Канон святым отцам Поместного Собора Церкви Русской

Припев: Святи́и отцы́ нáши, моли́те Бóга о нáс

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 18 ноября (05 ноября ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Жезло́м проро́ка разсече́ся дре́вле мо́ре Чермно́е, прехожде́ние во́лн разделя́я та́инственно в поги́бель во́инству мучи́телеву, ве́рным же во спасе́ние, пе́снь богокра́сную воспева́ющим: сла́вно просла́вися Христо́с Бо́г на́ш.

Мгло́ю безбо́жия помрачи́ся Ру́сь Правосла́вная, отступи́ша бо мно́зи от ве́ры оте́ческия и отпадо́ша Небе́снаго Ца́рствия. Оба́че Госпо́дь украси́ Це́рковь на́шу, и́менем Патриа́рха Ти́хона нарица́емую, со́нмом му́чеников и испове́дников Свои́х.

Смотре́ние Бо́жие утаи́ся от люде́й, умо́м помраче́нных, ю́зником ца́рственным руга́ющихся; егда́ же слу́х убие́ния царе́ва ве́рных дости́же, Патриа́рх со отцы́ Свяще́ннаго Собо́ра моли́тву сотвори́ша, со дерзнове́нием злоде́йство облича́юще.

О, святи́телю Влади́мире, пра́ведный и тве́рдый душе́ю, ве́рный сы́не Це́ркве Ру́сския! Убие́ние твое́ у сте́н оби́тели Ки́ево-Пече́рския положи́ нача́ло поминове́ния собо́рнаго но́вых му́ченик. Ны́не же, престо́лу Бо́жию предстоя́, моли́ся Го́сподеви спасти́ и просвети́ти души́ на́ша.

Святи́тель Пе́рмский Андрони́к да почти́тся, ве́ры Христо́вы свети́льник горя́й, самоде́ржцу отве́рженну сострада́лец ве́рный, па́ствы своея́ учи́тель усе́рдный, му́ченик, еще́ жи́в сы́й, в земли́ погребе́нный, и, я́ко зе́рно пшени́чное, пло́д стори́цею принесы́й.

Заключе́ние темни́чное Андро́никово слы́шавше, мучениколю́бцы святи́тель Васи́лий Черни́говский, и Матфе́й, пе́рмских па́стырей воспита́тель, и Алекси́й, ве́ры Христо́вы побо́рник, повеле́ние собо́рное потща́шася испо́лнити об изъявле́нии убие́ния священному́ченика Пе́рмскаго. Последи́ же за ве́рность и любо́вь к собра́ту своему́ му́ченических венце́в сподо́бишася.

Святи́телю Христо́в Гермоге́не, гра́да Сара́това в ве́ре утвержде́ние, тобо́льския па́ствы му́дрый наста́вниче, безбо́жных преда́телей же и крамо́льников обличи́телю. Ты́, ца́рственныя ю́зники кресто́м на страда́ния проро́чески благослови́в, са́м сме́рть му́ченическую чрез утопле́ние прия́л еси́.

Варлаа́ме пречу́дне, и́ноков похвало́ и благочи́ния церко́внаго ревни́телю! Ты́, я́ко Афо́н други́й, Бе́лую го́ру показа́л еси́, и преде́лы Ура́льския по́двиги твои́ми благода́тно освяти́л еси́. Му́ченический же вене́ц прие́м, ны́не моли́твами твои́ми оби́тель твою́ укрепля́еши.

Богоро́дичен: Я́ко апо́столов иногда́, успе́ние Твое́ ча́д Це́ркве Ру́сския собра́, Введе́ние же Твое́ богоизбра́ннаго Патриа́рха во хра́м Госпо́день введе́, от все́х воспева́емая, Преблага́я Ма́ти Бо́га на́шего.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: На тве́рдем ве́ры Твоея́ ка́мени помышле́ние утверди́в души́ моея́, утверди́, Го́споди: Тя́ бо и́мам, Бла́же, прибе́жище и утвержде́ние.

Благоче́стие на Руси́ погуби́ти возжеле́вше, сло́ву гро́зному Патриа́рха гони́телие не внима́ху и но́вых му́ченик кро́вь пролива́ху, оба́че сия́ яви́ся Це́ркве Ру́сския утвержде́ние.

Да почти́м, ве́рнии, святи́теля Ти́хона, печа́льника гони́мых и па́ствы ру́сския утвержде́ние, и́же, власти́тели злы́я облича́я и поги́бель те́м предрека́я, за стра́ждущих и во у́зах су́щих небоя́зненно предста́тельствует.

Тща́ние и благонра́вие твое́ в де́лех церко́вных уве́дев, священному́чениче сла́вне Лавре́нтие, архиере́я тя́ святи́тель Ти́хон поставля́ет, оба́че же без ми́лости гони́ма тебе́ ви́дя, судия́м непра́ведным возопи́: за ку́ю вину́ чи́стаго на сме́рть осуди́сте?

Христо́ви свиде́телие и пропове́дницы святи́телие Ефре́м со Никола́ем, му́ки прие́мше, ра́дуются ны́не на Небеси́, с ни́ми же и ты́сящи ве́рных сликовству́ют, я́ко не убоя́шася заступи́ти отцы́ своя́ пред гони́тели.

Му́жество и кре́пость почти́м, бра́тие, святи́телей Митрофа́на Астраха́нскаго и Плато́на Ре́вельскаго, и́же лю́тых страда́ний не уклони́шася, но муче́ние и убие́ние му́жественно претерпе́ша.

Прича́стницы Страсте́й Христо́вых яви́стеся, святи́и Ти́хоне Воро́нежский и Сильве́стре О́мский, я́ко даде́ся ва́м благода́ть, не то́чию во Христа́ ве́ровати, но и по Не́м страда́ти.

О, священному́чениче Си́моне, благоле́пия дре́вняго ревни́телю, единове́рия дру́же и еди́нства Це́ркве Ру́сския побо́рниче! Дерзнове́нною твое́ю моли́твою, я́ко дру́г Христо́в, ра́ны церко́вныя уврачу́й.

Богоро́дичен: Братоуби́йство крова́вое слы́шавше, не́цыи, я́ко безу́мнии, реко́ша: не́сть Бо́г. Оба́че попече́нием Христа́ Жизнода́вца и моли́твами Ма́тере Его́ Пресвяты́я врата́ а́дова Це́рковь Ру́сскую не одоле́ша.

Седа́лен, гла́с 2:

Но́вии страстоте́рпцы Це́ркве Ру́сския, му́ченически по́прище земно́е сконча́вшии и страда́ньми дерзнове́ние ко Го́споду приобре́тшии, моли́теся Ему́, ва́с укре́пльшему, да и мы́, егда́ на́йдет на ны́ испыта́ния ча́с, му́жества да́р Бо́жий восприи́мем.

Богоро́дичен: Не премолчи́м при́сно, Богоро́дице Де́во, благода́рственно воспева́ти от се́рдца Твоя́ ми́лости, Влады́чице, раби́ Твои́, вопию́ще и глаго́люще: Пресвята́я Де́во, предвари́, и изба́ви на́с от вра́г ви́димых и неви́димых, и от ну́жды и вся́каго преще́ния, Ты́ бо еси́ на́ше заступле́ние.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Удиви́ся Тво́й ра́зум от мене́, услы́шавшу пресла́вная вели́чия смотре́ния Твоего́, укрепи́ся же возлюбле́нием Твоего́ схожде́ния: Ты́ бо моея́ нищеты́ не отве́рглся еси́.

О, свя́те Патриа́рше на́ш Ти́хоне! Ка́ко досто́йно ублажи́м ве́рность тебе́ сохра́нших, егда́ лжепа́стырие, гони́тельми науща́емии, я́ко власти́телие зако́ннии в Це́ркви, твоего́ отрече́ния иска́ху?

Гла́ду бы́вшу во Оте́честве на́шем, от братоуби́йства погиба́ющем, па́стыри увещава́л еси́, святи́телю Ти́хоне, Го́спода умоля́ти, да омы́ется земля́ Ру́сская слеза́ми покая́ния и Святы́ми Та́йнами да обнови́тся.

У́зы и суди́ще, заплева́ние и клеветы́, преда́тельство и суде́й лука́вых сме́ртное изрече́ние претерпе́в, о Це́ркви и па́стве боле́зновал еси́, святи́телю Петрогра́дский Вениами́не, му́ченики возлюби́вый изде́тска. С ни́ми же ны́не Бо́га прославля́еши.

Мона́шество и свяще́нство в ча́с испыта́ния Це́ркве Ру́сския прия́ти не убоя́вся, о́тче богому́дре Се́ргие, священному́ченика Вениами́на сподви́жник ве́рный яви́лся еси́. С ни́мже и осужде́ние непра́ведное и сме́рть му́ченическую претерпе́л еси́.

Похвало́ Солове́цкая, священному́чениче Иларио́не, Це́ркве Ру́сския свети́льниче, Патриа́рха Ти́хона ве́рный спобо́рниче, крамолы́ лжеобнови́телей ре́вностный обличи́телю, исцели́ и ны́не ра́ны церко́вныя.

Преподо́бне о́тче Алекси́е, наста́вников духо́вных насле́дниче, уче́ний святооте́ческих сокро́вищнице и мно́гих му́ченик воспита́телю! Не преста́й Зоси́мову пу́стынь храни́ти и мона́шество правосла́вное в по́двизех духо́вных утвержда́ти.

Не солга́ся проро́чество преподо́бнаго Амвро́сия, ста́рца оби́тели О́птинския: прее́мник бо его́ Исаа́кий разоре́ния тоя́ самови́дец быва́ет и, кре́ст сво́й му́жественне прие́м, в годи́ну лю́тую сме́рти за Христа́ сподобля́ется.

Богоро́дичен: Кня́зю ми́ра, порабо́тити Це́рковь тща́щуся, да́же до у́з и сме́рти противоста́ша отцы́ святи́и и все́ упова́ние свое́ по Бо́зе на Де́ву Пречи́стую возложи́ша.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Све́т и ми́р Тво́й, Христе́, рабо́м Твои́м пода́ждь, Бла́же: Ты́ бо еси́ все́х ми́р, и сою́з любве́, Человеколю́бче, Тя́ позна́вшим у́тро све́тлое, и Влады́ку вои́стинну, и Го́спода.

Собо́рное веле́ние исполня́я, святы́й Патриа́рх прее́мники себе́ указу́ет, в та́йне завеща́ние храня́ да́же до вре́мене преставле́ния своего́, и си́м показу́ет лжесобо́ров бе́гати, созыва́емых веле́нием вла́сти безбо́жныя.

Умира́ние тя́жкое за Це́рковь Ру́сскую на вся́к де́нь претерпева́л еси́, Патриа́рше Ти́хоне, мно́гажды от безбо́жных искуша́емь, но чи́ст от греха́ яви́лся еси́, па́ству от волко́в соблюды́й непоро́чно.

Пра́ведно и благоче́стно житие́ твое́ бы́сть, святи́телю Кири́лле. А́ще и во изгна́нии мно́гая ле́та пребы́л еси́, оба́че собра́тий твои́х утверди́л еси́ на ка́мени ве́ры Христо́вы, сме́рть же твоя́ в земли́ пусты́нней му́ченичество за ве́ру Правосла́вную яви́ся.

Ле́стию и нече́стием тща́щимся премени́ти ве́ру святу́ю оте́ческую противуста́л еси́ небоя́зненно, свя́те Агафа́нгеле, сего́ ра́ди изгна́н бы́л еси́, да уве́дят ве́рнии, я́ко вре́мя приспе́ за пра́вду Христо́ву страда́ти.

О, кре́посте несокруши́мая, святи́телю о́тче Пе́тре! Страда́нием бо лю́тым Це́рковь Ру́сскую от раско́ла храни́л еси́, я́ко ве́рный до сме́рти Патриа́рха Ти́хона послу́шник, не вне́мля глаго́лом мучи́телевым зову́щим, е́же сни́ти со креста́.

О, вели́кая оби́теле Солове́цкая, коли́ко новому́ченик в стена́х твои́х по́двиг понесо́ша и страда́ния прия́ша! От ни́хже святы́х отце́в собо́ра ны́не восхва́лим: после́дняго настоя́теля Вениами́на, в пустынножи́тельстве от злоде́ев убие́ннаго, архиере́и Евге́ния и Васи́лия, еще́ же Михаи́ла пресви́тера и ины́я, и в богосло́вцех изря́дна, си́м спострада́вша, му́ченика Иоа́нна.

Колькра́ты беззако́ннии иска́ху уби́ти тя́, святи́телю Иоа́нне, чистоты́ Правосла́вия ревни́теля, раско́ла ху́льнаго пе́нзенскаго обличи́теля, земли́ Латви́йския те́плаго моли́твенника, в не́йже му́ченичества венце́м украси́лся еси́.

Богоро́дичен: Слу́жбу Бо́жию в ме́стех потае́нных и́же за ве́ру страда́льцы соверша́юще, о́браз Тво́й, на дщи́цах и ка́менех ма́лых пи́санный и на холсте́х истка́нный, о Богома́ти, я́ко зе́ницу о́ка храня́ху и благогове́йне Тя́ почита́ху.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Зве́рю бе́здны предае́тся проро́к Ио́на, глубине́ морско́й, прообразу́я Твое́, Сло́ве, тридне́вное воста́ние, те́м и взыва́ше: из глубины́ преиспо́дния возведи́ живо́т мо́й, Благоутро́бне.

В ле́то три́десять седьмо́е ве́ка го́рькаго ве́лие губи́тельство на Руси́ бы́сть, и о́ви лю́дие наси́льством умро́ша, о́ви же в го́рьких рабо́тах погибо́ша. Те́мже, ве́рнии, моли́твенно просла́вим та́ко уму́ченныя сподви́жники святи́теля Ти́хона Патриа́рха.

Дре́вле в ко́емждо гра́де Руси́ едва́ еди́н мучи́тель обрета́шеся. Ка́ко же в ле́та гоне́ния безбо́жнаго толи́ка тьма́ душегу́бцев во́льных воста́? Ка́ко сы́ны а́довы сме́рти преда́ти святы́я во́ины Христо́вы не устраши́шася?

В земли́ Зыря́нстей, во гра́де скорбе́й зе́льных, го́рьких рабо́т, гла́да и уничиже́ния мно́гия му́ки претерпе́л еси́, священному́чениче Анато́лие, архиере́ю Оде́сский, о ни́хже по́слежде самови́дцы с пла́чем пове́даша, ве́рность твою́ Ева́нгелию свиде́тельствующе.

Сама́рския преде́лы, в ни́хже до́бльственно потруди́лся еси́, ны́не с на́ми сла́вят мно́гая страда́ния твоя́, архипа́стырю Алекса́ндре, засту́пниче и прибе́жище гони́мых, я́ко Христа́ ра́ди и сме́рть прия́л еси́ за дру́ги своя́.

Житие́м и словесы́ Христа́ пропове́дал еси́, Серафи́ме священному́чениче преди́вный, в преде́лех Хо́лмских, Орло́вских и Смоле́нских му́дростию и любо́вию па́ству уча́ и от собла́зн огражда́я. Те́мже вене́ц тебе́ терно́вен исплете́ся.

Градо́в Росси́и Вели́кия и Ма́лыя пропове́дницы, Патриа́рха же Ти́хона сы́нове ве́рнии, святи́телие Никоди́м и Проко́пий досто́йно да почту́тся, и́же по́двиг служе́ния архиере́йскаго, сугу́бейший по́двига, все́м ве́рным о́бщаго, му́ченичеством увенча́ша, я́ко богому́дрии.

Священноиспове́дника пресви́тера Васи́лия почти́м, во изгна́нии в преде́лех Арха́нгельских живо́т сконча́вша, свяще́нники же Госпо́дни просла́вим, Илию́, сострада́льца Фадде́ю, Тверско́му архипа́стырю, Константи́на же, Во́логды моли́твенника, убие́нныя в годи́ну, крове́й испо́лнену.

Богоро́дичен: Законопресту́пен и сме́рти пови́нен, реко́ша на Сы́на Твоего́ челове́цы нечести́вии, Ему́же сострада́ла еси́, Богороди́тельнице Пречи́стая, та́кожде и оклеве́танныя служи́тели Его́, я́ко Ма́терь Благоутро́бная, утеша́ла еси́.

Конда́к, гла́с 3:

Гоне́ния и страда́ния да́же до сме́рти претерпева́юще и правосла́внаго Ца́рства Ру́сскаго разоре́ние облича́юще, отцы́ Собо́ра Це́ркве на́шея к покая́нию ча́да ве́рная призыва́ют и стоя́ти тве́рдо за ве́ру Христо́ву благословля́ют.

И́н конда́к Свято́му Патриа́рху Ти́хону, гла́с 5:

Служе́ние твое́ испо́лнено сто́на и горя́, священному́чениче Ти́хоне, Патриа́рше на́ш, но бы́л еси́ пра́вило ве́ры и о́браз кро́тости, побежда́я ра́спри и разделе́ния; си́лою смире́ния и любве́ Христо́вы противоста́л еси́ зло́бе сатани́нстей, возгла́вил еси́ до́брое во́инство но́вых му́чеников, Це́рковь Ру́сскую утверди́вших во ве́ки.

И́кос:

Хотя́й Госпо́дь ве́рныя подви́гнути к прославле́нию по́двига святы́х новому́чеников и испове́дников Це́ркве Ру́сския, до́м Бо́жий, святи́телем Влади́миром созда́нный и от безбо́жных в годи́ну лю́тых гоне́ний пору́ганный, благоле́пно па́ки возставля́ет, подвиза́я в не́м ико́ну святы́х отце́в Свяще́ннаго Собо́ра изобрази́ти, я́ко да ли́ки и́х ви́дяще, поуча́ются в по́вестех дея́ний сла́вных и страда́ний безме́рных все́х, свято́му Патриа́рху Ти́хону после́дующих и и́менем того́ в годи́ну гоне́ний нарица́емых. И́хже по́двигом ми́р в Це́ркви на́шей утверди́ся.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: О́троцы в Вавило́не дре́вле во огни́ не опали́шася, на му́ки бо дерзну́вше за ве́ру оте́ческую, в о́ней непоколе́блеми пребы́ша, и зре́ти Го́спода и пе́ти Тому́ сподо́бишася: Изба́вителю Бо́же, благослове́н еси́.

На ме́сте, иде́же ны́не хра́м новому́чеников Бу́товских устро́ися, три́десять ты́сящ ю́зник в ле́та зла́я убие́ни бы́ша, и́же, на сме́рть за Христа́ ведо́ми, ве́рою взыва́ху: Бо́же, благослове́н еси́.

Списа́теля жития́ Саро́вскаго чудотво́рца священному́ченика Серафи́ма дне́сь восхва́лим, и́же, в боле́зни сы́й и ста́рости масти́тей вскра́й ро́ва Бу́товскаго мучи́тели приво́дится и убие́ние неви́нно прие́млет, воспева́я: Изба́вителю Бо́же, благослове́н еси́.

Ве́рность храня́ святи́телю Петру́, в скита́нии нево́льнем су́щему, страда́ния мно́гая претерпе́л еси́, архипа́стырю гра́да Влади́мира, свя́те Нико́лае, те́мже и виде́ние ли́ка твоего́ ве́рным бы́сть утвержде́ние. Ты́ же, сме́рть за Христа́ до́блественне прия́ти угото́вився, взыва́л еси́: Бо́же, благослове́н еси́.

Дне́сь почти́тся и пресви́тер Се́ргий, слу́жбы Бо́жия усе́рдный рачи́тель, на пу́ть свяще́нства Патриа́рхом Ти́хоном благословле́нный, и́же, красото́ю слове́с церко́вных окриля́емь, посреде́ гоне́ния лю́таго до́бре ше́ствова и, му́ченичества дости́гнув, благода́рственно Христу́ воззва́: Изба́вителю Бо́же, благослове́н еси́.

В прему́дрости кни́жней у́м изостри́в, некни́жному ученику́ Петру́, верхо́вному апо́столу, подража́ти потща́лся еси́, Иоа́нне, служи́телю престо́ла Бо́жия, гла́с же ева́нгельский, е́же отве́ргнутися себе́ и взя́ти кре́ст сво́й, услы́шав, со дерзнове́нием на по́двиг му́ченический устреми́лся еси́, зовы́й: Христе́, Спа́се ми́ра, благослове́н еси́.

Се́ргия преподо́бнаго от ю́ности послу́шник изря́ден бы́л еси́, а́вво Крони́де богому́дре! Ты́ бо, попече́ние усе́рдное о оби́тели Тро́ицстей, я́ко игу́мен, явля́я, о и́ноцех ея́ во благоде́нствии и злоде́нствии ру́це моли́твенно воздвиза́л еси́, с ни́миже ны́не во Ца́рствии Бо́жии взыва́еши: О́тче, Сы́не и Святы́й Душе́, благослове́н еси́.

Во Аме́рице да́льней и в первопресто́льнем гра́де Москве́ святи́телю Ти́хону помо́щника ве́рнаго, Алекса́ндра пресви́тера, почти́м, бли́з гро́ба патриа́ршаго к му́ченичестей кончи́не при́званнаго, свинце́м устре́леннаго и огне́м сожже́ннаго, ны́не же пою́щаго: Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: О, Ма́ти Бо́жия, Преми́лостивая! Кто́ бы возмо́гл е́сть от люде́й ве́рных у́зы, бие́ния, уничиже́ния и лю́тую сме́рть претерпе́ти, а́ще бы не Ты́ предстоя́ла еси́ стра́ждущим, ско́рби и страда́ния му́ченическая утоля́ющи и науча́ющи пе́ти: Спаси́телю, Христе́ Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Преподо́бнии Твои́ о́троцы в пещи́ Херуви́мы подража́ху, Трисвяту́ю пе́снь воспева́юще: благослови́те, по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Ве́лия страда́ния претерпе́ли есте́, Оте́чества на́шего церко́внии избра́нницы, вы́ бо вои́стинну яви́лися есте́, я́ко со́ль Земли́ Ру́сския и утвержде́ние ве́ры Правосла́вныя в не́й во ве́ки.

Се́рдце твое́, о Ру́сь свята́я, про́йде ору́жие во́ев герма́нских, твоя́ преде́лы плени́ти восхоте́вших, оба́че сы́нове твои́, жи́знь за тебе́ положи́вшии, вку́пе со страда́льцы, во у́зах уму́ченными, Христу́ пе́снь но́ву воспева́ют во ве́ки.

Исчи́слил еси́ дни́ страда́ний и сострада́льцев имена́, суды́ Бо́жия благослови́в, святи́телю Афана́сие, зане́, во у́зах сы́й, святы́х ру́сских иску́сный песносло́вец яви́лся еси́, о новому́ченицех же почи́вших моли́твенник усе́рдный, с ни́ми Бо́га сла́виши во вся́ ве́ки.

Юне́йший от отце́в Собо́ра Це́ркви Ру́сския в пещи́ гоне́ний искуша́емь быва́ет и я́ко исто́чник богому́дрых уче́ний в земли́ Влади́мирстей явля́ется, священноиспове́дник Великодво́рский Пе́тр, любве́ Христо́вы испо́лненный, я́же не изся́кнет во ве́ки.

Вся́ по и́мени помяну́вше отцы́ святы́я, в лице́ новому́ченик просла́вленныя, и о про́чих моли́твы вознесе́м ко Го́споду, и́хже жития́ и по́двиги безве́стны су́ть, да ми́лость улуча́т от Бо́га, созда́вшаго ве́ки.

Мо́щи твоя́ огне́м откры́шася, святи́телю о́тче Ти́хоне, Патриа́рше святы́й, оба́че обря́щем ли мо́щи мно́гих сподви́жник твои́х, в ме́стех безве́стных и непрохо́дных погребе́нных, и́хже па́мять нетле́нна во ве́ки?

Богоро́дичен: И́мже пе́ние надгро́бное никто́же принесе́, Сама́ предста́ла еси́, Чи́стая, с ли́ки а́нгельскими; и́мже беззако́нное мучи́тельство безве́стну кончи́ну угото́ва, Сама́ отве́рзла еси́, Препе́тая, ра́йския вхо́ды, да ца́рствуют со Христо́м во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Сло́вом Сло́во Еди́на Ро́ждшая, ерети́ческая уста́ загради́ злоре́чивая. И́но но́во не́бо, некра́домый ра́й, Пречи́стая, Тя́ велича́ем.

В па́мять святи́теля Ти́хона Патриа́рха, соше́дшеся, ве́рнии, и вся́ сподви́жники его́, и́же от собо́ра святы́х отце́в, помяну́вше, на ме́сте, иде́же ти́и бя́ху со́брани, Христа́ велича́ем.

Ерети́ческая злоре́чивая уста́ загради́вшия, святи́и отцы́ новому́ченицы, Собо́ров вселе́нских догма́ты в сердца́х ва́ших сохрани́ли есте́, те́мже ва́с велича́ем.

Святы́я Руси́ собо́ри преста́ша иногда́, с патриа́ршеством упраздни́вшеся вку́пе, но гла́с собо́рный, я́ко кри́н, посреде́ ка́мене прозя́бший, в годи́ну бе́дствия возвести́ся.

Уста́ми проро́к, Го́споди, Изра́иля наставля́я, лю́дем, проро́ки изби́вшим, царя́ поставля́еши; лю́дем же, правосла́внаго царя́ отве́ргшим, гоне́ния посыла́еши, да во́ли Твоея́ позна́ние покая́нием обря́щут.

Це́ркве уста́вы собо́рне определи́вше, по́слежде же сию́ гони́му ви́девше, судьба́м Бо́жиим неспостижи́мым удиви́стеся, о святи́и отцы́ новому́ченицы, по́двиги свои́ми Христа́ возвели́чившии.

Нарекли́ есте́ прозорли́во, святи́и отцы́, страда́льцы за ве́ру Христо́ву новому́ченики и испове́дники Це́ркви Ру́сския и па́мять ежеле́тную си́м уста́вили есте́. Ны́не же с ни́ми вку́пе велича́етеся.

О́тче, Сы́не и Душе́ Всесвяты́й, при́зри с Небесе́ на Це́рковь Ру́сскую, в пра́вой ве́ре сию́ соблюди́, да и мы́, ча́да ея́, вои́стину Тя́ велича́ем.

Богоро́дичен: Догма́ты храни́ти и за́поведи Христо́вы с любо́вию твори́ти наста́ви на́с, Богоневе́сто Влады́чице, да и мы́, ве́ру непоро́чно соблю́дше, в Ца́рствие Бо́жие вхо́д улучи́ти возмо́жем.

Свети́лен.

Све́т Отца́ и Сы́на, и Ду́ха Свята́го всели́ся в ду́шы ва́ша, о святи́и отцы́ Свяще́ннаго собо́ра, новому́ченицы и испове́дницы, сего́ ра́ди па́мять ва́шу со святи́телем Патриа́рхом Ти́хоном вку́пе прославля́ем.

Богоро́дичен: Све́т Христо́в яви́ся все́м Тобо́ю, Ма́ти Де́во, всели́ся бо во утро́бу Твою́ Сло́во па́че сло́ва, сего́ ра́ди ро́д на́ш пе́сньми немо́лчными Тя́ велича́ет.

4 мая 2017 го­да на за­се­да­нии Свя­щен­но­го Си­но­да был уста­нов­лен день па­мя­ти От­цов По­мест­но­го Со­бо­ра Церк­ви Рус­ской 1917–1918 гг. - 18 но­яб­ря, день из­бра­ния свя­ти­те­ля Ти­хо­на (Бе­ла­ви­на) на Мос­ков­ский Пат­ри­ар­ший пре­стол.

В со­став Со­бо­ра во­шли:

  • свя­ти­тель Ти­хон, пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си (†1925);
  • свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Вла­ди­мир (Бо­го­яв­лен­ский; †1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Ан­д­ро­ник (Ни­коль­ский; †1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Ва­си­лий (Бо­го­яв­лен­ский; †1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник епи­скоп Гер­мо­ген (Долга­нев; †1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник епи­скоп Еф­рем (Куз­не­цов; †1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник епи­скоп Лав­рен­тий (Кня­зев; †1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­манд­рит Вар­ла­ам (Ко­но­плев; †1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­манд­рит Мат­фей (По­ме­ран­цев; †1918);
  • му­че­ник Алек­сий Зве­рев (†1918);
  • му­че­ник Ни­ко­лай Вар­жан­ский (†1918);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Мит­ро­фан (Крас­но­поль­ский; †1919);
  • свя­щен­но­му­че­ник епи­скоп Пла­тон (Куль­буш; †1919);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Ти­хон (Ни­ка­но­ров; †1920);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Силь­вестр (Оль­шев­ский; †1920);
  • свя­щен­но­му­че­ник епи­скоп Си­мон (Шле­ёв; †1921);
  • свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин (Ка­зан­ский; †1922);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­манд­рит Сер­гий (Ше­ин; †1922);
  • пре­по­доб­ный Алек­сий (Со­ло­вьев; †1928);
  • свя­щен­но­ис­по­вед­ник мит­ро­по­лит Ага­фан­гел (Пре­об­ра­жен­ский; †1928);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­манд­рит Ве­ни­а­мин (Ко­но­нов; †1928);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Ила­ри­он (Тро­иц­кий; †1929);
  • свя­щен­но­му­че­ник епи­скоп Ва­си­лий (Зе­лен­цов; †1930);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Иоанн (Пом­мер; †1934);
  • свя­щен­но­му­че­ник свя­щен­ник Ва­си­лий Ма­ла­хов (†1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Хо­то­виц­кий (†1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник про­то­и­е­рей Кон­стан­тин Бо­го­слов­ский (†1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Ев­ге­ний (Зер­нов; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Петр (По­лян­ский; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Ки­рилл (Смир­нов; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Про­ко­пий (Ти­тов; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник про­то­и­е­рей Илия Гро­мо­гла­сов (†1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим (Ост­ро­умов; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай (Доб­ро­нра­вов; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­манд­рит Кро­нид (Лю­би­мов; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Се­ра­фим (Чи­ча­гов; †1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник про­то­и­е­рей Сер­гий Го­ло­ща­пов (†1937);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­манд­рит Иса­а­кий (Бо­б­ра­ков; †1938);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Алек­сандр (Тра­пи­цын; †1938);
  • свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Ана­то­лий (Гри­сюк; †1938);
  • му­че­ник Иоанн По­пов (†1938);
  • свя­щен­но­му­че­ник про­то­и­е­рей Иоанн Арт­оболев­ский (†1938);
  • свя­щен­но­му­че­ник про­то­и­е­рей Ми­ха­ил Око­ло­вич (†1938);
  • свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Ни­ко­дим (Крот­ков; †1938);
  • свя­щен­но­ис­по­вед­ник епи­скоп Афа­на­сий (Са­ха­ров; †1962);
  • свя­щен­но­ис­по­вед­ник про­то­и­е­рей Петр Чель­цов (†1972).

Ис­то­рия со­зы­ва По­мест­но­го Со­бо­ра 1917–1918 гг.

Две­сти лет Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь бы­ла ли­ше­на ка­но­ни­че­ско­го са­мо­управ­ле­ния. Все это вре­мя она под­вер­га­лась раз­но­об­раз­ным огра­ни­че­ни­ям со сто­ро­ны го­судар­ствен­ной вла­сти. С на­ча­лом ХХ ве­ка не толь­ко епи­ско­па­том, но и всей рус­ской цер­ков­ной об­ще­ствен­но­стью ост­ро ощу­ща­лась необ­хо­ди­мость вос­ста­нов­ле­ния ка­но­ни­че­ско­го строя цер­ков­ной жиз­ни, ос­но­ван­но­го на со­бор­ных на­ча­лах.

23 мар­та 1905 го­да (здесь и да­лее да­ты ука­зы­ва­ют­ся по ста­ро­му сти­лю.) Го­су­дарь им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II по­лу­чил до­клад чле­нов Свя­тей­ше­го Си­но­да с прось­бой со­звать в Москве По­мест­ный Со­бор для из­бра­ния Пат­ри­ар­ха и ре­ше­ния прин­ци­пи­аль­ных во­про­сов цер­ков­ной жиз­ни[5]. Озна­ко­мив­шись с ним 31 мар­та, царь на­пи­сал: «При­знаю невоз­мож­ным со­вер­шить... со­зва­ние По­мест­но­го Со­бо­ра... Ко­гда на­сту­пит бла­го­при­ят­ное для се­го вре­мя... дать се­му ве­ли­ко­му де­лу дви­же­ние и со­звать Со­бор Все­рос­сий­ской Церк­ви»[4].

В день празд­но­ва­ния Свя­той Пас­хи в том же 1905 го­ду Го­су­дарь под­пи­сал указ «Об укреп­ле­нии на­чал ве­ро­тер­пи­мо­сти», ко­то­рый, по вы­ра­же­нию епи­ско­па Сер­гия (Стра­го­род­ско­го, бу­ду­ще­го Пат­ри­ар­ха, † 1944), быв­ше­го то­гда рек­то­ром Санкт-Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной ака­де­мии, раз­вя­зы­вал ру­ки про­тив­ни­кам Церк­ви, так как по это­му ука­зу все ве­ро­ис­по­ве­да­ния и кон­фес­сии по­лу­ча­ли сво­бо­ду, кро­ме Пра­во­слав­ной Церк­ви[5]. Обер-про­ку­рор К. П. По­бе­до­нос­цев был вы­нуж­ден пой­ти на уступ­ку си­но­да­лам. По его ини­ци­а­ти­ве Свя­тей­ший Си­нод на­пра­вил епар­хи­аль­ным ар­хи­ере­ям для рас­смот­ре­ния во­про­сы, ко­то­рые пред­по­ла­га­лось ре­шать пред­сто­я­ще­му Со­бо­ру, и обя­зал их дать от­ве­ты не позд­нее 1 де­каб­ря 1905 го­да.

Цар­ский ма­ни­фест от 17 ок­тяб­ря то­го же го­да, про­воз­гла­шав­ший «непри­кос­но­вен­ность лич­но­сти, сво­бо­ду со­ве­сти, сло­ва, со­бра­ний и со­ю­зов», дал на­деж­ду на со­зыв дав­но ча­е­мо­го Со­бо­ра и тем са­мым ожи­вил под­го­тов­ку к нему. К весне 1906 го­да все от­зы­вы епар­хи­аль­ных Прео­свя­щен­ных бы­ли по­лу­че­ны Си­но­дом. По­чти все ар­хи­ереи за­яви­ли о необ­хо­ди­мо­сти ре­форм в Церк­ви, так как, по их мне­нию, по­ло­же­ние дел в ней бы­ло да­ле­ко не иде­аль­но.

14 ян­ва­ря 1906 го­да ре­ше­ни­ем Свя­тей­ше­го Си­но­да бы­ло со­зда­но Пред­со­бор­ное При­сут­ствие для пред­ва­ри­тель­но­го рас­смот­ре­ния во­про­сов, на­ме­чен­ных к об­суж­де­нию на Со­бо­ре. Ра­бо­та Пред­со­бор­но­го При­сут­ствия про­дол­жа­лась с 8 мар­та по 15 де­каб­ря 1906 го­да. Уже 25 ян­ва­ря 1907 го­да с ито­гом его ра­бо­ты озна­ко­мил­ся царь. Но ре­ше­ния о сро­ках со­зы­ва Со­бо­ра им при­ня­то не бы­ло. Ста­ло оче­вид­ным, что Со­бор от­кла­ды­ва­ет­ся на неопре­де­лен­ное вре­мя, так как Го­су­дарь не про­явил в этом важ­ном цер­ков­ном во­про­се за­ин­те­ре­со­ван­но­сти[5].

Под­го­тов­ка к Со­бо­ру воз­об­но­ви­лась спу­стя пять лет. 28 фев­ра­ля 1912 го­да Свя­тей­ший Си­нод учре­дил Пред­со­бор­ное Со­ве­ща­ние, пред­се­да­те­лем ко­то­ро­го был на­зна­чен ар­хи­епи­скоп Фин­лянд­ский Сер­гий (Стра­го­род­ский). За­да­ча но­во­го ор­га­на со­сто­я­ла в том, чтобы уско­рить со­зыв Со­бо­ра, «до­рас­смот­рев и до­ра­бо­тав» те ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые ра­нее изу­ча­ло Пред­со­бор­ное При­сут­ствие. Со­ве­ща­ние с пе­ре­ры­ва­ми ра­бо­та­ло до 1917 го­да и под­го­то­ви­ло мно­же­ство ма­те­ри­а­лов для пред­сто­я­ще­го Со­бо­ра, сро­ки со­зы­ва ко­то­ро­го да­же то­гда бы­ли неиз­вест­ны.

По­сле вы­нуж­ден­но­го от­ре­че­ния им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II от пре­сто­ла в ре­зуль­та­те фев­раль­ско­го пе­ре­во­ро­та к вла­сти при­шло Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство, ко­то­рое неза­кон­ным ре­ше­ни­ем обер-про­ку­ро­ра утвер­ди­ло но­вый со­став Свя­тей­ше­го Си­но­да. В си­лу воз­ник­ших нестро­е­ний в го­судар­ствен­ной и цер­ков­ной жиз­ни ост­ро встал во­прос ско­рей­ше­го со­зы­ва По­мест­но­го Со­бо­ра. 12 июня 1917 го­да на­чал ра­бо­ту Пред­со­бор­ный Со­вет в за­ле за­се­да­ний Си­но­да под пред­се­да­тель­ством ар­хи­епи­ско­па Сер­гия (Стра­го­род­ско­го). Ре­ше­ни­ем Пред­со­бор­но­го Со­ве­та от­кры­тие По­мест­но­го Со­бо­ра бы­ло на­зна­че­но на 15 ав­гу­ста в Москве. Бы­ло так­же раз­ра­бо­та­но «По­ло­же­ние о со­зы­ве По­мест­но­го Со­бо­ра Пра­во­слав­ной Все­рос­сий­ской Церк­ви», утвер­жден­ное Свя­тей­шим Си­но­дом 5 июля. В кон­це июля Си­нод пе­ре­нес свои за­се­да­ния из Пет­ро­гра­да в Моск­ву.

От­кры­тие По­мест­но­го Со­бо­ра со­сто­я­лось в празд­ник Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Успен­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля, под ко­ло­коль­ный звон со­тен мос­ков­ских церк­вей. Со­бор, про­дол­жав­ший­ся бо­лее го­да, осу­ществ­лял свои де­я­ния в три сес­сии. Ра­бо­та пер­вой сес­сии на­ча­лась 17 ав­гу­ста в Мос­ков­ском Епар­хи­аль­ном до­ме. Все­го в со­став Со­бо­ра бы­ли из­бра­ны и на­зна­че­ны по долж­но­сти 564 чле­на. Сре­ди них бы­ло 80 ар­хи­ере­ев, 129 пре­сви­те­ров, 10 диа­ко­нов, 26 пса­лом­щи­ков, 20 мо­на­ше­ству­ю­щих (все в сане) и 299 ми­рян. Брат­ские Пра­во­слав­ные Церк­ви пред­став­ля­ли епи­скоп Ни­ко­дим (Ру­мын­ская Цер­ковь) и ар­хи­манд­рит Ми­ха­ил (Серб­ская Цер­ковь)[2].

Пер­вые за­се­да­ния Со­бо­ра бы­ли по­свя­ще­ны про­вер­ке ман­датов, утвер­жде­нию уста­ва (ре­гла­мен­та) Со­бо­ра и вы­бо­рам ру­ко­во­дя­щих ор­га­нов. Все ре­ше­ния Со­бо­ра утвер­жда­лись, со­глас­но ре­гла­мен­ту, со­ве­ща­ни­ем епи­ско­пов, про­во­див­шим­ся на Тро­иц­ком по­дво­рье. Пред­се­да­те­лем Со­бо­ра был из­бран ар­хи­епи­скоп Мос­ков­ский и Ко­ло­мен­ский Ти­хон (Бе­ла­вин), ко­то­рый вме­сте с ар­хи­епи­ско­пом Пет­ро­град­ским и Гдов­ским Ве­ни­а­ми­ном (Ка­зан­ским, † 1922) на­ка­нуне от­кры­тия Со­бо­ра был воз­ве­ден в сан мит­ро­по­ли­та. По­чет­ным пред­се­да­те­лем утвер­ди­ли мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го Вла­ди­ми­ра (Бо­го­яв­лен­ско­го, † 1918). В даль­ней­шем был утвер­жден со­став Со­бор­но­го Со­ве­та и об­ра­зо­ва­но 22 от­де­ла, боль­шин­ство из ко­то­рых воз­гла­ви­ли ар­хи­ереи[3].

Од­ним из важ­ней­ших во­про­сов цер­ков­ной жиз­ни бы­ло вос­ста­нов­ле­ние в Рус­ской Церк­ви Пат­ри­ар­ше­ства. Этот во­прос об­суж­дал от­дел Выс­ше­го цер­ков­но­го управ­ле­ния во гла­ве с епи­ско­пом Аст­ра­хан­ским Мит­ро­фа­ном (Крас­но­поль­ским, впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп, свя­щен­но­му­че­ник, † 1919). По ме­ре ослаб­ле­ния вла­сти Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства идея вос­ста­нов­ле­ния Пат­ри­ар­ше­ства на­хо­ди­ла все боль­шую под­держ­ку сре­ди со­бо­рян. В за­щи­ту си­но­даль­но­го управ­ле­ния вы­сту­пи­ли про­фес­сор Б. В. Тит­ли­нов, князь А. Г. Ча­го­да­ев, про­то­и­е­рей Н. В. Цвет­ков, В. Г. Руб­цов и дру­гие.

Они утвер­жда­ли, что «еди­но­вла­стие несов­ме­сти­мо с со­бор­но­стью»[2]. Но это утвер­жде­ние про­ти­во­ре­чит бес­спор­но­му ис­то­ри­че­ско­му фак­ту: по­сле упразд­не­ния Пат­ри­ар­ше­ства не со­сто­я­лось ни од­но­го цер­ков­но­го Со­бо­ра, ко­то­рые по­сто­ян­но со­би­ра­лись ра­нее при Мос­ков­ских мит­ро­по­ли­тах и Пат­ри­ар­хах[3]. За вос­ста­нов­ле­ние Пат­ри­ар­ше­ства вы­ска­за­лись мно­гие де­ле­га­ты. Епи­скоп Мит­ро­фан в сво­ем до­кла­де ста­вил Пат­ри­ар­ше­ство в центр выс­шей цер­ков­ной вла­сти. Он на­звал упразд­не­ние Пат­ри­ар­ше­ства Пет­ром I ан­ти­ка­но­ни­че­ским де­я­ни­ем – «Рус­ская Цер­ковь ста­ла обез­глав­ле­на, аке­фаль­на»[1].

Ар­хи­манд­рит Ила­ри­он (Тро­иц­кий, впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп, свя­щен­но­му­че­ник, † 1929) в сво­ей яр­кой ре­чи до­ка­зы­вал, что Пат­ри­ар­ше­ство яв­ля­ет­ся ос­нов­ным за­ко­ном выс­ше­го управ­ле­ния По­мест­ной Церк­ви и что его вос­ста­нов­ле­ния тре­бу­ет пра­во­слав­ное цер­ков­ное со­зна­ние. При этом он рез­ко кри­ти­ко­вал пет­ров­скую си­но­даль­ную ре­фор­му и са­мо­го пре­об­ра­зо­ва­те­ля, «свя­то­тат­ствен­ная ру­ка» ко­то­ро­го «све­ла Пер­во­свя­ти­те­ля Рос­сий­ско­го с его ве­ко­во­го ме­ста в Успен­ском со­бо­ре»[2].

28 ок­тяб­ря в ре­зуль­та­те го­ло­со­ва­ния Со­бор вы­нес ис­то­ри­че­ское по­ста­нов­ле­ние:

1. В Пра­во­слав­ной Рос­сий­ской Церк­ви выс­шая власть – за­ко­но­да­тель­ная, адми­ни­стра­тив­ная, су­деб­ная и кон­тро­ли­ру­ю­щая – при­над­ле­жит По­мест­но­му Со­бо­ру, пе­ри­о­ди­че­ски в опре­де­лен­ные сро­ки со­зы­ва­е­мо­му, в со­ста­ве епи­ско­пов, кли­ри­ков и ми­рян.

2. Вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся Пат­ри­ар­ше­ство, и управ­ле­ние цер­ков­ное воз­глав­ля­ет­ся Пат­ри­ар­хом.

3. Пат­ри­арх яв­ля­ет­ся пер­вым меж­ду рав­ны­ми ему епи­ско­па­ми.

4. Пат­ри­арх вме­сте с ор­га­на­ми цер­ков­но­го управ­ле­ния под­от­че­тен Со­бо­ру[1].

30 ок­тяб­ря Со­бор­ный Со­вет пред­ло­жил сле­ду­ю­щую про­це­ду­ру из­бра­ния Пат­ри­ар­ха. Вна­ча­ле пу­тем го­ло­со­ва­ния вы­би­ра­ют­ся три кан­ди­да­та, из ко­то­рых жре­би­ем бу­дет ука­за­но имя из­бран­ни­ка. В ре­зуль­та­те трех ту­ров го­ло­со­ва­ния кан­ди­да­та­ми бы­ли из­бра­ны ар­хи­епи­скоп Харь­ков­ский Ан­то­ний (Хра­по­виц­кий, 159 го­ло­сов), ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский Ар­се­ний (Стад­ниц­кий, 199 го­ло­сов) и мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ти­хон (Бе­ла­вин, 162 го­ло­са). Из­бра­ние Пат­ри­ар­ха по жре­бию со­сто­я­лось 5 но­яб­ря в Хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля по окон­ча­нии Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­то­рую со­вер­ша­ли бу­ду­щие свя­щен­но­му­че­ни­ки мит­ро­по­лит Ки­ев­ский Вла­ди­мир и мит­ро­по­лит Пет­ро­град­ский Ве­ни­а­мин в со­слу­же­нии ар­хи­ере­ев и пре­сви­те­ров. Сле­пой ста­рец-за­твор­ник Зо­си­мо­вой пу­сты­ни иерос­хи­мо­нах Алек­сий (Со­ло­вьев)[*] вы­нул из ков­чеж­ца жре­бий и пе­ре­дал его мит­ро­по­ли­ту Вла­ди­ми­ру, ко­то­рый огла­сил имя из­бран­ни­ка: «Ти­хон, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский. Ак­сиос!» Все мо­ля­щи­е­ся еди­но­душ­но вос­клик­ну­ли: «Ак­сиос!», си­но­даль­ный хор ис­пол­нил цер­ков­ный гимн «Те­бе Бо­га хва­лим», а зна­ме­ни­тый про­то­ди­а­кон Кон­стан­тин Ро­зов воз­гла­сил мно­го­ле­тие мит­ро­по­ли­ту Ти­хо­ну, «из­бран­но­му в Пат­ри­ар­ха бо­го­спа­са­е­мо­го гра­да Моск­вы и всея Рос­сии». Пра­во­слав­ный на­род «еди­не­ми усты и еди­нем серд­цем» вос­пел сво­е­му и Бо­жию из­бран­ни­ку «Мно­гая ле­та!»[3].

Ин­тро­ни­за­ция но­во­из­бран­но­го Пат­ри­ар­ха со­сто­я­лась 21 но­яб­ря, в празд­ник Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в Успен­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля. По­сле Ли­тур­гии, по­лу­чив от мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра жезл свя­ти­те­ля Мос­ков­ско­го Пет­ра, Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон об­ра­тил­ся к пастве с пер­во­свя­ти­тель­ским сло­вом. Так со­вер­ши­лось ис­то­ри­че­ское со­бы­тие – Рус­ская Цер­ковь по­лу­чи­ла ка­но­ни­че­ское воз­глав­ле­ние. Из­бра­ние Пат­ри­ар­ха ста­ло глав­ным де­я­ни­ем По­мест­но­го Со­бо­ра.

По­сле из­бра­ния Пат­ри­ар­ха Со­бор про­дол­жил об­суж­де­ние во­про­са о выс­шем цер­ков­ном управ­ле­нии. Бы­ло ре­ше­но, что меж­ду Со­бо­ра­ми цер­ков­ной жиз­нью бу­дут ру­ко­во­дить два кол­ле­ги­аль­ных ор­га­на, воз­глав­ля­е­мых Пат­ри­ар­хом, – Свя­щен­ный Си­нод и Выс­ший Цер­ков­ный Со­вет. В Си­нод по­ми­мо по­сто­ян­но­го чле­на, мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го, бы­ло вы­бра­но еще один­на­дцать вре­мен­ных чле­нов – ар­хи­ере­ев. К ве­де­нию Си­но­да от­но­си­лись во­про­сы ве­ро­уче­ния, бо­го­слу­же­ния, цер­ков­но­го управ­ле­ния и дис­ци­пли­ны. К ве­де­нию Выс­ше­го Цер­ков­но­го Со­ве­та, со­сто­яв­ше­го из трех ар­хи­ере­ев, ше­сти кли­ри­ков и ше­сти ми­рян, от­но­си­лись де­ла цер­ков­но-адми­ни­стра­тив­ные, школь­но-про­све­ти­тель­ские, цер­ков­но-хо­зяй­ствен­ные, а так­же ре­ви­зия и кон­троль. Осо­бо важ­ные де­ла под­ле­жа­ли сов­мест­но­му рас­смот­ре­нию Свя­щен­но­го Си­но­да и ВЦС. Со­бо­ром так­же бы­ли опре­де­ле­ны пра­ва и обя­зан­но­сти Пат­ри­ар­ха.

Кро­ме во­про­сов цер­ков­но­го управ­ле­ния Со­бор на пер­вой сес­сии раз­би­рал и дру­гие неот­лож­ные во­про­сы цер­ков­ной жиз­ни. В со­бор­ном опре­де­ле­нии о про­по­вед­ни­че­стве бы­ло ска­за­но, что про­по­ведь яв­ля­ет­ся «од­ной из глав­ней­шей обя­зан­но­стей пас­тыр­ско­го слу­же­ния». Участ­ни­ки Со­бо­ра уста­но­ви­ли, что необ­хо­ди­мо про­из­но­сить про­по­ведь за каж­дым вос­крес­ным и празд­нич­ным бо­го­слу­же­ни­ем[3]. Бы­ло так­же при­ня­то ре­ше­ние о бо­лее спра­вед­ли­вом рас­пре­де­ле­нии меж­ду кли­ри­ка­ми при­хо­да брат­ских до­хо­дов.

13 но­яб­ря Со­бор при­сту­пил к об­суж­де­нию во­про­са о пра­во­вом по­ло­же­нии Церк­ви в го­су­дар­стве. Про­фес­сор С. Н. Бул­га­ков за­чи­тал со­став­лен­ную им де­кла­ра­цию «Об от­но­ше­ни­ях Церк­ви и го­су­дар­ства». Там, в част­но­сти, ука­зы­ва­лось: «И ныне, ко­гда во­лею Про­ви­де­ния ру­ши­лось в Рос­сии цар­ское са­мо­дер­жа­вие, а на за­ме­ну ему идут но­вые го­судар­ствен­ные фор­мы, Пра­во­слав­ная Цер­ковь не име­ет суж­де­ния со сто­ро­ны их по­ли­ти­че­ской це­ле­со­об­раз­но­сти, но она неиз­мен­но сто­ит на та­ком по­ни­ма­нии вла­сти, по ко­то­ро­му вся­кая власть долж­на быть хри­сти­ан­ским слу­же­ни­ем»[1].

По­сле пре­ний 2 де­каб­ря бы­ло при­ня­то со­бор­ное опре­де­ле­ние, мно­гие по­ло­же­ния ко­то­ро­го бы­ли нере­аль­ны­ми, так как но­си­ли ха­рак­тер доб­рых по­же­ла­ний о неза­ви­си­мом по­ло­же­нии Церк­ви и бла­го­же­ла­тель­ном от­но­ше­нии к ней граж­дан­ской вла­сти[4]. На де­ле но­вая власть де­кре­том СНК от 10 ян­ва­ря 1918 го­да «Об от­де­ле­нии церк­ви от го­су­дар­ства и шко­лы от церк­ви» ли­ша­ла Рус­скую Цер­ковь всех иму­ще­ствен­ных и юри­ди­че­ских прав и за­пре­ща­ла хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние да­же в част­ных шко­лах[4]. По­сле при­ня­тия это­го де­кре­та цер­ков­но-го­судар­ствен­ные от­но­ше­ния не мог­ли раз­ви­вать­ся кон­струк­тив­но. Но­вая власть по­ка­за­ла, что боль­ше­ви­ки не на­ме­ре­ны счи­тать­ся с тра­ди­ци­ей осо­бо­го от­но­ше­ния го­су­дар­ства к Пра­во­слав­ной Церк­ви. Пер­вая сес­сия По­мест­но­го Со­бо­ра за­вер­ши­лась 9 де­каб­ря 1917 го­да, по­сле че­го де­ле­га­ты разъ­е­ха­лись на рож­де­ствен­ские празд­ни­ки.

Вто­рая сес­сия По­мест­но­го Со­бо­ра от­кры­лась 20 ян­ва­ря и про­хо­ди­ла в зда­нии Мос­ков­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии до 7 ап­ре­ля 1918 го­да. Из-за во­ен­ных дей­ствий в хо­де Граж­дан­ской вой­ны толь­ко сто де­сять де­ле­га­тов смог­ли при­быть в Моск­ву. Чтобы не со­рвать ра­бо­ту Со­бо­ра, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о про­дол­же­нии со­бор­ных де­я­ний при лю­бом ко­ли­че­стве со­брав­ших­ся. Сму­та и со­про­вож­дав­шие ее раз­ру­ха и без­за­ко­ние силь­но по­дей­ство­ва­ли на чле­нов Со­бо­ра. Сре­ди них мень­ше ста­ло пу­стых спо­ров и груп­по­вых ин­те­ре­сов, а боль­ше еди­но­мыс­лия. На вто­рой сес­сии все­сто­ронне об­суж­дал­ся во­прос о цер­ков­ном управ­ле­нии на епар­хи­аль­ном и при­ход­ском уровне. Со­бор­ное опре­де­ле­ние по­ста­но­ви­ло, что епар­хи­аль­ный ар­хи­ерей управ­ля­ет епар­хи­ей при со­бор­ном со­дей­ствии кли­ра и ми­рян. Епар­хи­аль­ное со­бра­ние яв­ля­ет­ся выс­шим ор­га­ном, из­би­ра­ет чле­нов Епар­хи­аль­но­го со­ве­та и су­да и дру­гих долж­ност­ных лиц. Был так­же уста­нов­лен воз­раст­ной ценз для кан­ди­да­тов в ар­хи­ереи – 35 лет[3].

В кон­це фев­ра­ля ре­шал­ся во­прос о еди­но­ве­рии. Еди­но­вер­цы про­воз­гла­ша­лись чле­на­ми Свя­той Церк­ви. Им доз­во­ля­лось ве­сти об­раз цер­ков­ной жиз­ни, «стро­го со­хра­няя древ­не­рус­ский бы­то­вой уклад»[5]. Так­же бы­ло ре­ше­но вве­сти в неко­то­рых епар­хи­ях долж­ность еди­но­вер­че­ских ви­кар­ных епи­ско­пов[2].

В свя­зи с кон­фис­ка­ци­ей в Пет­ро­гра­де по­ме­ще­ний и иму­ще­ства Свя­тей­ше­го Си­но­да Со­бор 14 фев­ра­ля ре­шил пе­ре­дать его пол­но­мо­чия вновь из­бран­ным ор­га­нам цер­ков­но­го управ­ле­ния – Свя­щен­но­му Си­но­ду и ВЦС. Та­ким об­ра­зом, за­вер­шил­ся си­но­даль­ный пе­ри­од цер­ков­ной ис­то­рии.

С 6 фев­ра­ля до 25 мар­та об­суж­дал­ся во­прос о пра­во­слав­ном при­хо­де и был при­нят «При­ход­ской устав». Глав­ной за­да­чей в со­здав­шей­ся слож­ной об­ста­нов­ке, по мне­нию чле­нов Со­бо­ра, бы­ло ожив­ле­ние при­ход­ской де­я­тель­но­сти и спло­че­ние при­хо­жан во­круг Церк­ви. Со­бор ука­зал, что свя­щен­ной обя­зан­но­стью при­хо­да яв­ля­ет­ся за­бо­та о бла­го­устро­е­нии его свя­ты­ни – хра­ма[1]. По но­во­му уста­ву жиз­нью цер­ков­ной об­щи­ны долж­но бы­ло ру­ко­во­дить воз­глав­ля­е­мое на­сто­я­те­лем При­ход­ское со­бра­ние и из­бран­ный из его чле­нов При­ход­ской со­вет.

Раз­би­рая во­прос о цер­ков­ном бра­ке, все еди­но­душ­но вы­ска­за­лись про­тив но­вых за­ко­нов о граж­дан­ском бра­ке и его рас­тор­же­нии. Со­бор­ное по­ста­нов­ле­ние гла­си­ло: «Брак, освя­щен­ный Цер­ко­вью, не мо­жет быть рас­торг­нут граж­дан­ской вла­стью»[4]. В кон­це вто­рой сес­сии Со­бо­ром бы­ли ка­но­ни­зи­ро­ва­ны свя­ти­те­ли Со­фро­ний Ир­кут­ский и Иосиф Аст­ра­хан­ский.

По­сле ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та на­ча­лось тя­же­лое для ар­хи­ере­ев, пас­ты­рей и ми­рян Рус­ской Церк­ви вре­мя: мно­гие из них за­сви­де­тель­ство­ва­ли свою ве­ру му­че­ни­че­ским и ис­по­вед­ни­че­ским по­дви­гом. 25 ян­ва­ря 1918 го­да в Ки­е­ве был убит по­чет­ный пред­се­да­тель Со­бо­ра мит­ро­по­лит Вла­ди­мир (Бо­го­яв­лен­ский). Ле­том то­го же го­да бы­ли за­му­че­ны епи­скоп То­боль­ский Гер­мо­ген и ар­хи­епи­скоп Перм­ский Ан­д­ро­ник и еще це­лый ряд рус­ских свя­ти­те­лей и пас­ты­рей. За весь 1918 год бы­ло рас­стре­ля­но 3000 свя­щен­но­слу­жи­те­лей и мно­же­ство пра­во­слав­ных ми­рян[5].

В от­вет на на­чав­ше­е­ся го­не­ние на ве­ру Все­рос­сий­ский Со­бор по­ста­но­вил:

1. Уста­но­вить воз­но­ше­ние в хра­мах за бо­го­слу­же­ни­ем осо­бых про­ше­ний о го­ни­мых ныне за пра­во­слав­ную ве­ру и Цер­ковь и скон­чав­ших жизнь свою ис­по­вед­ни­ках и му­че­ни­ках...

3. Уста­но­вить по всей Рос­сии еже­год­ное мо­лит­вен­ное по­ми­но­ве­ние в день 25 ян­ва­ря или в сле­ду­ю­щий за сим вос­крес­ный день всех усоп­ших в ны­неш­нюю лю­тую го­ди­ну го­не­ний ис­по­вед­ни­ков и му­че­ни­ков[3][**].

В та­кой тре­вож­ной об­ста­нов­ке в свя­зи с угро­зой жиз­ни Пат­ри­ар­ха Со­бор пред­ло­жил ему из­брать несколь­ко ме­сто­блю­сти­те­лей Пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла, ко­то­рые в по­ряд­ке стар­шин­ства бу­дут блю­сти власть Пат­ри­ар­ха и пре­ем­ство­вать ему. Свя­тей­ший Ти­хон ис­пол­нил по­ру­че­ние Со­бо­ра, о чем и до­ло­жил на за­кры­том за­се­да­нии. По­сле кон­чи­ны Пат­ри­ар­ха в 1925 го­ду мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий Петр (По­лян­ский, свя­щен­но­му­че­ник, † 1937) всту­пил в долж­ность Ме­сто­блю­сти­те­ля на ка­но­ни­че­ском ос­но­ва­нии – в со­от­вет­ствии с ре­ше­ни­ем Со­бо­ра.

В тя­же­лые го­ды на­сту­пив­ше­го ли­хо­ле­тья цер­ков­ное ру­ко­вод­ство не бы­ло без­участ­ным на­блю­да­те­лем тво­ря­ще­го­ся зла. Со­бор, Свя­щен­ный Си­нод и Свя­тей­ший Пат­ри­арх неод­но­крат­но об­ра­ща­лись с по­сла­ни­я­ми к все­рос­сий­ской пастве, вой­скам, Вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству и к без­бож­ной вла­сти с при­зы­вом оста­но­вить бра­то­убий­ствен­ную сму­ту, без­за­ко­ния, ра­зо­ре­ние свя­тых оби­те­лей и хра­мов. В по­сла­нии от 19 ян­ва­ря 1918 го­да Пат­ри­арх Ти­хон пре­дал ана­фе­ме «тво­ря­щих без­за­ко­ния и го­ни­те­лей ве­ры и Церк­ви Пра­во­слав­ной»[5].

19 июня 1918 го­да, по­сле двух­ме­сяч­но­го пе­ре­ры­ва, в Москве от­кры­лась тре­тья сес­сия По­мест­но­го Со­бо­ра. На этот раз со­бра­лось сто со­рок де­ле­га­тов. Со­бор вы­ра­бо­тал и при­нял «Опре­де­ле­ние о по­ряд­ке из­бра­ния Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха», ко­то­рое бы­ло в ос­нов­ном ана­ло­гич­но со­сто­яв­ше­му­ся из­бра­нию Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. За­тем бы­ло при­ня­то «Опре­де­ле­ние о Ме­сто­блю­сти­те­ле Пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла».

2 ав­гу­ста Со­бор при­нял ре­ше­ние о при­зна­нии недей­стви­тель­ным ли­ше­ние свя­щен­но­слу­жи­те­лей са­на по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. Вслед­ствие это­го ре­ше­ния бы­ли ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ны стра­да­лец за Цер­ковь мит­ро­по­лит Ро­стов­ский Ар­се­ний (Ма­це­е­вич, † 1772)[***] и крайне ле­вый по­ли­тик на­ча­ла ХХ ве­ка свя­щен­ник Гри­го­рий Пет­ров. Этим же опре­де­ле­ни­ем Цер­ковь при­зна­ла се­бя апо­ли­тич­ной ор­га­ни­за­ци­ей и по­ста­но­ви­ла, что чле­ны ее не име­ют пра­ва свою лич­ную по­ли­ти­че­скую по­зи­цию вы­да­вать за об­ще­цер­ков­ную. Осуж­да­лась вся­кая де­я­тель­ность, на­прав­лен­ная на при­чи­не­ние вре­да Церк­ви[3].

Важ­ным ре­ше­ни­ем Со­бо­ра яв­ля­ет­ся при­ня­тое им «Опре­де­ле­ние о мо­на­сты­рях и мо­на­ше­ству­ю­щих». Дан­ным опре­де­ле­ни­ем вос­ста­нав­ли­вал­ся древ­ний обы­чай из­бра­ния бра­ти­ей и сест­ри­че­ством на­сто­я­те­лей и на­сто­я­тель­ниц мо­на­сты­рей. Для по­стри­га­е­мых вво­дил­ся воз­раст­ной ценз в 25 лет. Со­бор ре­ко­мен­до­вал всем мо­на­сты­рям вво­дить об­ще­жи­тель­ный устав. Для ду­хов­но­го ру­ко­вод­ства на­сель­ни­ков пред­по­ла­га­лось в каж­дой оби­те­ли иметь опыт­но­го стар­ца или ста­ри­цу. Всем на­сель­ни­кам пред­пи­сы­ва­лось нести тру­до­вое по­слу­ша­ние. Ду­хов­но-про­све­ти­тель­ное слу­же­ние ми­ру, по ре­ше­нию Со­бо­ра, долж­но бы­ло вы­ра­жать­ся в стро­го устав­ном бо­го­слу­же­нии, ду­хов­ни­че­стве, стар­че­стве и про­по­вед­ни­че­стве[1].

Ос­но­вы­ва­ясь на Свя­щен­ном Пи­са­нии и цер­ков­ных ка­но­нах, а так­же же­лая огра­дить вы­со­кое до­сто­ин­ство свя­щен­но­го са­на, Со­бор вы­нес опре­де­ле­ние, за­пре­щав­шее вто­рой брак для вдо­вых и раз­ве­ден­ных кли­ри­ков, и дру­гие опре­де­ле­ния о невоз­мож­но­сти вос­ста­нов­ле­ния в сане лиц, ли­шен­ных его по при­го­во­ру ду­хов­ных су­дов, пра­виль­ных по су­ще­ству и фор­ме[2]. Со­блю­де­ние этих опре­де­ле­ний ду­хо­вен­ством Пат­ри­ар­шей Церк­ви в по­сле­ду­ю­щую чет­верть ве­ка убе­рег­ло его от дис­кре­ди­та­ции, ко­то­рой под­верг­ли се­бя об­нов­лен­цы, по­прав­шие свя­тые ка­но­ны. 13 ав­гу­ста Со­бор по­ста­но­вил празд­но­вать на вто­рой Неде­ле по Пя­ти­де­сят­ни­це па­мять Всех свя­тых, в Зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших. 30 ав­гу­ста вы­шло «Опре­де­ле­ние об охране цер­ков­ных свя­тынь от ко­щун­ствен­но­го за­хва­та и по­ру­га­ния».

В по­след­ние дни сес­сии бы­ло при­ня­то со­бор­ное «Опре­де­ле­ние о при­вле­че­нии жен­щин к де­я­тель­но­му уча­стию на раз­ных по­при­щах цер­ков­но­го слу­же­ния». Кро­ме ак­тив­но­го уча­стия в при­ход­ской жиз­ни у жен­щин-хри­сти­а­нок по­яви­лась воз­мож­ность уча­стия в бла­го­чин­ни­че­ских и епар­хи­аль­ных со­бра­ни­ях. В ви­де ис­клю­че­ния они мог­ли ис­пол­нять пса­лом­щи­че­скую долж­ность, без вклю­че­ния в клир[1]. Это со­бор­ное ре­ше­ние ока­за­лось весь­ма ак­ту­аль­ным, ибо в ХХ ве­ке пра­во­слав­ные при­хо­жан­ки со­ста­ви­ли боль­шую часть ве­ру­ю­ще­го на­ро­да и по­ис­ти­не ста­ли опло­том Церк­ви.

В свя­зи с от­де­ле­ни­ем Поль­ши от Рос­сии Со­бор вы­нес осо­бое «Опре­де­ле­ние об устрой­стве Вар­шав­ской епар­хии», ко­то­рая счи­та­лась неотъ­ем­ле­мой ча­стью Рос­сий­ской Церк­ви. Бы­ло при­ня­то так­же опре­де­ле­ние об ав­то­ном­ном ста­ту­се Церк­ви на Укра­ине, ко­то­рая, оста­ва­ясь в юрис­дик­ции Ма­те­ри-Церк­ви, мог­ла са­мо­сто­я­тель­но ре­шать внут­рен­ние де­ла: адми­ни­стра­тив­ные, про­све­ти­тель­ские, хо­зяй­ствен­ные, бла­го­тво­ри­тель­ные и т. п.[1].

Ра­бо­та По­мест­но­го Со­бо­ра бы­ла пре­рва­на не по во­ле его участ­ни­ков, а в свя­зи с кон­фис­ка­ци­ей по­ме­ще­ний, где про­хо­ди­ли со­бор­ные за­се­да­ния. На за­клю­чи­тель­ном со­бра­нии 7 сен­тяб­ря бы­ло ре­ше­но со­брать оче­ред­ной По­мест­ный Со­бор вес­ной 1921 го­да. Та­ким об­ра­зом, бы­ла за­ло­же­на нор­ма ре­гу­ляр­но­го про­ве­де­ния По­мест­ных Со­бо­ров: не ме­нее од­но­го ра­за в три го­да[5].

По­мест­ный Все­рос­сий­ский Со­бор за­вер­шил свою де­я­тель­ность вы­нуж­ден­но, не ис­чер­пав сво­ей про­грам­мы, так как не все от­де­лы тру­ди­лись с оди­на­ко­вым успе­хом. Не бы­ло вы­ра­бо­та­но со­бор­ных ре­ше­ний об ав­то­ке­фа­лии Гру­зин­ской Церк­ви, о пра­во­слав­ных при­хо­дах в став­шей неза­ви­си­мой Фин­лян­дии, о цер­ков­ных из­да­тель­ствах, су­де, ка­лен­да­ре и неко­то­рые дру­гие во­про­сы. Все под­го­тов­лен­ные в от­де­лах до­кла­ды Со­бор пе­ре­дал на усмот­ре­ние ВЦУ, а так­же пе­ре­дал ему и пра­во вво­да утвер­жден­ных ре­ше­ний в цер­ков­ную прак­ти­ку[5].

На Со­бо­ре, став­шем ак­том са­мо­опре­де­ле­ния Церк­ви в но­вых ис­то­ри­че­ских усло­ви­ях, она су­ме­ла очи­стить­ся от все­го на­нос­но­го, ис­пра­вить де­фор­ма­ции си­но­даль­ной эпо­хи и тем са­мым об­на­ру­жи­ла свою неот­мир­ную при­ро­ду[2].

Го­судар­ствен­ные струк­ту­ры Рос­сий­ской Им­пе­рии рух­ну­ли, Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство ока­за­лось дей­стви­тель­но вре­мен­ным. В кон­це 1917 го­да Рус­ская Цер­ковь всту­пи­ла в но­вую по­ло­су сво­е­го бы­тия и бы­ла вы­нуж­де­на ду­мать не о ре­фор­мах, а о вы­жи­ва­нии в усло­ви­ях на­си­лия, тво­ри­мо­го под ло­зун­гом «сво­бо­ды со­ве­сти». Де­кре­том 1918 го­да бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло раз­ру­ше­нию мно­го­ве­ко­во­го укла­да внеш­ней жиз­ни цер­ков­ных об­щин, а по су­ще­ству, и все­го строя жиз­ни рус­ско­го об­ще­ства.

По­ло­же­ния де­кре­та 1918 го­да пря­мо или кос­вен­но на­но­си­ли уда­ры по се­мье и шко­ле, по от­но­ше­нию к об­ще­ствен­ным обя­зан­но­стям и ос­нов­ным цен­но­стям жиз­ни че­ло­ве­ка[4]. В та­ких тя­же­лей­ших усло­ви­ях де­я­ния Со­бо­ра яви­лись для ве­ру­ю­щих нрав­ствен­ным ори­ен­ти­ром, свое­об­раз­ным «цер­ков­ным ма­я­ком», ука­зы­ва­ю­щим вер­ный путь в бур­ном мо­ре во­ин­ству­ю­ще­го ате­из­ма. Бла­го­да­ря воз­рож­де­нию цер­ков­ной со­бор­но­сти и вос­ста­нов­ле­нию Пат­ри­ар­ше­ства ка­но­ни­че­ский строй Пра­во­слав­ной Церк­ви ока­зал­ся неуяз­вим для под­рыв­ных дей­ствий рас­коль­ни­ков и без­бож­ни­ков[1].

И ныне наш пра­во­слав­ный на­род с бла­го­дар­но­стью хра­нит па­мять об участ­ни­ках став­ше­го ис­то­ри­че­ским По­мест­но­го Со­бо­ра 1917–1918 го­дов, мно­гие из ко­то­рых во гла­ве со свя­тым ис­по­вед­ни­ком Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном сво­и­ми стра­да­ни­я­ми за­пе­чат­ле­ли вер­ность Хри­сту Спа­си­те­лю и ос­но­ван­ной Им Свя­той Церк­ви.

Про­то­и­е­рей Ана­то­лий Ла­за­рев, кан­ди­дат бо­го­сло­вия


Ли­те­ра­ту­ра

[1] Ис­то­рия Рус­ской Церк­ви. Кн. 9. М., 1997.

[2] Цыпин Вла­ди­слав, про­то­и­е­рей. Ис­то­рия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. М., 1994.

[3] Цыпин Вла­ди­слав, про­то­и­е­рей. Рус­ская Цер­ковь (1917–1925). М., 1996.

[4] Ни­ко­лин Алек­сий, свя­щен­ник. Цер­ковь и го­су­дар­ство. М., 1997.

[5] Фир­сов С. Рус­ская Цер­ковь на­ка­нуне пе­ре­мен. М., 2002.

При­ме­ча­ния

[*] Пре­по­доб­ный Алек­сий был про­слав­лен в ли­ке свя­тых на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре в 2000 го­ду.

[**] На ос­но­ва­нии дан­но­го со­бор­но­го по­ста­нов­ле­ния Свя­щен­ный Си­нод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви сво­им ре­ше­ни­ем от 30 ян­ва­ря 1991 го­да уста­но­вил 25 ян­ва­ря еже­год­ное по­ми­но­ве­ние усоп­ших, по­стра­дав­ших в го­ди­ну го­не­ний за ве­ру Хри­сто­ву.

[***] Свя­ти­тель Ар­се­ний был ка­но­ни­зи­ро­ван как свя­щен­но­му­че­ник на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре в 2000 го­ду.