При­е­хав на бо­го­мо­лье в Ки­рил­лов Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь, он воз­ве­стил игу­ме­ну и со­бор­ным стар­цам о же­ла­нии по­стричь­ся в мо­на­хи. Гор­дый са­мо­дер­жец пал в но­ги на­сто­я­те­лю, и тот бла­го­сло­вил его на­ме­ре­ние. С тех пор всю жизнь, пи­сал Гроз­ный, "мнит­ся мне, ока­ян­но­му, что на­по­ло­ви­ну я уже чер­нец". Са­ма оприч­ни­на бы­ла за­ду­ма­на Гроз­ным по об­ра­зу ино­че­ско­го брат­ства: по­слу­жив Бо­гу ору­жи­ем и рат­ны­ми по­дви­га­ми, оприч­ни­ки долж­ны бы­ли об­ла­чать­ся в ино­че­ские одеж­ды и ид­ти к цер­ков­ной служ­бе, дол­гой и устав­ной, длив­шей­ся от 4 до 10 ча­сов утра. На "бра­тию", не явив­шу­ю­ся к мо­леб­ну в че­ты­ре ча­са утра, царь-игу­мен на­кла­ды­вал епи­ти­мию. Сам Иоанн с сы­но­вья­ми ста­рал­ся усерд­но мо­лить­ся и пел в цер­ков­ном хо­ре. Из церк­ви шли в тра­пез­ную, и по­ка оприч­ни­ки ели, царь сто­ял воз­ле них. Остав­ши­е­ся яст­ва оприч­ни­ки со­би­ра­ли со сто­ла и раз­да­ва­ли ни­щим при вы­хо­де из тра­пез­ной. Сле­за­ми по­ка­я­ния Гроз­ный, же­лая быть по­чи­та­те­лем свя­тых по­движ­ни­ков, учи­те­лей по­ка­я­ния, хо­тел смыть и вы­жечь гре­хи свои и сво­их со­рат­ни­ков, пи­тая уве­рен­ность, что и страш­ные же­сто­кие де­я­ния вер­шат­ся им ко бла­гу Рос­сии и тор­же­ству пра­во­сла­вия. Наи­бо­лее яр­ко ду­хов­ное де­ла­ние и ино­че­ское трез­ве­ние Гроз­но­го рас­кры­ва­ет­ся в его "Си­но­ди­ке": неза­дол­го до смер­ти по его ве­ле­нию бы­ли со­став­ле­ны пол­ные спис­ки уби­ен­ных им и его оприч­ни­ка­ми лю­дей, ко­то­рые бы­ли за­тем разо­сла­ны по всем рус­ским мо­на­сты­рям. Весь грех пе­ред на­ро­дом Иоанн брал на се­бя и мо­лил свя­тых ино­ков мо­лить Бо­га о про­ще­нии его ис­стра­дав­шей­ся ду­ши.

Са­мо­зван­ное ино­че­ство Гроз­но­го, мрач­ным игом тя­го­тев­шее над Рос­си­ей, воз­му­ща­ло свя­ти­те­ля Филип­па, счи­тав­ше­го, что нель­зя сме­ши­вать зем­но­го и небес­но­го, слу­же­ния кре­ста и слу­же­ния ме­ча. Тем бо­лее, что свя­той Филипп ви­дел, как мно­го нерас­ка­ян­ной зло­бы и нена­ви­сти скры­ва­ет­ся под чер­ны­ми шлы­ка­ми оприч­ни­ков. Бы­ли сре­ди них и про­сто убий­цы, очерст­вев­шие в без­на­ка­зан­ном кро­во­про­ли­тии, и мздо­им­цы-гра­би­те­ли, за­ко­ре­не­лые в гре­хе и пре­ступ­ле­нии. По­пуще­ни­ем Бо­жи­им ис­то­рия ча­сто де­ла­ет­ся ру­ка­ми нече­стив­цев, и как бы ни же­лал Гроз­ный обе­лить пред Бо­гом свое чер­ное брат­ство, кровь, про­ли­тая его име­нем на­силь­ни­ка­ми и изу­ве­ра­ми, взы­ва­ла к небу.

Свя­ти­тель Филипп ре­шил­ся про­ти­во­стать Гроз­но­му. Это бы­ло свя­за­но с но­вой вол­ной каз­ней в 1567–1568 го­дах. Осе­нью 1567 го­да, ед­ва царь вы­сту­пил в по­ход на Ли­во­нию, как ему ста­ло из­вест­но о бо­яр­ском за­го­во­ре. Из­мен­ни­ки на­ме­ре­ва­лись за­хва­тить ца­ря и вы­дать поль­ско­му ко­ро­лю, уже дви­нув­ше­му вой­ска к рус­ской гра­ни­це. Иоанн Гроз­ный су­ро­во рас­пра­вил­ся с за­го­вор­щи­ка­ми и вновь про­лил мно­го кро­ви. Груст­но бы­ло свя­то­му Филип­пу, но со­зна­ние свя­ти­тель­ско­го дол­га по­нуж­да­ло его сме­ло вы­сту­пить в за­щи­ту каз­нен­ных. Окон­ча­тель­ный раз­рыв на­сту­пил вес­ной 1568 го­да. В Неде­лю Кре­сто­по­клон­ную, 2 мар­та 1568 го­да, ко­гда царь с оприч­ни­ка­ми при­шел в Успен­ский со­бор, как обыч­но, в мо­на­ше­ских об­ла­че­ни­ях, свя­ти­тель Филипп от­ка­зал­ся бла­го­сло­вить его, но стал от­кры­то по­ри­цать без­за­ко­ния, тво­ри­мые оприч­ни­ка­ми: "учал мит­ро­по­лит Филипп с го­су­да­рем на Москве враж­до­ва­ти об оприч­нине". Об­ли­че­ние вла­ды­ки пре­рва­ло бла­го­ле­пие цер­ков­ной служ­бы. Гроз­ный в гне­ве ска­зал: "Нам ли про­ти­вишь­ся? Уви­дим твер­дость твою! – Я был слиш­ком мя­гок с ва­ми", – до­ба­вил царь, по сви­де­тель­ству оче­вид­цев.

Царь стал про­яв­лять еще боль­шую же­сто­кость в пре­сле­до­ва­нии всех про­ти­вив­ших­ся ему. Каз­ни сле­до­ва­ли од­на за дру­гой. Участь свя­ти­те­ля-ис­по­вед­ни­ка бы­ла ре­ше­на. Но Гроз­ный хо­тел со­блю­сти ка­но­ни­че­ский по­ря­док. Бо­яр­ская ду­ма по­слуш­но вы­нес­ла ре­ше­ние о су­де над гла­вой Рус­ской Церк­ви. Над мит­ро­по­ли­том Филип­пом был устро­ен со­бор­ный суд в при­сут­ствии по­ре­дев­шей Бо­яр­ской ду­мы. На­шлись лже­сви­де­те­ли: к глу­бо­кой скор­би свя­ти­те­ля, это бы­ли ино­ки из воз­люб­лен­ной им Со­ло­вец­кой оби­те­ли, его быв­шие уче­ни­ки и по­стри­же­ни­ки. Свя­то­го Филип­па об­ви­ня­ли во мно­же­стве мни­мых пре­ступ­ле­ний, до кол­дов­ства вклю­чи­тель­но. "Я – при­ше­лец на зем­ле, как и все от­цы мои, – сми­рен­но от­ве­чал свя­ти­тель, – го­тов стра­дать за ис­ти­ну". От­верг­нув все об­ви­не­ния, свя­той стра­да­лец пы­тал­ся пре­кра­тить суд, объ­явив о доб­ро­воль­ном сло­же­нии мит­ро­по­ли­чье­го са­на. Но от­ре­че­ние его не бы­ло при­ня­то. Му­че­ни­ка жда­ло но­вое по­ру­га­ние. Уже по вы­не­се­нии при­го­во­ра о по­жиз­нен­ном за­то­че­нии в тем­ни­це свя­то­го Филип­па за­ста­ви­ли слу­жить ли­тур­гию в Успен­ском со­бо­ре. Это бы­ло 8 но­яб­ря 1568 го­да. В се­ре­дине служ­бы в храм во­рва­лись оприч­ни­ки, все­на­род­но за­чи­та­ли со­бор­ное осуж­де­ние, по­ро­чив­шее свя­ти­те­ля, со­рва­ли с него ар­хи­ерей­ское об­ла­че­ние, оде­ли в ру­би­ще, вы­тол­ка­ли из хра­ма и на про­стых дров­нях от­вез­ли в Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь. Му­че­ни­ка дол­го то­ми­ли в под­ва­лах мос­ков­ских мо­на­сты­рей, но­ги стар­ца за­би­ва­ли в ко­лод­ки, дер­жа­ли его в око­вах, на­ки­ды­ва­ли на шею тя­же­лую цепь. На­ко­нец, от­вез­ли в за­то­че­ние в Твер­ской От­рочь мо­на­стырь. Там год спу­стя, 23 де­каб­ря 1569 го­да, свя­ти­тель при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от ру­ки Ма­лю­ты Ску­ра­то­ва. Еще за три дня свя­той ста­рец пред­ви­дел окон­ча­ние сво­е­го зем­но­го по­дви­га и при­ча­стил­ся Свя­тых Тайн. Мо­щи его бы­ли пре­да­ны зем­ле пер­во­на­чаль­но там же, в мо­на­сты­ре, за ал­та­рем хра­ма. Поз­же со­вер­ши­лось пе­ре­не­се­ние их в Со­ло­вец­кую оби­тель (11 ав­гу­ста 1591) и от­ту­да – в Моск­ву (3 июля 1652).

Па­мять свя­ти­те­ля Филип­па празд­но­ва­лась Рус­ской Цер­ко­вью с 1591 го­да в день его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны – 23 де­каб­ря. С 1660 го­да празд­но­ва­ние бы­ло пе­ре­не­се­но на 9 ян­ва­ря.


См. так­же: "Па­мять свя­то­го Филип­па, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Празд­но­ва­ние свя­ти­те­лям мос­ков­ским Пет­ру, Алек­сию, Ионе и Филип­пу" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.