Канон святым благоверным князьям Феодору Смоленскому и чадам его Давиду и Константину Ярославским (второй)

Припев: Святи́и благове́рнии кня́зие Фео́доре, Дави́де и Константи́не, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 марта (05 марта ст. ст.); 02 октября (19 сентября ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Отве́рзу уста́ моя́, и напо́лнятся Ду́ха, и сло́во отры́гну Цари́це Ма́тери, и явлю́ся, све́тло торжеству́я, и воспою́, ра́дуяся, Тоя́ чудеса́.

Вси́ вы́ Творцу́ возложи́сте себе́ и все́ душе́вное жела́ние излия́сте к Нему́, сего́ ра́ди духо́вную благода́ть восприя́сте, све́том ея́ озаря́еми, преподо́бне Фео́доре и Дави́де с Константи́ном сла́вным.

Измла́да Христа́ возлюби́л еси́, всеблаже́нне Фео́доре, новоявле́нне чудотво́рче, и пречи́стую Его́ Ма́терь, и ны́не просвеща́еши чудесы́, я́ко мо́лния, всю́ вселе́нную.

Ны́не, преблаже́нне Фео́доре, душа́ твоя́ почива́ет на небеси́ со Христо́м во Ца́рствии небе́снем, зде́ же честны́я твоя́ мо́щи даю́т исцеле́ния приходя́щим с ве́рою.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, Пречи́стая Богоро́дице, а́нгелов удивле́ние, проро́ков про́поведь и апо́столов немо́лчная уста́, моли́ся Сы́ну Твоему́ и Бо́гу на́шему, да сохрани́т гра́д и ме́сто сие́ преподо́бных моле́нием.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Твоя́ песносло́вцы, Богоро́дице, живы́й и незави́стный Исто́чниче, ли́к Себе́ совоку́пльшия, духо́вно утверди́, в боже́ственней Твое́й сла́ве, венце́в сла́вы сподо́би.

Я́ко светоза́рное со́лнце яви́стеся Триипоста́снаго Божества́, Фео́доре блаже́нне, с Дави́дом богому́дрым, и Константи́ном пресла́вным, омраче́нных ду́ши просвеща́юще моли́твами ва́шими.

Измла́да во́зраст восприя́л еси́ во гра́де Смоле́нске, по Христо́ву веле́нию на успе́ние твое́ прише́л еси́ в сла́вный гра́д Яросла́вль и сия́еши, я́ко со́лнце, блиста́нием доброде́телей, преподо́бне Фео́доре.

Креста́ Госпо́дня си́лою укрепи́вся, блаже́нне Фео́доре, и поще́нием и моли́твами вооружи́вся, стремле́ния де́монская на земли́ победи́л еси́ Бо́жиею си́лою.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, Влады́чице Де́во, Церкве́й красота́, ве́рных держа́ва и похвала́, непреста́нно моли́ся Христу́ Бо́гу, да сохрани́т гра́д се́й и лю́ди моли́твами Твои́ми.

Седа́лен, гла́с 1:

Жите́йское мо́ре воздержа́нием без труда́ преплы́вше, и в приста́нище мы́сленное безстра́стия приста́ли есте́, сосу́ди воздержа́нием бога́тства некра́дома благоче́стия яви́стеся, блаже́ннии, Фео́доре и Дави́де и Константи́не, безстра́стием житие́ ва́ше просвети́вше, и тре́бующия ми́лости обогаща́ете, Христа́ Бо́га моля́ще дарова́ти на́м ве́лию ми́лость.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Седя́й в сла́ве на Престо́ле Божества́ во о́блаце ле́гце, прии́де Иису́с Пребоже́ственный, Нетле́нною Дла́нию и спасе́ зову́щия: сла́ва, Христе́, си́ле Твое́й.

На земли́ степе́нь име́л еси́, всеблаже́нне Фео́доре, но твои́ми моли́твами и го́рнее Ца́рство восприя́л еси́, преподо́бне, и ны́не на небеси́ со Христо́м ца́рствуеши.

Исцеле́ние содева́ет Боже́ственный хра́м ва́ш, Фео́доре и Дави́де и Константи́не, отго́ните неду́ги от челове́ков и укрепля́ете мудрова́ния и́х восхвали́ти труды́ ва́ша, всечестни́и.

Со враго́м дре́вле бра́вшеся воздержа́нием, кре́пости поста́висте побе́ду, преподо́бнии, Фео́доре и Дави́де с Константи́ном сла́вным, му́жески низложи́вше де́монская ополче́ния.

Богоро́дичен: Христа́ на́м родила́ еси́, Пречи́стая Влады́чице, Богора́дованная Де́во, спаси́ гра́д и лю́ди, к Тебе́ упова́ющия, Богоро́дице Всенепоро́чная.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ужасо́шася вся́ческая о Боже́ственней сла́ве Твое́й: Ты́ бо, неискусобра́чная Де́во, име́ла еси́ во утро́бе над все́ми Бо́га, и родила́ еси́ Безле́тнаго Сы́на, все́м, воспева́ющим Тя́, ми́р подава́ющая.

Зако́нно моли́твами и посто́м всегда́ претерпева́сте, в безстра́стие оде́явшеся, пло́тский ра́зум смири́вше кре́постию Боже́ственнаго Ду́ха.

От ю́ности возжада́л еси́ о́браза мона́шескаго и от Христа́ восприя́т вене́ц неувя́дный и ри́зу нетле́нную, и ны́не, блаже́нне Фео́доре, со а́нгелы ра́дуется ду́х тво́й.

Гро́б честна́го твоего́ телесе́ показа́л еси́ ве́рным лю́дем ду́ш освяще́ние, и теле́с исцеле́ние, и страсте́й избавле́ние, от твои́х моще́й цельбы́ почерпа́ющим.

Богоро́дичен: Всесве́тлым укра́шена све́том, Богора́дованная Ма́ти, Ты́ бо породила́ еси́, Честне́йшая все́х, Христа́, Бо́га на́шего, Его́же моли́, да изба́вит ны́ от вся́ких напа́стей.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Боже́ственное сие́ и всечестно́е соверша́юще пра́зднество, богому́дрии, Богома́тере, прииди́те, рука́ми воспле́щим, от Нея́ ро́ждшагося Бо́га сла́вим.

Моля́ приле́жно Го́спода, недви́жущагося о́трока це́ла сотворя́еши и безгла́сна пре́жде, Бо́жиим про́мыслом, многоглаго́лива показа́л еси́, о́тче на́ш чудотво́рче Фео́доре, мона́шествующих свети́льниче пресве́тлый.

Удиви́ся, блаже́нне, чудесе́м твои́м ве́сь ми́р, прему́дре Дави́де, и восприя́л еси́ от Христа́ вене́ц небе́сный, его́же сподо́би и на́м получи́ти твои́ми моли́твами, всече́стне.

Лу́к си́льных сокруши́л еси́ и бра́нь вся́ку неприя́знену истреби́л еси́, всеблаже́нне Фео́доре, де́йством, я́ко веща́нием, испусти́л еси́ чудеса́ во всю́ вселе́нную.

Всеблаже́нне Фео́доре, уго́дниче Христо́в, на небесе́х предстои́ши Христу́, моля́ся, зде́ же честны́я мо́щи твоя́ боля́щих исцеля́ют и от гре́х изыма́ют.

Богоро́дичен: Изсуши́ла еси́ сады́ безбо́жных челове́ков, Всенепоро́чная Де́во, Твои́м прозябе́нием, прозя́бшую во мне́ зло́бу искорени́, Богоневе́стная.

Конда́к, гла́с 8:

Яви́стеся свети́льницы всесве́тлии во пло́ти, я́ко а́нгели, и, я́ко жи́зни древеса́ ра́йская, поще́нием, бде́нием и ве́рою возраща́еми, процвели́ есте́, моли́твами ва́шими небе́сныя благода́ти прие́мше, вра́чеве кре́пцы я́вльшеся, исцеля́ете неду́гующих ду́ши, с ве́рою прибега́ющих к ра́це моще́й ва́ших, чудотво́рцы сла́внии, Фео́доре, Дави́де и Константи́не, моли́те Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние дарова́ти, ве́рою и любо́вию чту́щим па́мять ва́шу.

И́кос:

Свы́ше зва́ние прие́мше пресла́вно, безсме́ртную жи́знь насле́довасте, с пло́тию бо на земли́ безпло́тных житие́ проше́дше, бы́сте страсте́й неприя́тни. Те́мже восхваля́ем вы́, отцы́ преподо́бнии, сицева́я глаго́люще: ра́дуйтеся, све́тлая свети́ла и правосла́вных сла́ва; ра́дуйтеся, целому́дрия столпи́ необори́мии; ра́дуйтеся, прему́драго ра́зума явле́ние; ра́дуйтеся, пра́вды рачи́телие изве́стнии; ра́дуйтеся, я́ко по́стническими по́двиги умертви́вше плотски́х дея́ний стремле́ния; ра́дуйтеся, умы́ наслажда́ющеся небе́сных неизрече́нных; ра́дуйтеся, всю́ тва́рь благоче́стно удивля́юще чудесы́, и́миже посрами́шася де́мони; ра́дуйтеся, оружено́сцы духо́внии, и́миже вся́ка стра́сть умертви́ся; ра́дуйтеся, исто́чницы жизненото́чных во́д; ра́дуйтеся, помо́щницы ве́рно восхваля́ющим ва́с; ра́дуйтеся, чудотво́рцы достохва́льнии, Фео́доре и Дави́де и Константи́не; ра́дуйтеся, помо́щницы ве́рою и любо́вию чту́щим па́мять ва́шу.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Не послужи́ша тва́ри богому́дрии, па́че Созда́вшаго, но, о́гненное преще́ние му́жески попра́вше, ра́довахуся, пою́ще: препе́тый отце́в Госпо́дь и Бо́г, благослове́н еси́.

Блаже́нно житие́ твое́ и кончи́на безсме́ртна, преподо́бне Фео́доре: сего́ ра́ди тя́ Христо́с свы́ше украси́ венце́м, и просвеща́еши ве́сь ми́р чудесы́, всечу́дне.

Яви́лся еси́ ны́не гра́да Яросла́вля, Дави́де богоблаже́нне, сто́лп неколе́блен и стена́ неруши́ма, вели́кое прибе́жище притека́ющим и прие́млющим исцеле́ний благода́ть неоску́дную.

Хоте́нием от мирски́х сла́достей отлуча́ющеся, стра́нно челове́ком Я́вльшемуся пло́тию присво́ившеся, и бу́дущая нетле́нная стяжа́сте, святи́и, пою́ще: благослове́н Бо́г отце́в на́ших.

Богоро́дичен: Безсе́менно заче́нши, Творца́ все́х, Христа́ Бо́га, неизрече́нно родила́ еси́, Его́же моли́, дерзнове́ние иму́щи к Нему́, да спасе́т ны́, вопию́щия: благослове́н Бо́г отце́в на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: О́троки благочести́выя в пещи́ Рождество́ Богоро́дичо спасло́ е́сть, тогда́ у́бо образу́емое, ны́не же де́йствуемое, вселе́нную всю́ воздвиза́ет пе́ти Тебе́: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

Лику́ют на небесе́х чи́ни а́нгельстии, всеблаже́нне Фео́доре, и ве́рных собо́ри на земли́, твою́ па́мять похваля́юще, вопию́т: Го́спода воспева́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Помоли́ся Христу́ Бо́гу, преблаже́нне Фео́доре, о приходя́щих к тебе́ с ве́рою и хотя́щих от тебе́ почерпсти́ исцеле́ния неоску́дную благода́ть, пою́щих: Го́спода воспева́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Со безтеле́сными си́лами, преподо́бнии отцы́, Христу́ предстоите́, моли́твами ва́шими, святи́и, душе́вныя на́ша боле́зни исцели́те и от безчи́сленных зо́л изба́вите на́с, вопию́щих: Го́спода воспева́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Богоро́дичен: Из пречи́стаго Твоего́ чре́ва, Богома́ти, Небе́снаго Дождя́ Ка́пля на́м ука́не, на омове́ние скве́рн, на здра́вие теле́с, на прогна́ние лука́ваго. Те́мже Тя́ блажи́м, Чи́стая, во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вся́к земноро́дный да взыгра́ется, Ду́хом просвеща́емь, да торжеству́ет же безпло́тных умо́в естество́, почита́ющее свяще́нное торжество́ Богома́тере, и да вопие́т: ра́дуйся, Всеблаже́нная Богоро́дице, Чи́стая Присноде́во.

Удиви́ся во все́м ми́ре, Фео́доре, твоя́ па́мять, чудесы́ сия́ющи, я́коже со́лнце, и злы́я боле́зни исцеля́ющи все́х. Те́мже на́ша стра́сти разжени́, мо́лимся тебе́, прося́ на́м отпуще́ния, чудотво́рче Христо́в, и просвети́ ны́ твои́ми моли́твами, да тя́ вси́ велича́ем.

Да вхо́дят ны́не во святы́й хра́м, к честны́м твои́м моще́м, преподо́бне Фео́доре, благоче́стия держа́тели и вся́к во́зраст, припа́дающе, про́сят от тебе́ почерпсти́ исцеле́ния, здра́вия и спасе́ния, Христа́ велича́юще.

И ны́не моли́теся ко Христу́ Бо́гу, всечу́днии, Фео́доре и Дави́де и Константи́не, да ва́ши честны́я мо́щи всегда́ подаю́т слепы́м прозре́ние и хромы́м хожде́ние, больны́м исцеле́ние и все́м здра́вие и спасе́ние, да ва́с вси́ велича́ем.

Богоро́дичен: Пресвята́я Де́во, Богоро́дице Мари́е, со а́нгелы, и арха́нгелы, и со все́ми небе́сными си́лами, и со проро́ки и апо́столы, и с ли́ки преподо́бных отце́в и свяще́нных му́ченик, и со блаже́нным Фео́дором, моли́ся Сы́ну Твоему́, Христу́ Бо́гу на́шему, да изба́вит ны́ от все́х бе́д, Тя́ велича́ющия.

Свети́лен:

Я́коже со́лнце блиста́я, зарю́ испуща́еши чуде́с, просвеща́я все́х сердца́, твою́ сла́вную па́мять творя́щих ве́рно, преблаже́нне Фео́доре, и спаса́еши от бе́д и бу́дущаго гне́ва.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Ѿве́рзꙋ ᲂу҆ста̀ моѧ̑, и҆ напо́лнѧтсѧ дх҃а, и҆ сло́во ѿры́гнꙋ цр҃и́цѣ мт҃ри, и҆ ꙗ҆влю́сѧ свѣ́тлѡ торжествꙋ́ѧ, и҆ воспою̀ ра́дꙋѧсѧ тоѧ̀ чꙋдеса̀.

Всѝ вы̀ творцꙋ̀ возложи́сте себѐ, и҆ всѐ дꙋше́вное жела́нїе и҆злїѧ́сте къ немꙋ̀: сегѡ̀ ра́ди дꙋхо́внꙋю благода́ть воспрїѧ́сте, свѣ́томъ є҆ѧ̀ ѡ҆зарѧ́еми, прпⷣбне ѳео́дѡре и҆ даві́де, съ кѡнстанті́номъ сла́внымъ.

И҆змла́да хрⷭ҇та̀ возлюби́лъ є҆сѝ, всебл҃же́нне ѳео́дѡре, новоѧвле́нне чꙋдотво́рче, и҆ пречⷭ҇тꙋю є҆гѡ̀ мт҃рь: и҆ ны́нѣ просвѣща́еши чꙋдесы̀ ꙗ҆́кѡ мо́лнїѧ всю̀ вселе́ннꙋю.

Ны́нѣ, пребл҃же́нне ѳео́дѡре, дꙋша̀ твоѧ̀ почива́етъ на нб҃сѝ со хрⷭ҇то́мъ во црⷭ҇твїи нбⷭ҇нѣмъ: здѣ́ же честны̑ѧ твоѧ̑ мо́щи даю́тъ и҆сцѣлє́нїѧ приходѧ́щымъ съ вѣ́рою.

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋйсѧ, пречⷭ҇таѧ бцⷣе, а҆́гг҃лѡвъ ᲂу҆дивле́нїе, прⷪ҇ро́кѡвъ про́повѣдь, и҆ а҆пⷭ҇лѡвъ немѡ́лчнаѧ ᲂу҆ста̀, моли́сѧ сн҃ꙋ твоемꙋ̀ и҆ бг҃ꙋ на́шемꙋ, да сохрани́тъ гра́дъ и҆ мѣ́сто сїѐ прпⷣбныхъ моле́нїемъ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Твоѧ̑ пѣсносло́вцы, бцⷣе, живы́й и҆ незави́стный и҆сто́чниче, ли́къ себѣ̀ совокꙋ́пльшыѧ дꙋхо́внѡ ᲂу҆твердѝ, въ бжⷭ҇твеннѣй твое́й сла́вѣ, вѣнцє́въ сла́вы сподо́би.

Ꙗ҆́кѡ свѣтоза́рное со́лнце ꙗ҆ви́стесѧ трїѷпоста́снагѡ бжⷭ҇тва̀, ѳео́дѡре бл҃же́нне, съ даві́домъ бг҃омꙋ́дрымъ, и҆ кѡнстанті́номъ пресла́внымъ, ѡ҆мраче́нныхъ дꙋ́шы просвѣща́юще моли́твами ва́шими.

И҆змла́да во́зрастъ воспрїѧ́лъ є҆сѝ во гра́дѣ смоле́нскѣ, по хрⷭ҇то́вꙋ велѣ́нїю на ᲂу҆спе́нїе твоѐ прише́лъ є҆сѝ въ сла́вный гра́дъ ꙗ҆росла́вль, и҆ сїѧ́еши ꙗ҆́кѡ со́лнце блиста́нїемъ добродѣ́телей, прпⷣбне ѳео́дѡре.

Крⷭ҇та̀ гдⷭ҇нѧ си́лою ᲂу҆крѣпи́всѧ, бл҃же́нне ѳео́дѡре, и҆ поще́нїемъ и҆ моли́твами воѡрꙋжи́всѧ, стремлє́нїѧ де́мѡнскаѧ на землѝ побѣди́лъ є҆сѝ бж҃їею си́лою.

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋйсѧ, влⷣчце дв҃о, цр҃кве́й красота̀, вѣ́рныхъ держа́ва и҆ похвала̀: непреста́ннѡ моли́сѧ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, да сохрани́тъ гра́дъ се́й и҆ лю́ди моли́твами твои́ми.

Сѣда́ленъ, гла́съ а҃:

Жите́йское мо́ре воздержа́нїемъ безъ трꙋда̀ преплы́вше, и҆ въ приста́нище мы́сленное безстра́стїѧ приста́ли є҆стѐ, сосꙋ́ди воздержа́нїемъ бога́тства некра́дома благоче́стїѧ ꙗ҆ви́стесѧ, бл҃же́ннїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не, безстра́стїемъ житїѐ ва́ше просвѣти́вше, и҆ тре́бꙋющыѧ ми́лости ѡ҆богаща́ете, хрⷭ҇та̀ бг҃а молѧ́ще дарова́ти на́мъ ве́лїю ми́лость.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Сѣдѧ́й въ сла́вѣ, на прⷭ҇то́лѣ бжⷭ҇тва̀, во ѻ҆́блацѣ ле́гцѣ, прїи́де і҆и҃съ пребжⷭ҇твенный, нетлѣ́нною дла́нїю, и҆ спасѐ зовꙋ́щыѧ: сла́ва, хрⷭ҇тѐ, си́лѣ твое́й.

На землѝ степе́нь и҆мѣ́лъ є҆сѝ, всебл҃же́нне ѳео́дѡре, но твои́ми моли́твами и҆ го́рнее црⷭ҇тво воспрїѧ́лъ є҆сѝ, прпⷣбне, и҆ ны́нѣ на нб҃сѝ со хрⷭ҇то́мъ црⷭ҇твꙋеши.

И҆сцѣле́нїе содѣва́етъ бжⷭ҇твенный хра́мъ ва́шъ, ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не, ѿго́ните недꙋ́ги ѿ человѣ́кѡвъ, и҆ ᲂу҆крѣплѧ́ете мꙋдрова̑нїѧ и҆́хъ, восхвали́ти трꙋды̀ ва́шѧ, всечестні́и.

Со враго́мъ дре́вле бра́вшесѧ воздержа́нїемъ, крѣ́пости поста́висте побѣ́дꙋ, прпⷣбнїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де съ кѡнстанті́номъ сла́внымъ, мꙋ́жески низложи́вше де́мѡнскаѧ ѡ҆полчє́нїѧ.

Бг҃оро́диченъ: Хрⷭ҇та̀ на́мъ родила̀ є҆сѝ, пречⷭ҇таѧ влⷣчце, бг҃ора́дованнаѧ дв҃о, спасѝ гра́дъ и҆ лю́ди къ тебѣ̀ ᲂу҆пова́ющыѧ, бцⷣе всенепоро́чнаѧ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Оу҆жасо́шасѧ всѧ́чєскаѧ ѡ҆ бжⷭ҇твеннѣй сла́вѣ твое́й: ты́ бо неискꙋсобра́чнаѧ дв҃о, и҆мѣ́ла є҆сѝ во ᲂу҆тро́бѣ надъ всѣ́ми бг҃а, и҆ родила̀ є҆сѝ безлѣ́тнаго сн҃а, всѣ̑мъ воспѣва́ющымъ тѧ̀ ми́ръ подава́ющаѧ.

Зако́ннѡ моли́твами и҆ посто́мъ, всегда̀ претерпѣва́сте, въ безстра́стїе ѡ҆дѣ́ѧвшесѧ, пло́тскїй ра́зꙋмъ смири́вше крѣ́постїю бжⷭ҇твеннагѡ дх҃а.

Ѿ ю҆́ности возжада́лъ є҆сѝ ѻ҆́браза мона́шескагѡ, и҆ ѿ хрⷭ҇та̀ воспрїѧ́тъ вѣне́цъ неꙋвѧ́дный, и҆ ри́зꙋ нетлѣ́ннꙋю, и҆ ны́нѣ, бл҃же́нне ѳео́дѡре, со а҆́гг҃лы ра́дꙋетсѧ дꙋ́хъ тво́й.

Гро́бъ честна́гѡ твоегѡ̀ тѣлесѐ, показа́лъ є҆сѝ вѣ̑рнымъ лю́демъ, дꙋ́шъ ѡ҆свѧще́нїе, и҆ тѣле́съ и҆сцѣле́нїе, и҆ страсте́й и҆збавле́нїе, ѿ твои́хъ моще́й цѣльбы̑ почерпа́ющымъ.

Бг҃оро́диченъ: Всесвѣ́тлымъ ᲂу҆кра́шена свѣ́томъ, бг҃ора́дованнаѧ мт҃и: ты́ бо породила̀ є҆сѝ честнѣ́йшаѧ всѣ́хъ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шего. є҆го́же молѝ, да и҆зба́витъ ны̀ ѿ всѧ́кихъ напа́стей.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Бжⷭ҇твенное сїѐ и҆ всечⷭ҇тно́е соверша́юще пра́зднество, бг҃омꙋ́дрїи, бг҃ома́тере, прїиди́те рꙋка́ми воспле́щимъ, ѿ неѧ̀ ро́ждшагосѧ бг҃а сла́вимъ.

Молѧ̀ прилѣ́жнѡ гдⷭ҇а, недви́жꙋщагосѧ ѻ҆́трока цѣ́ла сотворѧ́еши, и҆ безгла́сна пре́жде, бж҃їимъ про́мысломъ, многоглаго́лива показа́лъ є҆сѝ, ѻ҆́ч҃е на́шъ чꙋдотво́рче ѳео́дѡре, мона́шествꙋющихъ свѣти́льниче пресвѣ́тлый.

Оу҆диви́сѧ, бл҃же́нне, чꙋдесє́мъ твои̑мъ ве́сь мі́ръ, премꙋ́дре даві́де, и҆ воспрїѧ́лъ є҆сѝ ѿ хрⷭ҇та̀ вѣне́цъ нбⷭ҇ный: є҆го́же сподо́би и҆ на́мъ полꙋчи́ти твои́ми моли́твами, всече́стне.

Лꙋ́къ си́льныхъ сокрꙋши́лъ є҆сѝ, и҆ бра́нь всѧ́кꙋ непрїѧ́зненꙋ и҆стреби́лъ є҆сѝ, всебл҃же́нне ѳео́дѡре, дѣ́йствомъ ꙗ҆́кѡ вѣща́нїемъ и҆спꙋсти́лъ є҆сѝ чꙋдеса̀ во всю̀ вселе́ннꙋю.

Всебл҃же́нне ѳео́дѡре, ᲂу҆го́дниче хрⷭ҇то́въ, на нб҃сѣ́хъ предстои́ши хрⷭ҇тꙋ̀, молѧ́сѧ, здѣ́ же честны̑ѧ мо́щи твоѧ̑ болѧ́щихъ и҆сцѣлѧ́ютъ, и҆ ѿ грѣ̑хъ и҆з̾има́ютъ.

Бг҃оро́диченъ: И҆зсꙋши́ла є҆сѝ сады̀ безбо́жныхъ человѣ́кѡвъ, всенепоро́чнаѧ дв҃о, твои́мъ прозѧбе́нїемъ, прозѧ́бшꙋю во мнѣ̀ ѕло́бꙋ и҆скоренѝ, бг҃оневѣ́стнаѧ.

Конда́къ, гла́съ и҃:

Ꙗ҆ви́стесѧ, свѣти́льницы всесвѣ́тлїи, во пло́ти ꙗ҆́кѡ а҆́гг҃ли, и҆ ꙗ҆́кѡ жи́зни древеса̀ ра̑йскаѧ, поще́нїемъ, бдѣ́нїемъ, и҆ вѣ́рою возраща́еми, процвѣлѝ є҆стѐ, моли́твами ва́шими нбⷭ҇ныѧ бл҃года́ти прїе́мше, вра́чеве крѣ́пцы ꙗ҆́вльшесѧ, и҆сцѣлѧ́ете недꙋ́гꙋющихъ дꙋ́шы, съ вѣ́рою прибѣга́ющихъ къ ра́цѣ моще́й ва́шихъ, чꙋдотво́рцы сла́внїи, ѳео́дѡре, даві́де и҆ кѡнстанті́не: моли́те хрⷭ҇та̀ бг҃а, грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти вѣ́рою и҆ любо́вїю чтꙋ́щымъ па́мѧть ва́шꙋ.

І҆́косъ:

Свы́ше зва́нїе прїе́мше пресла́внѡ, безсме́ртнꙋю жи́знь наслѣ́довасте: съ пло́тїю бо на землѝ безпло́тныхъ житїѐ проше́дше, бы́сте страсте́й непрїѧ́тни. тѣ́мже восхвалѧ́емъ вы̀, ѻ҆тцы̀ прпⷣбнїи, сицєва́ѧ глаго́люще: ра́дꙋйтесѧ, свѣ̑тлаѧ свѣти̑ла, и҆ правосла́вныхъ сла́ва. ра́дꙋйтесѧ, цѣломꙋ́дрїѧ столпѝ неѡбори́мїи. ра́дꙋйтесѧ, премꙋ́драгѡ ра́зꙋма ꙗ҆вле́нїе. ра́дꙋйтесѧ, пра́вды рачи́телїе и҆звѣ́стнїи. ра́дꙋйтесѧ, ꙗ҆́кѡ по́стническими пѡ́двиги ᲂу҆мертви́вше плотски́хъ дѣѧ́нїй стремлє́нїѧ. ра́дꙋйтесѧ, ᲂу҆мы̑ наслажда́ющесѧ нбⷭ҇ныхъ неизрече́нныхъ. ра́дꙋйтесѧ, всю̀ тва́рь благоче́стнѡ ᲂу҆дивлѧ́юще чꙋдесы̀, и҆́миже посрами́шасѧ де́мѡни. ра́дꙋйтесѧ, ѻ҆рꙋжено́сцы дꙋхо́внїи, и҆́миже всѧ́ка стра́сть ᲂу҆мертви́сѧ. ра́дꙋйтесѧ, и҆сто́чницы жизненото́чныхъ во́дъ. ра́дꙋйтесѧ, помѡ́щницы вѣ́рнѡ восхвалѧ́ющымъ ва́съ. ра́дꙋйтесѧ, чꙋдотво́рцы достохва́льнїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не, ра́дꙋйтесѧ, помѡ́щницы вѣ́рою и҆ любо́вїю чтꙋ́щымъ па́мѧть ва́шꙋ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Не послꙋжи́ша тва́ри, бг҃омꙋ́дрїи, па́че созда́вшагѡ, но ѻ҆́гненное преще́нїе мꙋ́жески попра́вше, ра́довахꙋсѧ пою́ще: препѣ́тый ѻ҆тцє́въ гдⷭ҇ь и҆ бг҃ъ благослове́нъ є҆сѝ.

Блаже́нно житїѐ твоѐ, и҆ кончи́на безсме́ртна, прпⷣбне ѳео́дѡре: сегѡ̀ ра́ди тѧ̀ хрⷭ҇то́съ свы́ше ᲂу҆красѝ вѣнце́мъ, и҆ просвѣща́еши ве́сь мі́ръ чꙋдесы̀, всечꙋ́дне.

Ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ ны́нѣ гра́да ꙗ҆росла́влѧ, даві́де бг҃обл҃же́нне, сто́лпъ неколе́бленъ, и҆ стѣна̀ нерꙋши́ма, вели́кое прибѣ́жище притека́ющымъ, и҆ прїе́млющымъ и҆сцѣле́нїй бл҃года́ть неѡскꙋ́днꙋю.

Хотѣ́нїемъ ѿ мїрски́хъ сла́достей ѿлꙋча́ющесѧ, стра́ннѡ человѣ́кѡмъ ꙗ҆́вльшемꙋсѧ пло́тїю присво́ившесѧ, и҆ бꙋ̑дꙋщаѧ нетлѣ̑ннаѧ стѧжа́сте, ст҃і́и, пою́ще: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆тцє́въ на́шихъ.

Бг҃оро́диченъ: Безсѣ́меннѡ заче́нши творца̀ всѣ́хъ хрⷭ҇та̀ бг҃а, неизрече́ннѡ родила̀ є҆сѝ, є҆го́же молѝ дерзнове́нїе и҆мꙋ́щи къ немꙋ̀, да спасе́тъ ны̀ вопїю́щыѧ: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆ц҃є́въ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Ѻ҆́троки благочести̑выѧ въ пещѝ ржⷭ҇тво̀ бг҃оро́дичо спасло̀ є҆́сть: тогда̀ ᲂу҆́бѡ ѡ҆бразꙋ́емое, ны́нѣ же дѣ́йствꙋемое, вселе́ннꙋю всю̀ воздвиза́етъ пѣ́ти тебѣ̀: гдⷭ҇а по́йте дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во всѧ̑ вѣ́ки.

Ликꙋ́ютъ на нб҃сѣ́хъ чи́ни а҆́гг҃льстїи, всебл҃же́нне ѳео́дѡре, и҆ вѣ́рныхъ собо́ри на землѝ, твою̀ па́мѧть похвалѧ́юще, вопїю́тъ: гдⷭ҇а воспѣва́йте дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Помоли́сѧ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, пребл҃же́нне ѳео́дѡре, ѡ҆ приходѧ́щихъ къ тебѣ̀ съ вѣ́рою, и҆ хотѧ́щихъ ѿ тебє̀ почерпстѝ и҆сцѣле́нїѧ неѡскꙋ́днꙋю бл҃года́ть, пою́щихъ: гдⷭ҇а воспѣва́йте дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Со безтѣле́сными си́лами, прпⷣбнїи ѻ҆тцы̀, хрⷭ҇тꙋ̀ предстоитѐ, моли́твами ва́шими ст҃і́и, дꙋшє́вныѧ на́шѧ болѣ̑зни и҆сцѣли́те, и҆ ѿ безчи́сленныхъ ѕѡ́лъ и҆зба́вите на́съ вопїю́щихъ: гдⷭ҇а воспѣва́йте дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: И҆зъ пречⷭ҇тагѡ твоегѡ̀ чре́ва, бг҃омт҃и, нбⷭ҇нагѡ дождѧ̀ ка́плѧ на́мъ ᲂу҆ка́не, на ѡ҆мове́нїе скве́рнъ, на здра́вїе тѣле́съ, на прогна́нїе лꙋка́вагѡ. тѣ́мже тѧ̀ бл҃жи́мъ, чⷭ҇таѧ, во вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Всѧ́къ земноро́дный да взыгра́етсѧ, дх҃омъ просвѣща́емь, да торжествꙋ́етъ же безпло́тныхъ ᲂу҆мѡ́въ є҆стество̀, почита́ющее свѧще́нное торжество̀ бг҃ома́тере, и҆ да вопїе́тъ: ра́дꙋйсѧ, всебл҃же́ннаѧ бцⷣе, чⷭ҇таѧ приснодв҃о.

Оу҆диви́сѧ во все́мъ мі́рѣ, ѳео́дѡре, твоѧ̀ па́мѧть, чꙋдесы̀ сїѧ́ющи ꙗ҆́коже со́лнце, и҆ ѕлы̑ѧ болѣ̑зни и҆сцѣлѧ́ющи всѣ́хъ. тѣ́мже на́шѧ стра̑сти разженѝ, мо́лимсѧ тебѣ̀, просѧ̀ на́мъ ѿпꙋще́нїѧ, чꙋдотво́рче хрⷭ҇то́въ, и҆ просвѣти́ ны твои́ми моли́твами, да тѧ̀ всѝ велича́емъ.

Да вхо́дѧтъ ны́нѣ во ст҃ы́й хра́мъ, къ честны̑мъ твои̑мъ моще́мъ, прпⷣбне ѳео́дѡре, благоче́стїѧ держа́тели, и҆ всѧ́къ во́зрастъ припа́дающе, про́сѧтъ ѿ тебє̀ почерпстѝ и҆сцѣле́нїѧ, здра́вїѧ и҆ спасе́нїѧ, хрⷭ҇та̀ велича́юще.

И҆ ны́нѣ моли́тесѧ ко хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, всечꙋ́днїи, ѳео́дѡре и҆ даві́де и҆ кѡнстанті́не, да ва́ши честны̑ѧ мо́щи всегда̀ подаю́тъ слѣпы̑мъ прозрѣ́нїе, и҆ хромы̑мъ хожде́нїе, больны̑мъ и҆сцѣле́нїе, и҆ всѣ̑мъ здра́вїе и҆ спасе́нїе, да ва́съ всѝ велича́емъ.

Бг҃оро́диченъ: Прест҃а́ѧ дв҃о бцⷣе марі́е, со а҆́гг҃лы и҆ а҆рха́гг҃лы и҆ со всѣ́ми нбⷭ҇ными си́лами, и҆ со прⷪ҇рѡ́ки, и҆ а҆пⷭ҇лы, и҆ съ ли̑ки прпⷣбныхъ ѻ҆тцє́въ, и҆ свѧще́нныхъ мꙋ́чєникъ, и҆ со бл҃же́ннымъ ѳео́дѡромъ, моли́сѧ сн҃ꙋ твоемꙋ̀ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ на́шемꙋ, да и҆зба́витъ ны̀ ѿ всѣ́хъ бѣ́дъ, тѧ̀ велича́ющыѧ.

Свѣти́ленъ:

Ꙗ҆́коже со́лнце блиста́ѧ, зарю̀ и҆спꙋща́еши чꙋде́съ, просвѣща́ѧ всѣ́хъ сердца̀, твою̀ сла́внꙋю па́мѧть творѧ́щихъ вѣ́рнѡ, пребл҃же́нне ѳео́дѡре, и҆ спаса́еши ѿ бѣ́дъ и҆ бꙋ́дꙋщагѡ гнѣ́ва.

Феодор Ростиславич Черный, Смоленский, Ярославский

Жития благоверных князей Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, Ярославских чудотворцев

Свя­той бла­го­вер­ный князь Фе­о­дор Смо­лен­ский и Яро­слав­ский, по про­зва­нию Чер­ный, ро­дил­ся в гроз­ную для Ру­си го­ди­ну мон­голь­ско­го на­ше­ствия, око­ло 1237–1239 го­да, и был в Кре­ще­нии на­ре­чен во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та, осо­бо по­чи­та­е­мо­го рус­ски­ми кня­зья­ми-во­и­на­ми. Во­ин­ски­ми по­дви­га­ми суж­де­но бы­ло Бо­гом про­сла­вить­ся в Рус­ской зем­ле и свя­то­му кня­зю Фе­о­до­ру. В 1239 го­ду, ко­гда мо­лит­ва­ми Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы свя­той во­ин-му­че­ник Мер­ку­рий (па­мять 24 но­яб­ря) из­ба­вил Смо­ленск от Ба­ты­ева пле­не­ния, от­ро­ка Фе­о­до­ра в го­ро­де не бы­ло: его увез­ли и укры­ли на вре­мя вой­ны в без­опас­ном ме­сте. В сле­ду­ю­щем, 1240 го­ду умер его отец, князь Ро­сти­слав, пра­внук бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­сти­сла­ва, Смо­лен­ско­го и Ки­ев­ско­го († 1168; па­мять 14 мар­та).

Стар­шие бра­тья, на­след­ни­ки, по­де­ли­ли меж­ду со­бой зем­ли от­ца сво­е­го, вы­де­лив млад­ше­му – от­ро­ку Фе­о­до­ру ма­лень­кий Мо­жайск. Здесь про­шло его дет­ство, здесь учил­ся он Свя­щен­но­му Пи­са­нию, цер­ков­ной служ­бе и во­ин­ско­му ис­кус­ству.

В 1260 го­ду свя­той князь Фе­о­дор же­нил­ся на Ма­рии Ва­си­льевне, до­че­ри свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ва­си­лия Яро­слав­ско­го († 1249; па­мять 3 июля), и стал кня­зем Яро­слав­ским. У них ро­дил­ся сын Ми­ха­ил, но вско­ре свя­той Фе­о­дор ов­до­вел. Он мно­го вре­ме­ни про­во­дил в рат­ных тру­дах и по­хо­дах, сы­на его вос­пи­ты­ва­ла те­ща, кня­ги­ня Ксе­ния.

В 1277 го­ду со­еди­нен­ные дру­жи­ны рус­ских кня­зей, сре­ди ко­то­рых был свя­той Фе­о­дор, в со­ю­зе с та­тар­ски­ми вой­ска­ми, участ­во­ва­ли в по­хо­де в Осе­тин­скую зем­лю и во взя­тии "слав­но­го гра­да их Те­тя­ко­ва". Со­юз­ные вой­ска одер­жа­ли в этой войне пол­ную по­бе­ду. Де­ло в том, что со вре­мен свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го († 1263; па­мять 23 но­яб­ря) ха­ны Зо­ло­той Ор­ды, ви­дя неслом­лен­ную ду­хов­ную и во­ен­ную мощь пра­во­слав­ной Ру­си, бы­ли вы­нуж­де­ны из­ме­нить свое от­но­ше­ние к ней, ста­ли при­вле­кать рус­ских кня­зей к со­ю­зу, об­ра­щать­ся к ним за во­ен­ной по­мо­щью. Рус­ская Цер­ковь про­мыс­ли­тель­но ис­поль­зо­ва­ла это сбли­же­ние для хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния ино­род­цев. Уже в 1261 го­ду ста­ра­ни­я­ми свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го и мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла III в Са­рае, сто­ли­це Зо­ло­той Ор­ды, бы­ла учре­жде­на епар­хия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1276 го­ду Кон­стан­ти­но­поль­ский Со­бор под пред­се­да­тель­ством пат­ри­ар­ха Иоан­на Век­ка (1275–1282) от­ве­чал на во­про­сы рус­ско­го Са­рай­ско­го епи­ско­па Фе­о­гно­ста о по­ряд­ке Кре­ще­ния та­тар и при­ня­тии в пра­во­сла­вие быв­ших сре­ди них мо­но­фи­зи­тов и несто­ри­ан. В эти го­ды и ока­зал­ся в Ор­де свя­той князь Фе­о­дор. От­ли­чив­ший­ся рат­ны­ми по­дви­га­ми в осе­тин­ском по­хо­де, он вы­звал к се­бе осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, по­чти­тель­но от­но­сив­ше­го­ся к Пра­во­слав­ной Церк­ви, вы­дав­ше­го пер­вый хан­ский яр­лык о цер­ков­ной непри­кос­но­вен­но­сти мит­ро­по­ли­ту Ки­рил­лу. В ле­то­пи­си ска­за­но: "А кня­зя Фе­о­до­ра Ро­сти­сла­ви­ча царь Мен­гу-Те­мир и ца­ри­ца его вель­ми лю­бя­ше и на Русь его не хо­тя­ше пу­сти­ти му­же­ства ра­ди и кра­со­ты ли­ца его". Три го­да про­был свя­той Фе­о­дор в Ор­де. На­ко­нец, "царь от­пу­стил его с ве­ли­кой че­стью", и князь при­был в Яро­славль. К это­му вре­ме­ни су­пру­га его, Ма­рия, уже умер­ла, в го­ро­де пра­ви­ла кня­ги­ня Ксе­ния с вну­ком Ми­ха­и­лом. Яро­слав­цы не при­ня­ли вер­нув­ше­го­ся из Ор­ды кня­зя: "не при­я­ша его во град, но ре­ко­ша ему: „Сей град кня­ги­ни Ксе­нии и есть у нас князь Ми­ха­и­ле“".

Свя­той Фе­о­дор дол­жен был вер­нуть­ся в Ор­ду. Ца­ри­ца, же­на ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, "его лю­бя­ше зе­ло и хо­тя­ше за него дщерь свою да­ти". Та­кой брак имел бы для Ру­си боль­шое зна­че­ние. Хан дол­го не со­гла­шал­ся на него, счи­тая рус­ских кня­зей сво­и­ми "улу­сни­ка­ми" (т. е. вас­са­ла­ми, под­дан­ны­ми). Вы­дать дочь за рус­ско­го кня­зя зна­чи­ло при­знать за ним рав­ное до­сто­ин­ство. И еще важ­нее: это зна­чи­ло для ха­на при­знать пре­вос­ход­ство пра­во­сла­вия, по­то­му что преж­де вен­ча­ния нуж­но бы­ло, чтобы та­тар­ская ца­рев­на при­ня­ла Свя­тое Кре­ще­ние. Хан по­шел на это, слиш­ком ва­жен для него был со­юз с Русью: "и ца­рев­ну по­ве­лел за кня­зя Фе­о­до­ра да­ти, и по­ве­лел ее преж­де кре­стить, а пра­во­слав­ной ве­ры не по­ве­лел осквер­нить". Так же­нил­ся свя­той Фе­о­дор на до­че­ри мо­гу­ще­ствен­но­го ха­на, на­ре­чен­ной в Кре­ще­нии Ан­ной. "Царь же его весь­ма чтил и по­ве­лел ему са­дить­ся на­про­тив се­бя, по­стро­ил ему дво­рец, дал кня­зи и бо­ля­ре на по­слу­же­ние".

Там, в Ор­де, и ро­ди­лись у свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го его сы­но­вья – свя­той бла­го­вер­ный князь Да­вид († 1321) и свя­той бла­го­вер­ный князь Кон­стан­тин. Огром­ное вли­я­ние, ко­то­рое свя­той Фе­дор при­об­рел в Ор­де, он ис­поль­зо­вал во сла­ву Рус­ской зем­ли и Рус­ской Церк­ви. Пра­во­сла­вие все бо­лее укреп­ля­лось сре­ди та­тар, ор­дын­цы усва­и­ва­ли рус­ские обы­чаи, нра­вы и бла­го­че­стие. Рус­ские куп­цы, зод­чие, ма­сте­ра нес­ли рус­скую куль­ту­ру на бе­ре­га До­на, Вол­ги, Ура­ла и даль­ше до са­мой Мон­го­лии. До сих пор ар­хео­ло­ги на­хо­дят пра­во­слав­ные ико­ны, кре­сты, лам­па­ды по всей тер­ри­то­рии преж­ней Зо­ло­той Ор­ды, во­шед­шей в со­став Рос­сии. Так на­чи­на­лось ве­ли­кое мис­си­о­нер­ское дви­же­ние Рус­ской Церк­ви на Во­сток, про­све­ще­ние све­том еван­гель­ской ис­ти­ны всех пле­мен до Ве­ли­ко­го оке­а­на. Рус­ские пра­во­слав­ные кня­зья и их дру­жин­ни­ки, участ­вуя, как со­юз­ни­ки, в мон­голь­ских по­хо­дах, узна­ва­ли и осва­и­ва­ли бес­край­ние про­сто­ры Азии, Си­би­ри и Даль­не­го Во­сто­ка. В 1330 го­ду, все­го через трид­цать лет по­сле смер­ти свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го, ки­тай­ская ле­то­пись на­пи­шет о рус­ских дру­жи­нах в Пе­кине.

Свя­той Фе­о­дор жил в Са­рае до 1290 го­да, ко­гда "при­шла ему весть с Ру­си, от гра­да Яро­слав­ля, что его сын пер­вый, князь Ми­ха­ил, пре­ста­вил­ся". Дав кня­зю бо­га­тые да­ры и боль­шую дру­жи­ну, хан от­пу­стил его на Русь. Вновь став кня­зем в Яро­слав­ле, свя­той Фе­о­дор на­чал рев­ност­но за­бо­тить­ся об уси­ле­нии и бла­го­устро­е­нии сво­е­го го­ро­да и кня­же­ства. Осо­бен­ную лю­бовь про­яв­лял он к оби­те­ли Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Сла­ва его гре­ме­ла по всей Ру­си, все кня­зья ис­ка­ли с ним друж­бы и со­ю­за. Но он боль­ше всех лю­бил сы­на свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, Ан­дрея Алек­сан­дро­ви­ча, под­дер­жи­вал его во всех на­чи­на­ни­ях, ко­гда тот был ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским, хо­дил с ним в по­хо­ды, де­лил ра­дость по­бед и го­речь по­ра­же­ний. В 1296 го­ду ед­ва не раз­ра­зи­лась кро­во­про­лит­ная бра­то­убий­ствен­ная вой­на меж­ду дву­мя груп­па­ми кня­зей: на од­ной сто­роне бы­ли свя­той Фе­о­дор и ве­ли­кий князь Ан­дрей, на дру­гой – свя­той Ми­ха­ил Твер­ской († 1318; па­мять 22 но­яб­ря) и свя­той Да­ни­ил Мос­ков­ский († 1303; па­мять 4 мар­та). Но кро­во­про­ли­тие Бо­жи­ей по­мо­щью уда­лось предот­вра­тить. На Вла­ди­мир­ском съез­де кня­зей (1296 г.) епи­скоп Вла­ди­мир­ский Си­ме­он и епи­скоп Са­рай­ский Из­ма­ил су­ме­ли вне­сти мир в обе сто­ро­ны. Сам факт уча­стия в съез­де свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и Са­рай­ско­го вла­ды­ки Из­ма­и­ла го­во­рит о том, что пер­вый упо­тре­бил все свои ди­пло­ма­ти­че­ские да­ро­ва­ния и вли­я­ние в Ор­де, чтобы спо­соб­ство­вать уста­нов­ле­нию ми­ра в Рус­ской зем­ле.

Не по­ры­ва­лись свя­зи свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го и с его от­чиз­ной – Смо­лен­ском, хо­тя кня­жить ему там бы­ло непро­сто. Так, в 1297 го­ду свя­той Фе­о­дор хо­дил по­хо­дом к Смо­лен­ску вос­ста­но­вить свои за­кон­ные пра­ва на Смо­лен­ское кня­же­ние, за­хва­чен­ное его пле­мян­ни­ком. Но взять го­род и стать сно­ва Смо­лен­ским кня­зем ему в этот раз не до­ве­лось.

Вско­ре по­сле то­го по­хо­да свя­той князь-во­ин за­не­мог. 18 сен­тяб­ря 1299 го­да угод­ник Бо­жий по­ве­лел пе­ре­не­сти его в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь и при­нял мо­на­ше­ское по­стри­же­ние.

Во вре­мя са­мо­го окон­ча­ния об­ря­да свя­той Фе­о­дор по­про­сил пре­рвать свя­щен­но­дей­ствие. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на, во ис­пол­не­ние во­ли уми­ра­ю­ще­го, кня­зя вы­нес­ли на мо­на­стыр­ский двор, ку­да со­шлось уже мно­же­ство яро­слав­цев. "И ис­по­ве­дал­ся князь пред всем на­ро­дом, ес­ли со­гре­шил пред кем или нелю­бие дер­жал на ко­го. И кто пред ним со­гре­шил и враж­до­вал на него – всех бла­го­сло­вил и про­стил и во всем ви­ну на се­бя при­нял пред Бо­гом и людь­ми". Лишь по­сле это­го ре­шил­ся сми­рен­ный во­ин за­вер­шить свой необыч­ный и мно­го­труд­ный жиз­нен­ный путь при­ня­ти­ем Ан­гель­ско­го об­ра­за.

Всю ночь игу­мен и бра­тия мо­ли­лись над свя­тым кня­зем. В два ча­са но­чи на­ча­ли зво­нить к утрене. На­пут­ство­ван­ный Свя­ты­ми Тай­на­ми Хри­сто­вы­ми, свя­той Фе­о­дор без­молв­но ле­жал на сво­ем ино­че­ском ло­же. Ко­гда же ино­ки на­ча­ли тре­тью "Сла­ву" Псал­ти­ри, он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и пре­дал ду­шу Гос­по­ду. Вид его в гро­бу был необы­чен: "Чуд­но бе зре­ти бла­жен­на­го, на од­ре ле­жа­ща не яко умер­ша, но яко жи­ва су­ща. Све­ти­лось ли­це его, сол­неч­ным лу­чам по­доб­но, чест­ны­ми се­ди­на­ми укра­ше­но, по­ка­зуя ду­шев­ную его чи­сто­ту и незло­би­вое серд­це".

По­сле него в Яро­слав­ле пра­вил его сын – свя­той Да­вид († 1321). Вто­рой из его млад­ших сы­но­вей, свя­той Кон­стан­тин, ви­ди­мо, по­чил ра­нее. Цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра в Яро­слав­ской зем­ле на­ча­лось вско­ре по­сле его смер­ти. В 1322–1327 го­дах по бла­го­сло­ве­нию и за­ка­зу епи­ско­па Ро­стов­ско­го Про­хо­ра в па­мять по­чи­та­е­мо­го вла­ды­кой свя­то­го Фе­о­до­ра бы­ло на­пи­са­но и укра­ше­но ми­ни­а­тю­ра­ми зна­ме­ни­тое Фе­о­до­ров­ское Еван­ге­лие. Епи­скоп Про­хор был преж­де игу­ме­ном Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря в Яро­слав­ле. Ве­ро­ят­но, он лич­но знал свя­то­го кня­зя, мог быть оче­вид­цем его по­стри­же­ния и все­на­род­но­го по­ка­я­ния. Ис­то­ри­ки ду­ма­ют, что луч­шие ми­ни­а­тю­ры, вши­тые в эту дра­го­цен­ную ру­ко­пись, при­над­ле­жа­ли бо­лее ран­не­му Еван­ге­лию, вла­дель­цем ко­то­ро­го был сам свя­той Фе­о­дор Чер­ный и ко­то­рое он при­вез с со­бой в Яро­славль как бла­го­сло­ве­ние из род­но­го Смо­лен­ска.

5 мар­та 1463 го­да бы­ли об­ре­те­ны в Яро­слав­ле мо­щи свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и чад его, Да­ви­да и Кон­стан­ти­на. Ле­то­пи­сец, оче­ви­дец со­бы­тия, за­пи­сал под этим го­дом: "Во гра­де Яро­слав­ле в мо­на­сты­ре Свя­то­го Спа­са ле­жа­ли три кня­зя ве­ли­кие, князь Фе­о­дор Ро­сти­сла­вич, да де­ти его Да­вид и Кон­стан­тин, по­верх зем­ли ле­жа­ли. Сам же ве­ли­кий князь Фе­о­дор ве­лик был ро­стом че­ло­век, те у него, сы­но­вья Да­вид и Кон­стан­тин, под па­зу­ха­ми ле­жа­ли, зане мень­ше его ро­стом бы­ли. Ле­жа­ли же во еди­ном гро­бе". Эта чер­та физи­че­ско­го об­ли­ка свя­то­го кня­зя так за­пе­чат­ле­лась в вос­при­я­тии оче­вид­цев и совре­мен­ни­ков об­ре­те­ния его мо­щей, что за­пись об этом во­шла в про­лож­ные жи­тия кня­зя Фе­о­до­ра и в ико­но­пис­ные под­лин­ни­ки.

Жи­тие свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра Чер­но­го бы­ло на­пи­са­но вско­ре по об­ре­те­нии мо­щей иеро­мо­на­хом Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мо­на­сты­ря Ан­то­ни­ем по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Филип­па I. Дру­гая ре­дак­ция жи­тия бы­ла на­пи­са­на Ан­дре­ем Юрье­вым в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре. Тре­тье, наи­бо­лее по­дроб­ное жи­тие свя­то­го Фе­о­до­ра во­шло в "Кни­гу сте­пен­ную цар­ско­го ро­до­сло­вия", со­став­лен­ную при ца­ре Иоанне Гроз­ном и мит­ро­по­ли­те Ма­ка­рии. Рус­ский на­род сло­жил о свя­том кня­зе Фе­о­до­ре ду­хов­ные пес­ни, ко­то­рые на про­тя­же­нии сто­ле­тий рас­пе­ва­ли "ка­ли­ки пе­ре­хо­жие". В них про­слав­ля­ют­ся бла­го­че­стие и пра­во­су­дие, ми­ло­сер­дие и бла­го­тво­ри­тель­ность свя­то­го, его за­бо­та о стро­и­тель­стве и укра­ше­нии хра­мов (см.: Мит­ро­по­лит Яро­слав­ский и Ро­стов­ский Иоанн (Венд­ланд). Князь Фе­дор Чер­ный. – "Бо­го­слов­ские тру­ды", сб. XI, М., 1973, с. 55–77). Слож­ность ис­то­ри­че­ских су­деб, су­ро­вость эпо­хи, бес­чис­лен­ное мно­же­ство вра­гов – не лич­ных, но вра­гов Рос­сии и Церк­ви, – толь­ко яр­че под­чер­ки­ва­ют для нас ве­ли­чие по­дви­га свя­тых со­зи­да­те­лей Рос­сии.

См. так­же: "Па­мять свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Фе­о­до­ра, смо­лен­ско­го и яро­слав­ско­го чу­до­твор­ца, и чад его Да­ви­да и Кон­стан­ти­на" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Давид Ярославский

Краткие жития благоверных князей Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, Ярославских чудотворцев

Свя­той и бла­жен­ный князь Фе­о­дор, по про­зва­нию Чер­ный, был сы­ном Смо­лен­ско­го кня­зя Ро­сти­слава Мсти­сла­во­ви­ча и про­ис­хо­дил в де­вя­той сте­пе­ни от св. рав­ноап­о­столь­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра[1]. Фе­о­дор имел двух бра­тьев, Гле­ба и Ми­ха­и­ла, ко­то­рые по смер­ти от­ца оби­де­ли его, дав ему в удел один толь­ко го­род Мо­жайск[2]. Несмот­ря на то, он не гне­вал­ся на них и тер­пе­ли­во вла­дел сим уде­лом. За та­ко­вое его незло­бие Бог впо­след­ствии вве­рил ему в управ­ле­ние слав­ный го­род Яро­славль. Это про­изо­шло сле­ду­ю­щим об­ра­зом: в Яро­слав­ле жи­ла кня­ги­ня Ксе­ния, су­пру­га кня­зя Ва­си­лия Ро­стов­ско­го, у ко­ей бы­ла един­ствен­ная дочь. Бла­го­вер­ный князь Фе­о­дор же­нил­ся на сей до­че­ри кня­зя Ро­стов­ско­го, от ко­то­рой впо­след­ствии имел сы­на Ми­ха­и­ла и дочь, и по­лу­чил во вла­де­ние го­род Яро­славль[3]. А по смер­ти бра­та сво­е­го Ми­ха­и­ла на­сле­до­вал он и Смо­лен­ское кня­же­ние[4].

Бла­го­че­сти­во и бо­го­угод­но жил князь Фе­о­дор в Яро­слав­ле, ибо с юных лет воз­лю­бил Хри­ста и Его Пре­чи­стую Ма­терь. Осо­бен­но по­чи­тал он свя­щен­ни­ков и ино­ков и бла­го­тво­рил ни­щим. Как доб­лест­ный во­ин Хри­стов, он во всем уго­ждал сво­е­му Вла­ды­ке и уда­лял­ся от вся­кой неправ­ды.

В те вре­ме­на, ко­гда над рус­скою зем­лею тя­го­те­ло та­тар­ское иго, был обы­чай, чтобы рус­ские кня­зья ез­ди­ли в Ор­ду к ха­ну для утвер­жде­ния в кня­же­ском до­сто­ин­стве. Ко­гда од­на­жды неко­то­рые кня­зья по­еха­ли в Ор­ду, вме­сте с ни­ми от­пра­вил­ся ту­да и Яро­слав­ский бла­жен­ный князь Фе­о­дор со мно­ги­ми да­ра­ми для ха­на и для его су­пру­ги[5]. В Ор­де он был при­нят весь­ма бла­го­склон­но и слу­жил при дво­ре ха­на в ка­че­стве лю­бим­ца, весь­ма ува­жа­е­мо­го. Му­же­ствен­ная кра­со­та и ум его так пле­ни­ли же­ну ха­на, что она по­же­ла­ла вы­дать за него свою дочь. Но он ска­зал ей, что у него есть же­на в Яро­слав­ле, и не скло­нил­ся на ее уве­ща­ния.

Ис­про­сив се­бе от ха­на утвер­жде­ние на кня­же­ние в Яро­слав­ле и по­лу­чив та­кое утвер­жде­ние, бла­жен­ный Фе­о­дор уехал из Ор­ды до­мой. Ко­гда при­был он к Яро­слав­лю, то услы­хал, что су­пру­га его скон­ча­лась. Он хо­тел вой­ти в го­род, где в то вре­мя жи­ли сын его Ми­ха­ил и те­ща; но бо­яре и те­ща не пу­сти­ли его и на­ча­ли ве­сти о нем неле­пые ре­чи: "У нас не в обы­чае, – го­во­ри­ли они, – при­ни­мать к се­бе в кня­зья при­хо­дя­ще­го из чу­жой зем­ли; до­воль­но для нас иметь сво­им кня­зем на­след­ни­ка Фе­о­до­ро­ва, Ми­ха­и­ла". Св. Фе­о­дор сно­ва от­пра­вил­ся в О­дру и про­сил ха­на, чтобы он дал ему опять Яро­слав­ское кня­же­ство. Хан по­слал яро­слав­цам стро­гое по­ве­ле­ние при­нять сво­е­го кня­зя, но те не по­ви­но­ва­лись та­ко­му по­ве­ле­нию и упор­но от­ка­зы­ва­лись при­нять к се­бе Фе­о­до­ра. В то вре­мя как св. князь пре­бы­вал в Ор­де в го­стях у ха­на, же­на ха­на опять на­ча­ла пред­ла­гать сво­е­му му­жу вы­дать их дочь за Фе­о­до­ра. Но хан дол­го не со­гла­шал­ся, го­во­ря, что не по­до­ба­ет да­вать дочь хан­скую в су­пру­же­ство дан­ни­ку, при­том еще ино­вер­но­му. То­гда хан­ша от­кры­ла му­жу свое же­ла­ние, чтобы дочь их при­ня­ла хри­сти­ан­скую ве­ру и кре­сти­лась, а за­тем вы­шла за­муж за Фе­о­до­ра. Хан со­гла­сил­ся[6]. Дочь хан­ская кре­сти­лась и за­тем всту­пи­ла в брак с яро­слав­ским кня­зем. Ее на­зва­ли в Св. Кре­ще­нии Ан­ною. По­сле се­го бра­ка хан еще бо­лее по­лю­бил св. Фе­о­до­ра. Ча­сто са­жал он его с со­бой за стол свой, воз­ла­гал еже­днев­но хан­ский ве­нец на его го­ло­ву, оде­вал его в свою пор­фи­ру, устро­ил ему пре­крас­ный дво­рец и окру­жил его сла­вою и бо­гат­ством[7]. Но сре­ди все­го это­го ве­ли­ко­ле­пия серд­це бла­жен­но­го кня­зя не воз­гор­ди­лось, и сла­ва ми­ра се­го не от­влек­ла его от люб­ви Хри­сто­вой, и он всё бо­лее и бо­лее пре­успе­вал в ис­пол­не­нии за­по­ве­дей Гос­под­них. По­ка он еще жил в Ор­де, у него ро­дил­ся сын, ко­то­рый на­зван был во Св. Кре­ще­нии Да­ви­дом. За­тем ро­дил­ся у него вто­рой сын, на­ре­чен­ный во Св. Кре­ще­нии Кон­стан­ти­ном.

Вско­ре по­сле то­го при­бы­ли к нему вест­ни­ки из Рос­сии с из­ве­сти­ем, что сын его Ми­ха­ил умер в Яро­слав­ле. То­гда князь Фе­о­дор стал про­сить ха­на от­пу­стить его в Рус­скую зем­лю вме­сте с кня­ги­ней и с детьми их. Хан от­пу­стил его с ве­ли­кою че­стью, воз­ло­жил на него ве­нец и по­чтил его ве­ли­ким кня­же­ни­ем Яро­слав­ским. Св. князь при­был в Яро­славль с боль­шим по­че­том; с ним при­бы­ло и мно­го та­тар­ских вель­мож от дво­ра ха­на, ко­их он, по неко­то­ром вре­ме­ни, с че­стью от­пу­стил в Ор­ду.

Св. князь Фе­о­дор кня­жил в сво­ем го­ро­де Яро­слав­ле бла­го­че­сти­во и бо­го­угод­но до глу­бо­кой ста­ро­сти[8]. За­болев и чув­ствуя, что эта бо­лезнь – пред­смерт­ная, он по­звал к се­бе кня­ги­ню – су­пру­гу и де­тей сво­их и за­ве­щал им пре­бы­вать в люб­ви и ми­ре[9]. За­тем он ве­лел от­не­сти се­бя в мо­на­стырь и там с ве­ли­кою ра­до­стью при­нял от игу­ме­на ино­че­ский об­раз и в те­че­ние все­го то­го дня ра­до­вал­ся и бла­го­да­рил Бо­га за то, что Он спо­до­бил его се­го да­ра, ко­е­го дав­но же­ла­ла ду­ша его. Пред са­мой сво­ей кон­чи­ной он по­же­лал при­нять схи­му, по­сле че­го, пре­по­дав всем про­ще­ние и сам ис­про­сив у всех про­ще­ния, он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и пре­дал ду­шу свою в ру­ки Бо­жии[10]. Его бла­го­леп­но по­греб­ли в хра­ме Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Его свя­тые мо­щи и до­ныне ис­то­ча­ют мно­гие чу­де­са во сла­ву Хри­ста Иису­са, Гос­по­да на­ше­го, Ему­же сла­ва ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков.

Полные жития благоверных князей Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, Ярославских чудотворцев

Свя­той бла­го­вер­ный князь Фе­о­дор Смо­лен­ский и Яро­слав­ский, по про­зва­нию Чер­ный, ро­дил­ся в гроз­ную для Ру­си го­ди­ну мон­голь­ско­го на­ше­ствия, око­ло 1237–1239 го­да, и был в Кре­ще­нии на­ре­чен во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та, осо­бо по­чи­та­е­мо­го рус­ски­ми кня­зья­ми-во­и­на­ми. Во­ин­ски­ми по­дви­га­ми суж­де­но бы­ло Бо­гом про­сла­вить­ся в Рус­ской зем­ле и свя­то­му кня­зю Фе­о­до­ру. В 1239 го­ду, ко­гда мо­лит­ва­ми Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы свя­той во­ин-му­че­ник Мер­ку­рий (па­мять 24 но­яб­ря) из­ба­вил Смо­ленск от Ба­ты­ева пле­не­ния, от­ро­ка Фе­о­до­ра в го­ро­де не бы­ло: его увез­ли и укры­ли на вре­мя вой­ны в без­опас­ном ме­сте. В сле­ду­ю­щем, 1240 го­ду умер его отец, князь Ро­сти­слав, пра­внук бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­сти­сла­ва, Смо­лен­ско­го и Ки­ев­ско­го († 1168; па­мять 14 мар­та).

Стар­шие бра­тья, на­след­ни­ки, по­де­ли­ли меж­ду со­бой зем­ли от­ца сво­е­го, вы­де­лив млад­ше­му – от­ро­ку Фе­о­до­ру ма­лень­кий Мо­жайск. Здесь про­шло его дет­ство, здесь учил­ся он Свя­щен­но­му Пи­са­нию, цер­ков­ной служ­бе и во­ин­ско­му ис­кус­ству.

В 1260 го­ду свя­той князь Фе­о­дор же­нил­ся на Ма­рии Ва­си­льевне, до­че­ри свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ва­си­лия Яро­слав­ско­го († 1249; па­мять 3 июля), и стал кня­зем Яро­слав­ским. У них ро­дил­ся сын Ми­ха­ил, но вско­ре свя­той Фе­о­дор ов­до­вел. Он мно­го вре­ме­ни про­во­дил в рат­ных тру­дах и по­хо­дах, сы­на его вос­пи­ты­ва­ла те­ща, кня­ги­ня Ксе­ния.

В 1277 го­ду со­еди­нен­ные дру­жи­ны рус­ских кня­зей, сре­ди ко­то­рых был свя­той Фе­о­дор, в со­ю­зе с та­тар­ски­ми вой­ска­ми, участ­во­ва­ли в по­хо­де в Осе­тин­скую зем­лю и во взя­тии "слав­но­го гра­да их Те­тя­ко­ва". Со­юз­ные вой­ска одер­жа­ли в этой войне пол­ную по­бе­ду. Де­ло в том, что со вре­мен свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го († 1263; па­мять 23 но­яб­ря) ха­ны Зо­ло­той Ор­ды, ви­дя неслом­лен­ную ду­хов­ную и во­ен­ную мощь пра­во­слав­ной Ру­си, бы­ли вы­нуж­де­ны из­ме­нить свое от­но­ше­ние к ней, ста­ли при­вле­кать рус­ских кня­зей к со­ю­зу, об­ра­щать­ся к ним за во­ен­ной по­мо­щью. Рус­ская Цер­ковь про­мыс­ли­тель­но ис­поль­зо­ва­ла это сбли­же­ние для хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния ино­род­цев. Уже в 1261 го­ду ста­ра­ни­я­ми свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го и мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла III в Са­рае, сто­ли­це Зо­ло­той Ор­ды, бы­ла учре­жде­на епар­хия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1276 го­ду Кон­стан­ти­но­поль­ский Со­бор под пред­се­да­тель­ством пат­ри­ар­ха Иоан­на Век­ка (1275–1282) от­ве­чал на во­про­сы рус­ско­го Са­рай­ско­го епи­ско­па Фе­о­гно­ста о по­ряд­ке Кре­ще­ния та­тар и при­ня­тии в пра­во­сла­вие быв­ших сре­ди них мо­но­фи­зи­тов и несто­ри­ан. В эти го­ды и ока­зал­ся в Ор­де свя­той князь Фе­о­дор. От­ли­чив­ший­ся рат­ны­ми по­дви­га­ми в осе­тин­ском по­хо­де, он вы­звал к се­бе осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, по­чти­тель­но от­но­сив­ше­го­ся к Пра­во­слав­ной Церк­ви, вы­дав­ше­го пер­вый хан­ский яр­лык о цер­ков­ной непри­кос­но­вен­но­сти мит­ро­по­ли­ту Ки­рил­лу. В ле­то­пи­си ска­за­но: "А кня­зя Фе­о­до­ра Ро­сти­сла­ви­ча царь Мен­гу-Те­мир и ца­ри­ца его вель­ми лю­бя­ше и на Русь его не хо­тя­ше пу­сти­ти му­же­ства ра­ди и кра­со­ты ли­ца его". Три го­да про­был свя­той Фе­о­дор в Ор­де. На­ко­нец, "царь от­пу­стил его с ве­ли­кой че­стью", и князь при­был в Яро­славль. К это­му вре­ме­ни су­пру­га его, Ма­рия, уже умер­ла, в го­ро­де пра­ви­ла кня­ги­ня Ксе­ния с вну­ком Ми­ха­и­лом. Яро­слав­цы не при­ня­ли вер­нув­ше­го­ся из Ор­ды кня­зя: "не при­я­ша его во град, но ре­ко­ша ему: „Сей град кня­ги­ни Ксе­нии и есть у нас князь Ми­ха­и­ле“".

Свя­той Фе­о­дор дол­жен был вер­нуть­ся в Ор­ду. Ца­ри­ца, же­на ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, "его лю­бя­ше зе­ло и хо­тя­ше за него дщерь свою да­ти". Та­кой брак имел бы для Ру­си боль­шое зна­че­ние. Хан дол­го не со­гла­шал­ся на него, счи­тая рус­ских кня­зей сво­и­ми "улу­сни­ка­ми" (т. е. вас­са­ла­ми, под­дан­ны­ми). Вы­дать дочь за рус­ско­го кня­зя зна­чи­ло при­знать за ним рав­ное до­сто­ин­ство. И еще важ­нее: это зна­чи­ло для ха­на при­знать пре­вос­ход­ство пра­во­сла­вия, по­то­му что преж­де вен­ча­ния нуж­но бы­ло, чтобы та­тар­ская ца­рев­на при­ня­ла Свя­тое Кре­ще­ние. Хан по­шел на это, слиш­ком ва­жен для него был со­юз с Русью: "и ца­рев­ну по­ве­лел за кня­зя Фе­о­до­ра да­ти, и по­ве­лел ее преж­де кре­стить, а пра­во­слав­ной ве­ры не по­ве­лел осквер­нить". Так же­нил­ся свя­той Фе­о­дор на до­че­ри мо­гу­ще­ствен­но­го ха­на, на­ре­чен­ной в Кре­ще­нии Ан­ной. "Царь же его весь­ма чтил и по­ве­лел ему са­дить­ся на­про­тив се­бя, по­стро­ил ему дво­рец, дал кня­зи и бо­ля­ре на по­слу­же­ние".

Там, в Ор­де, и ро­ди­лись у свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го его сы­но­вья – свя­той бла­го­вер­ный князь Да­вид († 1321) и свя­той бла­го­вер­ный князь Кон­стан­тин. Огром­ное вли­я­ние, ко­то­рое свя­той Фе­дор при­об­рел в Ор­де, он ис­поль­зо­вал во сла­ву Рус­ской зем­ли и Рус­ской Церк­ви. Пра­во­сла­вие все бо­лее укреп­ля­лось сре­ди та­тар, ор­дын­цы усва­и­ва­ли рус­ские обы­чаи, нра­вы и бла­го­че­стие. Рус­ские куп­цы, зод­чие, ма­сте­ра нес­ли рус­скую куль­ту­ру на бе­ре­га До­на, Вол­ги, Ура­ла и даль­ше до са­мой Мон­го­лии. До сих пор ар­хео­ло­ги на­хо­дят пра­во­слав­ные ико­ны, кре­сты, лам­па­ды по всей тер­ри­то­рии преж­ней Зо­ло­той Ор­ды, во­шед­шей в со­став Рос­сии. Так на­чи­на­лось ве­ли­кое мис­си­о­нер­ское дви­же­ние Рус­ской Церк­ви на Во­сток, про­све­ще­ние све­том еван­гель­ской ис­ти­ны всех пле­мен до Ве­ли­ко­го оке­а­на. Рус­ские пра­во­слав­ные кня­зья и их дру­жин­ни­ки, участ­вуя, как со­юз­ни­ки, в мон­голь­ских по­хо­дах, узна­ва­ли и осва­и­ва­ли бес­край­ние про­сто­ры Азии, Си­би­ри и Даль­не­го Во­сто­ка. В 1330 го­ду, все­го через трид­цать лет по­сле смер­ти свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го, ки­тай­ская ле­то­пись на­пи­шет о рус­ских дру­жи­нах в Пе­кине.

Свя­той Фе­о­дор жил в Са­рае до 1290 го­да, ко­гда "при­шла ему весть с Ру­си, от гра­да Яро­слав­ля, что его сын пер­вый, князь Ми­ха­ил, пре­ста­вил­ся". Дав кня­зю бо­га­тые да­ры и боль­шую дру­жи­ну, хан от­пу­стил его на Русь. Вновь став кня­зем в Яро­слав­ле, свя­той Фе­о­дор на­чал рев­ност­но за­бо­тить­ся об уси­ле­нии и бла­го­устро­е­нии сво­е­го го­ро­да и кня­же­ства. Осо­бен­ную лю­бовь про­яв­лял он к оби­те­ли Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Сла­ва его гре­ме­ла по всей Ру­си, все кня­зья ис­ка­ли с ним друж­бы и со­ю­за. Но он боль­ше всех лю­бил сы­на свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, Ан­дрея Алек­сан­дро­ви­ча, под­дер­жи­вал его во всех на­чи­на­ни­ях, ко­гда тот был ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским, хо­дил с ним в по­хо­ды, де­лил ра­дость по­бед и го­речь по­ра­же­ний. В 1296 го­ду ед­ва не раз­ра­зи­лась кро­во­про­лит­ная бра­то­убий­ствен­ная вой­на меж­ду дву­мя груп­па­ми кня­зей: на од­ной сто­роне бы­ли свя­той Фе­о­дор и ве­ли­кий князь Ан­дрей, на дру­гой – свя­той Ми­ха­ил Твер­ской († 1318; па­мять 22 но­яб­ря) и свя­той Да­ни­ил Мос­ков­ский († 1303; па­мять 4 мар­та). Но кро­во­про­ли­тие Бо­жи­ей по­мо­щью уда­лось предот­вра­тить. На Вла­ди­мир­ском съез­де кня­зей (1296 г.) епи­скоп Вла­ди­мир­ский Си­ме­он и епи­скоп Са­рай­ский Из­ма­ил су­ме­ли вне­сти мир в обе сто­ро­ны. Сам факт уча­стия в съез­де свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и Са­рай­ско­го вла­ды­ки Из­ма­и­ла го­во­рит о том, что пер­вый упо­тре­бил все свои ди­пло­ма­ти­че­ские да­ро­ва­ния и вли­я­ние в Ор­де, чтобы спо­соб­ство­вать уста­нов­ле­нию ми­ра в Рус­ской зем­ле.

Не по­ры­ва­лись свя­зи свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го и с его от­чиз­ной – Смо­лен­ском, хо­тя кня­жить ему там бы­ло непро­сто. Так, в 1297 го­ду свя­той Фе­о­дор хо­дил по­хо­дом к Смо­лен­ску вос­ста­но­вить свои за­кон­ные пра­ва на Смо­лен­ское кня­же­ние, за­хва­чен­ное его пле­мян­ни­ком. Но взять го­род и стать сно­ва Смо­лен­ским кня­зем ему в этот раз не до­ве­лось.

Вско­ре по­сле то­го по­хо­да свя­той князь-во­ин за­не­мог. 18 сен­тяб­ря 1299 го­да угод­ник Бо­жий по­ве­лел пе­ре­не­сти его в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь и при­нял мо­на­ше­ское по­стри­же­ние.

Во вре­мя са­мо­го окон­ча­ния об­ря­да свя­той Фе­о­дор по­про­сил пре­рвать свя­щен­но­дей­ствие. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на, во ис­пол­не­ние во­ли уми­ра­ю­ще­го, кня­зя вы­нес­ли на мо­на­стыр­ский двор, ку­да со­шлось уже мно­же­ство яро­слав­цев. "И ис­по­ве­дал­ся князь пред всем на­ро­дом, ес­ли со­гре­шил пред кем или нелю­бие дер­жал на ко­го. И кто пред ним со­гре­шил и враж­до­вал на него – всех бла­го­сло­вил и про­стил и во всем ви­ну на се­бя при­нял пред Бо­гом и людь­ми". Лишь по­сле это­го ре­шил­ся сми­рен­ный во­ин за­вер­шить свой необыч­ный и мно­го­труд­ный жиз­нен­ный путь при­ня­ти­ем Ан­гель­ско­го об­ра­за.

Всю ночь игу­мен и бра­тия мо­ли­лись над свя­тым кня­зем. В два ча­са но­чи на­ча­ли зво­нить к утрене. На­пут­ство­ван­ный Свя­ты­ми Тай­на­ми Хри­сто­вы­ми, свя­той Фе­о­дор без­молв­но ле­жал на сво­ем ино­че­ском ло­же. Ко­гда же ино­ки на­ча­ли тре­тью "Сла­ву" Псал­ти­ри, он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и пре­дал ду­шу Гос­по­ду. Вид его в гро­бу был необы­чен: "Чуд­но бе зре­ти бла­жен­на­го, на од­ре ле­жа­ща не яко умер­ша, но яко жи­ва су­ща. Све­ти­лось ли­це его, сол­неч­ным лу­чам по­доб­но, чест­ны­ми се­ди­на­ми укра­ше­но, по­ка­зуя ду­шев­ную его чи­сто­ту и незло­би­вое серд­це".

По­сле него в Яро­слав­ле пра­вил его сын – свя­той Да­вид († 1321). Вто­рой из его млад­ших сы­но­вей, свя­той Кон­стан­тин, ви­ди­мо, по­чил ра­нее. Цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра в Яро­слав­ской зем­ле на­ча­лось вско­ре по­сле его смер­ти. В 1322–1327 го­дах по бла­го­сло­ве­нию и за­ка­зу епи­ско­па Ро­стов­ско­го Про­хо­ра в па­мять по­чи­та­е­мо­го вла­ды­кой свя­то­го Фе­о­до­ра бы­ло на­пи­са­но и укра­ше­но ми­ни­а­тю­ра­ми зна­ме­ни­тое Фе­о­до­ров­ское Еван­ге­лие. Епи­скоп Про­хор был преж­де игу­ме­ном Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря в Яро­слав­ле. Ве­ро­ят­но, он лич­но знал свя­то­го кня­зя, мог быть оче­вид­цем его по­стри­же­ния и все­на­род­но­го по­ка­я­ния. Ис­то­ри­ки ду­ма­ют, что луч­шие ми­ни­а­тю­ры, вши­тые в эту дра­го­цен­ную ру­ко­пись, при­над­ле­жа­ли бо­лее ран­не­му Еван­ге­лию, вла­дель­цем ко­то­ро­го был сам свя­той Фе­о­дор Чер­ный и ко­то­рое он при­вез с со­бой в Яро­славль как бла­го­сло­ве­ние из род­но­го Смо­лен­ска.

5 мар­та 1463 го­да бы­ли об­ре­те­ны в Яро­слав­ле мо­щи свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и чад его, Да­ви­да и Кон­стан­ти­на. Ле­то­пи­сец, оче­ви­дец со­бы­тия, за­пи­сал под этим го­дом: "Во гра­де Яро­слав­ле в мо­на­сты­ре Свя­то­го Спа­са ле­жа­ли три кня­зя ве­ли­кие, князь Фе­о­дор Ро­сти­сла­вич, да де­ти его Да­вид и Кон­стан­тин, по­верх зем­ли ле­жа­ли. Сам же ве­ли­кий князь Фе­о­дор ве­лик был ро­стом че­ло­век, те у него, сы­но­вья Да­вид и Кон­стан­тин, под па­зу­ха­ми ле­жа­ли, зане мень­ше его ро­стом бы­ли. Ле­жа­ли же во еди­ном гро­бе". Эта чер­та физи­че­ско­го об­ли­ка свя­то­го кня­зя так за­пе­чат­ле­лась в вос­при­я­тии оче­вид­цев и совре­мен­ни­ков об­ре­те­ния его мо­щей, что за­пись об этом во­шла в про­лож­ные жи­тия кня­зя Фе­о­до­ра и в ико­но­пис­ные под­лин­ни­ки.

Жи­тие свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра Чер­но­го бы­ло на­пи­са­но вско­ре по об­ре­те­нии мо­щей иеро­мо­на­хом Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мо­на­сты­ря Ан­то­ни­ем по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Филип­па I. Дру­гая ре­дак­ция жи­тия бы­ла на­пи­са­на Ан­дре­ем Юрье­вым в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре. Тре­тье, наи­бо­лее по­дроб­ное жи­тие свя­то­го Фе­о­до­ра во­шло в "Кни­гу сте­пен­ную цар­ско­го ро­до­сло­вия", со­став­лен­ную при ца­ре Иоанне Гроз­ном и мит­ро­по­ли­те Ма­ка­рии. Рус­ский на­род сло­жил о свя­том кня­зе Фе­о­до­ре ду­хов­ные пес­ни, ко­то­рые на про­тя­же­нии сто­ле­тий рас­пе­ва­ли "ка­ли­ки пе­ре­хо­жие". В них про­слав­ля­ют­ся бла­го­че­стие и пра­во­су­дие, ми­ло­сер­дие и бла­го­тво­ри­тель­ность свя­то­го, его за­бо­та о стро­и­тель­стве и укра­ше­нии хра­мов (см.: Мит­ро­по­лит Яро­слав­ский и Ро­стов­ский Иоанн (Венд­ланд). Князь Фе­дор Чер­ный. – "Бо­го­слов­ские тру­ды", сб. XI, М., 1973, с. 55–77). Слож­ность ис­то­ри­че­ских су­деб, су­ро­вость эпо­хи, бес­чис­лен­ное мно­же­ство вра­гов – не лич­ных, но вра­гов Рос­сии и Церк­ви, – толь­ко яр­че под­чер­ки­ва­ют для нас ве­ли­чие по­дви­га свя­тых со­зи­да­те­лей Рос­сии.

При­ме­ча­ния

[1] Год рож­де­ния св. бла­го­вер­но­го кня­зя Фе­о­до­ра точ­но опре­де­лить нель­зя, но, несо­мнен­но, это бы­ло меж­ду 1240 и 1245 гг. – По сви­де­тель­ству его жиз­не­опи­са­те­ля (иеро­мо­на­ха Ан­то­ния, 2-й по­ло­ви­ны XV в.), он от юных лет вос­пи­тан был в бла­го­че­стии и на­учен бо­же­ствен­ным дог­ма­там, ко­и­ми с лю­бо­вью на­пол­ня­лось его серд­це, как гу­ба, на­по­я­е­мая чи­стою во­дою; от­ро­ком он уже укло­нял­ся дет­ских игр и обы­ча­ев, при­ле­жа наи­па­че чте­нию свя­щен­ных книг и со­блю­дая чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную.

[2] Мо­жайск (ныне неболь­шой уезд­ный го­род Мос­ков­ской гу­бер­нии) был то­гда еще очень юным, бед­ным и ма­ло­на­се­лен­ным го­род­ком с неболь­шою окру­гою и при­ле­жа­щи­ми се­ла­ми. Но Фе­о­дор при­нял удел, по вы­ра­же­нию со­ста­ви­те­ля его жи­тия, без­ро­пот­но, по­мыш­ляя па­че все­го о стя­жа­нии со­кро­ви­ща некра­до­мо­го, нетлен­но­го, веч­но­го. В ко­рот­кое вре­мя ум­ный и доб­рый князь су­мел сде­лать свой удел и люд­ным, и не бед­ным и за­слу­жил бла­го­го­вей­ную лю­бовь на­ро­да.

[3] Яро­славль на­хо­дит­ся при впа­де­нии р. Ко­то­рос­ли в Вол­гу, в 244 вер­стах от Моск­вы; один из са­мых древ­них рус­ских го­ро­дов; за­ви­сел сна­ча­ла от Ро­сто­ва, но по­том стал управ­лять­ся сво­и­ми кня­зья­ми. – Св. Фе­о­дор всту­пил в брак с княж­ною Ро­стов­скою Ма­ри­ею Ва­си­льев­ной око­ло 1267 го­да и то­гда же всту­пил в управ­ле­ние Яро­слав­ским кня­же­ством.

[4] Это бы­ло в 1279 го­ду. Впро­чем, сам бла­го­вер­ный князь Фе­о­дор в Смо­лен­ске не жил и толь­ко ти­ту­ло­вал­ся кня­зем Смо­лен­ским, хо­тя неко­то­рое вре­мя пи­сал ту­да гра­мо­ты, вер­шил раз­ные суд­ные де­ла и за­бо­тил­ся о бла­ге смоль­чан, как их князь; вско­ре он усту­пил Смо­ленск пле­мян­ни­ку сво­е­му Алек­сан­дру Гле­бо­ви­чу.

[5] Пу­те­ше­ствие кня­зя Фе­о­до­ра в Ор­ду бы­ло со­вер­ше­но от­ча­сти и по дру­гим об­сто­я­тель­ствам: хан Зо­ло­той Ор­ды Мен­гу-Те­ми­р вме­сте с дру­ги­ми кня­зья­ми рус­ски­ми вы­звал и Фе­о­до­ра для усми­ре­ния яс­сов и кам­ских бол­гар, не хо­тев­ших пла­тить дань та­та­рам. В Ор­де при хане св. князь про­вел око­ло трех лет.

[6] Хан сам взял на се­бя хо­да­тай­ство пред Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­хом о раз­ре­ше­нии се­го бра­ка и от­пра­вил для се­го по­соль­ство во гла­ве с епи­ско­пом Са­рай­ским Фе­о­гно­стом; пат­ри­арх дал раз­ре­ше­ние под усло­ви­ем при­ня­тия до­че­рью ха­на хри­сти­ан­ской ве­ры.

[7] Хан дал при сем сво­е­му зятю с до­че­рью на со­дер­жа­ние несколь­ко го­ро­дов: Чер­ни­гов, Бол­га­ры, Ку­ма­ны, Кор­сунь, Арск, Ка­зань и др., – все­го до 36 го­ро­дов. Князь Фе­о­дор ис­про­сил у ха­на поз­во­ле­ние вы­стро­ить в Ор­де несколь­ко церк­вей, все­ми ме­ра­ми рас­про­стра­нял хри­сти­ан­ство и по­кро­ви­тель­ство­вал ду­хо­вен­ству.

[8] Св. Фе­о­дор управ­лял кня­же­ством крот­ко, муд­ро, бес­при­страст­но, за­сту­па­ясь за оби­жен­ных, вдов и си­рот, ми­ло­серд­ствуя о ни­щих и убо­гих. Ле­то­пи­си от­ли­ча­ют осо­бен­но его ис­крен­нее и сми­рен­ное бла­го­че­стие, уси­лен­ные по­сты и мо­лит­вы, мно­го­труд­ные по­дви­ги и по­пе­че­ния ка­са­тель­но хра­мо­зда­тель­ства и цер­ков­но­го бла­го­ле­пия, а так­же его по­чте­ние к епи­скоп­ско­му и свя­щен­но­му са­ну, – в чем под­ра­жа­ли ему и его бла­го­че­сти­вые сы­но­вья: Да­вид и Кон­стан­тин, из ко­их млад­ший скон­чал­ся впо­след­ствии без­брач­ным, а стар­ший 23 го­да мир­но управ­лял Яро­слав­ским кня­же­ством.

[9] Пред­смерт­ное за­ве­ща­ние св. благ. кня­зя Фе­о­до­ра весь­ма тро­га­тель­но и на­зи­да­тель­но. Оно по­ме­ще­но пол­но­стью на древ­ней иконе в Спас­ском мо­на­сты­ре (из­люб­лен­ная оби­тель его и его се­мей­ства, со­ору­жен­ная бла­го­че­сти­вою су­пру­гою его Ан­ною); на иконе св. Фе­о­дор изо­бра­жен во весь рост в ино­че­ской одеж­де, по­сре­ди сво­их сы­но­вей, со свит­ком в ле­вой ру­ке.

[10] Это бы­ло 19 сен­тяб­ря 1299 го­да. Сын и пре­ем­ник св. кня­зя Фе­о­до­ра князь Да­вид ум. в 1321 го­ду, а год кон­чи­ны кня­зя Кон­стан­ти­на в ле­то­пи­сях не озна­чен. Те­ла их, со­глас­но вы­ра­жен­но­му при жиз­ни же­ла­нию, бы­ли по­ло­же­ны воз­ле те­ла их от­ца, в скле­пе под сво­да­ми хра­ма, не в зем­ле, а по­верх ее в гроб­ни­цах. Об­ре­те­ние нетлен­ных мо­щей свя­тых бла­го­вер­ных кня­зей Яро­слав­ских Фе­о­до­ра, Да­ви­да и Кон­стан­ти­на, вы­зван­ное и со­про­вож­дав­ше­е­ся мно­го­чис­лен­ны­ми див­ны­ми ис­це­ле­ни­я­ми, по­сле­до­ва­ло спу­стя по­чти 200 лет, в 1467 го­ду. В 1658 го­ду по­сле­до­ва­ло пе­ре­не­се­ние мо­щей их, по­дав­шее по­вод к уста­нов­ле­нию мест­но­го празд­ни­ка 13 июня. В 1704 го­ду св. Ди­мит­ри­ем, мит­ро­по­ли­том Ро­стов­ским, устро­е­на бы­ла для св. мо­щей Яро­слав­ских чу­до­твор­цев ки­па­рис­ная ра­ка, в ко­то­рую свя­ти­тель и пе­ре­ло­жил мо­щи 22 июня, уста­но­вив на­все­гда празд­но­вать сей день. Впо­след­ствии ки­па­рис­ная ра­ка со св. мо­ща­ми угод­ни­ков вло­же­на бы­ла в но­вую се­реб­ря­ную ра­ку, и то­гда же по­сле­до­ва­ло пе­ре­не­се­ние св. мо­щей в но­во­устро­ен­ную цер­ковь во имя свв. Яро­слав­ских чу­до­твор­цев, кн. Фе­о­до­ра, Да­ви­да и Кон­стан­ти­на, в ко­то­рой они и по­чи­ва­ют и до­ныне близ ле­во­го кли­ро­са.

Константин Ярославский

Жития благоверных князей Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, Ярославских чудотворцев

Свя­той бла­го­вер­ный князь Фе­о­дор Смо­лен­ский и Яро­слав­ский, по про­зва­нию Чер­ный, ро­дил­ся в гроз­ную для Ру­си го­ди­ну мон­голь­ско­го на­ше­ствия, око­ло 1237–1239 го­да, и был в Кре­ще­нии на­ре­чен во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та, осо­бо по­чи­та­е­мо­го рус­ски­ми кня­зья­ми-во­и­на­ми. Во­ин­ски­ми по­дви­га­ми суж­де­но бы­ло Бо­гом про­сла­вить­ся в Рус­ской зем­ле и свя­то­му кня­зю Фе­о­до­ру. В 1239 го­ду, ко­гда мо­лит­ва­ми Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы свя­той во­ин-му­че­ник Мер­ку­рий (па­мять 24 но­яб­ря) из­ба­вил Смо­ленск от Ба­ты­ева пле­не­ния, от­ро­ка Фе­о­до­ра в го­ро­де не бы­ло: его увез­ли и укры­ли на вре­мя вой­ны в без­опас­ном ме­сте. В сле­ду­ю­щем, 1240 го­ду умер его отец, князь Ро­сти­слав, пра­внук бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­сти­сла­ва, Смо­лен­ско­го и Ки­ев­ско­го († 1168; па­мять 14 мар­та).

Стар­шие бра­тья, на­след­ни­ки, по­де­ли­ли меж­ду со­бой зем­ли от­ца сво­е­го, вы­де­лив млад­ше­му – от­ро­ку Фе­о­до­ру ма­лень­кий Мо­жайск. Здесь про­шло его дет­ство, здесь учил­ся он Свя­щен­но­му Пи­са­нию, цер­ков­ной служ­бе и во­ин­ско­му ис­кус­ству.

В 1260 го­ду свя­той князь Фе­о­дор же­нил­ся на Ма­рии Ва­си­льевне, до­че­ри свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ва­си­лия Яро­слав­ско­го († 1249; па­мять 3 июля), и стал кня­зем Яро­слав­ским. У них ро­дил­ся сын Ми­ха­ил, но вско­ре свя­той Фе­о­дор ов­до­вел. Он мно­го вре­ме­ни про­во­дил в рат­ных тру­дах и по­хо­дах, сы­на его вос­пи­ты­ва­ла те­ща, кня­ги­ня Ксе­ния.

В 1277 го­ду со­еди­нен­ные дру­жи­ны рус­ских кня­зей, сре­ди ко­то­рых был свя­той Фе­о­дор, в со­ю­зе с та­тар­ски­ми вой­ска­ми, участ­во­ва­ли в по­хо­де в Осе­тин­скую зем­лю и во взя­тии "слав­но­го гра­да их Те­тя­ко­ва". Со­юз­ные вой­ска одер­жа­ли в этой войне пол­ную по­бе­ду. Де­ло в том, что со вре­мен свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го († 1263; па­мять 23 но­яб­ря) ха­ны Зо­ло­той Ор­ды, ви­дя неслом­лен­ную ду­хов­ную и во­ен­ную мощь пра­во­слав­ной Ру­си, бы­ли вы­нуж­де­ны из­ме­нить свое от­но­ше­ние к ней, ста­ли при­вле­кать рус­ских кня­зей к со­ю­зу, об­ра­щать­ся к ним за во­ен­ной по­мо­щью. Рус­ская Цер­ковь про­мыс­ли­тель­но ис­поль­зо­ва­ла это сбли­же­ние для хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния ино­род­цев. Уже в 1261 го­ду ста­ра­ни­я­ми свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го и мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла III в Са­рае, сто­ли­це Зо­ло­той Ор­ды, бы­ла учре­жде­на епар­хия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1276 го­ду Кон­стан­ти­но­поль­ский Со­бор под пред­се­да­тель­ством пат­ри­ар­ха Иоан­на Век­ка (1275–1282) от­ве­чал на во­про­сы рус­ско­го Са­рай­ско­го епи­ско­па Фе­о­гно­ста о по­ряд­ке Кре­ще­ния та­тар и при­ня­тии в пра­во­сла­вие быв­ших сре­ди них мо­но­фи­зи­тов и несто­ри­ан. В эти го­ды и ока­зал­ся в Ор­де свя­той князь Фе­о­дор. От­ли­чив­ший­ся рат­ны­ми по­дви­га­ми в осе­тин­ском по­хо­де, он вы­звал к се­бе осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, по­чти­тель­но от­но­сив­ше­го­ся к Пра­во­слав­ной Церк­ви, вы­дав­ше­го пер­вый хан­ский яр­лык о цер­ков­ной непри­кос­но­вен­но­сти мит­ро­по­ли­ту Ки­рил­лу. В ле­то­пи­си ска­за­но: "А кня­зя Фе­о­до­ра Ро­сти­сла­ви­ча царь Мен­гу-Те­мир и ца­ри­ца его вель­ми лю­бя­ше и на Русь его не хо­тя­ше пу­сти­ти му­же­ства ра­ди и кра­со­ты ли­ца его". Три го­да про­был свя­той Фе­о­дор в Ор­де. На­ко­нец, "царь от­пу­стил его с ве­ли­кой че­стью", и князь при­был в Яро­славль. К это­му вре­ме­ни су­пру­га его, Ма­рия, уже умер­ла, в го­ро­де пра­ви­ла кня­ги­ня Ксе­ния с вну­ком Ми­ха­и­лом. Яро­слав­цы не при­ня­ли вер­нув­ше­го­ся из Ор­ды кня­зя: "не при­я­ша его во град, но ре­ко­ша ему: „Сей град кня­ги­ни Ксе­нии и есть у нас князь Ми­ха­и­ле“".

Свя­той Фе­о­дор дол­жен был вер­нуть­ся в Ор­ду. Ца­ри­ца, же­на ха­на Мен­гу-Те­ми­ра, "его лю­бя­ше зе­ло и хо­тя­ше за него дщерь свою да­ти". Та­кой брак имел бы для Ру­си боль­шое зна­че­ние. Хан дол­го не со­гла­шал­ся на него, счи­тая рус­ских кня­зей сво­и­ми "улу­сни­ка­ми" (т. е. вас­са­ла­ми, под­дан­ны­ми). Вы­дать дочь за рус­ско­го кня­зя зна­чи­ло при­знать за ним рав­ное до­сто­ин­ство. И еще важ­нее: это зна­чи­ло для ха­на при­знать пре­вос­ход­ство пра­во­сла­вия, по­то­му что преж­де вен­ча­ния нуж­но бы­ло, чтобы та­тар­ская ца­рев­на при­ня­ла Свя­тое Кре­ще­ние. Хан по­шел на это, слиш­ком ва­жен для него был со­юз с Русью: "и ца­рев­ну по­ве­лел за кня­зя Фе­о­до­ра да­ти, и по­ве­лел ее преж­де кре­стить, а пра­во­слав­ной ве­ры не по­ве­лел осквер­нить". Так же­нил­ся свя­той Фе­о­дор на до­че­ри мо­гу­ще­ствен­но­го ха­на, на­ре­чен­ной в Кре­ще­нии Ан­ной. "Царь же его весь­ма чтил и по­ве­лел ему са­дить­ся на­про­тив се­бя, по­стро­ил ему дво­рец, дал кня­зи и бо­ля­ре на по­слу­же­ние".

Там, в Ор­де, и ро­ди­лись у свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го его сы­но­вья – свя­той бла­го­вер­ный князь Да­вид († 1321) и свя­той бла­го­вер­ный князь Кон­стан­тин. Огром­ное вли­я­ние, ко­то­рое свя­той Фе­дор при­об­рел в Ор­де, он ис­поль­зо­вал во сла­ву Рус­ской зем­ли и Рус­ской Церк­ви. Пра­во­сла­вие все бо­лее укреп­ля­лось сре­ди та­тар, ор­дын­цы усва­и­ва­ли рус­ские обы­чаи, нра­вы и бла­го­че­стие. Рус­ские куп­цы, зод­чие, ма­сте­ра нес­ли рус­скую куль­ту­ру на бе­ре­га До­на, Вол­ги, Ура­ла и даль­ше до са­мой Мон­го­лии. До сих пор ар­хео­ло­ги на­хо­дят пра­во­слав­ные ико­ны, кре­сты, лам­па­ды по всей тер­ри­то­рии преж­ней Зо­ло­той Ор­ды, во­шед­шей в со­став Рос­сии. Так на­чи­на­лось ве­ли­кое мис­си­о­нер­ское дви­же­ние Рус­ской Церк­ви на Во­сток, про­све­ще­ние све­том еван­гель­ской ис­ти­ны всех пле­мен до Ве­ли­ко­го оке­а­на. Рус­ские пра­во­слав­ные кня­зья и их дру­жин­ни­ки, участ­вуя, как со­юз­ни­ки, в мон­голь­ских по­хо­дах, узна­ва­ли и осва­и­ва­ли бес­край­ние про­сто­ры Азии, Си­би­ри и Даль­не­го Во­сто­ка. В 1330 го­ду, все­го через трид­цать лет по­сле смер­ти свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го, ки­тай­ская ле­то­пись на­пи­шет о рус­ских дру­жи­нах в Пе­кине.

Свя­той Фе­о­дор жил в Са­рае до 1290 го­да, ко­гда "при­шла ему весть с Ру­си, от гра­да Яро­слав­ля, что его сын пер­вый, князь Ми­ха­ил, пре­ста­вил­ся". Дав кня­зю бо­га­тые да­ры и боль­шую дру­жи­ну, хан от­пу­стил его на Русь. Вновь став кня­зем в Яро­слав­ле, свя­той Фе­о­дор на­чал рев­ност­но за­бо­тить­ся об уси­ле­нии и бла­го­устро­е­нии сво­е­го го­ро­да и кня­же­ства. Осо­бен­ную лю­бовь про­яв­лял он к оби­те­ли Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Сла­ва его гре­ме­ла по всей Ру­си, все кня­зья ис­ка­ли с ним друж­бы и со­ю­за. Но он боль­ше всех лю­бил сы­на свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, Ан­дрея Алек­сан­дро­ви­ча, под­дер­жи­вал его во всех на­чи­на­ни­ях, ко­гда тот был ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским, хо­дил с ним в по­хо­ды, де­лил ра­дость по­бед и го­речь по­ра­же­ний. В 1296 го­ду ед­ва не раз­ра­зи­лась кро­во­про­лит­ная бра­то­убий­ствен­ная вой­на меж­ду дву­мя груп­па­ми кня­зей: на од­ной сто­роне бы­ли свя­той Фе­о­дор и ве­ли­кий князь Ан­дрей, на дру­гой – свя­той Ми­ха­ил Твер­ской († 1318; па­мять 22 но­яб­ря) и свя­той Да­ни­ил Мос­ков­ский († 1303; па­мять 4 мар­та). Но кро­во­про­ли­тие Бо­жи­ей по­мо­щью уда­лось предот­вра­тить. На Вла­ди­мир­ском съез­де кня­зей (1296 г.) епи­скоп Вла­ди­мир­ский Си­ме­он и епи­скоп Са­рай­ский Из­ма­ил су­ме­ли вне­сти мир в обе сто­ро­ны. Сам факт уча­стия в съез­де свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и Са­рай­ско­го вла­ды­ки Из­ма­и­ла го­во­рит о том, что пер­вый упо­тре­бил все свои ди­пло­ма­ти­че­ские да­ро­ва­ния и вли­я­ние в Ор­де, чтобы спо­соб­ство­вать уста­нов­ле­нию ми­ра в Рус­ской зем­ле.

Не по­ры­ва­лись свя­зи свя­то­го Фе­о­до­ра Чер­но­го и с его от­чиз­ной – Смо­лен­ском, хо­тя кня­жить ему там бы­ло непро­сто. Так, в 1297 го­ду свя­той Фе­о­дор хо­дил по­хо­дом к Смо­лен­ску вос­ста­но­вить свои за­кон­ные пра­ва на Смо­лен­ское кня­же­ние, за­хва­чен­ное его пле­мян­ни­ком. Но взять го­род и стать сно­ва Смо­лен­ским кня­зем ему в этот раз не до­ве­лось.

Вско­ре по­сле то­го по­хо­да свя­той князь-во­ин за­не­мог. 18 сен­тяб­ря 1299 го­да угод­ник Бо­жий по­ве­лел пе­ре­не­сти его в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь и при­нял мо­на­ше­ское по­стри­же­ние.

Во вре­мя са­мо­го окон­ча­ния об­ря­да свя­той Фе­о­дор по­про­сил пре­рвать свя­щен­но­дей­ствие. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на, во ис­пол­не­ние во­ли уми­ра­ю­ще­го, кня­зя вы­нес­ли на мо­на­стыр­ский двор, ку­да со­шлось уже мно­же­ство яро­слав­цев. "И ис­по­ве­дал­ся князь пред всем на­ро­дом, ес­ли со­гре­шил пред кем или нелю­бие дер­жал на ко­го. И кто пред ним со­гре­шил и враж­до­вал на него – всех бла­го­сло­вил и про­стил и во всем ви­ну на се­бя при­нял пред Бо­гом и людь­ми". Лишь по­сле это­го ре­шил­ся сми­рен­ный во­ин за­вер­шить свой необыч­ный и мно­го­труд­ный жиз­нен­ный путь при­ня­ти­ем Ан­гель­ско­го об­ра­за.

Всю ночь игу­мен и бра­тия мо­ли­лись над свя­тым кня­зем. В два ча­са но­чи на­ча­ли зво­нить к утрене. На­пут­ство­ван­ный Свя­ты­ми Тай­на­ми Хри­сто­вы­ми, свя­той Фе­о­дор без­молв­но ле­жал на сво­ем ино­че­ском ло­же. Ко­гда же ино­ки на­ча­ли тре­тью "Сла­ву" Псал­ти­ри, он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и пре­дал ду­шу Гос­по­ду. Вид его в гро­бу был необы­чен: "Чуд­но бе зре­ти бла­жен­на­го, на од­ре ле­жа­ща не яко умер­ша, но яко жи­ва су­ща. Све­ти­лось ли­це его, сол­неч­ным лу­чам по­доб­но, чест­ны­ми се­ди­на­ми укра­ше­но, по­ка­зуя ду­шев­ную его чи­сто­ту и незло­би­вое серд­це".

По­сле него в Яро­слав­ле пра­вил его сын – свя­той Да­вид († 1321). Вто­рой из его млад­ших сы­но­вей, свя­той Кон­стан­тин, ви­ди­мо, по­чил ра­нее. Цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра в Яро­слав­ской зем­ле на­ча­лось вско­ре по­сле его смер­ти. В 1322–1327 го­дах по бла­го­сло­ве­нию и за­ка­зу епи­ско­па Ро­стов­ско­го Про­хо­ра в па­мять по­чи­та­е­мо­го вла­ды­кой свя­то­го Фе­о­до­ра бы­ло на­пи­са­но и укра­ше­но ми­ни­а­тю­ра­ми зна­ме­ни­тое Фе­о­до­ров­ское Еван­ге­лие. Епи­скоп Про­хор был преж­де игу­ме­ном Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря в Яро­слав­ле. Ве­ро­ят­но, он лич­но знал свя­то­го кня­зя, мог быть оче­вид­цем его по­стри­же­ния и все­на­род­но­го по­ка­я­ния. Ис­то­ри­ки ду­ма­ют, что луч­шие ми­ни­а­тю­ры, вши­тые в эту дра­го­цен­ную ру­ко­пись, при­над­ле­жа­ли бо­лее ран­не­му Еван­ге­лию, вла­дель­цем ко­то­ро­го был сам свя­той Фе­о­дор Чер­ный и ко­то­рое он при­вез с со­бой в Яро­славль как бла­го­сло­ве­ние из род­но­го Смо­лен­ска.

5 мар­та 1463 го­да бы­ли об­ре­те­ны в Яро­слав­ле мо­щи свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра и чад его, Да­ви­да и Кон­стан­ти­на. Ле­то­пи­сец, оче­ви­дец со­бы­тия, за­пи­сал под этим го­дом: "Во гра­де Яро­слав­ле в мо­на­сты­ре Свя­то­го Спа­са ле­жа­ли три кня­зя ве­ли­кие, князь Фе­о­дор Ро­сти­сла­вич, да де­ти его Да­вид и Кон­стан­тин, по­верх зем­ли ле­жа­ли. Сам же ве­ли­кий князь Фе­о­дор ве­лик был ро­стом че­ло­век, те у него, сы­но­вья Да­вид и Кон­стан­тин, под па­зу­ха­ми ле­жа­ли, зане мень­ше его ро­стом бы­ли. Ле­жа­ли же во еди­ном гро­бе". Эта чер­та физи­че­ско­го об­ли­ка свя­то­го кня­зя так за­пе­чат­ле­лась в вос­при­я­тии оче­вид­цев и совре­мен­ни­ков об­ре­те­ния его мо­щей, что за­пись об этом во­шла в про­лож­ные жи­тия кня­зя Фе­о­до­ра и в ико­но­пис­ные под­лин­ни­ки.

Жи­тие свя­то­го кня­зя Фе­о­до­ра Чер­но­го бы­ло на­пи­са­но вско­ре по об­ре­те­нии мо­щей иеро­мо­на­хом Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мо­на­сты­ря Ан­то­ни­ем по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Филип­па I. Дру­гая ре­дак­ция жи­тия бы­ла на­пи­са­на Ан­дре­ем Юрье­вым в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре. Тре­тье, наи­бо­лее по­дроб­ное жи­тие свя­то­го Фе­о­до­ра во­шло в "Кни­гу сте­пен­ную цар­ско­го ро­до­сло­вия", со­став­лен­ную при ца­ре Иоанне Гроз­ном и мит­ро­по­ли­те Ма­ка­рии. Рус­ский на­род сло­жил о свя­том кня­зе Фе­о­до­ре ду­хов­ные пес­ни, ко­то­рые на про­тя­же­нии сто­ле­тий рас­пе­ва­ли "ка­ли­ки пе­ре­хо­жие". В них про­слав­ля­ют­ся бла­го­че­стие и пра­во­су­дие, ми­ло­сер­дие и бла­го­тво­ри­тель­ность свя­то­го, его за­бо­та о стро­и­тель­стве и укра­ше­нии хра­мов (см.: Мит­ро­по­лит Яро­слав­ский и Ро­стов­ский Иоанн (Венд­ланд). Князь Фе­дор Чер­ный. – "Бо­го­слов­ские тру­ды", сб. XI, М., 1973, с. 55–77). Слож­ность ис­то­ри­че­ских су­деб, су­ро­вость эпо­хи, бес­чис­лен­ное мно­же­ство вра­гов – не лич­ных, но вра­гов Рос­сии и Церк­ви, – толь­ко яр­че под­чер­ки­ва­ют для нас ве­ли­чие по­дви­га свя­тых со­зи­да­те­лей Рос­сии.

См. так­же: "Па­мять свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Фе­о­до­ра, смо­лен­ско­го и яро­слав­ско­го чу­до­твор­ца, и чад его Да­ви­да и Кон­стан­ти­на" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.