Канон святым преподобномученикам Феодору и Василию Печерским

Припев: Святи́и преподобному́ченицы, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 24 августа (11 августа ст. ст.)

Глас 2.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Нетре́ну, необы́чну, немо́кренно морску́ю ше́ствовав стезю́, избра́нный вопия́ше Изра́иль: Го́сподеви пои́м, я́ко просла́вися.

Нетре́н хотя́й по́стничества пу́ть ше́ствовати, Фео́дор сла́вный, ева́нгельски ми́ра сего́ суе́тий отре́кся и бога́тство разда́в ни́щим, еди́н би́сер, Христа́, стяжа́, Ему́же и пое́т: я́ко просла́вися.

Ви́дя, блаже́нне, я́ко ми́р во зле́ лежи́т, не восхоте́л еси́ на тле́ние сего́ взира́ти, те́м всели́лся еси́ в пеще́ру, мно́га ле́та пребы́в, воздержа́нию прилежа́ и трудо́м, на Еди́наго взира́я Бо́га.

Зави́дя вра́г вселука́вый, раска́янием разда́нных име́ний вве́рже тя́, преподо́бне, во отча́яние, на мно́ги дни́ помрача́я, но ты́ испове́данием па́ки испра́вился еси́, и посрами́л еси́ хотя́щаго тя́ посрами́ти.

Я́ко соверше́н и́нок, соверше́нное нестяжа́ние имы́й, увеща́л еси́ Фео́дора, преподо́бне Васи́лие, не раскаева́тися, я́ко прехо́дит ми́ра сего́ о́браз, но на Небе́сная взира́ти, я́ко та́ пребыва́ют во ве́ки.

Богоро́дичен: От влеку́щаго мя́ к тле́нию руки́ исхи́ти, Влады́чице, к нетле́нным же взира́ти устро́й и напра́ви живо́т на́ш, я́ко Ско́рая Помо́щница и исправле́ние челове́ком.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Лу́к сокруши́ся си́льных держа́вою Твое́ю, Христе́, и си́лою немощству́ющии препоя́сашася.

Лу́к сокруши́ся велиа́ра, напряже́нный на тя́, о́тче, ты́ бо, прие́мь я́ко ме́ч, глаго́лал еси́ Иису́совы моли́твы, пресе́кл еси́ того́; и и́же пе́рвее неду́говав, сребролю́бием омрача́емь, последи́, препоя́сався Боже́ственною си́лою, бы́л еси́ врагу́ в я́зву.

Услы́шал еси́, преподо́бне, я́ко погуби́ зла́то и живо́т, раска́явыйся иногда́ о разда́нней ми́лостыне, пла́кал еси́ го́рько, и те́м от сребролю́бнаго неду́га избы́в, возопи́л еси́: прославля́ю, Бла́же, непостижи́мую Твою́ ми́лость.

А́ки единоутро́бнии, возлю́бльшеся с собо́ю, Васи́лие и Фео́доре, ненави́дящаго добра́ преуспе́янием в за́поведех Госпо́дних посрами́ли есте́ велиа́ра. И мене́ ко преуспева́нию те́х утверди́те, да вку́пе прославля́ю с ва́ми непостижи́мую Бо́жию ми́лость.

Отше́дшу тебе́ на послуша́ние, преподо́бне Васи́лие, обре́т вра́г вре́мя, и преобрази́вся в тво́й о́браз, вообрази́ Фео́дору па́ки любле́ние разда́нных име́ний, я́ко не помяну́ Иису́совы моли́твы в бесе́де неполе́зней.

Мня́йся стоя́ти, да не паде́шися, вся́к блюди́ся, я́коже сбы́стся на Фео́доре блаже́ннем: то́й бо, мня́йся прогна́вый супоста́та, прия́ его́ па́ки, и бы́ли бы́ша ему́ после́дняя го́рша пе́рвых, а́ще не бы от си́х спасла́ его́ непостижи́мая Бо́жия бла́гость.

Богоро́дичен: Нечу́вствен сы́й, возмни́хся в доброде́телех стоя́ти, неве́дый, я́ко падо́хся, но Ты́, Ско́рая Помо́щнице, возведи́ мя́, Чи́стая Де́во, и научи́ мя́ усе́рдно Бо́жия за́поведи твори́ти, да прославля́ю Твою́, Ма́ти Бо́жия, несказа́нную ми́лость.

Седа́лен, гла́с 8:

От зло́бы нача́льника врага́ уязви́лся еси́, о́тче, изли́шнее с те́м бесе́довав о неполе́зных, не помина́я сего́, я́ко тля́т бесе́ды злы́ обы́чаи благи́я, но сие́ все́ бы́сть Бо́гом попуща́емо, да искуше́ние твое́ яви́тся чисте́е зла́та и бо́льший вене́ц тебе́ исхода́тайствует, его́же и прие́м последи́, моли́ся Христу́ Бо́гу и на́м того́жде не лиши́тися, чту́щим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Богоро́дичен: Стре́лы лука́ваго, плотски́м раздеже́нием напое́нны, уязви́ша мое́ се́рдце, и лежу́ ме́ртв, живота́ отча́явся, пла́стырь цельбы́ Твоея́ приложи́ ми́, Чи́стая Де́во, я́ко Целе́бница всего́ христиа́нскаго ро́да.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, сла́вное Твое́ смотре́ние и просла́вих, Человеколю́бче, непостижи́мую Твою́ си́лу.

Услы́шав всегуби́тель, я́ко в бесе́де не помина́еши И́мене Го́спода Иису́са, Фео́доре, прия́т де́рзость и сове́тует проси́ти у Бо́га, е́же пода́тися тебе́ мно́жеству зла́та и сребра́, разда́ннаго ра́ди твоего́ бога́тства, ты́ же не помяну́л еси́, я́ко хотя́щии богати́тися впада́ют в напа́сть и в зло́ неисцели́мо.

Вся́ бе́сом сове́туемая прие́мь, преподо́бне, ви́дел еси́ бе́са во сне́, а́ки а́нгела во све́тлости вели́цей, показу́ющаго тебе́ в пеще́ре сокро́вище, е́же, прокопа́в ма́ло, обре́т, вма́ле не погуби́л еси́ многоце́ннаго би́сера, Христа́, Его́же благода́тию, пады́й, па́ки испра́вился еси́.

Ко́рень сребролю́бия в тебе́ хотя́ прорасти́ти в ве́тви, диа́вол вта́йне наноси́мыми помышле́нии, и я́ве явле́нием во о́бразе Васи́лия, сове́тует со обре́тенным зла́том в чу́ждую страну́ бежа́ти и притяжа́ти себе́ се́ла на потре́бу, да та́ко, удали́вся, преподо́бне, ме́ста сего́ свята́го, отпаде́ши и Бо́жия благода́ти.

Живота́ продолже́нием и ста́рости наше́ствием вра́г устраша́я, к любоиме́нию привлека́ет тя́, Фео́доре, хотя́ отъя́ти тебе́ па́мять, да не помина́еши Ре́кшаго: не пецы́теся о у́трии, Бо́г бо пече́тся о ва́с.

Богоро́дичен: Отъя́т лука́вый мне́ па́мять, да не помина́ю Ре́кшаго: не пецы́теся душе́ю ва́шею; и та́ко в душегу́бную веде́т мя́ страну́, да та́мо, Бо́жия благода́ти обнища́в, сконча́юся. Но, Чи́стая Де́во, не попусти́ ми́ в коне́чную сию́ па́сти поги́бель.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́гль Иса́ии проявле́йся, Со́лнце из де́вственныя утро́бы возсия́, во тьме́ заблу́ждшим, Богоразу́мия просвеще́ние да́руя.

У́гль еще́ име́яй, блаже́нне, опаля́ющий со́весть твою́ студо́м, отвеща́л еси́ бе́су: обеща́хся зде́ в пеще́ре живо́т мо́й сконча́ти, ка́ко у́бо ны́не бегле́ц бу́ду? Но зде́ поживу́, и вся́ сотворю́ повеле́нная тобо́ю.

Па́ки супоста́т предлага́ет, я́ко уве́дано бу́дет обре́тенное сокро́вище, и прети́т отъя́тием о́наго, с ни́мже сове́тует от ме́ста сего́ бежа́ти, его́же послу́шав сове́та, приуготовля́лся еси́ к бежа́нию, а́ще не бы́ша удержа́ли тя́, Фео́доре, преподо́бных оте́ц моли́твы, па́че же Са́мыя Богома́тере десни́ца.

И́стиннаго послу́шателя и име́ний нестяжа́теля, блаже́ннаго Васи́лия, отгна́л еси́, Фео́доре, я́ко облича́вша тя́, пре́лестию бесо́вскою ослепле́нна, то́й же, отгоня́емь, не пререка́ше, па́че же моля́ше Бо́га, да тя́ изба́вит от сатани́нских ловле́ний.

При мно́гих свиде́телех да оправди́шися, Васи́лие, прише́л еси́ с бра́тиею ко прельще́нному, того́ уверя́я, я́ко не с тобо́ю, но с бе́сом, во о́бразе твое́м вчера́ и пре́жде того́ бы́вшим, и ко́зни своя́ распростира́ющим, о́н бесе́дова.

Богоро́дичен: Вра́г многоко́зненный, хотя́ мя́ запя́ти, во многоли́чныя претворя́ется о́бразы, и де́йствует в мы́сли мое́й, да удалю́ся Твоего́, Ма́ти Пречи́стая, покро́ва; но Ты́, Влады́чице, не попусти́ на мя́ такова́го искуше́ния.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Гла́с глаго́л моле́бных от боле́зненныя, Влады́ко, души́ услы́шав, от лю́тых мя́ изба́ви: еди́н бо еси́ на́шего спасе́ния вино́вен.

Гла́с глаго́лов Иису́совы моли́твы я́ко услы́ша льсти́вый, не дерзну́ к тебе́, Фео́доре, приступи́ти, но, пораже́н, бе́гаше от твоея́ пеще́ры, ты́ же, о си́ле тоя́ моли́твы укрепи́вся, и вся́кому, к тебе́ приходя́щему, не отверза́л еси́ двере́й, до́ндеже испове́сть, я́ко Госпо́дь Иису́с Христо́с на́шему спасе́нию вино́вен.

От толи́каго ро́ва поги́бели изба́влен сы́й, Фео́доре, ископа́л еси́ ро́в глубо́к и поги́бельное сокро́вище в о́н вве́ргл еси́, присыпа́я и любоиме́ния па́мять, глаго́ля в себе́: не́сть и́но, что́ та́ко и́ноком, я́ко любоиме́ние, душевре́дно.

Мно́гими труды́ томя́ себе́, Фео́доре, да не пра́зден сы́й, впаде́ши в безстра́шие и ле́ность, поста́вил еси́ же́рновы, и меля́ на бра́тию жи́то, во усте́х име́л еси́ непреста́нно Иису́сову моли́тву, и та́ко на неви́димаго врага́ укрепи́лся еси́.

Хотя́ супоста́т устраши́ти тя́, блаже́нне, сотвори́ гла́с, а́ки гро́ма, и ме́ляше в же́рновы, но ты́, разуме́в того́ де́йство, запрети́л еси́ тому́, и бы́сть, а́ки пле́нник, повину́яся и меля́, до́ндеже пя́ть возо́в изме́ле жи́та в но́щь еди́ну.

Богоро́дичен: В ле́ности мя́ су́ща всегда́ вра́г пленя́ет и поуча́ет мя́ на непотре́бная дела́, но Ты́, Мари́е, Ма́ти Бо́га моего́, прожени́ того́, мене́ же научи́ порабо́тити пло́ть ду́ху, и послужи́ти Бо́гу моему́ в преподо́бии и пра́вде.

Конда́к, гла́с 2:

До́бр сове́тник я́влься блаже́нному Фео́дору, Богому́дре Васи́лие, изба́вил еси́ того́ сове́том свои́м от пре́лести диа́воли и ко све́ту богоразу́мия наста́вль. С те́мже по́слежде блаже́нную прия́л еси́ кончи́ну, устреле́н непра́ведно бы́в во утро́бу от сребролюби́ваго кня́зя. И ны́не, предстоя́ Го́сподеви, моли́ся непреста́нно о все́х на́с.

И́кос:

Премно́жеством доброде́телей ва́ших, преподо́бнии, я́ко са́д кра́сный, испо́лнь су́ще, и я́ко от ра́я, процвели́ есте́ поще́нием и моли́твами, все́х благоуха́юще от вони́ мно́гих ва́ших трудо́в, и по́двигов, и по́тов преподо́бнических, в ни́хже преидо́сте благоиску́сно к безско́рбному животу́, и венце́м побе́дным увязо́стеся; моли́те непреста́нно о все́х на́с.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Вети́и яви́шася о́троцы любому́дрейшии дре́вле, от богоприя́тныя бо души́, богосло́вяще устна́ми, поя́ху: Пребоже́ственный отце́в и на́ш Бо́же, благослове́н еси́.

Вети́йствовати, блаже́ннии отцы́, хотя́ще, о мы́слех открыва́ху дру́г дру́гу и разсужда́ху о́ба, а́ще богоуго́дны мы́сли и́х бы́ша. Си́х, бра́тие, подража́юще, разсужде́нием бра́тним мы́сли своя́ искуша́йте, ки́я су́ть от Бо́га.

По́двигом и трудо́м преподо́бнаго Фео́дора ревну́юще, не дади́м труда́ на́шего ины́м, но я́коже то́й са́м на ке́ллию свою́ дрова́ ноша́ше, та́ко и мы́ потруди́мся на на́с, а́ще хо́щем, да вра́г на́м празднолю́бием не стужа́ет.

Ненави́дяще, бе́си блаже́нному па́кости творя́ху, ели́ко бо то́й со мно́гим трудо́м древа́ на го́ру ноша́ше, толи́ко они́ па́ки с горы́ низверга́ху, но тру́д заде́юще ста́рцу, са́ми подъя́ша труды́ и томле́ние.

Ве́рвь треплете́нна е́сть непреста́нная моли́тва от чи́ста се́рдца, е́юже Фео́дор блаже́нный связа́ зло́бныя ду́хи, и бы́ша ему́, а́ки пле́нницы, повину́ющеся и нося́ще древа́ на созида́ние ве́тхаго монастыря́, и́же сгоре́ пре́жде.

Мно́гими труды́ лука́вии ду́си томи́ми и безче́ствуеми, вопия́ху на блаже́нных, хва́лящеся и глаго́люще: лю́тии на́м супоста́ти, Фео́дор и Васи́лий, с ни́миже не преста́нем бра́тися, до́ндеже предади́м я́ сме́рти, не ве́дуще, я́ко си́м честне́йшему венцу́ вино́вни бу́дут.

Богоро́дичен: Тобо́ю, Влады́чице, укрепля́ема ви́дяще мя́, бе́сове скреже́щут зубы́ и хва́лятся непреста́нно бра́тися со мно́ю, до́ндеже одоле́ют. Но Ты́, Засту́пнице моя́, не преда́ждь мя́ в и́х ру́ки, но изми́ мя́ от те́х наве́тов.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: О подо́бии зла́те небре́гше, треблаже́ннии ю́ноши, неизме́нный и живы́й Бо́жий о́браз ви́девше, среди́ огня́ воспева́ху: осуществова́нная да пое́т Го́спода вся́ тва́рь и превозно́сит во вся́ ве́ки.

Подо́бием вся́каго злохи́трства своего́ нача́ша бе́сове поощря́ти злы́я челове́ки, да бы́ша погуби́ли тя́, Фео́доре, те́мже ная́тии изво́зницы со мно́гою укори́зною к судии́ оклевета́ша тя́, свя́те; но ты́, о се́м не радя́, взыва́л еси́: да пое́т Го́спода вся́ тва́рь и превозно́сит Его́ во ве́ки.

В подо́бии блаже́ннаго Васи́лия прии́де бе́с па́ки к не́коему боля́рину безчелове́чну, оклевета́я Фео́дора за обре́тенное сокро́вище, с ни́мже, рече́, хо́щет на и́ну страну́ бежа́ти; злочести́вый же о́н не ве́дяше, я́ко святи́и еди́но сокро́вище и́мут – Христа́, Его́же превозно́сят хвала́ми во ве́ки.

В подо́бии Васи́лия злочести́вый боля́рин приведе́ ко кня́зю бе́са, и́же и тому́ солга́ о сокро́вищи на тя́, свя́те, и сове́товаше, да и́мут и мно́гими му́ками да истя́жут от тебе́ зла́то; но ты́, блаже́нне, ничто́же боя́ся, кре́пко вооружи́лся еси́ на супоста́та, удали́вшагося от Го́спода во ве́ки.

Во у́трие кня́зь, а́ки на ло́в или́ на не́коего во́ина кре́пкаго са́м иды́й, улови́ тя́, блаже́нне, и приве́д в до́м, пе́рвее ласка́нии истя́зоваше сокро́вища от тебе́, ему́же отвеща́л еси́, свя́те: обрето́х сокро́вище и ви́дех мно́жество сосу́дов златы́х, я́же па́ки закопа́х, я́ко ми́ неполе́зно, и моли́х Го́спода, да забу́ду о́но во ве́ки.

Богоро́дичен: Закопа́х вве́ренный мне́ тала́нт, я́ко ра́б лени́вый, и ника́коже па́мятствую, я́ко и́мам о приобре́тении о́наго отве́т да́ти моему́ Влады́це. Те́м молю́ Тя́, Всечи́стая Пресвята́я Де́во, помози́ ми́ тала́нт сотвори́ти сугу́бый, я́ко да обря́щу Го́спода моего́ ми́лостива во ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ве́сь еси́ жела́ние, ве́сь сла́дость, Сло́ве Бо́жий, Де́вы Сы́не, Бо́же бого́в, Го́споди святы́х Пресвяты́й, те́м Тя́ вси́ с Ро́ждшею велича́ем.

Жела́я разреши́тися от у́з плотски́х и со Христо́м бы́ти, свя́зан бы́л еси́ от кня́зя непови́нне; и му́чим кре́пко, му́чащаго врага́ уму́чил еси́, Фео́доре блаже́ннейший.

От пло́ти твоея́ струя́ми кро́вь теча́ше и обагри́ власяни́цу, в ню́же, а́ки во многоце́нную порфи́ру, оде́ян, в Небе́сный Черто́г вше́л еси́, иде́же с Ро́ждшею Бо́га в Тро́ице велича́еши.

Пове́шен и ды́мом удавля́емь, та́же огне́м зело́ опаля́емь бы́л еси́, блаже́нне, но Бо́жия десни́ца сохрани́ тя́ це́ла, я́ко ниже́ власяни́це твое́й о́гнь прикосну́ся, и а́ки в прохла́дне ме́сте, во пла́мени стоя́, Христа́ с Ро́ждшею прославля́л еси́.

Пре́лести бесо́встей ве́ровав кня́зь, дерзну́ я́ти тя́, ца́рствующаго над страстьми́, Васи́лие, и по́слуха хотя́ име́ти на Фео́дора, вопроша́ше о сокрове́ннем зла́те; ты́ же несумне́нно того́ и предстоя́щих обличи́л еси́, я́ко бе́сом прельще́нных.

Шу́мен сы́й от вина́, не стерпе́в обличе́ния твоего́, кня́зь безу́мный стрело́ю уязви́ тя́ от лу́ка; ты́ же, блаже́нне, проро́чествовал еси́ ему́, глаго́ля, я́ко и са́м то́южде стрело́ю я́звен бу́дет, и сбы́стся глаго́л тво́й, блаже́нне, вско́ре.

Богоро́дичен: Возшуме́ша врази́ на́ши, Госпоже́, и обыдо́ша о́крест, пуща́юще грехолю́бныя на ны́ стре́лы. Но Ты́, Влады́чице, гра́д су́щи тве́рд, стена́ необори́ма и щи́т кре́пкий, защити́ и сохрани́ с Сы́ном Тя́ велича́ющих.

Свети́лен:

В темни́цу вве́ржени, отцы́ блаже́ннии, по мно́гих му́ках изведе́ ду́ши ва́ша Госпо́дь от у́з плотски́х и введе́ во све́т присносу́щный испове́датися И́мени Его́ свято́му, иде́же со а́нгельскими ликостоя́нии веселя́щеся, помяни́те и на́с, ле́тнюю па́мять ва́шу почита́ющих.

Сла́ва, и ны́не: Уловле́н сы́й грехолю́бными сетьми́ от супоста́та, и в темни́цу со́вестнаго ослепле́ния вве́ржен, не ви́жду со́лнца за́поведей Го́спода моего́, но к Тебе́, Чи́стая, вопию́: возсия́й ми́ покая́ния со́лнце и согре́й луча́ми бла́гости Твоея́ оледене́вшее се́рдце, да сла́влю вы́ну Твою́ ско́рую по́мощь.

Фео́дор Печерский

Жития преподобномучеников Феодора и Василия Печерских

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ки Фе­о­дор и Ва­си­лий Пе­чер­ские под­ви­за­лись в ХI в. в Ближ­них пе­ще­рах Ки­е­ва. Свя­той Фе­о­дор роз­дал свое бо­гат­ство ни­щим, уда­лил­ся в мо­на­стырь и по­се­лил­ся в ва­ряж­ской пе­ще­ре, со­сед­ней с пе­ще­ра­ми пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия. Мно­го лет про­был он тут в стро­гом воз­дер­жа­нии. Ко­гда враг по­се­ял в нем скорбь о роз­дан­ном име­нии, свя­той Ва­си­лий уте­шал его: "Про­шу те­бя, брат Фе­о­дор, не те­ряй на­гра­ды; ес­ли хо­чешь име­ния, возь­ми все, что есть у ме­ня". Пре­по­доб­ный Фе­о­дор рас­ка­ял­ся и сер­деч­но по­лю­бил пре­по­доб­но­го Ва­си­лия, вме­сте с ко­то­рым жил в кел­лии. Од­на­жды пре­по­доб­ный Ва­си­лий в те­че­ние трех ме­ся­цев нес по­слу­ша­ние вне мо­на­сты­ря. Бес, при­няв его об­лик, явил­ся к пре­по­доб­но­му Фе­о­до­ру и ука­зал со­кро­ви­ща, ко­гда-то со­кры­тые в пе­ще­ре раз­бой­ни­ка­ми. Инок хо­тел уже вый­ти из мо­на­сты­ря, чтобы ку­пить име­ние и жить в ми­ру. Но ко­гда вер­нул­ся пре­по­доб­ный Ва­си­лий, бе­сов­ский об­ман рас­крыл­ся. С тех пор пре­по­доб­ный Фе­о­дор стал вни­ма­тель­нее к се­бе. Чтобы в празд­но­сти не увле­кать­ся по­мыс­ла­ми, он по­ста­вил у се­бя жер­нов и по но­чам пе­ре­ма­лы­вал зер­но. Так дол­ги­ми и усерд­ны­ми по­дви­га­ми он осво­бо­дил­ся от стра­сти среб­ро­лю­бия.

До кня­зя Мсти­сла­ва Свя­то­пол­ко­ви­ча до­шел слух, что инок Фе­о­дор на­шел мно­го со­кро­вищ в пе­ще­ре. Он вы­звал к се­бе пре­по­доб­но­го и ве­лел ука­зать ме­сто, где спря­та­ны цен­но­сти. Свя­той Фе­о­дор от­ве­тил кня­зю, что и в са­мом де­ле он ви­дел в пе­ще­ре мно­го зо­ло­та и со­су­дов, но от со­блаз­на он вме­сте с ино­ком Ва­си­ли­ем за­рыл их, а Бог от­нял у него па­мять, где оно со­кры­то. Не по­ве­рив свя­то­му, князь при­ка­зал за­му­чить его до смер­ти. Свя­то­го Фе­о­до­ра из­би­ли так, что вся вла­ся­ни­ца его бы­ла смо­че­на в кро­ви, за­тем его по­ве­си­ли вниз го­ло­вой, раз­ло­жив под ним ко­стер. В пья­ном со­сто­я­нии князь по­ве­лел ис­тя­зать и свя­то­го Ва­си­лия, а за­тем сам убил его стре­лой. Уми­рая, пре­по­доб­но­му­че­ник Ва­си­лий бро­сил стре­лу к но­гам кня­зя Мсти­сла­ва и пред­ска­зал, что ско­ро он сам бу­дет смер­тель­но уязв­лен ею. Про­ро­че­ство ис­пол­ни­лось: 15 июля 1099 го­да на стене Вла­ди­мир­ской кре­по­сти князь Мсти­слав во вре­мя меж­до­усоб­ной вой­ны с Да­ви­дом Иго­ре­ви­чем был неожи­дан­но сквозь от­вер­стие дос­ки по­ра­жен стре­лой в грудь и в сле­ду­ю­щую ночь скон­чал­ся. Узнав свою стре­лу, князь ска­зал: "Уми­раю за пре­по­доб­но­му­че­ни­ков Ва­си­лия и Фе­о­до­ра".

См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­ных отец на­ших Фе­о­до­ра и Ва­си­лия, ино­ков Ки­е­во-Пе­чер­ских" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Васи́лий Печерский

Жития преподобномучеников Феодора и Василия Печерских

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ки Фе­о­дор и Ва­си­лий Пе­чер­ские под­ви­за­лись в ХI в. в Ближ­них пе­ще­рах Ки­е­ва. Свя­той Фе­о­дор роз­дал свое бо­гат­ство ни­щим, уда­лил­ся в мо­на­стырь и по­се­лил­ся в ва­ряж­ской пе­ще­ре, со­сед­ней с пе­ще­ра­ми пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия. Мно­го лет про­был он тут в стро­гом воз­дер­жа­нии. Ко­гда враг по­се­ял в нем скорбь о роз­дан­ном име­нии, свя­той Ва­си­лий уте­шал его: "Про­шу те­бя, брат Фе­о­дор, не те­ряй на­гра­ды; ес­ли хо­чешь име­ния, возь­ми все, что есть у ме­ня". Пре­по­доб­ный Фе­о­дор рас­ка­ял­ся и сер­деч­но по­лю­бил пре­по­доб­но­го Ва­си­лия, вме­сте с ко­то­рым жил в кел­лии. Од­на­жды пре­по­доб­ный Ва­си­лий в те­че­ние трех ме­ся­цев нес по­слу­ша­ние вне мо­на­сты­ря. Бес, при­няв его об­лик, явил­ся к пре­по­доб­но­му Фе­о­до­ру и ука­зал со­кро­ви­ща, ко­гда-то со­кры­тые в пе­ще­ре раз­бой­ни­ка­ми. Инок хо­тел уже вый­ти из мо­на­сты­ря, чтобы ку­пить име­ние и жить в ми­ру. Но ко­гда вер­нул­ся пре­по­доб­ный Ва­си­лий, бе­сов­ский об­ман рас­крыл­ся. С тех пор пре­по­доб­ный Фе­о­дор стал вни­ма­тель­нее к се­бе. Чтобы в празд­но­сти не увле­кать­ся по­мыс­ла­ми, он по­ста­вил у се­бя жер­нов и по но­чам пе­ре­ма­лы­вал зер­но. Так дол­ги­ми и усерд­ны­ми по­дви­га­ми он осво­бо­дил­ся от стра­сти среб­ро­лю­бия.

До кня­зя Мсти­сла­ва Свя­то­пол­ко­ви­ча до­шел слух, что инок Фе­о­дор на­шел мно­го со­кро­вищ в пе­ще­ре. Он вы­звал к се­бе пре­по­доб­но­го и ве­лел ука­зать ме­сто, где спря­та­ны цен­но­сти. Свя­той Фе­о­дор от­ве­тил кня­зю, что и в са­мом де­ле он ви­дел в пе­ще­ре мно­го зо­ло­та и со­су­дов, но от со­блаз­на он вме­сте с ино­ком Ва­си­ли­ем за­рыл их, а Бог от­нял у него па­мять, где оно со­кры­то. Не по­ве­рив свя­то­му, князь при­ка­зал за­му­чить его до смер­ти. Свя­то­го Фе­о­до­ра из­би­ли так, что вся вла­ся­ни­ца его бы­ла смо­че­на в кро­ви, за­тем его по­ве­си­ли вниз го­ло­вой, раз­ло­жив под ним ко­стер. В пья­ном со­сто­я­нии князь по­ве­лел ис­тя­зать и свя­то­го Ва­си­лия, а за­тем сам убил его стре­лой. Уми­рая, пре­по­доб­но­му­че­ник Ва­си­лий бро­сил стре­лу к но­гам кня­зя Мсти­сла­ва и пред­ска­зал, что ско­ро он сам бу­дет смер­тель­но уязв­лен ею. Про­ро­че­ство ис­пол­ни­лось: 15 июля 1099 го­да на стене Вла­ди­мир­ской кре­по­сти князь Мсти­слав во вре­мя меж­до­усоб­ной вой­ны с Да­ви­дом Иго­ре­ви­чем был неожи­дан­но сквозь от­вер­стие дос­ки по­ра­жен стре­лой в грудь и в сле­ду­ю­щую ночь скон­чал­ся. Узнав свою стре­лу, князь ска­зал: "Уми­раю за пре­по­доб­но­му­че­ни­ков Ва­си­лия и Фе­о­до­ра".

См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­ных отец на­ших Фе­о­до­ра и Ва­си­лия, ино­ков Ки­е­во-Пе­чер­ских" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.