Канон апостолу и евангелисту Иоанну Богослову (иной)

Припев: Святы́й апо́столе и евангели́сте Иоа́нне, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 21 мая (08 мая ст. ст.); 09 октября (26 сентября ст. ст.)

Глас 8.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Колесницегони́теля фарао́ня погрузи́ чудотворя́й иногда́ Моисе́йский же́зл, крестообра́зно порази́в и раздели́в мо́ре, Изра́иля же беглеца́, пешехо́дца спасе́, пе́снь Бо́гови воспева́юща.

Я́ко чи́ст и возлю́блен бы́л еси́ нетле́нному Све́ту, и на пе́рсех Сего́ возле́г, упоко́ився, дерзнове́нною душе́ю, из бе́здны прему́дрости Све́т ра́зума извле́кл еси́, блаже́нне Иоа́нне апо́столе.

Преесте́ственне богосло́вя, возгреме́л еси́, возлю́бленне, Христу́: в нача́ле бе́ Сло́во, жи́во и воипоста́сно ко Своему́ Роди́телю, и Бо́г бе́ Сло́во, и пло́ть Сло́во бы́сть, и Бо́г пребы́сть непрело́жен.

Богоро́дичен: Под Кро́в Тво́й, Чи́стая, прибега́юще, огреба́емся напа́стей вся́ких находя́щих, Пречи́стая, те́м и ны́не мо́лим: па́дшия из глубины́ прегреше́ний возведи́ Боже́ственными Твои́ми, Чи́стая, мольба́ми.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утвержде́й в нача́ле небеса́ ра́зумом и зе́млю на вода́х основа́вый, на ка́мени мя́, Христе́, за́поведей Твои́х утверди́, я́ко не́сть свя́т, па́че Тебе́, еди́не Человеколю́бче.

От ры́барей лове́ц челове́ков и богосло́в бы́л еси́, му́дре Иоа́нне, пренебре́г оте́ческую и мирску́ю любо́вь и Влады́це Сло́ву жела́нием Боже́ственным после́дуя.

Очище́н душе́вным о́ком, о Богосло́ве, узре́л еси́ неизрече́нную сла́ву, от Отца́ единоро́днаго Сло́ва и Сы́на Бо́жия, И́мже му́дре вся́ Боже́ственным бы́ша Ду́хом.

Богоро́дичен: Под Твое́ спаси́тельное прибе́жище притека́ем, Богоро́дице Де́во, и спаса́емся наве́та вра́жия моли́твами Твои́ми и бу́дущаго, Чи́стая, избавля́емся муче́ния.

Седа́лен, гла́с 8.

Прему́дрости на пе́рси возле́г и ра́зума су́щих навы́к, боже́ственно возгреме́л еси́: в нача́ле бе́ Сло́во. До́бре написа́в пе́рвее безнача́льное рождество́, пропове́дал еси́ все́м Сло́ва воплоще́ние. Те́мже и язы́ком, я́ко мре́жею, улови́в язы́ки, по благода́ти Ду́ха изуча́еши концы́, и просвеща́еши чудесы́, Богосло́ве апо́столе, моли́ Христа́ Бо́га грехо́в оставле́ние дарова́ти пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, Ты́ моя́ и си́ла, Ты́ мо́й Бо́г, Ты́ мое́ ра́дование, не оста́вль не́дра О́тча, и на́шу нищету́ посети́в. Те́м с проро́ком Авваку́мом зову́ Ти́: си́ле Твое́й сла́ва, Человеколю́бче.

Тя́ гро́мова сы́на Госпо́дь нарече́, тя́ греме́ти Ду́хом сподо́би Своего́ от Отца́ Боже́ственнаго и непостижи́маго рожде́ния неизрече́нное. Те́м твою́, Богосло́ве, всепра́зднственную па́мять пе́сньми досто́йно сла́вим.

Ты́ доброде́тельми возше́л еси́, апо́столе, на высоту́, ты́ узре́л еси́ сла́вою блиста́ющее единоро́дное Сло́во во пло́ти, во Оте́ческих безнача́льно не́дрех седя́щее, гла́са же услы́шати Оте́ческаго сподо́бился еси́, свиде́тельствующа Того́ Сыновство́.

Богоро́дичен: Под Твое́ ны́не прибега́я заступле́ние, непотре́бный ра́б Тво́й, Всенепоро́чная, да не постыжу́ся: Тя́ бо к Бо́гу и́мам Предста́тельницу и сте́ну нера́тну, о Тебе́ и бу́дущия да наслажду́ся тишины́ и Боже́ственныя жи́зни, молю́ся.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тма́ окая́ннаго? Но обрати́ мя́, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Во тме́ ми́ра просия́вший, ви́дев Све́т Пречи́ст, раствори́лся еси́ любо́вию и, свети́льник благоче́стия бы́в, многосе́менных ро́ды язы́к богосло́вия, Иоа́нне, све́том осия́л еси́.

Уве́дев, я́ко зако́н Моисе́ом се́нный да́н бы́сть, Боже́ственная же благода́ть Христо́м Бо́гом на́шим бы́сть, богосло́вным язы́ком, сы́не гро́мов возлю́бленне, благовести́л еси́ Его́ Божество́.

Богоро́дичен: Ты́ ми́ покро́в и держа́ва, Пречи́стая, и утвержде́ние, и стена́ неруши́ма, и Тя́ призыва́ю: в нощи́ и во дни́ мя́ соблюда́й от вся́каго вре́да велиа́ра находя́щаго, да ве́рою и любо́вию сла́влю Тя́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Бе́здна грехо́в и прегреше́ний бу́ря мя́ смуща́ет и во глубину́ ну́жднаго ре́ет мя́ отча́яния, но Твою́ кре́пкую ру́ку мне́ простри́, я́ко Петро́ви, о Упра́вителю! и спаси́.

У́гль Боже́ственнаго огня́ прови́де обра́зно Иса́ия, очи́стив устне́, проро́чества сподо́бися; воплоти́вшагося же Бо́га Сло́ва, блаже́нне Иоа́нне, ты́ яви́лся еси́ напе́рсник.

Сло́во Сы́й единоро́дное, Е́же в не́дрех Оте́ческих седя́щее, воплоще́нно узре́ся, Иоа́нне блаже́нне, и я́ко таи́ннику возлю́бленну тебе́ сказа́, безпло́тне Бо́га никому́же ви́дети когда́.

Богоро́дичен: Просвети́ мою́ ду́шу, ро́ждшая озаре́ние сла́вы О́тчи, Де́во Богоро́дице Всепе́тая, Твою́ бо и́стинную благода́ть иму́ще, бесе́ды языковре́дия возбраня́емся.

Конда́к, гла́с 2:

Вели́чия твоя́, де́вственниче, кто́ пове́сть? То́чиши бо чудеса́, и излива́еши исцеле́ния, и мо́лишися о душа́х на́ших, я́ко Богосло́в и дру́г Христо́в.

И́кос:

Высоты́ небе́сныя уве́дети и мо́ря глубины́ испыта́ти де́рзостно е́сть и непостижи́мо. Я́коже бо зве́зды исчести́ и морски́й песо́к невозмо́жно отню́д, си́це и Богосло́ва исправле́ния изрещи́ недово́льно е́сть. Толи́цеми того́ венцы́ Христо́с, Его́же возлюби́, венча́, Ему́же и на пе́рси возле́г, и на та́йней ве́чери с Ни́м яде́, я́ко Богосло́в и дру́г Христо́в.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Бо́жия снизхожде́ния о́гнь устыде́ся в Вавило́не иногда́, сего́ ра́ди о́троцы в пещи́, ра́дованною ного́ю, я́ко во цве́тнице лику́юще, поя́ху: благослове́н еси́ Бо́же, оте́ц на́ших.

Усе́рдно изше́л еси́ у́з ве́щи, о всеблаже́нне, я́ко Бо́жий предста́тель, и, богодухнове́ннаго бы́в ве́стник богосло́вия, вопи́ти научи́л еси́: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Я́ко траву́ вмени́л еси́ зла́то и бога́тство, о всеблаже́нне, и се́но, я́ко зла́то, тебе́ де́йством Боже́ственным бы́сть, богосло́вящу Соде́теля и Го́спода: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Ду́х Святы́й, от Отца́ Безнача́льнаго исходя́щ и от Тебе́ неразде́льне прие́млем, Сло́ве Единоро́дне Бо́жий, апо́столом зва́ти возвести́л еси́: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Хра́м и пала́та Царя́ Христа́ была́ еси́ и о́др еди́на Соломо́нов, Его́же, я́коже рече́ Писа́ние, окружа́ют си́льнии шестьдеся́т, с Тобо́ю ны́не, Де́во, зову́т и пою́т: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Я́ко благоле́пна и благознамени́та пресла́вная па́мять твоя́, благове́стниче Иису́сова Божества́, боже́ственная, благоуха́ющи, Це́ркви возсия́. Те́м, ра́дующеся, ве́рнии, пое́м: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богосло́ва иму́ще ли́ку чинонача́льника, Тя́ от него́, Христе́, богосло́вима, Бо́га возвеща́ем со Отце́м и Ду́хом и, единонача́льственне песносло́вяще, вопие́м: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен: Воплоще́ннаго родила́ еси́ Бо́га Сло́ва, Всенепоро́чная, Сего́ умоли́ огня́ мя́ изба́вити: се́ бо житие́ мое́ все́ отягчи́ся, все́ порабо́тися лю́тыми греха́ми. Те́м к Тебе́, Де́во, прибега́ю и Тя́ призыва́ю, Обра́дованную.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ужасе́ся о се́м не́бо, и земли́ удиви́шася концы́, я́ко Бо́г яви́ся челове́ком пло́тски, и чре́во Твое́ бы́сть простра́ннейшее небе́с. Те́м Тя́, Богоро́дицу, а́нгелов и челове́к чинонача́лия велича́ют.

Кресту́ Влады́чню предстоя́й, Де́ве же и Богоро́дице Чи́стей, учени́к возлю́бленный, чи́стый богосло́вия орга́н, я́коже де́вственник вруче́ние прия́т и, храни́тель Непоро́чныя бы́в Богоро́дицы, ны́не досто́йно ублажа́ется.

Досто́йно возлю́бль Пречи́стый честно́е и непоро́чное житие́ твое́, а́нгельски пожи́вша на земли́, тя́ в бра́та ме́сто прия́т, блаже́нне Иоа́нне, Свое́й сы́на тя́ возвести́ Ма́тери Богоро́дице, с Не́юже тя́ вси́ ублажа́ем.

Богоро́дичен: Спаси́тельный бу́ди ми́ сто́лп, Чи́стая, де́монов безде́льны сотвори́ полки́, искуше́ний молву́ и бе́д отрева́ющи, и страсте́й нахо́ды дале́че отгоня́ющи, и чи́стое даю́щи свобожде́ние, и Боже́ственная дарова́ния незави́стне мне́ преподаю́щи.

Свети́лен.

Гро́мов сы́н бы́в, к челове́ком богосло́вил еси́, е́же, — в нача́ле бе́ Сло́во, — апо́столе Иоа́нне, возлеги́й бо на пе́рси ве́рно Влады́ки твоего́ и отту́ду поче́рп богосло́вия струи́, тва́рь всю́ напоя́еши.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Колесницегони́телѧ фараѡ́нѧ погрꙋзѝ чꙋдотворѧ́й и҆ногда̀ мѡѷсе́йскїй же́злъ, крⷭ҇тоѻбра́знѡ порази́въ и҆ раздѣли́въ мо́ре, і҆и҃лѧ же бѣглеца̀, пѣшехо́дца, спасѐ, пѣ́снь бг҃ови воспѣва́юща.

Ꙗ҆́кѡ чи́стъ и҆ возлю́бленъ бы́лъ є҆сѝ, нетлѣ́нномꙋ свѣ́тꙋ, и҆ на пе́рсехъ сегѡ̀ возле́гъ ᲂу҆поко́ивсѧ, дерзнове́нною дꙋше́ю и҆з̾ бе́здны премꙋ́дрости, свѣ́тъ ра́зꙋма и҆звле́клъ є҆сѝ, блаже́нне і҆ѡа́нне а҆пⷭ҇ле.

Преесте́ственнѣ бг҃осло́вѧ, возгремѣ́лъ є҆сѝ, возлю́бленне хрⷭ҇тꙋ̀: въ нача́лѣ бѣ̀ сло́во, жи́во и҆ воѷпоста́сно ко своемꙋ̀ роди́телю, и҆ бг҃ъ бѣ̀ сло́во, и҆ пло́ть сло́во бы́сть, и҆ бг҃ъ пребы́сть непрело́женъ.

Бг҃оро́диченъ: Подъ кро́въ тво́й, чⷭ҇таѧ, прибѣга́юще, ѡ҆греба́емсѧ напа́стей всѧ́кихъ находѧ́щихъ, пречⷭ҇таѧ: тѣ́мъ и҆ ны́нѣ мо́лимъ, па́дшыѧ и҆з̾ глꙋбины̀ прегрѣше́нїй возведѝ, бжⷭ҇твенными твои́ми, чⷭ҇таѧ, мольба́ми.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Оу҆твержде́й въ нача́лѣ нб҃са̀ ра́зꙋмомъ, и҆ зе́млю на вода́хъ ѡ҆снова́вый, на ка́мени мѧ̀, хрⷭ҇тѐ, за́повѣдей твои́хъ ᲂу҆твердѝ. ꙗ҆́кѡ нѣ́сть свѧ́тъ, па́че тебє̀, є҆ди́не чл҃вѣколю́бче.

Ѿ ры́барей лове́цъ человѣ́кѡвъ, и҆ бг҃осло́въ бы́лъ є҆сѝ, мꙋ́дре і҆ѡа́нне, пренебре́гъ ѻ҆те́ческꙋю и҆ мїрскꙋ́ю любо́вь, и҆ влⷣцѣ сло́вꙋ жела́нїемъ бжⷭ҇твеннымъ послѣ́дꙋѧ.

Ѡ҆чище́нъ дꙋше́внымъ ѻ҆́комъ, ѽ бг҃осло́ве, ᲂу҆зрѣ́лъ є҆сѝ неизрече́ннꙋю сла́вꙋ, ѿ ѻ҆ц҃а̀ є҆диноро́днагѡ сло́ва и҆ сн҃а бж҃їѧ, и҆́мже мꙋ́дрѣ всѧ̑ бжⷭ҇твеннымъ бы́ша дх҃омъ.

Бг҃оро́диченъ: Подъ твоѐ спаси́тельное прибѣ́жище притека́емъ, бцⷣе дв҃о, и҆ спаса́емсѧ навѣ́та вра́жїѧ моли́твами твои́ми, и҆ бꙋ́дꙋщагѡ, чⷭ҇таѧ, и҆збавлѧ́емсѧ мꙋче́нїѧ.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Премꙋ́дрости на пє́рси возле́гъ, и҆ ра́зꙋма сꙋ́щихъ навы́къ бжⷭ҇твеннѡ возгремѣ́лъ є҆сѝ: въ нача́лѣ бѣ̀ сло́во: до́брѣ написа́въ пе́рвѣе безнача́льное ржⷭ҇тво̀, проповѣ́далъ є҆сѝ всѣ̑мъ сло́ва воплоще́нїе. тѣ́мже и҆ ѧ҆зы́комъ ꙗ҆́кѡ мре́жею ᲂу҆лови́въ ꙗ҆зы́ки, по бл҃года́ти дх҃а и҆зꙋча́еши концы̀, и҆ просвѣща́еши чꙋдесы̀, бг҃осло́ве а҆пⷭ҇ле, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти пра́зднꙋющымъ любо́вїю свѧтꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Ты̀ моѧ̀ крѣ́пость, гдⷭ҇и, ты̀ моѧ̀ и҆ си́ла, ты̀ мо́й бг҃ъ, ты̀ моѐ ра́дованїе, не ѡ҆ста́вль нѣ́дра ѻ҆́ч҃а, и҆ на́шꙋ нищетꙋ̀ посѣти́въ. тѣ́мъ съ прⷪ҇ро́комъ а҆ввакꙋ́момъ зовꙋ̀ тѝ: си́лѣ твое́й сла́ва, чл҃вѣколю́бче.

Тѧ̀ гро́мова сы́на гдⷭ҇ь наречѐ, тѧ̀ гремѣ́ти дх҃омъ сподо́би, своегѡ̀ ѿ ѻ҆ц҃а̀ бжⷭ҇твеннагѡ и҆ непостижи́магѡ рожде́нїѧ неизрече́нное: тѣ́мъ твою̀, бг҃осло́ве, всепра́зднственнꙋю па́мѧть пѣ́сньми досто́йнѡ сла́вимъ.

Ты̀ добродѣ́тельми возше́лъ є҆сѝ, а҆пⷭ҇ле, на высотꙋ̀, ты̀ ᲂу҆зрѣ́лъ є҆сѝ сла́вою блиста́ющее є҆диноро́дное сло́во во пло́ти, во ѻ҆ч҃ескихъ безнача́льнѡ нѣ́дрѣхъ сѣдѧ́щее: гла́са же ᲂу҆слы́шати ѻ҆ч҃ескагѡ сподо́билсѧ є҆сѝ, свидѣ́тельствꙋюща тогѡ̀ сыновство̀.

Бг҃оро́диченъ: Подъ твоѐ ны́нѣ прибѣга́ѧ застꙋпле́нїе, непотре́бный ра́бъ тво́й, всенепоро́чнаѧ, да не постыжꙋ́сѧ: тѧ̀ бо къ бг҃ꙋ и҆́мамъ предста́тельницꙋ, и҆ стѣ́нꙋ нера́тнꙋ: ѡ҆ тебѣ̀ и҆ бꙋ́дꙋщїѧ да наслаждꙋ́сѧ тишины̀ и҆ бжⷭ҇твенныѧ жи́зни, молю́сѧ.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Вскꙋ́ю мѧ̀ ѿри́нꙋлъ є҆сѝ ѿ лица̀ твоегѡ̀, свѣ́те незаходи́мый, и҆ покры́ла мѧ̀ є҆́сть чꙋжда́ѧ тма̀ ѻ҆каѧ́ннагѡ, но ѡ҆братѝ мѧ̀, и҆ къ свѣ́тꙋ за́повѣдей твои́хъ пꙋти̑ моѧ̑ напра́ви, молю́сѧ.

Во тмѣ̀ мі́ра просїѧ́вшїй, ви́дѣвъ свѣ́тъ пречⷭ҇тъ, раствори́лсѧ є҆сѝ любо́вїю: и҆ свѣти́льникъ благоче́стїѧ бы́въ, многосѣ́менныхъ ро́ды ꙗ҆зы̑къ бг҃осло́вїѧ, і҆ѡа́нне, свѣ́томъ ѡ҆сїѧ́лъ є҆сѝ.

Оу҆вѣ́дѣвъ ꙗ҆́кѡ зако́нъ мѡѷсе́омъ сѣ́нный да́нъ бы́сть, бжⷭ҇твеннаѧ же бл҃года́ть хрⷭ҇то́мъ бг҃омъ на́шимъ бы́сть, бг҃осло́внымъ ѧ҆зы́комъ, сы́не гро́мовъ возлю́бленне, благовѣсти́лъ є҆сѝ є҆гѡ̀ бжⷭ҇тво̀.

Бг҃оро́диченъ: Ты̀ мѝ покро́въ и҆ держа́ва, пречⷭ҇таѧ, и҆ ᲂу҆твержде́нїе, и҆ стѣна̀ нерꙋши́ма, и҆ тѧ̀ призыва́ю: въ нощѝ и҆ во днѝ мѧ̀ соблюда́й ѿ всѧ́кагѡ вре́да велїа́ра находѧ́щагѡ, да вѣ́рою и҆ любо́вїю сла́влю тѧ̀.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Бе́здна грѣхѡ́въ и҆ прегрѣше́нїй бꙋ́рѧ мѧ̀ смꙋща́етъ, и҆ во глꙋбинꙋ̀ нꙋ́жднагѡ рѣ́етъ мѧ̀ ѿча́ѧнїѧ. но твою̀ крѣ́пкꙋю рꙋ́кꙋ мнѣ̀ прострѝ, ꙗ҆́кѡ петро́ви, ѽ ᲂу҆пра́вителю, и҆ спасѝ.

Оу҆́гль бжⷭ҇твеннагѡ ѻ҆гнѧ̀ прови́дѣ ѻ҆бра́знѡ и҆са́їа, ѡ҆чи́стивъ ᲂу҆стнѣ̀, прⷪ҇ро́чества сподо́бисѧ: воплоти́вшагѡсѧ же бг҃а сло́ва, бл҃же́нне і҆ѡа́нне, ты̀ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ напе́рсникъ.

Сло́во сы́й є҆диноро́дное, є҆́же въ нѣ́дрѣхъ ѻ҆ч҃ескихъ сѣдѧ́щее, воплоще́нно ᲂу҆зрѣ́сѧ, і҆ѡа́нне бл҃же́нне, и҆ ꙗ҆́кѡ таи́нникꙋ возлю́бленнꙋ тебѣ̀ сказа̀, безпло́тнѣ бг҃а никомꙋ́же ви́дѣти когда̀.

Бг҃оро́диченъ: Просвѣтѝ мою̀ дꙋ́шꙋ ро́ждшаѧ ѡ҆заре́нїе сла́вы ѻ҆́ч҃и, дв҃о бцⷣе всепѣ́таѧ: твою̀ бо и҆́стиннꙋю бл҃года́ть и҆мꙋ́ще, бесѣ́ды ѧ҆зыковрє́дїѧ возбранѧ́емсѧ.

Конда́къ, гла́съ в҃:

Вели̑чїѧ твоѧ̑, дѣ́вственниче, кто̀ повѣ́сть; то́чиши бо чꙋдеса̀, и҆ и҆злива́еши и҆сцѣлє́нїѧ, и҆ мо́лишисѧ ѡ҆ дꙋша́хъ на́шихъ, ꙗ҆́кѡ бг҃осло́въ и҆ дрꙋ́гъ хрⷭ҇то́въ.

І҆́косъ:

Высоты̀ нбⷭ҇ныѧ ᲂу҆вѣ́дѣти, и҆ мо́рѧ глꙋбины̑ и҆спыта́ти де́рзостно є҆́сть и҆ непостижи́мо. ꙗ҆́коже бо ѕвѣ́зды и҆счестѝ, и҆ морскі́й песо́къ невозмо́жно ѿню́дъ: си́це и҆ бг҃осло́ва и҆справлє́нїѧ и҆зрещѝ недово́льно є҆́сть. толи́цѣми того̀ вѣнцы̑ хрⷭ҇то́съ, є҆го́же возлюбѝ, вѣнча̀: є҆мꙋ́же и҆ на пє́рси возле́гъ, и҆ на та́йнѣй ве́чери съ ни́мъ ꙗ҆дѐ, ꙗ҆́кѡ бг҃осло́въ и҆ дрꙋ́гъ хрⷭ҇то́въ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Бж҃їѧ снизхожде́нїѧ ѻ҆́гнь ᲂу҆стыдѣ́сѧ въ вавѷлѡ́нѣ и҆ногда̀ сегѡ̀ ра́ди ѻ҆́троцы въ пещѝ ра́дованною ного́ю, ꙗ҆́кѡ во цвѣ́тницѣ ликꙋ́юще, поѧ́хꙋ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Оу҆се́рднѡ и҆зше́лъ є҆сѝ ᲂу҆́зъ ве́щи, ѽ всебл҃же́нне! ꙗ҆́кѡ бж҃їй предста́тель, и҆ бг҃одꙋхнове́ннагѡ бы́въ вѣ́стникъ бг҃осло́вїѧ, вопи́ти наꙋчи́лъ є҆сѝ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Ꙗ҆́кѡ травꙋ̀ вмѣни́лъ є҆сѝ зла́то и҆ бога́тство, ѽ всебл҃же́нне! и҆ сѣ́но ꙗ҆́кѡ зла́то тебѣ̀ дѣ́йствомъ бжⷭ҇твеннымъ бы́сть, бг҃осло́вѧщꙋ содѣ́телѧ и҆ гдⷭ҇а: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Дх҃ъ ст҃ы́й ѿ ѻ҆ц҃а̀ безнача́льнагѡ и҆сходѧ́щъ, и҆ ѿ тебє̀ нераздѣ́льнѣ прїе́млемъ, сло́ве є҆диноро́дне бж҃їй, а҆пⷭ҇толѡмъ зва́ти возвѣсти́лъ є҆сѝ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Бг҃оро́диченъ: Хра́мъ и҆ пала́та цр҃ѧ̀ хрⷭ҇та̀ была̀ є҆сѝ, и҆ ѻ҆́дръ є҆ди́на соломѡ́новъ: є҆го́же, ꙗ҆́коже речѐ писа́нїе, ѡ҆крꙋжа́ютъ си́льнїи шестьдесѧ́тъ. съ тобо́ю ны́нѣ, дв҃о, зовꙋ́тъ, и҆ пою́тъ: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: Седмери́цею пе́щь халде́йскїй мꙋчи́тель бг҃очести̑вымъ неи́стовнѡ разжжѐ, си́лою же лꙋ́чшею спасє́ны сїѧ̑ ви́дѣвъ, творцꙋ̀ и҆ и҆зба́вителю вопїѧ́ше: ѻ҆́троцы, бл҃гослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Ꙗ҆́кѡ бл҃голѣ́пна, и҆ бл҃гознамени́та пресла́внаѧ па́мѧть твоѧ̀, бл҃говѣ́стниче і҆и҃сова бжⷭ҇тва̀, бжⷭ҇твєннаѧ бл҃гоꙋха́ющи цр҃кви возсїѧ̀. тѣ́мъ ра́дꙋющесѧ, вѣ́рнїи, пое́мъ: ѻ҆́троцы, бл҃гослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃осло́ва и҆мꙋ́ще ли́кꙋ чинонача́льника, тѧ̀ ѿ негѡ̀, хрⷭ҇тѐ, бг҃осло́вима, бг҃а возвѣща́емъ со ѻ҆ц҃е́мъ и҆ дх҃омъ, и҆ є҆динонача́льственнѣ пѣсносло́вѧще вопїе́мъ: ѻ҆́троцы, бл҃гослови́те, свѧще́нницы, воспо́йте, лю́дїе, превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Воплоще́ннаго родила̀ є҆сѝ бг҃а сло́ва, всенепоро́чнаѧ, сего̀ ᲂу҆молѝ ѻ҆гнѧ̀ мѧ̀ и҆зба́вити: сѐ бо житїѐ моѐ всѐ ѡ҆тѧгчи́сѧ, всѐ порабо́тисѧ лю́тыми грѣха́ми. тѣ́мъ къ тебѣ̀, дв҃о, прибѣга́ю, и҆ тѧ̀ призыва́ю ѡ҆бра́дованнꙋю.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Оу҆жасе́сѧ ѡ҆ се́мъ нб҃о, и҆ землѝ ᲂу҆диви́шасѧ концы̀, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ ꙗ҆ви́сѧ человѣ́кѡмъ пло́тски, и҆ чре́во твоѐ бы́сть простра́ннѣйшее небе́съ. тѣ́мъ тѧ̀ бцⷣꙋ, а҆́гг҃лѡвъ и҆ человѣ̑къ чинонача̑лїѧ велича́ютъ.

Крⷭ҇тꙋ̀ влⷣчню предстоѧ́й, дв҃ѣ же и҆ бцⷣѣ чи́стѣй, ᲂу҆чени́къ возлю́бленный, чи́стый бг҃осло́вїѧ ѻ҆рга́нъ, ꙗ҆́коже дѣ́вственникъ врꙋче́нїе прїѧ́тъ, и҆ храни́тель непоро́чныѧ бы́въ бцⷣы, ны́нѣ досто́йнѡ ᲂу҆бл҃жа́етсѧ.

Досто́йнѡ возлю́бль пречⷭ҇тый, честно́е и҆ непоро́чное житїѐ твоѐ, а҆́гг҃льски пожи́вша на землѝ, тѧ̀ въ бра́та мѣ́стѡ прїѧ́тъ, бл҃же́нне і҆ѡа́нне, свое́й сы́на тѧ̀ возвѣстѝ мт҃ри бцⷣѣ, съ не́юже тѧ̀ всѝ ᲂу҆блажа́емъ.

Бг҃оро́диченъ: Сп҃си́тельный бꙋ́ди мѝ сто́лпъ, чⷭ҇таѧ, де́мѡнѡвъ бездѣ́льны сотворѝ полкѝ, и҆скꙋше́нїй молвꙋ̀ и҆ бѣ́дъ ѿрѣва́ющи, и҆ страсте́й нахо́ды дале́че ѿгонѧ́ющи, и҆ чи́стое даю́щи свобожде́нїе, и҆ бжⷭ҇твєннаѧ дарова̑нїѧ, незави́стнѣ мнѣ̀ преподаю́щи.

Свѣти́ленъ.

Гро́мовъ сы́нъ бы́въ, къ человѣ́кѡмъ бг҃осло́вилъ є҆сѝ, є҆́же въ нача́лѣ бѣ̀ сло́во, а҆пⷭ҇ле і҆ѡа́нне: возлегі́й бо на пє́рси вѣ́рнѡ влⷣки твоегѡ̀, и҆ ѿтꙋ́дꙋ поче́рпъ бг҃осло́вїѧ стрꙋи̑, тва́рь всю̀ напоѧ́еши.

Жизнь и труды апостолов – Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов

Кроссворд «Апостол и евангелист Иоанн Богослов» № 2

Краткое житие апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Апо­стол Иоанн был осо­бен­но лю­бим Спа­си­те­лем за жерт­вен­ную лю­бовь и дев­ствен­ную чи­сто­ту. По­сле сво­е­го при­зва­ния апо­стол не рас­ста­вал­ся с Гос­по­дом и был од­ним из трех уче­ни­ков, ко­то­рых Он осо­бен­но при­бли­зил к Се­бе. Свя­той Иоанн Бо­го­слов при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии Гос­по­дом до­че­ри Иа­и­ра и был сви­де­те­лем Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня на Фа­во­ре. Во вре­мя Тай­ной Ве­че­ри он воз­ле­жал ря­дом с Гос­по­дом и по зна­ку апо­сто­ла Пет­ра, при­ник­нув к гру­ди Спа­си­те­ля, спро­сил об име­ни пре­да­те­ля. Апо­стол Иоанн сле­до­вал за Гос­по­дом, ко­гда Его, свя­зан­но­го, ве­ли из Геф­си­ман­ско­го са­да на суд без­за­кон­ных пер­во­свя­щен­ни­ков Ан­ны и Ка­иа­фы, он же на­хо­дил­ся во дво­ре ар­хи­ерей­ском при до­про­сах сво­е­го Бо­же­ствен­но­го Учи­те­ля и неот­ступ­но сле­до­вал за Ним по Крест­но­му пу­ти, скор­бя всем серд­цем. У под­но­жия Кре­ста он пла­кал вме­сте с Бо­жи­ей Ма­те­рью и услы­шал об­ра­щен­ные к Ней с вы­со­ты Кре­ста сло­ва Рас­пя­то­го Гос­по­да: "Же­но, се сын Твой" и к нему: "Се Ма­ти твоя" (Ин.19:26-27). С это­го вре­ме­ни апо­стол Иоанн, как лю­бя­щий сын, за­бо­тил­ся о Пре­свя­той Де­ве Ма­рии и слу­жил Ей до Ее Успе­ния, ни­ку­да не от­лу­ча­ясь из Иеру­са­ли­ма. По­сле Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри апо­стол Иоанн, по вы­пав­ше­му ему жре­бию, на­пра­вил­ся в Ефес и дру­гие ма­ло­азий­ские го­ро­да для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, взяв с со­бой сво­е­го уче­ни­ка Про­хо­ра. Они от­пра­ви­лись в путь на ко­раб­ле, ко­то­рый по­то­нул во вре­мя силь­ной бу­ри. Все пу­те­ше­ствен­ни­ки бы­ли вы­бро­ше­ны на су­шу, толь­ко апо­стол Иоанн остал­ся в мор­ской пу­чине. Про­хор горь­ко ры­дал, ли­шив­шись сво­е­го ду­хов­но­го от­ца и на­став­ни­ка, и по­шел в Ефес один. На че­тыр­на­дца­тый день пу­ти он сто­ял на бе­ре­гу мо­ря и уви­дел, что вол­на вы­бро­си­ла на бе­рег че­ло­ве­ка. По­дой­дя к нему, он узнал апо­сто­ла Иоан­на, ко­то­ро­го Гос­подь со­хра­нял жи­вым че­тыр­на­дцать дней в мор­ской глу­бине. Учи­тель и уче­ник от­пра­ви­лись в Ефес, где апо­стол Иоанн непре­стан­но про­по­ве­до­вал языч­ни­кам о Хри­сте. Его про­по­ведь со­про­вож­да­лась мно­го­чис­лен­ны­ми и ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми, так что чис­ло уве­ро­вав­ших уве­ли­чи­ва­лось с каж­дым днем. В это вре­мя на­ча­лось го­не­ние на хри­сти­ан им­пе­ра­то­ра Неро­на. Апо­сто­ла Иоан­на от­ве­ли на суд в Рим. За ис­по­ве­да­ние ве­ры в Гос­по­да Иису­са Хри­ста апо­стол Иоанн был при­го­во­рен к смер­ти, но Гос­подь со­хра­нил Сво­е­го из­бран­ни­ка. Апо­стол вы­пил пред­ло­жен­ную ему ча­шу со смер­тель­ным ядом и остал­ся жи­вым, за­тем вы­шел невре­ди­мым из кот­ла с ки­пя­щим мас­лом, в ко­то­рый был бро­шен по при­ка­за­нию му­чи­те­ля. По­сле это­го апо­сто­ла Иоан­на со­сла­ли в за­то­че­ние на ост­ров Пат­мос, где он про­жил мно­го лет. По пу­ти сле­до­ва­ния к ме­сту ссыл­ки апо­стол Иоанн со­вер­шил мно­го чу­дес. На ост­ро­ве Пат­мос про­по­ведь, со­про­вож­дав­ша­я­ся чу­де­са­ми, при­влек­ла к нему всех жи­те­лей ост­ро­ва, ко­то­рых апо­стол Иоанн про­све­тил све­том Еван­ге­лия. Он из­гнал мно­го­чис­лен­ных бе­сов из идоль­ских ка­пищ и ис­це­лил ве­ли­кое мно­же­ство боль­ных. Волх­вы раз­лич­ны­ми бе­сов­ски­ми на­ва­жде­ни­я­ми ока­зы­ва­ли боль­шое со­про­тив­ле­ние про­по­ве­ди свя­то­го апо­сто­ла. Осо­бен­но устра­шал всех над­мен­ный волхв Ки­нопс, по­хва­ляв­ший­ся тем, что до­ве­дет до ги­бе­ли апо­сто­ла. Но ве­ли­кий Иоанн – Сын Гро­мов, как име­но­вал его Сам Гос­подь, си­лой дей­ству­ю­щей через него бла­го­да­ти Бо­жи­ей раз­ру­шил все ухищ­ре­ния бе­сов­ские, на ко­то­рые на­де­ял­ся Ки­нопс, и гор­дый волхв бес­слав­но по­гиб в мор­ской пу­чине.

Апо­стол Иоанн уда­лил­ся со сво­им уче­ни­ком Про­хо­ром на пу­стын­ную го­ру, где на­ло­жил на се­бя трех­днев­ный пост. Во вре­мя мо­лит­вы апо­сто­ла го­ра за­ко­ле­ба­лась, за­гре­мел гром. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю. Апо­стол Иоанн под­нял его и при­ка­зал за­пи­сы­вать то, что он бу­дет го­во­рить. "Аз есмь Аль­фа и Оме­га, на­ча­ток и ко­нец, гла­го­лет Гос­подь, Сый и Иже бе и Гря­дый, Все­дер­жи­тель" (Откр.1:8), – воз­ве­щал Дух Бо­жий через свя­то­го апо­сто­ла. Так око­ло 67 го­да бы­ла на­пи­са­на Кни­га От­кро­ве­ния (Апо­ка­лип­сис) свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой кни­ге рас­кры­ты тай­ны су­деб Церк­ви и кон­ца ми­ра.

По­сле дли­тель­ной ссыл­ки апо­стол Иоанн по­лу­чил сво­бо­ду и вер­нул­ся в Ефес, где про­дол­жал свою де­я­тель­ность, по­учая хри­сти­ан осте­ре­гать­ся лже­учи­те­лей и их лже­уче­ний. Око­ло 95 го­да апо­стол Иоанн на­пи­сал в Ефе­се Еван­ге­лие. Он при­зы­вал всех хри­сти­ан лю­бить Гос­по­да и друг дру­га и этим ис­пол­нить за­по­ве­ди Хри­сто­вы. Апо­сто­лом люб­ви име­ну­ет Цер­ковь свя­то­го Иоан­на, ибо он по­сто­ян­но учил, что без люб­ви че­ло­век не мо­жет при­бли­зить­ся к Бо­гу. В трех по­сла­ни­ях, на­пи­сан­ных апо­сто­лом Иоан­ном, го­во­рит­ся о зна­че­нии люб­ви к Бо­гу и ближ­ним. Уже в глу­бо­кой ста­ро­сти, узнав о юно­ше, со­вра­тив­шем­ся с пу­ти ис­тин­но­го и сде­лав­шем­ся пред­во­ди­те­лем шай­ки раз­бой­ни­ков, апо­стол Иоанн по­шел ис­кать его в пу­сты­ню. Уви­дев свя­то­го стар­ца, ви­нов­ный стал скры­вать­ся, но апо­стол по­бе­жал за ним и умо­лял его оста­но­вить­ся, обе­щая грех юно­ши взять на се­бя, лишь бы тот по­ка­ял­ся и не гу­бил сво­ей ду­ши. Тро­ну­тый теп­ло­той люб­ви свя­то­го стар­ца, юно­ша дей­стви­тель­но по­ка­ял­ся и ис­пра­вил свою жизнь.

Свя­той апо­стол Иоанн скон­чал­ся в воз­расте ста с лиш­ним лет. Он на­мно­го пе­ре­жил всех осталь­ных оче­вид­цев Гос­по­да, дол­го оста­ва­ясь един­ствен­ным жи­вым сви­де­те­лем зем­ных пу­тей Спа­си­те­ля.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя от­ше­ствия апо­сто­ла Иоан­на к Бо­гу, он уда­лил­ся за пре­де­лы Ефе­са с се­мью сво­и­ми уче­ни­ка­ми и по­ве­лел при­го­то­вить для се­бя в зем­ле кре­сто­об­раз­ную мо­ги­лу, в ко­то­рую лег, ска­зав уче­ни­кам, чтобы они за­сы­па­ли его зем­лей. Уче­ни­ки с пла­чем це­ло­ва­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, но, не ре­ша­ясь ослу­шать­ся, ис­пол­ни­ли его по­ве­ле­ние. Они за­кры­ли ли­цо свя­то­го пла­том и за­ко­па­ли мо­ги­лу. Узнав об этом, осталь­ные уче­ни­ки апо­сто­ла при­шли к ме­сту его по­гре­бе­ния и рас­ко­па­ли мо­ги­лу, но ни­че­го в ней не на­шли.

Каж­дый год из мо­ги­лы свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на 8-го мая вы­сту­пал тон­кий прах, ко­то­рый ве­ру­ю­щие со­би­ра­ли и ис­це­ля­лись им от бо­лез­ней. По­это­му Цер­ковь празд­ну­ет па­мять свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва еще и 8 мая.

Гос­подь дал сво­е­му лю­би­мо­му уче­ни­ку Иоан­ну и его бра­ту имя "Сы­нов Гро­ма" – вест­ни­ка устра­ша­ю­ще­го в сво­ей очи­сти­тель­ной си­ле небес­но­го ог­ня. Этим са­мым Спа­си­тель ука­зы­вал на пла­мен­ный, ог­нен­ный, жерт­вен­ный ха­рак­тер хри­сти­ан­ской люб­ви, про­по­вед­ни­ком ко­то­рой был апо­стол Иоанн Бо­го­слов. Орел – сим­вол вы­со­ко­го па­ре­ния бо­го­слов­ской мыс­ли – ико­но­гра­фи­че­ский знак еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва. На­име­но­ва­ние Бо­го­сло­ва Свя­тая Цер­ковь да­ла из уче­ни­ков Хри­сто­вых толь­ко свя­то­му Иоан­ну, тай­но­зри­те­лю Су­деб Бо­жи­их.

Полное житие апостола и евангелиста Иоанна Богослова 

Свя­той апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов, ко­то­ро­го Спа­си­тель на­звал Сы­ном Гро­мо­вым, был бра­том свя­то­го Иа­ко­ва, сы­ном Зе­ве­дея и Са­ло­мии. Со­глас­но пра­во­слав­но­му пре­да­нию, Са­ло­мия бы­ла до­че­рью от пер­во­го бра­ка свя­то­го Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Та­ким об­ра­зом, Иоанн при­хо­дил­ся Гос­по­ду Иису­су Хри­сту пле­мян­ни­ком.

Свя­той Иоанн, са­мый мо­ло­дой из апо­сто­лов, был юно­шей с чи­стым, про­стым серд­цем. Его на­зы­ва­ли "воз­люб­лен­ным уче­ни­ком" Гос­по­да. Он при­над­ле­жал к чис­лу тро­их бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­ста и был сви­де­те­лем яв­ле­ния Бо­же­ствен­ной Си­лы Гос­по­да, ко­то­рую Он от­кры­вал лишь немно­гим из­бран­ным. Так, вме­сте с Пет­ром и Иа­ко­вом он при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии до­че­ри Иа­и­ра, пре­об­ра­же­нии Хри­ста на го­ре Фа­вор, мо­ле­нии Гос­по­да о ча­ше в Геф­си­ман­ском са­ду. Ко­гда Гос­подь на Тай­ной ве­че­ре ска­зал уче­ни­кам о ско­ром пре­да­тель­стве, имен­но свя­той апо­стол Иоанн, ко­то­рый "воз­ле­жал у гру­ди Иису­са", осме­лил­ся спро­сить, кто из них пре­даст Его. Ко­гда Гос­по­да рас­пя­ли, из всех уче­ни­ков один Иоанн не скрыл­ся, но сто­ял вме­сте с Бо­го­ро­ди­цей у Кре­ста. Иисус, ви­дя, как он скор­бит, ска­зал: "Же­но, се сын Твой!", а Иоан­ну: "Се Ма­терь твоя!" По­сле смер­ти, вос­кре­се­ния и воз­не­се­ния Хри­ста Иоанн взял Ма­терь Бо­жию в свой дом и не ухо­дил из Иеру­са­ли­ма на про­по­ведь до са­мо­го Ее Успе­ния.

Ко­гда уче­ни­ки бро­са­ли жре­бий, чтобы опре­де­лить, ко­му в ка­кие зем­ли ид­ти для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, Иоан­ну до­ста­лась Ма­лая Азия. Со­глас­но жи­тию свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при­ня­то­му в Гре­ции, он при­нял свой жре­бий с тя­же­лым серд­цем, по­сколь­ку ис­пы­ты­вал страх пе­ред смер­тель­ны­ми опас­но­стя­ми мор­ско­го пу­те­ше­ствия, ко­то­рые, как он пред­ви­дел, ожи­да­ли его. Упав на ко­ле­ни пе­ред апо­сто­ла­ми, он при­знал­ся в сво­ем ма­ло­ду­шии. Апо­сто­лы по­про­си­ли Иа­ко­ва, пер­во­го епи­ско­па Иеру­са­ли­ма, воз­не­сти Гос­по­ду мо­лит­ву о про­ще­нии свя­то­го Иоан­на. Иа­ков так и сде­лал, по­сле че­го все с ми­ром разо­шлись.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя апо­сто­лам от­прав­лять­ся на про­по­ведь, Иоанн остал­ся в Иеру­са­ли­ме с Бо­жи­ей Ма­те­рью и про­жил там до Ее Успе­ния, то есть при­бли­зи­тель­но до 50 го­да. По­том он от­плыл в Ефес вме­сте с Про­хо­ром, од­ним из пер­вых се­ми диа­ко­нов, ко­то­рый стал и его пер­вым агио­гра­фом. Как и пред­ви­дел Иоанн за мно­го лет до то­го, они по­чти сра­зу же по­па­ли в ко­раб­ле­кру­ше­ние. Через несколь­ко ча­сов по­сле от­плы­тия под­нял­ся страш­ный шторм, и ко­рабль по­шел ко дну. Все со­рок три че­ло­ве­ка, на­хо­див­ших­ся на бор­ту, до­бра­лись до бе­ре­га, дер­жась за об­лом­ки суд­на. И толь­ко свя­той Иоанн про­пал без ве­сти. Про­хор, скор­бя, от­пра­вил­ся в Ефес пеш­ком. Спу­стя со­рок дней, стоя у мо­ря неда­ле­ко от Ма­ри­о­ти­са, Про­хор к сво­е­му ве­ли­ко­му изум­ле­нию уви­дел, как о бе­рег раз­би­лась огром­ная вол­на и вы­нес­ла апо­сто­ла Иоан­на, по­сле че­го они про­дол­жи­ли путь в Ефес.

Со­глас­но тра­ди­ци­он­ной вер­сии жи­тия свя­то­го Иоан­на, их пер­вым ис­пы­та­ни­ем в Ефе­се ста­ла встре­ча со зло­нрав­ной жен­щи­ной по име­ни Ро­ма­на. Она стра­да­ла чрез­мер­ной пол­но­той и об­ла­да­ла боль­шей физи­че­ской си­лой, неже­ли все окру­жав­шие ее муж­чи­ны. Ро­ма­на управ­ля­ла об­ще­ствен­ны­ми ба­ня­ми, вла­дель­цем ко­то­рых был мест­ный на­чаль­ник по име­ни Ди­о­ско­рид. Встре­тив Иоан­на и Про­хо­ра, она пред­ло­жи­ла им ра­бо­ту – то­пить огонь в бане и тас­кать во­ду за еду, кров и неболь­шую пла­ту. Они со­гла­си­лись, и она по­ста­ви­ла их ра­бо­тать, но ско­ро на­ча­ла при­тес­нять и да­же бить свя­то­го Иоан­на. Так про­дол­жа­лось мно­го дней, и в кон­це кон­цов Ро­мане при­шла в го­ло­ву мысль предъ­явить пра­ва на Иоан­на и Про­хо­ра, объ­явив их сво­ими бег­лы­ми ра­ба­ми. Ей уда­лось убе­дить мест­но­го су­дью в обо­сно­ван­но­сти сво­их пре­тен­зий, и он вы­дал ей бу­ма­ги на пра­во вла­де­ния эти­ми дву­мя людь­ми.

Фун­да­мент ку­паль­ни был за­ло­жен на ме­сте при­не­се­ния жертв, и по­то­му в них устро­и­ли свое жи­ли­ще бе­сы. Там уми­ра­ли юно­ши и де­вуш­ки, и од­на­жды, ко­гда ту­да за­шел един­ствен­ный сын Ди­о­ско­ри­да Домн, бе­сы за­ду­ши­ли его. Ди­о­ско­рид, узнав об этом, умер от это­го неожи­дан­но­го го­рест­но­го из­ве­стия. Ро­ма­на очень силь­но скор­бе­ла. Она при­шла к апо­сто­лу и ста­ла умо­лять его о по­мо­щи, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся Гос­по­ду, и Домн вос­крес. По­том они от­пра­ви­лись в дом его от­ца, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся над ним, и он то­же вос­стал из мерт­вых. Ро­ма­на глу­бо­ко рас­ка­я­лась в же­сто­ком об­ра­ще­нии с апо­сто­лом Иоан­ном, и он кре­стил ее вме­сте с Ди­о­ско­ри­дом и Дом­ном. Они ста­ли пер­вы­ми хри­сти­ана­ми Ефе­са.

По­сле их об­ра­ще­ния в Ефе­се от­ме­ча­ли язы­че­ский празд­ник бо­ги­ни Ар­те­ми­ды, Апо­стол Иоанн при­со­еди­нил­ся к тол­пе пи­ру­ю­щих и, стоя на по­ста­мен­те ста­туи бо­ги­ни, об­ра­тил­ся к на­ро­ду с про­по­ве­дью о Хри­сте. Разъ­ярен­ная тол­па языч­ни­ков ста­ла за­бра­сы­вать его кам­ня­ми, но бла­го­дать Бо­жия по­кры­ва­ла его, и ни один ка­мень его не кос­нул­ся, но по­стра­да­ла ста­туя. На­па­дав­шие при­шли в бе­шен­ство и от­ка­зы­ва­лись слу­шать уве­ще­ва­ния апо­сто­ла, при­зы­вав­ше­го их ве­сти се­бя как по­до­ба­ет ра­зум­ным лю­дям, а не ди­ким зве­рям. Тол­па неистов­ство­ва­ла, и Иоанн в кон­це кон­цов воз­дел ру­ки к небу, про­ся Бо­га по­слать зна­ме­ние, чтобы при­ве­сти лю­дей к по­ка­я­нию. И вот раз­ра­зи­лось силь­ное зем­ле­тря­се­ние, раз­верз­лась зем­ля, и из рас­се­ли­ны вы­рва­лась ог­ром­ная мощ­ная струя па­ра. Из при­сут­ство­вав­ших две­сти че­ло­век упа­ли за­мерт­во от стра­ха. По­сле то­го как зем­ле­тря­се­ние пре­кра­ти­лось, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся о воз­вра­ще­нии их к жиз­ни. Они вос­ста­ли из мерт­вых, по­сле че­го сот­ни ефе­сян при­ня­ли кре­ще­ние.

Через неко­то­рое вре­мя свя­той Иоанн сам под­нял­ся в храм и си­лой мо­лит­вы по­верг глав­ное из­ва­я­ние бо­ги­ни это­го го­ро­да, а по­том и весь храм. Ви­дя все эти чу­де­са и зна­ме­ния, ты­ся­чи лю­дей об­ра­ти­лись ко Хри­сту, А тем вре­ме­нем из­ве­стие о раз­ру­ше­нии хра­ма до­шло до им­пе­ра­то­ра До­ми­ци­а­на (81–96 гг.). Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли, что некий кол­дун по­верг в прах глав­ный храм Ефе­са. Он при­ка­зал схва­тить апо­сто­ла Иоан­на и, за­ко­вав в це­пи, при­ве­сти к нему. До­ми­ци­ан и рань­ше устра­и­вал го­не­ния на хри­сти­ан, и ко­гда к нему при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на, им­пе­ра­тор по­ве­лел сна­ча­ла бить его, а по­том каз­нить. Гос­подь за­щи­тил Сво­е­го из­бран­ни­ка, и яд, ко­то­рый его за­ста­ви­ли вы­пить, не по­дей­ство­вал. То­гда его бро­си­ли в ко­тел с ки­пя­щим мас­лом, но и тут апо­стол остал­ся невре­дим. Им­пе­ра­тор ре­шил, что апо­стол Иоанн бес­смер­тен, и со­слал его на ост­ров Пат­мос.

Апо­сто­ла за­ко­ва­ли в це­пи и по­са­ди­ли на ко­рабль вме­сте с его уче­ни­ком Про­хо­ром. Пе­ре­пу­ган­ные страж­ни­ки шеп­та­лись меж­ду со­бой: "За ним на­до сле­дить во­всю – он кол­дун и тво­рит ужас­ные де­ла". На пу­ти к Пат­мо­су один из них упал за борт. На ко­раб­ле на­хо­дил­ся отец это­го страж­ни­ка. Он очень го­ре­вал, и с ним скор­бе­ла вся ко­ман­да. Счи­тая Иоан­на кол­ду­ном, они об­ра­ти­лись к нему за по­мо­щью. Он спро­сил их, ка­ким бо­гам они по­кло­ня­ют­ся. Они ста­ли на­зы­вать име­на сво­их мно­го­чис­лен­ных бо­гов, а он во­про­шал их, как в этом сон­ме бо­гов не на­шлось ни од­но­го, кто мог бы спа­сти их то­ва­ри­ща. Иоан­на от­ве­ли к то­му бор­ту ко­раб­ля, с ко­то­ро­го упал страж­ник, и апо­стол, воз­дев ру­ки к небу, стал про­сить Гос­по­да спа­сти уто­нув­ше­го. Вне­зап­но из глу­би­ны мо­ря на­ча­ли из­вер­гать­ся вол­ны го­ря­чей во­ды, и од­на из волн, уда­рив о па­лу­бу, вы­нес­ла к но­гам апо­сто­ла смы­то­го за борт мо­ло­до­го страж­ни­ка. Он был жив. В даль­ней­шем по мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на утих силь­ный шторм, ко­ман­да, из­ны­вав­шая от жаж­ды, по­лу­чи­ла све­жую во­ду, и по­лу­чил ис­це­ле­ние че­ло­век, боль­ной ди­зен­те­ри­ей. Страж­ни­ки и ко­ман­да хо­те­ли осво­бо­дить апо­сто­ла Иоан­на, но тот ска­зал: "Нет, ча­да мои, это непра­виль­но, вы долж­ны до­ста­вить ме­ня ту­да, ку­да вам ве­ле­ли, чтобы им­пе­ра­тор не на­ка­зал вас". Ко­гда они при­плы­ли на Пат­мос, к го­ро­ду под на­зва­ни­ем Фло­ра, страж­ни­ки пе­ре­да­ли апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра пра­ви­те­лю го­ро­да, но при этом про­си­ли Иоан­на поз­во­лить им остать­ся вме­сте с ним на Пат­мо­се. В те­че­ние де­ся­ти дней апо­стол на­став­лял их в ве­ре, по­том бла­го­сло­вил, кре­стил и ото­слал их с ми­ром.

Во Фло­ре апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра по­се­ли­ли в до­ме у бо­га­то­го че­ло­ве­ка по име­ни Ми­рон, те­стя пра­ви­те­ля ост­ро­ва Лав­рен­тия. Сын Ми­ро­на Апол­ло­нид был одер­жим бе­сов­ским ду­хом про­ри­ца­ния, и ко­гда Иоанн с Про­хо­ром во­шли в дом, он убе­жал в пу­сты­ню. Встре­во­жен­ные ро­ди­те­ли ре­ши­ли, что апо­стол на­вел на него ча­ры, а по­том сам юно­ша по вну­ше­нию диа­во­ла при­слал им пись­мо, в ко­то­ром утвер­ждал, что так оно и бы­ло. Они при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на к пра­ви­те­лю, а тот по­са­дил его в тем­ни­цу. Апо­стол Иоанн по­про­сил дать ему воз­мож­ность по­слать Апол­ло­ни­ду пись­мо, и пра­ви­тель со­гла­сил­ся, на­де­ясь, что пись­мо "кол­ду­на" сни­мет с юно­ши ча­ры. Иоанн на­пи­сал: "По­веле­ваю те­бе име­нем Иису­са Хри­ста оста­вить этот об­раз Бо­жий и от­ныне ни­ко­гда не вхо­дить ни в од­но­го че­ло­ве­ка. По­кинь этот ост­ров и на­все­гда оста­вай­ся в пу­стыне". Как толь­ко пись­мо пе­ре­да­ли юно­ше, бес вы­шел из него, и юно­ша вер­нул­ся до­мой. Апол­ло­нид рас­ска­зал сво­им до­маш­ним дол­гую ис­то­рию сво­ей одер­жи­мо­сти. Вся се­мья кре­сти­лась, а так­же дочь и внук Ми­ро­на (то есть же­на и сын пра­ви­те­ля). Сам пра­ви­тель стал хри­сти­а­ни­ном по­сле то­го, как оста­вил служ­бу.

По мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на лю­ди ис­це­ля­лись от те­лес­ных и ду­шев­ных неду­гов, бес­плод­ные жен­щи­ны по­лу­ча­ли спо­соб­ность к де­то­рож­де­нию, неве­ру­ю­щие об­ре­та­ли ве­ру. Хра­мы Апол­ло­на и Ди­о­ни­са на Пат­мо­се рас­сы­па­лись в прах, как толь­ко апо­стол на­чал мо­лить­ся. Боль­шую часть вре­ме­ни, про­жи­то­го в из­гна­нии, он про­вел, убеж­дая лю­дей оста­вить тще­ту язы­че­ства и об­ра­тить взо­ры ко Хри­сту.

В то вре­мя на Пат­мо­се жил волхв по име­ни Ки­нопс (в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го это озна­ча­ет "со­ба­чье ли­цо"), ко­то­рый го­да­ми ски­тал­ся по пу­стын­ным ме­стам, про­ро­че­ство­вал, об­ща­ясь с бе­са­ми. Мно­гие жи­те­ли ост­ро­ва счи­та­ли его выс­шим су­ще­ством, и по­сле то­го, как Иоанн раз­ру­шил храм Апол­ло­на, жрец это­го хра­ма по­шел к Ки­ноп­су, чтобы уго­во­рить его прий­ти в го­род и ото­мстить Апо­сто­лу. Волхв не по­же­лал по­ки­нуть свою пу­сты­ню, но по­обе­щал по­слать де­мо­на, по­ру­чив ему схва­тить ду­шу Иоан­на, и при­не­сти ее ему. Иоанн же, из­да­ле­ка уви­дев при­бли­жа­ю­ще­го­ся де­мо­на, свя­зал его сво­им сло­вом и из­верг во тьму внеш­нюю. Ки­нопс по­слал еще од­но­го бе­са, но и тот не вер­нул­ся. На­ко­нец, волхв от­пра­вил к Иоан­ну двух бе­сов, чтобы один на­пал на свя­то­го, а вто­рой со­об­щил хо­зя­и­ну о судь­бе пер­во­го. Иоанн сно­ва из­верг бе­са, и ко­гда Ки­нопс узнал от вто­ро­го, что про­изо­шло, то сам от­пра­вил­ся в го­род по­ка­зать лю­дям свою си­лу и уни­что­жить Иоан­на. Разъ­ярен­ный волхв за­ста­вил жи­те­лей по­ве­рить, что ему уда­лось вос­кре­сить тро­их умер­ших го­ро­жан: пе­ред взо­ра­ми тол­пы пред­ста­ли при­зра­ки в ви­де тех усоп­ших, по­сле че­го все вос­сла­ви­ли Ки­ноп­са. Волхв стал по­хва­лять­ся сво­ей вла­стью пе­ред апо­сто­лом Иоан­ном, но апо­стол спо­кой­но от­ве­тил: "Все твои зна­ме­ния ско­ро пре­вра­тят­ся в ни­что", и при­зра­ки ис­чез­ли. Род­ствен­ни­ки и дру­зья усоп­ших по­ду­ма­ли, что вос­крес­шие сно­ва ушли в стра­ну смер­ти, и в яро­сти на­ки­ну­лись на Иоан­на. Его из­би­ли и бро­си­ли, ре­шив, что он мертв. В ту ночь Про­хор и Ми­рон, при­дя за его те­лом, уви­де­ли, что он не толь­ко жив, но сто­ит, пре­кло­нив ко­ле­на, на мо­лит­ве на том са­мом ме­сте, где его из­би­ва­ли.

Вско­ре по­сле то­го Ки­нопс сно­ва по­до­шел к нему на бе­ре­гу мо­ря и, него­дуя на то, что он про­дол­жа­ет про­по­ве­до­вать, за­кри­чал, что по­сра­мит его. Волхв при­ка­зал на­ро­ду: "Возь­ми­те его и не от­пу­скай­те ни его, ни осталь­ных, по­ка я не воз­вра­щусь в сла­ве". По­том прыг­нул в мо­ре и ис­чез из ви­ду. Ко­гда он скрыл­ся в вол­нах, Иоанн про­стер кре­сто­об­раз­но ру­ки и по­мо­лил­ся о том, чтобы Ки­нопс, этот ве­ли­кий об­ман­щик, на­все­гда остал­ся в мор­ской без­дне и чтобы ни­кто боль­ше не уви­дел его сре­ди жи­вых. Иоанн окон­чил мо­лить­ся, и в то же мгно­ве­ние по­слы­шал­ся страш­ный удар гро­ма, мо­ре взвол­но­ва­лось, но Ки­нопс не по­яв­лял­ся. То­гда род­ствен­ни­ки тех тро­их усоп­ших опять по­пы­та­лись убить Иоан­на, кри­ча, что он кол­дов­ством за­ста­вил Ки­ноп­са и их род­ных ис­чез­нуть. Од­на­ко все осталь­ные в тол­пе на­ста­и­ва­ли, что на­до до­ждать­ся воз­вра­ще­ния волх­ва.

На­род ждал на бе­ре­гу три дня и три но­чи, не ре­ша­ясь ра­зой­тись, по­сколь­ку волхв ве­лел им оста­вать­ся на том ме­сте. Лю­ди тяж­ко стра­да­ли от па­ля­ще­го солн­ца, го­ло­да и жаж­ды, и в кон­це кон­цов у них умер­ли трое ма­лень­ких де­тей. Опе­ча­лен­ный тем, с ка­кой лег­ко­стью они под­да­лись на об­ман, и скор­бя об оже­сто­че­нии их сер­дец, Иоанн мо­лил­ся Гос­по­ду об их спа­се­нии, про­ся их разой­тись по до­мам и по­есть. Вла­стью Хри­сто­вой он вос­кре­сил умер­ших де­тей, и лю­ди, осо­знав, что волхв об­ма­нул их, упа­ли к но­гам апо­сто­ла, на­зы­вая его учи­те­лем. Иоанн воз­вра­тил­ся до­мой вме­сте с Ми­ро­ном и на сле­ду­ю­щий день успо­ко­ил на­род, об­ра­тил­ся к нему с уве­ще­ва­ни­ем и мно­гих кре­стил. За вре­мя пре­бы­ва­ния Иоан­на на Пат­мо­се по­чти все жи­те­ли ост­ро­ва об­ра­ти­лись ко Хри­сту.

В 96 го­ду им­пе­ра­тор До­ми­ци­ан пал от рук убийц, на рим­ский трон взо­шел им­пе­ра­тор Нер­ва (96–98 гг.), ко­то­рый не же­лал ни пре­пят­ство­вать рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ско­го уче­ния, ни пре­сле­до­вать са­мих хри­сти­ан. По­лу­чив бла­го­при­ят­ные све­де­ния об Иоанне, но­вый им­пе­ра­тор и рим­ский се­нат ан­ну­ли­ро­ва­ли при­го­вор До­ми­ци­а­на и осво­бо­ди­ли Иоан­на. По­лу­чив сво­бо­ду, Иоанн спо­до­бил­ся ви­де­ния, в ко­то­ром Гос­подь ска­зал ему, что на­ста­ло вре­мя вер­нуть­ся в Ефес, и они с Про­хо­ром при­го­то­ви­лись к от­плы­тию. Од­на­ко хри­сти­ане Пат­мо­са ни­как не хо­те­ли от­пус­кать их и, как ска­за­но в жи­тии свя­то­го Иоан­на, за­пи­сан­ном Про­хо­ром, про­си­ли его оста­вить им пись­мен­ное из­ло­же­ние хри­сти­ан­ской ве­ры, чтобы им не от­кло­нять­ся от ис­тин­но­го уче­ния.

Иоан­на рас­тро­га­ла эта прось­ба. Они с Про­хо­ром, взой­дя на пус­тын­ный холм и на­ло­жив на се­бя пост, ста­ли мо­лить­ся. На тре­тий день Иоанн по­слал Про­хо­ра в го­род за чер­ни­ла­ми и бу­ма­гой и ве­лел вер­нуть­ся через два дня. Ко­гда Про­хор воз­вра­тил­ся, апо­стол по­про­сил его встать спра­ва от се­бя. Вне­зап­но раз­дал­ся рас­кат гро­ма, за­свер­ка­ла мол­ния, за­дро­жа­ла зем­ля. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю, но Иоанн под­нял его, ска­зав: "Сядь у ме­ня по пра­вую сто­ро­ну". По­сле это­го он про­дол­жил мо­лит­ву и ве­лел за­пи­сы­вать его сло­ва. Он сто­ял, гля­дя в небо, а по­том от­верз уста и за­го­во­рил: "В на­ча­ле бы­ло Сло­во, и Сло­во бы­ло у Бо­га, и Сло­во бы­ло Бог...". Так на­чи­на­ет­ся Еван­ге­лие от Иоан­на. Про­хор пи­шет, что они про­ве­ли то­гда на хол­ме два дня. Вер­нув­шись в го­род, Про­хор пе­ре­пи­сал все эти свя­тые сло­ва, чтобы оста­вить од­ну ко­пию на Пат­мо­се, а вто­рую от­дать Иоан­ну, от­прав­ляв­ше­му­ся в Ефес.

Свя­щен­ное Пре­да­ние и цер­ков­ные пи­са­те­ли пер­вых ве­ков – свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский, Ори­ген, свя­той Ири­ней и Ев­се­вий – утвер­жда­ют, что Апо­ка­лип­сис, по­след­няя кни­га ка­но­ни­че­ско­го Свя­щен­но­го Пи­са­ния, так­же бы­ла на­пи­са­на свя­тым Иоан­ном на ост­ро­ве Пат­мос, и что в ро­ли пис­ца и на этот раз вы­сту­пал Про­хор. Уда­лив­шись в уеди­нен­ную пе­ще­ру, апо­стол Иоанн сна­ча­ла про­жил там де­сять дней с Про­хо­ром, а по­том де­сять дней один, в по­сте и мо­лит­ве. Ему был глас с небес, ко­то­рый ска­зал, что при­дет­ся по­до­ждать по­след­ние де­сять дней, и то­гда он по­лу­чит от­кро­ве­ние от Бо­га. Ко­гда вер­нул­ся Про­хор, Иоанн на­чал дик­то­вать ве­ли­кое и та­ин­ствен­ное от­кро­ве­ние Апо­ка­лип­си­са, сим­во­ли­че­ски опи­сы­ва­ю­щее со­бы­тия, ко­то­рые долж­ны про­изой­ти в кон­це вре­мен. Та пат­мос­ская пе­ще­ра, в ко­то­рой апо­стол по­лу­чил От­кро­ве­ние, сей­час на­хо­дит­ся под стро­е­ни­я­ми мо­на­сты­ря Апо­ка­лип­си­са и яв­ля­ет­ся хра­мом в честь апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой пе­ще­ре па­лом­ни­кам по­ка­зы­ва­ют ме­сто, на ко­то­ром во вре­мя сна по­ко­и­лась го­ло­ва апо­сто­ла, а так­же ме­сто, где обыч­но ле­жа­ла его ру­ка. В по­тол­ке пе­ще­ры вид­на та са­мая трой­ная рас­ще­ли­на, сквозь ко­то­рую до него до­нес­ся "гром­кий го­лос, как бы труб­ный", воз­ве­щав­ший от­кро­ве­ние.

Вот как на­чи­на­ет­ся Апо­ка­лип­сис:

"Я, Иоанн, брат ваш и со­участ­ник в скор­би и в цар­ствии и в тер­пе­нии Иису­са Хри­ста, был на ост­ро­ве, на­зы­ва­е­мом Пат­мос, за сло­во Бо­жие и за сви­де­тель­ство Иису­са Хри­ста. Я был в ду­хе в день вос­крес­ный, и слы­шал по­за­ди се­бя гром­кий го­лос, как бы труб­ный, ко­то­рый го­во­рил: Я есмь Аль­фа и Оме­га, Пер­вый и По­сле­дний; то, что ви­дишь, на­пи­ши в кни­гу и по­шли церк­вам, на­хо­дя­щим­ся в Асии: в Ефес, и в Смир­ну, и в Пер­гам, и в Фиа­ти­ру, и в Сар­дис, и в Фила­дель­фию, и в Ла­оди­кию" (Откр.1:9-11).

Апо­стол про­дик­то­вал текст, пол­ный пред­зна­ме­но­ва­ний и тайн, обо­зна­чен­ных лишь на­ме­ка­ми и до кон­ца из­вест­ных толь­ко Бо­гу, и за­кон­чил его сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми:

"Я, Иисус, по­слал Ан­ге­ла Мо­е­го за­сви­де­тель­ство­вать вам сие в церк­вах. Я есмь ко­рень и по­то­мок Да­ви­да, звез­да свет­лая и утрен­няя. И Дух и неве­ста го­во­рят: при­и­ди! И слы­шав­ший да ска­жет: при­и­ди! Жаж­ду­щий пусть при­хо­дит, и же­ла­ю­щий пусть бе­рет во­ду жиз­ни да­ром. (...) Сви­де­тель­ству­ю­щий сие го­во­рит: ей, гря­ду ско­ро! Аминь. Ей, гря­ди, Гос­по­ди Иису­се!" (Откр.22:16-17, 20)

Апо­ка­лип­сис – это осо­бая кни­га, ис­пол­нен­ная ми­сти­че­ской глу­би­ны, си­лы и об­раз­но­сти. Из всех книг Но­во­го За­ве­та ее од­ну не чи­та­ют вслух на пра­во­слав­ных служ­бах. Текст От­кро­ве­ния Иоан­на Бо­го­сло­ва не вклю­чен в го­до­вой круг бо­го­слу­же­ния. Над сим­во­ла­ми Апо­ка­лип­си­са лю­ди раз­мыш­ля­ют ве­ка­ми, и все же его смысл пол­но­стью от­кро­ет­ся лишь во вре­мя Вто­ро­го При­ше­ствия Хри­сто­ва. Сре­ди книг Но­во­го За­ве­та есть так­же три по­сла­ния свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва.

Апо­стол воз­вра­тил­ся в Ефес и сно­ва оста­но­вил­ся в до­ме Дом­на, юно­ши, ко­то­рый вос­крес из мерт­вых по его мо­лит­ве. Его отец, Ди­о­ско­рид, к то­му вре­ме­ни уже умер, но сам Домн ра­душ­но при­ни­мал свя­то­го у се­бя в Ефе­се до кон­ца его дней. Пу­те­ше­ствуя по го­ро­дам Ма­лой Азии, апо­стол Иоанн про­дол­жал учить и кре­стить на­род во имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский († 217) в про­по­ве­ди под на­зва­ни­ем "Бо­гач в по­ис­ках веч­ной жиз­ни" рас­ска­зы­ва­ет од­ну осо­бен­но тро­га­тель­ную ис­то­рию, в ко­то­рой вид­на пас­тыр­ская лю­бовь апо­сто­ла Иоан­на к сво­е­му сло­вес­но­му ста­ду. По воз­вра­ще­нии в Ефес Иоанн встре­тил кра­си­во­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, имев­ше­го на­клон­ность к доб­рым де­лам и изу­че­нию ду­хов­ных пред­ме­тов. Апо­стол оста­вил его на по­пе­че­ние мест­но­го епи­ско­па, по­ру­чив ему обу­чить юно­шу ос­но­вам ве­ры, а сам от­пра­вил­ся даль­ше. Эта ис­то­рия, из­вест­ная под на­зва­ни­ем "Свя­той Иоанн и раз­бой­ник", име­ет сле­ду­ю­щее про­дол­же­ние:

А по­том слу­чи­лось так, что некие празд­ные и бес­пут­ные юно­ши, по­знав­шие зло, раз­вра­ти­ли это­го но­во­об­ра­щен­но­го хри­сти­а­ни­на и уве­ли его от епи­ско­па, по­тра­тив ра­ди него мно­го де­нег на раз­вле­че­ния, и вско­ре они уже бес­чин­ство­ва­ли на боль­шой до­ро­ге. Юно­ша ушел с ни­ми... и со вре­ме­нем стал у них гла­ва­рем, са­мым же­сто­ким и кро­ва­вым из всех.

Про­шли го­ды, и вот как-то раз пре­сви­те­ры той церк­ви по­зва­ли к се­бе апо­сто­ла Иоан­на, чтобы об­су­дить с ним цер­ков­ные де­ла. В кон­це бе­се­ды апо­стол ска­зал епи­ско­пу: "А те­перь про­шу те­бя вер­нуть мне то со­кро­ви­ще, ко­то­рое Спа­си­тель и я по­ру­чи­ли тво­им за­бо­там". Епи­скоп сму­тил­ся. Он по­ду­мал, что свя­той Иоанн го­во­рит о ка­ких-то вве­рен­ных ему день­гах, но не мог вспом­нить, и в то же вре­мя не мог не ве­рить сло­вам апо­сто­ла. То­гда Иоанн ска­зал: "Я про­шу вер­нуть мне то­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го оста­вил на те­бя". Ста­рень­кий епи­скоп с пла­чем и сте­на­ни­я­ми от­ве­тил: "Тот юно­ша мертв". Иоанн спро­сил: "Как он умер?" "Он умер для Бо­га, – ска­зал епис­коп, – он по­гру­зил­ся во зло. Стал раз­бой­ни­ком и жи­вет те­перь вон на той го­ре на­про­тив церк­ви, и с ним шай­ка раз­бой­ни­ков".

Апо­стол разо­рвал на се­бе одеж­ды, уда­ряя се­бя по го­ло­ве, стал пла­кать и вы­кри­ки­вать: "Я оста­вил ду­шу бра­та в на­деж­ных ру­ках! При­ве­ди­те мне ло­шадь, и пусть кто-ни­будь по­ка­жет мне до­ро­гу, я иду к нему".

Иоанн сел на ло­шадь и пря­мо из церк­ви, как был, по­ехал на ту го­ру. У раз­бой­ни­ков на го­ре бы­ли вы­став­ле­ны по­сты, и как толь­ко Иоанн по­явил­ся в по­ле их зре­ния, его схва­ти­ли. Он не пы­тал­ся осво­бо­дить­ся и ни­че­го у них не про­сил, лишь ска­зал: "От­ве­ди­те ме­ня к ва­ше­му гла­ва­рю. Я при­шел по­ви­дать­ся с ним". Гла­варь ждал его, во­ору­жен­ный до зу­бов. Уви­дев Иоан­на, он от­вер­нул­ся, сты­дясь, и по­бе­жал прочь. Иоанн стал кри­чать ему вслед: "Сы­нок, сы­нок, что ты бе­жишь от сво­е­го от­ца, ведь он стар и не во­ору­жен? Не стра­шись ни­че­го! Ты еще мо­жешь вой­ти в веч­ную жизнь! Я возь­му все твои гре­хи на се­бя пред Хри­стом! Ес­ли нуж­но, я умру за те­бя, как Гос­подь умер за нас! Вос­стань, ве­руй! Хри­стос по­слал ме­ня!" Раз­бой­ник низ­ко опу­стил го­ло­ву и бро­сил ору­жие, дро­жа всем те­лом и горь­ко пла­ча, и Иоанн со сле­за­ми об­нял его.

По­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни апо­стол Иоанн про­вел в стро­гом воз­дер­жа­нии, пи­та­ясь толь­ко хле­бом и во­дой и оде­ва­ясь в очень про­стые одеж­ды. Ко­гда он стал стар и немо­щен, уче­ни­ки но­си­ли его в храм, но он уже не мог го­во­рить дол­гих про­по­ве­дей, по­это­му на­став­лял толь­ко мест­ных епи­ско­пов, чтобы по­мочь им луч­ше ис­пол­нять их обя­зан­но­сти по­сле его кон­чи­ны. На­ко­нец, ко­гда си­лы со­всем по­ки­ну­ли его, го­во­рил лишь: "Дет­ки, лю­би­те друг дру­га," непре­стан­но по­вто­ряя эти сло­ва. На во­прос, по­че­му он так де­ла­ет, он от­ве­чал: "Это – за­по­ведь Бо­жия, и ес­ли вы ее со­блю­де­те, это­го до­воль­но, чтобы вой­ти в жизнь веч­ную".

Ко­гда апо­сто­лу Иоан­ну бы­ло де­вя­но­сто пять лет, Гос­подь от­крыл ему, что дни его зем­ной жиз­ни со­чте­ны. Апо­стол вы­шел из до­ма ра­но утром, до рас­све­та, по­звал се­ме­рых уче­ни­ков, сре­ди ко­то­рых был и Про­хор, и по­про­сил их сле­до­вать за ним, за­хва­тив с со­бой ло­па­ты. Он при­вел их в од­но ме­сто за го­ро­дом и уеди­нил­ся для мо­лит­вы. Окон­чив мо­лит­ву, ска­зал: "Ко­пай­те ва­ши­ми ло­па­та­ми мо­ги­лу в фор­ме кре­ста в дли­ну мо­е­го ро­ста". По­том сно­ва по­мо­лил­ся и лег в мо­ги­лу, по­сле че­го об­ра­тил­ся к Про­хо­ру: "Про­хор, сы­нок, ты дол­жен ид­ти в Иеру­са­лим, где и за­кон­чит­ся твоя жизнь". Об­няв уче­ни­ков, он ска­зал: "Возь­ми­те зем­ли, ма­терь мою зем­лю, и укрой­те ме­ня". Они по­кры­ли его зем­лей до ко­лен, и он умо­лял их про­дол­жать и за­ко­пать его по шею. По­сле это­го про­из­нес: "При­не­си­те тон­кий по­кров и по­ло­жи­те мне на ли­цо, и по­про­щай­тесь со мной в по­след­ний раз, ибо в этой жиз­ни уже не уви­ди­те ме­ня". Он ото­слал их, бла­го­сло­вив, а они опла­ки­ва­ли сво­е­го воз­люб­лен­но­го от­ца и учи­те­ля.

Уче­ни­ки воз­вра­ти­лись в го­род в глу­бо­кой скор­би. Хри­сти­ане Ефе­са, узнав о слу­чив­шем­ся, умо­ля­ли от­ве­сти их к мо­ги­ле. Про­хор с дру­ги­ми уче­ни­ка­ми по­ве­ли их на то ме­сто, но Иоан­на там не ока­за­лось. Про­хор пи­шет: "То­гда мы вспом­ни­ли сло­ва Гос­по­да, ска­зан­ные апо­сто­лу Пет­ру: "Ес­ли Я хо­чу, чтобы он пре­был, по­ка при­ду, что те­бе [до то­го]?" (Ин.21,22) И мы вос­сла­ви­ли Бо­га, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, Ко­е­му по­до­ба­ет сла­ва, честь и по­кло­не­ние во ве­ки ве­ков. Аминь".

Про­хор со­об­ща­ет так­же, что еже­год­но 8 мая на про­тя­же­нии мно­гих лет мо­ги­ла ис­то­ча­ла ми­ро, и лю­ди ис­це­ля­лись от бо­лез­ней по мо­лит­вам свя­то­го еван­ге­ли­ста Иоан­на.

Па­мять свя­то­го Иоан­на празд­ну­ет­ся 8 мая и 26 сен­тяб­ря, в день его кон­чи­ны.

По пре­да­нию, Про­хор стал епи­ско­пом Ни­ко­ми­дии. День его па­мя­ти – 28 июля.

Яв­ле­ния и чу­де­са апостола и евангелиста Иоан­на Богослова

И в гре­че­ской Си­нак­са­ри, и в рус­ских "Жи­ти­ях Свя­тых" свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го опи­са­ны слу­чаи яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и его по­мо­щи лю­дям.

Дог­мат о Свя­той Тро­и­це

Пер­вое из из­вест­ных нам яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на от­но­сит­ся к тре­тье­му ве­ку. Свя­той апо­стол Иоанн явил­ся пре­по­доб­но­му Гри­го­рию Неоке­са­рий­ско­му чу­до­твор­цу († 270). Пре­по­доб­ный Гри­го­рий был совре­мен­ни­ком свя­той Мак­ри­ны, ба­буш­ки свя­ти­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го и Гри­го­рия Нис­ско­го.

Во вре­ме­на свя­то­го Гри­го­рия Чу­до­твор­ца воз­ник­ли ере­си Са­ве­лия и Пав­ла Са­мо­сат­ско­го. Они еще не бы­ли осуж­де­ны цер­ков­ным со­бо­ром, и пре­по­доб­ный Гри­го­рий, глу­бо­ко обес­по­ко­ен­ный, мо­лил­ся о вра­зум­ле­нии, чтобы су­меть разо­брать­ся в этих уче­ни­ях и от­ли­чить ис­ти­ну от за­блуж­де­ний. Од­на­жды но­чью ему яви­лись Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца и свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов в об­ла­че­нии епи­скоп­ском. Они при­шли в си­я­нии Бо­же­ствен­но­го све­та, и Ма­терь Бо­жия, по­ка­зы­вая на Гри­го­рия, по­про­си­ла свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на на­учить его, как сле­ду­ет ис­по­ве­до­вать тай­ну Свя­той Тро­и­цы. Пре­по­доб­ный Гри­го­рий, как неко­гда Про­хор, соб­ствен­но­руч­но за­пи­сал те сло­ва, что про­дик­то­вал ему свя­той апо­стол Иоанн. По сви­де­тель­ству свя­ти­те­ля Гри­го­рия Нис­ско­го, ори­ги­нал этой за­пи­си по­том дол­гие го­ды хра­нил­ся Неоке­са­рий­ской Цер­ко­вью. Это ис­по­ве­да­ние при­ни­ма­ли как ис­тин­ное от­цы-кап­па­до­кий­цы, свя­ти­тель Ва­си­лий Ве­ли­кий, свя­ти­тель Гри­го­рий На­зи­ан­зин и свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский, оно во­шло в ран­ний пе­ре­вод ра­бо­ты Ев­се­вия “Ис­то­рия Церк­ви”, на­пи­сан­ной в чет­вер­том ве­ке. Его одоб­рил Пя­тый Все­лен­ский Со­бор 523 го­да.

Вот текст это­го от­кро­ве­ния:

Един Бог, Отец Сло­ва Жи­ва­го, Пре­муд­ро­сти ипо­стас­ной и Си­лы и Об­ра­за веч­на­го, со­вер­шен­ный Ро­ди­тель Со­вер­шен­на­го, Отец Сы­на Еди­но­род­но­го. Един Гос­подь, еди­ный от еди­но­го, Бог от Бо­га, На­чер­та­ние и Об­раз Бо­же­ства, Сло­во дей­ствен­ное, Пре­муд­рость, объ­ем­лю­щая со­став все­го, и зи­жди­тель­ная Си­ла все­го со­тво­рен­на­го, ис­тин­ный Сын ис­тин­на­го От­ца, Неви­ди­мый Неви­ди­ма­го, и Нетлен­ный Нетлен­на­го и Бес­смерт­ный Бес­смерт­на­го и Веч­ный Веч­на­го. И един Дух Свя­тый, от Бо­га име­ю­щий бы­тие и чрез Сы­на явив­ший­ся [т.е. ­лю­дям], Об­раз Сы­на, Со­вер­шен­ный Со­вер­шен­на­го, Жизнь, Ви­нов­ник жи­ву­щих, [Ис­точ­ник свя­тый], Свя­тость, По­да­тель освя­ще­ния, в Нем же яв­ля­ет­ся Бог Отец, су­щий над всем и во всем, и Бог Сын, ко­то­рый чрез все. Тро­и­ца со­вер­шен­ная, сла­вою и веч­но­стью и цар­ством нераз­де­ля­е­мая и неот­чуж­да­е­мая. По­се­му нет в Тро­и­це ни­че­го ни со­тво­рен­на­го или слу­жеб­на­го, ни при­вне­сен­на­го, как бы преж­де не быв­ша­го, по­том же при­в­зо­шед­ша­го; ибо ни Отец ни­ко­гда не был без Сы­на, ни Сын без Ду­ха, но непре­лож­на и неиз­мен­на – все­гда та же Тро­и­ца.

Мо­ло­дой ико­но­пи­сец

Вто­рой слу­чай взят из Про­ло­га. В од­ном ма­ло­азий­ском го­ро­де жил мо­ло­дой хри­сти­а­нин, в обя­зан­но­сти ко­то­ро­го вхо­дил уход за гу­ся­ми. У во­рот го­ро­да ви­се­ла ико­на свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, и юно­ша каж­дый день про­хо­дил ми­мо нее утром и ве­че­ром со сво­и­ми гу­ся­ми. В про­сто­те серд­ца он ре­шил по­пы­тать­ся на­ри­со­вать по­доб­ную ико­ну и дол­го пы­тал­ся это сде­лать, ри­суя ее на пес­ке, но все его дол­гие по­пыт­ки не увен­ча­лись успе­хом.

Од­на­жды, ко­гда юно­ша пас гу­сей, к нему по­до­шел незна­ко­мый че­ло­век и, узнав о его же­ла­нии на­пи­сать ико­ну, дал ему ре­ко­мен­да­тель­ное пись­мо к кон­стан­ти­но­поль­ско­му при­двор­но­му ико­но­пис­цу с прось­бой обу­чить его ико­но­пи­си. Юно­ша от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль и под неви­ди­мым ру­ко­вод­ством свя­то­го Иоан­на вско­ре пре­взо­шел сво­е­го учи­те­ля в ико­но­пис­ном ис­кус­стве.

Это, по-ви­ди­мо­му, очень древ­няя ис­то­рия, по­сколь­ку свя­той ­апо­стол Иоанн, как и свя­той апо­стол Лу­ка, из­древ­ле счи­та­ет­ся по­кро­ви­те­лем ико­но­пис­цев. На­при­мер, в учеб­ни­ках ико­но­пи­си сем­на­дца­то­го ве­ка мы на­хо­дим сле­ду­ю­щую мо­лит­ву апо­сто­лу Иоан­ну:

"О свя­тый апо­сто­ле и еван­ге­ли­сте Иоанне Бо­го­сло­ве! Ты, при­па­дав­ший ко Хри­сту на Тай­ной Ве­че­ре, да­руй мне зна­ние и по­мо­ги пи­сать бо­го­угод­но, как ты по­мог то­му пас­ту­ху, что чер­тил на пес­ке твой об­раз".

По све­де­ни­ям, со­дер­жа­щим­ся в “Ве­ли­ком Си­нак­са­ри”, “Жи­ти­ях Свя­тых” свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го и да­же жи­ти­ях бо­лее позд­них свя­тых бы­ло мно­го слу­ча­ев, ко­гда свя­той апо­стол Иоанн яв­лял­ся, ино­гда вме­сте с Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей, чтобы ока­зать по­мощь или дать со­вет. Он при­хо­дил, на­при­мер, к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту (па­мять 13 но­яб­ря), свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме (14 но­яб­ря), пре­по­доб­но­му Ав­ра­амию Ро­стов­ско­му (29 ок­тяб­ря), стар­цу Мат­фею (12 ап­ре­ля) (см. в жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го) и пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му Са­ров­ско­му (2 ян­ва­ря), ко­то­ро­му, как и лю­би­мо­му уче­ни­ку свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при кре­ще­нии бы­ло да­но имя Про­хор.

С жиз­нью свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста свя­за­но два слу­чая яв­ле­ния свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В пер­вый раз апо­стол Иоанн Бо­го­слов по­ве­дал пра­вед­но­му ино­ку Ис­и­хию, что Зла­то­уст станет из­бран­ным хра­мом Свя­то­го Ду­ха и по­слу­жит де­лу спа­се­ния и освя­ще­ния лю­дей. В кон­це жиз­ни сам свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст удо­сто­ил­ся по­се­ще­ния апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. Апо­стол ­из­ве­стил его о ско­рой кон­чине и о том, что пе­ред ним от­кро­ют­ся вра­та рая.

В яв­ле­нии свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме Иоанн Бо­го­слов ­ска­зал: “Во­лею Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы, от­ныне я непре­стан­но бу­ду с ­то­бой”.

В жи­тии пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия Ро­стов­ско­го го­во­рит­ся, что свя­той апо­стол Иоанн при­шел к нему и дал ему свой по­сох, чтобы со­кру­шить язы­че­ско­го идо­ла Ве­ле­са в го­ро­де Ро­сто­ве и раз­бить его в прах.

В жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го есть сле­ду­ю­щий эпи­зод: бла­го­че­сти­во­му стар­цу Мат­фею, по­стро­ив­ше­му оби­тель для свя­той Афа­на­сии с сест­ра­ми, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов явил­ся во вре­мя ли­тур­гии. Двое со­слу­жив­ших Мат­фею свя­щен­ни­ков так­же ви­де­ли свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на.

Од­на­жды в Са­ров­ском мо­на­сты­ре тя­же­ло за­бо­лел во­дян­кой и на три с по­ло­ви­ной го­да ока­зал­ся при­ко­ван к по­сте­ли по­слуш­ник Са­ров­ско­го мо­на­сты­ря Про­хор, бу­ду­щий пре­по­доб­ный Се­ра­фим. Он чув­ство­вал, что ско­ро умрет, но по­сле при­ня­тия Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин спо­до­бил­ся ви­де­ния Ма­те­ри Бо­жи­ей, свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва и свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра. Ма­терь Бо­жия ска­за­ла осталь­ным: “Сей от ро­да на­ше­го” и ис­це­ли­ла его.

Св. апо­стол Иоанн Бо­го­слов яв­лял­ся и пра­вед­ни­кам два­дца­то­го ве­ка, в том чис­ле от­цу Ни­ко­ла­су Пла­на­су и мо­ло­дой мо­на­хине Маг­да­лине из оби­те­ли свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва в Афи­нах. Она бо­ле­ла ра­ком, и явив­ши­е­ся ей Бо­го­ро­ди­ца, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов и свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский ис­це­ли­ли ее.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го Апо­сто­ла и Еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Па­мять свя­то­го апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Со­бор свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных две­на­дца­ти Апо­сто­лов" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.