Каноны святому благоверному князю Георгию Владимирскому

Припев: Святы́й благове́рный кня́же Геóргие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 17 февраля (04 февраля ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Отве́рзу уста́ моя́, и напо́лнятся Ду́ха, и сло́во отры́гну Цари́це Ма́тери, и явлю́ся, све́тло торжеству́я, и воспою́, ра́дуяся, Тоя́ чудеса́.

Новоявле́н му́ченик, блаже́нне Гео́ргие, вселе́нней напосле́док яви́ся; те́мже ми́ пода́ждь сло́во твое́ Бо́жиею благода́тию, твоя́ по́двиги воспе́ти по достоя́нию.

Во́инством досточу́дным твоего́ сопротивле́ния побе́дная прия́хом на мучи́теля естеству́: соверше́ние бо посра́млен бы́в, не ктому́ мучи́тельская дерза́ти начина́ет.

Оде́явся во броня́ испове́данием ве́ры и шле́м возложи́в благода́ти светле́йший, и язы́ком же, Гео́ргие, благовеща́нным, я́коже мече́м, ссече́ окая́ннаго Баты́я.

Богоро́дичен: Гора́ превысо́кая, ю́же ви́де Дании́л, ка́мень горы́ отсече́ся, кроме́ ру́к му́жеских, Тебе́ прообразова́, Богоро́дице: без му́жа бо на́м пло́тию родила́ еси́ Емману́ила.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Твоя́ песносло́вцы, Богоро́дице, живы́й и незави́стный исто́чниче, ли́к себе́ совоку́пльшия, духо́вно утверди́, в Боже́ственней Твое́й сла́ве венце́в сла́вы сподо́би.

Му́ками, я́ко зла́то честно́е, искуси́лся еси́, страда́льче сла́вне, и Царе́ви Си́л прине́слся еси́, всепло́дие словеси́ и́стинно вме́сто огня́ олта́рнаго мече́м истне́емо.

С ва́рваром бра́вся, сего́ победи́л еси́ и, от Христа́ дерзнове́ние прии́м, мно́гу печа́ль бесо́м сотвори́л еси́, святы́м же А́нгелом весе́лие и ра́дость, с ни́ми же водворя́ешися.

Ма́слина плодови́тая в Це́ркви Жива́го Бо́га, твои́х моще́й ра́ка ны́не яви́ся, от нея́же прие́млем разли́чная неду́гов исцеле́ния, и́же тобо́ю обога́щшиися и чудесы́ твои́ми крася́щиися.

Богоро́дичен: Рече́ Боже́ственный Иезеки́иль: и бу́дет две́рь затворе́на. И сие́ на Тебе́ испо́лнися, Влады́чице: вни́де бо несказа́нно в Тя́ О́тчее Сло́во, и ми́ру яви́ся Плотоно́сец из Тебе́, Де́во, сохрани́в Тя́ во обои́х.

Седа́лен, гла́с 8.

Прему́дрости рачи́тель бы́в, сокро́вище доброде́телей, отону́дуже и почерпе́ Боже́ственная разуме́ния; те́мже и вре́мени прише́дшу, к подвиго́м усе́рдно подви́гся, прие́мля му́ченическия ра́ны: главе́ усече́ние, и кро́ви истече́ние. И ны́не живе́ши в неизрече́нне све́те с му́ченики. Те́мже вопие́м ти́: моли́ Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние дарова́ти покланя́ющимся ве́рою святы́м моще́м твои́м.

Богоро́дичен: Помышля́ю су́д и испыта́ния стра́шная, трепе́щу и ужаса́юся му́к, и огня́ боле́зни, и тьму́ же, и та́ртар. Увы́, что́ сотворю́? Сту́д ка́ко претерплю́, егда́ кни́ги разгну́тся, и дея́ния облича́тся? Сего́ ра́ди припа́даю Ти́, Богоро́дице Пречи́стая, тогда́ предста́ни ми́, ну́жды о́ныя изыма́ющи: Тебе́ бо и́мам прибе́жище, Влады́чице.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Седя́й в сла́ве на Престо́ле Божества́ во о́блаце ле́гце, прии́де Иису́с Пребоже́ственный Нетле́нною Дла́нию и спасе́ зову́щия: сла́ва, Христе́, си́ле Твое́й.

Наступи́в на ва́рварское стремле́ние и попра́в сего́, му́чениче, росо́ю с Небе́с Боже́ственно обогати́ся, взыва́я Христу́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Па́че смы́сла страстоте́рпца Твоего́ любы́ превосхо́дит вся́ помышле́ния, Сло́ве, боре́ния, и му́жественныя по́двиги, и натрижне́ния, я́же по́дал еси́ зако́нно ему́ пострада́ти.

Я́ко до́бр во́ин, я́ко непобеди́мь му́ченик, я́ко Христо́в храбо́рник и я́ко благоче́стия побо́рник, Небе́сная селе́ния насле́довал еси́, лико́м А́нгельским всегда́ свеселя́ся.

Богоро́дичен: Изобразова́ше в Чермне́м проше́ствие дре́вле Изра́илево безму́жное Твое́ Рождество́, Всецари́це: я́коже бо о́н тогда́ пре́йде немо́кренно, та́ко и Христо́с безсе́менно от Твои́х пречи́стых крове́й произы́де, Де́во.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ужасо́шася вся́ческая о Боже́ственней сла́ве Твое́й: Ты́ бо, Неискусобра́чная Де́во, име́ла еси́ во утро́бе над все́ми Бо́га и родила́ еси́ Безле́тнаго Сы́на, все́м воспева́ющим Тя́ ми́р подава́ющая.

Ра́нам те́ло твое́, вели́кий кня́же Гео́ргие, примеси́ся, и у́зами многообра́зных му́к, ми́ро благово́нно те́м источа́ет на́м, благоуха́ющи ду́ши ве́рою несумне́нною тя́ почита́ющим всегда́.

Кропле́нием кро́ве твоея́ погаси́л еси́ у́глие суровства́ Баты́ева, страстоте́рпче, Боже́ственных чуде́с огне́м, прему́дре, ти́ну страстну́ю лю́тых пожига́я, вели́кою благода́тию Спа́совою, Гео́ргие.

Ко́ль стра́шно же и сла́вно о Христе́ сопротивле́ние твое́, Ему́же почуди́шася племена́, обре́тшаяся на по́двизе, и похвали́ша терпе́ние; ва́рвари же посрами́шася, студо́м обле́кшеся.

Богоро́дичен: Горе́ бя́ше, Соприсносу́щен Отцу́ и Бо́гу Бо́г Сло́во и с на́ми Бо́г и Челове́к, Богоро́дице, Тобо́ю сше́д к на́шему смире́нию, свобожда́я от кля́твы пра́дедния. Тебе́ бо ви́де патриа́рх Иа́ков Ле́ствицу Небе́сную.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Боже́ственное сие́ и всечестно́е соверша́юще пра́зднество, Богому́дрии, Богома́тере, прииди́те, рука́ми воспле́щим, от Нея́ ро́ждшагося Бо́га сла́вим.

Ника́коже поколеба́ столпа́ благоче́стия свире́пство ва́рварское, ниже́ преще́ние Баты́ево, ниже́ ме́чное усече́ние, ни ра́ны, ни сме́рть ну́жнейшая.

Взыгра́шася све́тло му́ченичестии тогда́ ли́кове, ви́девше твое́ дерзнове́ние, и, прини́кше совоку́пленно со А́нгелы, неви́димо укрепля́ху тя́ в по́двизе.

Теле́с стра́сти неисце́льныя Бо́жиею благода́тию исцели́л еси́, вели́кий кня́же Гео́ргие, ми́ро благоуха́ющее источа́я у́бо твои́м честны́м моще́м прикаса́ющимся.

Богоро́дичен: Обра́зне руно́ Гедео́н прия́т ороше́но, Твое́ предвозвеща́я чу́до: сни́де бо, я́ко до́ждь на руно́, Богоро́дице, Еди́ный от Тро́ицы во утро́бу Твою́, воплоща́емь.

Конда́к, гла́с 8:

Христо́ве сме́рти подо́бяся и Того́ испи́ти ча́шу возжеле́в, я́ко Живота́, за Него́же му́жески подвиза́лся еси́, презре́в земно́е ца́рство, от безбо́жных ва́рвар пострада́в до сме́рти, Гео́ргие Богому́дре. Те́м моли́, спасти́ся ве́рным лю́дем моли́твами твои́ми.

И́кос:

Кто́ изглаго́лет си́лы Госпо́дня? или́ кто́ испове́сть страда́ния твоя́ и доброде́тели, му́чениче? или́ ки́й язы́к воспе́ти возмо́жет по досто́инству? Те́мже и а́з, недосто́йный, покуша́юся хвали́ти же и сла́вити Влады́ку Жизнода́вца, да́вшаго тебе́ на ва́рвары де́рзость, злочести́ваго Баты́я не убоя́тися, испове́дающу тебе́ и́стиннаго Бо́га. Сего́ ра́ди тя́ чти́м ве́рою и любо́вию, страстоте́рпче Гео́ргие, те́м моли́ спасти́ся ве́рным лю́дем моли́твами твои́ми.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Не послужи́ша тва́ри Богому́дрии, па́че Созда́вшаго, но, о́гненное преще́ние му́жески попра́вше, ра́довахуся, пою́ще: препе́тый отце́в Госпо́дь и Бо́г, благослове́н еси́.

На ка́мени Боже́ственнаго ра́зума утверди́в се́рдца своего́ стопы́, сла́вне, враго́в же ухищре́ния не преврати́ша тя́, воспева́юща: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Све́т Невече́рний страда́вшу кро́вию возсия́ тебе́, и весе́лие я́ве тебе́ прия́т, великому́чениче, воспева́юща: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

И́стинен му́ченик, и́стиннаго Христа́ Бо́га на́шего страда́лец взыва́ше: муче́ния бо цве́ты благово́ния вменя́ю и кро́вныя струи́ ба́нею креще́ния.

Богоро́дичен: Ри́торствующий язы́к, безгла́сен же и недви́жим о Тебе́ зри́м, Богора́дованная: не и́мать бо пости́гнути непостижи́маго зача́тия неизрече́нное Рожде́ние.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: О́троки благочести́вый в пещи́ Рождество́ Богоро́дичо спасло́ е́сть, тогда́ у́бо образу́емое, ны́не же де́йствуемое, вселе́нную всю́ воздвиза́ет пе́ти Тебе́: Го́спода по́йте дела́ и превозноси́те Его́ во вся́ ве́ки.

Ублажи́ша тя́ ца́рие, благослови́ша святи́телие, слы́шаще твое́ му́жественное терпе́ние и ко Христу́ хода́тая стяжа́вше тя́, и ны́не, приходя́ще честны́м твои́м моще́м, покланя́ются.

Боже́ственный Гео́ргий источа́ет ми́ро благода́ти, повелева́я ве́рным почерпа́ти на просвеще́ние и чистоту́, взыва́я: Го́спода по́йте дела́ и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Хваля́ся я́звами Христо́выми, к ве́чным оби́телем восте́кл еси́, от кро́ве твоея́ обагри́в пло́ть, и све́тло Царе́ви Си́л предстои́ши, с му́ченики лику́я.

Богоро́дичен: Исáии у́гль дре́вле бы́сть, клеща́ми носи́м от Серафи́ма и, каса́яся тому́, грехи́ оставля́ет. Клеща́ же Ты́ еси́, Де́во, Боже́ственный у́гль носи́вшая во оставле́ние грехо́в челове́честву.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Вся́к земноро́дный да взыгра́ется, Ду́хом просвеща́емь, да торжеству́ет же Безпло́тных умо́в естество́, почита́ющее свяще́нное торжество́ Богома́тере, и да вопие́т: ра́дуйся, Всеблаже́нная Богоро́дице, Чи́стая Присноде́во.

Во́ин и́стинный Христо́ва пропове́дания бы́л еси́, Гео́ргие, и ле́сти потреби́тель безбо́жия. Те́мже и ны́не моли́твами твои́ми потреби́ ва́рварское воста́ние, во́инству на́шему под но́зе сла́вне те́х низложи́.

А́ще и отсе́чена бы́сть глава́ твоя́ и кро́вь излия́ся, но прильпе́ ве́рно, и победи́тельная тобо́ю соверши́шася. Те́мже и на на́с востаю́щих си́лою твое́ю посрами́ и яви́ на́с победи́тели.

Лу́к сокруши́ нечести́вых, страстоте́рпче непобеди́ме, непра́ведно дви́жимый на твое́ достоя́ние, е́же себе́ избра́л еси́, возлюби́в, и во́инству на́шему си́лу утверди́, да и мы́ ти́хо препрово́дим жи́тельство.

Богоро́дичен: Его́же проро́цы провозвести́ша вси́ многообра́зне и вопло́щшася на́с ра́ди от Тебе́ ви́дехом, Богоро́дице, Бо́га и Челове́ка соверше́нна, избавля́юща челове́ки от кля́твы пра́дедния Твои́ми моли́твами и ве́чныя муки́ свобожда́юща.

Свети́лен.

Све́ту Невече́рнему предстоя́, страстоте́рпче, с му́ченическими ли́ки, воспева́ющия тя́ в па́мяти твое́й от искуше́ния спаса́й моли́твами твои́ми.

Богоро́дичен: Незаходи́маго Све́та носи́ло, Присноде́во, просве́щшаго седя́щих во тьме́ неве́дения пре́лести, озари́ и на́м, гре́шным, све́т Сы́на Твоего́.

Краткое житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий (1189–1238) был вто­рым сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. В 1212 го­ду по­сле смер­ти от­ца и стар­ше­го бра­та Кон­стан­ти­на он уна­сле­до­вал Вла­ди­мир­ский ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем и во­ин­ской доб­ле­стью. Им был ос­но­ван Ниж­ний Нов­го­род. В 1237 го­ду на Рус­скую зем­лю дви­ну­лись мон­го­ло-та­тар­ские ор­ды Ба­тыя. Они ра­зо­ри­ли Ря­зань и со­жгли Моск­ву. Свя­той Ге­ор­гий оста­вил столь­ный град на по­пе­че­ние сво­их сы­но­вей Мсти­сла­ва и Все­во­ло­да (тре­тий сын – Вла­ди­мир – был в то вре­мя в пле­ну у та­тар) и опыт­ных во­е­вод, а сам дви­нул­ся с вой­ском и пле­мян­ни­ка­ми – сы­но­вья­ми Кон­стан­ти­на – на се­вер, чтобы со­еди­нить­ся с дру­ги­ми кня­зья­ми. В на­ча­ле мар­та он вы­шел на бе­ре­га ре­ки Си­ти. Там 4 мар­та 1238 го­да про­изо­шла кро­ва­вая бит­ва с та­та­ра­ми. Еще пе­ред бит­вой бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий по­лу­чил из­ве­стие о том, что столь­ный град Рус­ской зем­ли – Вла­ди­мир – пал и все его сы­но­вья уби­ты. Вы­слу­шав пе­чаль­ную весть, ве­ли­кий князь об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, в ко­то­рой про­сил Все­выш­не­го спо­до­бить его му­че­ни­че­ской смер­ти за ве­ру хри­сти­ан­скую и на­род пра­во­слав­ный. И мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на: в бит­ве на ре­ке Си­ти ве­ли­кий князь по­гиб му­че­ни­че­ской смер­тью – ему бы­ла от­се­че­на го­ло­ва. Через неко­то­рое вре­мя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл II. Его путь ле­жал через по­ле бра­ни. Сре­ди пав­ших во­и­нов он по одеж­дам узнал обез­глав­лен­ное те­ло ве­ли­ко­го кня­зя. С бла­го­го­ве­ни­ем он взял его и пе­ре­нес в Ро­стов. Там, при ве­ли­ком пла­че все­го на­ро­да, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и чест­ная гла­ва ве­ли­ко­го кня­зя, ко­то­рая бы­ла при­ло­же­на к те­лу. Через два го­да гроб с те­лом бла­го­вер­но­го кня­зя Ге­ор­гия с боль­шой тор­же­ствен­но­стью был пе­ре­не­сен во Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор. В 1645 го­ду те­ло свя­то­го кня­зя бы­ло об­ре­те­но нетлен­ным, и со­сто­я­лось цер­ков­ное про­слав­ле­ние свя­то­го. Мо­щи кня­зя Ге­ор­гия бы­ли пе­ре­ло­же­ны в се­реб­ря­ную ра­ку, устро­ен­ную Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Иоси­фом.

Полное житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Ве­ли­кий князь Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич был тре­тьим сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да III Ге­ор­ги­е­ви­ча, по про­зва­нию Боль­шое Гнез­до, и кня­ги­ни Ма­рии Швар­нов­ны. Он ро­дил­ся 26 но­яб­ря 1187 го­да в го­ро­де Суз­да­ле и по же­ла­нию от­ца по­лу­чил имя де­да. Пя­ти лет от ро­да кня­жич Ге­ор­гий по обы­чаю то­го вре­ме­ни был «по­са­жен на конь», со­вер­ше­ны бы­ли его по­стри­ги. Тор­же­ство про­ис­хо­ди­ло в Суз­да­ле. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось 19 лет, его мать Ма­рия, силь­но за­болев­ши, по­стриг­лась в мо­на­сты­ре Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ди­ми­ре на Клязь­ме, и Ге­ор­гий про­во­жал свою мать до оби­те­ли. Через несколь­ко дней она скон­ча­лась, и Ге­ор­гий опла­ки­ва­ет кон­чи­ну ма­те­ри, осо­бен­ной лю­бо­вью ко­то­рой он поль­зо­вал­ся. В 1211 го­ду князь Ге­ор­гий всту­пил в брак с до­че­рью ки­ев­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го, род­ной сест­рой свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го. От это­го бра­ка князь Ге­ор­гий имел трех сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра.

В XII–XIII ве­ках, ко­гда жил бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий, Рус­ская зем­ля силь­но стра­да­ла от меж­до­усо­бий удель­ных кня­зей, меж­ду ко­то­ры­ми бы­ла раз­де­ле­на. Отец Ге­ор­гия, ве­ли­кий князь Все­во­лод III, пы­тал­ся до­стиг­нуть объ­еди­не­ния и за свои за­слу­ги по­лу­чил имя Ве­ли­ко­го Все­во­ло­да, од­на­ко не был в со­сто­я­нии пре­кра­тить удель­ную враж­ду и при сво­ей жиз­ни не раз при­вле­кал де­тей сво­их к уча­стию в меж­до­усоб­ной борь­бе. Та­ким об­ра­зом мо­ло­дой Ге­ор­гий в пер­вый раз вы­сту­па­ет в ис­то­рии дей­ству­ю­щим вме­сте с от­цом и бра­тья­ми в оса­де Прон­ска в 1207 го­ду. В сле­ду­ю­щем го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич от­ра­жал на­па­де­ние преж­не­го прон­ско­го кня­зя Ми­ха­и­ла и дво­ю­род­но­го его бра­та Изя­с­ла­ва на мос­ков­ские во­ло­сти ве­ли­ко­го кня­зя, дей­ство­вал по­том про­тив мя­теж­ных нов­го­род­цев.

В 1212 го­ду ве­ли­кий князь Все­во­лод стал из­не­мо­гать и за­хо­тел при жиз­ни уря­дить сы­но­вей, ко­то­рых у него в то вре­мя оста­ва­лось ше­сте­ро: Кон­стан­тин, Ге­ор­гий, Яро­слав, Свя­то­слав, Вла­ди­мир и Иоанн. Он по­слал за стар­шим Кон­стан­ти­ном, кня­жив­шим в Ро­сто­ве, же­лая дать ему по­сле се­бя столь­ный го­род Вла­ди­мир, а в Ро­стов по­са­дить Ге­ор­гия. Но Кон­стан­тин не со­гла­шал­ся на та­кое рас­по­ря­же­ние и от­ве­тил от­цу: «Ес­ли хо­чешь сде­лать ме­ня стар­шим, то дай мне на­чаль­ный го­род Ро­стов и к нему Вла­ди­мир, или, ес­ли те­бе так угод­но, дай мне Вла­ди­мир и к нему Ро­стов».

Все­во­лод, по­со­ве­то­вав­шись с бо­яра­ми и епи­ско­пом Иоан­ном, ре­шил на­ка­зать непо­слуш­но­го Кон­стан­ти­на – от­дать стар­шин­ство Ге­ор­гию и 14 ап­ре­ля 1212 г. на 64 го­ду жиз­ни скон­чал­ся. Кон­стан­тин оскор­бил­ся на Ге­ор­гия и «воз­дви­же бро­ви своя со гне­вом».

Так сде­лал­ся ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич, по­лу­чив­ший в на­сле­дие неустро­ен­ную зем­лю, борь­бу го­ро­дов и кня­зей и нерас­по­ло­же­ние оби­жен­но­го стар­ше­го бра­та. Уже в сле­ду­ю­щем го­ду Кон­стан­тин, недо­воль­ный по­те­рей стар­шин­ства, воз­бу­дил всю зем­лю Суз­даль­скую и под­нял вос­ста­ние на бра­та Ге­ор­гия. И осталь­ные бра­тья при­ня­ли уча­стие в меж­до­усо­бии. Со­бран­ные ими вой­ска со­шлись под Ро­сто­вом у ре­ки Иш­ни. На сей раз бра­тья по­ми­ри­лись и разо­шлись по сво­им го­ро­дам без бит­вы, так как ве­ли­кий князь, силь­ный ми­ро­лю­би­ем и преду­смот­ри­тель­но­стью, имел сред­ства из­бе­жать кро­во­про­ли­тия. В дру­гой раз усо­би­цу на­чал Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич, вы­бе­жав­ший из сво­е­го го­ро­да Юрье­ва-Поль­ско­го спер­ва на Во­лок, а от­ту­да на Моск­ву, чтобы от­нять их у Ге­ор­гия. За по­след­не­го стал брат Яро­слав. Пол­ки Вла­ди­ми­ра бы­ли про­гна­ны дмит­ров­ца­ми, до боль­шой бит­вы де­ло не до­шло, ве­ли­кий князь не по­же­лал мстить на­па­дав­ше­му, и бра­тья опять по­ми­ри­лись. Князь Яро­слав рассо­рил­ся с нов­го­род­ца­ми, ко­то­рые взя­ли се­бе кня­зем храб­ро­го Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Уда­ло­го; воз­ник­ла но­вая усо­би­ца, в ко­то­рой Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич дол­жен был под­дер­жи­вать Яро­сла­ва, а с нов­го­род­ца­ми со­еди­ни­лись пско­ви­чи, смоль­няне и все сто­рон­ни­ки кня­зя Кон­стан­ти­на Ро­стов­ско­го. В ап­ре­ле 1216 го­да про­изо­шла Ли­пиц­кая бит­ва (бит­ва на­зы­ва­ет­ся от реч­ки Ли­пи­цы в Юрьев­ском уез­де Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии, близ ко­то­рой она разыг­ра­лась), в ко­то­рой ве­ли­кий князь и его со­юз­ни­ки бы­ли раз­би­ты на­го­ло­ву, и ему при­шлось усту­пить пер­вен­ство бра­ту Кон­стан­ти­ну. Ухо­дя из Вла­ди­ми­ра в Ра­ди­лов – го­ро­док на Вол­ге, Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич мо­лил­ся у от­цов­ско­го гро­ба и со сле­за­ми го­во­рил: «Су­ди Бог бра­ту мо­е­му Яро­сла­ву, что до­вел ме­ня до это­го».

В 1217 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич по­лу­чил от бра­та Кон­стан­ти­на пред­ло­же­ние взять кня­же­ние в Суз­да­ле; а ко­гда 2 фев­ра­ля 1218 го­да ве­ли­кий князь Кон­стан­тин скон­чал­ся, то сле­ду­ю­щий за ним по стар­шин­ству Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич воз­вра­тил­ся на ве­ли­ко­кня­же­ский стол, ко­то­рый за­ни­мал до сво­ей стра­даль­че­ской кон­чи­ны.

От­ме­чен­ные чер­ты смут­но­го со­сто­я­ния Ру­си вы­сту­па­ли во всей си­ле в те­че­ние даль­ней­ше­го прав­ле­ния Ге­ор­гия Все­во­ло­до­ви­ча и при­ве­ли го­су­дар­ство к страш­но­му по­гро­му, из­вест­но­му под име­нем мон­голь­ско­го (та­тар­ско­го) ига. Нов­го­род­ская воль­ни­ца при­чи­ня­ла ве­ли­ко­му кня­зю ве­ли­кие за­бо­ты и от­вле­ка­ла его си­лы на бес­плод­ную внут­рен­нюю борь­бу. По прось­бе нов­го­род­цев он неод­но­крат­но по­сы­лал им в пра­ви­те­ли то сы­на сво­е­го Все­во­ло­да, то шу­ри­на сво­е­го свя­то­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, вы­нуж­дал­ся ид­ти по­хо­дом на зем­ли Нов­го­род­ские и за­ни­мал сво­и­ми пол­ка­ми Тор­жок: по­ряд­ка в Нов­го­ро­де не уда­лось до­стиг­нуть. Меж­ду тем го­су­дар­ство тер­пе­ло от на­бе­гов во­сточ­ных со­се­дей – кам­ских бол­гар и морд­вы. В боль­шом по­хо­де бол­гар в 1220 го­ду по пред­ло­же­нию ве­ли­ко­го кня­зя при­ня­ли уча­стие брат его Яро­слав, кня­жив­ший в Пе­ре­я­с­лав­ле, пле­мян­ник Ва­силь­ко Кон­стан­ти­но­вич из Ро­сто­ва, Му­ром­ский князь Свя­то­слав Да­ви­до­вич и дру­гие. По­ход был удач­ный, но уто­ми­тель­ный. Чтобы за­кре­пить до­стиг­ну­тые успе­хи, ве­ли­кий князь ос­но­вал (в 1221 г.) при устье Оки кре­пость – го­род Ниж­ний Нов­го­род.

За­ло­жен был го­род на Мор­дов­ской зем­ле, а по­то­му по­сле 1221 го­да долж­ны бы­ли воз­ник­нуть и воз­ник­ли осо­бен­но враж­деб­ные дей­ствия со сто­ро­ны морд­вы. В 1229 го­ду морд­ва при­хо­ди­ла с кня­зем сво­им Пур­га­сом к са­мо­му Ниж­не­му Нов­го­ро­ду и успе­ла сжечь устро­ен­ные здесь Бо­го­ро­диц­кий мо­на­стырь и за­го­род­ную цер­ковь. Про­дол­жа­лась борь­ба и с бол­га­ра­ми. Но глав­ные за­бо­ты ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да вы­зы­ва­лись внут­рен­ней враж­дой кня­зей. Ве­ли­ко­му кня­зю Вла­ди­мир­ско­му при­хо­ди­лось ве­сти вой­ну с Чер­ни­го­вом и вся­че­ски уми­ро­тво­рять бес­по­кой­но­го бра­та Яро­сла­ва. Глав­ным по­во­дом к раз­до­ру был тот же Нов­го­род, где враж­до­ва­ли сто­ро­на Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го и суз­даль­ская. Яро­слав под тем пред­ло­гом, буд­то Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать Ми­ха­и­ла в Нов­го­ро­де, воз­бу­дил про­тив ве­ли­ко­го кня­зя его пле­мян­ни­ков Кон­стан­ти­но­ви­чей – Ва­силь­ка, Все­во­ло­да и Вла­ди­ми­ра. В 1229 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич со­би­рал к се­бе во Вла­ди­ми­ре недо­воль­ных род­ствен­ни­ков и успо­ко­ил их. За то ско­ро воз­му­тил­ся Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский и вме­сте с кня­зем Вла­ди­ми­ром Ки­ев­ским дви­нул­ся на во­лын­ских кня­зей Да­ни­и­ла и Ва­силь­ка Ро­ма­но­ви­чей, быв­ших в близ­ком род­стве с ве­ли­ким кня­зем, вы­дав­шим за Ва­силь­ка свою дочь. По­ход в Чер­ни­гов­ские во­ло­сти, хо­тя и не со­про­вож­дав­ший­ся бит­ва­ми и по­бе­да­ми, не уве­ли­чил ни рус­ской во­ен­ной си­лы, ни еди­но­ду­шия кня­зей рус­ских, про­тив ко­то­рых уже сто­ял вбли­зи страш­ный враг – мон­го­лы.

Еще под 1229 го­дом на­ши ле­то­пи­си упо­ми­на­ют, что сак­си­ны и по­лов­цы при­бе­жа­ли с ни­зо­вьев Вол­ги к бол­га­рам, го­ни­мые та­та­ра­ми, при­бе­жа­ли и сто­ро­жа бол­гар­ские, раз­би­тые та­та­ра­ми на ре­ке Яи­ке. В 1236 го­ду 300 тыс. та­тар под на­чаль­ством Ба­тыя во­шли в зем­лю Бол­гар­скую, со­жгли го­род Ве­ли­кие Бол­га­ры, ис­тре­би­ли всех жи­те­лей и опу­сто­ши­ли зем­лю; а в сле­ду­ю­щем го­ду лес­ною сто­ро­ною с во­сто­ка та­та­ры яви­лись и в пре­де­лах Ря­зан­ских. Кня­зья Ря­зан­ские, не до­пус­кая та­тар к го­ро­дам, от­пра­ви­лись к ним на­встре­чу в Во­ро­неж и объ­яви­ли: «Ко­гда ни­ко­го из нас не оста­нет­ся, то­гда все бу­дет ва­ше».

Та­кая ре­ши­мость не спас­ла го­су­дар­ства. Раз­роз­нен­ные уде­лы один за дру­гим бы­ли по­ко­ре­ны вра­гом, не встре­тив­шим объ­еди­нен­но­го от­по­ра всей зем­ли.

Крайне тя­же­ло, ве­ро­ят­но, бы­ло на ду­ше у ве­ли­ко­го кня­зя, по­свя­тив­ше­го всю жизнь свою объ­еди­не­нию и внут­рен­не­му ми­ру и те­перь пе­ред страш­ной опас­но­стью ви­дев­ше­го Рус­скую зем­лю раз­де­лен­ной и обес­си­лен­ной. Ря­зань со­жже­на. При­шла оче­редь и столь­но­му Вла­ди­ми­ру. Опу­сто­шив Ря­зан­скую зем­лю, та­та­ры дви­ну­лись к Ко­ломне. Здесь до­жи­дал­ся их сын ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­лод с бег­лым Ря­зан­ским кня­зем Ро­ма­ном и во­е­во­дой Иере­ми­ей Гле­бо­ви­чем. По­сле креп­кой се­чи ве­ли­ко­кня­же­ское вой­ско по­тер­пе­ло по­ра­же­ние. В чис­ле уби­тых бы­ли князь Ро­ман и во­е­во­да Иере­мия, а Все­во­лод Ге­ор­ги­е­вич успел спа­стись с ма­лой дру­жи­ной бег­ством во Вла­ди­мир. Та­та­ры шли даль­ше; взя­ли Моск­ву, где уби­ли во­е­во­ду Филип­па Нянь­ку, за­хва­ти­ли кня­зя Вла­ди­ми­ра Ге­ор­ги­е­ви­ча и от­пра­ви­лись с ним к Вла­ди­ми­ру. Ве­ли­кий князь оста­вил здесь сво­их сы­но­вей Все­во­ло­да и Мсти­сла­ва с во­е­во­дой Пет­ром Ос­ля­ду­ко­ви­чем, а сам с тре­мя пле­мян­ни­ка­ми Кон­стан­ти­но­ви­ча­ми по­ехал на Вол­гу и стал на ре­ке Си­ти. По­том, оста­вив здесь во­е­во­ду Жи­ро­сла­ва Ми­хай­ло­ви­ча, от­пра­вил­ся по окрест­ным во­ло­стям со­би­рать рат­ных лю­дей, под­жи­дал и бра­тьев Яро­сла­ва и Свя­то­сла­ва. Меж­ду тем та­та­ры быст­ро дви­га­лись впе­ред. Ско­ро к ве­ли­ко­му кня­зю на Си­ти бы­ла при­не­се­на страш­ная весть: его сын князь Вла­ди­мир убит, дру­гой князь – Все­во­лод, по­няв­ши, что си­лой го­ро­да не от­сто­ять, вы­шел к Ба­тыю с да­ра­ми и был так­же умерщ­влен, Мсти­слав с ча­стью жи­те­лей пы­тал­ся укрыть­ся в ста­ром го­ро­де и был убит та­та­ра­ми. Епи­скоп Мит­ро­фан, ве­ли­кая кня­ги­ня с до­че­рью, сно­ха­ми и вну­ча­та­ми, дру­гие кня­ги­ни со мно­же­ством бо­яр и про­стых лю­дей за­пер­лись в Успен­ском со­бо­ре на хо­рах. Та­та­ры от­би­ли две­ри, цер­ковь огра­би­ли, а быв­ших там со­жгли вме­сте с цер­ко­вью. Пе­ред смер­тью мно­гие при­ня­ли ино­че­ский об­раз от епи­ско­па Мит­ро­фа­на. Вы­слу­шав скорб­ную по­весть, ве­ли­кий князь за­пла­кал. «Гос­по­ди, Бо­же мой! – взы­вал он. – Ис­пы­та­ние, То­бою нис­по­слан­ное, тя­же­ло мне! Ты ли­шил ме­ня, как неко­гда Иова, все­го, что у ме­ня бы­ло. Же­на и де­ти мои по­гиб­ли. Взя­ты То­бою и лю­ди, вве­рен­ные То­бою же мо­ей дер­жа­ве. Что же де­лать мне? Со­гре­ши­ли мы пред То­бою, Гос­по­ди, и Ты сми­рил нас: пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди, и пра­вы су­ды Твои о нас. Но эта кровь мно­же­ства лю­дей, не по­вин­ных в на­ших гре­хах? Гос­по­ди, Гос­по­ди! Ты при­звал к Се­бе это мно­же­ство но­вых му­че­ни­ков: поч­то же ме­ня еди­но­го со­хра­нил по­срам­лен­ным? Все­ми­ло­сти­ве Гос­по­ди! Не ли­шай и ме­ня, греш­но­го и недо­стой­но­го, Тво­е­го уча­стия в их сла­ве, спо­до­би и ме­ня по­стра­дать со Хри­стом, как они по­стра­да­ли, ра­ди име­ни Тво­е­го свя­то­го, От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха. Но да бу­дет во­ля Твоя свя­тая, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки. Аминь».

Мо­лит­ва укре­пи­ла его, и князь стал спо­кой­но го­то­вить­ся к бит­ве и к смер­ти. Во­е­во­да До­ро­жа с трех­ты­сяч­ным от­ря­дом по­слан был раз­уз­нать о непри­я­те­ле; но он ско­ро воз­вра­тил­ся и до­нес, что та­та­ры уже обо­шли рус­ское вой­ско кру­гом. То­гда князь сел на ко­ня и вме­сте с бра­том Свя­то­сла­вом и тре­мя пле­мян­ни­ка­ми вы­сту­пил про­тив вра­гов. Про­изо­шла страш­ная се­ча, рус­ские пол­ки по­бе­жа­ли, и ве­ли­кий князь был убит. Та­та­ры от­сек­ли ему го­ло­ву. Мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на, он пал как доб­рый во­ин, как му­че­ник за ве­ру и Русь Пра­во­слав­ную.

Как бу­ря, про­нес­лось вра­же­ское вой­ско, оста­вив за со­бою по­ле, по­кры­тое тру­па­ми. Недол­го спу­стя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл. Путь его ле­жал неда­ле­ко от Си­ти. Ар­хи­пас­тырь за­шел сю­да, чтобы воз­не­сти свои мо­лит­вы к Бо­гу об упо­ко­е­нии душ за ве­ру и оте­че­ство пав­ших во­и­нов. Сре­ди мно­же­ства мерт­вых тел свя­ти­тель узнал по ве­ли­ко­кня­же­ско­му оде­я­нию те­ло ве­ли­ко­го кня­зя Ге­ор­гия, но ту­ло­ви­ще его ле­жа­ло без го­ло­вы. С бла­го­го­ве­ни­ем взял он те­ло кня­зя, при­нес его в Ро­стов и здесь при ве­ли­ком пла­че на­ро­да, от­пев обыч­ные по­гре­баль­ные пе­ния, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном Бо­го­ро­дич­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и гла­ва кня­зя-стра­даль­ца, при­не­се­на и при­ло­же­на к те­лу. Но­вый ве­ли­кий князь, брат по­чив­ше­го, Яро­слав Все­во­ло­до­вич, устро­ив­шись во Вла­ди­ми­ре, очи­стив от тру­пов и воз­об­но­вив церк­ви, в 1239 го­ду по­слал в Ро­стов за те­лом бла­го­вер­но­го Ге­ор­гия. Чест­ные остан­ки ве­ли­ко­го стра­даль­ца воз­ле Вла­ди­ми­ра встре­тил мит­ро­по­лит Ки­рилл II со всем ду­хо­вен­ством, ве­ли­кий князь Яро­слав с бра­том Свя­то­сла­вом и детьми, со все­ми бо­яра­ми и все­ми жи­те­ля­ми Вла­ди­ми­ра от ма­ла до ве­ли­ка. При ви­де гро­ба раз­дал­ся об­щий плач и ры­да­ния, за­глу­шав­шие цер­ков­ное пе­ние. Гроб был по­ло­жен в со­бо­ре Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где ле­жал и Все­во­лод, отец кня­зя Ге­ор­гия. Див­ный во свя­тых Сво­их Гос­подь бла­го­во­лил уте­шить серд­ца рус­ско­го на­ро­да, явив в бла­го­вер­ном кня­зе Ге­ор­гии Сво­е­го угод­ни­ка. Все быв­шие при пе­ре­не­се­нии те­ла уви­де­ли пре­слав­ное чу­до: гла­ва свя­то­го Ге­ор­гия, от­се­чен­ная та­тар­ским ме­чом, при­рос­ла в гро­бе к те­лу, так что не вид­но бы­ло на те­ле и сле­да от­се­че­ния ее, но все со­ста­вы бы­ли це­лы и нераз­луч­ны. Ка­мен­ный гроб, в ко­то­ром бы­ли по­ло­же­ны мо­щи свя­то­го Ге­ор­гия, уста­нов­лен в воз­гла­вии гроб­ниц с те­ла­ми его сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра. В этом гро­бе те­ло пре­бы­ва­ло до 1645 го­да, ко­гда об­ре­те­но бы­ло нетлен­ным и пе­ре­ло­же­но в среб­ро­по­зла­щен­ную гроб­ни­цу, устро­ен­ную пат­ри­ар­хом Иоси­фом, пи­тав­шим осо­бен­ное ува­же­ние к это­му свя­то­му.