Канон святителю Григорию Богослову, архиепископу Константинопольскому (второй)

Припев: Святи́телю, о́тче Григо́рие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 07 февраля (25 января ст. ст.)

Глас 1.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Похвалу́ богови́дец Моисе́й Изра́илю предвозглаша́ет, начина́ет же Мариа́м прему́дрым жена́м пе́снь побе́дную: Изба́вителю Бо́гу вси́ воспои́м.

Изба́ву началоро́днаго, о на́ших же страсте́х кро́вь Богото́чную, ста́л еси́, в же́ртву принося́, и ны́не ве́рным, Григо́рие всему́дре, Бо́га пода́ждь на́м удобопримири́тельна.

Скрижа́ли богоначерта́нныя, во мра́к Моисе́й вше́д, прия́т не́когда, ты́ же, во уме́ поста́вив богоприя́тную трапе́зу, приле́жно Бо́га умоли́л еси́.

Богоро́дичен: Хотя́ за благоутро́бие Свое́ от сме́рти и тли́ па́ки воззва́ти естество́ челове́ческое, Пребоже́ственный, Де́во Всенепоро́чная, в чи́стую утро́бу Твою́ всели́ся.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Пре́жде зача́тия честна́го Самуи́ла несомне́нно Бо́гу обеща́вши священнома́ти А́нна, ны́не ра́дующися, пое́т с на́ми: утверди́ся в Го́споде се́рдце мое́.

И́же пре́жде изы́тия из утро́бы ро́ждшей тя́ бы́л еси́ предвозвеще́н, преподо́бне о́тче, пронарече́ние нося́ досто́йное, священнонача́льниче прему́дре. Вседу́шно, — ра́дуйся, о́тче, — тебе́ зове́м.

И́же пре́жде да́же изво́лити лука́вая, супру́жницу и споспе́шницу избра́л еси́ изъявле́ньми боже́ственными — богови́дную чистоту́ и целому́дрие, побо́рниче ве́рных. Веселя́щеся, — ра́дуйся, о́тче, — тебе́ зове́м.

Богоро́дичен: Е́вы прама́тере испра́вила еси́ пре́жде бы́вшее поползнове́ние, прие́мши в Себе́ низве́рженныя восправля́ющее Сло́во О́тчее непобеди́мою си́лою, Ма́ти Де́во.

Седа́лен, гла́с 8.

Отве́рз уста́ сло́вом Бо́жиим, отры́гнул еси́ прему́дрость, пропове́дниче Све́та, и мудрова́ние Боже́ственное вселе́нней все́ял еси́, отце́в вои́стинну утверди́л еси́ догма́ты, по Па́влу яви́лся еси́ ве́ры побо́рник. Те́м и а́нгелов сограждани́н еси́ и си́х собесе́дник яви́вся, блаже́нне, богосло́ве Григо́рие, моли́ Христа́ Бо́га прегреше́ний оставле́ние дарова́ти пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Сла́ва, и ны́не, богоро́дичен: Помышле́ньми попо́лзся лука́выми, во глубину́ впадо́х грехо́вную и, стеня́, зову́ Ти́ от се́рдца, Всечи́стая: на мне́ удиви́ бога́тую ми́лость, и Твоего́ благоутро́бия безме́рную пучи́ну, и щедро́т Твои́х неисчи́сленное бога́тство и да́ждь ми́ покая́ние и прегреше́ний проще́ние, да любо́вию зову́ Тебе́: моли́ Христа́ Бо́га прегреше́ний оставле́ние дарова́ти мне́, Тя́ бо наде́жду име́ю, ра́б Тво́й.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: С чу́дным ста́в Авваку́мом на Боже́ственней твое́й стра́жи, Григо́рие, и Су́щаго на ра́мех херуви́мских позна́в, всеми́рнаго бы́л еси́ возвести́тель спасе́ния, при́сно зовы́й: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Бли́з явля́ющимся и пред Бо́гом стоя́щим чинонача́лием подо́бяся, всему́дре, я́же вы́шше те́х умо́м облета́я, во глубину́ же не дости́гл еси́ превысоча́йшее стоя́ние, отто́ле бога́тство нося́ челове́ком неотъе́млемое.

В непостижи́мый вше́д мра́к и, я́ко из пеще́ры ка́менны, узре́в за́дняя, срастворе́нное веще́ственное Невеще́ственному Естеству́, и несли́тнаго смеше́ния бы́л еси́ сказа́тель, Христо́в уго́дник, Того́ рабо́м Его́ умоля́ет бы́ти ми́лостива.

Богоро́дичен: Гора́ показа́лася еси́ Ты́ мы́сленная, от нея́же отсече́ся неизрече́нно честны́й Ка́мень, истня́я мра́чныя пре́лести о́браз и просвеще́нием благода́ти озаря́я ве́рою при́сно вопию́щия: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: У́гль горя́щий, и́же Иса́ииным устно́м серафи́м приложи́ не́когда, клеще́ю взе́м и приложе́н: о́н же, очище́н, — пра́вде научи́теся, — все́м пропове́даше.

Всему́ огню́ боговиде́ния, всеблаже́нне Григо́рие, присту́пль, чистото́ю ума́ же и души́, несы́тне самору́чно Трисия́нный поче́рпл еси́ Све́т Равнови́дный.

Заря́ми объя́т Трисо́лнечнаго озаре́ния, от облиста́ния же разжже́н и Боже́ственными луча́ми у́м освеща́я, и противосия́тельныя лучи́ все́м изблиста́л еси́.

Богоро́дичен: Све́т от Све́та, О́тчее Единоро́дное Сло́во Безнача́льное прие́мши, Ма́ти Де́во, две́рь Све́та я́ве была́ еси́, пра́вды Со́лнце все́м возсия́вши.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: И́же в по́нте подъе́мый заключе́ние убежа́нием бу́ри и верже́нием жре́бия и усты́ я́т бы́в морска́го зве́ря, невреди́мь пребы́в, но вопия́ше Ио́на: к Тебе́ живо́т мо́й да взы́дет, Христе́.

Потопле́н ра́зумом не бы́в, и до дна́ испыта́в глубины́ Бо́жия, и отто́ле би́сер поче́рпл ты́ Влады́це, и молча́ние, я́коже сло́во, Григо́рие, положи́л еси́ всеизря́днейше.

Моли́твою чи́стою свире́пеющееся ути́шил еси́ мо́ре и, стра́нных оплева́в слове́с слати́ну, ты́ Влады́це, я́ко небе́сная ка́пля, лю́ди ве́рныя испра́вил еси́, Григо́рие.

Богоро́дичен: Непости́жное челове́ческими по́мыслы та́инство, Ма́ти Бо́жия, неизрече́ннаго и стра́шнаго рожде́ния Твоего́: Ты́ бо, Де́во, все́х Творца́ ро́ждши, Де́ва пребыла́ еси́.

Конда́к, гла́с 3.

Богосло́вным язы́ком твои́м сплете́ния ри́торская разруши́вый, сла́вне, правосла́вия оде́ждею, свы́ше истка́нною, Це́рковь украси́л еси́, ю́же и нося́щи, с на́ми зове́т, твои́ми ча́ды: ра́дуйся, о́тче, богосло́вия у́ме кра́йнейший.

И́кос:

От богосло́вныя и высо́кия му́дрости твоея́ испо́лни мо́й у́м, убо́гий и стра́стный, я́ко да воспою́ житие́ твое́, о́тче: не могу́ бо сло́ва принести́ тебе́, а́ще не ты́ пода́си ми́ кре́пость сло́ва, и ра́зум, и му́дрость, я́ко да от твои́х твоя́ принесу́ тебе́, и от бога́тства доброде́телей твои́х отту́ду обря́щу вину́, и увенча́ю честну́ю и святу́ю твою́ главу́, с ве́рными взыва́я: ра́дуйся, о́тче, богосло́вия у́ме кра́йнейший.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Проидо́ша, я́ко черто́г, пе́щный пла́мень нестерпи́мый и́же за благоче́стие иногда́ о́троцы святи́и, показа́вшеся я́ве, и, согла́сно воспева́юще, пе́снь поя́ху: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Непра́ведных иге́монов пред суди́щами ста́в, Григо́рие, ерети́чествующих огня́ люте́е ды́шущая стремле́ния благоче́стием соже́гл еси́, Тро́ице вопия́: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Тро́ицу Всесвяту́ю — догма́тов благочести́вых, Григо́рие, нему́тный Исто́чник, от усте́н излия́вый на зе́млю, цветоно́сну, жесто́кую напая́я, показа́л еси́: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Умерщвля́ется пра́отец, я́ко безвре́менне сада́ вкуси́вый; Ты́ же безконе́чную Жи́знь, о Де́во, прозя́бшая, в раи́ сего́ обита́ти возста́вила еси́, Богороди́тельнице Чи́стая Благослове́нная.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: И́же пи́щею не оскверни́вшиися о́троцы ца́рския трапе́зы, во о́гнь, ра́дующеся, внидо́ша не́когда и, в пла́мени ороша́еми, усе́рдно поя́ху: благослови́те, дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Вавило́нскаго, о́тче, пла́мене превозвы́сився и па́че того́ благоче́стием распали́вся, Тро́ический неботаи́нник показа́вся и пропове́дник, вопие́ши: благослови́те, дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Напа́стныя разли́чне, о́тче, и желе́зныя пе́щи о́гнь угаша́я, удо́бно напа́стей произше́д, к небеси́ возлете́л еси́, вопия́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Златови́дный свети́льник Твое́ знамени́тельне явля́ше Боже́ственное Рождество́, Непоро́чная Чи́стая: Ты́ бо Све́т непристу́пный ми́рови возсия́ла еси́, Ему́же вопие́м: по́йте, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: И́же вы́шнюю глубину́ Боже́ственнаго непостиже́ния благоче́стно отве́рз, у́м, я́ко из ка́мене, необъя́тныя Богонача́льныя возвы́сил еси́ Тро́ицы, всеблаже́нне о́тче, тя́ велича́ем.

И́же худу́ю оде́жду зако́ннаго расто́рг писа́ния и, ю́же в не́м, Боже́ственную добро́ту и та́инственную Боже́ственных Ду́ха на́м истолкова́в писа́ний, треблаже́нне о́тче, тя́ велича́ем.

Го́рним лико́м сочи́слен сы́й, преподо́бне о́тче, и́бо с ни́ми во ве́ки водворя́ешися. О твое́й па́стве мольбы́ твори́ к Бо́гу, всеблаже́нне о́тче, тя́ велича́ем.

И́же Боже́ственным научи́вся от Боже́ственнаго и па́че ума́ вдохнове́ния, преподо́бне о́тче, и к те́х та́инственно соверши́вся ненауче́нному соедине́нию безме́рным твои́м жела́нием, всеблаже́нне о́тче, тя́ велича́ем.

Богоро́дичен: Ты́ вмести́лище, Чи́стая, Боже́ственнаго необъя́тия, вы́шше естества́ была́ еси́, я́ко Бо́гу пло́ть взаи́мствовавшая, и Твои́х де́вственных не разве́рзшему ложе́сн, внегда́ ражда́ти без се́мене, Тя́ велича́ем.

Свети́лен.

Ме́чь слове́с твои́х и си́ла сего́ язы́ки отсече́ неве́рных до конца́, я́ко ве́щь бо терно́вную, те́х попали́л еси́ безбо́жная новосече́ния, Тро́ице научи́л еси́ покланя́тися боголе́пно, Григо́рие Богосло́ве.

Сла́ва: Еди́нице Триипоста́сней и Тро́ице соверше́нней в Еди́ном Божестве́, всему́дре богосло́ве, научи́л еси́ покланя́тися: Све́т, реки́й, Отца́ и Сы́на Све́т, па́ки же Све́т Ду́ха Свята́го. Но Еди́н Све́т, Неразде́лен, Неслия́нен, Еди́н бо Бо́г, уясня́яй Единосу́щное, о Григо́рие блаже́нне!

И ны́не: С Богома́терию и Де́вою Мари́ею и Васи́лием, всему́дре, предстоя́й вели́ким, Непристу́пней Тро́ице, ми́р ми́ру, тишину́ Це́ркви, побе́ды и на́м спасе́ние испроси́, ны́не восхваля́ющим тя́, богосло́ве архиере́ю Григо́рие, ри́торе церко́вный.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Похвалꙋ̀ бг҃ови́децъ мѡѷсе́й і҆и҃лю предвозглаша́етъ, начина́етъ же марїа́мъ премꙋ̑дрымъ жена́мъ пѣ́снь побѣ́днꙋю: и҆зба́вителю бг҃ꙋ всѝ воспои́мъ.

И҆зба́вꙋ началоро́днагѡ, ѡ҆ на́шихъ же страсте́хъ кро́вь бг҃ото́чнꙋю, ста́лъ є҆сѝ въ же́ртвꙋ приносѧ̀: и҆ ны́нѣ вѣ̑рнымъ, григо́рїе всемꙋ́дре, бг҃а пода́ждь на́мъ ᲂу҆добопримири́тельна.

Скрижа̑ли бг҃оначерта̑нныѧ, во мра́къ мѡѷсе́й вше́дъ, прїѧ́тъ нѣ́когда: ты́ же во ᲂу҆мѣ̀ поста́вивъ бг҃опрїѧ́тнꙋю трапе́зꙋ, прилѣ́жнѡ бг҃а ᲂу҆моли́лъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Хотѧ̀ за благоꙋтро́бїе своѐ ѿ сме́рти и҆ тлѝ па́ки воззва́ти є҆стество̀ человѣ́ческое пребжⷭ҇твенный, дв҃о всенепоро́чнаѧ, въ чⷭ҇тꙋю ᲂу҆тро́бꙋ твою̀ всели́сѧ.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Пре́жде зача́тїѧ честна́гѡ самꙋи́ла несомнѣ́ннѡ бг҃ꙋ ѡ҆бѣща́вши, сщ҃еннома́ти а҆́нна ны́нѣ ра́дꙋющисѧ пое́тъ съ на́ми: ᲂу҆тверди́сѧ въ гдⷭ҇ѣ се́рдце моѐ.

И҆́же пре́жде и҆зы́тїѧ и҆зъ ᲂу҆тро́бы ро́ждшей тѧ̀, бы́лъ є҆сѝ предвозвѣще́нъ, преподо́бне ѻ҆́ч҃е, пронарече́нїе носѧ̀ досто́йное, сщ҃еннонача́льниче премꙋ́дре, вседꙋ́шнѡ, ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́ч҃е, тебѣ̀ зове́мъ.

И҆́же пре́жде да́же и҆зво́лити лꙋка̑ваѧ, сꙋпрꙋ́жницꙋ и҆ споспѣ́шницꙋ и҆збра́лъ є҆сѝ, и҆з̾ѧвле́ньми бж҃е́ственными, бг҃ови́днꙋю чистотꙋ̀ и҆ цѣломꙋ́дрїе, побо́рниче вѣ́рныхъ, веселѧ́щесѧ, ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́ч҃е, тебѣ̀ зове́мъ.

Бг҃оро́диченъ: Є҆́ѵы прама́тере и҆спра́вила є҆сѝ пре́жде бы́вшее поползнове́нїе, прїе́мши въ себѣ̀ низве́ржєнныѧ восправлѧ́ющее сло́во ѻ҆́ч҃ее, непобѣди́мою си́лою, мт҃и дв҃о.

Сѣда́ленъ, гла́съ и҃.

Ѿве́рзъ ᲂу҆ста̀ сло́вомъ бж҃їимъ, ѿры́гнꙋлъ є҆сѝ премꙋ́дрость, проповѣ́дниче свѣ́та, и҆ мꙋдрова́нїе бж҃е́ственное вселе́ннѣй всѣ́ѧлъ є҆сѝ: ѻ҆ц҃є́въ вои́стиннꙋ ᲂу҆тверди́лъ є҆сѝ догма́ты, по па́ѵлꙋ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ вѣ́ры побо́рникъ. Тѣ́мъ и҆ а҆́гг҃лѡвъ сограждани́нъ є҆сѝ, и҆ си́хъ собесѣ́дникъ ꙗ҆ви́всѧ, бл҃же́нне, бг҃осло́ве григо́рїе, молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти пра́зднꙋющымъ любо́вїю ст҃ꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ, бг҃оро́диченъ: Помышле́ньми попо́лзсѧ лꙋка́выми, во глꙋбинꙋ̀ впадо́хъ грѣхо́внꙋю, и҆ стенѧ̀ зовꙋ̀ тѝ ѿ се́рдца, всечⷭ҇таѧ: на мнѣ̀ ᲂу҆дивѝ бога́тꙋю ми́лость, и҆ твоегѡ̀ благоꙋтро́бїѧ безмѣ́рнꙋю пꙋчи́нꙋ, и҆ щедро́тъ твои́хъ неисчи́сленное бога́тство, и҆ да́ждь мѝ покаѧ́нїе и҆ прегрѣше́нїй проще́нїе, да любо́вїю зовꙋ̀ тебѣ̀: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе дарова́ти мнѣ̀, тѧ́ бо наде́ждꙋ и҆мѣ́ю ра́бъ тво́й.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Съ чꙋ́днымъ ста́въ а҆ввакꙋ́момъ на бжⷭ҇твеннѣй твое́й стра́жи, григо́рїе, и҆ сꙋ́щаго на ра́мѣхъ херꙋві́мскихъ позна́въ, всемі́рнагѡ бы́лъ є҆сѝ возвѣсти́тель спасе́нїѧ, при́снѡ зовы́й: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Бли́зъ ꙗ҆влѧ́ющымсѧ, и҆ предъ бг҃омъ стоѧ́щымъ чинонача́лїємъ подо́бѧсѧ, всемꙋ́дре, ꙗ҆̀же вы́шше тѣ́хъ ᲂу҆мо́мъ ѡ҆блета́ѧ, во глꙋбинꙋ́ же не дости́глъ є҆сѝ превысоча́йшее стоѧ́нїе, ѿто́лѣ бога́тство носѧ̀ человѣ́кѡмъ неѿе́млемое.

Въ непостижи́мый вше́дъ мра́къ, и҆ ꙗ҆́кѡ и҆зъ пеще́ры ка́менны ᲂу҆зрѣ́въ за̑днѧѧ, срастворе́нное веще́ственное невеще́ственномꙋ є҆стествꙋ̀, и҆ несли́тнагѡ смѣше́нїѧ бы́лъ є҆сѝ сказа́тель, хрⷭ҇то́въ ᲂу҆го́дникъ, того̀ рабѡ́мъ є҆гѡ̀ ᲂу҆молѧ́етъ бы́ти ми́лостива.

Бг҃оро́диченъ: Гора̀ показа́ласѧ є҆сѝ ты̀ мы́сленнаѧ, ѿ неѧ́же ѿсѣче́сѧ неизрече́ннѡ честны́й ка́мень, и҆стнѧ́ѧ мра́чныѧ пре́лести ѻ҆́бразъ, и҆ просвѣще́нїемъ благода́ти ѡ҆зарѧ́ѧ, вѣ́рою при́снѡ вопїю́щыѧ: сла́ва си́лѣ твое́й, гдⷭ҇и.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Оу҆́гль горѧ́щїй, и҆́же и҆са̑їинымъ ᲂу҆стнѡ́мъ серафі́мъ приложѝ нѣ́когда, клеще́ю взе́мъ, и҆ приложе́нъ: ѻ҆́нъ же ѡ҆чище́нъ, пра́вдѣ наꙋчи́тесѧ, всѣ̑мъ проповѣ́даше.

Всемꙋ̀ ѻ҆гню̀ бг҃овидѣ́нїѧ, всебл҃же́нне григо́рїе, пристꙋ́пль, чистото́ю ᲂу҆ма́ же и҆ дꙋшѝ, несы́тнѣ саморꙋ́чнѡ трисїѧ́нный поче́рплъ є҆сѝ свѣ́тъ равнови́дный.

Зарѧ́ми ѡ҆б̾ѧ́тъ трисо́лнечнагѡ ѡ҆заре́нїѧ, ѿ ѡ҆блиста́нїѧ же разжже́нъ, и҆ бжⷭ҇твенными лꙋча́ми ᲂу҆́мъ ѡ҆свѣща́ѧ, и҆ противосїѧ́тєльныѧ лꙋчѝ всѣ̑мъ и҆зблиста́лъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Свѣ́тъ ѿ свѣ́та, ѻ҆́ч҃ее є҆диноро́дное сло́во безнача́льное прїе́мши, мт҃и дв҃о, две́рь свѣ́та ꙗ҆́вѣ была̀ є҆сѝ, пра́вды сл҃нце всѣ̑мъ возсїѧ́вши.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: И҆́же въ по́нтѣ под̾е́мый заключе́нїе, ᲂу҆бѣжа́нїемъ бꙋ́ри, и҆ верже́нїемъ жре́бїѧ, и҆ ᲂу҆сты̀ ꙗ҆́тъ бы́въ морска́гѡ ѕвѣ́рѧ невреди́мь пребы́въ, но вопїѧ́ше і҆ѡ́на: къ тебѣ̀ живо́тъ мо́й да взы́детъ, хрⷭ҇тѐ.

Потопле́нъ ра́зꙋмомъ не бы́въ, и҆ до дна̀ и҆спыта́въ глꙋбины̑ бж҃їѧ, и҆ ѿто́лѣ би́серъ поче́рплъ ты̀ влⷣцѣ: и҆ молча́нїе ꙗ҆́коже сло́во, григо́рїе, положи́лъ є҆сѝ всеизрѧ́днѣйше.

Моли́твою чи́стою свирѣ́пѣющеесѧ ᲂу҆ти́шилъ є҆сѝ мо́ре, и҆ стра́нныхъ ѡ҆плева́въ слове́съ слати́нꙋ, ты̀ влⷣцѣ, ꙗ҆́кѡ нбⷭ҇наѧ ка́плѧ, лю́ди вѣ̑рныѧ и҆спра́вилъ є҆сѝ, григо́рїе.

Бг҃оро́диченъ: Непости́жное человѣ́ческими пѡ́мыслы та́инство, мт҃и бж҃їѧ, неизрече́ннагѡ и҆ стра́шнагѡ рожде́нїѧ твоегѡ̀: ты́ бо дв҃о, всѣ́хъ творца̀ ро́ждши, дв҃а пребыла̀ є҆сѝ.

Конда́къ, гла́съ г҃.

Бг҃осло́внымъ ѧ҆зы́комъ твои́мъ сплетє́нїѧ ри́тѡрскаѧ разрꙋши́вый, сла́вне, правосла́вїѧ ѻ҆де́ждею свы́ше и҆стка́нною цр҃ковь ᲂу҆краси́лъ є҆сѝ: ю҆́же и҆ носѧ́щи съ на́ми зове́тъ твои́ми ча́ды, ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́ч҃е, бг҃осло́вїѧ ᲂу҆́ме кра́йнѣйшїй.

І҆́косъ:

Ѿ бг҃осло́вныѧ и҆ высо́кїѧ мꙋ́дрости твоеѧ̀ и҆спо́лни мо́й ᲂу҆́мъ ᲂу҆бо́гїй и҆ стра́стный, ꙗ҆́кѡ да воспою̀ житїѐ твоѐ, ѻ҆́ч҃е: не могꙋ́ бо сло́ва принестѝ тебѣ̀, а҆́ще не ты̀ пода́си мѝ крѣ́пость сло́ва, и҆ ра́зꙋмъ и҆ мꙋ́дрость: ꙗ҆́кѡ да ѿ твои́хъ твоѧ̑ принесꙋ̀ тебѣ̀, и҆ ѿ бога́тства добродѣ́телей твои́хъ ѿтꙋ́дꙋ ѡ҆брѧ́щꙋ винꙋ̀, и҆ ᲂу҆вѣнча́ю честнꙋ́ю и҆ ст҃ꙋ́ю твою̀ главꙋ̀, съ вѣ́рными взыва́ѧ: ра́дꙋйсѧ, ѻ҆́ч҃е, бг҃осло́вїѧ ᲂу҆́ме кра́йнѣйшїй.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Проидо́ша, ꙗ҆́кѡ черто́гъ, пе́щный пла́мень нестерпи́мый, и҆̀же за благоче́стїе и҆ногда̀, ѻ҆́троцы ст҃і́и показа́вшесѧ ꙗ҆́вѣ, и҆ согла́снѡ воспѣва́юще, пѣ́снь поѧ́хꙋ: ѻ҆ц҃є́въ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Непра́ведныхъ и҆ге́мѡнѡвъ предъ сꙋди́щами ста́въ, григо́рїе, є҆реті́чествꙋющихъ ѻ҆гнѧ̀ лютѣ́е ды́шꙋщаѧ стремлє́нїѧ бл҃гоче́стїемъ соже́глъ є҆сѝ, трⷪ҇цѣ вопїѧ̀: ѻ҆ц҃є́въ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Трⷪ҇цꙋ всест҃ꙋ́ю, догма́тѡвъ бл҃гочести́выхъ, григо́рїе, немꙋ́тный и҆сто́чникъ ѿ ᲂу҆сте́нъ и҆злїѧ́вый на зе́млю, цвѣтоно́снꙋ жесто́кꙋю напаѧ́ѧ показа́лъ є҆сѝ: ѻ҆ц҃є́въ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Оу҆мерщвлѧ́етсѧ пра́ѻц҃ъ, ꙗ҆́кѡ безвре́меннѣ сада̀ вкꙋси́вый: ты́ же безконе́чнꙋю жи́знь, ѽ дв҃о! прозѧ́бшаѧ, въ раѝ сего̀ ѡ҆бита́ти возста́вила є҆сѝ, бг҃ороди́тельнице чⷭ҇таѧ бл҃гослове́ннаѧ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: И҆̀же пи́щею не ѡ҆скверни́вшїисѧ ѻ҆́троцы ца́рскїѧ трапе́зы, во ѻ҆́гнь ра́дꙋющесѧ внидо́ша нѣ́когда, и҆ въ пла́мени ѡ҆роша́еми ᲂу҆се́рднѡ поѧ́хꙋ: бл҃гослови́те, дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Вавѷлѡ́нскагѡ, ѻ҆́ч҃е, пла́мене превозвы́сивсѧ, и҆ па́че тогѡ̀ благоче́стїемъ распали́всѧ, трⷪ҇ческїй нб҃отаи́нникъ показа́всѧ и҆ проповѣ́дникъ, вопїе́ши: благослови́те, дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Напа́стныѧ разли́чнѣ, ѻ҆́ч҃е, и҆ желѣ́зныѧ пе́щи ѻ҆́гнь ᲂу҆гаша́ѧ, ᲂу҆до́бнѡ напа́стей произше́дъ, къ нб҃сѝ возлетѣ́лъ є҆сѝ, вопїѧ̀: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Златови́дный свѣти́льникъ, твоѐ знамени́тельнѣ ꙗ҆влѧ́ше бж҃е́ственное рождество̀, непоро́чнаѧ чⷭ҇таѧ: ты́ бо свѣ́тъ непристꙋ́пный мі́рови возсїѧ́ла є҆сѝ. є҆мꙋ́же вопїе́мъ: по́йте, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: И҆́же вы́шнюю глꙋбинꙋ̀ бжⷭ҇твеннагѡ непостиже́нїѧ благоче́стнѡ ѿве́рзъ, ᲂу҆́мъ ꙗ҆́кѡ и҆з̾ ка́мене, неѡб̾ѧ́тныѧ, бг҃онача́льныѧ возвы́силъ є҆сѝ трⷪ҇цы, всебл҃же́нне ѻ҆́ч҃е, тѧ̀ велича́емъ.

И҆́же хꙋдꙋ́ю ѻ҆де́ждꙋ зако́ннагѡ расто́ргъ писа́нїѧ, и҆ ю҆́же въ не́мъ бж҃е́ственнꙋю добро́тꙋ, и҆ та́инственнꙋю, бж҃е́ственныхъ дх҃а на́мъ и҆столкова́въ писа́нїй, требл҃же́нне ѻ҆́ч҃е, тѧ̀ велича́емъ.

Гѡ́рнимъ ликѡ́мъ сочи́сленъ сы́й, преподо́бне ѻ҆́ч҃е, и҆́бо съ ни́ми во вѣ́ки водворѧ́ешисѧ. Ѡ҆ твое́й па́ствѣ мольбы̑ творѝ къ бг҃ꙋ, всебл҃же́нне ѻ҆́ч҃е, тѧ̀ велича́емъ.

И҆́же бж҃е́ствєннымъ наꙋчи́всѧ ѿ бж҃е́ственнагѡ и҆ па́че ᲂу҆ма̀ вдохнове́нїѧ, прпⷣбне ѻ҆́ч҃е, и҆ къ тѣ́хъ та́инственнѡ соверши́всѧ ненаꙋче́нномꙋ соедине́нїю, безмѣ́рнымъ твои́мъ жела́нїемъ, всебл҃же́нне ѻ҆́ч҃е, тѧ̀ велича́емъ.

Ты̀ вмѣсти́лище, чⷭ҇таѧ, бжⷭ҇твеннагѡ неѡб̾ѧ́тїѧ, вы́шше є҆стества̀ была̀ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ бг҃ꙋ пло́ть взаи́мствовавшаѧ, и҆ твои́хъ дѣ́вственныхъ не разве́рзшемꙋ ложе́снъ, внегда̀ ражда́ти безъ сѣ́мене, тѧ̀ велича́емъ.

Свѣти́ленъ.

Ме́чь слове́съ твои́хъ, и҆ си́ла сегѡ̀, ѧ҆зы́ки ѿсѣчѐ невѣ́рныхъ до конца̀: ꙗ҆́кѡ ве́щь бо терно́внꙋю тѣ́хъ попали́лъ є҆сѝ безбѡ́жнаѧ новосѣчє́нїѧ, трⷪ҇цѣ наꙋчи́лъ є҆сѝ покланѧ́тисѧ бг҃олѣ́пнѡ, григо́рїе бг҃осло́ве.

Сла́ва: Є҆ди́ницѣ трїѷпоста́снѣй и҆ трⷪ҇цѣ соверше́ннѣй въ є҆ди́номъ бжⷭ҇твѣ̀, всемꙋ́дре бг҃осло́ве, наꙋчи́лъ є҆сѝ покланѧ́тисѧ: свѣ́тъ рекі́й ѻ҆ц҃а̀, и҆ сн҃а свѣ́тъ, па́ки же свѣ́тъ дх҃а ст҃а́го. Но є҆ди́нъ свѣ́тъ, нераздѣ́ленъ, неслїѧ́ненъ: є҆ди́нъ бо бг҃ъ ᲂу҆ѧснѧ́ѧй є҆диносꙋ́щное, ѽ григо́рїе бл҃же́нне!

И҆ ны́нѣ: Съ бг҃ома́терїю и҆ дв҃ою мр҃і́ею, и҆ васі́лїемъ, всемꙋ́дре, предстоѧ́й вели́кимъ непристꙋ́пнѣй трⷪ҇цѣ, ми́ръ мі́рꙋ, тишинꙋ̀ цр҃кви, побѣ̑ды, и҆ на́мъ спасе́нїе и҆спросѝ ны́нѣ восхвалѧ́ющымъ тѧ̀, бг҃осло́ве а҆рхїере́ю григо́рїе, ри́торе церко́вный.

Статьи о святителе Григории Богослове

• Поэт и Богослов Юрий Рубан

Свя­той Гри­го­рий Бо­го­слов (326-389 гг.) был сын Гри­го­рия (впо­след­ствии епи­ско­па На­зи­ан­ско­го) и Нон­ны, жен­щи­ны вы­со­ких нрав­ствен­ных пра­вил. Еще до рож­де­ния сы­на она обе­ща­ла по­свя­тить его Бо­гу и упо­тре­би­ла все ста­ра­ния, чтобы скло­нить его во­лю на слу­же­ние Гос­по­ду. Вос­пи­та­ние, дан­ное ему ма­те­рью, свя­ти­тель Гри­го­рий по­чи­тал са­мым для се­бя важ­ным. При вы­да­ю­щих­ся спо­соб­но­стях св. Гри­го­рий по­лу­чил пре­крас­ное об­ра­зо­ва­ние: он учил­ся в шко­лах Ке­са­рии Па­ле­стин­ской, где бы­ла бо­га­тая биб­лио­те­ка, со­бран­ная му­че­ни­ком Пам­фи­лом, в Алек­сан­дрии, где изу­чал тво­ре­ния Ори­ге­на, и, на­ко­нец, в Афи­нах, где в осо­бен­но­сти сбли­зил­ся с св. Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким, с ко­то­рым зна­ком был несколь­ко ра­нее и друж­бу с ко­то­рым счи­тал по­лез­нее са­мой выс­шей шко­лы. У свя­тых дру­зей в Афи­нах бы­ла од­на ком­на­та, один об­раз жиз­ни; им бы­ли зна­ко­мы толь­ко две до­ро­ги: од­на ве­ла в храм Бо­жий, дру­гая – в учи­ли­ще. В Афи­нах св. Гри­го­рий по­зна­ко­мил­ся с Юли­а­ном (по про­зва­нию «От­ступ­ник», ко­то­рый, став им­пе­ра­то­ром, от­рек­ся от хри­сти­ан­ства и пы­тал­ся бы­ло воз­ро­дить язы­че­ство в Рим­ской им­пе­рии (361–363 гг.) и оста­вил жи­вое изо­бра­же­ние это­го зло­го и ко­вар­но­го вра­га Церк­ви. В воз­расте 26 лет св. Гри­го­рий при­нял Кре­ще­ние.

По­сле воз­вра­ще­ния на ро­ди­ну св. Гри­го­рий дол­гое вре­мя укло­нял­ся от за­ня­тия ка­кой-ли­бо об­ще­ствен­ной долж­но­сти. Раз­мыш­ле­ние о Бо­ге, мо­лит­ва, чте­ние сло­ва Бо­жия, пи­са­ние вдох­но­вен­ных слов и пес­ней и слу­же­ние пре­ста­ре­лым ро­ди­те­лям – бы­ли его за­ня­ти­ем. Неко­то­рое вре­мя он про­вел с дру­гом сво­им Ва­си­ли­ем в его пу­стыне и это вре­мя по­чи­тал са­мым счаст­ли­вым в жиз­ни. Отец его, быв­ший уже епи­ско­пом, нуж­да­ясь в по­мощ­ни­ке, вы­звал его из Ва­си­лье­вой пу­сты­ни в На­зи­анз и ру­ко­по­ло­жил в пре­сви­те­ра. Уже этот сан так устра­шил Гри­го­рия вы­со­той и тя­же­стью со­пря­жен­ных с ним обя­зан­но­стей, что он уда­лил­ся в уеди­не­ние пу­сты­ни. Успо­ко­ив там вол­не­ние ду­ха, он вер­нул­ся к от­цу и при­нял на се­бя свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние, уте­ша­ясь, что он, слу­жа Бо­гу, по­мо­га­ет и пре­ста­ре­ло­му ро­ди­те­лю в его за­бо­тах о пастве.

Меж­ду тем друг его, Ва­си­лий Ве­ли­кий, уже до­стиг вы­со­ко­го са­на ар­хи­епи­ско­па. Же­лая иметь пре­дан­но­го и про­све­щен­но­го по­мощ­ни­ка в управ­ле­нии об­шир­ной об­ла­стью, св. Ва­си­лий пред­ло­жил Гри­го­рию ме­сто глав­но­го про­то­пре­сви­те­ра при сво­ей ка­фед­ре, но св. Гри­го­рий укло­нил­ся от при­ня­тия этой по­чет­ной и вли­я­тель­ной долж­но­сти. Через неко­то­рое вре­ме­ня по­сле это­го со­сто­я­лось по­свя­ще­ние Гри­го­рия в епи­ско­па го­ро­да Са­си­ма по тай­но­му со­гла­ше­нию ар­хи­епи­ско­па Ва­си­лия с от­цом Гри­го­рия. Ви­дя в этом во­лю Бо­жию, он при­нял свя­щен­ное ру­ко­по­ло­же­ние, но от­ка­зал­ся от при­ня­тия са­мой долж­но­сти и в ка­че­стве со­пра­ви­те­ля (ви­ка­рия) про­дол­жал слу­жить сво­е­му ро­ди­те­лю и пастве на­зи­анзской. В 374 го­ду скон­чал­ся пре­ста­ре­лый ро­ди­тель Гри­го­рия, а вслед за ним – и мать его. Свя­той Гри­го­рий про­дол­жал неко­то­рое вре­мя труд от­ца по управ­ле­нию На­зи­анзской цер­ко­вью, но силь­но за­бо­лел. Вы­здо­ро­вев, он уда­лил­ся в уеди­нен­ную оби­тель, где в по­сте и мо­лит­ве про­был око­ло трех лет.

Но ве­ли­кий све­тиль­ник не мог укрыть­ся в мо­на­ше­ской ке­ллии. Из­бран­ный пра­во­слав­ны­ми епи­ско­па­ми и ми­ря­на­ми на пре­стол ар­хи­епи­ско­па в Кон­стан­ти­но­по­ле, он при­был ту­да в эпо­ху са­мо­го силь­но­го вла­ды­че­ства ари­ан, ко­гда ими бы­ли за­хва­че­ны все хра­мы в сто­ли­це. Св. Гри­го­рий оста­но­вил­ся в до­ме сво­их зна­ко­мых. Од­ну из ком­нат об­ра­тил в храм, на­звав ее "Ана­ста­си­ей", что зна­чит «вос­кре­се­ние», с на­деж­дой, что здесь вос­креснет пра­во­сла­вие, и на­чал про­по­ве­до­вать. Ари­ане за­сы­па­ли его на­смеш­ка­ми и ру­га­тель­ства­ми, бро­са­ли в него кам­ня­ми, под­сы­ла­ли к нему тай­ных убийц. Но на­род узнал сво­е­го ис­тин­но­го пас­ты­ря и стал тес­нить­ся к его ка­фед­ре, как же­ле­зо льнет к маг­ни­ту (по вы­ра­же­нию св. Гри­го­рия). Силь­ным сво­им сло­вом, при­ме­ром сво­ей жиз­ни и пас­тыр­ским усер­ди­ем он по­беж­дал вра­гов Церк­ви. Лю­ди в огром­ном ко­ли­че­стве сте­ка­лись со всех кон­цов по­слу­шать его вдох­но­вен­ные про­по­ве­ди. Слу­ша­те­ли вол­но­ва­лись око­ло его ка­фед­ры по­доб­но бур­но­му мо­рю, гром­ко вы­ра­жа­ли зна­ки одоб­ре­ния ру­ко­плес­ка­ни­я­ми и вос­кли­ца­ни­я­ми, а ско­ро­пис­цы уве­ко­ве­чи­ва­ли его сло­ва. Еже­днев­но ты­ся­чи лю­дей из ере­си воз­вра­ща­лись к Пра­во­слав­ной Церк­ви.

На­ко­нец, уже по­сле во­ца­ре­ния пра­во­слав­но­го им­пе­ра­то­ра Фе­о­до­сия (379–395 гг.) упор­ству­ю­щие ари­ане бы­ли из­гна­ны из хра­мов сто­ли­цы. Ко­гда об­на­ру­жи­лась ересь Ма­ке­до­ния (Ма­ке­до­ний от­ри­цал Бо­же­ство Свя­то­го Ду­ха), свя­той Гри­го­рий бо­рол­ся про­тив нее и при­ни­мал жи­вое уча­стие в за­се­да­ни­ях Вто­ро­го Все­лен­ско­го Со­бо­ра. Со­вер­шив свой по­двиг, он от­ка­зал­ся от Кон­стан­ти­но­поль­ской ка­фед­ры, ска­зав: «Про­щай, ка­фед­ра, – это за­вид­ная и опас­ная вы­со­та!» Свя­той Гри­го­рий уда­лил­ся в род­ное се­ле­ние Ари­анз, близ На­зи­ан­за, и здесь в стро­гих ас­ке­ти­че­ских по­дви­гах про­вел по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни.

За свои за­ме­ча­тель­ные бо­го­слов­ские тво­ре­ния св. Гри­го­рий по­лу­чил от Церк­ви по­чет­ное на­име­но­ва­ние Бо­го­сло­ва и все­лен­ско­го учи­те­ля, а за спо­соб­ность про­ни­кать мыс­лью до са­мых глу­бо­ких тайн ве­ры и вы­ра­жать непо­сти­жи­мые ее ис­ти­ны с про­зрач­ной яс­но­стью и стро­гой точ­но­стью Цер­ковь в од­ной из мо­литв на­зы­ва­ет его умом са­мым вы­со­ким. Про­по­ве­ди его на­сы­ще­ны та­кой по­э­зи­ей, что мно­гие фра­зы из них бы­ли ис­поль­зо­ва­ны (св. Иоан­ном Да­мас­ки­ным и дру­ги­ми) для празд­нич­ных пес­но­пе­ний. Нетлен­ные ча­сти­цы мо­щей св. Гри­го­рия до сих пор ис­то­ча­ют див­ное бла­го­уха­ние.

В Кон­стан­ти­но­по­ле дол­го про­ис­хо­ди­ли спо­ры о том, ко­му из трех свя­ти­те­лей сле­ду­ет от­да­вать пред­по­чте­ние. Од­на часть лю­дей пре­воз­но­си­ла свя­ти­те­ля Ва­си­лия (па­мять 1 ян­ва­ря), дру­гая сто­я­ла за Гри­го­рия Бо­го­сло­ва (па­мять 25 ян­ва­ря), тре­тья по­чи­та­ла свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста (па­мять 13 но­яб­ря).

От это­го сре­ди хри­сти­ан про­изо­шли цер­ков­ные раз­до­ры: од­ни на­зы­ва­ли се­бя ва­си­ли­а­на­ми, дру­гие – гри­го­ри­а­на­ми, тре­тьи – иоан­ни­та­ми.

По во­ле Бо­жи­ей в 1084 го­ду мит­ро­по­ли­ту Ев­ха­ит­ско­му Иоан­ну яви­лись три свя­ти­те­ля и, объ­явив, что они рав­ны пред Бо­гом, по­ве­ле­ли пре­кра­тить спо­ры и уста­но­вить об­щий день празд­но­ва­ния их па­мя­ти.

См. так­же: "Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Гри­го­рия Бо­го­сло­ва, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: "Со­бор трех ве­ли­ких все­лен­ских учи­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­усто­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.