Канон святым преподобным отцам Андронику, Савве, Александру, Даниилу и Андрею Московским

Припев: Преподо́бнии отцы́, моли́те Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 26 июня (13 июня ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Ди́вному Бо́гу вели́чия принесе́м, и великоле́пно с на́ми да воспое́т земля́ и не́бо я́сно сла́ву Его́.

Припе́в: Преподо́бнии отцы́, моли́те Бо́га о на́с. Андрони́че преподо́бне, по́мощь пода́й уму́ моему́ просла́вити тя́ сло́вом, да и про́чии ви́дят сла́ву, е́юже украси́ тя́ Бо́г на земли́.

Возлюби́л еси́ Боже́ственное безмо́лвие па́че молвы́ челове́ческия, молча́ние па́че слове́с, кро́тость па́че де́рзости, Андрони́че блаже́нне.

От ю́ности, преподо́бне Андрони́че, кро́ткаго учи́теля благоразу́мный учени́к яви́ся, во вся́цем воздержа́нии, моли́тве и безмо́лвии пребыва́я.

Богоро́дичен: Исцели́, Благода́тная, я́звы души́ мое́й, уврачу́й попече́нием те́плым, ны́не проше́ния услы́ши и Сама́ заступи́.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утверди́ мя́, Го́споди, си́лою кре́стною и да́руй мне́ се́рдце чи́стое, да о Тебе́ хвалю́ся, Бла́же.

Прови́дев преподо́бный Се́ргий твое́ послуша́ние, повеле́ ти́ еди́ному жи́ти в ке́ллии, зело́ бо возлюби́л еси́ безмо́лвие, Андрони́че блаже́нне.

В но́щех воздвига́ше ру́це твоя́ во свята́я и благословля́ше Го́спода, преподо́бне Андрони́че, дне́м же в послуша́ниих пребыва́л еси́.

Зря́ святы́й Се́ргий доброде́тель, в тебе́ множа́щуюся, преподо́бне Андрони́че, зело́ Бо́га моля́ше, да да́рует ти́ кре́пость до конца́ соверши́ти тече́ние.

Богоро́дичен: Искорени́ бесо́в лука́вства, о Помо́щнице, разруши́ по́мыслы страсте́й, очи́сти се́рдце и моли́твы да́р возгре́й.

Седа́лен, гла́с 4:

Жите́йское мо́ре мно́гими по́двиги воздержа́ния и труды́ преплы́вше, ко приста́нищу Свята́го Ду́ха дости́гли есте́, преподо́бнии отцы́ и богому́дрии, моли́те и на́м Того́ благода́ть стяжа́ти.

Тебе́, Ма́ти сла́дкаго моего́ Христа́, Хода́таицу предлага́ем, раби́ Твои́, Ты́ бо еси́ все́м спаси́тельное упокое́ние, и очисти́лище, и благоути́шное приста́нище обурева́емым во гресе́х.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Я́ко Петру́, ру́ку простры́й в по́мощь и мене́ поми́луй и спаси́, я́ко Человеколю́бец.

Се́, что́ добро́ или́ что́ красно́, но е́же жи́ти бра́тии вку́пе,– сие́ помышля́я во уме́ свое́м, Андрони́к рече́: а́ще бу́дет уго́дно Бо́гу, се́ мо́жет и на де́ло произвести́.

От запреще́ния Твоего́, Го́споди, побе́гнут во́ды, от гла́са гро́ма Твоего́ убоя́тся,– си́це моля́шеся святи́тель Алекси́й, да изба́вится морска́го волне́ния и належа́щия ско́рби.

Егда́ обеща́ся святи́тель Алекси́й це́рковь созда́ти, преста́ мо́ре от волне́ния своего́ и в тишину́ ве́лию преложи́ся.

Богоро́дичен: Отврати́ нахожде́ния го́рьких бесо́в, прожени́ и́х Твои́ми моли́твами, Де́во, ны́не си́лу пода́й на моли́тву и кре́пость на по́двиг, о Ма́ти.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́тренюет ду́х мо́й к Тебе́, Бо́же, зане́ све́т повеле́ния прише́ствия Твоего́, и́миже у́бо озари́ у́м на́ш, Влады́ко, и наста́ви на стезю́ жи́зни.

Не возбраня́й, его́же ви́диши могу́ща пасти́ ста́до Христо́во, са́н прия́ти,– рече́ святи́тель Алекси́й преподо́бному Се́ргию, си́це прозрева́я Андрони́ка блаже́ннаго.

Обре́тше ме́сто бли́з Я́узы реки́, иде́же монасты́рь созда́ти, преподо́бный Андрони́к с ра́достию помышля́ше в себе́: се́й поко́й мо́й во ве́к ве́ка, зде́ вселю́ся, я́ко изво́лих и́.

Преподо́бный Се́ргий, благослови́в оби́тель Спа́сову, рече́: Го́споди, при́зри с Небесе́, и ви́ждь, и посети́ ме́сто сие́, его́же благоизво́ли созда́ти во сла́ву свята́го и́мене Твоего́.

Богоро́дичен: Низпосли́ на́м благода́ть Твою́, Влады́чице, моли́твами на Не́бо возведи́, щедро́т испо́лни, Всеблага́я, и к Сы́ну ми́лости проле́й.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Ри́зу мне́ пода́ждь све́тлу, одея́йся Све́том, я́ко ри́зою, Многоми́лостиве, Христе́ Бо́же на́ш.

Созда́л еси́ це́рковь прекра́сну во И́мя Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего, преподо́бне Андрони́че, да благословя́т Го́спода вси́ раби́ Госпо́дни, стоя́щии во хра́ме Госпо́дни.

До́бре управля́я ста́дом множа́щимся, преподо́бный Андрони́к по́двиги вя́щия приима́ше на ся́, коего́ждо, я́ко о́тец, наказу́я и о́бще соглаше́ние в бра́тии творя́.

Запреща́я и моля́, воставля́я на неви́димыя враги́ и тя́готы все́х нося́, преподо́бный Андрони́к бя́ше о́бразом кро́ток, кро́ткаго учи́теля благоразу́мный учени́к.

Богоро́дичен: Ду́шу мою́, Богоро́дице, грехо́м омраче́нную, ны́не очи́сти, Пречи́стая, све́та испо́лни, Пресве́тлая, сле́зы пода́й, Милосе́рдая.

Конда́к, гла́с 3:

Ва́с мо́лим, преподо́бнии отцы́ на́ши, те́лом почива́ющия на земли́, ду́хом же Бо́жию престо́лу предстоя́щия: моли́теся о гра́де Москве́ и о все́х, почита́ющих честну́ю па́мять ва́шу.

И́кос:

Ка́ко воспои́м ва́с, преподо́бнии отцы́, Андрони́че, Са́вво и Алекса́ндре, всечестни́и игу́мени, Дании́ле и Андре́е, изя́щнии иконопи́сцы, или́ ки́я благодаре́ния и хвалы́ принесе́м в па́мять ва́шу? Вы́ бо есте́ при́снии Небе́снии хода́таи, и покрови́телие, и моли́твенницы о гра́де Москве́ и о все́х, почита́ющих честну́ю па́мять ва́шу.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Подража́тели трие́х Твои́х, Го́споди, отроко́в сотвори́ ны́, сопротивля́ющияся греху́, и о́гнь страсте́й попира́ющия, и пою́щия: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Бра́тству умножа́вшуся премно́гу, бы́сть монасты́рь вели́к, сла́вен благода́тию Бо́жиею и строе́нием доброде́тельна му́жа Андрони́ка, воспева́вшему: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Процве́л еси́, я́ко кри́н, посреде́ бра́тии, преподо́бне Андрони́че, прине́сл еси́ плоды́ доброде́телей, сего́ ра́ди да́рует ти́ Бо́г благода́ть чуде́с, пою́щему: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Разуме́в е́же ко Го́споду свое́ исхожде́ние, преподо́бный Андрони́к вручи́ па́ству своему́ ученику́, Са́вве и́менем, в доброде́телех зело́ сия́ющу, и, наказа́в о по́льзе, ко Го́споду оты́де, поя́: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: В Го́рняя, Пречи́стая Де́во, се́рдце напра́ви, си́лу к мо́литве пода́й, у́м собери́ и Сама́ в чистоте́ сохрани́.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Царя́ Небе́снаго, Его́же пою́т во́и А́нгельстии, хвали́те и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Почита́ем бы́сть преподо́бный Са́вва от вели́ких князе́й и все́ми людьми́ ра́ди вели́ких его́ доброде́телей и чу́днаго и изря́днаго жити́я.

Наипа́че умно́жися ста́до доброде́тельных учени́к преподо́бнаго Са́ввы, муже́й вели́ких, че́стных, от ни́хже мно́зи произведе́ни бы́ша на игу́менства, о́ви же на епи́скопства.

Не́мощь душе́вную на́шу исцели́ ны́не, преподо́бне Са́вво, я́коже не́когда по отше́ствии к Бо́гу свободи́л еси́ от блу́дныя стра́сти священнои́нока Ефре́ма.

Богоро́дичен: Свободи́ от теле́сных страсте́й, о Влады́чице, в покая́ние ду́х приведи́, обрати́ помышле́ние к Не́бу и грехо́вных де́л отврати́.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Неви́димаго зра́ком Боже́ственным прие́мшая, Неискусобра́чная Де́во и Ма́ти, пе́сньми Рождество́ Твое́ велича́ем.

Ста́рец Андре́й, иконопи́сец преизря́дный, все́х превосходя́щий в прему́дрости зе́льне и седи́ны честны́ име́я, подписа́нием чу́дным свои́ма рука́ма украси́ в па́мять оте́ц свои́х це́рковь Спа́са Христа́.

Не оста́вите на́с си́ры, преподо́бнии Дании́ле и Андре́е, но моли́те Бо́га, Творца́ и Худо́жника ми́ра, да просла́вит ико́ны ва́ша чудесы́.

О́тче Алекса́ндре преподо́бне, му́ж доброде́телен, му́др и изря́ден зело́ бы́л еси́, по́мощь пода́й, не оста́ви посеща́ти ча́д твои́х моли́твами свои́ми.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, прино́сим Ти́, Чи́стая, ра́дуйся, преподо́бных оте́ц огражде́ние кре́пкое, на́с на моли́тву ско́ро возста́ви и в беда́х помози́.

Свети́лен:

По́двиги и труды́ у́бо пе́рвее до́бре искуси́вшеся, второ́е умноже́нием тала́нта на Небеса́ возшли́ есте́, преподо́бнии отцы́, иде́же, све́тле осиява́еми, предстоя́ще Спа́су Христу́, моли́теся те́пле о пою́щих ва́с.

Богоро́дичен: Тя́ пе́сньми немо́лчными ублажа́ем, Де́во, я́ко от Тро́ицы Еди́наго родила́ еси́, Богоро́дице, и но́сиши на боже́ственную руку́ Пребога́тое Сло́во, непреста́нно и неизме́нно.

Андрони́к Московский

Краткое житие преподобного Андроника, игумена Московского

Бла­жен­ный Ан­д­ро­ник, уро­же­нец Ро­сто­ва, на­чал ду­хов­ную жизнь под ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Он был лю­би­те­лем ду­хов­ной жиз­ни, по­это­му свя­ти­тель Алек­сий из­брал его на­сто­я­те­лем но­вой оби­те­ли, ко­то­рую хо­тел с Бо­жьей по­мо­щью по­стро­ить в честь неру­ко­твор­ной ико­ны Спа­си­те­ля, чтобы ис­пол­нить обет в па­мять спа­се­ния от ве­ли­кой бу­ри на мо­ре, ко­гда он плыл из Ца­рь­гра­да.

Ме­сто бы­ло вы­бра­но на ре­ке Яу­зе, то са­мое, где князь Все­во­лод Юрье­вич встре­тил пол­чи­ща Ба­тыя кро­во­про­лит­ным бо­ем. Пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил сю­да мо­лить­ся за но­вую оби­тель. В 1361 го­ду стро­и­тель­ство бы­ло за­кон­че­но, пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник при­сту­пил к воз­ло­жен­ным на него обя­зан­но­стям.

Игу­мен по­да­вал при­мер бра­тии стро­гим пост­ни­че­ством, кро­то­стью и глу­бо­ким сми­ре­ни­ем, и эти ка­че­ства при­вле­ка­ли в оби­тель мно­же­ство лю­дей, ко­то­рые при­хо­ди­ли сю­да учить­ся За­ко­ну Бо­жье­му и при­ни­ма­ли здесь ино­че­ство. По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия в оби­те­ли устро­е­ны бы­ло об­ще­жи­тие. Пре­по­доб­ный Сер­гий не за­бы­вал по­се­щать сво­е­го уче­ни­ка и во­оду­шев­лять к по­дви­гам.

В 1365 го­ду ве­ли­кий по­движ­ник при­шел по­кло­нить­ся об­ра­зу Спа­са пе­ред от­прав­ле­ни­ем в даль­ний путь – в Ниж­ний Нов­го­род, к кня­зю Бо­ри­су – и по­том дол­го бе­се­до­вал с Ан­д­ро­ни­ком. На ме­сте их про­ща­ния по­ста­ви­ли ча­сов­ню. Свя­ти­тель Алек­сий и ве­ли­кий князь Ди­мит­рий так­же оста­нав­ли­вал­ся в оби­те­ли Ан­д­ро­ни­ка мо­лить­ся пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля пе­ред по­хо­дом кня­зя на Ор­ду (1381).

Ду­хов­ная жизнь цве­ла в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли под над­зо­ром бди­тель­но­го на­сто­я­те­ля. «Свя­той Ан­д­ро­ник, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – си­ял ве­ли­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми. С ним жи­ли уче­ни­ки его Сав­ва и Алек­сандр, чуд­ные, зна­ме­ни­тые ико­но­пис­цы, Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие. Ико­но­пис­цы от­ли­ча­лись та­ким по­движ­ни­че­ством, та­кой рев­но­стью к по­сту и ино­че­ской жиз­ни, что удо­сто­и­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти; ум и мыс­ли их об­ра­ще­ны бы­ли к Бо­же­ствен­но­му све­ту, а чув­ствен­ное око с лю­бо­вью смот­ре­ло на на­пи­сан­ные ли­ки Хри­ста, Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри и всех свя­тых».

Бла­жен­ный Ан­дрей Рублев в 1405 г. рас­пи­сы­вал сте­ны при­двор­но­го Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма и пи­сал ико­ны; в 1408 г. он вме­сте с Да­ни­и­лом укра­шал со­бор­ный храм во Вла­ди­ми­ре. За­тем укра­си­ли они сте­но­пи­сью Спас­ский храм в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли. По­след­ние их тру­ды по­свя­ще­ны бы­ли по прось­бе Ни­ко­на па­мя­ти Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Ан­дрея и их по­мощ­ни­ков. При по­мо­щи Бо­жьей они усерд­но при­ня­лись за де­ло и весь­ма укра­си­ли хра­мы раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя и по­ныне пло­да­ми тру­дов сво­их».

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, до­жив до глу­бо­кой ста­ро­сти, пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью сво­е­му уче­ни­ку Сав­ве, а сам по при­ме­ру на­став­ни­ка Сер­гия в глу­бо­ком без­мол­вии стал го­то­вить­ся к пе­ре­хо­ду в дру­гую жизнь. Скон­чал­ся ве­ли­кий по­движ­ник в 1404 го­ду.

Жития преподобных Андроника, Саввы и Александра Московских, Даниила Черного и Андрея Рублева

Пер­вые све­де­ния о пре­по­доб­ном Ан­д­ро­ни­ке на­хо­дят­ся в жи­тии Пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, со­став­лен­ном око­ло 1418 го­да пре­по­доб­ным Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым. Иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет до­пол­нил (око­ло 1440 го­да) ска­за­ние пре­по­доб­но­го Епи­фа­ния неко­то­ры­ми под­роб­но­стя­ми, ко­то­рые он, ве­ро­ят­но, знал из пре­да­ний Тро­иц­ко­го и Ан­д­ро­ни­ков­ско­го мо­на­сты­рей. Пре­по­доб­ный Анд­ро­ник «был из го­ро­да и оте­че­ства свя­то­го Сер­гия», то есть Ро­стов­ской зем­ли. Юно­шей при­шел он к Пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му и стал умо­лять, чтобы тот об­лек его в свя­той ино­че­ский об­раз. Пре­по­доб­ный Сер­гий не от­верг мо­ле­ния юно­ши: со­вер­шил ино­че­ский по­стриг и на­рек имя Ан­д­ро­ник. Ви­дя, что мо­ло­дой инок очень лю­бит без­мол­вие и мол­ча­ние, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­сло­вил ему жить в кел­лии од­но­му. В воз­дер­жа­нии же и тру­дах Ан­д­ро­ник ста­рал­ся рев­но­вать сво­е­му стар­цу.

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, «ти­хий, крот­кий, сми­рен­ный», по от­зы­ву ле­то­пис­ца, рос и укреп­лял­ся в ду­хов­ной жиз­ни под над­зо­ром ве­ли­ко­го ав­вы Сер­гия. И свя­той на­став­ник очень лю­бил сво­е­го уче­ни­ка за «цве­ту­щие в нем доб­ро­де­те­ли» и без­от­вет­ное по­слу­ша­ние и осо­бен­но мо­лил о нем Бо­га, чтобы по­крыл его невин­ную ду­шу от вра­же­ских коз­ней и по­мог ему до­вер­шить свое те­че­ние до кон­ца. Так про­шло де­сять лет. Од­на­жды пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку при­шел по­мысл вый­ти из Тро­иц­кой оби­те­ли, чтобы ос­но­вать свой мо­на­стырь (как и слу­чи­лось впо­след­ствии, ко­гда еще был жив свя­ти­тель Алек­сий). Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник не скрыл по­мыс­ла от сво­е­го стар­ца, ибо, воз­ла­гая упо­ва­ние на Бо­га, он, по­яс­ня­ет иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет, мо­лил­ся в се­бе: «Ес­ли бу­дет угод­но Бо­гу, то мо­жет и на де­ло про­из­ве­сти».

И вот, ко­гда свя­ти­тель Алек­сий при­шел в Лав­ру к пре­по­доб­но­му Сер­гию для ду­хов­ной бе­се­ды, Пре­по­доб­ный спро­сил его: «Есть неко­то­рые из бра­тии, ко­то­рые, ко­гда при­хо­дят к свя­то­му ино­че­ско­му об­ра­зу, то­гда все­го от­ре­ка­ют­ся, а по­том, про­жив де­сять лет, дру­гие же и бо­лее, хо­тят вос­при­нять свя­щен­ный сан. Ты же как по­ве­лишь, вла­ды­ко свя­тый, бла­го­сло­вить или нет?» Свя­ти­тель Алек­сий от­ве­тил: «Ты име­ешь от Бо­га дар рас­суж­де­ния. Ес­ли ви­дишь ко­го, что он смо­жет па­сти ста­до Хри­сто­во, – не воз­бра­няй ему, а ес­ли ви­дишь ко­го, что он хо­чет при­нять свя­щен­ный сан не ра­ди Бо­га, а ра­ди че­ло­ве­че­ской сла­вы, – та­ко­вым воз­бра­няй». Дол­го еще про­дол­жа­лась бе­се­да. Свя­ти­тель Алек­сий об­ра­тил­ся к пре­по­доб­но­му Сер­гию: «Воз­люб­лен­ный отец, хо­чу про­сить од­но­го бла­го­де­я­ния у тво­ей ду­хов­ной люб­ви ко мне». – «Ни­что не воз­бра­не­но в мо­ей оби­те­ли для тво­ей свя­ты­ни». «Хо­чу, – ска­зал Алек­сий, – чтобы ты дал мне од­но­го из тво­их уче­ни­ков, я на­ме­рен с по­мо­щью Бо­жи­ей по­стро­ить мо­на­стырь во ис­пол­не­ние обе­та мо­е­го. Ко­гда плыл я из Ца­рь­гра­да, под­ня­лась ве­ли­кая бу­ря на мо­ре, так что ко­рабль со­кру­шал­ся от волн и мы все от­ча­я­лись в жиз­ни. То­гда дал я обет со­ору­дить храм в честь то­го празд­не­ства, в ка­кое счаст­ли­во до­стиг­нем при­ста­ни. Мо­ре улег­лось, и мы во­шли в при­стань 16 ав­гу­ста. По­то­му по­ло­жил я устро­ить оби­тель в честь Неру­ко­тво­рен­ной ико­ны Спа­си­те­ля; при­спе­ло вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние». (В те­че­ние пя­ти лет по при­бы­тии из Ца­рь­гра­да мит­ро­по­лит не имел воз­мож­но­сти ис­пол­нять свой обет, т. к. в его от­сут­ствие ско­пи­лось мно­го дел по управ­ле­нию Цер­ко­вью.) «Доб­рое де­ло, – ска­зал пре­по­доб­ный Сер­гий, – да даст те­бе Гос­подь вы­пол­нить его! А все, че­го по­тре­бу­ешь от сы­на тво­е­го, го­то­во пред то­бою», ибо знал ве­ли­кий ста­рец с са­мо­го на­ча­ла, для че­го свт. Алек­сий по­се­тил его. И ко­гда мит­ро­по­лит по­про­сил у него в на­сто­я­те­ли оби­те­ли воз­люб­лен­но­го уче­ни­ка Ан­д­ро­ни­ка, прп. Сер­гий от­дал его. На­де­лив оби­тель Пре­свя­той Тро­и­цы ми­лос­ты­ней, свя­ти­тель то­гда же взял с со­бою в Моск­ву пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка.

Ме­сто бы­ло из­бра­но в че­ты­рех вер­стах от Крем­ля, на реч­ке Яу­зе. Сам пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил бла­го­сло­вить это ме­сто. И уже в 1361 го­ду бы­ла воз­двиг­ну­та пре­крас­ная цер­ковь, освя­щен­ная мит­ро­по­ли­том в честь Пре­чи­сто­го Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля, а ико­ну Об­ра­за Хри­сто­ва, об­ло­жен­ную зо­ло­том, ко­то­рую свя­ти­тель сам при­вез из Кон­стан­ти­но­по­ля, по­ста­вил в церк­ви. В мо­на­сты­ре, где пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник стал пер­вым игу­ме­ном, был при­нят об­ще­жи­тель­ный устав. Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник со сми­ре­ни­ем и усер­ди­ем нес на­сто­я­тель­ские тру­ды, пре­бы­вая во вся­ком воз­дер­жа­нии и мо­лит­ве; он был во­ис­ти­ну кро­ток и сми­рен серд­цем, как бла­го­ра­зум­ный уче­ник крот­ко­го учи­те­ля – пре­по­доб­но­го Сер­гия. К пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку ча­сто при­хо­ди­ли лю­ди за ду­хов­ным со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. Бра­тия мо­на­сты­ря умно­жа­лись в чис­ле и пре­успе­ва­ли в доб­ро­де­те­лях. Через неко­то­рое вре­мя по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли пре­по­доб­ный Сер­гий при­шел по­смот­реть стро­е­ние сво­е­го уче­ни­ка, по­хва­лил его и бла­го­сло­вил, освя­тив мо­лит­вою: «Гос­по­ди, при­з­ри с неба, и виждь, и по­се­ти ме­сто сие, ко­то­рое Ты бла­го­из­во­лил со­здать во сла­ву свя­та­го Тво­е­го име­ни». По­сле это­го, по­учив о поль­зе ду­шев­ной, пре­по­доб­ный Сер­гий ото­шел в свою оби­тель. Мо­нас­тыр­ское пре­да­ние со­хра­ни­ло па­мять и о дру­гом по­се­ще­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­гда он по­сле про­дол­жи­тель­ной бе­се­ды с пре­по­доб­ным Ан­д­ро­ни­ком по­шел в Ниж­ний Нов­го­род (1365 г.). На ме­сте бе­се­ды впо­след­ствии по­став­ле­на бы­ла ча­сов­ня.

Од­но из позд­них пре­да­ний по­вест­ву­ет, что бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий Дон­ской († 1389 г.) за­ез­жал в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь до Ку­ли­ков­ской бит­вы (1380 г.), а по­сле по­бе­ды здесь бы­ло встре­че­но рус­ское вой­ско. Эти со­бы­тия и пре­да­ния сви­де­тель­ству­ют, что Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля поль­зо­вал­ся осо­бым по­кро­ви­тель­ством как ве­ли­ко­кня­же­ско­го до­ма и Мос­ков­ской мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ры, так и Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря. Сла­ва об оби­те­ли и ду­хов­ных по­дви­гах пре­по­доб­но­го Анд­ро­ни­ка рас­про­стра­ня­лась по Ру­си, так что мно­гие, взыс­ку­ю­щие ино­че­ско­го жи­тия, ста­ли к нему со­би­рать­ся. Чем бо­лее умно­жа­лось брат­ство, тем боль­шие по­дви­ги при­ни­мал на се­бя пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник. Он ста­рал­ся пре­успе­вать в уси­лен­ном воз­дер­жа­нии, ноч­ных бде­ни­ях, по­сте и мо­лит­ве. И кто мо­жет по­ве­дать, как он, доб­рый муж, ис­прав­лял дру­гих? Каж­до­го он, как отец, по­учал, за­пре­щал, умо­лял и вос­ста­нав­ли­вал на брань с неви­ди­мы­ми вра­га­ми и всех при­во­дил к со­гла­сию кро­то­стью. Так бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет, но­ся на се­бе тя­жесть всех. Ко­гда же пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник ура­зу­мел свое от­ше­ствие к Бо­гу, он вру­чил паст­ву сво­е­му уче­ни­ку пре­по­доб­но­му Сав­ве, ко­то­рый си­ял мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми. А сам, по­учив бра­тию о ду­хов­ной поль­зе, ото­шел ко Гос­по­ду († 13 июня 1395 го­да). Мо­щи его по­чи­ва­ют под спу­дом в со­бор­ной церк­ви Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

Пре­по­доб­ный Сав­ва так­же со­дер­жал пре­дан­ную ему паст­ву в бла­го­че­стии, чи­сто­те и свя­то­сти. Ра­ди его ве­ли­ких ино­че­ских доб­ро­де­те­лей его по­чи­та­ли ве­ли­кие кня­зья, ино­ки и на­род. По­это­му и умно­жи­лось ду­хов­ное ста­до его уче­ни­ков, из ко­то­рых мно­гие бы­ли по­став­ле­ны игу­ме­на­ми в дру­гие мо­на­сты­ри, а неко­то­рые ста­ли епи­ско­па­ми. По­жив бо­го­угод­но и бла­го­чест­но мно­го лет, пре­по­доб­ный Сав­ва ото­шел ко Гос­по­ду.

Через неко­то­рое вре­мя игу­ме­ном оби­те­ли стал пре­по­доб­ный Алек­сандр, уче­ник пре­по­доб­но­го Сав­вы, муж весь­ма доб­ро­де­тель­ный и пре­успев­ший в мо­на­ше­ских по­дви­гах. С ним под­ви­зал­ся в оби­те­ли и дру­гой его ста­рец – пре­по­доб­ный Ан­дрей, ико­но­пи­сец пре­из­ряд­ный, ко­то­рый имел чест­ные се­ди­ны и всех пре­вос­хо­дил муд­ро­стью. С по­мо­щью Бо­жи­ей пре­по­доб­ные Алек­сандр и Ан­дрей воз­двиг­ли в сво­ей оби­те­ли пре­крас­ную ка­мен­ную цер­ковь, ко­то­рую укра­си­ли чуд­ной рос­пи­сью в па­мять сво­их от­цов.

Пре­по­доб­ный Иосиф Во­лоц­кий († 1515; па­мять 15/28 сен­тяб­ря) в «От­ве­ща­нии лю­бо­за­зор­ным и крат­ком ска­за­нии о свя­тых от­цах, быв­ших в мо­на­сты­рях, ко­то­рые в Рус­ской зем­ле» пи­сал со слов стар­ца Спи­ри­до­на, что свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, ос­но­вав Ан­д­ро­ни­ков­ский и Чу­дов­ский мо­нас­ты­ри, взял игу­ме­на для Ан­д­ро­ни­ков­ской оби­те­ли у пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го – пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка. С ним бы­ли его уче­ни­ки Сав­ва и Алек­сандр и чуд­ные и про­слав­лен­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие та­кие же. Пре­по­доб­ные Да­ни­ил и Ан­дрей бы­ли так доб­ро­де­тель­ны и рев­ност­ны в пост­ни­че­стве и ино­че­ской жиз­ни, что спо­до­би­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти. Они бы­ли так ис­пол­не­ны Бо­же­ствен­ной люб­ви, что ни­ко­гда не упраж­ня­лись в зем­ном, но все­гда ум и мысль воз­но­си­ли к неве­ще­ствен­но­му и Бо­же­ствен­но­му све­ту, чув­ствен­ное же око все­гда воз­во­ди­ли к на­пи­сан­ным ве­ще­ствен­ны­ми крас­ка­ми об­ра­зам Вла­ды­ки Хри­ста и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри и всех свя­тых. В са­мый празд­ник Свет­ло­го Воск­ре­се­ния они, си­дя на се­да­ли­щах и имея пред со­бою все­чест­ные и Бо­же­ствен­ные ико­ны, взи­ра­ли на них неуклон­но, ис­пол­ня­ясь Бо­же­ствен­ной ра­до­сти и свет­ло­сти. И не толь­ко в этот день так тво­ри­ли, но в про­чие дни, ко­гда не за­ни­ма­лись ико­но­пи­са­ни­ем. Ра­ди это­го Вла­ды­ка Хри­стос про­сла­вил их и в ко­неч­ный час смерт­ный. Преж­де пре­ста­вил­ся пре­по­доб­ный Ан­дрей, а по­том раз­бо­лел­ся и спост­ник его пре­по­доб­ный Да­ни­ил. И на­хо­дясь при по­след­нем ды­ха­нии, уви­дел он по­чив­ше­го Ан­дрея во мно­гой сла­ве и с ра­до­стью при­зы­ва­ю­ще­го его в веч­ное и бес­ко­неч­ное бла­жен­ство.

Из это­го сви­де­тель­ства оче­вид­но, что пре­по­доб­ные Ан­д­ро­ник († ок. 1395–1404 гг.) и его уче­ни­ки игу­ме­ны Сав­ва († ок. 1410 г.) и Алек­сандр († по­сле 1427 г.), по­сле­до­ва­тель­но на­сто­я­тель­ство­вав­шие в оби­те­ли, и ико­но­пис­цы Да­ни­ил Чер­ный и Ан­дрей Рублев († до 17 но­яб­ря 1426 г.) рав­но по­чи­та­лись как свя­тые Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Пре­по­доб­ным Да­ни­и­лу Чер­но­му и Ан­дрею Рубле­ву при­над­ле­жат рос­пи­си важ­ней­ших хра­мов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви: Мос­ков­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра в Крем­ле (1405 г.), Успен­ско­го со­бо­ра на Го­род­ке в Зве­ни­го­ро­де (на­ча­ло XV в.), Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре (1408 г.), Тро­иц­ко­го со­бо­ра в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре (1422–1426 гг.) и Спас­ско­го со­бо­ра Анд­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

По­след­ние же тру­ды их по­свя­ще­ны бы­ли, по прось­бе прп. Ни­ко­на, па­мя­ти прп. Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Анд­рея и их по­мощ­ни­ков; по­спеш­но со­вер­ша­ет он де­ло, по­то­му что про­ви­дел ду­хом ско­рое пре­став­ле­ние тех жи­во­пис­цев, как это и бы­ло по окон­ча­нии де­ла. При по­мо­щи Бо­жи­ей они усерд­но при­ня­лись за де­ло, весь­ма укра­си­ли раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя по­ныне всех этим ко­неч­ным тру­дом сво­им. Пре­по­доб­ные, оста­вив па­мять о се­бе, спу­стя немно­го вре­ме­ни в доб­рой ста­ро­сти при­я­ли бла­гий ко­нец».

До недав­не­го вре­ме­ни счи­та­лось, что Спас­ский со­бор был по­стро­ен при игу­мене пре­по­доб­ном Алек­сан­дре, меж­ду 1410–1427 го­да­ми. Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли от­но­сят вре­мя по­стро­е­ния со­бо­ра к 90-м го­дам XIV ве­ка (Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь. М., 1872. С. 12). Ис­точ­ни­ки рас­хо­дят­ся в том, ка­кой из со­бо­ров, Тро­иц­кий или Спас­ский, был «ко­неч­ным ру­ко­де­ли­ем» пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея. Од­на­ко древ­нее сви­де­тель­ство о кон­чине и по­гре­бе­нии пре­по­доб­ных ико­но­пис­цев в род­ном для них Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре бы­ло под­твер­жде­но недав­ней на­ход­кой.

В од­ном из ру­ко­пис­ных сбор­ни­ков на­ча­ла XIX ве­ка некий Иона, име­ну­ю­щий се­бя «кер­жен­ским по­стри­же­ни­ком», при­ве­дя из­вест­ные ему све­де­ния о пре­по­доб­ных Да­ни­и­ле и Ан­дрее, пи­сал: «Свя­тость обо­их их сви­де­тель­ству­ет и древ­ле пись­мен­ныя ме­ся­це­сло­вы. Свя­тыя же их мо­щи по­гре­бе­ны и по­чи­ва­ют в том Ан­д­ро­ни­ко­ве мо­на­сты­ре под ста­рою ко­ло­коль­нею...»

Пре­по­доб­ный Ан­дрей Рублев – ду­хов­ный внук пре­по­доб­но­го Сер­гия, это не раз под­чер­ки­ва­лось. Но по­доб­но то­му, как Тро­иц­кий со­бор во­пло­тил в се­бе ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Сер­гия, ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его уче­ни­ков во­пло­щен в со­бо­ре в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Этот мо­на­стырь явил­ся вы­ра­зи­те­лем ос­нов­ных идей пра­во­слав­но­го ико­но­пи­са­ния.

Об ико­нах пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея еще в XVI–XVII ве­ках сви­де­тель­ство­ва­ли, что они «все чу­до­твор­ные». Ико­на Пре­свя­той Тро­и­цы пись­ма пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва Со­бор­ным опре­де­ле­ни­ем 1551 го­да при­рав­ни­ва­лась к ка­но­ни­чес­ко­му об­раз­цу (Сто­глав. М., 1890. С. 1681). В «Сте­пен­ной кни­ге», со­став­ляв­шей­ся под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ма­ка­рия в 1560–1563 го­дах, пре­по­доб­ные Ан­дрей и Да­ни­ил име­ну­ют­ся «бо­го­дух­но­вен­ны­ми ма­сте­ра­ми».

Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его свя­тых уче­ни­ков со­вер­ша­ет­ся в день кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка – 13/26 июня и в Со­бо­ре Ра­до­неж­ских свя­тых – 6/19 июля, уста­нов­лен­ном по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Пи­ме­на 10 июля (но­во­го сти­ля) 1981 го­да. Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва от­ме­ча­ет­ся так­же в день его те­зо­име­нит­ства – 4/17 июля, за день до празд­ни­ка об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия.

Са́вва Московский

Краткое житие преподобного Саввы Московсого

Уче­ник пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка Мос­ков­ско­го. Сияя мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми, и ра­ди них по­чи­та­е­мый не толь­ко про­стым на­ро­дом, но и кня­зья­ми, был по­став­лен по­сле смер­ти сво­е­го учи­те­ля игу­ме­ном Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Из мно­го­чис­лен­ных его уче­ни­ков мно­гие бы­ли по­став­ле­ны игу­ме­на­ми в дру­гие мо­на­сты­ри, а неко­то­рые ста­ли епи­ско­па­ми. С ми­ром ото­шел ко Гос­по­ду око­ло 1410 г.

По смер­ти пре­по­доб­но­го Сав­вы мно­гие, при­бе­га­ю­щие с ве­рой к его свя­то­му гро­бу, по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от ду­шев­ных и те­лес­ных немо­щей. Один из его уче­ни­ков, свя­щен­но­и­нок Еф­рем, был бо­рим от бе­са блуд­ной стра­стью. С ве­рою при­дя ко гро­бу пре­по­доб­но­го Сав­вы и в мо­лит­вах при­звав его на по­мощь, вско­ре по­лу­чил ис­це­ле­ние.

Жития преподобных Андроника, Саввы и Александра Московских, Даниила Черного и Андрея Рублева

Пер­вые све­де­ния о пре­по­доб­ном Ан­д­ро­ни­ке на­хо­дят­ся в жи­тии пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, со­став­лен­ном око­ло 1418 го­да пре­по­доб­ным Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым. Иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет до­пол­нил (око­ло 1440 го­да) ска­за­ние пре­по­доб­но­го Епи­фа­ния неко­то­ры­ми под­роб­но­стя­ми, ко­то­рые он, ве­ро­ят­но, знал из пре­да­ний Тро­иц­ко­го и Ан­д­ро­ни­ков­ско­го мо­на­сты­рей. Пре­по­доб­ный Анд­ро­ник «был из го­ро­да и оте­че­ства свя­то­го Сер­гия», то есть Ро­стов­ской зем­ли. Юно­шей при­шел он к пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му и стал умо­лять, чтобы тот об­лек его в свя­той ино­че­ский об­раз. Пре­по­доб­ный Сер­гий не от­верг мо­ле­ния юно­ши: со­вер­шил ино­че­ский по­стриг и на­рек имя Ан­д­ро­ник. Ви­дя, что мо­ло­дой инок очень лю­бит без­мол­вие и мол­ча­ние, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­сло­вил ему жить в кел­лии од­но­му. В воз­дер­жа­нии же и тру­дах Ан­д­ро­ник ста­рал­ся рев­но­вать сво­е­му стар­цу.

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, «ти­хий, крот­кий, сми­рен­ный», по от­зы­ву ле­то­пис­ца, рос и укреп­лял­ся в ду­хов­ной жиз­ни под над­зо­ром ве­ли­ко­го ав­вы Сер­гия. И свя­той на­став­ник очень лю­бил сво­е­го уче­ни­ка за «цве­ту­щие в нем доб­ро­де­те­ли» и без­от­вет­ное по­слу­ша­ние и осо­бен­но мо­лил о нем Бо­га, чтобы по­крыл его невин­ную ду­шу от вра­же­ских коз­ней и по­мог ему до­вер­шить свое те­че­ние до кон­ца. Так про­шло де­сять лет. Од­на­жды пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку при­шел по­мысл вый­ти из Тро­иц­кой оби­те­ли, чтобы ос­но­вать свой мо­на­стырь (как и слу­чи­лось впо­след­ствии, ко­гда еще был жив свя­ти­тель Алек­сий). Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник не скрыл по­мыс­ла от сво­е­го стар­ца, ибо, воз­ла­гая упо­ва­ние на Бо­га, он, по­яс­ня­ет иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет, мо­лил­ся в се­бе: «Ес­ли бу­дет угод­но Бо­гу, то мо­жет и на де­ло про­из­ве­сти».

И вот, ко­гда свя­ти­тель Алек­сий при­шел в Лав­ру к пре­по­доб­но­му Сер­гию для ду­хов­ной бе­се­ды, пре­по­доб­ный спро­сил его: «Есть неко­то­рые из бра­тии, ко­то­рые, ко­гда при­хо­дят к свя­то­му ино­че­ско­му об­ра­зу, то­гда все­го от­ре­ка­ют­ся, а по­том, про­жив де­сять лет, дру­гие же и бо­лее, хо­тят вос­при­нять свя­щен­ный сан. Ты же как по­ве­лишь, вла­ды­ко свя­тый, бла­го­сло­вить или нет?». Свя­ти­тель Алек­сий от­ве­тил: «Ты име­ешь от Бо­га дар рас­суж­де­ния. Ес­ли ви­дишь ко­го, что он смо­жет па­сти ста­до Хри­сто­во, – не воз­бра­няй ему, а ес­ли ви­дишь ко­го, что он хо­чет при­нять свя­щен­ный сан не ра­ди Бо­га, а ра­ди че­ло­ве­че­ской сла­вы, – та­ко­вым воз­бра­няй». Дол­го еще про­дол­жа­лась бе­се­да. Свя­ти­тель Алек­сий об­ра­тил­ся к пре­по­доб­но­му Сер­гию: «Воз­люб­лен­ный отец, хо­чу про­сить од­но­го бла­го­де­я­ния у тво­ей ду­хов­ной люб­ви ко мне». – «Ни­что не воз­бра­не­но в мо­ей оби­те­ли для тво­ей свя­ты­ни». «Хо­чу, – ска­зал Алек­сий, – чтобы ты дал мне од­но­го из тво­их уче­ни­ков, я на­ме­рен с по­мо­щью Бо­жи­ей по­стро­ить мо­на­стырь во ис­пол­не­ние обе­та мо­е­го. Ко­гда плыл я из Ца­рь­гра­да, под­ня­лась ве­ли­кая бу­ря на мо­ре, так что ко­рабль со­кру­шал­ся от волн и мы все от­ча­я­лись в жиз­ни. То­гда дал я обет со­ору­дить храм в честь то­го празд­не­ства, в ка­кое счаст­ли­во до­стиг­нем при­ста­ни. Мо­ре улег­лось, и мы во­шли в при­стань 16 ав­гу­ста. По­то­му по­ло­жил я устро­ить оби­тель в честь Неру­ко­тво­рен­ной ико­ны Спа­си­те­ля; при­спе­ло вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние». (В те­че­ние пя­ти лет по при­бы­тии из Ца­рь­гра­да мит­ро­по­лит не имел воз­мож­но­сти ис­пол­нять свой обет, т. к. в его от­сут­ствие ско­пи­лось мно­го дел по управ­ле­нию Цер­ко­вью.) «Доб­рое де­ло, – ска­зал пре­по­доб­ный Сер­гий, – да даст те­бе Гос­подь вы­пол­нить его! А все, че­го по­тре­бу­ешь от сы­на тво­е­го, го­то­во пред то­бою», ибо знал ве­ли­кий ста­рец с са­мо­го на­ча­ла, для че­го свт. Алек­сий по­се­тил его. И ко­гда мит­ро­по­лит по­про­сил у него в на­сто­я­те­ли оби­те­ли воз­люб­лен­но­го уче­ни­ка Ан­д­ро­ни­ка, прп. Сер­гий от­дал его. На­де­лив оби­тель Пре­свя­той Тро­и­цы ми­лос­ты­ней, свя­ти­тель то­гда же взял с со­бою в Моск­ву пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка.

Ме­сто бы­ло из­бра­но в че­ты­рех вер­стах от Крем­ля, на реч­ке Яу­зе. Сам пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил бла­го­сло­вить это ме­сто. И уже в 1361 го­ду бы­ла воз­двиг­ну­та пре­крас­ная цер­ковь, освя­щен­ная мит­ро­по­ли­том в честь Пре­чи­сто­го Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля, а ико­ну Об­ра­за Хри­сто­ва, об­ло­жен­ную зо­ло­том, ко­то­рую свя­ти­тель сам при­вез из Кон­стан­ти­но­по­ля, по­ста­вил в церк­ви. В мо­на­сты­ре, где пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник стал пер­вым игу­ме­ном, был при­нят об­ще­жи­тель­ный устав. Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник со сми­ре­ни­ем и усер­ди­ем нес на­сто­я­тель­ские тру­ды, пре­бы­вая во вся­ком воз­дер­жа­нии и мо­лит­ве; он был во­ис­ти­ну кро­ток и сми­рен серд­цем, как бла­го­ра­зум­ный уче­ник крот­ко­го учи­те­ля – пре­по­доб­но­го Сер­гия. К пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку ча­сто при­хо­ди­ли лю­ди за ду­хов­ным со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. Бра­тия мо­на­сты­ря умно­жа­лись в чис­ле и пре­успе­ва­ли в доб­ро­де­те­лях. Через неко­то­рое вре­мя по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли пре­по­доб­ный Сер­гий при­шел по­смот­реть стро­е­ние сво­е­го уче­ни­ка, по­хва­лил его и бла­го­сло­вил, освя­тив мо­лит­вою: «Гос­по­ди, при­з­ри с неба, и виждь, и по­се­ти ме­сто сие, ко­то­рое Ты бла­го­из­во­лил со­здать во сла­ву свя­та­го Тво­е­го име­ни». По­сле это­го, по­учив о поль­зе ду­шев­ной, пре­по­доб­ный Сер­гий ото­шел в свою оби­тель. Мо­нас­тыр­ское пре­да­ние со­хра­ни­ло па­мять и о дру­гом по­се­ще­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­гда он по­сле про­дол­жи­тель­ной бе­се­ды с пре­по­доб­ным Ан­д­ро­ни­ком по­шел в Ниж­ний Нов­го­род (1365 г.). На ме­сте бе­се­ды впо­след­ствии по­став­ле­на бы­ла ча­сов­ня.

Од­но из позд­них пре­да­ний по­вест­ву­ет, что бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий Дон­ской († 1389 г.) за­ез­жал в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь до Ку­ли­ков­ской бит­вы (1380 г.), а по­сле по­бе­ды здесь бы­ло встре­че­но рус­ское вой­ско. Эти со­бы­тия и пре­да­ния сви­де­тель­ству­ют, что Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля поль­зо­вал­ся осо­бым по­кро­ви­тель­ством как ве­ли­ко­кня­же­ско­го до­ма и Мос­ков­ской мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ры, так и Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря. Сла­ва об оби­те­ли и ду­хов­ных по­дви­гах пре­по­доб­но­го Анд­ро­ни­ка рас­про­стра­ня­лась по Ру­си, так что мно­гие, взыс­ку­ю­щие ино­че­ско­го жи­тия, ста­ли к нему со­би­рать­ся. Чем бо­лее умно­жа­лось брат­ство, тем боль­шие по­дви­ги при­ни­мал на се­бя пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник. Он ста­рал­ся пре­успе­вать в уси­лен­ном воз­дер­жа­нии, ноч­ных бде­ни­ях, по­сте и мо­лит­ве. И кто мо­жет по­ве­дать как он, доб­рый муж, ис­прав­лял дру­гих? Каж­до­го он, как отец, по­учал, за­пре­щал, умо­лял и вос­ста­нав­ли­вал на брань с неви­ди­мы­ми вра­га­ми и всех при­во­дил к со­гла­сию кро­то­стью. Так бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет, но­ся на се­бе тя­жесть всех. Ко­гда же пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник ура­зу­мел свое от­ше­ствие к Бо­гу, он вру­чил паст­ву сво­е­му уче­ни­ку пре­по­доб­но­му Сав­ве, ко­то­рый си­ял мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми. А сам, по­учив бра­тию о ду­хов­ной поль­зе, ото­шел ко Гос­по­ду († 13 июня 1395 го­да). Мо­щи его по­чи­ва­ют под спу­дом в со­бор­ной церк­ви Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

Пре­по­доб­ный Сав­ва так­же со­дер­жал пре­дан­ную ему паст­ву в бла­го­че­стии, чи­сто­те и свя­то­сти. Ра­ди его ве­ли­ких ино­че­ских доб­ро­де­те­лей его по­чи­та­ли ве­ли­кие кня­зья, ино­ки и на­род. По­это­му и умно­жи­лось ду­хов­ное ста­до его уче­ни­ков, из ко­то­рых мно­гие бы­ли по­став­ле­ны игу­ме­на­ми в дру­гие мо­на­сты­ри, а неко­то­рые ста­ли епи­ско­па­ми. По­жив бо­го­угод­но и бла­го­чест­но мно­го лет, пре­по­доб­ный Сав­ва ото­шел ко Гос­по­ду.

Через неко­то­рое вре­мя игу­ме­ном оби­те­ли стал пре­по­доб­ный Алек­сандр, уче­ник пре­по­доб­но­го Сав­вы, муж весь­ма доб­ро­де­тель­ный и пре­успев­ший в мо­на­ше­ских по­дви­гах. С ним под­ви­зал­ся в оби­те­ли и дру­гой его ста­рец – пре­по­доб­ный Ан­дрей, ико­но­пи­сец пре­из­ряд­ный, ко­то­рый имел чест­ные се­ди­ны и всех пре­вос­хо­дил муд­ро­стью. С по­мо­щью Бо­жи­ей пре­по­доб­ные Алек­сандр и Ан­дрей воз­двиг­ли в сво­ей оби­те­ли пре­крас­ную ка­мен­ную цер­ковь, ко­то­рую укра­си­ли чуд­ной рос­пи­сью в па­мять сво­их от­цов.

Пре­по­доб­ный Иосиф Во­лоц­кий († 1515; па­мять 15/28 сен­тяб­ря) в «От­ве­ща­нии лю­бо­за­зор­ным и крат­ком ска­за­нии о свя­тых от­цах, быв­ших в мо­на­сты­рях, ко­то­рые в Рус­ской зем­ле» пи­сал со слов стар­ца Спи­ри­до­на, что свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, ос­но­вав Ан­д­ро­ни­ков­ский и Чу­дов­ский мо­нас­ты­ри, взял игу­ме­на для Ан­д­ро­ни­ков­ской оби­те­ли у пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го – пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка. С ним бы­ли его уче­ни­ки Сав­ва и Алек­сандр и чуд­ные и про­слав­лен­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие та­кие же. Пре­по­доб­ные Да­ни­ил и Ан­дрей бы­ли так доб­ро­де­тель­ны и рев­ност­ны в пост­ни­че­стве и ино­че­ской жиз­ни, что спо­до­би­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти. Они бы­ли так ис­пол­не­ны Бо­же­ствен­ной люб­ви, что ни­ко­гда не упраж­ня­лись в зем­ном, но все­гда ум и мысль воз­но­си­ли к неве­ще­ствен­но­му и Бо­же­ствен­но­му све­ту, чув­ствен­ное же око все­гда воз­во­ди­ли к на­пи­сан­ным ве­ще­ствен­ны­ми крас­ка­ми об­ра­зам Вла­ды­ки Хри­ста и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри и всех свя­тых. В са­мый празд­ник Свет­ло­го Воск­ре­се­ния они, си­дя на се­да­ли­щах и имея пред со­бою все­чест­ные и Бо­же­ствен­ные ико­ны, взи­ра­ли на них неуклон­но, ис­пол­ня­ясь Бо­же­ствен­ной ра­до­сти и свет­ло­сти. И не толь­ко в этот день так тво­ри­ли, но в про­чие дни, ко­гда не за­ни­ма­лись ико­но­пи­са­ни­ем. Ра­ди это­го Вла­ды­ка Хри­стос про­сла­вил их и в ко­неч­ный час смерт­ный. Преж­де пре­ста­вил­ся пре­по­доб­ный Ан­дрей, а по­том раз­бо­лел­ся и спост­ник его пре­по­доб­ный Да­ни­ил. И на­хо­дясь при по­след­нем ды­ха­нии, уви­дел он по­чив­ше­го Ан­дрея во мно­гой сла­ве и с ра­до­стью при­зы­ва­ю­ще­го его в веч­ное и бес­ко­неч­ное бла­жен­ство.

Из это­го сви­де­тель­ства оче­вид­но, что пре­по­доб­ные Ан­д­ро­ник († ок. 1395–1404 гг.) и его уче­ни­ки игу­ме­ны Сав­ва († ок. 1410 г.) и Алек­сандр († по­сле 1427 г.), по­сле­до­ва­тель­но на­сто­я­тель­ство­вав­шие в оби­те­ли, и ико­но­пис­цы Да­ни­ил Чер­ный и Ан­дрей Рублев († до 17 но­яб­ря 1426 г.) рав­но по­чи­та­лись как свя­тые Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Пре­по­доб­ным Да­ни­и­лу Чер­но­му и Ан­дрею Рубле­ву при­над­ле­жат рос­пи­си важ­ней­ших хра­мов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви: Мос­ков­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра в Крем­ле (1405 г.), Успен­ско­го со­бо­ра на Го­род­ке в Зве­ни­го­ро­де (на­ча­ло XV в.), Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре (1408 г.), Тро­иц­ко­го со­бо­ра в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре (1422–1426 гг.) и Спас­ско­го со­бо­ра Анд­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

По­след­ние же тру­ды их по­свя­ще­ны бы­ли, по прось­бе прп. Ни­ко­на, па­мя­ти прп. Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Анд­рея и их по­мощ­ни­ков; по­спеш­но со­вер­ша­ет он де­ло, по­то­му что про­ви­дел ду­хом ско­рое пре­став­ле­ние тех жи­во­пис­цев, как это и бы­ло по окон­ча­нии де­ла. При по­мо­щи Бо­жи­ей они усерд­но при­ня­лись за де­ло, весь­ма укра­си­ли раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя по­ныне всех этим ко­неч­ным тру­дом сво­им. Пре­по­доб­ные, оста­вив па­мять о се­бе, спу­стя немно­го вре­ме­ни в доб­рой ста­ро­сти при­я­ли бла­гий ко­нец».

До недав­не­го вре­ме­ни счи­та­лось, что Спас­ский со­бор был по­стро­ен при игу­мене пре­по­доб­ном Алек­сан­дре, меж­ду 1410–1427 го­да­ми. Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли от­но­сят вре­мя по­стро­е­ния со­бо­ра к 90-м го­дам XIV ве­ка (Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь. М., 1872. С. 12). Ис­точ­ни­ки рас­хо­дят­ся в том, ка­кой из со­бо­ров, Тро­иц­кий или Спас­ский, был «ко­неч­ным ру­ко­де­ли­ем» пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея. Од­на­ко древ­нее сви­де­тель­ство о кон­чине и по­гре­бе­нии пре­по­доб­ных ико­но­пис­цев в род­ном для них Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре бы­ло под­твер­жде­но недав­ней на­ход­кой.

В од­ном из ру­ко­пис­ных сбор­ни­ков на­ча­ла XIX ве­ка некий Иона, име­ну­ю­щий се­бя «кер­жен­ским по­стри­же­ни­ком», при­ве­дя из­вест­ные ему све­де­ния о пре­по­доб­ных Да­ни­и­ле и Ан­дрее, пи­сал: «Свя­тость обо­их их сви­де­тель­ству­ет и древ­ле пись­мен­ныя ме­ся­це­сло­вы. Свя­тыя же их мо­щи по­гре­бе­ны и по­чи­ва­ют в том Ан­д­ро­ни­ко­ве мо­на­сты­ре под ста­рою ко­ло­коль­нею...»

Пре­по­доб­ный Ан­дрей Рублев – ду­хов­ный внук пре­по­доб­но­го Сер­гия, это не раз под­чер­ки­ва­лось. Но по­доб­но то­му, как Тро­иц­кий со­бор во­пло­тил в се­бе ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Сер­гия, ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его уче­ни­ков во­пло­щен в со­бо­ре в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Этот мо­на­стырь явил­ся вы­ра­зи­те­лем ос­нов­ных идей пра­во­слав­но­го ико­но­пи­са­ния.

Об ико­нах пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея еще в XVI–XVII ве­ках сви­де­тель­ство­ва­ли, что они «все чу­до­твор­ные». Ико­на Пре­свя­той Тро­и­цы пись­ма пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва Со­бор­ным опре­де­ле­ни­ем 1551 го­да при­рав­ни­ва­лась к ка­но­ни­чес­ко­му об­раз­цу (Сто­глав. М., 1890. С. 1681). В «Сте­пен­ной кни­ге», со­став­ляв­шей­ся под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ма­ка­рия в 1560–1563 го­дах, пре­по­доб­ные Ан­дрей и Да­ни­ил име­ну­ют­ся «бо­го­дух­но­вен­ны­ми ма­сте­ра­ми».

Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его свя­тых уче­ни­ков со­вер­ша­ет­ся в день кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка – 13/26 июня и в Со­бо­ре Ра­до­неж­ских свя­тых – 6/19 июля, уста­нов­лен­ном по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Пи­ме­на 10 июля (но­во­го сти­ля) 1981 го­да. Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва от­ме­ча­ет­ся так­же в день его те­зо­име­нит­ства – 4/17 июля, за день до празд­ни­ка об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия.